Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-09
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Ср Сен 02, 2020 11:46 pm    Заголовок сообщения: 2020-09 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090201
Тема| Музыка, Опера, Зальцбургский фестиваль, Персоналии, Хельга Рабль-Штадлер, Чечилия Бартоли
Автор| Сергей Ходнев
Заголовок| Спасибо, что вечно живой
Зальцбургский фестиваль-2020 подвел итоги

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №157 от 01.09.2020, стр. 8
Дата публикации| 2020-09-01
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4474862
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Reuters

Завершившийся Зальцбургский фестиваль отрапортовал о кассовых и других результатах. Последние противоречивы: с одной стороны, катастрофичное падение доходов и огромные непредвиденные расходы. С другой — фестиваль, хотя еще в начале лета в этом можно было сомневаться, все-таки состоялся и все-таки кое-как отпраздновал собственное столетие. Рассказывает Сергей Ходнев.

За последние годы Зальцбургский фестиваль зарабатывал в среднем около €30 млн за лето (€29,7 млн в 2016-м, €30,3 млн в 2018-м, €31,2 млн в 2019-м). В этот раз чистый доход составил только €8,7 млн. Всему виной, понятно, пандемия. Если несколько прошлых фестивалей собирали по 220 тыс. зрителей (в 2019-м даже и все 230 тыс.) из примерно 80 стран мира, то летом 2020 года фестивальные мероприятия собрали в Зальцбурге только 76,5 тыс. человек; количество представленных стран, как можно было предположить, упало до 39.
Да к тому же пришлось аннулировать 180 тыс. билетов, а значит, и вернуть за них деньги. Учитывая зальцбургские билетные расценки, это совсем не безделица — общим счетом €24,5 млн, из которых только небольшую часть (€5,4 млн) зрители собрались вложить в билеты на следующий фестиваль. Предлагалась на сей раз и возможность оставить эти компенсационные деньги фестивалю в качестве добровольного пожертвования, но ею воспользовались не очень многие, судя по итоговой сумме таких пожертвований (€500 тыс.).
А еще панические сроки, в которые пришлось верстать новую программу, сверять ее с купленными и некупленными билетами, сноситься с исполнителями, придумывать на ходу стратегии и механизмы возврата денег покупателям, которые были рассредоточены по всему миру (причем у некоторых в качестве контактных данных значился в фестивальных базах только физический почтовый адрес); а еще сайт, который в июле периодически не выдерживал наплыва желающих разобраться со своими билетами.
В общем, вирус скомкал все, что только можно. Хотя в итоге за 30 фестивальных дней состоялось 110 событий, включая 53 концерта и 12 оперных представлений, но и те были не без компромиссности. Антрактов не делали, ватерклозеты закрыли, продолжительность представлений, соответственно, сократили. Если в «Электре» Рихарда Штрауса купюр делать при этом не пришлось, то «Cosi fan tutte» Моцарта шли в серьезно адаптированной версии, на что в «здоровое» время руководство фестиваля, разумеется, и под пытками не согласилось бы.
Но, с другой стороны, что было делать? Отмениться совсем? В год его собственного столетия Зальцбургскому фестивалю, который в первой половине ХХ века и так хлебнул лиха, психологически это было бы отчаянно тяжело. Уж лучше, поддерживая кое-как собственную исключительную репутацию, было стиснуть зубы и выдержать удар — что фестиваль и сделал, насколько смог. А триумфы, юбилейные торжества и обычную праздничность перенести на следующий год: авось вопрос санэпидбезопасности наконец снимется с повестки дня.
На том и порешили: многолетний президент фестиваля Хельга Рабль-Штадлер, когда-то намеревавшаяся уйти в отставку в 2020-м, как только будет отпраздновано столетие, останется теперь еще на один год. На своих местах и вся остальная руководящая команда, а с Чечилией Бартоли, которая заведует зальцбургским Pfingstfestspiele, «младшим братом» летнего фестиваля, контракт на днях продлен уж до 2026 года.
А пока Зальцбургский фестиваль выступил (чего не делал, кажется, как раз сто лет) с большим манифестом о своих творческих приоритетах. Обещаны забота о европейских культурных ценностях, открытость для молодежи, попечение о мире, терпимости и гуманизме, приверженность хозяйственному процветанию города и земли Зальцбург. И все-таки чуть ли не более заветными тут кажутся слова о «вызовах цифрового мира» и о необходимости противостоять «идеям необузданной технической воспроизводимости» искусства. Очевидно, стратосферический взлет этой самой «необузданности», когда карантинная публика мириадами смотрела спектакли в интернете,— проблема ничуть не менее тревожная для передовых менеджерских голов, чем сам коронавирус.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Ср Сен 02, 2020 11:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090202
Тема| Музыка, Опера, Балет, Пермская опера, Дягилевский фестиваль, Персоналии, Марат Гацалов, Артём Абашев, Филипп Григорьян, Константин Богомолов, Филипп Чижевский, Алексей Мирошниченко, Теодор Курентзис, Аскар Абдразаков, Медея Ясониди, Дмитрий Зоркин, Евгений Воробьёв, Антон Пимонов, Елена Шерстнёва, Андрей Борисов, Полина Булдакова, Надежда Павлова
Автор| Юлия Баталина
Заголовок| Дягилевский фестиваль превращается в юбилейный
В Пермском театре оперы и балета прошёл сбор коллектива

Где опубликовано| © «Новый компаньон»
Дата публикации| 2020-09-02
Ссылка| https://www.newsko.ru/news/nk-6080705.html
Аннотация| ПЛАНЫ НА СЕЗОН



Событие традиционное, ежегодное, но нынче прошло не вполне форматно. Во-первых, все говорили о здоровье: призывали труппу беречь себя и коллег, при симптомах респираторного характера в театр не приходить, делать прививки от гриппа и вообще думать о себе. Во-вторых, мероприятие затянулось аж на два часа, а в-третьих, главный режиссёр Марат Гацалов решил выступить с заявлением о смысле жизни театра, которое он вынашивал, видимо, все девять месяцев своего пребывания на должности в Перми.

Гацалов говорил о том, что постмодернизм, столь плодотворный в конце ХХ века, изжил себя, и требуется построение нового идеологического концепта для искусства и в частности для театра. Он призывал относиться к театральному репертуару как к художественному целому, чтобы в нём не возникало случайных заголовков, выбранных, потому что есть актриса подходящего типажа или режиссёру просто захотелось; а к репертуару одного года — как к целостному спектаклю, выстроенному по законам драматургии. У всего, что делается в театре, должны быть логические причины, иначе такой театр не может называться серьёзным, считает Гацалов.
К сожалению, полноразмерный манифест режиссёру произнести не дали: аккуратно призвали к пониманию того, что осветительные и пошивочные цеха могут быть и не в курсе дела, а у артистов сегодня ещё репетиция. Тем не менее, Гацалов уверен, что творческий коллектив должен действовать в определённой логике, и он намерен эту логику излагать на репетициях оперы «Дон Жуан», которые начинаются с третьего сентября.
«Дон Жуан» станет первой оперной премьерой сезона. Она намечена на октябрь, за пультом — главный дирижёр театра Артём Абашев. В декабре режиссёр Филипп Григорьян с тем же Абашевым ставят «Любовь к трём апельсинам» Прокофьева, весной Константин Богомолов и дирижёр Филипп Чижевский предъявят свою версию «Кармен», а в самом конце сезона, на планируемом Дягилевском фестивале должна состояться премьера «Иоланты» в постановке Гацалова и Абашева. Эту работу они посвящают двум юбилеям — 150-летию театра и 180-летию Петра Ильича Чайковского.
Вообще, сезон под номером 149 будет в театре юбилейным: ведь 150 лет ему исполняется уже в этом ноябре, так что идею генерального директора театра Андрея Борисова отмечать юбилей на протяжении двух лет стоит признать логичной.
Главным событием первой половины сезона станет большой юбилейный фестиваль, который пройдёт в ноябре. По задумке руководства театра это будет парад приношений театру его нынешних и недавних руководителей: Алексей Мирошниченко предъявит возобновлённые одноактные балеты «Шут» и «Вариации на тему рококо», Теодор Курентзис и его коллектив MusicAeterna готовят фестиваль в фестивале — трёхдневный «Дягилев +», его презентация готовится отдельно, — а Марат Гацалов покажет «Дон Жуана».
Борисов анонсировал в рамках ноябрьского фестиваля ещё один симфонический концерт, который проведёт новый главный приглашённый дирижёр. Его имя пока не оглашается для широкой публики, но, по нашей информации, речь идёт о представителе европейской страны и поколения сорокалетних, музыканте с богатой биографией, из известной семьи, сотрудничавшем с дирижёрами ранга Клаудио Аббадо.
Есть ещё одно интересное назначение, и тоже пока безымянное: Андрей Борисов объявил, что в стадии заключения — контракт с новым солистом оперной труппы, известным российским певцом. «Это будет сенсация», — пообещал директор театра.
В качестве приглашённой звезды в «Дон Жуане» выступит Аскар Абдразаков в роли Лепорелло, — это уже информация от руководителя оперной труппы Медеи Ясониди.
Наконец, ещё одно новое назначение — музыкант Дмитрий Зоркин отныне является директором оркестра.
Аплодисментами и радостными выкриками труппа приветствовала главного хормейстера Евгения Воробьёва, который представил новых певцов хора (их много) и объявил, что во второй половине сезона пройдёт большой концерт — презентация хора, для которого современный автор специально пишет новое сочинение.
Новый художественный руководитель балетной труппы Антон Пимонов был суховат и конкретен. Представил новых артистов труппы (их тоже много), причём чувствовалось, что он уже хорошо с ними знаком, и кратко огласил главные балетные события сезона. Открывается театра балетами Джорджа Баланчина «Аполлон Мусагет» и «Серенада», 19 сентября театр показывает «Баядерку» жюри «Золотой маски», затем начинается работа с Алексеем Мирошниченко над возобновлением «Шута» и «Вариаций на тему рококо» и подготовка к премьере уже практически готовой «Анюты», которая, как и планировалось, будет показана на открытии конкурса «Арабеск» 24 октября.
Первая полноценная балетная премьера планируется на весну. Это будет балетный вечер, куда кроме уже существующих «Вариаций на тему рококо» войдут «Польский бал» из оперы Глинки «Иван Сусанин» в варианте 1939 года из Мариинского театра (ставить его будет бывшая солистка Мариинки Елена Шерстнёва) и одноактный балет на музыку концерта для фортепиано с оркестром Александра Черепнина. Это будет первая авторская работа Пимонова с труппой, и он уже начал её обсуждение с Артёмом Абашевым.
Завершился сбор труппы очень необычно: Андрей Борисов сообщил, что за время, пока театр вёл чрезвычайно популярные онлайн-трансляции, он получал множество писем от поклонников, в том числе адресованные определённым актрисам. Один из таких поклонников прислал деньги на букеты для балерины Полины Булдаковой и певицы Надежды Павловой. Павловой на сборе труппы не было, а Полина свой букет получила.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 03, 2020 5:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090301
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Ильдар Абдразаков
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Ильдар Абдразаков: «Опера выстоит, потому что она живая»
Где опубликовано| © «Санкт-Петербургские ведомости» № 157 (6755)
Дата публикации| 2020-09-03
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/ildar-abdrazakov-opera-vystoit-potomu-chto-ona-zhivaya/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Всемирно известный бас Ильдар Абдразаков на время карантина и после него остался в России со своей большой семьей. В августе он должен был дебютировать в титульной партии в опере «Борис Годунов» Мусоргского на Зальцбургском фестивале, но премьеру перенесли. Зато он впервые представил эту роль в нашем городе - в концертном исполнении под управлением маэстро Валерия Гергиева на фестивале «Звезды белых ночей». И это стало главным событием фестиваля. О том, как нужно играть, чтобы тебе поверили, Ильдар АБДРАЗАКОВ рассказал музыковеду Владимиру ДУДИНУ.


ФОТО Сергея БОБЫЛЕВА/ТАСС

- Вы опровергаете известный стереотип о том, что оперные певцы _ слабые актеры... Вы так убедительно передали и через пение, и через актерскую игру состояние царя Бориса накануне его гибели!

- Таковы мои ощущения: будто все происходит в последний раз. А как еще можно сыграть смерть? Честно говоря, не знаю, не смогу дословно объяснить, я так это чувствую. Эту партию поют и баритоны, но, когда за дело берется бас, она слушается совсем по-особому, низкие обертоны в этой роли очень важны. Благодаря им она звучит красивее и богаче. Здесь главное - правильно синхронизироваться, чтобы актерское мастерство и голос шли вровень. Если переиграешь, будет не очень интересно слушать, как поешь, скажут: «Завывает». Если недоиграешь, может быть скучновато. Нужно искать золотую середину и думать о персонаже, о том, что сейчас ты на сцене - Борис.

Я готовил партию Бориса прежде лишь однажды с иностранным режиссером Иво ван Хове в Парижской опере Бастилии. Эта партия стала моей любимой ролью наряду с «Аттилой» Верди и «Мефистофелем» Бойто. Когда я раньше спрашивал у своих зарубежных коллег-басов, какая партия у них самая любимая, все называли не короля Филиппа и не Вотана у Вагнера, а русского царя Бориса. Меня это удивляло. Теперь я их прекрасно понимаю. Мусоргский написал эту партию очень эмоционально, в ней есть и добро, и злость, и жалость, и молитва - и все это уживается в одном персонаже. Разнообразие красок в партии впечатляет.

- Маэстро Гергиев помогал острее чувствовать музыку?

- Он шел навстречу. Я начинал петь пиано, он тут же «убирал» оркестр, а если чувствовал, что я иду вперед, - чуть ускорял оркестр. Гергиев - это большой мастер. На сцене он творит чудеса, к тому же он великий аккомпаниатор. Мы во время концертного исполнения «Бориса Годунова» практически не видели друг друга, но он слышал, как я беру дыхание. Я даже не оглядывался на него, будучи абсолютно уверенным, что маэстро пойдет за мной.

- У вас пятеро детей. Ваше положение многодетного отца как-то отразилось на трактовке партии Бориса в сценах с дочерью Ксенией и сыном Федором?

- Конечно, это было не просто условно оперное общение. Я представлял Ксению и Федора своими кровными детьми, смотрел на них глазами близкого родственника, обнимал по-настоящему, без дистанции.

- Ваша большая семья восхищает. Это идет от башкирской традиции?

- Да, мы, башкиры, гостеприимные, любим жизнь, любим жить с размахом, делаем все для того, чтобы и нам, и тем, кто с нами рядом, было комфортно. Приходишь домой и слышишь: «Папа пришел!». Дети кидаются на шею, обнимают, целуют. Младшему сыну Амиру три месяца исполнилось... Сын Владимир окончил хоровое училище им. Глинки, собирается поступать на звукорежиссера, не на композицию, хотя песни пишет, создает аранжировки... Дети дают такую положительную энергию, хочется дальше работать, ты понимаешь, ради чего все делаешь.

- А как складываются судьбы у ваших «детей» в Академии музыки Елены Образцовой, которой в этом году исполнилось пять лет?

- Недавно состоялось прослушивание онлайн, чтобы в сентябре, если будет возможность, послушать ребят живьем. У нас должны были состояться и праздничный концерт, и фестиваль, и премьера постановки, но все перенесли на следующий год. Наши студенты либо продолжают учебу, например, в программе Аткинс, существующей на базе Мариинского театра, либо учатся у нас просто для себя, у кого уже есть другие профессии. Мы не консерватория, не «курсы повышения квалификации». Кого-то из тех, кто мне понравился, поддерживаю я. Например, баритона Сергея Кайдалова, которого забрали в программу молодых артистов Венской оперы. Сейчас одна наша меццо-сопрано готовится к прослушиванию в Мариинский театр.

- В чем слабость у совсем юных поколений певцов?

- Есть немало ребят с хорошими голосами, которым только нужно подсказать, направить, выбрать правильный репертуар. Чтобы сразу не бросались на тяжелые арии при прослушиваниях в театр. Подходят ко мне и говорят: «Зачем я буду это петь, это непоказательно». На это я отвечаю: «Спокойно. Для тебя лучше спеть это, чем надрываться в тяжелой арии». Голосистых ребят в России много, и дай бог, чтобы к этому прибавилось немного души, сердца и ума. А мы им поможем.

- Карантин принес вам еще один дебют - в качестве ведущего, даже балетного эксперта, на проекте «Большой балет» для телеканала «Россия - Культура». Интересно было?

- Если бы не карантин, я был бы в это время в Зальцбурге и репетировал «Бориса Годунова». «Большой балет» стал для меня настоящим экспериментом. Мне сразу это показалось интересным, тем более что свободного времени было достаточно, к тому же мне нравится осваивать новое. Мы, оперные солисты, работаем с балетными в одном здании - в театре оперы и балета. К сожалению, я не так часто хожу на балет, а хотелось бы больше смотреть и узнавать об этом виде искусства. На записи первого эфира, когда члены жюри начали давать свои оценки, я услышал очень специфическую терминологию. Но телевидение - это многомиллионная аудитория, и я почти уверен, что 95% не понимают, о чем они говорят. Я нашел такую нишу, чтобы общаться именно с той 95%-ной аудиторией, от лица которой и задавал простые, даже элементарные, вопросы на обычном человеческом языке. Но к третьему, четвертому эфиру я уже стал понимать, как сделан тот или иной арабеск, как прокручено фуэте, что не так с батман тандю. Моя соведущая Света Захарова учила меня разбираться. Также я теперь знаю, что такое «пятак» или «утюг». Поначалу все участники для меня танцевали блестяще, но чем дальше, тем больше я стал понимать и придираться. Но где я еще не сумел разобраться, так это в современном танце. Это сложно.

- В современном танце зачастую и сами его создатели не могут разобраться...

- Это правда. Словом, «Большой балет» - очень захватывающий проект, который скоро выйдет на телеэкраны.

- Фонд поддержки молодых певцов Ильдара Абдразакова выпустил во время карантина еще и проект на Art Space - дискуссионный форум, в котором приняли участие российские и зарубежные участники из разных сфер - от образовательной до театральной. Обсудили состояние дел в резко изменившемся мире.

- Мне кажется, получилось интересно. Не только нам, музыкантам, очень важно понять, как будет развиваться ситуация в мире культуры. В состоявшихся диалогах мы услышали немало важного.

- Что же нас ждет?

- Новые постановки Мариинского театра, постепенное открытие остальных театров и филармоний, разумеется, с соблюдением всех санитарных норм и с рассадкой в шахматном порядке. На сцене мы стараемся держать дистанцию, в оркестре все строго, хотя эмоции, когда ты взаимодействуешь с партнером, могут перехлестнуть.

- Насколько грозна цифровая реальность, не просто «предлагающая свои услуги», но бесцеремонно захватывающая, в частности, оперный мир?

- На самом деле это страшно. При первом моем выступлении после паузы дело было организовано так, что я должен был петь в маленький экран айфона. Непривычен и неуютен был факт, что ты поешь не в зале, где есть кому поддержать тебя аплодисментами, как мы привыкли. Мы не можем без взаимной отдачи, когда ты - в зал, а оттуда тебе такой пинг-пинг живыми мыслями, живым дыханием, не говоря уже о живой акустике. Можно слушать запись, но звучание шепота или шороха во время прослушивания не отрегулируешь, а это очень важно. Для того существует театральный зал, где только и можно ощутить разницу между тремя форте или пятью пиано. Это очень сложно выстроить на аппаратуре.

Опера выстоит, потому что она живая. Мы, певцы, должны чувствовать зал, общаться со зрителями. Даже если они сидят в масках, но пусть это будут живые зрители. Адреналин в онлайн пропадает, а для певца он очень важен.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 157 (6755) от 03.09.2020 под заголовком «Сыграть, чтобы поверили».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 03, 2020 5:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090302
Тема| Музыка, Опера, V Международный дальневосточный музыкальный фестиваль «Мариинский», Персоналии,
Автор| Александр МАТУСЕВИЧ
Заголовок| На другом конце России: В Приморье завершается Мариинский фестиваль
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2020-09-03
Ссылка| https://portal-kultura.ru/articles/theater/328584-na-drugom-kontse-rossii-v-primore-zavershaetsya-mariinskiy-festival/
Аннотация| Фестиваль



Во Владивостоке проходят последние дни V Международного дальневосточного музыкального фестиваля «Мариинский», который стартовал 14 августа.

Форум длится почти месяц, в чем, безусловно, сказывается масштабность мышления его художественного руководителя, маэстро Валерия Гергиева. Приморская сцена Мариинского театра, где проходят события фестиваля, приготовила к празднику несколько премьер — оперных, балетных, концертных. В частности, с успехом прошли первые представления балета «Тысяча и одна ночь» Фикрета Амирова, а ближе к финалу музыкального марафона припасено первое обращение в Приморье к масштабной опере-эпопее Сергея Прокофьева «Война и мир».

Самыми, пожалуй, важным и долгожданными для приморцев событиями фестиваля являются визиты самого маэстро во главе его фантастического оркестра из петербургской Мариинки, а также солидного десанта солистов из города на Неве. Именно на мастерство коллег из «головного коллектива» равняются певцы и музыканты приморского филиала, а привозимые программы, как правило, предполагают совместное музицирование. Например, как было в этот раз: хор Приморской сцены, оркестр из Северной столицы, главные партии исполняют питерские солисты, а второстепенные — местные.

В этом году визит Гергиева был короче, чем обычно. Планы смешала пандемия: дальневосточный фестиваль проводится параллельно «Звездам белых ночей» в Петербурге, в то время как раньше смотры следовали один за другим, что давало возможность Приморью услышать большее количество программ и артистов. Тем не менее, за три дня маэстро и его «команда» подарили владивостокцам четыре полноценных оперных вечера, привезя интересных солистов и совершенно нетривиальный репертуар. Стремительность визита и сжатые сроки его проведения создавали для петербургских гостей поистине экстремальные условия, однако практически все с честью справились с трудностями, выдав по максимуму своих талантов.

Полноценной театральной премьерой «от Гергиева» стал вердиевский «Дон Карлос»: во Владивосток переехала постановка Юрия Александрова 1999 года, которую в Петербурге заменили в 2012 году версией Джорджо Барберио Корсетти. Сравнения между спектаклями явно не в пользу новичка: минималистичная, скучноватая и анемичная работа итальянца становится смотрибельной только при наполнении неординарным вокалом, как, например, на прошлых «Звездах белых ночей», когда в партии угрюмого короля Филиппа выступил великий Ферруччо Фурланетто. А стародавний спектакль Александрова, восстановленный для Приморья Сергеем Лукиным, до сих пор смотрится эффектно: мастерски решенные массовые сцены, филигранно проработанные рисунки ролей центральных персонажей, одновременно строгая и по-барочному пышная сценография Теймураза Мурванидзе вкупе с роскошными историческими костюмами Татьяны Ногиновой — все работает на то, чтобы произвести впечатление.

Музыкальное исполнение усиливает эффект: сумрачная партитура самой совершенной из испанских опер Верди у Гергиева и его оркестра звучит философски глубоко. Подарком приморцам стало исполнение партии короля Филиппа мировой знаменитостью — выдающимся башкирским басом Ильдаром Абдразаковым, чей монарх поражал не только царственностью и роскошным тембром, но и пением очень нюансированным, тонким, неплакатным. Мужской состав был близок к идеалу: первоклассное бельканто и сильную актерскую игру демонстрировал Владислав Сулимский в партии Родриго ди Поза, а скорее светлый, с металлическим отливом тенор Сергея Скороходова в титульной партии прекрасно оттенял голоса партнеров. С дамами пока не все так блестяще: Юлии Маточкиной партия Эболи пока сильно на вырост (верхи не получаются, мелкая техника далека от идеала), а Ирина Чурилова (Елизавета), при всей красоте и объемности голоса, с позиционной подозрительностью верхних нот справляется через раз.

Помимо спектакля петербургские гости привезли три концертных исполнения опер. «Огненного ангела» только что возобновили в Петербурге (знаменитую, нашумевшую в свое время постановку Дэвида Фримана) и во Владивосток пожаловал первый премьерный состав: Елена Стихина предстала обжигающей Ренатой, с красивым чувственным голосом, и абсолютно безумной, как и полагается по роману Брюсова; Рупрехт Евгения Никитина брутален и благороден, четкостью фразы он вполне может конкурировать с легендарным Сергеем Лейферкусом, первым исполнителем этой роли в постановке 1991 года. Концертное исполнение оказалось чуть ли не интереснее спектакля — музыка была подана более выпукло, фактурно, а к вокальным удачам можно отнести не только ведущих исполнителей, но и певцов в ролях-эпизодах — особенно запомнился «ядовитый» тенор Андрея Попова, блестяще спевшего и сыгравшего и Мефистофеля, и чародея Агриппу Неттесгеймского.

Не меньшим совершенством отличалась и «Сельская честь», которой пока нет в репертуаре театра, но в это трудно поверить — сыграно и спето так, словно материал давно в крови музыкантов. Пряные красоты партитуры Масканьи гергиевский оркестр доносил с видимым удовольствием, буквально купая слушателей в этой страстной, южной музыке. «Бомбой» исполнения оказалась меццо Екатерина Семенчук, опалившая зал неистовым темпераментом и безупречным, проникновенным вокалом в партии Сантуцци. Да и вообще сложился гармоничный, целостный ансамбль: свежий, с цыганской слезой тенор Ахмеда Агади как нельзя лучше подходит порывистому сицилианцу Туридду; плотный и гибкий баритон Романа Бурденко, даже, несмотря на нездоровье артиста, убеждал в партии ревнивого Альфио; кокетливой Лолой предстала Анна Кикнадзе и беспросветно страдающей мамой Лючией — Елена Витман.

А вот «Нюрнбергские мейстерзингеры», чей третий акт показали мариинцы в столице Приморья — это явно пока только эскиз. Вагнер-комедиограф — непростое испытание для любого театра, учитывая привычное многословие композитора и своеобразный немецкий юмор. Наверно поэтому Гергиев, переставивший все зрелые оперы байройтского кудесника, а некоторые и не по разу, подступается к этому опусу только сейчас. Даже для его многоопытного оркестра здесь хватает сложностей, не все еще пока из которых решены безупречно, а певцы пока только более-менее твердо выучили ноты — до ярких, объемных образов еще далеко. Тем не менее, уже и здесь есть удачи: Ирине Чуриловой холодноватый мелос Евы Погнер пришелся гораздо органичнее вердиевских страниц, а стальной блеск тенора Сергея Скороходова оказался попаданием в десятку в партии Вальтера, как в героико-бравурных фразах, так и в меланхолических излияниях — что, в общем-то, не сюрприз, памятуя его великолепного Тангейзера на петербургском фестивале прошлого года.

Автор фото Геннадий Шишкин. Фотографии предоставлены пресс-службой Приморской сцены Мариинского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 04, 2020 10:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090401
Тема| Музыка, Опера, , Персоналии, Альбина Шагимуратова
Автор| Евгения Кривицка
Заголовок| Альбина Шагимуратова: «На сцене нельзя быть одинаковым»
Где опубликовано| © портал «Культура.РФ»
Дата публикации| 2020-09-04
Ссылка| https://www.culture.ru/materials/255939/albina-shagimuratova-na-scene-nelzya-byt-odinakovym
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В последние выходные августа в Казани отметили 100-летие Республики Татарстан. Завершил праздничные мероприятия гала-концерт — в нем приняли участие Госоркестр под управлением Александра Сладковского и оперная певица Альбина Шагимуратова, которая выступает в лондонском Ковент-Гарден, «Метрополитен-опере» в Нью-Йорке и театре Ла Скала в Милане. Об опыте самоизоляции, перевоплощениях на сцене и связи со своими корнями певица рассказала главному редактору журнала «Музыкальная жизнь» Евгении Кривицкой — специально для портала «Культура.РФ».



— Альбина, участие в фестивале «Казанская осень» — ваш первый выход к публике после локдауна?

— В концертном формате — да. Но я уже приняла участие в спектаклях «Лючия де Ламмермур» и «Риголетто» в Мариинском театре в рамках фестиваля «Звезды белых ночей».

— Первые выходы на сцену после изоляции — как вы себя ощущали?

— Конечно, волновалась. Признаюсь, что, когда началась волна эпидемии, я не думала, что это так надолго: ну, посидим месяц, полтора, а дальше все пойдет как прежде. И даже поначалу обрадовалась, что смогу передохнуть, «помолчать» и немножко посвятить время себе, семье. Первый месяц я не занималась, мы с мужем отпустили няню, и я погрузилась в нормальную семейную жизнь. Но потом почувствовала, что без пения не могу, позвонила своему педагогу Галине Михеевой, и мы начали заниматься по скайпу.

— Вы находились в Москве?

— Да. Мы не могли никуда уехать, так как мой муж — врач, он работал с ковидными больными, мы за него очень переживали, поддерживали. А тем временем все контракты начали отменяться, переноситься. Хотя зал «Зарядье» очень долго не отменял мой концерт с романсами Глинки, Рахманинова и Листа, и я «держала» эту программу.

— Многие ваши коллеги признавались, что без стимула в виде конкретных концертов им не хотелось заниматься «впрок», что опускались руки. У вас были такие настроения?

— Нет, я же солистка Мариинского театра, у меня достаточно тесный контакт с маэстро Валерием Гергиевым, и он перед нами поставил четкие задачи. Я все эти месяцы учила новые для себя партии — в операх «Лакме» Делиба, «Сказки Гофмана» Оффенбаха, «Манон» Массне. Это большая ответственная работа, ее невозможно с наскока сделать. С кондачка в оперном искусстве ничего не получается. Я разбирала французский текст в «Лакме», вживалась в героинь «Сказок Гофмана», где я пою все четыре партии, и они такие разные по характеру. Так что мне не пришлось скучать, — более того, в итоге я в каком-то смысле благодарна тому, что из-за коронавируса я получила возможность вздохнуть, тщательнее изучить новую для себя музыку, послушать различные интерпретации.

— Вы планировали в этом году открыть Оперный центр Альбины Шагимуратовой в Казани. В декабре 2019-го было готово здание, а как дальше разворачивались события?

— Действительно, мы презентовали здание, приезжал президент республики Рустам Нургалиевич Минниханов, представители мэрии Казани… Все прошло очень торжественно. Закуплены новые рояли, сделан ремонт, и мы планировали провести набор учащихся этой весной. Миссия моего центра в том, чтобы дать возможность молодым, но не начинающим певцам, а перспективным профессионалам встать на более высокий исполнительский уровень. В Казани можно получить крепкое образование, но я хотела познакомить нашу молодежь с европейскими традициями, пригласить известных коучей из-за рубежа, чтобы они обучили их разным школам — как петь бельканто, французскую оперу, показать, в чем особенности стиля Моцарта. Я лично знакома со многими знаменитыми педагогами, коучами, дирижерами, которые готовы откликнуться на мое приглашение приехать проработать в Казань. К сожалению, пока набор в центр пришлось перенести, ждем, что ситуация у нас и в мире стабилизируется и мы сможем следующим летом провести вступительные экзамены и запустить учебный процесс.

— Но обучение онлайн вы не рассматриваете?

— Это тяжело. Да, я сама занимаюсь иногда по скайпу, но мы с моим педагогом сотрудничаем более десяти лет, она меня хорошо знает. И это кратковременные моменты: когда я на гастролях в Париже, или в Ла Скала, или в Мет, то случается, что я прошу ее меня послушать перед оркестровой репетицией или настроить перед спектаклем.

— Вы впервые сейчас выступали с Госоркестром Республики Татарстан? Ваши впечатления?

— Мы знакомы с маэстро Александром Сладковским еще с петербургских времен, когда я участвовала в конкурсе вокалистов, а он аккомпанировал нам на третьем туре и очень поддержал меня. Год назад, когда в Казани проходил Международный конкурс вокалистов имени Глинки, ГСО РТ сопровождал финальные прослушивания, и я сразу отметила, какой это профессиональный, высококлассный оркестр. Сегодня мне было легко и приятно петь с ними, хотя далеко не с каждым оркестром и дирижером складывается такой контакт. Поэтому и получилось все исполнить с таким воодушевлением.

— Вы включили в программу не только оперную классику, но и арии из оперетт. Вас не смущают легкие жанры?

— Мне, к сожалению, никогда не приходилось участвовать в постановках оперетт. Я пою отдельные номера, но с удовольствием освоила бы этот стиль: ведь тут нужно особое драматическое мастерство, умение не только петь, но и разговаривать на сцене. Я за то, чтобы развиваться, учиться новому — нельзя быть в профессии зашоренной.

— Вы пели такой раритет, как арию Ядвиги из оперетты «Робинзон Крузо». Судя по характеру музыки, Робинзон совсем не скучал на необитаемом острове.

— Да, Ядвига такая жизнерадостная дама, любит драгоценности, роскошь и требует от влюбленного в нее Робинзона, чтобы он ей подарил украшения... Я впервые услышала это сочинение на пластинке, записанной легендарной Джоан Сазерленд. Там было много редкостей, например ария из оперетты «Сердце и рука» Лекока. Давно мечтаю и ее выучить.

— Европа постепенно оживает, и некоторые театры уже начали работать. Есть ли у вас подтвержденные контракты?

— Приглашена в октябре в Рим на «Травиату» Верди, также мне позвонили из театра в Неаполе. Другие проекты пока зависли. Но есть интересные планы в России: мои сольные концерты с романсами в зале «Зарядье» в Москве, в Концертном зале Мариинского театра с пианистом Ивари Илия, в прошлом концертмейстером Дмитрия Хворостовского. Буду участвовать 11 сентября в благотворительном концерте для врачей, который проводит Владимир Спиваков со своим Национальным филармоническим оркестром России.

— Вы ведь много выступали со Спиваковым?

— Моя первая встреча с ним произошла, когда я еще училась в Московской консерватории. Меня пригласили на фестиваль «Черешневый лес», проходивший в Большом зале Консерватории.

— Страшно, наверное, было молоденькой певице рядом с таким мэтром?

— Конечно. Тем более что в публике я разглядела Олега Янковского, Галину Волчек, других корифеев. Я помню, как Олег Янковский тогда ходил по коридору и всем раздавал черешню, а Михаил Куснирович бросал мне на сцену сирень. Это такая красивая традиция фестиваля. Отсюда пошла наша дружба с Владимиром Спиваковым и его супругой Сати.

— Такие разные дирижеры в вашей жизни — Гергиев, Спиваков, Сладковский. Что дает это творческое взаимодействие?

— Прежде всего — обогащение, колоссальный опыт. Ведь одно и то же произведение они слышат каждый по-своему, и это мне безумно интересно.

— Вы включили в программу «Казанской осени» произведения татарского классика Назиба Жиганова. Его опера Алтынчач по звучанию близка к Пуччини, там такие красивые мелодии, роскошный оркестр. Думаю, она достойна любого театра мира.

— Да, Назиб Жиганов — это наша гордость, основатель и первый ректор Казанской консерватории. Его опера много шла в советские времена, сейчас его, к сожалению, не ставят, а зря.

— А когда вы запели песню «Не улетай, соловей» Яхнина, то сразу стало слышно, как в вас заговорил «голос крови», — так стильно, в национальной манере она прозвучала.

— Народную музыку нельзя исполнять по-оперному, иначе она бы не тронула слушателей. Мне интересен артист, который умеет перевоплощаться: на сцене нельзя быть одинаковым. Я стремлюсь к этому. Верди — это одно, Моцарт — другой звук, другое дыхание, Оффенбах — свои задачи, иной настрой, дыхательный аппарат иначе настроен. А татарский язык имеет особую фонетику, ты должен приспособиться, найти нужное звучание. Я ведь выросла в атмосфере татарской народной музыки. Мой папа играет на баяне, и с пяти лет он меня учил песням, именно с этого я начинала свои вокальные занятия. Оперу я уже потом для себя открыла, случайно услышав по радио Марию Каллас. Вот тогда я попросила родителей купить мне билет на спектакль.

Я благодарна моим родителям за то, что они привили мне любовь к родному языку. Ведь я родилась в Ташкенте, потом мы вернулись в Казань, и я выучила татарский язык, так как это крайне важно для внутренней идентификации. Человек, не знающий родного языка, очень себя обделяет, как мне кажется. Я являюсь членом Национального совета «Милли шура». Недавно перед нами выступал Рустам Минниханов, который говорил, что нет татарского языка — нет нации. И он прав. Если мы, татары, не будем разговаривать на родном языке, мы себя потеряем. Да, Россия — это многонациональная страна, русский язык — главный государственный. И все мы — башкиры, дагестанцы, осетины, татары — будем говорить по-русски. Но, приезжая к себе в республику, общаясь со своими соотечественниками, родными, ты обязан говорить по-татарски. Я сейчас обучаю языку дочку, хотя мы живем в Москве, общаюсь с татарской диаспорой, пою для них концерты. Мне важно не терять связь со своими корнями!

Фотографии из личного архива Альбины Шагимуратовой

==========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 06, 2020 10:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090601
Тема| Музыка, Опера, Балет, Персоналии, Аскар Абдразаков, Ильдар Абдразаков, Иван Васильев
Автор| ЛАДА ВОЛКОВА
Заголовок| Худрук Башкирской оперы Аскар Абдразаков поставит оперу «Дон Кихот»
Возможно, заглавную партию споет его брат Ильдар

Где опубликовано| © МК Уфа
Дата публикации| 2020-09-06
Ссылка| https://ufa.mk.ru/culture/2020/09/06/khudruk-bashkirskoy-opery-askar-abdrazakov-postavit-operu-don-kikhot.html
Аннотация| Планы на сезон

Одной из главных сенсаций сезона в Башкирском театре оперы и балета станет дебют худрука Аскара Абдразакова в качестве режиссёра-постановщика. Вслед за братом Ильдаром старший из Абдразаковых решил попробовать себя в новом амплуа - он поставит оперу "Дон Кихот" французского классика Жюля Масне, которой никогда не было в репертуаре театра.

А вот сам худрук очень хорошо знает эту раритетную оперу - он не один сезон блистает в титульной партии "Дон Кихота" на сцене Мариинского театра. Кроме того, во время пресс-конференции именного музыкального фестиваля Ильдар Абдразаков заявил журналистам, что очень хотел бы пополнить репертуар партией Дон Кихота, так что проблем с исполнителями главных партий уж точно не будет. В качестве художника-постановщика над оперой работает Иван Складчиков, в минувшем сезоне занявший пост главного художника театра.

- "Дон Кихот" - одна из моих любимых опер, - признался Аскар Абдразаков, который, к слову, очень органично смотрится в облике испанского гранда. - Это будет классическая, красивая и визуально приближенная к эпохе действия романа постановка.

Премьеру планируют показать лишь через год – в сентябре 2021 года. Вполне вероятно, что она будет приурочена к очередному фестивалю Ильдара Абдразакова.

Наконец, главную премьеру сезона - оперу "Евгений Онегин" Чайковского, приуроченную к юбилею русского классика, который широко отмечается в этом году, доверили молодому режиссёру Ляйсан Сафаргуловой, в прошлом году ставшей победителем международного конкурса молодых режиссёров "Нано-опера". Тогда в качестве главного приза уфимка получила возможность поставить оперный спектакль на одном из самых престижных европейских фестивалей - Уэксфордском, который проводится в Англии без малого семьдесят лет и специализируется на редких операх. Дебютировать на таком крупнейшем музыкальном форуме - мечта любого молодого режиссёра, но уфимка не смогла воспользоваться этим шансом, так как в её жизни произошло другое очень важное событие: она стала мамой - родила дочку и вынуждена была отказаться от шанса заявить о себе на международной арене. Премьера "Онегина", который станет первым полноценным спектаклем Ляйсан Сафаргуловой, предварительно состоится в декабре, но лишь в концертном исполнении – полноценный спектакль можно будет увидеть лишь в 2021 году.

А вот премьеры одноактных балетов «Соседи/1418 дней» на музыку Дмитрия Шостаковича, которые на уфимской сцене ставит премьер Михайловского театра, звёздный Иван Васильев, ждать так долго не придётся - как сообщили в театре, они состоятся не позже первой половины ноября. Впрочем, сроки премьерных показов вполне могли быть сдвинуты и на более ранний срок, ведь балетные постановки планировали показать ко Дню Победы. В конце прошлой недели уже прошли первые прогоны новых постановок Васильева, но руководство театра не скрывает, что надеется на послабление мер, направленных на предотвращение распространения коронавирусной инфекции к ноябрю.

Кассы театра начали работать 1 сентября, а театр возобновит работу во второй половине сентября с 50-процентной заполняемостью.

На то, что к началу последнего осеннего месяца театрам разрешат стопроцентную заполняемость залов, надеются и гастролеры - на 2 ноября намечен гала- концерт народной артистки России Илзе Лиепы "Русский балет" с участием самой примы и артистов ведущих отечественных театров - Большого театра, Михайловского, Художественного театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, Кремлёвского балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 06, 2020 2:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090602
Тема| Музыка, Опера, МАМТ, Персоналии, Феликс Коробов. Александр Титель
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Мы очень любим оперу
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru.
Дата публикации| 2020-09-06
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/love-for-opera/
Аннотация| Открытие сезона


Феликс Коробов. Фото – Сергей Родионов

В Московском музыкальном театре прошел концерт «Чайковский. Страсти по опере». Он был приурочен в 180-летию со дня рождения композитора.

Это часть не состоявшегося – по известным причинам – большого фестиваля памяти композитора, который планировался в МАМТе. Театр собирался отметить юбилей мини-фестивалем репертуарных произведений (оперы «Евгений Онегин», «Пиковая дама», балеты «Лебединое озеро», «Щелкунчик» и «Снегурочка», созданная Владимиром Бурмейстером на музыку Чайковского). Но не получилось.

В концерте принимали участие солисты, хор и оркестр театра по главе с Феликсом Коробовым.

«Наш театральный зал позволил сделать так, что оркестр находится на сцене, а хор располагается в ложах и на бельэтаже. Это не только красиво (и не нарушает требований Роспотребнадзора), но и очень эффектно акустически»,

— сказала пресс-секретарь театра Ирина Горбунова. Режиссер и оформитель концерта – Людмила Налетова и Владимир Арефьев соответственно. Этим тематическим вечером театр открыл сто второй сезон.

ДАЛЕЕ ЧИТАЕМ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 06, 2020 7:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090603
Тема| Музыка, Опера, МАМТ, Персоналии, Феликс Коробов. Александр Титель
Автор| Александр Матусевич
Заголовок| Наше музыкальное все
В гала-концерте, приуроченном к 180-летию Чайковского, прозвучали фрагменты из всех его опер

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2020-09-06
Ссылка| https://www.ng.ru/culture/2020-09-06/7_7956_culture1.html
Аннотация| Открытие сезона


Наталья Мурадымова и Алексей Шишляев в дуэте Марии и Мазепы. Фото Сергея Родионова © пресс-служба театра

В столетней истории Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко это, наверно, самое необычное открытие сезона – не классикой от отцов-основателей, не оперной или балетной премьерой, а монографической концертной программой. Но и ситуация необычная – более полутора сотен дней театр был закрыт, не давал спектаклей, публика в него не ходила. Как сказал, предваряя программу, худрук оперы, главный режиссер театра Александр Титель, «такого в истории, за исключением периодов реконструкции и ремонтов, еще не было». Действительно, даже в годы Великой Отечественной войны, даже когда фашисты стояли буквально под Москвой, театр не закрывался, а бойцы нередко прямо с его спектаклей отправлялись на передовую.

Пандемия порушила многие планы: полетели премьеры, интересные программы, гастрольные сенсации. Инаугурационный гала в этой связи – своего рода манифест оперной труппы театра (а он был проведен исключительно ее силами, за балетом будет следующее слово – 10 сентября) о полной готовности к сезону и непоколебимой решимости творить. В каком-то смысле карантинное безмолвие вокалистам было пережить легче – им проще поддерживать форму в домашних условиях, они сумели за время простоя выучить новый музыкальный материал, в частности редкие, не самые популярные номера из опер Чайковского, однако артист без публики, артист без сцены, оперный в том числе, – это, как говорится, «Федот, да не тот».

И это было особенно явственно на концерте – артисты творили с полной отдачей, с зашкаливающими эмоциями, выдавая на двести процентов пресловутый драйв, чувствовались, буквально физически ощущались их радость, их энтузиазм оттого, что они на сцене, что они дарят свое искусство пришедшим в зал меломанам. Меломанов, согласно новейшим рекомендациям Роспотребнадзора – нашего «государственного комитета обороны от пандемии», по указаниям которого мы живем уже полгода, многие неожиданно узнав о его существовании вообще, – было ползала: шахматная рассадка по двое через два кресла «съела» половину мест. При этом, казалось бы, мудрая схема на самом деле не учитывает реального положения вещей: в действительности на соседних местах нередко оказываются совершенно посторонние люди, отнюдь не семейные пары. Правда, требование о ношении масок строго обязательно, и большинство его, в общем-то, соблюдает.

Приношение великому композитору театр планировал еще по весне – когда юбилей собственно и случился. Однако 180-летие гения пришлось на самый разгар карантина в Москве, поэтому красивую идею решили еще утяжелить – именно «Чайковским-гала» открыть новый сезон, словно символизируя возрождение театра к творческой жизни после вынужденной спячки. Возразить против этого нечего – действительно русский композитор номер один, чье творчество безгранично популярно что у нас, что во всем мире. «Евгений Онегин» в легендарной постановке самого Станиславского (1922) был многолетней визитной карточкой театра, с него студия Константина Сергеевича, в общем-то, и начала свое плавание, а белые колонны из Леонтьевского переулка – основа сценографии той эпохальной постановки – и сегодня красуются на логотипе театра. Кроме того, творчество Петра Ильича всегда было весьма полно представлено в репертуаре Музыкального театра – что в оперном, что в балетном.

О последнем, кстати, сумели своеобразно не забыть и в оперном гала: второе отделение концерта оркестр под управлением главного дирижера театра Феликса Коробова открыл Пляской скоморохов из музыки к драме Островского «Снегурочка», которая здесь уже много лет предстает в виде вполне успешного балетного спектакля. А вторым номером первого отделения концерта стал дуэт Ундины и Гульбранда (его спели Мария Макеева и Николай Лизогубов) из собственноручно сожженной Чайковским его второй оперы «Ундина» (реконструирован Виссарионом Шебалиным по эскизам автора) – эту музыку знает каждый по великому балету «Лебединое озеро», куда по воле композитора она в свое время и переместилась.

Вообще раритетного в концерте хватало. Это и хор «На море утушка купалася» из первой оперы Чайковского «Воевода» – еще одной жертвы его перфекционизма, к счастью, в отличие от «Ундины» восстановленной советскими музыковедами полностью и, кстати, прекрасно записанной в 1970-е на «Мелодии» именно солистами МАМТа. Это и фрагменты из его третьей оперы «Опричник» – весьма нечастого гостя на театральных подмостках (Наталья Петрожицкая, Николай Ерохин, Антон Зараев, Анастасия Хорошилова). Это и дуэт Ромео и Джульетты (Дарья Терехова и Владимир Дмитрук) из планировавшейся, но так никогда и не написанной оперы (его завершил ученик Чайковского Сергей Танеев). Да и номера из «Черевичек» (Лариса Андреева и Роман Улыбин) и «Чародейки» (Андрей Батуркин, Наталья Мурадымова и Николай Ерохин) – едва ли эти оперы можно отнести к оперному мейнстриму.

Мейнстрим, конечно, был тоже – арии Ленского (Александр Нестеренко), Лизы (Ирина Ващенко) и Иоанны (Виктория Каркачёва), большой дуэт Марии и Мазепы (Наталья Мурадымова и Алексей Шишляев) порадовали меломанский слух. А акцент в финале сделали на последнем шедевре композитора – прозвучали хиты Роберта (Станислав Ли), Рене (Дмитрий Ульянов), дуэт Иоланты и Водемона (Елена Безгодкова и Владимир Дмитрук) и заключительный апофеоз с хором. И не случайно: оперной премьерой этого сезона станет «Иоланта», возвращающаяся в репертуар после почти двух десятилетий отсутствия в нем.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2020 8:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090701
Тема| Музыка, Опера, 28-й фестиваль «Звезды белых ночей», Персоналии,
Автор| Александр Матусевич
Заголовок| Сезон закрыт, да здравствует сезон!
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2020-09-07
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/sezon-zakryt-da-zdravstvuet-sezon/
Аннотация| 28-й фестиваль «Звезды белых ночей»


Сцена из оперы С. Прокофьева “Огненный ангел” в постановке Дэвида Фримана. Фото – Валентин Барановский

В северной столице завершился 28-й фестиваль «Звезды белых ночей».

Знаменитый петербургский музыкальный форум проходил в северной столице со сдвигом почти в два месяца – из-за пандемии он начался не в мае, а только в июле. Основные же события и вообще пришлись на август, даже захватив начало сентября, когда обычно в театре – тишина межсезонья.

Тем не менее, Валерий Гергиев был твердо намерен воплотить все задуманное – с гастролерами, премьерами, уникальными концертными программами. Не все получилось – обострение эпидемиологической обстановки в Петербурге внесло свои коррективы: например, пришлось отказаться от балетных спектаклей. Опера же работала с удвоенной силой – спектакли шли практически каждый день.

Если к этому еще добавить, что параллельно во Владивостоке, на Приморской сцене Мариинского театра, почти целый месяц «бушевал» V Международный дальневосточный музыкальный фестиваль «Мариинский», где также побывал маэстро с десантом петербургских солистов, то станет ясно – «врагу не сдается наш гордый “Варяг”». Пасовать перед любыми трудностями, пусть и планетарного размаха – не в стиле Валерия Абисаловича.

Громким событием нынешнего фестиваля стала премьера достаточно редкой оперы советского классика, написанная им еще в эмиграции и при жизни композитора так и не увидевшая свет рампы – «Огненного ангела» Сергея Прокофьева. Строго говоря, это не премьера, а возобновление: постановка австралийца Дэвида Фримана появилась в тогда еще Кировском театре Ленинграда на самом излете советской эпохи – в декабре 1991-го и ознаменовала собой прорыв в совершенно неведомый, нехарактерный для главных сцен Советского Союза репертуар.

То, что казалось тридцать лет назад революционным, сегодня выглядит добротным и классичным. Спектакль восстановлен очень качественно, скрупулезно, он практически абсолютно такой же, каким его можно увидеть на видеозаписи 1993 года (режиссер возобновления Юрий Лаптев).

Пустое темное пространство, торжество минимализма, скромные фанерные выгородки, обозначающие строения и помещения, в которых разворачивается действие (сценография Дэвида Роджера), торжество выразительной световой партитуры (художники по свету Стив Уитсон и Владимир Лукасевич), которая, по сути, заменяет собой декорации и определяет визуальное решение спектакля.

Гарантом качественности возобновления, безусловно, выступает сам Гергиев – по-прежнему, как и три десятилетия назад, влюбленный в Прокофьева и являющийся его непревзойденным интерпретатором. Четкий пульс, захватывающий динамизм, точность, ядовитые экспрессионистские всполохи, и одновременно – страницы невероятной красоты, где лирический талант композитора вдруг изливается неудержимым потоком, правда на очень короткие эпизоды – все это маэстро доносит до публики с явным энтузиазмом, почти юношеским задором.

Оркестр звучит невероятно, словно какой-то коллективный шаман, совершенно гипнотизирующий и наэлектризовывающий публику, которая сидит не шелохнувшись, несмотря на сложность музыкального языка опуса.

Что касается певцов, то сравнения неизбежны, и старожилы вам обязательно скажут, что так, как это пели Горчакова, Лейферкус, Галузин, Плужников, Огновенко – такого вы больше никогда не услышите. Это правда – поют иначе, голоса и артистические личности иные. Но это не означает, что поют и играют хуже – просто совсем по-другому.

На главную пару у театра четыре великолепных солиста. Елена Стихина предстала обжигающей Ренатой, с красивым чувственным голосом, и абсолютно безумной, как и полагается по роману Брюсова; Рупрехт Евгения Никитина брутален и благороден, четкостью фразы он вполне может конкурировать с легендарным Сергеем Лейферкусом, первым исполнителем этой роли в постановке 1991 года.

У стройной большеглазой красавицы Марии Баянкиной Рената получается невероятно нежной и трогательной – не влюбиться в такую невозможно, увидеть в ней ведьму – и подавно; Рупрехт Романа Бурденко пленяет настоящим бельканто – красивейший, идеально выстроенный голос кажется даже немного слишком прекрасным для этого героя.

Фестивальные же не премьерные спектакли, которые идут не под руководством худрука, оставляют разное впечатление – чаще весьма умеренное, не восторженное. Например, комическая «Так поступают все» – под управлением маэстро Кристиана Кнаппа звучит тяжеловесно и проходно, совсем лишена ажурности и моцартовского изящества, оркестр играет достаточно формально, а иногда и вовсе неряшливо.

Этот шедевр зальцбургского гения можно по-настоящему расслышать и полюбить только в первоклассном исполнении – середняцкое прочтение очень быстро навевает скуку, а бесконечные арии и ансамбли, и еще более бесконечные речитативы становятся нелегким испытанием для слушателя.

Исполнение без искры, к сожалению, демонстрирует не только инструментальный коллектив: секстет вокалистов также скорее разочаровывает. И главная претензия здесь та же – отсутствие точности и легкости вокализации, пластичности звуковедения, столь необходимые для итальянского Моцарта. Тяжелым звуком, натруженными голосами поют Жанна Домбровская (Фьордилиджи) и Ирина Шишкова (Дорабелла) – нюансов мало, игры тембрами – и подавно. К тому же кастинг-директор не позаботился о подборе ансамбля: у солисток голоса одного плана (несмотря на то, что формально первая – сопрано, вторая – меццо), соответственно, между героинями нет и намека на контраст, на разность вокальных характеров.

Получше дела обстоят у третьей дамы – Людмила Разумкова пытается петь Деспину игриво, кокетливо, достигая и артистических задач, и вокальных.

У кавалеров явным аутсайдером стал Дмитрий Воропаев (Феррандо) – помимо общих проблем интерпретации у него еще хромала и интонация, а верхние ноты стабильно не давались.

Виктор Коротич (Гульельмо) был, видимо, настроен на партию Яго в «Отелло», которую двумя днями позже блистательно исполнил на пресс-показе в театре «Зазеркалье», поэтому и в его добротном пении было мало гибкости и утонченности.

Лучше всех показался Андрей Серов (Альфонсо) – самый, казалось бы, массивный голос секстета, бас, звучал легче и галантнее всех прочих, не говоря уже о том, что актерски певец был очень убедителен.

Постановка Вальтера Ле Моли 2002 года не блещет оригинальностью: и это было бы хорошо, поскольку режиссерских решений, уважительно относящихся к оригиналу, сегодня все меньше и меньше. Однако спектакль явно обветшал, простые, но когда-то эффектные декорации Тициано Санти смотрятся помятыми и несвежими, и как-то сильно в глаза бросается их картонный псевдореализм. Похоже, что и визуальный ряд не добавляет продукции тонуса: как нет изящества в звуке, так нет его и в картинке.

«Трубадур» Пьера Луиджи Пицци (выступившего в трех ипостасях – режиссера, сценографа и художника по костюмам) – спектакль уже другой эпохи, другого эстетического кредо (2013 год). Самое верное определение для него – стильность: в гармоничном сочетании цветов, в тонкости световой партитуры (Винченцо Рапони), в почти философском сопоставлении метафоры и бытовой конкретики, общего и деталей.

Мощные каменные кладки крепостей, неземное свечение металлических деревьев, огненные всполохи костров, пустое по большей части пространство сцены – все играет на создание атмосферы душераздирающей романтической трагедии.

Вокальным центром спектакля стала Екатерина Семенчук: сочное и плотное, но в то же время прозрачное, ясное, поистине волнующее меццо создало многокрасочный, противоречивый, очень глубокий характер цыганки Азучены. Ее кондиции для этой партии безупречны: сегодня артистке подвластно все, самые невероятные музыкально-артистические вершины – фестивальный «Трубадур» стал ее заслуженным бенефисом.

Но и ансамбль подобрался на славу: один из плеяды современных баритоновых первачей Мариинки Алексей Марков (Ди Луна) пленяет силой и свободой звучания, буквально поливает зал звуком умопомрачительной красоты; победную мощь вокала демонстрирует московский спинтовый тенор Нажмиддин Мавлянов (Манрико), при этом он запомнился и яркой харизмой, умением сочетать захватывающий драматизм и утонченную лирику; лучшие качества своего богатого инструмента продемонстрировала и Татьяна Сержан (Леонора).

В руках маэстро Михаила Синькевича лоскутный «Трубадур» в целом приобретает силу убедительной драматической фрески, в которой отпадает необходимость задавать вопросы о логичности и оправданности сюжетных коллизий, хотя до гергиевских высот экзальтации интерпретация все же не дотягивает.

Завершал фестиваль снова вердиевский опус – «Риголетто» Иркина Габитова 2005 года. Несмотря на солидный возраст и достаточно длинные темные сидячие антракты на перестановку декораций, от чего публика в наш высокотехнологичный век уже стала отвыкать, спектакль не утратил цельности и художественной значимости.

Минималистичные, лишь эскизно намечающие эпоху, декорации Тициано Санти в этом случае, во многом благодаря выразительному свету Дамира Исмагилова, ничуть не постарели и не потускнели. В костюмах Джованны Аванци есть и дань истории, и стильность, и перекличка с современностью (черный кожаный плащ Герцога в финале – точно из наши дней).

Режиссура в целом пытается копать вглубь трагедии, вглубь сюжета, а не скользить по поверхности, поэтому ей не нужна параллельная история – она рассказывает сюжет Гюго – Пьяве, но, не просто иллюстрируя его, а пытаясь вскрыть психологическую подложку образов, характеров, мотивов, поступков. Это очень подкупает: смотришь «Риголетто», а не планету обезьян и не разборки мафиози на Манхеттене – оба варианта уже изрядно поднадоели.

Вердиевская эстетика маэстро Кнаппу явно ближе, чем моцартовская, да и оркестр, судя по всему, играет музыку более привычную, более свою. Хотя мелкие помарки есть – неточности и темповые расхождения, но не они определяют лицо интерпретации – у прочтения есть чувственность взвинченность, заряженность, драматическая линия. Это сразу примеряет со всеми огрехами – несовершенства пропускаешь мимо ушей и сопереживаешь разворачивающейся на сцене драме.

Певцам поэтому тоже прощаешь почти все: тускловатое звучание Михаила Колелишвили, особенно, когда он уходит вглубь сцены (Спарафучиль), и вопиющую регистровую пестроту Анны Кикнадзе (Маддалена), в нижнем регистре буквально скандирующей свои фразы.

Лишь мимо Герцога с зажатыми верхами пройти трудно – все-таки эта сверхпопулярная партия настолько на слуху и требует яркости и свободы вокализации, что пение высокого и статного Александра Михайлова совсем не убеждает, даже, несмотря на демонстративно передержанные ферматы на верхних нотах: от длительности звучания они красивее не становятся.

Зато бесспорно хороши сопрано и баритон. Ольга Пудова, певшая Джильду по замене (первоначально была объявлена Альбина Шагимуратова), нашла гармоничный баланс между искренней непосредственностью и крепким вокальным мастерством – ее героиня естественна, музыкальна, артистична, и поет все абсолютно точно и стилистически корректно.

А Владислав Сулимский создал настоящий шедевр вокально-актерского искусства: страдающий титульный герой получился у него необыкновенно достоверным, захватывающим, при этом артист ни на секунду не терял контроля над своим пленительным, свободно льющимся голосом.

237-й сезон Мариинского театра и одновременно 28-е «Звезды белых ночей» завершились 6 сентября. А буквально уже на следующий день, 7-го, премьерой «Снегурочки» первенствующий петербургский оперный дом открывает уже сезон новый. Такое бывает только здесь, только у Гергиева. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

=================================================================================ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2020 9:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090702
Тема| Музыка, Опера, БТ, Персоналии, Анна Нетребко, Юсиф Эйвазов, Ильдар Абдразаков, Агунда Кулаева, Эльчин Азизов
Автор| ЕКАТЕРИНА КРЕТОВА
Заголовок| Большой театр открыл сезон оперой «Дон Карлос»
Нетребко, Эйвазов, Абдразаков и другие звезды снова в офлайне

Где опубликовано| © "Московский Комсомолец"
Дата публикации| 2020-09-07
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2020/09/07/bolshoy-teatr-otkryl-sezon-operoy-don-karlos.html
Аннотация| Открытие сезона

Большой театр открыл сезон, а вместе с ним — двери для публики. Свершилось то, о чем меломаны мечтали последние полгода: спектакли Большого снова можно увидеть и услышать вживую, а не на экране. Коварная пандемия устроила проверку любителям оперного искусства: вернетесь ли вы в театральные залы после многодневного сидения в своих домах и просмотров мировых шедевров в Интернете? Оказалось — еще как вернулись! Открытие сезона Большого это доказало: радость не скрывал никто — ни зрители, ни оркестранты, ни певцы. Великолепный, величественный, подчеркнуто традиционный «Дон Карлос» стал идеальным стартом для 245-го сезона. На сцене — суперзвезды мировой оперы: Анна Нетребко, Юсиф Эйвазов, Ильдар Абдразаков, Агунда Кулаева, Эльчин Азизов. И прекрасная музыка Верди.


АННА НЕТРЕБКО И ЮСИФ ЭЙВАЗОВ. ФОТО ДАМИРА ЮСУПОВА.

Новое словечко «офлайн» появилось в нашем лексиконе. Впрочем, не новое — оно означает «вне сети», и его употребляют, когда хотят сказать, что Интернет недоступен. То есть это — как бы плохо. Но это раньше так было. В период карантинных мер этим термином стали называть события, которые происходят не в Сети, а вживую: встречи, репетиции, спектакли. И потому отныне «офлайн» — это хорошо, потому что — реально.

Реальной встречи с Большим театром ждали. Билеты были раскуплены на все три показа оперы «Дон Карлос». Когда еще удастся услышать столь звездный состав? При том, что билеты были проданы, обычные для подступов к ГАБТу ряды спекулянтов в глаза не бросались. Очевидно, сокращение мест в зале на треть сказалось на их бизнесе. И если это так, то скажем «спасибо» ограничительным мерам. Стоящие у подъездов охранники вежливо просили зрителей надевать маски — и зрители послушно их надевали. Похоже, люди были готовы выполнить любые требования — лишь бы снова оказаться в театре. Тех, кто собственными масками не запасся, с готовностью ими снабжали. Так что перед началом спектакля обнаружился новый тренд вечерней моды: платье в пол, обнаженные плечи и маска. Кое-кто демонстрировал и вовсе изящный аксессуар — защитный прозрачный щит. Если пандемия затянется, непременно появятся дизайнерские решения защитных средств — фэшн-индустрия просто обязана реагировать на новые реалии нашей жизни.

Рассадка в зале соответствовала рекомендациям Роспотребнадзора: два места рядом заняты, одно свободно. И хотя для экономики театра это, разумеется, проигрышно, зрителям удобно — есть куда поставить сумку.

Оркестр играет в полном составе. Духовая группа расположилась за защитным стеклом, музыканты сидят достаточно просторно — оркестровая яма Большого это позволяет. Да и массовые хоровые сцены — а они в «Дон Карлосе» играют важнейшую роль — не показались «усеченными». Спектакль нисколько не растерял своего масштаба.

«Дон Карлос» в постановке Эдриана Ноубла (режиссер), Томаса Хохайзеля и Морица Юнге (художники) появился на афише Большого театра в 2013 году. И буквально ошеломил своей традиционностью, если не сказать — консерватизмом. В контексте сегодняшних тенденций, когда оперный театр все еще практикует активную экспансию режиссуры по отношению к классическим оперным партитурам, эта постановка оказалась образцом адекватного и даже восторженного прочтения авторского материала. Тогда на премьере дирижировал итальянец Роберто Тревиньо — и его исполнение покорило своей театральностью. Маэстро Антон Гришанин предложил собственную интерпретацию вердиевской партитуры — эмоциональную, полную контрастов, очень динамичную. Страстность и нежность — два полюса, всегда присутствующие в музыке Верди — были транслированы в полной мере и в оркестровых тутти, и в выразительнейших соло виолончели (Борис Лифановский) и английского рожка (Владислав Комиссарчук). Чувствовалось, что музыканты буквально дорвались до совместной игры. Концертмейстерам, комплектовавшим свои группы, пришлось смириться, что на спектакль пришло больше оркестрантов, чем мест за пультом, — никто не соглашался отсидеться дома.

Звездный состав спектакля показал себя как звездный в полной мере. Великолепные голоса, харизма, мастерство. Анна Нетребко впервые исполнила на сцене Большого театра партию Елизаветы — сложнейшую и по вокальной технике, и по образу. И она была прекрасна. Как и ее партнерша Агунда Кулаева, певшая партию Эболи. Дуэтная сцена этих героинь стала кульминацией женственного начала оперного шедевра Верди. Ну, а кульминацией мужественности, конечно, оказалась знаменитая ария Филиппа в грандиозном исполнении Ильдара Абдразакова, которому подпевала безупречная виолончель Бориса Лифановского. Эльчин Азизов в партии Позы был мужествен и благороден, а Юсиф Эйвазов в заглавной роли — страстен и трагичен. Одним словом, все соответствовали высокому штилю этой масштабной музыкальной драмы, которая напрочь уводила мысли публики от любой обыденности, банальности, быта, пошлости и мелочности. И в этом, пожалуй, была главная сила и магия спектакля, погружавшего сидящих в зале людей в мир божественного и прекрасного. Мир, где на полном серьезе, без всякого стеба и иронии существуют честь, героизм, жертвенность, раскаянье, злодейство, добродетель, невинность… Ни один зритель не ушел из зала во время поклонов — а подобного в московском театре, где публика валом валит к выходу, лишь только отзвучал последний аккорд, давно не приходилось видеть. Овация, адресованная артистам, была больше, чем благодарность за их талант и мастерство. Аплодировали самой возможности быть в театре и дышать одним воздухом с актерами и музыкантами, счастью быть в офлайне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2020 9:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090703
Тема| Музыка, Опера, БТ, Персоналии, Анна Нетребко, Юсиф Эйвазов, Ильдар Абдразаков, Агунда Кулаева, Эльчин Азизов
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| Призрак счастья
Большой театр открыл 245-й сезон оперой Верди с участием Анны Нетребко и ее знаменитых коллег

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 200(8254)
Дата публикации| 2020-09-07
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/07/reg-cfo/na-otkrytii-sezona-v-bolshom-teatre-vystupila-anna-netrebko.html
Аннотация| Открытие сезона

Этот спектакль ждали еще в июне, но по известным всем причинам он был отменен. Однако, как только Большой театр получил разрешение начать сезон, было принято историческое решение открыть двери для публики именно "Доном Карлосом" Верди, хотя прежде сезон в главном театре страны всегда стартовал исключительно операми из русского репертуара. Но ради Анны Нетребко многие театры изменяли своим правилам. Будучи личностью выдающейся, она, сама того не подозревая, быть может, заложила первый камень в основу новейшей традиции.


Анна Нетребко дебютировала на сцене Большого в роли Елизаветы Валуа, проникновенно исполнив знаменитую арию Tu che la vanita… Фото: Дамира Юсупова/ Большой театр

Компанию Анне Нетребко в первом представлении составили также специально приглашенные певцы Юсиф Эйвазов и Ильдар Абдразаков, а солистов Большого театра в этом спектакле представили Агунда Кулаева и Эльчин Азизов, место за дирижерским пультом занял Антон Гришанин.

Семь лет назад из "Дона Карлоса" в четырехактной "итальянской" редакции, что чаще всего и выбирают театры из-за ее относительной лаконичности, английский режиссер Эдриан Ноубл вместе со сценографом Тобиасом Хохайзелем (условно-исторические костюмы Морица Юнге) создал величественно-помпезное четырехчасовое зрелище, которое, быть может, и заслуживает упрек в рутинности эстетического подхода.

Но самое ценное в этой постановке то, что она не перекрывает музыку Верди, а голливудский размах и стилистика постановки идеально подходят для открытия сезона в таком театре, как Большой, ибо на авансцену выводит солистов-звезд, которые легко считывают рисунок постановки. В то же время настоящая гранд-опера, требующая от театра и сотен артистов: хор, миманс, оркестр и в общей сложности почти два десятка солистов.

Тут надо сделать совсем не лирическое отступление и отметить: Большому театру и на сцене, и в зрительном зале удалось виртуозно соблюсти актуальные рекомендации Роспотребнадзора и без художественных убытков, и без испорченного настроения у публики. Не собирая толп на входе, каждому зрителю измеряли температуру и предлагали защитную маску. При этом желающие имели возможность не отказывать себе в традиционном бокале шампанского в буфете, чтобы настроиться на оперный лад…

Самое ценное в этой постановке то, что она не перекрывает музыку Верди, а голливудский размах идеально подходит для открытия сезона

Юный наследник испанского престола Карлос (Юсиф Эйвазов) случайно встречает Елизавету из французского рода Валуа (Анна Нетребко) - их накрывает лавиной любви. Но ее, вопреки помолвке с инфантом, назначают в жены его отцу королю Филиппу (Ильдар Абдразаков), что и служит источником и катализатором всех дальнейших трагедий. Музыка "Дона Карлоса" с его мрачной историей короля Филиппа II, в эпоху которого Испания пережила "золотой век", полна сложнейших ансамблей, что требует тончайшей сыгранности, которую непросто обрести на самом первом представлении, да еще фактически после полугодовой паузы.

Но в этой опере труднейшие арии, часто превращающиеся в драматические моно-сцены, выписанные композитором именно для выдающихся певцов-артистов. Хотя, конечно, столь звездный состав исполнителей провоцирует запредельно высокий уровень ожиданий, какому соответствовать в реальности практически нереально.

При этом было интересно заметить, что приглашенные звезды (и примкнувший к ним Эльчин Азизов) старались предать своим образам по-настоящему человеческий, а не шаблонно-героический облик, и дают возможность своим персонажам пожить, как будто реальным людям. И тут даже не хочется верить в очевидное: каждый герой этой драмы давно потерял право и шанс на счастье - все играют лишь с его призраком. "Это будет страшная вещь", - говорил Верди во время создания оперы. И не ошибся. Если уж взял за основу тираноборческую пьесу Шиллера.

Юсиф Эйвазов, например, что редко бывает с Доном Карлосом, избавляет своего инфанта от дежурного налета инфантилизма, граничащего с идиотизмом. Вообще партию Дона Карлоса исполнители считают "неблагодарной", поскольку она динамична, с множеством диалогов и действий, но, в отличие от остальных центральных персонажей оперы, почти лишена супервыигрышных арий. Несмотря на это, с середины прошлого столетия роль Карлоса присутствует в репертуаре всех выдающихся теноров.

На событийный уровень, достойный открытия сезона, спектакль выходит в момент знаменитого монолога Филиппа Ella giammai m'amo - Ильдар Абдразаков был великолепен, харизматичен, и пел, употребляя все краски и нюансы своего красивого баса. И закономерно был вознагражден овацией.

Дальше все пошло только по нарастающей: Анна Нетребко, которая дебютировала на сцене Большого в этой партии, одна на авансцене с поразительной проникновенностью спела не менее знаменитую арию Елизаветы Tu che la vanita… И зал в ответ зашелся от восторга. Хотя кульминация оперы - дуэт двух басов короля и Великого Инквизитора (Денис Макаров), к сожалению, оказался смазанным из-за критической разности голосов.

Вот если бы Большому театру удалось заполучить главных героев еще не на одну серию спектаклей, а оркестру обрести чуткость, тогда, должно быть, все в данном спектакле сойдется, как то и было задумано. Сейчас же Большой театр покажет еще лишь два спектакля в этом эксклюзивном составе - 8 и 10 сентября.

===============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2020 10:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090704
Тема| Музыка, Опера, МАМТ, Персоналии, Феликс Коробов
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| Страсти по Чайковскому
Новый сезон в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 200(8254)
Дата публикации| 2020-09-07
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/07/reg-cfo/v-teatre-im-stanislavskogo-i-nemirovicha-danchenko-startoval-102-sezon.html
Аннотация| Открытие сезона

Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко также открыл новый, уже 102-й сезон гала-концертом "Чайковский. Страсти по опере", что посвящен 180-летию великого композитора. Он также по первоначальной задумке должен был состояться в самый разгар карантина 7 мая - в день рождения Петра Ильича. Под интригующе-провокативным названием (причисляющим Чайковского к евангелистам) скрывался дайджест всех оперных сочинений автора. А потому свет рампы увидели и незаконченные, уничтоженные сочинения, такие как "Ундина" или "Ромео и Джульетта", наряду со всемирно известными хитами "Евгений Онегин" и "Пиковая дама". В концерте приняла участие практически вся оперная труппа за исключением только безоговорочных лидеров Хиблы Герзмавы и Нажмиддина Мавлянова, в репертуаре которых, конечно же, есть оперы Чайковского.


Главный дирижер театра Феликс Коробов дебютировал в гала-концерте в звании народного артиста России. Фото: РИА Новости

Исполнение фрагментов из некоторых опер ("Иоланта" или "Мазепа") выглядело как анонс будущих премьер. Но пока ситуация с вирусом не разрешится, театр не объявляет свои планы на сезон. Над сценическим воплощением гала Чайковского работали главный художник театра Владимир Арефьев, режиссер Людмила Налетова и главный художник по свету Майя Шавдатуашвили, доказав, что жанр концерта совсем не так прост, как кажется на первый взгляд. К тому же было заметно, что после нескольких месяцев, проведенных в изоляции, солистам крайне волнительно выходить на сцену и трудно взаимодействовать с оркестром.

Лучше коллег с подобными сложностями справились Елена Безгодкова (Лиза из "Пиковой дамы"),Виктория Каркачева (Орлеанская дева) и Станислав Ли (Роберт из "Иоланты"). При этом абсолютно все были счастливы возможности вновь выступать на публике.

Главный дирижер театра Феликс Коробов, дебютировавший в этом концерте в звании народного артиста России, подчеркнул: "Наш концерт - это не просто мероприятие к дате. Мы сознательно попытались насытить программу фрагментами, сценами, ариями и ансамблями из тех произведений, которых нет в репертуаре московских театров. Нам хотелось увидеть другого Чайковского - не привычного и знаемого наизусть солистами и слушателями, а того Чайковского, который "Евгения Онегина" заканчивает в Сан-Ремо, а "Пиковую даму" начинает во Флоренции. Того, который едет в Америку открывать Карнеги-холл. Хочется увидеть не просто портрет на стене в Большом зале Консерватории, не юбилейный профиль на советской монете и почтовой марке, а живого человека - не совсем привычного, но фантастически искреннего и абсолютно гениального..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2020 10:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090705
Тема| Музыка, Опера, МАМТ, Персоналии, Феликс Коробов
Автор| Елена Алексеева
Заголовок| Чайковский. Страсти по опере
Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко открылся для зрителей.

Где опубликовано| ©
Дата публикации| 2020-09-07
Ссылка| https://www.rewizor.ru/music/reviews/chaykovskiy-strasti-po-opere/
Аннотация| Открытие сезона



Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко открыл новый сезон Гала-концертом "Чайковский. Страсти по опере", посвященным 180-летию со Дня рождения Петра Ильича Чайковского. Солисты, хор и оркестр под управлением главного дирижера театра Феликса Коробова исполнили фрагменты из всех десяти опер композитора: "Воевода", "Ундина", "Опричник", "Черевички", "Орлеанская дева", "Мазепа", "Евгений Онегин", "Чародейка", "Пиковая дама", "Иоланта". В программу вошли также отрывки из неоконченной оперы "Ромео и Джульетта", "Музыке к драме А.Н. Островского "Снегурочка" и Кантаты "Москва". Режиссер концерта - Людмила Налётова, художник - Владимир Арефьев.

Первый постпандемический концерт прошел в Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Любимый в народе "Стасик" распахнул свои двери для публики, победив новые правила рассадки зрителей, требуемые Роспотребнадзором. Вступительное слово взял художественный руководитель оперы и главный режиссер Александр Титель. Не без волнения он произнес:

"131 день наш театр был закрыт. Такого не было никогда за всю столетнюю историю театра, если не считать период ремонта и реконструкции. Только сегодня на 168-ой день театр, наконец, получил то, что должен был получить. Он получил вас, нашу публику. Хочу поприветствовать наших самых первых и важных зрителей". Зал, накрыв в порыве конец фразы худрука аплодисментами, кажется, также волнуясь радовался встрече.

Гала-концерт "Чайковский. Страсти по опере" посвящен юбилею П. И. Чайковского, который отмечают повсеместно. Коллективу и главному дирижеру Феликсу Коробову не хотелось, чтобы это было просто "мероприятие к дате". Оригинальность концепции концерта - исполние фрагментов из тех опер композитора, которых нет в репертуаре московских театров. Плюс идея антологичности - представить все оперные опусы Петра Ильича - дополнила программу отрывками из сожженной требовательным к себе автором оперы "Ундина" и неоконченной оперы "Ромео и Джульетта". А для изысканной виньетки в перформансе под занавес были исполнены хиты из выдающейся его триады - опер "Евгений Онегин", "Пиковая дама", "Иоланта".

Концерт-открытие сезона превратился в манифест оперного творчества нашего гения, истинное чествование Петра Ильича Чайковского, выразившего однажды своё отношение к опере. Знаменитую цитату из переписки композитора с Надеждой Филаретовной фон Мекк напомнил публике Александр Титель: "Есть нечто невообразимое, к чему тянутся все композиторы. Это опера, потому что только она одна дает вам средство сообщаться с массами публики. Моего "Манфреда" сыграют раз, другой и вскоре забудут, и никто, кроме горстки знатоков, посещающих симфонические концерты, не знает его. Тогда, как опера, именно только опера способна дать нам общение с людьми, роднит вашу музыку с истинной публикой, делает вас достоянием не только отдельных кружков знактоков и специалистов, но, при благоприятных обстоятельствах, достоянием всего народа".

Александр Борисович Титель, сам мнолетний рыцарь оперы, дал добрый путь новому сезону: "Любовь к музыке и страсть к искусству круче страха перед пандемией. Мы открываемся..."

Страсть к "своему" Чайковскому, исторически впрыснутая в кровь Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко его основателями Константином Сергеевичем и Владимиром Ивановичем, множилась в этот вечер страстью, темпераментом и размахом музыкального руководителя Феликса Коробова. Оркестр на сцене под его управлением звучал, как всегда, масштабно и динамически предельно ярко. Порой и грешил в балансе с солистами, но был неотразим в оркестрово-хоровых сценах. Маэстро вытянул беспредельный эмоциональный накал из всех участников финалов первого и второго отделений концерта: Сцена казни Кочубея и Искры из "Мазепы" (солисты Феликс Кудрявцев, Кирилл Матвеев) и Заключительный ансамбль из "Иоланты" (солисты Елена Безгодкова, Владимир Дмитрук, Дмитрий Ульянов, Антон Зараев, Станислав Ли, Кирилл Матвеев, Максим Осокин, Ирина Чистякова, Ксения Мусланова, Анастасия Хорошилова).

Потряс трагизмом исполнения Дмитрий Ульянов в Арии Короля Рене ("Иоланта"). Глубокая драматическая игра присутствовала в сценах Натальи Мурадымовой ("Мазепа" Сцена и дуэт Марии и Мазепы - Наталья Мурадымова, Алексей Шишляев и "Чародейка" Сцена и дуэт Кумы и Княжича - Наталья Мурадымова, Николай Ерохин). Всегда была убедительна в образах Лариса Андреева ("Черевички" Дуэт Солохи и Беса - Лариса Андреева, Роман Улыбин и Ариозо Воина из Кантаты "Москва").

Любопытно было узнавать музыку, которую Чайковский использовал для несостоявшихся по разным причинам его сочинений, в популярных теперь во всем мире суперхитах композитора. Дуэт Ундины и Гульбранда из сожженной автором партитуры "Ундина" (солисты Мария Макеева, Николай Лизогубов) полностью перекочевал в балет "Лебединое озеро". Дуэт Ромео и Джульетты (солисты Дарья Терехова, Владимир Дмитрук) из неоконченной оперы "Ромео и Джульетта" известен ныне, как божественная по красоте тема любви из симфонической увертюры-фантазии "Ромео и Джульетта".

Гала-концерт открытия, получившийся из-за обоюдного желания артистов и слушателей праздничным, дал старт сезону, в нынешней зыбкой ситуации не дающий уверенности в чем-либо. Тем сильнее вечер в "Стасике" подарил забытое ощущение прежней театрально-концертной жизни, а нарядная Большая Дмитровка сказочно-мерцающе освещала театральные афиши на здании театра. В этом сезоне в театре ожидается новая премьера спектакля "Иоланта" П. И. Чайковского.

========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 08, 2020 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090801
Тема| Музыка, Опера, Венская опера, Персоналии, Богдан Рошчич, Энтони Мингелл, Асмик Григорян, Филипп Йордан, Франц Вельзер-Мёст, Пласидо Доминго
Автор| Андрей Золотов -мл.
Заголовок| Новый директор объявил "особый сезон" Венской оперы открытым
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2020-09-04
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/04/novyj-direktor-obiavil-osobyj-sezon-venskoj-opery-otkrytym.html
Аннотация| Открытие сезона


Фото: Андрей Золотов - мл.

С высокими стульями, установленными на стоячих местах, с именными билетами для публики, которая займет до двух третей зала, и регулярным тестированием всего персонала на коронавирус, Венская государственная опера откроет 7 сентября свой "особый сезон", как назвал его на пресс-конференции в среду новый директор театра Богдан Рошчич.

В этот день дадут премьеру оперы Джакомо Пуччини "Мадам Баттерфляй" в постановке оскароносца Энтони Мингелла, впервые осуществленной в Лондоне в 2005 году, - со звездной сопрано Асмик Григорян в главной партии и под управлением нового главного дирижера Филиппа Йордана. Уже на следующий день известный австрийский дирижер Франц Вельзер-Мёст, который в 2014 году ушел с поста главного дирижера Венской оперы из-за конфликта с прежним директором Домиником Мейером, впервые снова встанет за пульт в восстановленной "Электре" Рихирда Штрауса в постановке Гарри Купфера. А сразу после этого "парада главных дирижеров", 9 сентября Пласидо Доминго споет главную партию в "Симоне Бокканегре" Джузеппе Верди.

Сезон особый по всем статьям. И потому, что это первый год работы нового амбициозного директора Богдана Рошчича, который намеревается серьезно переустроить этот знаменитейший европейский театр, обновить его репертуар, объявив рекордные 12 премьер до июня 2021 года. И потому, что проходит он в особых условиях продолжающейся, хотя и утихшей, пандемии коронавируса.

Театр на Рингштрассе был закрыт 12 марта, открылся в июне для серии концертов при "шахматной" рассадке небольшого числа публики, а уже с июля начались репетиции к премьере "Мадам Баттерфляй". При этом, в результате консультаций с властями, специально созданным при театре эпидемическим экспертным советом, и коллегами из других учреждений искусств - прежде всего прошедшего в августе по особым правилам Зальцбургского фестиваля, создана специальная система безопасности. Весь персонал театра поделен на четыре категории, каждой из которых предписаны свои правила ношения масок, ограничения контактов и тестирования. Публика будет заходить в здание в масках через разные двери по именным билетам, рассаживаться на свои места, и здесь маски можно будет уже снять. Но с последним аккордом их надо будет снова надеть и аплодировать уже в масках - ведь кто-то захочет покинуть ряд раньше других. Все буфеты будут работать, и зрителям рекомендуется не фланировать по театру, а идти в ближайший. Правило, вызвавшее в Вене наибольшее количество шуток, - запрет кричать "браво" (или "бу").
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Сен 08, 2020 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020090802
Тема| Музыка, Московская филармония, Персоналии, Люка Дебарг
Автор| Северьян Цагарейшвили
Заголовок| Московская филармония открыла сезон выступлениями пианиста Люки Дебарга
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2020-09-05
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/05/moskovskaia-filarmoniia-otkryla-sezon-vystupleniiami-pianista-liuki-debarga.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: пресс-служба Московской филармонии

Новый сезон Московской филармонии, несмотря на закрытые из-за пандемии границы с ЕС, начался с выступлений французского пианиста Люки Дебарга. Музыкант играет три концерта в филармонических залах - имени Сергея Рахманинова в "Филармонии-2" и в Зале Чайковского. В двух первых программах Дебарг выступает с Симфоническим оркестром Московской филармонии под управлением Юрия Симонова, третий концерт - сольный, составленный из собственных сочинений пианиста, а также из произведений Скарлатти, Баха и Стефана Дельпласа. Люка Дебарг рассказал "РГ" о музыкальной жизни во Франции, музыкальном карантине и программах, которые он исполняет:

Вы - первый иностранный музыкант, приехавший в Москву после пика пандемии. Как вам удалось пересечь закрытые границы с Россией?

Люка Дебарг: Конечно, я столкнулся с некоторыми формальностями, но этим занималось мое агентство: оно связалось с Московской филармонией, и я получил разрешение на въезд. Эмоционально же, пока пандемия еще не до конца побеждена, невозможно чувствовать себя в полной безопасности, когда я нахожусь в сотнях километров от дома. Но я как будто ощущаю себя ближе к своим предкам - пианистам, которые в начале прошлого столетия переплывали океаны, чтобы дать концерт на другом конце света.

Чем Вы занимались в длительное карантинное время?

Люка Дебарг: Карантин я провел в своем доме за городом. Там у меня электронное фортепиано, поэтому я занимался даже меньше, чем обычно. Но у меня появилась возможность делать то, на что в условиях сложного концертного графика времени остается крайне мало: я сочинял музыку, изучал гармонию, много читал. В такие времена всегда начинаешь смотреть на жизнь под другим углом.
Когда ты существуешь в режиме постоянных гастролей и разучивания программ, остается очень мало времени на внутренние переживания, на осознание своего места в жизни. И если у меня появляется свободное время, я всегда стремлюсь посвятить себя общению с друзьями и созданию семьи. Искусство не заменяет жизнь, и у каждого артиста, помимо его любви к искусству, есть и другие, общечеловеческие интересы и желания. И все же спустя несколько месяцев карантина мне стало не хватать живых выступлений: как исполнителю мне необходимо поддерживать контакт с публикой.

Сейчас, когда весь мир постепенно возвращается к обычной жизни, как обстоит дело с концертной жизнью во Франции?

Люка Дебарг: Во Франции этим летом лишь некоторые музыкальные фестивали смогли состояться - в основном в формате open-air, а на концертах строго соблюдались меры безопасности и социальной дистанции. Большинство же запланированных фестивалей были полностью отменены. По культурной жизни пандемия ударила, пожалуй, больше, чем по любой другой сфере: финансовая ситуация просто катастрофическая, некоторые учреждения и агентства оказались на грани банкротства. Мы все еще ждем полноценной реакции от государства, но, к сожалению, культура на данный момент вовсе не является приоритетной областью. Это можно понять: сейчас все меры направлены на здравоохранение и улучшение экономики. Но я верю, что и искусство не останется без помощи. Ведь, несмотря на существование интернета и передовых технологий, ничего не может заменить человеку поход на концерт или спектакль и ощущение живого звука.

Что вы выбирали для московских концертов, которые стали для вас первыми после пандемии?

Люка Дебарг: Первые две программы я должен был играть в Москве еще в апреле, но концерты тогда не состоялись. Я играю Второй концерт Прокофьева - впервые в Москве: до этого я выступал с ним только в Санкт-Петербурге. Это одно из моих любимых сочинений, и, хотя в нем очень много чисто технических сложностей, для меня его основная трудность в том, чтобы найти оригинальный подход к интерпретации. Прокофьевская звукопись полна контрастов: с одной стороны, композитор выразил в ней глубокую скорбь по поводу кончины своего близкого друга Максимилиана Шмидтгофа, которому и посвящен концерт; с другой стороны, в музыке прослушиваются характерные для Прокофьева таинственно-сказочные мотивы, как будто вдохновленные гением Гоголя. И эти два столь разных настроения существуют вместе, переходя друг в друга. Многие пианисты выбирают это сочинение для конкурсов, желая поразить жюри чистой виртуозностью: мне этот подход кажется неправильным, он разрушает всю поэзию этой музыки.
Идея программы сольного концерта под названием "Вокруг Скарлатти" изначально принадлежит музыкальному продюсеру Рене Мартену, руководителю известного фортепианного фестиваля в Ла-Рок-д'Антероне. Мы решили выбрать произведения, как-либо связанные с музыкой Скарлатти, и в итоге остановились на том, чтобы начинать и заканчивать программу произведениями Баха - современника и ровесника великого итальянца. В центр программы мы поставили пять сонат Скарлатти, две моих пьесы и несколько произведений моего друга Стефана Дельпласа - современного французского композитора. Получился временной мост длиной более чем в триста лет. Надо сказать, что концепция моих собственных сочинений в чем-то близка творчеству Скарлатти: в них главное место занимают именно музыкальные идеи, а фортепиано предназначено исключительно для их выражения. Если взять произведения Шопена, Листа, Рахманинова, то там царят именно возможности инструмента и личность конкретного исполнителя. Мой подход более абстрактный. Поэтому моя задумка состоит в том, чтобы вся программа концерта прозвучала без аплодисментов между номерами: я хочу, чтобы зрители сосредоточились не на исполнении, а исключительно на музыкальной информации.

Когда вы планируете свои следующие концерты в России?

Люка Дебарг: В России ко мне впервые пришло признание, когда я завоевал четвертую премию на Конкурсе Чайковского: именно конкурс открыл мне путь в профессиональную жизнь и позволил поделиться с широкой публикой моим творчеством, которое до этого не покидало пределов моей комнаты и классов консерватории. Для меня важно приезжать в Россию, исполнять здесь самые разные программы, экспериментировать с репертуаром, в том числе редким, делиться с русской публикой редким репертуаром, например, музыкой Метнера, редкими сочинениями Скрябина. Многое есть в планах и многое хочется воплотить. Надеюсь, что ситуация в итоге придет в норму и мы сможем вернуться к полноценной жизни.

Справка "РГ"

Люка Дебарг начал профессиональные занятия музыкой в 20 лет и окончил Парижскую высшую школу музыки им. Альфреда Корто по классу фортепиано Рены Шерешевской, выпускницы Московской консерватории. Известность к пианисту пришла в 2015 году, когда он стал лауреатом и "сенсацией" XV Конкурса Чайковского в Москве. Большое место в его творчестве занимает русский репертуар: сочинения Скрябина, Прокофьева, Метнера, Рославца, Рахманинова, Чайковского. Дебарг также исполняет джаз, пишет музыку.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 1 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика