Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2020 8:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092005
Тема| Музыка, Квартет имени Глинки, Персоналии, Олег Смирнов, Аяко Танабе, Оксана Колясникова, Лев Серов, Арсений Котляревский, Филипп Копачевский
Автор| Елена Алексеева
Заголовок| Искусство квартета
Квартет имени Глинки дал концерт в честь 70-летия своего основателя Олега Смирнова

Где опубликовано| © «РЕВИЗОР.РУ»
Дата публикации| 2020-09-04
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/reviews/iskusstvo-kvarteta/
Аннотация| КОНЦЕРТ


Олег Смирнов. Фото: Музыкальная карта

К 70-летию Заслуженного артиста России виолончелиста Олега Германовича Смирнова Государственный квартет имени М.И. Глинки приурочил свое выступление в Малом зале Московской консерватории. В рамках абонемента "Искусство квартета" молодое поколение коллектива - Аяко Танабе, Оксана Колясникова, Лев Серов, Арсений Котляревский и приглашенный пианист, лауреат Международных конкурсов Филипп Копачевский - представили романтическую программу из сочинений Ф. Шуберта и Р. Шумана.

Рыцарем квартетного искусства назвал Олега Смирнова Александр Бондурянский, профессор кафедры камерного ансамбля и квартета Московской консерватории во вступительном слове: "Поистине безгранична сокровищница камерной музыки. Одной из ее основополагающих ипостасей является именно квартетное искусство. Есть примеры замечательных мастеров, которые со студенческой скамьи связали свою жизнь с квартетным жанром. Исполнительское и педагогическое творчество Олега Германовича Смирнова - такой пример".

Творческая биография виолончелиста Олега Смирнова изначально была связана с оркестром Большого театра, которому он отдал двадцатилетие свой жизни с 1975 по 1996 года. Нынешний юбиляр - представитель музыкальной династии. Его отец Герман Александрович Смирнов был солистом-фаготистом оркестра Большого театра. По прошествии лет в 1994 году Олег Германович расширил сферу своей деятельности и организовал квартетный ансамбль им. М. И. Глинки. Этот опыт оказался настолько успешным, что в 2000-м квартету присвоили статус государственного коллектива. Художественным руководителем был назначен Олег Смирнов. В это же время концертирующий артист изыскал возможность посвятить себя и педагогической деятельности, преподавая в Академии Маймонида, в Музыкально-педагогическом институте им. Ипполитова-Иванова, Музыкальном колледже им. Вишневской. Будучи сам лауреатом международных конкурсов, превосходно зная конкурсную специфику, Олег Германович успешно готовил своих подопечных к участию в конкурсах.

В сегодняшнем составе Государственного квартета имени М. И. Глинки Олег Смирнов не играет. Но он по-прежнему сохраняет и осуществляет свою роль худрука, духовного гуру квартетной молодежи, заботливо относясь к деятельности молодых музыкантов.

Присутствующие в зале после вступительной речи А. З. Бондурянского аплодисментами поздравили юбиляра с круглой датой, украшенной столь замечательными творческими заслугами. Было особо приятно для профессора Бондурянского, что три участника нынешнего квартетного состава и приглашенный пианист Филипп Копачевский - его студенты.

На вечере в исполнении квартета имени М. И. Глинки прозвучали Квартет n 14 ре минор "Смерть и девушка" Франца Шуберта и Квинтет Ми-бемоль мажор Роберта Шумана. Два, полных возвышенных романтических чувств, сочинения в программе концерта выстроили контраст между трагическим шубертовским произведением и мятежным порывом музыки шумановского квинтета.

Название "Смерть и девушка" квартету присвоил не автор, а цитата песни Шуберта, включенная композитором в одну из частей цикла. Музыканты, особенно в начале, исполняли предельно эмоционально всплески шубертовского динамизма. Учитывая особенную гулкость Малого зала, все же хотелось больше тихого звучания, пианиссимо в перенасыщенной фактуре. Но обреченность и трагизм музыки был выявлен и донесён убедительно. Ансамблево игра вместе была выверена.

В фильме "Фанни и Александр" культового шведского режиссера Ингмара Бергмана, завоевавшего четыре премии "Оскар" и премию "Золотой глобус", звучит вторая тема 2-ой части Квинтета Роберта Шумана. Единственный в его наследии фортепианный квинтет - одно из прекраснейших творений композитора. Партия фортепиано предназначалась для жены, блестящей пианистки Клары Шуман-Вик. Каждая из 4-х частей - отдельный маленький шедевр. Пианизм Филиппа Копачевского, бесспорно, украсил звучание струнного квартета. Рояль был ведущим законодателем героико-драматических образов. Es-dur'ное, бетховенское настроение окрашивало мятущийся романтизм полиритмии струнных и свободные по форме фугато. Во 2-ой части "В духе марша" пиццикато струнных и короткие аккорды пианиста, прерываемые напряженными паузами, брались идеально вместе, как один. В первом проведении первой темы чуть не получилась интонация в шестнадцатых у первой скрипки. Скерцо 3-ей части было великолепно в своем стремительном движении "на вылет". Здесь рояль поддерживали упругие триоли низких струнных. Альтист Лев Серов и виолончелист Арсений Котляревский форсировали крещендо до отказа, не позволяя ослабнуть поступательности развития.

Молодежь нынешнего состава квартета имени М. И. Глинки в Искусстве квартета, как сказал А. З. Бондурянский, продолжает великие традиции камерного музицирования русской исполнительской школы.

==============

Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2020 8:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092006
Тема| Музыка, Опера, МАМТ, Персоналии, Феликс Коробов, Феликс Кудрявцев, Елена Безгодкова, Владимир Дмитрук, Дмитрий Ульянов, Антон Зараев, Станислав Ли, Кирилл Матвеев, Максим Осокин, Ирина Чистякова, Ксения Мусланова, Анастасия Хорошилова, Наталья Мурадымова, Алексей Шишляев, Николай Ерохин, Лариса Андреева, Роман Улыбин, Мария Макеева, Николай Лизогубов, Дарья Терехова
Автор| Елена Алексеева
Заголовок| Чайковский. Страсти по опере
Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко открылся для зрителей.

Где опубликовано| © «РЕВИЗОР.РУ»
Дата публикации| 2020-09-07
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/reviews/chaykovskiy-strasti-po-opere/
Аннотация| Открытие сезона

Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко открыл новый сезон Гала-концертом "Чайковский. Страсти по опере", посвященным 180-летию со Дня рождения Петра Ильича Чайковского. Солисты, хор и оркестр под управлением главного дирижера театра Феликса Коробова исполнили фрагменты из всех десяти опер композитора: "Воевода", "Ундина", "Опричник", "Черевички", "Орлеанская дева", "Мазепа", "Евгений Онегин", "Чародейка", "Пиковая дама", "Иоланта". В программу вошли также отрывки из неоконченной оперы "Ромео и Джульетта", "Музыке к драме А.Н. Островского "Снегурочка" и Кантаты "Москва". Режиссер концерта - Людмила Налётова, художник - Владимир Арефьев.

Первый постпандемический концерт прошел в Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Любимый в народе "Стасик" распахнул свои двери для публики, победив новые правила рассадки зрителей, требуемые Роспотребнадзором. Вступительное слово взял художественный руководитель оперы и главный режиссер Александр Титель. Не без волнения он произнес:

"131 день наш театр был закрыт. Такого не было никогда за всю столетнюю историю театра, если не считать период ремонта и реконструкции. Только сегодня на 168-ой день театр, наконец, получил то, что должен был получить. Он получил вас, нашу публику. Хочу поприветствовать наших самых первых и важных зрителей". Зал, накрыв в порыве конец фразы худрука аплодисментами, кажется, также волнуясь радовался встрече.

Гала-концерт "Чайковский. Страсти по опере" посвящен юбилею П. И. Чайковского, который отмечают повсеместно. Коллективу и главному дирижеру Феликсу Коробову не хотелось, чтобы это было просто "мероприятие к дате". Оригинальность концепции концерта - исполние фрагментов из тех опер композитора, которых нет в репертуаре московских театров. Плюс идея антологичности - представить все оперные опусы Петра Ильича - дополнила программу отрывками из сожженной требовательным к себе автором оперы "Ундина" и неоконченной оперы "Ромео и Джульетта". А для изысканной виньетки в перформансе под занавес были исполнены хиты из выдающейся его триады - опер "Евгений Онегин", "Пиковая дама", "Иоланта".

Концерт-открытие сезона превратился в манифест оперного творчества нашего гения, истинное чествование Петра Ильича Чайковского, выразившего однажды своё отношение к опере. Знаменитую цитату из переписки композитора с Надеждой Филаретовной фон Мекк напомнил публике Александр Титель: "Есть нечто невообразимое, к чему тянутся все композиторы. Это опера, потому что только она одна дает вам средство сообщаться с массами публики. Моего "Манфреда" сыграют раз, другой и вскоре забудут, и никто, кроме горстки знатоков, посещающих симфонические концерты, не знает его. Тогда, как опера, именно только опера способна дать нам общение с людьми, роднит вашу музыку с истинной публикой, делает вас достоянием не только отдельных кружков знактоков и специалистов, но, при благоприятных обстоятельствах, достоянием всего народа".

Александр Борисович Титель, сам мнолетний рыцарь оперы, дал добрый путь новому сезону: "Любовь к музыке и страсть к искусству круче страха перед пандемией. Мы открываемся..."

Страсть к "своему" Чайковскому, исторически впрыснутая в кровь Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко его основателями Константином Сергеевичем и Владимиром Ивановичем, множилась в этот вечер страстью, темпераментом и размахом музыкального руководителя Феликса Коробова. Оркестр на сцене под его управлением звучал, как всегда, масштабно и динамически предельно ярко. Порой и грешил в балансе с солистами, но был неотразим в оркестрово-хоровых сценах. Маэстро вытянул беспредельный эмоциональный накал из всех участников финалов первого и второго отделений концерта: Сцена казни Кочубея и Искры из "Мазепы" (солисты Феликс Кудрявцев, Кирилл Матвеев) и Заключительный ансамбль из "Иоланты" (солисты Елена Безгодкова, Владимир Дмитрук, Дмитрий Ульянов, Антон Зараев, Станислав Ли, Кирилл Матвеев, Максим Осокин, Ирина Чистякова, Ксения Мусланова, Анастасия Хорошилова).

Потряс трагизмом исполнения Дмитрий Ульянов в Арии Короля Рене ("Иоланта"). Глубокая драматическая игра присутствовала в сценах Натальи Мурадымовой ("Мазепа" Сцена и дуэт Марии и Мазепы - Наталья Мурадымова, Алексей Шишляев и "Чародейка" Сцена и дуэт Кумы и Княжича - Наталья Мурадымова, Николай Ерохин). Всегда была убедительна в образах Лариса Андреева ("Черевички" Дуэт Солохи и Беса - Лариса Андреева, Роман Улыбин и Ариозо Воина из Кантаты "Москва").

Любопытно было узнавать музыку, которую Чайковский использовал для несостоявшихся по разным причинам его сочинений, в популярных теперь во всем мире суперхитах композитора. Дуэт Ундины и Гульбранда из сожженной автором партитуры "Ундина" (солисты Мария Макеева, Николай Лизогубов) полностью перекочевал в балет "Лебединое озеро". Дуэт Ромео и Джульетты (солисты Дарья Терехова, Владимир Дмитрук) из неоконченной оперы "Ромео и Джульетта" известен ныне, как божественная по красоте тема любви из симфонической увертюры-фантазии "Ромео и Джульетта".

Гала-концерт открытия, получившийся из-за обоюдного желания артистов и слушателей праздничным, дал старт сезону, в нынешней зыбкой ситуации не дающий уверенности в чем-либо. Тем сильнее вечер в "Стасике" подарил забытое ощущение прежней театрально-концертной жизни, а нарядная Большая Дмитровка сказочно-мерцающе освещала театральные афиши на здании театра. В этом сезоне в театре ожидается новая премьера спектакля "Иоланта" П. И. Чайковского.

=============
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2020 8:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092007
Тема| Музыка, Московская филармония, Персоналии, Люка Дебарг
Автор| Елена Алексеева
Заголовок| Вокруг Скарлатти
Французский пианист и композитор Люка Дебарг дал сольный концерт в Московской филармонии

Где опубликовано| © «РЕВИЗОР.РУ»
Дата публикации| 2020-09-09
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/reviews/vokrug-skarlatti/
Аннотация| КОНЦЕРТ

Люка Дебарг, лауреат XV Международного конкурса им. П. И. Чайковского, выступил в своей новой сольной программе "Вокруг Скарлатти" в качестве пианиста и автора собственных сочинений. В программе вечера старинная музыка И. С. Баха и Д. Скарлатти чередовалась с произведениями современного французского композитора С. Дельпласа и самого Дебарга.
Неожиданный сюрприз XV Международного конкурса им. П. И. Чайковского - удивительный музыкант Люка Дебарг, француз-представитель русской пианистической школы в лице своего педагога Рены Шерешевской, сразу влюбил в себя российских слушателей. И теперь он желанный гость в России, да и в мире тоже. После конкурса наблюдается его несомненный творческий рост. Он много выступает и все больше сочиняет. В ответ на любовь наших меломанов Люка знакомил их одними из первых со своими новыми опусами. Он привозил в Россию Виолончельную сонату, Фортепианное трио, Квартет-симфонию. На этот раз Дебарг представил московской публике свои сочинения в полифоническом стиле, в жанрах старинной музыки барокко.

Уже со времен выступления на конкурсе Чайковского всем известен особый пиетет Люки Дебарга к фортепианному наследию неаполитанца Доменико Скарлатти. Сонаты Скарлатти часто присутствуют в афишах французского музыканта. Недавно пианист выпустил бокс-сет из четырех дисков с записью избранных 52-х сонат старого мастера на Sony Classical. Он записал этот объем музыки всего за пять дней в Церкви Иисуса Христа в Далеме на современном рояле фирмы Bosendorfer без использования фортепианной педали. Альбом был отмечен французской премией Choc de l'annee Classica.

Новая концертная программа "Вокруг Скарлатти", которую Дебарг представил Москве, оказалась чрезвычайно интересной, даже изысканной по сути, форме и исполнению. Ядро выступления - 6 сонат Скарлатти, идущие в паре с композициями Стефана Дельпласа и Люки Дебарга. Каждая пара имеет общий основной тон или одну тональность:

Скарлатти Соната ре минор - Дельплас Septem Perpetuum ре минор

Скарлатти Соната соль мажор -Дебарг Прелюдия и фуга соль минор

Скарлатти Соната ми мажор - Дельплас Клавирштюк № 6 ми минор

Скарлатти Соната си минор - Дебарг Токката си минор

Скарлатти Соната ми-бемоль мажор - Дельплас Прелюдия и фуга № 27 ми-бемоль мажор

Обрамленны эти двойки музыкой Иоганна Себастиана Баха, современника Доменико Скарлатти. 1685 год рождения обоих композиторов. Открыл программу Итальянский концерт И. С. Баха, завершила его же Токката № 2 до минор, которой предшествовала последняя в концерте соната Скарлатти также в до миноре. Тщательно подобранные тональные совпадения усиливали общее восприятие такого замысла. Более того, условие исполнения программы - от первой до последней ноты без аплодисментов публики, целиком весь выстроенный цикл - полностью сосредотачивали ухо на музыкальной квинтэссенции каждого произведения.

Композиции Дельпласа, как и его друга и младшего коллеги Дебарга, тяготеют к барочным жанрам. Идея парной сцепки барокко XVIII века и барокко-модерн XXI века сработала так органично, что, порой, последующее после Скарлатти произведение Дельпласа или Дебарга воспринималось, как импровизация самого Скарлатти. Скарлатти - современен и актуален.

Лука Дебарг абсолютно прав, когда говорит: "Для меня Скарлатти не является ни барочным, ни классическим композитором. Он главный герой моей музыкальной жизни. Более того, мой близкий друг!" Дебарг неотрывно держал внимание зала весь концерт. Слушать было весьма любопытно. Да и музыка наших современников Дельпласа и Дебарга была просто красивой, тональной и по-старомодному или, лучше сказать, по-барочному некакофоничной.

Впервые получив признание именно в России после сенсационного выступления на конкурсе им. Чайковского, Люка Дебарг по-особенному благодарен российской публике. На этот раз его благодарность вылилась в три продолжительных биса: "Баркарола" Форе, "Баркарола" собственного сочинения и "Фантазия" Скрябина. Но это была уже совсем другая история. Мое внимание рассеялось, не хотелось расплёскивать впечатление от основной программы.

Люка Дебарг первым из зарубежных гастролеров взломал лед пандемической изоляции. Московская филармония начала принимать иностранных исполнителей. Может жизнь налаживается?

===============
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вс Сен 20, 2020 8:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092008
Тема| Музыка, Новосибирская филармония, Седьмой Транссибирский Арт-Фестиваль, Персоналии, Вадим Репин
Автор| Евгения Буторина
Заголовок| Мировая премьера открывает сезон в Новосибирской филармонии
14 сентября открыла сезон Новосибирская государственная филармония. Открыла ярко и вдохновенно, мировой премьерой

Где опубликовано| © «РЕВИЗОР.РУ»
Дата публикации| 2020-09-15
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/reviews/mirovaya-premera-otkryvaet-sezon-v-novosibirskoy-filarmonii/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В марте традиционный запланированный Седьмой Транссибирский Арт-Фестиваль был прерван на полуслове в связи с ограничениями по коронавирусу. Часть концертов перенесена на осень. И вот первым концертом в новом сезоне 2020 – 20221 года стала мировая премьера произведения Арво Пярта La Sindone (для скрипки и оркестра), посвященная Вадиму Репину.

Сочинение La Sindone для скрипки и симфонического оркестра создано в 2019 году. В его основу легло одноименное оркестровое произведение, созданное в 2006 году по заказу Энцо Рестаньо для фестиваля MITO Settembre Musica в Турине. Три раздела одночастного произведения – своеобразного размышления о загадочной реликвии туринской плащаницы – символически связаны с последними событиями земной жизни Христа: распятием, погребением и воскресением.
"Плащаница" прозвучала в исполнении прославленного Новосибирского академического симфонического оркестра под управлением молодого, талантливого дирижера Валентина Урюпина. Также в программе Пассакалия для скрипки и оркестра Пярта, музыка Шумана и Равеля. Солист – художественный руководитель Транссибирского Арт-Фестиваля Вадим Репин.

Арт-Фестиваль – самое яркое и ожидаемое событие музыкального года, и, хотя эпидемиологическая ситуация и сегодня остается непредсказуемой, но разве можно запретить звучать музыке?

16 сентября в зале Дома ученых новосибирского Академгородка Транссибирский Арт-Фестиваль представит камерную программу: Вадим Репин (скрипка), Александр Князев (виолончель) и Константин Лифшиц (фортепиано) исполнят Сонату № 2 для скрипки и фортепиано Прокофьева и Фортепианное трио № 2 (Памяти И. Соллеринского) Шостаковича. Эта же программа будет представлена 19 сентября в Концертном зале П.И.Чайковского в Москве.

Следующие концерты фестиваля запланированы на октябрь, ноябрь и декабрь.

- Мы не может до конца точно сказать смогут ли наши зарубежные гости пересечь этой осенью границу, - рассказал на пресс-конференции Вадим Репин, - но у нас на всякий случай есть, так скажем "дубли" - программы, которые, думаю, будут интересны новосибирскому зрителю.

Наша задача, как фестиваля, приглашать тех артистов, которые без фестиваля в Новосибирске не оказались бы. Мы стараемся это делать. И у нас были годы, когда случалось по шесть – семь премьер на форуме, приезжали большие коллективы.

Сейчас мы начинаем работу по созданию следующего, Восьмого фестиваля, и радует, что у музыкантов к нему интерес большой. Но на всякий случай мы, научены опытом этой весны, уточняем и осенние даты.

В дальнейших планах Новосибирской филармонии – порядка сорока концертов, которые музыканты не сумели сыграть в прошлом сезоне, в том числе концерты Седьмого Транссибирского Арт-Фестиваля, а также яркая, насыщенная программа нового сезона, включающая фестиваль русской музыки "Покровская осень" и музыки современных композиторов "Мартовский код", "Вивальди-фест", зимний "Белоснежный фестиваль", десятки абонементных концертов.

============
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2020 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092101
Тема| Музыка, Опера, Воронежский театр оперы и балета, Платоновский фестиваль, Персоналии, Ольга Перетятько, Григорий Шкарупа
Автор|
Заголовок| Оперная певица Ольга Перетятько: «Мы можем больше, чем поп-музыканты»
Где опубликовано| © АиФ-Воронеж
Дата публикации| 2020-09-20
Ссылка| https://vrn.aif.ru/culture/art/opernaya_pevica_olga_peretyatko_my_mozhem_bolshe_chem_pop-muzykanty
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В воскресенье, 20 сентября, в Воронежском театре оперы и балета выступили известные во всём мире сопрано и бас – Ольга Перетятько и Григорий Шкарупа. Перед выступлением певцы пообщались с журналистами и рассказали о том, что помогает им поддерживать себя в тонусе, как они провели время на карантине, а также о своём отношении к современным постановкам и скандальным спектаклям.

«Умри, но допой»

- Расскажите подробнее о программе?

Ольга Перетятько
: Ковид поменял все планы. Должен был быть совсем другой состав. Два раза даже. Концерт был запланирован с баритоном Альфредо Даза, которого я впервые хотела привезти в Россию. Из-за ковида не получилось это сделать. Поэтому возникла идея с Владисловам Сулимским. Он позвонил мне два дня назад и сказал, что заболел. И мы не знали, что делать: то ли я пою одна, то ли срочно нужно искать замену. И вчера буквально был концерт в Сочи с Григорием, я сказала: давай вместе. Для Воронежа нужно было готовить расширенную программу, потому что здесь два отделения, немножко другая специфика, то есть всё серьёзнее. И мы подумали, как можно расширить программу, и нашли ещё два дуэта, ноты. Самое главное – это, конечно, найти ноты. Потому что бедный оркестр должен это всё быстро переучить. Спасибо, что я не буду одна, это тяжело!

Очень непросто найти репертуар для сопрано и баса, но мы нашли несколько дуэтов, и для каждого зрителя будет что-то своё, разноплановое: и повеселиться, и погрустить. Я думаю, что всем будет интересно. Платоновский фестиваль – это серьезно, поэтому, конечно, нужно было придумать что-то серьезное!

- Почему именно такие замены произошли?

Ольга Перетятько
: Партнеров, конечно, стараешься подбирать себе тех, которых ты уже знаешь, с которыми спелся в буквальном смысле. И это нелегко, не со всеми хочется работать.

- Программу для участия вы полностью сами составляли?

Ольга Перетятько
: Мы спросили, какую программу хотят видеть, потому что некоторые фестивали хотят что полегче. А это была чёткая оперная программа.

- Для певцов голос – это их инструмент, поэтому очень часто они боятся простудиться и потерять его. Как вы бережёте свой голос? Есть ли у вас какие-то ритуалы? Можете ли дать советы начинающим певцам?

Ольга Перетятько
: Ой, я прошла всё! У меня были ритуалы, потом их не было. Со временем я понимаю, что лучше отпустить [ситуацию]. Конечно, всё базируется на технике. Если есть техника, она тебя и спасёт, то есть в любом состоянии ты сможешь петь. И петь приходилось в любом состоянии, потому что заменить было некем. И хотя раньше «Умри, но допой» – это был мой случай, то теперь я думаю, что нужно было отменить. Потому что себе дороже. Потому что есть люди, которые ждут не дождутся, когда к чему-то можно будет придраться.

На самом деле, нужен режим. Мы сейчас находимся в таком жестком режиме, потому что перелеты, большие программы – это не шутки. Поэтому режим: нужно спать, лучше без алкоголя, как у спортсменов. Потому что певцы – они те же самые спортсмены, атлеты. Это же всё связки, мышцы – нужно держать себя в тонусе!

- А стейк с кровью до сих пор есть в вашем рационе?

Ольга Перетятько
: Да! Но сейчас он без крови, хорошей прожарки. Но да, мясо присутствует, конечно. Я понимаю, что это вредно, что мы все много слишком мяса едим. Но я еще не дошла до того, чтобы стать вегетарианкой и петь в таком количестве. Я всё перепробовала и поняла, что на орехах далеко не уеду. Мне нужно мясо, белок. Но, может, когда-нибудь это изменится.

- Как вы поддерживали свою вокальную форму на карантине?

Ольга Перетятько
: Я вот не пою, когда просыпаюсь. Но с утра пробую связки: если смыкаются, значит всё хорошо, день удался. А если что-то не так, то уже начинается корректура: чуть-чуть больше кофе, контрастный душ, пробежка. Но нам повезло, что нас с Григорием застал карантин в Берлине. Причём Григорий успел на последний самолёт из Мадрида.

Григорий Шкарупа: Да-да-да. Видимо, там я подхватил этот знаменитый вирус, но успел улететь в Берлин. По щелчку у нас в буквальном смысле отказали все рецепторы. Четыре дня это продолжалось, через недельки две после полного выздоровления мы сдали тесты, антитела образовались, и мы потихонечку стали выходить в театр и петь, потому что поддерживать форму нужно.

«Должен быть выбор»

- Часть зрителей, считают, что опера – это элитарный продукт, что идти в театр нужно уже с какой-то базой. А как вы думаете?

Ольга Перетятько
: Главное – понять, с чего начать. Конечно, если есть кто-то, кто будет вводить в мир оперы, будет лучше. Но я знаю людей, которые пришли в оперу случайно и остались, сейчас это самые верные меломаны. Понятное дело, что лучше почитать, прежде чем идти в оперу. И лучше начать с Верди, а не с Вагнера. И сейчас есть даже подкасты о том, как полюбить оперу, именно для начинающих. Нужно ещё понимать специфику, что опера была сто лет назад как сейчас поп-музыка. Писались мелодии, которые запомнились, все их напевали. Сейчас оперную арию, конечно, не напоёшь, но мелодий много. Я бы посоветовала начать с Верди, потому что его легко понять.

Григорий Шкарупа: Ещё Пуччини, который прописывал абсолютно всё в своей партитуре. Если человек пришёл, то он поймет, о чем речь идёт, и его захватит сюжет.

А к каким-то операм действительно нужно подготовиться, даже музыкантам и людям с музыкальным образованием, либретто прочитать обязательно нужно.

Ольга Перетятько:
А то, что элитарное или не элитарное, я считаю, что нужно попробовать, и уже понять, твоё это или не твоё. Я думаю, что мы можем больше, чем поп-музыканты. Если у них отобрать микрофон, то «до свидания». А мы можем и так, и так. Всё наше обучение строится на том, чтобы озвучить огромный зал нашими двумя связками. В принципе, мы такие супермены.

Чем больше людей смогут посещать театр и слушать классическую музыку, тем лучше. Начинать нужно со школы. В Швейцарии и Германии приводят детей не на спектакли, а на репетиции, где мы хохочем, шутим, где они видят, как всё это создаётся. Тогда уже совсем другое отношение появляется.

- Как вы относитесь к тому, что сейчас классическим музыкантам, в частности певцам, на сцене необходимо не только быть исполнителями, но и актёрами?

Ольга Перетятько:
У нас опера разделилась на до Каллас и после. И она как раз открывала незнакомые названия, была первой поющей актрисой. И после этого стандарты поменялись. Если ты можешь больше, чем просто петь, то будешь более успешен.

Я считаю, что наше поколение уже делает больше, и от нас хотят гораздо больше. Во-первых, нам нужно очень быстро учиться. Во-вторых, наше поколение ушло от специализации, когда ты поешь три партии всю жизнь и всё. Нам тяжелее, конечно же. Но всё меняется: и мир меняется, и опера.

- Случались ли у вас курьёзы во время выступлений?

Ольга Перетятько
: Постоянно. Главное – не начать смеяться. Раскололся – всё, это невозможно собрать. У меня было такое раза четыре. До слёз.

В детском хоре Мариинского театра был случай. Там обычно неудобные туфли бывают, историческое всё, тяжёлое. А певица уже была в возрасте. Она когда выходила со сцены, снимала сразу туфли и надевала розовые тапки с помпонами. А однажды она забыла переобуть туфли и вышла в тапках, розовых, с помпонами. На сцене творилось что-то невероятное – все практически ржали в голос. Причём она сразу даже не поняла.

У меня был момент, когда у нас в Амстердаме был «Турок в Италии». Значит, сцена, потом вот оркестровая яма, помост, где стоит клавесин, который играет во время речитативов. А их было мало, и пианист скучал. Мы поём дуэт любовный и слышим страшный грохот с правой стороны. Оказывается, пианист уснул. Я вижу, как он падает, цепляется за клавесин, за ноты. Причем у него два пути было: упасть в оркестровую яму и, видимо, кого-то убить собой, либо упасть в партер и там чуть-чуть меньше повредиться. Вот он упал в партер. Это длилось секунд пять, но нам казалось, что прошёл час. И потом он вылезает и показывает (Ольга залезает под стол и вытягивает оттуда руку с большим пальцем - ред.). Мы не могли успокоиться, это был веселый спектакль, конечно.

- На Платоновском фестивале много говорят про искусство. Сегодня есть немало различных направлений, трактовок, интерпретаций, провокаций, в том числе и в опере. Как вы считаете, искусству дозволено всё?

Григорий Шкарупа:
К сожалению, мы теряем классическую форму оперной постановки. И если в России сохраняются какие-то традиции, то Слава Богу, и нужно за это держаться. Конечно, нужен новый взгляд, но нельзя терять культуру. А в немецких театрах, к сожалению, теряют культуру многие режиссеры. Чем скандальнее поставят спектакль, чем больше там будет грязи какой-то, пошлости, тем это больше ажиотажа вызывает. А этого режиссёра потом позовут ещё и в другой театр. Мне кажется, этого нужно избегать, потому что опера и классическая музыка должна гармонизировать нас, воспитывать, а не принижать. Вокруг много грязи, и как-то хочется прийти на спектакль и выйти оттуда воодушевленным, очищенным, с улыбкой, с приятными эмоции, а не в подавленном, траурном, депрессивном состоянии.

Конечно, нужно адаптирывать оперу так, чтобы молодое поколение приходило в театр, а не обходило его, как что-то сложное. Нужно адаптировать, но не нужно опускаться до какого-то низкого уровня.

Ольга Перетятько:
Я думаю, что должен быть выбор. Есть люди, которые хотят пойти в театр за скандалом. В оперном театре, в принципе, тяжело что-то переделать. Там история должна быть рассказана. У меня были случаи, когда мы ругались с режиссёрами во время новых постановок. Тогда я задавал им гениальный вопрос: «А зачем? Что вы хотели эти сказать?”.

Есть постановки, которые поднимают острые темы, и это хорошо. Поэтому должен быть выбор. А театр – он всегда поднимал острые вопросы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 12:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092201
Тема| Музыка, Опера, НОВАТ, опера Петра Чайковского «Иоланта», Персоналии, Дмитрий Юровский, Иркин Габитов
Автор|
Заголовок| «Театр помогает жить»: В НОВАТе открыли театральный сезон
Где опубликовано| © ЧС-ИНФО
Дата публикации| 2020-09-21
Ссылка| https://4s-info.ru/2020/09/21/teatr-pomogaet-zhit-v-novate-otkryli-teatralnyj-sezon/
Аннотация| Открытие сезона



Бурных аплодисментов и восхищенных криков «Браво!» в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета не было уже давно – ровно шесть месяцев зал пустовал без зрителей, а сцена – без артистов. Наконец, это свершилось: после снятия ограничений НОВАТ открыл двери для новосибирцев и гостей из других городов. 76-й сезон стартовал с премьеры оперы Петра Чайковского «Иоланта».

Подготовка оперы «Иоланта» началась еще до пандемии и ограничений, связанных с ней. Перед самым закрытием театра НОВАТ успел посетить заслуженный деятель искусств России, режиссер-постановщик Мариинского театра Иркин Габитов. Именно он поставил авторскую версию «Иоланты» на сибирской сцене.
«Тогда я посмотрел, с кем буду работать, послушал певцов, – рассказывает режиссер-постановщик перед премьерой.– Поставить оперу было очень трудно: пять месяцев люди не прикасались к партиям. Как бы они не занимались, как бы они не береглись и учили новый материал. Когда нет тренажа, нет психологического взаимоотношения с партнерами, оркестром и выхода на сцену (раз–два в неделю они же выходили на сцену) — это ощущение теряется».

Хотя, признается музыкальный руководитель и дирижер Дмитрий Юровский, многие из певцов и музыкантов вернулись к работе в лучшей форме, чем они уходили на карантин – такое бывает, когда артисты (и спортсмены) боятся потерять свою форму.
«Даже представить сейчас трудно, что происходит внутри артистов, которые выйдут сейчас на сцену и еще увидят полный зал. Мы на это вообще не рассчитывали, честно говоря. Мы были рады уже тому, что вообще можно зайти в театр, репетировать, выходить на сцену. Мы каждый день молились, чтобы никто не заболел, ничего не сорвалось. И как бы эта премьера ни прошла, она навсегда останется особенной. Потому что все те события последних месяцев с каждым днем перед премьерой создавали какой-то естественный трепет, так необходимый для этого произведения», – отметил маэстро.

Впрочем, несмотря на условия и рамки, в которые вписал всех коронавирус, постановка удалась – доказательством тому были овации длиной в четверть часа и множество восторженных отзывов.
«Отличная постановка!Красивые декорации, потрясающе красивые костюмы, очень понравилось, что на сцене были настоящие музыканты, а не миманс. Артисты отлично передали образы. Спасибо за новый красивый спектакль!», – поделилась жительница Новосибирска Мария.

Хрупкая опера

Иркин Габитов, по его словам, стремился поставить «Иоланту» как можно ближе к оригинальному произведению, чтобы не исказить замысел композитора.
«Я вообще против сценических версий. Надо уметь поставить так, как написал Петр Ильич Чайковский. Если вы этого не умеете, лучше не прикасаться. Это самая гениальная его опера, самая светлая, самая чистая. Он создал изумительный образ женщины. Здесь он сконцентрировался на этом образе, мы увидели насколько может быть богатым мир человеческий, насколько он тонкий, – отметил режиссер-постановщик. – Сколько тонкостей можно открывать в этой музыке! Сколько различных нюансов, сколько человеческих скрытых эмоций, разговоров на любовную тему, о жизни, смысле, мироздании – это настолько тонко, интересно и проникновенно».

Эта опера значительно короче по сравнению с другими произведениями Петра Ильича. Однако, подчеркивает деятель искусств, наполнение в «Иоланте» такое, что «“Орлеанской деве” и “Евгению Онегину” рядом делать нечего».
«Настолько тонкая палитра в этом спектакле. Мое счастье, что я нашел великолепный творческий язык с дирижером, потому что без этого такой спектакль не поставить, это невозможно», – добавил Иркин Габитов.
«Для меня это третья постановка “Иоланты” в жизни. Но это такая опера, с которой ты каждый раз соприкасаешься, как в первый. Потому что мы все проходим стадии, когда можно что-то пересмотреть. А “Иоланта” – опера, наверное, одна из самых хрупких. Не только персонаж – Иоланта, но и сама опера. Поэтому у меня сегодня ощущение – по многим причинам, как будто это в первый раз, – рассказывает дирижер Дмитрий Юровский. – Это музыка, которая наиболее соприкасается с пониманием музыкального театра. Она намного ближе к драматическому театру, чем любая другая. Ты не можешь на сцене монолог произносить каждый раз одинаково – все равно есть какие-то нюансы, и в этой опере то же самое. Все равно получается так, что сколько бы мы не репетировали, как бы мы это не планировали, все равно вопрос состояния души, настроения».

«Театр помогает жить»

Открытие сезона в новосибирском НОВАТе для многих стало особенным, долгожданным событием – не только для новосибирцев, но и гостей из других регионов. Например, Елена и Валерий из Томска решили походом на премьеру отпраздновать 30-летие со дня свадьбы. «Мы решили приурочить наш праздник к открытию сезона, мы здесь впервые», — говорят супруги.
Валерий Октябрь и его супруга Елена, напротив, частые гости в оперном – на постановки они регулярно приезжают из Барнаула. И долгожданное открытие семья тоже не могла пропустить.
«Мы были на последнем спектакле в марте и очень рады, что мы вновь здесь. Наконец-то что-то начинает меняться! Мы никуда не можем выехать, Европа закрыта, и единственное что остается – это театр. Он помогает нам жить, тем более в коронавирус», – рассказывает Елена. Супруги отметили, что атмосферу праздника и впечатления от постановки не портят респираторы и маски: «Это не напрягает, но зато спокойнее. Мы чувствуем себя в безопасности».

11-летняя Катя из Новосибирска – поклонница Вероники Джиоевой. Она пересмотрела все постановки с её участием, а также каждый детский спектакль на сцене НОВАТа. Старт сезона в любимом театре стал самым долгожданным и радостным событием.
«Мы ходили на выставку в Краеведческий музей, где представлены костюмы НОВАТа, и остро почувствовали, что мы очень соскучились, – рассказывает мама Кати Светлана. – Нам подарили билеты на премьеру оперы, чему мы очень рады! Замечательная “Иоланта”. Волшебная музыка Чайковского понятна любому возрасту».

Среди многочисленных гостей театра в день премьеры был и губернатор Новосибирской области Андрей Травников. По словам главы региона, долгожданное открытие было вдвойне радостным.
«Давно мы так не ждали открытия сезона, как в этом году: действительно, это и возвращение театральной жизни, и определенный̆ символ. Самый̆ тяжелый̆ период мы пережили, и теперь можно наслаждаться привычными радостями – такими, как театр. На мой взгляд, особенность открытия театрального сезона в Новосибирске в том, что с первых постановок – аншлаг. Мы смотрели, как начинаются сезоны в других городах, знаем, что там зритель достаточно осторожно возвращается в залы. У нас в Новосибирском театре оперы и балета на первой̆ постановке оперы свободных мест не было. Это, конечно, вселяет уверенность в нас, в зрителей̆, и в артистов. Опера “Иоланта” – легкая и красивая опера, которую я с удовольствием слушал», – отметил он.

Справка ЧС-ИНФО

«Иоланта»– последняя опера Петра Чайковского. Сюжет посвящен слепой от рождения французской принцессе Иоланте, которая не знает о своем недуге – все окружающие избегают разговоров о свете и зрении. В финале оперы Иоланта узнает о своей слепоте, но, несмотря на все испытания, героиня прозревает и находит свою любовь.
Впервые на сцене Новосибирского театра оперы и балета «Иоланту» поставили в 1953 году, затем – в 1993 и 2010 годах. В 1992 году опера звучала в концертном исполнении.


=================
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 12:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092202
Тема| Музыка, VII Транссибирский арт-фестиваль, La Sindone Арво Пярта, Новосибирский академический симфонический оркестр, Персоналии, Валентин Урюпин, Андрес Мустонен, Вадим Репин
Автор| Надежда Травина
Заголовок| Ангел-хранитель Вадима Репина
VII Транссибирский арт-фестиваль вышел в офлайн с музыкой Арво Пярта

Где опубликовано| © «Независимая газета»
Дата публикации| 2020-09-20
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2020-09-20/7_7968_angel.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Мировая премьера сочинения Пярта прошла на полгода позже запланированного.
Фото Александра Иванова/Транссибирский фестиваль


В Новосибирске возобновил работу Транссибирский арт-фестиваль – крупнейший музыкальный форум страны. Традиционно он проходит весной, но в этом году пандемия заставила поменять планы – заменить зарубежных исполнителей на отечественных и вынужденно разбить программу на две части. Первый блок концертов (кроме открытия всё – онлайн) завершился 28 марта, когда в Москве уже отменились массовые мероприятия; вторая часть Транссибирского успешно стартовала на днях – к счастью, офлайн, с полной (пусть и не шахматной) рассадкой публики.
Оба «этапа» закрывал и открывал Новосибирский академический симфонический оркестр под управлением Валентина Урюпина, которому, по его словам, довелось «распечатать тишину» еще в столице. И, наконец, после долгого перерыва в Концертном зале имени Арнольда Каца музыканты и сам худрук фестиваля Вадим Репин представили новую версию сочинения La Sindone Арво Пярта, недавно отметившего 85-летие.
Эстонский классик, чей приезд по понятной причине в Новосибирск не состоялся, посвятил свою пьесу Андресу Мустонену и Вадиму Репину. С дирижером композитора давно уже связывают и дружеские, и творческие отношения: трудно сосчитать, сколько сочинений Пярта исполнил его соотечественник Мустонен. Что касается Репина, то здесь, как говорится, звезды сошлись: Пярт высоко ценит чуткую исполнительскую манеру скрипача, а тот открыто называет его величайшим современным композитором. Программа концерта-открытия или же продолжения Транссибирского фестиваля была сосредоточена вокруг музыки Пярта и красноречиво называлась «Ангелу-хранителю». Два опуса эстонского мэтра обрамляли звуковые картины – сюита «Моя Матушка-гусыня» Равеля, а также тревожная и вместе с тем жизнеутверждающая, идеально иллюстрирующая атмосферу времени Четвертая симфония Шумана.
«Пассакалия» для скрипки с оркестром – типичный образец стиля Арво Пярта, который он сам метафорически определил как тинтинабули: «В такой музыке каждая фраза дышит самостоятельно». Остинато оркестра и вариации в партии скрипки (и наоборот) словно наглядно демонстрировали жанровую природу пассакалии, а скрипичное пиццикато к тому же намекало на ее испанское происхождение – как вид танца, исполнявшийся в сопровождении гитары. Новосибирский оркестр и Вадим Репин идеально проявили себя в этом нелегком поединке, завершив его на мажорной ноте.
Кульминацией вечера ожидаемо стала уже упомянутая La Sindone – мировая премьера, но на самом деле новая версия одноименного оркестрового произведения, созданного композитором для фестиваля в Турине в 2006 году. В ней Пярт размышляет о событиях земной жизни Христа и о загадочной реликвии туринской плащаницы: три раздела пьесы, как указано в программке, повествуют о трех великих этапах – распятии, погребении и воскресении. Романтические интонации вопроса в духе Чайковского, нежели Пярта, были своего рода аркой сочинения, внутри которого мерно, шаг за шагом, рождалась песнь восхождения: мотив ее был по традиции простым и программно-изобразительным. И лишь блестящее умение солиста тонко интерпретировать самые разные сочинения вкупе с высоким исполнительским уровнем оркестра не позволило «Плащанице» окончательно превратиться в саундтрек к историческому фильму. Впрочем, теперь «ответственным» за соблюдение этой грани станет Андреас Мустонен, который вскоре представит La Sindone на родине Арво Пярта – на концерте в честь его юбилея.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 12:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092203
Тема| Музыка, Опера, Балет, Пермская опера, Персоналии, Теодор Курентзис, Виталий Полонский, Евгений Воробьев, Марат Гацалов, Андрей Борисов, Артем Абашев, Медея Ясониди, Алексей Мирошниченко, Антон Пимонов, Диляра Идрисова, Надежда Павлова, Константин Богомолов, Филипп Чижевский, Евгения Сафонова, Филипп Григорьян, Василий Бархатов, Максим Диденко
Автор| Юлия Бедерова
Заголовок| Пермская опера открыла сезон без Теодора Курентзиса. Чего дальше ждать от театра? Кажется, там все-таки будет много любопытного
Где опубликовано| © Meduza
Дата публикации| 2020-09-21
Ссылка| https://meduza.io/feature/2020/09/21/permskaya-opera-otkryla-sezon-bez-teodora-kurentzisa-chego-dalshe-zhdat-ot-teatra
Аннотация| Открытие сезона

Пермский театр оперы и балета — театр европейского масштаба при Теодоре Курентзисе — открыл сезон и объявил обновленные планы на ближайшее будущее. Из них следует, что после ухода Курентзиса и окончания карантина Пермь намерена оставаться ключевой точкой на музыкально-театральной карте — и не только в России. Принцип Дягилевского фестиваля «Удиви меня», одного из важнейших проектов Курентзиса, будет перенесен на репертуарную политику всего театра. По просьбе «Медузы» музыкальный критик Юлия Бедерова рассказывает о концептуальной стратегии Пермской оперы и ее новой жизни.

Почему уехал Теодор Курентзис

В начале лета 2019 года стало известно, что художественный руководитель Пермской оперы, дирижер, основатель оркестра musicAeterna и вместе с Виталием Полонским — одноименного хора, Теодор Курентзис досрочно разрывает контракт с театром, не оставляет подробно сверстанных планов и уезжает в Санкт-Петербург. Новость была ожидаемой и все равно очень громкой.
Причин ухода Курентзиса, о которых говорили, было несколько — от информации о привлечени театрального менеджера Владимира Кехмана к строительству новой сцены до разногласий с местными властями: на почве сверхвысоких бюджетов на постановки и скромного репертуара. Технически сложные в производстве и сборке резонансные спектакли, часто требующие участия иностранных артистов (у которых график расписан надолго вперед), не имели репертуарных перспектив; после премьеры такие постановки превращались в спектакли-призраки и исчезали из афиши.
Но основной причиной стало то, что принципы, по которым существует репертуарный театр, и взгляды Курентзиса на искусство окончательно разошлись. Именно поэтому musiсAeterna стал административно независимым оркестром, а Курентзис все реже появляется в афишах оперных домов как приглашенный дирижер — не только в России, но и в мире. Инструментальный театр Курентзиса встроен в его собственную эстетику и этику — и не нуждается в традиционных институтах.

Что осталось в Перми

Благодаря Курентзису в 2010-е годы в Перми сложилась уникальная ситуация, в которой Пермская опера оставалась пространством, где границы жанра музыкального театра размывались и распространялись далеко за ее стенами: в междисциплинарных практиках от концертов и перформансов до лекций, школ и творческих встреч, проходящих на различных городских площадках.
Вместе с Курентзисом из Перми уехала часть оркестрантов и хор в полном составе (набран новый, хормейстер — Евгений Воробьев). Но редкая в России концепция театра, выходящего за собственные институциональные и жанровые рамки, остается интеллектуальным и художественным капиталом Пермской оперы. Ее традиционно широкой образованной аудитории не нужно объяснять, что междисциплинарный, метатеатральный опыт — тоже театр.
Если ковид не перечеркнет все перспективы, то наработанную Курентзисом эфемерность и текучесть форматов (сложную смесь музыкального, театрального, акционистского и перформансистского), обычно не свойственную оперно-балетным домам в России, в Перми планируется совместить с идеей традиционного репертуарного планирования, регулярного расписания и ясной художественной стратегии.
Проект «Один на один», придуманный на карантине главным режиссером театра Маратом Гацаловым, как раз отвечает этим планам. Первый спектакль нового сезона — вечер балетов Баланчина, визитка современной Перми — сыгран 4 сентября для единственного зрителя в театре: со звонками, гардеробом и буфетом (билет стоил символические 100 рублей). Только на следующий день его показали широкой публике.

Почему публика не перестанет ездить в Пермь

Мировая театральная индустрия сейчас считает убытки от пандемии, анализирует ситуацию, вступает в эпоху экономии средств, сил и пространства, а также социальной дистанции в оркестровых ямах, залах и на сцене. Тем не менее принцип и практика культурного туризма — один из ключевых механизмов функционирования театральной отрасли — в новом постковидном мире пока еще не объявлен негодным. Более того, по мере роста спроса на внутренний туризм, театры кое-что могут и приобрести — например, новую аудиторию. Впрочем, для Пермской оперы более актуальна другая задача — не потерять старую.
Самый миниатюрный по размерам театр России в 2010-е годы стал самым крупным поставщиком театральных и музыкальных сенсаций. А опыт инновационной художественной лаборатории доказал, что в дорогостоящем сегменте оперно-балетного искусства этот самый лабораторный принцип — не маргиналия, а технология, делающая театр центром притяжения человеческих, артистических и финансовых инвестиций.

Как будет выглядеть «Оперная Пермь 2.0»

После отъезда Курентзиса труппа театра, часть оркестра и службы остались на попечении директора Андрея Борисова в прекрасном состоянии. Тем более печально выглядела перспектива превращения Пермской оперы в региональный театр местного значения, главная задача которого — обслуживать светские нужды региональных властей: таких театров в России большинство. А одной из претензий прежней пермской администрации к Теодору Курентзису была именно неспособность театра с узнаваемым в мире брэндом служить местным интересам, дескать, приезжает один губернатор к другому в гости, а в театр пойти не на что, худрука на месте как всегда нет.
С тех пор губернатор в Перми поменялся, а опера из театра одного дирижера превратилась в директорский по форме и интендантский по сути театр. Андрей Борисов из команды Курентзиса — театрально-музыкальный менеджер с кругозором и большим опытом решений нестандартных задач. На пост главного дирижера назначен Артем Абашев — много работавший в театре как дирижер-ассистент, знающий труппу и оркестр, азартный музыкант с почерком и идеями. Первым делом Абашев и Борисов устроили лабораторию исполнительского мастерства — Камерный оркестр — и таким образом развили и скорректировали сложившуюся в Перми практику двух оркестров в одном театре (при Курентзисе один состав оркестра был занят в репертуарных спектаклях, другой — в фестивальных и премьерных). На своем месте руководителя оперной труппы осталась Медея Ясониди: стилистически сфокусированное звучание пермских солистов — во многом дело ее рук.
Балетное руководство до лета этого года оставалось за балетмейстером Алексеем Мирошниченко — он импортировал в репертуар мировую неоклассику (благодаря ему на территории России кроме «Пермского Моцарта» сформировался еще один культурный феномен «Пермский Баланчин») и развивал собственную уникальную стратегию «режиссерского театра» в классическом нарративном балете (от «Щелкунчика» до «Шехерезады» с участием Дианы Вишневой).
Уход Мирошниченко летом 2020 года стал неожиданностью, но был подготовлен по невиданным в России правилам заблаговременной и корректной передачи дел. Сменщиком Мирошниченко назначен Антон Пимонов — один из самых примечательных хореографов нового поколения с Мариинской родословной (что важно для пермской труппы, которая отсчитывает свою историю от эвакуированных во время войны на Урал Кировского театра и Вагановского училища). Но что еще важнее, Пимонов несколько сезонов проработал в команде Вячеслава Самодурова в екатеринбургском театре «Урал опера балет» — и вовсе не чужой для пермской труппы.

При Мирошниченко на балетную сцену Перми выходили мировые звезды, но и сама труппа попала в пятерку лучших в России. Судя по всему, Пимонов не даст ей заскучать — распространяя екатеринбургскую эстетику, возобновляя резонансные хореографические партитуры Мирошниченко, планируя новый импорт и собственные премьеры. И здесь возможны неожиданности, связанные не только с балетной лексикой, но и с музыкой.

Какая будет музыка

Раритетные и новые партитуры остаются пермским специалитетом. В феврале 2021 года состоится премьера написанного по заказу театра сочинения Владимира Раннева, одного из самых ярких и авторитетных лидеров новой русской композиторской сцены, «Белорусские песни». А кульминация начала сезона (в конце сентября) — редкая на русских сценах оратория «Сотворение мира» Гайдна с Абашевым за пультом, новым хором, обновленным оркестром и звездными солистами (Диляра Идрисова, Надежда Павлова и другие). Духоподъемный, посвященный посткарантинной реанимации и новой жизни репертуарный выбор не отменяет привычной для Перми музыкальной планки: партитура Гайдна требует абсолютной исполнительской ясности и большой стилистической искушенности.

Как будет выглядеть уральский театральный кластер

Редкий оперный репертуар, в том числе музыка XX века, регулярно появляются не только в Перми, но и в Екатеринбурге. К слову, уральская администрация имела виды и на Абашева, но не заполучив его и отпустив Пимонова, «Урал опера балет» продолжает оставаться сильным игроком. При этом Пермь и Екатеринбург постепенно превращаются в культурный кластер, где Екатеринбург бережет репутацию репертуарного театра, а Пермь — заново выстраивает театр новейшего времени. Стратегическая концепция Пермской оперы выглядит сенсационно — стать мировым центром новой российской театральной режиссуры, выращенным на магистральном оперном материале.

Кто отвечает за перезагрузку

Новое имя в Пермской опере — главный режиссер Марат Гацалов, один из тех, с кем связана новейшая история русского режиссерского театра и вместе с ней — история новой русской композиторской музыки, больше востребованной в новой драме, чем в оперно-балетной практике. При этом Гацалов не будет единственным и безальтернативным постановщиком на пермской сцене.
В большинстве прочих российских театров, где есть должность главрежа, публика видит в основном спектакли штатного режиссерского руководства. Пермская опера представляет новую концепцию: оперная классика будет отдана самым интересным режиссерам российской новой волны с оперным опытом или без, никогда или давно не работавших на больших оперных сценах. Таким образом, Пермь перехватывает инициативу «Урала» с его «Онегиным» в постановке Дмитрия Волкострелова и обгоняет европейских игроков, которые охотятся за новыми режиссерскими именами.
Оперная индустрия неповоротлива, брать на себя смелость открывать новые имена могут не все. В ситуации катастрофического дефицита режиссерских, дирижерских, менеджерских компетенций в российском музыкальном театре в целом (вызванной не столько физическим отсутствием людей, сколько метафизикой административных опасений «как бы чего не вышло») пермские позиции и планы выглядят нестандартно, но логично. Чем вылавливать новый музыкальный театр из потоков традиционного, проще начать создавать оазис. Не сказать, чтобы эта идея выглядела идеальной, но лучше так, чем никак.


Кто будет ставить

Новая русская режиссура в Пермской опере в ближайшие два года будет представлена неординарными постановочными командами и названиями. Самая резонансная пара — режиссер Константин Богомолов и дирижер Филипп Чижевский с «Кармен» (март 2021), а самое непредсказуемое решение — режиссер новой драмы Евгения Сафонова в «Саломее» Рихарда Штрауса (конец 2021). Если Сафонова выступает на этом поле впервые, то тандем «Богомолов-Чижевский» уже работал в опере: «Триумф времени и бесчувствия» Генделя в театре Станиславского и Немировича-Данченко — в жесткой режиссерской интерпретации и в соавторстве с Владимиром Сорокиным — стал сенсацией и самым спорным спектаклем последних лет.
Главный вопрос, который предстоит решить театру, можно ли поженить государственную репертуарную машину с новой русской режиссурой и мировой оперной хрестоматией. Первые испытания назначены на октябрь: новый «Дон Жуан» взамен старого возник в планах Пермской оперы еще под влиянием Курентзиса. В конце прошлого сезона по приглашению театра он должен был вернуться в Пермь как дирижер-постановщик с карт-бланшем на выбор названия, но из-за карантина запланированная на июнь 2020 года премьера «Дон Жуана» переехала на осень, когда у дирижера уже были назначены концерты. Так что новый «Пермский Моцарт» станет чистым и беспримесным экспериментом: «Дон Жуан» выйдет в постановке Марата Гацалова и Артема Абашева.
Абашев встанет за пульт и в декабре: «Любовь к трем апельсинам» Прокофьева ставит Филипп Григорьян. Его Medeamaterial (опера Паскаля Дюсапена) в пермском театре стала одним из важнейших российских спектаклей десятых годов, но с тех пор Григорьян больше не ставил на больших оперных сценах. На конец сезона запланирована «Иоланта» в постановке Гацалова, на февраль 2022 года — «Фауст» Гуно в режиссуре Василия Бархатова, давно не работавшего в России (его возвращение выглядит как спланированная Пермью спецоперация), на лето — «Лулу» Берга в постановке Максима Диденко, задуманная еще при Курентзисе.

Когда приедет Курентзис

Он появится в ноябре в проекте «Дягилев+» в рамках нового фестиваля, затеянного к 150-летию театра (весенне-летний Дягилевский отменился, переносить его на осень театр не стал, теперь он пройдет в конце сезона 2020-2021). Фестивальную программу юбилея объявят в сентябре. У Курентзиса там будет собственный мини-проект и программа, но уже ясно, что одним из вечеров станет выступление оркестра MusicAeterna.
Очевидно, что театр глобально заинтересован в сотрудничестве с Курентзисом, вопрос лишь в сложности совмещения графиков — и маршрутов его свободной «вечной музыки» и ГБУКа «Пермский театр оперы и балета», у которого есть госзадание, премьерный календарь и амбициозный план по оживлению русского оперно-балетного театра.

===============
Фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 12:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092204
Тема| Музыка, оркестр SWR, , Персоналии, Теодор Курентзис, Патриция Копачинская
Автор| ЕЛЕНА ЧЕРЕМНЫХ
Заголовок| ВЕЧНЫЙ АВАНГАРДИЗМ, ИЛИ МОРСКОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ В ЦЕНТРЕ МАТЕРИКА
Где опубликовано| © «Музыкальная жизнь»
Дата публикации| 2020-09-20
Ссылка| http://muzlifemagazine.ru/vechnyy-avangardizm-ili-morskoe-prikl/
Аннотация| ТРАНСЛЯЦИИ



В БЕТХОВЕНСКОМ ЗАЛЕ ШТУТГАРТСКОГО ЛИДЕРХАЛЛЕ ТЕОДОР КУРЕНТЗИС ОТКРЫЛ СЕЗОН СИМФОНИЧЕСКОГО ОРКЕСТРА ЮГО-ЗАПАДНОГО РАДИО ГЕРМАНИИ КОНЦЕРТОМ К 85-ЛЕТИЮ ХЕЛЬМУТА ЛАХЕНМАНА

Юбиляр-авангардист, прославившийся изобретением «инструментальной конкретной музыки», самолично предстал на сцене: исполнил роль чтеца в своем сочинении 1992 года «“…два чувства…”, музыка с Леонардо» (на стихи Леонардо да Винчи в немецком переводе Курта Герстенберга). Что бы ни значил его посвященный учителю – Луиджи Ноно – музейный опус, дальнейшая программа повела немецкий коллектив Курентзиса в настоящее плаванье Одиссея. В узкий фарватер между Сциллой старинной музыки и Харибдой звуковой современности музыканты прошли без сучка, но с задоринкой.

Прямая интернет-трансляция позволила во всей красоте оценить навигационную прихотливость Курентзиса. Программу он сконструировал иначе, чем значилось в анонсе на сайте оркестра, но в итоге добился удивительных свойств «избирательного сродства» между авторами и эпохами настолько же далекими, насколько генетически родственными и даже необходимыми друг другу – подобно сцепке двух скал посреди средиземноморья, запечатленных слепым Гомером. После непредсказуемой, зияющей черными дырами и первобытными сгустками музыки нашего современника Лахенмана цветочной пыльцой накрыл саунд Шекспирова ровесника – Джона Дауленда Weep You No More, Sad Fountains («Не плачьте, печальные фонтаны»), а затем безо всякой паузы распахнулся портал в новейший, посвященный Лахенману опус москвича Дмитрия Курляндского Possible places для скрипки.

Звездой сочинения, написанного по заказу SWR, блистала Патриция Копачинская. Новую в сезоне 2020/2021 артистку-резидента SWR Курентзис рекомендовал слушателям с нежностью, переходящей в обожание. После первого же номера, выпорхнув на сцену в белом ангельском платье с белой маской на лице, скрипачка села на пол и дуэтом с Курентзисом пропела небесной грусти песенку Дауленда. А поднявшись, стала чудесить в Курляндском. «Возможные места»для скрипки композитор нашел в совершенно невозможном комбинировании популярнейшего струнного тембра с остальным оркестром. Капрон сольного звука, словно трепыхающиеся фалды занавеса, вздували сквознячные гулы тромбона, подшлепываемые ударом литавр. Единоборство сильфиды со скрипочкой в руках и тяжелой артиллерии ее соперников завершилось победой какой-то химии: похожий на бульканье и лопанье воздушных пузырьков в шампанском, звук скрипки возносился куда-то вверх, виртуозно и тихо-претихо торжествуя победу. Тоненький свист маленькой разбойницы-солистки стал последним штрихом в портрете ее ликующего персонажа. Трансляция позволила рассмотреть, как новейшему музыкальному деликатесу Курляндского, окропленному грациозным инструменталистским юмором, рада не только публика, но и сами музыканты.

Вместо антракта публика, рассаженная шахматно-гнездовым методом, созерцала пятнадцатиминутную работу шести сотрудников сцены, менявших локацию стульев и пюпитров. Вторую половину концерта-путешествия открыла сюита «Баталия» зальцбургского предшественника Моцарта – Генриха Игнаца фон Бибера. Вместо двух анонсированных частей камерный состав SWR залихватски-задорно исполнил все восемь. В сравнении с августовской видеозаписью той же сюиты составом из 10 человек оркестра musicAeterna (видео, посвященное дню крещения Бибера, можно посмотреть на сайте петербургского оркестра Курентзиса), штутгартцы похулиганили с виртуозом барочной музыки еще слаще. Калейдоскоп образов предстал безграничным по части воображения и киданию из крайности в крайность. Лютневые и клавесинные переборы, восхитительно жуткая какофония, пародирующая пение подвыпивших бойцов, стройные шеренги «Марша мушкетеров» – в общем, воз и маленькая тележка.

Курентзис свободно болтался по сцене, время от времени возвращаясь к работе не столько дирижера, сколько вдохновенного зачинщика всего этого барочного безобразия. Старинное, фольклорное, батальное, придворно-виртуозное – все налилось каким-то рокерским драйвом. Надо было видеть, как, изогнувшись, Копачинская «запиливает» заключительную ноту на верхней струне или бабахает по большому черному тамбурину, с которым в Рамо-гала маршировал и сам Курентзис. На фоне такого барокко очевидный авангардизм формального виновника вечера – Хельмута Лахенмана, у которого на рояле «играли» молотком, ногтем, локтями и даже гигантским опахалом рояльной крышки, по арфе водили растопыренными ладонями, а из бас-флейты и прочих духовых извлекали звук жабр доисторического водоплавающего, показался детской забавой.

Взболтав и смешав музыкальную вселенную, плаванье по ней Курентзис завершил поэтичным полотном «Анаит» итальянского гения-отшельника Джачинто Шельси. Засурдиненные тромбоны, гулкая и яркая, как луч света в подводном царстве, красота наплывающих друг на друга аккордовых стай – весь этот даже до середины не считываемый слухом «список кораблей», как бурлак веревку, на себе тянула тонкая и выносливая скрипка Копачинской. С нею звуковой караван, словно в морском мареве, проплыл мимо нас, удалившись за линию двух книжкой схлопывающихся горизонтов. Эти горизонты лишь условно можно назвать «музыкой прошлого» и «музыкой настоящего», потому что все, звучавшее на концерте, обернулось усильем очень честного, очень живого и бесконечно захватывающего действия. Отличное качество трансляции (режиссер – Неле Мюнхмейер) позволило не упустить ни одной подробности непостижимой и все же воздухом сквозь пальцы просачивающейся галактики звуков, где чистой музыки было не более чем на час пятнадцать минут, а открытий и острых ощущений, кажется, хватит на всю оставшуюся жизнь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 3:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092205
Тема| Музыка, Опера, театр «Санктъ-Петербургъ Опера», Персоналии, Юрий Александров
Автор| Евгений Хакназаров
Заголовок| Режиссер Юрий Александров: «На нашем „Крыме“ не оттоптался только ленивый»
О том, легко ли быть патриотом, доверять ли Лукашенко и как выживать театру в эпоху ковида

Где опубликовано| © Новая газета
Дата публикации| 2020-09-22
Ссылка| https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/22/87191-rezhisser-yuriy-aleksandrov-na-nashem-kryme-ne-ottoptalsya-tolko-lenivyy
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

У петербургских любителей музыки театр «Санктъ-Петербургъ Опера» давно на особом счету. Посещение особняка фон Дервиза — само по себе эстетический аттракцион. Здесь можно услышать оперные раритеты, даже аудиозаписей которых в Сети не сыскать. Возглавляет камерный авторский театр Юрий Александров — тот самый, что поставил в 2014 году спектакль «Крым».

СПРАВКА
Юрий Александров — оперный режиссер, народный артист России. Многократный лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая маска» и высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит». В 1987 году основал камерный театр «Санктъ-Петербургъ Опера». Поставил более 250 спектаклей в Мариинском и Большом театрах, в Метрополитен-опере, театре Ла Скала, на Арена ди Верона и других.

— Юрий Исаакович, для камерных театров, каким является «Санктъ-Петербургъ Опера», карантин стал особым испытанием: маленькая сцена, небольшой зал, неизбежное падение доходов. А ваши спектакли, как правило, еще и очень дорого оформлены. Как вы выживаете?

— Из всего нужно извлекать позитив. Ковид дал возможность остановиться, оценить и позитивные, и негативные тенденции, которые всегда есть в живом коллективе. 2 июля мы вернулись к работе. В графике стояли спектакли, но мы их играли без публики — в костюмах, со светом, в декорациях, только без грима. И два месяца так жили. Мы обновили почти все спектакли, ввели много молодежи. Я очень волновался. Потому что леность заложена в русском характере — лежать на печи, а щука решит все твои проблемы. А в опере так не бывает. Надо поймать сто щук, и хорошо, если хоть одна заговорит по-человечески. Мне как режиссеру эпидемия позволила спокойно подготовиться к постановке нескольких опер. Одна из них — «Электра» Рихарда Штрауса, неожиданный материал на нашей сцене, мы никогда не пели немецкую экспрессивную музыку. Потом «Русская тетрадь» Гаврилина — мы ее планировали поставить в этом году, но все сместилось. До Нового года мне нужно выпустить три оперы в других театрах. В московской «Новой опере» пойдет «Кармен».

— Думаете, «Кармен» может удивить москвичей?

— Я всегда говорю молодым коллегам: если у вас нет яркого решения, концептуального — сделайте умный спектакль. Чтобы люди не чувствовали себя в дураках. Если рядом с вами художник-единомышленник, который оденет спектакль в добротные театральные одежды, это уже большой результат. Я, например, долго избегал «Травиаты». Придя еще в Кировский театр, впервые столкнулся с этой оперой и возненавидел ее. Передо мной был бессмысленный костюмированный полуконцерт, и мне казалась, что это просто кондовая опера. Прошли годы, и я понял, что «Травиата» гениальна. Просто она была засалена равнодушными руками. И у нас родился очень нетривиальный спектакль.

Сегодня поставить историческую оперу дороже и сложнее, чем оперу из секонд-хенда, как мы это называем. Этот минималистский общеевропейский стиль — скажем, смокинги и чемоданы с долларами, тут можно петь и «Дон Жуана», и «Золото Рейна», да что угодно. Эдакий спектакль-унисекс. Это придумали не режиссеры, а интенданты и директора, потому что можно из секонд-хенда одеть весь спектакль в цену одного исторического костюма! Но не надо при этом надувать щеки и говорить: современно! Тряпки и аксессуары никогда не делают спектакль современным, а извратить его идею могут вполне. Одна уважаемая критикесса как-то сказала: «Слушайте, в Мариинском театре поставили „Бориса Годунова“. Вы должны посмотреть!» И я пошел: строительные рабочие, генералы в папахах, проститутки, Годунов в костюме-тройке и шапке Мономаха — весь джентльменский набор. На мой вопрос, что же я должен понять, мне ответили: «Ну это же Путин! У него часы на правой руке!»

— Зато такая образность экономна. Меньше расходов — больше касса.

— У нас в зале из-за требований Роспотребнадзора будет не 170, а 85 человек. И мы до последнего не будем поднимать цены на билеты. Наш театр держит нишу общедоступного. Наша публика, как раньше говорили, – итээровская, люди, мягко говоря, среднего достатка. За тридцать лет они к нам привыкли, они нам преданы, и мы отвечаем им тем же. Потом, наш театр никогда не жировал. Нам всегда выдавали по копеечке. Этот особняк мы, государственное учреждение, ремонтируем третий десяток лет. Я был вынужден уйти из Мариинского театра, где проработал 27 лет, чтобы стать директором и перекрыть все возможные каналы хищений. Ремонт для лихоимцев — самое милое дело.

У нас тоже есть спектакли с небольшим бюджетом. Например, при поддержке президентских грантов было поставлено несколько опер, среди которых «Не только любовь» Щедрина. Декорации замечательные — пять балок и видео. Но театр получил за него массу наград, а сам Щедрин и Плисецкая сказали, что это лучшая постановка, и они были счастливы, что мы вернули это произведение в общероссийский репертуар. Такие вещи с холодным носом делать нельзя. Мы часто рискуем и берем сочинения с подмоченной репутацией. «Октябрь» Вано Мурадели. Говорят, написано к съезду. Ну и что. А я считаю, что это выдающийся композитор. Мурадели просто остался в тени Хачатуряна. А на самом деле — мелодист, потрясающий оркестровщик.

— Если говорить про подмоченную репутацию, то тут вам сразу припомнят наделавший шума «Крым». Не жалеете, что поставили?

— На «Крыме» не оттоптался только ленивый, а публика, между прочим, плакала в зале. Мы — как театр сегодняшнего времени. Несмотря на декоративный внешний вид, мы не золотая клетка и обязаны реагировать на то, что происходит вокруг. Когда тема Крыма зазвучала, я понял, что мы должны обязательно откликнуться! Нисколько не жалею, что поставил его. Ведь наш театр еще и человеческая школа. Сейчас понятие патриотизма пытаются скомпрометировать. Но я патриот. И после «Крыма» я поставил «Молодую гвардию» Юлия Мейтуса, потому что замечательная музыка. Я воспитан как классический музыкант. Если для меня музыка неинтересна, никто меня не заставит ставить это сочинение. Для артистов «Гвардия» стала уникальной возможностью сыграть не отвлеченных графьев и маркизов, а своих сверстников, мальчишек и девчонок, которые ради идеи жертвовали жизнью.

— Значит ли это, что вы готовы поставить оперу про сегодняшние события в Беларуси?

— Эта страна мне не чужая. Именно там я начинал свой творческий путь. Это было золотое время расцвета искусств в республике при министре культуры Юрии Михневиче. И я понимаю жителей, вышедших на улицы. Считаю, что для России будет большой ошибкой и в дальнейшем доверять Лукашенко, считая его своим. Никакой он не свой!

— То, что вы поддерживаете государственную политику, не сделало вас нерукопожатным? У вас много зарубежных партнеров, которых при слове «Крым» передергивает.

— Так случилось, что в составе делегации я оказался в Сыктывкаре на открытии нового здания театра оперы и балета. Мы сидели за одним столом с Мединским и Медведевым и обсуждали происходящее. Я встал и сказал: у нас премьера спектакля «Крым», которую мы готовим с большим энтузиазмом. Раздал программки — мертвые глаза. И у Мединского, и у Медведева. Как будто я сказал, что хочу поставить «Снегурочку». Я рассчитывал на какую-то реакцию. В Петербурге мне говорили доброжелатели в кулуарах: не надо, Юрий Исаакович, у вас такой успешный театр! Чего вы лезете в политику? Я не в политику лезу, я просто не могу не высказаться. Я считаю, что Крым был, есть и будет нашим, российским. Но в общем итоге — никакого резонанса. На премьеру были приглашены люди из Москвы. Никто не приехал. Можно подумать, что все театры их завалили этой тематикой. Абсолютное равнодушие. Белые вареные глаза.

Зато отреагировала публика. На премьеру «Крыма» пришел огромный мужик в вышиванке и с чубом! Я напугался и на всякий случай вызвал охрану. Судя по его виду, он был готов устроить скандал, но, видя общий настрой в зале, тихо ушел.

Если говорить о рукопожатности за границей — мы не боимся гастролировать в сложных регионах: в Таллине, Риге, Варшаве. Иногда у театра стояли пикеты. «Отдайте Крым!» А кончалось все продолжительными аплодисментами. Зал стоял, и публика не уходила. Сейчас мы опять готовим гастроли в Польше, Эстонии, Венгрии, Сербии. Это необходимо — сегодняшняя традиционная дипломатия в тупике. А народная — очень важна. Это тоже миссия нашего театра.

— А молодежь, ученики не разбегаются от ваших «крымских» экспериментов?

— После триптиха «Крым» — «Молодая гвардия» — «Октябрь ..17» наш коллектив только вырос. Когда я затевал театр, я хотел создать коллектив с особой атмосферой — без зазнайства, без звездных болезней, без халтуры! Поэтому неудивительно, что наши артисты востребованы на ведущих площадках — от Мариинки и Большого до Метрополитен-оперы и Ковент-Гардена. Иногда слышу — вам не жалко отпускать своих артистов в другие театры? Конечно, вопрос болезненный. Но в этом и отличие «Санктъ-Петербургъ Оперы», ибо на смену придут ребята еще лучше, в театр вольется новая кровь.

Это факт — Россия обладает огромным вокальным и артистическим потенциалом. Другое дело, что плохо учат. Вообще, Петербургская консерватория — отдельный разговор. То, что в ней происходит, — катастрофа. Раньше она была лидером. Сейчас это провинциальная заброшенная история. Ушли личности, которые держали высочайший уровень. А консерватория погрузилась в бесконечный ремонт, на котором можно погреть ручки. И сейчас мы сильно отстаем от Москвы. Я полтора года возглавлял режиссерский факультет, и мне не удалось переломить равнодушие, которое царит в консерватории. Но равнодушие — это вообще тот фактор, который погубит оперу. Раньше была реакция на любую постановку. Теперь, если театр не умеет организовать критику, все падает в Лету без единого всплеска.

Когда я приезжаю в какой-то город за границей, меня окружает масса людей, сидят студенты, которые смотрят репетиции, критики, и ?[эти люди] сопровождают меня целый месяц. Здесь я репетирую сложнейший спектакль. Оповестил режиссерский факультет — ко мне не пришел ни один студент. Студенты консерватории не ходят в филармонию. Мы в свое время пробирались через крышу, через женский туалет попадали в Большой зал филармонии, когда выступали Исаак Стерн, Артур Рубинштейн, Святослав Рихтер. Сейчас ничего подобного. Нынешние студенты уткнулись в компьютер! Изменилось все: время, место, смысл. Все упростилось до циничности, когда качество можно подменить скандалом. Если не будет хороших оперных спектаклей, через двадцать лет у нас не будет публики. В опере своя демографическая яма — ?[виноваты] лихие девяностые, когда не играли детского репертуара и выживали за счет пошлятины и обнаженки. Сейчас к нам приходят папы и мамы с детьми, и по их открытым ртам и детской реакции вижу, что они первый раз в опере.

— К слову, в ваших постановках тоже немало моментов, связанных с эротикой, а то и сексом.

— Кто-то написал, что у Александрова в спектакле обязательно должна быть постельная сцена. Постель — это сложный и волнующий процесс. Иногда он связан с романтикой и красотой тела, иногда — с насилием и жестокостью, а иногда — с комической ситуацией. Это кульминация отношений мужчины и женщины. Партитура оперы «Электра» очень сложная. Рихард Штраус взялся за сочинение, потому что был потрясен текстом Гофмансталя. В опере есть длинноты — много рассуждений и повествования. Сегодняшней публике это трудно воспринимать, и надо искать второй, третий, четвертый план, который удержит ее внимание. Поэтому в спектакле параллельно сцене Ореста и Электры, готовящих убийство матери, идет чистая и невинная роденовская сцена прикосновений к девушке, готовой отдаться первому встречному пастуху, потому что она хочет детей! И только зритель определит, чего больше в этой сцене: эротики, горечи или боли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 5:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092206
Тема| Музыка, Опера, Воронежский театр оперы и балета, Платоновский фестиваль, Персоналии, Ольга Перетятько, Григорий Шкарупа
Автор| Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Заголовок| Звезды оперной сцены на Платоновфесте рассказали, как относятся к скандальным постановкам
В Воронеже выступили Ольга Перетятько и Григорий Шкарупа

Где опубликовано| © "КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА В ВОРОНЕЖЕ"
Дата публикации| 2020-09-22
Ссылка| https://www.vrn.kp.ru/daily/217185/4291255/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Ольга Перетятько
Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ


20 сентября в Воронеже в рамках десятого Платоновского фестиваля прошло представление «Звезды мировой оперы». В театре оперы и балета выступили известные во всем мире сопрано и бас - Ольга Перетятько (она поет в берлинской Дойче-опере, венецианской Ля Фениче, миланской Ла Скала, мадридском Театро Реал, Большом и Мариинском театрах, а также в нью-йоркском Метрополитен опера) и Григорий Шкарупа (солист Берлинской оперы, приглашенный солист Большого театра). Из-за ситуации с коронавирусом именно этот концерт пережил постоянные пертурбации: партнер Ольги менялся три раза! Из-за закрытых границ в Воронеж не смог прилететь баритон Альфредо Даза, вместо него планировал выступить баритон Мариинки Владислав Сулимский, но за пару дней до концерта он подхватил коронавирус. Выручил представление супруг Ольги Перетятько – Григорий Шкарупа. Сами они уже успели переболеть ковидом, когда были в Берлине.

- Ковид поменял все планы концерта. Владислав Сулимский позвонил мне два дня назад и сказал, что заболел. И мы не знали, что делать: то ли срочно нужно искать замену, то ли я пою одна, а это тяжело. На днях мы выступали в Сочи с Григорием, и я сказала: давай вместе выступать. Партнеров, конечно, стараешься подбирать тех, которых ты уже знаешь, с которыми спелся в буквальном смысле, - улыбается Ольга. - Мы подумали, как можно расширить программу, очень непросто найти репертуар для сопрано и баса, но мы нашли несколько дуэтов. Некоторые фестивали хотят программу полегче. Но Платоновский фестиваль – это серьезно, поэтому, конечно, нужно было придумать что-то соответствующее! Мы споем арии из оперы Глинки «Руслан и Людмила».

ЕСЛИ ВЛАДЕЕШЬ ТЕХНИКОЙ, ОНА СПАСАЕТ

- Как вы заботитесь о голосе?


Ольга Перетятько: - Конечно, все базируется на технике. Если есть техника, она тебя и спасет. Приходилось петь в любом состоянии, потому что заменить было некем. Сейчас-то я думаю, что нужно было отменить. Потому что себе дороже. Потому что есть люди, которые ждут не дождутся, когда к чему-то можно будет придраться… На самом деле, нужен режим: больше сна, без алкоголя, как у спортсменов. Потому что певцы – они те же атлеты. Связки - те же мышцы, нужно держать себя в тонусе! Я не пою, когда просыпаюсь, просто пробую связки: если смыкаются, значит все хорошо, а если что-то не так, то уже начинается корректура: чуть-чуть больше кофе, контрастный душ, пробежка. И невозможно стать вегетарианкой и петь в таком количестве. Я все перепробовала и поняла, что на орехах далеко не уеду. Мне нужно мясо, белок. Но, может, когда-нибудь это изменится.

- Как научиться слушать серьезную музыку?

О.П.:
Главное – понять, с чего начать. Почитать о произведении. Сейчас есть даже подкасты о том, как полюбить оперу, именно для начинающих. И лучше начать, условно говоря, с Верди, а не с Вагнера. Чем больше людей смогут посещать театр и слушать классическую музыку, тем лучше. Начинать нужно со школы. В Швейцарии и Германии приводят детей не на спектакли, а на репетиции, где мы хохочем, шутим, где они видят, как все это создается. Тогда уже совсем другое отношение появляется.

Григорий Шкарупа: - Еще можно начать с Пуччини: зритель поймет, о чем идет речь, и его захватит сюжет. А к каким-то операм действительно нужно подготовиться, даже музыкантам и людям с музыкальным образованием, либретто прочитать обязательно нужно.


Григорий Шкарупа
Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ


В ГЕРМАНИИ БОЛЕЕ СКАНДАЛЬНЫЕ ПОСТАНОВКИ, ЧЕМ В РОССИИ

- Сейчас в тренде универсальные артисты, которые не просто поют, но имеют навыки драматической игры. Как вы к этой тенденции относитесь?

О.П.:
- У нас опера разделилась на периоды до Каллас и после. Она как раз была первой поющей актрисой, открывала незнакомые названия. И после этого стандарты поменялись. Если ты можешь больше, чем просто петь, то будешь более успешен. Я считаю, наше поколение уже делает больше. Мы ушли от специализации, когда поешь три партии всю жизнь и все. Нам тяжелее, конечно, чем раньше. Но это объективная реальность: все меняется: и мир, и опера.

- Как вы считаете, нужны в оперной классике эксперименты, провокации на сцене?

Г.Ш.:
- К сожалению, мы теряем классическую форму оперной постановки. И если в России сохраняются какие-то традиции, слава богу, нужно за это держаться. Конечно, нужен новый взгляд, но нельзя терять культуру. А в немецких театрах, к сожалению, теряют культуру многие режиссеры. Чем скандальнее поставят спектакль, чем больше там будет какой-то грязи, пошлости, тем это больше ажиотажа вызывает. А этого режиссера потом позовут и в другие театры. Мне кажется, этого нужно избегать, потому что опера и классическая музыка должна гармонизировать нас, воспитывать, а не принижать. Вокруг и так много грязи, хочется прийти на спектакль и выйти оттуда воодушевленным, очищенным, с улыбкой, с приятными эмоциями, а не в подавленном, депрессивном состоянии. Конечно, нужно адаптировать оперу так, чтобы молодое поколение приходило в театр, а не обходило его, как что-то сложное. Нужно адаптировать, но не опускаться до низкого уровня.

О.П.: - Я думаю, должен быть выбор. Есть постановки, которые поднимают острые темы, и это хорошо. И есть люди, которые хотят пойти в театр за скандалом. В оперном театре, в принципе, тяжело что-то переделать. Там история должна быть рассказана. У меня были случаи, когда мы ругались с режиссерами во время новых постановок. Когда меня просят сделать что-то этакое, я говорю: «Я так не умею, можете показать?». И, как правило, все нормализуется.

ПИАНИСТ УСНУЛ И СВАЛИЛСЯ В ПАРТЕР

- Были у вас курьезы во время выступлений?

О.П.:
- Постоянно, главное – не начать смеяться, не расколоться… В детском хоре Мариинского театра был случай. Там обычно неудобные туфли бывают, историческое все, тяжелое. А певица уже была в возрасте и когда она выходила со сцены, снимала сразу туфли и надевала розовые тапки с помпонами. И однажды, выходя на сцену после антракта, она забыла переобуть туфли и вышла в этих тапках. На сцене творилось что-то невероятное – все практически ржали в голос. Причем она сразу даже не поняла. А еще был момент, в Амстердаме пели «Турок в Италии». Там была оркестровая яма и помост через нее, где стоял клавесин, который играл во время речитативов. А их было мало, и пианист скучал. Мы поем дуэт любовный и слышим страшный грохот с правой стороны. Оказывается, пианист уснул. Я вижу, как он падает, цепляется за клавесин. Причем у него было два варианта: упасть в оркестровую яму на кого-то из оркестрантов и убить собой, либо упасть в партер и там чуть-чуть меньше повредиться. Вот он упал в партер. Это длилось секунд пять, но нам, как в замедленной съемке, казалось, что прошло пять минут. И потом он вылезает и показывает большой палец, мол, все окей. Мы не могли успокоиться, это был веселый спектакль, конечно.

- У классических пианистов часто спрашивают, могут ли они сыграть «Мурку». А вы можете спеть что-то эстрадное, из репертуара Баскова или Валерии, к примеру?

О.П.:
- Мы, конечно, можем больше, чем поп-музыканты. Если у них отобрать микрофон, то «до свидания». А мы можем и без микрофона, и эстрадное. Все наше обучение строится на том, чтобы озвучить огромный зал нашими двумя связками. В принципе, мы такие супермены. А с Валерией мы общаемся. У нее хорошее джазовое образование.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 10:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092207
Тема| Музыка, VII Транссибирский арт-фестиваль, La Sindone Арво Пярта, Новосибирский академический симфонический оркестр, Персоналии, Валентин Урюпин, Андрес Мустонен, Вадим Репин
Автор| Дина Якушевич
Заголовок| Распечатывая тишину
ПРЕМЬЕРА АРВО ПЯРТА НА ТРАНССИБИРСКОМ ФЕСТИВАЛЕ

Где опубликовано| © Colta
Дата публикации| 2020-09-18
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/25432-prervannyy-transsibirskiy-festival-2020-prodolzhilsya
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


© Александр Иванов / Транссибирский арт-фестиваль

В Новосибирской филармонии после полугодового перерыва продолжился прерванный пандемией Транссибирский фестиваль. Его художественный руководитель Вадим Репин и Новосибирский академический симфонический оркестр под управлением Валентина Урюпина сыграли изысканную программу, которая сложилась в целостный кристалл, несмотря на разность представленных в ней стилей и настроений. Символично, что «распечатывало тишину» премьерное исполнение Арво Пярта — главного певца и поэта тишины. Его произведение «La sindone» («Плащаница») — посвященный Вадиму Репину и Андресу Мустонену ремейк оркестрового сочинения 2006 года. Его премьера должна была стать одним из центральных событий весеннего Транссибирского фестиваля. Но весной все сложилось известным образом — часть концертов была перенесена, часть переведена в онлайн. Перерыв в концертной жизни во многом стал фатальным, но не для этой программы: похоже, она только выиграла от отсрочивших ее обстоятельств, выгодно встроившись в череду юбилейных концертов — несколько дней тому назад Арво Пярту исполнилось 85.

Восхитило, с какой легкостью разнонаправленные композиторские устремления образовали в этой программе связный ряд событий человеческой жизни. В преддверии трагических откровений Пярта и пассионарных высказываний Четвертой симфонии Шумана цикл Мориса Равеля «Моя матушка-гусыня» взял на себя изображение детства: свежие и стройные созвучия — как в недоумении поднятое младенческое лицо. Валентин Урюпин, сотрудничество с которым Вадим Репин неоднократно называл одной из главных своих удач, трактует эту легкость безукоризненно точно; Новосибирский оркестр под его управлением демонстрирует великолепную форму.
Но детство конечно. Свежесть сменилась трагизмом «Пассакалии» для скрипки и оркестра Пярта — графическим звуковым жестом, изображающим мерный путь по иссушенной Голгофе. Скрипичные вариации развертываются над тяжелым шагом ostinato. Скелет «Пассакалии» конкретен и наг, нот, как сказал Вадим Репин на пресс-конференции, мало, и потому исполнять их невыразимо трудно.

По существу, добавление сольной партии в оркестровую партитуру последовавшей затем «Плащаницы» играет важную концептуальную роль: выражение высокой скорби требует героя, требует освидетельствования происходящего. Что такое Плащаница, если не главный символ человеческой горечи? Происхождение Туринской плащаницы, размышления о которой лежат в основе этого сочинения, может быть каким угодно: расследования лишь запутывают сюжет, предлагая трактовать возникновение лика на ткани, в которую был обернут Спаситель, то одним, то другим способом. Пярт не вопрошает. Он делает проявление, пропечатывание лица на полотне зримым и процессуальным. Центрифугальное развертывание тематизма постепенно, стежок за стежком вышивает образ. В кульминационный момент оркестрового tutti лик проявился, но катарсиса не последовало — тема слишком горькая. Потрясение лишь оттеняется тонким вибрафонным мерцанием безразличных к происходящему небесных сфер.

Завершившая программу небольшая Четвертая симфония Шумана вернула нас в человеческую деятельную эмоциональность — но уже на новом, зрелом уровне. Валентин Урюпин предложил неожиданную интерпретацию, апеллируя к «Юпитеру» Моцарта, — это был настоящий высокий классицизм без каких-либо сентиментальных условностей и театра флорестанов и эвзебиев. Мир на наших глазах перевернулся и возродился гармонично и стройно, поражая все новыми гранями и возможностями.

Прямо перед карантином устроители фестиваля волевым усилием осуществили несколько концертов, которые во многом стали провидческими, — онлайн были исполнены Пятая Бетховена и Трио Шостаковича памяти Соллертинского. Бетховенская «тема судьбы» звучала в конце марта сверхактуально, специально таких соответствий и не выдумать. Эта резонирующая с происходящим в мире высокая трагедийность теперь обернулась классицистски-светлым обновлением жизни, очистительным торжеством. Радостно здесь не только возобновление нормальной концертной деятельности, по которой все ужасно соскучились (овация только вышедшему на сцену и не издавшему еще ни ноты оркестру — яркое тому свидетельство). Радостно то, как тонко иногда получается у провидения расставлять некие важные точки отсчета.

Дальнейшая история фестиваля будет разворачиваться на протяжении этой осени: будем надеяться, что всем его намерениям на этот раз суждено будет реализоваться без помех.

===========
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 10:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092208
Тема| Музыка, Опера, Балет, фестиваль Earlymusic, "Солисты Екатерины Великой", "Санкт–Петербургский балет Анджолини", Персоналии, Клаус Абромайт, Вера Чеканова, Данила Ведерников, Андрей Решетин, Мария Крестинская
Автор| Ольга Комок
Заголовок| Мелодрама, фехтование и немного офлайна: чем удивит фестиваль Earlymusic–2020
Где опубликовано| © dp.ru
Дата публикации| 2020-09-21
Ссылка| https://www.dp.ru/a/2020/09/21/Melodrama_fehtovanie_i_ne
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Инсайдеры говорят, что городские власти поддержали главный российский фестиваль старинной музыки Earlymusic при одном условии — что он пройдёт онлайн. Оксюморон: аутентистское предприятие, 23 года занятое поисками живой, передающейся из уст в уста и из пальцев в пальцы музыкальной правды, которая скрыта за неполными и неточными записями двух–, пяти– или восьмивековой давности, должно состояться в записи.

Однако из каждого обстоятельства можно извлечь пользу. В коронавирусном 2020–м все события Earlymusic’a будут доступны в любой точке земного шара, оснащённой интернетом, стоит лишь зайти в назначенный день и час (да хоть бы и в любое другое время по окончании трансляций) в группу фестиваля "ВКонтакте" vk.com / earlymusicfest. Фестивальная политика последних лет получает логическое объяснение: предъявлять миру продукцию собственного производства становится по меньшей мере разумно, а по большей — практично, ибо границы по–прежнему на замке. Теперь даже самые ворчливые меломаны, избалованные былыми россыпями звёзд исторического исполнительства, не могут пенять на отсутствие гастролёров. В четырех онлайн–трансляциях (одна из которых — в трех частях) Earlymusic представит и уже привычные фестивальные жанры — барочный балет и поэтические чтения с музыкой, — и диковинные штучки. Например, застолье времён императора Павла I и мелодраму.

Мелодрамы конца XVIII века — не то что нынешние мыльные оперы, хотя любовных драм, слёз и разбитых сердец и в них хватало с избытком. Жанр придумал сам Жан–Жак Руссо: в 1770 году он разбавил свою небольшую монопьесу "Пигмалион" музыкой, да так, чтобы оркестр не аккомпанировал пению, а вторил каждой строчке драматической декламации. Эксперимент возымел бешеный успех во всех европейских столицах. В 1775 году чешский композитор на службе у тюрингских герцогов Георг Антон (Йиржи Антонен) Бенда написал так называемую дуодраму на прозаическую переработку поэмы Генриха Вильгельма фон Герстенберга "Ариадна на Наксосе" по тому же рецепту: строчка текста — "строчка" музыкального комментария. Странный альянс музыки и драмы вызвал уважительный интерес у Моцарта и Бетховена, "Ариадна на Наксосе" и другие мелодрамы Бенды (включая "Пигмалиона" Руссо, к которому тот написал новую музыку) ставились по всей Европе на протяжении первой трети XIX века и лишь потом сошли на нет.

Вот эту–то дивную вещь Earlymusic и приберёг для онлайн–открытия 29 сентября. Виртуальная постановка будет сниматься в пустынном индустриальном антураже "Севкабеля". Исполнитель роли Тесея, немецкий хореограф–аутентист Клаус Абромайт, появится на аудио– и в фотографиях, укрупняющих каждый его барочный жест. Ариадна — сопрано Вера Чеканова, которой петь отнюдь не придётся, — выступит живьём, благо её соло занимает две трети всей дуодрамы. Комментировать стенания брошенной Тесеем Ариадны и живописать то, как она падает со своей скалы, испугавшись молнии, будут "Солисты Екатерины Великой" в квартетном составе (партитуру для квартета в своё время переложил сам Бенда).

1 октября фестиваль отпразднует день рождения Павла I стразу тремя трансляциями из Гатчинского дворца. Помимо обязательного чтения любовной лирики Кантемира и Ломоносова с произношением XVIII века (в 15:00) в Гатчине разыграется целый пир (в 17:00). Барочный актёр и режиссёр Данила Ведерников — по совместительству ещё и знаток старинной французской и русской кухни и даже практикующий шеф–повар. Готовить на видео он вроде бы не предполагает, но об искусстве сервировки, порядке подачи блюд и их рецептах расскажет всё, превратив лекцию в костюмированный спектакль с музыкальными интерлюдиями.

Стартует гатчинский марафон почти спортивными играми. В 13:00 состоится первый раунд "Фехтования смычком", а 7 октября в 19:00 в Меншиковском дворце воспоследует раунд второй. Барочные скрипачи Андрей Решетин и Мария Крестинская выйдут на ринг "без прикрытия" в сольном виртуозном репертуаре. Решетин будет играть за север Европы и Россию с сонатой Хандошкина и опусами И. С. Баха и шведа Ю. Х. Румана. Мария Крестинская выступит за итальянский клуб: в своём новом диске она исследует, как романтик Паганини черпает приёмы и идеи у виртуозов–предшественников от Локателли до Тартини. В состязании солистов она, несомненно, станет опасным соперником своему бывшему наставнику Решетину.

И напоследок — самое интересное: 10 и 11 октября в Эрмитажном театре состоятся вполне живые, реальные офлайн–показы второй редакции барочного балета "Союз Ветра и Моря". Постановку Клауса Абромайта 2017 года возвращает к жизни и переосмысливает Константин Чувашев — руководитель фестивальной труппы "Санкт–Петербургский балет Анджолини". Его вариации на темы сюиты Юхана Хельмиха Румана Golovinmusiken должны стать уже не россыпью коротких танцевальных этюдов на такие тёмные темы, как рождение Эроса из мирового яйца или вытаскивание на берег медузы, а одой самому Петербургу. Главное, конечно, что на новый спектакль можно прийти — стоит лишь раздобыть билет. Всё остальное, включая онлайн–трансляцию балета 11 октября, можно смотреть, не вставая с диванов, и, разумеется, бесплатно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2020 10:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092209
Тема| Музыка, ансамбль «Студия новой музыки», Персоналии, Елена Фирсова, Дмитрий Смирнов, Александр Кнайфель, Виктор Суслин, Вячеслав Артемов, София Губайдулина, Эдисон Денисов, Николай Каретников, Николай Сидельников
Автор| Владислав Тарнопольский
Заголовок| Невграните о Ненавсегда
ТРИ ТЕЗИСА О ЖИВОПИСИ И МУЗЫКЕ ЭПОХИ ЗАСТОЯ ПО СЛУЧАЮ СЕГОДНЯШНЕГО КОНЦЕРТА «СТУДИИ НОВОЙ МУЗЫКИ»

Где опубликовано| © Colta
Дата публикации| 2020-09-21
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/25440-vladislav-tarnopolskiy-nenavsegda-studiya-novoy-muzyki-kontsert-komentariy
Аннотация|

I.
Как известно, недавно в Международном совете музеев (ИКОМе) зафиксировали уже свершившееся в институциональной практике, предложив переопределить функцию музея, сместив акцент «с объект-хранения на музей как общественный институт». В связи с этим интересно вернуться к вопросу, спровоцированному выставкой «Ненавсегда» и вызвавшему широкую полемику, — уместно ли выставлять в музеях «плохое» искусство.

Безусловно, Третьяковская галерея по своему положению принципиально отличается от трехзначного числа других московских галерей и, открывая путь в свои залы тем или иным художникам и работам, несет «ответственность перед историей». С другой стороны, если двигаться в обозначенном русле и понимать музей как пространство не только истории искусства, но и истории культуры, если речь не о постоянной экспозиции, а о выставке, то ответ — выставлять «плохое» искусство однозначно можно. Более того, с такого рода проблематизаций, собственно, и начинается кураторская работа, этим она отличается от работы над «дистиллированной» антологией.

Впрочем, положительный ответ на этот предварительный вопрос сам по себе не предопределяет успеха или провала конкретной выставки (не стану сейчас углубляться в то, что в истории искусства провал — это ненавсегда и часто он оборачивается успехом). Я воспринимаю Новую Третьяковку как ярко выраженное site-specific пространство. Причем речь не только о безликих залах ЦДХ, на редкость подходящих и привыкших к экспозиции «официального» искусства эпохи застоя (вернувшегося «в родную гавань» в канун реконструкции). Спецификой этого пространства являются его публика и ее накопленные ассоциации с именем Третьяковки. Так, у условного посетителя «сложных» выставок «Гаража» (aka выставка Лифшица) или V-A-C (aka «Генеральная репетиция») есть своего рода «прививка» остраненного критического восприятия. На худой конец, публика воспринимает подобные выставки как что-то экспериментальное, зато «инстаграмоемкое» (aka Йоко Оно). Но в Новой Третьяковке самые большие очереди — вовсе не на «Дар Марата», а на «проверенную классику в проверенном музее» — на Верещагина, Репина и Поленова. А конкретно в эти дни посетители «Ненавсегда» — это в том числе и люди, которые придут на выставку «Русская сказка» с подзаголовком «Приключение для всей семьи».

Предположу, что немалая часть посетителей будет воспринимать увиденное искусство буквально (может, сделав небольшую скидку на официоз в самом первом, брежневском, зале). И «плохой» они могут объявить ту часть экспонатов, которую профессионалы — участники развернувшейся полемики считают «хорошей». И они дословно повторят озвученный в ФБ-баталиях иронический вопрос: «А где же маэстро Глазунов?» — но вот только наполняя его искренним недоумением.

Не музей вообще, а именно Третьяковка обладает свойством Мидаса — Дюшана: превращать все выставленное в «хорошее» искусство. И здесь возникает ключевой вопрос — вопрос о комментарии. Упрекать выставленные работы можно многие и за многое (в этом, наверное, и смысл выставки), но вот экспозицию как таковую можно упрекнуть разве что в том, что она в недостаточной степени «навязывает дискуссию партии» — так сказать, «народному фронту» широкой публики. Деление по сюжетно-тематическим залам и относительно небольшие настенные комментарии лишь приоткрывают тему, а сама необходимая дискуссия «спрятана» в публичной программе, платном аудиогиде и едва ли очень популярных после пандемии экскурсиях.

II.
Поднятые выставкой «Ненавсегда» вопросы действительны не только для визуального, но, пожалуй, для любого искусства эпохи застоя. Музыка — не исключение, а яркий пример автономного сосуществования и частичного взаимодействия разных концептуально-эстетических полей.

Эпоха полураспада Советского Союза в музыке характеризовалась полуцензурой — сочинения композиторов знаменитой «хренниковской семерки» (Елена Фирсова, Дмитрий Смирнов, Александр Кнайфель, Виктор Суслин, Вячеслав Артемов, София Губайдулина, Эдисон Денисов), скорее, игнорировались официальной культурой, но все-таки не тотально. Оркестровые программы Геннадия Рождественского, Московский молодежный композиторский клуб Григория Фрида, отдельные концерты фестиваля «Московская осень», появившегося на излете эпохи застоя, визиты в Москву Булеза и Кейджа — это исключения, не опровергающие правило, но все же иллюстрирующие наличие в нем определенных «форточек».

Один из самых ярких примеров пресловутого «полу-» — полуофициальный статус в Московской консерватории Эдисона Денисова. Родоначальник самой яркой композиторской школы рубежа ХХ–XXI веков — нет — не мог иметь свой официальный класс композиции, но — да — был штатным преподавателем и вел индивидуальные занятия по инструментовке (где, собственно, и мог заниматься композицией со всеми желающими студентами).

Деление композиторов той эпохи на «официальных соцреалистов» и «авангардных нонконформистов», несмотря на кавычки и требуемые уточнения в каждом из этих определений, в целом довольно безусловно. Но столь же безусловно и то, что это деление (по крайней мере, в музыке) никак не может быть абсолютным — «чистых» случаев почти не бывает, особенно если вести речь о ранних периодах творчества. Даже самый бескомпромиссный авангардист, развивавший идеи и принципы нововенской школы, Николай Каретников до 30 лет писал более конвенциональную музыку и был «официально» признан (его балеты «Геологи» и «Ванина Ванини» и оратория «Юлиус Фучик» ставились в Большом театре). С другой стороны, Родион Щедрин, ставший позднее композитором более традиционного толка, в середине 1960-х выступал как вполне авангардный автор (Вторая симфония, Второй фортепианный концерт, а в Первом концерте он выступил чуть ли не как главный продолжатель идей Стравинского).

Существовал и традиционный для России «третий путь», равно далекий от официоза и от авангарда, представленный, например, в творчестве Николая Сидельникова — в частности, в его неофольклорных опусах: «Сокровенны разговоры», «Русские сказки» (были, впрочем, и другие версии «третьего пути»). Разумеется, есть и «особый путь» Владимира Мартынова, провозгласившего вслед за Фрэнсисом Фукуямой конец музыкальной истории — по крайней мере, в ее композиторско-опусном формате. Впрочем, ход истории и развитие композиторской музыки пока что показывают преждевременность этих утверждений, и Фукуяма свою ошибку уже признал.

Учитывая всю эту «цветущую сложность», ансамбль «Студия новой музыки», будучи несомненным приверженцем авангарда той эпохи, постарался в концерте-комментарии к выставке «Ненавсегда» избежать жесткого разделения музыки на «ту» и «эту» и сфокусировать внимание на градациях. В программу мы намеренно включили те сочинения «традиционалистов», которые можно отнести к числу явных художественных удач, и те сочинения композиторов советского андеграунда, в которых только лишь намечаются новые направления поисков их авторов. Да и жестко звучащее название «Невграните», в сущности, уже само по себе тематизирует зыбкость. Обращение к «традиционной» позднесоветской музыке оказалось для нас парадоксально новаторской практикой — некоторые из вошедших в программу композиторов не исполнялись «Студией новой музыки» за 27 лет существования ансамбля ни разу.

III.
Едва ли многие советские цензоры (по крайней мере, до позднебрежневского периода) мыслили себя тормозами истории — напротив, проект советской утопии и порожденные им цензурные органы сперва всерьез стремились, а затем декларировали стремление к прекрасному будущему (как сказал бы вышеупомянутый экс-политтехнолог Марат Гельман, «счастье не за горами» — но вот почему-то все время отдаляется вместе с горизонтом).
Любые времена — ненавсегда. Но принципы вечны. И иногда фактическим тормозом развития невольно выступают те, кто верит в свою прогрессивность и особую миссию. И дело не в том, что, например, практически всем арт-СМИ и культурным медиа афишного типа концерт-дискуссия о «Ненавсегда» оказался заведомо неинтересен (хотя это тоже вполне любопытный, пусть и не слишком удивительный, прецедент). Но в том, что большинство копродукций музыкантов и художников сегодня оказываются сугубо внешними, когда стороны подчас не хотят (не хотелось бы верить, что не могут) понять творческие мотивации друг друга. А партнеров для взаимодействия чаще выбирают не столько по содержательным аспектам — для чего было бы необходимо чуть подробнее изучить ландшафт другого вида искусства, — сколько по принципу более-менее случайного знакомства. В результате во многих вроде бы междисциплинарных проектах есть наложение двух не всегда подходящих друг другу слоев; однако часто не случается их диффузии.
Но критерием успешного диалога является не его формальное наличие, а все-таки его качество. Сегодня же есть ощущение, что культура дискуссии ушла не только из парламента, но и из той творческой среды, которая могла бы вырабатывать ее язык. Иначе говоря, по сути, мы цензурируем сами себя: художники — музыкантов, а музыканты — художников. И все вместе обделяем наши потенциальные содержательные диалоги и по-настоящему прорывные проекты. Мне кажется, это есть новый тип застоя — интенсивно бурлящий застой внутри интенсивной бурляще-застойной эпохи.

…Будучи преподавателем критики в Московской консерватории, я обычно говорю студентам, что не стоит заканчивать статью словами «хочется надеяться» и «в общем». В общем, хочется надеяться, что эта ситуация — невграните и ненавсегда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 24, 2020 11:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092401
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Екатерина Губанова
Автор| Александра Дегтярева
Заголовок| НАБРАТЬСЯ ТЕРПЕНИЯ И МЫСЛИТЬ ПОЗИТИВНО
Где опубликовано| © Журнал "Leaders Today" 7 [182], стр. 74-75
Дата публикации| 2020 сентябрь
Ссылка| https://leaderstoday.ru/pdf/2020_7.pdf#page=78
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Екатерина Губанова объявлена лауреатом престижной российской оперной премии Casta Diva в номинации «Певица года». Состоится ли праздничный концерт, посвящённом этому событию, и как мировая опера пережила пандемию?



Екатерина Губанова
оперная певица, меццо-сопрано, выступает в известных оперных театрах, в числе которых Метрополитен-oпера, Ла Скала, Ковент-Гарден, Баварская государственная опера, Венская государственная опера, Берлинская государственная опера, берлинская Дойче-опер, Лирик-опера в Чикаго и мадридский Театро Реал


LT: После долгого затишья мировая опера начинает оживать, Италия одной из первых стала возобновлять концерты. Как вы себя чувствовали, вновь выходя на сцену после пандемии? Соскучились по публике?

ЕКАТЕРИНА ГУБАНОВА
: Я испытала совершенно особенные ощущения. Одним из первых концертов, на котором я выступила после пандемии, был гала-концерт «Звёзды оперы» в Вероне. Это было настоящее чудо! Представление на «Арена ди Верона» было организовано на высочайшем уровне. Акустика там просто восхитительная, и несмотря на то, что слушатели соблюдали необходимую дистанцию, арена вместила большое количество людей. Отклик был замечательный, было видно, как публика соскучилась по опере. В концерте приняло участие много именитых звёзд, для меня было честью выступать вместе с ними. Благотворительный концерт «Марио Касси и друзья» в Ареццо, посвящённый поддержке семей, пострадавших от коронавируса, тоже прошёл прекрасно.

Вы подаёте достойный пример, помогая другим в такое непростое время. Получил ли благотворительный концерт тот отклик, на который вы рассчитывали?

Насколько я знаю, результат концерта Марио Касси превзошёл все ожидания. Не стало помехой и то, что накануне мероприятия испортилась погода: всего лишь за два дня температура воздуха с тридцати шести градусов упала до семнадцати. Но холод не отпугнул людей, места, отведённые для зрителей, были заполнены. Артисты прекрасно спели. Нам удалось собрать много средств, которые пошли на благотворительную помощь.

А как обстоят дела в других странах? Как мировые театры пережили период пандемии?

Каждый театр, каждое государство справляются с этой проблемой по-своему. Даже внутри одной страны для различных регионов действуют различные предписания по поводу того, как осуществлять работу в тех или иных сферах. Следующий интересный дебют у меня должен состояться в Берлине, и я надеюсь, что к декабрю всё наладится. А вот в Америке дела сейчас обстоят абсолютно ужасающе, вирус свирепствует, а тревожная политическая обстановка только всё усугубляет. Театры в США финансируются не за счёт государства, а на спонсорские средства, поэтому с деньгами у них тоже сейчас проблемы. Метрополитен-опера в Нью-Йорке отменил всю осеннюю программу. В октябре я должна была исполнять партию Брангены в постановке «Тристан и Изольда», но сейчас постановка отменена. Мадридская королевская опера возобновила сезон постановкой Джузеппе Верди «Травиата». На мой взгляд, они показали достойный пример того, как театр может продолжать безопасно осуществлять свою деятельность. Всё было продумано до мелочей и очень грамотно организовано. Чтобы поскорее вернуться к работе, мировые театры могут взять на вооружение их опыт. А нам пока предстоит набраться терпения, ждать и надеяться на лучшее. К сожалению, ещё до коронавируса многие театры Европы, особенно в Италии, испытывали финансовые трудности. А во времена кризиса, не являясь насущной потребностью, опера и вовсе отошла на задний план. Правительство вливает ресурсы в другие, более значимые сферы — медицину, образование. Но всё же ещё остались театры, в которых поддерживается достойный уровень несмотря ни на какие невзгоды, например, престижнейший Ла Скала в Милане откроет сезон уже в сентябре.

А как вы переживали локдаун, трудно ли было несколько месяцев быть вдали от сцены?

Должна сказать, что по сцене я сильно не скучала, ведь для людей моей профессии провести время дома с семьёй — это удивительная удача. С тех пор, как я начала учиться и впервые уехала из России в 2000 году в Хельсинки, я крутилась как белка в колесе: двадцать лет безостановочной работы и переездов! Даже подумать страшно! Конечно, какой-то отпуск бывал, но очень разрозненно, не дольше пяти-шести дней подряд. А тут несколько месяцев тишины и покоя. Я всегда стараюсь мыслить позитивно, поэтому расценила этот период, как прекрасную возможность отдохнуть и открыть в себе новые способности. Например, я начала печь сладости, в основном торты. Раньше меня это не особо увлекало, да и сказывалось отсутствие свободного времени, а во время карантина я с таким вдохновением погрузилась в эту сферу, практически каждый день радовала близких вкуснейшими и красивыми десертами. Теперь я планирую иногда приносить домашнюю выпечку на работу, угощать коллег и работников театра перед премьерой. Так что это умение мне точно пригодится в будущем. Да и если всё съедать самой, можно поправиться, а я стараюсь всегда держать себя в форме. Поэтому, помимо приготовления десертов, в период вынужденного отдыха от концертов я активно занималась йогой, которая стала для меня замечательным открытием.

Всегда было интересно, какую музыку слушают в свободное время оперные певицы?

Я слушаю довольно мало музыки, прежде всего то, что мне надо выучить. В ближайшее время меня ждёт четыре совершенно новых оперы, поэтому во время локдауна, когда нельзя было выходить на улицу, я учила оперу Рихарда Вагнера «Лоэнгрин», а она очень объёмная. Для меня прослушивание классической музыки — это целый ритуал, я отношусь к ней с трепетом и огромным уважением. Если звучит классика, я должна сесть и быть внимательной, ни на что не отвлекаться, не жевать и не заниматься посторонними делами. А вот в качестве фона я включаю рок или поп, особенно люблю группы Queen и Depeche mode, их мелодии часто звучат у меня в наушниках во время пробежки.

В марте по мнению жюри российской оперной премии Casta Diva вы были названы «Певицей года». Насколько это было ожидаемо и значимо для вас?

Эта премия стала для меня просто фантастическим сюрпризом, я совершенно не ожидала от России такого внимания к себе, ведь моя жизнь и карьера на 99% сосредоточены за рубежом. Поэтому вдруг получить признание от жюри такой престижной премии — невероятный подарок. Я очень горжусь, что мою работу заметили в России, это чрезвычайно приятно.

17 октября вы примете участие в церемонии награждения премии Casta Diva, какое произведение исполните? Будет ли ждать публику сюрприз на бис?

Сейчас мы живём в довольно непредсказуемое время, но я надеюсь, что праздничный концерт состоится, но, к сожалению, невозможно ничего уверенно обещать. Программа пока до конца не утверждена. Но сюрприз от меня обязательно будет, даже не на бис, его впишут в программу, помимо этого я спою что-то, что очень-очень люблю. Одно могу сказать точно: для меня это будет радостный концерт. Я буду выступать на одной сцене с удивительно талантливыми людьми перед прекрасной публикой.

Планируете ли вы когда-нибудь приехать в Сибирь?

Я бы с удовольствием приехала в Сибирь. Это такой многогранный и богатый культурно-исторический регион, что я надеюсь, мне удастся когда-нибудь его посетить. К большому сожалению, я пока у вас не была, но много раз слышала от коллег замечательные отзывы о новосибирской опере.

Сейчас сложно ставить долгосрочные цели на будущее, но всётаки какие творческие планы вы хотели бы реализовать?

Да, трудно говорить о далёких перспективах, но я стараюсь мыслить оптимистично. Помимо анонсированной постановки «Лоэнгрин», которая состоится в Берлине этой зимой, мне предстоит дебютировать в опере «Сельская честь» Пьетро Масканьи. Я думаю, партия Сантуццы должна прижиться в моём репертуаре, поэтому жду не дождусь выхода на сцену. Также зимой должна быть «Каприччио» в Париже. В марте запланирована постановка «Русалка» в Метрополитен-опере, в мае — «Адриана Лекуврёр» во Флоренции, летом — «Тангейзер» в Байройте. К сожалению, я не могу пока говорить о театрах, которые ещё не анонсировали программу, тут нам всем надо набраться терпения и верить в лучшее.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 4 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика