Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 23, 2020 9:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092302
Тема| Балет, Театр балета имени Леонида Якобсона, Персоналии, Андриан Фадеев
Автор| Марина Алексеева
Заголовок| Андриан Фадеев: «Мы счастливы снова выйти на сцену»
Где опубликовано| © Петербургский дневник
Дата публикации| 2020-09-23
Ссылка| https://spbdnevnik.ru/news/2020-09-23/andrian-fadeev-my-schastlivy-snova-vyyti-na-stsenu
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Сегодня Театр балета имени Леонида Якобсона открывает 52-й сезон после почти полугодовой паузы. Как перенесли артисты долгий перерыв? Какой спектакль они покажут первым? Об этом «ПД» рассказал художественный руководитель театра, заслуженный артист России Андриан Фадеев

– Андриан Гуриевич, прежде всего поздравляем вас с долгожданным открытием сезона. Что покажете зрителям?

– Мы начинаем 52-й сезон Театра балета имени Леонида Якобсона с жемчужины мирового балета. Это шедевр балетного романтизма «Жизель». Знаменитый спектакль на музыку Адольфа Адана наш театр традиционно представляет в редакции Мариуса Петипа – первого балетмейстера Императорского Мариинского театра во второй половине XIX века. «Жизель» мы покажем на сцене Александринского театра.

Мне вообще кажется правильным открывать сезон с высокой ноты – с хита или с недавней премьеры. Например, в следующем году это, может быть, будет «Дон Кихот» Йохана Кобборга или «Онегин» Джона Крэнко – спектакль, премьеры которого мы так ждем и который мы планируем выпустить в июле 2021 года.

– Но у вас помимо этого есть еще один козырь – это всегда идущие на бис миниатюры Леонида Якобсона.

– Действительно, это могут быть и бриллианты нашей репертуарной коллекции – миниатюры Леонида Якобсона. Как раз сейчас мы работаем над возобновлением двух программ мастера.

В любом случае, я уверен, что сезон должен стартовать с шедевра. Ведь его открытие – это всегда праздник, а в нынешнем году особенно – в связи с этим перерывом, этой паузой, которая для нас была очень трудной.

– Могут ли занятия онлайн для балетного артиста заменить очную репетицию с педагогами?

– Для любого артиста перерыв пять месяцев в работе – плохой, а для артиста балета – это катастрофа: можно просто потерять профессию. Поэтому, конечно, мы все продолжали заниматься дома, ежедневно трудились над поддержанием формы, вели классы онлайн.

Не будем забывать, что на 30 процентов наше искусство – это спорт, и тяжелый спорт. Это духовная, душевная работа и спорт. Да, артисты занимались дома, но вы же понимаете, у всех разные условия…

Потом началось долгое, постепенное вхождение, возвращение в форму. Сначала по два человека занимались в классах по расписанию, потом по три, по четыре…

Постепенно расширялись, но с жестким соблюдением всех требований Роспотребнадзора. Потому что сейчас, в нынешней ситуации, не следовать им глупо. Здоровье артиста – важнейшее условие для его карьеры. Если артист балета теряет здоровье, то он теряет профессию.

– И все же, как театр будет адаптироваться к прежней жизни? И что покажет?

– Как только появится такая возможность и к нам смогут вернуться педагоги-репетиторы Агнета и Виктор Валку, мы возобновим работу над «Онегиным» Джона Крэнко.

Мы продолжаем восстанавливать программу миниатюр Леонида Якобсона – это «Классицизм-Романтизм» и «Роден». Возобновление будет приурочено к 50-летию премьеры этой программы в «Хореографических миниатюрах», так тогда назывался наш театр.

Представьте только – с труппой работают педагоги, которые когда-то были солистами у Леонида Якобсона, танцевали эти балеты. Сегодня с нашей молодежью репетируют маститые ветераны Татьяна Квасова, Валерий Сергеев, Валентина Климова, Вера Соловьева, Николай Левицкий… Все те, кто прошел огонь и воду с маэстро Якобсоном. В скором времени, надеюсь, мы покажем петербуржцам эту программу.

Как вы понимаете, мы, как и все, пока не строим долгосрочных планов, живем одним днем. Но, конечно, хотим вернуться и к гастролям, и к нашей прежней интенсивной творческой жизни.

А сейчас мы просто счастливы, что у нас есть возможность 23 и 24 сентября выйти на сцену Александринского театра к нашему любимому зрителю и показать ему «Жизель».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5141

СообщениеДобавлено: Чт Сен 24, 2020 1:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092303
Тема| Танец, Платоновский фестиваль, Персоналии, Софья Гайдукова, Константин Матулевский, Павел Глухов
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Мандельштама станцевали
На Платоновском фестивале прошли хореографические вечера

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 215(8269)
Дата публикации| 2020-09-23
Ссылка| https://rg.ru/2020/09/23/na-platonovskom-festivale-proshli-horeograficheskie-vechera.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Проект "Танцуем Мандельштама" Камерного театра был показан на Платоновском фестивале в Воронеже. Фото: Андрей Парфенов

Отмечающий десятилетие Платоновский фестиваль искусств в Воронеже лишился в этом году международной программы, но не международного уровня. Фестиваль под руководством режиссера Михаила Бычкова стал для театралов традиционной точкой притяжения: "своими" здесь ощущали себя мэтры Деклан Доннеллан, Анатолий Васильев, Михаэль Тальхаймер, Анжелен Прельжокаж. Аналогов мультижанровой программе фестиваля в центральной России нет.

В этом году из-за пандемии фестиваль переформировал афишу. А вместо залатывания дыр зарубежной программы предложил "Воронежский кейс. Фестивальный формат". Значительное место в нем заняли танцевальные спектакли. Еще несколько лет назад, до приезда Нидерландского театра танца, труппы Уэйна Макгрегора, компании Прельжокажа, никому и в голову не пришло бы искать в Воронеже хореографические спектакли. А теперь!

В "Воронежский кейс" вошли вечер Софьи Гайдуковой и Константина Матулевского, осуществленный в 2019 году в Театре оперы и балета, и две работы танцевальной труппы Камерного театра - проект "Танцуем Мандельштама" и премьера спектакля "Плот Медузы" Павла Глухова. Хорошо зная танцовщиков, с которыми работает, Глухов концентрирует внимание на их достоинствах . Но спектакль начинает расползаться на концертные номера, порой броские до эстрадности, и теряет свойственное Глухову чувство формы. Этого же чувства не хватило и постановке Софьи Гайдуковой и Константина Матулевского "Anima". Она пытается "пересказать своими словами" балеты Форсайта, но уступает им отсутствием идеи, которая и движет его танец стальных машин, задавая ритм, пластику, форму па. Более цельной выглядит гайдуковская "Арлекинада. New". Она задумана как современный пересказ старого балета Петипа, любившего противостояние лирической и эксцентрической героинь и их партнеров. Сборная восьми хореографов не сделала художественным событием и проект "Танцуем Мандельштама", которые проекты требует участия драматургов и режиссеров.

Но если не ставить амбициозные задачи, как на вечерах Платоновского фестиваля, в балете не будет развития жанра, новых имен, прыжков из "середняков" в мастера.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 24, 2020 9:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092401
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Алексей Ратманский
Автор| корр.
Заголовок| Мариинский театр покажет отложенную из-за коронавируса премьеру балета "Семь сонат"
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2020-09-24
Ссылка| https://tass.ru/kultura/9536473
Аннотация| Премьера

Изначально балет был создан хореографом Алексеем Ратманским в 2009 году для Американского театра балета

Мариинский театр покажет в четверг на своей исторической сцене премьеру балета Алексея Ратманского "Семь сонат" на музыку Доменико Скарлатти. Ранее премьера должна была состояться минувшей весной, но ее отложили из-за пандемии коронавируса, сообщили ТАСС в пресс-службе Мариинского театра.

"Первоначально показ балета готовился к мартовскому фестивалю "Мариинский", но из-за вынужденного перерыва в сценической деятельности театра его выпуск пришлось отложить", - пояснили в пресс-службе, добавив, что балет "Семь сонат" был создан хореографом в 2009 году для Американского театра балета. Он представляет собой "изысканное кружево танца для трех пар, чутко откликающихся на каждую ноту музыки Скарлатти".

Первоначально петербургские танцовщики разучивали хореографический текст с одной из первых исполнительниц балета Стеллой Абрерой. На завершающем этапе Алексей Ратманский вносит свои коррективы по видеосвязи из Нью-Йорка, присутствуя таким образом почти на каждой репетиции. Партии готовят Екатерина Кондаурова и Роман Беляков, Мария Хорева и Филипп Степин, Алина Сомова и Роман Малышев. Программу вечера дополнят постановки хореографа, возобновленные в прошлом сезоне: "Лунный Пьеро" на музыку Арнольда Шенберга и Concerto DSCH на Второй фортепианный концерт Дмитрия Шостаковича.

Премьеру этих двух балетов театр успел показать весной на открытии фестиваля "Мариинский". На этот раз на сцену выйдут новые солисты: в "Лунном Пьеро" - Виктория Терешкина и Кимин Ким, а в Concerto DSCH - Ксандер Париш.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2020 12:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092501
Тема| Балет, Ростовский музыкальный театр, Премьера, Персоналии, Арам Хачатурян, Георгий Ковтун, Денис Матвиенко
Автор| Марина Каминская
Заголовок| «Спартак»: ищите женщину!
Где опубликовано| © Наше время №272 (г. Ростов-на-Дону)
Дата публикации| 2020-09-25
Ссылка| https://www.nvgazeta.ru/news/12381/580774/
Аннотация| Премьера

Балет Хачатуряна в Ростовском музыкальном театре



– «Спартак» Ковтуна я не назвал бы ни балетом, ни шоу, скорее – действом. Или еще точнее – блокбастером, – так четыре года назад, накануне премьеры «Спартака» в постановке Георгия Ковтуна в Новосибирском академическом театре оперы и балета, говорил исполнитель главной партии Денис Матвиенко.

Теперь этот выдающийся танцовщик (Матвиенко – приглашенный солист знаменитейших театров, единственный в мире четырехкратный обладатель Гран-при международных балетных конкурсов) предстанет в главной роли на премьерных показах балета «Спартак» в Ростове. Наверно, он мог бы повторить те свои слова и здесь. Ведь постановщик-хореограф и автор либретто ростовского «Спартака» тот же: Георгий Ковтун.

…К работе над балетом «Спартак» композитор Арам Хачатурян приступил в 1941 году, когда уже шла война. Сюжет о героической борьбе поработителей был более чем актуален. И все же быстрого решения этой творческой задачи не получилось. Хачатурян вернулся к ней почти десять лет спустя, напитавшись впечатлениями в Италии.

Первым с балетом «Спартак» зрителей познакомил в 1956 году Ленинградский Кировский театр (ныне – Мариинский). Эта хореографическая версия Леонида Якобсона, как и версия Юрия Григоровича, представленная через несколько лет в Большом театре, вошла в историю отечественного балета.

Сегодня существует уже два десятка версий балета «Спартак». Свой заметный вклад в эту хореографическую «спартакиаду» внес и Георгий Ковтун.

В 2008 году он поставил по собственным либретто сразу два «Спартака»: в Питере (в Михайловском театре) и в Казани. Либретто, написанное для казанской труппы, так далеко ушло от сюжета, вдохновлявшего Хачатуряна, что первоначально балет предполагалось назвать по-другому: «Гладиатор».

Его героями должны были стать два брата, вскормленные волчицей. Во многом они разные, но влюбляются в одну девушку. Если бы не проблема с авторскими правами, то главных героев и звали бы иначе. Однако в итоге сыновья волчицы получили имена Спартака и Красса (так зовут героев-антиподов – предводителя восстания рабов и римского военачальника в балете «Спартак»), да и от идеи с названием «Гладиатор» пришлось отказаться.

В 2016-м Ковтун поставил «Спартака» в Новосибирском театре, в 2018-м – сделал обновленную версию для Михайловского театра. Сенсацией этих спектаклей стало появление на сцене живой тигрицы.

В ростовском варианте обошлось без тигрицы. Может, оно и к лучшему. Когда хрупкая балерина проходила по сцене с этой кошечкой на поводке, у некоторых зрителей в первых рядах перехватывало дыхание.

Ростовский «Спартак» и без тигрицы – это зрелищно, ярко, динамично.



«Спартакиаду» Ковтуна часто называют брутальной: танцы – яростные бои, поединки гладиаторов, танцы с элементами акробатики… Но все же и в его прочтении причина поражения восстания Спартака сводится к формуле «Ищите женщину». И в этой версии есть и лирика, и эротика.

Романтическая линия наметилась в рассказе об этих событиях еще в XIX веке, в романе Рафаэло Джованьоли «Спартак», очень популярном в Советском Союзе.

С тех пор мотив коварства и любви присутствует, пожалуй, во всех фильмах и балетных либретто о Спартаке. У Джованьоли козни против Спартака плела из-за неразделенной любви красавица Эвтибида. В балете главной злодейкой стала гетера Эгина.

В ростовском спектакле она очаровывает сподвижника Спартака Крикса, и тот, по ее научению, совершает легкомысленный поступок, граничащий с предательством.

Эгина изящна, обольстительна. Пожалуй, под ее чары попадают и зрители.

Контрастна музыка Хачатуряна, контрастны персонажи балета, контрастны и возникающие на сцене картины (художник-постановщик – Вячеслав Окунев).

Римские пиры на фоне статуи Вакха – это золото и блеск, многолюдье, яркие краски, танцы и песнопения. Да, «Спартак» в версии Ковтуна – один их тех редких балетных спектаклей, когда вживую поют, причем не за сценой, а на сцене.

А свобода, за которую Спартаку и его товарищам и жизни не жаль, рифмуется в этом спектакле с природой. Картины природы оживают благодаря видеопроекциям.

Ростовский музыкальный театр давно мечтал о постановке «Спартака», соизмеряя силы своей молодой труппы с этой сложной задачей. И вот новая высота взята. Балет «Спартак» вошел в репертуар этого театра. Думается, надолго.

Фото с сайта rostovopera.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2020 3:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092502
Тема| Балет, Музыкальный театр РК, Премьера, Персоналии, Кирилл Симонов
Автор| Музыкальный театр РК
Заголовок| Музыкальный театр РК открывает балетный сезон «Вальпургиевой ночью»
Где опубликовано| © Интернет-журнал "Лицей"
Дата публикации| 2020-09-25
Ссылка| https://gazeta-licey.ru/afisha/90375-muzyikalnyiy-teatr-rk-otkryivaet-baletnyiy-sezon-valpurgievoy-nochyu
Аннотация| Премьера



Сегодня Музыкальный театр Карелии представляет публике первую балетную премьеру сезона — знаменитую хореографическую картину «Вальпургиева ночь» из оперы «Фауст» Ш. Гуно в постановке Кирилла Симонова.


В этот же вечер будет представлен парад танцев из балета Александра Глазунова «Раймонда» — один самых красочных и зрелищных спектаклей балетного театра.

Почетными гостями театра в этот вечер станут врачи. Сто билетов карельский балет передал в дар медицинским работникам республики, оказывающим помощь больным с коронавирусной инфекцией.

Любителей балетного искусства сегодня ждет праздничный шабаш, когда «по праву кутерьма, и сходит целый свет с ума» — отчаянный вихрь эмоций от Вакха, сатиров и нимф… Такова картина праздничного шабаша, по легенде приходящегося на ночь Святой Вальпургии 1 мая. Десятки балетмейстеров ставили танцы на колоритную музыку этой хореографического действия из «Фауста», но признанным шедевром во всем мире считается постановка Леонида Лавровского. Именно его хореографию берет за основу главный балетмейстер театра Кирилл Симонов. Он сохранил эту знаковую хореографию, которую танцевали лучшие балерины ХХ века, в том числе Плисецкая, Максимова, Кондратьева, лишь вписав ее в современный визуальный ряд.

Премьера должна была состояться еще в апреле и планировалась к показу в Хельсинки. Однако из-за эпидемической ситуации гастроли в столице Финляндии не состоялись, а премьера перенеслась на осень. В этом году балетная труппа театра пополнилась новыми солистами и артистами кордебалета, которые выйдут на сцену уже в премьерном спектакле.

В этот же вечер будет представлен парад танцев из балета Александра Глазунова «Раймонда». Один из известнейших русских балетов стал последним большим творением великого Мариуса Петипа, «Раймонда» принадлежит к числу самых красочных и зрелищных спектаклей балетного театра. Для артистов это возможность показать все грани техники классического танца. Для публики — насладиться впечатляющим зрелищем балетного мастерства. Фейерверк ярчайших танцевальных номеров оставляет в душе каждого зрителя ликующее ощущение праздника.

— Непростая эпидемиологическая ситуация привнесла новые правила жизни, появилось большое количество онлайн семинаров, концертов, многие пересмотрели полюбившиеся спектакли и фильмы в записи. Но ни с чем не сравнить живое общение с актерами! — говорит председатель Медицинского совета Республики Карелия, заслуженный врач РК, главврач детской республиканской больницы Инга Леписева. — Особое удовольствие сегодня окунуться в атмосферу театра, услышать со сцены музыку после длительного перерыва. Мы рады, что наш музыкальный театр в хорошей профессиональной форме, здоров, готов показать жителям республики новые творческие работы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 25, 2020 6:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092503
Тема| Балет, Танец, Проект "Большие и маленькие", Персоналии, Софья Гайдукова
Автор| Алина Артес
Заголовок| Софья Гайдукова: у «Больших и маленьких» аналогов на ТВ нет!
Где опубликовано| © Россия – Культура
Дата публикации| 2020-09-25
Ссылка| https://tvkultura.ru/article/show/article_id/368690
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



После выхода из карантина хореограф Софья Гайдукова приняла участие сразу в двух крупных проектах нашего телеканала. В «Больших и маленьких» она выступила в качестве члена жюри, а в «Большом балете» – в роли куратора. Павильоны «Мосфильма» стали для нее вторым домом, а съемки – неотъемлемой частью жизни. Сотрудничество с артисткой получилось настолько масштабным, что беседу с ней Алина Артес поделила на две части. Сегодня – о «Больших и маленьких».

А.А. – Во втором сезоне «Больших и маленьких» участников стало в два раза больше. Как Вы объясняете явно растущий интерес к проекту?

С.Г.
– Успехом первого сезона, конечно! Когда мы создавали первые выпуски, никто не знал, как именно проект будет проходить, и чем именно он завершится. Но первый сезон показал, что все получилось. И до сих пор проект «Большие и маленькие» не имеет аналогов на телевидении! Сейчас это единственный телесмотр, где непрофессиональные детские коллективы могут показать себя во всей красе.

Конечно, участники второго сезона были еще более решительными и активными, они уже знали правила игры и понимали, куда идут. Коллективы приезжали, чтобы показать свой город, достойно защитить честь региона, продемонстрировать свои умения и таланты.

И здорово, что создатели проекта решили не отказывать участникам в удовольствии показать себя. Поэтому возникла идея увеличить количество программ!

А.А. – Вы подчеркиваете, что это смотр непрофессиональных детских коллективов, однако, профессионалы на проекте все же есть…

С.Г.
– Эта дилемма существует еще с первого сезона. Некоторые ребята действительно показывают совсем не любительский уровень!

Однако в нашем проекте мы подразумеваем под непрофессиональными артистами не тех, кто не дотягивают до определенного уровня, а тех, кто занимаются в кружках, школах искусств, но не получают диплом артиста балета. И это не значит, что эти дети - не профессионалы. Они настоящие профессионалы и зачастую настолько сильные, что даже члены жюри не знают, как оценивать это. У нас округляются глаза и раскрываются рты! Поэтому здесь под непрофессиональным уровнем мы имеем в виду не уровень подготовки, а принадлежность к той или иной форме образовательного процесса.

И я понимаю, что многие из тех, кто занимаются по два-три раза в неделю, умеют больше, чем я в их возрасте, хотя мои занятия проходили в балетной академии каждый день!

А.А. – Для многих участников проекта этот выход на профессиональную сцену – первый. А Вы помните свой дебют?

С.Г.
– Конечно! В сознательном возрасте это была партия Куколки в балете «Щелкунчик» в школе классического танца под руководством Геннадия и Ларисы Ледях. Я была самой маленькой куколкой - очень ответственная партия! Всю ночь перед спектаклем я спала в бигудях, чтобы на следующий день на выступлении у меня были большие кудри как у настоящей куклы. И для меня всегда подготовка к выходу на сцену начиналась с вечера, когда мама накручивала бигуди, и я спала на подушке как принцесса и входила в роль. Кудри были шапкой!

А.А. – У Вас в этом году были замечательные коллеги – члены жюри проекта. С Александром Могилевым Вы уже были знакомы, а как работалось с Рамилем Мехдиевым и Иваном Васильевым?

С.Г.
– В этот раз у нас было просто волшебное жюри! Я не была лично знакома с Рамилем и Иваном, но в первый же день у меня появилось ощущение, что знаю их сто лет! Ваня – настоящий балагур, Рамиль – невозможный красавец. Мы много шутили, делились историями, и именно ребята захотели сделать общий номер, и с ходу начали предлагать идеи. Мы долго думали, в каком формате можно сделать этот творческий подарок, потому что мы все очень разные, но в итоге создали очень яркий и необычный материал. Я была единственной девушкой в этом мужском коллективе, поэтому смогла получить самый большой заряд эмоций и потанцевать с тремя чудесными и разноплановыми артистами. Надеюсь, что зрителям этот номер понравится так же, как и нам!

А.А. – Вы очень много работали в карантин, будете ли в дальнейшем использовать этот онлайн-опыт?

С.Г.
– Онлайн-опыт был очень полезным, потому что сейчас я много работаю на телевидении, и все вопросы, связанные со съемочным процессом мне интересны. Мой партнер Константин Матулевский – режиссер кино и телевидения, поэтому ему тоже было интересно поработать в онлайн-пространстве. Во время работы над спектаклем «For sale» мы изучили многие особенности кинотанца, поэтому можно сказать, что это стало новым витком нашего творчества.

Однако это совершенно не означает, что теперь мы будем работать только в онлайн-формате. Тот же спектакль «For sale» мы создавали с расчетом на то, что потом его можно будет показывать и офлайн, поэтому в дальнейшем эта постановка будет перенесена в зрительный зал.


Не пропустите новый выпуск проекта «Большие и маленькие» 26 сентября в 17:30. Также ждите премьеры «Большого балета» - уже скоро!

Фото: Вадим Шульц
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2020 10:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092601
Тема| Балет, Астраханский Государственный Театр Оперы и Балета, Персоналии, Мария Александрова
Автор| Людмила Кочина
Заголовок| Мария Александрова: «Я чётко знаю – где я, а где роль»
Где опубликовано| © газета "Волга" и онлайн-журнал IMPRESSIMO
Дата публикации| 2020-09-11
Ссылка| https://astravolga.ru/marija-aleksandrova-ja-chjotko-znaju-gde-ja-a-gde-rol/
или http://impressimo.info/mariya-aleksandrova-ya-chyotko-znayu-gde-ya-a-gde-rol-v-baletnom-spektakle/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Максим Коротченко

Звезда Большого театра провела мастер-классы в Астрахани

Грациозная и талантливая, сильная и уверенная в себе, но в то же время хрупкая и женственная… Известная прима-балерина Большого театра, народная артистка России Мария Александрова, в творческой биографии которой больше 60 партий, целую неделю приезжала в Астрахань.

В течение этого времени она провела около двадцати уроков по классическому танцу для женского состава балетной труппы Астраханского театра оперы и балета. Накануне отъезда, сразу после очередного занятия звезда балета нашла время на обстоятельную беседу.

Выразить музыку через па

— Как вам работалось с астраханской балетной труппой?

— Благодарна главному балетмейстеру театра Дмитрию Гуданову, что он предоставил мне такой шанс и буквально бросил меня в пучину работы. Я сама человек эмоциональный, энергичный. И я была искренне счастлива, что астраханские балерины так хотят работать, так слушают. Девчонки прекрасны. Я называю их «мои крошки».

Они жадны до знаний, до внимания педагога. Что они сделали за неделю! Они показали, что способны на невероятные шаги к прогрессу. Потому что, в первую очередь, они сами этого хотят. Изменить человека можно только тогда, когда он хочет этого сам.

— В завершение вашего пребывания в Астрахани вы посетили концерт «Viva opera!»: местные балерины вышли на сцену, к зрителю впервые после долгого перерыва, связанного с карантином. Как-то напутствовали их?

— Я их отпускаю. Не давлю на них. Достаточно той информации, которую я дала им в зале. Самое главное – чтобы они на сцене светились. Что нужно от артиста, актёра? Чтобы он выходил и зажигал эти лампочки. И тем самым проводил мостик к зрителю – передавал эмоции, ощущения от человека к человеку.

— Ваши принципы как артиста и как педагога.

— Так как мы работаем в музыкальном театре, основной принцип – это уметь выразить музыку. У нас нет слов. Мы полностью молчаливы. Музыкальность. Соответствие хореографической задаче. И найти свою индивидуальность. Вот основные принципы как артиста.

А быть педагогом непросто. Как педагог ты зависишь от человека, которому передаёшь свои знания. Но когда ты видишь, как люди расцветают и за очень короткий срок просто сворачивают горы, ты понимаешь, что это бесценно – любить людей.

Любимица Майи Плисецкой

— Каким был ваш путь по поиску индивидуальности?

— Найти себя – вопрос внутренней культуры, мировоззрения. То, что в нашей профессии артист сам по себе не может ничего, – это факт. Все философские разговоры о том, что первично – яйцо или курица, – в балете отсутствуют. Конечно, первичен педагог. Потому что именно педагог может набрать класс и вырастить из него артистов балета. Сам себя не научишь балету. Нужен человек, который тебе передаст знания из ног в ноги, из рук в руки, из уст в уста, из глаз в глаза.

В моей судьбе большую роль сыграли люди, важные для истории русского балета. Я крепко стою на ногах, благодаря моему педагогу в младших классах Людмиле Алексеевна Коленченко. Софья Николаевна Головкина – легендарный человек, одна из величайших продолжательниц Московского хореографического училища. Когда я выпускалась, она была директором. Мой театральный педагог, Марина Тимофеевна Семёнова, у которой я занималась в классе. Ей на тот момент было 90 лет! Мой педагог Татьяна Николаевна Голикова, который сделал меня как балерину, благодаря которому я имею то узнаваемое в мире лицо.

К сожалению, кроме Людмилы Алексеевны уже никого нет в живых. Но мы настолько искренне и правдиво работали, что каждый день мои наставники со мной, со мной их образные сравнения, эмоциональные посылы.

— А Майя Плисецкая? Она называла вас своей любимой балериной…

— Мне повезло, что в моей жизни было такое внимание этого человека. И я очень рада, что вы упомянули об этом моменте. Но личные отношения – это только моё. Понимаю, что мы живём в век рекламы, но я не хочу бравировать и спекулировать великими именами.

Сложности – не для глаз публики

— Какой главный секрет успеха в балете, на ваш взгляд?

— Труд. Мало родиться просто талантливым. В нашей профессии чудес не бывает. Они создаются.

— Как складываются сутки балерины? У вас есть какое-то жёсткое расписание?

— Полный рабочий день длится одиннадцать часов. Не как у обычных людей – семь. Это нормальная театральная жизнь – утром пришёл, ночью ушёл.

В зависимости от обстоятельств, могу проснуться либо очень рано, например, если нужно к семи на самолёт, либо позволить себе поспать подольше. Также и с приёмами пищи: иногда ем в день спектакля, иногда нет – только после спектакля. Всё по-разному. Как ляжет фишка именно сегодня.

— В интернете есть фотопроекты, призванные продемонстрировать, насколько тяжела жизнь артистов балета. Например, серия снимков ног балерин. Так ли всех плохо и страшно?

— Это, конечно, хорошо для фотографии – показать ужасы. Но на самом деле, думаю, здесь речь просто о том, что у героинь фотопроекта отсутствует гигиена ног, уход за ними. Да, я балерина. Но я, в первую очередь, женщина, и, каким бы ни был тяжёлым мой труд в классе или на сцене, я никогда не позволю, чтобы у меня ноги были в таком состоянии. К труду это не имеет никакого отношения. Это то же самое, что и грязная голова.

А вообще балет, конечно, жёсткий труд – и психологически, и эмоционально, и физически. И очень зависимая профессия. Но это часть театральной жизни. Это надо понимать, но совершенно не обязательно афишировать. Любой труд труден, к любому труду надо относиться с уважением и пониманием. Работать целый день, не вставая со стула, тоже сложно. Тоже влечёт за собой всякие физиологические изменения. Но есть вещи, о которых просто неприлично говорить.

В полёте по сцене Большого

— В кино есть такое понятие, как вжиться в роль. А в балетном театре?

— Конечно. И у меня есть собственный приём в этом плане – не потеряться в роли. Ни одна роль не соответствует тому, кто ты есть на самом деле. Балет практически всегда говорит о разных видах любви – дочерней, замужней или первой, любви принцесс, королей или эльфов. Так или иначе, каждый спектакль – это какая-то эмоциональная краска любви. И я могу себе задать вопрос на эту тему, исследовать это. Но я чётко знаю, где я, а где роль. В том числе, и благодаря роли. Потому что я тоже отвечаю сама себе на вопрос: сделала бы я так или нет, хотела бы я, чтобы так было, или нет?

— Какие сложности возникают при работе с разными театральными площадками? Нужно ли к ним привыкать?

— В Европе сохранились старинные театры. У них, как правило, очень высокий покат. Это неприятно и сложно для пуантовой вращательной техники.

Второй момент – с прогрессом сильно поменялся свет. Сейчас очень мощные осветительные приборы. Ты можешь приехать на площадку, а там – эстрадный свет. Это всегда стрессовая ситуация. Для современного танца – не так страшно. А вот для классического… Вращения, резкие повороты, фуэте, диагонали, подъёмы и поддержки – глаза страдают от контрастного света, и в сочетании со скользким полом это может быть опасно. Мы же стоим на кончиках пальцев.

— Свой дебют на сцене Большого театра помните?

— Один из квартальных концертов. Вальс из «Тщетных предосторожностей». Танцевали и дети, и взрослые. Мы, маленькие дети, выходили в деревянных башмачках, в чепчиках, и у нас был такой большой-большой забег по всей диагонали. Расходились по кругу. И я была последней в этой сцепке. Маленькая, лёгкая – практически летела над полом, был сильный разнос. Думала: сейчас как улечу в оркестровую яму! И в этот момент меня захватила прямо по всей орбите красота зрительного зала. И моя мысль куда-то унеслась, и я уже почти приземлились где-то там, за кулисами. С этого момента началась моя любовь к зрительному залу Большого – с этой перспективы на бешеном адреналине.

— Не возникает ли привыкание к адреналину сцены?

— Нет. Каждый выход особенный. Разные спектакли, партнёры, дирижёры… А это всегда новое, неизведанное. Вмешательство любого человека вносит новую конфликтную ситуацию, если так можно сказать. И всё начинается заново. Всё интересно. И ничто не просчитываемо.

Упала? Вставай и иди дальше!

— Как считаете, театр – отражение нашей жизни?

— Театр – это даже предвестник. Настоящий театр – хороший, свободный – чуть-чуть опережает жизнь, предрекает многие события: политические, экономические и так далее. И внимательный думающий зритель обычно обращает внимание на изменения в театре. Ведь театр – это огромное количество талантливых эмоциональных людей, делающих вместе общее дело. И они, живя в контексте времени, просто не могут не заметить предпосылки грядущих перемен и не отразить их в своём творчестве.

— А как вы отдыхаете? Что вас расслабляет, наполняет, вдохновляет?

— Талантливые люди, сильная мощная красивая природа. Обожаю архитектуру. Могу часами гулять по городам. Это полёт мыслей, фантазии, воображения. Я чувствую, чем живёт тот или ной город или страна.

В Астрахани меня потрясло ощущение истории города: несмотря на то, что многие исторические дома в аварийном состоянии, чувствуется, что когда-то это был некий центр мира. А поездка на лотосовые поля! Красивая, спокойная, безмятежная природа, когда птицы пугаются от малейшего шороха… Огромные лотосы… И ты, чувствующая себя Дюймовочкой.

— Несмотря на тяжёлый график, вы в прекрасной форме – и эмоционально, и внешне. Что посоветуете женщинам, чтобы всегда оставаться красивыми и цветущими?

— Не лежать много на диване. Это к добру не приводит. Голова начинает болеть. И вообще это как-то неинтересно, скучно, непродуктивно…

— И что, у вас даже не бывало таких моментов, когда было настолько тяжело, что хотелось всё бросить и не вставать вообще?

— Бывало, конечно. Даю себе пару дней похандрить, и всё. Потом берёшь себя в руки и живёшь дальше. Шаг за шагом. Проблема за проблемой. Для себя я чётко решила, что нет не решаемых проблем. Нужно либо подождать, либо потерпеть, либо начать сразу действовать. Желание жить перебарывает любые трудности. Мы не знаем, как и зачем нам дана жизнь. Значит, мы не имеем права её потерять просто так. Как бы сложно ни было, как бы сильно ты не упал, нужно вставать и начинать заново.


Фото из личного архива Марии Александровой

Справка

Мария Александрова родилась 20 июля 1978 года в Москве. Начала заниматься танцем в детском ансамбле «Калинка».

В 1988 году поступила в Московскую академию хореографии. В 1995 году пробилась в финал конкурса «Евровидения» для молодых танцоров. В 1997 году была зачислена в балетную труппу Большого театра, где в последующие годы выступала как прима-балерина.

В 2004 году завоевала национальную премию «Золотая маска» за исполнении партии классической танцовщицы в балете «Светлый ручей». В 2009 году удостоилась звания народной артистки РФ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 26, 2020 6:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092602
Тема| Балет, Рижская хореографическая школа, Персоналии, Агнесе Андерсоне
Автор| Маша Насардинова (критик)
Заголовок| Агнесе Андерсоне: «Мы не можем требовать от детей врожденного аристократизма»
Где опубликовано| © Rus.Lsm.lv
Дата публикации| 2020-09-26
Ссылка| https://rus.lsm.lv/statja/kultura/kultura/agnese-andersone-mi-ne-mozhem-trebovat-ot-detey-vrozhdennogo-aristokratizma.a375575/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Foto: из личного архива А.Андерсоне

На 130 школьников здесь приходится 40 педагогов, и вместе с аттестатом о среднем образовании выпускники получают самую что ни на есть штучную профессию: артист балета. Только вот до последнего звонка в этой школе добирается лишь треть из тех, кто когда-то встал к станку, и далеко не каждому диплом гарантирует место на сцене и статус солиста...

Агнесе Андерсоне рассказывает, рискованное ли это дело — учиться классическому танцу, почему Латвия поставляет миру по преимуществу оперных звезд и каково это — быть директором единственной в стране хореографической школы. К слову, с сентября это уже не хореографическая школа, а балетная. Как в 1932 году, когда ее история только начиналась.

— Вы были в Рижской хореографической школе педагогом, были завучем, теперь директорствуете. Очень логичное движение по карьерной лестнице. И очень быстрое.

— Наверное, так оно и выглядит со стороны. На деле я за руководящими постами никогда не гналась, никогда о них не мечтала. В бытность завучем даже подумывала о том, чтобы вообще уехать, поменять жизнь. Но когда кресло директора опустело, мне пришлось полгода заботиться о школе. После этого я поняла, что надо остаться и продолжить этим заниматься. Мне кажется, каждый в один прекрасный момент находит свое место. Есть в этом какая-то предопределенность. Я в этом на собственном опыте убедилась.

— В свое время вы внезапно покинули театр…

— Да, и это было только мое решение. Я оттанцевала 10 лет. По мне, этого было более чем достаточно. И зрителю меня хватило, и я получила от сцены все, что могла. Если бы я осталась в труппе, то ничего бы от этого не выиграла. Личностного роста без перемен в жизни, наверное, не бывает. Когда человек боится вырваться из зоны комфорта, он закукливается в одном состоянии, консервируется… Другое дело, что желание танцевать никуда не девается, даже если ты завершаешь карьеру по своей воле.

Я, только уйдя из театра, осознала, как мне было хорошо там. Как легко. Но я ни о чем не жалею.

Я очень счастлива, что судьба меня привела к педагогической деятельности, она мне даже больше душу грела, чем артистическая. За 10 лет преподавания я очень многому научилась, очень многое получила, почувствовала себя по-настоящему нужной. А новая должность… Как раз недавно думала, что я только сейчас полностью разобралась, как наша школа функционирует, чем дышит. Вышла на другой уровень понимания. Но для этого мне пришлось здесь пару лет провести с восьми утра до восьми вечера, во все дела вникать — до мелочей, до последнего винтика. Ты должен беспокоиться о хозяйстве, о педагогах, о детях, об учебных программах, о пиаре — перед тобой масса задач, с которыми ты прежде не сталкивался, надо постоянно искать решения, вступать в область неизведанного, испытывать себя, и это очень интересно.

— Интересно, но тяжело?

— Нет! Я каждый день иду на работу с удовольствием. Я обожаю свою школу, обожаю людей, которых тут встречаю. Не скажу, что мне всегда легко — бывают проблемы и с педагогами, и с родителями, и с детьми, мы все не идеальны. Я просто делаю то, что могу. И пока я в силах это делать, я буду тут. Но как только пойму, что на большее уже не способна, что достигла пика — значит, надо будет двигаться дальше.

— Начало вашего директорства совпало с объединением в Национальную школу искусств четырех учебных заведений с именем и историей — Школы Дарзиня, Школы Розенталя, Школы Домского собора и Хореографической школы. Вам эта идея нравится?

— Очень. Я не скрываю, что это непросто — собрать всех нас вместе, но в будущем, я думаю, это окупится с лихвой. Речь ведь идет о детях, которые лет через двадцать будут определять лицо латвийской культуры! И они будут друг друга знать со школьной скамьи: музыканты, художники, танцовщики. В 2018 году мы открыли программу современного танца — так вот наши ребята учатся вместе с ребятами из Школы Розенталя. Это принципиальное решение, поскольку contemporary dance крепко-накрепко связан с визуальным искусством. Мне кажется, они смогут многое друг у друга почерпнуть. Все только выиграют от этих тесных контактов.

— У вас 130 учеников; из 25 человек, которых вы принимаете ежегодно, школу заканчивают примерно 10, и далеко не всех берут в театр. Если это все держать в уме — я совершенно не понимаю, как вы заманиваете детей на поступление.

— Если судить эмоционально, эти цифры выглядят неприятно. Но если включить рациональное начало — все происходит так, как должно. Зрителям во всем мире нужны выдающиеся мастера, уникальные артисты, ради которых стоит ходить в театр. А таких единицы. То, что балетная профессия жестока, а путь с ней тяжел, никто не отрицает. Но дети в 10 лет, в возрасте поступления, совсем по-другому к этому относятся. Они мечтают, они надеются, они горят. Среди них всегда найдутся те, у кого душа с рождения танцует. И они все равно придут к нам.

— Еще один неприятный вопрос. Почему за последние дет двадцать только двое представителей Латвии, Анна Лаудере и Тимофей Андрияшенко, сделали убедительную балетную карьеру за рубежом?

— А перед этим?.. Да, оперных артистов международного масштаба у нас сейчас много, а балетных мало. Но так было всегда. И тут ничего не поделаешь. На свете полно стран, в которых и народу побольше, чем у нас, и генетика для балета подходящая. Есть из кого выбирать.

А мы все-таки исторически — народ сельский. Мы не можем требовать от детей, которые приходят на вступительные экзамены, врожденного аристократизма, длинных рук и лебединых шей.

Но мы гордимся теми, кто у нас учится. Если б вы знали, сколько среди них умных, талантливых, старательных, фантастических просто ребят! Раньше после девятого класса мы с огромным сожалением должны были со многими из них расставаться, потому что нету линий, нету грации, легкости, изящества, всего того, что требует классический балет и что мы хотим видеть потом на сцене. Однако на классическом балете свет клином не сошелся! Нам было важно позаботиться об этих своих детях, дать им возможность не выкидывать на свалку пять лет, что они здесь провели, и продолжить заниматься танцем — только в другом стиле. Поэтому мы и открыли программу contemporary dance для старшей школы. По-моему, это честно.

— Как-то читала интервью Даниила Симкина, солиста American Ballet Theatre. Очень удивилась: оказывается, он учился танцу у мамы с папой, и ему хватило двух часов занятий в день, чтобы стать мировой знаменитостью. Мне кажется, на постсоветском пространстве все уверены, что балетные света божьего не видят, детства лишены напрочь.

— На самом деле Симкин сначала шел в обычную школу, а потом в зал к маме и папе. У наших учеников абсолютно то же самое. С утра у них общеобразовательные предметы, после перерыв и те самые два часа танца. Единственное — когда они подрастают, чуть больше нагрузка становится, специальные дисциплины добавляются. И практика обширная. Вот она действительно занимает много времени. Но детки очень хотят выходить на сцену, и лишать их этого — жестоко. У меня есть не то что бы мечта, но все-таки цель. Чтобы все ребята, которые пришли к нам в школу (их все-таки только 130 на всю стану, и если уж они сюда поступили, значит, они уже личности и таланты), абсолютно все, получили возможность показать себя на публике. Даже те, кто уйдет рано или поздно. Мне кажется, это важно.

Давайте я поясню. Речь об учебной практике. Это в первую очередь практика внутренняя — когда ребята учат фрагменты из балетов, дуэты, вариации и так далее, и выступают с ними на школьных концертах. Далее — практика в театре: там, конечно, выше шансы у тех, кто обладает подвижным умом, хорошей техникой, быстро схватывает репертуар и меньше болеет. А еще мы тесно сотрудничаем с Latvijas Koncerti, они устраивают лектории и представления для детей, и моя установка — задействовать здесь всех наших учеников, а не только самых одаренных.

— У вас же процентов пять — иностранцы. Как они учатся на латышском?

— Зачастую ребята из-за рубежа быстрее учат язык и лучше на нем говорят, чем наши латвийские русские. Странно, да? Девочка из Мексики — та вообще отличница. То есть это — не проблема. Я бы сказала так: было бы желание.

— Сколько они платят?

— Нисколько. Это государственная школа. Поэтому и образование на латышском языке — это государственное требование. А за проживание в интернате иностранцы платят столько же, сколько и наши. Интернат у нас в том же квартале находится, что и школа, все под присмотром.

Вечно вокруг нас мифы какие-то. Большинство людей почему-то уверены, что балетное искусство — для элиты, что у нас учатся богатые дети и обучение стоит громадных денег.

Наверное, нам нужно больше рассказывать о себе, насколько мы, на самом-то деле, доступные. Бесплатное и качественное профессиональное образование, маленькие классы, хорошие условия для проживания — ну правда, нам есть чем гордиться.

— Конкурс большой?

— Обычно три человека на место. Мальчики, конечно, в дефиците, но это во всех балетных школах так, не только у нас. Мы много говорим об этом с зарубежными коллегами. Но все равно берем не всех. Если мама сына привела и просит — ну пожалуйста, возьмите, а мы видим, что не будет он танцевать, то отказываем категорически.

Не надо мучить детей.

Словом, в этом году у нас в выпуске мальчиков нет, на следующий год будет один. А довольна и счастлива я буду только тогда, когда у нас будет учиться по десять мальчиков в каждом классе. Я верю, что мы этого добьемся. Будет отличный повод выпить шампанского.

— Как школа пережила карантин?

— Мы, как и все, занимались на удалении, по ZOOMу. Насколько качественно такое обучение, другой вопрос, но тут важнее, чтобы все были живы и здоровы. Для тех, кто выпускался, мы при первой возможности предложили индивидуальные репетиции, работали все лето. Выпуск перенесли на конец июля, приемные экзамены — на август. Особенно жалко было тех, кто в школе и в театре находился на пике формы. Знаете, у танцовщиков бывает такое особое время — благоприятное, сочное, плодотворное, — когда все спорится, все получается. И проводить его без спектаклей — худшее, что может случиться в жизни в артиста…

А еще меня очень волнует моральное состояние детей, потому что они очень быстро привыкают ничего не делать, это же очень удобно — расслабиться и дома сидеть...

Не дай бог еще один год пойдет коту под хвост... Конечно, какое-то время все могут жить в экстремальных условиях, раз надо, значит, надо, мы готовы. Но я очень надеюсь, что все это закончилось.

— Кого-нибудь в театр взяли?

— Половину выпуска, четырех девочек из восьми. В кордебалет. Для начала это очень, очень полезно. Когда ты проходишь по всем ступенькам балетной иерархии, начиная с самых низов, это самое лучшее для артиста. Это не значит, что ты должен 10 лет в кордебалете провести. Но Айвар Лейманис (художественный руководитель Латвийского Национального балета, — М.Н.) никого в кордебалете не задерживает надолго без оснований. Если у человека талант, он дает ему проявиться. Я помню, когда мы пришли в театр, он с каждым беседовал отдельно, говорил: я всем предоставлю шанс, когда это будет, сказать не могу, но если ты этот шанс не используешь, сам будешь виноват. Все так и вышло.

— А куда деваться остальным вашим выпускникам?

— Мир велик, возможностей множество. Мне лично очень жаль ребят, которые абсолютно готовы танцевать профессионально, — их не взяли, например, в нашу труппу, но они вполне могли бы найти себе место в других компаниях — а они даже не пытаются! Они не хотят покидать страну. Остаются тут, поступают в вузы, получают другие специальности.

Но танцевать-то мы можем, только пока молоды. Иди! Езжай! Пробуй себя! Учеба никуда от тебя не денется! Вся жизнь впереди!

Вообще, латвийский контингент — он очень домашний, очень семейный. Я ездила по стране, посещала много школ, в которых есть хорошие танцевальные коллективы, приглашала к нам — так многие боятся отдавать детей в Ригу: он же маленький, он же мой любимый, как он в 10 лет будет жить один, без меня?! И я, как мама, это понимаю... А с другой стороны — из России, из Германии, из Литвы ребята приезжают. И ничего, справляются. Потому что видят цель и идут к ней.

— В мирное время жизнь в школе кипит: концерты, мастер-классы, поездки на конкурсы… Кто это все оплачивает? В бюджете есть особая статья?

— К сожалению, нет. Школа старая, приходится тратить столько средств на то, чтобы содержать ее в приличном состоянии, что на творчество практически не остается. Тут я должна сказать, что состояние действительно очень и очень приличное, я не могу в этом смысле жаловаться, могу только сказать большое спасибо предыдущему директору. Другим заведениям, которые входят в Национальную школу искусств, требуется куда больше вложений в ремонт. Очень жаль, конечно.

Мы единственное в стране образовательное учреждение подобного рода, а львиную долю бюджета тратим на то, что радиаторы чиним и трещины замазываем.

Но, например, три года назад был Балтийский бал, мы там выступали и получили пожертвование в 10 000 евро. И вот эти деньги мы оставили для поддержки талантливым детям. Увы, кошелек становится тоньше и тоньше, и наша задача — найти тех, кто смог бы помочь ребятам куда-то поехать и показать, на что они способны. Скажем, Фонд культурного капитала поддерживает тех детей, кто от себя, в частном порядке, подает заявки. Но это всегда лотерея: будет грант или нет.

— Чем вы гордитесь как руководитель?

— В первую очередь, педагогами. Мне кажется, именно они определяют лицо школы, и нам невероятно повезло, что у нас есть преподаватели старой еще закалки, с фантастическим опытом. Даже просто смотреть на то, что они делают — наслаждение. Но время летит быстро, и надо заботиться о том, чтобы бесценные знания, которыми они обладают, не пропали, а были переданы молодым наставникам. Тогда школа и дальше будет развиваться, двигаться вперед.

— Сколько их — педагогов?

— С концертмейстерами — 40 педагогов, 25-27 — без.

— А у вас самой остается время преподавать?

— Первые два года я не преподавала, потому что руководитель школы не имеет права этим заниматься больше семи часов в неделю, а если ты хочешь вести класс, нагрузка будет гораздо больше. Это было правильно — на какое-то отказаться от творческой деятельности и сосредоточиться на хозяйственной: я перфекционист по складу характера, мне сначала с делами надо было разобраться, всю себя этому посвятить, не разбрасываться. Но прошлой осенью я начала вести классику на отделении современного танца. Мне этого очень не хватало, я очень люблю работать с детьми, особенно, как ни странно, с детьми непростыми, к которым нужно искать особый подход. Научить ребенка, который тебя не слышит, или тебе сопротивляется, или не верит в собственные силы — мне кажется, это самое интересное в педагогике.

— Чего бы вам хотелось достичь как директору?

— Закрепить на бумаге наше особое положение. Вот есть образовательная система в области культуры — и мы все время стараемся пролезть сквозь игольное ушко, чтобы наша работа соответствовала всем требованиям, чтобы одна структура была нами довольна, вторая, третья... Но у балетного обучения есть своя специфика, и в общие рамки она не укладывается. Например, нашим детям до сих пор надо посещать спорт. Конечно, в законах нигде не написано, что спорт для балетных детей — жуткая нагрузка, причем для будущих артистов неправильная, травмоопасная. А я хочу добиться, чтобы это официально признали, чтобы бумаги наконец-то был подписаны, чтобы следующему директору, который придет после меня, уже не надо было об этом думать...

Да много чего добиваться нужно. Чтобы у наших детей каждый год, как раньше, была спортивная диспансеризация. Чтобы доктор находился в школе постоянно, а не стандартные восемь часов, и ребенок мог к нему в любой момент обратиться. Я думаю, все будут рады, и педагоги, и дети, и родители, если мы наконец сможем какие-то экстры получить. Хотя это не экстры никакие, это то, что нам положено как профессиональной балетной школе. Конечно, это долгий процесс, он требует времени и сил, но ничего. Все постепенно наладится.

ПЕРСОНА

Агнесе Андерсоне (1977) родилась в Риге. В 1996 году окончила Рижскую хореографическую школу и была принята в труппу Латвийской Национальной оперы. Через десять лет завершила карьеру солистки, запомнившись публике прежде всего исполнением партии Золушки в одноименном балете. В 2004-м получила диплом Латвийской музыкальной академии (факультет хореографии и педагогики). Какое-то время жила в Новой Зеландии и Великобритании. Вернувшись, начала преподавать в Рижской хореографической школе и в 2017 году ее возглавила. Воспитывает сына.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 27, 2020 9:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092701
Тема| Балет, , Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Дмитрий Быков
Заголовок| В балете все непристойно!
Где опубликовано| © Нью Интервью
Дата публикации| 2020-09-26
Ссылка| https://new-interview.ru/actors/nikolaj-cziskaridze-dmitrij-bykov/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Посмотреть в отдельном окне


Николай Цискаридзе
Российский артист балета и педагог, премьер балета Большого театра в 1992-2013 годах, Народный артист РФ, Народный артист Северной Осетии, дважды лауреат Государственной премии РФ, трижды лауреат театральной премии «Золотая маска». Член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству.

В этом видео – откровенный разговор Николая Цискаридзе и Дмитрия Быкова про балет, силу характера, смешное и трагическое, про театральное закулисье и литературу. О том, что делать, когда начинаешь чувствовать возраст, об опасности красоты, грузинском характере и о том, почему балет – самое бессмысленное занятие на свете.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 27, 2020 11:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092702
Тема| Балет, театр "Киев Модерн-балет", Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Константин Рылев
Заголовок| Метафизический балет
Где опубликовано| © Фокус
Дата публикации| 2020-09-27
Ссылка| https://focus.ua/culture/463697-metafizicheskii_balet
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Один из самых популярных и титулованных современных хореографов Украины Раду Поклитару поделился с Фокусом подробностями своей новой масштабной постановки — балета "Маленький принц".


Фото: Кирилл Чуботин

У Раду Поклитару — мировое признание и россыпь национальных "Киевских пекторалей". Но дело не только в регалиях и наградах, а в том, что постановки его театра "Киев Модерн-балет" — это ярчайшие шоу с особенными пластикой и драматургией, которые яркостью красок напоминают бродвейские мюзиклы, а размахом и метафизической начинкой — блокбастеры в жанре фэнтези.

Поклитару трансформирует классические балетные сюжеты, выстраивая свою историю. Например, в "Лебедином озере" у него темные маги убивают белых лебедей, отбирают их детеныша и пытаются воспитать его на свой лад. А в "Щелкунчике", где полчища серых крыс надолго засядут у вас в памяти, девушка, главная героиня, замерзает на морозе — все действо, оказывается, было ее сном. "Такой финал получился уже после третьего представления", — признается Поклитару Фокусу.

Фабула его балетов зачастую строится по такой формуле: мир атакуют темные силы, на их пути возникает светлый герой, он гибнет, тем самым спасая мир. Поклитару не очень любит анализировать свои творения. Говорит, что работает по наитию.

Широкую популярность балетмейстер получил после участия в нескольких телесезонах проекта "Танцуют все", где создал десятки танцевальных номеров. В 2014-м Поклитару участвовал в постановке церемонии открытия и закрытия Олимпийских игр в Сочи.

Сегодня же его театр "Киев Модерн-балет" открывает сезон с соблюдением карантинных мер. В интервью Фокусу Поклитару раскрывает тайны своей творческой лаборатории и некоторые подробности нового балета "Маленький принц", премьера которого запланирована на октябрь.

Расскажите об особенностях работы над «Маленьким принцем».

— "Маленький принц" сложно переводится на язык хореографии. Там чересчур много слов и афоризмов. Непросто найти хореографический подстрочник.

Вам ли? Вы же в любом сюжете находите метафизику.

— Да (смеется), можно легко переделать аббревиатуру моего театра КМБ под "Киев метафизик-балет". Но, возможно, дело не во мне, а в искусстве танца, которому в принципе присуще нечто метафизическое. Ведь мы рассказываем такие непростые истории, как "Лебединое озеро", "Щелкунчик", "Вий", только при помощи движений, а они, по-хорошему, не предназначены для исполнения "без слов". Может, при переходе из одного жанра в другой, из одного состояния в иное и происходит то, что вы называете метафизикой.

Я имею в виду, что вы любую историю выводите на уровень мифа, как в жанре фэнтези. Как у вас возникает таинство творчества?

— Все и всегда начинается с того, что я сижу и придумываю в одиночестве. Это самое счастливое для меня время, потому что я никак не связан с человеческим фактором, если только общение с самим с собой не считать таковым. Мой набор на старте: компьютер, наушники, музыка. Первоначальные усилия превращаются в банальный вордовский файл под названием "Мысли по проекту". К этому файлу имеют доступ только мои соавторы: сценографы, художники по костюмам, композитор (если он есть) и пиар-менеджер нашего театра, который пытается вычленить из этого малолитературного текста какие-то фразы, чтобы потом использовать их в СМИ.

После файл обрастает хронометражем: на какой секунде кто выходит и уходит. Часто я использую литературную первооснову — вольно ее перерабатываю, потому что не все можно перевести на на язык балета.

Моцарт — собрат Маленького принца

Судя по неожиданным номерам в телепрограмме "Танцуют все", кажется, что вы буквально все можете перевести на язык балета.


— Если взять "Маленького принца", то там немало моментов, которые трудно пересказать языком балета или это не имеет смысла. Например, есть история об открытии планеты турецким астрономом, чьи слова не восприняли серьезно, потому что он был одет в турецкие штаны и феску. Когда же он переоделся в смокинг, все сразу восприняли его доклад, потому что он был одет как европеец. Это не очень балетная история.

Почему?

— Балет — это в первую очередь эмоциональная вещь, все эмоциональное рассказывается легко. Да, рассудочное тоже можно рассказать балетным языком, но в таком случае всегда возникает вопрос: а что, если заменить его на эмоциональную подачу, которая будет работать гораздо лучше?

Расскажу, как шел к этому проекту. Я не очень трудолюбивый человек, но для своего театра "Киев Модерн-балет" раз в год должен выпускать большой и желательно еще маленький спектакли. Я не должен молчать дольше года, это опасно с точки зрения профессии: нужно постоянно быть в творческом тонусе. У меня в творческих закромах есть любимые вещи, которые приберегаю на потом. Помню, как наткнулся на первые произведения маленького Моцарта, свою первую симфонию написавшего в восемь лет. Когда я послушал эту музыку, то был в восторге! А ведь это написал по нынешним временам мальчишка-второклассник, ему бы в футбол погонять!

Папа-музыкант дрессировал его с детства.

— Да, папа был жесткий. Но, так или иначе, музыка маленького Моцарта была потрясающей. И эта тема у меня до поры до времени лежала на компьютере в папке "Балет "Детство". Идея была в том, как много мы не помним о детстве. Я сам чувствую, что многое утратил — особенно в остроте восприятия.

Кишинев, в котором я родился, находится недалеко от Одессы. В советское время это расстояние преодолевалось за три часа на поезде. Моя мама возила меня каждое лето в Одессу на море. Помню, с каким волнением я ждал встречи с морем — с этим огромным до горизонта количеством воды. И вот на Приморском бульваре, где бюст Пушкина, мы подходили с мамой к парапету, и я видел море — у меня дух захватывало от этой встречи. Невероятное событие! Но в свой очередной приезд, когда мне было уже 19–20 лет, когда я подошел к парапету, то ничего подобного не произошло. Море и море. Я уже взрослый человек, чего мне волноваться?

Утрата остроты восприятия — одна из главных утрат в человеческой жизни. Мы разучиваемся радоваться простым вещам. Поэтому я пытаюсь создать спектакль о детстве, по которому мы тоскуем и которое уже не возвратить.

В творчестве я прозаический человек и всегда с усмешкой воспринимал историю о том, что химик Менделеев увидел свою таблицу во сне. Но со мной такое тоже произошло. Именно во сне ко мне пришла идея, что маленький мальчик Моцарт, написавший симфонии, по возрасту близок Маленькому принцу. Всё совпало. Обычно наутро сон забывается, но я проснулся с пониманием, что это хорошая мысль: объединить Моцарта и Принца. Так папка "Балет "Детство" была переименована в папку "Маленький принц".

Плюс к музыке Моцарта добавилось совершенно гениальное, с моей точки зрения, исполнение украинских колыбельных Марией Пилипчак. Она собирательница, популяризатор фольклора и энтузиаст своего дела, болеющая душой, чтобы песенное наследие Украины осталось и было передано следующим поколениям. Мы получили согласие на использование её голоса в этом балете.

Это музыкальная часть постановки, а что с образной, хореографической?

— Обычно, когда работаю над постановкой, стараюсь куда-то уехать, потому что мне сложно создавать в привычных условиях. "Лебединое озеро" я придумывал в Нидерландах — в Схевенингене, пригороде Гааги. "Спящую красавицу" — в Ворзеле, это более бюджетный вариант: хотя мне есть где жить в Киеве, я снял там номер в отеле. А "Маленький принц" случился в одном из моих самых любимых мест, греческом городе Лутраки, — это курорт, находящийся в 80 км от Афин. Я снял там себе жилье с маленьким двориком, был ноябрь. Но я морж, поэтому купаюсь в любую погоду. Я там проводил тогда время, сидя за столиком с ноутбуком в маленьком патио под полусгнившими апельсинами, которые грозили в любой момент упасть мне на голову. Сидел и думал: как это произведение Антуана де Сент-Экзюпери, наполненное волшебными образами и афоризмами, перевести на язык танца. Вот это, например, знаменитое выражение: "Мы в ответе за тех, кого приручили". Однако я всегда надеюсь на Его Величество Танец, который может говорить о чем-то не буквально, но гораздо более эмоционально, чем слова. Я всегда надеюсь на это чудо.

Два антагониста — Змей и Маленький принц — уже есть?

— Змей уже есть, но я еще сомневаюсь, может, что-то придется переделывать. У меня он стал приобретать черты библейского, хотя я этого не планировал, и у Экзюпери этого нет. Но почему-то он стал постепенно похож на постмодернистского ветхозаветного Змея.

А что Принц?

— Маленький принц уже родился — он теперь живет своей жизнью. И путешествует, как мы помним, по шести планетам прежде чем попасть на Землю. Это планеты Короля, Счетовода, Пьяницы, Фонарщика, Географа и Честолюбца. Я не был уверен в том, как перевести на язык танца Счетовода. Он нехореографичен, потому что неэмоционален. Но все-таки я его создал.

Каким?

— Вот придете на премьеру, посмотрите (смеется).

Она будет только онлайн.

— Да, это требование Украинского культурного фонда. Мы с большим отрывом выиграли их грант на "Маленького Принца". Они выделили на постановку 1,8 млн грн. Плюс возвратная финансовая помощь в размере 0,6 млн грн от Департамента культуры Киева. Общий бюджет — 2,4 млн грн. УКФ в условиях пандемии не финансирует проекты, которые предусматривают присутствие зрителей в зале. Только онлайн.

Славянская эффективность

Два слова об Олимпиаде в Сочи. Это самая грандиозная по масштабам постановка, которую вам довелось создавать?


— Конечно. 445 человек было задействовано. Это интересный опыт — было страшно браться. Но меня убедили, что я смогу. В итоге получилось достаточно легко. Я там был со своими ассистентами — Александром Лещенко и Андреем Мусориным. Мусорин сейчас возглавил балет Львовской национальной оперы. Церемония была поделена на четыре части, которые ставили четыре человека. Все мои коллеги были западными. И, что интересно, мы, славяне, действовали нерационально: у нас не было жесткого планирования и строгого администрирования. У них же все было четко распределено, кто за что отвечает каждую секунду репетиционного времени. Все вроде правильно, но в итоге последние дней 20 перед церемонией мы не знали, чем заняться: у нас все было готово, а эти ребята все еще догоняли (смеется). Следует признать, что славянский подход оказался эффективнее. Я с ассистентами только обсуждал: "Что репетируем сегодня — "Марш"? Ну давайте". Сложность в Сочи оказалась в том, что была зима, стадион неотапливаемый. Среди полтысячи танцоров многие простудились. Все время кто-то менялся или отсутствовал — куча людей больных с температурой. Полный состав я увидел только на церемонии.

Как вы управляли таким огромным количеством танцовщиков?

— При помощи FM-наушников: они были у каждого артиста в ушах — правое ухо свободно для музыки, а в левом наушник с моим голосом. Я подключался к разным группам. На репетиции проверял, слышат меня или нет. "Ребята, сейчас все на три-четыре садитесь". Человек пять осталось стоять. Ага, наушники были самовольно вынуты – "А ну, идите сюда на ковер!"

Современный балет в Украине по-прежнему остается белой вороной. Почему?

— Да, вот уже 14 лет наш театр — локомотив в этом плане. Как репертуарный театр мы действительно единственные, кто делает это на постоянной основе. Но иногда собираются команды под проект. Денис Матвиенко сделал балет "Великий Гэтсби" на музыку Константина Меладзе. Константин Томильченко создал интересные вещи на ВДНХ: шоу "Мюнхгаузен" и "Вартові Мрій" — это соединение танца, цирка с цифровыми технологиями. Пожалуй, это все.

Что мешает множить это явление?

— На сегодня театр "Киев Модерн-балет" не может получить даже статус национального из-за инертности бюрократических структур. Но я нахожусь в состоянии диалога с министром культуры Александром Ткаченко, надеюсь, дело сдвинется с места. Что касается молодых хореографов, то их немало вышло из стен нашего театра. Это Алексей Бусько, Сергей Кон, Артем Шошин, Илья Мирошниченко, Владислав Детюченко. Я стараюсь дать им возможность реализоваться, потому что трудно найти другой такой коллектив, где можно постоянно что-то пробовать.

Кто для вас был образцом, с кем вас часто сравнивают?

— В годы творческой юности меня часто сравнивали со шведским хореографом Матсом Эком. В разные периоды жизни у меня были разные кумиры. Сперва я был под впечатлением от творчества француза Мориса Бежара, потом — от Иржи Килиана, он чешского происхождения, но работал в Гааге. Ему невозможно подражать, как любому гению, но можно восхищаться. А из российских я с большим удовольствием смотрю постановки питерского хореографа Бориса Эйфмана. Он, кстати, учился еще в Кишиневе у моего отца. Я точно на него не похож, потому что Эйфман — неоклассик. Но он первый и единственный, который поставил спектакль "Братья Карамазовы". У меня тоже есть задумка поставить одно грандиозное произведение, но об этом пока рано говорить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 27, 2020 11:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092703
Тема| Балет, Латвийская Национальная опера, Персоналии, Юлия Брауэр
Автор| Беседовала Рита Трошкина
Заголовок| Балерина Юлия Брауэр: “Зло не дремлет. Но любовь все равно сильнее”
Где опубликовано| © радио Baltkom
Дата публикации| 2020-09-27
Ссылка| https://mixnews.lv/zelenaja-lampa/2020/09/27/balerina-yuliya-brauer-chudesa-sluchayutsya-oni-vsegda-vokrug-nas/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Гостья программы “Зеленая лампа” – балерина, солистка Латвийской Национальной оперы Юлия БРАУЭР пришла у нам на радио Baltkom прямо с репетиции балета “У голубого Дуная”. И после окончания программы побежала обратно. Карантинный период для театров, к счастью, закончился. Работы и планов много. И наша Опера в сентябре открыла сезон премьерой “Лебединого озера”, где Юлия станцевала Одетту-Одилию.

Вообще-то премьера должна была состояться 3 апреля. Ждали для участия солиста Ла Скала Тимофея Андриященко. К сожалению, все пришлось отложить, а в нынешнем сезоне Тимофей участовать не смог. На роль Зигфрида пригласили премьера Королевского балета Великобритании (Covent Garden) Вадима Мунтагирова.

“Я очень рада, что танцевала с ним. За две репетиции мы отлично станцевались и были готовы к премьере. Очень яркий и красочный спектакль получился. Костюмы выглядели шикарно и очень соответствовали той эпохе,- рассказала Юлия. – Сценограф, чтобы расширить визуально сцену, придумала поставить вместо кулис зеркала. Получился необычный эффект: танцуешь – и видишь себя в зеркале. То есть увеличилось количество лебедей. И еще: в нашем спектакле все закончилось хорошо, добро ппобедило. Идея была заложена такая, что зло не дремлет, оно в любой момент может проснуться. Но любовь все равно сильнее“.

Это не первое “Лебединое озеро” у Юлии в этом году. В феврале она станцевала этот балет в Каире. “После каирского спектакля я уже поняла многое и знала, где быть мягче, где пожестче. Работала с замечательной труппой – очень открытые люди, поделились такой чистой энергией. Это всемирно известный балет, каждый знает и сюжет и музыку и партитуру. У каждого сложилось впечатление, каким должны быть белый и черный лебедь. До этого я танцевала только белого. А теперь обе партии (это очень интересно – за 15 минут поменять совершенно разные характеры, от невинности до жесткости), но мне было страшно обидеть лебедя. И вот после спектаклей в Каире я перестала бояться за лебедя. Подружилась с ним”, – улыбается балерина.

11 сентября состоялась еще одна премьера – балет “Бахчисарайский фонтан”, где также танцует Юлия Брауэр. “Я долго шла к этой роли, – рассказала она. – Мне помогла очень музыка, в этом балете она прекрасная. И только на премьере у меня сложилось все. И я познакомилась с Марией, моей героиней. Вот такие чудеса случаются”.

Во время карантина балерина занималась дома, театр выдал артистам балетный пол. “А в свободное время я начала знакомиться с собой, узнавать себя с другой стороны. Я много читала книг по балету, биографии Бежара, Нижинского, классику. И думала: чем я хотела бы заняться, если не балет. И пошла учиться онлайн по психологии. Сейчас читаю “Войну и мир”. А любимая моя книга – “Унесенные ветром”. Знаменитая фраза главной героини “Об этом я подумаю завтра” очень подходит к нашей ситуации…”

Про балерину Юлию Брауэр говорят: “Легкая, как перышко. Когда танцует – нарушает законы всемирного тяготения“. У неее много наград, полученных на престижных конкурсах. В том числе, она была названа Лучшей солисткой в сезоне 2017/2018 годов. Есть у нее и “Хрустальная туфелька“, полученная на самом первом ее конкурсе в Киеве.

И особенно дорогая награда от Ассоциации балета – кольцо знаменитой балерины и главного балетмейстера Латвийского театра оперы и балета Елены Тангиевой-Бирзниеце, которая была ученицей легендарной Агриппины Вагановой, а также сама танцевала в Мариинском театре.

“В январе этого года мне позвонила Лита Бейрис и рассказала об этом призе. Я даже сначала не поверила. Потом перезванивала ей и переспрашивала – не послышалось ли мне. Но оказалось все верно. И мне вручили это кольцо. Это переходящий приз. Не описать те чувства, которые я испытала. До сих пор не до конца верю этому”, – улыбается Юлия.


Юлия Брауэр в роли Марии и Кристап Яунжейкарс в роли Вацлава в балете “Бахчисарайский фонтан”. (фото – LNO)

Кем только она не мечтала стать в детстве – парикмахером, ветеринаром. Но судьба ее решилась в 10 лет. «Как раз перед премьерой “Лебединого озера” мы с сестрой вспоминали это время, когда я осталась у нее в Риге. Сестре было 25 лет, и ей пришлось взять ответственность за 10-летнего ребенка, чтобы я могла учиться балету”.

Юлия родом из семьи ссыльных сибирских латышей. Во время войны семья ее прабабушек и прадедушек была отправлена в Сибирь. Там, в деревне, в 8 часах езды от Красноярска, она и родилась. “Ближайший к нам город – Абакан – в трех часах езды. Там очень красивая природа, я и сейчас по ней скучаю, – вспоминает балерина. – С ранних лет я все время танцевала у зеркала, импровизировала, участвовала в школьных мероприятиях. О балете ничего и не знала. В 2003 году приехала в Ригу с группой детей и с мамой, нас тогда пригласили в латышский лагерь. И меня показали балетному педагогу Регине Каупуже. Она сказала, что ребенок годен, есть данные. Приходите 1 сентября. Я считаю, что просто случилось чудо. Необъяснимо ничем. Моя мама пошла на большой риск, оставив меня здесь. И я очень благодарна всем, кто мне помогал. И судьбе за то, что все получилось”.

“В чудеса нужно верить, потому что они действительно происходят, и большие, и маленькие, – уверена Юлия. – Даже если у тебя опустились руки, кто-то подойдет к тебе и скажет хорошие слова. И ты выдержишь все. Разве это не удивительно? Такие моменты чуда и счастья всегда есть вокруг нас. Надо учиться их замечать”.

А мечта у самой Юлии – станцевать Жизель. “Я ее очень жду”, – улыбается балерина. И мы уверены, что это обязательно сбудется.

Послушать запись программы можно
ЗДЕСЬ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2020 10:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092801
Тема| Балет, Парижская опера, Персоналии, Леонор Болак
Автор| Юрий Коваленко
Заголовок| «Нужны спектакли о сегодняшнем дне, а не про ундин и фей»
Танцовщица Леонор Болак — о проблемах современной хореографии, антракте длиною в год и Джульетте со сломанным ребром
Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2020-09-28
Ссылка| https://iz.ru/1066060/iurii-kovalenko/nuzhny-spektakli-o-segodniashnem-dne-ne-pro-undin-i-fei
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Svetlana Loboff

Первая премьера Парижской оперы после карантина пройдет под фонограмму, в балете не будет массовых сцен, а билеты стоят вдвое дешевле, чем обычно. Об этом «Известиям» рассказала известная французская танцовщица, этуаль Леонор Болак. Она выйдет на сцену 2 октября в спектакле-оммаже Рудольфу Нурееву, который с 1983 по 1989 год стоял во главе балетной труппы театра.

— Нуреев был бы доволен посвященным ему спектаклем, который срежиссировала нынешний худрук Парижской оперы Орели Дюпон?

— Не сомневаюсь. Это настоящий гимн Нурееву. Мы представим его лучшие постановки, которые на протяжении десятилетий шли и идут и на нашей сцене, и во всем мире. Сейчас в его спектаклях занято новое поколение молодых танцоров, которые не застали при жизни Рудольфа, но наши педагоги работали с ним.

— В чем причина успеха его балетов, которые остаются основой репертуара Парижской оперы и всегда собирают полные залы?

— Нуреев — целая эпоха в нашей балетной истории, которая продолжается. Прежде всего его постановки очень эффектны. Он привнес новые моменты в классику, вывел на первый план мужские партии. Усилил драматическую ноту спектаклей, которые перестали, как, например, «Щелкунчик», быть слишком сентиментальными. Его хореография вызывает более сильные эмоции, чем другие академические постановки. Исполнять нуреевские балеты трудно, но танцовщикам нравится этот вызов.

— С какими чувствами вы ждете этого события?

— Волнуюсь, переживаю, горю нетерпением. Надеюсь, ничто в последний момент нам не помешает. Танцовщики возбуждены и нервничают, как звери перед тем, как откроют клетку и выпустят их на арену. Возвращения балета с огромным нетерпением ждет и публика.

— Артисты около года не выходили на парижскую сцену: в ноябре-декабре 2019-го спектакли сорвали забастовки, потом разразилась эпидемия. В результате пришлось отменить около 160 балетов и опер. Когда вы приступили к репетициям в театре?

— В начале сентября. До этого старались поддерживать форму в домашних условиях, что было крайне тяжело. Сейчас она постепенно возвращается, и к премьере, надеюсь, мы будем готовы.

— Дирекция приняла все меры предосторожности?

— Мы репетируем небольшими группами, не снимаем маски, постоянно проходим тестирование, по возможности соблюдаем дистанцию. В программе только дуэты и сольные танцы.

— Число мест в зрительном зале будет ограничено?

— Этот вопрос, который касается всех французских театров, решает не наша дирекция, а правительство. У нас не будет оркестра, выступим под фонограмму. Это связано с тем, что оркестровую яму закроет сцена с помостом, потому что на главной сцене продолжаются работы. Спектакль идет полтора часа без антракта. Не знаю, будет ли открыт буфет.

— На сайте Парижской оперы пока остаются билеты на 10 спектаклей Нуреева, которые пройдут в октябре, несмотря на то что самые дорогие стоят €90 — в два раза дешевле, чем обычно. Вас это не удивляет?

— Насколько мне известно, большинство билетов уже разошлось, да и в продажу они поступили относительно недавно. Так или иначе мы рады вернуться к публике, которая придет, несмотря на пандемию.

— Когда вы сами выступали в последний раз?

— В марте 2020 года на наших гастролях в Японии. В Париже в декабре прошлого года я должна была выступать в «Баядерке» — опять-таки в нуреевской редакции. Но спектакль отменили из-за забастовки. Получается, что в последний раз я танцевала в Париже ровно год назад.

— Как вы переживаете пандемию, которая снова набирает обороты?

— Уговариваю себя не зацикливаться на COVID-19, настраиваюсь на оптимистическую волну. Не унываю, занимаюсь разными делами. Как ни странно, нам стало психологически труднее после окончания карантина: артисты сразу не могли вернуться на сцену. Оставались в неведении, гадали, что нас ждет. Все это действовало удручающе. Сама я нашла себе занятия: на разных онлайн-платформах давала уроки танцев, в том числе и для балетной школы, в которой отменили занятия. Продолжаю помогать ассоциации «Что может сделать танец», которая занимается кенийскими детьми.

— Какой сегодня ваш главный проект?

— Танцевать. Мне нравится поочередно выступать в академическом, неоклассическом и современном балетах, но больше всего скучаю по классике. Скоро вернусь к репетициям той же «Баядерки», премьера которой намечена на декабрь.

— Джордж Баланчин говорил, что балетоманы всего мира делятся на тех, кто предпочитает «Лебединое озеро» или «Спящую красавицу», которую сам он любил больше. А ваш выбор?

— Мне трудно ответить на этот вопрос, потому что 2 октября я впервые станцую «Спящую». А вот в «Лебедином», напротив, выступала часто и возведена в ранг этуали именно после этого спектакля в нуреевской редакции. Поэтому с особым трепетом отношусь к Одетте-Одилии. Так или иначе из всех балетов больше всего люблю те, музыку к которым написал Чайковский.

— Не стареют ли великие балеты? Некоторые поставщики и критики призывают стряхнуть с них вековую пыль.

— Мне хотелось бы, чтобы современные хореографы сами сочиняли балеты в классическом стиле. Только нужны спектакли, которые говорят о сегодняшнем дне, а не рассказывают бесконечные истории принцев и принцесс, ундин и фей. Поэтому мне очень нравятся балеты Кристофера Уилдона.

— Какой вы представляете на сцене Ольгу в балете Джона Кранко «Онегин»?

— Юной ветреной особой, которая хочет нравиться мужчинам. Она делает это с обезоруживающей наивностью, не осознавая, что причиняет боль возлюбленному. По-моему, персонаж Ольги актуален и в наши дни. (Смеется.)

— А как с Татьяной?

— Мечтаю исполнить ее партию. Пока не сложилось, но именно она моя любимая героиня.

— Что отличает русскую Терпсихору от французской?

— Три года назад в Большом театре я исполняла дуэт из «Ромео и Джульетты» с этуалью Юго Маршаном, который тогда стал лауреатом «Бенуа де ла Данс». Выступала и в Мариинском театре на гала-концерте. У наших балетных школ разная манера интерпретации. В русском балете больше лиризма, возвышенных чувств, выразительности в движении рук. Сегодня благодаря видео мы смотрим лучшие спектакли разных стран. Меня поразила прима Большого театра Ольга Смирнова в «Бриллиантах» и «Даме с камелиями». Я не копирую русских балерин, но они помогают мне найти что-то новое. В России по-прежнему главная любовь — классический балет, основы которого заложил Мариус Петипа. Кстати, главный репетиционный зал, который находится под самой крышей Оперы Гарнье, назван его именем.

— «Я всегда любил танцевать, даже без публики», — говорит ваш постоянный партнер, этуаль Жермен Луве. Разве это не скучно?

— Совсем нет. Я сама обожаю танцевать в репетиционном зале, где меня видят только педагог и партнер. Время от времени танцую в своей квартире. Нет, под душем не рискую — слишком опасно, и к тому же он у меня совсем крошечный.

— Иногда считают, что нынешние артисты балета — настоящие атлеты, они менее артистичны, чем предыдущее поколение. Так ли это?

— Надеюсь, что нет. Действительно делается определенный упор на атлетизм, который очень важен. Но не сам по себе, а исключительно в артистических целях.

— Французский зритель, как и русский, по-прежнему предпочитает балетную классику?

— Она всегда собирает полные залы, публика хранит верность «Лебединому». Как артистка и как зрительница сама я предпочитаю нарративные балеты с сюжетом, которые часто основаны на известном литературном произведении, скажем те же «Евгений Онегин» или «Дама с камелиями». Их персонажи созданы большими писателями, поэтому и на сцене смотрятся интереснее. Будь я хореографом, я бы поставила известный роман «Орельен» Луи Арагона, посвященный Франции прошлого века в эпоху между двух мировых войн.

— Искусство балета по-прежнему требует жертв?

— Я иду не на жертвы, а занимаюсь любимым делом. Однажды мне пришлось танцевать в «Ромео и Джульетте» со сломанным ребром. Моей жизни ничто не угрожало, но никогда мне не было так больно, хотя у танцовщиц высокий порог терпимости.

СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»
Леонор Болак начала заниматься балетом в четыре года. Первый конкурс выиграла в 11 лет. Выпускница престижной балетной школы Парижской оперы. Помимо постановок Рудольфа Нуреева танцевала в спектаклях Джорджа Баланчина, Сергея Лифаря, Пьера Лакотта, Уильяма Форсайта, Джона Ноймайера, Джерома Роббинса, Кристофера Уилдона, Пины Бауш и других известных хореографов.

====================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 28, 2020 2:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092802
Тема| Балет, Театр балета имени Якобсона, Персоналии, Андриан Фадеев, Ирина Колпакова
Автор| Зинаида Арсеньева
Заголовок| Театр балета имени Якобсона представил сказку о мертвых невестах
Где опубликовано| © «Санкт-Петербургские ведомости» № 174 (6772)
Дата публикации| 2020-09-28
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/teatr-baleta-imeni-yakobsona-predstavil-skazku-o-mertvykh-nevestakh/
Аннотация|

Перед входом в репетиционный центр Театра балета имени Леонида Якобсона просят надеть бахилы. В зале, где пройдет открытая репетиция балета «Жизель», пол натерт до блеска. На полу лежит букет белых лилий. Аромат не чувствуется – цветы искусственные, это реквизит из спектакля. Букет белых лилий граф Альберт приносит на могилу крестьянской девушки Жизели, умершей от любви.


ФОТО Игоря ЛЮБИМОВА

Эта готическая сказка о мертвых невестах и о любви, что сильнее смерти, откроет новый, 52-й, сезон Театра балета имени Якобсона. 23 и 24 сентября спектакль покажут на сцене Александринского театра.

– Мы всегда открываем сезон каким-нибудь мировым балетным шедевром, – говорит художественный руководитель театра Андриан Фадеев. – В этот раз покажем фантастический балет «Жизель» Мариуса Петипа. С нашей труппой над возобновлением балета работала народная артистка СССР Ирина Колпакова. А на будущий год, быть может, откроемся «Дон Кихотом» или «Онегиным» Джона Крэнко, работа над которым прервалась из-за пандемии и закрытия границ. Но, как только восстановится воздушное сообщение, мы продолжим репетиции с балетмейстерами Фонда Крэнко. Премьера запланирована на июль 2021 года.

Свои партии при журналистах репетируют солисты Театра балета Алла Бочарова и Андрей Сорокин. С помощью репетиторов идет ювелирная отделка каждой позы, каждого жеста. Виртуозные поддержки, прыжки пока даются артистам непросто – после особо сложных сцен сбивается дыхание.

По словам Андриана Фадеева, столь долгая пауза, как та, что случилась в театральной жизни из-за карантина, вредна для артистов. А уж для балетных может стать катастрофой:

– Без постоянного тренинга теряется физическая форма. Да, артисты пытались заниматься «дома, на кухне, у холодильника». Но это не замена регулярным упражнениям в классе, репетициям в зале. Не будем забывать, что балет – сочетание физического труда и духовного. Примерно на 70 процентов наша профессия – это спорт, тренировки. Поэтому сейчас мы входим в нормальную работу с некоторыми сложностями. Но мы счастливы вернуться на сцену, к зрителям.

3 октября в программе театра – «Лебединое озеро». В главных партиях заняты Светлана Свинко (Одетта – Одиллия) и Денис Климук (Зигфрид).

9 октября на Александринской сцене будет представлен один из самых любимых зрителями спектаклей в сегодняшнем репертуаре театра – «Дон Кихот» Йохана Кобборга. В партии Китри – София Матюшенская.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 174 (6772) от 28.09.2020 под заголовком «К Жизели в бахилах».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 29, 2020 7:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092901
Тема| Балет, Чувашский государственный театр оперы и балета, Персоналии, Данил Салимбаев
Автор| Мария Готлиб
Заголовок| Данил Салимбаев о карантине, балете и сокровищах чувашского эпоса
Где опубликовано| © Советская Чувашия
Дата публикации| 2020-09-28
Ссылка| http://sovch.chuvashia.com/?p=228510
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В самом начале нового театрального сезона нам удалось побеседовать с Данилом Салимбаевым — художественным руководителем балетной труппы театра оперы и балета — о том, как артисты пережили карантинное лето и чем театр порадует зрителя на предстоящем балетном фестивале.

— Данил Вахапжанович, спасибо, что нашли время для встречи, по расписанию видно, что график работы у театра сейчас очень плотный.

— Да, кроме того что идет подготовка к фестивалю, нас с балетом «Аттила» пригласили на Всероссийский фестиваль «Волжские театральные сезоны» в Самару. Приглашение было на весну-лето, а поскольку все перенеслось, то это будет происходить… собственно говоря, все уже началось. А само наше выступление запланировано на второе октября.

— Расскажите, как труппа пережила карантин. Ведь это трудно себе представить — артист балета без сцены пять месяцев!

— В этой ситуации все, наверное, оказались. Артистам балета, как и спортсменам (близкие по методам работы профессии), было сложнее всего, потому что заниматься дома возможно, но в очень усеченном варианте. Большинство из них занимались по интернету. В этом было и что-то интересное, потому что уроки можно было брать какие угодно, по всему миру, но нагрузка все равно в таком случае минимальная. Речь идет о поддержании чисто внешней формы. Когда мы вышли в зал, приходилось начинать очень осторожно. И процесс восстановления, как бы мы его ни форсировали, все равно не произойдет мгновенно. Но, слава богу, какой-то период мы уже находимся в залах…

— А когда вы начали работать?

— Фактически — в усеченном режиме — с начала этого месяца. До этого, в августе, я старался приглашать солистов, понимая, что, когда мы выйдем, нагрузка в первую очередь ляжет на них. Дело в том, что в этом году мы выиграли грант Главы Чувашской Республики на спектакль «Хуркай?к ?ул?» — «Дорога лебедей». Идея создать сказку для всей семьи на основе чувашского эпоса у нас витала давно. Это уже третий национальный спектакль в балетном репертуаре театра. (Первые два — балет «Сарпиге» и премьера прошлого сезона балет «Аттила. Рождение легенды». — М.Г.). Либретто написал я, фактически это четыре разных сюжета, сплетенных в одну сказочную историю. Из каждого я взял, может быть, даже не поворот, а какую-то деталь, которая, собственно, стала одной из ключевых точек в развитии действия. Чувашский эпос, как и любой другой, наполнен большим количеством совершенно волшебных гиперболизированных образов, надо только иметь возможность взглянуть на них сверху, чтобы увидеть все это. Кстати, в балете будет настоящий чувашский танец, построенный по всем его канонам. Мы старались сохранить этническое, насколько это возможно, чтобы остаться в рамках своего жанра, балета. Жанр очень условный, но именно поэтому сказки так хорошо на него ложатся.

— Хочется немного узнать о самой постановке: о чем история, какие в ней есть герои… Кто играет заглавные партии?

— Интригу раскрывать не очень хочется… Главные персонажи в этом спектакле — красавица Пинеслу, солнышко — Х?вель и злая лесная ведьма Сехметь. Между ними и происходят все перипетии. И конечно, это история о любви. Почему «Хуркай?к ?ул?»? У спектакля двойное название: «Хуркай?к ?ул?» — «Дорога лебедей». В оригинале одной из сказок, когда Пинеслу грозит гибель, к ней прилетают волшебные птицы, лебеди, которых она просит о помощи, а когда они ее уносят на Луну, начинает плакать и переживать, как же найдет ее любимый. И тогда лебеди, каждый, бросая по перышку, составляют дорогу — так и появляется на небе Млечный путь.

— Это очень красиво! А кому вы доверили оформление спектакля?

— Оформление мы делаем с Валентином Федоровым. У меня вообще никаких сомнений на эту тему не было, потому что он прекрасно владеет темой и очень хорошо чувствует себя в национальном материале, так же, кстати говоря, как и композитор Андрей Галкин. Он и сам пишет произведения, облеченные в некий национальный стиль, а кроме того, в спектакле мы использовали переработанные для этого фрагменты народной музыки. И художник, и композитор — опытные мастера, с которыми легко и интересно работать.

— Судя по вашим словам, история получилась очень живая и динамичная.

— Да, поскольку спектакль для всей семьи, нужно было сделать так, чтобы было не скучно маленьким детям (возрастной ценз спектакля — 0+) и в то же время интересно взрослым, поэтому события развиваются очень стремительно. Несмотря на то что балет двухактный, мы стараемся не сильно испугать длительностью: один акт — 40 минут, а второй еще короче, 30-35 минут. Такое разделение действия я считаю необходимым, потому что антракт — это немаловажная часть театра и для малышей, и для взрослых, чтобы они немного почувствовали атмосферу театра, подумали над тем, что произошло в первом акте, отдохнули…

— 17 октября «Дорога лебедей» открывает XXIV Международный балетный фестиваль. Расскажите в нескольких словах о том, что еще увидят зрители. По традиции в фестивале принимает участие много приглашенных артистов. Будут ли гости в этом году?

— Да, программа фестиваля немного поменялась. В этом году не будет приглашенных артистов из-за границы (уж очень велик риск создать им проблемы с возвращением). Но мы понимаем, насколько важно сейчас устроить праздник и порадовать зрителя, и пригласили солистов ведущих российских театров. На следующий день после открытия, 18 октября, планируется спектакль «Дон Кихот» — веселый, красочный спектакль с участием солистов Большого театра Евгении Образцовой и Дениса Родькина. Они уже были у нас на фестивале и оставили самое лучшее впечатление.

Свою работу мы продолжим 20 октября — приедут ближайшие соседи из Нижнего Новгорода, целый коллектив. У них недавно поменялся художественный руководитель, и прямо перед пандемией вышел премьерный спектакль «Корсар». Тоже интересный, очень красочный и экзотический, с большим количеством приключений и перипетий — название говорит само за себя.

23 числа мы покажем один из самых любимых зрителями спектаклей — «Баядерка». Приедут к нам ее танцевать ведущие солисты из Мариинского театра — Андрей Ермаков и Оксана Скорик. И на закрытие — гала-концерт. Помимо приглашенных артистов балета у нас будут еще и приглашенные дирижеры. На «Дон Кихот» приедет дирижировать Анатолий Рыбалко — художественный руководитель Карельской государственной филармонии, а на гала — Сергей Кисс, который хорошо нам знаком, сейчас он работает в Иваново.

На гала-концерт мы пригласили четыре пары солистов. Это будут запомнившиеся по прошлому фестивалю Ирина Перрен и Марат Шемиунов (Михайловский театр); из Москвы, театра Станиславского и Немировича-Данченко, — Евгений Жуков и Елена Соломянко. Приедут и солисты Кремлевского балета — Егор Мотузов и Екатерина Первушина, они тоже уже полюбились нашим зрителям. В «Баядерке» Егор Мотузов исполнит партию Божка (одна из блестящих второстепенных ролей, которую Егор танцует потрясающе). И впервые у нас на фестивале будут гости из Бурятии, Улан-Удэ: Баярма Цыбикова и Эльдар Ванданов. И, конечно, будут наши солисты. Вот такая программа. Думаю, никто равнодушным не останется, потому что все равно лучшие танцовщики работают в России.

Фото из архива Театра оперы и балета
Балетная труппа театра с нетерпением ждет фестиваля и встречи со зрителями.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22318
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 29, 2020 4:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020092902
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Алексей Любимов
Автор| корр.
Заголовок| Алексей Любимов: “Я пережил пандемию прекрасно”
Где опубликовано| © культурно-политический журнал “Э-Вести”
Дата публикации| 2020-09-29
Ссылка| http://www.e-vesti.ru/ru/aleksej-lyubimov-ya-perezhil-pandemiyu-prekrasno/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Несколько лет назад маститый балетмейстер Юрий Григорович решил обновить свой балет “Каменный цветок” на музыку С. Прокофьева для Театра Станиславского и Немировича-Данченко, чтобы новая постановка, слывшая образцовой для советского балета, вознеслась над преходящими эпохами и показала настоящий русский дух, заложенный некогда в ней “сказочником” П. Баженовым. И увидел Григорович молодого блестящего артиста балета Алексея Любимова, который был воплощением Данилы, ловкого, талантливого и одухотворённого. Так и родился всеми любимый обновлённый “Каменный цветок”.

Время шло, и признание Алексея Любимова росло. В конце 2019 года стал Заслуженным артистом России, который едва находил время бывать на родине, будучи постоянно востребованным на зарубежных гастролях. Но тут грянула пандемия и всё расставила по своим местам. Она дала артисту не только передышку, но и то главное, чего ему так недоставало в бурной, насыщенной событиями жизни.

Что – он рассказывает читателям культурно-политического журнала “Э-Вести”.

ЭВ: Алексей, как Вы пережили пандемию?
Алексей Любимов: Я пережил пандемию прекрасно. Я считаю, что это был один из лучших периодов в моей жизни. Я уехал в Таиланд, и из-за закрытия страны все три месяца я сидел на райском острове, пережидал её.

ЭВ: На Таиланде Вам удавалось заниматься?

Алексей Любимов: Конечно, я вёл здоровый образ жизни и по утрам и вечерам я занимался самостоятельно на пляже.

ЭВ: Вы принимали участие в виртуальной жизни, выступали онлайн?

Алексей Любимов: Нет, в большей степени я давал интервью.

ЭВ: Над чем Вы сейчас работаете?

Алексей Любимов: Ближайшим моим выступлением будет “Каменный цветок” в октябре 2020 года, его в нашем театре ставил Юрий Григорович для меня как Данилы. Но годы идут, и я уже Северьян. Это вторая ведущая партия.

ЭВ: Как Вы считаете, Алексей, пандемия разрывает культурные связи? Понятно, что русский балет всегда будет незаменим в Европе и во всём мире и будет популярен, но он не мог избежать воздействия закрытия границ.

Алексей Любимов: Я не могу сказать, насколько он разрывает связи. Люди так или иначе продолжают общаться.

ЭВ: Сейчас многие вынуждены отменять гастроли, трудно поехать куда-либо…

Алексей Любимов: Да, это так. У меня самого многие гастроли были отменены. Даже боюсь посчитать сколько.

ЭВ: Это Вас печалит?

Алексей Любимов: Очень печалит, но ничего, живём дальше.

ЭВ: На какое время сейчас осуществляется перенос проектов? Насколько пандемия скорректировала Ваши творческие планы?

Алексей Любимов: Этого никто не знает. Мы все ждали 20 сентября второй волны коронавируса… Лично в моей жизни проекты не были отменены, они просто были перенесены, авиабилеты не сгорели, дали ваучеры, и я нахожусь в полной уверенности в том, что всё состоится.

ЭВ: Вернёмся к Таиланду. Вы были там с семьёй?

Алексей Любимов: Да, с женой.

ЭВ: Я задавала вопрос относительно укрепления или, наоборот, ухудшения семейных отношений в эпоху пандемии, многим артистам. Творческие люди чаще говорят о том, что кто был близок с семьёй, остался с ней близок и стал ближе после “режима самоизоляции”, и наоборот. А как это повлияло на Ваши отношения с супругой?

Алексей Любимов: Конечно, пандемия сделала нас ближе. Мы ждём появления малыша в январе 2021 года, это будет наш первый ребёнок. Мне кажется, комментарии излишне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 5 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика