Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-12
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 01, 2020 12:24 am    Заголовок сообщения: 2020-12 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120101
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Алексей Шелыгин, Андрей Петров
Автор| Александр Прытков
Заголовок| «Продавец игрушек» пустился в пляс
В Воронеже представили мировую премьеру детского балета

Где опубликовано| © Коммерсантъ (Воронеж) №220 от 01.12.2020
Дата публикации| 2020-12-01
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4593979
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

На минувших выходных в Воронежском театре оперы и балета прошла мировая премьера детского балета «Продавец игрушек». Одноименный роман Виктора Добросоцкого уже был экранизирован, а также инсценирован как драматический спектакль, мюзикл и опера. В Воронеже эта новогодняя сказка впервые предстала в балетном варианте. Виктор Добросоцкий написал либретто, а музыкальной основой стали произведения композитора Алексея Шелыгина, в том числе написавшего и оперу «Продавец игрушек». Побывавший на премьере корреспондент “Ъ-Черноземье” Александр Прытков считает, что новый балет может стать альтернативой обязательному новогоднему «Щелкунчику».

Воронежский театр оперы и балета представил премьеру балета для детей «Продавец игрушек» 27, 28 и 29 ноября. В его основе — одноименный сказочный роман Виктора Добросоцкого, уже не раз становившийся первоисточником для драматических и музыкальных постановок, а также для одной экранизации. Но, как подчеркивают в воронежском театре, именно здесь «Продавец игрушек» впервые в мире был представлен как балет. Задумка такой постановки, пояснял худрук Александр Литягин, появилась еще несколько лет назад, но предметно к ней смогли подступиться только в 2020 году.

Балетмейстером выступил худрук театра «Кремлевский балет» Андрей Петров — договоренность об этом была достигнута в июле после встречи господина Петрова с губернатором Александром Гусевым. В 2016 году этот хореограф уже ставил в Воронеже балет «Руслан и Людмила». Его давние соратники отвечали за декорации и костюмы: сценографию делал Григорий Белов, костюмы создавала Ольга Полянская. Либретто написал сам Виктор Добросоцкий.

За музыку отвечал известный по работе в кино (одним из самых известных произведений является саундтрек к сериалу «Бригада») композитор Алексей Шелыгин, ранее написавший оперу «Продавец игрушек». По словам дирижера-постановщика Данилы Серганина, для которого новый балет стал первой масштабной работой в штате воронежского театра, хореографическая постановка создавалась на другую музыку, но с использованием некоторых элементов оперы: «Музыка подбиралась из того, что Алексей Шелыгин написал ранее, отдельные номера взяли из оперы. Но в целом балет больше не совпадает с оперой, потому что оперную музыку сложно перенести на танец».

В итоге получилась яркая новогодняя история, которая в общих чертах считывается и без знакомства с либретто. В Париже потомок русских князей Берских Николя Берски занимается изготовлением и продажей игрушек, а потом отправляется в Россию на поиски фамильных сокровищ. Противостоит герою и его возлюбленной злой профессор, но, как и в любой новогодней сказке, счастливый финал неизбежен. Действие разворачивается в ярких декорациях. Сцена обрамлена переплетениями снежинок, а на постоянно меняющихся задниках появляются то городские пейзажи, то интерьеры особняков и магазинов. В сценографии используются видео и свет — от вполне заурядных проекций снежинок до предвещающего оживление портрета князя Берского лунного света. Под стать декорациям и костюмы: у исполнителей партий игрушек они все яркие, у людей чаще всего есть какой-то заметный аксессуар — галстук, шарф, парик. Хореографию, в которой классические балетные элементы переплетаются с вальсами, мазурками и танго, нельзя назвать сложной, но в детском балете маленького зрителя и не стоит перегружать.

Взрослой публике тоже есть на что обратить внимание. Сюда, например, вплетается сюжет о Пигмалионе: как древнегреческий герой влюбился в статую, так Николя долго носился с куклой, а потом влюбился в похожую на нее как две капли воды девушку. Отдельные номера могут показаться затянутыми, ведь на раскрытие персонажей или сюжета дуэты с повторяющимися движениями не влияют. Иногда танец к тому же идет вразрез с музыкой, но какого-то художественного замысла здесь не усматривается. Сама музыка подчас кажется смутно знакомой, что и неудивительно: Алексей Шелыгин написал немало находящихся на слуху саундтреков, что-то как эхо, возможно, попало и в воронежский балет. Несмотря на некоторые кажущиеся странными постановочные решения, все говорит о том, что «продавцу игрушек» суждено стать достойной альтернативой традиционному и все равно любимому зрителями «Щелкунчику».

ФОТОГАЛЕРЕЯ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 01, 2020 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120102
Тема| Балет, Астраханский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Михаил Мартынюк
Автор| корр.
Заголовок| Заслуженный артист России Михаил Мартынюк обнажил подводные камни Астраханского театра оперы и балета
Где опубликовано| © AST-NEWS.ru – Астраханские новости
Дата публикации| 2020-12-01
Ссылка| https://ast-news.ru/node/zasluzhennyy-artist-rossii-mikhail-martynyuk-obnazhil-podvodnye-kamni-astrakhanskogo-teatra-opery-i-/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



«В Астраханском театре оперы и балета все занимаются своими делами, никто не работает на общее благо театра. Это просто здание, которое возвышается над Астраханью, в нём нет никакой системы, все структуры функционируют разнопланово и не имеют целостности».

Заслуженный артист России, лауреат международных конкурсов, экс-премьер театра «Кремлёвский балет» Михаил Мартынюк вместе с супругой Элеонорой – артисткой балета, покинули балетную труппу Астраханского государственного театра оперы и балета.

Супруги приехали в Астрахань в августе 2020 года, чтобы работать здесь как минимум один сезон. Тогда Михаил дал AST-NEWS.ru эксклюзивное интервью, в котором поразил своей открытостью, раскрепощённостью и абсолютным отсутствием пафоса, чем часто страдают артисты подобного ранга.

В непростое для театра время Михаил успешно влился в творческий коллектив. Он был не просто солистом балетной труппы, но и наставником для астраханских танцовщиков. И тут внезапный отъезд. О причинах для столь неожиданного поворота Михаил Мартынюк рассказал в интервью AST-NEWS.ru.

- Михаил, как же так получилось, что вы так скоро покинули Астраханский театр оперы и балета? Только недавно в социальных сетях вы публиковали фотографии своих очаровательных детей в репетиционном классе, у многих создалось впечатление, что вы тут всерьёз и надолго! Что-то случилось?

- Я приехал в Астраханский театр оперы и балета с самым позитивным настроем, о чём рассказал вам в своём прошлом интервью. До меня доходили разговоры, будто я здесь для того, чтобы пересидеть и обождать тяжёлые для всех времена, получая зарплату. Но это уж точно не про меня! Я очень часто бесплатно делюсь своим профессионализмом и помогаю коллегам на безвозмездной основе. Я всю жизнь работал во благо балета и честно заслужил широкое признание. И ещё, я достаточно обеспеченный человек, чтобы не цепляться за зарплату АГТОиБ. Подобные заявления могли вызвать у меня только улыбку.

После четырехмесячного весенне-летнего карантина, что я отсидел на даче в Подмосковье, мне очень захотелось новых ощущений, взаимодействия с артистами, чтобы помочь им воспарять духом после длительного перерыва. Я очень динамичный человек – моей энергии хватит на всех.

Астраханский театр оперы и балета стал первым для нас местом, куда мы без специальных пропусков могли привести своих детей. Даня и Ева стали развиваться в этом направлении. Они смотрели, как работают взрослые, присутствовали на репетициях. Для детей такое взаимодействие – колоссальный эмоциональный всплеск и яркие эмоции. Я рассчитывал задержаться в Астрахани намного дольше.

За этот небольшой срок я не успел сделать всего, что планировал, но артисты очень благодарили нас, как будто мы были вместе не несколько месяцев, а несколько лет. Я думал, что проработаю здесь до конца сезона. Не дочитав свой контракт и подписав его, вдруг узнал, что у меня был некий испытательный срок. Я нигде такого не встречал, чтобы заслуженные артисты России нуждались в каких-то испытаниях. Это дискредитирует звание, которое государство присваивает только профессионалам высокого уровня. Я работал с большим числом прославленных мастеров, и нигде не сталкивался, с так называемым испытанием. Это просто неприлично. Я стремился передать свой огромный профессиональный багаж своим младшим астраханским коллегам в полном объёме, но этого не вышло по одной очень незамысловатой причине.
Я получил травму во время интенсивных репетиций ещё до подписания контракта, отработав больше недели в Астраханском театре оперы и балета просто так. Мне обещали компенсировать это время выходными, но в конечном итоге, когда я уезжал на выступления в Самару, мне не засчитали дни моих законных выходных, оформив их за свой счёт. Полученную на производстве травму никто не зафиксировал документально, но я работал с ней в спектаклях и на концертах. Мне пришлось брать консультации у московских врачей. При этом я продолжал танцевать с больной ногой, из-за чего у меня случился отёк колена.

Постараюсь объяснить, с чем связано давление по поводу моего возраста и технического состояния. Когда мы уезжали из Москвы, устав от бесконечных театральных интриг, думали, что в Астрахани будем работать спокойно. И ещё я не понимаю, зачем нужно было одобрять мой приезд в Астрахань, чтобы иметь потом всю эту неловкую ситуацию.

В самом начале, когда я приехал в Астрахань и ко мне появились какие-то претензии непонятного характера, я сказал художественному руководителю балета, что я абсолютно свободен в своих действиях и мыслях. А если что-то в моей работе его не устраивает, то пусть скажет мне об этом до первого снега.

Но со мной решили расстаться именно с наступлением холодов. Перед отъездом я столкнулся с рядом неудобств различного характера. Все эти, казалось бы, мелочи говорят о непрофессионализме людей, которые вызвали меня сюда. Либо меня не услышали, либо они слушают только себя, либо заняты чем-то другим.
Известный артист, а уж тем более артист балета априори существо капризное. И если ты берёшь к себе в театр такое существо, ты должен знать его натуру, желания, планы. Я человек не капризный, но привык, когда со мной ведут честные и открытые переговоры. Руководить должен иметь чёткую линию поведения и лично проговаривать с артистом все вопросы.

Личного общения по поводу моего отъезда с художественным руководителем у меня не было, он передал это известие через третье лицо. И это очень грустно. Настоящий худрук обязан заниматься всеми внутренними вопросами без посредников и интересоваться настроениями артистов. Ведь если артисты чем-то недовольны, то эта информация, как бы её не скрывали, всё равно распространится.

- Чем вам запомнилась работа в Астраханском театре оперы и балета? Что вы успели сделать за четыре месяца, а что так и осталось только в планах?

- Во-первых, двумя новыми партиями: абсолютно не свойственным мне образом Бенно в балете «Лебединое озеро». Для себя лично я не считаю эту роль достижением, так как она не принесла мне ничего нового. Более значительная роль – это партия Хосе в «Кармен-сюите» в постановке Константина Уральского: я уже танцевал в оригинальной версии этого балета, то работать над этим образом в другой редакции мне было очень интересно. Я считаю, что у меня получилось сделать моего героя умным, сдержанным и брутальным.

Во-вторых, моими работами в концертах. Накануне отъезда в Сочи, в Астраханском театре оперы и балета состоялся гала-концерт, где я танцевал отрывок из балета «Корсар» Адана и «Вальс» Машковского. Последний номер я лично занёс в театр – он является моей личной историей. Прежде я танцевал его огромное количество раз. Здесь я исполнял его с замечательной Айгуль Альмухаметовой. Однако я считаю, что прямо сразу после моего отъезда использовать его в концертах не совсем прилично. Художественный руководитель балета мог бы сам разучить с артистами какой-нибудь другой балетный дуэт или номер. Но это уже этические аспекты.

- Расскажите, пожалуйста, о коротких гастролях балетной труппы АГТОиБ в Сочи. Это правда, что вам пришлось выступать на улице? Понятно, что это субтропики, но всё же это ноябрь? Насколько можно было наблюдать по схеме продаж сочинского парка «Сириус», то они были не лучшими. Какая необходимость была в этой поездке в столь сложное время?

- Начну с того, что, приехав в Сочи, опять задели мою персону. Не знаю, было ли это умышлено или случайно. Как я уже говорил, я независимый человек и долгоиграющая фигура на российской балетной сцене. Я поехал в эту поездку со своим сыном – у меня в Сочи живут друзья и родственники.

Приехав в отель, в котором не собирался останавливаться, я спросил, где находится площадка, на которой мы будем выступать. Но мне ответили, а зачем вам это знать? Я сказал, для того, чтобы приехать туда самостоятельно. Но тут мне заявили, а давайте, пожалуйста, не выделяться. Мне 35 лет, и я заслуженный артист России, я привык в силу своего статуса и финансовой свободы самостоятельно выбирать себе места для проживания и способы передвижения. Подобного отношение к себе я нигде ранее не встречал.

Ещё я отказался танцевать в Сочи сюиту «Дон Кихот» из-за того, что работать этот номер с отёком колена в данных условиях было бы не разумно. Существует такое понятие, как техника безопасности. У нас в театре «Кремлёвский балет» с этим было очень строго.
Невозможно было себе представить, чтобы артистов выпустили на сцену, не измерив предварительно температуру воздуха. На открытой площадке в «Сириусе» этот вопрос даже не стоял. В театре нет такой структуры, которая бы контролировала все эти вопросы. Как я мог танцевать «Корсара» с голым торсом, когда на улице было чуть выше десяти градусов. Я не хотел заболеть воспалением лёгких и лечиться потом долго за свой счёт. О таких вещах устроители всего этого мероприятия не думали.

Когда я выходил на сцену «Сириуса», то меня не объявляли, как артиста Астраханского театра оперы и балета, хотя я таковым на тот момент являлся. Это очень выгодная позиция для театра? в его концерте участвуют собственные артисты, представители Большого театра и ещё некий заслуженный артист России Мартынюк. Такое многообразие персонажей повышает престижность мероприятия. Но меня никто не поставил в известность о намерение оглашать моё имя безотносительно к театру.
В Астраханском государственном театре оперы и балета с артистами особенно не разговаривают и не спрашивают их мнения. С директором Шаговой Натальей Викторовной за эти три месяца так и не познакомился. С художественным руководителем Ворониным я познакомился, но Валерий Владимирович отдалён от балета, ему ближе его оркестр и опера.

Все занимаются своими делами, никто не работает на общее благо театра. Это просто здание, которое возвышается над Астраханью, в нём нет никакой системы, все структуры функционируют разнопланово и не имеют целостности.

Приехав, я подписал договор, который, повторяю, даже не прочёл, для меня это абсолютно бессмысленная бумажка. Потом я принял участие в фотосессии для размещения моего изображения на сайте АГТОиБ, но спустя три месяца оно там так и не появилось. Обычно, когда известных артистов приглашают в тот или иной театр, имиджмейкеры начинают делать свою работу, что является абсолютно логичным. Но в Астрахани всё по-другому.

- Чем для вас стал этот короткий астраханский период? С какими впечатлениями вы покинули наш город?

- Мы очень тяжело покидали Астраханский театр оперы и балета. Нам не очень повезло в Астрахани с квартирой: у нас очень активные дети, а в доме была плохая шумоизоляция, мы вынуждены были переехать жить в гостиницу театра. Но, возвратившись из Сочи, после всех произошедших неприятных моментов мы с женой приняли решение уехать из Астрахани.

Мы ехали в Астрахань со светлыми чувствами, дать стимул артистам и вместе двигаться в позитивном направлении, но нас, к сожалению, задавили. На меня не просто оказывать психологическое давление, просто я сам не могу работать в этом нездоровом климате. Может быть, это элементарная зависть: я до сих пор ещё танцую, у меня несколько балетных школ и масса проектов. Я также являюсь художественным руководителем театра.

Когда мы уезжали, нас провожала буквально вся балетная труппа. Ребята очень отзывчивые, они все успели посидеть с нашими детьми в качестве нянечек. В балетной труппе театра очень здоровая, перспективная и профессиональная атмосфера. Хотя некоторые артисты недоумевают, почему театр так разбрасывается профессионалами. Что это был за трюк, пригласить меня, не дать раскрыться до конца и спровоцировать на отъезд. Мне жаль, что в Астраханском театре оперы и балета происходят такие вещи. Но я успел увидеть плоды своей работы с ребятами.
Один наш очень известный и хороший друг назвал нашу семью цыганской, потому что можем в любой момент сорваться и поехать куда угодно.

В Астрахани мы прикипели к одному потрясающе красивому месту отдыха недалеко от села Фёдоровка Икрянинского района, там мы гостили несколько раз. Нам Астрахань, как говорится, очень зашла, но так сложилось, что мы покинули её.

Но мы ни о чём не жалеем, ведь это абсолютный толчок вперёд. И всё, что делается – то только к лучшему. Сразу после нашего отъезда я получил два приглашения в два новых проекта. Я хочу поблагодарить судьбу за то, что в нашей жизни была Астрахань, а также за тот опыт, который я здесь приобрёл.

- Как вам работалось с астраханскими артистами? Вам удалось передать свой опыт молодым танцовщикам, о чём вы говорили ранее?

- На карантине я совместил несколько элементов по кардиотренировке, связав их в один единый комплекс, помогающий артистам балета, засидевшимся на вынужденной самоизоляции, похудеть и нарастить мышечную массу. Для начала я испытал его на себе, благодаря чему с марта по май сбросил 12 килограмм.

То же самое я делал с ребятами перед утреннем классом в Астраханском театре оперы и балета. Этот процесс очень вдохновил артистов и сплотил нас настолько, что нам было очень тяжело расставаться. Работая, я привык отдавать людям частичку себя. Ребята почувствовали это и оценили ту положительную энергию, которая царила на наших занятиях.

Балетная труппа АГТОиБ – это действительно единый коллектив, люди, живущие одной жизнью. Артисты астраханского балета в основном приехали сюда из регионов. Все они настолько прикипели друг к другу, что являются единой сплочённой командой, у которой есть идея, но им нужны позитивные руководители, которые должны нравятся артистам.

Ещё я хочу сказать, что мои классы для артистов Астраханского театра оперы и балета, особенно для парней, стали нашей общей гордостью. Мне удалось показать им новые техники, прыжки и приёмы. Всё складывалось так, как я и планировал: развивающий процесс шёл по нарастающей. Я делился с ребятами тем, что в своё время передали мне великие педагоги. Я надеюсь, что наши занятия пошли астраханским артистам на пользу. Ребята ещё раз вспомнили те основы мастерства, которым они обучались в хореографическом училище.

В Астраханском театре оперы и балета есть удивительно талантливые ребята. Балет – это очень тонкое искусство: кто-то великолепно вращается, кто-то потрясающе прыгает. У меня было очень мало времени поработать с ними, но всё равно нам удалось отточить их технику, совершенствовать уже имеющиеся навыки и разучить новые элементы.

Я считаю абсолютной ошибкой скитание артистов от одного педагога к другому. У меня не было постоянных репетиций с определённым человеком. Артиста готовили в роли разные педагоги, что не способствует созданию целостного образа. Артиста таскают из стороны в сторону, делая разные замечания, а так быть не должно.

Но мне радостно, что я, как танцующий до сих пор человек, передал ребятам свой опыт. Я показывал им всё на личном примере, прыгая вместе с ними. Надеюсь, что наши совместные занятия дали артистам стимул для дальнейшего подъёма наверх.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 01, 2020 1:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120103
Тема| Балет, БТ, Татарский театр оперы им. М. Джалиля, Персоналии, Владимир Васильев
Автор| Александр Максов
Заголовок| Между земной жизнью и космосом
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2020-12-01
Ссылка| https://musicseasons.org/mezhdu-zemnoj-zhiznyu-i-kosmosom/
Аннотация| Фестиваль в честь юбилея Вл. Васильева

Творить – значить убивать смерть
Ромен Роллан


«И воссияет вечный свет» – плод поэтического воображения Владимира Васильева, гениального художника в самом широком смысле этого понятия. Как подлинный, не ведающий покоя творец, он отметил восьмидесятилетие не пышным застольем, но созданием грандиозной сценической формы, жанр которой определить не берусь. Не сделал это и сам Васильев, соткавший свое величественное полотно с опорой на разные виды, жанры и стили искусств. В круге выразительных средств музыка, архитектура, поэзия и хореография. Все они по своему близки Васильеву – страстному танцовщику, меломану, живописцу, стихотворцу. Все они наполняют его жизнь in plena mensural (в полную меру, лат ), поэтому именно исповедальные стихи Васильева, им же прочитанные в образе главного героя – Матера, – стали основой и «двигателем» мощного сценического действа. Какая фактура! Философские размышления, облеченные в ритмическую художественную форму, не зазорно декламировать и знаменитым чтецам. Однако поэтические строки, написанные энергичным почерком твердой васильевской руки, появлялись на экране, став частью визуальных эффектов спектакля (компьютерная графика – Эрик Исламов). Как и придуманное Васильевым оформление – рожденные его талантливой кистью холсты и акварели, а также оригинально препарированные компьютером знаменитые фотографии в сценических образах. По обеим сторонам кулис нависли угловато-зеркальные панели, Они – часть непростого инженерного решения декорационной конструкции с выдвижным модулем, позволившего разворачивать действие в несменяемом архитектурном интерьере. Но сценография Виктора Герасименко не смотрится скучно однообразной благодаря тщательной разработке световой партитуры (Айвар Салихов) и видеопроекциям. Эта монументальность дала возможность опустить занавес лишь однажды перед антрактом, чтобы с помощью условного приема отметить течение жизненного времени, не прерывая цельности потока дней.



Да, Васильев заглянул в вечность через искусство, а сам взгляд стал источник духовной силы, делающей его абсолютно искренним в выражении сокровенных мыслей и чувств, и потому абсолютно свободным.

В год восьмидесятилетия юбиляра по-прежнему будоражит мысль: «Я не знаю, зачем я родился на свет». И чем дольше длится летопись его жизни, тем возвышеннее голос, обращенный к Вселенной и к самому себе. Тем сильнее бьется сердце в поиске ответа.

Чтобы превратить спектакль в зрелище вечной борьбы человека с собственным духом, Васильев выбрал в напарники самого Моцарта, как прежде сделал это в спектакле «Даруй нами мир» с Иоганном Себастьяном Бахом. В прошлый раз это была месса Баха h-moll, ныне – Requiem божественного Амадеуса.

Пожалуй, Васильева что-то роднит с Бахом и Моцартом.

Посмотрев обе постановки, можно предположить: это обостренное предчувствие бесконечного, которое сопровождается ощущением страха, но не тягостными беспросветными мучениями.

«Реквием Моцарта для меня – не только гениальное творение великого музыканта, создавшего траурное прощание с миром и обретающего вечный покой. Это – исповедь Художника-творца, раскрывающего глубины и поднимающаяся на высоты человеческого духа. Через всю прожитую жизнь с ее мучениями и радостями, мечтами и разочарованиями, исканиями и надеждой разгадать тайну мироздания через искусство»,

– признается Васильев со станиц буклета, выпущенного к спектаклю.

Исповедален и спектакль Васильева, играющий образами и с образами. Владимир Викторович справедливо считает, что шедевр Моцарта столь масштабен, что донести его до зрителя в полном объеме «могут и должны, прежде всего, театры, имеющие первоклассную труппу артистов, музыкантов, большую сцену и ее технические возможности самого высокого уровня». Этим условиям в полной мере соответствовали возможности Татарского государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля. А бессменный директор театра Рауфаль Мухаметзянов, признавшийся в благодарности судьбе за то, что свела его с Васильевым, сделал все, чтобы спектакль родился в Казани. А теперь, вопреки всем кроронавирусным препонам, был показан на главной сцене России, завершив фестиваль, организованный в честь юбиляра его родным Большим театром.

Как бы то ни было, театральное воплощение фантастически прекрасного творения Моцарта оказалось первым, за более чем двухсотлетнюю его историю. И примечательно, что Васильев, назвавший свое произведение словами, неоднократно звучащими в Реквиеме «И воссияет вечный свет», посвятил его «великим мастерам, ушедшим в вечность, но оставившим людям вечный свет своего творчества».

Постановка восхищает своей интеллектуальной интенцией, но и сценическими достоинствами. С каким искусством, остроумием, находчивостью, с какой мудростью воплощен каждый эпизод замысла, этого нравственного actus voluntatis (акт воли, лат), позволивший Васильеву-Мастеру, с одной стороны, быть благородным центром автобиографического повествования, а с другой, – не мельчить в потугах тщетного доминирования. Спектакль счастливо избежал опасности оказаться мрачной душераздирающей драмой, на что могла легко спровоцировать заупокойная католическая месса.

Художник, Мастер, Артист стал сквозным персонажем повествования. Пролог ввел зрителя в его душевный мир. Художника бередят раздумья о прожитой жизни, воспоминания юности. Но не только реальные образы не дают ночного забвения. Муки творчества облекаются в жизненный поиск моральных идеалов, нежности, правды, любви…

Не оставляют мечты о создании чего-то цельного, художественного высказывания по-настоящему волнующего людей. Мысль о несбыточности этого страстного желания усугубляется обреченностью земного бытия на конечность времени.

Но, какой интересный и неожиданный ход, скорее даже контрапункт: спектакль начинает не музыка Моцарта, а джазовые импровизации в исполнении Трио Евгения Борца (Евгений Борец – фортепиано, Сергей Хутас – контрабас, Давид Ткебучава – ударные). Пять танцовщиц в безупречно белых «ангельских» платьицах (Аманда Гомес, Александра Елагина, Алина Штейнберг, Таис Диоженес, Мана Кувабара) совершают почти дискотечные движения «молодости». Через минуту к ним присоединяться юноши с красивым обнаженным торсом в незапятнанных белоснежных трико и вскоре авансцена уже станет площадкой для динамичных прыжков и разрывающих воздух «разножек» Михаила Тимаева, Антона Полодюка, Вагнера Карвальо, Ильнура Гайфуллина, и Алессандро Каггеджи.

Напряженность спектакля не спадает при заполнении сцены многолюдьем кордебалета и хора, Лапидарные пластические задачи поставлены солистам-вокалистам – напоминание о работе балетмейстера Васильева и в качестве оперного режиссера.

Воплотить замысел постановщику помогли дирижер Ренат Салаватов, хормейстер Любовь Дразнина, вокалисты Гульнара Гатина (сопрано), Екатерина Сергеева (меццо-сопрано), Ярослав Абаимов – тенор Евгений Ставинский – бас.

Зрители, заполнили Большой театр, не испугавшись опасностей пандемии, хоть и сидели в масках на безопасной дистанции. Среди них именитые артисты, танцевавшие на сцене Большого театра вместе с юбиляром, участники его постановок на оперной сцене и киноэкране, коллеги по искусству и общественной деятельности, верные поклонники. Атмосфера особенно трогательная. И хотя сами реалии последних месяцев и дней не слишком способствовали безмятежному оптимизму, Васильеву удалось избежать интонации тягостного уныния. Своим Эпилогом он провозгласил: «Жизнь – главный бесценный дар. И все духовное, что заключено в ней, должно нести людям радость созидания и красоту». Светом надежды и верой Васильева в лучшее, вместе с праздничным поздравлением самому выдающемуся человеку и художнику стала ораториально-хореографическая композиция Aleluia из мотета Моцарта «Exsultate, jubilate» («Радуйтесь, ликуйте!»), завершившая вечер бесконечным кружением в танце. Правда, знаменитому золотому занавесу Большого театра, скрывшему сцену от публики на этой высокой ноте Благости и Добра, пришлось еще не раз разомкнуться, чтобы вновь объединить людей по обеим сторонам рампы восторженным ликованием.

Фото Леонида Бобылева.

==========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 23, 2020 6:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 01, 2020 11:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120104
Тема| Балет, фестиваль Dance Open, Персоналии, Екатерина Галанова
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Екатерина Галанова: "За этот год мы переверстали программу раз пять"
Руководитель фестиваля Dance Open рассказала "НГ", как за 20 лет попыталась превратить балет из жанра "на смерть членов политбюро ЦК КПСС" в модное искусство
Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2020-12-01
Ссылка| https://www.ng.ru/cinematograph/2020-12-01/7_8028_interview.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Полная online-версия


Фото Ксении Поггенполь/where.ru

Екатерина Галанова – продюсер, режиссер, основатель и руководитель Международного фестиваля балета Dance Open.

Вопросы задавала Наталия Звенигородская.

Вы представитель редкой династии. Привычно слышать о династиях актеров или, скажем, хлеборобов. Вы представляете династию продюсеров. Считается, что жизнь в СССР не способствовала развитию предпринимательского таланта…


Когда целая династия занимается одной профессией, в этом есть глубочайший смысл. Ты с детства, даже не отдавая себе отчета, включен в семейные «рабочие» разговоры; в какие-то всегда горячие и по делу споры о профессии, о том, как надо, и как будет. И дальше, когда ты вырастаешь, чем бы ни занимался, что бы ни делал, все равно придешь если не к той же профессии, то к той сфере, которую когда-то выбрала твоя семья.

Например, мой дедушка Зиновий Юфит был директором театра марионеток имени Деммени, мама работала театральным экономистом, а папа основал первую в России кафедру менеджмента и театрального дела. Фактически, он положил у нас начало профессии театрального продюсера. Мне невероятно повезло: благодаря семье, я не просто с детства впитала любовь к театру, но и очень комфортно и естественно чувствую себя в этой работе.

Ну а с тем, что в СССР жизнь не способствовала развитию предпринимательского таланта, не соглашусь. Именно ограничения и запреты, которых в свое время было не счесть, и способствовали поиску новых, неожиданных, креативных решений. Без сноровки и творческой жилки очень сложно было к чему-то прийти и чего-то достичь.

Балет – одна из немногих наших икон. «Священная корова» российской культуры. Не страшно было браться за новое дело в области балета? Да еще в Петербурге? Были уверены, что займете свою нишу?

Все, кто занимается балетом, занимаются им с детства. И я не исключение. Поэтому для меня балет точно не «священная корова». Это стиль моей жизни и особое место, где мне все очень привычно, понятно и дорого: это мое детство и юность – простите за клише. Я всегда помню себя в театре: образно говоря, я родилась и воспитывалась там, долгое время «жила» в академии Вагановой, а улица Росси была для меня, как сейчас модно говорить, местом силы. Все, что заложено в ребенка, – самая прочная основа, ее не выбить. В моем случае, это – к счастью. Так что в балетном мире мне не страшно.

В свое время Вы не стали начинать с фейерверков и звездных гала. Начали с мастер-классов. Почему?

А вот тут, в начале моей карьеры менеджера, немного страшно действительно было. И поскольку я перфекционист, мне хотелось на первых порах сделать что-то небольшое, но очень качественное, протестировать свои силы. Но даже тогда, 20 лет назад, я уже прокручивала в голове большой балетный проект, который объединил бы очень многих людей: педагогов и учеников (в том числе, совсем детей), хореографов и танцовщиков со всего мира, данс-критиков, фотохудожников, креативных специалистов самых разных жанров… И самое главное – зрителей: не только «академических» балетоманов, но и тех, кому нравится театр, нравится танец и вообще просто нравится танцевать.

Помню свои детские впечатления от балетов по телевизору – был такой жанр «на смерть членов политбюро ЦК КПСС». Это удручало. Или, когда сама уже служила в театре, вспоминаю, кто сидел в зале: в основном, женщины. А если и попадались мужчины, то наверняка чьи-то проштрафившиеся мужья. Сегодня, к счастью, все иначе. Один короткий пример: мы запускаем рекламу фестиваля на радиостанциях бизнес-формата, даже на рок-радиостанциях – и с большой эффективностью. Изменилась публика, изменился подход, людям стало интересно. В апреле мы впервые провели балетный онлайн-марафон в социальных сетях: на протяжении двух недель за нами следили почти 4 миллиона человек!

Не устаю повторять: танец – самый близкий, самый понятный, органичный и демократичный вид искусства. Когда мы счастливы, у нас не только душа поет. Мы начинаем танцевать. Да и вообще, любые эмоции, для которых и слов не придумано, можно выразить танцем. Думаю, что, начав со скромных мастер-классов 20 лет назад, в какой-то степени я тоже оказалась причастной к формированию нового зрителя.

Что позволяет в течение 20 лет не просто поддерживать жизнь фестиваля, а развиваться? Расширяться?

Мне кажется, если есть интерес к тому, что ты делаешь, можно не только 20 лет – можно и 60 лет этим заниматься!

Что позволяет расширяться и развиваться? Помимо внутреннего энтузиазма и любви к профессии, конечно, новая реальность. Скорость, с которой мир уходит в сеть и адаптирует там все под наш культурный запрос, ошеломляет. Сегодня в сети можно посмотреть почти любую премьеру, любой спектакль, и не важно, что ребята его танцуют на другом континенте. Если ты активен, мыслишь системно и хочешь постоянно совершенствоваться в профессии, ты можешь не просто быть в курсе всего, что происходит, но и просчитывать на несколько шагов вперед.

За эти годы фестиваль во многом изменил хореографический ландшафт Петербурга и России, способствовал нашему знакомству с актуальными достижениями хореографии, расширению представлений о ее возможностях и средствах. А как жизнь влияла на фестиваль? Различные ситуации за эти 2 десятилетия?

На фестиваль ежегодно, ежемесячно и теперь уже ежеминутно влияет абсолютно все – от макроэкономической до эпидемиологической ситуации. Последний год показал, что на плаву останутся как раз те менеджеры, которые способны быстро реагировать на происходящее. О движении вперед я не говорю – для этого реакция должна быть молниеносной. Помните, как в «Алисе» Льюиса Кэрролла: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!» Если раньше твоя быстрая реакция была хорошим бонусом, то теперь это стало единственным критерием того, что ты в принципе выживешь в этом мире.

Немного о принципах отбора участников фестиваля…

Во-первых, это лучшие танцовщики. И все же, даже если танцовщик невероятный, но у него довольно грустный репертуар («грустный» – значит, «заезженный», много раз станцованный), мы сильно задумаемся, привозить ли его на фестиваль. Зрителю должно быть интересно, и потому нам важна комбинация – хорошего актуального репертуара и исполнительского мастерства. Исключение – классическая часть программы Гала Dance Open: четыре-пять па-де-де у нас есть обязательно, и тут, конечно, отбор идет только по мастерству. Зритель должен быть впечатлен совершенной техникой исполнения.

«Dance Open» приглашает на гастроли звезд со всех концов света, знакомит с российским искусством жителей разных континентов. А оказывает ли участие в фестивале влияние на судьбы артистов? Есть ли интересные истории?

Конечно, оказывает. Например, не раз именно на нашем фестивале танцовщик менял балетную компанию – получал приглашение и переходил в другую более интересную для него труппу. А случалось, что хореограф неожиданно встречал того самого танцовщика, для которого давно мечтал поставить балетный номер. В итоге рождались шедевры. Таких историй много в каждом сезоне.

Нет задумки устраивать тематические фестивали? На 100-летие провала «Чайки» в Александринском театре в 1996 году в Петербурге организовали масштабную конференцию и фестиваль. Спектакли более недели шли по три в день. И все – исключительно «Чайки». Со всего мира. Всех жанров. Безумно интересно было. С культовыми балетами могло бы захватывающе получиться…

Нет! У меня нет идей устраивать тематические фестивали.

Балетная постановка и балет вообще – это очень технологичная и серьезная вещь, зачастую гораздо более технологичная, чем драматический спектакль. Фестивалю, который целиком рукотворный менеджерский проект, привезти (то есть, переместить в пространстве) большую двух-трехактную постановку – с кордебалетом, с солистами, с декорациями, с костюмами и всем остальным – очень непросто. И с точки зрения логистики как «туризма», и с точки зрения стыковки графиков и площадок. Ведь у Dance Open нет своей сцены. А технических сложностей достаточно. К примеру, все понимают, что декорации спектакля должны «встать» на гастрольную площадку, как на родную. Но лишь немногие догадываются, каким невероятным трудом штучных суперпрофи этого можно достичь. Есть спектакли, которые монтируются по два-три дня.

Так ради чего совершать подвиг? Ради надуманной истории – точно нет.

Наша задача – собрать самые яркие балеты, которые увидел мир в течение года-двух, и привезти их в Петербург. И ради этого мы готовы не спать ночами. Собирать фестивали по какому-то другому принципу, кроме талантливости постановки и ее качества во всем – от хореографического текста до исполнения, – я не вижу смысла.

Гораздо важнее осознавать ответственность за то, что ты везешь, перед городом. Проводя крупные балетные фестивали именно здесь, в Петербурге, мы утверждаем и еще раз подчеркиваем его роль в мировой балетной истории.

Ваша деятельность не ограничивается балетом. Традицией стал проект «Классика на Дворцовой». В Вашем багаже фестиваль Льва Додина, драматические постановки, множество других проектов. Почему обратились к небалетным жанрам?

Я 10 лет служила в театре оперы и балета. Оперу люблю так же, как и балет, если не больше. Поэтому «Классика на Дворцовой» – еще дна очень логичная история в моей жизни, очень близкая мне и дорогая. Судить зрителям, но я думаю, что достойная Петербурга. Кстати, «Классика» уже два года как гастролирует по стране. Ее показали в разных регионах России – и я не знаю пропаганды петербургской культуры, которая была бы правильнее и сильнее.

- В честь Дней Эрмитажа 5 и 6 декабря на на фасаде здания Главного штаба развернется световое шоу «Эрмитаж. Бал истории» в формате 3-D mapping? Чем для вас интересен подобный проект?

- Я всегда интересовалась любыми историческими проектами – фильмами, книгами, мультимедийными постановками. Вообще, если бы мы лучше знали историю, научились ее анализировать, то совершали бы меньше ошибок.

Поэтому если есть возможность совместить художественную составляющую проекта с какой-то просветительской идеей – легкой, емкой, без занудства, – то для меня это двойной успех. На мой взгляд, технологии 3D-mapping максимально доступны для самой широкой аудитории и способны просто, зрелищно и очень эмоционально преподнести любой контент. Даже самый сложный. Использование 3D-mapping для погружения зрителя в исторический материал – перспективная идея. И, конечно, хочется работать на таких проектах чаще.

Понятно, что нынешняя экстраординарная ситуация создала немало сложностей при организации «Dance Open»-2020. А есть ли какая-то польза от этого негативного опыта? Чему научил 2020 год?

2020 год нас научил нас ценить жизнь, друг друга и не расстраиваться по пустякам.

Расскажите о программе нынешнего – не совсем обычного в силу обстоятельств – фестиваля.

Да, за этот год мы переверстали программу раз пять. Поскольку постоянно все слетало – менялись и площадки. Я очень благодарна менеджменту «Балтийского дома» и БКЗ «Октябрьский» за то, что они в столь непростой ситуации приняли такой большой театральный проект.

Зимний сезон Dance Open представит сильнейшие российские балетные коллективы. И здесь у меня нет фаворитов – на мой взгляд, все, что мы привезем, обязательно к просмотру. Программу Урал Балета – три постановки в хореографии Славы Самодурова, Антона Пимонова и Джорджа Баланчина – сегодня можно увидеть только в Екатеринбурге. Смотреть «УРАЛ ИНТРО» надо не только тем, кто любит классику, но – и особенно – тем, кто взял манеру «скучать» на классических спектаклях. Чтобы встряхнуться, «обнулиться» и прочувствовать, насколько актуально, ново и ресурсно искусство классического танца само по себе – без литературных и иных оболочек. Кстати, так как сейчас танцует «Вальпургиеву ночь» Баланчина Урал Балет, ее не танцуют даже в New York City Ballet.

Разговор об «Анюте» в хореографии народного артиста СССР Владимира Васильева не вместит ни одно интервью. Танцует Пермский балет, премьера в Перми прошла 24 октября, и это было чудо. Нас ждет большой, красивый спектакль с потрясающими костюмами и декорациями, с пронзительным сюжетом, впрочем, как и все у Чехова, с глубоким, выразительным и эмоциональным хореографическим текстом, как все у Васильева, и с музыкой Валерия Гаврилина, которая многим известна с юности. Ведь «Анюта» – это легенда.

«Танцпол» Йеруна Вербрюггена и театр «Балет Москва» - это эксперимент с границами и их отсутствием, со свободой и ее оборотной стороной. Как бы парадоксально ни прозвучало то, что скажу сейчас, но хореография Вербрюггена и его крышесносный эпатаж – это то новое, что нужно нам, чтобы лучше понимать себя и будущее. Кстати, труппа под стать хореографу, и я правда горжусь, что причастна к их знакомству.

Что касается Гала Dance Open, то в этом году мы делаем его на таком надрыве, что это больше, чем признание в любви. Мы планируем привезти европейских звезд. Не буду открывать всех секретов – приходите на фестиваль с 10 по 16 декабря.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 02, 2020 11:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120201
Тема| Балет, ГАТОБ им. Абая, Премьера, Персоналии, Гульжан Туткибаева
Автор| Карлыгаш НУРАЛИЕВА
Заголовок| «Корсар» вернулся — во всей красе
Где опубликовано| © «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА В КАЗАХСТАНЕ»
Дата публикации| 2020-12-02
Ссылка| https://www.kp.kz/daily/21712095.3/4331415/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

На фоне серых будней, когда все лица прячут в масках и большая часть событий проходит дистанционно, премьера новой версии балета Адольфа Адана «Корсар» на сцене ГАТОБ им. Абая — как яркий всплеск живых эмоций и страстей


Фото: Борис Юрьев

Приключенческий балет о страстной любви пирата Конрада и красавицы Медоры переносит зрителя в восточную сказку. Здесь собраны самые яркие образы положительных и отрицательных героев — сладострастный падишах, продажный работорговец, друг, ставший предателем, бесстрашные корсары, прекрасные наложницы ... И, конечно, главные герои — беззаветно влюбленные друг в друга. Добавьте роскошные костюмы, шикарные декорации, бесподобную музыку, грацию актеров — и станет понятно, что такой балет нельзя пропустить! Захватывающий сюжет настолько красочен и динамичен, что никого не оставит равнодушным.

— С момента первой постановки «Корсара» прошло более 160 лет, и за это время постановок было очень много. Моей задачей было — поставить динамичный, живой, красочный, захватывающий, современный спектакль. Мы хотели, чтобы зритель почувствовал себя неотъемлемой частью действия и ему захотелось оказаться внутри этого спектакля, — говорит хореограф-постановщик, народная артистка РК Гульжан Туткибаева. — Конечно, пандемия внесла свои коррективы. Изначально премьера новой версии балета была запланирована на весну. И с тех пор мы продолжали готовиться и мечтали показать работу зрителям. За это время была сделана редакция балета. Основные классические моменты мы оставили, а все остальное — танцы и переходы сделали по-своему. В итоге появился спектакль, который стилистически подходит нашей труппе.

Стоит отметить, что Гульжан Туткибаева подготовила сразу четыре (!) состава солистов, хотя обычно готовят всего два. При этом актеры могут заменять друг друга в разных ролях. И такой подход они встретили с удовольствием.

— Я знал, что буду играть и Конрада и его верного друга. И это дает особый стимул и интерес. Хочу отметить, что все артисты балета ждали «Корсара» с нетерпением, так как в нем сильно проявлена мужская энергия, — делится ведущий солист балета ГАТОБ им. Абая Нельсон Пенья.

Жанель Тукеева, сыгравшая на этот раз Медору, отметила, что ей удалось застать постановку Корсара в 2008 году. Тогда она играла роль рабыни падишаха Гюльнар.

— И та и эта постановка по-своему очень интересны и волнительны. Надеюсь, нам удалось передать настроение главных героев, — делится ведущая солистка балета ГАТОБ им. Абая Жанель Тукеева.

Сценографию от начала и до конца должен был разработать итальянский художник Вильям Орланди. Но он заболел, попал в больницу и начатое им продолжил казахстанский художник Есенгельды Туяков, который долгие годы работает в театре им. Ауэзова и был приглашен специально для этой постановки.

— Я был счастлив работать над сценографией под руководством Вильяма Орланди и осуществить его идею до конца. Есть много нюансов, которые, возможно, незаметны зрителю. Тем не менее они очень важны. Например, мне сначала нужно было создать макет сцены и разместить там декорации, чтобы наглядно увидеть, как это воплотится. Еще хочу отметить декорацию стен — они расписаны вручную. Компьютерная графика и печать не дали бы такого эффекта, — делится тонкостями художник.

Масштабное романтическое полотно, наполненное авантюрными приключениями с обилием мастерски построенных массовых сцен и ансамблей, было бы не полным, если не рассказать о музыке. Дирижером-постановщиком симфонического оркестра ГАТОБ им. Абая выступил Ерболат Ахмедьяров.

— Основу балета составляла музыка Адольфа Адана, оркестрованная самим автором, а также фрагменты, написанные другими композиторами: Минкусом, Дриго, Дворжаком, Чайковским, Корнблитом. В мире существует около пяти вариантов оркестровок балета «Корсар». В новой постановке мы попытались добиться более интересного звучания оркестра. Изюминкой нашей версии является вставной номер для музыкального антракта, в котором мы использовали увертюру к опере Адольфа Адана La Poupee de Nuremberg («Нюрнбергская кукла»). Уверен, что новая постановка балета «Корсар», станет ярким событием в культурной жизни нашего любимого города, ведь это для нас долгожданная премьера года! — подчеркнул Ерболат Ахмедьяров.

Балетная постановка «Корсар» — последнее творение Адольфа Адана. Бессмертная классика в современной хореографической обработке ставится на сцене КГАТОБ им. Абая в преддверии 165-летия со дня премьеры балета.


Бессмертная классика в современной хореографической обработке ставится на сцене КГАТОБ им. Абая в преддверии 165-летия со дня премьеры балета.
Фото: Борис Юрьев


— Ранее «Корсар» шел на сцене нашего театра в период с 1996 по 2008 год. Однако это была не новая постановка, а перенесенная версия Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. Спектакль со всеми декорациями, костюмами, световым и музыкальным решениями, а самое главное — хореографией Владимира Владимирова, художественного руководителя балета, был передан в дар нашему театру. В тяжелые годы перестройки такой подарок считался большой роскошью. Постепенно по причине полного износа декораций и костюмов спектакль был передан в дар новосибирцами после нескольких лет эксплуатации на сцене. Постановка была снята с репертуара, хотя всегда собирала зрительские аншлаги. Несомненно, что для ценителей балетного искусства премьера новой версии «Корсара» станет праздником! — уверена директор ГАТОБ им. Абая, заслуженный деятель РК. Ая Калиева.

Между тем

Балет «Корсар» считается яркой жемчужиной в копилке мировой музыкальной классики. Наравне с другим знаменитым шедевром Адольфа Адана, балетом «Жизель», входит в Золотой фонд мирового балетного репертуара, в основе которого лежит либретто одноименной поэмы Байрона.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 02, 2020 11:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120202
Тема| Балет, МТ, Академия Русского балета имени А.В. Вагановой, Персоналии, Людмила Ковалёва
Автор| Виолета Майниеце
Заголовок| Фея Щедрости
К юбилею Людмилы Валентиновны Ковалёвой

Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2020-12-01
Ссылка| https://musicseasons.org/feya-shhedrosti/
Аннотация| ЮБИЛЕЙ


Фото Ира Яковлева

Фею Щедрости в известном на весь мир фильме – балете «Спящая красавица» солистка ленинградского ГАТОБа имени Кирова Людмила Ковалёва станцевала в 1964 году. Красиво, изящно, музыкально, щедро разбрасывая сказочные дары.

Она действительно фея Щедрости. В балете и в жизни. На сцене Кировского театра и в стенах Академии Русского балета имени А.В. Вагановой, где поныне работает юбиляр – профессор классического танца Людмила Валентиновна Ковалёва. Сами за себя говорят имена её учениц – Диана Вишнёва, Ольга Смирнова, Ольга Есина, Мария Хорева…

Щедро Людмила Валентиновна делится накопленными сокровищами – профессиональными знаниями. В зале всегда слышится её звонкий, энергичный голос. Она щедра и на похвалу, и на замечания. Балету детей обучают «кнутом и пряником». «Не надо одного кнута. Пряника должно быть 70%», – уверена Ковалёва, хотя считается строгим и требовательным педагогом. Иначе можно убить в ребёнке любовь к танцу. Развить комплекс неполноценности. Зорким, цепким глазом она замечает все неточности и ошибки. Бесконечными повторами, идеальным показом и доходчивыми объяснениями добивается результатов.

При том она – сказочная балетная фея, хрупкое на вид создание. Добрая Фея – крёстная, способная угадать будущих принцесс в маленьких девочках – балетных «золушках» да «крысках». Это – дар свыше, который рационально не объяснишь. Он или есть, или его нет.

Подтверждение тому – почти сказочная история маленькой Диночки с большими, живыми, умненькими глазами. Данных для балета у девочки было мало, но она страстно мечтала танцевать. Диночка поступала в училище несколько раз. В итоге, покорённая недетским упорством, комиссия решила её принять. Девочка красивая, если не станет «классичкой», то, быть может, характерной танцовщицей.

Судьба ей улыбнулась. Совсем маленькой она попала в класс Людмилы Ковалёвой. И училась у неё (редкий случай!) все школьные годы. Дико трудоспособная, с железным характером, Дина безгранично верила в своего педагога – волшебную фею, которая за время обучения вырастила в стенах Академии будущую прима-балерину и мировую знаменитость Диану Вишнёву. «В детстве нереально сказать, будет ли ребёнок звездой. Попадаются, но редко. Я не думала, что она сделает такие успехи! Дина – феерическая ученица», – честно признается знаменитый педагог.

В 1994 году, будучи ученицей училища, Вишнёва завоевала Гран при на конкурсе в Лозанне. С первого появления, первого прыжка её живая, естественная, темпераментная Кармен в специально сочинённом для неё номере хореографа Игоря Бельского покорила не только жюри конкурса. Её полюбили и запомнили зрители. Ей предложили учёбу за границей. Диана отказалась – она хотела заниматься только с Людмилой Ковалёвой, которую считала второй мамой.

Столь же естественно, с не по годам покоряющей женственностью и техникой юная Вишнёва танцевала сложные классические вариации. Будучи ученицей, даже выступила в партии Китри в «Дон Кихоте» Мариинского театра. Случай редкий, уникальный. В течение всей блестящей творческой карьеры Диана продолжала работать с Людмилой Ковалёвой. Приготовила с ней большинство партий своего огромного репертуара. Эти партии – образец педагогического и репетиторского таланта её наставника – её доброй феи и крёстной. «Мы – две половинки единого целого. У нас одинаковый хрусталик в глазах. Мы одинаково видим мир и балет. Во мне она воплотила свой идеал балерины», – рассказывает Диана Вишнёва.

С Дины Вишнёвой началась слава педагога Людмилы Валентиновны Ковалёвой. Человека скромного, очень достойного, непубличного, с живым, цепким умом, поразительной творческой интуицией, точной образной речью и огромным профессиональным багажом. А что же было в жизни этой феи Щедрости до того?

Родилась Людочка Ковалёва 80 лет назад – 2 декабря 1940 года в городе Сланцы. Гибкая, подвижная, любознательная, она однажды увидела цирковое представление. Вот это да! Акробатика, шпагаты, мостики, колёса, танцы – всё увлекало девочку. Подобно многим, она занималась в самодеятельности. В Ленинграде, куда переехала семья, её приметили профессионалы и посоветовали отдать ребёнка в хореографическое училище. С первых занятий, в балетной школе Людочке не понравилось. Стоять, держась за палку, и медленно вытягивать ножку вперёд, в сторону, назад, просто плавно приседать, развернув колени, было невыносимо скучно. Зачем ей эти премудрости, когда она уже умеет лихо делать колёса да садиться на прямой шпагат?! Девочка умоляла маму забрать её из школы – этот «нудный балет» ей был не по душе. Педагог – опытнейшая вагановская ученица Надежда Павловна Базарова – уговорила маму оставить девочку в школе. Талантливая, будет хорошо танцевать!

Людочке Ковалёвой сказочно везло с педагогами. Её очень любила, всегда поддерживала и ценила Базарова – первоклассный методист, автор учебников по классическому танцу. В младших классах она заложила ту основу грамотности, которая позволила Людочке стать сильнейшей солисткой, а потом – первоклассным педагогом. Выпускалась она в 1959 году по классу Натальи Александровны Камковой – другой известной ученицы Вагановой. Добрая, отзывчивая Камкова очень любила учениц, часто приглашала к себе домой. Дом был гостеприимным и интеллигентным в лучших петербургских традициях. Было чему учиться!

На выпуске Ковалёва станцевала Одиллию в па де де из «Лебединого озера». Танцевала музыкально, живо, технично, сделав заявку на ведущие партии в театре. Пробиться было сложно. В конце 1950-х годов в Кировском театре царила плеяда блестящих балерин – и опытных, и молодых: Наталья Дудинская, Алла Шелест, Ирина Колпакова, Алла Осипенко … Какие имена, какие дарования! Людмила Валентиновна вспоминает: «Была уверена, танцевать могут только небожители, а не я. Рядом с ними мы, молодые, чувствовали себя червями. Мне не хватило характера и требовательных наставников».

Ковалёва блестяще исполняла все соло, вставные вариации, ведущие партии – Мирту в «Жизели», Машу в «Щелкунчике», Катерину в «Каменном цветке», принцессу Флорину в «Спящей красавице», «Шопениану». Маленькая, живая, лёгкая, с хорошей координацией, она была образцом ленинградской школы тех лет. Благодаря отличной выучке, естественно, вроде сами собой, выстраивались её позы. Непринуждённой музыкальностью отличался виртуозный танец. И только профессионалы понимают – такое, помимо таланта, достигается адским трудом.

В знаменитом романтическом «Па де катр» Ковалёва станцевала датскую балерину Люсиль Гран. Сдержанно, хрустально чисто, с большим апломбом, как, судя по воспоминаниям, танцевала сама холодноватая романтическая прима. Только танец Ковалёвой согрет русской душой…

Даже сегодня, в почтенном возрасте, Людмила Валентиновна в идеальной форме. На уроке всё показывает с радующими душу музыкальными и пластическими акцентами. Отдыхает, сидя на шпагате, часто сама занимается. Искренне поражается – почему же ученицы не могут повторить её показ!? И, как талантливый пародист, карикатурно изображает их ошибки, вызывая всеобщий смех, желание всё исправить. В конце сложнейшего, неформального урока «на вырост» с множеством уточнений и бесконечными повторами, ученицы падают без сил, а педагог полон энергии. «Я не терплю уныния и разгильдяйство», ­– повторяет Ковалёва. Она знает – каждая ученица по–своему талантлива. Каждую можно раскрыть, если только она хочет работать, верит в педагога. Даже самой отстающей она старательно объясняет, как правильно исполнить то или иное па. Находит нужные сравнения и слова. Она работает со всем классом, а не только с избранными, как часто бывает. На занятиях сценической практикой все разучивают текст вариаций, хотя на сцене их будут исполнять единицы. Она даёт девочкам профессию, готовит к работе в театре. По педагогическому почерку Ковалёвой в труппе сразу вычисляешь её учениц – серьёзных, трудолюбивых, профессиональных.

Стать педагогом Ковалёва не мечтала. Она уверена – «девочки хотят быть балеринами, а не педагогами». Педагог – профессия «невидимки». Им редко перепадает слава юных «звёздочек» и «звёзд». После 22 лет выступлений в театре, завершив танцевальную карьеру, она не знала, чем заняться. Быть может стать библиотекарем (люблю читать!) или напроситься в музей?! За неё всё решил муж – режиссёр, драматург, сценарист и балетный либреттист Виктор Фёдорович Соколов. Он обожал свою Людочку, которую приметил и выделил среди прочих на сцене театра. И решил – именно она станет его женой! Счастливой и гармоничной была семейная жизнь двух родственных душ. Балерина Людмила Ковалёва – мать четырёх дочерей. Уникальное явление в балетном мире. Особенно в то время, когда балерины боялись (карьеры ради!) иметь даже одного ребёнка! Людмила по–прежнему оставалась лёгкой, живой, энергичной. Девочек определила в балетную школу. «Ученицы маме дороже детей родных», – шутили дочери. Особенно она любила Дину, которая часто жила у них в доме – ей далеко ехать до школы! Подобное наставничество было в духе добрых традиций старых петербургских балерин. Людмила Валентиновна Ковалёва – настоящая балетная петербурженка.

Пока Людмила летом отдыхала, муж записал её на педагогические курсы в родном училище. Её грызли сомнения – сможет ли она преподавать!? Самой всё легко и понятно, даже приятно сочинять комбинации для однокурсников. Как учить, как подсказать, как помочь детям? Но часто именно из отличных солисток, как Ковалёв, вырастают настоящие школьные педагоги. Ярчайший тому пример – Агриппина Ваганова. Она – не прима, а «царица вариаций», как её называли. Систему свою выстроила, преодолевая собственные недостатки. Знаменитые балерины порой «глухи» к индивидуальности других, могут показать, как танцевали сами, не зная, как помочь ученикам. Ковалёва многое не станцевала из того, что хотела: «У меня всё во снах и мыслях, поэтому могу брать и делать из ребёнка всё». Ученицам она передаёт то, как бы сама исполнила Аврору, Джульетту, Одетту, Никию…Конечно, с поправкой на их индивидуальность, душевный склад.

Оставить Ковалёву в училище дирекция не хотела – все места заняты. Помогла старейший педагог училища Надежда Базарова, ценившая свою бывшую ученицу. Она упросила руководство «взять Людочку, дать шанс». Ей дали, как вспоминает Ковалёва, самый плохой класс «на выгон» в конце года. Она преуспела даже с таким безнадёжным материалом. Часть девочек не выгнали. Оставили и Ковалёву. Много лет она преподавала в младших и средних классах, проделывая всю «чёрную работу» и закладывая азы грамотности, что так важно для будущих танцовщиц. И только класс, где училась Диана Вишнёва, вела с младшего до выпускного. Эксперимент «выстрелил»! (Знаю лишь один подобный случай в московском училище, где замечательный педагог Пётр Антонович Пестов однажды вёл класс все восемь лет. Из него вышли балетные лидеры и звезды – Владимир Малахов, Алексей Ратманский, Юрий Бурлака…).

Даже сейчас Людмила Валентиновна предпочитает брать пятый класс и доводить до выпуска. За четыре года можно многое успеть. Среди её выпускниц хорошие солистки и настоящие балерины. Есть ли у неё какая–то своя методика, секреты профессии? Ковалёва считает, что нет. Просто с каждым выпуском растёт опыт. Она вечно учится, открыта всему новому. Уверенна, что балету помогают спорт, пилатес, йога в разумных для профессии пределах. Сейчас её «девочки» должны всё уметь. Им предстоит танцевать классику, модерн, замысловатые по технике современные постановки и тонкие психологические драмы. Работая с ними, она детально разбирает каждую вариацию, кропотливо выверяет все мелочи. Может сотый раз прорепетировать простой выход Никии из храма для «Баядерки», положения церемонно округлённых рук в вариации принцессы Авроры в «Спящей красавице». Фанатично заниматься часами, забывая про время, не жалея себя и учениц. Но в кажущейся мелочной скрупулёзности педагога не тонет образ. После бесконечных репетиций он выстраивается с поразительной логичностью, что позволяет чувствовать себя уверенно и свободно на сцене. Всё проверено и так понятно.

«Она – гениальный педагог», – говорит прима Большого Светлана Захарова.

В этом уверена и другая прима – Ольга Смирнова. Для Ольги она – родной человек и главный судья. «Если Людмила Валентиновна сказала, значит так и есть. Когда думаю, как сделать то или иное движение или роль, постоянно слышу её голос. Она учила преподносить себя на сцене, показать красоту позы. Продолжаю к ней ездить за советами. Людмила Валентиновна – самый кропотливый педагог. Она видит потенциал, умеет вытащить из каждого максимум. Человек импульсивный, она часто идёт от нутра, вдохновляясь музыкой. И в классе, и на репетициях потрясающе показывает, делает много замечаний. Кажется – не запомнишь. Но на второй, третьей репетиции всё выстраивается как-бы само собой», ­– рассказывает Ольга.

«Ольга – умница, всё видит, запоминает, понимает. Основа основ балерины – характер и отсутствие зависти, которая съедает», – делится впечатлениями Ковалёва.

«Людмила Валентиновна, безусловно, гениальна и современна. У неё даже последний айфон. Она учит священно служить танцу. Знает столько мелких деталей и нюансов, добавляющих к образу эмоции», – с восторгом рассказывает Мария Хорева, одна из её последних учениц.

Людмила Валентиновна всё время окружена молодёжью, говорит на их языке, что не даёт ей стареть. Худая, маленькая, она представляет собой сгусток энергии. Годы над ней не властны. Она не прочь побегать с собакой по Марсовому полю. Без устали репетировать, не замечая, как летит время. «Я счастлива и не представляю свою жизнь вне балета!», – говорит юбиляр.

Многие вам лета, Людмила Валентиновна! И талантливых, любящих балет учеников!

====================================================================
ВСЕ ФОТО и ВИДЕО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 23, 2020 6:36 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 02, 2020 6:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120203
Тема| Балет, «Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов», Персоналии, МАРЧЕЛЛО ПЕЛИЦЦОНИ, ЕЛЕНА СВИНКО, ГЕОРГИЙ БОЛСУНОВСКИЙ, АЛЕСЯ ЛАЗАРЕВА, ИВАН СОРОКИН, Александра Криса
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В Москве завершился «Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов»
Коронавирус танцам не помеха

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2020-12-02
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2020/12/02/v-moskve-zavershilsya-vserossiyskiy-konkurs-artistov-baleta-i-khoreografov.html
Аннотация| КОНКУРС

3 золотые, 5 серебряных и 6 бронзовых медалей – таков итог главного национального балетного соревнования нашей страны - «Всероссийского конкурса артистов балета и хореографов». В этом году конкурс проходил по самой важной номинации: «Артисты балета».


МАРЧЕЛЛО ПЕЛИЦЦОНИ (СПЕЦПРИЗ ЗА ПАРТНЕРСТВО) И ЕЛЕНА СВИНКО (ЗОЛОТАЯ МЕДАЛЬ) В ПА-ДЕ-ДЕ «ВЕНЕЦИАНСКИЙ КАРНАВАЛ»

Первоначально, конкурс должен был, как и в прошлом году, проходить в Ярославле. Но буквально за несколько дней до открытия Ярославль по причине второй волны пандемии закрыли и конкурс в спешном порядке пришлось переносить в Москву. Так что открылся он на традиционной для него сцене театра имени Сац, на которой конкурс проходил и раньше.

Естественно, по той же самой «пандемийной» причине число участников оказалось значительно меньше, нежели в прошлые годы. Во втором туре Всероссийского конкурса (первый тур здесь традиционно является отборочным, по видеозаписям) в состязаниях участвовали 54 танцовщика из 12 городов России, а на третий тур из них прошло 24 исполнителя. Тем не менее интерес к конкурсу настолько велик, что не все танцовщики, которые бы хотели принять в нём участие, получили такую возможность. По правилам конкурса, участвовать в нём могли только лица, имеющие российское гражданство. Так что многие танцовщики, работающие в России, но являющиеся гражданами других государств, на балетное состязание попасть не смогли. В таком положении оказался, например, танцовщик театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Мушег Аветисян, имеющий гражданство республики Армения. Не прошел на конкурс и артист Татарского театра оперы и балета им. Мусы Джалиля Алессандро Каггеджи, который имеет англо-итальянские корни и является гражданином Великобритании. Тем не менее на конкурсе он получил Спецпремию, но уже как хореограф («за лучшую хореографию номеров, специально поставленных для конкурса»).

Высокую планку конкурсу в старшей группе задали танцовщики из Красноярска. Именно они и получили золотые медали как в мужской, так и в женской номинациях. Так, бурю темперамента, мужественность и техническую оснащенность выявил в своём танце артист Красноярского театра оперы и балета - Георгий Болсуновский, лидировавший в конкурсе с большим отрывом от остальных участников и по справедливости ставший его золотым лауреатом. Запредельная эмоциональность 23-летнего артиста перекрывала все недостатки его атлетичной фигуры. Этот танцовщик был неотразим, исполняя и свою вариацию раба из балета «Корсар», и выходя в вариации Актеона из балета «Эсмеральда». А в вариации Филиппа из балета «Пламя Парижа» - своими прыжками и бешеной энергетикой танца вообще сразил наповал всех присутствующих в зале. Думаю, после такого исполнения, решение жюри о золотой медали было единогласным.

- Почему ты не участвовал в «Арабеске»? – спрашиваю я Георгия Болсуновского после его заключительного выступления на конкурсе, собственно и предопределившего его победу.

- Я хотел поехать на «Арабеск», но, к сожалению, заболел коронавирусом и мне пришлось все отменить. Но даже переболев, я всё равно решил приехать хотя бы на один из конкурсов! Морально настраивал себя ещё с лета, потому что конкурс для меня - это всегда нервы и большой стресс. Ведь это не спектакль, где у тебя есть время и возможность раскрыться. Тут за одну-две минуты нужно показать всё, что ты умеешь и ошибки не простительны. А случайный срыв - поражение.

- Но ты ведь не впервые такие награды получаешь? Ты обладатель «Гран-при Сибири» в 2018 году… Как ты считаешь, у тебя на конкурсе конкуренты были?

- Конечно. Каждый из участников разный, каждый по-своему хорош и каждый чем-то может понравится. Конкуренция на конкурсе есть всегда, и все участники очень сильные, иначе бы на конкурс не поехали.

- Что тебе дают конкурсы? Всё-таки ты артист и уже танцуешь в театре все главные партии.

Конкурсная жизнь у артистов, она очень короткая. Если говорить про старшую группу, то с 18 до 27 лет максимально. В театре ты поднимаешься на какую-то ступеньку, но для того, чтобы развиваться дальше тебе нужен толчок. И как мне кажется (почему я и езжу), конкурсы, на которые ты можешь приехать и показать какой-то уровень, который ты наработал за определенный срок, дают этот толчок. В театре это делать сложнее, потому что это один коллектив. На конкурсах новые люди с другими возможностями, и это дает тебе необходимый стимул для дальнейшего развития.

- Говорят, что на конкурсе побеждают люди с сильным характером. Конкурс, это соревнование не столько техники, сколько характеров. Ты, по-моему, уже такой закаленный конкурсный боец…

- Ну мне это не совсем присуще, потому что если бы со мной на конкурс не поехала моя жена, моя поддержка и опора, если бы она не заботилась обо мне на всех этих конкурсных просмотрах, и если бы не поддержка всех моих близких, я бы конечно быстро «сдулся»… Честно говорю! Потому что всегда очень переживаю, нервничаю. Из-за моего характера и постоянного мандража, который я испытываю, я постоянно «косячу» на сцене. Особенно на конкурсах.

- Странно, по твоему танцу ты производишь совершенно другое впечатление. И перед обычным спектаклем ты испытываешь такой же «мандраж»?

- Да, несколько минут переживаю. Всегда волнуюсь. Но спектакль это ведь долгопротяженное действие, поэтому все со временем проходит, и ты танцуешь, раскрываешься в спектакле. Действует аура спектакля, образ, который ты несёшь. А на конкурсе у тебя всего лишь один шанс: выйти и показать себя.

- А когда перед твоим выступлением, которое как раз завершало конкурсную программу, диктор по ошибке объявил, что конкурс закончен, это не сбило тебя?

- Нет. Я только подумал: «А как же я?». Конечно, получилась очень смешная ситуация, которая как раз и показывает, что все мы люди и можем ошибаться. Это даже дало мне возможность чуть-чуть переключиться с нервозности. Мне вдруг стало смешно и так легко…То есть, обстановка разрядилась.

- Конкурс в этом году очень сильный. В жюри я был много раз, но я даже не помню, когда он был слабым. Всегда есть большое количество молодых людей, которые выдают качественный результат. Мне, конечно, приятно, что артисты моего театра завоевали золотые медали, но были и другие достойные участники, например, артистка Кремлевского балета Александра Криса, — делится своими впечатлениями член жюри конкурса, художественный руководитель Красноярского театра оперы и балета имени Д.А. Хворостовского Сергей Бобров.

Судя по выступлению красноярских артистов, этому руководителю действительно удалось создать в Красноярске высокопрофессиональный и очень сильный коллектив. Чего только стоит ещё один представитель этого театра – сверхобаятельный и харизматичный итальянец Марчелло Пелиццони! Сергей Бобров пригласил красивого итальянского танцовщика в труппу в сложный для того момент. Они встретились в Варне, когда Марчелло только закончил Московскую академию хореографии и по причине травмы не смог показаться ни в одну московскую труппу. Бобров сразу соблазнил итальянца премьерским репертуаром и теперь Красноярской труппе можно только позавидовать. Поскольку Марчелло тоже иностранец, он смог принять участие в Всероссийском конкурсе лишь как партнер. С участницей конкурса Еленой Свинко (I премия и золотая медаль в женской группе), высокотехничной и виртуозной танцовщицей, неоднократной лауреаткой международных конкурсов (вместе с Георгием Болсуновским она тоже участвовала в конкурсе «Большой балет» в 2018 году), пара покорила публику и жюри Всероссийского конкурса буквально с первого же своего выхода на сцену: чудом сохранившееся па-де-де под названием «Венецианский карнавал» из недошедшего до нас балета Мариуса Петипа «Сатанилла» артисты станцевали стилистически выверено и блистательно. Елена Свинко показала каскад па-де-бурре и обольстительность своей героини – куртизанки Олимпии, а Марчелло не только предъявил отличные партнёрские навыки (и потому получил специальный приз конкурса за партнёрство), но и прекрасно справился со своей вариацией, а кроме того, раскрыл одно из драгоценных своих качеств - выразительность подачи танца. Не менее ярко эта пара выступила и в па-де-де из балета «Раймонда».

Немногим уступала Елене Свинко другая участница конкурса - Александра Криса. Со своим партнером Юрием Выборновым, тоже лауреатом всевозможных международных конкурсов, на этот раз участие в соревнованиях танцовщиков не принимавшего (но также получившего Спецприз, как лучший партнёр Всероссийского конкурса), точеная и женственная Александра с неподражаемым шармом станцевала Pas d`esclave из балета «Корсар», уверенно завоевав на конкурсе II премию и серебряную медаль.

Участие в конкурсе таких сильных танцовщиц как Елена Свинко и Александра Криса сделали бронзовую медаль Алеси Лазоревой (поделившей третье место в старшей группе с солисткой театра «Русский балет» Ксенией Орёл) поистине золотой. Что ещё более важно, юная исполнительница на равных соревновалась здесь с опытными примами, являясь ещё ученицей третьего курса балетного училища «Гжель» (педагог Ольга Шаройко). При этом отличную выучку показала на этом конкурсе не только Алеся Лазарева, но и другие представительницы этого училища: студентка первого курса Ульяна Васильченко, получившая второе место в младшей группе (педагог Богдана Лапина), и обладательница красивых линий Юлия Адликовская, студентка второго курса училища «Гжель» (педагог Ольга Шаройко). Выпустив 11 лет назад нынешнего премьера Большого театра Дениса Родькина, «Гжель» сегодня в ряду лучших балетных училищ страны. Выпускники этого учебного заведения становятся солистами таких прославленных балетных трупп, как труппы Большого театра, Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко, Кремлевского балета или известного на весь мир театра балета Бориса Эйфмана.

Если золотая медаль в младшей группе среди девушек не была присуждена никому, то среди юношей жюри посчитало нужным наградить всех, кто только принял участие в этом конкурсе. Обращает на себя внимание и тот факт, что первые два места жюри были отданы воспитанникам Московской академии хореографии (I премию получил Иван Сорокин, II премию - Богдан Плешаков), которая и сегодня продолжает занимать лидирующие позиции в мире. При этом Иван Сорокин (педагог Валерий Анисимов), получивший на конкурсе «Арабеск» серебро, на Всероссийском конкурсе даже улучшил свои позиции и переместился на первую строчку рейтинга танцовщиков.

Этого чудо-мальчика хорошо запомнили и зрители проходившего в Большом театре три с половиной года назад XIII Московского международного конкурса артистов балета и хореографов. Тогда 14-летний ученик хореографического училища из Сыктывкара оказался самым юным участником и даже прошел на III тур. Сверхвиртуозных трюков на конкурсе тогда (как, впрочем, и сейчас) он не показывал, но проявил отличную выучку, однако настолько не рассчитывал выйти в финал, что не подготовил для III тура нужные вариации и уехал домой. Тем не менее, талантливого парня заметили и пригласили обучаться в Московскую академию хореографии, и вот теперь он демонстрирует феноменальные данные (особенно восхищают его «культурные» стопы и огромный, даже по современным меркам, шаг) и является обладателем золотой медали.

Впервые среди конкурсантов оказался и студент Академии танца Бориса Эйфмана Егор Рачин, тоже, кстати, родом из Красноярска. Естественно, на конкурсе наибольший успех имел исполненный им современный номер из репертуара его педагога Игоря Колба «Лебедь» в эксцентричной хореографии Раду Поклитару, но неплохо парень справляется и с классикой. У него красивые ноги, большой прыжок, так что его заветная мечта, в которой юный танцовщик признался мне в последний день соревнований - пройти просмотр и попасть в Мариинский театр - не так уж и недостижима.

- Мы все судили с очень большой доброжелательностью, но строго – подвёл для «МК» итоги председатель жюри Всероссийского конкурса, художественный руководитель и главный балетмейстер театра «Кремлёвский балет» Андрей Петров. - Сам приезд в этой ситуации - маленький творческий подвиг. Конечно мы хотели, чтобы уровень этого конкурса был очень высок. Вполне естественно, что он был, может быть, ниже, чем предыдущий. Но наш балет по- прежнему находится на очень высоком уровне. Однако недостаток кадров, в частности педагогов, сейчас уже начинает, к сожалению, сказываться. Это касается в основном, не Москвы и Санкт-Петербурга, а остальных городов. Из числа лауреатов хочу отметить яркого танцовщика Ивана Сорокина. На конкурсе он, безусловно, выделялся. Вообще, конкурс дает большой профессиональный старт для его участников. Они учат новые роли, оттачивают новые танцевальные партии. Конкурс — это большая школа эмоциональной выносливости.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 23, 2020 6:46 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 02, 2020 9:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120204
Тема| Балет, Академия русского балета имени А.Я.Вагановой, Персоналии, НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ
Автор| беседовала Анна Гордеева
Заголовок| НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ
НАРОДНЫЙ АРТИСТ, БАЛЕТМЕЙСТЕР, РЕКТОР ПЕТЕРБУРГСКОЙ АКАДЕМИИ РУССКОГО БАЛЕТА ИМЕНИ ВАГАНОВОЙ ПОГОВОРИЛ С «АЭРОФЛОТ PREMIUM» О СТАРОЙ ШКОЛЕ, НОВЫХ ВКУСАХ И ЛУЧШЕМ ЗИМНЕМ БАЛЕТЕ — «ЩЕЛКУНЧИКЕ»

Где опубликовано| © журнал «Аэрофлот Premium», стр. 14-17
Дата публикации| 2020 декабрь
Ссылка| http://webfiles.aeroflot.ru/Aeroflot_Premium_December_2020.pdf#page=9
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


ФОТО: АЛЕКСЕЙ КОСТРОМИН

Декабрь — это время «Щелкунчиков». Какую версию балета вы считаете лучшей?

С моей точки зрения — а я посмотрел все, что можно, — ближе, чем Юрий Григорович, к музыке Чайковского не подошел пока никто. Все остальное — это поверхностное использование гениального музыкального материала. У Григоровича же «Щелкунчик» — это спектакль с первой секунды до последней. Но здесь, конечно, нужно отдать должное великому театральному художнику Симону Вирсаладзе, потому что в этой постановке хореография переплетена с уникальной сценографией. Я говорю именно о спектакле Григоровича не потому, что я его танцевал в Большом театре, а потому, что я вижу, насколько лучше и насколько интереснее сделан этот спектакль. Я вообще попадаю в эту эстетику, для меня нет балетмейстера, который ставил бы сюжетные спектакли по задумке, по целостности лучше, чем он. Это следующая ступень после драмбалета — идея отображается только хореографическим текстом. И если читать о Чайковском — о его мыслях, о его переживаниях в тот момент, когда он писал музыку (тогда скончалась его любимая сестра, которая для него была олицетворением матери), — то понимаешь, что трагический вальс и адажио в «Щелкунчике», конечно, посвящены уходу сестры и ностальгии по детству. Это душераздирающая музыка. А другие авторы вообще не догадываются, о чем там идет речь. Только у Григоровича идея венчания, идея торжества мечты, обретения Машей счастья в лице принца соединяется с заложенной Чайковским мыслью, что счастья на самом деле не бывает. Героиня в конце просыпается. Несмотря на то что Чайковский написал в финале мажор, мечта существует, но принц исчезает. Весь спектакль поставлен так, что Маша и принц летят друг другу навстречу — и в момент, когда они соединяются, когда пересекаются их прямые линии, наступает прозрение и принц исчезает.

Ваши ученики танцуют другую версию в школьных спектаклях — версию Василия Вайнонена. Что вы говорите им перед тем, как они выйдут на сцену?

Мы детям можем подарить только две вещи — любовь и образование. Потому своим ученикам я всегда перед выходом на сцену стараюсь подарить очень много любви. Человек должен выходить на сцену с осознанием того, что в него верят, его безумно любят и, что бы с ним ни произошло, он все равно самый лучший для меня. Ну а после спектакля, если что-то не получилось, я никогда их не ругаю. Потому что обо всем предупреждаю в репетиционном процессе, объясняю: сделаешь так — упадешь, вот так сделаешь — опять упадешь. И когда это происходит на сцене, я никогда уже не повторяюсь, просто говорю: «Сам понял, что произошло? Теперь делай выводы и начинай завтра все сначала».

Можно ли по тому, как ученица танцует Машу, понять, будет у нее лучше получаться Одетта или Одиллия?

Нет, никогда. Вообще дело в том, что Маша и ОдеттаОдиллия — это абсолютно разные амплуа. Как правило, тем балеринам, кто танцует «Щелкунчик», не надо давать Одетту с Одиллией. Очень немногие могут исполнять и ту и другую роли. Наверно, среди современных балерин я вам никого не назову.

В Академии русского балета дети учатся русской классике. Работают они затем в самых разных театрах, в том числе за рубежом. Насколько их учебный опыт помогает в работе и насколько вообще в Европе и Америке сейчас нужна русская классика?

Без русской классики ни один театр мира существовать не может, потому как «продается» только она. Я постоянно повторяю гениальную фразу Джорджа Баланчина: нужно назвать все балеты «Лебединым озером», для того чтобы они приносили доход. Кроме того, самый большой доход западные артисты имеют именно с балета «Щелкунчик». Я знаю многих в своем поколении, кто жил от зимы до зимы: зимой они зарабатывали, потом весь год на эти деньги жили, потом опять входили в форму, танцевали «Щелкунчиков» каждый день «тройниками» (утренний, дневной и вечерний спектакли), а потом опять отдыхали. Касательно наших выпускников — не думаю, что сейчас многие смогут устроиться за рубежом. Во-первых, специфическое отношение к русскому паспорту, миграционные службы не всегда согласовывают рабочие визы. А во-вторых, театральная экономика настолько упала после карантина, что будет просто невыгодно брать иностранцев.

Сохраняет ли при этом русский балет свои лидирующие позиции в мире или нас уже обошли другие школы?

Нас с удовольствием бы обошли все, потому что русский балет в последние 10 лет находится в глубочайшем кризисе. Но нам помогло несчастье: последние 25 лет театрами руководят не творческие люди, а менеджеры, и это мировая тенденция. Балет менеджеры уничтожили практически везде. Ужасающие проблемы в Парижской опере, чудовищные проблемы в Ла Скала. Несмотря на то что там были неплохие солисты, смотреть спектакли порой было невыносимо. Балет с историей, балет со стилем потерян везде. Наверно, в лучшем состоянии находится Королевский балет в Ковент-Гардене, но только в части, касающейся английского репертуара. Когда они начинают танцевать классику, это какие-то комические куплеты, в то время как Макмиллана, Аштона, Уилдона, Макгрегора они танцуют на очень высоком уровне. Они за этим скрупулезно следят. Но демократизация, происходящая по всему миру, когда уже ни длина рук, ни внешний вид артиста не имеют значения, уничтожает искусство. Эта тенденция уничтожила личность на сцене — всех начинают приравнивать ко всем. В настоящем балете, в настоящем искусстве это немыслимо.

Как вам кажется, как повлияют на балет упреки, что классический танец требует насилия над телом, что стандарты должны меняться? Сможет ли балет выжить в условиях изменения общественного мнения?

Я думаю, что в искусстве Россия просто должна отстраниться от мира. Занавес должен опуститься раз и навсегда. Мы должны жить нашими традициями, а кто не хочет — пусть на нас не смотрит, вот и все. Это наше искусство, это мы подарили балет миру, классического балета кроме русского не существует. Великие французские шедевры, которые в XIX веке приехали в Россию, именно здесь были переделаны, переосмыслены и возвращены на Запад в русском варианте. Буквально все, что там будет делаться, если честно, меня вообще не интересует. Даже когда я был очень молодым артистом, не мог спокойно смотреть спектакли Американского театра балета — на их «Лебедином озере», их «Жизели», их «Баядерке» я хохотал в голос каждый раз. Мне очень нравились многие артисты Парижской оперы, потому что они долго после Нуреева держали уровень. Но последние 10 лет даже обсуждать некого.

При этом насколько русский балет адекватен времени? В драме герои Чехова ходят в джинсах, в опере «Риголетто» главный герой становится пиарщиком...

Это все заканчивается, у нас скоро никто на подобные постановки ходить не будет, они уже больше никому не нужны. Театр пережил этот кризис, сейчас возвращается любовь к большому стилю. Если вы посмотрите, новое искусство больше не собирает кассу. Мы к этому пришли, особенно ситуация изменилась после карантина: слишком высока конкуренция, театры, режиссеры, актеры должны бороться за тех, кто придет в зал. А в итоге всем нужно «Лебединое озеро» — чтобы было пышно, красиво. И так и будет.

Балет работает с телом, это главный его инструмент. Что еще должны освоить выпускники балетной школы, что они должны знать, чтобы стать по-настоящему большими артистами?

Мне кажется, что главное — не знать, а просто из себя что-то представлять. Если ты не являешься личностью, тебя никто не запомнит. Чтобы стать кем-то, физических данных, сообразительной головы недостаточно. Нужно действительно болеть искусством. Готовиться к роли. Если бы вы поговорили с Майей Михайловной Плисецкой, вы бы удивились, как она хорошо знала Проспера Мериме, Толстого, Чехова, чьих героинь она танцевала. Вы пойдите на «Героя нашего времени» в Большой — как вы думаете, ктонибудь из исполнителей прочитал Лермонтова? Когда человек готовится к роли, он должен изучить все то, что принесет ему пользу для этой роли. И классику, конечно, надо читать. Понятно, что в школе никому не интересен Достоевский, но когда ты взрослеешь и выходишь на сцену, тебе 22 или 23 года, его уже нужно читать. Это очень важно.

О чем должны знать родители, отдающие ребенка в хореографическое училище?

Прежде всего, если ребенок уверяет, что очень хочет танцевать, необходимо выяснить, сможет ли он это делать или нет. Если нет — не заниматься профанацией, не потакать глупости, перестать тратить деньги на педагогов. Если нет данных, их и не будет ни-ко-гда.

Как вы относитесь к самопиару ваших учеников, когда их «инстаграмы балерин» получают миллионы подписчиков?

Этому нельзя противостоять, потому что это было бы вмешательством в личную жизнь. Но я считаю, что это неприлично и ничего хорошего не принесет. Хуже может быть только оголтелый пиар родителями своих чад в соцсетях.

А дипломированному артисту стоит промоутировать себя или лучше отдать это пресс-службе театра?

Если ждать пресс-службу театра, то не будет никогда и ничего. Нужно всегда заботиться о себе самому. Но, когда ты себя рекламируешь, нужно четко отдавать себе отчет в том, что ты делаешь и в какой форме себя преподносишь. Ты должен понимать, что ты рекламируешь и каким образом.

Когда вы путешествуете, в какие театры стремитесь вернуться, какие спектакли посещаете?

Как правило, всегда посещаю театры. Иногда меня приглашают, иногда сам узнаю, что происходит на сценах мира. Если еду в Париж или Лондон, я заранее проверяю афиши. К счастью, сегодня очень легко попасть в любой театр, этого не было ни 15, ни 10 лет назад. В последние годы по прилете в Нью-Йорк я сразу покупаю билет в Метрополитен-оперу. В любой день вы подходите к кассе и приобретаете билет любой ценовой категории именно на тот спектакль, который хотите увидеть. Вы можете, например, ложу купить или лечь в партере, какой бы звездный состав ни пел. Все это совершенно доступно. В прошлый Новый год я был в Лондоне, там оказались мои ученики, и мы захотели сходить на «Щелкунчика» 1 января. 31-го купили билеты и пошли на следующий день. Невероятно!

На какие постановки вы рекомендовали бы обратить внимание в 2021 году?

Любой большой театр в любой стране. Даже если спектакль не придется вам по душе, атмосфера, люди, музыка — это просто красиво. Вы увидите великолепную архитектуру, прикоснетесь к истории, пройдетесь по богато декорированному фойе — а потом можно уходить после первого акта. Здесь вы не прогадаете, никогда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2020 9:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120301
Тема| Балет, ГАТОБ им. Абая, Премьера, Персоналии, Адольф Адан, Туткибаева
Автор| ОЛЬГА ЗОРИНА
Заголовок| Вечный «Корсар»
Где опубликовано| © МК в Казахстане
Дата публикации| 2020-12-03
Ссылка| https://mk-kz.kz/culture/2020/12/03/vechnyy-korsar.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Казахский государственный академический театр оперы и балета имени Абая продолжает визуально и духовно очаровывать и впечатлять своего зрителя. На этот раз — успешной премьерой воссозданного зрелищного балета Адольфа Адана «Корсар».



«Балету «Корсар» больше чем полтора века. Я стремился создать интересный спектакль, который увлечет публику и сохранит блестящие хореографические находки Мариуса Петипа и его предшественников и последователей. Спектакли продолжают жить, если они обновляются», — напишет один из постановщиков этого спектакля известный советский и британский хореограф Михаил Мессерер. И всякий, кто ставил «Корсар», привносил в него свое и продолжает обновлять спектакль своими музыкальными аранжировками, танцевальными и декоративными красками.

О чем авантюра?

Балет «Корсар» от создателя легендарной «Жизели» французского композитора Шарля Адольфа Адана — это авантюрный сюжет на основе произведений лорда Байрона о пиратах, капитане-романтике, о любви и побегах плененных узников, колорите восточного базара, веселье и драках на корабле, морской стихии, крушении судна и спасении двух влюбленных. Что может быть круче!

Адан написал музыку, отражающую романтически напряженный фон сценического действия, а первую хореографию к спектаклю создали такие звезды балета, как Жюль Перро и Мариус Петипа. Зритель впервые увидел это представление музыки и танца в январе 1856 года в Парижской опере. Известно, что на эту премьеру ценителям балета пришлось приобретать билеты почти за два месяца вперед. Успех постановки был оглушительным, а сценические эффекты признаны лучшими за всю историю того времени. К примеру, инсталляцию тонущего судна, виртуозно созданного машинистом Виктором Сакре, чтобы увековечить в зрительной памяти, написал знаменитый французский иллюстратор Гюстав Доре. Сам балет с тех времен не потерял своей популярности.



Главные фишки в балете ГАТОБ

На сцене ГАТОБ спектакль шел с 1996 по 2006 год. Это была перенесенная в город Алматы версия Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. Сибиряки преподнесли ее в дар казахстанскому театру в период постперестроечного кризиса. После многих лет эксплуатации костюмов и реквизита «Корсар» сняли с репертуара. А сегодня мы можем видеть его совершенно обновленным. Над созданием балетной постановки в современной хореографической версии работала главный балетмейстер-постановщик ГАТОБ имени Абая, народная артистка РК Гульжан Туткибаева. Сохранив академическую составляющую балета, она привнесла в спектакль свое видение современной хореографии.

— Те ключевые танцевальные фрагменты, которые считаются мировой классикой, остались в неизменном виде. Но многие паде-де, различные вариации, танец в оживленном саду, танец корсаров — все это было сделано в моей редакции как хореографа, — говорит Гульжан Туткибаева.

Дирижером-постановщиком симфонического оркестра в этом балете выступил Ерболат Ахмедьяров. Под его редакцией и управлением звучание оркестра всегда выглядит колоритным, мощным, впечатляющим.

— В этой постановке мы решили взять иную оркестровку и добавили в сидящем антракте для зрителей антракт музыкальный — великолепную увертюру к опере Адольфа Адана La Poupee de Nuremberg («Нюрнбергская кукла»), — делится Ерболат Ахмедьяров.

Костюмы к балету создал народный художник России Вячеслав Окунев. Сценографию разработал итальянский художник Вильям Орланди. Его замысел несет в себе совершенно другое, непривычное для нас построение декораций, особенностью которых является их движение во время действия. Был также применен поражающий воображение видеоконтент, создающий ощущение настоящего моря перед глазами и массивной палубы пиратского корабля. Это придает спектаклю новое восприятие сценического пространства и динамики. Технически масштабные видеодекорации к спектаклю разработал Ерген Токмурзин.

Из новшеств ГАТОБ в этом балете еще и такое — в этот раз театр представляет сразу четыре премьерных спектакля, в которых задействованы все составы ведущих артистов балетной труппы. Это была задумка постановщиков балета с целью задействовать в его главных партиях всех ведущих солистов балета. В первом показе зрители увидели на сцене Гульвиру Курбанову, Жанель Тукееву, Рахима Даирова, Архата Аширбека, Нельсона Пенью. К слову, кубинский исполнитель Нельсон Пенья в этом балете задействован в двух составах, исполняя роли раба Али и капитана Конрада.



Интересные факты о балете разных времен

Самая дорогая постановка балета в редакции Юрия Буралка состоялась на сцене Большого театра в 2007 году. Затраты на нее оценивают в 1,5 миллиона долларов США.

В промежуток с 1899 до 1928-й «Корсар» исполняли на сцене Мариинского театра 224 раза. Самой известной считается постановка 1999 года, созданная в Театре балета США. В Санкт-Петербурге «Корсар», представленный в Большом театре в 1858 году, вызвал негодование публики по поводу невероятно роскошного костюма паши Али. Когда выяснили, что изначально он был изготовлен не для спектакля, а для императора Николая I и предназначался для придворного маскарада, все стало на свои места. Император после представлений передал одеяние в театральный гардероб, откуда костюм и перекочевал в балет «Корсар».

Либреттисты балетных спектаклей XIX века Жюль Анри Вернуа де Сен-Жорж и Жозеф Мазилье нарисовали красочную картину из жизни корсаров. Со времени постановки спектакля меняли хореографию, добавляли музыкальные номера, но сюжет оставался прежним с 1856 года до наших дней.



Таланты и поклонники

Понятно, что такие глобальные проекты, как постановка нового балета в ГАТОБ имени Абая, не могут оставаться без внимания своих меценатов. «Реконструкцию и обновление» балета «Корсар» поддержал верный партнер и главный спонсор театра «Халык банк».

— Как известно, наш театр репертуарный в его самом классическом понимании, — говорит Ая Калиева, директор ГАТОБ имени Абая, заслуженный деятель РК. — За почти вековую историю существования в театре поставлено свыше 400 произведений казахских опер и балетов, шедевров русской, западноевропейской оперной классики. Сегодня театр уделяет большое внимание сохранению своего исторического наследия, представленного уникальной нотной коллекцией, редкими рукописями, партитурами и подлинными авторскими клавирами всех опер и балетов казахстанских композиторов. Мы боимся утратить это наследие, в котором есть настоящие сокровища. Например, режиссерские партитуры Курманбека Джандарбекова, авторская «карандашная» партитура первой оперы «Партия Алга», созданная Евгением Брусиловским в 1942 году на тему ВОВ. По рукописям нашей библиотеки можно проследить всю историю становления и развития композиторской профессиональной школы. Сейчас театр приступил к созданию электронной копии библиотеки, которая в ближайшем будущем будет преобразована в центр изучения нотного материала и композиторского наследия Казахстана. Работа по оцифровке — дорогостоящая, трудоемкая процедура, но очень важная для сохранения нашего нотного архива. И мы очень ценим, что наш проект нашел поддержку в лице генерального спонсора театра «Халык банка», благодаря которому мы сможем открыть доступ к нотным архивам для музыкантов, ученых, исследователей Казахстана и зарубежья. Помимо оцифровки нотного наследия планируется продолжить работу по созданию виртуального музея подлинных сокровищ сценографии и костюмов, выполненных такими мэтрами, как Анатолий Ненашев, Всеволод Теляковский, Гульфайрус Исмаилова, Сергей Калмыков, Евгений Сидоркин, Анатолий Петрецкий, Милий Виноградов, Кулахмет Ходжиков, Владимир Семизоров.



Международный путь театра

С большим уважением по отношению к ГАТОБ имени Абая хочется отметить, что во время ситуации с мировым карантином, несмотря на санитарные барьеры и приостановку его основной деятельности почти на год, театр продолжал вести большую созидательную работу, в том числе по вступлению в корпорацию исполнительских искусств, организованную и успешно функционирующую под патронажем Министерства культуры Китайской Народной Республики. И на днях, а точнее 23 ноября этого года, казахстанский театр официально приняли в Международную лигу театров «Шелковый путь» (Silk Road İnternational League of Theatres — SRILT). Этот международный театральный союз представляет собой современную комплексную сеть театров, в составе которой 124 известных музыкальных коллектива из 42 стран мира. Содружество работает под управлением Китайской корпорации по исполнительским искусствам (CPAA Theatres) при поддержке Министерства культуры Китайской Народной Республики, и сегодня его деятельность получила высокую оценку в мировой театральной индустрии. Основная миссия лиги «Шелковый путь» — углубление и повышение качества двустороннего и многостороннего сотрудничества в сфере культуры и искусства.

Отметим также, что с 2019 года Казахский государственный академический театр оперы и балета имени Абая является официальным и полноправным членом Ассоциации театров Казахстана, Ассоциации музыкальных театров России, Международной организации для профессиональных оперных компаний и оперных фестивалей в Европе Opera Europa.

Премьерные показы балета «Корсар» можно увидеть в ближайшие выходные. Приходите оценить уровень профессионального размаха отечественного театра и получить настоящее эстетическое удовольствие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2020 6:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120302
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Мария Финошина
Заголовок| «Куда бы я ни приезжала, я всё время чему-то училась»: Светлана Захарова о зрителях, закулисье балета и Коко Шанель
Где опубликовано| © RT
Дата публикации| 2020-12-03
Ссылка| https://russian.rt.com/nopolitics/article/808534-balerina-svetlana-zaharova-intervyu
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Народная артистка России Светлана Захарова заявила о себе в возрасте 15 лет, когда заняла второе место в международном конкурсе Vaganova-PRIX. Всего через полгода после поступления в петербургскую Академию русского балета ей предложили исполнить сольную партию в постановке Мариинского театра «Дон Кихот». В последующие годы Светлана Захарова покорила зрителей своими выступлениями в спектаклях «Лебединое озеро», «Бахчисарайский фонтан», «Спящая красавица». Сейчас балерина — прима Большого театра и этуаль Ла Скала. В эксклюзивном интервью RT Светлана Захарова рассказала, как готовилась к роли основательницы модного дома «Шанель» и что нужно, чтобы растопить сердце любой публики. Также артистка поделилась мнением, когда лучше начинать заниматься балетом, и объяснила, зачем нужна его популяризация.


© Екатерина Штукина / РИА Новости

— Светлана, спасибо большое, что, учитывая ваш насыщенный график, вы нашли для нас время.

— Спасибо, мне очень приятно. Действительно, график насыщенный, несмотря на то что большинство театров в мире закрыто. Мы продолжаем работать. И сейчас не совсем обычные условия: всего 25% зрителей будет в зале. До этого было 50%.

Но не очень ощущалось, что зал полупустой. Всё-таки какое-то количество людей присутствовало, и энергетика присутствовала. Сейчас будет 25%, до середины января. Надеюсь, только до середины января...

— Во время выступления вы обращаете внимание на зрительный зал?

— Зрительный зал, как правило, тёмный, а нам в глаза светят софиты. Поэтому зрителей я могу увидеть только во время антракта и когда поклоны, после выступления. А так, в принципе, я их только чувствую. Я чувствую их энергетику, их взгляды и внимание. Я чувствую, когда зритель шебуршит, у кого-то что-то упало, зазвонил телефон, присутствует какая-то невнимательность. Но в основном в зале полная тишина, полное внимание и концентрация на сцену.

— Когда шебуршат, это скорее вас отвлекает, или вы думаете: «О, зрители там, смотрят»?

— Я об этом не думаю. Это просто человеческий фактор. Мне не хочется думать о том, что кто-то это делает специально. Хотя бывали такие случаи и в моей жизни, и в жизни моих коллег. У кого-то может зазвонить телефон в самый драматический момент.

И у меня были случаи, когда в Париже я танцевала «Жизель» в Гранд-опера, и во время действия, во время сцены сумасшествия кто-то кричал из ложи. Я не понимала, что говорили. Потом мне рассказали, что это была русская фанатка какой-то другой балерины, которая пришла меня немножко сбить с толку, сбить с настроения...

Такие вещи закаляют, наверное. Такие моменты, наоборот, делают тебя сильнее. И потом ты уже готов на всё.

— Если не зрители, может быть, коллеги по цеху какие-то, что называется, пакости совершали?

— Вообще такие вещи характерны для любой среды, не только для балетной. Это даже не обязательно может быть искусство. Когда человек талантливый, неординарный, когда он тянет на себя внимание, когда он выходит на сцену и зритель его любит, естественно, вокруг рождается много недоброжелателей, которые, бездарные, хотят любым способом оказаться на его месте... Но я не могу вспомнить в своей жизни что-то отвратительное.

— Битое стекло в пуанты?

— Никогда. Я не могу вспомнить, чтобы с моими коллегами такое происходило. Большинство артистов, мне кажется, люди верующие. Потому что это помогает. Иногда человек не может с собой справиться, а помогают силы, которые мы не видим, а только ощущаем.

— Ваше ближайшее выступление состоится завтра (интервью было взято 27 ноября 2020 года. — RT) на Новой сцене... И какая-то грустная тень пробежала по вашему лицу.

— Думаю, если бы я выступала завтра здесь, на исторической сцене, я сегодня отменила бы все интервью. Потому что выступать на исторической сцене — это совершенно другая концентрация, другие эмоции... Скорее всего, потому что на этой сцене присутствует история. На ней выступали самые великие балетные и оперные артисты. Конечно, ответственность совершенно другая.

— Помимо эмоций и атмосферы, есть какие-то технические различия между сценами?

— Размер, конечно же, отличается. И наклон — мы его называем покат. Публика этого практически не замечает. Бывает такая сцена, что ты кладёшь шарик — он катится в оркестровую яму, даже не стоит на месте. Бывает совсем плоская сцена, без наклона. И тут уж, наверное, каждый использует свою школу, потому что идёт уже другая техника, другие приёмы.

— То есть зрители ничего не чувствуют, а ваши пальцы...

— Да. Как правило, зритель удивляется, почему балерина начинает фуэте в одной точке, а заканчивает где-то в другой. Это, конечно, тоже нехватка школы, этому учат: как нужно держать спину на покате, как держать спину, когда нет поката...

Мы отрабатываем эти тонкости. У нас в репетиционном зале тоже есть наклоны. И поэтому нам необходимо проводить репетицию, когда мы приезжаем в какой-то новый театр. Обязательно попробовать сцену.

— Вы упомянули, что Новая сцена спасла труппу Большого театра в тот момент, когда здесь шла реконструкция, и помогла всем сохранить форму. Сейчас у нас сумасшедшее время, COVID-19, меры безопасности. Это тоже стало большим испытанием. Что помогало вам оставаться в форме?

— Все занимались дома. У всех разные условия, и первое время в интернете даже выходили всякие хохмы, когда балетные артисты — не только российские, но и зарубежные — показывали, как они занимаются. Кто-то держится за плиту, кто-то за раковину на кухне. Кто-то на маленьком пятачке что-то пытается сделать, поддерживать таким образом форму. Сначала это было даже забавно. Но потом, когда это всё продлевалось и продлевалось, напряжение ужасно росло. И я помню, что первый месяц карантина, сидения дома и занятий в домашних условиях доводил до какого-то бешеного страха.

— Вы за что держались?

— У меня, слава богу, хорошие условия дома для того, чтобы заниматься. И зеркала, и балетный станок. И в Большом театре мне выдали линолеум...

— Это не тот линолеум, который у всех на кухнях лежит, какой-то особый?

— Специальный линолеум, который предназначен для выступления. Необязательно балетный — сейчас уже весь танцующий мир занимается на линолеуме.

Начиная со второго месяца мы все уже сплочённо встречались каждое утро на платформе Zoom. Педагоги Большого театра давали нам утренние классы.

Но, когда ты сидишь (на самоизоляции. — RT), понимаешь, что утренний класс — это, как мы иногда шутим, для пищеварения. Для балетного артиста это не нагрузка. Поэтому, конечно же, начинала искать в интернете какие-то сложные уроки, пилатес-филатес.

— В октябре состоялась петербургская премьера балета «Габриель Шанель»... Это биографический балет. Насколько тяжело исполнять такую роль?

— Как оказалось, мы очень мало знаем о создательнице модного дома «Шанель» — Габриель Шанель. Я, честно говоря, до того как начала работать над этим образом, вообще практически не интересовалась самой личностью.

Её бренд и она — для меня совершенно отдельно. Когда я начала копаться в её жизни, смотреть, читать мемуары, я съездила в Париж, побывала в её квартире, на рю Камбон, посмотрела, какая там обстановка. Меня возили, показывали: где-то ближе к окраине Парижа есть огромный центр, где модный дом «Шанель» хранит большие коллекции.

— То есть для артиста балета тоже необходимо знакомство с персонажем.

— Конечно. Особенно когда ты танцуешь живого персонажа, который существовал, очень важно понять её, проникнуться, почувствовать. Когда я прочитала её мемуары, у меня столько всего в голове перевернулось! Я увидела, насколько, с одной стороны, она была сильная, целеустремлённая, готовая пойти на всё, чтобы добиться своей цели. С другой стороны, это была маленькая ранимая женщина, которая всю жизнь любила, влюблялась, дарила свою любовь. И в итоге она пришла одна в этот свет и из этого света ушла в полном одиночестве...

Она любила русский балет. Я не знала, что она спонсировала целые спектакли Дягилева, наши знаменитые Русские сезоны. И какие-то спектакли она «одевала», делала костюмы. Она вообще очень любила русское.

Балет был поставлен с нуля. Совершенно ничего не было — ни либретто, ни музыки, ни хореографии. Илья Демуцкий специально написал музыку, Юрий Посохов поставил хореографию. И вот, когда уже начинало всё вырисовываться, когда я уже видела, что готова хореография, я начинала это всё чувствовать, проживать, и особенно когда я уже была в образе, в костюме, в этом парике. При выходе на сцену я чувствовала такую боль в моменты расставания... Я прямо проживала жизнь Шанель.

— У Светланы Захаровой что-то общее есть с Габриель Шанель?

— Меня очень часто спрашивают об этом. И многие думают, что есть. На самом деле, мне кажется, нет. Тем интереснее мне было. Всегда очень интересно исполнять персонажа, героя, на которого ты совершенно не похож... Когда я танцую в спектакле, люди мне верят. Очень многие мне писали об этом, говорили после спектакля, что просто видели живую Габриель Шанель. Пусть люди думают, что она такой и была.

— Вы танцевали на лучших сценах, у вас титул «этуаль» театра Ла Скала. Вы чувствуете разницу, когда смотрите на иностранных коллег? Всё-таки русская балетная школа отличается? Может быть, другие подходы, форма, эмоциональная наполненность. Вам приходится подстраиваться под это? Какие-то новые техники осваивать.

— Да, конечно. Когда я была более юной балериной, которая только-только первый раз куда-то приезжала, мне хотелось всем доказать, что я соответствую, что я имею право танцевать в Гранд-опера.

Ведь французская школа очень отличается от российской. Мне хотелось, не теряя то, чему научили меня здесь, в России, научиться у французов чему-то новому.

Поэтому, куда бы я ни приезжала, я всё время чему-то училась. И за это время у меня уже такой багаж (сформировался. — RT), что готова была практически с нескольких репетиций выходить на сцену совершенно с незнакомым партнёром... Ведь никому не скажешь, что я немножко завалилась, потому что партнёр меня свалил. Всю вину приходится брать на себя, и держать, и учиться. Это тоже была большая школа для меня.

— Теперь я понимаю, почему такой статус… Там, наверное, выше уже нет?

— Такой титул сегодня носят только два человека — это я и Роберто Болле. Притом я иностранка. Первая русская, которая получила этот статус.

Я так люблю Ла Скала. Этой мой родной театр... Я туда приезжаю как к себе домой. И с компанией, абсолютно со всеми, я общаюсь с такой любовью. И ко мне там тоже очень хорошо относятся.

— Есть ли у вас любимая публика?

— Вообще публика бывает удивительная. Иногда ты приезжаешь в какую-то страну, в какой-то город, театр, где ты никогда не был, а там тебя уже ждут. Это просто невероятно.

— Была публика, которая совершенно не отвечала вам?

— Бывало всякое. Но мне всегда казалось, что в этом виновата я. Потому что публику не обманешь. Если на сцене высокое искусство, если ты отдаёшься полностью, то кто бы ни сидел в зале, в конце концов он растает.

— В этом году исполняется девять лет вашему благотворительному фонду. Есть ли у вас время следить за судьбой стипендиатов? Как много вы отдаёте этому?

— Наш фонд более чем 20 студентам выплачивает ежемесячную стипендию. Ещё мы проводим красивое новогодне-рождественское мероприятие...

За детьми очень интересно следить. Допустим, мне говорят: «Твой бывший стипендиат теперь работает в Большом театре или выиграл какой-то конкурс». Приятно. Я не могу сказать, что веду контроль за этими детьми. Но какая-то человеческая поддержка необходима.

— Очень хотелось бы поговорить о детях, об обучении балету. В частности, с вашим коллегой Николаем Цискаридзе мы тоже плотно общались на эту тему и затронули вопрос возраста, с которого оптимально начинать. Николай Максимович однозначно придерживается того мнения, что не раньше десяти лет. Насколько я знаю, вы тоже в десять лет поступили в хореографическое. Но мы сейчас видим очень много школ, когда двухлетних, трёхлетних детишек отдают. Ваше отношение к этому какое?

— Николай Цискаридзе — один из моих любимых партнёров. Мы очень тепло и близко общаемся. У него колоссальный опыт... Он столько лет руководит Академией русского балета, что у него уже сложилось своё мнение.

Я пришла в десять лет, потому что у нас начальная школа была три класса, сейчас — четыре. Я считаю, что после четвёртого класса немножко поздновато. То есть в 11 лет, получается. Уже приходят достаточно взрослые девчонки и порой очень маленькие мальчишки. Потому что мальчишки развиваются позже. Мы-то их берём как первый класс, они у нас первоклашки. И они уже такие все взрослые, опытные, всё умеют.

Ребёнка нужно развивать с трёхлетнего возраста. С двух, наверное, ещё рановато. Ещё связочки не окрепли, координации совсем никакой. А вот с трёхлетнего возраста маленькие топотушечки, хлопушечки, музыку чтобы слушали, двигались под музыку, танцевали.

Пусть это будет спорт или что-то другое, но ребенок должен куда-то ходить заниматься. Пусть это будет вокал, музыка. А дальше уже в каждом направлении есть свой старт профессионализма.

— Пандемия бросила вызов и ветеранам сцены, опытным артистам. Может, даже будет какая-то возрастная яма?

— Да, это очень сложный период. И у ребят, которые выпускались, не было выпускного концерта, того, к чему они шли, — экзаменов. И, мало того, они всё это время тоже дома занимались, поддерживали форму. Это очень трудно было и детям, и педагогам... Артиста, тем более ребёнка, нужно смотреть со всех сторон. А когда стоит маленький экранчик, там 15 детей и бедный педагог должен за всеми уследить — это просто катастрофа.

— Вы уже не первый сезон ведёте телепередачу «Большой балет». Как вам кажется, ей удаётся популяризировать балет? И вообще — нужно ли это? Всё-таки балет — это рафинированное, изысканное искусство. Стоит ли его нести в массы?

— Мне кажется, стоит. Дело в том, что многие, увидев по телевидению балет, просто заинтересуются этим видом искусства. Ведь не во многих городах России есть академические театры c профессиональной труппой, куда ты придёшь и посмотришь спектакль.

В советское время очень часто показывали балет, концерты в Кремлёвском дворце съездов. Были трансляции на весь Советский Союз. И тогда все знали, кто такие Галина Сергеевна Уланова и Майя Михайловна Плисецкая.

Популярность сама по себе не происходит, этим нужно заниматься. Поэтому я очень поддерживаю этот проект — «Большой балет». И есть ещё проект «Большие и маленькие», где танцуют дети. Это, мне кажется, очень важно... Тебя видят, тебя замечают, на тебя обращают внимание, о тебе говорят. Тебя обсуждают, что тоже немаловажно.

— Вам нравится, когда вас обсуждают?

— Мне — нет. Но в то же время, знаете... Неважно, что, главное — чтобы говорили. Мне нравится, когда говорят что-то хорошее, что-то приятное. Когда негатив, я, конечно, могу раздражаться, обижаться. Когда успокоюсь, могу прислушаться. Я начинаю анализировать, почему человек подумал так. И в следующий раз уже реагирую по-другому.

У нас вообще профессия — всю жизнь учишься. Рядом всегда педагоги, которые тебя всё время учат. На сцене ты балерина, звезда, а в зале — всё время ученик. Всё время нужно преодолевать себя, искать что-то новое, отрабатывать технические движения. Эти знаменитые 32 фуэте просто так не даются. Их нужно каждый день накручивать, чтобы ты на сцену вышла — и работа была не видна. Чтобы был только танец и эмоции. А это всё труд, репетиции, часы, месяцы, годы, проведённые в балетных залах.

Полную версию интервью смотрите на RTД.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2020 6:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120303
Тема| Балет, фестиваль Dance Open, Персоналии, Екатерина Галанова
Автор| Карина Тепанян
Заголовок| Екатерина Галанова: "На Dance Open мы привезём весь цвет и свет балета"
Где опубликовано| © Сайт газеты Metro
Дата публикации| 2020-12-03
Ссылка| https://www.metronews.ru/novosti/peterbourg/reviews/ekaterina-galanova-na-dance-open-my-privezem-ves-cvet-i-svet-baleta-1734687/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В декабре на целую неделю – с 10 по 16-е – Петербург вновь станет столицей мирового балета. Главная новость – все спектакли пройдут в офлайн, а не в интернете. Metro поговорило с главой фестиваля Dance Open о том, что увидят петербуржцы и в каком режиме.

Почему Dance Open перенесли с весны именно на декабрь?

А здесь никакой особенной концепции не было, мы просто передвигали даты в надежде, что ситуация улучшится. Кроме того, до самого последнего момента мы были уверены, что нам удастся привезти иностранные большие коллективы – но ухудшение ситуации сработало против нас, как и весной, когда мы попали в самый пик эпидемии.

Кто в программе?

Мы привозим три потрясающие труппы. Откроет фестиваль екатеринбургский "Урал Балет", один из лучших российских коллективов сегодня. Они покажут уникальную программу, в которую войдут сразу три постановки: балет Джорджа Баланчина "Вальпургиева ночь" (его в России танцуют только в Екатеринбурге!), сюита из балета Вячеслава Самодурова "Приказ короля", которому недавно дали "Золотую маску", и Brahms party Антона Пимонова. Пермский балет представит недавнюю премьеру – постановку легендарного Владимира Васильева "Анюта" по чеховской "Анне на шее". И третий "большой", то есть важный коллектив – это театр "Балет Москва". Они покажут спектакль "Танцпол": это потрясающая современная мультижанровая вещь, и смотрится они на одном дыхании. Очень "жгучая", вне каких-то танцевальных рамок приличия, если они вообще есть… Хореограф – Йерун Вербрюгген, петербуржцам он уже знаком по сезону-2018.

Петербуржцы уже, наверное, все билеты раскупили?

На сегодня, к сожалению, мы уже закрыли продажи на спектакли. Но еще можно попасть на Гала Dance Open – в этом году он пройдет в БКЗ "Октябрьский", и немного мест пока есть.

К слову, мы можем ждать, что на Dance Open приедет постановщик "Анюты" – Васильев?

Да, Владимир Викторович обещал быть – как почётный гость. Хотя, конечно, мы очень переживали за него по понятным причинам: всё-таки 80 лет, а в стране свирепствует ковид.

В этом году Dance Open пройдёт на двух новых сценах – на сцене "Балтийского дома" и БКЗ "Октябрьский"… Насколько они подходят для "большого балета"?

Из-за переносов мы остались без нашей традиционной площадки, Александринского театра, и БКЗ и "Балтдом" нас любезно приютили – и мы поняли, насколько комфортно с ними работать.

Но сценическое пространство у них – иное?

Это не имеет никакого значения, поскольку и туда, и туда мы завозим – буквально! – нечеловеческое количество оборудования, света в том числе. Там на каждом сантиметре будет висеть какой-то световой прибор…

И на Гала-концерте тоже?

Да. На сцене будет установлен огромный светодиодный экран – и светодиодные же кулисы, подобные тем большим конструкциям, что горожане видели на "Классике на Дворцовой". Но – это неглавное. Главное, что на Гала выступит весь цвет и свет мирового балета, невероятный состав участников. В программе, кстати, пять – пять!!! – премьер, специально поставленных для Dance Open. Такого не бывало даже в прошлые – некоронавирусные – годы.

Кто приедет на Гала уже известно?

В нем выступят и солисты танцевальных брендов, представленных в основной программе, и те коллективы и артисты, кто приедет в Петербург специально, на один только вечер. В их числе лучшая фламенко-труппа в мире – Национальный балет Испании, Польский национальный балет, танцовщики Национального балета Нидерландов – Анна Оль, Артур Шестериков, Анна Цыганковой, Константин Аллен, Берлинского Государственного Балета – Даниил Симкин, Алехандро Вирелес, Дину Тамазлакару, гастролирующие звезды Мэттью Голдинг и Люсия Лакарра, солисты Большого театра…

А именно?

Вячеслав Лопатин, Игорь Цвирко, Кристина Кретова, Артем Овчаренко, Анастасия Сташкевич, Мария Виноградова, Михаил Лобухин. Кстати, вместе с ними для Гала мы возродим один из самых потрясающих советских балетов – но какой, пока держим в секрете. Нет, колхозниц и полей там не будет, не гадайте. Но я абсолютно уверена, что зал встанет – по-другому в финале Dance Open быть не может. Поддержит кордебалетом наши номера петербургский Театр им. Леонида Якобсона. Кстати, программа у нас – чуть более продолжительная, чем нужно: если кто-то из артистов не сможет приехать из-за коронавирусных форс-мажоров.

Все ли артисты с готовностью соглашались ехать в Петербург в эти "тёмные времена"?

Не буду здесь использовать громких слов. Но. Некоторым артистам, чтобы вовремя добраться до Петербурга, придётся лететь по 12-14 часов с пересадками. Это мучительно. И, к тому же, все они должны получить визу и сдать ПЦР-тесты на вылете и по прилёту. Потому мы всех вызываем немного заранее – это всё довольно сложно. Вот и ответ про "готовность". И это ещё не говоря о том, что многим после визита в Россию придётся сесть на двухнедельный карантин в своей стране. Мы будем их беречь, как космонавтов: в репетиционные помещения ни один человек не пройдёт без наличия отрицательного анализа на ковид.

Давайте теперь поговорим про безопасность зрителей…

И для них мы сделаем всё, что возможно в этом плане. На спектакли можно будет пройти только в масках. Сами залы будут неполными. Нет, кресла заклеивать не будем, но зрители смогут рассесться по залу, соблюдая социальную дистанцию.

120 – столько артистов задействовано в Гала звёзд Dance Open
1 час – столько длится каждое отделение Гала звёзд Dance Open 2020
17 – хореографов, постановки и фрагменты из балетов которых, в том числе, петербургские, российские и мировые премьеры, будут представлены на фестивале
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2020 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120304
Тема| Балет, ГАТОБ им. Абая, Премьера, Персоналии, Адольф Адан, Туткибаева
Автор| Ляззат Кусаинова
Заголовок| Возвращение Корсара
Где опубликовано| © портал "Новое поколение" (Казахстан)
Дата публикации| 2020-12-03
Ссылка| https://www.np.kz/news.php?id=471
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Казахском государственном академическом театре оперы и балета имени Абая после длительного перерыва возобновлена постановка балета Адольфа Адана “Корсар” из золотого фонда мирового балета

Ценители балетного искусства наверняка помнят, что в далеких 90-х годах “Корсар” уже ставили на сцене алматинского театра. Это была постановка (хореография Владимира Владимирова) новосибирского театра оперы и балета, адаптированная к местной сцене. Российский театр поделился костюмами и декорациями, световым и музыкальным решением. Вплоть до середины двухтысячных этот спектакль собирал зрительские аншлаги. Сделать перерыв вынудил износ декораций и костюмов.



Адольф Адан - французский композитор, являющийся одним из основоположников романтического балета. В своем творчестве он мог передавать в точности настроение, которое прописывали в либретто его авторы.

В основу либретто “Корсара” легла одноименная поэма Байрона. Авторы либретто Жюль Анри Вернуа де Сен-Жорж и Жозеф Мазилье рассказали историю из жизни корсаров - людей, покорявших моря на кораблях в целях захвата иностранных судов. В сюжете повествуется о нравах того времени (торговля невольниками), не обходится без любовной линии, поднимаются вопросы верности и честности.

В этом году “Корсар” поставили в честь 165-летия со дня его написания, а в будущем году исполнится 165 лет со дня премьеры балета в Гранд-Опера в Париже. Постановок легендарного произведения можно встретить множество, в их основе помимо музыки Адольфа Адана, оркестрованной самим автором, также присутствуют фрагменты, созданные другими композиторами.



Ерболат Ахмедьяров, дирижер-постановщик, объяснил, в чем уникальность новой постановки: “Мы попытались добиться более интересного звучания оркестра. Изюминкой нашей версии является вставной номер для музыкального антракта, в котором мы использовали увертюру к опере Адольфа Адана “Нюрнбергская кукла”.

Помимо нововведений в музыкальной части зрителя ждут некоторые изменения в хореографии постановки. Во-первых, спектакль стал двухактным (вместо трех).



- Конечно, есть те фрагменты, которые считаются классическими. Но есть такие танцевальные фрагменты, которые не шли раньше в нашей старой версии. Сейчас присутствует много танцевальных мизансцен. Ключевые танцевальные фрагменты, которые считаются мировой классикой, остались в неизменном виде. Это па-де-де, различные вариации, танец в оживленном саду, танец корсаров, и все это было сделано в моей редакции как хореографа. Мы действительно сделали свой спектакль, который подходит нашей труппе, - об этом рассказала хореограф-постановщик, народный артист РК Гульжан Туткибаева.



При создании постановки использовали современные технологии, а именно видеоряд, который дает ощущение присутствия на море и придает динамику происходящему. “Корсар” - это романтический, приключенческий балет. Моей задачей было поставить динамичный, живой, красочный, захватывающий современный спектакль. Мы хотим, чтобы зритель почувствовал себя неотъемлемой частью действия и ему захотелось оказаться внутри этого спектакля. Костюмы к балету создал народный художник России Вячеслав Окунев. Как всегда, они отличаются своим неповторимым стилем. Сценографию разработал итальянский художник Вильям Орланди. Его замысел несет в себе совершенно другое, непривычное для нас построение декораций, особенностью которых является их движение во время действия, - поделилась Гульжан Туткибаева.

Еще одной особенностью балета стало то, что в нем будут участвовать целых четыре премьерных состава вместо двух привычных. Среди артистов, исполняющих главные партии - Жанель Тукеева (Медора), Рахим Даиров (Конрад), Асет Мурзакулов (Исаак Ланкедем), Нельсон Пенья (Али).



Ответственным за видеоряд выступил Ерген Токмурзин, создателем декораций является Вильям Орланди, ассистентом художника-постановщика - Есенгельды Туяков, художником по костюмам - Вячеслав Окунев.
Артисты балета получили огромное удовольствие от работы над новой постановкой. Рахим Даиров рассказал, что с большим интересом репетировал адажио, вариации. Ему по вкусу пришлись новые декорации, костюмы и сама постановка. Он признался, что динамичность и красочность произведения не оставят публику равнодушной.
Зрители, пришедшие на спектакль, смогут перед его началом посетить галерею Arte, где их в дни премьерных показов ожидает выставка фотографий Николая Постникова и сценических костюмов.

Фото Талгата Галимова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 07, 2020 12:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120701
Тема| Балет, Опера. Пресс-служба, БТ, Персоналии, Катерина Новикова
Автор| Беседовала Дженнет Арльт
Заголовок| Катерина Новикова: «Любимая работа всех держит в тонусе»
Где опубликовано| © Россия – Культура
Дата публикации| 2020-12-07
Ссылка| https://smotrim.ru/article/2495169
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



20 лет в Большом театре – немалый срок, а для должности руководителя пресс-службы самого известного театра страны тем более. Катерина Новикова — человек, искренне влюбленный в свою работу, в театр, в жизнь. В своём интервью она рассказала, как оказалась в театре, об особенностях своей работы и о том, чем и как сейчас живет Большой.

— В этом году у Вас две круглые даты: и личный юбилей, и 20-летие работы в Большом театре. Для начала хотелось бы поздравить Вас с днем рождения, и пожелать прежде всего здоровья, и чтобы улыбка никогда не сходила с Вашего лица. На всех фотографиях, во всех видеоинтервью, Вы всегда улыбаетесь, это поразительно...

Катерина Новикова:
Спасибо. Думаю, это благодаря моим родителям. Мне очень повезло. Наверное, так уже можно говорить, когда дойдёшь до юбилея. И правда, мои родители совершенно чудесные, уникальные люди. Я у них один ребёнок, очень балованный. Они считали, что в детстве надо человека баловать (что и делали), ведь неизвестно, что потом будем. Ссылаясь на опыт страшных 30-х годов, мой папа утверждал, что те, у кого было счастливое детство, в жизни всё гораздо легче переносят.

— Значит, Вы пример той системы родительства, когда детям позволяют всё?

К. Н.
: Скорее очень любят и занимаются. Со мной очень много в детстве занимались: и папа, и мама. Водили на музыку, на английский язык, в художественную школу, в бассейн, конечно, в театры. Мой папа сейчас — художественный руководитель театра Комиссаржевской, тогда он был завлитом. Это, наверное, близко тому, что делаю я, но в музыкальном театре такой должности нет. Тем более в Большом. А моя мама работала (и сейчас продолжает) в Союзе театральных деятелей.

— А об актерской карьере Вы мечтали?

К. Н.
: Конечно, мечтала, у нас же дом был очень театральный, каждый день были гости, артисты, всегда полно было интересных людей. Стать актрисой — это была идея fix моего детства. В старших классах пошла в ТЮТ (Театр юного творчества, который существует в Петербурге при Дворце пионеров) и там моим главным достижением было бегать с копытами за задником, изображая скачущую лошадь. Тогда я окончательно осознала, что у меня нет яркого актерского таланта.

— Вы говорите об этом без сожаления?

К. Н.:
А нет никаких сожалений! Я очень счастлива, и чувствую себя вполне воплощенным человеком. Конечно, в любой профессии, и в творческой, если нет таланта, то чему-то всё-таки можно научиться каждому. Можно научиться рисовать, петь, можно развить какие-то данные, но всё равно до определенного уровня. Если нет природного дара — прорыва быть не может. Чтобы быть актёром должны совпасть две вещи: феноменальный талант и сумасшедшее желание. Надо жизнь положить. Это должно быть призвание. Иначе в этой зависимой (от режиссера или худрука ) профессии искать себя не стоит. Это не было моим призванием. Но потом, когда я училась уже на театроведении, я поехала в Америку на курсы актёрского мастерства. Мои родители отправили меня в центр Юджина О’Нила, чтобы хорошо выучить английский — это была первая задача. Её мне выполнить удалось. Но одновременно стало еще очевиднее, что хорошей актрисой я не стану.

На первом прослушивании я там начала петь песню «Остров невезения», которую мы с моим другом Виктором Минковым, нынешним директором театра «Приют комедианта», разучили накануне моего отъезда в США (он мне помогал, чтобы я хотя бы в ноты попадала). Я стала эту песенку петь, и на втором куплете дама, которая нас отсматривала, сказала: «А что, эта песня вообще не кончается?» Видимо, наслушалась достаточно!

— 20 лет Вы работаете в Большом театре — как начался Ваш путь здесь? Ведь Вы — питерский человек, и, насколько я знаю, очень любите родной город.

К. Н.:
До Большого я работала в Санкт-Петербургской филармонии, а еще до неё — три сезона в Мариинском театре. Когда ушла из Мариинки, не знала, что будет со мной дальше. Только твёрдо поняла, что оттуда уже надо уходить. В Филармонию меня пригласил Темирканов, но при всем моем обожании маэстро, сразу стало понятно, что место замдиректора, оформляющего визы и таможенные декларации — совершенно не моё. И в это самое время вдруг в моей жизни возник Большой театр.

— Они Вас сами позвали?

К. Н.
: Да.Сейчас, спустя 20 лет я думаю, как мне повезло — в таком относительно юном возрасте оказаться в Большом театре. В 1990-2000 гг. наша страна переживала какие-то титанические смены эпох и давала возможность на разных ключевых позициях оказываться молодым людям. Когда наш бывший директор Анатолий Геннадьевич Иксанов (руководитель Большого театра с 2000 по 2013 гг. — Прим. ред.) сюда пришел, ему было 48 лет. Когда Владимир Викторович Васильев был вынужден покинуть театр, то и предыдущий пресс-секретарь Марина Панфилович ушла вместе с ним. И сама должность пресс-секретаря была очень новая. Ведь в Советском Союзе (с пятью газетами) пресс-секретарь в качестве отдельной единицы был не нужен.

А в новейшее время уже было не так: стали думать — кого взять на эту новую должность? Меня знали, потому что я три года была пресс-секретарём Мариинского — единственного театра, который в России может равняться с Большим. Меня и коллеги, и журналисты знали.

— Вы сразу согласились?

К. Н.:
Ну, меня в это время еще в BMW звали на работу, и я уже ездила в Германию и прошла 14 собеседований за три дня. И в Москву я не собиралась. У меня всё стабильно было в Питере, я обожаю этот город. Я думала: приеду, посмотрю, мне интересно было. Переезжать совсем не собиралась. Но когда я уже оказалась в Большом театре, когда я вышла на Историческую сцену в тёмном зале, увидела эту люстру, которая так мерцает в темноте... это было решение мгновенное, принятое на сцене Большого театра. Мне стало очевидно, что отсюда уйти невозможно. Слава Богу, «услышала» свою судьбу.

— Вы сразу поняли, что это то место, где Вы хотите остаться?

К. Н.:
Я вообще ничего не думала, я просто начала работать. Конечно, мне было легче от того, что за моей спиной уже был Мариинский театр. Там я была первым пресс-секретарем в истории. Нужно было с нуля разобраться в этой деятельности. А здесь я уже знала, как всё происходит. Но масштаб работы в Москве и масштаб работы в Мариинском театре сравнить невозможно. Ведь в то время в Петербурге сколько было телевизионных каналов? Это сейчас много (плюс появились филиалы самого Мариинского в регионах), а тогда было около трёх камер, редко больше. Единственный раз, когда их была тьма — это когда Владимир Путин, в качестве и.о. президента приезжал в Питер встречаться с Тони Блэром на премьере опере «Война и мир» (благодаря Андрону Кончаловскому я тогда поняла, что значит мощный пиар ход). Приехал московский президентский пул журналистов. Я впервые увидела что это такое — что-то невероятное. Целый автобус людей, множество камер. Увидела, как люди из администрации с этим пулом президента работают. Потому что когда у тебя одна камера или две, ты, конечно, можешь учитывать все пожелания, и с каждой камерой работать индивидуально. А когда у тебя 20 камер, они должны следовать тому режиму, который ты для них выстроишь. И в тоже время они должны получить все нужные материалы. Тогда для меня это был такой разовый мастер-класс.

— Свой первый рабочий день в Большом помните?

К. Н.
: Я помню только, что меня начали со всеми знакомить. И представляли всех с именами и отчествами. Я думала, что вообще их никогда не запомню. Три тысячи человек и они не кончаются (смеется).

— Три тысячи человек Вам представили в первые дни работы, но понятно дело, что их еще больше. И среди них — артисты, которые подчас обладают непростым характером. Как удается ладить со всеми?

К. Н.:
Я несказанно благодарна этому месту, которое, как магнит, притягивает творческих, талантливых людей. Благодаря Большому театру в моей жизни появились такие знакомства и друзья, о которых можно только мечтать. Юрий Николаевич Григорович, Елена Васильевна Образцова, Майя Михайловна Плисецкая. Настоящее счастье — моя дружба с такими людьми, как Ролан Пети, Джон Ноймайер, Джордж Бенджамин, Пьер Лакотт, Дэвид Холлберг.

Но если говорить про артистов Большого театра, с которыми я здесь работаю каждый день, то со всеми работать легко, особенно если они чувствуют твою искреннюю любовь к ним и заинтересованность. Моя должность особенная: мне не нужно биться за роль, я ничего ни с кем не делю и ничего не решаю, лишая или давая партии в спектакле. Поэтому могу со всеми быть в ровных, хороших отношениях. Я очень уважаю труд этих людей, всех, кто здесь работает и выступает. Уважаю их талант, преданность своему делу.

— Рабочий день ненормированный?

К. Н.:
Совершенно ненормированный, и жизнь как-то даже тяжело делить на рабочие и нерабочие дни. Очень везёт в жизни тем, кто занимается тем, что любит. Тогда тебе не нужно думать, когда заканчивается рабочий день. Я просыпаюсь по утрам с радостью, потому что впереди меня ждет Большой театр. Если я в Москве, то я очень редко не прихожу на работу, какой бы день недели ни был.

— Мне говорили, что Вы знаете пять языков.

К. Н.:
О, это преувеличение! У меня хорошие английский и французский. Мне повезло, что мои родители (которых в Советском Союзе дальше Болгарии не выпускали) почему-то были оптимистами и надеялись, что когда-то мы все будем путешествовать. А может быть, думали, что я в крайнем случае книжки почитаю. Поэтому меня с детства учили английскому, а потом отдали во французскую школу, и у меня ещё дома были очень хорошие педагоги... И вот французский, английский у меня действительно свободные. А потом в моей жизни возник японский.

— Вот это поворот!

К. Н.
: Да, мне рассказали в шутку о курсах японского под Осакой. Но я решила, что этим предложением нужно воспользоваться. Поэтому я поехала на 9 месяцев в японскую деревню изучать язык и сделала действительно большой прогресс за это время. Но японский язык очень-очень трудный. Я знаю достаточно, чтобы заселиться в гостиницу, заказать еду или просто куда-то доехать. Но не вести трансляции из Большого театра, где я говорю по-английски и по-французски — мой японский не позволил бы мне так свободно рассказывать о балете. Правда, поскольку язык очень редкий, а Большой театр часто ездит на гастроли в Японию, главный бонус оказывается в том, что среди молодых артистов балета мой авторитет благодаря этим знаниям всё время растет (смеется).

— Самое яркое событие в Большом для Вас какое?

К. Н.:
Я не чувствую никакого подведения итогов. Нет такого вопроса, что я уже 20 лет в Большом и что дальше? Каждый день совершенно как новый. В моей профессии нельзя почивать на лаврах — всё время что-то меняется, возникают какие-то новые обстоятельства, и нельзя сказать что ты уже всё изучил, всё знаешь, всё это прошёл.

Но конечно, если обернуться, самый яркий и самый важный момент в жизни Большого театра (и, соответственно, в моей, потому что она идёт параллельно) — это открытие Исторической сцены после завершения реконструкции и реставрации. Подлинное чудо, что удалось эту реконструкцию закончить, ведь это почти стало долгостроем. Слава Богу, спасли восхитительное здание Исторической сцены. И вот проживая тогда те дни, мы понимали, что это, наверное, в нашей судьбе самое главное событие. Дмитрий Черняков поставил потрясающий концерт-открытие. На подмостки Большого выходили наши звёзды и приглашённые артисты. В один вечер на сцене были Светлана Захарова, Натали Дессей, Дмитрий Хвороствоский. Приехало очень много людей: иностранные гости — Жерар Мортье, Карла Фраччи, Бриджит Лефевр; были живы многие выдающиеся артисты — одновременно в театре присутствовали и Вишневская, и Плисецкая, и Образцова. Это был незабываемый день.

— Не могу не спросить о том опыте, который до недавнего времени еще никто не переживал — о днях карантина и о том, какова обстановка в театре сегодня.

К. Н.:
У нас было морально тяжелое время, когда наши артисты не могли ни выступать, ни заниматься, ни музицировать, и все работали удаленно. Это было трудное время. Но балетные почти сразу объединились в класс, который давал Генадий Янин ( потом наши педагоги тоже начали виртуально заниматься). Я к этому классу тоже подключилась, без камеры, конечно. Было приятно присоединиться, потому что отсутствие человеческого общения, когда ты ни о ком ничего не знаешь, оказывается, очень давит.

А сейчас обстановка в театре очень хорошая. Во-первых, потому что сейчас мы работаем. Хотя зрителей всего 25%, но спектакли всё ещё идут, идут полномасштабно, мы не вынуждены, как в некоторых других театрах расставлять далеко хор, разделять артистов на сцене. Джон Ноймайер говорил, что у него в Гамбургском балете дуэты сейчас танцуют только семейные пары, по-другому нельзя — социальная дистанция... У нас всё, как обычно. Сейчас прошёл блок спектаклей «Садко» — колоссальная постановка, в которой на сцене очень много людей присутствует, и мы состав не уменьшили, всё было как в премьерные дни. Также все большие балеты наши идут. График прежний: все приходят утром, занимаются, есть вечером спектакли, есть много дебютов. Прекрасную идею смог осуществить Махар Хасанович (Вазиев — руководитель балетной труппы Большого театра — Прим. ред.), начав сезон с премьеры одноактных балетов разных хореографов .

Конечно, в театре усилены все меры по дезинфекции помещений: после каждой репетиции — влажная уборка, проветривание и так далее. Сейчас всех обязали по театру ходить в масках. Посторонние не могут зайти на территорию без теста на ковид. Если кто-то заболевает, то сразу определяется круг контактов, все сдают тесты и при малейшей опасности уходят на карантин. Много людей переболело. Сейчас примерно 80 человек болеет, но на коллектив 3000 человек это не такая большая цифра, по крайней мере, она не растёт.

=====================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 07, 2020 10:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120702
Тема| Балет, Астраханский театр оперы и балета, Персоналии, Ростислав Захаров
Автор| Лира НЕМЦОВА
Заголовок| «А также в области балета мы впереди планеты всей». Астрахань станет родиной нового фестиваля
Где опубликовано| © Каспий.Инфо
Дата публикации| 2020-12-07
Ссылка| https://kaspyinfo.ru/a-takzhe-v-oblasti-baleta-my-vperedi-planety-vsej/
Аннотация| Фестиваль


Источник фото: https://www.instagram.com/p/CILcnw2AekW/

С 25 ноября по 6 декабря в Астраханском театре оперы и балета прошел цикл мероприятий, посвященный празднованию «Дней губернии 2020».

Среди них — творческие встречи с астраханскими краеведами, открытие обновленного музея театра, концерты, посвященные памяти легендарных земляков. В заключение торжеств 5 декабря на Большой сцене театра состоялся гала-концерт «Шедевры советского балета. Ростиславу Захарову посвящается», который стал своего рода презентацией идеи первого балетного фестиваля, посвященного прославленному балетмейстеру, педагогу, народному артисту СССР.

Ростислав Захаров в Астрахани жил недолго. Еще до революции 1917 года он вместе с родителями переехал в Петроград. Но всю жизнь считал себя астраханцем. Всегда с огромной любовью вспоминал свою малую родину, откуда черпал особую энергию и щедрость красок, которые впоследствии использовал в своих хореографических произведениях. В конце 20-х годов XX века Ростислав Захаров приезжал сюда на гастроли.

В гала-концерте приняли участие звезды Большого театра, Московского театра имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, Санкт-Петербургского академического театра балета им. Леонида Якобсона и артисты Астраханского театра оперы и балета. В программу вошли и балетные номера в хореографии прославленного земляка и выдающегося хореографа.

А уже 6 декабря в Театральной гостиной Астраханского театра оперы и балета состоялась конференция «Фестиваль балета в Астрахани: от мечты к воплощению». В ней приняли участие звезды балета, руководство театра, известные краеведы и представители хореографического искусства, историки, руководители музеев, журналисты, а также столичные балетные критики. Участники конференции обсудили организационные вопросы и актуальность проведения Международного фестиваля балета в Астрахани − на родине выдающегося балетмейстера и педагога, народного артиста СССР, лауреата государственных премий СССР, основателя кафедры хореографии ГИТИСа, создателя высшей школы балета, доктора искусствоведения, профессора Ростислава Захарова. Он был балетмейстером-постановщиком спектаклей «Бахчисарайский фонтан», в котором блистали величайшие балерины Галина Уланова и Майя Плисецкая, «Золушка», «Медный всадник», «Тарас Бульба», «Барышня-крестьянка» и других, занимал должность главного балетмейстера Большого театра в 1936-39 гг.

Надо сказать, что идея о проведении фестиваля им. Захарова на родине хореографа возникла еще несколько лет назад. Но тогда не нашла поддержки. Только в 2008 году к 100-летию со дня рождения выдающегося земляка в Астрахани была открыта памятная доска. О необходимости проведения столь значимого культурного события несколько лет говорили культурологи и историки Астрахани, видные деятели искусства, которые продвигают русский балет, национальную культуру и его традиции в России.
В ноябре этого года на заседании Совета по культуре при губернаторе заслуженный работник культуры России Наталья Киндякова вышла с инициативой организовать в регионе достойное юбилейное мероприятие в честь хореографа с мировым именем, которому в 2022 году исполнится 115 лет со дня рождения.

И вот свершилось: все участники сегодняшней конференции войдут в рабочую группу по подготовке фестиваля. А значит, есть надежда, что к юбилею великого хореографа он все же в Астрахани состоится.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22656
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 08, 2020 9:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020120801
Тема| Балет, проект «Большой балет», Персоналии, Фарух Рузиматов
Автор| Беседовала Дженнет Арльт
Заголовок| Принципы Рузиматова: «Артист всегда должен быть готов»
Где опубликовано| © Россия – Культура
Дата публикации| 2020-12-08
Ссылка| https://smotrim.ru/article/2495956
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Фарух Рузиматов не любит гаджеты, не сидит в соцсетях, не пользуется смартфоном. В начале беседы предупредил, что с опаской относится к журналистам, а к интервью особенно. Но если тема диалога — балет, то разговор с народным артистом России, хореографом Фарухом Рузиматовым не может не состояться. В интервью телеканалу «Россия – Культура» он рассказал о современных звёздах и об особенностях судейства в проекте «Большой балет».


Фото: Вадим Шульц

— Чем Вы сейчас занимаетесь, в каких постановках заняты?

Фарух Рузиматов
: В основном просто выступаю. Сейчас занят в спектакле «Спартак» Михайловского театра. Также в октябре мы сделали небольшую работу по произведению Пушкина «Пир во время чумы». Занимаюсь преподавательской деятельностью в частной студии.

— Давно ли Вы начали преподавать? Раньше Вы говорили, что нет такого желания?

Ф. Р.:
Есть востребованность. Поэтому приходится еще и этим заниматься.

— Вы уже были заняты в спектакле по Пушкину «Моцарт и Сальери», сейчас — «Пир во время чумы». Потому что Пушкин — любимый автор?

Ф. Р.:
Я бы не стал так ограничивать. Классика, конечно, в приоритете, но я люблю и современную литературу.

— А «Пир во время чумы» поставили не в связи с пандемией?

Ф. Р.:
Нет, никакой связи с этими событиями нет. Просто потому что это довольно редко исполняемое, гениальное произведение. Основные номера поставил московский хореограф Николай Андросов, а драматической частью спектакля занимался Вадим Товстоногов.

— Вы когда-то говорили, что ад в работе начинается, когда человек вынужден смотреть на часы. Вы еще на часы не смотрите?

Ф. Р.:
Это применимо не только к балету. Мне кажется в любом деле, когда необходимость работать становится важнее воздуха, то работа становится больше, чем смыслом жизни.

— Для успешной карьеры нужна удача и случай, или всего можно добиться методичным трудом?

Ф. Р.:
Не очень люблю слово «карьера». Потому что чувствую в нем какой-то негатив, может быть, еще с советских времен. А что касается того, чтоб чего-то добиться... Никто ничего нового не придумал — только труд. Ну, естественно, толика таланта должна присутствовать в любом деле.

— В вашей карьере же случай тоже сыграл свою роль?

Ф. Р.:
Только один раз, когда я 10-летним мальчиком в Душанбе случайно попал на показ для педагогов из Ленинградского хореографического училища имени Вагановой и меня взяли. На этом всё и закончилось, дальше — только труд.

— После какого события Вы поняли, что началась взрослая жизнь?

Ф. Р.:
А я не вступил еще во взрослую жизнь. Это не значит, что я остался в детстве, но, честно говоря, не знаю что такое вступать во взрослую жизнь. Мне вообще везёт, я всю жизнь общался со сверстниками или людьми младше себя, так и продолжаю. Поэтому вот этот путь взросления... Какие-то дяди и тёти всегда мне казались инопланетянами. И до сих пор такими кажутся.

— А кроме балета ещё чем-то увлекаетесь?

Ф. Р.:
В сферу моих интересов в основном входят музыка и книги. То есть всё, что касается искусства. Спросите любого физика, он скажет, что его круг интересов замкнут на физике. Для меня мои увлечения — это то, что наполняет мою внутреннюю копилку. Всегда нужно ощущать себя пустым, полым, чтобы всё время заполнять себя. Книгой, музыкой, литературой, музеями.

— Ваши дети имеют отношение к балету?

Ф. Р.:
Да, мой младший сын Далер занимается балетом. Я не настаивал, это было его желание и его мамы, артистки балета Виктории Кутеповой. Я считаю, это было правильное решение, потому что ему это нравится.

— Вы уже второй раз становитесь членом жюри проекта «Большой балет». В этом сезоне что было особенного?

Ф. Р.:
Да, я уже участвовал в «Большом балете» в 2016 году. В этот раз мне показалось странным, что в таком масштабном проекте не участвовали ни Большой театр, ни театр Станиславского. Хочется, чтобы и ведущие театры представляли своих артистов.

— Вы же помните, проект снимался летом, буквально через пару недель после того, как закончился карантин. Может, театры опасались, что артисты не готовы?

Ф. Р.:
Артист всегда должен быть готов! Это как военный рубеж, назовите, как хотите — пандемия или что-то другое. В любое время артист должен быть готов, что завтра-послезавтра спектакль. Поэтому когда кто-то говорит «я не в форме», это значит, прежде всего он говорит «я не люблю свою профессию, мне всё равно». Для меня это так. Я всегда очень жёстко отношусь к самому себе, это не распространяется на жесткость по отношению к другим, но если человек пришёл в зал, если он приходил на репетиции готовиться, то надо отвечать серьёзно. Потому что ты выходишь на сцену и на тебя приходят смотреть люди. Это большая мера ответственности прежде всего перед самим собой. По крайней мере, нас так учили. И этому правилу я стараюсь следовать.

— Кто из участников проекта особенно запомнился?

Ф. Р.:
Мне запомнилась солистка из Воронежского театра Елизавета Корнеева. Она как-то сразу выделялась на фоне других.

— Во время Вашего судейства делали ли Вы скидку на то, что «Большой балет» — это шоу?

Ф. Р.:
Я считаю, что надо сохранять субъективность. Врать или не врать — это сразу видно. В классическом балете ты никого не обманешь. Если ты встанешь не в пятую позицию, а в другую, то это сразу видно. Классика — это очень сложно, это вообще высшая форма искусства для меня, потому что она требует много от исполнителя.

— А в современном балете можно обмануть?

Ф. Р.:
Конечно. Там ты можешь упасть — и никто не поймёт. Все решат, что так задумано, что это хореография такая.

— То есть современный балет Вам вообще не интересен? Ни одно имя не вызывает симпатии?

Ф. Р.:
Пожалуй, для меня самая яркая фигура в балете на сегодняшний день — это словенский хореограф Эдвард Клюг. Довольно знаковая личность, но, к сожалению, малоизвестная. Хотя я слышал, что его пригласили в Большой театр, на постановку «Мастера и Маргариты». Это удивительный хореограф и режиссер. Его балет «Пер Гюнт» совершенно потрясающий. Равных ему я не могу назвать. Всё остальное — это либо пиар на пустом месте, либо как-то по знакомству.

— Мне кажется, Клюг сейчас довольно известный, в «Большом балете» даже в одном из номеров была его хореография.

Ф. Р.:
Если бы он был известный, его балеты шли бы в ведущих театрах страны. Насколько я знаю, ни в Михайловском, ни в Мариинке, ни где-либо ещё в крупных театрах его спектакли не идут. Может, он известен где-то в узких кругах, но почему-то в России он не отмечен.

— А почему сегодня так мало больших звезд?

Ф. Р.:
«Большие звёзды» — явление относительное. Если мы подразумеваем под ними Нуреева или Барышникова, то конечно и близко никого рядом нет. Относительно какого-нибудь Иванова и Петрова, наверное есть рядом с ними. Это такой вопрос, так сказать деликатный. Если и есть, то очень мало. Из зарубежных мне сложно сказать... Ну из тех интересных, кого я видел, это Хоффман, он был очень интересный. Дэвид Холберг (бывший премьер Большого театра — Прим. ред.) был в своём репертуаре очень интересный танцовщик.

— Может, уровень звезд будет оценен по прошествии какого-то времени?

Ф. Р.:
Ну, в балете такого нет, чтобы ты при жизни хорошо танцевал, потом умер и стал знаменитым (смеется). Нет, прецедентов ещё не было. Как раз искусство танцовщика, его успех проявляются при его жизни, пока он на сцене.

— Еще говорят про засилье поп-культуры...

Ф. Р.:
Поп-культура была всегда, даже в советское время. Даже в Северной Корее есть своя поп-культура.

— Мне кажется в советское время поп-культура и вообще эстрада была другой. Магомаев был, Охочинский, Пахмутова, оркестры на танцах играли.

Ф. Р.:
Какое время — такие и герои.

— Может, нам не хватает какого-то потрясения, чтобы люди поняли, в чем истинный смысл жизни? Может, пандемия чему-то научит...

Ф. Р.:
На сегодняшний день, мне кажется, человечество очень даже довольно своим спокойным, сытым состоянием. Ужас в том, что вообще уровень, массу думающих людей, её уже даже в процентном соотношении не посчитать, сейчас этих людей осталось вообще единицы. Вот что печально.

— Вы всё также не пользуетесь социальными сетями?

Ф. Р.:
Нет в этом необходимости. Что мне там смотреть, слушать? Я же не какой-то деловой человек, мне достаточно Гомера и Александра Сергеевича Пушкина.

— А телефон у Вас какой, с выходом в интернет?

Ф. Р.
: У меня есть девайс, на котором я могу посмотреть какие-то программы на YouTube, но это сугубо домашнее устройство. А телефон у меня — вот, с кнопками, из 90-х годов.

— Для конкурсантов проекта «Большой балет», как бы Вы определили главные качества танцовщика?

Ф. Р.:
Невозможно. Это же не спорт, где кто прыгнул выше, тот и победил. От танцовщика требуется очень много всего. Помимо физических данных, внешних данных, всё-таки должны быть и умственные данные. У артиста балета не только руки-ноги, но прежде всего мозг должен присутствовать. Совокупность многих факторов, которые делают личность.

— Вот Вы видите участника первый раз, можете по танцу определить, насколько он глубокая личность?

Ф. Р.:
Для меня достаточно 2-3 минуты танца, чтобы понять о человеке если не всё, то достаточно многое. Танец показывает человека. По крайней мере профессиональному танцору всё видно.

— А можете всё же уточнить как это определяется — это эмоция в лице, экспрессия в движениях или Вы это интуитивно понимаете?

Ф. Р.:
Наверное, всё-таки очень важно иметь определенную харизму, страсть, которые порой перекрывают даже какие-то технические огрехи. Для меня, наверное, это главное и, естественно, артистизм.

— Как Вы думаете, это нарабатывается с опытом или это должно быть с рождения у человека?

Ф. Р.:
По крайней мере, задатки должны присутствовать практически со школы. Уже в раннем возрасте видно, будет танцевать человек артистично или нет. Если задатки есть, то харизма развивается, при условии, что есть педагог, который поможет это раскрыть. Если человек — дуб, то скорее всего вряд ли. Но это моё абсолютно субъективное мнение

— Мне кажется, что балет раньше больше пропагандировался, нежели сейчас... Кроме как на канале «Россия–Культура» его особо нигде и не показывают.

Ф. Р.:
Не думаю, что балет раньше был более популярен. Другое дело, что классический балет требует определенной подготовки от зрителей. Если человека с детства не водили в театр, то ему и взрослому это будет неинтересно. И формат балета по телевизору — это очень сложный формат. Я по крайней мере никогда не смотрел балет по телевизору, потому что это невозможно. Балет — настолько живое искусство, как и драматический театр... Это обмен энергией, именно живой зал, живая сцена, живой оркестр, только так... Но, как ни странно, именно в «Большом балете» он ещё смотрится презентабельно. Может потому, что это всё-таки гала, это разные номера... Ну и для широкой публики такой формат понятнее, все-таки есть комментарии ведущих и жюри, что-то рассказывается из истории номера, мы что-то объясняем про техническую часть.

— На съемках Вас не просили вести себя помягче, говорить попроще?

Ф. Р.:
Ничего не просили, мы были абсолютно свободны в своих оценках и суждениях. В «Большом балете» каждый член жюри был абсолютно субъективен. Никакой договоренности, ничего нет. Не было никакого сценария для жюри, никаких дублей. Да и нельзя тут эмоции подделать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 1 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика