Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2020 11:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082603
Тема| Балет, Театр оперы и балета Республики Коми, Персоналии, Марианна Рыжкина
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Наша Золушка - не сказка
Как прима Большого театра уехала поднимать балет в Сыктывкаре

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 191(8245)
Дата публикации| 2020-08-26
Ссылка| https://rg.ru/2020/08/26/reg-szfo/marianna-ryzhkina-moi-stremleniia-ne-vsegda-ponimaiut.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

О том, что в Сыктывкаре существует театр оперы и балета, до недавнего времени многие не подозревали - несколько десятилетий про его достижения было известно лишь на местном уровне. Но в последнее время его балетная труппа приняла участие в нескольких значительных московских проектах. И многие узнали, что в Республике Коми есть балет, заслуживающий отдельного внимания. О том, что происходит сегодня в этом театре, "РГ" рассказала главный балетмейстер Марианна Рыжкина.


Марианна Рыжкина и солист Театра оперы и балета Республики Коми Роман Миронов в "Элегии". Фото: Александр Самородов

Обычно вроде бы и в голову такое не придет - предложить звезде, приме-балерине, сменить Большой театр на Сыктывкар. Как вы там оказались?

Марианна Рыжкина: Да, когда мне сделали это предложение, так и сказали: "Наверное, вы не поедете, но…" Это было совершенно неожиданно - стечение обстоятельств. Балетный мир достаточно узок, и было известно, что меня увлекла композиция. Я действительно согласилась не сразу. Был пробный период: знакомилась с труппой, смотрела, сложатся ли у нас отношения, насколько мы сможем понять друг друга. За те два месяца я провела балетный фестиваль, который проходил здесь раз в два года. И перенесла на эту сцену свою постановку "Вариаций на тему рококо" на музыку Чайковского.

Уже понятно, что смотрины прошли успешно. Но что вы увидели здесь два года назад?

Марианна Рыжкина
: Что в Москве, что в Перми, куда я ездила отсматривать выпускников хореографического училища, все удивлялись: "В Сыктывкаре есть балет?" Несмотря на это, здесь идут "Лебединое озеро", "Дон Кихот", "Жизель", "Баядерка". И работают совершенно потрясающие талантливые артисты, преданные своему делу. Что подкупило - сразу сложился контакт, прямо мгновенно. Отличные солисты: Наталья Супрун, Роман Миронов, Ринат Бикмухаметов. В труппе чуть больше тридцати человек - немало. Почти все они выпускники хореографического отделения местной гимназии искусств. Обучение там проходит не в том формате, который мы представляем как академическое хореографическое образование. Программу его я не знаю, но это государственное учреждение, выпускники получают диплом артистов балета. Штатное расписание у нас заполнено, но пока нет даже педагогов. И репетирую, и ставлю я сама. А днем, между репетициями, решаю административные вопросы. С утра до вечера в театре. Сейчас и минфин, и местное министерство культуры, но в первую очередь мы стараемся выбить новые ставки. Это сложно, пока результата нет.

Какие задачи перед вами ставили, приглашая сюда? Какие цели вам самой важны?

Марианна Рыжкина
: Я чувствую разницу, какие цели поставила бы руководителю я и какие поставили мне. Они немного шире. Любому директору театра важно, чтобы шел творческий процесс, чтобы труппа уважала руководителя, чтобы им было взаимно интересно, чтобы соблюдалась определенная дисциплина. Мне бы хотелось больше давать артистам, а для этого иначе выстроить график работы. Чтобы репетиции кордебалета не шли одновременно с солистами, например.

Солистов не так много, поэтому у них нет возможности специализироваться на узком амплуа, все делают всё: солисты выходят в массе, и наоборот. Но они талантливы, и мне хочется сделать их жизнь масштабнее, интереснее, насыщеннее. И они идут на это, несмотря на то что многие где-то подрабатывают и заняты.

Много ли вам уже удалось, и есть ли программа на будущее?

Марианна Рыжкина
: Когда я приехала и рассказала, что бы мне хотелось сделать, директор театра удивился: "Это нам лет на пять. Давайте пока начнем с этого сезона". Конечно, у меня столичный темпоритм, хочется более энергичных действий. За два года проведена колоссальная работа. К юбилею Екатерины Сергеевны Максимовой, которая была моим репетитором в Большом театре, в Год Петипа московский балетмейстер Наталья Воскресенская выпустила "Привал кавалерии" - балет, которого в Сыктывкаре не было. На премьеру приехал Владимир Викторович Васильев, у наших ребят была возможность с ним пообщаться. На гала-концерте в честь Екатерины Сергеевны я танцевала их номер - мою любимую "Элегию" на музыку Рахманинова.

В том сезоне получилось сделать проект с потрясающим музыкантом Александром Рудиным и его Musica Viva, с которыми я уже сотрудничала при постановке "Вариаций на тему рококо". Он пригласил меня быть режиссером и хореографом спектакля "Орфей и Эвридика", французской версии оперы. Сначала я планировала позвать артистов Большого театра, но поскольку к тому времени поступила на службу в театр Коми, задействовала наш балет. Сначала мы показали спектакль в Зале Чайковского, а потом привезли на фестиваль в Сыктывкар, здесь участвовал и наш хор.

..И выяснилось, что в этом театре работают совершенно потрясающие, талантливые, преданные своему делу артисты

Отдельная история - "Золушка", которую мы выпускали вместе с новым главным дирижером - Романом Денисовым, который тоже приехал в Сыктывкар из Большого театра. Владимир Юровский посоветовал мне исследователя музыки Прокофьева Нелли Кравец, профессора Тель-Авивского университета. Перед постановкой я с ней много общалась, читала архивные документы, записки самого Прокофьева и Николая Волкова, который был соавтором либретто, их переписку… Для меня эта исследовательская работа была некоторым открытием. В музыке много того, что с первого раза не слышишь, и только изучая музыкальную канву, понимаешь, что Прокофьев делал русскую историю, а не французскую, как мы привыкли думать. Я не стала делать сказку и ввела в либретто нового персонажа, соединив историю с нашим временем.

А какие у труппы возможности, ресурсы для выпуска премьер?

Марианна Рыжкина:
Не знаю, какой у нас ресурс, но по одной большой премьере в год выпускаем; в прошлом сезоне их было даже две. Есть и региональное финансирование, и федеральная поддержка. Никакого задания, которое нам нужно выполнить, нет. В прошлом сезоне на закрытие Года театра к нам приезжал Михаил Леонидович Лавровский, давал мастер-классы, репетировал. Приглашенные солисты - из Мариинского, Большого, Михайловского, Воронежского театров - приезжали танцевать спектакли: я хочу, чтобы и наши артисты, и публика по максимуму видели других танцовщиков. Приглашали мы в наши балетные проекты и солистов оркестра из Большого театра. Были выступления в рамках "Больших гастролей", это федеральный проект: Архангельск, Чебоксары, Киров, Нижний Новгород. В декабре - традиционные гастроли по Германии с любимыми "Лебединым озером", "Щелкунчиком".

И еще одно очень важное событие - постановка балета Баланчина "Кончерто барокко". С фондом Баланчина удалось договориться не только на хорошие условия, но и на уступки: перенос разрешили осуществить не американским репетиторам, лицензированным фондом, а Татьяне Чернобровкиной, которая прямо перед этим была ассистентом при постановке "Кончерто барокко" в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. Премьера 15 марта прошла прекрасно. А 16-го запретили все мероприятия в стране. Мы проскочили каким-то чудесным образом.

Как ваши артисты попали в такой крупный всероссийский проект, как телешоу "Большой балет"?

Марианна Рыжкина
: Буквально за три недели до старта съемок мне позвонили и спросили, есть ли у нас пара, которую я могла бы рекомендовать в проект. Я решила, что труппу будут представлять Анастасия Лебедик и Ринат Бикмухаметов. Девочка в театре работает первый сезон, Ринат - ведущий солист. Ребята творческие, разноплановые, и я постаралась показать их разнообразно - от Голейзовского до классических па-де-де. У Насти все номера были премьерами, Ринату тоже многое пришлось учить. Я прилетела из Москвы, и мы каждый день репетировали до 10-11 часов вечера.

Весной Республика Коми была среди наиболее пострадавших от пандемии регионов. Сейчас это как-то отражается на театре?

Марианна Рыжкина:
Театр долго был закрыт, сроки начала работы все время откладывались, но с ребятами мы были постоянно в онлайн-контакте: я давала классы, они занимались сами.

А с планами на сезон есть ли определенность?

Марианна Рыжкина:
Я готовлю балетный фестиваль, который планируется в октябре в рамках МКЦ - Международного культурного центра. Надеемся на приезд иностранных коллективов и исполнителей, гала-концерты, выезд в Ухту. Были согласованы конференции, обмен опытом, приезд менеджеров, композитора, дирижера…

Предполагаются поездки в Москву на фестиваль "Видеть музыку" с "Золушкой" и оперой "Любовный напиток". А потом в Петербург, там запланированы гастроли на сцене Театра музкомедии. Думаем над новой редакцией национального балета "Яг-Морт" - хочется сделать совершенно новую постановку. Весной будет отмечаться 100-летие республики, мы должны участвовать в гала-концерте на сцене Большого театра. Так что планы грандиозные.

Уехав в Сыктывкар, не чувствуете себя оторванной от коллег, вырванной из среды?

Марианна Рыжкина
: Я все время убегаю на какие-то проекты, премьеры. Вплоть до того, что во время гастролей сделала вылазку из Германии в Ла Скала на премьеру "Тоски". Событий мне не хватает.

А людей, которые подпитывают идеями?

Марианна Рыжкина:
И этого тоже. Возможно, поэтому мои стремления не всегда понимают. Может, кому-то кажется, что я слишком многого хочу. Но с таким багажом, с таким опытом великих педагогов, которые были у меня, не могу по-другому.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Сен 05, 2020 9:05 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 27, 2020 3:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082701
Тема| Балет, Приморская сцена МТ, Фестиваль, Премьера, Персоналии, Фикрет Амиров, Эльдар Алиев
Автор| Александр Максов
Заголовок| Следом за Синдбадом-Мореходом
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2020-08-27
Ссылка| https://musicseasons.org/sledom-za-sindbadom-morexodom/
Аннотация| Фестиваль, Премьера

Было сладко грезить о Багдаде,

Проходя у чуждых побережий.

Н. Гумилев


Если вы хотите попасть в сказку, вам прямой путь в Мариинский театр Приморской сцены, где состоялась премьера балета «Тысяча и одна ночь». Музыку к спектаклю сочинил Фикрет Амиров, вошедший в тройку крупнейших азербайджанских советских композиторов ХХ века вместе с Кара Караевым и Арифом Меликовым. Сочинения Амирова получили широкую известность в интерпретации известнейших дирижеров: Ниязи, Натана Рахлина, Евгения Светланова, Геннадия Рождественского и многих других. Леонид Стоковский, Леонард Бернстайн, Шарль Мюнш, Герман Абендрот, Ганс Рогнер исполняли сочинения Амирова в разных странах, на разных континентах.


Нурида – Лилия Бережнова, Шахрияр – Сергей Уманец
Фото – Геннадий Шишкин


Восток всегда творил собственную поэзию, выстраивал философию и свои метафизические концепции. Он абсолютно пропитан любовной страстью. А страсть и кровь неразлучны. Где лучше всего отразить этот убийственный и одновременно живительный коктейль, если не в балете? Не случайно тема Востока давно вдохновляла художников Европы – поэтов, живописцев, балетмейстеров. Да и ближайшего к нам Михаила Фокина достаточно вспомнить с его «Шехеразадой» на музыку Римского-Корсакова…

Стоит ли удивляться новому обращению, уже в наши дни, к сборнику восточных сказок, разрешившемуся музыкально-сценическими образами балета Фикрета Амирова и балетмейстера Нелы Назировой«Тысяча и одна ночь» в Баку в 1979 году. Имя Амирова здесь совсем не случайно, ибо в его творчестве оказались уравновешены национальное мышление и классические формы европейского симфонизма.

Ничуть не удивителен и стойкий интерес к теме балетмейстера Эльдара Алиева, родившегося в Баку и имеющего национальные корни. Здесь на берегу седого Каспия в пространстве солнечного города, сохранившего черты восточной и западно-европейской архитектуры, произошло формирования Алиева-творца. С детства впитал он национальные мелодии, звучавшие отовсюду, проникся характерной пластикой. Получив профессиональное образование в столице Азербайджана, Алиев осуществил впечатляющую карьеру в качестве премьера «Кировского» (Мариинского) балета Ленинграда-Санкт-Петербурга – всемирного известного академическими традициями.

На новый уровень танцовщик вышел уже как художественный руководитель Ballet Internationale в американском Индинаполисе. Здесь и в компании Atlanta ballet Алиев впервые осуществил постановку «Тысячи и одной ночи». Однако интереса к спектаклю не утратил. Премьера, задержанная эпидемией коронавируса, подготовлена в Софии. А вот во Владивостоке феерия состоялась, обретя благодаря впечатляющим возможностям труппы и театра в целом, куда большие, чем прежде, масштаб и пышность.

Вышесказанное объясняет, почему Алиеву оказалась близкой музыка Амирова, сделавшего мугам достоянием современного азербайджанского симфонизма как метода мышления, внутренне связанного с русской и западно-европейской музыкальной культурой. Не менее привлекательна для балетмейстера насыщенная философская концепция уникального литературного памятника народов Востока. Пожалуй, Алиев вполне мог бы подписаться под словами композитора о «глубоком идейно-художественном смысле сказок… – прославлении восточной женщины, ее ума, отваги, доброты, обаяния».

Партитура двухактного балета, сочиненная по либретто Нелы Назировой, Максуда и Рустама Ибрагимбековых, представляет собой классическую форму спектакля. В первом акте Амиров широко использует adagio дуэтов, вариации, монолог, связывая в единое мелодическое, интонационное и ритмическое целое эти фрагменты, а также сцены оргии, возмездия, встречи с Шехерезадой.

Второй акт представляет собой сюиту, частями которой являются три сказки. Однако, при всей драматургической завершенности, сказки не разлагают сюиту на составляющие. Этому способствует музыкальные темы «ночей» и «палачей», скрепляющие классическую симфоническую сюиту, с одной стороны, а с другой, – обобщающие образы балета. Этот прием создает цельность композиции, ведущей к финальному апофеозу. И такое решение правомерно. Спектакль смотрится на одном дыхании. По завершении первого акта, сидящая за мной зрительница с грустью выдохнула: «Все?!. Я бы еще смотрела и смотрела.»

Музыкальная структура балета определила и его сценическое воплощение. Алиев сохранил верность либретто, не стал придумывать новых сюжетных коллизий и переименовывать персонажи. Воздержался и от перекомпоновки музыкального материала. Правда, тему «ночей» балетмейстер интерпретирует не средствами хореографии, а «дыханием» перемещающихся на подвесных «дорогах» орнаментальных декоративных панно, как бы уводящих из реальных дворцовых покоев в мир мистики и фантазии. В его авторской версии музыкальная тема «палачей», предваряющих каждую сказку, отдана сольным «комментариям» Шахрияра, чье опаленное изменой жены сердце оттаивает медленно, и новая любовь пробуждается в нем далеко не сразу.

Однако, мы забежали вперед. Спектакль начинается развернутой увертюрой с ее яркой палитрой колористических эффектов, игрой тембров, воссоздающих звучание народных инструментов. Амиров включил в звуковую ткань и женские голоса. В увертюре и в сцене народного плача пронзительно звучит хор (хормейстер Лариса Швейковская). Сопрановый вокализ (Анастасия Кикоть, Алина Михайлик), впервые появляясь в увертюре, на протяжении всего балета имеет большой образно-эмоциональный смысл. Ну и, конечно, особую краску придает звук тара. На эту партию специально был приглашен из Баку тарист Рамин Азимов. Как было объявлено, по окончании премьерного блока, тар будет передан в дар театру, так что спектакль в будущем не будет обеднен.

На премьерных показах оркестр возглавил главный дирижер Азербайджанского театра оперы и балета Эйюб Кулиев. Ему удалось добиться эмоционально насыщенного звучания оркестра, музыканты которого смогли чисто передать прежде не слишком знакомую им фольклорную амировскую интонацию. Здесь стоит сказать и о том, что музыкальные образы дополняют образы визуальные. На арьер-занавесе видеохудожник Вадим Дуленко транслирует обложку старинной книги с вязью арабского шрифта. Страницы перелистываются и мы видим древние восточные миниатюры. Совпадая с настроением музыки, они уводят то в тенистые сады Багдада, то в изысканные дворцовые покои, то пугают сверкающими саблями сражающихся воинов.

Строго следуя партитуре, свой спектакль, решенный в неоклассической лексике с характерными для восточной пластики движениями выгнутых рук, сомкнутых ладоней, Алиев начинает пряным adagio Шахрияра и Нуриды. Образно оно передает упоение любовников друг другом, но в техническом отношении весьма усложнено. Сам прекрасный партнер в прошлом, Алиев хорошо знает все приемы дуэтного танца. Вот Шахрияр поднимает Нуриду в поддержку «под спинку». Ее полусогнутые в колене ноги вычерчивают строгую графику тела в воздухе. Не спускаясь на землю балерина «обтекает» партнера, заключает его торс в кольцо рук и ног. Вот она уже оказывается на плече кавалера, или распята на его вытянутых руках. А теперь совершает двойные «подкрутки» в воздухе… Любовная игра так и продолжалась бы бесконечно, если бы ее не прервали появившиеся лучники. Здесь Алиев сделал любопытный акцент в обрисовке характера Нуриды. Кажется, она сама не прочь пуститься в погоню за каким-нибудь охотничьим трофеем. В руках Нуриды лук, и ее вариация рисует нам образ амазонки. Похоже, Нурида вовсе не огорчена тем, что любовные излияния завершены, и она даже поощряет отъезд Шахрияра. Но нет, взбалмошная женщина вскоре остро ощущает одиночество. Оно нестерпимо, а замена Шахрияру уже ждет здесь же, в гареме. Три призывных удара Нуриды в гонг, и сцену заполняют рабы, ведомые тем, кого шахиня изберет в любовники. Мгновение ока и Нурида оказывается на вершине пирамиды тел, к ней похотливо тянутся руки рабов, и подобно некому любовному идолу блудница буквально пролетает над сценой, маня к телесным наслаждениям. Оргия в самом разгаре, когда вернувшись, Шахрияр застает Нуриду в объятиях Раба (Гилерме Джунио). Сцену оргии Алиев решает вполне корректно, не слишком обытовляя «свальный грех». Да и убийство Нуриды показано весьма условно. Можно размышлять, как оборвалась жизнь неверной жены? Шахрияр поднимает ее горизонтально сцене и перебрасывает стоящим сзади рабам. С высоты Нурида низвергается, возможно, сбрасывается со скалы…

Важно другое: в этих и последующих массовых сценах Алиев предстает умело владеющим пространством. Задействованы разные уровни сценической площадки. Это позволяет в верхних точках подмостков фиксировать фигуры, например Нуриды и Шахрияра, Нуриды и Раба, или выразительные скульптурные группы плачущих женщин. Приговоренные к уничтожению «сосуды порока», трагически замирают, либо издают «пластические стоны», в то время как кордебалет ведет свою активную тему: перестраиваясь в круг, рассредоточиваясь по обеим кулисам, совершая прочесы или двигаясь фронтально (лучники, палачи, разбойники, народ).

Сохраняется и другой режиссерский принцип: все персонажи появляются из глубины сцены, с центрального подиума, Вдаль уходят герои сказок по окончании каждого повествования. Из той же верхней точки на сцену нисходит Шехерезада – грациозная, словно газель. Едва касаясь сцены в своих pas de chat, sauté de basque, chainé и tour piqué она оказывается в сжимающейся петле палачей. И вдруг застывает распростертой на их руках в той же позе, что еще недавно была столь гибельной для Нуриды. Но что-то останавливает Шахрияра отдать последний приказ. Он медленно тянет к девушке руки, приближается как лунатик и, забирая у палачей, позволяет воспарить над собой в «ласточке». Это adagio местами стилистически напоминает дуэт Шахрияра и Нуриды. Как бы интригуя этим déjà vu, оно вводит во внутренний мир Шахрияра, еще вовсе не склонного доверять свое сердце новой любви. Этот режиссерский прием повторится и сработает в дальнейшем, когда оставшись одна ради новой охоты Шахрияра, Шехерезада тоже трижды ударит в гонг. Но на сей раз призовет не развратных рабов, а героев собственных сказок. Впрочем, хореографический тематизм второго дуэта спектакля развит, и неоклассика танцевальной лексики, окрашенная пластическими интонациями востока, продолжает изобиловать новыми движениями и «обводками».

Мудрая и очаровательная девушка, глубоко понимая состояние шаха, сумела увлечь его, увести в мир сказок с благородными и самоотверженными героями. Среди этих героев мужественный Синдбад (Аслан Алиев, Юрий Зиннуров, Виктор Мулыгин), спасающий Девушку (Катерина Флория, Лилия Бережнова, Дарья Тихонова) из цепких когтей Птицы Рухх (Шизуру Като, Сергей Аманбаев), Это Аладдин (Гилерме Джунио, Сергей Амагбаев, Шизуру Като), неосмотрительно влюбленный в Принцессу Будур (Анастасия Балуда, Дарья Тихонова, Каролин Мачадо), и вступивший за нее в битву со злым Колдуном ( Денис Голов). Это смелая служанка Марджана ( Наталья Демьянова, Каролин Мачадо), которая сумела справиться с сорока разбойниками и их Атаманом (Алехандро Кабезас, Шуньо Мори, Сергей Аманбаев) и спасти от гибели своего господина Али-Бабу (Алехандро Кабезас, Олексий Скалюн). В этой сказке Алиев проявил свой комедийный дар, сумев наполнить образы шайки разбойников и их одноглазого предводителя легким юмором. Балетмейстер и здесь избежал кровопролития. Марджана лишь условно обезвреживает спрятавшихся в кувшинах разбойников, заливая их горячим маслом, Да и акценты балетмейстер решил сместить. В его версии нож угрожает жизни не Али-Бабы. Напротив, Али-Баба зарезал бы Атамана, если бы не подоспела Марджана, надевшая на голову главарю-бедолаге глиняный горшок.

Из перечисления исполнителей ясно, что, несмотря на многочисленность персонажей балета, театр подготовил несколько исполнительских составов. На главные партии, например, Анну Самострелову и Саки Нисида (Шехерезада), Лилию Бережнову и Катерину Флорию (Нурида), Сергея Уманца и Каната Надырбека (Шахрияр). В одном из спектаклей роли Шехерезады, Нуриды и Шахрияра исполнили солисты Мариинского театра Петербурга – Рената Шакирова, Екатерина Чебыкина и Роман Беляков. Надо сказать, что составы оказались достаточно ровными по своим художественным достоинствам. Конечно, спектакль еще будет «втанцовываться», входя в плоть и кровь исполнителей, помогая им правильно распределить физические и эмоциональные силы. Однако, уже сегодня можно говорить об органике существования технически оснащенных артистов в ориентальных танцевальных образах. Безусловная заслуга этого принадлежит педагогам-репетиторам: Александру Куркову, в прошлом создателю яркого образа Шахрияра в бакинском спектакле, Александре Архангельской и Сергею Золотареву, а также репетитору-консультанту по восточному танцу Галине Фоминой.

Желая показать фантастический, сказочный Восток, Алиев и сценограф Петр Окунев сделали ставку на голливудскую роскошь и размах. Основную часть декораций изготовили в Санкт-Петербурге, в старейших живописных мастерских Мариинского театра. Впервые для столь масштабной работы были задействованы и мастерские во Владивостоке. Для «Тысячи и одной ночи» по эскизам Окунева сшито более трехсот сложных декоративных костюмов с искусной ручной вышивкой и аппликацией. Хотя художник рассуждает о современности «без нафталина», при создании костюмов он увлекся этническими мотивами. Стилизовав костюмы, он опрометчиво скрыл фигуры героев за широкими силуэтами шальвар, плащей и головных покрывал. Зато палачи предстали эдакими ликами смерти, будто сошедшими с экрана каких- то фантастических американских блокбастеров. Балетмейстер тоже вдохновлен декоративной красотой. Не беда, что Девушка – героиня сказки о Синдбаде – еще не вполне освоилась с вуалью. Она сражается с шарфом, который, то спутается в руках, то зацепится за перо в голове. Зато как красиво прочертит воздушную траекторию невесомое белое облачко, расправленное воздухом при проносе балерины партнером!

Многочисленные висящие объекты – лампы, фонари напоминают звезды, рассыпанные по небу. Расписанные восточными узорами декорационные тюли дышат. То поднимется к колосникам среднее панно, обнажив любовную пару, то задвигаются, «затанцуют» кулисы, переключая из мира реальности происходящего в мир сказок и грез. Сказочного в спектакле много. Хорошо поработали над этим и реквизиторы. Благодаря их умению, громко выстрелит в руках Атамана пистолет, из волшебной лампы Аладдина в виде струи белого пара вылетит джин, а вся сцена при этом окутается клубами тумана. Уже не говоря о ковре самолете, который совершит свой стремительный полет, унося Шехерезхаду и Шахрияра в финале балета под искренние восторги публики.

Фото предоставлено пресс-службой Мариинского театра

==========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Сен 05, 2020 9:07 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 27, 2020 5:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082702
Тема| Балет, БТ, МГАХ, Персоналии, Адель Загидулина
Автор| Беседовала Юлия Фокина
Заголовок| Шаг в будущее – на сцену Большого театра: Адель Загидулина
Где опубликовано| © LOCALDRAMAQUEEN
Дата публикации| 2020-08-27
Ссылка| http://localdramaqueen.moscow/2020/08/bolshoi-theatre-newbie-zagidulina/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Все мы так много знаем об известных артистах и громких именах. Но почти ничего о тех, кто только начинает свой путь к творческим вершинам. LDQ будет знакомить вас с молодыми и перспективными артистами. Кто эти герои, скрывающиеся за новыми именами? Будущие звёзды, которым суждено гореть на театральном небосклоне долгие годы, или кометы, которые промчатся ярко и быстро, оставив лишь блеск за собой? Время покажет. А мы — расскажем. В лаконичном формате блиц-интервью.

С самого раннего возраста Адель танцевала всегда и везде. Это и привело её в танцевальную студию в родной Астрахани. Всего год – и стало понятно, что дальше путь лежит в Москву. А если точнее, то в Московскую государственную академию хореографии, куда ей удалось поступить сразу и без проблем. В дальнейшем, конечно, не обошлось без сложностей: это и отсутствие основательной базы, и жизнь в интернате. Но трудности лишь закаляют.

Самое сложное испытание поджидало Адель, как и всех выпускников, в самом конце учёбы – отмена государственных экзаменов, от которых так много зависит в судьбе покидающих МГАХ. Но и это уже воспоминание. А впереди – Большой театр!

Такая живая и эмоциональная в общении, Адель рассказала, что ближе ей лирические партии, ведь они живут в самом сердце. Тем интереснее будет увидеть её на сцене. А пока пожелаем удачи!

Что Вас вдохновляет?
Желание достичь те цели, которые я себе поставила. Для меня самыми вдохновляющими могут быть люди, которых я считаю для себя настоящим примером, поэтому меня могут вдохновить биографии великих людей.

Я никогда не решусь на…
На преступление своих жизненных принципов

Самое большое достижение
На данный момент – это возможность работы в Большом театре.

Кумир из настоящего
Полина Семионова

Кумир из прошлого
Морис Бежар

Идеальный ужин. С кем?
Поздно ночью со своими родными

Не могу не улыбнуться
От саркастичных шуток

Партия мечты
Вера из «Героя нашего времени» и Маша из «Щелкунчика»

Самое яркое воспоминание за годы учёбы
Мои первые гастроли в Греции

Казус
Пропустила антре Пахиты и не выбежала вовремя

Самое сильное во мне – это…
Целеустремлённость

Недостаток, с которым я борюсь – это…
Самоедство и самобичеванием

Без чего Вы не готовы выйти из дома?
Без наушников

Любимый фильм
«Побег из Шоушенка» и «Общество мёртвых поэтов»

Идеальный день
Когда мне везёт и все складывается максимально удачно

Любимая книга
Книги Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»

Ожидания от ближайшего будущего
Реализация себя

Удача или упорство?
Много упорства и частичка удачи

На какого мультипликационного героя Вы похожи?
На Ёжика из «Смешариков»

Самый страшный кошмар
Прожить жизнь и пожалеть об её итогах

Весна или осень?
Осень

Первая мысль сегодня утром
Ещё девять минут!

Перед сном книга или музыка?
Музыка

Любимый балет
«Раймонда» и «Щелкунчик»

Путешествие мечты
Путешествие на машине по Европе

Если бы не удалось попасть в МГАХ, то…
Все равно продолжала бы заниматься любимым делом, но для себя.

Ради успешной карьеры я готова пожертвовать…
Всем своим свободным временем, максимально погрузиться в работу и не думать ни о чем другом.

Ритуал, который придаёт уверенности перед выходом на сцену или важным событием
Пожелать удачи всем за кулисой и услышать слова поддержки от родных.

В самом раннем детстве я мечтала стать…
Учителем по математике

Опасения, связанные с отменой выпускных экзаменов
Чувство незавершенности. Все ученики Академии проходили через государственные экзамены и так завершали один из важных этапов своей жизни. А мы как будто не поставили точку.

Первая мысль, когда я узнала, что меня пригласили в труппу Большого театра…
Это огромная ответственность

Ощущения сейчас
Предвкушение и интрига от того, что ожидает меня в будущем

Я никогда не пробовала, но очень хочу…
Хотела бы создать свой бизнес или совершенно новый продукт

Как бы Вы продолжили «Отчего люди не…»?

Могут существовать без сна.
Умеют телепортироваться.

Это бы сэкономило очень много времени.

Что для Вас «счастье»?
Здоровье близких, любовь родных и понимание, что я нахожусь на правильном пути.

==================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5147

СообщениеДобавлено: Чт Авг 27, 2020 9:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082703
Тема| Балет, Опера, Парижская опера, Персоналии,
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| Парижская опера закрыла кадровый вопрос
Александр Неф приступает к работе

Где опубликовано| © "Коммерсантъ" от 27.08.2020
Дата публикации| 2020-08-27
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4468225
Аннотация| ПЛАНЫ НА СЕЗОН


Фото: Canadian Opera Company

Александр Неф, в прошлом году назначенный будущим генеральным директором Парижской национальной оперы, вступает в должность досрочно — с 1 сентября 2020 года. Об этом сообщило Министерство культуры Французской Республики.

«Учитывая беспрецедентное положение, в котором оказалась Opera national de Paris, министр культуры Розлин Башло-Наркен предложила президенту Республики досрочно прекратить полномочия генерального директора Стефана Лисснера по соглашению с ним и позволить его преемнику Александру Нефу приступить к обязанностям с 1 сентября 2020 года»,— говорится в официальном коммюнике Министерства культуры. Церемония передачи полномочий состоится в следующий вторник. Таким образом, по крайней мере одна из проблем Парижской оперы, кажется, решена.

Напомним, ситуация обострилась в начале лета, когда Стефан Лисснер, генеральный директор Парижской оперы с 10 июля 2014 года, заявил о том, что он покидает театр в конце 2020 года, за полгода до окончания своего контракта. Свое решение он объяснил тяжелейшим кризисом, который переживает главный французский театр (“Ъ” сообщал об этом 22 июля). Выбранный президентом Эмманюэлем Макроном 46-летний немец Александр Неф в это время был плотно связан контрактом в Канадской опере в Торонто и не планировал переезжать в Париж до лета 2021 года — официального срока начала его полномочий в Opera de Paris. К слову, имя его преемника в Торонто так и не названо, поэтому формально он остается удаленным директором Канадской оперы до назначения нового интенданта.

Выпускник Тюбингенского университета, где он изучал классическую филологию и современную историю, Александр Неф руководит Канадской оперой с 2008 года. С 2018-го параллельно работал художественным руководителем Оперы Санта-Фе. До этого на протяжении четырех лет был кастинг-директором в Парижской опере, правой рукой знаменитого интенданта и пестователя оперных кадров Жерара Мортье. В числе его заслуг в Торонто называется выпуск ряда мировых премьер, в частности оперы «Пирам и Фисба» канадского композитора Барбары Монк-Фельдман (2015) и оперы «Адриан», написанной американским музыкантом и певцом Руфусом Уэйнрайтом (2018); копродукции с европейскими театрами (Ковент-Гарден, мадридский Teatro Real, Большой театр, Фестиваль в Экс-ан-Провансе), а главным вкладом Нефа в Канадской опере считают создание образовательной программы для молодых оперных певцов (COC Ensemble Studio).

В Париже же господину Нефу первым делом предстоит решать административные вопросы и восполнять многомиллионные финансовые потери, вызванные беспрецедентной забастовкой и пандемией.

Что касается творческих планов, то Парижская опера вернется к работе в полном объеме в конце ноября: в Opera Bastile возобновят «Травиату» Верди в постановке Саймона Стоуна. К декабрю балетная труппа репетирует «Баядерку» Минкуса в редакции Нуреева — это будет первый большой балет парижских артистов за почти что год без регулярных выходов на сцену. До этого в обоих театрах идут сценические работы, репертуар ограничивается концертами и камерными балетными выступлениями, программа которых должна быть вот-вот объявлена. Ранее сообщалось, что вторая половина сезона-2020/21 пройдет без изменений в том виде, как ее запланировал Стефан Лисснер. Среди самых ожидаемых премьер — «Пиковая дама» Чайковского в постановке Дмитрия Чернякова. А первым полностью самостоятельным сезоном новой команды Александра Нефа должен стать сезон-2021/22.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 27, 2020 10:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082704
Тема| Балет, Нидерландский театр танца, Персоналии, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| Тата БОЕВА
Заголовок| (Не)сентиментальное путешествие
Где опубликовано| © «Экран и сцена« № 16
Дата публикации| 2020-08-27
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=13453
Аннотация|


Сцена из спектакля “She remembers”

В Нидерландском театре танца сезон 2019/20 оказался итоговым. Уходят Соль Леон и Пол Лайтфут. Оба начинали в молодежном NDT 2, выросли из артистов в хореографы, последние десять лет совместно руководили компанией. Наверное, в театре представляли финал сезона иначе. Из-за пандемии прощание вылилось в два балета, вышедшие онлайн. Под каждым не “Leon-Lightfoot”, а по одному имени: “She remembers” Леон и “Standby” Лайтфута. Cепарация тандема условна – балеты по-разному обыгрывают путешествие в пространство памяти.

У “Standby” Пола Лайтфута есть исторический “собеседник”, диалог с которым обеспечивает одноактовке глубину. Это “Этюды” Харальда Ландера на ту же музыку Кнудоге Рисагера, поставленные для Датского Королевского балета. “Этюды” относились к жанру “балет про балет” и выглядели немного странной комбинацией фрагментов балетного урока (тяжелой, не предназначенной для публики работы), парадного оформления и демонстрации идеально выверенной работы тел. Это задавалось и форматом (вариация на тему danse d’ecole), и личностями первых исполнителей – до сих пор в “Этюдах” мелькает призрак датчанина Эрика Бруна, премьера с безупречной школой и техникой.

“Standby” – почти противоположность. Там, у Ландера, праздник академического танца, чистых линий, возможность до миллиметра проследить, правильно ли движение, здесь – нарочитая расхристанность, ошметки знакомых па, будто изъеденных гниением. В рисунке, придуманном Лайтфутом, проступают основы классического словаря. Но рядом с ними столько “примесей”, появившихся с раз-витием балетной техники и из современного танца, что движения-”академики”, промелькнув, немедленно превращаются во что-то сложноопределяемое и эклектичное. Балет “Standby” – вроде бы высказывание о коммуникации на социальной дистанции (танец в квадратах 3 на 3, касания допустимы только для живущих вместе), но он и о временной и стилевой дистанции. Фиксация того, какой путь прошел академический танец буквально на наших глазах, насколько он изменился. Здесь видно, что современный балет – увиливающая от возможности подобрать ярлык комбинация базовых па и современных техник. Что остается? Мастерство – танцовщики NDT почти неправдоподобно натренированы. Даже после изоляционных ограничений это собрание полубогов-полумашин. Но идеал явно модернизировался: добавилось владение разными типами движения, умение быстро между ними переключаться, быть одинаково органичными, перевернувшись на плечи в нижнем брейке и стоя в третьей позиции, необходимость правдоподобно выражать сильные эмоции. “Standby” – мысленное путешествие в прошлое с двумя ногами в настоящем. Умножаем на современный балет, традиция в уме.

Соль Леон тоже смотрит в прошлое, но не танцевальное, а личное. “She remembers” (“Она помнит”) – исчерпывающее название. Одноактовка заявлена как оригинальная, но в нее вошли воспоминания о десятке балетов, которые Леон-Лайтфут поставили для NDT 1: “Shoot the Moon”, “Passe-Partout”, “Silent Screen”, “Stop-Motion” и другие. Из каждого взят маленький кусочек, иногда несколько секунд – дайджест проекта “Леон-Лайтфут”. Выясняется, что тандем ставил бесконечный балет-сериал: настолько вещи разных лет легко собираются в целостное представление, немедленно обрастают новыми связями и рифмами.

Это и подарок артистам – из NDT 1 уходят несколько артистов, часть на пенсию. Соль Леон “вспоминает” работу с ними. Отрывки сценических записей перетекают в съемки репетиций, складываются в калейдоскоп, называемый “жизнь труппы”. В финале – как личная благодарность – маленькие “портреты” уходящих. Камера несколько секунд пристально смотрит в лицо улыбающимся танцовщице или танцовщику, и отпускает.

Это и воспоминания о жизни самих Леон и Лайтфута. В описании видео упомянуто специальное участие Соры Лайтфут Леон, которая, видимо, выросла в NDT. Это ее глазами, глазами девочки, мы видим вихрь из спектаклей. Постановки разных лет оказываются не только частью художественной траектории, но и семейной жизни – супругов-соавторов, труппы NDT как общности.

Завершается этот мемуар так, как обычно провожают балетных. Финал “She remembers”, архивные кадры, где Леон и Лайтфут выходят на поклоны с еще маленькой Сорой – парафраз спектаклей-adieux, очаровательной традиции Парижской оперы, где артисты в таких случаях танцуют любимую партию и долго принимают поздравления от театральной семьи и от своих родных. Леон и Лайтфут, несмотря на обстоятельства, уходят из NDT в той же нежной, очень человечной манере – поблагодарив всех, с кем были вместе, и вписав в историю театра личный сюжет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 27, 2020 10:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082705
Тема| Балет, Нидерландский театр танца, Персоналии, Соль Леон, Пол Лайтфут
Автор| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| Прощай, NDT!
Где опубликовано| © «Экран и сцена« № 16
Дата публикации| 2020-08-27
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=13451
Аннотация|


Пол Лайтфут и Соль Леон. Фото Rahi Rezvani

Пол Лайтфут и Соль Леон покидают NDT (Нидерландский Театр Танца). С ним знаменитый творческий тандем связывают более тридцати ярких и насыщенных лет профессиональной жизни. Сначала танцовщики, а потом хореографы, они приняли эстафету у легендарного Иржи Килиана и почти десятилетие возглавляли театр – Лайтфут в качестве художественного руководителя, а Леон в роли его советника. Их уход совпал не только с пандемией, но и с шестидесятилетием создания NDT. Поэтому расставание с alma mater cтало особенным, впрочем, как и все, что делает эта удивительная пара. Прощальным подарком труппе стали два фильма-балета: “Standby” (“Ожидание”) в постановке Лайтфута и “She remembers” (“Она помнит”), сочиненный Леон. Название обеих работ, хоть и созданных поодиночке, традиционно начинается с буквы S.

Абсолютно полноценные в художественном плане произведения, постав-ленные за три недели, не несут и следа творческих потерь в связи с мерами карантинной безопасности. Притом что Лайтфут создал густонаселенный балет, где танцовщиками не нарушается социальная дистанция, для чего пол размечен трехметровыми квадратами, высвечивающимися в финале. Соприкасаться здесь могли только исполнители, живущие вместе. Самоограничения не только не сковали креативности хореографа, но дали мощный толчок полету его фантазии, оттолкнувшейся от знаменитых “Этюдов” датчанина Харальда Ландера (музыка Кнудоге Рисагера по произведениям Карла Черни), опоэтизировавшего и театрализовавшего ежедневный рутинный экзерсис, представив его вдохновенным действом. Как говорил Ландер, задачи и цель его балета “в достижении единства души, танца и музыки”. Эти слова можно отнести и к “Ожиданию” Пола Лайтфута, чей сорокаминутный опус, также базирующийся на ежедневной практике балетного класса, искрится легкостью, юмором и профессиональным азартом.

Триумф перфекционизма составляет сюжет, красоту и мощь “Ожидания”, ставшего своеобразным агоном 42 танцовщиков, по большей части, виртуозов. Этот своеобразный парад умений состоит из 18 эпизодов, обозначенных названиями балетных па и форм классического танца – frappe, grand battement, rond de jambe, releve, saute, adagio, pas de deux, coda. Есть здесь и соло прима-балерины, и мазурка, и тарантелла. Этот блистательный в своем хореографическом разнообразии каскад соло, дуэтов, больших ансамблей, ничуть не сковывает необходимость держать дистанцию. Танцовщики стремительно и элегантно подхватывают танец друг друга, излучая энергию и щеголяя чистотой артикуляции. Тут царствует пластическое разнообразие практически не повторяющихся па и комбинаций и богатство эмоциональной палитры. Самое простое движение обретает вариативность и множество обертонов, трансформируется, разрастается до масштабов целой танцевальной композиции, поэтизируется, окрашивается иронией, пародируется, переосмысливается.

Не касающиеся друг друга партнеры существуют не менее слаженно, чем при тактильном контакте. Дуэты разнообразны по настроению: романтически-нежны или страстны до брутальности. Ближе к финалу танец начинает ускоряться, набирая темп с каждым эпизодом. Бешеная кода в исполнении фантастического Джона Бонда переплавляется в стремительные petits sauts (маленькие прыжки), перерастающие в заразительную тарантеллу с невероятными прогибами тела и пролетами через всю сцену. Предпоследняя часть – мазурка (блистательный дивертисмент великолепной четверки) органично подводит к бурному, захлестывающему энергией и мажорным подъемом (как и в “Этюдах” Ландера) финалу – grands sauts (большие прыжки), в котором участвуют почти все исполнители.

Двадцатипятиминутный балет Соль Леон “Она помнит” на музыку Генделя и Макса Рихтера – прощальный подарок пяти танцовщикам (Jorge Nozal, Marne van Opstal, Roger Van der Poel, Meng-Ke Wu, Sebastian Haynes), завершающим свою карьеру в NDT. Это – мощное лирическое, очень личное высказывание. Балет пронизан ностальгической интонацией. Он дышит любовью к танцу, печалью по поводу невозвратности и необратимости времени, напоминающего артисту о необходимости покинуть сцену. Со временем можно поиграть, поторговаться, но обмануть его нельзя. Все это увидено глазами дочери Пола и Соль, предстающей на экране крохой, делающей первые шаги на пляже, подросшей девочкой, вышедшей на поклоны с родителями после их последнего спектакля и, наконец потерянно сидящей на опустевшей сцене, после того, как ее покинули танцовщики, ушедшие в закулисье.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 28, 2020 1:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082801
Тема| Балет, , Персоналии, Илзе Лиепа
Автор| Беседу вела Анжела Якубовская
Заголовок| Илзе Лиепа: Балет - искусство, которое постоянно развивается…
Где опубликовано| © газета «Москва Зa Кaлужcкoй зacтaвoй»
Дата публикации| 2020-08-27
Ссылка| http://gazetauzao.ru/ilze-liepa-balet---iskusstvo-kotoroe-postoyanno-razvivaetsya/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

27 июля народному артисту СССР Марису Лиепе исполнилось бы 84 года. Его дочь, народная артистка России, лауреат Государственной премии РФ Илзе Лиепа в ходе онлайн-конференции рассказала о своей семье, о том, чему научилась у отца, а также поделилась размышлениями о значении балета в современном мире. Кстати, вот уже 19 лет в созданных балериной школах по авторским программам обучают искусству хореографии детей и взрослых.


Фото: Владимир Вяткин

- Илзе Марисовна, насколько важную роль в выборе вами профессии сыграл отец?

- Безусловно, его образ жизни стал бесценным примером для подражания, и я бесконечно благодарна своей семье за то, что с детских лет в нас с братом воспитывали творческое отношение ко всему, что мы делали. И для меня, и для Андриса семья по-прежнему важна. И я пытаюсь передать своим ученикам правильные жизненные ориентиры, ведь, когда они есть, все в жизни начинает складываться в верном направлении.

- Как вы пережили изоляцию? Ощущался ли творческий простой?

- Для артистов балета простой - это катастрофическая ситуация, а уж про учеников, для которых каждый день бесценен, и говорить нечего. Поэтому, чтобы наверстать упущенное, я выступила инициатором проведения профессионального интенсива в ДК "Алексеевское". Это феноменальный комплекс, который дает артистам балета возможность привести тело в порядок в кратчайшие сроки. Мы делимся профессиональными секретами с молодежью и объясняем, как быстро войти в форму.

- В режиме самоизоляции ваша школа нашла новый формат преподавания?

- Как ни странно, период пандемии оказался временем немыслимой активности - мы занялись мозговым штурмом. Оглянулись и поняли, что у нас есть драгоценная возможность создать концепт, позволяющий работать как с профессионалами, так и с любителями. В частности, мы разработали специальные программы, которые прекрасно готовят ребенка к занятиям балетом. Я всячески поддерживаю родителей, осознающих, что балет совершенно необходим для развития ребенка, и теперь появились новые возможности для работы с самыми юными учениками.

Также стало понятно, что из онлайн-формата мы не выйдем, потому что возникла потребность в межрегиональных и международных трансляциях. Если люди хотят быть причастными к нашим культурным программам, а живут при этом, например, на Урале, именно онлайн-формат позволяет им это сделать. В общем, пандемия помогла многое осознать, и сейчас мы готовимся к открытию новой студии.

- Сегодня многие говорят, что преподавание теперь вообще надо вести исключительно в онлайн-формате. А вы что думаете по этому поводу?

- Балет без личного контакта педагога и учащегося невозможен, хотя онлайн-формат тоже важен, но искусство классического танца можно передать только "из рук в руки" и "с ног на ноги", по-другому просто не получится. К тому же, чтобы заниматься с детьми, и вовсе необходима особая энергетика, эмоциональная вовлеченность. Поэтому мы все в этот сложный период еще больше оценили значение настоящей личности в педагогике. А еще в полной мере прочувствовали, насколько уязвима творческая сфера.

- Ваша дочь Надежда последует за вами в профессии?

- В первую очередь хочу еще раз сказать мамам всех девочек: балет - это самая важная составляющая в воспитании. Ученицы наших школ приходили к нам с огромными проблема: неуклюжими, неловкими, неграциозными, но теперь это все позади!

Поэтому, разумеется, для своей дочери выбираю как главный приоритет именно балетное образование, а станет ли балет для нее профессией, я не знаю. Во всяком случае, мечтаю, чтобы и моя дочь, и все остальные девочки были стройными и с хорошей осанкой.

- Сейчас нередко балетом начинают заниматься взрослые женщины. Вы это приветствуете?

- Безусловно. В Европе, например, очень много балетных студий, рассчитанных на любителей хореографии. В свое время меня это покорило, и я захотела сама создать школу для взрослых женщин - по своему собственному методу. Что и сделала. И, кстати, сама вела по нему занятия в организованных для любителей группах.

У меня всегда была своя собственная гимнастика, которая максимально эффективно прокачивала все мышцы, и мне хотелось увести женщин из спортивных залов. Считаю, что железные тренажеры не для женщин. Мои рекомендации - балетные уроки под фортепианную музыку и никакого железа! Предлагаю упражнения, которые прорабатывают проблемные женские зоны и при этом дают очень хорошую дыхательную нагрузку.

- В следующем, 2021 году, будет отмечаться 85-летие со дня рождения вашего знаменитого отца, Мариса Эдуардовича Лиепы. Что-то планируете в этой связи подготовить вместе с братом Андрисом?

- Мы были бы счастливы создать музей отца в Риге, у нас есть там семейный дом с небольшим садом (наш дедушка выращивал розы и лилии в честь бабушки, которую звали Лилия). Мечтаем о небольшом музейном комплексе, но пока нет такой возможности. Брат сейчас является руководителем балетной труппы Государственного академического Большого театра в Ташкенте. Но, тем не менее, он не отрывается от Москвы, реализует свои уникальные проекты в Государственном Кремлевском дворце, и, конечно, я уверена, что Андрис обязательно организует вечер, посвященный отцу. Также в этом году - 95 лет со дня рождения великой балерины Майи Плисецкой, и Андрис участвует в большом проекте по приглашению Родиона Константиновича Щедрина. Надеемся, что 20 ноября Большой театр откроет свои двери для всех почитателей Майи Михайловны. Вообще мне кажется, что очень важно вспоминать великие имена, потому что это мостик между прошлым и будущим.

- Балет, на ваш взгляд, искусство для избранных?

- Балет - это искусство, которое постоянно развивается и очень радует, когда массовый зритель, который не воспитан в классических балетных традициях, вдруг открывает для себя искусство классического танца и понимает, что балет - это визитная карточка нашей страны.

Меня всегда радуют и волнуют отечественные фильмы о спорте, после которых испытываешь гордость за Россию. И мне очень хочется, чтобы мои сограждане испытывали гордость также и за наш русский балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 28, 2020 9:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082802
Тема| Балет, «Имперский Русский Балет», Персоналии, Гедиминас Таранда
Автор| Алина Зинина
Заголовок| Культурная прививка Гедиминаса Таранды
Где опубликовано| © Газета "Новые Округа" - окружная газета ТиНАО г. Москвы
Дата публикации| 2020-08-28
Ссылка| http://newokruga.ru/kulturnaya-privivka-gediminasa-tarandyi/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


21 августа 2020 года. Москва. Бывший солист Большого театра Гедиминас Таранда теперь будет частым гостем в Новой Москве. Фото: Владимир Смоляков

Скоро в Новой Москве станет на одного авантюриста больше. По крайней мере таковым себя в шутку называет бывший солист Большого театра, основатель «Имперского Русского Балета» Гедиминас Таранда. С ТиНАО он уже знаком не понаслышке. Планирует основать здесь хорошую балетную школу на базе КЦ «Киевский». Если, конечно, звезды сойдутся. А они должны… Таранда не отрицает, что родился под счастливой звездой.

— Гедиминас, как вы пришли в балет?

— Сначала я начал заниматься народными танцами в доме культуры. А все потому, что те, кто ими занимался, могли бесплатно ходить в кино. Уже потом я оказался в балете.

— Насколько я знаю, вас приняли в Московское хореографическое училище, несмотря на то, что вы упали, исполняя элементы на вступительных экзаменах. А после учебы по распределению вас направили в Большой театр. Хотя вы об этом даже и не мечтали. У вас есть объяснение такому везению?

— Счастливая звезда. Знаете, я в детстве, а потом уже в Московском хореографическом училище, в Большом театре, занимался борьбой. И понял, что падение — это путь к успеху. Если ты встаешь — ты уже победил. И понимание этого мне всегда помогало. Я не расстраивался из- за неудач. Может быть, и потому, что всегда был своенравным.

— Даже на сцене Большого театра?

— Конечно. Помню, как я первый раз в балете «Каменный цветок» (балетмейстера Юрия Николаевича Григоровича) исполнял роль Северьяна — приказчика. В финале второго акта Хозяйка медной горы превращает землю под его ногами в трясину. Герой должен панически метаться, просить о пощаде... Но так как я в отрицательных героях всегда искал положительные стороны, решил изменить финал. И сделал героя сильным человеком, который не сгибается перед лицом смерти и пытается выбраться из трясины. Педагоги в этот момент смотрели на меня и думали: «Что он творит!» Но герой из трясины так и не выбрался.

— И что вам за это было?

— Докладная. Писали, что Таранда меняет хореографию, смысл. Но когда Юрий Николаевич посмотрел мою версию финала, сказал, чтобы его оставили. Это для меня было большой похвалой. Но и в противном случае я мог бы слететь с партии.

— Вы же как-то очень быстро стали солистом Большого театра.

— Через неделю, как я пришел, уже танцевал сольные партии в балетах «Дон Кихот» и «Кармен» (с Майей Плисецкой). Такого в истории театра еще не было! Но официально солистом я стал позже. Помню, что я быстро получил одобрение ведущих звезд и имел право готовиться к спектаклю на втором этаже, где были гримерки народных артистов, которые и впоследствии стали моими учителями.

— И они не смотрели на вас свысока?

— Нет. Они сначала думали, что я выскочка. Но потом увидели: папы и мамы со связями у меня нет, вкалываю. Тем более, что я обожал каждого! И не важно, кто в каком лагере был (в Большом театре шла борьба за власть. Артисты состояли в одном из четырех лагерей: Юрия Григоровича, артиста Владимира Васильева, Майи Плисецкой или партийном. Таранда был в лагере Григоровича. — «НО».) Как-то на собрании молодым солистам говорили, кто против кого будет выступать. Я должен был быть против Васильева. Как? Ведь это человек, из-за которого я пошел в классический балет. А Майя Михайловна... На выпуске из училища я сказал, что моя мечта — станцевать с ней. Помню, как у Владимира Васильева и Кати Максимовой был творческий вечер. Мы с братом приходим с цветами, поздравляем (а это было не принято, мы принадлежали к другой творческой группе). Но мы не боялись получить неодобрение со стороны ! Это оценилось среди народных артистов. Так что на собрании сказал: «Могу выступать только против партийных». Ну и довыступался.

— Как?

— После первых моих зарубежных гастролей в Мексику меня сделали невыездным на пять лет. Думали, что я уеду из страны. И с тех пор, когда артисты выезжали в Париж, в Лондон, я оставался один. А там говорили, что я заболел или сломал руку.

— Парадокс: вас не выпускают, потому что боятся, что вы уедете. Но и своей стране не очень-то уже нужны. У вас же было такое чувство?

— Да, это очень страшное ощущение. Когда ты — первый, и тебя выкидывают, вытирают ноги… И ты остаешься один в театре. Я даже подавал заявление в военкомат, говорил, давайте я поеду в Афганистан. Все равно я здесь никому не нужен. Но мне сказали: «Сиди, куда ты лезешь».

— А вас звали за рубеж?

— Сколько раз! В той ситуации, в которой оказался я, единственный выход был уехать. Но тут другое. У меня семья военных. И по отцу, и по матери. Помните, «ты чьих будешь»? У нас всегда прививалось это с детства: понятие корней очень важно. Мы с дедами всегда собирались за большим столом, пели русские песни. Я изучал нашу историю. И все это впилось в меня. Я не понимал, как можно бросить все это, бросить страну. Да, там у меня будет все хорошо. А здесь кто будет?

— И несмотря на такую любовь к стране, через несколько лет вас уволили из театра. Почему?

— В 1990-е в театре был кризис. И с финансированием, и с постановками. Я понимал, если меня еще немного прижмут, останусь без средств к существованию, и меня снова будут ставить на колени. У меня были хорошие отношения с зарубежными импресарио. И один из них предложил мне организовать балетные гастроли. Тогда я пригласил друзей-артистов из разных театров Москвы и Петербурга, стали выступать каждый год в Италии, Франции, Греции... Потом я театр вывез. Естественно, руководству это не понравилось. Думали, я мечу на их место, и сказали: либо я перестаю этим заниматься, либо меня увольняют. На что я сказал: «Попробуйте». Меня и попробовали. Переоценил я свои силы.

— И вы решили создать свой, «Имперский Русский Балет»?

— Да, помогла Майя Михайловна. Незадолго до увольнения она предложила сделать ей юбилейную программу для выступления в Японии. Она, видя, как у меня получается, подала идею создать свой балет. После увольнения я решил это сделать. Пригласил известных артистов, которые приехали из-за рубежа и оказались не нужны стране (двери театров были закрыты). И назвал все «Имперский Русский Балет». Когда Майя Михайловна узнала о названии, сказала, что я сумасшедший! На империю замахнулся. Ее и нет давно. Но тогда я ответил, что мы не дали упасть флагу, подхватили.

Она же гастролировала с вами?

— Да! Целых десять лет. Было дикое время. К нам приходили и говорили, что сей- час мы вас крышевать будем. На что я отвечал: «Вы будете крышевать кого угодно, но балет крыуют другие». — Ужасно. Но с другой стороны, я считаю это время одним из лучших. Помню, как Майя Михайловна писала первую книгу и читала нам начальные главы на гастролях в Японии. Мы собирались в ее комнате и слушали… Ездили за рубеж, по стране. Плисецкую встречали на вокзале целые города! Майя Михайловна в Воронеже или в Липецке, Нижневартовске! Люди отдавали последние деньги и шли на балет.

— А почему вы сотрудничали только десять лет?

— У нас было много недоброжелателей. Они смогли нас поссорить. Как оказалось, навсегда. Была некрасивая история, связанная со спонсорством.

— Балет продолжал гастролировать уже без нее...

— Да, у нас в стране балет очень ценится. Даже в деревнях, где его никто не видел. Люди приходят и ахают! Как-то мы приехали выступать в Новоиерусалимский музей. Я говорю организаторам: «Поставьте побольше стульев». А они мне: «Да у нас больше 100 человек на мероприятиях не бывает». 2000 человек пришли! Никто такого не ожидал, а мест-то нет, где зрителей размещать. Звоню в местную воинскую часть. Говорю полковнику, что мы балет привезли, а мест нет. Он был в шоке: «Как? Где? Какой? Я приду!» Разобрал в своем ДК стулья, которые были к полу привинчены, и привез 500 мест. А сколько таких случаев было.

— И вам нравится ездить по маленьким городам, деревням?

— Мне это очень интересно! Все спрашивают, вот зачем мне это надо, крутят у виска. А кто, кроме нас, этим заниматься будет? У нас делают прививки от столбняка, от чего угодно. А надо делать прививку культуры. Мы когда в Пскове выступаем, палкинцы (жители деревни Палкино. — «НО») ставят нам во время поклона на авансцену ящики с разносолами, подписанные «Семья такая-то». А когда к ним приезжаем, такой стол на крывают. Съесть не можем. Нормально?

— Но балета недостаточно. В деревнях стали организовывать народные праздники. Как так получилось?

— У меня когда ребенок начал расти, я решил показать ей, что такое Масленица. Мы походили по городским праздникам и поняли, что это вообще не то. И в году 2010 в Лужниках мы с Викой и Вадимом Цыгановыми сделали такую Масленицу! Поветкин и Лебедев в кулачных боях стояли! Одна молодежь за одного, другая — за другого. Стенка на стенку! Мне потом Поветкин говорит: «Слушай, они мне все ребра отбили!» Так чемпиону дать в ребро — одно удовольствие. Потом обнимались, братались, прощения просили.

— Вы-то в кулачных боях участвуете?

— А как же! Самая раскрученная Масленица в деревне Захарово, в Одинцовском районе. Я там и декорации сам строил. Ко мне люди подходили и спрашивали: «Таранда — вы?» А я в это время с топором стою… Семьями приходят, помогают. Так и стали фестивали делать, культуру поднимать.

— Вы же еще гость каждой Олимпиады. У вас даже грамоты есть за поддержку олимпийского движения. Что вы там делаете?

— Это интересная история. У нас в театре, как многие студенты, подрабатывал Миша Куснирович (позже он станет основателем фирмы, которая шьет одежду для наших спортсменов). Как-то я ему помог — достал билеты на балет. И лет через 10 получаю приглашение на мероприятие. Прихожу, а там Миша! Он уже делал одежду и создал так называемый дом для спортсменов. Миша и пригласил меня в 2004 году на Олимпиаду.

— Как болельщика?

— Не совсем. Скорее как психолога. Что делает Куснирович — дает понять спортсменам, что ты нужен своей стране. Не важно, выиграл ты или проиграл. Ты — герой. Он создал дом, который есть на каждой олимпиаде. Там спортсмены могут отдохнуть, прийти в себя. Когда нужно — туда приглашают журналистов. Все для того, чтобы поднять боевой дух. Вот моя самая большая гордость — это олимпиада в Китае в 2008-м. Наши фехтовальщицы проиграли все! Вообще все! Остались последние групповые соревнования четыре на четыре. Представляете, какая там атмосфера… Я приезжаю к ним в олимпийскую деревню и говорю: «Привет. Собирайтесь, вас Первый канал ждет, хочет сделать с вами интервью». Они на меня чуть ли не матом! Мол, все проиграли, да я вообще сдурел. Тогда я говорю: «Завтра у вас последний бой. Вы завтра станете чемпионами. И верим в это мы, я и вся страна. Сейчас вы краситесь, приводите себя в порядок и едете со мной». Они не ожидали такого напора. Дают интервью, передают привет своим, рыдают! А на следующий день — золото! Как такое может быть? Вот в таком ключе мы работаем.

— А в Сочи были?

— Конечно! Я на все Олимпиады приезжаю с барабаном. Знаете, как там полиция работала? Когда меня не хотели с барабаном пропускать на трибуну, капитан звонила руководству. Тогда ее попросили посмотреть имя человека на бейджике. Прочитав половину, я слышу голос по рации: «А, Таранда! Наш, пропустите». То есть, как только я там появился, они уже справки на меня навели. Потом в этот барабан ударил президент после победы фигуристов. А теперь инструмент хранится в Испании, в музее Олимпийского движения.

— Вам бы хотелось снова прогреметь на всю страну, как те же олимпийцы?

— Конечно! Я же авантюрист по натуре. Мне нужно все время действовать. Вот, например, скоро приедем в «Киевский» давать мастер-класс. А как-то я был в КЦ «Яковлевское». Это восторг! Таких зрительных залов, как там, в Москве единицы. Крутящаяся сцена, двойная высота потолка для декораций. Амфитеатр удобнейший. Акустика — супер. А репетиционные залы? Окна шесть метров в пол. Я, когда увидел, понял, что надо действовать. Главное, чтобы ДК отремонтировали. Тогда там и в «Киевском» можно будет сделать настоящий культурный взрыв.

СПРАВКА

Гедиминас Таранда — солист Большого театра (до 1993 года), основатель «Имперского Русского Балета», заслуженный деятель искусств РФ. После того как на сцене Большого театра увидел балет «Спартак» с участием Владимира Васильева, понял, что хочет заниматься классическим балетом всерьез. И упав несколько раз на вступительных испытаниях, все равно был принят в Московское хореографическое училище. После — попал по распределению в Большой театр.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Авг 29, 2020 8:29 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5147

СообщениеДобавлено: Сб Авг 29, 2020 1:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020082901
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Антон Пимонов
Автор| Полина Некрасова
Заголовок| Пимонов Party: что нужно знать о новом руководителе балетной труппы Пермского театра
Где опубликовано| © ПРМ.Собака.ru
Дата публикации| 2020-08-28
Ссылка| https://www.sobaka.ru/prm/entertainment/ballet/114625
Аннотация|

У нового руководителя Пермского балета Антона Пимонова античный профиль и под стать характер. Гордый, волевой, упрямый, принципиально честный и – немного отстраненный. Но на то он и художник. Его искусство – танец, которому Пимонов посвятил семнадцать лет жизни как исполнитель и в котором уже восемь лет выступает в качестве хореографа.

Петербуржец по складу балетного мышления, Антон Пимонов окончил Академию Русского балета им. А. Я. Вагановой в 1999 году и сразу поступил в труппу Мариинского театра. Именно там, как в пушкинских «садах лицея», расцветала его любовь к кордебалету, мириадам комбинаций и перестроений танцовщиков, красоте выверенных линий. И энергичности, без которой, как без камертона, не добиться хорошего исполнения.
Будучи солистом труппы, он застал «золотое» время в Мариинском театре. Помимо шедевров Петипа и советской классики, здесь ставили балеты Джорджа Баланчина и Уильяма Форсайта, Джона Ноймайера и Кеннета Макмиллана, Алексея Ратманского и Анжелена Прельжокажа. Это был период творческого поиска, резонансных фестивалей и нового взвешенного взгляда на общеизвестную классику.
В среде балетного мультикультурализма Пимонов формировал собственный хореографический стиль, по методу Микеланджело, отсекая лишнее. Отказавшись от сложносочиненного либретто – тех story, в которых действуют персонажи с биографиями и психологическими амбициями. Убрав со сцены декоративное оформление, предпочтя ему световую фактуру. И сосредоточившись на двух основах: пространстве и системе перестроений артистов.
«Работа с пространством и правильная прошивка музыкального материала движениями – сами по себе составляют танцевальный сюжет», – убежден Антон Пимонов. Почему балерина делает шаг с левой ноги, а не с правой и как это связано с параметрами сцены, волнует его больше, чем драматическая игра. Вот откуда проистекает тот чистый восторг, который испытываешь, глядя на эталонные танцы прима-балерины Мариинского театра Виктории Терешкиной в «Скрипичном концерте № 2» на музыку Прокофьева, принесшем и ей, и автору балета Антону Пимонову «Золотую Маску» в 2017 году.
На ту церемонию награждения престижной театральной премии Пимонов ворвался «темной лошадкой» – неожиданно не только для окружающих, но и для самого себя. Последовавший затем его переезд из Санкт-Петербурга в Екатеринбург еще больше подогрел интригу. Из благополучной культурной столицы он отправился на промышленный Урал, став ассистентом художественного руководителя балета Вячеслава Самодурова.
От екатеринбургской премьеры Пимонова Brahms Party уже ждали новизны, но он и в этот раз сумел удивить. На музыку Liebeslieder Waltzes Иоганнеса Брамса, «Любовных вальсов», обычно исполняемых дуэтами мужчин и женщин в вечерних нарядах, у Пимонова танцуют только парни в футболках и джинсах. Дуэты, трио, квартеты – это все ситуации, в которые они попадают без литературного подтекста, по хореографической логике. «Brahms Party – мужской класс-концерт, зрелищный и энергичный, – объясняет Антон Пимонов. – К “Вальсам – песням любви” Брамса можно возвращаться бесконечно и сочинять новый спектакль каждый месяц. Здесь хочется не ставить точку, а придумывать новые и новые орнаменты, пока не закончатся песни». Удовлетворится ли этим пояснением жюри «Золотой Маски» этого года, узнаем уже в октябре, на очередной церемонии премии.
Тем временем главная интрига вокруг Антона Пимонова, как говорят эксперты, еще впереди. Этим летом он принял предложение возглавить Пермский балет. Руководство именитой труппой требует, по его признанию, «космической ответственности». Но он к ней готов. В будущее своего нового театра Пимонов смотрит с уверенностью полководца, бравируя на камеру своим выразительным античным профилем.

Антон Пимонов планирует включить в репертуар театра как классику XIX—ХХ веков, так и известные балетные постановки, которые прежде не исполнялись в России

=================
фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 31, 2020 9:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020083101
Тема| Балет, Национальная опера Украины, Персоналии, Елена Филипьева
Автор| Полина Булат
Заголовок| Балет на карантине и после. Интервью с новым руководителем балетной труппы Нацоперы Еленой Филипьевой
Где опубликовано| © Українська правда
Дата публикации| 2020-08-31
Ссылка| https://life.pravda.com.ua/culture/2020/08/31/242130/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В коридорах Национальной оперы Украины царит тишина.

Театр не работает с марта: в июне здесь попытались возобновить балетные классы и репетиции, но спустя две недели вновь отправили труппу в отпуск.

И даже при нынешней пустынности, попасть в здание Нацоперы можно только в медицинской маске.

Мы встречаемся с Еленой Филипьевой – Народной артисткой Украины, прима-балериной, а с июля – и.о. художественного руководителя балетной труппы – в большом репетиционном зале.

Окна распахнуты, мы садимся на безопасное расстояние друг от друга и, наконец, открываем лица, чтобы поговорить. О новой должности, планах развития труппы и особенностях работы в карантин.




– Что вас подтолкнуло подать свою кандидатуру на должность художественного руководителя балета Национальной оперы?

– Я не подавала свою кандидатуру, конкурса не было. Он планировался, но из-за карантина его даже не объявили.

Меня пригласил в кабинет генеральный директор театра (Петр Чуприна – ред.) и спросил, как я смотрю на то, чтобы стать исполняющей обязанности художественного руководителя. Для меня это было неожиданностью, но я согласилась.

– Означает ли это, что конкурс еще будет?

– Скорее всего, будет, но эти нюансы могут быть известны только руководству театра и Министерству культуры.

– Как вы отнеслись к предложению занять пост руководителя?

– Я давно работаю в театре не только как балерина, но и как педагог. Мне небезразлична судьба театра, меня всегда волновало, как проходили балетные спектакли.

Поэтому, когда поступило предложение, я не испугалась.

– В чем заключается ваша работа во время карантина?

– Сейчас, как вы видите, её особо нет. Я, конечно, могу проводить работу над ошибками, составлять художественный план, пока нет спектаклей.

Есть много офисных дел, на которые не хватало бы времени в сезон работы нашего театра в нормальном некарантинном режиме.

Понемногу пересматриваем кадры. Провели конкурс на замещение вакантных мест, некоторым артистам повысили категорию. Скоро проведем ещё конкурс.

– Как коллеги по труппе отнеслись к вашему назначению?

– Думаю, об этом нужно спрашивать у них.

В любом коллективе есть соратники и есть противники – люди, которые бы видели себя на моем месте. Единого мнения вы не найдете ни в одном театре.

Я же принимала очень много поздравлений, добрых пожеланий даже от тех, с кем в театре мало общалась. Мне было очень приятно.

Нельзя ведь сразу сказать, хороший руководитель или плохой, если он еще ничего не сделал. Должно пройти время.

В нынешней ситуации мы можем только подумать, в какую сторону улучшиться.

– В какую, по-вашему?

– Сделать труппу сильнее.

Без художественного руководителя мы плыли по течению, пусть и на довольно хорошем уровне. Но мне кажется, наша труппа по качеству исполнения спектаклей может достичь большего – это касается и кордебалета, и солистов.

Я хочу, чтобы все были равномерно заняты: у нас есть народные и заслуженные артисты, которые должны представлять театр в первую очередь.

Есть молодежь, которая себя уже проявила, и которой я буду помогать развиваться.

– За вашу карьеру вам приходилось работать с разными руководителями.

Например, с Денисом Матвиенко, который осовременивал репертуар, с Анико Рехвиашвили, которая была более консервативно настроена.

Какая позиция близка вам?


– Классика должна сохраняться! Если у нас идет две абсолютно разные версии "Лебединого озера" – Анатолия Шекеры и Валерия Ковтуна, то в каждой из этих версий должна сохраняться авторская хореография.

Непозволительно привносить хореографию зарубежных театров в наши спектакли. Я хочу, чтобы хореография нашего театра оставалась индивидуальной и самобытной.

Да, какие-то нюансы балерина может менять под себя, но я буду требовать, чтобы классическая хореография оставалась такой, какой её задумал постановщик.

Конечно, в планах ставить и современные балеты. Мы уже начинали переговоры с зарубежными балетмейстерами, но из-за карантина всё приостановилось.

Ещё одна наша цель – растить своих постановщиков. Я хочу приглашать известных хореографов, чтобы усилить репертуар, но почему бы не дать и своим артистам раскрыться?



– Но есть одна проблема: ни на базе театра, ни в училищах не преподают техники, которые позволяют артистам выйти за рамки классической выучки.

– В киевском училище, насколько я знаю, планируют открыть класс техники танца модерн.

Я же хотела бы приглашать в театр педагогов из-за рубежа для мастер-классов, чтобы наши артисты осваивали новые техники и новую пластику. Осталось дождаться послабления карантина.

Конечно, все будет происходить не сразу. Планы есть, однако реализовать их быстро просто невозможно.

– Планируете ли открывать Национальную оперу как гастрольную площадку для других трупп?

– У нас пока другие задачи. В первую очередь важно вывести нашу балетную труппу на высочайший уровень.

В будущем всё возможно. Всё зависит от условий приглашенной стороны и массы других нюансов, включая и финансовые вопросы.

– Вы работаете с некоторыми солистами театра как педагог. Чем должен привлечь танцовщик, чтобы вы пригласили его поработать с вами?

– Мы всегда выбираем близких по духу людей. Важно, чтобы артист чувствовал с педагогом контакт. Поэтому сама я никого не приглашаю, артисты сами меня просят с ними порепетировать.

Меня привлекает в работе с артистами возможность наблюдать их рост. Когда балерине достаточно сделать замечание всего раз, чтобы она его запомнила и продумала. Если на следующий день она исправляет ошибку, то мы идём дальше.

Если артист не готов себя перекраивать, доверяться педагогу, то ничего у этого артиста не получится.

Мне интересно с людьми творческими. Бывало, мы работали с артистом, танцевали спектакль, а спустя время эта партия попадалась снова. И я говорила: "А вот мне сегодня хотелось бы сделать по-другому. Давай поменяем нюансы?". И от такой работы есть результат!

– Многие молодые таланты стараются не задерживаться в Украине и уезжают работать за границу. Планируете ли менять эту тенденцию?

– Каждый выбирает судьбу, которую он для себя хочет.

Меня тоже приглашали и в Мариинский театр, и в Большой, звала Клод Бюсси во Францию но, может, потому что я приехала из маленького городка с мечтами о киевской сцене, мне никогда не хотелось уехать.

Даже когда я долгое время гастролировала с другими труппами, меня всегда тянуло обратно в Киев. Я всегда была предана родному театру.

Многие уезжают и ищут себя. Молодежь пытается вырваться, думая, что "там" лучше, а спустя время некоторые возвращаются.

Конечно, не хочется, чтобы таланты уезжали. Надеюсь, будем поддерживать доверительные отношения с Киевским хореографическим училищем, с Академией им. Сержа Лифаря, чтобы отбирать лучших студентов для работы в нашей труппе.

За границей в труппах по 60 или даже 30 человек – все работают, и их за это ценят. Артисты же, в свою очередь, дорожат своей работой в труппе.

А у нас многим (на сайте театра в балете Национальной опере числится 167 человек – ред.) становится обидно, что работают одни и те же, а другие ничего не делают, но получают зарплату.

Поэтому моя первоочередная задача – сделать так, чтобы работали все! Кто не хочет – до свидания! Вас никто силой в театр не тащил. Вы сами выбрали эту профессию.

Есть много желающих работать у нас в театре. Будем заниматься дисциплиной, как в школе.

– Планируете ли вы продвигать работу балетной труппы?

Большинство театров сегодня очень активны в медиа, социальных сетях, особенно в период карантина.

– Мы участвовали во многих "карантинных" проектах: выставляли интервью с солистами, фотографии, видео, как они занимаются дома – люди проявляли инициативу.

Появились трансляции записей наших спектаклей на канале театра в YouTube.

Мы хотели записать концерт, но по карантинным нормам не смогли. По правилам, танцевать вместе могут только семейные пары, а их у нас не так уж много. Плюс, вы не представляете, что такое – репетировать в масках. Это очень тяжело.



– Каким вы видите украинского зрителя и его запрос сегодня?

– Раньше к нам ходили люди старшего поколения, а сейчас меня радует, что в театр приходит много молодежи. Конечно, много иностранцев. На балетах аншлаг, и это радует глаз.

К тому же, люди воспринимают поход в театр, как мероприятие, достойное уважения. Приходят не в джинсах-шортах, а в вечерних платьях и костюмах.

Бывает, в интернете начинают писать гадости об одних и восхвалять других, не имея профессионального образования, не зная элементарной истории балета. Поэтому хочется пожелать зрителям обращать внимание на объективные отзывы. У нас многие пишут, не обладая достоверной информацией, а полагаясь на слухи и вкусовщину.

– Вы имеете в виду сплетни?

– Да, сплетни. Которые порой распускают сами артисты. Критик себе такого не позволит.

Бывает, в сетях начинают, ни с того ни с сего, ругать девочку, которая впервые вышла в спектакле. Но все мы с чего-то начинали, возьмите любую балерину.

Я сама до сих пор учусь! Я за то, чтобы зритель сам мог найти в спектаклях того артиста, который ему понравится.

Зачем же смешивать искусство с грязью и навязывать свой личный взгляд?

– Какая критика, по-вашему, объективна?

– Я всегда своих учениц просила ходить на спектакли и не критиковать балерин, а находить в их танце что-то интересное, особенное.

Да можно писать, что были просчёты. Например: шум за кулисами, не там свет поменяли или с декорациями нестыковка. Но, чтобы критика воспринималась, замечания должны исходить с положительными намерениями.

– Как вы понимаете, что спектакль удался?

– Как для артистки, удачный спектакль для меня всегда означал единение с оркестром и кордебалетом. Когда мы дышали воедино, и каждый находился в том образе, в котором должен был находиться.

Как для педагога, удачный спектакль – это когда ровно прошел кордебалет, никто не выбился, всё было в линию, идеально отрепетировано: положения головы, ног, рук.

Только прима-балерина может станцевать под своё настроение: где-то добавить, где-то убрать акценты.

Если вы уберете взгляд от центральной пары – всё должно происходить, работать на спектакль. Каждый, кто находится на сцене, должен на ней "жить".

А если артисты отвлеклись, сели подышать или поговорить – это провал. И для педагога, и для худрука.



– Как вы считаете, последствия и риски карантина изменят формат работы театров?

– А почему мы должны что-то менять?

Мы должны восстановиться, войти в форму и возобновить спектакли.

Когда это будет – я не знаю. К тому же, если в балете мы можем придумать, как сделать так, чтобы артисты во время выступления не соприкасались, то с оркестром и хором такого не сделаешь.

Строить летнюю сцену на Софиевской площади перед началом осени, сезоном дождей, и продавать дорогостоящие билеты, лишь бы её окупить – зачем? Необходимо выждать.

И я верю, как долго бы всё не длилось, мы сможем восстановиться!

Полина Булат, спеціально для УП.Життя
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 01, 2020 11:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020083201
Тема| Балет, Образовательный центр "Сириус", Персоналии,
Автор| Сергей Орехов
Заголовок| «СИРИУС» И МГАХ ПРЕДСТАВИЛИ ТЕЛЕПРЕМЬЕРУ БАЛЕТНОГО ПРОЕКТА
Где опубликовано| © сайт Центра "Сириус"
Дата публикации| 2020-08-30
Ссылка| https://sochisirius.ru/news/3859
Аннотация| Балетный проект



30 августа в 12:00 «Сириус» представил телепремьеру творческого проекта «Ускользающая красота: шедевры мирового балета». 70 лучших студентов ведущих балетных школ страны исполнили знаменитые балетные партии.

К премьере молодых артистов балета готовила сильнейшая команда педагогов и балетмейстеров – из Московской государственной академии хореографии, Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой, Академии танца Бориса Эйфмана и Пермского государственного хореографического училища.

В балетных классах с ребятами занимались преподаватели МГАХ: Сергей Орехов (классический танец), Светлана Иванова (народно-сценический танец), Тамила Булгакова (актерское мастерство), а также преподаватели Академии танца Бориса Эйфмана – Наталья Пермякова и Максим Прокофьев, педагог Пермского государственного хореографического училища Надежда Стеблецова.

Автор и руководитель проекта – премьер Мариинского театра, Заслуженный артист России Игорь Колб. Ассистенты руководителя проекта – преподаватель классического танца МГАХ Екатерина Трунина и хореограф-постановщик Мариинского театра Дмитрий Пимонов.

Художественный проект реализован при поддержке МГАХ – экспертной организации «Сириуса», обеспечивающей методическое сопровождение образовательного процесса с 1 июня 2015 года.


Посмотреть в отдельном окне


В день творческой премьеры – наш репортаж об особой системе подготовки юных артистов в Образовательном центре.

Успешные практики и подходы

Главная задача, которую решает образовательная модель «Сириуса», – формировать среду для воспитания и развития молодых талантов, которые получают специальное образование либо делают первые шаги в сфере искусства.

О необходимости такой работы на встречах с деятелями культуры и искусства неоднократно говорил Президент России Владимир Путин. На недавнем обсуждении национального проекта «Культура» до 2024 года он подчеркнул, насколько важно сделать эту работу системной и результативной, сосредоточить внимание на первых, самых начальных этапах карьеры детей, предложить новые, более эффективные подходы.

«Для экспертов и педагогов Центра очевидно, что работа с одаренной творческой молодежью, тем более в сфере сценической культуры, требует особой гибкости и нестандартных решений, отказа от шаблонов в пользу индивидуальных образовательных траекторий, тесной связи балетного класса и большой сцены», – рассказывает руководитель Фонда «Талант и успех» Елена Шмелева.

Учиться у лучших

В экспертный совет программы по хореографии входят народная артистка РФ, лауреат Государственной премии РФ, прима-балерина Большого театра, этуаль театра «Ла-Скала», учредитель Фонда «Талант и успех», член Президиума Фонда «Талант и успех» лауреат премии «Positano Premia la Danza» Светлана Захарова и ректор МГАХ, лауреат премии Правительства РФ, народная артистка России, кандидат искусствоведения, автор нескольких десятков научных работ, учебных программ и видеопособий, профессор Марина Леонова.

Во многом благодаря Экспертному совету Фонда в России сформировалась знаковая система развития традиций в области балетной культуры и популяризации балетного искусства.

За пять лет обучение на хореографических программах «Сириуса» прошли более двух с половиной тысяч будущих артистов балета, а сама система профессионального развития и обучения талантливой молодежи стала целостной моделью, которую берут за стандарт субъекты, открывающие региональные центры.

Диалоги на равных: встречи с мэтрами сцены

Система обучения строится как на уникальных профильных учебных и теоретических дисциплинах и отчетных мероприятиях, так и на обязательных творческих встречах с великими мастерами балетного искусства.

Как правило, творческие встречи с ведущими педагогами из МГАХ, премьерами и солистами Государственного академического Большого театра России и Государственного академического Мариинского театра, легендарными танцовщиками и балетмейстерами, деятелями балетного искусства – Владимиром Васильевым, Владимиром Малаховым, Александром Ветровым, Юрием Бурлакой, Игорем Колбом, Ниной Змиевец – продолжаются в балетных классах. Каждый выдающийся артист всегда готов делиться с молодыми танцовщиками личным опытом и давать профессиональные советы.

Сто часов у станка

Открытая процедура и условия отбора на программы в составе классов региональных учебных заведений – среднего профессионального образования и дополнительного образования детей – гарантирует прежде всего равные возможности для развития таланта и получения востребованной профессии, независимо от того, где родился ребенок.

Из более чем 90 академических часов, отведенных для специальной программы, 42 часа составляют занятия по «классическому танцу», еще 18 часов – вариативно: народно-сценический танец и историко-бытовой танец. В программе обязательны уроки по актерскому мастерству. Теоретический блок включает дисциплины по истории театра, истории хореографического искусства, музыкальную литературу.

Еще одна важная общепрофессиональная дисциплина в направлении «Хореография» – грим. Воспитанники учатся профессионально наносить сценический макияж и создавать образы героев мировой балетной классики.

В финале каждой образовательной программы участники готовят отчетный концерт.

Дебют на сцене «Сириуса»

Учебная практика – тот незаменимый профессиональный опыт, который дает участникам постановка творческого проекта. В 2020 году в «Сириусе» поставили дивертисмент из фрагментов классических балетов – «Баядерка», «Ромео и Джульетта», «Корсар», «Жизель», «Лебединое озеро» и других.

«Молодые танцовщики не просто репетируют в балетных классах: они проживают свою роль, каждый раз доводя ее исполнение до совершенства. Они понимают, что настоящие артисты балета работают над своими партиями всю жизнь. И именно участие в таких проектах, которые предлагает Образовательный центр «Сириус», помогает становлению будущих артистов», – рассказывает преподаватель кафедры классического и дуэтного танца МГАХ, педагог августовской образовательной программы «Хореография» в «Сириусе» .
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 01, 2020 6:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020083202
Тема| Балет, , Персоналии, Владимир Малахов
Автор| Полина Булат
Заголовок| Vladimir Malakhov: “It is important to motivate dancers, so they can really feel appreciated”
Где опубликовано| © Balletristic
Дата публикации| 2020-08-21
Ссылка| https://balletristic.com/interview-with-vladimir-malakhov/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

We met with Vladimir Malakhov twice this summer: both times via Zoom to record interviews. These days, online ways of communication are becoming routine for most, but in case of dance field, platforms like Zoom, Youtube, or Instagram are the dancers' prime rehearsal studio, stage and mutual and financial support system.

Vladimir Malakhov is waiting out this quarantine at his home in Berlin and admits that this is the first time he's got such a long vacation in 34 years of his dancing-directing career. Still, Malakhov never descends from the top, even in such conditions. His daily Instagram classes are one of the best and most popular among similar projects. His students send him videos of their dancing and he gives everyone personal feedback.

I was eager to find out what an already established star can get from online reality and hear one of the best insiders' opinion on the fate of ballet in our digitized world.

You were not using Instagram until just recently, when you got yourself a page this winter. What made you do so out of a sudden?

I never use any social media and I have no pages there, be it Facebook or Twitter. But my niece once said, “Why don’t you try? Show the world what you do, let them know you’re still alive!”. And then she made a page for me.

Is she the one who’s running it now?

No, I am. But I do ask for help when I don’t understand something. I am not very good at all these technologies and I basically knew nothing when I had started. Now I can at least create, save and delete posts.

Did you expect the feedback to be so strong? The speed at which the audience increased was impressive, especially when it comes to your classes.

Oh yes, the classes are popular. I also started a Wednesday programme called “Barre with a Star”, where I host various stars and my friends, and we do barre classes online. It is interesting for the people of the ballet community to interact and ask questions there. Although during some classes, like the ones we held with Svetlana Zakharova and Vadim Muntagirov, I was asked to turn off commenting because it blocked the view of the legs.

You were among the first to start an online class. How did you come up with the idea?

This quarantine has put the dancers off their stroke which negatively affected the spirits of many. It is very important for them to stand on stage, to feel the presence of the audience, have all the costumes and the make-up on them. What I'm trying to do is to encourage them during these hard times, to tell them "Cheer up, this is just a transitional period, take it as a long vacation”.

You stay in touch with your audience as well, commenting the videos of your students.

It is important to motivate dancers, so they can really feel appreciated. I show them, I explicate, I teach. I could be an educator who explains an element and then watches everyone try, but people have to see it in order to do it. I know I’m not that young anymore, but I’ve got experience. I have performed on the world’s greatest stages with the world’s most famous ballerinas, I learnt from an exellent teacher (Pëtr Pestov in Moscow State Academy of Choreography –Ed.) and I want to pass on this knowledge. Every time, I share my little secrets with the audience. And I can see some of them making decent progress.

What is your motivation then?

I can feel the audience’s energy as I look at how many people subscribe to see the classes. And it warms my heart to see how many comments and likes they send.

I arrange classes daily, giving it my all, and it raises my spirits. My goal is to provide joy for both the dancers and the spectators, even though it is quite hard for me.

Where does all of your care for dancers come from?

Well, in reality, I am definitely not an angel. (laughs) But one thing that I know for sure is that every person needs a special approach if you want the whole structure to work properly. When I came into theatre, I said this at once, “No schemes or intrigues, we are a family. If there’s something you don’t like, you come to me and you say it”.

I was never interested in who they slept with, although any theatre is bound to have some issues with this. I always tried to maintain three different personalities in me: the one of a dancer, one of a friend, and one of a director. Thus, everyone knew when it was appropriate to joke around and when it was not. I was a director in my office, and once I stepped into the hall, I became a dancer; once I stepped out of the theatre, we could go drink coffee somewhere like buddies. One does not have to be the same person all the time.

Are you a freelancer right now?

You can say I am unemployed. All of my plans have fallen through.

Would you prefer to work for one theatre long-term?

Obviously. I would love to supervise a troupe and pass on my knowledge and experience which I had gathered over the years around the whole world. But as of now, I have to settle for being a free artist, and to be honest, I am happy with it. Directors are entrusted huge amounts of responsibilities nowadays: restructuring the system, watching the dancers’ health while keeping the group together as one mechanism...

This quarantine seems to have finally brought the dancers into the spotlight. While the theatres were panicking over how to avoid losing the audience, the performers simply took their phones and did the job.

Dancers have plenty of free time right now. It is the first time in my whole career that I get to spend so much time at home. Usually, I would return from a tour, repack the suitcase and be off to the next concert. I had only stayed home for winter holidays. And here I am now, stuck in Berlin since March 15th. I do find myself something to do: I like cooking, I look after my plants, I hold classes, I clean up. I even have a little garden where I grow vegetables. There is no other way except to wait out this whole situation.

Dancers now have a chance to rethink some things, to think about other new things, to reflect the changes in their lives. Once they return to work, they will be able to look at everything they had been doing so far from a new angle.

Do you think theatres will return to their usual regime? Or will they have to change after all?

They will surely return to normal. We survived world wars and plagues and so many other things, but have preserved this art anyway.

You have said before in some interviews that all you wanted for your career was to be a good classical ballet dancer. What do you mean by that?

The quality. It is the same with food – better less but better. A performer has but one chance: you come out, you perform, and what you perform remains in the viewer’s mind forever. In case you are a true professional, you can, obviously, skillfully hide your mistake, but you will have to aim for perfection. Younger generations are not used to this, they don’t have this wanting in them.What happens, happens, and that’s it.

When I was young, I wanted to do everything. Modern youth just looks at something and blatantly says, “Nope, that doesn’t work for me”. Before even trying! Everyone thinks they have to get from square one to square ten immediately, and no one realizes that by doing so they’d risk getting back to square one just as fast.

I cannot deny that I had always wanted for people to say things like “Oh, that is Malakhov’s thing”. For example, my strong suit was my jump. It was completely soundless and I tried my best to be remembered for it.

Do you think classical ballet will stay valid in theatres as an artistic language?

During my career, I danced 24 versions of “Swan Lake” and myself produced the 25th in Zagreb. Classical ballet to me is like antiquity, the price of which keeps increasing, and contemporary dance resembles falling stars. Only a genius choreographer can keep everything together, like Mats Ek, Roland Petit, John Neumeier. There have been various cases of whole companies built upon a couple of successful shows falling apart in only two or three years.

Let us imagine that the quarantine has ended and you are invited to make a new production. What would it be?

It depends a lot on what the director wants, on what I can get from it, on how it will make me look. After all, I’ve got reputation. Both the idea and the music have to inspire me to the point I’d crave to create. Besides, I am not a choreographer, but a reconstructor: I take the basis of a play and add something new to it. There are ballets that have simply vanished. For example, when I was producing La Peri, I had the music, the conductor’s score and three videos I got from my friend Yury Burlaka. Those videos were of Alicia Alonso, Carla Fracci and Lyubov Kunakova performing different versions of pas de deux. I also had lythographies and a book, and I combined all of it.

I also have to think about the audience and the generation – how will it look from their perspective and will it sell? I was lucky to serve as a director of Staatsballett Berlin and be able to watch and analyze everything for 14 years.

A choreographer is a living human too. If they produce a great ballet, there is no guarantee they’d do it again just as great. Our whole life is like a wave. If you stay at the peak for too long, you might suffocate.

============================================================================
ВСЕ ФОТО И ВИДЕО - ПО ССЫЛКЕ.
Перевод легко сделать в Яндексе
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 06, 2020 11:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020083203
Тема| Балет, Национальная опера «Эстония», Премьера, Персоналии, Марина Кеслер
Автор| Борис Тух
Заголовок| Кеслер: хочу, чтобы моя «Анна Каренина» всех вас удивила
Где опубликовано| © газета «Столица» (Таллин)
Дата публикации| 2020-08-30
Ссылка| https://www.stolitsa.ee/tallinn/kesler-khochu-chtoby-moya-anna-karenina-vsekh-vas-udivila
Аннотация| Премьера, ИНТЕРВЬЮ


Марина Кеслер: ставя этот балет, я понимаю, что иду на риск.
Фото: Альберт Труувяэрт.


Женщина в красном – и вокруг нее в бешеном ритме кружатся серые тени. Обступают, поднимают на руки, опускают на земли, сами ложатся, и женщина в красном переступает через них – словно идет по шпалам. Женщина в красном – Анна Каренина. Серые тени вокруг – ее мысли, олицетворение тупика, в который зашла толстовская героиня; в глубине сцены загорается слепящий луч паровозного прожектора, и Анна, взмыв вверх, рушится в пропасть, в небытие.


На сцене Национальной оперы «Эстония» идут репетиции балета «Анна Каренина». Ставит его хореограф Марина Кеслер. На музыку Дмитрия Шостаковича.

Свет в зале загорается. Теперь мы можем поговорить.

Оркестр удивился, что у Шостаковича столько хорошей музыки

- Балет «Анна Каренина» сочинил композитор Родион Щедрин. Известно, что идея создания этого балета появилась у Майи Плисецкой в 1967 году, когда она снималась в фильме Александра Зархи «Анна Каренина. , где главные роли исполняли Татьяна Самойлова и Василий Лановой, а Плисецкая играла княгиню Бетси Тверскую.» Музыку к фильму написал Щедрин, и Плисецкая заметила, что музыка «танцевальна и пластична». «Анна Каренина» ставилась во многих музыкальных театрах мира; в Национальной опере «Эстония» - дважды. Марина, вы для своей постановки выбрали музыку Дмитрия Шостаковича, у которого такого балета нет. Чем объяснить ваш выбор?

- Я собрала музыку из абсолютно разных произведений Шостаковича. Не только симфонических. Балетные номера, как правило короткие, и симфонии очень сложно резать по живому. Я прослушала музыку, которую Шостакович написал к разным фильмам, и была поражена: насколько это гениально! Эта музыка стала для меня открытием, и я надеюсь, что станет открытием и для публики, как уже стала для оркестра. Музыканты, получив ноты, которые я собрала по кусочкам из разных произведений гения, после репетиций говорили: «Мы даже не знали, что у Шостаковича столько хорошей музыки!»

- Вообще-то он писал только хорошую!

- Понимаете, большие оркестры исполняют исключительно оркестровые произведения: симфонии, симфониетты и т.д. Музыку к фильмам они не исполняют. И могут не знать, что это тоже создано гениальным композитором и тоже гениально. Для них это что-то новое.

Взрывоопасный коктейль из классики и модерна

- А чем стала идея такого балета для вас?

- Риском! Я решилась пойти на риск, потому что чувствовала, что мне нужно что-то другое, нежели музыка Щедрина. Я сама когда-то танцевала партию Бетси в «Анне Карениной», которую ставил у нас Юриюс Сморигинас, спектакль пользовался успехом, как и предыдущая постановка Энна Суве, но сейчас я искала иной путь и иные средства воплощения образов «Анны Карениной».

Поначалу я опасалась, что наследники Шостаковича не дадут разрешения использовать его музыку. Тогда я отказалась бы от своего замысла. Я сама поставила себе внутренний ультиматум: или Шостакович, или никто. Театр написал наследникам, получил разрешение взять музыку и сделать в ней некоторые купюры.

- Когда родилась идея постановки?

- Года полтора-два назад. В какой-то момент мне казалось, что одной музыкой Шостаковича я не сумею обойтись, возникла мысль соединить в музыкальной ткани балета Шостаковича и Шнитке. Но когда на моем столе выстроилась чуть ли не башня из CD-дисков с записью произведений Шостаковича, и я честно прослушала все, мне стало ясно, что вся эта история ложится на его гениальную музыку безраздельно.

- Судя по тому, что я увидел на сцене, это будет не совсем классический балет?

- Я думаю, что не совсем. Я владею разными «языками» балетного искусства, и классическим, и модерном, и ставить исключительно в классическом ключе мне скучно. А если сделать полнометражный балет целиком в стилистике модерна, боюсь, скучно станет публике. Мне хочется сделать синтез этих двух стилей, такой, понимаете, взрывоопасный коктейль.

Сильная женщина? Или ребенок?

- Смотрели ли вы фильмы и спектакли по «Анне Карениной»? Скажем, английскую картину с Кирой Найтли, поставленную Джо Райтом по сценарию Тома Стоппарда?

- Да, смотрела. Мне очень понравилось, хотя там начало совсем не толстовское, в быстром, «американском», темпе. Мюзикл! Но со временем все успокаивается, и я начинаю чувствовать дух Толстого. Ведь для меня Анна – не совсем такая, как у великой Майи Плисецкой, и не совсем такая, как у Татьяны Самойловой. Мне Анна представляется более юной, более ребячливой, что ли. Вот как в замечательном спектакле Димы Крымова, в исполнении совершенно удивительной актрисы Марии Смольниковой. Она же ребенок! Очень наивное существо. И – при всей непривычности такого образа – это вполне в духе того, что написал Толстой. Думаю, что драматический мир со мною согласится, а балетный – навряд ли. Потому что для балетного мира каноническим стал тот образ Анны, который создала Плисецкая. Ее Анна – женщина сильная, героическая. Настоящая героиня трагедии. Мне в ней не хватало хрупкости, ранимости, которая есть в героине Толстого. Ведь если ты такая сильная, то зачем бросаться под поезд? Ты можешь и без Вронского прожить!

- И так его достанешь, что он очертя голову помчится на Балканы, освобождать братьев-славян от турецкого ига. Что он и делает у Толстого, но по другой причине.

- Но кажется мы с вами заходим в трактовке образа Анны слишком далеко.

Юбилей хореографа

- Поэтому давайте серьезно. Которая это по счету ваша балетная постановка?

- Десятая. Но это если считать спектакли, которые я выпустила в балетной школе. А в театре… Первым был «Оборотень», потом «Золушка» Сергея Прокофьева, потом «Кратт» на музыку Эдуарда Тубина, потом короткий балет «Отелло» на музыку Арво Пярта. И еще в Израиле я ставила «Укрощение строптивой».

- «Анна Каренина» выходит на сцену к вашему юбилею?

- Премьера состоится 1 сентября. Вообще-то мой день рождения 22 июня, премьера планировалась на конец марта, но из-за коронавируса все смешалось. «Как в доме Облонских», если цитировать Льва Николаевича.

- Попробуем окинуть взглядом ваш путь в балете.

- Я танцевала от звонка до звонка, все 20 лет, весь срок, отведенный балерине от окончания школы до пенсии. Была характерной солисткой. После этого начала работать в театре репетитором. Основное мое ремесло – педагог.

- Евгений Гриб, который в вашем балете танцует партию Вронского, ваш ученик?

- С ним я работала в школе. Я его разглядела еще в школьных коридорах, вела его; теперь он сам начал ставить – и ставит талантливо. Честно скажу: вроде бы мы должны быть конкурентами, но я не испытываю ни капли ревности к его постановкам. Очень люблю их. И мне кажется, что он точно так же любит мои постановки. Что в театральном мире явление довольно редкое, вы же догадываетесь, какие страсти бушуют за кулисами всех без исключения театров! А я абсолютно счастлива, что Евгений – мой основной солист, и для эстонской культуры он уже состоявшийся хореограф.

- Он же совсем еще молод!

- 30 лет с небольшим – для балета это уже зрелый возраст. А для современного мужчины – молодость. Вронскому в романе Толстого, кстати, 23 года, а Анне – 28. Тогда люди взрослели раньше.

Взрослая дама пацана обольстила?

- Получается, что взрослая замужняя дама пацана обольстила!

- Еще посмотрим, кто кого обольстил! Вронский молод, но опытен в любовных интригах. А Анна десять лет замужем, но ничего еще в жизни не испытала. Почему-то всем кажется, что Каренин – старик, а ведь он мужчина цветущего возраста, и человек по-своему очень честный. Но холоден, им правит рассудок, а не чувство. Но вспомним, какой был Каренин в спектакле Димы Крымова! Его играл красавец Анатолий Белый, актер мощный, харизматичный, глядя на него, зритель может задаться вопросом: чего еще Анне надо? А получается – каким бы Каренин ни был, а ей подавай Вронского! Потому что женская натура не поддается рациональному объяснению и привычной логике. Это знал и чувствовал Толстой, и это уловил в его романе и передал Крымов. И это шокировало многих зрителей крымовского спектакля.

- Точно так же шокировала постановка «Анны Карениной», сделанная Андреем Житинкиным в Театре на Малой Бронной – когда, точно не помню, но уже в начале нашего столетия. Раздались возмущенные голоса: «У Житинкина Анна принимает наркотики, а у Толстого ничего подобного нет!» (На самом деле, как мы знаем, доктор прописал Анне морфий – и она злоупотребляла этим медикаментом!) Несмотря на успех у публики, спектакль был снят, а Житинкина обвинили в извращении классики и уволили из театра. Но и сам роман, когда он вышел, был принят далеко не всеми. Некрасов даже эпиграмму написал:

Толстой нам доказал с уменьем и талантом,

Что женщине не следует гулять

Ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом,

Когда она жена и мать.


- Понятно. Толстой показал не столько семейную драму, сколько то, каково общество. Против адюльтера никто ничего не имеет, если все шито-крыто. А если становится известным – скандал!

- Да, княгиня Бетси Тверская постоянно ходит налево, но держит в тайне свои похождения – и общество ее уважает и высоко ставит!

- Поэтому у меня в балете есть сцена, где Бетси танцует с четырьмя мужчинами, а князь Тверской спит в стороне на завалинке.

- Кто исполняет главные партии в вашей постановке?

- На репетиции, которую вы увидели, Анну танцевала молодая солистка Анна Роберта. Кроме того, заглавную партию репетируют Лаура Майя, Лола Хоуард, Мария Вейнранк и Алена Шкатула. Вронский – Женя Гриб.

В связи с «короной» у нас возникли сложности. Кто-то из ребят, репетировавших весной, уже не в труппе. За две недели до назначенной на конец марта премьеры, как вы помните, ввели карантин. Многое пришлось теперь делать заново. Слава Богу, Женя остался. Другой исполнитель Вронского Кристиано Принципиато, итальянец, он только пришел в труппу, сейчас быстро вводится. Каренин – Анатолий Архангельский и Али Урата. Бетси – Надежда Антипенко, тоже ученица нашей школы, и Анна Гергели – румынка.

- У вас интернациональная труппа?

- Да. Около половины труппы иностранцы, работающие по контракту.

Художник – Рейли Эварт; мы с ней работали, когда я в балетной школе ставила «Три сестры» на музыку Рахманинова и Шнитке.

- То есть вы берете классическую прозу или драматургию и ставите по ее мотивам балет на музыку великих композиторов ХХ века, но не на готовую музыку для балетов?

- Мне так нравится больше. Я охотно работаю и над программными произведениями, как было с «Золушкой» и «Краттем», я ставлю их от души, но мне кажется более интересным копаться в музыке, отбирать, монтировать.

Я готовлю сюрприз для публики. Я стараюсь заложить в балет ощущение самой Анны – то, как она чувствует меняющийся вокруг нее мир и как этот мир меняется. В музыке, в цвете, в ритмах, в костюмах. Как из повседневности вырастает трагедия.


Вронский – Евгений Гриб, Анна – Анна Роберта. Фото: Тодд Рихтер.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5147

СообщениеДобавлено: Пн Сен 07, 2020 1:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020083204
Тема| Балет, Норвежский национальный театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Калойан Бойджиев, Лера Ауэрбах
Автор| Сергей Белковский
Заголовок| «Все ведь могло сложиться совершенно по-другому». Новый балет уроженки Челябинска первыми увидели в Норвегии
Где опубликовано| © сетевое издание «LentaChel»
Дата публикации| 2020-08-23
Ссылка| https://lentachel.ru/news/2020/08/23/vse-ved-moglo-slozhitsya-sovershenno-po-drugomu-novyy-balet-urozhenki-chelyabinska-pervymi-uvideli-v-norvegii.html
Аннотация| Премьера

В Норвегии состоялась мировая премьера нового балета на музыку Леры Ауэрбах - уроженки Челябинска, русской американки

В новом балете «Fair Enough» использована музыка струнного квартета #10 «Замороженные сны», которая была написана композитором написанная в этом году и исполняемая знаменитым струнным квартетом Jasper String quartet. Хореографом балета стал Калойан Бойджиев. В постановке балете участвовали артисты Норвежского национального театра оперы и балета. После состоявшейся премьеры планируется еще 11 ежедневных исполнений.

Лера Ауэрбах – ныне всемирно известный русский композитор. На ее музыку поставлено девять балетов, в том числе «Русалочка» и «Татьяна», опера «Гоголь» (она же автор либретто). В 17 лет у нее произошел судьбоносный переезд из Челябинска в Нью-Йорк. А свои первые шаги в музыке и поэзии Лера сделала в Челябинске. Здесь вышла ее первая книга стихов. Здесь были написаны и первые музыкальные произведения. Здесь она стала участником международного проекта «Новые имена», давшего юному композитору дальнейший старт в профессию. В одном из интервью Лера так вспоминала о своем переезде в Америку. «Это было лето 1991 года. Меня сначала пригласили на гастроли в США, а затем мне предложили поступить в одну из консерваторий Нью-Йорка. Это произошло совершенно спонтанно. Мне было 17 лет. Я уезжала всего на 10 дней, у меня с собой и багажа-то не было. В моей сумке лежало платье, концертные туфли, флейта и ноты. Ни денег, ни знакомых, ни родственников, ни английского. Но был безумный интерес – как это: жить и учиться в Нью-Йорке?»
И еще: «В Союзе тогда были тяжелые времена, продовольствие выдавали по талонам. Прилететь из Челябинска в Нью-Йорк – это как оказаться на другой планете. Но с другой стороны, 17 лет – хороший возраст для перемен. Это сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, в какой неоднозначной ситуации я тогда оказалась. Все ведь могло сложиться совершенно по-другому. А тогда страха не было, я просто жила каждым днем»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 09, 2020 12:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020083205
Тема| Балет, «Славянский базар», Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Марина ВАЛАХ
Заголовок| Откровения «плохиша»
Артист балета Сергей Полунин – о трех гражданствах и отказе сниматься в сериале

Где опубликовано| © Газета "7дней" №34 (1598) (Беларусь)
Дата публикации| 2020-08-20
Ссылка| https://www.pressreader.com/belarus/7-dney/20200820/281960315134151/textview
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Самый молодой премьер в истории лондонского Королевского балета, мастер танца Сергей Полунин впервые побывал в Беларуси. Покорив сцену «Славянского базара», он рассказал журналистам, из-за чего отказался сняться в российском сериале, какую специальную диету соблюдает и почему спонтанно решил выступить босиком в витебском Летнем амфитеатре.

– Как вас встретила Беларусь?

– Я сразу ощутил приятный настрой отзывчивых людей. Все путешествие смотрел на небо… В Беларуси удивительное небо, оно как будто раскрыто на все 360 градусов. Такого еще не видел. В Москве небо совершенно другое, там его невозможно созерцать целиком ни с одной точки. А еще белорусы – люди добрые, теплые и открытые. В ту минуту, когда я ступил на сцену Летнего амфитеатра, решил, что буду танцевать босиком.

Мне очень нравятся площадки под открытым небом, хотя выступать приходилось в самых разных местах: в конном павильоне, на воде, внутри скалы и даже в лесу. Самое приятное, когда ты видишь небо и ощущаешь связь с природой. Все это вдохновляет на импровизацию. Если заранее отрепетировал каждое движение, то на сцене ты зажимаешься внутри себя, и должного результата не выйдет, нет чувства свободы в движениях. Всегда нужно верить, что все будет хорошо.

– Как удается держать себя в форме? Особая диета?

– Конечно! Я не ем хлеба, мучного и молочного. Выбираю только правильную и чистую еду. Можно даже спортом не заниматься, а всего лишь правильно питаться, и тело будет в хорошей форме. Только разрешил себе сладости – и по чуть-чуть набираю вес. Сразу чувствую, что тело меняется, становится сложнее двигаться и даже думать. Каждый день занимаюсь у станка, не даю организму расслабиться.

– На вашем счету столько знаковых партий в балете. Что еще хотите успеть?

– Построить платформу для танцоров, ведь система пока не так совершенна, таланты не поддерживаются. Если бы я не думал о популяризации искусства, о выполнении своей миссии, то не принимал бы участия в различных шоу, не давал бы интервью. В свое время Нуриев сделал очень много для балета. Его фонд проспонсировал мою учебу. Я тоже стараюсь помогать талантливым детям.

– А сами в детстве кем хотели стать?

– Была какая-то странная мечта. Я хотел быть бандитом ( улыбается).

– Вы снимались вместе с Джонни Деппом и Пенелопой Крус в фильме «Убийство в Восточном экспрессе». Появились новые предложения от режиссеров?

– Да. На сентябрь запланирована мировая премьера фильма Passion Simple («Обыкновенная страсть»), где я впервые играю главную роль. Его сняла ливанский режиссер Даниэль Арбид. Картина о любви. В основе сюжета – автобиографический роман популярной во Франции писательницы Анни Эрно. Также предлагали сняться в российском сериале, но я отказался. В первую очередь, мне самому должно нравиться, что я делаю. Важно понимать, что я несу в этот мир. У меня есть танец, от которого я получаю наслаждение, энергию, и это главное. – Есть любимые фильмы? – Скорее, есть любимые актеры. Любой фильм с ними можно смотреть не один раз и вдохновляться их игрой. В моем случает это Микки Рурк и Марлон Брандо.

– У вас три гражданства: украинское, российское и сербское. Гражданином какой страны себя ощущаете?

– Наверное, везде чувствую себя иностранцем. Я родился в Украине, ребенком переехал из Херсона в Киев и был иногородним. В течение 10 лет в Лондоне я оставался иностранцем. После жил в России, еще в нескольких странах, и везде чувствовал себя не своим, но и не чужим. Где бы я ни был, будто губка, впитывал культуру, историю, традиции и менталитет местного народа. Начинал верить, что именно здесь мое место.

Мне очень приятно, что сербы решили дать мне гражданство своей страны. Но кроме гордости, что тебя почитают, есть еще прагматические моменты. К примеру, я могу поехать в Японию без визы… Как-то думал, что хорошо бы собрать побольше паспортов, чтобы сказать: как же глупо отделяться друг от друга визами и границами.

– Планируете еще побывать в Беларуси? Например, поучаствовать в одном из известных фестивалей современной хореографии, который проходит как раз в Витебске?

– Если пригласят, то обязательно приеду. Думаю, это не последнее мое выступление в вашей стране. Надеюсь, что она станет родной и для меня.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 4 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика