Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2020 9:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092501
Тема| Музыка, Опера, БГТОиБ, Персоналии, Аскар Абдразаков
Автор| Елена Шарова
Заголовок| Главная партия
Где опубликовано| © «Республика Башкортостан» №112
Дата публикации| 2020-09-25
Ссылка| https://resbash.ru/articles/kultura/Glavnaya-partiya-469872/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Аскар Абдразаков: «Я поставил себе задачу — наш оперный должен быть первым в театральной жизни республики»



Прошел практически год, как в театре оперы и балета появился новый художественный руководитель — народный артист РБ, советник по культуре и искусству главы Республики Башкортостан Аскар Абдразаков. Должность, безусловно, ответственная для единственного оперного театра региона, хотя выбор, наверное, оптимальный: кто, как не артист досконально знает «театральную кухню» и потребности коллег? Вдобавок, Аскар Амирович остается солистом Мариинского театра, а значит, может поделиться опытом и наработками одного из лучших коллективов России. Как жил наш театр в этот непростой для всех период, что в дальнейшем, с точки зрения худрука, ждет зрителей — об этом мы беседуем с Аскаром АБДРАЗАКОВЫМ.


Открывать новые двери

— С прошлого сентября вы — худрук БГТОиБ. Как вы строите репертуар? Каким видите развитие театра?


— Мы запланировали несколько премьер в прошлом сезоне, но, к сожалению, они не случились по понятной причине, и сейчас мы наверстываем упущенное.

Свою политику я строю, оценивая, прежде всего, голоса наших певцов, актуальность предложенного спектакля. Обязательно изучаю прошлый репертуар: какие постановки уже были, а какие нет. Например, к опере Прокофьева «Любовь к трем апельсинам» можно относиться по-разному. Она должна идти у нас, потому что известна и интересна и детской, и взрослой аудитории.

Что касается неизвестных — решил сам поставить «Дон Кихота» и спеть главную партию. Уже сейчас готовлю к участию в опере наших солистов. Конечно, мы приглашаем певцов из других театров, но, прежде всего, надо отточить мастерство наших вокалистов и сделать все красиво и правильно именно с ними. В этом тоже моя роль как худрука: воспитать своих солистов и сделать здесь достойный, красивый спектакль, который будут смотреть за рубежом. Это, конечно, сложная работа: отдельно с хором, отдельно с каждым артистом будем пропевать каждую ноту, просматривать каждый шаг, каждый взгляд, движение. Начинаем с конца ноября.

— Все же почему «Дон Кихот»?

— Для большинства это балет Минкуса, а есть еще и потрясающий Массне. (К слову, Массне начал писать оперу, когда из-за ревматизма был прикован к постели. Сочинение «Дон Кихота» стало, по словам Массне, своего рода лекарством от болезни. А роль Рыцаря печального образа была написана специально для Федора Шаляпина, — авт.). В ней очень много красивой музыки.

Хотим включить в репертуар еще «Лакме» Делиба. Узнаваемая музыка — это, конечно, хорошо, но нужно еще развивать, воспитывать вкус у зрителя, потому что опера — безусловно, элитарное искусство.

Нам, конечно, не помешали бы «Аида», «Борис Годунов», «Дон Карлос» — проверенная временем классика, и это будет. Но сейчас я хочу открывать новые двери, знакомить с новыми именами. Людям, думаю, будет приятно знать, что у нас в театре есть замечательные певцы и богатый репертуар.

Кроме того, мне интересна работа с детьми.

— Расскажите об этом подробнее.

— Мы будем ставить детские спектакли, и не только на большой сцене, но и в Малом, Греческом залах. Это будут интерактивные постановки, миниспектакли, чтобы легче было их воспринимать. У нас сильная труппа, и есть актеры, которые прекрасно могут взаимодействовать с молодым поколением.

Оперы для детей есть, например, «Кошкин дом». А наши ребята вообще предложили замечательную идею: пусть будет один ведущий — Сказочник, вроде Анастасии Зуевой в передаче «В гостях у сказки». Вот он и станет «переводить» детей из одной мини-оперы в другую.

— Насколько репертуар театра, по-вашему, должен состоять из классически поставленных спектаклей и насколько из экспериментальных?

— Я не так отношусь к репертуару: мы либо принимаем постановку, либо нет. Как бы она ни была поставлена, главное, чтобы в спектакле была заложена идея, и чтобы не было «вспышек», разрозненных отрывков. Посмотрел — а что фактически ты понял-то? Были какие-то красивые куски, а в общем — это о чем?

Постановка должна быть выстроена по сюжету: если режиссер говорит, что эта сцена главная, он должен к ней вести. Бывает так, что спектакль как бы состоит из клипов: один, другой, а какая между ними связь? И начинается шатание: что делать, как мне эту сцену соединить с другой? Я много раз работал с такими режиссерами. И оперных певцов надо «двигать». Ты спел, посмотри налево, к примеру. А зачем? Вот чтобы это понять, надо выслушать режиссера, поработать с музыкой, понять перевод. И тогда ты поймешь, зачем надо голову повернуть.

«Северные амуры» запоют?

— Наш театр вошел в десятку лучших театров России. Но это данные турстата, составленные по популярности у зрителей и онлайн-трансляциям на сайтах и в социальных сетях. А может ли он войти в число лучших с точки зрения профессионалов? Есть такая задача?


— У меня она несколько другая. Я знаю, что здесь работают люди профессиональные. Но стоять на месте нельзя. В нашем театре должно быть большое количество мастер-классов, «настраивающих» певцов. Так делают в Мариинке специально приглашенные педагоги. Мы будем приглашать московских, петербургских преподавателей. Будут приезжать пианисты, которые занимаются с вокалистами по традиционной французской, английской, итальянской музыке. Мы будем греметь по России! И не только.

— Вы — один из авторов проекта «Лаборатория современной башкирской оперы». Аналогов проекта в России нет, вам и посоветоваться-то не с кем было. Расскажите, пожалуйста, о нем.

— Сейчас вообще пишется мало оперной музыки — балеты, мюзиклы — это да, а опер очень мало. И мы решили взяться за этот проект, который продлится целый год. Встречались с председателем Союза композиторов Лейлой Исмагиловой и председателем Союза писателей Заки Алибаковым, решили, что для лаборатории нам нужны молодые одаренные композиторы и писатели. Они предложили несколько кандидатур, зарегистрировались 48 человек, в том числе уже известные композиторы Валерий Скобелкин, Шаура Сагитова, писатели Шаура Шакурова, Фарид Ахмадиев, и лаборатория начала работу.

Участники уже прослушали несколько лекций московских критиков и педагогов, получили право ходить в театр на любую постановку. Кто-то из них пишет музыку для ансамблей, кто-то арии. Мы будем отслеживать, кто какое взял направление: героическое, эпическое, будем смотреть, как сложится тандем «писатель — композитор». Будут еще мастер-классы, лекции, участники поработают с оркестром, певцами, могут писать и для конкретного исполнителя. К завершению проекта определятся шесть композиторов и шесть либреттистов, по работам которых мы создадим театральные эскизы. Лучший проект получит полноценное воплощение на сцене.

— Композиторов учат, а откуда берутся либреттисты, ведь чаще всего в основе опер — литературное произведение, историческое событие?

— Учат примерно, как драматургов. У нас в лаборатории занимаются поэты, а ведь есть же оперы «Евгений Онегин», например, на стихи Пушкина. Так что вполне возможно, что это будет поэтическое либретто. Тут уж кому что нравится, а тем много. Почему, например, у нас до сих пор нет спектакля, посвященного «северным амурам»?

— Вы говорили о работе с детьми. Иногда поход в театр для ребенка становится первым и последним — если он увидит слабую, скучную постановку. Что бы вы посоветовали делать в таких случаях?

— Применить интерактив, выходить в реальность. Дети же сейчас совсем другие — их надо отрывать от гаджетов. Я вожу дочку в музеи, например. Она, конечно, пока не понимает того, что видит, но что-то откладывается на чисто подсознательном уровне. Даже пойти в буфет — но в оперном театре — для ребенка большое дело: там же красиво, публика нарядная.

Я хочу сейчас в инстаграме предложить подписчикам поучаствовать в одной акции. В Мариинском театре есть специальная программа АЮТ — Академия юного театрала. Хочу предложить придумать название для отдельного абонемента, предназначенного юным зрителям.

Свист из оркестровой ямы

— Вы худрук поющий и успешно все свои дела совмещаете. А есть еще, кроме Дон Кихота, партия-мечта для вас?


— Интересно бы поставить «Мефистофеля» Бойто. Бойто, который сам написал либретто, был композитором, обладавшим большим литературным талантом, он написал Верди первоклассные либретто для «Отелло» и «Фальстафа». Поэт работал над оперой на протяжении всей жизни: первые наброски были сделаны в 1773 году, а вторая часть была создана за год до смерти. Это единственная завершенная им опера. Правда, там есть ария «Son lo Spirito» со свистом, а это плохая примета — свистеть на сцене. Выход, конечно, есть: я просил, чтобы свистели из оркестровой ямы. Это, кстати, сложно: надо в ритм уложиться.

— Всегда было интересно узнать, как происходит процесс корректировки спектакля. Если ваше видение его, как художественного руководителя, отлично от задумки режиссера-постановщика, как вы улаживаете разногласия?

— Те спектакли, что идут сейчас, уже не переделать. Да это и некрасиво. Что-то делать надо на стадии репетиций. Но это сложно, творческие люди — народ обидчивый. Поэтому тут надо доверять режиссеру, зная, однако, кто он. Например, оперу «Так поступают все женщины» ставил у нас уже хорошо известный в Уфе Георгий Исаакян. Скоро он приедет вновь, чтобы возобновить постановку.

Современную оперу «Новая жизнь» будут ставить Елизавета Корнеева, к слову, ученица Исаакяна, выигравшая грант на поддержку молодых специалистов, и Екатерина Агений. Поскольку именно у нас опера пройдет впервые, мы привлечем внимание всего музыкального мира.

Кстати, сейчас мы стараемся много времени уделять и рекламе. У нас этим будет заниматься конкретный человек, и, думаю, жители и гости республики всегда будут в курсе того, что у нас происходит.

Я поставил себе задачу: «Салават Юлаев» у нас первый в спорте, наш оперный должен был первым в театральной жизни республики.

— Вы живете на три города — Москва, Петербург, Уфа. Как вы себя «распределяете» по этим городам?

— Я об этом и не думал, все идет каким-то своим чередом. Общаемся по смартфонам, и это очень удобно: возник вопрос — тут же обсудили. Плотно сижу в сетях. А что делать?

Кстати, живу я не на три города, а, пожалуй, на весь мир. Был, например, в Австралии, правда, больше пяти лет назад, там нас очень хорошо принимали. Пел с Олегом Каэтани, дирижером из Италии в «Реквиеме Верди» в Мельбурне.

Что запомнилось — я стою, пою, и в этот момент засыпаю секунды на две! Это из-за разницы во времени. Был в зоопарке, кормил кенгуру, коалу держал в руках, на голову, на руки садились попугаи…

Мне комфортно совмещать пение и нынешние свои обязанности. Моя работа — это та работа, которая приносит огромное удовольствие. Я понимаю, что сотрудничаю со своими единомышленниками, людьми, которым я доверяю и уважаю их.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2020 9:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092502
Тема| Музыка, Опера, Новосибирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Чайковский, Габитов, Юровский, Окунев
Автор| Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»
Заголовок| Как поставить такую оперу, чтобы все начали плакать?
ьГде опубликовано| © «Новая Сибири»
Дата публикации| 2020-09-25
Ссылка| https://newsib.net/kultura/kak-postavit-takuyu-operu-chtoby-vse-nachali-plakat.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьера оперы Петра Ильича Чайковского «Иоланта» с аншлагом прошла в театре оперы и балета и до сих пор служит предметом для обсуждений.

В НОВОСИБИРСКОМ академическом театре оперы и балета открылся новый, 76-й сезон. Сезон во всех отношениях необычный. Многие до конца не верили, что из-за пандемии коронавируса театрам и филармонии будут доступны большие формы, но после пятимесячного перерыва (а такого не припомнит не только наша местная, но и мировая история культуры) зрители в течение двух дней до отказа заполняли большой зал театра, опровергая опасения, что они из-за страха заражения вообще не пойдут в театр.



А давали на открытии премьеру последней оперы Петра Ильича Чайковского — «Иоланта» — по мнению некоторых критиков, лучшей оперы великого композитора и уж во всяком случае одного из самых светлых и лирических сочинений композитора. Она была написана в 1891 году по поэтической драме Генриха Герца «Дочь короля Рене», либреттистом выступил брат композитора — Модест Ильич Чайковский. Главное очарование «Иоланты» в том, что в ней нет душевных страданий и мук, нет драматических столкновений. Перед нами внутренний мир героини, полный света, спокойствия, гармонии и ясности духа.

«Я напишу такую оперу, что все будут плакать», — говорил Чайковский. И ему это удалось, вот только слезы появляются от радости и счастья за героев. Слепая дочь короля Рене, принцесса Иоланта, потеряла зрение еще в глубоком детстве. Любовь отца была настолько безграничной, что король запретил всем говорить о возможности видеть — Иоланта думала, что ничем не отличается от других. Ее воспитывали в доброте и заботе, принцесса выросла чуткой и нежной, не замечая вечной тьмы вокруг. Но все изменилось с внезапным появлением рыцаря Готфрида Водемона — он рассказал девушке, что глаза нужны не только для того, чтобы плакать…

Режиссером оперной постановки выступил заслуженный деятель искусств России Иркин Габитов, долгое время ставивший основной оперный репертуар Мариинского театра. Ему удалось продемонстрировать на сцене чистую классику, максимально приближенную к оригинальному произведению Чайковского. Музыкальный руководитель и дирижер — Дмитрий Юровский и художник-постановщик Вячеслав Окунев блестяще создали атмосферу средневековой романтической сказки.

Это одна из самых репертуарных опер в русской музыке и пережила столько вольных постановок, что я, признаться, уже стал в них путаться. Начиная от снятого Рижской киностудией в середине прошлого века фильма-концерта до безобразной постановки в нашем же театре, премьера которой состоялась 14 ноября 2010 года. Тогда режиссер-постановщик Михаил Пандживидзе поместил героев в наше время: по сцене разгуливали медсестры и худосочные бандюги с автоматами наперевес, король выступал в роли мафиози. Такая дикая трактовка надолго отбила охоту смотреть «Иоланту».

Нет, я не против современного взгляда на оперу, как это делает Черняков, например. Но, увы, Черняковых у нас не так много, их можно пересчитать по пальцам. А гораздо больше тех, кто ставит перед собой основную задачу — не донести музыку и душу оперы до зрителя, а выкрутиться и выпендриться так, чтобы все ахнули и ошеломленные отправились домой. Как правило, такие постановки больше двух-трех показов не выдерживают. Да и то только потому, что администрация театров надеется, что на название и премьеру пойдет зритель.

Сразу хочу оговориться: новая постановка совсем не такая. Я принадлежу к тому поколению, кто еще видел работу Вагана Багратуни, работавшего главным режиссером нашего оперного театра с 1974 по 1988 год и представил Новосибирску более 20 оперных версий, большие концертные программы. Кроме этого, в 1981—1988 годах преподавал в Новосибирской консерватории, был профессором кафедры оперной подготовки. Собственно, я вырос на этих постановках, я видел его в работе. Он был одержим оперой, он дышал ею, понимал ее, как хорошая мать понимает своего новорожденного ребенка.

И мне кажется, Иркин Габитов тоже из группы подлинных оперных мастеров. Те его работы, что я видел, оставляли самое светлое чувство. Взять тех же «Паяцев», поставленных им на нашей сцене некоторое время назад. Никаких кривляний, чистая классика без налета пыли и паутины — сверкающая, как маленький бриллиант.

Вот что говорит сам постановщик об этой опере.

– «Иоланта» удивительна: в этой музыке только поэзия и абсолютное отсутствие быта.

Когда в эту музыку пытаются внедрить бытовое, обыденное — это все убивает. И музыка начинает мстить. За последние годы было очень много постановок «Иоланты», порой очень спорных: и в сумасшедшем доме, и со всей современной атрибутикой, вроде компьютеров и смартфонов. Своей целью я вижу поставить именно ту оперу, которую написал Чайковский. Сказку, полную глубокого духовного смысла, о том, что Божественное провидение — главное в жизни каждого человека, а истинное прозрение — это обретение Бога и любви, способность к самопожертвованию.

Ведь Иоланта не знает, что такое Бог, — ей о нем лишь рассказали… Она блуждает во тьме, и ее слепоту не стоит сводить к физиологии — свет нужен ее душе. Ведь что такое тьма? Это отсутствие света. У тьмы нет истока, а у света всегда есть источник. А чтобы совершить прорыв к свету, нужно пожертвовать собой. Вот это я и хочу сквозной линией провести через наш спектакль, выразить через вокал, через пластику. Мне интересно еще и столкновение двух миров: Востока — через Эбн-Хакию и Запада — в лице короля Рене. Это два мировоззрения, две культуры — каждая со своей истиной, со своим пониманием духовности, и ни один из этих миров не выше и не лучше другого. Но именно Эбн-Хакия в моем понимании — проводник не только для Иоланты, но и для самого короля Рене, именно он заставляет понять: если человек не захочет переступить через самого себя, выйти за грань, ничего не получится.

Под стать Иркину Габитову и работа художника-постановщика Вячеслава Окунева, создавшего на сцене атмосферу сказки и средневекового замка посредине пустыни. Стилистика костюмов безупречна, прически, антураж и летящие сферы на заднике — все это создало идеальные условия для исполнителей, которых зритель приветствовал продолжительными овациями и криками «браво».

И действительно, Гурий Гурьев, Алексей Зеленков, Владимир Кучин, Юрий Комов, Надежда Нестерова, истомившись в самоизоляции, отдались спектаклю до донышка. Таких оваций в Новосибирске на оперных спектаклях я не слышал давно. И, конечно, я обязательно схожу на эту постановку еще не один раз, как и положено, если ты хочешь понять все нюансы и тонкости оперного спектакля. Наверное, как и часть зрителей, наполнивших зал почти под завязку.

Сказка пришла к зрителям, сказка и красота, то, чего нам так не хватало в эти месяцы самоизоляций и ограничений. Выходя из театра, я уже не в первый раз подумал, а все-таки как хорошо, что есть театр, что есть опера и балет, симфонические и камерные концерты, как же их нам не хватало…

В завершение хотелось сказать несколько слов вот о чем. Мне неоднократно говорили о том, что нет разбора постановки, не обсуждалось, как пели, как играл оркестр. На это хочется сказать вот что.

Коллектив театра провел чрезвычайно непростые полгода. В таких, повторяю, условиях культура не работала никогда. Репетировали по домам, в театр не пускали, приехавший режиссер успел поработать с актерами всего несколько дней.

Вот как он сам вспоминает: «Ситуация очень непростая. Сложность не только в режиме работы из дома, но и в том, что неизвестно, когда состоится премьера. Хорошо, что мы все-таки успели несколько дней поработать с артистами до введения ограничительных мер. Сейчас мы постоянно на связи — солисты звонят мне едва ли не каждый день, но, конечно, живые репетиции ничем не заменишь. Все мы надеемся, что скоро это станет возможным».

И все же в этих условиях удалось подготовить прекрасный спектакль — уже поэтому они герои, они справились, у них получилось. А всякие мелочи со звуком, с балансом... Все это решится — нужно только немного времени, чтобы поработать в нормальных условиях.

Фото Алексея ЦИЛЕРА
======================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2020 4:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092601
Тема| Музыка, Опера, Венская государственная опера, Персоналии,
Автор| Андрей Золотов - мл.
Заголовок| Новый сезон Венской оперы открыт
ьГде опубликовано| © Интернет-портал «Российской газеты»
Дата публикации| 2020-09-26
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/26/novyj-sezon-venskoj-opery-otkryt.html
Аннотация|

В пяти арочных проемах по фасаду Венской государственной оперы установили неоновые лампы, работающие как люминисцентная вывеска. И первое слово, которое высвечивается здесь теперь каждый вечер, - это "ОFFEN" - то есть "ОТКРЫТО". Следом за ним, уже как бегущая строка, - название сегодняшнего спектакля.


"Мадам Баттерфляй".Фото: Wiener Staatsoper/Michael Pöhn

В первые две недели нового сезона - первого сезона нового директора Венской оперы Богдана Рошчича - это были, чередуясь от вечера к вечеру, "Мадам Баттерфляй" Пуччини, "Электра" Рихарда Штрауса и "Симон Бокканегра" Верди.

В обстановке строжайшей дисциплины - с регулярными тестами на коронавирус для труппы, именными билетами для публики, масками везде, кроме своего кресла во время спектакля, и прочими строгостями - эмоциональное сердце австрийской столицы снова забилось.

Но и то, какие спектакли, в каких постановках и с какими составами прошли за эти две недели, также важно, потому что открывшие сезон три оперы нельзя воспринять иначе как программное заявление новой дирекции, вознамерившейся серьезно переустроить этот сложный организм.

Открылся сезон 7 сентября новой для Вены постановкой "Мадам Баттерфляй" авторства скончавшегося в 2008 году оскароносного кинорежиссера Энтони Мингеллы, известного главным образом своим фильмом "Английский пациент". Впервые поставленный, совместно с его женой, хореографом из Гонконга Кэролин Чоа, в 2005 году в Английской национальной опере в Лондоне, этот спектакль в 2006 году был перенесен на сцену нью-йоркской "Метрополитен опера". Теперь Чоа вывела его и на венскую сцену.

За пультом стоял новый главный дирижер Филипп Йордан (это новость для Венской оперы, в которой шесть лет не было главного дирижера) - профессиональный и энергичный швейцарский маэстро, хорошо знакомый музыкальной Вене как по годам возглавления Венского симфонического оркестра, так и по своим прежним спектаклям в Опере. Нельзя сказать, что под его управлением сложная, прихотливая партитура Пуччини обрела какие-то невиданные краски, но оркестр звучал энергично и четко, без заметных огрехов.

На партию Чио-Чио-Сан пригласили сопрано из Вильнюса Асмик Григорян, которая произвела сенсацию в 2018 году в Зальцбурге, спев там партию Саломеи в одноименной опере Рихарда Штрауса, а этим летом она превосходно исполнила в Зальцбурге партию Хрисофемиды в другом шедевре Штрауса - "Электре". И там, и там Григорян создала образы драматические и архи-эмоциональные. Тем более удивительно, что ее исполнению партии влюбленной и брошенной гейши в опере Пуччини не хватало ни эмоции, ни драматизма в голосе. Вероятно, артистка сама выбрала такую линию в партии - быть сдержанной, погруженной в себя сильной женщиной, борющейся за свое достоинство. В итоге Сузуки в исполнении солистки Венской оперы Виржини Веррез давала в зал больше чувства, чем Чио-Чио-Сан. А великолепные в вокальном отношении тенор Фредди де Томмазо (Пинкертон) и российский баритон Борис Пинхасович (Шарплес) оттеняли дуэт двух женщин.

Постановка Мингеллы и Чоа - эффектная, с яркими драматичными цветами и роскошными японскими костюмами (американо-китайский дизайнер Хан Фенг). Легко было бы назвать ее "голливудской". Но на самом деле ассоциацию вызывает она не с кино, а с глянцевым журналом. Этот глянец видится и в главном сценическом эффекте - зеркальном навесе, отражающим, удваивающим яркие мазки сцены. Но что за этой лакированной поверхностью? Эмоции этот дизайн не добавляет, а, скорее, по-барочному ее лишь называет, объявляет. Наконец, выбор пусть и мастерски водимой куклы для образа маленького сына Чио-Чио-Сан и Пинкертона совершенно подрывает эмоциональную линию оперы Пуччини: это из-за того, что у женщины отбирают куклу, она кончает собой?

Прежнего директора Венской оперы Доминика Мейера можно было покритиковать за компромиссность осуществлявшихся в его десятилетний период постановок: они старались быть новаторскими, но обычно смягченными, чтобы не чересчур шокировать чувствительную венскую публику. Но и в такой форме новые спектакли, как правило, воспринимались многими с недовольством. "Люди всегда любят прежнюю постановку", говорил Мейер.

"Мадам Баттерфляй" до недавнего времени шла здесь в по-настоящему антикварной постановке 1957 года, главное достоинство которой было в том, что ее декорации быстро монтировались, и в том, что она давала артистам большое пространство для собственной интерпретации образа. Замена ее на "импортный" спектакль 15-летней давности - это часть политики новой дирекции по перенесению на венскую сцену проверенных своим успехом в других мировых театрах, когда-то новаторских постановок, намеренное создание "мирового контекста" здесь и сейчас, чтобы уже на его фоне рисовать свои новые планы - а заодно убрать подальше на склад наследие прежней дирекции.

Другой частью этой политики стало возрождение "Электры" Рихрада Штрауса в постановке выдающегося немецкого оперного режиссера Гарри Купфера, сделанной в Вене в 1989 году. За пульт встал Франц Вельзер-Мёст - почтенный австрийский дирижер, ушедший в 2014 году с поста главного дирижера Венской оперы из-за конфликта с Мейером. Его появление в оркестровой яме было даже встречено энтузиастами криками браво (вроде как запрещенными в театре из-за коронавируса, но этот запрет мало кто выполняет), а по окончании спектакля публика устроила настоящую овацию. Что до постановки Купфера, то невозможно было отделаться от ощущения, что видишь если и не совсем "музейную", то "историческую" версию. Высокий подиум посреди сцены, обезглавленный памятник Агамемнону в центре композиции, какие-то восточные балахоны на героях и повисание на веревках как главный элемент движения артистов, - все это воспринимается как устаревший пафос, приличествующий, наверное, античной трагедии, но не декадентскому либретто Гофмансталя. Известная вагнеровско-штраусовская певица Рикарда Мербет оказалась достойной, но никак не сенсационной Электрой, а Камилла Нуланд -отличной Хрисофемидой. Радостным открытием в партии Ореста был богатый тембром баритон Дерек Велтон.

Наконец, третьим элементом программного заявления новой дирекции стало послание городу и миру "звезды остаются с нами". Эту функцию превосходно выполнил "Симон Бокканегра" Верди в постановке Петера Штайна 2002 года (которая никогда не исчезала из репертуара театра) с Пласидо Доминго в главной партии. Партнерами звезды старшего поколения в эти вечера стали артисты, находящиеся в расцвете своих талантов: Хибла Герзмава (Амелия), Гюнтер Гройссбёк (Фиеско), Наджмиддин Мавлянов (Габриэле Адорно). На последнем спектакле серии в минувшее воскресенье от эмоции и энергии, лившейся со сцены, дух захватывало. И даже закрывшиеся в этот день по предписанию властей из-за роста в Австрии показателей пандемии театральные буфеты (сейчас напитки и еду надо заказывать через специальное приложение и ее подадут вам в антракте на определенном столике), не могли испортить настоящего оперного настроения.

В начале оперы звучал нестабильно, испытывал сложности с верхними нотами, явно берег силы. Но и в дуэте с Хиблой Герзмавой, и особенно в сцене Сената был поистине прекрасен. Доминго 79 лет, это его 53-й сезон в Венской опере. Но баритоновую партию пирата-дожа Симона Бокканегры он поет по-теноровому, в высокой позиции. Доминго не теряет своей удивительной способности электризовать всех окружающих, когда при нем все начинают петь лучше, на высшей планке своих возможностей или даже превосходя их. И когда "старик" по тексту оперы благословляет "молодых" - Герзмаву-Амелию и Мавлянова-Адорно - в этом проникновенном моменте ощущается голос Истории, которая творится перед нашим взором.

================================================================================
ФОТОГАЛЕРЕЯ - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2020 12:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092801
Тема| Музыка, ГАСО РТ, Персоналии, Александр Сладковский
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Марафон с оркестром
В Казани записали всего Рахманинова

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 217(8271)
Дата публикации| 2020-09-27
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/27/reg-pfo/orkestr-tatarstana-zapisal-simfonicheskoe-nasledie-sergeia-rahmaninova.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Для Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан и его главного дирижера Александра Сладковского возвращение к привычной жизни после изоляции ознаменовалось грандиозным проектом - записью симфонического наследия Сергея Рахманинова: трех симфоний, "Симфонических танцев", фантазии "Утес", поэмы "Остров мертвых" и "Вокализа" в авторской редакции для оркестра на лейбле Sony Classical. Маэстро рассказал "РГ" об этом рекордном марафоне, прошедшем в Большом концертном зале им. Сайдашева в Казани в рекордно короткие сроки.

Далеко не каждый титулованный европейский коллектив решится записать за неделю такой большой блок сочинений. Как справились оркестранты, учитывая, что этому предшествовала затянувшаяся карантинная пауза?

Александр Сладковский: Это и правда был настоящий марафон. Десять лет назад мы начинали с букваря. Оркестр в 2010 году играл 13 программ и 20 концертов в сезон. Тогда такое казалось невозможным. Но для меня главной задачей было сделать коллектив брендом Республики Татарстан. В конце первого сезона со мной оркестр уже играл "Весну священную" Стравинского, Первую симфонию Рахманинова. Пройдя питерскую школу дирижерской подготовки, имея превосходных учителей, я с самого начала планировал масштабные проекты. Не скрою, боялся сейчас - как выйдем к работе после полугодового "глюка". Но все занимались на карантине, точили мастерство. Перед записью были сводные репетиции. И, должен заметить, после чудовищного перерыва мы взлетели вертикально, так что я очень горжусь ребятами.

Такими амбициозными заявками - сначала записали все инструментальные концерты Шостаковича, потом симфоническое наследие Чайковского, сейчас Рахманинова - вы стремитесь поскорее закрепить репутацию своего коллектива?

Александр Сладковский: Постоянная мобильность - "фишка" нашего оркестра. Музыканты привыкли к таким темпам и с ними можно делать что угодно в смысле творчества. Мы уже объехали полмира. Градус исполнительской активности всех очень стимулирует. Когда же оркестранты начинают киснуть от усталости, я говорю им: зато будет что вспомнить!

Предлагая миру всего симфонического Рахманинова "в одной коробке", вы хотите сказать что-то новое о его музыке, его личности?

Александр Сладковский: Для меня Рахманинов с детства, с до-диез минорной прелюдии - просто абсолютный Бог. Вся моя жизнь идет под светом его музыки. Одним из первых в Казани возник фестиваль "Белая сирень", посвященный Рахманинову, на который, благодаря Денису Мацуеву, приезжал - и благословил его - внук композитора, Александр Борисович Рахманинов. Он согласился стать почетным президентом этого фестиваля. Для меня в музыке Рахманинова - вся жизнь: и слезы, и радость, и печаль, и величие, и скорбь, и Запад, и, конечно, Восток, что очень важно для Казани. По одной из версий фамилия происходит от древнего татарского рода Рахманов. Сергей Васильевич бывал в Казани, дружил с Шаляпиным - такие связи и параллели для меня основополагающие. Восток был в его генах: ориентальные мотивы вплетены в канву его музыки.

Наверно, всегда есть соблазн исполнять Рахманинова сквозь призму Чайковского?

Александр Сладковский: Мы с пианистом Николаем Луганским много говорили о том, что музыка Рахманинова как бы вытекает из симфонизма Чайковского, расширяя его, делая "своей" музыкой еще больше. Но в последних партитурах, особенно в "Симфонических танцах" и Третьей симфонии, Рахманинов, как пророк, предвидел все, что случится в ХХ веке. В его кульминациях - бой, набат, накрывший Европу, весь мир, чуть не сметая с лица земли.

О планах сегодня говорить уместно?

Александр Сладковский: Впереди нас ждет бетховенский сезон. Все наши фестивали пройдут, надеюсь, в срок, в ноябре - Софии Губайдулиной, в мае следующего года - Рахманиновский. В следующем сезоне оркестру исполнится 55 лет, и я пригласил маэстро Валерия Гергиева приехать и поработать с нашим коллективом. По окончании сезона запишем всего Бетховена, потом три балета - "Жар-птицу", "Весну священную" и "Петрушку". Планирую записать и все симфонии Малера.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2020 12:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092802
Тема| Музыка, ММДМ, Персоналии, Владимир Спиваков
Автор| Татьяна Эсаулова
Заголовок| Нота Спивакова
Дом музыки открыл новый сезон двумя концертами

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 217(8271)
Дата публикации| 2020-09-27
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/27/dom-muzyki-otkryl-novyj-sezon-dvumia-koncertami.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Новый сезон в Московском международном Доме музыки открылся двумя концертами Национального филармонического оркестра России под управлением Владимира Спивакова с участием пианистов Дениса Мацуева и Ивана Бессонова. Как и во всех концертных залах мира, в Светлановском зале Дома музыки - шахматная рассадка публики, между креслами красноречивый постер: "Просим не занимать место! Между нами - музыка!"

Программа, как всегда у Спивакова, тщательно продумана. Сначала симфоническая картина "Из Апокалипсиса" Анатолия Лядова. Затем Второй концерт Сергея Рахманинова, в котором солировал Денис Мацуев. Во втором отделении - Четвертая симфония Чайковского. А во второй программе звучали сочинения Дмитрия Шостаковича - как раз в 114-й день рождения композитора. Маэстро Спиваков поделился с "РГ" своими ожиданиями от нового сезона в Доме музыки.

Что в планах на предстоящий сезон для вас особенно важно?

Владимир Спиваков: Мы отпразднуем 250-летие Бетховена его великим творением - Торжественной мессой. Отметим 140-летие Белы Бартока. Планируем провести Конкурс пианистов Владимира Крайнева - возможно, онлайн. Многие талантливые дети со всего мира уже прошли отбор - очень важно, чтобы этот конкурс состоялся. Надеюсь, никакие политические и вирусные пертурбации не создадут нам препятствий и все флаги в гости будут к нам.

Трудно было оркестру достичь хорошей формы после карантина?

Владимир Спиваков: Наш коллектив своим честным отношением очень тронул меня. Во время пандемии все музыканты много занимались, сдавали партии концертмейстерам по зуму и скайпу, просто играли друг для друга. Важно, что никто не опускал руки. Поэтому коллектив пришел на репетиции к открытию в блестящей форме.

Концерт в день рождения Дмитрия Шостаковича, 25 сентября, для вас - не случайное совпадение?

Владимир Спиваков: Дмитрию Дмитриевичу Шостаковичу я поклонялся всю жизнь. Когда на Конкурсе Чайковского я играл его сонату, он потом подошел ко мне и сказал, что это лучшее исполнение. Вместе с пианистом Борисом Бехтеревым мы переложили его "Афоризмы", считавшиеся "формалистической музыкой", для инструментального состава, и сочинение обрело новую жизнь. На открытии нашего нового сезона мы исполнили Девятую симфонию Шостаковича и его Фортепианный концерт с солирующей трубой, который играли Иван Бессонов и наш солист Александр Бахарев. Мы также представили Джаз-сюиту для променадного оркестра со знаменитым вальсом, который Стэнли Кубрик ввел в свой фильм "С широко закрытыми глазами".

Почему вы решили открыть сезон "апокалиптической темой"?

Владимир Спиваков: Эта тема сложилась сама собой. Произведение Александра Лядова "Из Апокалипсиса" - музыкальный раритет. Четыре всадника Апокалипсиса - персонажи из шестой главы Откровения Иоанна Богослова, которых именуют Чума, Война, Голод и Смерть, - это символ, который в истории искусства имеет разные интерпретации. Картина Апокалипсиса, которую изобразил Лядов, - это бесконечная борьба темных сил со светом, с его несказанной красотой. Последние удары литавр композитор соотносит со словами Священного Писания: "Се, стою у двери, и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною". Эту фразу можно толковать так: Господь всегда с нами.
Апокалиптическая линия проходит и через творчество Рахманинова. Композитор пережил личный апокалипсис: после кошмарного исполнения своей Первой симфонии он чуть не покончил жизнь самоубийством. А Петр Ильич Чайковский писал, что его Четвертая симфония есть подражание основной идее Пятой бетховенской. Это его фатум, его судьба. Чайковский включил в финал русскую народную песню "Во поле березонька стояла" - русский человек никогда не согнется!
Так что тема - и вечная, и созвучная времени.

Из афиши Дома музыки

6 октября. Хибла Герзмава, сопрано Джазовый квартет Якова Окуня. Концерт перенесен с 24 сентября 2020 года.
8 октября. Юлия Рутберг. К 150-летию Зинаиды Гиппиус. С участием Национального академического оркестра народных инструментов России имени Н.П. Осипова.
10 октября. "Лондонские" симфонии и концерты Йозефа Гайдна. Musica Viva.
14 октября. День Святого Патрика в Доме музыки. Оркестр волынщиков Москвы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 30, 2020 7:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093001
Тема| Музыка, Театр «Геликон-опера», Персоналии, Дмитрий Бертман
Автор| Зоя Игумнова
Заголовок| «Соседи стучали по батареям, и певцы уходили распеваться в автомобили»
Худрук «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман — об издержках пандемии, смешной коллекции из папки Ростроповича и энергетике рэпа

Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2020-09-30
Ссылка| https://iz.ru/1066375/zoia-igumnova/sosedi-stuchali-po-batareiam-i-pevtcy-ukhodili-raspevatsia-v-avtomobili
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Открытие оперных театров не дало убить этот вид искусства. Так считает народный артист России Дмитрий Бертман. Ради работы он готов сократить количество артистов на сцене с 70 до 45 и уменьшить число зрителей в зале. О том, чего ждать от театра эпохи пандемии, художественный руководитель «Геликон-оперы» рассказал «Известиям» накануне первых премьер нового сезона.

Делим на два

— Мэр Сергей Собянин своим указом возобновил режим самоизоляции для пожилых москвичей старше 65 лет, рекомендовав им не покидать дома в связи с угрозой распространения коронавируса. Предприятиям и учреждениям предложено перевести сотрудников на удаленную работу. Вас это тоже коснулось?

— Конечно. У нас есть возрастные сотрудники — гардеробщицы, уборщицы, музыканты. Они будут сидеть дома. В театре их подменят более молодые коллеги.

— Есть риск, что и театры закроются?

— Боимся это произносить. Но со своей стороны делаем всё, чтобы такого не произошло.

— Роспотребнадзор предписал театрам рассаживать зрителей в шахматном порядке. Но работать на ползала — убыточно. Поэтому министр культуры предложила заполнять их на 70%. Как обстоит дело в «Геликон-опере»?

— Роспотребнадзор все-таки только рекомендует. Каковы будут нормы рассадки, решают сами регионы, оценивая эпидемиологическую ситуацию. Мы руководствуемся распоряжением департамента по культуре города Москвы. В театрах столичного подчинения в данный момент рассадка предполагает заполняемость 50%. Чтобы соблюсти установки, мы создали компьютерную программу для кассы. Она сама отсекает необходимое расстояние между людьми. Если человек купил три билета, программа сразу закрывает места вокруг.

Конечно, работать на ползала не то же самое, когда в зале аншлаг. Но артисты понимают, что это вынужденная мера. И все без исключения испытывают нереальное счастье. Ведь мы полгода не выходили на сцену. Это было очень опасно для нашего вида искусства.

Вокалистам необходим постоянный тренинг, а дома на карантине они не могли распеваться — соседи стучали по батареям. Артисты уходили в автомобили и там распевались. Это была катастрофа. Многие тяжело восстанавливаются до сих пор.

А кому-то изоляция пошла на пользу. Отдохнули связки, они запели с новой силой. Это всё индивидуально. Кроме того, оперный певец должен тренироваться в зале с музыкантами, чтобы не потерять умение «пробиться через оркестр». Это как спортсмену регулярно поднимать вес. Открытие оперных театров не дало убить этот вид искусства.

— Но они на глазах меняются. НОВАТ, например, «проредил» артистов на сцене и оркестр в яме. Вас не обязали сократить число выступающих?

— Мы стараемся, чтобы сокращение было не в ущерб качеству. У нас в театре ситуация сейчас благополучная. При реконструкции установили высокотехнологичное оборудование и систему вентиляции. В зрительном зале воздух обновляется каждые 10 минут. В помещениях стоят бактерицидные лампы, есть оборудование, которое ионизирует воздух в здании.

Официально в Москве можно выпустить на сцену до 70 человек. Мы сократились до 45. Открылись «Каменным гостем» — камерной оперой. Будет еще «Волшебная флейта», тоже не очень густонаселенный спектакль. А вот в октябрьской афише стоит «Набукко» — массовая опера. Чтобы обезопаситься, мы купили пластиковые экраны. Есть они и в оркестре у духовиков, у них самые «плевательные» инструменты.

Так как сейчас все невыездные, у нас появилась возможность ввести много составов. И если вдруг кто-то заболеет, можно заменить весь состав, а пострадавших поместить на изоляцию. Одним словом, осваиваем технологию охраны здоровья.

Не может артист жить на 5 тыс.

— Сидя без работы, артисты бюджетных столичных театров получали зарплату. А народные еще и надбавку к пенсии за звание. Говорят, решение платить 30 тыс. корифеям было принято благодаря Николаю Губенко. Это правда?

— Три года назад на выездном совещании деятелей культуры в стенах «Геликона» Николай Губенко озвучил проблему возрастных артистов. Сказал, что работать они уже не могут, а пенсия катастрофически мала. И предложил ежемесячно доплачивать народным артистам СССР хотя бы по 5 тыс. Сергей Собянин тогда сказал: «Как можно жить на 5 тыс.?» И на следующий день принял решение, что всем народным и заслуженным Москва будет платить дополнительно 30 тыс. к пенсии. Так что надбавка оказалась очень существенной.

— Из-за пандемии 30-летний юбилей театра вы праздновали онлайн. Оперные звезды выходили на видеосвязь. Вы полагали, что эта акция подвигнет коллег на жизнь в прямом эфире?

— Эта идея витала в воздухе. Но так получилось, что мы закрылись 24 марта, а юбилей был 10 апреля. Всё к празднику было готово. И не хотелось его сворачивать. Вот мы и провели его таким образом. А весь карантин показывали записи спектаклей. Нам повезло, потому что многие годы мы сотрудничали с каналом «Культура», который зафиксировал большую часть нашего репертуара многокамерной съемкой с профессиональным звуком. И несмотря на карантин, «Геликон» увеличил армию поклонников.

— По новым правилам премии «Оскар» съемочная группа должна демонстрировать расовую и гендерную толерантность. Могут такие правила коснуться оперных театров?

— В оперном театре этот вопрос давно решен. Афроамериканка сопрано Леонтина Прайс спела столько всяких белых партий... В 1997 году я в Мангейме ставил «Травиату», а параллельно шел «Евгений Онегин», где другая чернокожая певица пела Татьяну. Для меня, выросшего в СССР, это было странно. Но вдруг я понял, что Пушкин-то был чернокожий, а она — пушкинская героиня. В ней отразился сам поэт. Это было потрясающе. Цвет кожи не имеет отношения к душе человека.

— Какая музыка вас интересует, помимо оперы?

— Мне важно, чтобы в зал молодежь приходила. Поэтому заинтересовался рэпом. Не скажу, что это музыка, но точно поэзия, ритм, энергетика. Кстати, рэп возник не сейчас. Если взять Россини — «Ах, браво, Фигаро, браво, брависсимо!» — это тоже рэп. А «Попутная песня» Глинки: «Дым столбом — кипит, дымится пароход…» Все признаки рэпа.

Как-то я расспрашивал певицу Чечилию Бартоли, с каким педагогом она достигла такой техники. А она ответила: «Честно тебе скажу — у меня появился бойфренд. Он пел тяжелый рок. Однажды привел меня в прокуренный ночной клуб и говорит: «Посмотри, сколько мы энергии тратим на песню».

Чечилия стала пытаться петь иначе, и у нее сразу начали получаться фиоритуры. Если не испытывать те же эмоции, что и персонаж, — злиться, смеяться, взлетать от любви, не подключать ту же энергию, то ничего не выйдет. Для пения нужен глагол.

— Время вносит свои коррективы. В моде стройные сопрано, подтянутые тенора. Держать форму артисту важно?

— Конечно. Визуальное воздействие никто не отменял. Мы раньше смеялись, когда Татьяна выходила писать письмо Онегину с приделанной косой, и было ясно, что она не юная девушка, а мать троих детей и член профсоюза.

Станиславский мечтал о театре правды, но в каждом веке она своя. В наше время артисты обязаны держать форму. Иначе им не поверят. И дело даже не в оболочке, а в энергии, в наполнении. Когда Татьяна и Онегин сгорают от страсти по полной программе, это не назовешь старомодным театром.

— Недавно в вашем театре проходило интересное мероприятие, чиновники пришли к вам на мастер-класс. Вы предложили систему Станиславского перенести на методы управления. Где Константин Сергеевич и где бизнес?

— Главная формула Станиславского — магическое «если бы это был я». С ней человек вступает на позицию своего оппонента, принимает его логику, понимает, где он прав или неправ. Станиславский — это философия прежде всего, а его превратили в локально-театрального бубнилу.

— За 30 лет, что вы руководите театром, бывали ситуации, когда опускались руки?

— Пока мы строили театр, они часто и опускались, и поднимались. Не хочется это вспоминать. Главное, что сейчас мы находимся в одном из самых красивых театров мира.

— Видимое благополучие вызывает зависть и пристальное внимание. Как вы относитесь к неприятию своего творчества?

— Во французском Эвиане «Геликон» с Мстиславом Ростроповичем ставил оперетту «Летучая мышь». А в это время в Москве выходили разгромные рецензии на наши предыдущие спектакли. Я сильно расстраивался. И как-то пришел к Мстиславу Леопольдовичу поведать свою печаль. А он говорит: «Ты чего, дружище? Заведи папку «г....» и складывай в нее критику. И каждую отрицательную рецензию будешь ждать. Потому что тебе надо коллекцию пополнить».

К 30-летию театра я предложил коллегам издать журнал и опубликовать выдержки из этой папки. Собрали самые прикольные и разбавили их архивом смешных докладных записок. Кто-то писал объяснительную, почему пьяный на работу пришел или о том, как уборщица отвинтила мыльницу в туалете. Много веселого в жизни театра. И мы решили им поделиться.

— Ростропович привел вас в чувство. А сделал ли он вас сильнее?

— Конечно. Сейчас мне смешно, что я когда-то обижался на критику. Время показало, что был неправ. Спектакли, которые критиковали, стали культовыми. На них неизменно собирается аншлаг. А когда вдруг взгрустнется, вспоминаю нашу веселую работу и встречи с Мстиславом Ростроповичем.

СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»
Дмитрий Бертман — народный артист России, режиссер, педагог. В 1989 году окончил ГИТИС по специальности режиссер музыкального театра. В 1990-м создал музыкальный театр «Геликон-опера», которым руководит до сих пор. С 1996 года преподает в ГИТИСе, с 2003-го заведует кафедрой режиссуры музыкального театра. С 2008 — профессор ГИТИСа. Ставил спектакли в Канаде, США, Швеции, Франции, Германии, Бразилии и др. Лауреат многочисленных престижных театральных премий, в том числе «Золотая маска», «Гвоздь сезона», «Премия Станиславского». С 2018 года член президентского Совета по культуре. Награжден государственными наградами России, Франции, Мальты, Эстонии.

===========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пт Окт 02, 2020 12:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093002
Тема| Музыка, Персоналии, Оливер Зеффман
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| Вернуться в Питер
Фильм-опера впервые в мире снят телефоном

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 216(8270)
Дата публикации| 2020-09-24
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/24/oliver-zeffman-artistam-nuzhno-zadumatsia-o-sozdanii-kontenta-dlia-virtualnoj-auditorii.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Инициатор уникального проекта - молодой английский дирижер Оливер Зеффман. Фото: Из личного архива

Через полгода всеобщей борьбы с коронавирусом появилась первая опера, написанная, как утверждает инициатор проекта, молодой английский дирижер Оливер Зеффман, основатель и руководитель оркестра Академии Святого Мартина, - для социально дистанцированного мира. Восемь композиторов из разных стран написали восемь арий на актуальную тему, которые исполнили восемь оперных певцов. При этом никто ни с кем в реальности не встречался - все работали на расстоянии. В итоге получилась первая опера, снятая на "айфон".

Россию в проекте представил композитор Илья Демуцкий, написавший арию "Всему виной, по ходу, космос" на слова Алексея Барышникова, которую исполнил баритон Андрей Кимач. А единое целое в виде сорокаминутного фильма под говорящим названием "Восемь песен из изоляции" создали Оливер Зеффман и режиссер Билли Бойд Кейп. Релиз эксклюзивно на Apple Music назначен на 25 сентября. Накануне премьеры Оливер Зеффман рассказал "РГ" не только о проекте и зарождении нового жанра в искусстве, но и о своей любви к России.

Оливер, вы выбрали 8 эпизодов. Восьмерка воспринимается как символ бесконечности. Вы полагаете, что теперь карантины и жизнь в онлайне человечество будут преследовать постоянно?

Оливер Зеффман: Я не знал, что восемь - это символ вечности… Все немного прозаичнее: несколько лет назад я делал российскую премьеру "Восемь песен для безумного короля" Питера Максвелла Дейвиса в Санкт-Петербурге. И когда задумывал свой новый проект, вспомнил об этом. Поэтому "Восемь песен из изоляция" - это просто восемь, потому что надо было остановиться на каком-то числе, чтобы проект не оказался затянутым.

Трудно было привлечь композиторов и солистов к проекту?

Оливер Зеффман: Нет. Сегодня даже у самого известного певца или композитора работы меньше, чем было обычно. И я подумал, что такой проект будет интересен сегодня для музыкантов, и не ошибся.

Сейчас театры, концертные залы вопреки всему пытаются вернуться к обычной жизни, а для артистов слово online теперь имеет негативную коннотацию: все хотят выступлений в формате live / offline. У вашего проекта намечено какое-то развитие в формате реального театра?

Оливер Зеффман: Возможно, наш проект немного задержался. Но кризис еще не миновал, в мире еще много ограничений и в любом случае уже понятно, что жизнь театров и концертных залов не будет прежней. Театры и филармонии, в один момент лишившись публики, стали размышлять, что делать, чтобы не потерять контакт с аудитории, понимая, что архивные записи - это хорошо, но они не могут выручать постоянно. Думаю, что наш фильм будет интересен именно сейчас, когда, мне кажется, артистам нужно серьезно, в глобальном масштабе задуматься о создании абсолютно нового, специального продукта для виртуальной аудитории, что может стать отдельной темой в исполнительском искусстве.

Почему вы выбрали Apple в качестве платформы для продвижения проекта?

Оливер Зеффман: Apple поддерживает наш проект. Я не могу сказать, что они наши эксклюзивные партнеры, но деньги они тоже вложили и предоставили нам двадцать айфонов, так как весь фильм снимался на айфоны. И в этом тоже была часть художественного замысла, за которую отвечал уже не столько я, сколько режиссер Билли Бойд Кейп.

Вы думаете, какой из номеров может стать, например, популярным телефонным рингтоном?

Оливер Зеффман: Честно говоря, мне кажется, они все потрясающие и доступны, в хорошем смысле слова. У Нико Мьюли очень красивая музыка и у Томаса Адеса тоже… Но что станет шлягером - это всегда загадка, которую все композиторы мечтают раскрыть.

Как так получилось, что в проекте не представлены такие важные для оперного искусства языки как итальянский и немецкий?

Оливер Зеффман: Но в нашем проекте есть английский, русский, французский, китайский, а также венгерский языки. Честно скажу, я выбирал композиторов, которые мне очень нравятся, с кем мне было бы интересно поработать. И я рад и горжусь, что среди авторов "Восьми песен" такие композиторы как Джулиан Андерсон или Илья Демуцкий, представляющий Россию. Это замечательные лаконичные произведения, которые рассказывают о том времени, которое мы все проживаем и обращаются к будущему. Не рискну сравнивать "Восемь песен" с "Ленинградской симфонией" Шостаковича, прозвучавшей в блокадном городе, но, надеюсь, что-то значимое для сегодняшнего дня в нашей идее тоже заложено.

Оливер, вы очень неплохо говорите по-русски и даже год стажировались в Петербургской консерватории. Откуда у вас такой интерес к России?

Оливер Зеффман: Я русский начал учить еще в школе по собственной инициативе, мне был очень интересен язык своей необычностью. Потом продолжил занятия в университете. В Англии, когда учишь иностранный язык, ты должен поехать в ту страну, чей язык учишь. А к тому моменту я уже начал постигать дирижирование и хотел, чтобы это было моей работой в дальнейшем, - так я оказался в Петербурге, потому хотел учиться в знаменитой на весь мир консерватории. И мне очень повезло работать рядом со многими дирижерами из числа самых успешных и замечательных. Но, наверное, самым большим открытием для меня стала ассистентура у Валерия Гергиева, что было уже в Люксембурге. Конечно, я и до того момента знал, что с разными дирижерами оркестр звучит по-другому. И вот утром репетиция "Фантастической симфонии" была у меня, а после обеда появился Гергиев. И уже через полчаса оркестр было не узнать - он звучал абсолютно иначе. Это какое-то волшебство, которого Гергиев добился от музыкантов одним движением кисти…
Хочу сказать, что в Петербурге мне понравилось абсолютно все. Я влюбился и в страну, и в язык, по-настоящему подружился со многими людьми. И я очень счастлив, когда мне выпадает шанс вернуться в Петербург с гастролями. Надеюсь, что границы скоро откроются, и мы вновь обретем возможность общаться не только по видеосвязи.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пт Окт 02, 2020 12:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093003
Тема| Музыка, Московская филармония, XII Большой фестиваль РНО, Персоналии, Михаил Плетнев
Автор| Надежда Травина
Заголовок| Михаил Плетнев заставил танцевать весь зал
На XII Большом фестивале Российского национального оркестра прошел вечер сюит

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2020-09-27
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2020-09-27/6_7974_culture1.html
Аннотация| КОНЦЕРТ


Дирижерская манера Плетнева не слишком эмоциональна.
Фото Ирины Шымчак/Пресс-служба РНО


В Московской филармонии вот уже несколько дней радует публику ежегодный фестиваль Российского национального оркестра (РНО). Подопечные маэстро Михаила Плетнева уже успели выступить с приглашенными дирижерами Василием Петренко, Михаилом Татарниковым и Дмитрием Корчаком; на очереди – финальная «Большая месса» Моцарта в исполнении капеллы Юрлова и именитых солистов.

Экватором фестиваля стал концерт, в котором объединились, казалось бы, далекие друг от друга «наше всё» Чайковский и лидер отечественного авангарда, ныне здравствующий Родион Щедрин. Связующим «звеном» здесь оказался жанр сюиты: у Петра Ильича это Третья сюита, написанная на закате XIX века, у Щедрина – «Кармен-сюита», балетная транскрипция знаменитой оперы. Маэстро Плетнев, словно музыковед-исследователь, мастерски продемонстрировал композиторские и собственные интерпретации этого изначально танцевального жанра – но, уходя от «первоосновы», все же невольно заставил танцевать весь зал.
Обращение к сюитам для Михаила Васильевича не в новинку: просвещенная публика помнит и исполнение сюит из балетов Чайковского, и «Арлезианку» Бизе на одном из фестивалей РНО, и «Джазовую сюиту» Цфасмана. Из контрастных, программно-изобразительных частей маэстро мастерски выстраивает цикл внутри цикла, сплетая все эти звуковые картинки в мощное оркестровое (сольное) полотно. В Третьей сюите Чайковского Плетнев напомнил о том, что первоначально композитор задумывал это сочинение как симфонию: «Хотел было симфонию сделать, но не вышло». У РНО как раз-таки вышла самая настоящая романтическая симфония. Неторопливая первая часть, вобравшая в себя, кажется, всю лирику Петра Ильича, сменилась сумеречным и холодным по колориту «Меланхолическим вальсом», заставившим вспомнить «Танец снежинок» из «Щелкунчика». Стремительное скерцо (флейтисты проявили чудеса виртуозности) перетекло в финал в виде темы с вариациями – жанровый «букет», где можно было услышать черты фуги, хорала, полонеза и даже сольного концерта в блестящем исполнении скрипачки Татьяны Поршневой.
«Кармен-сюита», или же музыка к одноактному балету кубинского хореографа Альберто Алонсо, – 100-процентный «хит» Родиона Щедрина, возвысивший еще на одну вершину его супругу Майю Плисецкую (балет был создан специально для великой балерины). Взяв известные сцены из оперы Бизе, Щедрин подчеркнул хореографичность этой музыки и фактически вдохнул в нее новую жизнь – прежде всего с помощью оркестровки. Маримба, кастаньеты, коробочка, клавес, вибрафон, бонго – это далеко не все звучащие здесь ударные инструменты, украшающие, к примеру, фрагменты из Хабанеры или арии Тореодора. Строгий, подтянутый маэстро Плетнев на дирижерском подиуме и сам напоминал Тореадора – управлял своим оркестром взглядом и скупыми движениями рук, позволяя музыкантам проявить себя во всей красе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пт Окт 02, 2020 12:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093004
Тема| Музыка, БЗК, юбилейный фестиваль Александра Журбина, оркестр Госкапеллы Полянского, Персоналии, Александр Журбин, Рустам Комачков
Автор| Александр Матусевич
Заголовок| Маятник Журбина
В Большом зале Московской консерватории стартовал полугодовой музыкальный марафон – фестиваль в честь 75-летия знаменитого отечественного композитора Александра Журбина

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2020-09-27
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2020-09-27/100_fest27092020.html
Аннотация| КОНЦЕРТ, ФЕСТИВАЛЬ


Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Форум продлится до февраля и включает в себя мировые премьеры новых сочинений композитора в самых разных жанрах, а также исполнение другой его музыки – широко известной или малознакомой, но, так или иначе, ранее уже звучавшей. «Виновник торжества» назвал свое детище игриво – «Серьезно и легко»: в этой емкой формуле заключена «двуглавость» творческой судьбы Александра Борисовича – с одной стороны, классика-первопроходца легких жанров, с другой – академиста старой классической советской закваски.
Это уже пятый фестиваль, который Журбин устраивает по случаю своих юбилеев – и самый масштабный и продолжительный. Интересного в программе много, разнообразие – чрезвычайное. Например, впервые публика услышит две новые оперы маэстро – «Анна К.», сюжетно являющуюся аллюзией на знаменитый роман Толстого и фантазией на тему судеб его героев, и «Счастливый день» - своеобразную попытку реанимировать жанр комической оперы: первая будет исполнена силами Госкапеллы Валерия Полянского, вторая – артистов Тульской филармонии. Конечно же, не обойдется без новых мюзиклов – премьерой «Куртизанки» порадует Театр оперетты, а «Диббуком» - Школа современной пьесы. Киномузыка? – разумеется: какой Журбин без кино! Кинокомедия «Любовь и монстры» увидит свет в январе в кинотеатре «Октябрь» на Новом Арбате.
Опера «Мелкий бес» (Камерная сцена им. Покровского Большого театра) и мюзиклы «Лиромания» (Театр Луны) и «Недоросль» (Музтеатр Геннадия Чихачева) – это то, что московская публика уже полюбила, ибо каждое из этих сочинений идет на сценах театров уже не первый сезон – также включены в афишу фестиваля. А кроме всего перечисленного – концерты вокальные и инструментальные, песенные вечера, авторская выставка в Музее Глинки и презентация новой книги Журбина (уже девятой!) «Закулисные тайны и другие истории», и многое-многое другое.
Начали же фестиваль серьезно – в намоленных стенах БЗК полноценным симфоническим концертом. Но немножко и легко, по-журбински: первыми звуками фестиваля оказались звуки киномузыки – прозвучала увертюра из кинофильма «Тяжелый песок». Первый «серьезный» номер программы (кстати – мировая премьера) – «Дифирамб» для виолончели с оркестром, в котором под аккомпанемент оркестра Госкапеллы Полянского солировал Рустам Комачков: замысловатым акапельным высказываниям инструмента отвечал игривыми всплесками оркестр – в них явно узнавался искрящийся оптимизмом прокофьевский задор. Шаг вперед – два шага назад: пьеса «Веретено» для тех же участников (виолончель и оркестр) вновь оказалась по ведомству «легко»: динамизм и витальная экспрессия опуса захватывала и кружила нешуточно.
Чересполосицу настроений продолжило сочинение мэтра из времен далекой юности – фортепианный концерт «Санкт-Петербург» был создан полвека назад и неслучайно посвящен городу на Неве: ленинградский период – один из самых значимых и одновременно романтических в жизни Журбина, именно тогда родилось сочинение, прославившее композитора на всю страну, а, может быть, и на весь мир – первая советская рок-опера «Орфей и Эвридика». Его настроения – более чем серьезны: элегическую меланхолию сменяет яркая экспрессия с примесями трагических красок, поэтому возвращение к первому состоянию в третьей части едва ли возможно – в финале меланхолия отдает черной тоской. Сразу после исполнения маэстро не удержался от короткого комментария залу: нынешнее исполнение он назвал эталонным, сравнив с многочисленными прежними, имевшими место в разных городах и странах. Трудно с ним в этом не согласиться – прославленная пианистка Полина Осетинская наполнила партитуру глубиной и виртуозным блеском, а ансамбль с оркестром под водительством Филиппа Чижевского казался идеальным.
Кульминацией концерта-открытия стала, безусловно, мировая премьера новейшего сочинения мэтра – Шестой симфонии. Трехчастный опус назван автором «программным» (подзаголовок – «Sinfonia con programma letterale» - «симфония с литературной программой»): предваряя исполнение, Александр Борисович чуть приоткрыл в своем комментарии драматургическую сущность сочинения. История, лежащая в основе Шестой, - это своего рода «поэма антигероя»: жизнь и судьба непризнанного гения, чей талант не понят и не оценен, а сил бороться за место под солнцем нет совсем, поэтому суицидальный финал закономерен. Тем не менее, и в такой невеселой истории светлый талант Журбина не может не сказать своего веского слова: среди череды ярких музыкальных образов особенно впечатляют ориентальные мотивы второй части, когда герой еще полон надежд и жадно поглощает новые впечатления жизни, путешествуя по экзотическим уголкам мира.
И вновь маятник качнулся в противоположную сторону: на закуску оркестр исполнил жизнеутверждающий «Блестящий вальс» из мюзикла «Доктор Живаго». Приглашение к долгому и разнообразному празднику музыки состоялось.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пт Окт 02, 2020 12:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093005
Тема| Музыка, Международный музыкальный фестиваль «Стрелка», оркестр Нижегородской филармонии, Персоналии, Надежда Павлова, Марина Андреева, Дмитрий Ульянов, Федор Леднев
Автор| Максим Прохоров
Заголовок| Дух и цифра
Международный музыкальный фестиваль «Стрелка» прошел в Нижнем Новгороде

Где опубликовано| © "Коммерсантъ"
Дата публикации| 2020-09-28
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4510165
Аннотация| КОНЦЕРТ, ФЕСТИВАЛЬ


Фото: международный музыкальный фестиваль «Стрелка»

Международный музыкальный фестиваль «Стрелка» культурно сопроводил двумя концертами программу проходившей в Нижнем Новгороде конференции «Цифровая индустрия промышленной России» (ЦИПР). В контексте форума, посвященного альянсу государства и бизнеса в русле реализации национальной программы «Цифровая экономика», фестивальный аккомпанемент прозвучал, мягко говоря, совсем не по-цифровому. На фестивале побывал Максим Прохоров.

Понятно, что нынешней «Стрелке» не повезло. Ковид и карантин поставили ее под вопрос, но за десять дней до конференции организаторы опомнились, и все же решили вернуть культурную повестку, благо совсем незадолго до этого в нижегородском «Арсенале» прошла церемония вручения премии «Инновация», соединившая столичную арт-тусовку с жаждущим прогресса местным сообществом. Да и память прошлогоднего фестиваля не хотели зарывать в песок.
«Стрелка»-2019 проходила с любопытными «обстоятельствами места»: на месте слияния двух рек (Волги и Оки), за главным на знаменитой Нижегородской ярмарке храмом Александра Невского, в откопанных из небытия и реконструированных пакгаузах архитектора Шухова. Зародышевой красоте русского конструктивизма отлично подошли оперные арии в исполнении российских и привозных голосов. На стыке июня-июля прошлого года нижегородцы слушали их под шум дождя и летавших по ветру шатров-подсобок.

В новейшей реальности ни о каком подобии фестивальных «гуляний» речи не было.
В день открытия «Стрелки»-2020 нижегородский Роспотребнадзор девять раз согласовывал рассадку публики в горьковском Театре драмы. До того как оценить интерьер театрального зала, местная и цифровая элиты наведывались в буфет, после которого даже шахматная рассадка не сильно мешала активным диалогам прямо во время пения.
Вечер из оперных хитов наилучшим образом сложился для солистки Пермской оперы Надежды Павловой, не потерявшей ни одной краски по части вокальной добротности и шарма в ариях Констанцы («Похищение из Сераля» Моцарта), Джильды («Риголетто» Верди) и Людмилы («Руслан и Людмила» Глинки). Ее давней партнерше по Перми, ныне петербурженке Дарье Телятниковой в образах Керубино («Свадьба Фигаро» Моцарта), Розины («Севильский цирюльник» Россини) и Полины («Пиковая дама» Чайковского) пришлось гримировать проблемное голосоведение манерами провинциальной звезды.

Зато универсализм юной скрипачки и пианистки Марины Андреевой от маскировок сберегло само небо: микроскопический объем дарования, явленного исполнениями скрипичной фантазии «Кармен» Сарасате, а во второй день — Фортепианного концерта Галины Уствольской, без цифровизации вместится в дальний угол самого мелкого гаджета. Хуже всех пришлось Дмитрию Ульянову из Большого театра: аккомпанируя недавнему лауреату премии правительства РФ в арии Филиппа («Дон Карлос» Верди), оркестр Нижегородской филармонии буквально трещал по швам, вместо сфокусированного звука выдавая какие-то пиксели.

Перед продвинутым дирижером из Петербурга Федором Ледневым «Стрелке» должно быть неудобно.
В оперном гала, как и в скромных просветительских нюансах второго вечера (он был посвящен Шостаковичу и состоял из не самых сложных партитур мэтра советской музыки, плюс фортепьянный — студенческих времен — концерт его ученицы Галины Уствольской и Камерная симфония Вайнберга), второго дирижера оркестра MusicAeterna использовали не по рангу.

Да и сам фестиваль, в прикладном значении которого так мало от нашего времени, не обнаружил не только эксклюзивных подходов эпохи всеобщей цифровизации, но даже памяти о славном, времен знаменитой Нижегородской ярмарки явлении под названием «казанско-саратовская ось». Его инициатор, импресарио Петр Медведев в 80-е годы еще позапрошлого века снабжал волжские города свежайшими новинками европейской музыкальной моды, включая только что написанные оперы Джузеппе Верди, Рихарда Вагнера и Петра Чайковского. Теперь, сложилось впечатление, их музыку в Нижнем Новгороде, несмотря на консерваторию и филармонию, играть разучились.

=============
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пт Окт 02, 2020 12:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093006
Тема| Музыка, Международный музыкальный фестиваль «Стрелка», оркестр Нижегородской филармонии, Персоналии, Алексей Трифонов, Надежда Павлова, Дарья Телятникова, Дмитрий Ульянов, Федор Леднев, Мария Андреева
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| Ярмарка оперы
В Нижнем Новгороде прошел фестиваль искусств "Стрелка"

Где опубликовано| © " Российская газета - Федеральный выпуск № 221(8275)
Дата публикации| 2020-09-30
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/30/reg-pfo/v-nizhnem-novgorode-proshel-mezhdunarodnyj-festival-iskusstv-strelka.html
Аннотация| КОНЦЕРТ, ФЕСТИВАЛЬ


Звезда Пермской оперы Надежда Павлова открыла фестиваль арией Констанцы из оперы "Похищение из Сераля" Моцарта. Фото: Предоставлено "Центром 800"

В этом году "Стрелка" по понятным причинам международной не стала и вообще не должна была состояться из-за пандемических ограничений и закрытых по директиве местного Роспотребнадзора театров и концертных залов. Но часть программы фестиваля удалось провести в рамках проходившей в Нижнем Новгороде конференции ЦИПР-2020 (Цифровая индустрия промышленной России), которую посетили более трех тысяч человек из 14 стран. Концерты "Стрелки" с участием российских оперных певцов и Симфонического оркестра Нижегородской филармонии имени М. Ростроповича прошли на сцене Театра драмы им. М. Горького.

Фестиваль "Стрелка" - молодой музыкальный проект, стартовавший в Нижнем Новгороде в прошлом году. Причем, не в концертном зале, а в уникальной ландшафтной точке города, на знаменитой Стрелке - мысе, окруженном Волгой и Окой. Это знаковое место для горожан, пронизанное энергией многовековой истории города, с живописной круговой панорамой и открыточными видами на красный нижегородский Кремль, на монастыри и церкви, на знаменитый "терем" Нижегородской ярмарки и стеклянный футбольный дворец, наконец, на уникальные ажурные пакгаузы Шухова, поражающие и сейчас, спустя почти полтора века, своим совершенным синтезом архитектуры и инженерии.

В шуховских пакгаузах и прошли в прошлом году первые концерты музыкального фестиваля "Стрелка". Этот "дебют" запомнился горожанам не только большими гала мировых оперных звезд, но и погодным экстримом: косой дождь и ураганный ветер, сорвавший тент с металлических конструкций и гнавший его по Стрелке, как парашют. Между тем, появление нового фестиваля стало значимым событием для города, во все времена позиционировавшего себя не как музей под открытым небом, а как бурно развивающийся мегаполис, готовый осваивать не только новые технологии, но и новые культурные форматы. В таком разрезе видит свою задачу и худрук "Стрелки" Алексей Трифонов, считающий, что новый фестиваль должен "показать уникальное соединение классического и современного искусства в постиндустриальном городе".
- Мой посыл в том, - говорит Трифонов, - чтобы привлечь новую активную аудиторию к классической и современной музыке. Сначала мы сделали для города красивый праздник в виде оперных гала-концертов, а затем будем постепенно приучать публику к более сложной для восприятия, но интересной музыке. "Стрелка" - это попытка соединить классическое и современное искусство в постиндустриальном городе.

По иронии судьбы, и в этом году фестиваль "Стрелка" попал в экстремальные обстоятельства: мировая пандемия. Летом фестиваль был отменен, но в сентябре город неожиданно приписал "Стрелку" к программе ЦИПРа. По погодным условиям провести концерты опен-эйр было невозможно, поэтому фестиваль перенесли на сцену Театра драмы им. М. Горького - примечательного, кстати, тем, что на его открытии в 1896 году пел Федор Шаляпин. В короткой фестивальной программе выступили звезда пермской труппы Надежда Павлова (сопрано), особенно поразившая игривой, звучавшей с воздушной виртуозностью арией Людмилы из оперы Глинки "Руслан и Людмила", титульный бас из Музтеатра им. Станиславского и Немировича-Данченко Дмитрий Ульянов, выходивший в образах разухабистого Варлаама из "Бориса Годунова" Мусоргского и мрачного, "монолитного" короля Филиппа из "Дона Карлоса" Верди. В исполнении Дарьи Телятниковой (меццо-сопрано) с эпическим трагизмом прозвучал из ложи бенуара романс Полины из "Пиковой дамы Чайковского, а также ария моцартовского амура - Керубино.

Репертуарные контуры двух вечеров были четко очерчены: в первый вечер - классическое оперное гала с ариями Моцарта, Верди, Мусоргского, Чайковского, во второй - музыка ХХ века, оммаж ко дню рождения Дмитрия Шостаковича: композитор и его ученики. Оркестр Нижегородской филармонии исполнил Скерцо, написанное Шостаковичем в 15-летнем возрасте, и его оригинальную партитуру "5 фрагментов для оркестра" (1935 год) - экспериментальную композиторскую лабораторию, демонстрирующую различные варианты инструментальных ансамблей. Качественно исполнить эту партитуру в ситуации, когда оркестр полгода не встречался на сцене, оказалось не просто даже с таким авторитетным специалистом по современной музыке, как маэстро Федор Леднев. В Концерте для фортепиано с оркестром Галины Уствольской (1946) - сочинении, хотя и аскетичном по музыкальному языку, но втягивающим в свое поле невероятным ритмическим напором и афористичностью мысли, солировала молодая пианистка Мария Андреева: звучание рояля было несколько прямолинейным и одномерным, упорно удерживаемым на предельном форте. В Камерной симфонии №4 Мечислава Вайнберга, написанной для кларнета и струнного оркестра, всплески танцевальных ритмов и клезмерских мотивов гасли в распадающейся оркестровой ткани, так и не собравшейся в целостную форму. Но этот концерт только показал, насколько актуально для музыкантов и публики Нижнего Новгорода осваивать новый репертуар, развивать в городе оркестровое искусство, а в первую очередь, укомплектовать музыкантов нормальными инструментами. И возможно, новый фестиваль "Стрелка" сможет активизировать музыкальный потенциал Нижнего Новгорода. В городе есть и филармония, и консерватория, и оперный театр, но нет той современной фестивальной платформы, которая способна быстро преодолевать репертуарные и исполнительские разрывы, собирать в афише актуальные мировые имена, коллективы, названия, развивать образовательные проекты.

Прямая речь

Алексей Трифонов, художественный рук фестиваля "Стрелка:
- В городе действительно существует проблема с продвижением классической музыки. Если в Москве, в Питере уже сформировалось новое поколение публики, молодежь, которой интересен и классический, и барочный, и современный репертуар, то в Нижнем Новгороде необходимо еще работать над этим. Мы поставили перед фестивалем задачу: вовлечь публику, которая в принципе не ходит на концерты. Именно поэтому мы решили сделать в прошлом году оперный праздник на Стрелке. Это уникальное место в самом центре города, но оно всегда было зоной отчуждения: здесь ничего не происходило - пустырь и пакгаузы. Между тем, шуховские склады представляют собой большую архитектурную ценность, и их, к счастью, не успели снести, как хотели при Валерии Шанцеве. Нынешний губернатор Глеб Никитин считает, что индивидуальность Нижнего Новгорода надо максимально сохранять. Поэтому мы придумали провести в одном из этих пакгаузов серию красивых концертов: открыть сначала это место для горожан. Дальше мы планируем сделать в одном из пакгаузов большой выставочный зал, в другом - акустический концертный зал. В планах у нас много всего - в том числе, нестандартные форматы концертов: например, совмещение музыки и современной поэзии, образовательные проекты. И, конечно, вовлечение самого города в фестиваль, а, может, даже и области. У меня уже есть красивая идея большого музыкального проекта к 800-летию Нижнего Новгорода, которое будет отмечаться в следующем году.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пт Окт 02, 2020 12:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093007
Тема| Музыка, Опера, Метрополитен-опера, Персоналии,
Автор| Северьян Цагарейшвили
Заголовок| Оперы не будет
Метрополитен-опера объявила об отмене театрального сезона 2020/21

Где опубликовано| © " Российская газета - Федеральный выпуск № 219(8273)
Дата публикации| 2020-09-29
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/26/metropoliten-opera-obiavila-ob-otmene-teatralnogo-sezona-202021.html
Аннотация| ОТМЕНА

Впервые за свою почти 140-летнюю историю Метрополитен-опера полностью отменила сезон. Руководство театра объявило, что театр не откроется в январе 2021 года, как планировалось прежде. Сезон 2020/21 не состоится.

С момента начала пандемии COVID-2019 в марте в Метрополитен-опера было отменено более двухсот запланированных представлений, а театр понес ущерб в несколько десятков миллионов долларов. О том, что музыкальная пауза театра продлится еще год, было сообщено на официальном сайте, а генеральный директор Питер Гелб выступил с видеообращением, опубликованном в аккаунтах Метрополитен-опера в социальных сетях.

В условиях, когда коронавирус все еще остается крайне опасным для окружающих, руководство театра решило не идти по пути большинства оперных сцен мира, проводя спектакли с соблюдением мер предосторожности. Как говорится в официальном сообщении, возвращение к полноценной театральной жизни станет возможным лишь тогда, когда вакцина получит широкое применение, а ношение масок и социальная дистанция перестанут быть обязательными требованиями.
- Сотрудники этого великого театра хотят только одного - поскорее погасить одинокий призрачный огонек, который день и ночь горит на сцене, пока все остальные помещения театра остаются в темноте, - сказал Питер Гелб. - Мы желаем одного - продолжать создавать для вас оперную магию: но безопасность должна оставаться на первом месте.

Тем не менее, театр уже объявил планы на сезон 2021/22, который начнется 21 сентября с премьеры оперы Fire Shut up in My Bones современного композитора Теренса Бланшара - первого в истории афроамериканца, чье сочинение будет поставлено на сцене Метрополитен-оперы. Среди других партитур, запланированных к постановке на главной оперной сцене Америки, - "Эвридика" Мэтью Окоина, "Гамлет" Брэтта Дина, а также бессмертная классика: "Дон Карлос" во французской редакции, "Риголетто" и "Лючия де Ламмермур".
А пока зал и помещения театра будут пустовать, зрителей ждут трансляции лучших спектаклей Метрополитен-оперы, показанных в кинотеатрах за последние четырнадцать лет, а также серия концертов Met Stars Live in Concert, где ведущие солисты Метрополитен-опера будут выступать в прямом эфире из разных уголков планеты.

Кстати
Другие крупные театры и концертные залы США также отменили открытие сезона в связи с пандемией: Карнеги-холл, Лирическая опера Чикаго и Лос-Анджелес Опера останутся закрытыми до января 2021 года. В то же время в Европе музыкальная жизнь театров пока не отменяется. Новый сезон театра Ла Скала уже начался 4 сентября с исполнения "Реквиема" Верди в стенах Миланского собора Дуомо, а первый полноценный спектакль в здании театра должен состояться 4 ноября. 25 ноября на сцене Опера Бастиль в Париже планируют показать "Травиату" Верди в постановке Саймона Стоуна, Берлинская Штаатсопера уже открыла сезон 27 сентября второй оперой тетралогии Рихарда Вагнера "Кольцо нибелунга" - "Валькирией".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Пт Окт 02, 2020 12:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093008
Тема| Музыка, Дом Радио, musicAeterna, Персоналии, Теодор Курентзис, Владислав Песин, Мириам Пранди, Георгий Мансуров
Автор| Анна Ботнева
Заголовок| Алхимия с задумчивой легкостью
Где опубликовано| © INFOX
Дата публикации| 2020-09-30
Ссылка| https://www.infox.ru/opinion/246/Botneva/243518-alhimia-s-zadumcivoj-legkostu
Аннотация| КОНЦЕРТ


Дом Радио

Воскресный вечер в петербургском Доме Радио, недавно открывшем свои двери после продолжительного локдауна, стал еще одним подарком для любителей современной, и не только, академической музыки.
Пока маэстро Теодор Курентзис с немецким оркестром SWR возвращает к концертной жизни европейскую публику, его подопечные оркестра musicAeterna в Петербурге снова запускают музыкальный и образовательный маховик, стартовавший в начале кризисного года. Тот аккумулирует столько энергии, что подпитаться съезжаются уже и москвичи.
Команда прославленного дирижера гармонично влилась в еще не освоенную музыкально-просветительскую нишу на болотах Невы и, кажется, закрутись оно по полной, готова вернуть Петербургу ставший формальным статус культурной столицы.
А пока маховик начал свое медленное вращение, издавая как возносящие к расписным потолкам особняка на Итальянской пронзительные инструментальные звуки, так и низкочастотные, спектральные шумы, пробирающие даже самых толстокожих слушателей.
Тишину петербургского вечера 27 сентября с задумчивой легкостью (о чем говорит программа «Con Legrrezza pensosa») нарушило в Доме Радио трио солистов: Владислав Песин, Мириам Пранди и Георгий Мансуров исполнили произведения редко исполняемых Константина Фейера, Эллиота Картера, Тристана Мюрая и собственные сочинения.
Впрочем, слово «исполнять» не вполне клеится на музыкантов musicAeterna. Концерт был скорее похож на алхимический опыт, и в этом смысле созданная в доме бывшего Благородного собрания лаборатория современного зрителя — а именно этот проект реализует много лет Курентзис — вполне оправдывает свое название.
Главным лабораторным опытом стал сольный номер кларнетиста Георгия Мансурова. Наряду с инструментом музыкант использовал электронные примочки и звуковые дорожки, которые заставили барабанные перепонки слушателей беспрерывно и опасно вибрировать. Предмет исследования музыканта, как и принято у алхимиков, остался тайным, впрочем, для чуткого уха даже неподкованного знанием музыкальной теории слушателя, каждый децибел попал в свою цель и выбил двести из ста.
Итальянская виолончелистка Мириам Пранди не только накрыла волной своего экспрессивного исполнения, но и декламировала поэтические строки, а скрипка Владислава Песина гуляла по старинному фойе то мягко растворяясь в прохладе мрамора, то упорхнув ввысь, откуда на зрителей с любопытством взирали легкие и немного задумчивые ангелы.
Без последних, а также без полумрака, запаха ладана и порхающих махаонов в черном представить себе хороший петербургский музыкальный вечер становится сложно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Сб Окт 03, 2020 9:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093101
Тема| Музыка, фестиваль РНО, Персоналии, Михаил Плетнев, Михаил Татарников, Василий Петренко
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Плетнев: музыка осени
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2020-09-23
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/rno-fest-2020/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Фестиваль Российского национального оркестра проходит в двенадцатый раз на сцене Концертного зала имени Чайковского. Это один из самых популярных проектов РНО, проведенный совместно с Московской филармонией.
В афише нынешнего фестиваля – шесть концертов. Атмосфера на них отчетливо двойственная, как и на всех сентябрьских вечерах: шахматная рассадка и прочее ковидное, но все равно предвкушение чего-то важного, неотменяемого.
Первый концерт посвятили Бетховену и Брамсу. В силу понятных причин фестиваль ограничился отечественными дирижерами, тем более что приглашенного, но не приехавшего Мишу Дамева пришлось срочно заменять (пригласили Василия Петренко).
Музыканты сидели как обычно, но дирижер пожал руку первой скрипке заочно (в воздухе). И начал взвинченную бетховенскую вязь, сквозь которую прорывались лирические воспоминания о былом счастье.

Этот «Кориолан» сыгран к юбилею композитора, конечно. Высокий профессионал Петренко трактовал музыку очень внятно, очень разумно очень сбалансированно по звуку – и весьма спокойно, как будто считал должным «приглушить» неистовость.
Это спокойствие стало и началом, и концом концепции. Что именно дирижер «вычитал» в партитуре, кроме ее формальной стороны – понять не представлялось возможным. Как и в Четвертой симфонии Брамса, где с анатомией музыки и ее последовательным изложением все было в порядке, не придерешься ни к чему, но Брамс настоящий, амбивалентный, спокойный и смятенный одновременно, для меня в трактовке Петренко так и не появился.
Но случился и Третий фортепианный концерт Бетховена, где солировал Плетнев, и стало не до анализа дирижерских устоев. Пианист (на любимом рояле «Kawai») играл так, что пребываешь в недоумении: как сочетаются ощущения сиюминутности, будто импровизации даже, с почти «осязаемой» ухом осмысленностью частного и целого, с проживанием каждой ноты и каждого аккорда как важнейшего звена общей линии? Как многочисленные рубато развертываются не как прием, за которым следует особо следить, а как естественная, сама собой разумеющаяся, органическая вещь? Каким туше достигается баланс разумного и иррационального, да так, что стрелка весов дрожит посередине идеала? Каденция первой части в этом плане была просто невероятной.

На втором концерте Плетнев сыграл Сен-Санса, его Второй фортепианный концерт (за пультом был Михаил Татарников, который явно не сработался с оркестром, со всеми вытекающими из этого последствиями не только тут, но и в сыгранной позже Второй симфонии Брамса).
Пианист начал Сен-Санса едва ли не раньше, чем сел за рояль, практически без вступительной паузы, без подготовки. Россыпь арпеджированных аккордов обернулась парадоксом: смесью французской напевной живости, рациональности оттуда же и почти неуловимой толики среднерусской тоски. Инфернальные рояльные басы, легкая звучность «фальцетов», обманчиво-томная или броская напевность переходов, утонченно-упругая лепка фигураций, тарантелла коротких длительностей…

Когда Плетнев играет на рояле, происходит много странных вещей. Играет он, как известно, “закрыто”, внешне сумрачно, многим кажется, что высокомерно, держится за роялем прямо и сухо, как истукан, и глазом не моргнув, ну, скучно на него смотреть. Никакого театра одного актера, как бывает у многих. Музыка просто возникает, длится, разворачивается.
Плетнев не “копает вглубь” – но пропасть может быть глубокой. Не “вскрывает смыслы” – они сами вскрываются под его пальцами. Кто-то на концерте сказал, что зарыдал от избытка чувств. Это ерунда. Пианист не заставляет взволноваться в таких сакраментальных формах, ничуть. Волнение растворено в глобальной уместности звучания.
Помню, он так же играл Рахманинова в Филармонии -2. И нужно было, чтобы “сахар” у Рахманинова был сахаром, надрыв – надрывом, русское поле – русским полем. То же – и тут, на фестивале. Убедительность – главное.

О реже других исполняемой прелюдии (op.45) Шопена, сыгранной после Сен-Санса на бис, сказать нечего. Можно лишь вспомнить, как сам Плетнев сказал о Горовице: «садился человек за рояль, и происходило что-то такое, чего у другого никак не происходит».
Дымка, флер, всплеск и истаивание, элегия, чуткость к оттенкам, умножьте это на всё прекрасное в искусстве пианизма. Что исполнитель спросил у Шопена, мы не знаем. Но ответ был убедительным до такой степени, что обычное плетневское послание публике (ей как бы дозволяется присутствовать при священнодействии) ушло, растворившись в единстве помыслов музыканта и зала.
Впрочем, музыкант, чья сценическая угрюмость стала личным брендом, на этом фестивале даже скупо улыбался. Иногда. Видно, и махровый интроверт, в страхе публичности заслоняющийся от зала, за время изоляций и карантинов может соскучиться по публике.

…Российский национальный оркестр – коллектив высокого класса, но, как и всякому оркестру, ему нужен соответствующий дирижер. Пропускаю (не слышала) фестивальную оперетту «Летучая мышь» от Геликон-оперы и концерт с Бетховеном и Шубертом, где РНО вел за собой известный тенор, а ныне – дирижер Дмитрий Корчак.
Перехожу к вечеру, где меня снова поразил контраст между обликом и манерой держаться за пультом (маленький, незаметный как будто человечек, который и выходит как-то боком, и кланяется скованно) – и объемом звучания оркестра. Третья сюита Чайковского и «Кармен-Сюита» Бизе-Щедрина, потом. И каждый раз оркестр звучал прицельно.

Начать с того, что дирижер сделал из обеих вещей своеобразную дилогию. Сюита Чайковского, в которой есть и «Меланхолический вальс», и полонез, тоже прозвучала как музыка к балету. Иногда – элегически-призрачному, иногда – почти настоящему, весомо-материальному. Музыка как бы кружилась и скользила, козыряя «старинной» церемонностью или плясовым размахом. В некоторых частях Сюиты активно используется перкуссия, что роднит ее с опусом Щедрина.
При его исполнении мне пришлось абстрагироваться от видений балета с Майей Плисецкой, что было непросто. Но оркестр так искусно решал многочисленные тембровые задачи (тут звучат только струнные и ударные, зато ударных тьма – гонг, кастаньеты и литавры, бубен и маракасы, маримба и виброфон, барабаны и колокол, на котором играют четырьмя колотушками), что музыка захватила целиком.
Плетнев задавал большие паузы в конструировании атаки рока – главной темы произведения. Было, как и нужно, тревожно до ощущения театральности. Очевидная «дансантность» ритмов воспринималась как твердая поступь судьбы.


Финал фестиваля 1 октября отдадут моцартовской Большой мессе до минор. Когда еще услышишь вместе Венеру Гимадиеву и Юлию Лежневу? Вместе с Хоровой капеллой имени Юрлова и РНО с Плетневым за пультом. Надо идти.

=============
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5022

СообщениеДобавлено: Сб Окт 03, 2020 9:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020093102
Тема| Музыка, СПб Филармония, Персоналии, Николай Алексеев
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Большой зал Филармонии открыл новый сезон в день рождения Шостаковича
Где опубликовано| © «Санкт-Петербургские ведомости» № 174 (6772)
Дата публикации| 2020-09-28
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/bolshoy-zal-filarmonii-otkryl-novyy-sezon-v-den-rozhdeniya-shostakovicha/
Аннотация| Открытие сезона

Большой зал Филармонии открыл новый сезон по традиции – в день рождения Д. Д. Шостаковича, включив в программу долгожданного концерта его Первую симфонию. За пультом был Николай Алексеев.

Выход оркестра на сцену после чуть более чем полугодового перерыва публика приветствовала радостным ликованием и стоячей овацией. Некоторые оркестранты, чьи лица озарили счастливые улыбки при виде переполненного зала, трогательно хлопали слушателям, без которых их деятельность лишена главного смысла – нести в массы «разумное, доброе, вечное». В оркестре было немало незнакомых молодых лиц, явно недавно покинувших студенческие скамьи и появившихся в оркестре, вероятно, после конкурсных прослушиваний. Когда обе стороны процесса – слушатели и музыканты расселись, из динамиков донеслось объявление с просьбой о средствах индивидуальной защиты и соблюдении дистанции, которое было встречено дружным хохотом: в зале яблоку было негде упасть, рассадка была «плечом к плечу», плотно было и на хорах.
Надо отдать должное завидной выдержке артистов Филармонии, которые в отличие от ряда коллег в России и мире в гордом молчании соблюли затянувшуюся паузу от и до, не устраивая никаких акций и вылазок ни в свою, ни в чужую поддержку. Дирижер Николай Алексеев на пресс-конференции накануне заявил, что никаких репетиций онлайн во время изоляции не было, каждый из оркестрантов поддерживал форму как мог в индивидуальном порядке. Репетиции возобновились лишь незадолго перед первым концертом после перерыва.
Первые мотивы пульсации краткого вступления к Третьему фортепианному концерту Рахманинова, открывшего концерт, отбросили всякие сомнения об изменении исполнительского уровня, который остался в полном порядке. Пара тактов в трагическом ре-миноре, словно имитирующих сердцебиение и дыхание земли, дали почувствовать фирменную теплоту струнных, которой знаменит и за которую обожаем этот коллектив во всем мире.
Маэстро Юрий Темирканов, эту теплоту с особым тщанием культивирующий, по состоянию здоровья не смог выйти в тот вечер к своему коллективу и публике. Николай Алексеев задал куда более деловую интонацию и настроение. Он предложил увидеть в этом сочинении, написанном в 1909-м – году начала «Русских сезонов» Дягилева, – больше обыденности антиромантичного ХХ века, будто отказывающегося от прежних канонов красоты, прощающегося с иллюзиями века Чайковского и Брамса, Шумана и Шопена. Минимум широты дыхания, агогических вольностей и восторженности, максимум прямолинейности, железной воли, сжатия времени и «театра военных действий». В русле этой тенденции пришлось творить и солисту – пианисту Николаю Луганскому (на снимке). Он никогда не покушается своими интерпретаторскими амбициями на законы авторского текста, считая их территорией абсолютной неприкосновенности. В каждой ноте этого музыканта слышался принцип быть покорным слугой композитора.
Быть свободным и говорить «свое слово» в технически сложной музыке Третьего концерта – высочайший пилотаж, на который не все отваживаются, хотя такие возможности он щедро предоставляет. Николай Луганский рационально, взвешенно, чуть отстраненно, хотя и не без эмоциональной взволнованности, давал услышать, как сложна и прихотлива лексика этого велеречивого сочинения. Куда более пространственно и эмоционально свободен от оркестрового регламента оказался он в бисе _ парафразе Рахманинова на вальс «Муки любви» Крейслера. Легко и непринужденно явил он там и волнующую страсть, и «шепот, робкое дыханье, трели соловья», оставив у слушателей сладкое послевкусие.
После полагающегося антракта на смену Рахманинову пришел ранний, но уже очень зрелый Шостакович. Первую симфонию, премьера которой состоялась в Ленинграде в 1926 году под управлением Николая Малько, маэстро Алексеев трактовал как музыку немилосердного ХХ века, наделив ее жесткими чертами, высушенными от романтических контрастов и налета сказочно-эпической зачарованности, доставшихся Шостаковичу в наследство от русских композиторов петербургской школы. Альтернативой им стали контрасты, скорее, супрематические, авангардные, угловатые, когда на круглое натыкается нечто треугольное... И калейдоскоп событий уводит куда-то в пустоту черного квадрата.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 174 (6772) от 28.09.2020 под заголовком «Первая в первый день».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 5 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика