Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-10
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 01, 2020 8:34 am    Заголовок сообщения: 2020-10 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100101
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Брайан Ариас, Симоне Валастро, Димо Милев, Мартин Шекс, Светлана Захарова, Екатерина Крысанова, Ольга Смирнова, Владислав Лантратов, Артемий Беляков, Якопо Тисси
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ РАЗ
«ЧЕТЫРЕ ПЕРСОНАЖА В ПОИСКАХ СЮЖЕТА» В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2020-10-01 (дата публикации на сайте)
Ссылка| http://muzlifemagazine.ru/more-volnuetsya-raz/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Американец родом из Пуэрто-Рико, француз, болгарин и итальянец неожиданно поставили одноактные балеты в Большом. Еще в традиционном летнем пресс-релизе театра о них не было ни слова (хотя были события, например, июля 2021 года), а уже 10 сентября на входе толпились зрители, и (примета сегодняшнего дня) охранник важно направлял на них бесконтактный термометр. Все авторы относятся к одному поколению (40–45 лет) и считаются молодыми дарованиями – танцевальная карьера уже окончена, карьеры хореографов бодро идут вверх. Никто из них никогда не работал в России, но, разумеется, все представляли себе возможности и рамки Большого театра. Руководитель балетной труппы Махар Вазиев изначально предполагал, что все работы будут укладываться максимум в двадцать минут; по ходу дела одна из них так выросла, что длится теперь больше часа.

Это «Девятый вал», поставленный пуэрториканцем Брайаном Ариасом. Хореограф, учившийся в нью-йоркской школе Ла Гуардиа и затем танцевавший в Complexions, в NDT и в труппе Кристал Пайт, собрал партитуру балета из фрагментов сочинений Глинки (кусочки Увертюры соль минор, Симфонии на две русские темы, переложенного для фортепиано романса «Жаворонок» и септета ми-бемоль мажор) и Римского-Корсакова (нарезанные сцены из «Шехеразады», симфоническая картина «Садко», ноктюрн «Лунный свет» и «Фантазия на сербские темы»). Соединено все было довольно ловко, и оркестр, ведомый Павлом Клиничевым, искусно превращал этот пэтчворк в единую симфоническую ткань. Как ни странно, хореография, сочиняемая одним человеком в одно и то же время, оказалась более раздробленной, более рваной, чем собранная из сочинений двух авторов музыка.

Ариаса, никогда не бывавшего в России, вдохновили найденные в интернете полотна Айвазовского. Это не только самый длинный, но и самый густонаселенный балет – в нем занято более четырех десятков человек (ведущие, выделяющиеся из общих волн партии – у Маргариты Шрайнер, Давида Мотта Соареса, Элеоноры Севенард, Игоря Цвирко, Якопо Тисси). Видеохудожник Табеа Ротфухс, используя несколько картин, создала серию проекций на задник; при этом проекции были слегка приподняты над планшетом сцены, так что казалось, что волны, бушующие на этих проекциях, находятся над людьми. То есть собственно кордебалет, одетый в трико цвета морской волны, – это само море и есть. Не несчастные человеки, с морем сражающиеся (одноименную балету картину Айвазовского мы все помним), а само море, его беззастенчивая мощь, его пугающая красота. И лучшие сцены в балете Ариаса – те, где он не боялся масштаба, то есть примерно первая половина балета. Быстрая экспозиция – и переход к яростным пляскам моря под «Шехеразаду». Не самая новая, но вполне работающая мысль о сходстве морского шторма и шторма любовного, с утихомириванием стихии сразу после мощного выплеска, с ленивым перекатом волн, что только что дико бушевали. Собственно, если бы в музыке Ариас ограничился «Шехеразадой» и на этом музыкальном материале выстроил ту же самую историю, балет был бы стопроцентной удачей – так эффектно сделаны массовые сцены, так нетривиально продуманы смены углов «волн», так перекликается хореографическая картина именно с Айвазовским. Но после «Шехеразады» он еще тридцать минут конструировал лирические сцены, и их лексика состояла в основном из «слов» затрепанных и довольно тривиальных. Так часто бывает, что о сексе люди умеют говорить, а о любви не очень; ровно то же самое случается и в хореографии.


Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин в балете «Всего лишь»

Второй балет вечера был посвящен той же самой теме без всяких морских иносказаний – «Всего лишь» Симоне Валастро являл собой фантазию на тему «Песни песней». В фонограмме звучал Дэвид Лэнг и текстовые вариации на тему знаменитой любовной истории из Танаха. Симоне Валастро, окончивший школу Ла Скала, два десятка лет протанцевал в Парижской опере, и след его исполнительского опыта безусловно виден в его хореографических сочинениях. Ломкая пластика с выкручиванием суставов – привет от Уильяма Форсайта, которого так любит Парижская опера. Сложная система взаимодействия персонажей – от Уэйна Макгрегора, неожиданно возникающие пластические шуточки – от Матса Эка. Но в целом балет выглядел достаточно цельным, и можно представить себе, что мы застали постановщика в процессе выработки собственного хореографического языка. Еще немного, еще чуть-чуть – и уже будет хорошо. Из локальной истории «мужчина и женщина» в историю глобальную («человечество и Бог») нас переносило оформление сцены – четыре гигантских технических вентилятора, открытые взору публики. Мир – больше, чем локальные истории (изложенные великолепной пятеркой Большого: Ольга Смирнова, Игорь Цвирко, Мария Виноградова, Анастасия Сташкевич, Вячеслав Лопатин), и вентилятор, как глаз Всевышнего, следит за тобой.

«Угасание», что поставил Димо Милев (выпускник Софийской школы, пятнадцать лет протанцевавший в балете Нанси и Лотарингии) на музыку Энрике Гранадоса (фрагменты из сюиты «Гойески», «Поэтических вальсов» и «Поэтических сцен»; соло на фортепиано исполняла Анна Гришина), было создано хореографом под впечатлением от судьбы композитора, который всю жизнь боялся утонуть и действительно погиб в море (во время Первой мировой корабль, на котором он плыл с женой, был атакован немцами, и Гранадос сам прыгнул за борт, чтобы спасти упавшую супругу). Череда дуэтов, поставленная Милевым, транслирует нарастание напряженности – от печальных объятий, дурного предчувствия до отчаянного цепляния друг за друга. Элегия, начинающаяся грусть – не самая любимая краска артистов Большого. Яркая драма идет им гораздо больше. Но небольшая группа, занятая в этом спектакле (Маргарита Шрайнер, Семен Чудин, Мария Виноградова, Игорь Цвирко, Александр Смольянинов, Дарья Ловцова, Анна Балукова), кажется, всей душой прониклась этой историей и транслировала нужную интонацию внятно и музыкально.


Светлана Захарова и Якопо Тисси были ведущей парой в одном из составов балета «Тишина»

В финал вечера было поставлено наименее эффектное сочинение – маленький балет Мартина Шекса «Тишина» на музыку Арво Пярта (Silentium из Tabula Rasa). Шекс, окончивший школу Парижской оперы и танцевавший последовательно в Париже, Лейпциге и Дюссельдорфе, увлекается еще и фотографией, что очень видно в его сочинении. Придуманные им обмирающие дуэты будто предназначены для того, чтобы зритель мог полюбоваться на красоту длинных ног солисток – движений не особенно много, они медленны, ракурсы величавы. В целом вполне декоративная хореография не ведет диалога с музыкой, а будто существует рядом с ней, но солистки действительно прекрасны (в главном дуэте с Артемием Беляковым выстраивает томную графику Алена Ковалева), и балет, как и его предшественники, вечер не портит. Чуть насмешливое общее название программы провоцирует на вопрос: нашли ли персонажи (хореографы) какой-то сюжет? Ну, скажем так: не особенно и искали. Нашли в реальности возможность самим вздохнуть свободно во время планетарных ограничений и дать поработать-подышать артистам. Что совсем не мало.

ФОТО: НАТАЛЬЯ ВОРОНОВА, ПАВЕЛ РЫЧКОВ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 01, 2020 6:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100102
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Алексей Ратманский
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Семь сонат и один Пьеро. В Мариинском театре не состоялся вечер балета
Где опубликовано| © «Санкт-Петербургские ведомости» № 177 (6775)
Дата публикации| 2020-10-01
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/sem-sonat-i-odin-pero-v-mariinskom-teatre-ne-sostoyalsya-vecher-baleta/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Еще в прошлом сезоне труппа Мариинского театра готовилась к показу балета Алексея Ратманского «Семь сонат» в рамках традиционного балетного фестиваля. В нем два вечера были полностью посвящены творчеству этого балетмейстера (об одном из вечеров газета писала 17 марта). «Семь сонат» входили в программу второго вечера, который, увы, не состоялся из-за пандемии.


@ Мариинский театр. Фотограф Наташа Разина

Постановка была создана Ратманским в 2009 году для Американского театра балета. Хореографический текст артисты Мариинского разучивали под руководством ассистента балетмейстера и одной из участниц спектакля Стеллы Абрера. Как в прошлом сезоне, так и перед премьерой балетмейстер был вынужден вносить коррективы по видеосвязи из Нью-Йорка.

Алексей Ратманский ставил не только большие «повествовательные» балеты, как «Анна Каренина» или «Конек-Горбунок», но и более камерные опусы. На создание «Семи сонат» его вдохновили клавирные сонаты итальянского композитора ХVIII века Доменико Скарлатти, всю жизнь писавшего сонаты для испанской королевы. В совершенно «небалетной» музыке Скарлатти хореограф уловил непрекращающийся диалог между мужчиной и женщиной. Умение воплотить в танце отклик на музыку отличает искусство Ратманского. От этого рождается ощущение импровизационности и естественности. Балетмейстер освободился от сценографии, достигая живописности действия с помощью пластики, танца, непрерывного чередования вариаций, дуэтов, трио.

Балет может показаться бессюжетным, но, как говорил великий мастер бессюжетного танца Джордж Баланчин: «Если на сцене мужчина и женщина – это уже сюжет, а если действуют две женщины и один мужчина – это уже драма».

Шесть танцовщиков создают из знакомых па классической лексики постоянно меняющиеся композиции, предельно выразительные, создающие впечатление вечного движения. Поначалу, словно эпиграф к произведению, все шесть исполнителей предстают перед зрителями в единой линии, которая через мгновение рассыпается на отдельные дуэты, в каждом из которых – свое настроение, свой эмоциональный порыв.

В напряженном диалоге Екатерины Кондауровой и Романа Белякова угадываются мотивы тревоги, недоверия, любовные признания сменяются размолвками. Тонкая фактура и изумительная чистота линий танцовщиков сочетаются с энергией и силой, а динамизм – с прозрачной легкостью.

В мир беззаботной юности переносит нас дуэт Марии Хоревой и Филиппа Степина. Их герои предаются игре-забаве, словно соревнуясь в виртуозности и умении прочертить в пространстве каждую позу, придать отточенную красоту мимолетным хореографическим пассажам.

Теплотой и душевной мягкостью окутан дуэт Алины Сомовой и Романа Малышева. Диалог героев напоминает сонет, где в каждой строке –признание в любви.

Неотъемлемой частью спектакля, его музыкальной основой стала Александра Жилина, тонко, с изысканной нюансировкой исполнившая сонаты Скарлатти. Своеобразным обрамлением «Семи сонат» стали два балета Алексея Ратманского _ «Лунный Пьеро» на музыку Шенберга и Concerto DSCH на музыку Шостаковича.


Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 177 (6775) от 01.10.2020 под заголовком «Семь сонат и один Пьеро».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 01, 2020 9:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100102
Тема| Балет, НОВАТ, Премьера, Персоналии, Леонид Сарафанов
Автор| корр.
Заголовок| Леонид Сарафанов о балете «Баядерка» в хореографии Начо Дуато
Где опубликовано| © сайт театра
Дата публикации| 2020-10-01
Ссылка| https://novat.nsk.ru/news/interview/leonid-sarafanov-o-balete-bayaderka-v-khoreografii-nacho-duato-/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Премьер Михайловского театра, звезда российской балетной сцены Леонид Сарафанов готовит с артистами НОВАТа премьеру балета «Баядерка», которая состоится на Большой сцене НОВАТа совсем скоро – 2 октября. В интервью танцовщик, выступающий в этот раз как ассистент хореографа-постановщика, рассказал об особенностях новой постановки и о том, как артисты НОВАТа осваивают хореографию выдающегося мастера XXI века Начо Дуато.

– Вы начали репетировать «Баядерку» с артистами НОВАТа ещё в августе, как проходит репетиционный процесс, как танцовщики осваивают новый материал?

– Да, я был здесь в самом начале репетиций – показывал порядок танца, затем с артистами занимались уже другие ассистенты, а сейчас приехал помочь уже непосредственно перед выпуском спектакля на сцену. Я чувствую себя здесь прекрасно – в театре созданы очень комфортные условия. Здесь работают замечательные, очень отзывчивые люди, прекрасные артисты – профессионалы своего дела. Сейчас я уверенно могу сказать, что они готовы к предстоящей премьере.

– «Баядерке» более ста лет, чем этот балет может быть интересен современному зрителю?

– В первую очередь тем, что это балетная классика, как иногда говорят «голубая классика». Возможно, пришло время немного стряхнуть пыль с этого балета, придать ему более современное звучание, приблизить к современности, чтобы спектакль был интересен не только балетным эстетам, но и более широкому кругу зрителей. Начо Дуато действительно, это удалось – он добавил динамики действию, немного сократив хронометраж и мимические сцены, добавил танца персонажам, которые прежде не танцевали.

– В чём, по вашему мнению, заключается главное достоинство новой постановки?

– Я считаю, что главное достоинство любого балета – это исполнители, и «Баядерка» не является исключением из этого правила. В новой постановке, конечно, хореография, костюмы, свет и декорации – всё продумано, интересно, эффектно, но всё-таки главное – это танцовщики, их техническое и актёрское мастерство. От них зависит зрительский успех балета.

Начо Дуато всегда почтительно относится к наследию своих предшественников, и, действительно, трудно создать нечто более совершенное, чем «Тени» Петипа. Очень многое хореограф сохранил в своём балете из прежних постановок. Мне кажется, изначально он стремился создать классический балет сегодняшнего дня, а не просто осовременить «Баядерку» – балерины танцуют «на пальцах», в пачках; классические позиции, арабески, аттитюды – всё это сохранено в хореографии.
Главная задача, которую ставит Начо Дуато перед исполнителями – быть предельно музыкальными, у него свой «музыкальный слух». То, как он сам слышит музыку, как требует от артистов слышать её, другими словами, то, как в его постановках движения помножены на музыку, усиливает эффект, производимый спектаклем.

– Ваши пожелания зрителям, которые будут смотреть «Баядерку»?

– В сложившейся ситуации, как мне кажется, самое уместное пожелание – бережно относиться к своему здоровью, соблюдать меры безопасности в театре. И, конечно, хочу попросить поддержать артистов, которые не просто соскучились по сцене и зрителям, а изголодались по работе. Пожалуйста, не жалейте аплодисментов и встречайте артистов как можно теплее – они очень ждали этого момента.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 01, 2020 10:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100102
Тема| Балет, Казахская национальная академия хореографии, Персоналии, Алтынай Асылмуратова
Автор| Кирилл Пяртель
Заголовок| Прекрасное остается с человеком
Где опубликовано| © Республиканская газета «Казахстанская правда»
Дата публикации| 2020-10-01
Ссылка| https://www.kazpravda.kz/articles/view/prekrasnoe-ostaetsya-s-chelovekom
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Весной мы рассказывали, как Казахская национальная академия хореографии стремительно поменяла формат работы и решительно ушла в онлайн. Дистанционное образование там, где его представить в принципе невозможно, оказалось успешным проектом, открывшим новые форматы для творчества.



Отчетная встреча ректора Казахской национальной академии хореографии Алтынай Асылмуратовой, как и наше интервью, прошло в режиме онлайн. Однако бесконечно находиться на удаленке невозможно. Особенно, когда тебя ждут балетные залы, станки и требовательные хореографы. Педагоги бьют тревогу: долгий отрыв от «живых» занятий негативно отразится на профессионализме обучающихся. Необходимо как можно скорее вернуть обучающихся в классы.

– Онлайн – актуальный формат теперь даже для хореографии. Как академия пережила карантин в творческом плане? Что сложнее для педагогов и учеников: отсутствие возможности контактировать друг с другом или невозможность встретиться со зрителем? Может ли онлайн в обоих случаях заменить живое общение?

– С начала пандемии, а это ни много ни мало уже больше полугода, весь мир вынужден жить в новых реалиях. Для нас, как для учебного заведения, переход на дистанционное обучение стал большим вызовом. Буквально на ходу пришлось перестраивать не только образовательный процесс, но и экзаменационную сессию, защиту дипломов и даже работу приемной комиссии.



Мы уже можем сказать, что освоили новые правила «карантинной» жизни, однако долгий отрыв от «живых» занятий с педагогами, несомненно, негативно отразится на профессионализме будущих артистов балета. Ведь обучение технике хореографии предполагает занятия только в балетном зале под пристальным взглядом преподавателя.

В обычное время будущие артис­ты балета каждый день посвящают полтора часа уроку классичес­кого танца, который состоит из экзерсиса у станка, на середине зала, прыжков, а в женском классе еще и пальцевой техники на пуантах. В нынешних условиях педагогам стоит большого труда дистанционно направлять ребят. Ученикам приходится выполнять непростые задания самим и не у всех в домашних условиях имеется достаточно пространства для практики.

У нас учатся исключительно одаренные дети, и в балетном зале хореографы проводят ювелирную работу, оттачивая мастерство каждого воспитанника, чтобы раскрыть весь его талант. Очень важно не упустить время в процессе формирования профессионализма обучающихся, и сейчас необходимо как можно скорее вернуться в классы, чтобы сохранить целое поколение будущих артистов казахстанского балета.

Что касается внимания зрителей, хотелось бы отметить, что профессиональная практика и участие в постановках на сцене крупнейших театров Astana Opera, «Астана Балет», Театра оперы и балета им. Абая и других – важнейшая составляющая учебного процесса. Однако наши воспитанники все же еще не профессио­нальные артисты, и поэтому на первом плане – процесс обучения.

– Алтынай Абдуахимовна, а что бы Вы назвали главным достижением этого сложного периода? И какую цель считаете приоритетной в новом учебном году?

– Несомненно, прошлый учебный год, несмотря на карантин, был весьма плодотворным – мы радовались достижениям наших педагогов и обучающихся. Представители академии завоевали 15 наград на крупных международных конкурсах и фестивалях, из них четыре Гран-при.

Так, особой гордостью стала победа на Всемирном фестивале национальных культур и искусств World Folk Vision. По результатам народного голосования и решению Международного профессионального жюри, из 3 950 творческих коллективов, представлявших 115 стран, почетное 2-е место присудили воспитанникам Казахской национальной академии хореографии с композицией «Аққулар».

В основе качественного образования наших учащихся – профессионализм профессорско-преподавательского состава академии. В прошлом году ряд наших ведущих педагогов-хореографов были удостоены почетных званий и государственных наград. Мастерство педагогов академии по достоинству оценивается зарубежными коллегами. Показателем этого является, например, то, что Светлана Кокшинова провела обучающий мастер-класс для воспитанников токийской балетной школы «София», старший педагог Анвара Садыкова – для обучающихся Пекинской академии танца и Хенньянского педагогического университета в Китае, а Диана Агзамова – для будущих хорео­графов из Римской национальной академии танца.

Успешная творческая деятельность и достижения наших педагогов и воспитанников подтверж­дают, что академия становится кузницей высокопрофессиональных артистов балета. В пользу этого говорит и почти 100% трудоустроенность выпускников.

Как Вы знаете, идея создания такой уникальной балетной академии принадлежит Первому Президенту Казахстана – Елбасы Нурсултану Абишевичу Назарбаеву. Основной миссией академии было обозначено возрождение национальных традиций и интеграция казахской культуры с реалиями развития мирового балета. И по сей день нашей приоритетной задачей является подготовка талантливых артистов балета, которые будут прославлять Казахстан по всему миру.

– Академия прошла процедуру международной аккредитации. Что это дает учебному заведению? Какие из международных требований оказались наиболее сложными и с чем, наоборот, удалось справиться без проблем?

– Совершенно верно, в текущем году Казахская национальная академия хореографии успешно прошла важную процедуру проверки в Независимом агентстве аккредитации и рейтинга. Подготовка к международной аккредитации была сопряжена с пересмотром всех действующих документов и их обновлением. В рамках проверки экспертная комиссия подробно ознакомилась с учебной инфраструктурой академии, материально-техническими ресурсами, профессорско-преподавательским составом, а также провела беседы с обучающимися, выпускниками и с представителями работодателей.

Эксперты дали высокую оценку интеллектуальному, творческому, духовному и инновационному потенциалу академии, тем самым подтвердив соответствие деятельности учебного заведения требованиям стандартов международного образовательного пространства, что, безусловно, вызывает у нас гордость.

– В академии в Нур-Султане обучаются граждане других государств, что привело их в Казахстан? Что уникального они могут получить именно здесь?

– Действительно, в Казахской национальной академии хорео­графии обучаются иностранные студенты. На сегодняшний день их 18. Среди обучающихся есть граждане Японии, Кыргызстана, России, Узбекистана и Эстонии. Учитывая, что наша академия распахнула свои двери всего 4 года назад, это достаточно хороший результат.

В первую очередь уникальность обучения заключается в том, что Казахская национальная академия хореографии – это первое высшее учебное заведение не только в Казахстане, но и во всей Центральной Азии с полным циклом многоступенчатого профессионального хореографического образования. Иными словами, в стенах нашей академии воспитываются высококвалифицированные специалис­ты со школьной скамьи до уровня докторов наук.

Мы с уверенностью можем сказать, что уже сейчас, спустя всего 4 года работы, Казахская национальная академия хореографии являет собой новый национальный бренд страны в танцевальном и балетном искусстве. Наше образование соответствует международному уровню, и, конечно же, иностранных студентов очень привлекает богатое культурное наследие казахского народа.

Однако прежде, чем стать студентами нашей академии, иностранные претенденты так же, как и казахстанцы, проходят процедуру тщательного кастинга. Отбор проходит либо онлайн через видеопрезентацию, либо наши ведущие специалисты по приглашению выезжают в зарубежные балетные школы. Набор студентов ведется очень строго, никаких послаблений для иностранных обучающихся не преду­смотрено ни при поступлении, ни во время учебы. В этом и есть наше качественное отличие!

– Сегодня во многих сферах идет масштабная переоценка ценностей. Во всем мире люди понимают, что медицина требует большего внимания, это необходимо для выживания человечества. Как Вы считаете, какова будет роль искусства в условиях нового мира? И не получится ли так, что первоочередные потребности человека вытеснят на второй план все то, что дает людям высокое искусство?

– В связи с пандемией у людей произошла определенная пере­оценка ценностей. Еще год назад мы не могли и предположить, что все страны закроют свои границы, что даже прогулка во дворе, общение с коллегами и поход в гости к близким людям станет непозволительной роскошью в нашей повседневной жизни.

К счастью, отныне труд врачей ценится по достоинству. В свете глобальной угрозы человечеству, все, кроме жизни и здоровья людей, стало второстепенным. Однако не стоит забывать, что культура – это основа нашего нравственного воспитания. Без сохранения традиций и культуры любой народ потеряет свою уникальность, идентичность и целостность. История показывает нам, что театры ставили спектак­ли даже в тяжелые военные годы. И это было возможно благодаря самоотверженному и неустанному труду деятелей искусства.

Сейчас мы наблюдаем, что пандемия, напротив, сделала мир искусства более открытым и достижимым. Крупнейшие теат­ры, музеи и библиотеки мира выкладывают в открытый доступ свои постановки, проводят онлайн-туры и дают возможность всем людям соприкоснуться с уникальными произведениями искусства в виртуальном мире.

Важно, чтобы каждый человек, пытаясь сохранить в своей пост­коронавирусной жизни лишь самое значимое, не «выбрасывал за борт» такие общечеловеческие ценности, как доброта, сострадание, уважение и любовь к традициям и культуре своего народа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 03, 2020 9:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100301
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Михаил Зеленский.
Заголовок| Худрук балетной труппы МАМТ, этуаль Парижской оперы Лоран Илер на «Встрече перед премьерой у Бахрушина» открыл секрет поддержания формы танцовщиков на самоизоляции
Где опубликовано| © Сайт Театрального музея им. Бахрушина
Дата публикации| 2020-10-02
Ссылка| http://www.gctm.ru/2020/10/02/hudruk-baletnoj-truppy-mamt-etual-parizhskoj-opery-loran-iler-na-vstreche-pered-premeroj-u-bahrushina-otkryl-sekret-podderzhaniya-formy-tanczovshhikov-na-samoizolyaczii/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Встреча с Лораном Илером состоялась в Бахрушинском музее в рамках I-го музейно-театрального фестиваля «Все в сад!». Модератором выступил ведущий телеканала «Россия-Культура» Михаил Зеленский.

После полугодового перерыва Московский академический Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко открыл сезон программой «Гала-балет», состоящей из 13 номеров, среди которых был и эскиз будущего балета «Ромео и Джульетта» в постановке Максима Севагина и Константина Богомолова.

В этом сезоне в планах у МАМТа мировая премьера балета «Aurea» («Золотое сечение») в постановке известного хореографа Гойо Монтеро. Кроме того, Лоран Илер признался, что очень хотел бы заняться балетом Владимира Бурмейстера «Вариации» на музыку Жоржа Бизе.

На вечере Лоран Илер рассказал о планах на сезон, боязни новых ограничительных мер и обратил внимание на солидарность между театрами, танцовщиками и хореографами в этот непростой для всех период.

Цитаты:

О поддержке артистов в период карантина

«Просто нужно присутствовать рядом. Дать понять, что эта проблема волнует вас не меньше, чем артистов. Вы стараетесь сделать все возможное, чтобы скрасить их повседневную жизнь. Я знаю, что выходила одна статья, где говорилось о том, что танцовщики адаптировались по-разному. Например, использовали линолеум у себя дома, чтобы репетировать, поддерживать форму. Я постоянно созванивался с танцовщиками, мы обсуждали планы, что-то репетировали. Танцовщики очень дисциплинированные люди. Они занимались по видео. Конечно, пространства не хватало, чтобы делать что-то серьезное. И, тем не менее, у меня была возможность начать работу с соблюдением всех мер безопасности уже в августе, чтобы начать готовиться к сезону. И надо сказать, что танцовщики вернулись из самоизоляции в хорошей форме. Думаю, вся эта ситуация с карантином дала им еще больше аппетита к работе и еще большую осознанность в плане того, насколько важно трудиться. А может, и более глубокое понимание того, как здорово жить свободным и заниматься любимым делом»

О главном открытии во время самоизоляции

«Я стал отдавать себе отчет в том, что то, что нам кажется нормальным, не нужно принимать, как должное. Нормальность стала для нас более ценной в этой период. Когда танцовщики вернулись после карантина, они смогли по-новому получить удовольствие от работы в большом пространстве, от встречи с коллегами, от возможности выйти на сцену, встретиться с публикой. Мы смогли оценить эти вещи в период самоизоляции, и от этого наша работа стала еще более интенсивной. Мы поняли, насколько важна для нас нормальная жизнь, как в театре, так и за его пределами»

О трансляциях спектаклей в интернете

«Социальные сети, интернет-платформы, конечно же, тоже реагировали на пандемию. Я думаю, что касается театров, хореографов, им тоже придется работать в этом направлении. Однако, есть ощущение, что эта ситуация с популяризацией театра в онлайн-пространстве немного нам навязывается. Посмотрим, как будут развиваться события дальше. Но совершенно точно, что никогда ни чем невозможно заменить физический приход в театр и живой контакт с миром спектаклей»

О том, почему решил работать в России

«Я, конечно, знал, что у вас богатая традиция балета. Однако никогда не мог представить, что буду работать в России, да еще с такой замечательной труппой. Генеральный директор МАМТа Антон Гетьман поговорил со мной, и я подумал, а почему бы и нет?! Несколько раз приезжал в Москву, посмотрел труппу в действии. Понял, что у них есть потенциал. Я пришел не для того, чтобы навязывать французский стиль или что-то еще. К тому же разница в менталитете и подходе к работе у танцовщиков во всем мире небольшая. Для танцоров очень важен репертуар, который они будут танцевать. В России есть настоящий аппетит к работе, особая энергия, то, что мы называем «славянская душа». У Рудольфа Нуреева было вот это огромное желание идти дальше. Он говорил о том, что как только ты вышел на сцену, должен быть на ней на все 100%. У российских танцовщиков есть этот энтузиазм!»

О возвращении зрителя в театр

«Мы никогда ни в чем не можем быть уверены до конца. Конечно, у нас есть преданная публика театра и балета, и эти люди будут рады вернуться. Но за 6 месяцев столько всего изменилось, что мне кажется, и менталитет мог немного поменяться. Нет, мы никогда не должны думать, что у нас есть все, и мы все завоевали, в том числе внимание. Мы всегда должны идти вперед и много работать. Танец – очень хрупкое ремесло. На каждом спектакле мы готовимся заранее, но никогда не знаем, как все сложится. Нам нужно дотронуться до публики, разделить с ней эмоции и энергию, которая рождается во время спектакля»

О традициях и новаторстве

«Считаю, что сегодня даже классические большие балеты нужно реинтерпретировать. И реагировать на перемены, которые происходят вокруг и в нас, надо не то, чтобы приспосабливаясь к этой скорости, но нужно держать ее в голове. Например, у нас будет сделана новая версия «Щелкунчика». Это не значит, что мы не уважаем традицию. Я думаю, что мы можем соблюдать структуру и при этом немного по-новому связать это произведение с современной публикой. Можно одновременно быть верным произведению, традициям и при этом быть современным»

О современной хореографии и классическом балете

«Мне говорят, что я привожу много современных хореографов. Действительно, за последние четыре годы мы сделали очень многое в области современного балета. Но надо сказать, что 70% репертуара – это классический балет: «Дон Кихот», «Баядерка», «Эсмеральда» и так далее. И только остальные 30% – современные постановки. Мне кажется это хорошее равновесие. Современный балет так же подпитывает классический, потому что контролировать свое тело важно и там и там, просто подход иной. Чем больше способов управлять своим телом вы знаете, тем лучше. Это то, что позволяет развиваться»

О репетициях на дистанции

«Вначале была введена определенная дистанция. Это прагматичные меры, потому что в студии часто площадь 100 кв. м и могут танцевать только 20 человек. Мы постоянно дезинфицировали студии, старались развести потоки. Что касается ограничительных мер, нам повезло, что у нас нет таких строгих мер, как в Ла Скала, где могут репетировать только женатые пары. Я слежу за тем, чтобы в театре на этаже где, занимаются танцоры, соблюдались все меры – макси, дистанция, дезинфицирующие средства. И опять же стучу по дереву, но нам чудом удалось избежать случаев заражения коронавирусом среди наших танцовщиков, и пусть эта традиция сохраняется!»


«Встреча перед премьерой у Бахрушина» – специальная программа первого уличного фестиваля театрального искусства «Все в сад!», в рамках которой театральные деятели в формате диалога со зрителями рассказывают о предстоящих театральных событиях.
=========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 03, 2020 10:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100302
Тема| Балет, XVIII -ый фестиваль имени Галины Улановой, Премьера, Персоналии,
Автор| Александр Максов
Заголовок| Искусство сильнее напастей
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2020-10-03
Ссылка| https://musicseasons.org/iskusstvo-silnee-napastej/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, Премьера

Музы побеждали в годы военного лихолетья, а новое подтверждение живительного голоса любимиц Аполлона получено ныне. Пандемии коронавируса удалось лишь на время отложить начало XVIII -го фестиваля имени Галины Улановой в Йошкар-Оле и открывшую праздник танца премьеру балета «Бахчисарайский фонтан». Правда, свою тень covid-19 на фестиваль все-таки отбросил. Из-за отсутствия авиарейсов из Словении не смогла прилететь лучшая пара ведущих солистов театра – Ольга Челпанова и Константин Коротков. Однако и тут обнаружилась положительная сторона. Нынешний фестиваль, в отличие от прежних, сверкающих именами премьеров Большого или московского музыкального театров, было решено провести без гостей-гастролеров.


Сцена из балета «Бахчисарайский фонтан». Гирей – Константин Иванов. Фото – Евгений Никифоров

Намерение обойтись исключительно своими силами свидетельствовало о возросшем потенциале труппы, ее творческой самодостаточности. Так что фестиваль позволил познакомиться с новыми именами подросших танцовщиков, а уже известных увидеть в новых ролях, расширяющих представления об амплуа знакомцев. Стоит подчеркнуть, что практически вся труппа театра имени Э. Сапаева укомплектована артистами, подготовленными к профессии отделением «Хореографическое искусство», которое успешно существует в Колледже культуры и искусств имени И.С. Палантая на базе Лицея «Бауманский».

Безусловно, самым трепетно ожидаемым, был «Бахчисарайский фонтан», и причин тому несколько. Спектакль с абсолютно авторской хореографией поставил художественный руководитель марийского театра оперы и балета Константин Иванов. В прошлом премьер Большого театра, а ныне министр культуры Республики Марий Эл, не забыл своих сценических свершений и дорогих сердцу творческих мгновений. Он не мог упустить возможность – такова подлинная актерская натура, душу которой озаряет священный огонь творчества – вновь выйти на сцену. Не остановила даже травма – надрыв ахиллесова сухожилия, – полученная в ходе репетиций. Впрочем, следя за вольными полетами и стремительными вращениями этого могучего Гирея, зритель даже не подозревал об такой драматической коллизии. Так что возвращение Иванова на сцену спустя годы, не стало проявлением бессмысленного и ненужного актерского честолюбия. Напротив, у многих, испытавших восторг от масштаба личности Гирея-Иванова, заронилось сомнение: будет ли спектакль столь же эмоционально воздействующим при другом исполнительском составе, в котором роль Гирея доверена молодому и талантливому артисту?

Следуя за строкой Пушкина, балетмейстер почувствовал необходимость в увертюре, вобравшей в себя все лейттемы балета. Таковую сочинил главный дирижер театра Григорий Архипов. А подлинная интродукция Асафьева переместилось в середину первого акта, став музыкальной основой pas d`action четырех паненок (Яна Дмитриева, Анна Мелехина, Светлана Сергеева, Линда Печникова) и юношей (Роман Стариков, Артем Васильев, Александр Глушков, Даниил Коростылев).

ДАЛЕЕ ЧИТАЕМ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Сб Окт 03, 2020 10:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100303
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Михаил Мессерер, Анжелина Воронцова, Виктор Лебедев, Вячеслав Окунев
Автор|
Заголовок| Михайловский театр откроет 188-й сезон премьерой балета "Коппелия"
Автором новой редакции постановки стал главный приглашенный балетмейстер театра Михаил Мессерер

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2020-10-02
Ссылка| https://tass.ru/kultura/9608313
Аннотация| Открытие сезона, Премьера

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 2 октября. /ТАСС/. Михайловский театр откроет в пятницу 188-й сезон премьерой комического балета "Коппелия" на музыку Лео Делиба. Новую редакцию одного из шедевров мирового классического наследия создал на этой сцене главный приглашенный балетмейстер театра Михаил Мессерер, которому пришлось вести репетиции дистанционно - из Великобритании.
"Раньше такого нельзя было делать, но наши волшебники - служба интернета Михайловского театра - организовала все так хорошо, что мы смогли эпопею постановочных наших репетиций на сцене провести без сучка и задоринки," - сказал Мессерер журналистам в ходе онлайн-общения. Репетиции, по его словам, проходили настолько комфортно, "что у артистов было полное впечатление, что я сижу в темном зале, а они при свете репетируют на сцене".Такой эффект, по мнению балетмейстера, был достигнут благодаря тому, что он давно работает с этой труппой, и балетмейстеры-репетиторы хорошо знают его стиль.
Как признался Мессерер, в этой работе он "вдохновлялся тем, что появилась возможность создать очередной спектакль, пропагандирующий классический балет - спектакль безошибочно классический и, несомненно, современный, чтобы он привлекал зрителей всех поколений".
Саму постановку он назвал приношением великим мастерам прошлого Артуру Сен-Леону, Мариусу Петипа, Энрико Чекетти и Александру Горскому. В спектакль вошли сохранившиеся фрагменты из их балетов, а в целом он стилистически передает атмосферу тех постановок.
Балетмейстер сообщил, что внес некоторые коррективы в характеристики персонажей. "Мы избавились от жестковатой мистики, от мрачноватого образа Коппелиуса, он у нас веселый и жизнерадостный", - пояснил Мессерер.
Главные партии на премьере исполнят молодые солисты Анжелина Воронцова и Виктор Лебедев. Сценографом-постановщиком выступил народный художник России Вячеслав Окунев, по эскизам которого созданы и костюмы.

Мессерер в Михайловском
С 2009 года Михаил Мессерер поставил на сцене Михайловского театра балеты "Лебединое озеро", "Лауренсия", "Дон Кихот", "Пламя Парижа", "Корсар", "Золушка". Некоторые из них были с успехом показаны труппой на гастролях за рубежом.
"Коппелия" одной из первых появилась на балетной афише Ленинградского академического Малого оперного театра (одно из прежних названий Михайловского). С 1934 года он шел здесь в хореографии Федора Лопухова, Нины Анисимовой и Олега Виноградова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 03, 2020 11:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100304
Тема| Балет, НОВАТ, Премьера, Персоналии, Ольга Гришенкова
Автор| корр.
Заголовок| Ольга Гришенкова: «Мы изголодались по работе»
Где опубликовано| © сайт театра
Дата публикации| 2020-10-02
Ссылка| https://novat.nsk.ru/news/interview/olga-grishenkova-my-izgolodalis-po-rabote/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Сегодня НОВАТ открывает балетный сезон премьерой балета Людвига Минкуса «Баядерка» в постановке Начо Дуато. Главную партию баядерки Никии исполнит заслуженная артистка России, прима-балерина НОВАТа Ольга Гришенкова.

Накануне премьеры балерина рассказала о своей новой сценической работе и подготовке балетной труппы к открытию сезона.

– С какими чувствами Вы приступили к работе после долгого перерыва?

– Конечно, это была непростая ситуация – такого долгого перерыва никогда не было. Естественно, все мы изголодались по работе, соскучились по общению друг с другом. Мы приступили к репетициям с большим энтузиазмом, и так удачно сложилось, что начали с подготовки премьеры, освоения нового материала, новой хореографии. Поэтому все с большим рвением отнеслись к работе, даже не хотелось уходить из репетиционного зала.

– В период вынужденного перерыва о чём Вы больше всего скучали?

– Больше всего мне не хватало сцены. На мой взгляд, у нас самая замечательная сцена, самая удобная из всех, на которых мне приходилось танцевать. Если хоть раз на ней танцевал, то уже не останешься равнодушным, и непременно влюбишься в неё. И конечно, очень соскучилась по зрителям. Ощущение контакта с залом, зрительская поддержка, обмен эмоциями – это ни с чем не сравнимо.

– Обычный график работы балета очень напряжённый. Мы знаем, что все артисты старались поддерживать форму, но всё-таки возвращение к обычному режиму наверняка было непростым?

– Конечно же, человек ко всему привыкает. Поначалу, когда мы вынуждены были запереться дома, это казалось диким, было совершенно непонятно, что делать в этой ситуации. Но постепенно начинаешь видеть положительные стороны – больше общаешься с семьёй, уделяешь время ребёнку, появляется больше свободного времени. И, безусловно, после такого долгого перерыва потребовалось некоторое время для возвращения к обычному темпу работы, но всё-таки мы все довольно быстро втянулись, потому что это наша жизнь, к которой мы не просто привыкли – мы уже не можем по-другому.

– Ваше настроение накануне премьеры «Баядерки»?

– Я очень жду её. Ощущение, когда ты выходишь на сцену, наверное, сродни наркотику – ты становишься зависимым от него, хочешь снова и снова ощущать энергию, идущую из зрительного зала. Но вместе с этим, есть и волнение, а то, что это премьера – добавляет нервозности. Но всё-таки мы с нетерпением ждём выхода на сцену.

– В чём, по-вашему, секрет долгой сценической жизни балета «Баядерка»?

– Прежде всего это классика, к тому же сюжетные балеты всегда интересно смотреть, и каждый раз находить что-то новое, новые смыслы, новые грани спектакля.

– Ваш любимый момент в этом спектакле?

– Танец с корзинкой в втором акте – он позволяет очень многое сказать танцем, выразить множество эмоций. Я всегда получаю огромное удовольствие, когда танцую этот монолог Никии.

– Вы танцевали и Никию, и её соперницу – Гамзатти, какой персонаж вам интереснее и ближе?

– Безусловно, Никия. Партия насыщена эмоциями: это и её любовь к Солору, и её холодность и жёсткость по отношению к Брамину, и соперничество с Гамзатти, и её боль, когда она понимает, что её предали. Трудно представить более благодатный актёрский материал. Мне кажется, что и характером мы немного похожи: я человек достаточно мягкий, но могу постоять за себя.

– Чем Вам интересна хореография новой версии «Баядерки»?

–На мой взгляд, главная отличительная особенность хореографической версии Начо Дуато – динамика. Раньше многие мизансцены в «Баядерке» были более размеренными, было много пантомимы, в новой постановке они полностью основаны на танце, все сюжетные ходы рассказаны хореографическим языком, движением. Прежде совершенно нетанцевальные партии Раджи и Великого Брамина у Начо Дуато стали полностью танцевальными. Много говорится об особой музыкальности хореографии Начо, и я тоже хочу отметить, что у него на каждое танцевальное движение есть музыкальный акцент, на который ты прежде не обращал внимания. В «Баядерке» интересным и новым стало появление стилизованных положений рук, движений головы, жестов, свойственных индийскому традиционному танцу. Индийский колорит очень хорошо считывается в этом спектакле, особенно в первом акте, в который постановщик внёс довольно много изменений. В спектакле, к тому же, совершенно невероятные по красоте костюмы – стоит только надеть, и уже не хочешь выходить из этого образа. «Баядерка» – не первый балет Дуато, в котором я танцую, поэтому его пластика, его стиль – это уже что-то родное, близкое и понятное. Иногда я делаю на репетиции какое-то движение, и уже понимаю, какое он может сделать замечание. Поэтому я хорошо понимаю, чего от меня ожидает хореограф.

– Ваши пожелания зрителям, которые будут смотреть «Баядерку»?

– Обязательно беречь себя и своих близких. И конечно, я желаю нашим зрителям прийти в театр в хорошем настроении и насладиться этим спектаклем. В этой постановке очень красивые костюмы и декорации, интересная хореография, и, что немаловажно, Начо Дуато очень многое сохранил из классической версии Петипа, а третий акт – «Тени» оставил в неприкосновенности. Я уверена, что каждый из вас получит удовольствие от этого балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 05, 2020 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100501
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Иван Васильев
Автор| Беседу вела Елена Никульская
Заголовок| Иван Васильев: «Жизнь – в движении»
Где опубликовано| © Интернет - портал "Культурный мир Башкортостана"
Дата публикации| 2020-10-05
Ссылка| https://kulturarb.ru/ru/news/ivan-vasilev-zhizn-v-dvizhenii-2
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В ноябре на сцене Башкирского государственного театра оперы и балета состоится премьера одноактных балетов на музыку Дмитрия Шостаковича «Соседи» и «1418 дней» в хореографии премьера Михайловского театра, приглашённого солиста Большого и Мариинского театров, «Ла Скала», Баварского балета и Американского театра балета, заслуженного артиста России Ивана Васильева, который с недавнего времени является также приглашённым главным балетмейстером БГТОиБ. Наш корреспондент Елена Никульская узнала у него, как удалось объединить в одном вечере романтическую историю любви и балет о войне, и что ещё нового ждать уфимским зрителям от балетной труппы театра в наступившем сезоне.

- Как началось Ваше сотрудничество с Башкирским государственным театром оперы и балета?

- Меня привёл сюда главный художник театра Иван Складчиков – у него появилась идея поставить балет о Рахманинове, который нас ждёт, но чуть позже. После знакомства с гендиректором Ильмаром Альмухаметовым было принято решение сначала поставить что-нибудь поменьше, так появился балет «Конёк-Горбунок», премьера которого состоялась год назад. Так что во всём виноват Рахманинов.

А сейчас на подходе вторая постановка – вечер одноактных балетов «Соседи» и «1418 дней», к первому показу которых практически всё готово. Премьера должна была состояться в мае, так как спектакли посвящены 75-летию Великой Победы. Это две разные истории, действие первой из которых приходится на послевоенный период, вторая же – воспоминания о войне. Балеты разные, но они связаны – персонажи из первого спектакля переходят во второй. Первый балет про влюблённую пару, живущую по соседству. Этажом выше живёт пара ветеранов Великой Отечественной войны, которые во втором балете вспоминают свою молодость, пришедшуюся на военное время.

- Почему именно Шостакович, который и на слух воспринимается не всегда легко? Насколько комфортно было ставить балет на его музыку?

- Дмитрий Шостакович – прекрасный композитор. Возможно, не такой простой для постановки, как многие другие, но мы не ищем лёгких путей. К тому же работать с красивой симфонической музыкой всегда очень приятно.

- Как получилось, что Вы стали главным балетмейстером Башоперы?

- Всё произошло довольно спонтанно – Аскар Абдразаков и Ильмар Альмухаметов предложили мне это, и я согласился. Я очень люблю работать, люблю активную жизнь, и если я могу быть полезен, чем-то помочь, то с огромным удовольствием берусь за это.

К тому же я очень полюбил эту труппу – делаю с ними вторую постановку и вижу её потенциал, мощь. Они «горят» на работе, и это самое главное. Сложно работать в коллективе, где все уже устали, а здесь есть нерастраченный запал. Поэтому им надо сейчас как можно больше работать, и мы это обеспечим.

- Какие планы у Вас как у главного балетмейстера на этот сезон?

- Планов громадьё, в первую очередь по постановкам. Уже в октябре труппа начнёт активно работать над балетом Карена Хачатуряна «Чиполлино» в хореографии Генриха Майорова. Вопрос с этой постановкой решился очень быстро, недавно к нам приезжала дочь Генриха Александровича, которая сейчас отвечает за перенос спектакля на нашу сцену. И на новогодних каникулах зрители смогут увидеть прекрасный детский балет, пользующийся популярностью на всём постсоветском пространстве и не только. Эта работа очень тяжёлая для труппы, поскольку там очень много танцев, и они разные, а все персонажи – «играющие». То есть артистам надо проявить не только танцевальные навыки, но и актёрское мастерство.

На конец сезона запланирован мой балет о Рудольфе Нуриеве. И сейчас ведутся переговоры с фондом одного из признанных классиков мирового балета ХХ века Ролана Пети, чтобы в нашем театре появились его постановки. Работа над ними будет очень интересной для труппы, потому что это абсолютно другой стиль. Я думаю, каждый театр должен иметь в репертуаре шедевры такого мастера.

- Что для Вас проще: самому танцевать или учить других это делать?

- Это две абсолютно разные вещи, но каждая из них по-своему прекрасна. Хотя, когда танцуешь сам, в какой-то мере проще передать замысел, потому что проводишь его через себя. А когда кому-то объясняешь, как надо делать, и у людей получается то, что ты хочешь, это доставляет массу удовольствия. Радуешься, как ребёнок конфете, потому что смог передать своё видение танца.

Но я не из тех хореографов, которые настаивают только на одном варианте исполнения партий. Моя задача – сохранить художественное видение спектакля, его художественную концепцию.

Например, для балетов «Соседи» и «1418 дней» у нас несколько составов. В труппе много прекрасных артистов, и у каждого свои сильные стороны, поэтому и техническое наполнение будет разным. Я не заставляю делать всех, как я делаю, а стараюсь понять, как они могут выразить эту роль, потому что каждый чувствует по-своему, и у всех своя техническая лексика. Поэтому можно сказать, что постановки с разными составами в исполнительском плане будут разными спектаклями.

- Вы тратите колоссальное количество энергии на сцене. Как её восполняете?

- Ещё не пришёл тот момент, когда у меня кончилась бы энергия. Её у меня много, я хочу и буду делиться ею со всеми. Если Всевышним тебе даны силы, значит, для чего-то они есть, и надо их тратить.

К тому же я считаю, что жизнь – в движении. Если движения нет, то и жизнь заканчивается.


Фото Олега Менькова и Стаса Левшина
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 05, 2020 8:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100502
Тема| Балет, Киевское государственное хореографическое училище, Персоналии, Екатерина Кухар
Автор| Оксана Гончарук
Заголовок| "Пользуясь авторитетом, могу открывать любые двери", - Екатерина Кухар
Где опубликовано| © Vesti.ua
Дата публикации| 2020-10-05
Ссылка| https://vesti.ua/kultura/polzuyas-avtoritetom-mogu-otkryvat-lyubye-dveri-ekaterina-kuhar
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Интервью с примой-балериной и членом жюри "Танцев со звездами"



Самый строгий член жюри шоу "Танцы со звездами" Екатерина Кухар рассказала, как, будучи директором хореографического училища, пытается вернуть престиж учебному заведению и чего ждет от политиков.

— Катя, для театральной балетной примы назначение директором хореографического училища — это дополнительная нагрузка. Почему вы согласились на эту должность?

— Я не могла отказаться от этого предложения, так как болею сердцем за наше училище и понимаю, в каком состоянии оно сейчас находится. С марта по июль, во время всеобщего карантина, в нем даже не проводили онлайн-обучение по специальным предметам. О чем еще можно говорить.

— Ваша сегодняшняя популярность помогает или мешает работе в училище?

— И то и другое. С одной стороны, пользуясь своим авторитетом, я могу открывать многие двери, а с другой — много "доброжелателей", которые тщательно следят за тем, чтобы я в течение двух месяцев сделала то, чего не делалось более 12 лет.

— Насколько учащиеся хореографического училища отличаются от обычных школьников?

— Моя бабушка часто вздыхала, жалела меня и говорила: бедный ребенок совсем лишен детства. И всячески мне помогала. Но я не считаю, что у меня не было детства, оно было наполнено стремлением добиться определенных успехов, тяжелой работой и светлой мечтой. У меня не было времени на всякие глупости, расписание было всегда забито.

— Вы сами окончили это училище. Какими вам запомнились годы обучения? Вы были любимицей преподавателей или приходилось доказывать свою состоятельность?

— Я была любимицей и окончила училище экстерном за отличную успеваемость — на год раньше, с красным дипломом. Но я каждый день "боролась" и завоевывала внимание преподавателей своим трудом и тем, что изо дня в день, как губка, впитывала все их замечания и на следующий день старалась исправить ошибки.

— Не боитесь ли вы, что у вас начнут появляться в училище любимцы?

— Нет, не боюсь. На общих уроках я уделяю внимание и делаю замечания абсолютно всем студентам. Вопрос в том, кто и как их будет использовать. Когда тебе дают ключ, важно найти тот самый замок, а не просто носить его в кармане. Но, безусловно, дети, которые стараются больше остальных, будут поощряться: стипендиями, сольными партиями, поездками на международные конкурсы. Так было всегда и будет.

— Какими были ваши первые впечатления от училища, когда вы пришли туда как директор? С чем вам предстоит бороться в первую очередь?

— Для меня это своего рода вызов самой себе и новая точка роста. Самым актуальным вопросом стало материально-техническое состояние училища, которое много лет разрушалось. Например, оказалось, что училище абсолютно не готово к дистанционному обучению. Начиная с того, что у некоторых преподавателей не было даже электронной почты, заканчивая тем, что те несколько несчастных компьютеров, которые находились на балансе училища, не имели камер и не тянули по мощности такие программы, как Zoom... Во время карантина вся страна ведет дистанционное обучение, а в КГХУ с марта по июнь онлайн-уроков не вели, потому что не было элементарного технического оснащения. Детям раньше преподавали информатику по конспектам. Как можно в XXI веке читать ученикам информатику в отрыве от практики?

Это лишь один из многих вопросов, который сейчас оперативно пытаемся решить и стараемся сделать так, чтобы у детей, несмотря на карантин, продолжалось обучение. Недавно в училище был подтвержденный случай Covid-19. Мы были вынуждены перевести учащихся на онлайн-обучение.

— Придя на должность, вы говорили, что ваш международный опыт, знания и возможности помогут сделать для детей много хорошего. Что-то уже удалось сделать в этом направлении?

— Несмотря на условия карантина, пандемии, дистанционного обучения, мы уже начали вести переговоры с американскими партнерами, чтобы проводить обмен опытом. Чтобы их преподаватели в онлайн-режиме давали уроки для наших учеников, а наши — для их. Хочется создать фундамент сотрудничества, тем самым мы начинаем вести культурный обмен творческим опытом.

Мы общаемся с китайской стороной. Сейчас поступила заявка от турецких детей, которые хотят у нас учиться. В этом году я взяла в пятый класс на обучение в киевское училище девочку из США, она мне очень понравилась. У нее очень балетная конституция тела. Несмотря на то что ей только девять лет, по ее данным можно сказать, что это маленькая балерина.

Хочется, чтобы к моменту окончания карантина появилась возможность проводить обмен студентами, педагогами, чтобы эту программу можно было ввести на государственном уровне — чтобы к нам приезжали делегации и студенты на мастер-классы. Чтобы мы имели возможность отправлять своих учеников проходить практику за границей, чтобы был правильный культурный обмен. Потому что наша школа во все времена ценилась, мы должны это развивать и продолжать традицию.

— Для каждого артиста в приоритете — выйти со своим искусством на мировой уровень. Способно ли наше училище выпускать звезд мирового балета?

— Выпускники нашего училища всегда славились хорошей классикой, классическим исполнением классического наследия. Но, к сожалению, в современной хореографии, на мировом уровне, мы существенно отстаем и уступаем нашим коллегам. Стараюсь повысить уровень квалификации наших выпускников тем, что с этого учебного года, наконец, начали преподавать модерн. Собираюсь пригласить одного, пока не могу разглашать тайну, мирового хореографа, который уже ставил в лучших театрах мира свой спектакль именно для выпускников. Это спектакль неоклассический, одноактный. Плюс — очень хочу ввести эстетику, вернуть фортепиано, потому что музыка и танец неразрывно связаны, а также историю искусств — те вещи, которые необходимы в будущем творцам классического искусства.

— Общий уровень культуры в стране последнее время падает. Насколько сегодня в Украине вообще престижно быть танцором балета?

— К сожалению, вы правы. Те специальности, которые крайне необходимы для нашего общества, которые отвечают за нашу культуру и развитие, на сегодняшний день не ценятся. Мне бы хотелось, чтобы наши политики были более социально ответственными, чтобы они в первую очередь обращали внимание на проблемы культуры, медицины, образования. Если государство будет пренебрегать этим, мы, к сожалению, убьем у будущего поколения желание не только оставаться здесь, но и в принципе работать в государственных учреждениях.

— Придя в училище, вы первым делом ввели в программу уроки английского, поскольку до этого момента ученики учили только французский. Какие еще дисциплины вы планируете ввести?

— Мы ввели в этом году сценический грим и прическу, что необходимо выпускникам для практики и работы на сцене. Я мечтаю, чтобы в КГХУ был и бассейн, и тренажерный зал, и правильно оборудованный медицинский зал, чтобы дети имели хорошее, правильное и качественное восстановление после травм или после тяжелой физической нагрузки. На сегодняшний день у нас нет даже элементарного массажного стола и массажиста. Должен быть хотя бы ультразвук, магнитно-резонансная терапия и очень-очень много других вещей, которые необходимы таким высококлассным государственным учреждениям. Я очень хочу пригласить диетолога, чтобы он прививал ученикам культуру питания. Было бы хорошо приглашать нутрициологов.

— Дайте совет родителям, дети которых мечтают стать балеринами. Что им нужно обязательно знать, перед тем как привести ребенка в училище?

— Нужно понимать, что это адский и каторжный труд. Для того чтобы добиться результата в этом сложнейшем искусстве, необходимо не только приложить все усилия, старания, желания, труд, пот и кровь самого ребенка, но и свое личное родительское время. Важно трудиться, соблюдать режим, набраться терпения и приучить своего ребенка к тому, что нужно выкладываться каждый день. Делать это не для преподавателя или родителей, а для себя самого. Чтобы ребенок приходил домой и честно говорил себе: "Я сегодня сделал максимум, что мог".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 06, 2020 2:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100601
Тема| Балет, Фотография, Персоналии, Нина Аловерт
Автор| Диляра Тасбулатова
Заголовок| Нина Аловерт: Балет – это победа над смертью
Где опубликовано| © STORY
Дата публикации| 2020-10-05
Ссылка| https://story.ru/istorii-znamenitostej/intervyu/nina-alovert-balet-eto-pobeda-nad-smertyu/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Нина Аловерт – выдающийся фотограф, запечатлевшая великих танцоров балета. Увидев ее работы, я просто обомлела - причем часто это живые, а не постановочные фото, снятые прямо во время спектакля, что сложно технически. Нина Николаевна живет в США и принадлежит к кругу знаменитой нью-йоркской богемы родом из России.



Какое совпадение, Нина: как раз не далее как вчера я с упоением читала о Бахчаняне и поняла, что вы как раз из этой компании, где собрались лучшие из лучших. Ну, наши эмигранты, из СССР, причем сплошь знаменитости или просто интересные люди: Бахчанян, Довлатов, Бродский, Генис…

- Генис жив-здоров, слава богу, и мы до сих пор дружим.

Когда вы только-только появились, приехав в Нью-Йорк, в этой компании, кто там был лидером? От кого исходил особый импульс? От Довлатова, наверно?

- Думаю, да. Он, конечно, был самой заметной фигурой в этой компании. Причем в прямом смысле – Сергей почти сразу стал главным редактором «Нового американца», отличной эмигрантской газеты. Приехав в Америку в 1979-м, уже через год возглавил ее, вместе с другими он ее и придумал. Вообще «Новый американец» – очень интересная газета, оригинальная, прекрасно сделанная, - в первую очередь, конечно, благодаря Довлатову.

Каким он был, так сказать, в быту?

- Никогда не выпендривался, но и молчаливым и сдержанным, каким его часто изображают, тоже не был. Вообще всё, что рассказывают после смерти любого человека, – всегда немножко легенда, ибо память устроена так, что вспоминается то, что нам хочется, подсознательно-избирательно. Но есть какие-то вещи, которые не подлежат пересказу, ибо человек в принципе сложное существо.

…Говорят, внутренне он все же был мрачным человеком. Хотя умел держаться, никакой надменности – так многие считают, кто его знал лично. Жаль, что он не дожил до начала девяностых, когда совокупный тираж его книг превосходил тираж Библии. Феноменальное явление.

- Когда я в первый раз попала в Петербург, это было в 87-м, там все уже знали о нем, хотя его и не печатали. Я, кстати, делала его последние фотографии специально для Ленинграда. Попросила попозировать мне, выйти на улицу – ну, мы и вышли...

Слава, стало быть, бежала впереди него?

- Так и было. В России все его цитировали, хотя никто не издавал.

В первый раз я прочла его рассказ в 1990-м, - о том, как зэки пьесу о Ленине играли. Мы буквально шок испытали – Ленин все еще был в фаворе, в противовес Сталину, который, мол, нарушил «ленинские нормы»…

Авантюристы

Я знаю, что вы из очень культурной семьи, связанной с Россией не только географически. Тяжело было уезжать?


- По своей природе я человек очень авантюрный, и то, что я из интеллигентной семьи, не значит, что я чего-то боялась. Правда, тяжело было терять друзей… Поэтому, как только появилась возможность, тут же, не откладывая, приехала в Россию. Вы понимаете, какое это чудо, всех вновь увидеть? Мы ведь уезжали навсегда и были совершенно уверены, что больше не встретимся… Даже переписываться не могли, боялись. Правда, я все же писала письма - тем, кто не боялся, кто мог себе это позволить… Ведь кое-кто работал в засекреченных заведениях, где переписываться было категорически нельзя.

Да уж, уехать навсегда, практически порвать с прошлым, - это огромная смелость. Перемена участи. Английский вы уже тогда знали?

- Совсем не знала. Всю жизнь учила немецкий и немножко знала французский.


Н. Макарова - Жизель. Кировский балет. 1968 г.

Ой, страшно. Как же общаться, жить, зарабатывать?

- Знаете, меня будто сама судьба вела по жизни. Что-нибудь да будет, думала я. Как-нибудь прорвемся, в общем… Такое вот ощущение было… Судьба выведет и вывезет, не пропадем.

Счастливый вы человек… Ну а когда вы начали заниматься фотографией, были сложности? Вы учились этому? Только-только приехав в совершенно чужую, в общем, страну, вы сразу попадаете в элитарную среду, снимаете самого Барышникова. Как это?

- Ну, Барышникова я знала давно, еще с тех времен, когда он был выпускником балетного училища. Так получилось, что я как бы сразу вошла в профессиональные круги Америки – где-то через год после приезда пришла, прямо с улицы, без рекомендаций, в Dance Magazine, в прекрасный журнал, где писали о балете.


Михаил Барышников – Дафнис. «Дафнис и Хлоя». Кировский балет. Ленинград, 1974 г.

О, боже… Я бы со страху слова не смогла бы вымолвить.

- Буквально на пальцах, твоя моя не понимай (смеется), всё объяснила, показала им свои фото Ленинградского балета – те, что удалось вывезти или напечатать с негативов, мы ведь не имели права ни собственные фотографии, ни даже негативы вывозить. Но кое-что мне все-таки удалось провезти.

Они пришли в восторг?

- Представьте себе. Им было интересно еще и потому, что там никто не знал подробностей о Ленинградском балете, страна-то у нас была закрытая, железный занавес… Так что с самого начала ко мне в Америке хорошо отнеслись, с интересом.

Поразительно. Без рекомендаций, сразу прийти в топ-журнал, ну вы даете!

- Самый простой путь и есть самый правильный.

Вы признанный американский фотограф, при том что в Америке огромная конкуренция. Интересно…

- Дело в том, что я принадлежу к тем фотографам, которые снимают спектакли, никогда не хотела делать что-то другое.

Но и таких, видимо, немало?

- Хватает. Но мы не особо конкурируем друг с другом. Приносили свои работы в журнал, редакция отбирала нужное и лучшее. Но сейчас все поменялось, и журнал этот, в общем, погиб. Хозяева постарели и продали его тем, у кого холдинг, много изданий, и им не до балета, они ничего в этом не понимают. Постепенно журнал превратился в бог знает что, и я уже им не интересуюсь. А раньше я публиковала там свои фото и писала о балете.

Номера журнала у вас остались? Это же шедевры полиграфического искусства.

- Конечно.

Ваша профессия приносила доход?

- Не очень большой. Все фотографы, снимавшие для журналов, не имели постоянного заработка и чем-то другим подрабатывали. Кто-то школы снимал балетные, кто-то что-то еще делал.


Наталия Осипова, Иван Васильев. «Дон Кихот». Гастроли с балетной труппой Михайловского театра в Нью-Йорке. 2014 г.

Там же у вас всё страшно дорого?

- Ничего, приспособились.

Легко живете...

- Мы приехали из СССР, так что сами понимаете, ко всему привыкли. Как говорила моя мама - мы там ели макароны и тут будем есть макароны.

Мама сумела адаптироваться?

- Сумела лучше всех. Была просто счастлива – я, слава богу, говорила она, не кормлю теперь внуков гнилой картошкой. Уже здесь она дописала свои две книги, которые я издала после ее ухода.

Мама – ученый?

- Фольклорист. Ее книга о фольклоре разошлась в России по всем библиотекам, какие только ни на есть, по всей стране буквально.

Я прочла, готовясь к интервью с вами, и про вашего дедушку. У вас, получается, в семье все авантюристы – ну, в хорошем смысле этого слова? Никто из вас не боялся пробовать что-то новое?

- Да, есть такое. Ни я, ни мама ничего не боялись. Мой дедушка со стороны отца, Аловерт, был издателем - издавал журналы мод, а дед со стороны матери – физиком.


Ирина Колпакова - Аврора, Михаил Барышников - Принц. Балет «Спящая красавица». Съёмка на Ленинградском телевидении.

Вы, наверно, несли в себе трагический или как сейчас говорят, травматический, груз советского прошлого – переменив участь, вы почувствовали радость от жизни в свободной стране?

- Ну, в общем, да. Можно что угодно говорить, и никто на вас не стукнет – это, разумеется, и есть ощущение свободы. Странное чувство - что можно жить как хотите, а не так как вам диктуют.

Как вы думаете, в ваших фото присутствует российская ментальность – драматизм, например? Может, потому, что вы выросли в атмосфере другой культуры? Ваши фото совсем не гламурные, скорее драматичные. И, таким образом, видна ваша личность...

- Гламур меня не интересует, это правда. Я просто любила искусство балета, любила танцовщиков: и, очевидно, на моих фото откладывается моя личность и восприятие, да и как без этого. Был момент, когда я даже подчеркивала драматизм и трагичность жизни, печатая фотографии, усиливая эффект драмы. Ну потом это прошло, в жизни бывают разные периоды.

Очень современные фото - можно подумать, снимала молодая женщина...

Балет


Диана Вишнева и Марсело Гомес репетируют сцену из «Дамы с камелиями» Дж.Ноймайера. Москва, Большой театр. 2010 г.

Сложно снимать балет?

- Наверное. Даже не знаю, что сказать.

Вы снимали прямо из зрительного зала?

- В России – да. Причем это было запрещено.

Отчаянная вы.

- Ну мы же выяснили, что я авантюристка.

Что такое, по-вашему, дух фотографии как искусства?

- Думаю, это прежде всего любовь. Если вы любите свой объект, это одно, если же вы снимаете просто для информации, формально – результат будет совсем другой. Объяснить это не может никто, ибо фотография, как и всякое другое искусство, обладает мистическими свойствами.


Ульяна Лопаткин – Лебедь. Студия. Мариинский театр. 90-е г.

…Порой за обычным кадром – скажем, человек идет прямо на камеру, ничего вроде особенного, - кроется какая-то тайна. Ну, если речь, скажем, о Пазолини, а не о рядовом сериале.

- Это правда: есть такое ощущение - когда человек талантлив, порой за обычной композицией кадра проглядывает что-то иное, тайна, второй план. И ощущается зрителями.

Существует ли какая-то подсознательная связь между вами и объектом съемки?

- Да. Связь возникает тогда, когда я начинаю снимать именно этого танцовщика именно в этой роли. Когда я смотрю в объектив –впрочем, это невозможно объяснить - то сразу чувствую какую-то связь между нами. И на фото это всегда отзывается. Объяснения такому явлению нет, но факт непреложный.

С детства завидовала балеринам, собирала открытки с великими. Балет в принципе есть совершенство с эстетической точки зрения, и ваши фотографии концентрируют это ощущение. Иногда кажется, что это ожившие скульптуры - игра света и тени наводит на такую мысль. И еще – как поймать танцовщика в момент прыжка? Раньше ведь таких камер, фиксирующих движение человека в полете, не было?

- Я очень хорошо знаю балет - все-таки я смотрю его с конца сороковых. И приблизительно понимаю структуру прыжка – я точно знаю, в какой момент танцовщик прыгнет.

Ваши фотографии отличаются особой одухотворенностью, это не гламур, а философия танца, так?

- Причина проста: ничего кроме любви. К конкретному танцовщику, к самому балету в целом - как к искусству.

Снимаете ли вы современный авангардный балет? Или вы больше привержены классическому?

- Очень интересуюсь современным балетом. Попав в Америку, я пересмотрела всё, что тогда можно было увидеть. Буквально все современные труппы, всех современных хореографов.

Какой балет, по-вашему, сильнее? Наш, классический, в традициях чуть ли не XIX века, или их - авангардный?

- Невозможно сравнивать. Классический есть классический, авангардный есть авангардный. Танец модерн тоже можно сравнивать только с подобным же. Это в принципе иной жанр.

Но, скажем так, школа же одна и та же? Основа, так сказать? Просто преобразованная, разве нет?

- Очень многое делается по-другому. Когда я приехала в Штаты, все хореографы исповедовали школу Марты Грэм, там действительно иная техника. Но постепенно многие хореографы танца модерн стали заимствовать движения из классического танца, преображать классику через собственную концепцию и индивидуальность. И почти все танцовщики танца модерн теперь занимаются классическим экзерсисом...


Барышников

Скажите, до карантина вы, наверно, видели все лучшие спектакли мира?


- Более-менее.…

Вы близко знаете Барышникова?

- Теперь мы уже отдалились друг от друга.


Михаил Барышников - Хосе. Балет "Кармен". Хореограф Ролана Пети. Париж. 1980 г.

Он стал сверхзвездой? Недоступным? Как у нас говорят – «зазвездился»?

- Да нет. Просто иногда отношения между людьми затухают, и тут нет никакой звездности с его стороны. Он вообще очень интересный человек.

И умён. Это сразу видно.

- И образован…

Может, лучший в ХХ веке из мужчин-танцовщиков?

- Из тех, кого я видела, да. Но это с моей точки зрения.

Вы знали, может и Чабукиани? Ну, в детстве видели?

- Ну, я уже университет закончила, когда Чабукиани последний раз приезжал.

Но классический балет подхватил и одухотворил все-таки Барышников… Он, конечно, необыкновенный, фантастический

- Вы знаете, такие танцовщики были и в предыдущих поколениях. И среди мужчин, и среди женщин. Та же Уланова – огромное явление, она величайшая балерина. Вообще многие танцовщики одухотворили классический балет. Но Барышников, конечно, лучший, хотя были, повторюсь, и другие.

В нем есть какая-то легкость, ирония... Нуриев, скажем, более драматичный.

- Нет, это не так. Миша может быть очень трагическим – скажем, в роли Германна в «Пиковой даме или в «Жизели», да и в других балетах.

То есть у него огромный диапазон, нет амплуа?

- Да, он может всё.

Плюс запредельная техника?

- Совершенно верно.

Когда вы его снимали, вас, наверно, посещало особое вдохновение? Испытывали кайф?


- Ну конечно! Это всегда самое интересное - снимать блестящих балетных актеров.

Традиция

Как вы сейчас живете, вам интересно?


- Ну, в данный момент, сами понимаете, жизнь замерла. Да и мы все постарели, стали встречаться более узким кругом. Иногда компании пересекаются, а иногда и нет… У меня жизнь как бы раскололась пополам - 42 года я прожила в России, 42 года – здесь. Мы все изменились и такого открытого дома, как в России, с огромным количеством друзей, уже нет…

Да и здесь этого уже нет.

- Наверно… Мне и самой уже много лет - многих я потеряла, многие уже ушли.

Мне кажется, раньше жизнь бурлила – и в Америке, и даже в Москве или Ленинграде, а сейчас уже другие времена… Тут дело даже не в возрасте.

- Когда мы приехали сюда, то впали в некоторую эйфорию: мы свободны, можно делать что хочешь. Собирались большими компаниями на выставки, на выступления писателей. Ну а потом… Постепенно разбились по компаниям, жизнь стала более привычной, началась каждодневная рутина...

Интеллигенция старого типа, к которой я тоже привязана, стареет. Грядет время другого типа.

- Я не общаюсь с молодым поколением, потому мне сложно судить. Но технический прогресс, конечно, феноменальный – естественно, что и люди меняются.

Наверно, та интеллигенция, к которой вы принадлежите, несет в себе традиции еще послевоенные. Она как раз тогда и формировалась…

- Еще раньше – это традиции XIX века.

Да, это инерция – но такая благотворная инерция. А сейчас всё прерывается – прямо на наших глазах. Я вот люблю со стариками общаться, созваниваться с ними, болтать обо всем на свете. Когда они рассказывают про шестидесятые, например, это очень интересно…

Дети

У вас двое детей – это девочки?


- Девочка и мальчик.

И чем они занимаются?

- Мальчик компьютерщик. Успешный. Женат, но внуков нет. А девочка такая же авантюрная, как и я. Занимается только тем, что ее интересует…

Например?

- Например, солнечной энергией.

Она физик?

- Нет. Она ездила по всей Америке и в разных университетах слушала курсы на эту тему. Кончилось тем, что она сама сконструировала какой-то биодизель. Ну, насколько я это понимаю. В общем, она учила фермеров переводить отходы в топливо - что-то в этом роде.

Какое у нее образование?

- Она слушает отдельные курсы, есть такой способ получить довольно широкое образование.

Блиц

Напоследок можно вам задать два коротких вопроса – так сказать, подытожить нашу беседу?

- Пожалуйста.

Что важнее в балете – красота или дух, одухотворенность?

- Все вместе. Скажем так, одухотворенная красота.

Кто самая великая балерина ХХ века?

- Уланова. На эту тему у меня есть своя теория - я считаю, что балет играл очень большую роль в советской жизни. Потому что хранил абсолютную Красоту. И главное вот что: в балете не было подмены, белое на черное, зло на добро. И еще насчет Улановой: несмотря на то, что все ее роли кончались трагически, ее героини умирали несломленными. Это не что иное, как победа над смертью. И это очень важно было в ее время. Не я одна так чувствовала, подобные наблюдения есть и в письме Пастернака к Улановой. Осознавала она это сама или нет, не имеет значения.

Даже когда слушаешь такое – вдохновляешься. Спасибо вам большое.

===========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 06, 2020 7:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100602
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Персоналии, Валентин Елизарьев
Автор| Юлия АНДРЕЕВА
Заголовок| Валентин Елизарьев рассказал, что будет на пятисотом представлении «Сотворения мира»
Где опубликовано| © Беларусь Сегодня
Дата публикации| 2020-10-06
Ссылка| https://www.sb.by/articles/valentin-elizarev-rasskazal-chto-budet-na-pyatisotom-predstavlenii-sotvoreniya-mira.html
Аннотация|

Этот спектакль прожил невероятную жизнь. На сотый его показ в Минск пожаловал автор музыки – знаменитый российский композитор Андрей Петров.

– Еще тогда он полушутя предлагал внести «Сотворение мира» Елизарьева в Книгу рекордов Гиннесса, потому что очень редкие произведения современного плана могут так долго жить на сцене, – вспоминает театровед Татьяна Александрова.

На днях состоялся трехсотый показ. Триста представлений за 44 года! Если уж быть совсем точным, был небольшой перерыв в середине 1990-х. В 1998 году спектакль был восстановлен, на время реконструкции Большого театра переехал во Дворец Республики, затем возвратился на родную сцену и с неизменным успехом шел до ноября 2015 года. После этого была трехлетняя пауза, а 8 декабря 2019 года – ошеломляющая премьера новой авторской редакции.

Так что за вычетом вольных и невольных антрактов, «Сотворение мира» в постановке Елизарьева живет на сцене около 40 лет и уже старше большинства своих зрителей.

А ведь все могло закончиться сразу после премьеры 11 апреля 1976 года или даже раньше, на этапе репетиций.

– Меня приглашали в ЦК Компартии Беларуси. Со мной поговорили странно: «Валентин Николаевич, зачем Вам спектакль, в сюжете которого Бог, Дьявол… Разве нет других сюжетов?» – вспоминал Валентин Елизарьев много лет спустя.

Но молодой балетмейстер, которому в ту пору было всего 27, выдержал натиск. Тем более что государственные деньги были уже потрачены, декорации Лысика написаны, костюмы пошиты, сценические репетиции шли полным ходом.

И в награду – огромный успех, опередивший саму премьеру. Кассы брали штурмом. Конной милиции, конечно, не было, я не застала ее даже в Москве.

– На спектакль пришел Петр Миронович Машеров и после спектакля сказал мне такую фразу: «Мы перед вами в долгу», – вспоминал позднее Валентин Елизарьев.

После этого никаких вопросов ни к спектаклю, ни к его постановщикам уже не было.

Я спросила у Валентина Николаевича, в чем секрет невероятной живучести его балетов.

– Мы не приспосабливаем свои произведения к той минуте или к той политической ситуации, в которой живем, – ответил он. – Мы живем в пространстве человеческом. Наши мысли не должны быть заземленными. Не дело балета воплощать газетные статьи. Нужно брать крупные произведения. Мы приподнимаемся в музыке, в хореографии до того уровня, когда можно мыслить глобально в искусстве.

Еще один секрет Елизарьева – его способность собирать вокруг себя талантливых людей.

– Балет все-таки искусство синтетическое, – утверждает он. – Если хоть одно из слагаемых слабое, спектакль получается не очень хорошим. Когда есть сотворчество и настоящие единомышленники, только тогда что-то удается сделать.

И, конечно, музыка. В первую очередь, музыка, которой Елизарьев управляет круче любого дирижера. 31-летний хореограф из Минска уговорил всемирно известного композитора Арама Хачатуряна сделать для него новую редакцию «Спартака». А уж Андрей Петров четырьмя годами ранее полностью перекроил партитуру «Сотворения мира», так что вместо юмористических зарисовок получилась философская драма, развертывающаяся на безмерных просторах Вселенной и на безмерных же просторах человеческой души.

– Музыка – это не просто доказательство существования Бога, а прямая связь с Богом, – говорит Елизарьев.

Его балеты высвобождают мысль, пульсирующую в музыке. Они дают ей крылья для полета.

Но эту мысль Елизарьев в словах не раскрывает. Спросите его, о чем его спектакли, – он лишь блеснет глазами: «О балете не надо говорить, балет надо смотреть!»
И это вовсе не потому, что он любит загадывать зрителям загадки. Просто его мысль гораздо объемнее любых слов, и оттого каждый зритель видит в его балетах нечто свое и каждый раз разное.

– Чтобы понять всю красоту елизарьевских балетов, их надо посмотреть многократно, – говорит фотограф Алексей Казнадей – автор совершенно невероятного фотоальбома, премьера которого была приурочена аккурат к трехсотому показу «Сотворения мира».

– Давайте вернем всех в мечту, – говорит одна из зрительниц. – Сотый показ – это приезд Андрея Петрова. Трехсотый показ – презентация замечательного альбома.

Какой сюрприз нас ждет на пятисотом показе?

– До этого времени нужно дожить, – улыбается Елизарьев. – Я желаю всем, чтобы дожили до этого времени. Я очень надеюсь, что, если спектакль будет в очень хороших профессиональных руках, он может дожить и до этой цифры.

Что ж, будем ждать! Всего каких-то 30–40 лет осталось.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 06, 2020 9:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100603
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Юбилей, Персоналии, Юрий Троян
Автор|
Заголовок| Юрий Троян: Если заниматься профессией, то на уровне Большого театра
Где опубликовано| © Sputnik Беларусь
Дата публикации| 2020-10-06
Ссылка| https://sptnkne.ws/DT27
Аннотация| Юбилей

Когда танцуешь в луче света, не видишь ни одного ориентира. Право, лево, верх, низ – эти категории перестают существовать. Балетмейстер Юрий Троян говорит, что никому не пожелал бы такое почувствовать.

Сам он в луче света бывал не раз – в двадцать один год стал заслуженным артистом, в восемь – засыпал за кулисами Большого. А накануне семидесятилетия провел экскурсию по театру, где знает все: наклон сцены, шум открывающегося противопожарного занавеса и через какое окно лучше сбежать с занятий.

Балетмейстер Юрий Троян в здание Большого театра впервые попал в восемь лет: пришел сюда с мамой-костюмером.

"Произошла ранняя профориентация", – шутит балетмейстер.

Спектакли по традиции начинались в семь часов вечера, и если ребенка было не с кем оставить, приходилось сидеть за кулисами.


© PHOTO : БОЛЬШОЙ ТЕАТР БЕЛАРУСИ
В историю белорусского балета вошел в том числе как и первый исполнитель знаковых ролей: например, поражающий своей мощью и силой духа Спартак в одноименном балете Хачатуряна



Читать дальше: https://sputnik.by/culture/20201006/1045828649/Yuriy-Troyan-Esli-zanimatsya-professiey-to-na-urovne-Bolshogo-teatra.html

Троян и сейчас, рассказывая о театре, подчеркивает, какое огромное количество человек занято в закулисье. Если на сцене одновременно может находиться 50-60 человек, то за сценой работает еще несколько сотен.

"Один хореограф, художник, даже гениальный исполнитель ничего не сделает. Если ты понимаешь, что ты, каких бы семи пядей во лбу ни был, не справишься один, не будешь перетягивать канат на себя", – рассказывает Троян.

Большой театр он называет своим домом, коллектив – своей семьей. Отдыхать от них уезжает на дачу, там старается побыть в одиночестве, наслаждаясь природой, небом, лесом... До первого сообщения в мессенджер.

Оставить эту семью, коллектив Большого, ему предлагали не единожды. Поступали предложения от частных школ во множестве стран мира.

"Я здесь родился, вырос. Все, что я имею, я получил здесь. Здесь я имею возможность заниматься своей профессией на высоком уровне, а преподавать в какой-то детской школе, в связи с этим жить благополучно – для меня этого мало. Если я занимаюсь своей профессией, я хочу заниматься ею на уровне Большого театра", – говорит балетмейстер и проводит для корреспондентов Sputnik экскурсию по театру, ради которого отказался от хорошо оплачиваемой жизни за рубежом.

Сидеть в зале приятно, но мое место за сценой

Мы следуем за Юрием Антоновичем по длинным коридорам и запутанным переходам театра.

Из класса звучит музыка, но мы проходим мимо – к сцене. Там сейчас тихо, а противопожарный занавес закрывает сцену от зрительного зала – буквальное воплощение метафорической "четвертой стены".

"В других странах театры поскромнее. С хорошей сценой, но не более. У нас театр – это дворец искусства. Фойе, зрительный зал, огромная сцена. Все хореографы, которые приезжают к нам что-то делать, уезжая, толсто намекают, что хотели бы еще поработать – и с коллективом, и в этом здании, используя наши возможности", – признает балетмейстер.

Когда на сцену выйдут артисты, огромный металлический противопожарный занавес, способный выдержать любую температуру, с воем поднимется.

"Бывают моменты, когда танцовщик танцует в луче света. Никому не пожелал бы ощущений, когда световая пушка светит в глаза, а ты не видишь ни одного ориентира. Появляется ощущение, что ты не понимаешь, где низ, где верх, где лево, где право. А должен еще прыгать, вертеться. Полностью на автопилоте это приходится делать", – рассказывает Юрий Антонович.

Сам он нередко бывал в центре такого луча света – причем не только буквально, но и метафорически. В двадцать один год стал заслуженным артистом Беларуси – до сих пор никто не получил это звание в таком молодом возрасте.

Но когда танцовщик выступает на сцене, он отвечает только за себя – должен быть самым лучшим, самым ярким, самым сильным. А балетмейстер в ответе за всех своих учеников.

"Руководить, учить – очень сложно. Ты тратишь всего себя, чтобы научить человека не только танцевать, но и мыслить, ощущать мир. Потом он выходит на сцену и начинает делать ошибки, а ты ничем помочь не можешь. Не можешь выскочить на сцену и станцевать вместо него. Нужно иметь огромное терпение, чтобы дождаться побед, которые, кстати, и не гарантированы", – рассказывает Юрий Антонович.

Предлагаем балетмейстеру спуститься в зал и показать свое любимое место в партере, откуда ему нравится наблюдать за событиями на сцене. Собеседник отказывается и указывает за кулисы в сторону пульта помощника режиссера – его любимое место там.

"Я стою рядом, смотрю, как люди танцуют, что происходит с декорациями, со светом. Я вижу весь спектакль. И самое главное – я могу немедленно среагировать, если что-то не так, связаться с любой службой, чтобы откорректировать. Сидеть в зале – это, конечно, приятно. Но не успеешь среагировать", – объясняет Юрий Антонович.

И актеры, выступая, чувствуют себя спокойнее, если балетмейстер наблюдает за спектаклем с уже привычного для всех места.

"Для них очень важно, чтобы я здесь стоял. Тогда они чувствуют себя спокойно. Когда я танцевал, мой руководитель стоял здесь, и я реагировал точно так же. Когда твой ученик начинает создавать какие-то великолепные вещи, поражать зрителя, вот тогда ощущения великолепные, все, что ты вложил в него, начинает произрастать, и тогда все окупается. Все страхи, все – не напрасно", – говорит он.

В день с личными и профессиональными вопросами к балетмейстеру приходят по 10-15 человек. И попробуй раздели: личный вопрос или профессиональный. Юрий Антонович не одного человека отговорил уходить из театра.

"Я не жалею о том, что отговорил энное количество хороших артистов остаться дома и работать в этом театре", – рассказывает балетмейстер.

Не все рвутся браться за исторические темы

Но главный человек, которого Троян отговорил бросать Большой, – это он сам. Причем в школе он и вовсе планировал завязать с балетом. В десять лет сам принял решение прийти в балет и сам же решил бросить – после первых занятий понял, что танцевать, как актеры Большого, научат еще нескоро. Мама уговорила продолжить занятия, пообещав купить велосипед.

Несколько лет белорус учился в Санкт-Петербурге. Отчислили – за поведение.

"Почему всех так интересует эта история?" – смеется Юрий Антонович, когда мы пытаемся выспросить подробности.

Какими бы они ни были, возможно, благодаря тому, что из Питера Трояна тогда отчислили и он вернулся в Минск, у белорусов теперь есть два исторических балета – "Витовт" и "Анастасия". После постановки о князе Витовте балетмейстер шутил в одном из интервью – у него "послеродовая депрессия".

"Когда сделаешь какую-то большую работу, в душе наступает пустота, нужно наполнить себя эмоциями, знаниями, почувствовать непреодолимую тягу что-то новое сделать", – рассказывает Юрий Антонович уже корреспонденту Sputnik.

Из разговора становится понятно, что историями Витовта и Анастасии Слуцкой интерес Трояна к белорусской истории не ограничивается. Но кем будет следующий герой, который привлечет его внимание, пока не рассказывает.

"Нужны знания и огромное желание этим заниматься. Далеко не все рвутся браться за исторические темы, это тема сложная. Можно найти много интересных ситуаций, а можно и ошибиться, не так трактовать какие-то ситуации", – признает режиссер.

Театральные дети

"Во все времена по вечерам дети, которых сотрудники не нашли куда пристроить, бегают по коридорам театра. Много было приказов за это время о том, что детям не место в театре, о том, что это опасно, но они все равно живут в театре. Из них получаются самые лучшие артисты, для них театр – это не работа или обязанность, а образ жизни", – рассказывает Юрий Антонович.

Просим рассказать о местах в театре, с которыми связаны детские воспоминания. Балетмейстер предупреждает – мол, вы же понимаете, у восьмилетнего мальчишки воспоминания довольно специфические. Есть в театре окна, через которые будущий танцор сбегал с занятий. Да и вообще, засыпающего за кулисами ребенка быстро заметили и "завербовали" на детские роли – только все чаще в опере.

Каким бы интересным ни было закулисное детство, Юрий Антонович предлагает говорить о будущем: "Я получил определенные звания, ордена, награды. Самая главная – признание зрителя, это дорогого стоит. Я стараюсь жить будущим. Даже в моем возрасте есть будущее".

Есть и настоящее. В репетиционном зале прямо сейчас идет прогон. А вот коридор, который ведет на сцену. Ковровая дорожка лежит сбоку – вроде бы, неуместно, неясно, для чего ее сдвинули от центра. Юрий Антонович объясняет – по ней к сцене идут артисты, дорожка лежит так, чтобы им не приходилось ступать на холодный пол.

Без провожатого найти в театре верный путь кажется совершенно невозможным. Длинные коридоры, переходы, сцена, огромный зрительский зал.

"А однажды открывается последняя дверь, и мы оказываемся в фойе", – говорит балетмейстер – и открывает для нас ту самую дверь, а сам возвращается к репетиции.

Сегодня в Большом театре оперы и балета к юбилею артиста будут показывать балет "Анастасия". А перед началом представления состоится встреча с балетмейстером – и зритель сможет задать ему все вопросы, ответы на которые не получил в этом интервью. Да-да, можете даже спросить, за какой проступок балетмейстера исключили из Ленинградского хореографического училища.

И да – постоянных зрителей балетмейстер, даже стоя за кулисами у пульта помощника режиссера, узнает в лицо.

========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 07, 2020 10:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100701
Тема| Балет, Одесский национальный академический театр оперы и балета, Персоналии,
Автор| Мария Гудыма. Фото Владимира ЭКИМБАШЯНА
Заголовок| Балет ко дню рождения театра
Где опубликовано| © Вечерняя Одесса
Дата публикации| 2020-10-06
Ссылка| http://www.vo.od.ua/rubrics/kultura/45230.php
Аннотация|

Одесский национальный академический театр оперы и балета отметил свое 133-летие яркими концертными программами, самая зрелищная из которых была посвящена балету.


Феи

Открыли вечер «Балет-гала» фрагменты из балета Чайковского «Спящая красавица». Вариации драгоценных камней — всегда выигрышный номер, требующий от солисток поистине бриллиантовой техники, синхронности. Мастерством и красотой блеснули Александра Воробьева (Фея Бриллиантов), Виктория Бережная, Ирина Скрынник, Екатерина Томашек (Феи Сапфиров, Золота и Серебра). Торжеством светлых эмоций озарило зал па-де-де принцессы Авроры (лауреат международных конкурсов Наталья Куш) и принца Дезире (лауреат международных конкурсов Андрей Писарев). Наталья — звезда международных подмостков, танцевала в Мельбурне и в Вене, но в па-де-де Маши и принца Щелкунчика из балета «Щелкунчик» ее юный партнер Даниил Пащук тоже был на высоте.

Еще один недавний выпускник Киевского хореографического училища Роман Лобкин (Рома с Даней влились в нашу балетную труппу всего два сезона назад) уже является лауреатом международного конкурса и проявляет себя как в классическом, так и в современном репертуаре. На сей раз он порадовал миниатюрой «Балетмейстер» на музыку Сен-Санса в постановке известнейшего украинского хореографа Сергея Бондура. Со всем шармом, присущим французскому шансону, станцевал своего «Буржуа» (музыка Жака Бреля, хореография Бена ван Каувенберге) Андрей Писарев. А что до классики, то нельзя не упомянуть задорный «Русский танец» из балета «Лебединое озеро» в исполнении заслуженной артистки Украины Елены Добрянской, Адажио Коду из балета Асафьева «Пламя Парижа» (лауреаты международных конкурсов Наталья Ивасенко и Виктор Томашек перевоплотились в мятежных молодых марсельцев Жанну и Филиппа). Вариации из «Баядерки» в исполнении Ольги Воробьевой — прекрасный образец воплощения хореографии великого Мариуса Петипа с долей сказочной экзотики, свойственной представлениям европейцев позапрошлого века о далекой Индии.

Танец фурий из оперы «Орфей и Эвридика» Глюка (его исполнили Юлиан Марченко и артисты балета) — «коронка» одесской труппы, как и Адажио из балета «Крик» (Станислав Скрынник и Татьяна Афанютина предстали героями современной психологической драмы, которую можно будет увидеть на сцене театра полностью 9 октября). И завершилась концертная программа Адажио из балета «Маскарад» (тоже оригинальная одесская постановка!). Героями Лермонтова в хореографии на сей раз оказались Елена Кондратьева и заслуженный артист Республики Молдова Владимир Статный. Стоит упомянуть, что в афише Одесского оперного на октябрь присутствует уже полюбившаяся балетоманам программа «Осеннее рандеву», посвященный Чайковскому гала-концерт артистов балета, вечер современной хореографии и концерт «Балетные дивертисменты». Не откажите себе в удовольствии полюбоваться искусством артистов балета, сохранивших великолепную творческую форму вопреки всяким карантинам!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 08, 2020 3:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020100801
Тема| Балет, Травматология в хореографии, Персоналии, Денис Каблуков
Автор| Екатерина Борновицкая, Фото: Карина Житкова
Заголовок| Денис Каблуков – Травматология В Хореографии
Где опубликовано| © La Personne.
Дата публикации| 2020-10-08
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/denis-kablukov-health-body-ballet/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



У вас достаточно редкое направление врачебной деятельности – травматология в хореографии. Расскажите, пожалуйста, о себе? Как вы к этому пришли? Каким был ваш профессиональный путь?

На самом деле, моя специализация не травматология. Я считаю, что в ситуациях, которые возникают в театре, в училище, при подготовке артистов балета, работы травматолога совершенно немного, а больше работы врача, предотвращающего травматизм. Есть часть спортивной медицины, которая занимается профилактикой травматизма, а не результатом уже неправильно сформированного двигательного стереотипа, неправильно сформированных привычек ребенка или артиста. Изначально моя специализация – это врач-педиатр, после этого я получил еще четыре медицинских диплома, в том числе неврология, спортивная медицина, аспирантура по педиатрии и еще одна управленческая специальность – организация здравоохранения.

Я всю свою жизнь работал со спортсменами, относился к спортивной стезе, и как-то во Владивостоке на прием ко мне пришла балерина, которая работала в Приморском филиале Мариинского театра. И мы подружились с ней. Однажды она спросила: «А почему ты не хочешь работать у нас?» Я говорю: «Меня никто не звал». И тогда она меня позвала, я лечил нескольких балерин, причем достаточно известных, которые были тогда на гастролях во Владивостоке. После мне позвонили и пригласили на работу.

Балетная специфика отличается от других видов спорта. Я провел достаточно большое количество времени за изучением этой специфики, потом, когда основные моменты уже были понятны, работать стало легче. Тебе уже не надо так сильно копаться в анамнезе, изучать механизм получения травмы, тебе достаточно посмотреть, какие движения выполняет балерина и какие она не выполняет, и ты можешь предположить, спрогнозировать какие-то повреждения, либо увидеть то, что уже случилось.

Я проработал в филиале Мариинского театра четыре года и за это время, конечно, появилось представление о профессии артиста балета, о травмах, которые связаны со специальной хореографической подготовкой, и появилось самое главное – видение, как эти травмы получаются и что нужно делать, чтобы их предотвратить. Вот такой путь, который после университета я проделал для того, чтобы немного окунуться и разобраться в определенных проблемах, связанных с профессией.

В России очень слабо развито направление балетной медицины. И артист зачастую не может получить квалифицированную помощь. Вы сделали очень многое на Приморской сцене Мариинского театра в этом направлении. Как была построена ваша работа в качестве главного врача?

Да, это интересный вопрос. Сама по себе специфика спортивной балетной травмы, конечно, отличается, и травматологу-ортопеду или даже спортивному врачу, который не касается артистов балета, сложно будет разобраться. Не так уж редка моя специальность, но действительно специфика внутри специальности отличается. То есть мы используем те же самые принципы, но они немножко видоизменены под специфику танца, хореографии. И главное отличие в том, что гражданская медицина больше направлена на сохранение здоровья населения, а балетная спортивная медицина в первую очередь направлена на помощь спортсмену, помощь артисту в достижении своих целей. Они не всегда идут в одном направлении вместе с гражданской медициной. Потому что в обычной жизни мы говорим: «Три недели ничего не делай, полежи в гипсе». А в хореографии, в профессиональном обеспечении артиста балета, мы не можем сказать – три недели отдохни и выходи дальше. Нет, тут начинается реабилитация с первого дня, зачастую гипсы снимаются сразу и начинается восстановление без каких-то иммобилизаций.

Да, на Приморской сцене Мариинского театра сделано очень много. Я считаю, что уровень, которого удалось достичь за четыре года соответствует самым высоким мировым стандартам. Конечно, мне помогала моя команда. Невозможно это сделать в одиночку. Я подобрал единомышленников, и хочу сказать, что за годы работы, у нас не было ни одного уволенного сотрудника из здравпункта. Люди, которые приходили ко мне работать, – ни один не поменялся. Все прошли до конца. После моего увольнения, конечно, не все остались, они решили тоже покинуть театр. Хотя я всегда настаивал, чтобы дело продолжалось, но часть сотрудников видела сложившуюся ситуацию и приняла такое же решение. Я считаю, что медицинское обеспечение хореографии должно присутствовать абсолютно в каждом училище, в каждом театре, потому что это вопрос профессионального здоровья, и за ним нужно следить. Нужно объяснять артисту, что это важно. А самое главное, нужно объяснять артисту с самого раннего детства, что это важно. Чтобы у него появились представления, что профессия должна быть без боли, что профессия должна быть здоровой, и тогда мы сможем достигнуть достаточно высокого профессионального уровня. Поэтому и сделано много, и разные специалисты приглашены в команду. Было обеспечение оперы – фониатрия, было обеспечение хореографии – это конечно же массажисты, физиотерапевты, мануальные терапевты. Считаю своим большим достижением, что удалось открыть специализированный тренажерный зал для артистов балета, где нет штанг, гантелей и прочего, зато есть реформер, шведские стенки, резинки, гамаки для аэройоги, балансировочные платформы, виброплатформы – все очень высокой ценой досталось, но это большая победа. Я понимал, что на нас смотрели и видели, как должно быть. А такое должно быть на обязательной основе в других театрах и училищах.

Денис, почему вы оставили свою должность глав врача Приморской сцены Мариинского театра, если не секрет?

Это сложный вопрос и дело не в каком-то конфликте. Мы расстались большими друзьями, и мне сказали – «Мы ждем вас, когда вы захотите вернуться». Вопрос, прежде всего, в профессиональном росте. Работая в такой организации, в большой машине, ты должен понимать свои функции, и вопрос саморазвития откладывается. Я понимаю, что могу сделать больше. Приморская сцена Мариинского театра, безусловно, дала колоссальную базу, понимание, мышление… Не могу сказать, что ушел и не жалею. Конечно, я хочу работать в театре, потому что специфика работы внутри театра уникальна. Но я, как специалист, вижу в себе гораздо больше и вынужден покидать Владивосток, дабы посещать различные конференции, общаться с вами, например, делиться знаниями с заинтересованными лицами. И я вижу свою миссию в этом. К сожалению, не удалось добиться понимания, что нужно вылетать за пределы Владивостока. Меня хотели видеть в театре постоянно. И мне не удавалось уделять время даже семье, что очень меня печалило. Не могу сказать, что сейчас больше времени удается уделять семье, но сейчас я чувствую, что я на своем месте, так как популяризация этой темы очень важна. Нельзя закрываться на уровне одного театра и делать только у себя пусть и хорошее дело. Об этом должны знать больше людей. Об этом нужно говорить на конференциях, на различных заседаниях, для этого приходится уезжать за пределы театра, а во Владивостоке это делать, конечно, очень тяжело.

Тяжело было расставаться с труппой?

Да. Первые две недели я каждую ночь думал, почему я это сделал, зачем я ушел, потому что артисты стали частью меня. Мне было очень грустно собирать вещи, потому что я многое сделал, столько времени там проводил, вкладывал душу, мысли… Я понимал, что все сохранить на том уровне моим сотрудникам будет непросто, так как они больше занимались практической работой, а я занимался и практической, и организационной. А организационная работа очень важна. Конечно, мне было трудно расставаться с артистами. Хотя какие-то артисты, наверное, порадовались, что мы ушли. Какие-то мне до сих пор пишут «как без вас грустно, как грустно осознавать, что вас здесь больше нет». Очень приятно, что многие артисты понимают, насколько это важный аспект. Окунувшись в это, не находя это в других театрах, приходя к нам, они видели, как здорово эта служба организована. Такие отзывы всегда получать приятно.

А как вы себя сейчас чувствуете в новой ипостаси свободного человека? И какие у вас планы на ближайшее будущее?

Свободным человеком себя не удается почувствовать, потому что график очень плотный, но я планирую, конечно, все-таки поработать еще в театрах, либо училищах, но уже в качестве консультанта. Так как я не готов больше работать 24/7, как это было на Приморской сцене Мариинского театра.

Сейчас основной упор – на написание новой книги про стопу артиста балета. Считаю эту часть работы самой важной, потому что сейчас столько разрозненной информации из разных источников, столько информационного мусора, что хочется сделать для артистов, спортсменов, детей и родителей такую выдержку полезных знаний, прочитав которую станет понятно что делать, а что не делать. Также, мы со своими партнерами будем проводить большое научное исследование, направленное на изучение формирования балетной стопы и далее искать пути для оптимальной адаптации стоп к предлагаемой нагрузке.

Работы впереди очень много. К этому есть интерес и у артистов, и у родителей детей, которые только делают первые шаги в профессии.

В чем по вашему мнению заключается специфика работы непосредственно со взрослыми, состоявшимися артистами балета?

Если мы говорим про работу артиста балета в театре, то это профилактика травматизма. Должна быть служба, которая оказывает первую медицинскую помощь в стенах учреждения, но совершенно не обязательно содержать врача травматолога. Я объясню почему. Когда травма уже случилась, в любом случае будет оказана первая доврачебная медицинская помощь. Никто не проводит в стенах учреждения культуры закрытую репозицию или чего-то еще, на чем специализируется травматология. Я считаю, что в стенах учреждения мы должны делать основной упор на профилактику травматизма, то есть объяснять артисту, что нужно делать до и после физической нагрузки, как правильно готовиться к спектаклю, помогать готовиться к спектаклю, в том числе заниматься кинезиологическим тейпированием и различной двигательной подготовкой. Нужно организовать службу, которая занимается минимизацией негативного влияния хореографической подготовки, потому что сейчас некоторые балеты равняются акробатике. Тут важно понимать, что балет не для здоровья, и делать на этом упор. Если есть специальная физическая подготовка, которая может негативно влиять на состояние опорно-двигательного аппарата, мы должны давать общефизическую подготовку, которая будет минимизировать это негативное влияние. Я считаю, что упор нужно делать именно на этом.

Есть врачи, которые при любой более менее серьезной травме отправляют «под нож» и говорят, что нужна операция. Ваше мнение – в такой профессии действительно ли оперативное вмешательство рано или поздно неизбежно, или нужно всегда максимально пытаться восстановиться безоперационными методами?

Вопрос на самом деле очень актуален, потому что есть мнение: травма равно прооперироваться. Но тут главное, к кому вы обращаетесь. Если вы обратитесь к хирургу, он скажет – оперировать. Если вы обратитесь к реабилитологу, он скажет – нужно восстанавливаться. Хлеб хирурга в том, что он оперирует. И нельзя сказать, что хирурги – это зло и они оперируют даже то, что оперировать не надо. Оперируют они достаточно хорошо, в большинстве своем знают свое дело и они – большие профессионалы. Но есть действительно те состояния, которые оперировать в большинстве случаев не нужно, то есть реабилитация должна быть именно физическая. Такие состояния, допустим, как повреждение мениска, достаточно распространены. И я очень часто слышу, что при II степени по Stoller нужна операция.

Когда спрашиваешь травматолога – «А если мы не будем делать операцию?» Он отвечает: «Не будем делать – оторвется». Так давайте, когда он оторвется, тогда и прооперируем. Если он оторвется. Возможно, вы до пенсии доживете со II степенью. А возможно, эта вторая степень уже была, до того, как вы получили травму. Если мы посмотрим на современные научные исследования, мы увидим, что до операции доходят только в крайних случаях. Если поискать грамотно причину, она может быть совершенно не в мениске. Обычно как бывает – прооперировали мениск, а боли никуда не делись. И когда вы приходите к хирургу и говорите: «Доктор, болит». Он отвечает: «Давайте сделаем МРТ. Смотрите, куска этого нет, я свое дело сделал. О чем мы говорим?» Вопрос в том, что каждый делает свое дело хорошо. Хирурги делают свое дело изумительно. Это очень нужная специальность. Но вопрос важности операции для каждого конкретного случая должен решаться без учета специфики, что «я хирург, давайте прооперируем». В большинстве случаев достаточно физической реабилитации, и не надо лезть в сустав. Потому что каждое вмешательство в полость сустава влечет стопроцентное развитие остеартроза в дальнейшем. Если мениск будет болтаться, то развитие остеартроза далеко не стопроцентное. Поэтому надо очень аккуратно подходить именно к специфике каждой профессии.

Давайте поговорим о вашей книге «Здоровье в балете». О чем ваша книга и для кого она в первую очередь написана, кому адресована?

Написание книги было важным этапом в моей жизни. Я долго собирал информацию, посещая различные семинары, школы, анализируя литературу, зарубежную и российскую, было прочитано много статей. Книга написана в основном для родителей, дети которых занимаются хореографией и спортом, не обязательно балетом. Хоть она и называется «Здоровье в балете». Принципы, которые описаны в книге, будут полезны и обычному человеку – это принципы движения здорового человеческого тела. Там полезная информация и для педагога, и для хореографа, и для тренера. В основном, описаны определенные состояния, и как с помощью физических упражнений их можно предотвратить. Там больше написано как раз про профилактику, про то, насколько важно выполнять адаптационные физические упражнения. Насколько важно следить за постановкой стопы, за постановкой корпуса и как этого добиться с помощью физических упражнений. Там есть главы, которые посвящены тому, как подготовиться к выступлению и как восстановиться после. Мало кто из артистов делает заминку – восстановление после репетиционного дня. Мало кто пользуется миофасциальными роллами, а если и пользуются то в процессе подготовки, а не после тренировок. А когда артист весь день использует свой опорно-двигательный аппарат, после нужно обязательно его расслабить, нужно подготовить нервную систему, чтобы она была готова расслабляться. Поэтому этим моментам нужно уделять внимание, в книжке они достаточно неплохо, я считаю, описаны. И отзывы были только положительные. Многие говорят, что у них появился новый взгляд, многие в Инстаграм отмечают, как они выполняют упражнения. Это очень радует. Основной целью написания было не финансовое обогащение, потому что книга напечатана в цвете, в твердом переплете и ее себестоимость очень высока. Изначально можно было все сделать дешевле. Но мне также хотелось, чтобы книгу было приятно держать в руках, приятно читать. Основная цель – рассказать людям, что все-таки можно сохранить здоровье в балете, развеять миф о том, что должно быть больно. Нужно правильно заниматься, правильно использовать определенные принципы движения и ничего плохого не будет. Цель именно в популяризации здорового балета. Даже профессионал может заниматься совершенно без боли.

Денис, давайте поговорим о тейпировании – сегодня это модный тренд. Действительно ли это помогает при восстановлении после травмы, и препятствует образованию новых травм?

С тейпированием я столкнулся относительно недавно. Но на всем протяжении моей работы на Приморской сцене Мариинского театра, я его использовал. И Мариинский театр закупал кинезиологические тейпы специально для работы с артистами балета. Выбор марки не сильно принципиален. Но мы использовали RockTape, только потому что андгезив, клей, он более стойкий, он подходит для работы со спортсменами. Обычно я слышу – «Мы не используем кинезиологический тейп, потому что он отваливается». Надо использовать просто тот клей, который разработан для спортсменов. Этот тейп позволял артисту закончить выступление, не мешая ему – он не отваливался, не скатывался. Само по себе кинезиологическое тейпирование в балетной специфике больше направлено на контроль своего тела. Есть такое понятие — карта тела. Это то, как наш головной мозг воспринимает части нашего тела. И в большинстве случаев, после получения травмы, либо отсутствия достаточного уровня тренированности определенных регионов, у нас появляется белое пятно в карте тела, то есть головной мозг перестает контролировать движения, перестает контролировать область этого сустава. А с помощью тейпирования, с помощью раздражения рецепторов, расположенных в коже (тейпом мы оказываем постоянное раздражение на эту область), мы прорисовываем заново карту тела, подавая больше информации в головной мозг от нужного нам региона.

И головной мозг лучше его контролирует, тем самым мы можем сказать, что мы предотвращаем получение новых травм и уменьшаем влияние предыдущих. Как это обычно работает – подворачивает, не дай Бог, артист голеностоп, и нужно тут же продолжить. Мы же не можем дать ему противовоспалительный препарат, потому что он подействует только через 20 минут, а продолжать надо через минуту. Мы тейпируем эту область, и боль проходит тут же, человек начинает чувствовать безопасность в этой области. Кинезиологический тейп эластичнее кожи, и он совершенно не сковывает движения при правильном наложении. То есть артист спокойно может встать на пальцы и (так как тейп телесного цвета, его не видно зрителю) без боли, без компенсации движения продолжить выступление. Поэтому я считаю, что использование кинезиологического тейпирования – это инструмент, от которого невозможно отказываться. Это открывает безграничные возможности для движения, для увеличения качества движения. Очень распространено мнение, что тейп может что-то делать за ребенка, за артиста. Нет, при наложении тейпа появляется ощущения стабильности, ощущение контроля, но тейп не держит физически, так как он эластичнее кожи. Появляется именно контроль, и это важно.

А что вы скажете про использование тейпов для того, чтобы приучить мышцы работать правильно?

Про это я и говорю, когда у нас появляются «белые пятна», страдает качество движения. Если карта тела не до конца прорисована головным могзом, мы теряем именно качество движения, и с помощью кинизеологического тейпа мы можем его улучшить. Обычно на своих семинарах, когда я накладываю тейп для выворотности, для , так называемой, наружной ротации бедра, то сразу появляется желание ходить выворотно. И даже взрослые хореографы и педагоги говорят – «А почему мы раньше это не использовали? Нам же хочется разворачивать ногу». То есть появляется понимание, какой мускулатурой, какими мышечными группами мы должны выполнять движения. И очень важно это использовать в процессе обучения детей, которым мы говорим – «Не надо выполнять передней поверхностью бедра, прямой мышцей бедра, которая начинает увеличиваться в размерах, а надо выполнять приводящими». Ребенок этого не понимает. Ему надо показать, как это происходит и это мы можем сделать с помощью тейпа. Тейп будет постоянно раздражать область приводящих мышц и постоянно заставлять ребенка ими работать. Это очень важно в процессе формирования навыков.

А возможно наложить тейп самостоятельно или лучше обратиться к специалисту?

Есть определенные принципы, что делать можно, а что нельзя. И только зная эти принципы, мы можем использовать метод. Есть разные школы, которые по-разному готовят. В основном, это школы терапевтического тейпирования, которые используют метод восстановления травмированных артистов. А вот допустим школа RockTape направлена на более обширную аудиторию, и они рассказывают, и я в том числе от них, о принципах наложения. Как мы можем улучшить движение, и необязательно для этого накладывать от точки А до точки Б. Мы должны знать концепцию, а дальше мы можем выбрать тысячу методик наложения. В том числе в Муз. театре Станиславского я проводил мастер-класс, но я не рассказывал, что эту мышцу нужно тейпировать так или иначе, а говорил, что нужно использовать определенные принципы. Если мы хотим развернуть или добавить наружной ротации бедра, нам всего лишь нужно сместить кожу в определенной области, а дальше головной мозг доиграет эту позицию, сделает ее более выворотной. Это может делать каждый.

Как вы относитесь к балету как к искусству? Возможно у вас есть любимые постановки, любимые артисты?

Да, я очень люблю балет! Не могу сказать, что любил балет, когда пришел работать в театр, у меня не было понимания об этом виде искусства. Было скучно, и я больше спал, скажу честно. Но работая в театре, я посещал достаточно много постановок – разных, не только Мариинского театра, и у меня появилась любовь к этому виду искусства. И в прошлом сезоне я посетил несколько выступлений в Большом театре – предпоследним была «Баядерка», последним «Светлый Ручей». Это каждый раз новые впечатления, смотря балет, который ты уже видел, ты все равно подчеркиваешь для себя новые детали, взгляды, выражения. Я тут смотрю не только на качество движения как профессионал – хотя и на это тоже смотрю, но также на эмоции. Конечно, как профессионал я отмечаю нюансы в движении, это тоже очень интересно, потому что у каждого артиста ты наблюдаешь особую специфику движения. В основном, конечно, меня приглашают на спектакли. Я не помню, когда я покупал билет в театр. Артисты часто зовут меня на свои выступления, и мне это всегда очень приятно.

Денис, а вы можете дать некий универсальный совет от доктора Каблукова – как максимально сохранить здоровье артисту балета?

Универсальных советов может быть очень мало, так как весь мир стремится к индивидуализации и рекомендации для каждого должны быть конкретные. Если мы говорим в общем, мы должны с детства приучать себя ценить свое здоровье, потому что наше тело, тело артиста балета — это его инструмент. Если вы не цените свой инструмент с детства, то он вам скажет большой привет уже в 18-19 лет. Всегда артист балета должен относиться с уважением к себе.

Нужно выбирать покрытие, на котором проходит репетиционный процесс, так как покрытие должно погашать, брать на себя часть нагрузки, которая передается на опорно-двигательный аппарат. Нужно очень аккуратно относиться к питанию, потому что вся спортивная медицина говорит о том, что здоровый сон ночью и оптимальное питание, оптимальный подбор продуктов – это два кита, на которых будет держаться здоровье. Все остальное вносит настолько маленький вклад: применение хондропротекторов, кинезиологического тейпирования будет настолько незначительным, что об этом даже не стоит говорить. Если мы не спим ночью и если мы неправильно питаемся, никакие добавки не помогут. Часто просят волшебную таблеточку, чтобы чувствовать себя хорошо. Но если ты не спал ночью, то польза от таблеточки минимальна. Поэтому основной базовый совет, который нужно дать, это правильно и регулярно питаться. Нельзя голодать. Нужно правильно подбирать продукты, употреблять качественные продукты, например, твердые сорта макарон, но не употреблять печенье, хлеб и прочее. Об этом все знают, но мало кто делает. Не употреблять газировку, потому что в газировке содержится очень большое количество фосфора, а фосфор вымывает кальций из кости, уменьшает усвоение кальция костной тканью, тем самым мы делаем кость порозной, хрупкой. Мы должны это помнить. И, конечно же, хорошо спать – после спектакля не идти гулять по клубам, по вечеринкам ни на гастролях, ни дома, а все-таки провести заминку, пойти поужинать – в хороший ресторан или дома, почитать книжку и лечь спать. Конечно, должны быть выходные, когда мы можем и погулять, и отдохнуть, но это только в выходные. Надо понимать, что выступление для артиста балета – это работа. А к работе нужно готовиться. Поэтому восстановление очень важно, питание очень важно. А подбор каких-то дополнительных медикаментов или двигательных упражнений – это всегда индивидуально.

Денис, и напоследок. Может, у вас есть какое-то пожелание для наших читателей, для артистов?

Я надеюсь, что ситуация с не совсем верным отношением к здоровью в России со временем станет меньше. Сейчас в мире все больше говорят про здоровый балет, про здоровый образ жизни, и я думаю, что в наши профессиональные круги это скоро придет. И мы больше будем думать не про достижение космических результатов в пяти-семилетнем возрасте, не мериться, кто выше сделает a la seconde и кто дольше удержит арабеск, а все-таки про принципы сохранения здоровья, принципы пошаговой подготовки детей к профессии. Будет цель подготовить здорового артиста, а не цель показать какой-то результат в 5-7 лет. Я думаю, что это придет уже в следующем поколении, и это сделает профессию более здоровой, более счастливой и менее эмоционально нагруженной для артиста балета.

Фото: Карина Житкова
===========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Окт 09, 2020 9:40 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика