Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2021-02
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Вт Фев 02, 2021 2:50 am    Заголовок сообщения: 2021-02 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020201
Тема| Музыка, Опера, Международный оперный фестиваль им. Ф.И. Шаляпина, Татарский театр оперы и балета им. М. Джалиля, Персоналии, Марко Боэми
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| С итальянским акцентом
В Казани открылся Шаляпинский оперный фестиваль

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 20(8371)
Дата публикации| 2021-02-01
Ссылка| https://rg.ru/2021/01/16/reg-pfo/v-kazani-projdet-shaliapinskij-opernyj-festival.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


В день рождения Федора Шаляпина его знаменитую партию царя Бориса споет Михаил Казаков. Фото: Предоставлено театром оперы и балета им. М. Джалиля

Афиша традиционного Международного оперного фестиваля им. Ф.И. Шаляпина, который проходит в Татарском театре оперы и балета им. М. Джалиля уже в 39-й раз, собрана на целый месяц - с 1 по 27 февраля.

В программу этого года вошли девять оперных названий и два традиционных гала-концерта закрытия. Две русских, одна татарская и восемь итальянских опер прозвучат в исполнении лучших голосов России, среди которых сопрано Альбина Шагимуратова, Татьяна Сержан, Евгения Муравьева, Зоя Церерина, меццо-сопрано Агунда Кулаева, Дарья Рябинко и Екатерина Сергеева, баритоны Роман Бурденко и Владислав Сулимский, тенора Олег Долгов, Алексей Татаринцев и Ахмед Агади, басы Михаил Казаков и Алексей Тихомиров и многие другие.

Из-за огромных сложностей, связанных с пересечением границ, почти никто из иностранных певцов не приедет в Казань, так же, как не смогут принять участие в программе и солисты из Украины, на протяжении многих лет представлявшие на фестивале знаменитую украинскую вокальную "породу" и школу пения.

По традиции на сцене Театра оперы и балета в день рождения Федора Шаляпина будет дана опера "Борис Годунов" Мусоргского в постановке Михаила Панджавидзе, титульную партию в которой исполнит Михаил Казаков. Эффектной параллелью к ней станет историческая опера Резеды Ахияровой "Сююмбике", сюжет которой посвящен единственной женщине-правительнице Казанского ханства (1549-1551). Одним из героев оперы является молодой Иван IV Грозный. А откроет фестиваль концертное исполнение оперы "Паяцы" Леонкавалло. У дирижерского пульта будет итальянский маэстро Марко Боэми, который рассказал "РГ" о своих впечатлениях.

Прямая речь

Марко Боэми, дирижер (Италия):

- Мое сотрудничество с Татарским театром оперы и балета началось 20 лет назад, когда продюсер пригласил меня сюда дирижировать "Фальстаф" Верди, чтобы отправиться с этим спектаклем на гастроли в Нидерланды. С того момента я приезжал в Казань каждый год, и сегодня я с легкостью могу сказать, что этот город стал для меня вторым домом. Каждый приезд сюда для меня - это большая радость. А в этом году я посчитал особенно важным, даже - своим высоким долгом, принять участие в Шаляпинском фестивале, чтобы дать важный сигнал миру: жизнь, культура, искусство и музыка должны продолжаться, поскольку только они являются громадной поддержкой нашего духа. Музыканты должны подавать пример надежды и красоты в мире, придавленном пандемией.
Фестиваль в этом году будет особенным. Мы собрали блистательную программу, состоящую из шедевров русской оперы, среди которых - "Пиковая дама" Чайковского (без ложной скромности признаюсь, что являюсь одним из немногих западных дирижеров, исполняющих эту оперу, чем очень горжусь), и мои любимые итальянские названия - "Травиата", "Трубадур", "Турандот" и "Набукко", восхитительная комическая опера "Севильский цирюльник", а также фантастической красоты татарская опера "Сююмбике" и, конечно, два гала-концерта закрытия, куда войдут фестивальные highlight в исполнении лучших солистов. Оперу "Паяцы" Леонкавалло, прежде чем поставить, мы дадим в концертном исполнении. Разумным показалось мне решение сделать перерывы между спектаклями длиннее и растянуть фестиваль во времени, чтобы не создавать столпотворения многочисленных участников, приезжающих в Казань из разных городов. К сожалению, в этот раз нам не удастся привезти американских музыкантов на оперу "Порги и Бесс" Гершвина - мою фаворитку, на которой публика всегда неистовствует от восторга, но надеюсь, что у нас еще будет шанс вернуть ее в нашу афишу.

Справка "РГ"

Международный оперный фестиваль им. Ф. Шаляпина проходит с 1982 года. В разное время в спектаклях и концертах фестиваля принимали участие Ирина Архипова, Булат Минжилкиев, Мария Биешу, Ирина Богачева, Анатолий Кочерга, Ильдар Абдразаков, Хибла Герзмава, Дмитрий Хворостовский, Михаил Казаков, Альбина Шагимуратова, Михаил Казаков, Рене Папе, Екатерина Сюрина, Владимир Маторин. В афише этого года представлены оперы "Борис Годунов" Мусоргского, "Пиковая дама" Чайковского, "Сююмбике" Ахияровой, "Паяцы" Леонкавалло, "Трубадур", "Травиата", "Набукко" Верди, "Турандот" Пуччини, "Севильский цирюльник" Россини.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 02, 2021 11:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020201
Тема| Музыка, Опера, МТ, Премьера, Персоналии, Н. А. Римскоий-Корсаков
Автор| Виктор Александров
Заголовок| В сиянии Рождественской ночи
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2021-02-02
Ссылка| https://musicseasons.org/v-siyanii-rozhdestvenskoj-nochi/
Аннотация| Премьера

Первый месяц нового года в Мариинском театре прошёл под знаком очередной премьеры – оперы Н. А. Римского-Корсакова «Ночь перед Рождеством»

Новая сценическая версия оперы “Ночь перед Рождеством” Николая Римского-Корсакова украсила новогоднюю афишу январских спектаклей Мариинского театра.

Композитора привлёк сюжет фантастической повести Николая Гоголя: «Склонность моя к славянской боговщине и чертовщине и солнечным мифам не оставляла меня со времён «Майской ночи» и в особенности «Снегурочки»; она не иссякла во мне и с сочинением «Млады». Уцепясь за отрывочные мотивы, имеющиеся у Гоголя, как колядованье, игра звёзд в жмурки, полёт ухватов и помела, встреча с ведьмою и т.п., начитавшись у Афанасьева («Поэтические воззрения славян») о связи христианского праздника Рождества с нарождением солнца после зимнего солнцестояния, с неясными мифами об Овсене и Коляде и проч., я задумал ввести эти вымершие поверья в малорусский быт, описанный Гоголем в его повести. Либретто моё, с одной стороны точно придерживавшееся Гоголя, не исключая даже его языка и выражений, с другой стороны заключало в своей фантастической части много постороннего, навязанного мною. Для меня и для желающих вникнуть и понять меня эта связь была ясна; для публики впоследствии она оказалась совершенно непонятной, ненужной и даже весьма мешающей».



Мировая премьера оперы «Ночь перед рождеством» состоялась в 1895-м году в Санкт-Петербурге с участием оперных корифеев знаменитой императорской сцены — Евгении Мравиной, Ивана Ершова, Фёдора Стравинского. В одном из спектаклей тогда выступил молодой Фёдор Шаляпин.

Спустя почти полвека состоялось ещё одно сценическое рождение оперы Римского-Корсакова. В 1943 году, когда театр был в эвакуации в Перми (тогдашнем Молотове), оптимистичный спектакль Леонида Баратова и Федора Федоровского стал в дни войны настоящим оазисом культуры, глотком свежего воздуха. В дальнейшем, когда труппа возвратилась в Ленинград, постановку возобновили и давали ещё несколько сезонов.

В 2008 году Мариинский представил премьеру «Ночи перед Рождеством» в режиссуре Ольги Маликовой. Илья Живой сохранил красочные декорации (сценографию – Ксении Пантиной и костюмы – Варвары Евчук) того спектакля, видоизменил сценическое действие, разнообразив его танцами и прочими хореографическими движениями.

Илья Живой: «Работа была большая, сложная, но мы это сделали. Опера прозвучала полностью, нам удалось открыть все купюры и насытить спектакль дополнительными эффектами, переосмыслить некоторые сцены и внести большую ясность, приблизив к тому, как это было написано Гоголем, и как это хотел показать сам Римский-Корсаков, в партитуре он оставил большое количество ремарок».



В серии январских спектаклей под управлением Валерия Гергиева пели солисты Мариинской оперы: Елена Стихина, Виолетта Лукьяненко, Наталья Павлова, Жанна Домбровская, Юлия Маточкина, Анна Кикнадзе, Екатерина Санникова, Ирина Чурилова, Роман Бурденко, Глеб Перязев, Денис Закиров, Андрей Попов, Андрей Зорин, Евгений Акимов и другие. В мизансценах и массовых эпизодах участвовали ансамбль солистов Академии молодых певцов, артисты хора и балета Мариинского театра.

«Ночь перед Рождеством» соткана из множества танцевальных и сказочных сцен, поистине фантастическую цветовую гамму создал на исторической сцене Мариинки талантливый художник по свету Глеб Фильштинский. Волшебная и бытовая линии оперы не мешают одна другой, живя, по существу, раздельно, каждая сама по себе.

Желание поставить спектакль возникло у Валерия Гергиева в середине декабря, причём не в Петербурге, а в Тихвине, на родине Римского-Корсакова.

Валерий Гергиев: «Мы планировали выступить 7 января в Тихвине, но неожиданно для нас это оказалось опасной затеей, потому что Тихвин попал в красную зону по заболеваемости. Судьба распорядилась так, что мы должны были либо совсем отказаться от этой идеи, либо срочно перегруппировать, максимально расширить масштабы этой работы, срочно вводить наших известных, уже знаменитых певцов, чтобы придать этому событию большой масштаб. Буквально перед Новым годом мы включили в состав певцов, которые даже не помышляли, что будут петь».

Магическое звучание оркестра под управлением Валерия Гергиева изумило буквально с первых тактов партитуры, когда перед глазами публики предстала фантастическая картина январского вечера в окрестностях Диканьки: занесенные пушистым снегом хаты, звёздное небо с облаками, игра света и тени добавляла немало ярких оттенков.



Убедительной и органичной оказалась блестящая актёрская игра солистов: Сергея Скороходова (Вакула), Жанны Домбровской (Оксана), Юлии Маточкиной (Солоха) и Станислава Трофимова (Чуб), а также колоритных юмористических персонажей: Черта (Андрей Зорин), Дьяка (Евгений Акимов), Головы (Александр Никитин) и Пацюка (Глеб Перязев).

Не обошлось в одном из спектаклей и без неожиданных вмешательств нечистой силы. В симфонической картине возвращения Вакулы из Петербурга в Диканьку внезапно в оркестровой яме погас свет. Впрочем, эти несколько волнительных секунд ничуть не смутили обескураженных музыкантов, тщетно пытавшихся подсветкой мобильных телефонов исправить ситуацию. Валерий Гергиев продолжал дирижировать, тем временем свет внезапно появился так же, как и исчез! На музыкальной стороне спектакля это ничуть не отразилось!

Остаётся сохранить надежду, что в скором времени Валерия Гергиева заинтересует ещё одно музыкальное воплощение знаменитой малороссийской повести Гоголя – «Черевички» Петра Ильича Чайковского. В сравнении с партитурой Римского-Корсакова эта опера ничуть не уступает по своей эмоциональной силе воздействия, богатству мелодий и психологизму.

фото Наташи Разиной © Мариинский театр
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 02, 2021 9:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020202
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Аида Гарифуллина
Автор| Айрат Нигматуллин
Заголовок| Аида Гарифуллина: «На вопрос папы римского, откуда я родом, ответила, что из Татарстана»
Где опубликовано| © электронная газета «Бизнес Online»
Дата публикации| 2021-02-02
Ссылка| https://www.business-gazeta.ru/article/497719
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Очаровательное сопрано из Казани в феврале и марте можно будет услышать в спектаклях Большого театра и на гала-концерте Пласидо Доминго

Накануне исполнилось ровно 125 лет премьере оперы Джакомо Пуччини «Богема», которую впервые исполнили в туринском Teatro Regio 1 февраля 1896 года. Именно в «Богеме» на следующей неделе выступит на новой сцене Большого театра Аида Гарифуллина в одной из своих коронных партий — Мюзетты. По такому случаю «БИЗНЕС Online» поговорил с певицей о ее отношении к звездному статусу, о рождественском выступлении в Ватикане и круглых датах Доминго и Чернякова.


Аида Гарифуллина: «Есть настрой на хорошую работу с партнерами, которая, уверена, принесет только положительные эмоции и очередное ощущение счастья, которое дает сцена вообще, а новая сцена Большого театра — тем более»
Фото: © Екатерина Чеснокова, РИА «Новости»


НЕ ЗАДУМЫВАЮСЬ О СВОЕЙ «ЗВЕЗДНОСТИ», ЭТО НЕ ПРО МЕНЯ

— Аида, 12 и 14 февраля вы поете партию Мюзетты в Большом театре. В те же дни «Богемой» дирижирует Пласидо Доминго. Вас позвал на этот раз в Москву Доминго или театр? И было ли решающим в вашем согласии участие маэстро в данных спектаклях?


— Да, я исполняю 12 и 14 февраля партию Мюзетты в Большом театре и бесконечно счастлива вновь встретиться с маэстро Доминго. В этот раз меня пригласил Большой театр, с которым у меня складываются хорошие творческие отношения. Еще в мой первый приезд в данный театр, когда я пела в премьере оперы «Садко», меня поразила теплая и очень доброжелательная обстановка и прием. С нетерпением жду новой встречи с этим театром, который тоже успела полюбить.

— Вы пели в «Богеме» в Вене, Париже, Лондоне, где рядом с вами на сцене зачастую находились артисты, которые были оперными звездами уже тогда, когда вы только начинали свою карьеру: Соня Йончева, Чарльз Кастроново, Артур Ручински и другие. Глядя на состав московского спектакля, получается, что вы там самая именитая солистка. Это никак не влияет на настрой? Может, расслабляет или, наоборот, появляется дополнительная ответственность?

— Участие в спектаклях с уже известными оперными звездами было для меня не только серьезным испытанием, но и хорошим уроком, мастер-классом, если хотите, который не забывается и остается на всю жизнь.

А по поводу «самой именитой солистки»… (Смеется.) Как вы понимаете, я еще не задумываюсь о своей «звездности», это не про меня. Есть настрой на хорошую работу с партнерами, которая, уверена, принесет только положительные эмоции и очередное ощущение счастья, которое дает сцена вообще, а новая сцена Большого театра — тем более. Ну и самое важное, что в этом театре даже молодые певцы — уже мастера своего дела. Большой театр не допускает к себе случайных исполнителей.


Аида Гарифуллина и Пласидо Доминго
Фото: «БИЗНЕС Online»


НЕ МОГЛА НЕ ПОЗДРАВИТЬ ДОРОГОГО МНЕ МАЭСТРО С ЕГО БЛИСТАТЕЛЬНОЙ ДАТОЙ

— Вы исполняли в «Богеме» роли и Мими, и Мюзетты, рассказывали о ваших взаимоотношениях с этими партиями в одном из интервью «БИЗНЕС Online». В чем, на ваш взгляд, феномен данной оперы, почему она стала одной из самых популярных не только у Пуччини, но и в целом в истории оперного театра?


— Думаю, что феномен этой оперы в ее близости к слушателям — простая любовная драма всегда находит отклик у публики, тем более когда речь идет о героинях не из «высшего общества». Такая история вызывает эмпатию и сострадание — чувства, близкие людям во все времена. А музыка здесь очень мелодичная, понятная, в высшей степени эмоциональная — настоящая итальянская опера в традициях веризма.

— Если не секрет, как вы поздравили маэстро Доминго с недавним 80-летием?

— Я не могла не поздравить дорогого мне маэстро с его блистательной датой. Накануне мне позвонили с телеканала «Россия» и попросили присоединиться ко многим поздравлениям от ведущих российских музыкантов. И я с удовольствием это сделала и отправила свое видеопоздравление.

— Ждать ли вас в других спектаклях Большого театра? Вы номинированы на «Золотую маску» за партию Волховы в «Садко», означает ли это, что как минимум на показе для «золотомасочного» жюри вас стоит ждать на сцене?

— Уже 7 марта я участвую в праздничном гала-концерте с Пласидо Доминго в Большом театре. А еще в марте состоится два спектакля «Садко» Римского-Корсакова также в Большом.

Я ВПЕРВЫЕ БЫЛА В ВАТИКАНЕ И ПЕЛА В ЗНАМЕНИТОМ ПАПСКОМ ЗАЛЕ

— Ковид по-прежнему бушует на планете, не все европейские оперные дома восстановили свою работу. Как вы продолжаете переживать всю эту коронавирусную историю? Нашли что-то для себя хорошее в нынешней ситуации?

— В начале такого периода об этом я подробно уже вам рассказывала, и, как мне кажется, данная тема потихоньку проходит. Тем не менее это время было для меня очень насыщенным: я подготовила две сольные концертные программы и две новые оперные партии.

— В конце 2020-го началась наконец-то какая-то концертная жизнь. Расскажите о ваших выступлениях в Риме, Дрездене и Милане.

— На самом деле конец года оказался для меня очень насыщенным. Это были знаковые рождественские концерты в знаменитой Frauenkirche в Дрездене, в Ватикане в Риме и в театре La Scala в Милане.

Также перед Новым годом состоялся сольный концерт в Третьяковской галерее и новогодний концерт в Московском международном доме музыки с программой песен из диснеевских анимационных фильмов.

— Как вам папа римский, что успели у него спросить?

— Я впервые была в Ватикане и пела в знаменитом Папском зале. Конечно, меня это очень впечатлило. Но в свою очередь я почувствовала большой интерес и к себе тоже. У нас состоялся небольшой разговор с папой Франческо (так в Италии называют Франциска — прим. ред.). На его вопрос, откуда я родом, ответила, что я певица из Татарстана.

ИНОГДА МНЕ НРАВИТСЯ ТАКАЯ СПОНТАННОСТЬ

— Какие все-таки перспективы с работой оперных театров в Европе? Есть хоть какая-то ясность, где вы будете петь, помимо февральских и мартовских спектаклей в Большом театре?


— Как всегда, планов много. Как вы поняли, уже начало года очень активное. Надеюсь, все, что запланировано, осуществится.

— Сейчас в российских кинотеатрах показывают вашу парижскую «Снегурочку» Римского-Корсакова, спектакль 2017 года. На большом экране эта удивительная работа смотрится, конечно, впечатляюще. Вы должны были снова играть данный спектакль Дмитрия Чернякова минувшим летом, но показы отменились из-за пандемии. Что теперь, есть он в ваших дальнейших планах?

— Я рада, что «Снегурочку» показывают в кинотеатрах. Французская публика приняла оперу очень восторженно, и, если Парижская опера будет готова спектакль повторить, я с удовольствием смогу спеть еще раз.

— Без Чернякова в нашем интервью, конечно, никак. Нет у вас новых общих планов? И, кстати, удалось ли вам погулять на 50-летии режиссера?

— Черняков как уже состоявшийся режиссер отметил свое 50-летие премьерой русской оперы «Садко» в Большом театре. Ну а после нее, как полагается, мы очень весело посидели в ресторане «Большой».

— В день своего рождения Черняков выходил в прямой эфир в «Инстаграме» Большого театра, предваряя показ на YouTube «Садко». Он там назвал вас «танком, который добьется любой цели, если ее перед собой поставит». Как вам определение?

— Думаю, вполне заслуженное. Я умею добиваться своих целей.

— Ну и традиционный вопрос в завершение нашего разговора: можно ли вас в ближайшее время услышать в Казани?

— Мою Казань я очень люблю, случится концерт, я обязательно буду петь. Иногда мне нравится такая спонтанность.

Фото на анонсе: предоставлено Аидой Гарифуллиной
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Ср Фев 03, 2021 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020301
Тема| Музыка, Опера, Цюрихская опера, опера Верди «Симон Бокканегра», Персоналии, Фабио Луизи, Андреас Хомоки, Кристиан Герхаэр, Дженнифер Роули, Кристоф Фишессэр, Отар Джорджикия, Николас Браунли
Автор| Майя Крылова
Заголовок| МИЛОСЕРДИЕ ПИРАТА
Где опубликовано| © «Музыкальная жизнь»
Дата публикации| 2021-02-01
Ссылка| https://muzlifemagazine.ru/miloserdie-pirata/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Темперамент персонажей спектакля ведет к ошибкам
ФОТО: MONIKA RITTERSHAUS


Цюрихская опера показала новую постановку оперы «Симон Бокканегра». Как сообщает театр, «история могущественных и жаждущих власти мужчин и женщин, ставших жертвами семейных драм, завершает восемь успешных лет культивирования оперного репертуара Верди».

Опера «Симон Бокканегра» продолжает, хотя и не намеренно, тему «Страдающий правитель, или Добро и зло власти», начатую предыдущей премьерой – «Борисом Годуновым». И это третий спектакль по специальной технологии, разработанной и успешно внедренной театром при ковиде. Критики уже говорят о «цюрихской модели»: хор и оркестр театра работают вне зрительного зала, в репетиционном помещении, на расстоянии километра, и транслируются в зрительный зал. Новейшие технологии обеспечивают подачу звука отменного качества, причем без опозданий. Суть в том, чтобы при пандемии соблюдать все правила гигиены и дистанции, но в то же время не поступиться художественным уровнем.

Скажу сразу, что дирижер Фабио Луизи вместе с оркестром прекрасно справился со всеми трудностями. Тактичная и осмысленная трактовка партитуры, совмещающая нужную страстность с глубинной драматичностью, при этом не назойливо бойкая и не «трескучая», а ¬какая-то даже интеллигентная, показала умную двой¬ственность дарования композитора. Луизи снова заставил думать о Верди как о чрезвычайно популярном, но при этом многими не понятом мастере. Помню, я слушала «Симона» в версии театра Ла Скала, за пультом стоял Мюнг-¬Вун Чунг, и тогда подумала: сейчас очевидна неправота тех – довольно многочисленных – гордецов, мыслящих шаблонно, кто думает, будто Верди – как бы смесь оркестрового «бум-бум» с телячьими сантиментами. Нет, Верди не столь прямолинеен, не так прост, как может казаться. Мы услышали это собственными ушами. Та же мысль – после многочисленных примеров противоположного – пришла во время дирижирования Луизи. И главное, такая «поджарая» трактовка – выгодный вариант для предложенной режиссерской концепции, основанной на сдержанной сценической фантазии.

Постановка интенданта Цюрихской оперы Андреаса Хомоки не блещет театральными парадоксами, как предыдущая премьера, сделанная Барри Коски. Построенный фактически на одном приеме, спектакль Хомоки сперва кажется скучноватым и консервативным, особенно для зрителей, привыкших к разного рода «выкрутасам» современной оперной режиссуры. Да и некоторые детали, типа женского призрака, видимого только главному герою, использовались в иных постановках «Симона Бокканегры». Но, с моей точки зрения, это не так важно. Важнее то, насколько удачно тот или иной прием работает на целое. В концепцию Хомоки постепенно втягиваешься, и смыслы визуального однообразия постепенно проясняются, как изображение при проявке фотографии.

Главное действующее лицо спектакля – сценический поворотный круг, он несет высокие стены, прорезанные дверьми. Такова условная Генуя у сценографа Кристиана Шмидта, и это мир, в котором не всегда поймешь, то ли это улица с углами домов, то ли анфилады пустых (почти всегда) помещений внутри дома. Закоулки и тупики, залы и проходные дворы, а лабиринт неизменен, меняясь лишь чередованием в кружении. Персонажи не раз прислоняются к стенам, выглядывают из-за углов, ходят кругами или диагоналями. Люди заперты на суше, в четырех стенах, в полутемных комнатах, двери которых, кажется, живут собственной жизнью, открываясь и захлопываясь. Невнятные, неуютные места – фон для разного рода броских амбиций и заодно метафора городского «закулисья», в котором большей частью происходит действие. «Это мрачно, потому что должно быть мрачным», – говорил Верди о «Симоне». Хомоки такое учел, когда делал мело¬драму и драму одновременно, тут сложное балансирование.

Это урбанистский спектакль о приморском городе, и расклад такого рода сигналит о некой неправильности судеб героев. Здесь поют о море, но на сцене его нет совсем, даже на картинке. Море – недосягаемая мечта, воплощенная в звуках вступления. Есть только белая лодка, «несуразно» лежащая на полу и напоминающая о прошлом Симона (он ведь был пиратом). Это же плавучее средство Бокканегра видит перед смертью, как лодку Харона. Но волей режиссера он, как булгаковский Мастер, уходит, кажется, не в смерть, но в покой, обнимая любимых призраков – Марию-мать и Марию-маленькую дочь. Свадебный букет взрослой дочери останется в лодке, как пятно света на фоне серости.

Когда происходит действие? Судя по костюмам, в условной Италии первой половины прошлого века. Впрочем, нравы тут не изменились со времен средневековья, когда жил реальный дож Генуи Симон Бокканегра. Оперный Симон свои знаменитые мечты о мире поет в разгромленной комнате с перевернутой мебелью, после очередного раунда бунтов и властныхразборок. И когда статисты в некоторых эпизодах появляются на сцене, кажется, что маски на лицах – не дань нынешней ситуации, а знак человеческой скрытности и коварства. Так же, как хор за сценой – не просто массовая сцена в опере, а (силой нашего воображения) – ответ народа, бессмысленный и беспощадный. А может, рок. Или ангельский глас, как в Miserere.

Аскетизм внешнего действия автоматически повышает роль исполнителей: им нужно восполнить статику сценической ситуации. Кастинг этого спектакля интересен. Собственно говоря, обо всех солистах можно сказать то же, что немецкий рецензент написал о Симоне (Кристиан Герхаэр): этот певец прежде специализировался на ином репертуаре, но его дебют в главной роли вердиевской оперы «стал примером естественно развивающейся вокальной культуры и психологически пронизанного исследования характера». Именно через голос душа благородного и несчастного дожа обретает и характерные контуры, и зрительское сочувствие. В арии «Истерзанный дух» Герхаэр так же убедителен, как Амелия (Дженнифер Роули) в песне о любви, душевно закрытый Фиеско (Кристоф Фишессэр) – в мстительных репликах «стального» тембра, несколько вялый в манерах Габриэль (Отар Джорджикия) – в естественном теноровом романтизме, а Паоло (Николас Браунли) – в соответствии сценического рисунка со своей репликой: «Змея внутри меня полна ядом».

Возможно, герои оперы слишком часто падают на колени, что выглядит как старомодная попытка режиссера повысить градус психологизма в действии. Возможно также, что в некоторых сценах, избавленных от итальянских открытых страстей, не хватает собственного «графика эмоций», но это огрехи режиссера, а не певцов. Какой, кстати, контраст с почти одновременной с «Симоном» премьерой «Лоэнгрина» в Берлине! Если автор берлинской постановки, Каликсто Биейто, заставляет певцов дрожать углами ртов, нервно трясти пальцами и всячески демонстрировать издержки физиологии, то Хомоки, наоборот, все обобщает. Но солисты в Цюрихе помнят о главном нерве спектакля: желая мира, удачи или счастья, все персонажи (даже нежная Амелия-¬Мария, которая в момент угроз отца жениху направляет пистолет на Симона) исходят эгоистической мстительностью, в конечном счете ее преодолевая. Только изначальный злодей Паоло не таков.

Конечно, история Габриэля Адорно и Амелии Гримальди закончилась счастливей, чем путь Ромео и Джульетты. Но клановая борьба и ее последствия грозят любовникам смертью, и то, что смерть на них не наступила, всего лишь удача судьбы. В¬се-таки у Хомоки спектакль не только о любви, и не только о милосердии, и даже (хотя внешне похоже) не об опасности слишком быстрых решений и мгновенных порывов, но о политике. О том, что партийность властолюбивого сознания всегда ведет к крови. И неважно, что в Италии прошлого века нет ни гвельфов, ни гибеллинов. Принцип «кто не с нами, тот против нас», рикошетом порождающий злодейства, никуда не делся.

Следующая оперная премьера в Цюрихе намечена на февраль. Это «Орфей» Глюка в редакции Берлиоза, ставит Кристоф Марталер.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Ср Фев 03, 2021 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020302
Тема| Музыка, Свердловский театр музыкальной комедии, мюзикл «Одолжите тенора» Брэда Кэрролла, Персоналии, Антон Музыкантский, Виктория Канаткина, Ольга Балашова, Антон Ледовский, Татьяна Мокроусова, Екатерина Мощенко, Евгений Елпашев, Антон Сергеев, Павел Дралов, Светлана Асуева
Автор| Лариса Барыкина
Заголовок| Суета вокруг Отелло
Российская премьера мюзикла "Одолжите тенора"

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 21(8372)
Дата публикации| 2021-02-02
Ссылка| https://rg.ru/2021/02/02/reg-urfo/v-ekaterinburge-sostoialas-rossijskaia-premera-miuzikla-odolzhite-tenora.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Эта искрометная комедия положений с переодеваниями буквально просилась в жанр мюзикла.
Фото: Татьяна Андреева/РГ


Свердловская музкомедия, известная своими эксклюзивными постановками на ниве нового русского мюзикла с использованием серьезнейших тем и сюжетов, на этот раз предложила спектакль легкий и беззаботный. И в наше время страхов и потерь трудно себе представить более верный репертуарный ход: у зрителей есть возможность счастливо выдохнуть и весело посмеяться.

"Одолжите тенора" - прежде всего, искрометная пьеса Кена Людвига с любовными недоразумениями, переодеваниями и хэппи-эндом, с конца 80-х годов прошлого века победно прошагавшая по многим сценам по обе стороны океана и получившая немало наград. В 2005 году она даже оказалась на российских подмостках. Неудивительно, что комедия положений, действие которой происходит в опере, буквально просилась в музыкальный театр. И в 2006 году композитор Брэд Кэрролл с либреттистом Питером Шэмом создают мюзикл "Lend Me a Tenor" в лучших бродвейских традициях, стилизуя эпоху великолепных 30-х.

Сюжет о недотепистом суфлере провинциального театра, который волей случая заменяет в "Отелло" знаменитого итальянского тенора, разрастается новыми персонажами и локациями. В музыкальной ткани сопрягаются вокал мюзикловый с академическим, тут и там всплывают цитаты из оперной классики. Главный посыл либретто становится более теплым, человечным: в итоге всех перипетий и благодаря волшебной силе искусства воссоединяются сразу три пары, главный герой получает любимую девушку и дело всей жизни, а помогает ему в этом ни кто иной, как тенор, который по идее должен быть сумасбродным эгоистом. "Боже, благослови оперу!" - восклицает один из героев, и с этим согласны все.

Идею постановки в екатеринбургский театр принес молодой режиссер Антон Музыкантский. Он не только получил превосходное образование в Лондоне, но и хорошо усвоил практические уроки Уэст-Энда. Премьера стала его дебютом в российском репертуарном театре. Похоже, самой увлекательной задачей для режиссера стало найти оптимальное совмещение лучших свойств двух разных театральных моделей: русского стационарного театра и западного проектного, который он прекрасно знает. И миссия оказалась не столь уж невыполнимой. Спектакль ставился с разрешения правообладателей, но, как это уже случалось в российской практике, не стал переносом один-в-один, а приобрел индивидуальные черты и авторские детали. С точки зрения сценографии (Анастасия Пугашкина) многое продиктовано поворотным кругом, которым обладает сцена екатеринбургской музкомедии: перемены места действия (а это оперная сцена, лобби отеля и номер-люкс) практически моментальны, а темпо-ритм спектакля стремителен и легок. Дирижер Антон Ледовский проделал колоссальную работу по адаптации партитуры для большого оркестра, создал новые аранжировки и точно расставил в музыке стилистические акценты. Хореограф Виктория Канаткина сумела заразить любовью к классическому степу танцовщиков балетной труппы театра. А перевод либретто на русский язык, сделанный Марией Бар, в театре немного дополнили, в результате текст получился невероятно смешным, персонажи с его помощью резво ведут словесные пикировки, и скучать не приходится ни минуты.

Сделать по-настоящему смешной спектакль - задача труднейшая. У театра нашлось необходимое здесь точное чувство стиля и меры

В общем, усилия молодой постановочной команды (добавлю художника по костюмам Эльвиру Галимулину и художника по свету Ивана Виноградова) хочется оценить по высшему разряду. Но что бы они стоили, не будь в труппе екатеринбургского театра артистов того уровня и профессионализма, который собственно необходим. Мастер эксцентрики и характерных ролей Павел Дралов (директор Кливленд Гранд-опера Генри Сандерс) кажется, впервые за много лет вновь получил бенефисную роль и не скрывает своего наслаждения. Оба исполнителя главного героя Макса Гербера - Евгений Елпашев и Антон Сергеев - молоды, хороши собой и обладают недюжинными вокальными данными, у обоих впереди дальнейшая работа над внезапной метаморфозой их персонажа, перевоплощением из скромняги в героя. Прелестная Екатерина Мощенко (Мэгги) радует пластичностью и органикой, тонко соединяя в своей героине черты маленькой лукавой бестии и нежной принцессы. Роль прославленного тенора Тито Мерелли кажется созданной для Николая Капленко. Их дуэт с Татьяной Мокроусовой (сеньора Мерелли) развивается в широком диапазоне от темпераментных итальянских перепалок до любовных примирений. Приму театра, имеющую виды не столько на заезжего итальянца, сколько на директора театра играют две актрисы, и это два варианта расклада певческих сил в Кливлендской опере. В одном случае, этому театру, неожиданно приобретшему своего супер-тенора, вскоре предстоит искать и певицу, но зато у него будет своя владычица, и Светлана Кочанова все это играет с блеском. В другом составе, когда пастиччио из знаменитых оперных арий, от Доницетти до Вагнера превосходно поет Ольга Балашова, мы понимаем, что дела в этом театре не так уж плохи. Эпизодических персонажей в спектакле тоже хватает, некоторых играют артисты хора с яркой индивидуальностью, а точность актерского попадания порой вводит второстепенных героев в круг главных действующих лиц, как получилось с уморительным трио бывших жен Генри Сандерса в исполнении Марины Смирновой, Ольги Култышевой и Екатерины Куропатко. Все, включая хор (хормейстер Светлана Асуева) и солистов, очень прилично поют, а звуковая атмосфера спектакля (концепция звука Сергея Евсеева) - отстроена и даже порой деликатна. Что несомненная редкость по нынешним временам.

Конечно, публика на двух премьерных показах все это принимала с восторгом и благодарностью, ясно, что театр получил в свой репертуар спектакль-хит, зрительская популярность ему обеспечена. Но ведь ясно и то, что сделать по-настоящему веселый и смешной спектакль - задача труднейшая. Фарсовая природа сюжета, обилие скользких шуток и комичных ситуаций на грани фола запросто могли свести на нет все усилия. И как хорошо, что у авторов екатеринбургского "Одолжите тенора!" нашлось так необходимое здесь чувство меры. Как известно, валять дурака нужно уметь качественно, профессионально и со вкусом.
Когда-то в идею Музыкантского, совсем молодого начинающего режиссера поверил и ею загорелся директор Свердловского театра музыкальной комедии Михаил Сафронов. Выдающийся театральный лидер и продюсер ушел из жизни год назад, а задуманные им проекты планомерно оживают на сцене театра. Наверное, это и есть лучшая память Сафронову и показатель внутренней силы и мобильности этого театра.

===============
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Ср Фев 03, 2021 12:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020303
Тема| Музыка, Опера, Пермская опера, Персоналии, Артём Абашев
Автор| Вера Шуваева
Заголовок| «Мы на подъёме». Артём Абашев о премьере оперы «Любовь к трём апельсинам»
Где опубликовано| © АиФ-Прикамье
Дата публикации| 2021-02-02
Ссылка| https://perm.aif.ru/health/details/v_permskom_krae_bolnyh_koronavirusom_nachali_lechit_antikovidnoy_plazmoy
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

5, 6 и 7 февраля режиссёр Филипп Григорьян и дирижёр Артём Абашев представят на сцене Пермского театра оперы и балета свою версию одной из самых популярных опер Сергея Прокофьева «Любовь к трём апельсинам».
Накануне премьеры музыкальный руководитель постановки дал интервью «АиФ-Прикамье». Он рассказал, почему так близка ему музыка Прокофьева, что привлекает его в работе Филиппа Григорьяна и как повёл бы себя он сам, оказавшись в этой научпоп-комедии (так постановщики определяют жанр нового спектакля) на месте учёных, создающих человека будущего.

Игровой театр

Вера Шуваева, «АиФ-Прикамье»: Артём, в Перми вы дирижируете балеты Прокофьева: «Ромео и Джульетта», «Золушка», «Шут». Теперь в вашем репертуаре есть и опера этого композитора. Как настроение перед премьерой?


Артём Абашев: Прекрасное. «Любовь к трём апельсинам» - первая его опера, к которой я прикоснулся. Она появилась в моём репертуаре даже раньше прокофьевских балетов. В 2018-м и 2019 году вместе с симфоническим оркестром и солистами театра мы представляли её в концертном исполнении.

- Сейчас зрителей ждёт полноценный спектакль. Для вас, музыкального руководителя постановки и дирижёра, в восприятии партитуры при этом что-то изменилось?

- Конечно. Ведь спектакль – это другая, новая драматургия. Причём она может отличаться от той, что была у композитора. И чтобы передать её максимально точно, я стараюсь ещё глубже проникнуть в суть сочинения, пристальнее всмотреться во все нюансы. К тому же в случае концертного исполнения репетиционный график более сжатый. А когда постановка полноценная, то временных возможностей больше.
Рад, что «Любовь к трём апельсинам» в Перми ставит Филипп Григорьян. Мне очень нравится, как он работает. Нравится, что это игровой театр, что есть взаимодействие актёров. Эта опера Прокофьева требует фантазии, интересных придумок. И в постановке Филиппа зритель получит их сполна.

Музыка - не самая простая

- Похоже, с музыкой Прокофьева у вас какие-то особые отношения?


- Да. Возможно, потому, что мы оба пианисты. Я исполнял в своё время много его произведений. По той же причине, кстати, мне очень близки и Рахманинов, и Скрябин, и Шопен. У всех инструменталистов свой склад музыкального мышления, свои особенности. Есть они и у пианистов. Поэтому, дирижируя оперу Прокофьева, я работаю с ней несколько иначе, нежели дирижёры с другим музыкантским багажом.

- С какими трудностями в процессе работы над «Любовью к трём апельсинам» пришлось столкнуться музыкантам оркестра?

- Главная трудность связана с тем, что Прокофьев написал не самую простую для исполнения музыку. От музыкантов в оркестре тут требуется очень внимательный подход к материалу, как и от солистов. Много времени нужно уделять самоподготовке. Но артисты справляются. Все работают на подъёме.

- Став осенью 2019 года главным дирижёром Пермского оперного, вы поставили задачу увеличить численность симфонического оркестра театра в два раза. Как она решается?

- Набор в оркестр не останавливается. Мы подходим к нему очень тщательно: отсматриваем заявки с видео, приглашаем на очное прослушивание, предлагаем поработать в одной из концертных программ или спектакле. Как правило, заявки поступают из других городов, ведь в Перми нет собственной консерватории, которая давала бы постоянный поток новых кадров.
В наших планах — один большой оркестр театра, позволяющий формировать разные составы, в том числе камерные, в зависимости от творческих задач. Создаётся он, разумеется, с перспективой на строительство новой сцены театра, а также на гастроли и расширение репертуара. Музыканты должны работать в комфортной атмосфере. Они должны успевать переключиться с одной программы на другую, иметь возможность репетировать вдумчиво, без суеты.

В лес и без телефонов!

- В пермской постановке «Трёх апельсинов» место действия перенесено в закрытую лабораторию. Чудаки-учёные одержимы идеей преображения человека. Представьте, что в эту лабораторию попали и вы.


- Я бы этих учёных вывез в лес и лишил бы их телефонов и прочих гаджетов. По-моему, это самый лучший эксперимент по созданию человека будущего. Чрезмерная цифровизация всего – тупик, конечная точка цивилизации. Но мир, к сожалению, движется в этом направлении. Чтобы всё изменилось, должна произойти, наверное, какая-то катастрофа. Покруче нынешней пандемии.

- Оказавшись во время локдауна в вынужденном отпуске, где и как вы его проводили?

- Наедине с семьёй и с природой. Это было прекрасно! Не надо никуда бежать, торопиться, есть возможность посмотреть на свою жизнь со стороны. Я жил в доме на берегу реки, дышал свежим воздухом, ходил на рыбалку. Занимался, конечно, музыкой, поскольку не могу жить без этого.

- А апельсины вы любите?

- Люблю, особенно калифорнийские. Когда ездил на конкурс пианистов в Лос-Анджелес, проживал на Беверли-Хиллз. Вокруг дома там росли апельсиновые деревья. Мы собирали апельсины и делали из них сок. Очень вкусный.

- Как думаете, спектакль, в названии которого есть слова «любовь» и «апельсины», может стать поддержкой в непростое ковидное время?

- Любой спектакль – это поддержка. А уж такой яркий, экспрессивный, театральный, как «Любовь к трём апельсинам», и подавно. Уверен, что публика будет в восторге.

==============
Фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 03, 2021 9:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020304
Тема| Музыка, Опера, Международный оперный фестиваль им. Ф.И. Шаляпина, Татарский театр оперы и балета им. М. Джалиля, Персоналии,
Автор| Иона Койфман
Заголовок| В фарс превратилось все: «Паяцы» в эконом-формате на Шаляпинском фестивале
Где опубликовано| © электронная газета «Бизнес Online»
Дата публикации| 2021-02-03
Ссылка| https://www.business-gazeta.ru/article/497853
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

15-минутное вступительное слово, получасовой антракт и час музыки. Как казанская опера демонстрировала «полнокровную творческую жизнь театра»



Пока высоколобая европейская и столичная критика скорбно констатирует усталость оперного жанра от радикальной режиссуры, Шаляпинский фестиваль – 2021 в день своего открытия дышал свежестью абсурда. Антракт длиннее акта, иммерсивный Леонкавалло и аплодисменты в такт — все это в фельетоне Ионы Койфмана для «БИЗНЕС Online» о премьере «Паяцев» на оперном фестивале в Казани.

УСПЕТЬ ЗА 25 МИНУТ

Полуконцертное исполнение оперы, оно же семистейдж, — внешне непритязательный и удобный для театра, на деле же требовательный формат. Когда сцену вместо декораций полностью заполняют оркестр и хор, можно рассчитывать только на качество исполнения, артистизм певцов и изобретательность постановщика. Что до хита Леонкавалло, затмившего все его остальные многочисленные произведения, то тут требуется еще больше хитрости.

Во-первых, формально двухактные «Паяцы» во всем мире исполняются по принципу double bill — две коротких оперы в один вечер. По традиции они чаще всего идут в компании со своей старшей сестрой, «Сельской честью» Масканьи. Во-вторых, основную приманку сюжета «Паяцев» составляют извилистые взаимоотношения театра и реальности. Фарс, который разыгрывают бродячие комедианты во втором акте, превращает действие то в игривый «театр в театре», то в криминальную мелодраму: для героев этой оперы ни в жизни, ни на сцене невозможно оставаться только человеком или только артистом.

Некогда благопристойные классики и дерзкие анфантеррибли оперной режиссуры (от Жана-Пьера Поннеля и Франко Дзеффирелли до Дамиано Микьелетто и Филиппа Штельцля) в постановках «Паяцев» исследовали переключения между стилизованной комедией дель арте и приземленной кровавой драмой. Безымянный — и, вероятно, коллективный — режиссерский разум в казанском семистейдже ни о чем таком не помышляет (постановщик «Паяцев» не указан ни в тощей программке, ни в обширном вступительном слове, но мероприятие оба раза названо спектаклем). Кроме того, опера, занимающая час и 15 минут чистого музыкального времени, идет с получасовым антрактом (для сравнения: второе действие длится около 25 минут), предназначенным для допивания уже открытых перед началом бутылок игристого вина в фойе.

Я НАДЕНУ ВСЕ ЛУЧШЕЕ СРАЗУ

Планка (она же плинтус), на которую ориентируется постановка, была задана сразу, во вступительном слове Эдуарда Трескина. Конферансье, чтобы чуть увеличить продолжительность театрального вечера, пустил полет мысли по причудливой траектории и растянул речь больше чем на 15 минут. В итоге прочувствованный рассказ о «полнокровной творческой жизни театра» (цитата) и профессиональной карьере Леонкавалло драматически спикировал в лужу, когда рассказчик решил вывалить все, что слышал о современном театре, и назвал «Паяцев» иммерсивной оперой.

Судорожные попытки представить на сцене «большой оперный стиль» в эконом-варианте реализовались с помощью видеопроекций. На заднике появлялись банальные цитатные картинки: стена церкви со статуями в нишах, луна над облаками, окровавленное лицо клоуна, анимированный красный занавес, закрывающийся в конце первого акта, и т. д. Почти вся свободная часть сцены оказалась заставленной корзинами с цветами: дорого-богато, певцам тесно, но кого это заботит.

За какой-то час с небольшим театр показал все то немногое, что умеет по части режиссуры. Солисты неистово флиртовали с залом, посылая первым рядам воздушные поцелуи, обнимались на авансцене и прятались в цветочных кущах, а хор, стоящий рядами позади сцены, ритмично раскачивался и махал руками, так что публика даже принималась хлопать в такт. Не обошлось и без неизбежного в «Паяцах» реквизита: трупа курицы в интермедии и кинжала в финале. Второй акт сопровождался несколькими несмешными и даже одним неожиданно смешным гэгом: Тонио-Таддео, прячась от ревнивого Канио-Паяца, подсел к первым скрипкам и стал изображать, что играет вместе с ними. Однако контраст между мелодрамой и фарсом, разумеется, смазался: до контрастов ли, когда в фарс превратилось все.

ПРЯМО ПО КУРСУ

Надо отдать должное коронавирусу: в этот раз исполнительский состав оказался весьма достойным. На сцену в центральных партиях вышли певцы с серьезными столичными, а то и международными карьерами: Евгения Муравьева (Недда), пару лет назад блестяще выступившая в Зальцбурге в «Пиковой даме» Ханса Нойенфельса, продемонстрировала темброво богатый и технически беспроблемный вокал; солист Мариинского театра Роман Бурденко (Тонио), обладатель объемного голоса и безупречного легато, старательно комиковал и отыгрывал каждую фразу до запятой; неизбежный Ахмед Агади (Канио), хотя и несколько уступавший партнерам по сцене красотой тембра и звучностью голоса, добросовестно излучал мелодраматический вайб. Владислав Куприянов из той же Мариинки аккуратно, без особых веристских страстей спел партию Сильвио. А Дамир Закиров (выпускник Казанской консерватории, ныне солист Михайловского театра) умно, иронично и с чувством меры исполнил Беппе-Арлекина.

Маэстро Марко Боэми, как обычно на фестивале, безотказно сервировал оркестровый аккомпанемент. Темпы были выбраны точно, разве что свободой фразировки в походных условиях пришлось пожертвовать. Не обошлось без пары мелких неприятностей типа фальши у скрипок в прелюдии ко второму акту, но в целом приличия соблюдены.

Однако общая неловкость сильно мешала делу — любому спектаклю нужна вменяемая режиссура, а спектаклю без сценических костюмов и декораций тем более. Отдельно выделялись сложности перевода в супертитрах: фразу Nedda, incassate, означающую попросту «Недда, возьми плату» (за вход на представление) перевели как «Недда все вам обналичит». Спектакль Казанского оперного обналичил «большой стиль» по своему обычному курсу, в виде безвкусного капустника со звездами: для настоящей иммерсии в этот момент осталось только еще раз взять денег с публики.

Фото на анонсе: Виталий Янчишин, республика21век.рф
==================================================================================

ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2021 12:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020501
Тема| Музыка, II Зимний фестиваль искусств, «Солисты Москвы», «Новая Россия», Всероссийский юношеский симфонический оркестр, Персоналии, Юрий Башмет, Давид Фрай, Иштван Вардаи, Богдан Волков, Патриция Копачинская
Автор| Екатерина Бирюкова
Заголовок| Вы жертвою пали
И ДРУГИЕ НЕОЖИДАННОСТИ НА МОСКОВСКОМ ФЕСТИВАЛЕ ЮРИЯ БАШМЕТА

Где опубликовано| © Colta
Дата публикации| 2021-02-01
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/26507-ekaterina-biryukova-festival-yuriy-bashmet-moskva-2021
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


© Юлий Иванко

Главный альтист страны, являющийся, напомним, арт-директором 15 фестивалей в 8 странах мира, свой московский форум проводит уже вторую зиму подряд, счастливо лавируя между волнами коронавируса. Классической музыкой в его программе дело не ограничивается. Жанр обозначен как «фестиваль искусств» и давно отработан командой Башмета в Сочи. Особо культивируются всякого рода музыкально-театральные миксты. Так, московские премьеры этого года — литературно-музыкальная композиция «Есенин и Маяковский», где Михаил Пореченков читает «Черного человека» и «Облако в штанах» под аккомпанемент из Прокофьева, Стравинского, Шостаковича, Бартока, Шнитке и Петра Чайковского, и спектакль «Свидание в Москве» со свежесочиненной музыкой Александра Чайковского о счастливой любви юной провинциалки, найденной ею в современной Москве (среди мимических героев ожидаются Памятник Пушкину и Фонтан «Купальщица» в исполнении артистов пластического театра Алишера Хасанова).

Фестиваль проходит на московских площадках с 18 января по 12 февраля. Пореченков и Хабенский, Боярская и Миронов привычно соседствуют с тремя оркестрами Башмета («Солистами Москвы», «Новой Россией» и Всероссийским юношеским симфоническим оркестром), непременным Игорем Бутманом, именитой и неименитой молодежью самых разнообразных артистических наклонностей, а также с некоторым количеством жителей музыкального Олимпа. Вплоть до баритона Маттиаса Гёрне и арфиста Ксавье де Местра, которые были приглашены на традиционный концерт в честь дня рождения Башмета 24 января в зале Чайковского.

Не только в пестрой программе фестиваля, но и вообще во всем нынешнем остановившемся времени удивительным подарком выглядел еще один концерт в «Зарядье» под названием «ХХ век — век поиска». Под этим бесспорным утверждением были объединены далеко не самые радикальные сочинения прошлого столетия, отражающие, скорее всего, просто пожелания солистов. Самым шершавым и некомфортным был «Траурный концерт» для скрипки и струнных Карла Амадеуса Хартмана, написанный придерживающимся социалистических взглядов композитором в 1939 году в нацистской Германии. Об этой музыке нам еще в 2015 году в своем выдающемся «военном» цикле концертов-лекций Владимир Юровский рассказал как об одном из самых пессимистических сочинений XX века. И о том, что русская революционная песня «Вы жертвою пали», тоскливо пробивающаяся там в последней части, — это не намек на русскую революцию, а глобальные мысли автора о свободе и несвободе. В Германии эта песня стала известна благодаря дирижеру Герману Шерхену, во время Первой мировой войны попавшему в российский лагерь для военнопленных; он ее записал и даже сделал немецкий перевод текста.

У Юровского тогда солировал Владимир Спиваков, один из немногих российских исполнителей этого сочинения. Сейчас с «Солистами Москвы» под управлением Башмета играла босоногая, как всегда, швейцарская молдаванка Патриция Копачинская. Пессимизм и Копачинская — не самые близкие понятия. Зато скрипачка как никто умеет прожить, проплясать и эмоционально наполнить до краев любую, самую непростую и шершавую, музыку.

Еще одна радость — умница-тенор Богдан Волков с ранним вокальным циклом Бриттена «Озарения», написанным в том же 1939 году на тексты образцового enfant terrible Артюра Рембо. «Лишь я один обладаю ключом от этого варварского парада» — как-то так переводится первая строчка цикла. Со стороны солиста были продемонстрированы убедительное французское произношение, тонкий сарказм и роскошная палитра оттенков голоса, со стороны «Солистов Москвы» — породистое благоухание струнных.

В XX веке без «царя Игоря» никак не обойтись. Игорь Стравинский в этой программе был представлен в своем неоклассицистском изводе — «Итальянской сюитой» для виолончели (солист — венгр Иштван Вардаи) и камерного оркестра, составленной в 1932 году из музыки более раннего балета «Пульчинелла». В свое время это переодевание Стравинского в Перголези и других композиторов XVIII века выглядело как опасное заигрывание с анахроничным консонансом и вызывало ожесточенные споры. В наше время, когда неоклассицизм путают с неоклассикой, оно вызывает, скорее, сладкое умиротворение публики и исполнителей.

Финальным десертом служил свингующий Первый концерт Равеля (1929–1931). Французский пианист Давид Фрай невозмутимо солировал в маске, Юрий Башмет от камерных «Солистов Москвы» пересел за пульт своей большой симфонической «Новой России», но вел ее, скорее, как малолитражку. Неожиданный задор он, встав со стула, обнаружил во время еще более неожиданного биса — Адажио из балета «Спартак» Арама Хачатуряна, который, таким образом, тоже попал в причудливую компанию композиторов-поисковиков XX века.

=====================
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2021 12:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020502
Тема| Музыка, II Зимний фестиваль искусств, «Солисты Москвы», «Новая Россия», Всероссийский юношеский симфонический оркестр, Персоналии, Юрий Башмет, Давид Фрай, Иштван Вардаи, Богдан Волков, Патриция Копачинская
Автор| Марина Гайкович
Заголовок| Юрий Башмет нарисовал музыкальную картину 1930-х
Концерт "ХХ век. Век поиска" на II Зимнем фестивале в Москве

Где опубликовано| © «Независимая газета»
Дата публикации| 2021-02-02
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2021-02-02/7_8072_culture1.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Патриция Копачинская и Юрий Башмет после исполнения «Траурного концерта».
Фото Юлии Иванко/Пресс-служба фестиваля


Почти на месяц – с 18 января по 12 февраля – растянулся II Международный зимний фестиваль искусств в Москве. Руководит им, как несложно догадаться по названию, Юрий Башмет, решивший, что не только сочинцы (на черноморском побережье Зимний фестиваль пройдет уже в 14-й раз) заслуживают красивый зимний праздник. Тем более в этом году, когда концертный сезон скукожился до невозможности.
Башмету и его команде удалось не только выстроить интересную программу, но и приложить (наверняка героические) усилия по обеспечению европейским музыкантам въездных виз. К счастью, ко второй трети фестиваля их могли услышать уже 50% слушателей. Один из самых любопытных в этом отношении концертов прошел в концертном зале «Зарядье» и назывался «ХХ век. Век поиска». Впрочем, из всего века выбрано было одно десятилетие – 1930-е, и представлено оно было четырьмя сочинениями. Прозвучавшие одно за другим, они обнаружили неожиданные связи.
Так, ранний цикл Бенджамина Бриттена «Озарения» на стихи Артюра Рембо (1939) в нежном, деликатном и искреннем исполнении тенора Богдана Волкова и струнного оркестра «Солисты Москвы» казался отзвуком «Детской» Мусоргского. А Первый фортепианный концерт Равеля (1931) привычно отмечается слушательской ремаркой «джазовый» – и совершенно справедливо: фрагменты, обрамляющие медленную часть, одно из самых поэтических высказываний ХХ века, действительно имеют много общего с новым музыкальным стилем прошлого века. Но прозвучавший после Итальянской виолончельной сюиты из «Пульчинеллы» Стравинского (солировал венгерский виолончелист Иштван Вардаи), джазовый концерт вдруг заиграл красками «Петрушки» с его сухим треском ударных, фортепианных глиссандо, упругих ритмов и вскриков духовых. Это смешение русских красок (возможно, не только следствие соседства с музыкой Стравинского, но и русских оркестра и дирижера – «Новой России» и Юрия Башмета) и французского изящества пианиста Дэвида Фрая, названного критиками одним из самых интеллектуальных молодых исполнителей, заставило эту знаменитую музыку прозвучать ново.
Казалось бы, особняком в этой программе должен стоять «Траурный концерт» Карла Амадеуса Хартмана (1933), написанного, дабы выплеснуть впечатление ужаса от действий нацистов. Это сочинение, дискомфортное для слушания (особенно в соседстве со Стравинским-Перголези и Равелем), дает этой программе необходимую глубину, где неоклассицизм, эксперименты со старыми формами и манящая роскошь музыкального материала словно отрезвляют, возвращают к реальности, к той картине мира, где пробивается мелодия «Вы жертвою пали» (ее же использовал Шостакович в Одиннадцатой симфонии, посвященной событиям 1905 года). Удивительно, что «Траурный концерт», в целом не очень популярный, играется в последние годы довольно часто. Владимир Спиваков играл его в цикле Владимира Юровского «Война и мир» (и до того еще не раз), да и Юрий Башмет не так давно включал его в абонементный концерт «Солистов Москвы». Швейцарская скрипачка Патриция Копачинская, которая как раз солировала в концерте Зимнего фестиваля, сделала его центральным сочинением одного из своих недавних дисков, а вокруг темы «Вы жертвою пали» выстроила целую программу с оркестром Camerata Bern. Видимо, художники, чей внутренний камертон настроен всегда несколько тоньше, чем у обывателя, подсознательно чувствуют актуальность этой темы и сегодня, в 2021 году. И они, кажется, правы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2021 12:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020503
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Филипп Григорьян
Автор| Богдан Королек
Заголовок| ФИЛИПП ГРИГОРЬЯН: «ИНОГДА ИЗ МУЗЕЯ ПРИХОДИШЬ БОЛЕЕ СОВРЕМЕННЫМ, ЧЕМ ИЗ ФЕЙСБУКА»
ФИЛИПП ГРИГОРЬЯН — О СВОЕМ НОВОМ СПЕКТАКЛЕ И О ТОМ, ЧТО СОВРЕМЕННО

Где опубликовано| © Colta
Дата публикации| 2021-02-02
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/theatre/26505-bogdan-korolek-intervyu-filipp-grigoryan-lyubov-k-trem-apelsinam-permskaya-opera
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


© Андрей Чунтомов

Пермская опера продолжает парад-алле премьер, поставленных ведущими российскими режиссерами драматической сцены: в декабре Марат Гацалов представил свою версию моцартовского «Дон Жуана», Константин Богомолов вот-вот начнет репетировать «Кармен» Жоржа Бизе, а в конце этой недели театр выпустит «Любовь к трем апельсинам» Сергея Прокофьева в постановке Филиппа Григорьяна. Накануне премьеры в беседе с Богданом Корольком Григорьян размышляет о большом искусстве и о стратегиях работы драматического режиссера в опере.

— Опера Прокофьева — ваш выбор?

— Нет, это предложение театра — в принципе, очень понятное. Наверное, посыл был такой: «Григорьян что-нибудь здесь придумает».

— Придумает, как снова сделать эту оперу смешной? Ваша предыдущая работа в музыкальном театре — «Перикола» Оффенбаха в Большом — была связана с комедийным жанром и необходимостью сделать винтажный юмор понятным сегодняшним зрителям. «Апельсины» тоже считаются комедией и сто лет назад воспринимались как стеб над оперными канонами, но с тех пор сами превратились в канон — по-настоящему смешного в этой опере мало, зато полно занудства.

— Это и есть комедия, просто очень специфически устроенная. Когда начинаешь разбираться с сюжетом, выясняется, что концы с концами совсем не сходятся. Прокофьев может вывести в первом акте полноценного резонера — и потом убрать его из действия. То же самое с парой антагонистов: у них классная большая сцена в первом акте, но дальше они растворяются в воздухе. Или, например, есть Король треф, но нет других карт — только в ремарках либретто упоминается Король пик. Сегодня такие нестыковки выглядят странно — мы же постоянно имеем дело с сериалами, шоураннерскими работами экстра-класса, где все детали плотно пригнаны друг к другу и ничего не потеряно.
Понимаю, о чем вы говорите, но все-таки на нас влияет исполнительская традиция, размашистая и небрежная. Когда в этой музыке выпячиваются спецэффекты, марши и скерцо играются медленно и жирно, она становится страшной. Концертное исполнение, которое я услышал в Перми, все поставило на свои места. Артем (Абашев, главный дирижер Пермской оперы и музыкальный руководитель постановки. — Б.К.) сработал очень собранно, убрал весь этот жир и тоталитарные завитки. Он все играет чуть быстрее, чем привычно. Музыка облегчается, на нее наводится резкость, и оказывается, что ты имеешь дело с несколько другим произведением, чем казалось изначально. То же самое в постановках: как правило, никто не заморачивается с сюжетом, большинство спектаклей воспроизводит условно-конструктивистское dell'arte. Я первые четыре года после института играл в театре Вахтангова и видел три редакции «Принцессы Турандот» — видел, как эта постановочная идея уставала.

— О чем сегодня ставить «Любовь к трем апельсинам»?

— Как ни смешно, о любви. Слово вынесено в название, но любовь всегда как-то уходит на третий план. Кроме принца и принцессы Нинетты у нас есть еще одна любовная пара: мы решили, что возможно смягчить конфликт между магом Челием и Фатой Морганой и сделать их пожилой влюбленной парой, которая живет себе на радость, устраивая друг другу разнообразные сюрпризы, и их ссора — всего лишь часть любовной игры.

— В опере у театрального режиссера отнят его главный инструмент работы — время, которое уже сконструировано композитором. Для вас это представляет проблему?

— Нет. Просто это другой подход и задачи другие. Дальше вопрос: способен ли ты оставить привычки, приобретенные в драме, где можно придумать финал в день премьеры или выкинуть целую сюжетную линию? Мне интересно — и пока хватает задора.

— Есть режиссерское читерство — наделать купюр или вообще остановить музыку.

— Этим мы пользовались в «Периколе», — но там совсем другая структура, разговорные диалоги, был написан новый текст. В «Апельсинах» ничего такого нет. Мы добавили немного саунд-дизайна, но не во время музыки. Изменили пару слов, скажем, «принцесса» на «профессор». Злоупотребили одной ферматой. Больше никакого криминала.

— «Любовь к трем апельсинам» Прокофьева и, например, поставленная вами в Перми «Medeamaterial» Паскаля Дюсапена одинаково называются операми, но за ними стоят разные вселенные. Чем вас привлекает опера как тип мышления?

— Опера — то, что называется большим искусством. Большое искусство и много красоты. Стало быть, большая ответственность. Скажу так: опера делает меня лучше. Я после каждой постановки становлюсь и более чувственным человеком — я вынужден открывать эти порталы, в опере всегда речь о масштабных эмоциях, — и более дисциплинированным. В музыкальном театре очень мало возможностей для режиссерского волюнтаризма, каждый шаг должен быть обоснован: «я так вижу» не работает, музыка начинает сопротивляться.

— Еще о большом искусстве: не было соблазна поставить балет, как некоторые из драматических коллег?

— У меня даже есть идеи и заготовки. Честно скажу: хочется создавать новые произведения, работать с современным композитором — вот было бы счастье.

— И вы готовы к тому, что в балете у вас отнимут не только время, но и пространство?

— Послушайте, в театре не бывает так, что нет никаких ограничений. Я рад ограничиваться талантом и знанием другого человека — дирижера, композитора, хореографа.

— Оперу с балетом — большое искусство — часто считают музейной принадлежностью: на них готовы любоваться как на артефакт прошлого со всеми выпадающими на сцену живыми конями, бутафорскими слонами и прочими забавными аксессуарами, к коим относят и классический танец, и оперное пение. Для вас опера — современное искусство?

— Конечно! Для меня она началась с так называемой режиссерской оперы и никогда не существовала как музейный жанр — она пришла ко мне как жанр на острие культуры, где встречаются прошлое и самая горячая современность. Когда мы начинали работать над «Периколой», сразу хотели, чтобы ею дирижировал именно Филипп Чижевский — из-за его барочного, как бы музейного бэкграунда. Иной раз опыт аутентичного барочного исполнения, приложенный к музыке Чайковского со всеми ее романтическими «ня-ня-ня», может придать такую современность, такую остроту, тютюшечность. К слову, Филипп также известен как исполнитель и популяризатор самых современных партитур. Музей — это очень хорошо. Если мы оказываемся в крупном городе, обычно лучшее здание в нем — как раз музей. Место, где все разложено по полочкам. Иногда из музея приходишь гораздо более современным, чем из условного Фейсбука.

— Есть ощущение, что на волне так называемой новой этики — или, если угодно, нового этикета — опере с балетом досталось на орехи гораздо больше, чем всем остальным видам искусства. В «Апельсинах» один из главных персонажей — арапка. Третий акт, где она подменила собой принцессу, завершается репликой «Его апельсин подгнил, и принцесса вышла черная»…

— …а во втором акте выходит парад уродов, а потом бедняки, которым открывают фонтаны с маслом и вином, они смешно толкаются, и мы угораем, какие они бедные и голодные. Никаких уродов у нас не будет. Мы придумали новый парад, который кое-что скажет о его создателях.

— Хорошо, если дело в одном персонаже или эпизоде, а если на этом завязано целое произведение? Новый интендант Парижской оперы собирался выбросить на свалку истории весь классический балетный репертуар как этически неприемлемый, хотя потом передумал. Что с этим делать — брать в рамочку и под стекло с предупреждающей табличкой, как сделал Netflix с «Унесенными ветром»: мол, этот исторический этап мы уже прошли, но кино все равно хорошее?

— Классические балеты уже давно оказались под стеклом и в рамочке. Не думаю, что мы доживем до момента, когда «Лебединое озеро» станет совершенно невозможно показывать и смотреть. Вы задали трудный вопрос, на который должен отвечать не я, а вся культура. Я отвечу одной постановкой, кто-то ответит другой и так далее. Новая этика — новая режиссура. Мы на разбор «Апельсинов» потратили месяца три, перекрутили так и эдак. Это ручной труд, здесь нет алгоритмов. Приходится сдвигать акценты, иногда менять плюс на минус.

— Музыка не начала сопротивляться?

— У Прокофьева она изначально говорит не совсем о том же, о чем текст. Может быть, это и будет раскрытие музыки?

===============
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2021 10:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020504
Тема| Музыка, Опера, МАМТ, Персоналии, Нажмиддин Мавлянов
Автор| Наталья Рогудеева
Заголовок| Тенор Нажмиддин Мавлянов: Если бы не опера, работал бы на стройке
Где опубликовано| © РИА VladNews
Дата публикации| 2021-02-05
Ссылка| https://vladnews.ru/2021-02-05/184561/tenor_nazhmiddin
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ведущий солист Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко – в РИА VladNews


Фото: Геннадий Шишкин

11 и 14 февраля в спектаклях Приморской сцены Мариинского театра выступит блестящий тенор Нажмиддин Мавлянов. Ведущий солист Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, приглашённый солист Мариинского и Большого театров, он стал первым узбекским тенором с международной карьерой. Певец покорил слушателей Метрополитен-опера в Нью-Йорке и Ковент-Гарден в Лондоне своим большим полётным голосом богатого тембра, музыкальностью и убедительной актёрской трактовкой роли. В преддверии выступлений во Владивостоке артист поделился своей историей успеха в интервью Натальи Рогудеевой, корреспондент РИА VladNews.

Из архитектуры – в музыку

- История Вашего пути в оперу напоминает сценарий фильма: как мастер строительных работ сначала ремонтировал оперный театр, а затем стал тенором с международной карьерой. Решение о столь кардинальной смене профессии было взвешенным, просчитанным или скорее интуитивным?

- Это была интуиция, конечно. Меня тянуло к музыке. Очень любил петь. Когда первый раз пришёл на строительные работы как ученик, помощник, то постоянно пел. Работал и пел в полный голос. Помню, как мастер мне сказал: «Лучше бы ты пошёл в оперный театр работать». Так потом и получилось, представляете? Почему он сказал про оперный театр, ведь я пел популярные эстрадные песни… Может, ему мой голос напомнил оперное исполнение. Когда во дворе пел, тоже удивлялись силе голоса.

Как-то меня услышали на капустнике и пригласили выступать в Дом офицеров. Потом я написал песню про Самарканд, выступил на конкурсе, занял третье место. И там была композитор Айше Умерова. Она сказала, что мне нужно обязательно заниматься, изучить ноты. В это время я закончил строительный колледж, уже стал мастером. Думал, поступать или нет в музыкальное училище. Но было очень интересно, что такое ноты, как вообще обучение у певцов проходит.

- В Вашей семье нет профессиональных музыкантов. Как отнеслись родные к Вашему решению сменить профессию?

- Мама сказала: конечно, если хочешь — поступай, это хорошая идея, мы поддержим. Но никто не знал, что меня ждёт. Я думал поступать на эстрадное отделение, а его тогда в училище не было. Поступил на оперное и потом как втянулся! Стал читать литературу, слушать записи разных певцов, учился играть на пианино, брал уроки вокала... Мне было так интересно всё!

Как-то педагог по итальянскому поставил запись Марио Дель Монако (крупнейший итальянский оперный тенор ХХ века — прим. ред.). Меня потрясло его пение. «И это тенор?», — думал я. Как блестяще он пел! До сих пор помню ощущения от звуков его голоса. Я был просто в восторге и ещё больше загорелся.

- Вы пришли в училище без музыкальной школы, специальной подготовки. Как проходило обучение по невокальным предметам (теория музыки, фортепиано)?

- Оо… Помню, как-то я зашёл в класс и сказал: «Я вообще ничего не понимаю. Как я это буду запоминать?» И педагог дал мне очень важный совет: вначале просто смотри и запоминай, а понимание придёт со временем. Было сложно. Но как человек спортивный, я понимал, нужно время, чтобы натренировать память, уметь читать ноты (мы ведь не могли когда-то ни читать, ни ходить). Когда не получается, нужно просто повторять ещё раз и ещё раз. И обязательно учить. Потом у меня уже и гармония хорошо получалась. Сольфеджио не любил, так как голос уставал. А гармония мне нравилась. Все предметы изучал. Потому как понимал: все эти знания потом буду слышны на сцене. Чтобы играть с хорошими музыкантами, нужно сначала самому стать таковым.

- А строительной работой продолжали заниматься?

- Сначала постоянно подрабатывал по ночам. Но затем понял, что совсем не высыпаюсь. И вся эта краска, пыль на стройке... Начал заниматься только творчеством. В пять утра шёл в училище, брал класс, занимался на фортепиано, учил ноты. Мне очень нравилось это. Настолько, что спал по 2–3 часа в сутки, и этого хватало.

- Когда окончательно определились с профессией?

- При поступлении в консерваторию. Перед этим участвовал в конкурсе, и у меня почему-то было такое решение: если я займу первое место, то пойду в консерваторию, если нет — вернусь к строительным работам. Значит, я недостаточно хорошо учился, или это не моё. Меня ждали и в архитектурном институте. Но я выиграл, представляете? (Смеётся). В консерваторию взяли без экзаменов.

- В 2009 году выступили на Международном конкурсе вокалистов имени Глинки, после которого Вас звали в Италию и пригласили на прослушивание в театр Станиславского и Немировича-Данченко. Почему выбрали московский театр?

- Москва мне ближе. Все мы родом из СССР. Это было более реальное предложение. И меня позвали на конкретную партию — Альваро в опере Джузеппе Верди «Сила судьбы». Плюс: наш оперный театр в Ташкенте, где я был солистом, закрыли на реконструкцию. Как будто дорога в Москву открылась. Думаю, поеду и поработаю. Дебют в «Силе судьбы» оказался удачным. Меня пригласили остаться, стать штатным солистом. Я был счастлив и первые три года так много работал, что буквально жил в театре. Постепенно карьера стала складываться. Затем была и Италия, и всё остальное.

Пение – как спорт

- В феврале на Приморской сцене у Вас запланированы выступления в двух больших спектаклях. Один из них — «Дон Карлос» — редкая опера в афишах российских театров. Почему?


- Сложно собрать состав. В ней трудные партии, которые требуют большого мастерства от исполнителей. Думаю, поэтому. Ведь музыка в этой опере красивая, меня она очень сильно трогает. Дон Карлос — одна из самых любимых моих партий.

- Ещё один образ, который Вы представите — Герман в «Пиковой даме». Как-то Вы назвали Германа больным человеком чуть ли не в медицинском плане…

- Когда я пропускаю через себя персонажа, думаю о том, какой была его жизнь до событий в опере. Есть люди, которые не могут справиться со своими страстями, любят азарт, игру. Если проанализировать все действия Германа, который в самом начале поёт «Я болен, я влюблён!», то увидим, что в его ауре уже есть что-то нездоровое. В сущности, у Германа как будто есть тёмные силы. Его тянет к этому разрушению, это даёт ему энергию, но она тёмная. Герман не может из этого выбраться, быть довольным своей жизнью, положением. Он очень хочет быть на равных с аристократами, входить в любое общество. Но не желает постепенно всего добиваться. Его тянет к мистике, чему-то неизведанному. Слышит историю о трёх картах, начинает себя накручивать, хочет выиграть всё в один момент. В итоге сходит с ума. Это дорога в никуда.

- Партия Германа — одна из самых сложных для тенора. Вы пели эту роль только в Театре Станиславского и Немировича, Мариинском, Большом, а также во Владивостоке на фестивале «Мариинский». Почему отклоняете предложения спеть в «Пиковой даме» от других театров?

- На эту партию у меня было очень много предложений. Но с самого начала я решил не слишком часто её исполнять. В моём репертуаре около 50 партий. Чтобы сохранить свежесть голоса, нельзя «садиться» на определённую роль, тем более такую тяжёлую, как Герман. Нужно распределять нагрузку равномерно, чтобы не перегружать голосовой аппарат. Партия Германа очень насыщенная, требует много энергии, весь ресурс забирает. Я её люблю, однако нужно знать меру, понимать, сколько можно петь без вреда для голоса. Это как в спорте – перетрудиться опасно. А так, будь моя воля, хоть каждый день бы пел Германа, настолько эта роль захватывает.

- Вы соблюдаете особый режим, чтобы быть в хорошей певческой форме?

- Конечно. Есть много факторов, которые влияют на выносливость голоса. Нужно и питаться правильно, и высыпаться, тренироваться, — в целом вести правильный образ жизни, чтобы качественно исполнять оперные партии. Пение — как спорт, без режима голос не будет отвечать. Есть продукты, которые люблю, но в них аллергены, приходится ограничивать себя в них. Лёгкие спортивные тренировки очень помогают. Кардио, например. Положительный настрой тоже входит в режим. Он сильно влияет на голос. И на первом месте, естественно, — занятия. К этому я отношусь серьёзно. Был период, когда готовился к конкурсу певцов как к чемпионату. Сейчас тоже стараюсь придерживаться режима.

«Петь голым не стану»

- В Вашем репертуаре пол сотни партий. Кроме того, постоянно учите новые. Можете назвать себя трудоголиком?


- Да. Но вокалистам нужно быть им в меру, чтобы не навредить голосу. Был период, думал, что в год могу спокойно петь партий десять. Сейчас я осторожнее. Люблю работать много, это приносит мне удовольствие. К тому же, когда всё успеваешь, и это идёт от сердца, почему нет?

- В одном интервью Вы сказали: «Сейчас я могу выбирать, где петь, что, с кем и сколько. У меня есть свои установки, в чём я участвую, в чём нет». Можете раскрыть свои принципы? В чём не будете участвовать?

- Допустим, не буду петь голым, участвовать в провокационных сценах. Зачем это нужно? Мне такое не близко. Также не пою партии, опасные для моего голоса. Нужно уметь выбирать, что петь. Например, Вагнер. Хочется, музыка красивая, меня много лет уже приглашают его петь. Пока отказываюсь. Не всегда нужно идти на поводу даже очень привлекательных предложений. У меня есть мечта: выучить базовый курс немецкого, чтобы я мог на нём общаться и приступить к работе над партиями или крупными вокальными циклами на этом языке. Сейчас заканчиваю расширенный курс итальянского.

- Сколько языков знаете?

- Французский, итальянский, английский, русский, узбекский, таджикский — те языки, на которых пою и могу говорить.

- Как-то сказали, что «понимаете дирижёров». В своё время даже брали уроки дирижирования. Планируете попробовать себя в этой роли?

- Были у меня мысли, говорили, что и способности для этого есть. Но потом пришёл к выводу, что лучше буду петь. Столько всего хочется исполнить! Для моего типа голоса (лирико-драматический тенор) репертуар огромный. Для себя и сейчас я изучаю ноты, читаю книги, написанные именитыми маэстро. Но использую это для работы певца, чтобы лучше взаимодействовать с дирижёрами и оркестром. Это колоссальная помощь для вокалиста, когда всю партитуру ты можешь разобрать в деталях.

- Вы производите впечатление очень дисциплинированного и собранного человека. А какие-то события в личной жизни могут выбить из колеи? Помню случаи из биографий артистов, когда им объявляли о смерти близкого буквально перед выходом на сцену.

- Что вы, конечно! Когда я приехал в Москву на репетиции «Силы судьбы», у меня умерла мама. Было очень тяжело. Она мне во сне снилась, я просыпался в слезах. Было очень трудно петь. Но меня поддерживала установка моей мамы: что бы ни случилось, ты всегда должен идти дальше, работать над собой, быть сильным. Я пел на сцене в память о матери и сейчас это делаю. Мама для меня — свет. Она выросла в детдоме, рассказывала, какая жизнь там была. Всегда гордилась не только моими достижениями, но даже мелкими добрыми поступками — сумку донёс кому-то до дома, забор поставить помог. Её это очень радовало. «Прибавляешь мне жизни», — говорила она. Это давало мне стимул, силы. И когда я репетировал в Москве, то думал о том, каким бы меня хотела видеть мать, чтобы она была мной довольна. Эти мысли, мамины слова меня подпитывали. Не унывать, много работать — её наставления, которым я следую в жизни. И по сей день они мне дают огромную силу, помогают идти по правильному пути.

- Ваша жена – тоже оперная певица, сопрано. Думали о семейном оперном дуэте?

Да, вполне возможно, я бы с удовольствием. Нас приглашают на концерты, иногда мы выступаем вместе. Мне нравится с ней петь, она очень хорошо это делает. Но проблема в моём гастрольном графике. У меня такая занятость в опере, трудно организовать концерт при участии жены. В свободное время я бы с удовольствием это сделал.

- Вы проделали огромный путь. Секрет успеха от Нажмиддина Мавлянова.

Искренне любить своё дело, много трудиться, быть разносторонним и думать о творчестве. Чтобы хотелось просыпаться, чтобы с утра у тебя уже горели глаза.


Нажмиддин Мавлянов выступит во Владивостоке на Приморской сцене Мариинского театра в партии Дон Карлоса в опере Джузеппе Верди «Дон Карлос» (11 февраля, 19:00) и партии Германа в опере Петра Чайковского «Пиковая дама» (14 февраля, 17:00). Подробности на сайте prim.mariinsky.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22662
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2021 10:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020505
Тема| Музыка, Опера, Фестиваль имени Федора Шаляпина (Казань), Персоналии, Николай Ерохин (МАМТ), Александра Саульская-Шулятьева («Новая Опера»)
Автор| Анна Тарлецкая
Заголовок| «Пиковая дама»: символ выбора наивного и слабого Германа
Где опубликовано| © Реальное время
Дата публикации| 2021-02-05
Ссылка| https://realnoevremya.ru/articles/202146-pikovaya-dama-simvol-vybora-naivnogo-i-slabogo-germana
Аннотация| Фестиваль

XXXIX Международный оперный фестиваль имени Федора Шаляпина в Казани продолжила опера Петра Чайковского


Фото: Максим Платонов

Редкий Шаляпинский фестиваль обходится без «Пиковой дамы». Постановка Юрия Александрова, премьера которой состоялась в Казани в 2017 году, неизменно входит в программу и не перестает поражать своей зрелищностью, инновационным подходом к декорациям, богатству костюмов. Собственно, и артистам есть где развернуться: «Пиковая дама» считается одной из самых популярных русских опер наряду с «Евгением Онегиным» и «Борисом Годуновым».

Занимательная арифметика

4 февраля на сцене Татарского академического театра оперы и балета имени М. Джалиля «Пиковая дама» в постановке питерского режиссера Юрия Александрова была показана на Шаляпинском фестивале в пятый раз, и четырежды роль Германа в ней исполнил солист Московского музыкального театра К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко Николай Ерохин.

— За это время у меня появились в Казани настоящие друзья. Некоторые из них оперились, уже разлетелись по разным городам и сценам. Но здесь живет мой большой друг — Фарид Мухаметшин. Я не приехал только один раз, роль передал тогда Олегу Долгову. А так — я практически единственный исполнял роль Германа. Но если в Татарском оперном театре я ее исполнил около семи раз, то в целом быть главным героем «Пиковой дамы» мне приходилось более 50 раз. Вот такая занимательная арифметика, — рассказал «Реальному времени» Николай Ерохин.

Большому артисту нужно много сна и еды

Артист признался, что эта опера для него, как для драматического тенора, — самый любимый и дорогой сердцу спектакль. Кроме того, действие строится именно вокруг Германа, поэтому прилетать на репетиции Николаю Ерохину приходится пораньше, чтобы помочь коллегам. Сложно быть центром трех действий оперы — это практически три часа, но певец раскрыл свой секрет:

— До спектакля я много ем — по мне, собственно, это видно. На самом деле, я предпочитаю мясо, белковую пищу. А прийти в себя после сложной роли мне помогает сон. Пью снотворное и сплю не менее 10 часов.

У артиста свое видение образа Германа — он видит своего героя человеком мятущимся, но не находящим понимания окружающих. Для них он, как Печорин Лермонтова, словно «топор в руках судьбы» — графиня умирает, Лиза остается с разбитым сердцем. Хотя именно она была для него светлой частью души.

— Ведь именно для нее он старался обрести богатство! — уверен Николай Ерохин. — В конце же я не играю сумасшествия — нет, мой герой не сходит с ума. Герман просто устал от бесконечной борьбы, не только с окружающими, обстоятельствами, но и с самим собой. И не такой уж он плохой, как может показаться из-за его погони за деньгами любой ценой. Он просто очень наивен, по-детски. Рассказали ему историю о трех картах, а он искренне и поверил…

Пиковая дама казанской школы

Совершенно роскошной, степенной и величавой, причем во всех сценах, предстает графиня в исполнении солистки Московского театра «Новая Опера» им. Е.В. Колобова Александры Саульской-Шулятьевой. Казань для заслуженной артистки Удмуртии — город совсем не чужой. Она в 1993 году окончила Казанскую консерваторию, а после дебюта в роли Леля в «Снегурочке» (ее часто исполняют женщины из-за очень высокой партии, — прим. ред.) была принята в труппу Татарского театра оперы и балета имени М. Джалиля. Пела в Ижевске, где тоже представляла, кроме других ролей, Полину из «Пиковой дамы», в 2001 году окончательно переехала в Москву служить в «Новой Опере».

— Моя графиня в каждой постановке разная, но именно роль в спектакле Александрова мне ближе остальных — здесь невозможно заскучать, потому что представлены самые разные образы. Моя графиня — это не женщина из крови и плоти, а скорее образ рока, судьбы, пагубного пристрастия. Для Германа она стала катастрофой, как дьявол в юбке. Собственно, для меня пиковая дама — символ выбора человека. Главный герой мог ведь двинуться к свету, но он, вероятно, в силу своей слабости этого не сделал. Страшно ли мне быть «Пиковой дамой», роковой женщиной? Нет, скорее интересно, потому что я страстно люблю музыку и эту оперу в частности. Графиня написана для контральто, моего голоса, я считаю большим счастьем иметь непосредственное отношение к такому произведению, — призналась Александра Саульская-Шулятьева.


Александра Саульская-Шулятьева: «Моя графиня — это не женщина из крови и плоти, а скорее образ рока, судьбы, пагубного пристрастия»

«Мама — лучшая роль»
Как и коллеги, артистка Мариинского театра Екатерина Сергеева тоже призналась, что неравнодушна к Казани. «Это мой второй дом, место, где я могу отдохнуть от людей и от своей профессии», — сказала она корреспонденту «Реального времени». Действительно в Мариинке у нее очень много ролей — это и Марина Мнишек в «Борисе Годунове», и Марфа в «Хованщине», и Любаша в «Царской невесте» и другие. Отдохнуть, по ее признанию, не удалось даже во время пандемии — все время шли репетиции.

— Мои героини каждый раз разные, все зависит от моего настроения в данный момент, плюс сюжетная линия, которой необходимо руководствоваться. Я не могу выделить какой-то любимой роли — каждая для меня особенная, но в тот момент, когда я выхожу на сцену. Могу сказать, что лучшая и любимая моя роль — мамы, которой я стала достаточно рано. Моему сыну уже 17 лет.

Закрытие отменяется

Казанцы приняли спектакль очень тепло, несмотря на заминку в первом действии при перемене декораций. Публика рукоплескала стоя, особенно стараясь во время выхода Германа-Ерохина и дирижера, музыкального руководителя постановки Марко Боэми. Накануне днем руководство театра опровергло слухи, запущенные местным телеграм-каналом, что оперная сцена будет закрыта на три месяца и оштрафована на полмиллиона рублей из-за несоблюдения санитарно-эпидемиологических требований. Рассадка зрителей была «через одного», все пришли строго в масках. Театр жив, в нем по-прежнему звучит удивительная музыка, а зрители, пусть их значительно меньше, рукоплещут «за себя и того парня».

фото: Максим Платонов
==========================================================================
ФОТОГАЛЕРЕЯ - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Сб Фев 06, 2021 2:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020601
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Марта Данусевич
Автор| Юлиана Леонович
Заголовок| Сейчас мой выход
Марта Данусевич - о ролях, истории любви, пандемии и... швейной машинке

Где опубликовано| © Союз. Беларусь-Россия - № 4(968)
Дата публикации| 2021-02-03
Ссылка| https://rg.ru/2021/02/03/marta-danusevich-o-roliah-istorii-liubvi-pandemii-i-shvejnoj-mashinke.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


В прошлом году Марта вышла замуж — счастливчиком стал коллега по сцене Тарас Присяжнюк. фото из личного архива

Без нее не обходится ни одна последняя громкая премьера белорусского Большого. Главные партии в открывших сезон операх "Виллисы. Фатум" Джакомо Пуччини и "Фауст" Шарля Гуно в очередной раз словно бы доказали: молодой солистке под силу не только лирические, но и глубокие драматические роли. Оперное реноме Марты Данусевич не вызывает сомнений: сегодня 30-летняя сопрано занимает в труппе Большого заслуженное положение одного из лидеров своего поколения.

В прошлом году артистка вышла замуж - счастливчиком стал коллега по сцене Тарас Присяжнюк. Историю своей любви они наверняка расскажут зрителям 14 февраля. В этот день в Камерном зале им. Л.П. Александровской артисты дадут концерт Mainstream. Love, в котором исполнят популярные произведения русских и западноевропейских композиторов.

Вы вместе с мужем 24 часа в сутки: дома, на репетициях, на сцене. Не устаете друг от друга?

Марта Данусевич: С одной стороны, это, конечно, непросто. Потому что быть на сцене с любимым человеком - это двойное волнение и повышенная ответственность. Ведь переживаешь не только за себя, но и за него. С другой стороны, всегда есть поддержка - и это уже огромный плюс.

Вы из Минска, Тарас - уроженец Донецка. Познакомились в Большом театре России.

Марта Данусевич: Сами удивляемся тому, как все сложилось. Четыре года мы стажировались в Молодежной оперной программе Большого театра и рассмотрели друг друга еще во время учебы. В прошлом году после окончания стажировки Тарас получил предложение из миланского La Scala. Уехал, успел спеть там пару спектаклей, но началась пандемия. И он прилетел ко мне в Минск - на недельку, как мы тогда думали. С вещами, которые уместились в одном чемоданчике. Прошла неделя... И Тарас остался. Пандемия, получается, расставила все по своим местам.

Но вы были готовы к постоянным переездам и перелетам?

Марта Данусевич: Когда в семье два артиста, это, мне кажется, неизбежно. У меня никогда не было мысли уйти из нашего театра, где я начала работать еще во время учебы. В 2015-м появилась возможность стать артисткой Молодежной оперной программы Большого театра России. Руководство нашего театра, к счастью, пошло мне навстречу. Я стажировалась в молодежной программе и параллельно приезжала в Минск участвовать в спектаклях. В 2018-м получила партию Мими в "Богеме". Затем были "Летучий голландец" Вагнера, Татьяна из "Евгения Онегина" и Иоланта в одноименной опере Чайковского... Серьезные постановки, серьезные роли. Как я могла оставить театр?

Как вы попали в Молодежную оперную программу?

Марта Данусевич: Иначе как чудом я это назвать не могу. Представители программы каждый год приезжают в Минск и отбирают ребят для прослушиваний. В тот год нас было трое: я и два тенора. Молодежная оперная программа Большого театра - это одна из лучших мировых стартовых площадок для молодого вокалиста. Знания, которые там дают, не получишь ни в одной консерватории. С нами работали ведущие артисты, дирижеры, режиссеры. Занятия - каждый день по 6-7 часов. Причем не только вокалом: это и сценическая пластика, и актерское мастерство, и языки. Плюс концерты: на Новой и Исторической сценах, в Бетховенском зале Большого театра, выступления в других странах. Таких возможностей, мне кажется, не дает ни одна другая программа.

Кто из именитых артистов учил вас вокальному мастерству?

Марта Данусевич: С мастер-классами приезжали Мария Гулегина, Натали Дессе, Ильдар Абдразаков, Хибла Герзмава... С маэстро Башметом и его "Виртуозами Москвы" я неоднократно гастролировала.

Говорят, Юрий Абрамович - человек требовательный, взыскательный в плане своего музыкального круга.

Марта Данусевич: Он обращает внимание на все: замечает детали, настроения. Поэтому с ним легко работать, приятно быть на сцене. И спокойно - нет лишней суеты, нервозности. Было неожиданно, когда во время гастролей в Бельгии он уделил мне минутку, нашел время подойти и поблагодарить. Сказал, что ему приятно было поработать вместе. И что он всегда доволен ребятами из Молодежной программы и уровнем их подготовки.

Не думали о "Большой опере"?

Марта Данусевич: Я принимала когда-то участие в кастинге. Прошла все этапы, но на финальном не сложилось. Буду пробовать свои силы в следующем сезоне, почему нет? "Большая опера" дает зрительскую популярность. Но вот профессионально она вряд ли развивает. Для певца гораздо важнее выступать в спектаклях, участвовать в конкурсах и фестивалях, а не в телевизионных шоу.

А к эстраде как относитесь?

Марта Данусевич: С удовольствием попробовала бы себя в жанре кроссовер - это когда соединяются два и более стилей. Скажем, поп-музыка и классика. Считаю, что артисту нужно развиваться в разных направлениях. Я, например, пока был перерыв в работе, начала шить.

Обычно артисты руками ничего не умеют делать.

Марта Данусевич: Это стереотип. Некоторые наши певицы сами делают выкройки, могут концертное платье сшить. Я, как только купила швейную машинку и оверлок, тоже начала обшивать себя и родных. Приятно, когда коллеги подходят и спрашивают: "Откуда такая красота?"

Какие еще есть стереотипы?

Марта Данусевич: Почему-то думают, что оперные певцы пьют сырые яйца. Или, если ты артист оперы, то должен быть в теле.

Многие мировые оперные звезды - Анна Нетребко, например, - совсем не тростинки...

Марта Данусевич: Я работала с ней на концерте в Москве на закрытии чемпионата мира по футболу. Так вот, в жизни Нетребко очень стройная, поверьте.

Где вас можно встретить помимо Большого театра?

Марта Данусевич: В кинотеатре! Как все молодые люди, мы с мужем любим кино. Недавно посмотрели мультфильм "Душа", очень рекомендую его не только детям, но и взрослым. Еще из последнего понравился "Огонь" с Константином Хабенским. А вообще стараемся как можно больше путешествовать. В этом году по максимуму использовали перерыв в работе, связанный с коронавирусом, и открыли для себя Беларусь. Причем поехали не по топовым достопримечательностями, а по менее известным. Например, заглянули в Сынковичи, где расположена знаменитая церковь Святого Михаила. Побывали и в двух крупнейших центрах православия - Полоцке и Жировичах. Потрясающие по энергетике места.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Сб Фев 06, 2021 2:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020602
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Ильдар Абдразаков, Дмитрий Корчак, Вероника Джиоева
Автор| Северьян Цагарейшвили
Заголовок| Ильдар Абдразаков открыл программу оперного пения
Где опубликовано| © «Российская газета»
Дата публикации| 2021-02-05
Ссылка| https://rg.ru/2021/02/05/ildar-abdrazakov-otkryl-programmu-opernogo-peniia.html
Аннотация|


Фото: пресс-служба фестиваля Ильдара Абдразакова

Образовательная программа Ильдара Абдразакова - это серия мастер-классов выдающихся певцов современности в рамках его ежегодного оперного фестиваля. Программа проводится в зале Мясковского при Московской консерватории для студентов высших учебных заведений, начинающих вокалистов и молодых певцов, уже имеющих сценический опыт.

С момента своего появления в 2018 году фестиваль, основанный знаменитым басом Ильдаром Абдразаковым, является одним из крупнейших музыкально-вокальных проектов, которые проводятся с целью поддержки талантливой молодежи. В этому году заявки на участие в программе фестиваля подали более четырехсот молодых певцов из России, Беларуси, Австрии, Великобритании, Германии, Италии и многих других стран. Выбраны из них были лишь несколько десятков человек, а лучшим представится возможность выступить в гала-концерте 8 февраля.

В первые дни программы с молодыми сопрано занималась известная сопрано Вероника Джиоева. Выбранный участницами репертуар был достаточно многогранным - от драматических арий до нежных лирико-колоратурных, от строгой моцартовской классики до веризма. Но залог правильного пения в любой партии, будь то Сюзанна в "Свадьбе Фигаро" или Лиза в "Пиковой даме", - это звук на дыхании, опертый и насыщенный. Голос в первую очередь должен быть правильно выстроен - именно эта мысль прошла красной нитью через весь мастер-класс Вероники Джиоевой.
- Очень часто педагоги за границей учат произношению, стилю, отношению к словам, но на звучание голоса обращают мало внимания, - говорит певица. - Конечно, работа над музыкальной стороной необходима, но только тогда, когда уже есть необходимый фундамент.

Вот молодая вокалистка поет арии Церлины из моцартовского "Дон Жуана" и Саломеи из "Иродиады" Массне. Всего за несколько минут мастер-класса Джиоевой удается объяснить, в чем недостатки молодой певицы, и, уяснив нужные приемы, девушка раскрывается - ее голос меняется, тембр расцветает новыми красками и оттенками так, что зал взрывается аплодисментами.
А как только звучание окрепло - можно заняться музыкой, стилем, вниманием к авторскому тексту.
- Моцарта мы не можем петь, как Пуччини, - отмечает певица. - В Пуччини можно "поваляться" в звуке, сделать красивые "подходы" к нотам, а в Моцарте это неприемлемо: нужен ровный звук, точная атака, без подъездов и, конечно, без пуччиниевской свободы".

Другого взгляда на работу с участниками мастер-классов придерживается Дмитрий Корчак - лирический тенор, уже не первый десяток лет исполняющий ведущий репертуар на крупнейших сценах мира. Он работал с молодыми тенорами.
- Я никогда не был поклонником такого мероприятия, как мастер-класс. Я долго не понимал, что можно дать человеку всего за двадцать-тридцать минут, - признался Корчак, обращаясь к залу и участникам. - Но в последнее время я пересмотрел свой взгляд на мастер-классы: теперь я воспринимаю их не как певец, а как человек, который дирижирует спектаклями. Пытаться менять технику в рамках мастер-класса бесполезно, ведь часто, чтобы понять, как взять ту или иную ноту, певцу нужны годы. Поэтому мне важно в первую очередь ваше понимание стилистики, фразировки и, самое важное, то, насколько быстро вы реагируете на все замечания. Если вы реагируете быстро, то у вас возможно певческое будущее.

Что такое "грусть" в голосе при исполнении французской лирической оперы, как правильно выстраивать фразы в старинных ариях Бенедетто Марчелло, в каком стиле нужно петь классические салонные романсы Паоло Тости- все эти нюансы, позволяющие певцу глубже проникнуть в музыку, нашли отклик у теноров, с вниманием относившихся к замечаниям мастера. "Я хочу видеть в вас артистов", - это главное требование Дмитрия Корчака при работе с молодыми певцами.

Справка "РГ"
Образовательная программа IV Международного музыкального фестиваля Ильдара Абдразакова продлится до 10 февраля. Все мастер-классы транслируются в онлайн-режиме на YouTube-канале фонда Абдразакова. Помимо Дмитрия Корчака и Вероники Джиоевой, с молодыми артистами работают Ильдар Абдразаков, Василий Ладюк и Екатерина Семенчук.


=============
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5382

СообщениеДобавлено: Сб Фев 06, 2021 2:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021020603
Тема| Музыка, Опера, Международный оперный фестиваль им. Шаляпина, Персоналии, Ахмет Агади, Евгения Муравьева, Роман Бурденко, Владислав Куприянов, Дамир Закиров, Марко Боэми
Автор| Марина Гайкович
Заголовок| "Паяцы" задали страстный тон
В Казани открылся 39-й Международный оперный фестиваль им. Шаляпина

Где опубликовано| © «Независимая газета»
Дата публикации| 2021-02-04
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2021-02-04/7_8075_culture.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Зрители оценили виртуозное исполнение партии Недды (Евгения Муравьева) и партии Канио (Ахмет Агари).
Фото пресс-службы фестиваля


Шаляпинский оперный фестиваль – один из старейших в России – проходит в 39-й раз. 10 спектаклей и два гала-концерта, ведущие российские певцы, роскошные постановки «большого стиля» – почтенный форум остается верен своим традициям.
Правда, одна из ключевых позиций в силу понятных обстоятельств была пропущена: как правило, на Шаляпинском показывают премьеру нового спектакля. В этот раз фестиваль открылся полуконцертным исполнением оперы Леонкавалло «Паяцы». Но вариант семистейджа, как обычно называют такие представления, был столь убедителен, что осталось впечатление настоящего спектакля, страстного и трагического.
Кое-какие наметки режиссуры были и в выходах артистов, и даже в мизансценах: скажем, Арлекин поет свои признания в любви Коломбине из верхней ложи, артисты появляются в партере, отпускают гэги и т.д. Но убедительнее всего действовали не столько режиссерские приемы, сколько работа исполнителей, проживших свои роли от первой до последней секунды. Опера о жизни и театре – декорацией ей служит сама сцена, зрительный зал и бархат занавеса. Наполняют же ее эмоции артистов. Кастинг можно назвать блистательным. (А по географии – петербургским, так как были приглашены артисты из Мариинского и Михайловского театров.)
Ахмет Агади, один из любимых артистов театра, которого приглашают сюда с завидной регулярностью, пел Канио. Ревность, боль, ярость, отчаяние – все это вместе с невероятно виртуозным исполнением партии (знаменитое «Смейся, паяц» в конце первого акта заставило зрителей разразиться овацией) задало тон спектаклю. Недда у Евгении Муравьевой получилась железной леди с горячим сердцем: сколь жестка она с Тонио, не проявляя сострадания ни к его уродству, ни к его чувствам, столь же искренна в своей любви к Сильвио. Каждая секунда ее пения (безупречного), каждое ее движение, мимика, взгляд выдают нетривиальную и сильную артистку. Не зря Недда, кажется, одна из ее коронных партий, с которой она выступала еще в начале карьеры и на которую делает ставку сейчас. По стечению обстоятельств две западные постановки «Паяцев» с ее участием (одна из них – в Чикаго) были отменены.
Блистательный негодяй Тонио Романа Бурденко и лирический Сильвио Владислава Куприянова, игривый Беппо (Дамир Закиров) составили квинтет, равный которому по выразительности, умению чувствовать друг друга еще поискать. Об этом, кстати, перед спектаклем говорит и дирижер Марко Боэми – давний друг Татарского оперного театра, участник многих премьер и спектаклей. Высказался он и о сегодняшней ситуации: «Меня переполняют гордость и счастье оттого, что я могу выступать. В то время как на родине разрешен шопинг, но закрыты все театры». Свой мощный корабль – оркестр и хор заняли всю глубину сцены – Боэми весьма изящно провел по волнам «Паяцев», особенно по части ансамбля с певцами.
Из ближайших событий Шаляпинского фестиваля, которые невозможно не отметить, «Травиата» с Альбиной Шагимуратовой (примадонна выступит и в заключительных гала-концертах), «Трубадур» с Татьяной Сержан и Владиславом Сулимским (Мариинский театр), «Борис Годунов» с Михаилом Казаковым, Олегом Долговым, Агундой Кулаевой (Большой театр) и Алексеем Тихомировым («Новая опера»), «Севильский цирюльник» с Алексеем Татаринцевым («Новая опера») и Константином Шушаковым (Большой театр). Проводит фестиваль и офф-программу, где запланировано несколько лекций об истории спектаклей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 1 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика