Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2021-02
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 10, 2021 2:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021001
Тема| Балет, Самарский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Автор| Роман Володченков
Заголовок| Дефиле самарского балета.
К премьере балета Юрия Смекалова BACK TO LIFE в Самарском театре оперы и балета

Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2021-02-10
Ссылка| https://musicseasons.org/defile-samarskogo-baleta/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В наш век академическому театру сложно найти прямой путь к сердцам зрителей. Молодежь отвлекают модные гаджеты, попутные кафе и ночные клубы, а зрелую, с сформировавшемся вкусом публику поглощают бытовые насущные проблемы. Впрочем, такая безнадежность отступает, когда выдвигаются креативные идеи, делаются попытки представить перспективную репертуарную программу для разных зрителей. И так, похоже, действуют, выверяя ходы творческой политики, в Самарском театре оперы и балета. Здесь в балете (главный приглашенный балетмейстер – Юрий Бурлака) сегодня представлена достойная классика от романтических хореографов до М. Петипа, Л. Иванова и А. Горского («Жизель», «Наяда и рыбак», «Эсмеральда», «Корсар», «Баядерка», «Спящая красавица», «Лебединое озеро»), выходят на сцену герои известных литературных произведений («Анюта» В. Васильева, «Ромео и Джульетта» К. Шморгонера, «Бахчисарайский фонтан» Р. Захарова), проявляется внимание к детской аудитории («Чиполлино» Г. Майорова), находит выражение тема Великой Отечественной Войны («Ленинградская симфония» И. Бельского), ежегодно проходит один из самых известных в России танцевальных форумов – Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест. Особое отношение в главном театре Самары и к молодежи, которую стараются заинтересовать новинками современных хореографов. Так в трехчастной программе проекта «Самара. Шостакович. Балет» появился одноактный балет молодого петербургского хореографа Максима Петрова «Фортепианный концерт». Уже второй раз в театре на Волге сотрудничают с известным хореографом Юрием Смекаловым, поставившим в рамках проекта мецената Вячеслава Заренкова «Три маски короля» и BACK TO LIFE (в переводе «Возвращение к жизни») с музыкой Михаила Крылова. Последний из этих двух балетов – декабрьская премьера ушедшего 2020 года.



Проект В. Заренкова, рассчитанный не только на самарскую публику, но и на гастроли по России и за рубежом, привлекает демократичностью, желанием отойти от штампов и избитых приемов. Имея команду единомышленников и отличную театральную площадку, меценат и приглашенный им хореограф заранее отвергли сотрудничество по выстроенной схеме. Их работа с самарской балетной труппой обратилась в совместный поиск и коллективное творчество современно мыслящих художников.

Опираясь на литературную основу В. Заренкова, Юрий Смекалов в «Трех масках короля» и BACK TO LIFE предложил оригинальные пластические и режиссерские идеи. При этом, пройдя путь от одного балета к другому, хореограф сумел расширить поле таких идей, почувствовать себя более раскованно в синтетическом соединении разных видов сценического искусства, в насыщении спектакля эффектными средствами выразительности. В чем ему активно помогли композитор Михаил Крылов, музыкальный руководитель и дирижер Евгений Хохлов, автор электронных музыкальных композиций Влад Жуков, оркестровщик и музыкальный редактор Илья Кузнецов, художник-постановщик Вячеслав Окунев, художник по костюмам Сергей Илларионов, художник по видеоконтенту Виктория Злотникова, художник по свету Ирина Вторникова, художник по гриму Ольга Силантьева, ассистент хореографа Виктория Литвинова, автор афиши Александр Бердин-Лазурский.

Решив вырваться за пределы одной сцены, Юрий Смекалов фактически начал BACK TO LIFE с дефиле в фойе театра, где артисты самарского балета и профессиональные модели демонстрировали одежду молодых дизайнеров Самарской области (куратор проекта Мария Казак, коллекции дизайнеров Алсу Бирюковой, Ирины Гончар, Любови Егоровой, Марии Зениной, Алёны Пуртовой). Данный ход подогрел интерес публики к теме-кутюр, заявленной в рассказе и переработанной в либретто балета (авторы – Ю. Смекалов и В. Заренков), обозначал первые драматургические шаги постановщика. Рассматривая разные коллекции модельеров (с этническими элементами, вечерних нарядов, в духе конструктивизма и олимпийской сборной России) публика начинала вникать в контекст предстоящего сценического зрелища. А вот зайдя в зрительный зал, она уже впуталась в режиссерскую интригу с готовой к показу площадкой-подиумом с расставленными по разным углам роялем, арфой, манекеном и машинкой для шитья.

Шелестящая страницами объемных буклетов, впечатленная заявкой будущего спектакля публика, однако, подрастеряла тонус из-за отсутствия привычных звуков настраиваемых инструментов оркестра, которого, как и самой оркестровой ямы, просто не оказалось. Потому она и не сразу заметила, что спектакль тихо начался, что его актеры уже заняли свои места на площадке-подиуме, а стоящий в центре мальчик со скрипкой поднес к ее струнам рабочий смычек.

Рассказ Вячеслава Заренкова «Возвращение к жизни», подаривший жизнь балету Юрия Смекалова, будущим зрителям обязательно следует прочесть. Это важно не только с целью разобраться в сути происходящего, но и для того, чтобы почувствовать разницу между литературным произведением и сценическим. Сюжет Заренкова – это история молодой женщины, по воле рокового случая потерявшей свою семью – любимых мужа и сына. Героиня писателя оказывается у обрыва жизни. От случайного, неравнодушного человека она получает надежду и реальную помощь. После чего трагическая безысходность уходит, сменяется новым этапом преодоления и обретения счастья. У Смекалова же судьба заренковской героини просматривается не конкретно, он видит ее через призму ассоциативных зрелищных картин. И такой подход виден уже в либретто. Именно либретто, а не рассказ становится разъяснением сценическому действу. Потому и название балета не повторяет заголовка рассказа, переводя его в иную пластическую область восприятия.

Спектакль начинается без традиционного открытия занавеса. Монотонными звуками скрипки мальчик раскачивает действие. За ним наблюдают двое взрослых – по либретто его мать и отец. Такой своеобразный драматический пролог подключает публику к истории о семье, в которой погибает сын и отец.

Слышится стук работающей швейной машинки. Под ее ритм идет женское соло. Поднимается вверх монолитный занавес, до этого закрывавший половину сценической площадки. Наверху, почти под колосниками висят макеты пуль-снарядов. Звучит воинственная, разрушительная тема. Танцующий кордебалет в костюмах цвета хаки. Смена картины. На центральном вертикальном экране то ли снег идет, то ли сыпет седой пепел. Фигура одинокой сломленной женщины (Матери). Очевидно, что ее душевная боль невыносима.

На центральном экране лабиринт. Четыре танцовщика, похожих на брутальных спецназовцев, по содержанию олицетворяющих всадников Апокалипсиса – Голод, Войну, Чуму и Смерть. Они, как внезапно нагрянувшая беда. Смена картины. Гламурные балеринки, цокающие по подиуму пуантами, демонстрируют пестроватые оттепельные наряды. Их пронзительные визги приветствуют парней-моделей. Один из них – парниша-мачо, тоже фланирует на пуантах. Эта сцена звучит как воспоминание героини (Матери) о ее прошлом в мире моды. В дуэте девушки (Модели) и юноши (Кутюрье) соединяется прошлое и будущее, появляется надежда на то, что для героини пройдут темные времена.

Второе действие начинается с монолитного, блокирующего сцену занавеса с прорехами. Через них проникают световые лучи надежд. Из центра выходят девушка (Модель) и юноша (Кутюрье) с длинным полотном-фатой. Они исполняют дуэт, вызывающий ассоциации с Мастером и Маргаритой, Пигмалионом и Галатеей. Романтика и позитив пары подавляются четверкой Всадников Апокалипсиса. Из зрительного зала выходит мальчик и передает женщине маленькую швейную машинку. Мужчина уводит мальчика со сцены. Круг замыкается: преодолев трагический этап, героиня (Мать) находит счастье, обретает смысл жизни, что выражается в очень образной, созидающей массовой танцевальной картине.

Звучит лирическая умиротворенная тема. Из центра на сцену-подиум выходят дирижер и музыканты, во время всего спектакля находившиеся в двух дальних нишах по обе стороны сцены. В белых костюмах вальсируют пары. Финальное дефиле счастья завершает балет.

Если бы не оригинальный, выбранный Смекаловым хореографический язык и вполне традиционные формы соло, дуэтов и кордебалетных композиций, то BACK TO LIFE можно было бы принять за перфоманс, в котором мода, с ее кутюром, дефиле и гламуром сыграла ключевую роль в развитии действия. И такой полуперфоманс-полубалет вполне удался Смекалову не без помощи молодой энергии самарской балетной труппы, с энтузиазмом готовой осваивать новые стили. Ожидаемо, что BACK TO LIFE примет молодежная аудитория, охочая до яркого и необычного, быстро устающая от назидательных классических образцов. А вот примет ли спектакль публика, ассоциирующая оперно-балетный театр с лучшими традициями, и не потеряет ли таким образом театр сформировавшийся зрительский костяк – это определит только время.

Фото предоставлены пресс-службой
Самарского академического театра оперы и балета
Автор – Юлия Михеева (Санкт-Петербург)

===========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Мар 02, 2021 3:52 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 10, 2021 9:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021002
Тема| Балет, театр оперы и балета, Персоналии, Иван Негробов
Автор| Ольга Ласкина
Заголовок| Иван Негробов: «На сцене нельзя быть пустым»
Где опубликовано| © Галерея Чижова
Дата публикации| 2021-02-10
Ссылка| https://infovoronezh.ru/News/Ivan-Negrobov-Na-stsene-nelzya-byit-pustyim-67228.html
Аннотация|



16 и 17 февраля победители и участники проекта «Большой балет» выступят в столице Черноземья. Воронежцы увидят лучшие номера нашей пары – Елизаветы Корнеевой и Ивана Негробова, а также оценят мастерство представителей Саратова, Бурятии и республики Коми. Мероприятие состоится при поддержке Центра Галереи Чижова.

В конце декабря ведущие солисты воронежского балета стали победителями одного из самых ярких проектов телеканала «Культура». Елизавета Корнеева и Иван Негробов были признаны лучшей парой четвертого сезона.

Неделя без сна

«Нам очень повезло. Вначале я даже не верил, что мы – участники «Большого балета», – рассказывает Иван. – Я всегда смотрел эту программу и хотел побывать на съемочной площадке. Поэтому, когда мечта осуществилась, эмоций было много. От избытка адреналина первую неделю практически не спал. Везде были камеры, нас постоянно снимали».

Полученный в Воронежском театре оперы и балета опыт, помогал нашим землякам справляться с волнением и настраиваться на нужный лад.

«Перед выступлением я концентрировался и старался собраться, чтобы не дать слабину, – говорит Негробов. – У нас был очень дружный коллектив. Все конкурсанты поддерживали и подбадривали друг друга. Нам с Лизой пригодился опыт, полученный в театре. Благодаря постоянным репетициям с нашими педагогами и художественным руководителем Александром Литягиным, мы были хорошо подготовлены и могли показать все, на что способны».

И танцовщик, и драматический актер

«Большой балет» дал воронежским танцовщикам многое и речь не только о многомиллионной армии поклонников, которую они приобрели благодаря этому проекту.

«В очередной раз я убедился, что надо идти вперед и ничего не бояться. Волнение в нашей профессии – вообще ни к чему. Оно часто все портит, поэтому с ним нужно бороться и побеждать, – считает Иван. – Необходимо доверять своей интуиции. Во время съемок был ужасный, очень яркий, ослепляющий свет, и я ориентировался на свои внутренние ощущения. Танцуя, надо играть как настоящий драматический актер. От начала и до конца. Это самое главное, что я понял благодаря «Большому балету». Тогда будет интересно всем – и жюри, и зрителям. На сцене нельзя быть пустым».

По словам солиста воронежской труппы, его вдохновляли книги, любовь и замечательные поступки, которые совершали окружающие люди.

«Обычно я много думаю о роли, ищу дополнительную информацию о персонаже, вкладываю в образ эмоции, полученные в жизни, – поясняет он. – Подготовка ведется заранее, к началу спектакля ты должен быть полностью наполнен. Играя, к примеру, пирата, нужно быть им, а не просто изображать, что ты пират».

Для воронежцев с любовью

До объявления результатов Иван и Елизавета не знали, что станут победителями. Это был приятный сюрприз и для них, и для поклонников проекта «Большой балет».

«Мы испытали удивление, радость, восторг, – вспоминает танцовщик. – Конечно, предположения были, но 100% уверенность отсутствовала. Я очень рад, что выиграл этот конкурс вдвоем с Лизой потому, что мы вместе проделали огромную работу, научились чувствовать и понимать друг друга».

Если не зацикливаться на победе и каких-то материальных благах, а просто заниматься любимым делом, все обязательно получится, уверен Иван Негробов.

На следующей неделе убедиться в этом смогут жители Воронежа – в театре оперы и балета выступят не только победители, но и участники «Большого балета» – Кристина Кочетова и Алексей Михеев (Саратовский академический театр оперы и балета), Харука Ямада и Эрдэм Сандаков (Бурятский государственный академический театр оперы и балета имени Цыдынжапова), Анастасия Лебедик и Ринат Бикмухаметов (Государственный театр оперы и балета Республики Коми).

Ведущими вечера, который пройдет в рамках фестиваля «Воронежские звезды мирового балета», станут хореографы и танцовщики Софья Гайдукова и Константин Матулевский, а также главный балетмейстер нашего театра Александр Литягин.

«Это будет интересно! Зрители увидят почти всю нашу программу – пять номеров из шести, – анонсирует гала-концерт Иван Негробов. – Нам с Елизаветой предстоит тяжелый, но увлекательный вечер. Мы вспомним «Большой балет» и эмоции, которые там испытали. Зрители также получат массу впечатлений. Вживую выступления смотрятся намного ярче, чем через экран телевизора».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Фев 13, 2021 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021301
Тема| Балет, театр “Астана Балет”, Персоналии, Рикардо АМАРАНТЕ, Артур ЭДСОН, Илья МАНАЕНКОВ, Дэвид ДЖОНАТАН, Уэсли КАРВАЛЬО, Наталия Фернандес МЕНЕС
Автор| Оксана Василенко
Заголовок| Антраша из-за рубежа
Где опубликовано| © "Время" (Казахстан)
Дата публикации| 2021-02-10
Ссылка| https://time.kz/articles/grim/2021/02/10/antrasha-iz-za-rubezha
Аннотация|

Легионеры, экспаты или даже гастарбайтеры. Называйте их как хотите, но с Рикардо АМАРАНТЕ, Артуром ЭДСОНОМ, Ильей МАНАЕНКОВЫМ, Дэвидом ДЖОНАТАНОМ, Уэсли КАРВАЛЬО и Наталией Фернандес МЕНЕС казахстанский балет стал ярче и интереснее. Несмотря на языковой барьер, нам удалось познакомиться с артистами театра “Астана Балет” из Бразилии, Австралии и Израиля.


Илья Манаенков в балете “Легенда о любви”.

Первым ярким и самым запоминающимся впечатлением о нашей стране для артистов из жарких стран стала зима в Нур-Султане. Поэтому каждый из них с удовольствием делится своими ощущениями.

- Здесь очень холодно! - говорит Дэвид Джонатан из Австралии, ведущий солист “Астана Балет” .

- Зимой мне сложно, - откровенничает его коллега из Бразилии Артур Эдсон.

- А я до приезда сюда никогда не видел снега, и именно это меня поразило! - восклицает соотечественник Артура, солист балета Уэсли Карвальо.


Уэсли Карвальо и Айнур Абильгазина.

- Я ненавижу холод и много одеж­ды. Люб­лю климат Бразилии, всегда жаркий, поэтому для меня такая разница была действительно сложной, - честно признается балерина Наталия Фернандес Менес.

- Я тоже большую часть своей жизни провел в стране, где плюс 39, а не минус 29. Вначале у меня даже одежды теплой не было, но теперь, когда все купил, готов к каждой зиме! - бодрится ведущий солист Илья Манаенков из Израиля.

А вот хореограф Рикардо Амаранте, который родом из жаркой Бразилии, только шутит по этому поводу: “Все всегда говорят: “Так холодно!”, “Очень холодно!” Да, здесь и правда очень холодно. Но если честно, мне это не мешает. Ведь в нашей работе мы много потеем, поэтому я предпочитаю работать в холодной стране, чем в теплой. К тому же еда здесь невероятная! Мне очень нравится и еда, и времена года”.

Именно Рикардо стал в труппе театра “Астана Балет” первой иностранной ласточкой. Он окончил Английскую национальную балетную школу и танцевал в Лондоне, Париже, в театрах Бельгии, США и Германии. В тот момент, когда его пригласили в Нур-Султан, Амаранте уже заканчивал карьеру артиста и ставил спектакли на ведущих сценах мира.

Первой его постановкой в Казахстане стал интересный и яркий балет Gaia в нео­классическом стиле, который произвел нешуточный фурор. И руководство театра “Астана Балет” решило предложить ему работу в качестве приглашенного хореографа. Было это в 2016 году.

Для своей следующей постановки - балета A Fuego Lento - Рикардо порекомендовал двух артистов - Дэвида Джонатана и Илью Манаенкова, которые работали с ним в Бельгии. А в 2018-2019 годах труппу пополнили и другие иностранные артисты. Наталия Фернандес Менес покорила техникой вращения, отличной координацией и прыжком Зауре УМБЕТКУЛОВУ, заведующую балетной труппой театра “Астана Балет”, когда та была в составе жюри на международном балетном конкурсе в Сан-Паулу. Такая же история с Артуром Эдсоном, только он получил контракт годом ранее. А Уэсли Карвальо попал в эту труппу после того, как прошел просмотр в Лондоне во время гастролей “Астана Балет” в Линбури-центре Royal Opera House.

Если раньше они танцевали в основном неоклассику, то теперь работают со специалистами, воспитанными на всемирно известной методике русского классического балета. Также все научились использовать элементы национальной казахской культуры, которые придают танцу особую красоту. За этим, а еще за тем, чтобы войти в труппу серьезного столичного театра, они, по их словам, и приехали в нашу страну.

К многому, конечно, пришлось приспосабливаться, но главное - к местному темпераменту и языку общения.

- Я привык работать с хорео­графами в очень быстром темпе. Здесь же, в Казах­стане, все наоборот, и мне потребовалось время, чтобы привыкнуть, - делится Дэвид Джонатан. - Также поначалу было очень сложно общаться без знания казахского или русского языка. Теперь у нас есть рабочий уровень, пусть и ограниченный. Хотя наши репетиции могут проходить на казахском, русском, английском, португальском или французском в зависимости от того, какой учитель, хореограф или гость находится в студии.

- Однажды я хотела заказать в столовой торт, который называется “Молочная девочка” (это теперь я точно знаю название), а тогда без конца повторяла на английском: “Молоко-девушка, молоко-девушка”. Но меня никто не понимал, - вспоминает Наталия Фернандес Менес. - Хорошо, что подошел мой друг из “Астана Балет”, который знал, что мне нравится этот торт. Он объяснил, чего я хочу, и взял для меня “Молочную девочку”. Было неловко и в то же время смешно!

- Когда рядом нет коллег из театра, конечно, приходится нелегко. Однажды мы с четырьмя друзьями-иностранцами попали в забавную историю, когда хотели заказать пиццу по телефону. Женщина на том конце совершенно не говорила по-английски, а наш русский был недостаточно хорош. Мы потратили 45 минут, чтобы все объяснить, были очень голодны и с нетерпением ждали свою пиццу. А когда наконец дождались, это был вообще другой заказ, - улыбается Уэсли Карвальо.

- В первый месяц моего пребывания здесь я умел считать только до восьми на русском языке, потому что в балете мы часто используем именно эти восемь цифр для счета, и мне нужно было их знать. Как-то я собирался заказать такси по телефону, и мне надо было сказать, что мой домашний адрес: Улы Дала, 9. Но как будет “девять” на русском, я не знал и решил выкрутиться, говоря в трубку телефона: “Улы Дала раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, и что потом? Продолжай!” Слово “продолжай” я тоже знал, потому что на репетициях мы постоянно его используем. Таксист попался сообразительный, и когда после “продолжай” я услышал: “Девять?!”, то закричал от радости: “Да! Девять! Улы Дала, девять!” - рассказал свою историю Рикардо Амаранте. - Могу также сказать, что благодаря нам ваши артисты, которые совсем немного знали английский язык, сейчас прекрасно им владеют!

А еще благодаря инициативе Рикардо Амаранте в театре “Астана Балет” встретились и полюбили друг друга Илья Манаенков и солистка балета Ансаган КОБЕНТАЙ. Дело в том, что именно новый приглашенный хореограф предложил пополнить парнями труппу “Астана Балет”, где на тот момент танцевали только девушки!

- С Ансаган мы подружились в аэропорту, когда летели на гастроли, - вспоминает Илья. - У нее была травма, она хромала, и я пытался ей помочь. С тех пор мы начали встречаться.

А потом Илья пригласил ее к родителям в Израиль и прямо у моря на фоне красивого заката подарил кольцо и сделал предложение.

Возможно, это только начало?!

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлены пресс-службой театра “Астана Балет”, Алматы
====================================================================
ВСЕ ФОТО ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 15, 2021 8:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021501
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Мариус Петипа, Юрий Выскубенко, Валерий Целищев, Виктория Дедюлькина
Автор| Екатерина Волкова
Заголовок| Влюбленный Дон Кихот
32 фуэте, сон в летнюю ночь и Санчо Панса на батуте — каким получился новый балет Челябинского театра

Где опубликовано| © "Первый областной"
Дата публикации| 2021-02-14
Ссылка| https://www.1obl.ru/news/kultura/vlyublennyy-don-kikhot/
Аннотация| Премьера


Фото: Марат Муллыев, ИА «Первое областно

13 и 14 февраля в Челябинском театре оперы и балета состоялась премьера «Дон Кихота» — задорной истории влюбленных родом из Испании. В основе — известное либретто и хореографическая схема Мариуса Петипа, который создал этот совсем не классический балет специально для провинциальной Москвы конца XIX века. Балетмейстер челябинского театра Юрий Выскубенко взял схему Петипа, учел все лучшие оттенки, привнесенные в «Дон Кихота» за долгие годы на сцене?, и создал свою веселую историю накануне Дня всех влюбленных (на самом деле премьера должна была состояться еще в 2020, но где он теперь...). Челябинский хореограф-постановщик сжал балет до двух действий, добавил больше любви и жарких испанских танцев. А в интервью ИА «Первое областное» заинтриговал еще больше: пообещал показать ослика Санчо, погадать на руке и станцевать джигу. Смесь получилась фееричная!

На входе в оперный — специальная кабина дезинфекции, где каждого гостя обдают смесью пара и антисептика. В фойе и зале много зрителей: билеты на премьеру раскупили еще в январе. А после того как губернатор Алексей Текслер объявил, что можно залы заполнять на 60 процентов, дополнительные билеты разлетелись еще быстрее, буквально за несколько часов.

Первыми вступают нежные флейты, а на сцене появляются романтические герои — седой Дон Кихот и рыжеватый оруженосец Санчо Панса. Чуть нелепые и очень смешные, они отправляются навстречу приключениям, например на базарную площадь в испанском городке.

Вам совершенно ни к чему делить балет на акты и подробно читать само либретто. Хватит двух строчек: Китри и Базиль любят друг друга, но отец девушки хочет выдать ее замуж за богатого дворянина. И только мимолетный и смешной рыцарь Дон Кихот помогает влюбленным обрести счастье.

Лучше погрузитесь в эти танцы и страсти, кипящие на сцене. Эта драматичность, совсем несвойственная классическому балету, делает действие понятным, наполненным любовью до бабочек в животе. Вспомните, как вы в первый раз влюблялись. Как заигрывали на грани, гладили по щеке, смеялись и чувствовали очень, очень громко. Нахальный, красивый и нежный Базиль (Валерий Целищев), изящная и задорная Китри (Виктория Дедюлькина) эта пара вихрем летает по сцене, вовлекая в свой танец весь кордебалет!

Кипит вся рыночная площадь: кордебалет не служит фоном, а живет своей жизнью. Его герои флиртуют, кричат тосты, стучат в бубны, танцуют, ссорятся, кажется, даже анекдоты рассказывают. И уже через пару минут действа ты уверен, что можешь протянуть руку, подхватить кружку с ближайшего подноса, похлопать вон того идальго по плечу и поцокать языком проходящей в пируэтах красотке. А потом моргаешь и обнаруживаешь, что по-прежнему сидишь в правой одиннадцатой ложе, во втором ряду рядом с табличкой «соблюдайте дистанцию».

Разглядывать костюмы и декорации — особое эстетическое удовольствие, обязательно берите бинокли! Тонкое шитье, ажурные сетки, идеальные завитки волос — костюмы и образы персонажей, равно как и декорации давней Испании, для постановки передал Большой театр. Костюмерам и мастерам челябинской сцены пришлось попотеть, чтобы разместить массивные колонны и огромную мельницу в нашем Театре оперы и балета — но результат ошеломительный. Это стало своеобразной данью памяти сценографу Сергею Бархину, который был автором декораций. К сожалению, художник навсегда остался в коронавирусном 2020-м.

Возвращаемся на площадь, где появляется роскошный тореадор Эспада (Алексей Шакуро). Как он сложён, как двигается, как прищелкивает пятками и размахивает капоте, о боги! Остается только дышать и влюбляться. Горячие испанские танцы не нуждаются в словах, тем более что танцовщики мастерски проявляют эмоции жестами, мимикой и цельным движением. Они говорят танцем и звуками, и нам этот язык инстинктивно понятен. Macho и hembra (кастаньеты) в руках Китри, нежные переливы арфы в ночном адажио, гром и молния в битве с ветряной мельницей, шорох вееров, звон монисто — эти звуки просят топать ногой и прищелкивать пальцами в такт.

И страстно, от души смеяться, потому что Дон лихой и немного придурковатый, Гамаш потрясающе нелеп (а так двигаться — очень тонкое искусство, браво, Александр Цвариани!), Санчо действительно летает по сцене (даром что к Николаю Юскину примотали лишний килограмм объемистого и очень жаркого живота). А как умер Базиль — господи, всем бы такую смерть!

«Давай, давай!» — нахально, громко и очень по-челябински кричит некая дама с балкона, когда Базиль и Китри готовятся к завершающему па-де-де. Танцоры на доли секунды теряют лицо, прыскают от смеха и снова со страстью бросаются танцевать — крутить 32 фуэте и совершать невероятные прыжки и поддержки.

И в этом «давай, давай!» вся любовь Челябинска — к заводным испанским танцам, цыганским пляскам, пантомиме и безудержному веселью. И может, для Челябинска можно было перекроить шаблон еще смелее, забыть про пафосную свадьбу во дворце и устроить шумное застолье в той же таверне или прямо на площади. Хотя с этим мы и сами справимся — праздник все-таки.

===================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 15, 2021 9:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021502
Тема| Балет, Гамбургский балет, Премьера, Персоналии, Франц Шуберт, Джон Ноймайер, Сильвия Аццони, Александр Рябко, Элен Буше, Эдвин Ревазов
Автор| Андрей Галкин
Заголовок| «Вы снова здесь, изменчивые тени…»
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2021-02-15
Ссылка| https://musicseasons.org/vy-snova-zdes-izmenchivye-teni/
Аннотация| Премьера



«Призрачный свет» на музыку Франца Шуберта сочинялся Джоном Ноймайером летом прошлого года, в недели, когда Гамбургский балет, как и другие театры, все еще простаивал без спектаклей в полной неясности будущего. Одному хореографу ведомо, какой верой в искусство и жизнь нужно было обладать, чтобы на исходе перекореженного отменами сезона не пасть духом, а творчески осмыслить выдвинутые временем условия. Чтобы, не нарушая установленных ограничений, свести в одной постановке прославленных звезд (Сильвию Аццони, Александра Рябко, Элен Буше, Эдвина Ревазова), набирающих репертуар артистов (Эмили Мазон, Мадоку Сугаи, Кристофера Эванса), недавно присоединившихся к труппе танцовщиков (Феликса Паке, Атте Килпинена) и обычно неведомых зрителю членов кордебалета, подарив им всем так нужное сегодня ощущение востребованности. Считать ли после этого случайностью счастливую судьбу нового спектакля? Осенью, сразу после премьеры, во время первых же гастрольных показов в Баден-Бадене, он был заснят и теперь через посредство трансляции разлетелся по миру, давая повод говорить о торжествующем над преградами таланте Ноймайера и подопечной ему труппы.

Приметы времени налицо. Балет идет под рояль. В ансамблях артисты соблюдают дистанцию. «Контактные» дуэты исполняют те из них, кто и за пределами сцены является парой. Остальным дозволены лишь мимолетные соприкосновения по ходу танца и общение глазами. Встречи взглядов, полных личного, сокровенного смысла и неизменной доброты, составляют важнейших слой действия. Они настаивают на сохраняемом, в пику физической разобщенности, единстве, на непрерывной, вопреки вынужденным остановкам, вовлеченности в творчество.

Ту же идею передает название. «Призрачный свет» в техническом смысле – сигнальная лампа, горящая над сценой тогда, когда на ней нет ни репетиций, ни спектакля. Метафорически же это – негаснущий огонь, из которого, как бы ни было темно кругом, обязательно возгорится новый день жизни. В его лучах, в час тишины и пустоты, сходятся прошлое, настоящее и будущее; герои знаменитых ноймайеровских постановок («Дамы с камелиями», «Щелкунчика», «Нижинского»), любимые хореографом театральные типажи и просто солисты, выносящие то более, то менее оформленные танцевальные наброски – эхо былых и предвестия еще не созданных, таящихся в замыслах спектаклей. А между ними, незримая для всех, ступает Сильфида Марии Тальони, провозвестница и хранительница балетных традиций, осеняющая своим присутствием их развитие на современной сцене.

Ноймайер почти бравирует эскизностью целого. Он сочиняет адажио, трио, квартеты, моторные драматичные монологи и многоголосные ансамбли, пробует одни и те же движения в мужском и женском, сольном и групповом исполнении. Хореография свободно переключается из стиля в стиль, так что в ее присутствии все время по-иному звучит музыка: в Шуберте слышится пламенная лирика Шопена, изысканная хрупкость Скрябина.

Однако же балет – не просто собрание миниатюр. За их последовательностью не трудно заметить определенный порядок.

Вначале преобладает все, связанное с рождением танца. В партиях трех солистов проводится, видоизменяясь, пластический лейтмотив: кулаки расставленных в стороны рук разжимаются, пальцы намечают принятое в классике положение. Обе руки устремляются к центру груди, поясница подается назад, корпус склоняется к коленям, тело складывается, чтобы раскрыться в ряде неклассических, невыворотных движений. После них танцовщик встает в пятую позицию. В développé он открывает ногу в сторону, поворачивается в арабеск, складывает руки за спиной и опять выходит из классического канона. Еще нагляднее образ запертого, ждущего освобождения танца дан в четвертой мужской партии, расширяющей и варьирующей тот же основной лейтмотив. Элементы классики прорываются через подрагивания ладоней, скованных локтей, плеч, шеи и спины, неловкие судороги тяжелого, словно скрепленного шарнирами тела. Но вот танец вступает в права. Сцену заполняют артисты. Одна из танцовщиц присаживается около рояля и вслушивается в музыку. Сильфида поднимается на пальцы, отмечая переход от беглых этюдов к вполне законченным миниатюрам.

Своим чередом сменяются эпизоды с участием балетных персонажей. Маргарита Готье, блуждая по пустой сцене, встречает Армана и уносится с ним в отголосках «синего» дуэта. Рояль тем временем молчит, оставляя любовников в тишине, в вечном преддверии мимолетного счастья. Мари Штальбаум примеряет первые в жизни пуанты, делает начальные па вариации феи Драже, сочиненной Львом Ивановым, знакомится с племянником Дроссельмейера. Надолго действием завладевает фигура Нижинского. По сути, Ноймайер слагает четвертую, после «Вацлава», титульного балета и «Павильона Армиды», сценическую фантазию на тему его биографии. Сперва танцовщика, вышедшего к лампе, источнику «призрачного света», обступают наваждения творчества. Мужской ансамбль окружает Нижинского вихрем комбинаций, а он подхватывает их, падает в изнеможении, закрывается от одолевающих мыслей. Потом все успокаивается. В полумраке, под нежным взором Сильфиды, к Вацлаву спускается Солистка – одновременно и муза, и ученица, и партнерша, и жена. В адажио с нею герою дарован идеальный союз, слияние душ и тел. Драму жизни, неутоленного поиска человеческого участья, оборачивающегося горем непонимания и разлук, дотанцовывают за Нижинского двое солистов (Матиас Оберлин и Давид Родригез). Позы, которыми он огораживает себя от потоков сознания, отзываются и разрешаются в партии Элен Буше – Примаверы Боттичелли в голубой тунике, исполняющей лунный дуэт с Якопо Белусси, танцовщиком, красивым рафаэлевской красотой.

В отсутствии писаного либретто, при заданной отрывочности драматургии, часть происходящего в спектакле проясняется не сразу. Так, в последние секунды становится понятным, что Кристофер Эванс – один из трех солистов, выступавших в начале, воплощает образ самого хореографа. Заканчивается большая кода, заново перебирающая все, показанное ранее, и этот безымянный персонаж остается один. Он повторяет движения основного лейтмотива и садится на стул перед лампой. Со всех сторон из темноты к нему шагают герои балетов – порождения фантазии, не покидающие его в час, когда театр закрыт и светит «призрачный свет».

Фото © Kiran West с сайта hamburgballett.de
===========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Мар 02, 2021 3:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 15, 2021 9:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021503
Тема| Балет, Золотая Маска, БТ, "Жизель", Персоналии, Ратманский, Смирнова, Беляков, Шипулина
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Постарела, похорошела
«Жизель» Большого театра на «Золотой маске»

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №26/П от 15.02.2021, стр. 11
Дата публикации| 2021-02-15
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4692055
Аннотация| Золотая Маска


Художник Роберт Пердзиола (номинант «Маски») обставил и нарядил спектакль по образу и подобию «Жизели» Александра Бенуа
Фото: Михаил Логвинов/Большой театр / Коммерсантъ


Балетный конкурс «Золотой маски» открыла «Жизель» Большого театра. Старинный романтический балет, реконструированный Алексеем Ратманским, получил шесть номинаций: кроме главной — «лучший спектакль», на «Маски» претендуют балетмейстер-постановщик, художник и трое исполнителей. Шансы «Жизели» оценивает Татьяна Кузнецова.

Шансы изначально были высоки: в прошлом, искалеченном вирусом сезоне качественных премьер до мартовского карантина состоялось немного — в конкурсе оказалось всего четыре балета. Один из них — камерные «Русские тупики II», поставленные Максимом Петровым в Мариинском театре,— из состязаний выбыл: серьезную травму получил один из четырех исполнителей. Помимо балетмейстера и трех артистов за бортом оказалась и композитор Настасья Хрущева.

Три оставшихся спектакля — историческая классика в разных интерпретациях. Раньше считалось, что в конкурс «Маски» не допускаются редакции, повторяющие уже существующие версии, но похоже, с недавних пор это правило отменено. Ленинградский «Бахчисарайский фонтан» Ростислава Захарова 1934 года экс-прима Мариинки Дарья Павленко перенесла в Самару во всех его драмбалетных подробностях. Еще один конкурент «Жизели» — «Дон Кихот» Музтеатра Станиславского, первый балет Рудольфа Нуреева, представленный в России. Нуреевская версия сильно отличается от принятой у нас, и в сравнении с традиционным «Дон Кихотом» вольные фантазии эмигранта выглядят весьма курьезно, особенно по части характерных танцев.

На фоне конкурентов «Жизель» Большого, которую скрупулезный Алексей Ратманский реконструировал по архивным записям из шести источников (см. “Ъ” от 25 ноября 2019 года), выглядит неуязвимой — по общей культуре постановки и режиссерско-хореографическим открытиям, совершенным постановщиком. В дополнение к этому трактовка ролей в этой «Жизели» изрядно отличается от привычной. В частности, уничтожен советский акцент на сословных различиях, так что бойкая девица Жизель, отлынивающая от сельхозработ, вовсе не робеет перед псевдокрестьянином Альбертом, а с гордостью представляет его матери и односельчанам в качестве жениха. Возвращенные из небытия мизансцены доказательно совпали с музыкой и сделали поступки персонажей более логичными.

Хореографически «Жизель» тоже преобразилась. Из мужской партии ушли большие прыжки ХХ века, зато запестрели старинные заноски; отреставрированное «крестьянское» па-де-де, помимо прочих тонкостей, одарило невиданными дуэтными пируэтами с поддержкой одной рукой; танцы пейзан заплелись хороводными виньетками. Преобразился и второй акт — и по мизансценам, и хореографически. Из самых заметных находок — рисунок в виде креста из виллис, найденный балетмейстером во французских архивах; взволнованная массовая фуга, заново сочиненная Ратманским взамен утраченной, и принципиально иной финал, в котором уходящая под землю Жизель благословляет возлюбленного на брак с бывшей соперницей.

Но, возможно, самым принципиальным новшеством стали темпы «Жизели», последние полвека замедлявшиеся по воле артистов и в па-де-де второго акта доходившие почти до карикатурной неторопливости. Вернув историческую быстроту, Ратманский заставил всех (от кордебалета до премьеров) танцевать четко и поворотливо, а в мизансценах объясняться точно и конкретно. В итоге танцы стали живее и виртуознее, а действие — динамичнее и человечнее. Однако трудно было ожидать, что этот возбужденный темп получится удержать после премьеры — ведь артистам куда комфортнее танцевать по-старому, тем более что в репертуаре Большого сохранилась привычная версия Юрия Григоровича.

Тем более неожиданным оказался «масочный» спектакль: маэстро Клиничев держал спринтерский темп премьеры, и артисты (за минимальным исключением) с ним справлялись, не жертвуя качеством исполнения, хотя временами кордебалетные массы крестьян и привидений действовали с излишней строевой четкостью. Балерина Смирнова, хоть и не отличалась темпераментом и бойкостью, требуемыми для этой Жизели, танцевала почти безупречно, а мимировала так внятно, что даже в ее безумии легко прочитывался связный внутренний монолог. Высокий длинноногий красавец Беляков играл в аристократа с непринужденной естественностью, поразительно легко справлялся с каверзами быстрых антраша, а своими по-московски широкими и резкими entrechat-six не раз срывал непредвиденные аплодисменты. Третья номинантка, Екатерина Шипулина — излишне резкая и свирепая в роли Мирты — явно осталась за рамками конкуренции, хотя стремительные темпы позволили ей замаскировать явный недостаток прыжка, необходимого для этой полетной роли.

Конечно, любой конкурс чреват неожиданностями, да и мнение практиков (возглавляет жюри Вячеслав Самодуров, худрук Екатеринбургского балета) обычно расходится с позицией критиков. Однако одно можно сказать с уверенностью: Большой театр, часто теряющий достижения своих премьер, на сей раз интереснейшие исследования Ратманского не утопил в репертуарной рутине.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Мар 02, 2021 3:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 15, 2021 6:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021504
Тема| Балет, Золотая Маска, БТ, "Жизель", Персоналии, Ратманский, Смирнова, Беляков, Шипулина
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Балетом «Жизель» на исторической сцене Большого театра стартовала «Золотая маска»
Непризрачные шансы на победу

Где опубликовано| © Газета "Московский Комсомолец"
Дата публикации| 2021-02-15
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2021/02/15/baletom-zhizel-na-istoricheskoy-scene-bolshogo-teatra-startovala-zolotaya-maska.html
Аннотация| Золотая Маска

Фестиваль «Золотая маска», наконец, начал в «живом» формате представлять спектакли, номинированные на высшую Национальную театральную премию. Хотя выбор номинантов в этом году оказался невелик. Из-за пандемии большинство премьер было перенесено, так что в номинации «балетный спектакль» в масочном шорт-листе всего-навсего три работы. Все спектакли – традиционная балетная классика: Большой театр как раз в эти дни дал блок «Жизелей», «Стасик» (театр Станиславского и Немировича-Данченко) через неделю покажет «Дон Кихота» в редакции Нуреева, а Самарский театр оперы и балета в марте привезёт в столицу спектакль эпохи советского драмбалета «Бахчисарайский фонтан».


ИТАЛЬЯНСКИЙ ТАНЦОВЩИК ЯКОПО ТИССИ В РОЛИ АЛЬБЕРТА В БАЛЕТЕ «ЖИЗЕЛЬ» (РЕДАКЦИЯ АЛЕКСЕЯ РАТМАНСКОГО). ФОТО БАТЫР АННАДУРДЫЕВ, INSTAGRAM.COM/JACOPOTISSI

При этом если артистов Большого, Мариинского и Самарского театров в соответствующих номинациях отметили сполна, то театр Станиславского-Немировича Данченко в мужской номинации обошли – за победу с другими исполнительницами тут будет бороться только прима балетной труппы Оксана Кардаш, поскольку ни один из премьеров «Стасика» на премию номинирован не был. Хотя новая для нашего балета техника танца, культивируемая когда-то Нуреевым в Парижской Опере, поражает воображение и сегодня.

Партию Базиля Нуреев ставил на себя, применяя «высшую балетную математику» к своим незаурядным способностям. Суперусложненные и навороченные па, обилие самой замысловатой мелкой техники особенно ловко преодолели два блестящих премьера этой труппы Денис Дмитриев и Иван Михалёв, но отборочная комиссия экспертов «ЗМ» странным образом не заметила. Видимо потому, что среди членов уважаемой комиссии представителей этого театра не оказалось. Впрочем, такая близорукость для экспертов «Маски» редкостью не является: в прошлом году «масочная» комиссия проглядела потрясающего исполнителя балета Бежара «Парижское веселье» Алексей Путинцев, выдвинув за главную роль в этом балете значительно уступающего ему в трактовке этого образа танцовщика, игравшего в первом составе — очевидно, этот факт и сыграл в таком несправедливом решении, основную роль.

Но если для мирового балетного театра хореография Нуреева не смотря на свою сохраняющуюся (особенно для России) актуальность, всё же давно пройденный этап (впервые на Западе Нуреев «Дон Кихота» в 1966 году, а в репертуаре Парижской оперы он появился 14 лет спустя), то важность номинированной от Большого театра работы Алексея Ратманского трудно переоценить. При этом только этот театр может себе позволить сделать такой роскошный, крупноформатный и затратный спектакль, с огромным количеством артистов, значительно превышающем численность в «традиционных» версиях «Жизели» (более 50-ти в сцене праздника виноградарей). В спектакле на сцене используют, даже белогривых лошадей, как собственно это и было в первоисточнике (в Парижской Опере их было четыре) …

Созданный в Парижской опере в 1841году хореографами Жаном Коралли и Жюлем Перро, балет «Жизель» считается самым хорошо сохранившимся из старинных балетов классического наследия, однако первоначальный его облик значительно отличался от привычного нам сегодня. Новая «Жизель» — уже 14-я (!) версия этого балета в Большом за всю его историю, и соседствовать она теперь будет с версией Юрия Григоровича, тоже сохранившейся в репертуаре.

Ратманский сделал спектакль близким к балету Коралли и Перро, который назывался в 1841 году - "Жизель, или вилисы". Чтобы отличать его в афише от балета в редакции Григоровича , было бы и сегодня резонно называть его так, как он назывался когда-то. Ведь по сути перед нами два совершенно разных спектакля, с разными героями, которые имеют не только совершенно другой характер, но и зовут некоторых их них в первоначальном варианте (но, к сожалению, не в спектакле Ратманского) несколько по-иному: лесничий Иларион, вместо Ганса; сам главный герой Альбрехт, а не Альберт, и он не граф, как это сейчас принято, а герцог (или даже принц) Силезии. У двух балетов имеются даже два совершенно разных финала...

Собственно, реконструкцией сам Ратманский, как скрупулезный и добросовестный исследователь, свою редакцию не считает, хотя и использует массу любопытнейших исторических документов. Например, записи танца из гарвардского архива Николая Сергеева. В случае с «Жизелью» Ратманский привлекает в своей работе еще один уникальнейший источник — открытые в начале нового тысячелетия в Германии и опубликованные в 2008 -ом нотации балета «Жизель», записанные в 50–60-х годах XIX века французским балетмейстером Анри Жюстаманом. Учитывает постановщик в своей работе, кроме того, и множество других малоизвестных раритетов.Тем не менее он подчеркивает, что перед нами новая, хотя и основанная на документах, версия . Так он, вероятно, специально, проигнорировал некоторые детали, которые первоначально имелись в балете "Жизель, или вилисы». Так, во втором акте он опускает сцену погони вилис за крестьянами, которые лесом возвращались с праздника. На голове Жизели в этом акте не видим венка вилисы, а в первом акте он не делает акцент на попытку самоубийства шпагой ни Жизели (поскольку не поддерживает популярную ныне версию самоубийства крестьянской девушки), ни Альберта. Сейчас существуют технологии специального «состаривания» картин, для того чтобы выдать их за подлинник, и эти детали такую дополнительную "старинность" балету Ратманского несомненно бы придали. Однако Ратманский намеренно от них отказывается, зато заново сочиняет утерянную хореографию «фуги вилис»…

От первоначального спектакль Ратманского отличает и его оформление, за которое на «Маску» выдвинут сценограф и художник по костюмам Роберт Пердзиола. Всю ту красоту, которую мы видим на сцене, он воссоздал не по частично сохранившимся эскизам и картинам, запечатлевшим шедевр эпохи романтизма, а по эскизам Александра Бенуа, оформлявшего спектакль как для Парижской Оперы в 1924 году, так и для легендарного дягилевского сезона 1910 года. Тогда-то он и создал для «Бога танца» Вацлава Нижинского скандальный и неприличный по меркам того времени костюм в стиле художника раннего Возрождения Витторе Карпаччо. Именно за этот костюм на следующий день после показа в 1911 году танцовщик был уволен по приказу вдовствующей императрицы, которая впоследствии это отрицала. Но современный зритель ничего скандального в нём, разумеется, не обнаружит.

Чрезмерно ярких цветов костюмы по эскизам Бенуа герцога (в первоначальном варианте князя) Курляндского, а также его дочери и невесты Альберта - Батильды - тоже имеют свой смысл. Чтобы оправдать сцену, в которой крестьянская девушка пробует на ощупь ткань платья приехавшей на охоту герцогини, оно должно иметь необычный яркий бирюзовый оттенок и поражать современного зрителя, точно так, как оно поразило Жизель…

Что касается исполнителей, то на «Золотую маску» от Большого театра выдвинуты сплошь достойные имена: в женской номинации это поэтичнейшая и истаивающая как облачко Жизель - Ольга Смирнова, а также строгая, техничная и четкая в движениях повелительница вилис Мирта – Екатерина Шипулина; а в качестве лучшего танцовщика - зависающий в полетных прыжках великолепный Артемий Беляков. Но ничуть не хуже станцевал эту партию в День всех влюбленных и и на следующее утро после своего Дня рождения итальянец Якопо Тисси, который был в этой роли не только завораживающе совершенен, но и наиболее красиво из всех исполнителей воспроизвел старинные мужские технические трюки.

Понять логику присуждения высшей Национальной театральной премии чрезвычайно трудно. Как всегда, здесь присутствует множество подводных и не совсем художественных по своему смыслу течений и расчетов, лоббирования определенных интересов, наконец, личных пристрастий и вкусов членов жюри… Знаю, что эта «Жизель» сильно не нравится, и даже вызывает раздражение некоторых традиционалистов (впрочем, как и нуреевский «Дон Кихот»). Но я сильно удивлюсь если этот выдающийся спектакль вообще никак не будет оценен жюри…


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Мар 02, 2021 3:57 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 18, 2021 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021801
Тема| Балет, Чувашский театр оперы и балета, Персоналии, Елена Коцюбира
Автор| Мария Готлиб
Заголовок| Елена КОЦЮБИРА: «Я сразу сказала — едем!»
Где опубликовано| © Газета «Советская Чувашия»
Дата публикации| 2021-02-17
Ссылка| http://sovch.chuvashia.com/?p=233844
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В нынешнем сезоне труппу театра оперы и балета украсила новая прима-балерина — лауреат международных конкурсов Елена Александровна Коцюбира. За ее плечами Пермское хореографическое училище (класс Людмилы Сахаровой) и годы работы в разных балетных труппах Санкт-Петербурга и Москвы, а также более десятка зарубежных гастролей. В репертуаре Елены как классические партии из «Жизели», «Лебединого озера», «Спящей красавицы» и многих других балетов, так и современные, из постановок Константина Кейхеля, Георгия Алексидзе, Анатолия Емельянова. В интервью «СЧ» Елена Александровна рассказывает о том, почему ее выбор пал на Чебоксары и как современной балерине удается сочетать карьеру и семейную жизнь.



— Вопрос, который в первую очередь приходит в голову: почему прима-балерина с успешной карьерой в столицах вдруг выбрала Чебоксары?

— Мой супруг (главный режиссер театра оперы и балета Максим Жучин. — М.Г.) работал здесь с 2009 по 2012 год, он был директором и главным режиссером. Потом у нас была жизнь в Петербурге, мы работали, он в своей сфере, оперной, я в балете — и в прошлом феврале его снова пригласили в Чебоксары. Не знаю, почему, но я сразу сказала — едем. В Чебоксарах я до этого ни разу не была, но была наслышана, что город хороший, очень зеленый, а для меня это очень важно, потому что у нас дети — а для меня семья, личное, стоит все-таки на первом месте.

Начать работать получилось только с августа месяца. Я пришла в театр, в труппу, и это было очень интересно. Оказалось, что здесь есть и знакомые — наш балетный мир тесен, мы практически все друг друга знаем и довольно часто встречаемся на гастролях в разных городах и странах. Станцевала «Спящую красавицу» — было очень приятно работать, а больше всего — чувствовать и видеть, как реагирует зритель, публика здесь очень теплая.

— Существует стереотип, что балет — такое искусство, которое поглощает человека полностью, ради того, чтобы достичь высоких результатов, приходится жертвовать семьей, обычной «человеческой» жизнью (особенно это относится к женщинам). Это так?

— Сейчас это уже совсем не так, и успешно сочетать семью и работу — совершенно нормально. Есть прима-балерины, у которых по трое детей, и они прекрасно выглядят, прекрасно вернулись в работу. Понятно, что без помощи не обходится. Меня, например, очень поддерживает мама.

— Расскажите, как строится день балерины? Как вы живете, работаете, что едите? В представлении зрителя балерина — это какое-то неземное создание, у которого и жизнь какая-то особенная.

— Конечно, балерина должна следить за собой, за своей внешностью, за красотой. И если смотреть глубже, на это влияет и ее внутреннее состояние. Что касается питания, лично у меня нет каких-то диет — такая структура, но кому-то приходится и ограничивать себя, не только ради внешнего вида, но и заботясь о партнере.

— Наверное, трудно было поддерживать форму во время пандемии…

— История с пандемией — это очень необычный опыт. Как раз перед этим у меня было очень много работы, большие планы (гастроли в Испании, Бельгии, Швейцарии), и с одной стороны, огорчало, что они расстроились, но с другой — я настолько устала… И решила: раз так, значит, нужно отдохнуть. Все, что ни делается, все к лучшему. В итоге отдых затянулся практически на полгода — первый концерт-открытие сезона был в конце сентября. Понятно, что такой перерыв не впервые, были и декреты, но там другое, ты сосредоточен на ребенке, а тут — просто сидишь. Вернулись мы довольно легко и благополучно, но это, конечно, уникальный случай.

— Какие у вас планы здесь? В каких постановках вы хотели бы станцевать?

— Мои планы — танцевать в любимых спектаклях, дарить зрителям истинное искусство, эстетику, профессиональное исполнение. Я танцевала многие спектакли, которые здесь идут, но самый любимый — это, конечно, «Баядерка». По стилю, красоте, музыке, редакции, отношению, сюжету, краскам, эмоциям, энергии это все очень ложится мне на душу. И очень люблю «Кармен». Я ее частично танцевала, но полный спектакль пока не удалось, потому что в Петербурге он идет только в Мариинском театре, а в других местах — только отдельные номера. Я люблю яркие партии, хотя меня некоторые считают лиричной балериной (пока не увидят в каком-то «злом» образе).

— А в балете тоже у артистов есть амплуа?

— Да, конечно. Вот Белый лебедь — он лиричный, грациозный, а Черный — он коварный, жесткий, жестокий, он пытается разрушить любовь. И важно найти это внутри себя. Мне всегда интересно в образе это сочетание злости и эстетической и пластической красоты.

— И все же, если возвращаться к режиму, что делает артист балета целый день?

— С утра, так составлен режим почти везде, идут классы, где мы выполняем движения, работаем у станка, танцуем, ощущаем себя в зале, чтобы потом внести что-то найденное здесь в танцы на сцене, в спектакли. Далее репетиции, в зависимости от текущего репертуара. Мы репетируем с педагогом — всегда хорошо, когда есть глаз со стороны. Здесь мой педагог Галина Сергеевна Васильева. Я не видела ее на сцене, но это человек, который внушает глубокое уважение, очень профессиональный и интересный. Она дает ценные советы, и хотя у меня у самой большой опыт, они оказываются полезными.
Потом я могу прийти еще раз вечером или после репетиции — что-то проверить, попробовать то, что предложил педагог, как это будет в ногах, в теле.
Балерины иногда могут и преподавать. Я, например, преподавала в частных школах. Здесь, в Чебоксарах, меня приглашали дать мастер-класс в Академии искусств.

— Жаль, что в Чебоксарах нет своего балетного училища.

— Да, это очень печально. В дальнейшей судьбе девочки, которая пришла в балетную студию, должна быть определенность — куда двигаться дальше. Это не должны быть просто занятия, как в обычных студиях для общего развития. Потом их нужно направлять дальше. Хотелось бы, чтобы школа здесь выпускала артистов балета, с дипломом (пусть даже и не уровня таких больших училищ, как в Москве, Санкт-Петербурге, Перми, Новосибирске). Иначе выходит, что в 10 лет девочка должна оставить семью, уехать…

— Можете дать какой-то совет девочкам, которые мечтают стать балеринами, и их родителям, чтобы добиться успеха на этом поприще?

— Балет — это благородно, это здорово, придает девочке определенный жизненный характер. Но это большой труд, и должна быть какая-то настырность, готовность работать даже в совсем юном возрасте, в 9-10 лет. Если девочка очень способная, имеет хорошие данные и родители очень хотят, а она не хочет, то, возможно, ничего и не получится. А иногда, даже если способности не такие уж выдающиеся, но есть большое желание, она может достичь гораздо большего успеха, чем тот, кто не хочет. И очень важно работать именно с профессиональными педагогами, у которых есть опыт и репутация, ведь танцевать самому и учить — это разные вещи, и не каждая прекрасная балерина может стать хорошим учителем.

— Хватает ли у вас времени на хобби, увлечения? Чем вы занимаетесь на досуге?

— Я очень люблю джаз, не могу без него жить — в Петербурге постоянно ходила в джазовую филармонию, здесь мне тоже посчастливилось попасть на фестиваль саксофона. Ходила на спектакли театра Михалкова, когда он сюда приезжал. Я обожаю ходить в театр, хотя и так провожу здесь целый день. Еще люблю природу, леса, реки, свежий воздух — это для меня очень важно. Зимой — кататься с горок, летом — ездить за грибами, за ягодами… Это я, пожалуй, могу назвать своим хобби, и в этом смысле Чебоксары — прекрасное место.


Фото из личного архива Елены Коцюбира
В балете нужна не только техника, но и глубина драматических переживаний. Елена Коцюбира в роли Жизели.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 18, 2021 5:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021802
Тема| Балет, «Золотая Маска», БТ, Персоналии, АРТЕМИЙ БЕЛЯКОВ
Автор| Арина Ильина
Заголовок| АРТЕМИЙ БЕЛЯКОВ
"ЖИЗЕЛЬ", БОЛЬШОЙ ТЕАТР, МОСКВА

Где опубликовано| © Maskbook – интернет-ресурс Фестиваля «Золотая Маска»
Дата публикации| 2021-02-18
Ссылка| http://maskbook.ru/artemij-belyakov/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

# Балет/современный танец
# Жизель
# Мужская роль




Помимо премьерского статуса в Большом театре вы также заявили о себе как хореограф. Ваш первый балет мы еще очень ждем, но уже хочется спросить вас как хореографа. Как думаете, почему во времена осовременивания классических сюжетов вдруг появляется восстановленная версия балета XIX века? Что это? Откат, возвращение к утраченным ценностям, просто любопытство из серии «а давайте посмотрим, как было»?

Мне кажется, дело в спросе. Зритель сейчас чувствует острую нехватку сюжетных полнометражных спектаклей, чтобы было красиво и понятно. Как хореограф я как раз поддерживаю постоянный творческий поиск, разработку нового пластического языка, но для восприятия это бывает сложно. А для современных полнометражных спектаклей часто выбирают сюжет, совершенно не приспособленный для балета. Все выглядит натужно и затянуто. Вот и получается, что мы все время возвращаемся к классике.

В Большом театре теперь две разные «Жизели». Такое уже было в 1997 году, когда свою «Жизель» поставил Владимир Васильев. С течением времени в репертуаре «выжила» только классическая версия Григоровича. Как бы вы объяснили, в чем ценность нового спектакля Алексея Ратманского? Насколько он имеет право на жизнь рядом с Григоровичем? Почему новую «Жизель» нужно смотреть?

Версия Алексея Ратманского как раз более аутентичная и точнее стилизована. На этом спектакле можно уловить ту особую атмосферу, которая присутствует на старых черно-белых записях, когда видео воспроизводится немного быстрее, а техника выглядит более плотной и насыщенной. Но опытные зрители больше привыкли к редакции Юрия Григоровича. В целом каждый волен выбрать наиболее симпатичную ему версию. Редакция Григоровича запланирована в репертуаре на этот сезон. Можно сравнить!

Одним из главных новшеств в «Жизели» стала восстановленная пантомима. С одной стороны, она придает действию нарочитую театральность, будто делая историю заведомо ненастоящей. Скорее всего, поэтому от нее как от «рудимента» и избавлялись в советское время. Однако в новой «Жизели» произошло противоположное: эта игровая пантомима вдруг превратила красивых возвышенных персонажей в живых земных людей, с которыми такие драмы происходят сплошь и рядом. Получается, избавляясь в течение XX века от натужной театральности, постановщики изобрели какую-то другую театральность? Как вам кажется с профессиональной точки зрения?

Все-таки в советское время скорее избавлялись от «балетной фальши». Пантомима, как технический элемент, просто оказалась самым доступным для модернизации театральным приемом. Однако бессюжетные спектакли как раз противоречили идеологии и оказывались на периферии развития балетного искусства. При этом именно чистый танец – единственное, что в балете не становится рудиментом. В общем, изменения были связаны не с развитием жанра, а с идеологией. А история балета Большого театра с 1964 года связана исключительно с работой мастера Юрия Григоровича. Его творчество действительно во многом сформировало лицо балетной труппы театра. Поэтому «другая» пантомима в новых постановках — это не противопоставление советской эпохе, а скорее альтернатива «школе» (позволю себе так назвать) Григоровича.

Стала ли работа над пантомимой чем-то новым? Сильно пришлось перестраивать себя с привычной работы над ролью на новый лад (если он вообще был)? Не появлялось ли ощущение, что по сравнению со «старым» Альбертом теперь приходится переигрывать?

Оказалось, совершенно наоборот. Нынешний Альберт более честный и настоящий. Но сложность в том, что Алексей Ратманский очень четко выстроил линию поведения персонажей. Нельзя было в зависимости от настроения сыграть другого Альберта, импровизировать. Каждый шаг был обозначен и обоснован.

На что Алексей Ратманский особенно просил обратить внимание? Как-то расшифровывал характер Альберта или давал вам как исполнителям самим искать нужные черты характера?

Это как раз о чем говорили в предыдущем вопросе: все взаимоотношения были простроены досконально. А ключевой в работе над пантомимой стала необходимость быть максимально натуральным, человечным, «обычным» в предлагаемых обстоятельствах. Мы работали над жестами так, чтобы они были практически бытовыми, но при этом читались публикой. И мы говорим сейчас о пантомиме, кстати, и совершенно не обсудили непосредственно танцы. А технически эта постановка оказалась гораздо сложнее привычной редакции!

Другие версии этого балета заканчиваются тем, что на рассвете Альберт остается один, и мы не знаем, как дальше сложится его жизнь, вынесет ли он какой-то урок. У Алексея Ратманского Альберт получает напутствие от умирающей Жизели жениться на Батильде. Как думаете, такой финал оставляет Альберту шанс на трансформацию или счастье?

Очень честный финал, по-моему. Романтично и красиво было бы представить, как Альберт переосмыслил свое существование после трагической гибели Жизели. Но человеческая сущность раскрывается скорее в том, что он продолжит свою жизнь в привычных реалиях, постепенно забыв внешний мир, в котором он встретил Жизель. И пусть его любовь была совершенно искренней, она существовала в чужом для графа мире и так там и осталась.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 18, 2021 5:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021803
Тема| Балет, «Золотая Маска», БТ, Персоналии, ОЛЬГА СМИРНОВА
Автор| Арина Ильина
Заголовок| ОЛЬГА СМИРНОВА
"ЖИЗЕЛЬ", БОЛЬШОЙ ТЕАТР, МОСКВА

Где опубликовано| © Maskbook – интернет-ресурс Фестиваля «Золотая Маска»
Дата публикации| 2021-02-18
Ссылка| http://maskbook.ru/olga-smirnova/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

#Балет/современный танец
#Женская роль
#Жизель




Для зрителей новой «Жизели» был составлен объемный и очень информативный буклет с историческими справками, хрониками, эскизами и гравюрами, такой гид. Расскажите, пожалуйста, а с чего началась и как проходила работа над балетом с Алексеем Ратманским? Много ли он разговаривал с артистами об историческом контексте балета, разбирал ли какие-то моменты подробно? Или больше уделял внимание именно хореографии?

Основная работа с Алексеем шла в репетиционном зале. Он показывал нам некоторые сохранившиеся документальные кадры, например, вариаций, как их исполняли раньше, в том числе для развенчания мифа, что балет не был техничным. И действительно, набор танцевальных движений — а главное, темпы — впечатляют. Конечно, форма исполнения воспринимается сейчас с улыбкой. Но, тем не менее, мы заразились особым шармом такого танца. Также мы смотрели старинные фотографии, гравюры, или рисунки поддержки, зафиксированной в записях к балету (имеются в виду архивные нотации, в том числе листы Константина Сергеева, хранящиеся в фондах Гарвардского университета — прим.). Что-то расшифровывалось. Что-то придумывалось, экспериментировалось сразу на нас, как совершенно новое адажио второго акта или, например, пантомимная сцена, где известен текст, а движения нужно придумать. Алексей смотрел в нашем исполнении, какой жест читается и будет максимально понятен зрителям.

Ваш партнер Артемий Беляков рассказал, что Алексей Ратманский настолько четко выстроил линию поведения персонажей, что возможности импровизировать, сыграть по-своему уже не осталось. Стало ли это для вас ограничением или, наоборот, упростило работу над ролью?

Действительно, характер героев был обозначен сразу. На репетициях мы находились под пристальным контролем, чтобы игра, ее оттенки исполнялись именно такие, какие требует хореограф. С другой стороны, более живой и эмоциональный характер Жизели в этой версии органично лег на бóльшую танцевальность партии, особенно в первом акте, и сильно сдвинутые, живые темпы. Сложность состояла в том, чтобы сделать предложенную линию поведения естественной для себя, чтобы избежать карикатурности и чрезмерной экзальтации.

Если обратиться к оригинальному либретто, с которым и работал Алексей Ратманский, создается впечатление, что эта Жизель более строптива и прямолинейна. Она «смеется в лицо» Гансу, более резко спорит с матерью и смеется над ее предупреждениями, желает танцевать вместо сбора винограда. Близок ли вам такой характер героини? Или же ближе образ более утонченной и скромной девушки с опущенным взором и невинной радостью от танца?

Алексей объяснял, что сцена сумасшествия логически вытекает из эмоционального поведения Жизели, иначе она просто бы убежала и спряталась от всех со своей болью. Но нет, эта Жизель открыта к проявлению чувств. Поэтому все видят, как она любит танцевать. Она заражает своей смелостью, искренностью и беззаботностью всех крестьян-подружек, она им говорит: «Работа меня утомляет, давайте вместе танцевать». И нет никаких предчувствий трагической развязки в виде плохого самочувствия, слабости и больного сердца. Наоборот, Жизель полна радости к жизни, любовью к танцам, маме, Альберту. Только мама предостерегает, что те, кто танцует слишком много, превращаются после смерти в виллис.

Подход Алексея к трактовке партий мне представляется логичным и целостным. Он добавил совместный танец Жизели и Альберта (согласно старинным записям Жизель знает Альберта под имени Лойс, именно так он представляется всем в деревне) в первом акте, это добавляет трогательности и достоверности чувств героев. Они любят, искренне любят друг друга, это помогает затем обрушить еще неожиданнее трагическую развязку. Я полностью принимаю такую Жизель и с каждым спектаклем все органичнее себя в ней чувствую.

Кстати, о танцах. Очевидно, балет стал сложнее технически. Расскажите, что особенно сильно изменилось в характере движений Жизели? И есть ли в обновленных танцах что-то, к чему особенно пришлось привыкать?

Конечно, прежде всего, темпы. Это касается и сильно убыстренной и измененной вариации первого акта и лирических сцен второго с абсолютно новым адажио, сочиненным Ратманским. Пантомимные сцены стали насыщеннее и динамичнее. Сейчас, когда этап адаптации прошёл, мне уже трудно воспринимать классические редакции «Жизели», которые я танцевала раньше. Кажется, что темпы затянуты и как будто не хватает движений, динамики, плотности в мизансценах. Действие расплывается.

Многие заметили, что в обновленной версии «Жизели» сделан бóльший акцент на христианских ценностях. Виллисы выстраиваются в форме креста. У креста же, своего надгробия, Жизель прячет Альберта от Мирты. После смерти Жизель не просто исчезает, а завещает Альберту жениться на своей невесте, Батильде, что, очевидно, тоже отсылает к честному союзу перед Богом и искуплению. При этом магический мир духов и злобная месть виллис не очень вяжутся с христианством. Почему Жизель не становится такой же рукой судьбы или кармы для Альберта? И можно ли сказать, что балет всегда повествовал о христианских ценностях? Или раньше это была простая история любви?

Я догадываюсь, что советское время также наложило оттенок на редакцию: и явные сословные различия между крестьянами и знатью, и, соответственно, высокомерно-снисходительное поведение Батильды, и Альберт, который вообще показывался как разрушитель чистого мира Жизели — все это как бы утрировалось, чтобы показать порок людей, принадлежавших к аристократии. Жизель спасала Альберта силой своей любви и его душа перерождалась. Но до конца жизни он должен был нести тяжелое бремя вины. Этот смысл оставлен и в новой редакции, где идеи христианского прощения и смирения куда как более очевидны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 19, 2021 6:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021021901
Тема| Балет, «Золотая Маска», БТ, Персоналии, Алексей Ратманский, Роберт Пердзиола, Ольга Смирнова, Екатерина Шипулина , (Артемий Беляков
Автор| Гузель Яруллина
Заголовок| ТАНЦУЮЩИЕ В ТЕМНОТЕ
БАЛЕТНУЮ ПРОГРАММУ «ЗОЛОТОЙ МАСКИ» ОТКРЫЛА «ЖИЗЕЛЬ» В РЕДАКЦИИ АЛЕКСЕЯ РАТМАНСКОГО

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2021-02-19
Ссылка| https://muzlifemagazine.ru/tancuyushhie-v-temnote/
Аннотация| Золотая Маска

Помимо основной номинации (лучший балетный спектакль) «Жизель» Большого театра заявлена в пяти частных – работа балетмейстера-хореографа (Алексей Ратманский), работа художника (Роберт Пердзиола), женская роль (Ольга Смирнова – Жизель, Екатерина Шипулина – Мирта), мужская роль (Артемий Беляков – Альберт).

«Новое, как хорошо забытое старое» – пожалуй, именно так можно охарактеризовать предложенную Алексеем Ратманским версию одной из главных икон классического балета. И тот факт, что в репертуарной афише Большого с премьерой прошлого сезона соседствует постановка 1987 года (редакция Юрия Григоровича), воспринимается едва ли не как интеллектуальный аттракцион «Найди отличия».

Действительно, на первый взгляд, Ратманский предлагает зрителю все ту же «старую добрую» «Жизель»: с жанрово-бытовым первым актом, главный мотив которого – трагедия обманутой крестьянской девушки, а драматургическая кульминация – сцена сумасшествия героини, и с мистическим вторым – восхитительным по красоте чистого танца «белым актом» вилис. Столь же органичны в спектакле декорации и костюмы, созданные Робертом Пердзиолой по знаменитым эскизам Александра Бенуа.

Но для профессионалов и заядлых балетоманов новая «Жизель» – воистину спектакль-ребус, спектакль-открытие. С одной стороны, подобно выдающимся предшественникам, Ратманский опирается на «трех китов» хореографической партитуры классической «Жизели» – Жана Коралли, Жюля Перро, Мариуса Петипа. С другой – выводит спектакль на уровень научной и художественной сенсации, приобщая к авторитетным источникам обнаруженную и опубликованную сравнительно недавно, в 2008 году, нотацию парижского спектакля, выполненную Анри Жюстаманом в 1850–1860-е годы.

«Жизель» Ратманского – в равной степени реконструкция («построение заново») и реставрация («восстановление»). Как въедливый ученый, он слой за слоем снимает следы множественных прочтений и вводит в качестве нового «хорошо забытое старое». Впрочем, сам он отказывается от любых определений: «Я бы не стал называть нашу работу реставрацией, потому что приходится делать выбор из очень разных вариантов. Это будет новая версия, созданная с использованием исторических материалов». Плоды этой поистине громадной исследовательской работы отражены не только на сцене, но и в основательном и скрупулезном буклете к спектаклю.



В итоге публика Большого театра получает «Жизель» знакомую и незнакомую одновременно. В первом, «французском», акте появляется больше пантомимных реплик, вследствие чего персонажи приобретают новые существенные штрихи. А введенный (точнее, возвращенный из первоначальной парижской версии) мотив «вечно танцующей» влюбленной Жизели образует красивую рифму к «белому акту» кружащихся без устали лунных невест.

Новшества хореографической партитуры в наибольшей степени коснулись второго акта, который, благодаря сюжетной первооснове Генриха Гейне, обычно именуют «немецким». Если в первом действии новых комбинаций не так много и в общем контексте они выглядят довольно однородно, то во втором – изменения заметны даже неискушенному зрителю. Это, прежде всего, абсолютно новый музыкальный и хореографический текст «фуги вилис» и эффектная фигура креста, которую выстраивает кордебалет в сцене посвящения Жизели. Пусть и не убеждая с точки зрения сюжета, этот «крестовый ход» подкупает идеальной геометрией группового рисунка, претендуя стать таким же знаком новой «Жизели», как и знаменитые встречные скачки на арабеск виллис навстречу друг другу.

Стоит отметить, что крест во втором акте спектакля мыслится Ратманским важным смысловым элементом, символом христианского заступничества. Не случайно и финал становится иным: Жизель благословляет Альберта на брак с Батильдой. Впрочем, первоисточник этого (как и некоторых других «нововведений») пытливый зритель может обнаружить и самостоятельно – в аутентичной 13-страничной версии французского либретто, приведенной в буклете.

Почти столетие назад в одной из рецензий на «Жизель» можно было прочитать, что Мариус Петипа «превратил французский балет в русскую мистерию» (Андрей Левинсон, 1924 год). Кажется, новая версия Большого театра готова поспорить с этой исторической традицией.

ФОТО: Е. ФЕТИСОВА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Фев 20, 2021 10:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021022001
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Анастасия Лукина
Автор| Елизавета Емелькина
Заголовок| Анастасия Лукина — Мариинский Театр
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2021-02-20
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/lukina-mariinsky/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Ира Яковлева

«Раньше я видела себя романтической, классической балериной, а сейчас я считаю, что могу быть и виртуозной, и яркой, и сложной. Ощущаю себя на новом этапе развития в качестве артиста», – говорит наша сегодняшняя героиня, солистка Мариинского театра Анастасия Лукина. Анастасия четко представляет, чего хочет добиться на артистическом поприще. Профессиональное совершенствование, любимые ритуалы перед выходом на сцену, помощь педагогов из Академии в карьере взрослого артиста – одни из множества тем нашего с ней разговора.

Анастасия, давайте начнем с истоков. Как вы познакомились с искусством балета?

История забавная. У моей бабушки был магазинчик в Пскове, откуда я родом. Все лето я проводила с бабушкой в этом магазинчике. В доме, где он находился, жила педагог по классике, которая однажды заметила меня и пригласила в школу искусств. Я сразу попала в первый класс, хотя была на несколько лет младше остальных ребят и даже не ходила еще в общеобразовательную школу. Мы занимались по два-три раза в неделю, нагрузка была серьезная. До поступления в Академию я училась там шесть лет, даже получала грамоты за творческие успехи. Педагог посоветовала мне поехать в Санкт-Петербург и попробовать поступить. В 11 лет я поступила в Академию русского балета имени А.Я. Вагановой условно, потому что особых данных у меня не было. В первом классе было тяжело, я была одна в таком большом Петербурге, жила в интернате. Последние два года я училась под началом Николая Максимовича Цискаридзе, меня стали больше занимать в постановках, мы ездили на гастроли за границу. На выпускном концерте я танцевала первый акт из «Спящей красавицы» и «Вариации на тему Раймонды». Недавно нашла записи репетиций выпускного, очень порадовалась – такая ностальгия!

Обучение в классе Людмилы Валентиновны Ковалевой – очень ответственное и непростое дело. Чувствовали ли вы себя как-то особенно, попав в ее класс?

Это наивысший подарок судьбы. Я чувствовала себя волшебно, на своем месте, работала не на 100, а на 1000 процентов. У Людмилы Валентиновны совершенно уникальный подход к своим ученикам. К каждому классу она подбирает индивидуальные комбинации, тренировочные движения, чтобы доработать то, что было упущено в предыдущие годы обучения. Чтобы все встало на место, чтобы каждое па-де-бурре делалось правильно, чтобы каждый шаг был осознанный, а движения органичны, легки и красивы. На мой взгляд, лучше педагога быть не может. В театре мне ее очень не хватает. Те два года дали мне мощнейший стартап на всю жизнь. Людмила Валентиновна влюбляет в профессию балерины, открывает ее по-новому. Все можно отрепетировать так досконально точно, что на сцене тебя ничто не отвлечет и ты будешь абсолютно стабилен и уверен в себе.

Николай Максимович – еще один гениальный педагог, который внес огромный клад в формирование меня в профессии. Он научил меня фундаментальным сценическим вещам.

После окончания Академии вы видели себя только в Мариинском театре?

После выпуска я получила приглашения танцевать в Большом театре, в Национальном театре Мюнхена и в Мариинском театре. Но я решила остаться в Петербурге, не смогла уехать из этого города. Он для меня еще не до конца раскрыт, здесь я ощущаю потенциал для своего развития, успела сформировать множество профессиональных связей. После того, как попала в театр, почти сразу начала танцевать что-то сольное. Первым моим балетом был «Сильфида», педагогом назначили Габриэлу Трофимовну Комлеву.

На значимые спектакли всегда приглашаю Людмилу Валентиновну Ковалеву. Я всегда могу обратиться к своим педагогам из Академии за помощью. Была такая ситуация, когда мне надо было танцевать Китайский танец в «Щелкунчике» Василия Вайнонена, а там совершенно несвойственная мне техника: прыжки на пальцах по диагонали. Для меня это было шоком, но Николай Максимович помог мне поверить в себя, и я смогла это станцевать!

Самоизоляция сильно нарушила привычный режим творческой жизни любого танцовщика. Как вы пережили этот период?

Это был великолепнейший период! Наконец-то появилась возможность заниматься практически индивидуально. С конца мая мы ходили на класс по два-три человека в театр, никогда в моей жизни такого не было. Во время самоизоляции я работала с Еленой Андросовой и получила огромное удовольствие, привела себя в хорошую форму: поставила на место бедра, руки, плечи, стопы. Это время дало мне новый глоток энергии, чтобы продолжить расти в профессии. Я наслаждалась летом, свободным временем, когда можно сделать вещи, которые всегда откладывались на потом.

Есть ли у вас любимый балет из репертуара театра?

Наверное, «Раймонда», хотя я этот балет еще не танцевала. Очень нравится в нем музыка.

Случалось танцевать то, что вам не нравится?

Не попадала в такую ситуацию. Так получилось, что я пришла в Академию и сразу начала работать. У меня не было мыслей о том, нравится мне это или нет. Когда я начала прикладывать больше усилий и что-то стало получаться, заниматься и танцевать нравилось больше. В театре сталкиваешься с трудностями, иногда танцуешь партии, с которыми не согласен, но приходится добиваться того, чтобы тебе понравилось то, что ты делаешь. Скорее всего, рецепт такой: хорошо эту вещь отрепетировать, добиться технической легкости. Танцевать в Мариинском театре приятно абсолютно все, потому что у нас нет такого репертуара, от которого хватаешься за голову.

Как вы чувствуете себя в современной хореографии?

Мое сердце еще не пробовало на себе хореографию Уильяма Форсайта, но я влюблена в нее. Для меня его постановки – пик совершенства. Мне нравится современная хореография: пальцевая, сложная, пластически интересная. Как человек XXI века я себя чувствую в этом очень приятно. Классика, в свою очередь, – это рамки, в которых я уже нахожу какую-то свободу, понимание, как ее можно танцевать еще более легко и интересно. Моя мечта – «Ромео и Джульетта», который я уже начала готовить. Интереснейшая работа, спектакль совершенно отличается от любого другого, который я танцевала до этого. Ни на что не похож. Леонид Михайлович Лавровский сделал уникальное произведение. Оно так современно и по сей день! В танце много нестандартных, выразительных, живых, пластичных и драматичных рук. Хореограф перешагнул романтизм и придал постановке драмы.

Есть ли у вас ритуал перед выходом на сцену?

В идеале это просто возможность до спектакля побыть на сцене, настроиться, что-то попробовать, почувствовать себя в пространстве. Это, на мой взгляд, лучшее, что может быть перед спектаклем. Я так и делаю – прихожу на сцену за час до начала и настраиваюсь. Сцена имеет свою энергетику, которая постоянно меняется. Зрительный зал также может быть абсолютно разный. Но артист не должен зависеть от этих факторов, должен нести свою энергию. Для этого нужно какое-то время, чтобы ощутить себя в пространстве, почувствовать декорации. И тогда все получается.

Я также люблю погулять перед спектаклем, подышать на открытом воздухе. Пройтись вдоль Невы и у каналов – побыть у воды, построить далекую перспективу для своего взгляда, настроить себя внутренне на широкий масштаб. Раньше я ходила в церковь, но сейчас такой ритм, что посещение ее – роскошь. Но я все-таки стараюсь заходить, когда есть минутка, это дает возможность заглянуть в себя, найти свои эмоции, которые можно выразить на сцене.

О ближайших планах на будущее.

Я настроена идти дальше, осваивать и расширять репертуар. Так получилось, что, когда я пришла в театр, то первый сезон я практически пропустила из-за травмы и операции на колено. Плюс недавний карантин… Хочется наверстать упущенное время, пока я в форме. Но не хочется это делать в ущерб качеству. Я считаю, что зритель не должен видеть, что артист не готов или как ему сложно.

Сейчас я репетирую несколько вещей, потому что 20 февраля будет концерт в Сочи, посвященный юбилею Галины Улановой, на котором я представляю три фрагмента: адажио с кавалерами из балета «Спящая красавица», белое адажио из «Лебединого озера», па-де-де из «Жизели». Параллельно с этим в Мариинском театре репетирую «Сильфиду» и трио теней из «Баядерки».

Еще один проект – «Ромео и Джульетта». Впервые мне не хочется торопиться с подготовкой, он очень интересный, глубокий, эстетически тонкий с живыми, эмоциональными и свободными дуэтами. С музыкой Сергея Прокофьева для этого балета придется работать дольше всего, но это полезный и мною очень желанный опыт. Я считаю, что уже вполне могу исполнить спектакль качественно и наполнено, чтобы было и мне приятно, и зрителю интересно.

Фото: Ира Яковлева

==================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 21, 2021 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021022101
Тема| Балет, НОУ, Персоналии, Анна Муромцева
Автор| Александра Горчинская
Заголовок| «Балет — это заложник стереотипов». Интервью с первой солисткой Национальной оперы Анной Муромцевой
Где опубликовано| © НВ
Дата публикации| 2021-02-21
Ссылка| https://nv.ua/ukraine/events/balet-intervyu-s-pervoy-solistkoy-nacionalnoy-opery-annoy-muromcevoy-50142697.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балерины практически ничего не едят, а еще они не должны иметь детей во имя карьеры — вот два самых популярных стереотипа о балете, которые называет первая солистка Национальной оперы Украины Анна Муромцева. Как это — быть балериной, и действительно ли приходится идти на жертвы ради этой профессии — в интервью НВ.



«Когда заходишь в театр, себе не принадлежишь»

Анне Муромцевой — 27 лет, и двадцать из них она профессионально занимается балетом. Все началось с детского увлечения — Анна ходила на кружок вместе с подружкой. Позже попала в хореографическую художественную студию FORS, благодаря которой побывала на балетном конкурсе в Харькове. Именно там, в местном театре девочка впервые увидела взрослых балерин в балетных пачках, побывала за кулисами и — влюбилась в эту профессию.

— В семь лет я впервые танцевала на сцене Национальной оперы Украины, — вспоминает Анна Муромцева. Сейчас она — первая солистка Национального академического театра оперы и балета Украины имени Тараса Шевченко и исполняет партии в таких спектаклях как Снежная королева, Щелкунчик, Спящая красавица, Золушка и другие.

Мы общаемся в одной из гримерок рядом со сценой. Анна одета в свою привычную репетиционную одежду: балетное трико, гетры, сверху — теплый комбинезон, который снимет позже, во время разминки, и сменит его на пачку. Волосы балерины аккуратно собраны в узел и уложены лаком.

— Чтобы стать артистом балета, нужно иметь много профессиональных качеств: артистизм, гибкость и многое другое. Эти качества проверяют еще в 10 лет, при приеме в балетное училище. Выбирают тех, у кого есть способности и задатки к балету, и в последующие десять лет развивают их. Так, чтобы выпускаясь в 18 лет, это был готовый артист балета, — рассказывает Анна.

В 2011-м она окончила Киевское государственное хореографическое училище. Из 25 человек, которые выпускались из училища с ней вместе, сегодня в театре работают шестеро, и это — уже большая цифра, говорит она. Выпускников много, но в театры попадают единицы. Бывает, что берут и вовсе кого-то одного. Конкуренция — не маленькая, что подстегивает к развитию.

Однако далеко не все попадают в балет так же, как и Анна — по любви. Многих детей в эту сферу приводят родители, которые таким образом хотят реализовать в них собственные мечты. Дальше — одно из двух: ребенок либо влюбляется в то, чем занимается, либо продолжает считать происходящее каторгой.

— У меня есть одноклассники, которые закончили балетное училище, сказали: «Этот диплом — для бабушки», и пошли работать по другой специальности, — говорит балерина.

Восемнадцатилетние выпускники балетного училища — взрослые, осознанные люди, и уже понимают, чего хотят. Поэтому могут изменить сферу деятельности. Но этого нельзя сказать о детях, которые только начинают свой путь в балете.

— Я сталкивалась и продолжаю сталкиваться с этим. Мне встречаются странички в Инстаграме, которые ведут родители от имени своих десятилетних детей. Не уверена, что я согласна с этой позицией, — добавляет Муромцева.

Мальчиков в балете откровенно не хватает — в соотношении с девочками это где-то один к четырем. Соответственно, и конкуренция у них значительно ниже, объясняет балерина. По крайней мере, в Украине.

Я интересуюсь у Анны, с какими мифами и стереотипами касательно ее профессии она сталкивается чаще всего. В ответ балерина признается, что балет — это самый настоящий заложник стереотипов. В этой сфере их — полно, и порой людей бывает сложно переубедить в обратном:

— Самое первое — будто балерины ничего не едят. И ты никак не докажешь людям обратное. Разве что если сядешь с ними пообедать. Никто не верит.

Артисты балета ежедневно тратят огромное количество калорий и энергии, поэтому хорошее и сбалансированное питание для них — это очень важный аспект. Каждому артисту необходимо подобрать для себя собственный режим питания в соответствии с индивидуальными особенностями организма. Кому-то удается разобраться с этим самостоятельно, некоторые прибегают к помощи специалистов — диетологов. Анна Муромцева признается: она ест все.

— Спасибо большое быстрому метаболизму, генетике, маме и папе за такую фигуру. Да, я стараюсь есть меньше сахара, но потому что потом это отображается на лице, — рассказывает балерина. — Я, например, не могу завтракать рано утром. Поэтому самый большой прием пищи у меня — это вечером, после выступления, около 11 часов. А следующий день в 10 утра мы уже стоим у балетного станка и готовы к работе.

По словам артистки, расстройства пищевого поведения — тема, которая в Украине до сих пор остается неким табу. Об этом не принято говорить, это не обсуждают, с такими проблемами не ходят к психологам — а все потому что в нашей стране только зарождается пропаганда культуры питания. Все это приводит к формированию неправильного отношения к еде и к своему телу, объясняет балерина:

— Лично я никогда с этим [РПП] не сталкивалась, но в балете такой момент есть. Девочкам часто внушают, что они не должны есть, так как нужно похудеть на несколько кило за три дня. Иногда мне пишут маленькие девочки, мол, Анна, помогите похудеть очень быстро, а то я несколько дней не ем, а вес не уходит. Я очень рада, что сейчас педагоги уже начинают объяснять девочкам о важности питаться правильно.

Второй распространенный стереотип, который называет Анна — будто балерины не должны и не могут иметь детей во имя карьеры. Это неправда, говорит она, ведь в Украине есть хорошие артистки балета, у которых по двое-трое детей, и это никак не помешало им построить отличную карьеру. Не согласна она и с тем утверждением, что в балете артисты могут специально строить козни друг другу:

— Слава богу, я пришла в очень дружный коллектив — девочки постарше всегда помогали, некоторые костюмы достались мне по наследству.

Мысль о том, что в балете необходимо жертвовать всем ради профессии, Муромцева тоже считает не совсем корректной. Да, в балете нужно выглядеть определенным образом: прическа должна быть гладкой, ногти нельзя красить в яркий цвет, волосы — тоже. Но называть это «жертвами» — не совсем корректно.

— Один педагог как-то сказал мне: когда ты заходишь в театр, себе уже не принадлежишь. Мы все это знаем с самого детства, и каждый должен решить для себя — принимать эти правила игры, или нет, — рассуждает Муромцева. — Но я бы не сказала, что это прям «жертвы». Жертва — это когда перебарываешь себя каждый день. В таком случае, возможно, это просто не ваше.

«Артист в лучшей форме, когда он — на сцене»

Мы перемещаемся в репетиционный балетный зал. Их в Национальной опере — два. Тот, куда привела нас Анна, называется большой новый зал — новый, потому что расположился в пристройке. Окна выходят на Театральную площадь. На одной из стен — зеркала. Рядом стоит пианино.

— Рабочие дни у нас — со вторника по воскресенье. Каждый день мы ходим на балетный класс, чтобы привести свое тело в тонус. Это как балетная зарядка, только растянутая на целый час и направленная на укрепление тела, на приведение мышц в рабочее состояние, — рассказывает балерина. — Некоторые ходят на дополнительные тренировки, например, в спортзал. Потому что менять нагрузку очень полезно — в балете мы работаем, в основном, одними и теми же мышцами.

График репетиций артистов балета очень зависит от репертуара, от того, идет ли постановочный процесс. Спектакли в театре оперы и балета проходят через день. Репертуар — разнообразный и широкий.

— На протяжении последних трех недель я была в театре с десяти утра и до самого вечера. Вчера, например, пришла в десять утра и ушла в десять вечера, — признается Анна Муромцева.

На карантине артисты балета много занимались дома, онлайн, с педагогами — так поддерживали себя в форме. Но это, по словам балерины, дает не совсем тот эффект:

— Артист в своей лучшей форме, когда он танцует на сцене. Можно тренироваться годами, но при этом ничего не мочь.

Репетиционная одежда у всех разная. Обычно у балерин это — специальная репетиционная пачка без корсета. Это более простой вариант пачки — сценические выглядят немного иначе. Теплая одежда вроде того комбинезона, в который одета Муромцева, необходима, чтобы разогреть тело и мышцы, избежать судорог и не порвать связки во время тренировок. После разогрева балерины остаются в пачке и трико.

Балетная пачка имеет очень давнюю историю. Начиналось все с длинных фатиновых пачек, которые сейчас называются шопеновками, говорит Муромцева. Потому что в них танцуют такие балеты как Шопениана, Сильфида и Жизель.

— Пачка, которая на мне — более обновленная, хотя этой модели уже тоже много лет. Она идет с круглым стальным кольцом внутри — это кольцо держит все слои ткани, — демонстрирует свой наряд балерина. — Сейчас более популярны большие, стоячие пачки, хотя раньше была мода на коротенькие. Что касается технических характеристик, то здесь играет роль только вес — есть тяжелые пачки, а есть более легкие.

Балет — очень травмоопасный вид деятельности, который несет определенные риски для здоровья. Например, у мужчин из-за поддержек партнерши больше всего страдает спина, у девочек же распространено плоскостопие. Сейчас появляется много литературы, которую можно изучить и понять, как работать правильно и как учить детей, чтобы у них с самого детства не развивались такие заболевания, объясняет Муромцева:

— Сохранить здоровье в балете — можно. В целом, организм просто изнашивается быстрее. Но не так быстро, как, например, в художественной гимнастике — там он изнашивается просто молниеносно.

По закону в Украине пенсия для артистов балета положена после двадцати лет стажа. Последние три года обучения в училище и сценическая практика тоже засчитываются как стаж. Однако есть артисты балета, которые остаются на сцене и на протяжении трех десятков лет — если здоровье это позволяет. После того как карьера заканчивается, каждый выбирает свой путь: кто-то открывает свою балетную школу, кто-то уходит в совершенно другую сферу. Муромцева приводит в пример знакомых балерин, которые, закончив танцевальную карьеру, переквалифицировались в юристов. И добавляет:

— Мир полон возможностей, вопрос только в том, как их использовать.

Не бодипозитивное и не толерантное искусство

— Я вот, например, не фотографируюсь перед спектаклем. Кто-то выходит на сцену только с правой или с левой ноги, кто-то не возвращается в гримерку, если уже вышел оттуда. Кто-то колет булавки, — рассказывает Анна Муромцева о профессиональных приметах в балете.

Кто-то в это верит, кто-то — нет, говорит она. Но для себя уже убедилась: если выступает на гастролях, эти приметы для нее «не работают». Но стоит только пренебречь своим «ритуалом» во время выступления дома, в Украине, обязательно что-нибудь произойдет. А случается, по словам Муромцевой, разное: отрываются ленточки на пуантах, резинки на костюмах, отлетают короны, блестки и камушки от нарядов. Иногда случаются и травмы на сцене — так, что приходится закрывать занавес.

— В общем, форс-мажоров — достаточно. И главное в такой ситуации — выйти из нее незаметно для зрителя, — делится Анна.

Мы заходим в гримерку артистки и она демонстрирует свои сценические наряды: вот белая пачка из Лебединого озера, вот синяя — расшита золотом. Для съемки выбираем синий костюм, который отлично контрастирует с позолоченным интерьером Национальной оперы. Анна вспоминает: этот наряд шила себе на конкурс, когда ей было 14. С тех пор ее фигура особо не изменилась — пачку немного расшивали просто потому что балерина немного выросла.

Цвет каждого костюма предполагает определенный образ. Бывает такое, что один цвет используется для создания разных образов, рассказывает Муромцева. Но одну и ту же пачку для разных образов обычно не используют, потому что узоры везде различаются.

— Рисунок на этой пачке — это более восточные мотивы, я бы сказала, что он больше подошел бы для балетов вроде балета Корсар.

Так, например, белый, голубой цвета — это образ чистоты или загробной жизни. На Фее Сирени — персонаж из Спящей Красавицы — конечно же, сиреневая пачка. Розовый — это цвет молодости.

Любимый спектакль Муромцевой — Спящая Красавица, потому что любое действие там отображается в музыке: композитор Петр Чайковский писал музыку под каждое движение, заранее прописанное балетмейстером Мариусом Петипа. Из национальных балетов артистка отмечает балет Лилея.

— Перед тем, как танцевать спектакль, я читаю само произведение. Плюс мне интересно изучать более глубокие смыслы, особенно если дело о сказках, о потусторонних мирах и загробной жизни. Каждое движение, каждая мизансцена предполагает какой-то определенный текст, прописанный в танце, — рассказывает она.

Репертуар Национальной оперы популярен среди зрителей — иногда на спектакли просто невозможно купить билеты. Особенно быстро, по словам балерины, они разлетались, когда театр только вышел из карантина. В обычное, не карантинное время в репертуаре театра оперы и балета в месяц ставят около 18 различных наименований балета. В этом — одно из ключевых отличий украинских постановок от иностранных. Ведь за границей спектакли обычно танцуют блоками: например, две недели — Лебединое озеро, потом две недели — Дон Кихот, следующие две недели — Щелкунчик. А повторить все это могут только через два года.

— Балет в плане карьеры — это увлекательно. Мы не сидим в офисе, объездили с гастролями разные страны, видели другую публику, другой менталитет — люди везде разные, и это всегда очень интересно, — рассуждает Муромцева.

Она делит артистов на театральных и гастролирующих. Кому-то ближе по духу путешествия в составе гастрольных трупп — такие увольняются из театра и могут проводить «на чемоданах» по году. Себя же балерина относит к театральным артистам и выбирает классический балет.

— В жизни я — абсолютно толерантный человек и считаю, что каждый человек должен быть только тем, кем он сам хочет быть, — говорит артистка. — Но балет — это классическое наследие. Это очень консервативное искусство. И не толерантное.

Она рассуждает о таком явлении как культура отмены, или cancel culture. Так называют тенденцию, когда публичные люди лишаются общественной поддержки или становятся объектами жесткой критики из-за того, что сделали что-то, что может расцениваться как нетолерантное или оскорбительное.

Культура отмены, по рассказам артистки, уже начала проникать в западный балет, в связи с чем из репертуара могут убирать отдельные постановки или отходить от классических форм и инструментов.

— Наша труппа ездила во Францию, и в Щелкунчике наших артистов попросили не замазывать лица черным гримом. Когда мы гости в какой-то стране — мы с этим соглашаемся. Но стоит ли делать что-то такое здесь, в Украине — я не уверена, — приводит балерина пример из своего профессионального опыта.

Речь идет о таком явлении как блэкфейс — гриме, имитирующем внешн­ость темнокожих людей, когда лицо закрашивают черной краской. Такой грим стал набирать популярность в Америке еще в 1760-х, но сегодня он расценивается как проявление расизма.

Второй момент, о котором упоминает Муромцева — это бодипозитив. Классический балет, убеждена она, это совсем не бодипозитивное искусство, так как задача артистов балета на протяжении веков — передавать на сцене определенные образы:

— Не зря балерины всегда считались чем-то таким воздушным, неземным, прекрасным. И образы в балете — они тоже такие: Сильфида, Жизель, Лебедь. Это все — недостижимый женский идеал женской красоты, — объясняет Анна Муромцева. — Поэтому стать земными на сцене — это полностью перевернуть все, что было.

============================================================================
ВСЕ ФОТО и ВИДЕО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 21, 2021 4:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021022102
Тема| Балет, Самарский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Автор| Екатерина БЕЛЯЕВА
Заголовок| Юрий Смекалов поставил в Самаре балет-couture «Back to Life»
Жизнь продолжается

Где опубликовано| © "Музыкальное обозрение"
Дата публикации| 2021-02-21
Ссылка| https://muzobozrenie.ru/jurij-smekalov-postavil-v-samare-balet-couture-back-to-life/
Аннотация| Премьера


Фото Юлия Михеева

В Самарском театре оперы и балета — вторая серия показов мировой премьеры – балета-couture «Back to Life», которую поволжский театр выпустил в декабре, включившись в невероятную гонку всех театральных и фестивальных институций, которые хотели закрыть бесплодный 2020 год с максимальной репертуарной прибылью.

Балет, балет, балет…

САТОБ особенно преуспел именно с балетными событиями – с октября по декабрь здесь сыграли три премьеры и провели традиционный балетный фестиваль с приглашенными из столиц звездными солистами. И из ситуации отложенных премьер, в которой оказались практически все российские театры, САТОБ вышел в балете очевидным лидером по количеству новых названий в афише. Так XX Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест «Самарская Шелестиана» открылся в октябре премьерой вечера одноактных балетов в хореографии Владимира Бурмейстера. «Вариации» на музыку Жоржа Бизе, «Болеро» на музыку Мориса Равеля и «Штраусиану» на музыку Иоганна Штрауса на самарской сцене поставила педагог-репетитор МАМТа и знаток стиля мэтра советской хореографии Маргарита Дроздова. Художником (сценография, костюмы, афиша) всех трех балетов программы выступил Иван Складчиков. Следом в ноябре смогли показать перенесенную с 9 мая прошлого года премьеру вечера балетов «Самара Шостакович Балет I», в названии которой содержится намек на грядущее продолжение темы «балетного Шостаковича» в Самаре. Первое отделение было устроено как дивертисмент из балетных номеров «Трагическое скерцо» Игоря Бельского, «Старая фотография» Дмитрия Брянцева, «Спортивный танец западной комсомолки и четырех спортсменов» Леонида Якобсона, «Праздничный вальс» Федора Лопухова и «Танец с зонтиками» Максима Мартиросяна – их реконструкцией занимался Юрий Бурлака. Во втором отделении показали мировую премьеру хореографии Максима Петрова «Фортепианный концерт» (№ 1) со сценографией от дуэта Bojemoi Насти Травкиной и Сергея Жданова. В третье отделение вошел балет «Ленинградская симфония», его перенес в Самару балетмейстер-репетитор Мариинского театра Вячеслав Хомяков, костюмы по оригинальным эскизам Михаила Гордона сделала Татьяна Ногинова (она же «одела» балет Петрова). И сразу после тематически важной для САТОБ премьеры (театр претендует на присвоение ему имени Шостаковича) артисты вступили в новый репетиционный процесс, чтобы в декабре выпустить третью и последнюю премьеру многострадального сезона – балет-couture «Back to Life». О нем и пойдет речь в нашем обзоре.

Об опере, но о балете

Важно, что все балетные проекты как дирижер-постановщик выпускал художественный руководитель и главный дирижер САТОБ Евгений Хохлов. Только триптих Бурмейстера в последний момент пришлось перевести в фонограммный режим, чтобы за счет «выхода из игры» оркестрантов сократить число участников спектакля, но с января спектакли снова даются с живыми музыкантами и маэстро.

Оперное направление развивалось с начала сентября довольно скромно – в ноябре в формате semi-stage прошла премьера «Любовного напитка» Доницетти в постановке Марины Шапкиной с Алексеем Ньягой за дирижерским пультом. Опера прежде шла в САТОБ на русском языке, а новую версию исполнили на итальянском с вкраплением русского языка в диалогах. Заполнять оперный дефицит будут во второй половине сезона – в апреле должна наконец-то состояться много раз перенесенная премьера оперы Дж. Верди «Бал-маскарад» в постановке Филиппа Разенкова (художником выступит Эрнст Гейдебрехт, дирижером-постановщиком Евгений Хохлов). Не менее долгожданная премьера «Руслана и Людмилы», которую готовят Евгений Хохлов, Юрий Александров и Виктор Герасименко, ранее запланированная на июнь, ориентировочно будет сыграна в следующем сезоне. В планах значится еще один балетный проект, но о нем пока рано сообщать.

Сила команды

«Back to Life» делался практически той же командой, что и «Три маски короля» в 2019 году. В основу либретто балета был положен рассказ «Возвращение к жизни», написанный бизнесменом, меценатом и писателем-любителем из Санкт-Петербурга Вячеславом Заренковым. Постановка спектакля, как и в прошлый раз, осуществилась при поддержке фонда Вячеслава Заренкова «Созидающий мир», театра «Килизэ», фонда «Те-Арт» и творческого объединения MAD Company. В процессе работы текст о необычной встрече нищенки, в прошлом успешного модельера, и доброго человека, который силой убеждения и с помощью небольшого финансового вложения в талант этой женщины помог ей вернуться к нормальной жизни и даже обрести утраченное, как казалось насовсем, личное счастье, стараниями Юрия Смекалова превратился в абстрактное либретто о поиске своего пути, о преодолении дистанции между людьми и животворной силе искусства. Музыку написал автор «Трех масок короля», петербургский композитор и радиоведущий Михаил Крылов. Оркестровку подготовил дебютирующий в САТОБ петербуржец Илья Кузнецов, новичок в команде Смекалова. За его плечами ассистентура-стажировка в классе композиции Бориса Тищенко, аранжировка фильмов «Придел ангела», «С черного хода», телесериала «Сонька – Золотая ручка», опера «Карельский пленник» и сюита «Сказания карельской земли», регентство в Петропавловском соборе, руководство ансамблем медных духовых «Кронверк-брасс» и духовым оркестром Санкт-Петербургского городского Дворца творчества юных. Электронные композиции, вкрапленные в партитуру, написал Влад Жуков из «Трех масок». Сценографией занимался маститый художник из Санкт-Петербурга Вячеслав Окунев, за костюмы отвечал Сергей Илларионов, еще один дебютант в САТОБ. У Илларионова огромный послужной список работ в драме, мюзикле, балете и танцперформансах в разных российских городах и за рубежом. Художником по свету выступила Ирина Вторникова, постоянный участник постановок в самарском театре. Петербургская художник по видеоконтенту Виктория Злотникова зашла в «Back to Life» из «Масок». В команду попала также гример-постижер из САТОБ Ольга Силантьева. Кроме того, в проекте работала целая команда фотографов, операторов и молодых самарских кутюрье! Всех творческих людей в одну команду собрал Юрий Смекалов, который как обычно выступил не только в роли хореографа, но и взял на себя функцию организатора всего процесса, хотя в буклетном интервью он признается, что, несмотря ни на что, он в первую очередь осознает себя режиссером и хореографом. Именно он придумал объединить премьеру балета с фестивалем «Поволжские сезоны Александра Васильева», который в 2020 не провели из-за пандемии: в итоге коллекции дизайнеров-финалистов из Самары, не дожидаясь 2021 года, куда перенесли фестиваль, были показаны в САТОБ вместе с балетом «Возвращение к жизни», и картины собственно балета превратились в парад показов, что дало необычному спектаклю специфическое название «балет-couture».

Как это было

Смекалов пунктирно разметил важные моменты в сюжете рассказа Заренкова, зафиксировал их в качестве условного материала для сцен нового спектакля, затем тихо растворил «сторителлинг» в абстрактной композиции. У него есть героиня-страдалица Мать, которая в результате некой трагедии теряет мужа (в либретто он значится как Отец) и ребенка (Мальчик). Также присутствуют из ниоткуда материализовавшиеся незнакомцы – Портной, Врач, Юрист, Ростовщик, Учитель и представители других профессий, они участвуют в танцевальных сценах с героиней. Кроме того у Смекалова танцуют олицетворенные мысли и замыслы, идеи и видения, сновидения и воспоминания. И как случается в классических балетах Петипа, кроме героев, которые участвуют в сюжетных перипетиях, но не всегда получают от хореографа много танцев из разряда чистой классики (так устроен, например, традиционный «Щелкунчик»), есть герои дивертисмента – их выходы связаны с основной сюжетной линией опосредованно. В «Back to Life» Смекалов вводит лирическую пару балерины и премьера, именует персонажей Кутюрье и Модель и сочиняет для них несколько вполне насыщенных смыслом дуэтов. С одной стороны, сцены с ними чисто танцевальные, бессюжетные, с другой, эти сцены иллюстрируют состояние главной героини в определенный момент времени.

Артисты самарской труппы, удачно пополненной с начала сезона беглецом из Петербурга на волне пандемийной безработицы, очень игровым и техничным Айдаром Ишмухаметовым (он интерпретировал одного из всадников Апокалипсиса, символизирующего войну, и Повара), учили для нового спектакля по несколько ролей, иногда переодевались по два раза (всего было изготовлено 300 костюмов). Грандиозную работу проделали исполнительницы Модели Ксения Овчинникова и Марина Накадзима – их героиня превращалась из драматической актрисы, исполняющей сложнейшие пластические этюды, в классическую балерину и жрицу модельного подиума. В роли Кутюрье в первый вечер блеснул Диего Эрнесто Кальдерон Армьен, элегантный панамец, значащийся пока в корифеях, но уже номинированный на «Золотую маску» за исполнение роли Нурали в «Бахчисарайском фонтане», во второй убедительно выступил премьер театра Сергей Гаген. Яркие образы Отца создали Дмитрий Пономарев и Антон Зимин – им достался масштабный дуэт с балериной (Мать) в начале балета, в котором имелись и фирменные поддержки от Смекалова, где танцовщица летит вниз головой.

Впервые, если я не ошибаюсь, на самарской сцене молодой человек станцевал соло на пальцах, в спектакле он появляется для развлечения публики на сцене и публики в зале. На пуантах чередовались героические Илья Черкасов и Светлин Стоянов.

Сцена-подиум

Большинство картин Смекалов и его художники в буквальном смысле переносят на подиум и вставляют в специальную рамку показа мод. Можно даже предположить, что показы из «Back to Life» – это переосмысленные вставные дивертисменты (свадьбы, балы, праздники) из балетов наследия, устроенные здесь как театр в театре.

На территории моды оказались также переселенные из оркестровой ямы на сцену и частично в зрительский зал музыканты, а во втором акте они все как один, включая дирижера Евгения Хохлова, наряжаются в костюмы с доминантой белого цвета. Оригинальным решением Смекалова-режиссера стало столкновение настоящего модного дефиле перед спектаклем без подиума, когда модели циркулируют по дорожкам и лестницам в фойе театра (каждому следующему за премьерными показу «Возвращения к жизни» будет предшествовать это шоу с реальными моделями), и вкрапленных в ткань спектакля балетных сцен, устроенных как показы мод. Любопытно, что показы мод в рамках фестиваля «Поволжские сезоны Александра Васильева» (проводится в Самаре ежегодно с 2001) и прежде проходили на сцене САТОБ, а сейчас Смекалов зафиксировал эту историческую для театра реалию в своем спектакле.

Кутюрье новых жанров
Еще одной частью балета-couture «Back to Life» становится так называемый инструментальный театр – солисты оркестра (флейтистка, скрипач, кларнетист и фаготист), одетые в специальные костюмы, представляют на сцене свой инструмент и спектр его возможностей. По либретто выходит, что флейта символизирует гармонию, скрипка – волю, кларнет – мудрость, а фагот – энергию (имена конкретных музыкантов из оркестра САТОБ и их вышеупомянутые роли в спектакле обозначены в программке в разделе «действующие лица и исполнители»). На волне минимализма, понятного в условиях сегодняшних ограничений для театров и залов, наблюдается новый расцвет совсем не нового жанра инструментального театра, и его своевременное появление внутри балета на самарской сцене не может не радовать.

От проекта к проекту Смекалов ищет и находит новые формы. Он сам интерпретирует свои искания как путешествие внутри балетного искусства и современного танца, но в его спектаклях соединяются самостоятельные жанры, а не подвиды одного балетного. Недаром «Три маски короля» так хотелось назвать новым типом мюзикла – спектаклем, где место вокальных хитов занимают сложносочиненные виртуозные танцы главных героев, отвлекающие от содержания, хотя оно никуда не девается, спектаклем с ладными ритмами и западающими в память мелодиями, оркестрованными легко и внятно.

Имя «балет-couture» или «балет-шитье» идеально подходит для «Back to Life», особенно если иметь в виду, что балетные артисты, начиная с короля Людовика XIV, были законодателями светской моды. Устроенный на сцене костюмированный инструментальный театр также работает на идею о тесной связи балета, музыки и моды. Но над общим жанровым определением для спектаклей, которые создает Смекалов, еще стоит поразмышлять.

==================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 21, 2021 7:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021022103
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Владислав Лантратов (БТ)
Автор| корр.
Заголовок| Владислав Лантратов: «Всегда есть возможность подняться ступенью выше»
Где опубликовано| © сайт НОВАТа
Дата публикации| 2021-02-18
Ссылка| https://novat.nsk.ru/news/interview/vladislav-lantratov-vsegda-est-vozmozhnost-podnyatsya-stupenyu-vyshe/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Премьер Большого театра Владислав Лантратов – частый гость на Большой сцене НОВАТа, пользующийся горячей любовью новосибирской публики, которая всегда принимает артиста с восторгом. В каждой своей партии – будь то классический репертуар, современные постановки или неоклассика Джорджа Баланчина – танцовщик неизменно ярок, виртуозен и по-актёрски невероятно органичен. Ближайшее выступление Владислава Лантратова на сибирской сцене состоится уже в ближайшую пятницу – зрители увидят артиста в партии Базиля в балете Минкуса «Дон Кихот».

Накануне спектакля мы побеседовали с артистом.

– Многие артисты нашего театра считают, что наша сцена – особенная, и принимает не всех, но тем, кого приняла, очень помогает. Расскажите, как вы чувствуете себя здесь?

– У вас потрясающий театр – громадный, красивый – и чувствую я себя здесь прекрасно. Я далеко не в первый раз приезжаю сюда, уже в этом году танцевал в «Рубинах», «Изумрудах» и в «Спартаке». Сцена НОВАТа для меня очень комфортна, и в её огромных размерах есть особый кайф – можно работать крупными мазками, и, не боясь заполнять её собой. Мы с этим ощущением выросли в Большом театре, где сцена также совсем не маленькая, и для нас это привычно. Хочется сказать и про вашу труппу: прекрасные артисты и педагоги, профессионалы своего дела, очень доброжелательная атмосфера, нас тепло принимают каждый раз, стараются, чтобы нам было здесь хорошо, и мы чувствовали себя комфортно. Нам очень приятно такое тёплое отношение, и мы, в свою очередь, стараемся быть позитивными, открытыми.

– Ваш любимый репертуар?

– Я обожаю спектакли Юрия Григоровича. Я вырос на записях его балетов, и считаю своей большой удачей, счастьем, что танцую эти спектакли. К примеру, «Спартак» – это невероятная мощь, высокая энергетика, и чтобы соответствовать этому полотну, нужна и физическая и духовная сила. Каждый раз ты ставишь перед собой сверхцель, чтобы взять эту высоту, принять этот вызов, и с каждым спектаклем это всё больше подкупает и заставляет поднимать планку, совершенствовать роль с каждым годом. Здесь никогда нельзя сказать «я всё знаю», всегда есть возможность подняться ступенью выше. Это очень интересно.

– Следующий Ваш спектакль на сцене НОВАТа – «Дон Кихот», расскажите о своём отношении к этому балету и к партии Базиля – очень игровой, комедийной роли?

– Я вышел в партии Базиля после месяца подготовки, но считаю, что эта партия «доводилась» несколько лет. Только спустя пять – десять спектаклей я почувствовал, что у меня стало получаться всё, к чему мы стремились с моими педагогами и с партнёршей. «Дон Кихот» я готовил под руководством Михаила Лавровского и Валерия Лагунова, вводила меня в спектакль Мария Александрова, и я очень многому научился у неё в плане дуэтного танца, актёрской выразительности. Спектакль потрясающий – красочный, живой, с огнём в крови, в глазах, я его тоже очень люблю и танцую всегда с большим удовольствием. В «Дон Кихоте» все эмоции, мысли, танцы очень яркие и позитивные – как сами испанцы.

– Какие моменты Вашей работы для Вас особенно ценны?

– Таких моментов очень много. Я очень люблю работать с педагогами в репетиционном зале, особенно готовить что-то новое. Люблю момент поиска – когда ты ищешь нечто своё в материале, думаешь, от чего стоит отказаться, а что требует развития. Люблю смотреть видеозаписи старых мастеров балета, изучать индивидуальный почерк, стиль. Бесценна работа с хореографом – создание чего-то уникального, рождающегося здесь и сейчас, что всегда особенно интересно. И, конечно, выход на сцену, который сочетает и диалог с самим собой, и обмен энергией со зрителями и взаимодействие с оркестром, дирижёром – это ни с чем не сравнимое наслаждение.

– Ваше пожелание новосибирским зрителям?

– Дорогие друзья! Приходите в театр! Все мы работаем – создаём спектакли, выходим на сцену – только для вас, для того, чтобы вы были с нами, в зрительном зале. Мы очень ждём вас и любим.

Фото Дамира Юсупова предоставлено пресс-службой Большого театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Страница 2 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика