Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2021-07
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 01, 2021 9:03 am    Заголовок сообщения: 2021-07 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070101
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Посохов, Александр Молочников, Илья Демуцкий, Светлана Захарова, Артемий Беляков, Артем Овчаренко
Автор| Ольга Свистунова
Заголовок| Большой театр представляет мировую премьеру балета "Чайка"
Серия показов пройдет с 1 по 4 июля

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2021-07-01
Ссылка| https://tass.ru/kultura/11794127
Аннотация| Премьера

Государственный академический Большой театр России (ГАБТ) на своей Новой сцене выпускает мировую премьеру балета "Чайка" по мотивам пьесы Антона Чехова, созданного на специально написанную музыку композитора Ильи Демуцкого в постановке хореографа Юрия Посохова и режиссера Александра Молочникова с участием ведущих артистов труппы. Серия премьерных показов пройдет с 1 по 4 июля, сообщила ТАСС пресс-атташе ГАБТ Катерина Новикова.

"Последней балетной премьерой уходящего 245-го сезона Большого театра станет мировая премьера балета "Чайка". Музыка была заказана петербургскому композитору Илье Демуцкому. Ставит спектакль тандем хореограф Юрий Посохов - режиссер Александр Молочников. Этот творческий союз сложился непосредственно в работе над "Чайкой", - сказала Новикова.

Она напомнила, что союз хореографа Посохова с композитором Демуцким имеет куда более продолжительную историю. "Чайка" - это их шестая совместная работа и третья, созданная по заказу Большого театра. Ранее в соавторстве с режиссером Кириллом Серебренниковым ими были сочинены балеты "Герой нашего времени" (2015) и "Нуреев" (2017), получивший приз Российской национальной театральной премии "Золотая маска" как лучший балетный спектакль", - уточнила пресс-атташе ГАБТ.

По ее словам, предлагая новую работу авторам, Большой театр сам не называл сюжет. "Идея сделать балет по пьесе Чехова "Чайка" пришла в голову Юрию Посохову. Александр Молочников сразу подхватил эту мысль, ведь в МХТ (в связи со сменой руководства) только что отменилась его постановка драматического спектакля по этой пьесе. Начались творческие обсуждения. Затем вместе с Ольгой Хенкиной Александр Молочников написал либретто. После этого к сочинению музыки приступил Илья Демуцкий", - рассказала Новикова.

Она также проинформировала, что над оформлением "Чайки" работает английский сценограф Том Пай. "Несколько лет назад он делал декорации для драматического спектакля по "Чайке" в Лондоне, Юрий Посохов тут же предложил ему оформить спектакль в Москве", - пояснила Новикова. Она добавила, что костюмы создает Эмма Райотт (в этом сезоне в качестве художника по костюмам она дебютировала в Большом театре на балете "Орландо" на Новой сцене). Художником по свету стал Дэвид Финн. За дирижерским пультом - Антон Гришанин. "Так сложилась эта международная команда, которая готовила премьеру в Большом театре в непростые времена ковида", - подчеркнула Новикова.

"Что касается исполнителей, то в главных ролях заняты ведущие артисты балетной труппы Большого театра. Это Артем Овчаренко, Алексей Путинцев, Игорь Цвирко (Треплев); Мария Виноградова, Елизавета Кокорева, Анастасия Сташкевич (Нина); Артемий Беляков, Владислав Лантратов, Игорь Цвирко (Тригорин); Светлана Захарова, Кристина Кретова, Екатерина Крысанова (Аркадина); Вячеслав Лопатин, Георгий Гусев (Дорн); Мария Александрова, Ангелина Влашинец, Анна Балукова (Маша); Александр Водопетов, Антон Савичев, Александр Смольянинов (Шамраев); Анастасия Меськова, Анна Тихомирова (Полина Андреевна); Михаил Лобухин, Руслан Скворцов, Денис Савин (Сорин) и другие", - перечислила пресс-атташе ГАБТ.

Мнение авторов балета

Перед премьерой "Чайки" свои комментарии по поводу нового балета дали журналистам его создатели.

Так, режиссер Александр Молочников оценил свой дебют в балете. "Все мои знакомые задают мне вопрос, что я вообще делаю в балете? Насколько я могу понять, режиссер в балете пишет либретто и задает себе главный вопрос, каким образом пьесу Чехова можно выразить телом, даже не станцевать, а выразить телом, языком тела. Это человек, который приходит к хореографу и "выносит ему мозг" на тему того, чтобы хореограф это либретто соблюдал. Это достаточно сложный процесс, в который мне пришлось вникнуть, который, я скажу честно, не сразу понимал, и это потрясающий опыт", - признал Молочников.

"Не скрою, у нас были какие-то творческие конфликты, - продолжил он, - опыт показал, что нечто живое вне конфликта не рождается. Если все во всем согласны, то получается спектакль мертвый. Изначально я что-то не понимал про то, как устроен балет и какие в нем правила, может, Юра [Посохов] в процессе услышал меня в чем-то к концу, больше чем в начале". "Это было встречное живое движение, полное вспышек, всполохов, и в итоге, мне кажется, мы почти во всем сходимся", - заявил режиссер.

Со своей стороны, хореограф Юрий Посохов рассказал, что впервые обращается к чеховским произведениям. "Я прекрасно помню и люблю балет "Чайка" Родиона Щедрина в хореографии Майи Плисецкой. Это мое самое первое впечатление о Чехове, еще до того, как я это увидел на драматической сцене", - поделился хореограф, пояснив, что ему в процессе работы "это никак не мешает". По его словам, он сочинял спектакль кусками, не подряд. "Мы работали около двух месяцев. Это мало. Для меня это рекорд. Пандемия внесла свою лепту. Я переболел, и многие артисты тоже. Поэтому за два месяца создать полнометражный спектакль это для меня достаточно ново", - отметил хореограф.

"Я рад, что у нас сложился тандем с Сашей Молочниковым. Я всегда рад работать с поколением молодых. Я думал, что спектакль будет создан на таком противодействии, борьбе и так далее. Это было, но мы были на одной стезе, мы сейчас понимаем, что вообще находимся на одной волне. Так что это наш общий замечательный спектакль", - оценил Посохов.

Своим мнением о новом балете поделился с журналистами и композитор Илья Демуцкий. "Когда я узнал, что балет будет ставить Юра Посохов, его наименование мне было не важно. И я стал сочинять музыку для "Чайки", - сказал он. "Изначально я задумал сделать камерный состав оркестра, но понял, что нам в его рамках будет тесно. Кроме того, по просьбе Юры Посохова я ввел редкий инструмент. На сцене появляется специальный гонг, три с половиной метра в диаметре, самый большой из всех существующих в мире. Я сталкиваю оркестр с этим странным и непредсказуемым звучанием гонга, так как невозможно всегда одинаково из него извлечь звучание. Поэтому каждый раз это будет сюрприз, в том числе и для танцовщиков", - предупредил композитор.

Участники спектакля

На предпремьерном пресс-брифинге также выступили участники спектакля.

"Балет "Чайка" специально поставлен для артистов Большого театра, и это особенно ценно", - сказала прима-балерина ГАБТ Светлана Захарова. В спектакле она исполняет роль Ирины Аркадиной.

По поводу своей героини, балерина призналась, что не только хореографически, но и эмоционально этот образ очень отличается от женских партий, которые ей доводилось танцевать. "Были партии, где присутствует страстная любовь и жертвенность, очень много героинь, которых я играла, танцевала, там есть что-то, чего нет в этом мире. А вот как раз Аркадина похожа на сегодняшний день, и в ее отношении к жизни, и ее отношении к окружающим, ее отношении к себе самой", - считает Захарова. По ее выражению, "это такая независимая и при этом зависимая женщина, зависимая от театра актриса, зависимая от человека, который рядом с ней - от Тригорина".

"Этот образ был для меня сложен тем, что приходится преодолевать какое-то внутреннее состояние, трудно было понять ее. И в то же время было очень интересно работать над хореографией Посохова и над тем, что предлагал Александр Молочников. Образ рождался постепенно. Пока я поняла, что это женщина, которая ничего не хочет менять в жизни. Она не хочет замечать, что Тригорин, ее мужчина, в какой-то момент от нее отворачивается и увлекается другой девушкой, главное, чтобы ничего не происходило нового в ее жизни. Ее сын ее абсолютно не волнует. Это такой типаж женщин, которых можно встретить в наше время очень много. И таких мне не приходилось еще исполнять. С одной стороны, я с ней во многом не согласна, с другой стороны, мне очень жаль свою героиню. Мне хочется, чтобы зрители ее тоже пожалели", - поделилась балерина.

Исполнитель роли Тригорина танцовщик Артемий Беляков сделал акцент на технической стороне постановки. "В данной постановке каждому персонажу принадлежит свой стиль", - уверен артист. "Мой язык не авангарден, мой язык доступен. Если смотреть на это технически, то партия действительно очень сложная, насыщенная. Это заставляет артиста очень много работать. Но я с удовольствием участвую в балетах Посохова. Потому что в его постановках любые взаимоотношения, любые диалоги решены именно хореографическим языком. И на протяжении всего спектакля артисты всегда танцуют", - сказал Беляков.

Артем Овчаренко исполняет роль Треплева. "Я выступаю против своей мамы (Ирины Аркадиной), которая выходит во всем классическом, и для меня это чуждо, это рутина, а надо искать что-то новое, двигаться дальше. Константин Треплев в этом убежден. Он и хореограф, и режиссер, и поэт, и мечтатель, в нем все есть. При этом мне крайне непросто оправдать моего героя, но я это постараюсь сделать", - заявил артист.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 01, 2021 9:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070102
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Яна Жиляева
Заголовок| «Независимая зависимая женщина»: прима-балерина Большого Светлана Захарова — о новой роли и премьере «Чайки»
Где опубликовано| © Forbes
Дата публикации| 2021-07-01
Ссылка| https://www.forbes.ru/forbeslife/433487-nezavisimaya-zavisimaya-zhenshchina-prima-balerina-bolshogo-svetlana-zaharova-o
Аннотация| Премьера? ИНТЕРВЬЮ


Светлана Захарова Фото Сергея Карпухина / ТАСС

Сегодня в Большом театре — премьера балета «Чайка». Партию актрисы Ирины Аркадиной в постановке исполняет Светлана Захарова. Мы поговорили с прима-балериной о ее интерпретации новой роли и о том, чем женщины иногда жертвуют ради стабильности и комфорта

1 июля в Большом театре состоится премьера балета Ильи Демуцкого «Чайка». Хореограф-постановщик — Юрий Посохов. Режиссер спектакля — Александр Молочников. В роли Аркадиной — прима-балерина Светлана Захарова. Накануне премьеры Forbes Woman поговорил с Захаровой о том, почему Аркадина — героиня нашего времени.

— Светлана, почему вы — Аркадина? Чем вас привлекла эта роль?

— Когда хореограф Юрий Посохов предложил мне принять участие в его новой работе, постановке балета «Чайка», я, конечно же, моментально согласилась. Я люблю работать с Посоховым, у него особенное чувство танца, неповторимый хореографический стиль. Его балеты наполнены глубоким смыслом.

Посохов сразу сказал: «Будешь Аркадиной». Я не стала спорить. Хотя, конечно, перечитывая пьесу перед началом работы, видела себя Ниной Заречной. В ней есть надежда, жажда жизни, мечты, искренность, непосредственность, жертвенность, — столько разных эмоций и очень много красок.

Но Посохов всегда неожиданный в своем распределении партий. Как правило, он дает мне сложные роли, в которых я долго ищу образ и не сразу в него вживаюсь. Помню, во время постановки «Героя нашего времени» я видела себя Бэлой или Ундиной, а получила княжну Мери, что для меня было полной неожиданностью.

— Ваши героини в сюжетных постановках — и Маргарита Готье в «Даме с камелиями», и Жизель, и Анна Каренина, — жертвенные фигуры, отдавшие свои жизни за любовь. А вот Ирина Николаевна Аркадина — женщина рациональная, рассудочная, хорошо адаптированная к жизни. Можно сказать, обладает всем набором качеств, востребованных в современном обществе. Вы использовали какие-то знакомые вам истории и характеры при работе над ролью?

— Аркадина — совершенно новый для меня образ. Как только мы начали репетировать, стало понятно, что он не появится моментально. Я по-прежнему в поиске. Пока не пройдет премьера, вряд ли полностью прочувствую свою героиню. Репетиции в зале и спектакль на сцене, в костюмах, декорациях, — это очень разные ощущения и эмоции. Стоит надеть костюм, сделать прическу, как образ моментально находит себя.

Я не пыталась перенести чью-то жизненную историю на сцену. Даже не думала об этом. Хотя, конечно, Аркадина — гораздо более современный, понятный нам типаж, чем Анна Каренина или Маргарита Готье. Я бы назвала Аркадину «независимой зависимой женщиной». Она самодостаточна, сама себя обеспечивает, но при этом невероятно зависима от театра, поклонников, Тригорина. Она существует в своем особенном мире и не замечает ничего, что выходит за границы ее интересов. Таких незамечающих женщин мы и правда сегодня довольно часто видим вокруг себя. Это реакция самосохранения, когда ради комфорта, стабильности, своего социального статуса женщины выключают истинные чувства.

— Над спектаклем работает режиссер Александр Молочников. Зачем драматический режиссер в балете? Значит ли это, что вы как-то по особенному выстраиваете роль?

— Нет, в балете прежде всего роль создается танцем, пластикой движения. Основ балетного спектакля мы не меняем.

Работа с драматическими режиссерами — фирменный стиль хореографа Юрия Посохова. Впервые я с этим столкнулась, когда он ставил первый полноформатный балет в Большом, «Золушку». Тогда с нами работал режиссер Юрий Борисов. «Героя нашего времени» и «Нуреева» вместе с Посоховым ставил Кирилл Серебренников. Над «Чайкой» трудится Саша Молочников — режиссер молодой, очень увлеченный. Если Кирилл появлялся в театре за две недели до премьеры, когда мы из репетиционных залов уже выходили на сцену, помогая Посохову собрать все созданные фрагменты в единую ткань, то Молочников находится в зале буквально с первых репетиций. Мы так привыкли к его присутствию, что когда нет Саши, это даже кажется необычным.

Из-за того, что оба постановщика, и хореограф, и режиссер люди страстные, талантливые, репетиции временами напоминают электрозамыкание. Несколько раз было ощущение, что все, спектакля не будет. Искры летели во все стороны. А потом наступал следующий день, огонь гас, наступал мир. И оба — и хореограф, и режиссер — в репетиционном зале снова как ни в чем не бывало работали и прислушивались к идеям друг друга. Посохов просекает все дерзкие задумки режиссера и гармонично вплетает их в спектакль.

У балетного спектакля свои жесткие правила. Например, если режиссер предлагает показать очень быстро смену настроений Аркадиной: подумать об одном, потом о другом и принять совершенно неочевидное решение, — за секунды транслировать весь этот перепад эмоций на сцене Большого, отделенной от зрителей оркестровой ямой, не получится, это я точно знаю. А когда режиссер просит добавить или понизить градус эмоций, для меня это уже замечание, над которым я сразу начинаю думать и работать.

Но все же, должна сказать, что на мировой премьере «Чайки» встретились три очень талантливых человека: композитор Илья Демуцкий, хореограф Юрий Посохов, режиссер Александр Молочников — и это большая удача для всех.

— Насколько активно в процессе репетиций участвует композитор?

— Партитура дорабатывается одновременно с созданием хореографии. В репетиционных залах мы, как правило, работаем под фонограмму или рояль. Илья, конечно, больше присутствует на этапе оркестровых репетиций. Для Демуцкого очень важно, как звучит его музыка в зале.

— «Чайка» — хит московской театральной сцены. Балет Джона Ноймайера в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко, спектакли Оскара Коршуноваса и Константина Богомолова в МХТ им. Чехова. «Костик» Дмитрия Крымова в Театре Пушкина. Знаменитая «Чайка» Родиона Щедрина для Майи Плисецкой в Большом. Вы как-то на них ориентировались?

— Нет, и не пыталась. Наша «Чайка» совершенно иная.

— Это история про триумф Аркадиной?

— В редакции Большого театра, на мой взгляд, это скорее история несчастного юноши Константина Треплева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 01, 2021 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070103
Тема| Балет, РАМТ, "Летние балетные сезоны", Персоналии,
Автор| корр. ТАСС
Заголовок| В Москве открылись "Летние балетные сезоны"
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2021-07-01
Ссылка| https://tass.ru/kultura/11794495
Аннотация|

В этом году в репертуар "Сезонов" вошли 11 классических балетов, среди которых три балета на музыку Петра Чайковского - "Лебединое озеро", "Спящая красавица" и "Щелкунчик"

Юбилейные ХХ "Летние балетные сезоны" открываются в четверг в Москве на сцене Российского академического Молодежного театра (РАМТ), где по сложившейся традиции они продлятся в течение почти двух месяцев - вплоть до 22 августа. Об этом сообщили ТАСС в пресс-службе площадки.

"Летним балетным сезонам" исполняется 20 лет! Все это время они проходят в Российском академическом Молодежном театре (РАМТ), который расположен в самом центре Москвы на Театральной площади, рядом с Большим и Малым театрами. За годы своего существования проект стал одним из символов московского лета, а шедевры классического балетного репертуара в исполнении столичных, региональных и зарубежных трупп посмотрели более миллиона зрителей", - сказала собеседница агентства.

По ее словам, в этом году в репертуар "Сезонов" включены 11 классических балетов. Среди них три балета на музыку Петра Чайковского - "Лебединое озеро", "Спящая красавица" и "Щелкунчик", а также "Жизель" Адольфа Адана, "Дон Кихот" Людвига Минкуса, "Ромео и Джульетта" и "Золушка" Сергея Прокофьева и другие. Все постановки будут показаны в классических версиях отечественных хореографов.

Первым спектаклем XX "Летних балетных сезонов" по традиции станет главный русский балет - "Лебединое озеро" в классической хореографии Мариуса Петипа и Льва Иванова, который представят 1 июля.

"На сцену юбилейных "Сезонов" выйдут хореографические коллективы, основу репертуара которых составляет балетная классика. Это Национальный классический балет под руководством Анны Нехлюдовой, Русский классический театр балета под руководством Валентина Грищенко и Новый классический балет под руководством Михаила Михайлова", - перечислила представитель пресс-службы.

Она добавила, что в этом году спектакли на "Летних балетных сезонах" показывают не только в привычное вечернее время - в 19:00 мск, но и днем - в 12:00 мск.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 01, 2021 8:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070104
Тема| Балет, КНАТОБ им. Абая, Премьера, Персоналии, Арам Хачатурян, Вячеслав Окунев, Гульжан Туткибаева
Автор| Ляззат Кусаинова
Заголовок| Возрождая традиции
Где опубликовано| © "Новое поколение"
Дата публикации| 2021-07-01
Ссылка| https://www.np.kz/news.php?id=1373
Аннотация| Премьера

Казахский национальный академический театр оперы и балета имени Абая провел премьерный показ новой постановки легендарного балета Арама Хачатуряна “Спартак”

Новую сценографию подготовили балетмейстер-постановщик, народная артистка РК Гульжан Туткибаева и постановщик, народный художник России Вячеслав Окунев, дирижером-постановщиком выступил заслуженный деятель РК Ерболат Ахмедьяров. КазНАТОБ имени Абая именно так решил завершить 87-й театральный сезон.

Фракиец Спартак находится в плену вместе со своей супругой, не имея права на свободу, вынужден участвовать в гладиаторских боях. Но, согласитесь, кому придется по нраву жизнь без права на свободу, и он решает поднять восстание среди таких же подневольных людей. Его план пришелся по нраву остальным гладиаторам - и тут начинается народное восстание...



Премьера легендарного балета “Спартак” состоялась в далеком 1947 году при участии Заурбека Райбаева и лично автора, композитора Арама Хачатуряна. После чего произведение вошло в золотой репертуар культурного наследия театра.

- Музыка Арама Хачатуряна, которая полностью рисует действие всего спектакля, для меня считается легендарной! Музыка, с которой взяли пример и определенные темы такие композиторы, как Джон Уильямс и Ханс Циммер, для исторических фильмов Голливуда. Невозможно не влюбиться в музыку, когда она настолько прекрасна, монументальна и полна импрессии. И до сих пор “Спартак” считается одним из сложнейших балетных постановок как для оркестра, так и для артистов балета! Историческая версия Заурбека Райбаева - визитная карточка именно нашего театра, и, безусловно, для меня волнительно и большая честь дирижировать спектакль по партитуре, в которой написал свои ремарки и дирижировал в нашем театре сам Арам Хачатурян! - рассказал главный дирижер КазНАТОБ имени Абая, дирижер-постановщик, заслуженный деятель РК Ерболат Ахмедьяров.



Постановщик Вячеслав Окунев уже не в первый раз сотрудничает с КазНАТОБ имени Абая, и самое главное - всегда успешно. За всю творческую карьеру он организовал более 350 постановок. Долгое время наш герой сотрудничал с Мариинским театром. Там ему удалось поставить множество знаменитых произведений. Сейчас он является главным художником Михайловского театра. Неоднократно трудился и за рубежом: Королевский театр Глазго, Национальная опера Греции, Большой театр - Национальная опера (Варшава), Национальная опера Венгрии, Национальный театр Кореи (Сеул), Национальный театр Японии, Нью-Йорк Сити балет. Спектакли, оформленные Вячеславом Окуневым, шли на некоторых итальянских площадках: Ла Скала, Арена-ди-Верона, Оперный театр Кальяри.

За свою преданную работу он удостоился звания лауреата Государственных премий Молдовы, Беларуси, Казахстана. А в родной России, в Санкт-Петербурге, ему присвоили театральную премию “Золотой софит” за сценографию и костюмы к спектаклю “Скрипач на крыше” Льва Рахлина.

Хоть балет “Спартак” и считается “мужским балетом”, так как в нем множество сцен - баталий, сражений, битв и характерного мужского танца, но также в большинстве из них можно заметить, что характеры главных героев наполнены любви и страсти.



- Это новая постановка балета “Спартак”, ведь он не шел более 10 лет на сцене нашего театра, уже были утеряны какие-то нюансы мизансцен, устарели костюмы и декорации. А в новом “Спартаке” зритель увидел совершенно другое, обновленное - как сценическое оформление, так и образы героев, мы постарались сделать новое световое решение спектакля. Свет - это одна из ключевых составляющих того, что зритель видит на сцене. Художником-постановщиком выступает Вячеслав Окунев. Что же касается хореографии, то здесь мы решили сохранить хореографическое наследие нашего театра. Я думаю, что спектакль будет смотреться по-другому, ведь зрительское восприятие будет уже под другим углом - обновленная энергетика, объемные декорации, которые погружают в дух Римской империи, перформанс выглядит масштабно, объемно, грандиозно, - говорит балетмейстер-постановщик, народная артистка РК Гульжан Туткибаева.

Фото Талгата Галимова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 01, 2021 10:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070105
Тема| Балет, Хабаровский музыкальный театр, Премьера, Персоналии, Ольга Козорез, Руслан Антипинский
Автор| Юрий Вязанкин
Заголовок| Хабаровчанам показали балет под героическую симфонию
Где опубликовано| © "Молодой Дальневосточник"
Дата публикации| 2021-07-01
Ссылка| https://khabarovsk.md/news/22242-habarovchanam-pokazali-balet-pod-geroicheskuju-simfoniju.html
Аннотация| Премьера



В юбилейный, 95-й сезон театр представил премьеру мирового масштаба

Война словно вросла в нашу плоть. Память о сороковых похожа на клеточную память, словно вместе с молоком матери передается она нам.

Дело здесь не в истории. Это всего лишь наука, всего лишь сухие факты. Разве они в какой-то мере отражают боль от смертей любимых людей – мужей, жен, матерей, отцов, дочерей, сыновей? Она, конечно, притупилась, порой кажется, что все забылось и разгладились складки на траурных одеждах, но почему комок подкатывает к горлу, когда на 9 Мая повторяют «Журавлей» Марка Бернеса?

Разве эти сухие факты хоть в какой-то мере могут передать страшный голод военного времени? Уже четвертое поколение запасается консервами на «черный день», и эта страсть непреодолима, этот ужас - на генетическом уровне.

Разве можно это переписать? Пока жив хоть один потомок тех, кто участвовал в кровавой мясорубке, это невозможно. И если говорить о звуке войны, это не победные марши, это хруст человеческих костей под гусеницами танков. А пахнет война не порохом победителей, а кровью и землей.

До сих пор находят останки павших в боях с захватчиками, и кажется, что это никогда не закончится. Любое обращение к теме войны становится знаковым. Любое прочтение произведений о войне рождает эмоции.

Ленинградская симфония

То, что Хабаровский музыкальный театр ставит балет, не было сенсацией. В театре есть талантливые танцовщики, более того, уже есть опыт балетных спектаклей. А вот то, что театр взялся за балет на музыку Шостаковича, и не просто музыку, а симфонию № 7 «Ленинградскую»!



- Мы - такие смелые и наглые, что взялись за столь великое произведение, - рассказала в преддверии спектакля Ольга Козорез, режиссер-постановщик, балетмейстер. - Я с этим живу уже год, и чем больше слушаю, тем больше понимаю, что это просто гениальная музыка, которая вынимает из тебя душу и сердце.

Музыка Шостаковича удивительно современна, удивительно актуальна. Композитор словно был провидцем, в его музыке скрыты такие демоны, такие силы, что порой страшно. В ней такая нечеловеческая любовь, что даже эти демоны проникаются ею.

Это, конечно, наглость - исполнить все четыре части симфонии! Это, конечно же, смелость! Выйти из зоны комфорта, из привычных для оперетты ритмических рисунков и не утонуть в шостаковической гениальности.

- Любая симфония - это не сюжетное произведение. У него нет четкой драматургии. Я попробовала поставить балет на все четыре части и надеюсь, что зритель поймает суть, - считает Ольга Козорез.

Началось все с идеи. О балете сначала мечталось, идея вынашивалась несколько лет, ее даже утверждали на художественном совете театра, а потом почему-то работа откладывалась. И вот, совершенно неожиданно Наталья Сыздыкова, художник по костюмам, стала создавать эскизы костюмов. Позвонили Ольге и сказали: «Начинай!»

- Эту работу не хочется ни доделать, ни переделать, - рассказала Наталья Сыздыкова. - Много пришлось изучать. Начиная от параметров «Тигра» и заканчивая устройством разных бомб. Это все скрыто присутствует в спектакле.

В спектакле ничего этого зримо не присутствует, все минималистически сдержанно - краски, детали. Главное - музыка и хореографический рисунок. Ничего не должно отвлекать зрителя. Собственно, музыка на переднем плане, там главные мысли и эмоции.



Одиннадцать новелл в балете

- Они идут по синхронизации блокады, - пояснила Ольга Козорез. - Спектакль я ставила про людей и думала, что подвиг в блокадном Ленинграде - это просто жить.

Постановка не давалась легко. Это закономерно. Шостакович не прост. Было такое, когда у Ольги Козорез буквально опускались руки. Она приходила на репетицию и предлагала закончить с экспериментом. Но танцовщики не дали сдаться, не дали пойти на поводу у уныния, чуть ли не бунтовали: «Нет уж, Ольга Анатольевна, давайте делать».

Рассказывать балет, как и рассказывать музыку, тем более Дмитрия Шостаковича, дело неблагодарное.

Оркестр

Пять лет назад и представить было невозможно, что на сцене Музыкального театра будет балет, поставленный на музыку Дмитрия Шостаковича. Не под фонограмму, а исполненную оркестром театра. Руслан Антипинский совершил своего рода подвиг. Из коллектива, сидящего в оркестровой яме, аккомпаниатора звездам сцены, Руслан создал коллектив самодостаточный, собирающий аншлаги, могущий играть мощно, эмоционально.

Это было уже понятно во время концерта со звездами Teatro alla Scala, это получило подтверждение в блистательной концертной программе «От Баха до ABBA», и теперь безусловный успех был закреплен «Ленинградской симфонией».

- Основная сложность - это, конечно, инструментарий. У Шостаковича симфонию исполняет расширенный состав оркестра. Это, например, контрафагот, флейта пикколо, там-там, которых в театральном оркестре просто нет. Но мы постарались сделать так, чтобы даже профессиональный слушатель этого максимально не заметил, - рассказал Руслан Антипинский.



Для усиления была приглашена духовая секция - музыканты из военных оркестров. Такая практика для Хабаровска, как и для России, не новая. Для важных выступлений оркестры усиливают свои составы из других коллективов, ведь все делается для зрителя, для слушателя, он - главное действующее лицо.

В финале балета оркестр вышел из оркестровой ямы. Выход был постепенный, буквально по музыканту, при этом музыка не прерывалась. В этом была великая правда, заключенная и в музыке Дмитрия Шостаковича. На экран проецировались записи хореографических сцен, а на сцене царил оркестр, царила музыка.

Кто-то из зрителей на новелле «Голод» заплакал, кто-то ближе к концу балета. А в финале казалось, что весь зал чувствовал и боль, и восхищение перед подвигом, и огромную радость Победы.


Фото пресс-службы Хабаровского музыкального театра

Ранее ни одному из театров мира не удавалось поставить хореографию на всю Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича целиком. В постановках использовалась только первая часть произведения. Напомним, Седьмая симфония Шостаковича, была исполнена в Ленинградской филармонии в августе 1942 года, в самый разгар блокады города-героя. Она стала музыкальным символом несгибаемого мужества и героизма жителей и защитников Ленинграда.

«Ленинградская симфония» – бессюжетный балет, состоящий из хореографических авторских новелл. Балетмейстер-постановщик — заслуженный работник культуры России и лауреат премии Правительства России Ольга Козорез. Музыкальный руководитель и дирижёр-постановщик – лауреат премии губернатора Хабаровского края в области театрального искусства Руслан Антипинский. Художник по костюмам – заслуженный художник Хабаровского края, лауреат премии губернатора Хабаровского края в области театрального искусства Наталья Сыздыкова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 01, 2021 10:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070106
Тема| Балет, Театр им. Н. И. Сац, Премьера, Персоналии, Шуман, Кирилл Симонов
Автор| Владимир Зисман
Заголовок| "Карнавал" для взрослых и детей
Где опубликовано| © «РЕВИЗОР.РУ»
Дата публикации| 2021-07-01
Ссылка| http://www.rewizor.ru/theatre/catalog/teatr-im-natalii-sats/karnaval/stati/karnaval-dlya-vzroslyh-i-detey/
Аннотация| Премьера

На Малой сцене театра им. Н. И. Сац Кирилл Симонов поставил балет-диптих о людях и животных.


Фото: Елена Лапина

Как сейчас частенько говорят "кризис - это не катастрофа, а шанс". Понятно, что говорят это не от хорошей жизни, а просто для того, чтобы не произносить лишний раз слово катастрофа. Но в некоторых случаях этот слоган неплохо работает.

Театр им. Сац под руководством Георгия Исаакяна и в лучшие времена исключительно точно оказывался на гребне волны времён не хуже мастера-серфингиста – премьеры последних лет тому пример, особенно целый пласт опер, которые сами по себе стали философским вопросом на тему "что есть опера" и "что есть музыка". Я имею в виду постановки опер Эмилио де Кавальери, Клаудио Монтеверди и Владимира Мартынова.

Теперь же, когда театр оказался зажат меж двух серьёзных испытаний – капитальным ремонтом и эпидемией, вопрос оказался виртуозно решён серией новых постановок, с помощью которых обе чрезвычайно серьёзные проблемы как бы взаимно компенсируют друг друга. Спектакли по своему смыслу не имеют никакого тематического отношения ни к ковиду, ни к ремонту, но, тем не менее вписываются в заданные жизнью достаточно жёсткие рамки, благо пространственные особенности архитектуры и устройства самого театра позволяют это сделать. Я имею в виду Малую сцену и пространство живописного цеха, в которое была вписана сценография оперы В. Мартынова "Упражнения и танцы Гвидо".

Уже в "наши нелёгкие времена" с учётом новых специфических обстоятельств была поставлена опера Ф. Гласса "Жестокие дети". И вот новая премьера – изысканный, многоуровневый и во многом неожиданный спектакль-балет "Карнавал", поставленный на музыку "Карнавала животных" К. Сен-Санса и "Карнавала" Р. Шумана.

Внешне и чисто формально идея хореографа-постановщика Кирилла Симонова и сценографа Филиппа Виноградова достаточно прямолинейна и очевидна – "в очередной раз показать схожесть двух миров – мира людей и мира животных", как сформулировал задачу сам хореограф. Но, как часто бывает в подобных случаях, смыслов, идей и творческих задач оказалось гораздо больше и результат в итоге выглядит гораздо шире и интереснее.

Точкой отсчёта для этого балетного диптиха, естественно, стала музыка Сен-Санса и Шумана, она задала и форму спектакля, его временную размерность, внутренний ритм (каждое из произведений состоит из миниатюр и имеет продолжительность в пределах получаса), и характер самой хореографии, её языка, и даже такую очень странную штуку, как возрастную адресность самой постановки.

Последнее, кстати, создаёт очень странное впечатление, потому что если "Карнавал животных" обращён в первую очередь к самым маленьким – это, в первую очередь нарратив, прочитанный в стиле Николая Дроздова в передачах о животных, то истории, рассказанные в во второй, "шумановской" половине спектакля – это абсолютно взрослые истории о взрослых проблемах.

Впрочем, создатели спектакля подстраховались, поставили метку 16+ и таким образом оставили детей без мира животных. Что, на самом деле, очень жаль, потому что все эти твари очень хороши, живописны и харáктерны (художник по костюмам Валентина Останькович сделала не только яркие и "многодетальные" костюмы, но и сохранила в их элементах и смыслах связь между половинками диптиха – миром животных и миром людей).

Сценография и балет в этом спектакле совершенно неотделимы друг от друга. Рабочая зона спектакля, если можно так выразиться, представляет собой куб, которого две грани прозрачны, сделаны из стекла, они и разделяют действующих лиц и зрителя. В качестве аналогии ближе всего будет океанариум, за стеклом которого происходят абсолютно реальные события, которые ты можешь наблюдать очень даже близко, но повлиять на которые совершенно не в состоянии.

Кстати, подобное сценическое решение предполагает сразу несколько любопытных побочных эффектов. Во-первых, это уже не стандартная сцена с одной лишь фронтальной рабочей плоскостью, обращённой к зрителю. Здесь зрительные ряды расположены вдоль двух перпендикулярных граней, и у хореографа и постановщика появляются проблемы, более знакомые скульпторам, связанные с особенностями восприятия с разных точек.

Во-вторых, балетное действие происходит фактически на расстоянии вытянутой руки от зрителя, а из этого следует то, что лицо артиста балета является уже не маской, на которой крупными мазками нанесены губы и ресницы, а становится основой, инструментом актёрской игры. В той части балета, которая состоит из драматических миниатюр, это очень существенная часть сценического действа и, надо сказать, артисты балета решают эту проблему, более знакомую оперным певцам, совершенно блистательно. Такое своеобразное камерное и одновременно действие "за стеклом" вызывает в памяти ассоциации с кинематографом, иной раз с "Шербурскими зонтиками", иной раз с "Балом" Этторе Скола.

"Карнавал животных" - это красочный детский просветительский спектакль-утренник, где все животные находятся в своей среде обитания, поскольку на заднике сцены появляются то картины саванны, когда перед нами Лев или Пантера, то антарктические льды, когда перед нами забавные пингвины, которые синхронно закончили номер характерным указующим ленинским жестом и сами удалились в этом направлении, удивительного разнообразия птицы на фоне изображений джунглей, ослы в офисных костюмах в смешной, вполне законченной миниатюре, в приятном для зрителя отражении его собственных представлений о мире. (Видеоряд – Пётр Вознесенский, но надо заметить, что здесь он лишь разогревается, его видео во второй части становится уже не просто иллюстрацией, а полноценным участником происходящего. С драматизмом, юмором и множеством тонких и любопытных деталей).

Неожиданным и ярким оказался Лебедь, поскольку посетители театра более знакомы с фокинским "Умирающим лебедем", чем даже с биологически натуральной птицей. Поэтому вполне брутальный Лебедь-самец К. Симонова в исполнении Ивана Титова (30 июня), несколько озадачил зрителя, привыкшему к тому, что лебедь, во-первых, умирающий, а во-вторых, что он Анна Павлова или Майя Плисецкая.

И вот, в тот момент, когда внимание хореографа переключается на мир людей и музыку Шумана и ты начинаешь думать, что всё самое интересное уже позади (потому что в душе ты ребёнок и тебе эти обезьяны и рыбки очень интересны), выясняется, что ты уже и взрослый тоже и всё это описание человеческих типов и людских страстей тебе тоже интересно. И некоторую снисходительную иронию Ф. Виноградова и К. Симонова в отношении людей поддерживает и Р. Шуман, потому что его несколько, как бы это поделикатнее сформулировать, пошловатая (ну, извините) музыка удивительно органично поддерживает и уровень офисного драматизма в пространстве между кулером и любопытствующим офисным же планктоном, и драмы за столиками в кафе, миниатюры официанток и синхронисток (которые изумительно рифмуются с рыбками из первой половины спектакля), а душевная трагедия дамы под "Киаррину" Шумана – это уже просто находится ровно посередине между чеховской "Дамой с собачкой" и бессмертной "Очи чёрные"…

И при этом сказочные находки – и капли дождя на стекле, за которым и происходят все эти трагедии, и сцена в поезде, когда на уровне образа изумительно отработана фортепианная фактура "Узнавания", и, конечно же, образ полупарализованного полусумасшедшего в полусумасшедшем доме, где и врачи такие, и трансляция футбольного матча на экране показывает, что жизнь-то одинаковая – что в дурдоме, что на экране, а на соседней виртуальной стене такой же виртуальный секундомер отсчитывает время этой миниатюры, за время которой происходит масса событий, а продолжается-то всё это чуть больше минуты.

А в конце, в финальном марше Давидсбюндлеров этот же персонаж пусть и ненадолго, благодаря музыке обретает крылья, когда спустившийся на тросах рояль становится вдруг инструментом выхода в иное, полноценное состояние. И эта, может, излишне пафосная сцена, достаточно органично замыкает форму всего спектакля.

Спектакль идёт под фонограмму. Музыку К. Сен-Санса исполняет ансамбль солистов оркестра под управлением Константина Хватынца.
А "Карнавал" Р. Шумана записан концертмейстером театра, лауреатом всероссийского и международного конкурсов Дарьей Смирновой. Это замечательно, когда театральному концертмейстеру доводится играть не только на разогреве у балета в классах или аккомпанировать "Застольную", а исполнить и записать шумановский фортепианный цикл.

Впрочем, работа пианистов в "Жестоких детях" Филипа Гласса – тоже мало не покажется. Так что можно сказать, что им повезло.

Получился странный, трогательный и трепетный балетный спектакль. И уже деформированное новым стилем жизни подсознание зрителя фиксирует антиэпидемиологическое значение стекла, которое закрывает от опасного внешнего мира не только артистов балета, но и тот хрупкий мир, который существует там, за этим стеклом, где за столиками кафе в чистом от эпидемий мире развиваются естественные человеческие драмы вокруг естественных человеческих проблем любви.

И когда внутри сценического пространства гаснет свет, стекло вновь начинает отражать лишь лица зрителей в масках, и мы вновь возвращаемся из мира романтики в наш мир масок, перчаток, ПЦР-тестов и QR кодов.

==========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 02, 2021 12:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070201
Тема| Балет, Красноярский театр оперы и балета имени Д. А. Хворостовского, Персоналии, Алёна Ковалёва, Денис Родькин
Автор| корр.
Заголовок| Солисты Большого театра на красноярской сцене
Где опубликовано| © Сибирское Агентство Новостей
Дата публикации| 2021-07-02
Ссылка| https://krsk.sibnovosti.ru/society/394558-solisty-bolshogo-teatra-na-krasnoyarskoy-stsene
Аннотация|

В Красноярский театр оперы и балета имени Д. А. Хворостовского приехали звёзды Большого тетра. 1 июля жители города увидели на сцене красноярскую балетную труппу театра совместно с ведущими солистами Большого театра. Они показали известный балет «Раймонда» — балет в двух актах с использованием хореографии Мариуса Петипа в редакции Юрия Григоровича. Романтический сюжет балета навеян средневековыми легендами о девушке, ожидающей из рыцарского похода своего возлюбленного.



В рамках пресс-конференции, посвящённой гастролям солистов Большого театра в Красноярске, ведущая солистка Большого театра Алёна Ковалёва и премьер Денис Родькин ответили на вопросы журналистов.

Денис Родькин родился в Москве. В 2009 году окончил хореографическое училище при Московском государственном академическом театре танца «Гжель». Был принят в балетную труппу Большого театра. В 2013 году окончил педагогический факультет Московской государственной академии хореографии. Он сыграл более пятидесяти партий в классических и современных балетах. В 2004 году был удостоен приза журнала «Балет» «Душа танца» (номинация «Восходящая звезда»), в 2016 году — премии им. Олега Янковского «Творческое открытие» сезона 2015-16. В 2017 назван лучшим танцовщиком года (2016-го) итальянским журналом «DANZA & DANZA», удостоен приза Международной ассоциации деятелей хореографии «Benois de la Danse» за исполнение партии Солора в балете «Баядерка». В 2018 году получил премию президента РФ для молодых деятелей культуры.

Денис Родькин о любимых и родных местах Красноярского края

— Денис, вы хотели бы попробовать себя в качестве балетмейстера? Поставить свой балет?


— Балетмейстером нужно родиться, научиться, я считаю этому невозможно. Это талант от Бога.

— Ещё рано, но вдруг вы уже задумывались над тем, чем будете заниматься после балета?

— Я, честно, не знаю. Пока не загадываю то, чем я буду заниматься после завершения карьеры.

— Как вы рассказывали ранее, Красноярский край для вас не чужой. Какое место стало любимым?

— Мой дедушка жил в деревне под Минусинском. Он — ветеран Великой Отечественной войны, герой Социалистического труда. К большому сожалению, не дожил до того времени, когда я стал премьером в Большом театре. Помню, гордился мной. И когда выходили небольшие статьи в газете «Московский Комсомолец», где была бы упомянута моя фамилия, он её обводил фломастером. Самое любимое место в Красноярском крае, конечно, тайга, потому что там чистейший воздух.

— Стать премьером Большого театра мечтает каждый артист балета. У вас изначально была такая цель, мечта?

— Цели не было стать именно премьером Большого театра. Я вообще, когда попал в Большой, не думал, что стану даже солистом. Просто так сложилась жизнь, увидели во мне талант. Сначала я начал танцевать в кордебалете, потом мне доверили маленькую сольную роль, потом больше, больше… начались ведущие роли. Так я стал премьером Большого театра.




Алёна Ковалёва родилась в Санкт-Петербурге. В 2016 году с отличием окончила петербургскую Академию русского балета им. А.Я. Вагановой и была принята в балетную труппу Большого театра. За всё время исполнила порядка тридцати сольных и ведущих партий в спектаклях классической и современной хореографии. В 2018 году была удостоена учреждённого журналом «Балет» приза «Душа танца» (номинация «Восходящая звезда»), в 2020 году — премии Леонида Мясина (Позитано) в категории «Танцовщица года, появившаяся на международной сцене».

Алёна Ковалёва: «Особое место в сердце занимает Раймонда»

— Алёна, кроме репетиций успели ли вы посмотреть Красноярск?


— После перелёта и с переходом по времени в четыре часа, было не так просто адаптироваться. Пока что, скорее, успела лишь отдохнуть. Конечно, прошлась немного по городу. Дошла до часовни, парка, оттуда открывается потрясающий вид — прекрасное зрелище и атмосфера замечательная.

— У вас есть любимая роль?

— Особое место в моём сердце занимает Раймонда.

— Что вам ближе: классика, современный танец?

— Я считаю, что балетный артист в наше время должен совмещать в себе и классическую и современную хореографию, так как в сейчас невозможно заниматься только классикой. Настолько быстро развивается мир и мир балета, в частности! Каждый год в театре появляются новые постановки, приезжают новые хореографы. Нужно успевать идти в ногу со временем, двигаться вперёд, пробовать себя в разных стилях.

— Расскажите, пожалуйста, как вы питаетесь, ведь балерина — это всегда стройная девушка, с тонкой талией.

— Питание всегда зависит от нагрузок и занятости в театре. Бывает, когда сильные подготовки к той или иной премьере, не успеваешь в течение дня даже сделать перерыв, чтобы поесть. Конечно, безусловно, я считаю, что за своим питанием нужно следить не только артистам балета, но и любому человеку, желающему иметь здоровый организм, здоровое тело. Важно давать себе отчёт, что именно ты ешь и когда, так, чтобы питание было сбалансированным и не наносило бы вреда организму.



После, нам удалось побывать на генеральном прогоне балета «Раймонда». Это один из самых красочных, зрелищных спектаклей балетного репертуара! Алёна Ковалёва и Денис Родькин, впрочем, как и вся труппа блистали во всей красе. Красота и сложность хореографии, великолепие декораций, костюмов и света, редкая по красоте и гармонии, профессионально исполненная музыка. Балет получился действительно грандиозным.

Фото: Театр оперы и балета имени Д. А. Хворостовского
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 02, 2021 1:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070203
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Олеся Новикова
Автор| Александра Бойков
Заголовок| "Танцуют не звания": новая прима Мариинки покоряет зрителей
Где опубликовано| © "Деловой Петербург"
Дата публикации| 2021-07-02
Ссылка| https://www.dp.ru/a/2021/07/02/JA_sovershenno_spokojno_o
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В Мариинском театре 20 июня случилось выдающееся событие. Олеся Новикова получила звание примы–балерины после исполнения спектакля "Раймонда".

Последний раз новая прима была объявлена 6 лет назад, в 2015 году. "ДП" узнал у балерины, изменилась ли её жизнь после нового титула и о чём ещё можно мечтать, когда достиг всего.


Фото: Мариинский театр

Поздравляем с невероятным событием — верхней ступенькой иерархии балета Мариинского театра. Какие были ваши ощущения во время объявления вас примой?

— Впечатления были смазанные, так как я не танцевала "Раймонду" 4,5 года, и в первую очередь я очень переживала, как всё прошло. Уже позже я начала только понимать, что произошло что–то необыкновенное. И сейчас думаю, что со стороны это было феерично и можно самой себе завидовать.

То есть в тот момент вы думали больше про спектакль, чем про то, что стали примой?

— Да, конечно. Но плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Надо сказать, что я совершенно спокойно отношусь к званиям. Я считаю, что не они танцуют.

Мне было приятно, что в этот вечер в театре присутствовала моя мама, которая давно не ходила на спектакли. А также была мой первый педагог из Академии Вагановой Мария Александровна Гришанова. И это было символично и очень круто на тот момент.

Вы 19 лет в труппе, давно танцуете весь балеринский репертуар. Почему признание от руководства театра приходило так долго?

— Я не знаю почему. Но руководство на самом деле лучше всех нас знает распределение сил в труппе. Но если так, то так.

Вас давно называют "прима зрительских сердец". Москвичи ездят "сапсанами" на ваше выступление. Вы знаете об этом титуле?

— Да, я слышала такое. (Улыбается.)

Что важнее: любовь зрителя или признание руководства?

— Я думаю, всем творческим людям приятно и то, и другое. Либо одного будет недоставать. Либо второе хочется получить. По сути это признание твоего таланта на всех уровнях. Любому человеку приятна похвала стороннего человека. А танцовщикам она просто необходима. Без неё невозможно работать.

Уже десять дней вы в статусе примы. Что–то изменилось существенно?

— Меня очень много поздравляют. Даже когда я была за городом, меня там узнали и поздравили. Феерия продолжается. Но чтобы сказать о каких–то сдвигах в театре, такого пока нет. Я даже не знаю, что мне это даёт. (Смеётся.)

Единственное, что моя фотография на сайте театра теперь открывается на другой ступенечке. И появилось чувство, что ответственности стало больше. Что меня теперь тревожит, так это оправдать доверие руководства.

Неоднократно слышала о вас, что ваше сердце целиком и полностью принадлежит труппе именно Мариинского театра. Чем Мариинский для вас особенный?

— Это не рассказать, сердце понимает, что оно твоё, и всё. И никуда не деться. Я безумно люблю спектакли, которые идут на Мариинской сцене, и понимаю, что нигде такого не будет никогда. Для меня это высший Эверест в балетном мире, и терять его не хотелось бы.

Ваш репертуар, за исключением, пожалуй, "Парка", — это сплошь классика. Нет ли желания поработать с кем–то из современных хореографов?

— Нет, я совершенно любитель в этой области. У меня не получается это исполнять. Как говорится, "не мой костюмчик". Там тело ведёт себя совсем по–другому, характер не мой. Не чувствую я такую свободу, которая должна быть. Хотя смотреть очень люблю. Как зрителю мне очень нравится, наравне с классическими спектаклями.

Как вы оцениваете загруженность в театре? У театра три сцены. С одной стороны, есть артисты, которые по несколько спектаклей в день танцуют. С другой стороны, бывает так, что годами ждут возвращения к одной роли. Как у вас?

— Это кордебалет работает и пашет. А у солистов есть недогруженность. Мы работаем в разы меньше, и хотелось бы больше.

Бывают обратные ситуации, когда долго нет спектаклей, а потом идут подряд. И такого тоже хотелось бы избежать. Но это большая работа руководства театра, которое должно правильно размечать поле для деятельности танцовщиков.

Есть ли какие–то партии в Мариинском, которые вы не станцевали, но хотели бы?

— Из того, что мечталось, я перетанцевала всё, что даже и не думала. А из несбывшихся — у меня всегда была мечта станцевать "Красную Жизель" Бориса Эйфмана. Но так как я совершенно не Красная Жизель и не танцовщица Эйфмана — это моя неосуществимая мечта с налётом лёгкой светлой грусти.

Может быть, есть ещё самые смелые балетные мечты?

— Я бы хотела станцевать спектакль МакМиллана "Ромео и Джульетта".

Была ли какая–то очень долгожданная роль, которую вы в Мариинском хотели и получили?

— Я ждала сейчас как раз "Раймонду" 4,5 года. Очень хотела её станцевать и просила руководство, чтобы мне дали такую возможность. Но вообще и "Баядерку", и "Лебединое озеро" можно отнести к долгожданным.

Вы одна из немногих артисток Мариинского, у кого нет аккаунта в Instagram. Почему так?

— Раньше у меня была страница, я выкладывала там фотографии небалетные. Но потом я забыла пароль. Но иногда я после спектакля захожу через аккаунт Леонида (Леонид Сарафанов — муж Олеси Новиковой и премьер Михайловского театра. — Ред.) и смотрю записи, которые выкладывают зрители.

Мне важно посмотреть, как это было. Ещё у моей мамы есть "ВКонтакте" страница, и она мне иногда даёт почитать там отзывы на спектакли.

Вы мать троих детей и теперь одновременно прима–балерина. Как получается сочетать работу и дом?

— Мы работаем меньше, чем артисты кордебалета. Им, конечно, тяжело, потому что они весь день в театре и не видят детей. У нас работы меньше, поэтому всё успеваю.

Дети любят ходить на ваши спектакли?

— Нет, они очень шумливые, не высиживают. У меня только старший ходил именно на меня смотреть.

Два других — это жгучая смесь. Их вообще никуда нельзя в общественное место вдвоём водить. Поэтому они пока без этого опыта.

Но гордятся, когда проходят мимо театра. Одноклассникам рассказывают, что у родителей работа экзотическая.

Старший пошёл учиться в академию. Но пока тяжело что–то говорить наперёд. Учатся многие, а свою нишу занимают только единицы.

Никогда не знаешь, у кого что получится в балете. Я никогда не считала высшей целью звание примы. Мне просто всегда хотелось быть чуть–чуть лучше себя самой. Но педагог нас правильными примерами воспитывала. И это подстёгивало, и хотелось становиться лучше.

Сможете назвать кого–то, кого вы для себя ставили в пример?

— Диана Вишнёва. Этот человек раздвинул рамки возможного в балете.

То есть вы теперь с ней стали одного ранга?

— Получается, что да. Но ранг один, а высоты разные. И я очень хорошо это понимаю. Есть люди, а есть сверхчеловеки. Диана Викторовна — сверхчеловек.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 03, 2021 9:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070301
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Виктория Терешкина
Автор| Ольга Угарова
Заголовок| Виктория Терешкина – Дарья Ионова
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2021-07-02
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/viktorija-tereshkina-darja-ionova/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Прима-балерина Мариинского театра Виктория Терешкина отмечает двадцатилетие творческой деятельности на родной сцене. La Personne отказались от жанра «биография» и предложили поговорить с народной артисткой молодой балерине Дарье Ионовой: она присоединилась к труппе три года назад. Они обе выпускницы легендарной Вагановской академии, а свой путь когда-то Виктория тоже начинала с кордебалета. Нам показалась интересной эта связь поколений. Учеба, профессия, преодоление, судьба и страхи – какие темы поднимет Дарья в своих вопросах и как на них ответит Виктория с высоты своего опыта, читайте в нашем интервью.

Виктория, вы знаете: я даже не верю своему счастью, что могу так просто с вами поговорить. Когда меня только взяли в театр, я боялась даже на вас смотреть в классе.

Серьезно?! Какой кошмар! (смеется). Но я тебя хорошо понимаю: когда я сама только пришла в Мариинский театр, а в зал заходила Диана Вишнева или Светлана Захарова, мы все сразу буквально застывали от их присутствия. Тем более, скажи честно: у меня грозный вид по началу?

Да (улыбается).

Вот видишь: такой парадокс, хотя я достаточно контактный человек и люблю чувствовать себя частью коллектива, а не существовать как-то во вне и отстраняться из-за своего статуса примы или народной артистки. Мне, наоборот, нравится общаться со всеми и, конечно, с артистами кордебалета, которых я вижу большими трудягами. Кстати, даже не знаю, смогла бы ли я сама работать в таком объеме, когда начинала с этой ступени: сейчас нагрузки колоссально возросли.

И все равно мой страх не помешал мне практически прыгать от счастья, когда меня поставили в состав «Лебединого озера» с вами.

В эпизод «Большие лебеди»?

Нет – в кордебалет (смеется)! Но это был просто праздник – оказаться с вами на одной сцене! А когда я была в «Попугаях» в «Баядерке» и сидела у вас за спиной в сцене танца со змеей, то плакала от вашего исполнения. Как вам удается так входить в образ?

Ты знаешь, для меня очень важно сохранить эмоции и не выплеснуть их полностью до спектакля. Те вещи, которые уже сделаны и станцованы, я даже стараюсь много не репетировать, особенно роли, где есть острая драма. Есть определенная опасность, что роль потеряет свою естественность, а я хочу, чтобы было все органично. Например, когда я готовлю Фригию к «Спартаку» или Анну Каренину, то там я стремлюсь вытащить все слезы, поэтому «экономлю» их до выхода на сцену: боюсь, что к спектаклю ничего не останется.

А вы любите поплакать?

Я не плакса в жизни. А вот после того, как опустится занавес, часто хочется еще и доплакать остатки слез, которые не успела выплакать. И после уже выхожу на поклон.

При таких эмоциях как вы засыпаете?

С большим трудом – и после каждого спектакля. Сначала укладываю дочку Миладу, потом долго расставляю цветы в вазах, после – душ почти полчаса. Но, честно говоря, накануне тоже спится плохо: голова все время прокручивает порядок.

Когда заканчиваешь Академию, приходят приглашения от разных театров. Куда вас звали?

Для меня мечтой был только Мариинский, и позвали именно сюда. Причем на выпускном мой педагог Марина Александровна Васильева была мной недовольна, а вот на просмотре уже похвалила, сказав, что я показала все свои возможности. Нас почему-то напугали, что возьмут только двух выпускников, а пригласили 12 человек. В самом театре Махар Хасанович Вазиев предупредил: если вы и танцевали соло на экзаменах, то теперь вы одни из всех, поэтому начинать надо с кордебалета. Помню, когда меня поставили во вторую линию кордебалета, я так гордилась – будто Одетту танцую (улыбается).

Вас когда-нибудь посещало отчаяние, что вы навсегда останетесь в кордебалете?

Я довольно быстро начала танцевать какие-то вариации и вставные номера, а во втором сезоне уже приготовила Одетту-Одиллию: дебют «Лебединого озера» у меня был в Лондоне, а дома на этом же спектакле случилась сложная травма. Восстановившись, я станцевала «Раймонду». На третьем сезоне кордебалета у меня уже практически не было. По тем временам это были сумасшедшие скорости роста, и я знаю, многие удивлялись, почему мне рано дают большие партии. Но как только начинаешь так быстро шагать, сразу охватывает страх, ведь в сольных партиях, а тем более в знаковых, ответственность колоссальная. Меня действительно периодически посещали мысли о том, чтобы остаться в кордебалете, где все спокойнее в этом плане. Но бояться не надо – нужно идти вперед. Вообще, не надо примерять все на себя – у каждого свой путь: у кого-то он стремительный, а кто-то пробирается через тернии. Главное – следовать себе!

Вы верите в судьбу?

Да! Вспомнить хотя бы поступление в Академию Вагановой. Когда я еще жила и училась в хореографическом училище в родном Красноярске, мы участвовали во всевозможных конкурсах, в том числе и в Vaganova-Prix. После него меня и пригласил ректор на улицу Росси, но я отказалась. Переехала только в 16 лет! И то, все случилось неожиданно! Мой педагог уехал из Красноярска, и я просто оставалась без наставника. Так бы я никогда не решилась. Представляешь, уже перебравшись в Петербург и пройдя просмотр, я сидела и плакала, что надо оставаться.

А я плакала, когда меня не брали три раза (смеется)!

Ты столько раз поступала?

Да! Взяли только с четвертого – мне было 19 лет. Но я вытянула выигрышный билет: Николай Максимович Цискаридзе определил меня сразу в класс к Людмиле Валентиновне Ковалевой. Я старалась максимально впитывать все и даже больше от великого педагога. Хотя меня взяли на испытательный срок, госэкзамены я сдала на пять, а на третьем курсе вообще случилось чудо: Юрий Валерьевич Фатеев (и.о. художественного руководителя балетной труппы Мариинского театра — прим. ред.) пригласил репетировать «Аполлона» Баланчина, а потом – и в труппу.

Даша, ты образец преодоления, желания и труда. Конечно, я тоже работала с четырех лет, но так складывалось, что меня, скажем, всегда ставили по центру и дарили максимальное внимание. Сложно представить, сколько силы воли нужно, чтобы идти к своей мечте, когда ничего этого нет. Ты правильно делала, что не отчаивалась!

Спасибо! Честно говоря, любые трудности я превращаю в борьбу и ни в коем случае не угнетаю себя. А как вы считаете, насколько в нашей работе важна психологическая сцепка с педагогом?

Связь с педагогом имеет колоссальное, а во многих случаях, решающее значение. Вашему поколению сейчас достаточно быстро выделяют индивидуальных педагогов, а мы во времена моего старта долго занимались либо с ответственными по кордебалету, либо с теми, кто отвечает за определенные вариации. К Любови Олимпиевне Кунаковой я попала случайно. Меня хотела взять к себе Ольга Николаевна Моисеева и Габриэла Трофимовна Комлева, а Махар Хасанович решил пойти из принципа «не доставайся ты никому» и отдал меня под крыло Любови Олимпиевны. И попал в самое яблочко! Так мы и работаем с ней почти 19 лет. У нас невероятное чувство друг друга!

У меня что-то похожее с Татьяной Геннадьевной Тереховой. Очень хорошо помню нашу с ней первую репетицию – энергетика была фантастическая! И сколько же она подсказывает для образа! А когда-то я думала, что все зависит только от артиста.

Природа и актерский дар очень важны. Но именно педагог, с которым у тебя получился тандем, подскажет, как это все лучше показать, как подчеркнуть достоинства, скрыть, быть может, недостатки, превратив их в преимущества, а в заключении еще и сделать так, чтобы все работало на образ.

Что главное в балерине?

Голова (смеется). Как-то я давала мастер-класс ученицам Академии и начала его с этого вопроса. Что только не отвечали: подьем, шаг, баланс, душа, сердце! Кроме самого важного. Голова – это все вместе: умение трудиться в зале, думать, создавать образ, правильно выстраивать отношения с телом, музыкой, партнерами. Только тогда все у тебя сработает.

А в танце?

Гармония. Казалось бы, простой ответ, правда? Но именно гармония создает магию на сцене: и для тебя как для балерины, и для зрителей. Например, чем дальше, тем больше я понимаю, что в слишком высоко поднятой ноге нет искусства, а в экспрессивной мимике на лице – нет образа. Глазу ничего не должно мешать: вот танцует балерина, а тебе хорошо и ты ей что-то прощаешь, потому что все в балансе, который доставляет удовольствие.

Что делать, если что-то не получается?

Работать! Все в зал: злость, обиды, неудачи! Главный рецепт – не сдаваться, и тогда любая стенка сломается, а мечта станет реальностью! Я верю не только в судьбу, но и в труд.

Фотограф: Юлия Михеева

===================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 03, 2021 3:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070302
Тема| Балет, Красноярский театр оперы и балета имени Д. А. Хворостовского, Персоналии, Георгий Болсуновский
Автор| корр.
Заголовок| Георгий Болсуновский: “Тренировка — это и есть таблетка от боли”
Солист балета о победах на конкурсах, о том, как формируется образ персонажа, о важности мотивации.

Где опубликовано| © "Городские новости"
Дата публикации| 2021-07-03
Ссылка| https://gornovosti.ru/news/prospekt-kultury/item/387d9d73-3351-483c-baa0-414913efe0c5/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В балетной труппе Красноярского государственного театра оперы и балета имени Д. А. Хворостовского что ни солист, то звезда. Яркий пример — Георгий Болсуновский, который шестой сезон танцует ведущие партии всего балетного репертуара, являясь одним из любимцев у поклонников балета. Также мастерство Георгия признано профессиональным сообществом — второй год подряд артист привозит в Красноярск золотые медали с престижного Всероссийского конкурса артистов балета и хореографов. Мы встретились с Георгием, чтобы узнать подробности об участии в соревнованиях и о его творчестве в целом.

Раскованный принц

— Георгий, какие номера вы готовили для конкурса и почему выбрали именно их?

— В этом году конкурс проводился по двум номинациям: “Характерный танец” и “Народно-сценический танец”, то есть номера должны были быть иного плана, чем на большинстве подобных состязаний. По сути, я пошел не по своей стезе, решив показать характерный танец, — не было привычных классических вариаций, в которых обычно работаю. Сначала думал, нужно ли мне это, но всё же хотелось поставить какую-то точку в конце своего личного сезона, попробовать подняться на планку выше. Буквально за день до окончания приема заявок изучил условия конкурса, предлагаемый для выступлений репертуар и определился с тем, что мне нравится. Выбрал к подготовке четыре номера: “Героический этюд” (музыка Александра Скрябина, хореография Касьяна Голейзовского), “Танец Эспады” из балета “Дон Кихот” Людвига Минкуса (хореография Игоря Бельского), “Лезгинка” (хореография Александра Матус-Марчука), “Вариация Остапа” из балета “Тарас Бульба” Василия Соловьёва-Седого (хореография Ростислава Захарова).

— Чем отличается характерный танец от классического?

— Во-первых, он более эмоционален. Во-вторых, подача более свободная, чем в классике. Средств выражения, свободы действий больше — и эмоций, и пластики. Например, в “Героическом этюде” хореография классическая, но она более свободна. У характерного танца рамки шире. Также в нём присутствуют национальные движения, национальная хореография, хоть и в небольшой, а иногда и существенной, классической обработке, которая нужна, чтобы движения были красивые и эстетичные.

— Что вам ближе — классика или характерный танец?

— Мне нравятся больше характерные герои в классическом исполнении. Например, Базиль в балете “Дон Кихот” Людвига Минкуса, Филипп из балета “Пламя Парижа” Бориса Асафьева, раб в “Корсаре” Адольфа Адана, или Солор в “Баядерке” Людвига Минкуса. Характерная подача строится больше не от движений, а из души, из внутреннего мира исполнителя. Конечно, можно и принца танцевать из своего внутреннего мира, но там всё гораздо строже. Принц должен быть статным и красивым, его жесты должны быть сдержанными. Априори в образе принца невозможно увидеть такого же накала страстей, как, например, у героев балета “Пламя Парижа”.

— А принцев вам нравится танцевать?

— Да, но я немного другой принц. Не такой статный, а более раскованный.

— Для конкурса вы выбрали номера, которых в вашем репертуаре нет. Сложно ли было их готовить, кто вам помогал?

— Я репетировал с педагогами театра Демидом Зыковым, Александром Матус-Марчуком и Натальей Матус-Марчук. Готовиться начал поздновато, за три недели до поездки. Это ежедневные репетиции по одному — два часа. Времени не очень много, но достаточно. Такой темп позволяет не перегореть. Когда очень много готовишься, то возникает слишком большая усталость, и уже становится неинтересно работать дальше. Но, конечно, когда мы готовим премьерные спектакли, работа над ними занимает гораздо больше времени, чем моя подготовка к конкурсу. (Смеётся).

Поиск образа

— Что волнительнее — выходить на сцену в премьере или выступать на конкурсе?

— Наверное, волнительнее — конкурс. Если в процентах, то примерно 70 на 30. Потому что на конкурсе ты должен выйти, и за 2–10 минут показать всё, что можешь, заявить о себе. Спектакль же идёт в среднем два часа, и впечатление о выступлении складывается на протяжении всего этого времени.

— А чем принципиально отличается подготовка к конкурсу и к премьере?

— Если это новый спектакль, то поиском образа. Конечно, для конкурсных номеров мы тоже ищем образ. Но их ты обычно либо уже танцевал, либо они тебе нравятся, хочешь их станцевать и внутри их уже проиграл, знаешь, как хотел бы это сделать. Если же говорить о премьере, особенно о мировой, когда спектакль ещё никогда нигде не ставился, то больше всего времени занимает именно поиск персонажа. Например, образ юноши в хореографической мистерии “Ленинградская симфония”. Хотя с этой ролью было полегче — с военной тематикой в любом случае знаком, есть и эмоции, переживания, связанные с темой. Другое дело — премьера, которую мы готовим сейчас: балет “Катарина, дочь разбойника” Цезаря Пуни. Персонаж, которого я исполню, неизвестный, и нужно продумывать, как окрасить своего героя в разных ситуациях. Представляешь, какой персонаж по характеру, как бы поступил в той или иной ситуации. Конечно, общими штрихами режиссёр говорит, каким должен быть герой, что должен делать, но поиск образа — это больше работа артиста, чем режиссера.

— В какой момент репетиций вы понимаете, что номер уже готов?

— Репетировать до идеала можно бесконечно. Нет такого, что ты репетируешь-репетируешь и — всё! — готово. Всю жизнь мы репетируем и всю жизнь гонимся за идеалом.

— Что для вас значит участие в конкурсах?

— Работаешь-работаешь спектакли, и вот наступает момент, когда нужно подняться на следующую ступеньку. Конкурсы — хороший шанс, чтобы это сделать, как бы подвести черту под конкретным этапом своей работы. Хотя раньше не очень любил участвовать в конкурсах, но со временем понял, что мне это нужно, особенно при моей не очень балетной комплекции — небольшого роста, коренастый, с большими округлыми мышцами. Балет — это всё-таки красивые линии, у меня же они более спортивные.

— Были ли проигрыши в конкурсах?

— Конечно. Были третьи места, были просто дипломы, и ничего не было. Принимал близко к сердцу. Сейчас пережить помогает супруга, а до этого сам справлялся с эмоциями. На самом деле период грусти не очень большой, понимаешь: сейчас не получилось — ничего страшного, работаем дальше. В любом случае ты на эту ступеньку уже встал, перешёл на следующий этап своего развития и участвовал не зря, даже если проиграл.

— Какие планы на будущее относительно конкурсов?

— Буду стараться в дальнейшем ездить на конкурсы по направлению “классика”, потому что в большинстве из них можно участвовать только до 27 лет. Мне 24 — остаётся не так много времени.

Мама привела

— Как вы пришли в балет?

— Очень рядовая ситуация — мама привела. Хотя, вообще, я много чем занимался: футбол, бокс, художественная школа. Мама (по профессии — артист народного танца) заметила, что я слышу музыку, и решила отдать меня в колледж после четвёртого класса. Изначально это было как просто обучение чему-то. В первое время имело место и небольшое стеснение — друзья футболом занимаются, боксом. Их занятия были на слуху, а балет у мальчиков разве популярен? Но со временем, конечно, это прошло. А сейчас я отношусь к балету как к призванию.

— Были ли переломные моменты и с чем они были связаны?

— Да, были, и связаны они с отсутствием мотивации. Не было результата, поэтому не хотелось дальше двигаться. Потом появился результат. Примерно на третьем курсе колледжа понял, что хочу танцевать и становиться лучше. Это осознание появилось с приходом на наш курс нового педагога — Дмитрия Анатольевича Лысенко. Он привил любовь, научил работать, и постепенно стал виден результат, появились мотивация и желание. Очень многое зависит от педагога. Считаю Дмитрия Анатольевича ключевой фигурой в своём профессиональном пути — не было бы его, не было бы ничего сейчас в моей карьере.

— Трудное ли детство у ребят, которые посвятили себя балету?

— Это зависит от ребёнка. Конечно, можно так сказать: иногородние дети, которых забирают от родителей, очень много время проводят вне дома и учатся чему-то неестественному… Но я думаю, что это хорошо. Это формирует самостоятельность, позже — дисциплину. Если ты получаешь такие навыки с раннего возраста, то дальше, на протяжении всей жизни, тебе легче. Есть ещё один плюс — если ты начинаешь получать профессию с ранних лет и она нравится, то у тебя нет необходимости поиска себя после окончания школы. Всегда знаешь, куда двигаешься.

— Американский хореограф Джордж Баланчин сказал: “Балет — это женский мир, в котором мужчина лишь почётный гость”. Согласны ли вы с этим?

— Никогда не думал о равенстве мужчины и женщины в балете. Конечно, в какие-то времена женщина была главнее, чем мужчина. Потом мужчина тоже вышел на первый план. А теперь всё равносильно. Нет такого, что мужчина — просто поддержка для балерины. Как можно построить образ всего спектакля без героя-мужчины?

— Как чувствуется ответственность за партнёршу в балете?

— Бывают случаи разные — не получается поддержка, приходится выкручиваться, вуалировать свои ошибки. Допустим, поддержка поставлена на определенное время, но она не получается и вы оказываетесь на земле на двух ногах, то должны быть какая-то проходочка, какие-то движения. Заметит ли ошибку зритель либо всё будет выглядеть, словно так и должно быть, — зависит от того, насколько вы с партнёршей понимаете друг друга.

Я просто Гоша

— Вы один из самых заметных танцовщиков труппы, побеждаете на серьёзных конкурсах, знакомы зрителям по участию в шоу “Большой балет” на телеканале “Культура”. Ощущаете ли себя звездой?

— Да нет. Я просто стараюсь делать свое дело хорошо, вот и всё. Какой я суперартист, я просто Гоша. (Смеётся).

— Какой вы по характеру? Что из ярких черт мешает в работе, что помогает?

— На самом деле ничего не мешает. Лишние эмоции могут мешать, но это больше рабочее состояние. Но, вообще, я достаточно закрытый, точнее, открытый для семьи, а для остального окружающего мира больше закрытый, спокойный, позитивный. Но у меня взрывной характер.

— Снится ли вам балет? Есть ли страхи?

— Да, иногда. Тревожные сны. Опаздываешь, или без тебя начали, или пять минут до начала, и тебе звонят, а ты находишься вообще в другом месте... Страхи есть — обыденные: что-то не получится или на конкурс поедешь и провалишься.

— Травмы, выступление через боль — это про вас?

— Конечно. Это неотъемлемая часть профессии. Травмы бывают тяжёлые, при которых не можешь танцевать, и они выбивают тебя — какая-то операция, перелом или надрывы связок. Тогда уходишь, восстанавливаешься и потом обратно набираешь форму. Или случаются небольшие травмы, для восстановления после которых не нужно брать больничный. У нас ежедневные классы и репетиции, всегда что-то после нагрузки болит — без этого никак. Просто этому не придаёшь большого значения, это обыденность. Особенно утром всё болит, поэтому приходишь на “классику” (обязательный урок), чтобы разогреть тело, и после этого многое перестает болеть до того момента, пока не начнёшь остывать. Можно сказать, что тренировка — это и есть таблетка.

— В каких спектаклях больше нравится работать?

— Во всех. Нет конкретного любимого, скорее, под настроение. Также и с партиями, просто нравится танцевать, и всё. В целом люблю свою работу. Нравится работа с телом, и с образами. Не то, что ты примеряешь на себя разные образы, а то, что в любом случае каждый образ несёшь из себя, он есть в тебе.

— Выход на аплодисменты важен для вас?

— Конечно. Это показатель, понравилось ли зрителю. Одно дело, как я себя оцениваю, другое дело — я рассказываю историю для зрителей. И аплодисменты показывают, что людям нравится. Это неотъемлемая часть нашей работы — получить от зрителя похвалу через овации.

— Что бы вы хотели сказать зрителям?

— Мы работаем, чтобы люди отдыхали и наслаждались искусством, танцем, действием на сцене. Мне бы хотелось, чтобы зрители просто приходили и получали удовольствие, обменивались энергией с нами. Мы отдаём людям, чтобы они получали и отдавали нам — это важный взаимообмен. Когда и зрителям хорошо, и нам замечательно.

Досье
Георгий БОЛСУНОВСКИЙ,
в[i]едущий солист балетной труппы Красноярского государственного театра оперы и балета имени Д. А. Хворостовского.

Место рождения: город Дивногорск.

Образование: окончил Красноярский хореографический колледж в 2015 году.

Работа: в 2015 году принят солистом в труппу Красноярского театра оперы и балета. В составе балетной труппы театра принимал участие в гастрольных поездках в Великобританию, Турцию, Объединённые Арабские Эмираты, Сингапур, Щвейцарию, Болгарию, Крым и Казахстан.

Участник проекта “Большой балет” телеканала “Культура” (2018).

Достижения: лауреат I премии Всероссийского конкурса артистов балета и хореографов в 2020 и 2021 годах; лауреат премии главы Красноярска молодым талантам в номинации “За высокие достижения в области культуры и искусства” (2019); лауреат в номинации “Лучшая мужская роль в балетном спектакле на краевом фестивале “Театральная весна — 2019”; обладатель Гран-при V Международного конкурса артистов балета “Гран-при Сибири” (2018); лауреат краевого фестиваля “Театральная весна — 2016” в номинации “Лучший дебют в балетном спектакле”; лауреат молодёжных Дельфийских игр в Волгограде (2014).

=============================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 04, 2021 1:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070401
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Посохов, Александр Молочников, Илья Демуцкий, Светлана Захарова, Артемий Беляков, Артем Овчаренко, Мария Виноградова, Анна Балукова , Вячеслав Лопатин, Анна Тихомирова
Автор| Александр Фирер
Заголовок| Мировая премьера балета "Чайка" состоялась в Большом театре
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2021-07-04
Ссылка| https://rg.ru/2021/07/04/mirovaia-premera-baleta-chajka-sostoialas-v-bolshom-teatre.html
Аннотация| Премьера

Заложенные в главной пьесе русского театра лабиринт страстей с горестными тупиками, мысли о зря прожитой жизни, несчастная любовь, обманутые надежды, обыденность, разрушающая чувства и душу, актуальны во все времена. Чехов - прежде всего атмосфера, состояние тревоги, переживания. В "Чайке" это и о поиске новых форм, что именно и представили хореограф Юрий Посохов и режиссер Александр Молочников в своем балете "Чайка".


Драматический конфликт между новым и старым в искусстве обретает на сцене полнокровное звучание. Фото: bolshoi.ru

Чехов многомерен, его образный мир вписывается в любую современную коллизию. А пластичность чеховского повествования - стимул и повод для его воплощения в танцтеатре. Большой театр в Большом театре, дачные атрибуты, прозрачная стена отчуждения во всю сцену, движущиеся детские машинки, плюшевые куклы, монструозные шахматы, пугающие химеры-деревья дремучего леса, две живые мохнатые овчарки, горящий трактор, в котором Треплев застает врасплох Заречную с Тригориным и хочет свести счеты с жизнью, создают густую среду спектакля. Костюмы Эммы Райотт отражают характер персонажей, но не чеховское время - порой кажется, что это эпоха, скорее, конца ХХ века. Прикладная разножанровая музыка Ильи Демуцкого с маршами, болеро, вальсом и танго, с лейтмотивами не отвлекает от действия и точно иллюстрирует новое либретто. А вот необъятный гонг на сцене и аккордеон в оркестре вносят неожиданные звуковые мазки в камерное звучание музыки, обращая внимание зрителя на оригинальные моменты спектакля.

Чехов многомерен, его образный мир вписывается в любую современную коллизию


Хореограф Юрий Посохов для каждого артиста создал соло, монологи-презентации, пластически выделив суть их персонажей. Драматический конфликт между новым и старым в искусстве обретает на сцене полнокровное звучание. Лексика Треплева насыщена трюками, пластическими синкопами, "рваным" рисунком, рефлексирующим надрывом. Аркадина с Тригориным не покидают оазисный эдем классического танца, пусть и насыщенного непростыми переходами и сложными поддержками.

В "модерновом" балете Треплева под гонг размером с солнечный диск Нина Заречная, представленная эдакой Аэлитой в купальной серебряной шапочке, словно несет с собой свежий космический ветер авангардных движений и креативность хореографического мировоззрения. Но дачная премьера Треплева проваливается с треском, его надежды разбиваются о бастион агрессивного неприятия аркадинского загородного окружения. То полуобнаженный, то в черной кожаной куртке, взъерошенный Треплев с макияжем "смоки айс" и весь в татуировках а ля Сергей Полунин тщетно пытается достучаться до публики. Это спектакль о судьбе художника, который пытается быть современным в России. Роль Треплева прекрасно исполняет Артем Овчаренко. В его танце есть нерв. Все его естество сопротивляется он бунтует против устоявшихся рамок.

Партию Аркадиной современно и интересно исполняет Светлана Захарова. Она воплощает и актрису, и балерину, и мать с ее эгоизмом, странностями любви и преданностью театру, в ней преломляются и незыблемые каноны старой традиции. У Захаровой получилась Аркадина, которая не приемлет никаких перемен.

Нину Заречную танцует истинно московская балерина Мария Виноградова. Ей удалось очень точно сыграть свою героиню, ее провинциальную судьбу.

Артисты Большого не только в кратчайшие постановочные сроки справились с теми задачами, которые перед ними поставили хореограф и режиссер, но и добавили в роли свои индивидуальные краски и энергию - что достойно восхищения. Персонажи будто не слышат друг друга. Каждый живет своим мирком, хотя и "поют" хором, руководимым Аркадиной.

Выделяется Анна Балукова и ее страдающая Маша, которая не расстается с манекеном в человеческий рост - будто с копией своей неудавшейся жизни. Пластичный Вячеслав Лопатин острохарактерно рисует Дорна. Благообразный Артемий Беляков в партии Тригорина отлично танцует и перевоплощается; Анна Тихомирова "с перцем" изображает Полину Андреевну.

Кстати

Нынешний спектакль не родился на пустом месте. В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко "Чайку" уже ставил Джон Ноймайер. Это был балет о новых идеях в творчестве и молодом хореографе Треплеве, которого как субстанцию театра в итоге поглощали подмостки сцены. А первой еще в 1980 году, более 40 лет назад, на Исторической сцене Большого театра балет "Чайка" поставила Майя Плисецкая. Этот новаторский спектакль, созданный также композитором Родионом Щедриным, художником Валерием Левенталем, модельером Пьером Карденом, придумавшим костюмы для Майи Плисецкой, повествовал о "жизни человеческого духа". Это был спектакль о растратившей жизнь интеллигенции. В финале персонажи амебно играли в лото, на сцене лежал застрелившийся Треплев, а над всеми ними парила Чайка, символ свободы творчества и вообще свободы, она взмывала все выше и выше, и взмахи ее крыльев были все мощнее и сильнее…

Юрий Посохов, будучи совсем молодым, видел этот спектакль. Теперь он поставил свой, совсем другой балет с другой историей.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 29, 2021 10:04 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 04, 2021 9:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070402
Тема| Балет, КНАТОБ им. Абая, Премьера, Персоналии, Арам Хачатурян, Вячеслав Окунев, Гульжан Туткибаева
Автор| Ксения Евдокименко
Заголовок| Браво, “Спартак!
Алматинский оперный театр поразил премьерой легендарного балета

Где опубликовано| © газета "Время" (Казахстан)
Дата публикации| 2021-07-02
Ссылка| https://time.kz/articles/grim/2021/07/02/bravo-spartak
Аннотация| Премьера

Это вам не сильфиды или нежные лебеди и принцы в трико. На сцене суровые мужчины с мечами, а музыка Хачатуряна под стать истории - яркая, горячая, с восточным оттенком, обилием духовых инструментов и виолончелей. Словом, скрипки в оркестре и женщины на сцене здесь присутствуют только в качестве фона.

Для нашего театра этот балет особенный с точки зрения истории. Впервые “Спартак” у нас был поставлен в 1974 году балетмейс­тером Заурбеком РАЙБАЕВЫМ в соавторстве с композитором Арамом ХАЧАТУРЯНОМ. С тех пор балет стал одним из любимых у зрителей и практически не сходил со сцены. Затем был десятилетний перерыв. И вот теперь мы видим точную версию “Спартака” Райбаева, восстановленную балетмейстером Гульжан ТУТКИБАЕВОЙ. Костюмы и декорации российского художника Александра ОКУНЕВА выполнены в достаточно академичной манере.



- Это очень мужской балет, - говорит Туткибаева. - Здесь нужны и физика, и энергетика, и определенная мышечная масса. Кстати, часто бывает так, что в театре не ставят “Спартака” как раз потому, что нет подходящих исполнителей главной партии. Принцы есть, а Спартака нет. У нас сразу два артиста - Азамат АСКАРОВ уже хорошо знаком зрителям, он настоящая звезда. Думаю, в этой роли прекрасно покажет себя и Архат АШИРБЕК. Мы планируем, кого еще можем ввести на главные партии в балете, потому что это прекрасная школа для танцоров.

И во время генерального прогона, и на премьере в зале сидела Людмила РУДАКОВА, первая исполнительница роли Эгины на сцене нашего театра. Украдкой вытирая глаза, она с удовольствием поделилась воспоминаниями о том, как почти 50 лет назад, в 1974-м, готовили премьеру с участием автора музыки Арама Хачатуряна.

- Потом я была репетитором, - вспоминает Людмила. - Так что знаю каждое движение этого балета. Сейчас вот расстраиваюсь: кажется, что не хватает темпа, а также актерской выразительности у многих исполнителей. Хачатурян нечасто хвалил танцоров, но нам, четырем солистам, говорил, что с удовольствием забрал бы в Большой театр. От нас композитор требовал бешеных темпов, не разрешал ничего сокращать. Помню смешной случай. Репетиция закончилась, я быстренько переоделась и на проходной театра жду мужа, Рамазана БАПОВА, чтобы скорее идти домой к маленькому ребенку. Тут выходит Хачатурян и спрашивает: “Ты кто?” Я растерялась от того, что он не узнал меня в таком скромном виде, говорю: “Эгина”. Он просто обалдел: “Ты Эгина?” А на премьере в театре присутствовали все члены правительства во главе с Динмухамедом КУНАЕВЫМ. После спектакля для нас устроили банкет, это был настоящий праздник! Вообще, тогда министры и члены правительства частенько ходили в театр, не по протоколу, а чтобы посмотреть на любимых артистов.

Людмила Георгиевна и правда блистала в партии Эгины, хотя и не очень любила этот балет. Знаете, почему? Ее всегда смущали страшные, оборванные костюмы рабов.

- До сих пор “Спартак” считается одной из сложнейших постановок как для оркестра, так и для артистов балета, - признается дирижер Ерболат АХМЕДЬЯРОВ. - Историческая версия Райбаева стала визитной карточкой нашего театра. Безусловно, для меня большая честь дирижировать по партитуре, в которой написал свои ремарки сам Арам Хачатурян.

Особенность этой постановки в монументальности, какой-то нереальной мужской красоте, жестах, поступках героев. Даже оружие во время схваток бряцает вполне правдоподобно. Правда, премьерой оперный театр завершил сезон, заинтриговав зрителей: кто не успел, тому придется подождать.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы
================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 05, 2021 9:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070501
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Посохов, Александр Молочников, Илья Демуцкий, Светлана Захарова, Артемий Беляков, Артем Овчаренко, Мария Виноградова, Анна Балукова , Вячеслав Лопатин, Анна Тихомирова, Мария Александрова, Анастасия Сташкевич, Елизавета Кокорева, Алексей Путинцев, Игорь Цвирко. Владислав Лантратов, Екатерина Крысанова, Кристина Кретова
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Люди, львы, орлы и хореограф
«Чайка» в Большом театре

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №114/П от 05.07.2021, стр. 11
Дата публикации| 2021-07-05
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4887995
Аннотация| Премьера


Перенос действия из чеховской России в глушь позднесоветского застоя не повредил ни динамизму, ни зрелищности

На Новой сцене Большого театра состоялась мировая премьера балета Ильи Демуцкого «Чайка» в постановке хореографа Юрия Посохова и режиссера Александра Молочникова. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

После «Героя нашего времени» и «Нуреева» — двух успешных балетов Ильи Демуцкого, поставленных в Большом Юрием Посоховым вместе с Кириллом Серебренниковым, хореограф получил право выбора очередного названия. Выбрал «Чайку», что казалось странным — «Чаек» в балетном мире целая стая. От балета Родиона Щедрина и Майи Плисецкой до поставленных на сборную музыку версий Джона Ноймайера и Бориса Эйфмана — перенеся действие в балетную среду, хореографы разбирались с «новыми и старыми формами». Выбор в соавторы 27-летнего режиссера Молочникова, имевшего туманное представление о балете, тоже выглядел сомнительным. Особенно при взгляде на афишу с татуированным Треплевым, в котором 56-летний хореограф с мировым именем увидел свое alter ego (см. “Ъ” от 30 июня), сделав чеховского героя собственным коллегой-балетмейстером.

Опасения оказались беспочвенными. Слияние двух профессий получилось на редкость гармоничным (в отличие от, скажем, «Нуреева», где режиссура отдельно, хореография — отдельно). А союз разных поколений обеспечил удивительную верность эпохе — даром что действие «Чайки» соавторы перенесли во времена позднего застоя, когда хореограф был зеленым юнцом, а режиссер еще не родился. Еще более поразительна работа сценографа Тома Пая. Облезлые доски сараев, немытые стекла веранд, лысое поле с пучками острой осоки, торчащими из песка, покосившийся ржавый трактор, навек застрявший в глубокой колее,— благополучный англичанин выразил такую беспросветную затхлость провинциального застоя, будто вырос на окраине какой-нибудь Кинешмы. Эмма Райотт, художница по костюмам, представила советские 1980-е не столь достоверно, однако и в замызганных спецовках сельских мужиков, синем сарафанчике Нины, элегантных брюках Аркадиной, вязаном жилете Сорина не было ни малейшей фальши. Приобщая захолустье к мировому порядку, всю эту безнадегу освящает бескрайнее небо — дымчато-розовое, нежно-золотистое, угрожающе-пурпурное, инфернально-грозовое (волшебная работа художника по свету Дэвида Финна). Музыка Демуцкого, любимого композитора Посохова, пронизывает спектакль, как нервная система, и тоже уводит за рамки житейской истории. Не зря в партитуру включен японский гонг, самый большой в мире. Его утробное клокотание придает финалам обоих актов апокалиптическое звучание.

Без «балета в балете» не обошлось: спектакль начинается сценой в театре, будто увиденной в щель задника. Прима-балерина Аркадина танцует некую обобщенную классику, представленную без ноймайеровского сарказма,— с легким юмором, но вполне любовно. Очевидно, что «старые формы» не раздражают балетмейстера Посохова, как не влекут и «новые». Хореография, «сочиняемая» Костей Треплевым, не особо авангардна и оригинальна, она похожа на бежаровскую «Жар-птицу», частично подсмотренную в доинтернетовскую эпоху каким-нибудь молодым Эйфманом или Панфиловым. Сам-то Посохов явно мог подписаться под словами чеховского Треплева: «Дело не в старых и новых формах, а в том, что человек пишет, не думая ни о каких формах, пишет, потому что это свободно льется из его души». Новая «Чайка» — балет про жизнь, а не про пути искусства — блистательный пример такой свободы.

Этот спектакль не поддается классификации. Для советского драмбалета здесь слишком много танцуют (пытаясь сосчитать количество вариаций и дуэтов в первом акте, я сбилась к концу второго десятка). Это и не английский ballet-story, где балетные кульминации выглядят самодостаточными, а мизансцены слишком детально прописанными. В этой «Чайке» безостановочное течение сценической жизни напоминает полифонию самой пьесы. Тут Тригорин пробует комбинации па, будто делает пометки в блокноте, здесь Нина замерла в охотничьей стойке, не сводя с него разгоревшихся глаз; там Маша, опрокинув невидимую рюмку, таскает с места на место манекен, выступающий в роли Медведенко. Пританцовывает Аркадина, занимается йогой Дорн, таскает на поводке живых овчарок Шамраев, у трактора лениво слоняются подвыпившие селяне, и Костя, перехватив у них ржавый глушитель, крутит его так и эдак, вымучивая свою программно дискомфортную хореографию.

При этом хореография самого Посохова — в целом вполне классичная, однако разная у каждого персонажа, изобретательная в деталях, избегающая балетных «квадратов» (то есть повторения опорных комбинаций),— выглядит чрезвычайно естественной, психологически обоснованной в каждом па, в каждой поддержке. Так, jete en tournant, столь эффектные у Тригорина, у Кости Треплева, также жаждущего признания, завершаются каким-то недоделанным двойным туром в несуразной здесь большой позе круазе. Пикантные пуантности Аркадиной и ее большие балеринские арабески говорят об эгоцентризме героини, а завороченные в cou-de-pied ноги Нины — о ее провинциальном зажиме. Это, конечно, частности, но и более крупные формы здесь безупречно отлажены: ни одного случайного дуэта, ни единого проходного соло.

Актерский ансамбль — еще один козырь балета. Возможно, в этом заслуга режиссера Молочникова, возможно, ему же принадлежат ключевые сцены «акциониста»-Треплева: неудавшееся самосожжение в тракторе, из кабины которого едва успевают выпрыгнуть уединившиеся Тригорин с Ниной, и финал, в котором отчаявшийся Костя вешается на корнях иссохшего древа (традиций? скреп?). Но не меньше этих неожиданных кульминаций бьют по нервам и «тихие» эпизоды: общие мизансцены с их паузами, перекрестными взглядами, пластическими «оговорками» и проходками, в которых виден и важен каждый персонаж. Небывалое дело: в этой «Чайке» идеальный кастинг — великолепны все три состава. В хореографическом плане безупречны все, но актерский подвиг отважной примы Марии Александровой просто сражает, когда следишь за ее землистой, полумертвой Машей в конвульсиях свадебного веселья.

Три совершенно разные четверки главных героев делают каждую «Чайку» уникальной, заставляя увидеть по-иному весь балет. Все Заречные отнюдь не романтичны, все ловят свою птицу счастья — Тригорина. Но каждая по-своему: красавица Мария Виноградова — с полным осознанием своих женских чар, Анастасия Сташкевич — с робостью последней надежды, вчерашняя выпускница Елизавета Кокорева — с очаровательным простодушием юности. Прекрасны все три Треплева: нервный острый Артем Овчаренко, молодой, обжигающе искренний Алексей Путинцев и вспыльчивый неистовый Игорь Цвирко. В другом составе он неотразим в роли сердцееда Тригорина, но роскошен и расчетливый шармер Владислав Лантратов, будто созданный для этой партии, и холодноватый аристократ Артемий Беляков, чей возбужденный пляс после эротического дуэта с Ниной особенно впечатляет по контрасту с его привычной надменностью. Безукоризненны две умницы-Аркадины — самоуверенная каботинка Екатерины Крысановой и чувственная интеллектуалка Кристины Кретовой. Но неожиданней всего Аркадина Светланы Захаровой (возможно, лучшая ее роль последнего десятилетия). Уязвимая, зависимая, нервная, инфантильная, эта Аркадина чувствует себя уверенно лишь в детской с Сориным (авторы подарили брату и сестре обширный эпизод воспоминаний, разбросав по сцене кучу исполинских игрушек) или на сцене: многоцветный блеск рампы очень похож на спроецированный на весь задник отсвет гигантской юлы из безмятежного детства.

Успешные балеты часто переносят из страны в страну — на мировой сцене слишком мало безоговорочных удач. Но эта «Чайка», поставленная бывшим премьером Большого для театра его молодости,— балет слишком московский. Он слишком привязан к особенностям именно этой труппы, славной не только и не столько телесным и техническим совершенством, сколько актерской свободой и самоотдачей, чтобы его удалось сыграть столь же полнокровно на иной сцене. После неустанных попыток балетного худрука, петербуржца Махара Вазиева, дотянуть московскую труппу до безупречной академичности Мариинки Большой театр взял убедительный реванш, показав балет столь же знаковый для собственного имиджа и сегодняшней эпохи, каким оказался в 2003 году «Светлый ручей» Алексея Ратманского. С одним отличием: восемнадцать лет назад ставили комедию.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 29, 2021 10:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 05, 2021 1:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070502
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Посохов, Александр Молочников, Илья Демуцкий, Вячеслав Лопатин, Анна Тихомирова, Мария Александрова, Анастасия Сташкевич, Игорь Цвирко. Владислав Лантратов, Екатерина Крысанова, Анастасия Меськова
Автор| Елена Федоренко
Заголовок| «Как все нервны! И сколько любви... О, колдовское озеро!» Премьера «Чайки» в Большом театре
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2021-07-05
Ссылка| https://portal-kultura.ru/articles/theater/333722-kak-vse-nervny-i-skolko-lyubvi-o-koldovskoe-ozero-premera-chayki-v-bolshom/
Аннотация| Премьера



На Новой сцене Большого театра состоялась мировая премьера балета «Чайка». Композитору Илье Демуцкому, хореографу Юрию Посохову и режиссеру Александру Молочникову удалось волшебство: наполнить действо чеховской грустью и передать все «пять пудов любви».

«Чайка», одна из самых популярных пьес в мире, знала на сцене пересказы и новации, унылую точность и глянцевый лоск. Несмотря на множественность театральных прочтений (тут «Чайку» опережает только шекспировский «Гамлет»), она так и осталась самым таинственным произведением Чехова, где текст не совпадает с подтекстом: говорят о дереве, а на самом деле — о любви и чувствах, а они в свою очередь основаны на «партитуре нюансов». «Чайку» — самую трудную и самую трепетную из пьес Чехова мировой театр разгадывает до сих пор. В том числе и балетный, переводя вялотекущую усадебную жизнь с кажущимися необязательными разговорами в пространство пластических интонаций и жестов, взглядов и поз. Самые знаменитые балетные «Чайки» — Майи Плисецкой, Джона Ноймайера, Бориса Эйфмана. Впрочем, новый балет не оглядывается на эти образцы, он — самодостаточный и самоценный.

Для авторов спектакля пьеса — художественный код, эстетическая схема, с помощью которых они создают свою интерпретацию чеховского оригинала. В свое время сюжетные повороты «Чайки» придумывал и Борис Акунин, а недавно Дмитрий Крымов поразил своим «Костиком». Спецпоказы спектакля о Константине Треплеве уже видели друзья Театра имени Пушкина, а официальная премьера — осенью.

Дерзости фантазий словно разрешил потомкам сам Антон Павлович, «спрятав» многие события: между 2-м и 3-м действием прошла неделя (в это время Треплев вызывал на дуэль Тригорина, и, значит, были выяснения отношений). Или между 3-м и 4-м прошло два года, за которые Нина оставила отчий дом, стала актрисой, родила и потеряла ребенка. Маша вышла замуж за немилого учителя, стала матерью. Костя Треплев опубликовал несколько своих рассказов. Тригорин бросил Нину и вернулся к Аркадиной. Дорн съездил в Геную. Все важное — за сценой.

Обращение хореографа Юрия Посохова к Чехову кажется закономерным — его авторский театр, разбросанный по миру (балеты «прописаны» в Америке и Дании, в Грузии и Австралии), открыт классической литературе. В Большом театре шли несколько его спектаклей, сегодня в репертуаре обласканные заслуженными наградами «Герой нашего времени» и «Нуреев». «Чайка» прозвучала как исповедь хореографа, внутренний диалог с Костей Треплевым — об искусстве, его истинных и мнимых ценностях, противодействии старого и нового.

Спектакль Большого театра, во многом перелицевавший литературный сюжет, оказался чеховским по атмосфере грусти — «жизнь утекает» — и характерам героев: все несчастливы, страдают, влюблены без взаимности, у каждого своя драма. Непонятно, кто из них отрицательный, кто положительный. В основе пластического языка Посохова знание и бесконечная любовь к классике, на ее основе он придумывает свои комбинации движений, в которых классические па обретают энергию и нюансы современного взгляда на «старые формы». Сложнейшими поддержками, позами, напряженными и расслабленными, затейливыми и утонченными деталями хореограф поставил перед исполнителями нелегкие координационные задачи. «Пять пудов любви» слагаются из множества разнохарактерных соло и вариаций, и каждый танец вызывает в памяти конкретные чеховские строки.

Чеховской интонацией пронизана и музыка давнего соавтора Посохова — Ильи Демуцкого. Она по ритмам и мелодиям подчинена законам танцевания, в ней отголоски маршей, танго, вальсов и кадрилей. Камерное звучание симфонической партитуры и затаенную во все времена атмосферу российской провинции тонко передает оркестр под управлением Антона Гришанина.

На сцене — детали русского деревенского быта, как его понимает — на удивление точно — британский сценограф Том Пай. Бурый от ржавчины трактор, полянки травы и стога сена, стены хозяйственных построек, терраса, деревянные помосты и застекленные раздвижные фасады, а воображаемое колдовское озеро — у авансцены, ближе к зрителям. Декорации получились впечатляющими. Свою задачу создания жизни «такой как она есть», постановочный коллектив не забывает ни на минуту. Вот и Шамраев (Антон Савичев), невозмутимо занимающийся сельскими делами, проверяет владения с двумя упитанными овчарками — одна из них, видимо, «опять всю ночь будет выть». В финале сумрак сгущается, над подмостками повисают вырванные с корнем деревья, сценография дрейфует в сторону шекспировских трагедий.

А начинается действие «театром в театре». На заднике — ярусы, внизу — линия огней рампы, за ними зрители того представления — бенефиса любимой артистки Ирины Аркадиной. Танцуют возвышенную романтическую классику. Не успел занавес закрыться, как разразился скандал — лихой бунтарь ворвался на сцену. Это искатель новых форм и ненавистник традиций Костя Треплев, сын Аркадиной, восстает против консерватизма.

В легендарном спектакле Художественного театра 1898 года, после которого эмблемой театра стала чайка Федора Шехтеля, парящая над волнами, роль Кости с грандиозным успехом исполнял молодой Всеволод Мейерхольд, еще не знающий, что за искусство он заплатит жизнью. Очевидцы с удивлением и восторгом описывали мгновенное, до неузнаваемости, изменение его облика, когда он появлялся с подстреленной чайкой в руках — становилось понятно, что скоро он убьет самого себя.

С таким же мейерхольдовским предощущением беды сыграл аналогичный смысловой фрагмент Игорь Цвирко в новом балете Большого. Его герой убивает не птицу, а себя. В спектакле эта сцена — один из актуальных перформансов Кости. Всего их четыре. Первый — «индустриальная мистерия», поставленная «акционистом» Треплевым с местными мужиками и милой деревенской барышней Ниной Заречной. Это его художественный ответ матери, декларация новых форм. Аркадина зло мстит сыну за его выходку на своем бенефисе и тоже срывает его протестное высказывание. Треплев — панк и провокатор, его тело испещрено татуировками, волосы стоят дыбом, кожаная куртка нараспашку.

На время треплевских экспериментов над подмостками повисает гигантский гонг. Илья Демуцкий объясняет, что этот инструмент диаметром три с половиной метра — самый большой в мире, специально привезен из Японии, его мрачный и зловещий голос непредсказуем, но неизменно накаляет гнетущее ожидание. Впрочем, недобрые предчувствия Аркадину не тревожат — проблемы сына ее не задевают. Дива Екатерины Крысановой — яркая, броская. Она наслаждается своей успешностью и понимает, что талантлива и неповторима. Столь же красив, горд, самовлюблен ее спутник жизни, писатель Тригорин — отличная работа Владислава Лантратова. Его модный писатель разный — высокомерный и равнодушный, разочарованный, надменный, скучающий. Он и на внимание провинциальной девочки Нины отвечает не сразу, но, заинтересовавшись, оказывается страстным ловеласом. Нину (Анастасия Сташкевич) сильно побила жизнь, из игривой улыбчивой и испуганной пейзанки она превращается в женщину, страстную и преданную.

Удача спектакля — панорама образов, сочиненных специально для артистов Большого. Кажется, труппа кинулась в эту игру с полной отдачей, радостно и азартно. Мария Александрова представляет Машу как большая драматическая актриса. Она, словно натянутая струна, отзывается на каждую чеховскую характеристику героини, «тащит свою жизнь волоком». Впадает в отчаянное и горькое счастье, признаваясь в любви крепко спящему Косте Треплеву. На свадьбе с учителем Медведенко судорогой сводит ее тело, глаза пылают безумием. А жених — человек такой маленький, что и не человек вовсе, а кукла-манекен, которую она равнодушно тянет за собой.

Прекрасна экзальтированная мать Маши — Полина Андреевна (Анастасия Меськова), влюбленная в доктора Дорна. Он в исполнении Вячеслава Лопатина — человек, уставший от жизни, и бесконечно добр. После провала протестного перформанса Кости, Дорн успокаивает юношу — и в этом совершенном мужском дуэте столько нежности и понимания. Растерян перед ощущением уходящих дней Сорин (Денис Савин), брат Аркадиной — «человек, который хотел». Он провоцирует сестру на воспоминания, и открывается чудесная сцена ностальгии по прошлому. Огромные волчки, деревянная лошадка на колесах, движущиеся автомобили и множество мягких игрушек — Аркадина и Сорин счастливы в этой краткой грезе.

Спектакль пронизан общей грустью, овеян атмосферой одиночества и ощущением тревоги. И это тоже чеховские мотивы, хоть автор и назвал свою пьесу комедией. В определении жанра — ирония автора по отношению к себе и улыбка в адрес героев, выворачивающих свою жизнь наизнанку. И это тоже есть в спектакле Большого театра, завершающего тяжелый ковидный сезон убедительной мировой премьерой.

Фото: Елена Фетисова / Большой театр


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 29, 2021 10:07 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 23586
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 05, 2021 5:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2021070503
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Посохов, Александр Молочников, Илья Демуцкий, Светлана Захарова, Артемий Беляков, Артем Овчаренко, Мария Виноградова, Анна Балукова , Вячеслав Лопатин
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Танцуем Чехова, или оглушительная мораль
Мировая премьера балета "Чайка" в Большом театре

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2021-07-05
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2021-07-05/7_8190_chekhov.html
Аннотация| Премьера

Закулисье балетного театра, тату на голом торсе под черной косухой, полуразоренное хозяйство, пара живых овчарок, громадная неваляшка и педальные машинки, ржавый трактор и такой же ржавый глушитель как главный аргумент. Многие ли угадают, что за пазл предлагается сложить из этих элементов? А это – «Чайка». Четырехактный балет Ильи Демуцкого по самой репертуарной пьесе Антона Чехова.


Аркадина в этом спектакле – прима-балерина, народная артистка. Фото Елены Фетисовой/Большой театр

За 125 лет, что «Чайка» не сходит со сцен всего мира, ее так никто и не разгадал. Не сходятся даже в том, есть ли в ней что разгадывать. Споря о замысле автора, назвавшего свою пьесу комедией, в каких только жанрах и стилях ее не ставили! Как только не трактовали! В конце концов, оказывается, любопытнее всего следить за тем, чего в каждую эпоху тому или иному постановщику в пьесе недостает (или чего он не разглядел) и чем тот или иной интерпретатор эту недостачу восполняет.

Хореографу Юрию Посохову и режиссеру Александру Молочникову в «Чайке», похоже, не хватило определенности. У Чехова ни за кем нет одной окончательной правды, ни для кого нет одной локальной краски. У него не было рецепта для решения экзистенциальных вопросов. Не было лекарства от любви. И от нелюбви не было. Очень понятно и органично, что ставшее крылатым выражение Герцена «мы вовсе не врачи – мы боль» неоднократно приписывалось Чехову.

В новом спектакле Аркадина (Светлана Захарова) – народная артистка, прима-балерина, Тригорин (Артемий Беляков) – известный красавец (и только), а Треплев (Артем Овчаренко) – юный неврастеник, капризный подросток, за недостатком материнской любви стремящийся привлечь к себе внимание, выкидывая всевозможные фортели. В финале бенефиса Аркадиной, на триумфальных поклонах, он взрывает благопристойность белого балета чернотой своих косухи и тату. Бунтарский язык его тела предсказуемо отличается от округлого выговора классической балерины и ее окружения. Матери-эгоистке это внушает сомнения во вменяемости сына, и она не находит ничего лучше, как попросить доктора вколоть мальчику снотворное. Совсем в духе карательной психиатрии. Подобные ассоциации поддерживает и появление в усадьбе (в спектакле это деревня, куда мать сослала Костю) двух мощных и явно прекрасно обученных немецких овчарок. Трудно сказать, против них или против людей Костя вооружается подобранным тут же ржавым глушителем.

Первый сценический опыт Треплева – индустриальная мистерия. Авангард вытесняет традицию. Место театрального оркестра занимает мистический трехметровый гонг. На смену многослойному муслину классических пачек приходит хай-тек металлик купальника Нины Заречной.

Нина (Мария Виноградова) – девица определенного сорта. Вполне современный тип жеманной кокетки. Не столько юношески пылкой, сколько холодно расчетливой. При победном явлении матери сын ее уже не интересует. Аркадиной она льстит, Тригорина обольщает. Что и говорить, социальный лифт требует смазки.

Расплачиваются за все несчастная птица (в истерике Треплев забивает чайку голыми руками) и несчастный мальчик (облившись бензином в кабине брошенного трактора, он поджигает себя).

Четырехактный балет уложен в два отделения с одним антрактом. В первом очевидна рука режиссера. Продуманный ритм, отсутствие длиннот, умелое выстраивание симультанного действия на разных площадках и планах.

Второе отделение выглядит иначе. Как смена эпизодов, между собой не связанных. Режиссер будто бы устал логично выстраивать действие и просто собрал кое-какие идеи. Правда, нашлись они не для всех. Про доктора Дорна (Вячеслав Лопатин), к примеру, так ничего и не придумано. Отведенное ему пластическое соло – монолог ни о чем.

Большая сцена отдана свадьбе страдающей от неразделенной любви к Треплеву Маши (Анна Балукова) с безликим чучелом (Медведенко в действующих лицах балета не значится, его роль исполняет манекен) – то ли «Кубанские казаки», то ли «Стряпуха», то ли «Прошлым летом в Чулимске».

Следующий пункт дивертисмента – сцена, в которой Аркадина и Сорин (Руслан Скворцов), подобно Раневской и Гаеву из «Вишневого сада», вспоминают детство. Сцена с игрушками, машинками и делаными улыбками затянута и сочинена, похоже, исключительно для того, чтобы в ее финале, точно поломанная игрушка, откуда-то выкатился перебинтованный Треплев. Чеховской глубины и драматичности нет и следа. Мать-эгоистка, понятно, не находит в душе места для сына. А при появлении воркующих Нины и Тригорина обоих и вовсе целиком поглощает ревность.

В четвертом акте Треплев уже не бунтарь, а конформист. На нем подобный тригоринскому костюм. Он подражает известному красавцу и в пластике. Но… Измена самому себе, выводят мораль постановщики спектакля, даром не проходит. Ни дотянуться до блистательного красавца-профи, ни вернуться к себе прежнему не получается. Да и внезапно появившаяся коварная изменщица Нина стремится только к одному – обратить на себя внимание давно бросившего ее Тригорина. Треплев грубо вышвыривает свою первую любовь из комнаты (должен был бы забить, как когда-то чайку). Ему безнадежно мала подростковая косуха – символ чистоты и творческих надежд. Да и тату на теле почти стерлись. Словом, жить больше решительно нечем. И он перестает жить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 1 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика