Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 10, 2020 6:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081002
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Денис РОДЬКИН
Автор| Беседовала Анна Воробьёва
Заголовок| Денис РОДЬКИН: «Самое главное, чтобы зритель поверил в ту историю, которую ему показывают на сцене»
Где опубликовано| © АртМосковия
Дата публикации| 2020-08-10
Ссылка| https://artmoskovia.ru/denis-rodkin-samoe-glavnoe-chtoby-zritel-poveril-v-tu-istoriju-kotoruju-emu-pokazyvajut-na-scene.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Денис Родькин – артист балета, премьер Государственного Академического Большого театра, лауреат Премии Президента России. В 2014 году принимал участие в церемонии закрытия Олимпийских игр в Сочи. В театре станцевал практически все главные партии. Любимец российской публики. О чем еще можно мечтать? Мы беседовали на следующий день после его 30-летнего юбилея, и было интересно узнать, какие итоги Денис подвел для себя на этом рубеже. Еще мы поговорили про дружбу с коллегами, педагогов и про… оперу! А так же Денис приоткрыл завесу тайны, что же увидят зрители на его творческом вечере.



– У вас вчера был юбилей 30 лет. Уже подвели какие-то итоги в карьере и жизни?

– Это не такой солидный возраст. Но в то же время вроде ты что-то станцевал, что хотел. Но в то же время пока не сделал все, что мог. В нашей профессии все зависит от танцовщика, будет он продолжительное время выступать или его карьера пойдет на спад.

Я думаю, что карантин не так сильно повлиял на то, что исполнение будет хуже. А наоборот это была возможность отдохнуть. Я надеюсь, что моя карьера будет еще более успешной в дальнейшем, чем была до этого.

– Вы закончили Московское хореографическое училище при Московском государственном академическом театре танца «Гжель», а потом получали высшее образование в МГАХ. Есть ли разница между этими двумя заведениями, и что вам запомнилось во время учебы?

– В МГАХ я учился немного, получал высшее педагогическое образование. На артиста балета я учился в училище «Гжель». У меня изначально не было глобальных планов стать артистом балета. Я думал, что меня мама просто отдала исправить осанку, с которой были проблемы. И просто для общего развития.

Детский организм хорошо развивается, когда ребенок чем-то дополнительно занимается. Но как-то так сложилось, что с самого детства было заложено, что это будет моя профессия. Несмотря на то, что я не учился в Московской Академии хореографии или в Академии Русского балета имени Вагановой, – это никак не повлияло на мою дальнейшую карьеру. В итоге я танцую в Большом театре.

Я называю свою судьбу интересной, которая не похожа ни на чью другую. И очень удачно все сложилось, что именно я из училища «Гжель» в итоге попал в Большой театр. Это в первую очередь удача.

– Педагоги у вас были жесткие? Как вы считаете, нужно сейчас быть жестким с ребенком, чтобы добиться результата?

– В училище у меня педагоги были не то чтобы жесткие, они были очень строгие. И там всегда царил профессионализм. Там не было послаблений, что мы училище при театре танца «Гжель», а не МГАХ, поэтому мы вам будем делать какие-то поблажки. Это было не так. Всегда был очень высокий уровень. Нам всегда приводили в пример первых танцовщиков своих поколений – Владимира Васильева, Ирека Мухамедова, Николая Цискаридзе. И мы, мальчики, тянулись именно к ним и их уровню. Так что уровень был высокий, ведь сам ансамбль «Гжель», когда там был руководитель Владимир Михайлович Захаров, на недосягаемом уровне. Он конкурировал с ансамблем Игоря Моисеева.

Поэтому там всегда была дисциплина, что в балете самое важное. И все остальные специализированные предметы – историко-бытовой танец, характерный танец, народно-сценический танец, русский танец, история хореографического искусства – все, что преподавалось в МГАХ, все то же самое преподавали и у нас в «Гжели». Вообще не было никакого отличия.

– Много различных заведений выпускают артистов балета. Как вы считаете, это хорошо или плохо, что есть конкуренция между учебными заведениями?

– С одной стороны, мне кажется, это хорошо, а с другой плохо. Это прекрасно, что ребенок идет заниматься. Что с самого раннего детства у него есть физическая нагрузка. Он развивается. Физическая нагрузка – это очень важно. У меня есть племянник, и его папа – мой брат постоянно заставляет его двигаться. И это правильно. Потому что ребенок должен двигаться, а не сидеть на месте, за компьютером или на диване смотреть телевизор.

Если смотреть на это обучение с точки зрения профессионализма, то профессиональных артистов должны выпускать такие заведения как Московская Государственная Академия хореографии и Академия Русского балета имени А.Я. Вагановой, которые имеют огромную историю.

Тут важен вопрос здоровья, потому что важно преподавать детям грамотно.

Я очень рано начал заниматься дуэтным танцем, и у меня уже тогда начались серьезные проблемы со спиной. У всех мальчиков и артистов в театре есть проблемы со спиной, кто танцует свой репертуар, потому что это действительно колоссальная нагрузка. У меня проблемы начались достаточно рано, потому что я уже в 15 лет начал делать серьезные поддержки. И это не очень правильно. Везде должна быть своя поступательность. И меня в тот момент никто не остановил. Вот в этом, наверное, минусы обучения в разных школах.

Всегда хорошо, когда ты воспитываешься в заведении, где стены пропитаны историей. Та же Академия имени Вагановой выпустила очень много артистов, которые стали мировыми звездами. Барышников, Нуреев…. Из Московской Академии хореографии вышли Васильев, Лавровский. Можно бесконечно продолжать. И вот должна быть преемственность поколений.

Таким образом, и плюсы, и минусы в этой конкуренции учебных заведений есть.

– Кто ваши педагоги в театре, чему вы у них научились? Cоветуетесь ли вы с ними?

– Главный педагог всей моей жизни это Николай Цискаридзе. Потому что он перевернул мое мировоззрение на 180 градусов. Я пришел в Большой театр, и до этого я мечтал танцевать, но никогда всерьез не задумывался о том, что я буду там танцевать, тем более главные роли. Уровень в Большом театре всегда был очень высокий, и мне он казался недосягаемым. И этот человек перевернул мое сознание и сказал, что если я буду работать, если я буду внимательно слушать педагогов и его, то у меня может все получиться. И он оказался прав. Ведь очень сложно заниматься человеком, который только-только пришел из училища, и сделать из него премьера. Николай Максимович никогда этого не боялся, он всегда из самых зеленых людей, которые только пришли в театр, он видел в них потенциал и делал премьеров. Это прекрасно. Он не любил никогда готовое взять и к этому приставить свое имя. Он всегда с самого начала воспитывал танцовщика с артиста кордебалета до премьера. Поэтому Николай Максимович Цискаридзе для меня такой важный педагог.

Я в театре работал с очень многими педагогами. Юрий Кузьмич Владимиров, который мне рассказал, что должен чувствовать Спартак, когда ты танцуешь этот балет. Александр Николаевич Ветров, который всегда досконально показывал порядок. Николай Борисович Фадеечев, с которым я репетировал «Лебединое озеро», – лучший принц за всю историю Большого театра. Педагогов в Большом театре очень много, и каждый что-то мне дал свое.

– У вас были ситуации, когда хотелось уйти из профессии? Как справляться с этим состоянием? Может, вы какой-то дадите совет для молодых артистов, у кого такая ситуация?

– У меня никогда такого не было, честно скажу. Даже когда были самые кризисные моменты, я всегда вспоминал свои годы в училище и то, как я попал в Большой театр. И я считал, что это было бы просто преступлением – взять, все свернуть и уйти. Сколько было и положительных и отрицательных моментов в училище, сколько было преодолений, и я всегда из этих ситуаций выходил победителем. И даже когда существует какой-то помысел о том, чтобы бросить балет, то в эту минуту я оборачиваюсь назад, и вспоминаю все то, что я пережил и прошел ради этого. Но не все так могут рассуждать. Просто всегда нужно изначально ставить перед собой цель и что бы ни было, всегда идти сквозь все преграды. И как бы тебе не мешали, ни на что не обращать внимания. Не бывает так, когда поднимаешься в гору, что все легко и гладко. Надо идти к цели любыми способами. И много работать.

– Есть какие-то идеи, чем заниматься после окончания карьеры артиста балета? Преподавать или ставить спектакли? Я видела в instagram, что вы преподаете.

– Я на самом деле не преподаю. Во время карантина я давал классы по зуму, потому что была необходимость. Конечно же, эти классы не удержат нас в форме, какая была у нас до карантина. Но лучше что-то, чем ничего. Поэтому я давал он-лайн уроки американским детям и частным школам в Москве. На самом деле это очень интересно, даже такой опыт онлайн вызвал у меня большой интерес. А когда ты вживую работаешь с людьми, то присутствует определенная атмосфера. Когда ты делаешь какое-то замечание, и человек тебя слушает, и у него получается, то ты испытываешь гордость. Что ты можешь передать то, чему тебя самого учили на педагогическом факультете.

Что касается дальнейшей моей занятости после завершения танцевальной карьеры, то я никогда об этом не думал всерьез. Потому что сегодня мне хочется одно, завтра совсем другое. Думаю, что после 35-36 лет я буду решать, чем я буду заниматься в дальнейшем.

У меня есть второе высшее образование, полученное в МГУ имени Ломоносова на Факультете культурной политики и гуманитарного управления. Надеюсь, что оба моих образования мне пригодятся в дальнейшем. Но пока я только танцую и ни о чем больше не думаю.

– Вы ходите в театр как зритель? Можете кого-то отметить из постановщиков или артистов?

– Я на балет не хожу уже лет пять. Я насытился. Когда я пришел в Большой театр, я ходил на все спектакли c разными составами. Что бы ни шло. Если это «Лебединое озеро», то я иду на все составы «Лебединого озера». То же самое со «Щелкунчиком». Если по 20 «Щелкунчиков» идет, то я смотрю каждый. То есть и утром и вечером я хожу смотреть.

Если я хожу в театр, то это либо драматический спектакль, либо опера. Но чаще хожу на драматические спектакли.

Из последнего я бы выделил – это опера «Ромео и Джульетта». Она на меня произвела огромное впечатление. Для меня время пролетело незаметно, как одна минута, когда я ее смотрел.

А первый мой поход на оперу был не очень удачный. Это была опера «Руслан и Людмила», которая шла на исторической сцене Большого театра. И я тогда сидел и не мог дождаться конца.

– А какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать молодой артист, чтобы быть востребованным в театре? Чтобы попасть в хороший театр?

– Это сложный момент. Для того, чтобы попасть в хороший театр, помимо работоспособности нужно еще и везение. Главное, чтобы тебя заметили. Найти хорошего педагога. Чтобы к тебе лояльно относился руководитель. Я знаю очень много случаев, когда человек талантливый, но его не видят. И педагог не руководит им. Поэтому здесь должны быть и работоспособность, и везение, и внешние данные, физические данные для балета очень хорошие. И этот весь комплекс должен совпасть, тогда есть вероятность, что человек будет работать в Большом или Мариинском театре.

– Педагоги старшего поколения нередко говорят о том, что сейчас упал уровень постановок в театрах и подготовки артистов в целом. Вы согласны с этим мнением? И балетные постановки – они должны подстраиваться под современного зрителя и его вкусы, или нести изначальную свою идею и хореографию?

– В чем-то я согласен. Сейчас хочется, если какой-то дебютный спектакль, чтобы было побольше времени подготовиться. Не зря раньше некоторые партии готовили по полгода. Очень тщательно относились к подготовке и нюансам. Сейчас идет такой конвейер, и, конечно же, хочется более качественной проработки образа. Чтобы действительно человек выходил на сцену и понимал, о чем он танцует.

Но сейчас, как мне кажется, появляется очень много интересных произведений именно в балетном театре, которые могут в дальнейшем прозвучать, которые могут в дальнейшем внести свою веху в истории. Поэтому с мнением старшего поколения я в чем-то согласен, а в чем-то могу поспорить.

Cогласен в том, что действительно нужно готовиться более тщательно к спектаклю. Чтобы это не выглядело сыро.

Я иногда сам на сцену выходил, когда я просто не успевал подготовиться. Но я не знаю, кто в этом виноват. Наверное, виновато, скорей всего наше время, которое стало настолько молниеносным, что нужно успеть все и сразу.

Поэтому я бы не стал говорить, что раньше было лучше. Просто сейчас такое время. Хочется более тщательной проработки образа у каждого танцовщика во всех спектаклях.

– Вы когда сами выступаете, что пытаетесь донести до зрителя?

– Это все зависит от спектакля. У меня такое амплуа, что я танцую и принца, и Спартака. Прежде всего, мне хочется, чтобы зритель поверил в ту историю, которая происходит на сцене. Это всегда на самом деле бывает сложно. Поэтому на подготовку нужно какое-то время. Когда я раньше выходил в каких-то партиях в самом начале, а сейчас смотрю на то, что делал, то замечаю, что где-то не доработал. А с опытом уже понимаешь, на что надо «нажать», чтобы зритель тебе поверил. Cамое главное, что происходит после 30 лет, – это то, что ты уже начинаешь понимать, что нужно зрителю. Поначалу это понять сложно, и это требует большой работы. Cамое главное, чтобы зритель поверил в ту историю, которую ему показывают на сцене.

– А у вас есть хобби?

– Как раз карантин и показал мое хобби. Я очень люблю русскую природу. И мне сейчас очень интересно побывать во всех местах нашей страны. Посмотреть, насколько наша страна широка, насколько она объемна и насколько она разнообразная. Поэтому именно путешествия по своей стране я назову хобби.

Я недавно был в Сибири, и увидел там столько потрясающих мест, которые просто завораживают. Сперва ты едешь на машине и видишь леса, затем луга и поля, а затем через какое-то время горы. Я понял, что я хочу еще больше узнать свою страну. Ведь в нашей стране очень много мест, которые действительно интересны.

– Какие человеческие качества для вас принципиальны в работе и в жизни?

– В первую очередь это дисциплина. Мне с самого начала, еще до хореографического училища, родители и бабушка с дедушкой всегда прививали такую правильную и жесткую дисциплину. Они никогда не давали мне расслабиться. И так же было в училище, когда педагоги всегда говорили, что дисциплина превыше всего. А потом так же было в театре, когда я туда пришел. И Николай Максимович, и педагоги, с которыми я работал, – они все всегда на репетициях требовали одно. Дисциплину и железную работоспособность. Поэтому с этими двумя качествами я никогда не расстаюсь на репетиции. Всегда, когда присутствую в зале, – всегда есть желаемый результат.

– С коллегами вы дружите? Общаетесь с кем-нибудь вне театра?

– Плотно вне работы не общаемся. Но сейчас прошел карантин, и мы вживую три месяца не виделись. И есть социальные сети, и конечно мы наблюдали друг за другом и общались. Все, с кем я работаю, большие молодцы, что каждый нашел возможность заниматься, и каждый занимается тем, что ему интересно. Когда открыли границы между городами, кто-то стал путешествовать. Это всегда интересно посмотреть. Кто-то занимается педагогической деятельностью. Кто-то воспитывает детей. А так вне театра я ни с кем плотно не общаюсь. Не знаю, хорошо это или плохо.

– В вашей жизни есть тот человек, на кого вы ориентируетесь нравственно и профессионально?

– Наверное, это мой папа. Мой папа очень правильный человек. Абсолютный семьянин. Он понимает, если ты не будешь работать, то ничего не будет. Папа это мой главный жизненный ориентир. Мне раньше казалось, что он меня воспитывал очень жестко. Но сейчас я понимаю, что если бы не его воспитание, то ничего бы не получилось. И не известно, каким бы я вырос, какие бы человеческие качества у меня были.

– И последний вопрос. У вас 18 мая должен был быть концерт в зале Чайковского, который не состоялся из-за карантина. Можете нам, зрителям, приоткрыть завесу тайны, что планировалось показать? И я так понимаю, что концерт перенесли, что он все же состоится? Уже известна новая дата?

– Я надеюсь, что состоится. К сожалению, дата пока неизвестна, потому что сейчас весь мир живет в таком неведении, когда мы вернемся к полноценной жизни и работе. Я не буду говорить про этот концерт, что я там хочу и буду танцевать.

Скажу только, что там должна быть классика, в которой я наиболее выигрышно смотрюсь, и какие-то новые номера, в которых никогда ранее меня не видели. Это будет микс.

===========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 10, 2020 8:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081003
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Илзе Лиепа
Автор| Екатерина Борновицкая / Фото: Алиса Асланова
Заголовок| Илзе Лиепа
Где опубликовано| © La Personne.
Дата публикации| 2020-08-07
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/ilze-liepa-interview/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Есть удивительные женщины, которые вдохновляют. На них хочется равняться, с них хочется брать пример. Наша сегодняшняя героиня не нуждается в представлении. Народная артистка России, талантливая балерина, представительница выдающейся творческой династии, многогранная личность. В беседе с La Personne Илзе Лиепа поделилась воспоминаниями об отце – Марисе Лиепе. Рассказала о своей работе с Роланом Пети, о литературном творчестве и Благотворительном фонде. А также, поведала нам о новых интересных проектах, ребрендинге Русской Национальной Балетной Школы и приоткрыла секрет того, как все успевать, сохраняя при этом женственность и внутреннюю гармонию.



27 июля был день рождения Мариса Лиепы. Как вы провели этот особенный день? И как из года в год трансформируются ваши воспоминания об отце и ваше восприятие его личности?

Мы вчера собрались узким кругом близких людей, сидели за круглым столом в квартире на Брюсовом переулке, которую очень любил Марис. Теперь на этом доме его мемориальная доска. И мне хотелось поделиться с друзьями: как это удивительно – отца нет уже столько времени (его не стало в 1989 году), а у нас с братом абсолютное ощущение его присутствия в нашей жизни. Возможно, со стороны может показаться, что это ощущение отца экзальтированно – и у меня, и у моего брата. Но поверьте, это настолько глубоко, сердечно и очень живо! Его личность и наши отношения с ним до сих пор являются для нас бесконечным морем вдохновения. Его образ и это абсолютно живое чувство, что общение с ним не прерывается, что наши отношения развиваются через время, очищаются от каких-то житейских бытовых вещей… Может быть, именно поэтому многое из того, что я когда-то написала, связано с отцом. И не случайно именно мне он сказал когда-то: «Напиши обо мне книгу». Книгу я не написала, но у меня есть много эссе, вдохновленных именно его образом. И это всегда изливалось одним творческим дыханием.

Следующий 2021 год будет юбилейным – 85 лет со дня рождения вашего отца, великого артиста. Возможно, готовятся какие-то мероприятия, посвященные этому событию – гала-концерты, хореографические постановки, выставки?

Думаю, что желаний у нас будет много. Я давно вынашиваю идею некоего мультижанрового спектакля, который бы говорил не только об отце, но об отце в контексте времени, в котором он жил. Потому что всю эту плеяду настоящих звезд, которую мы называем «золотое поколение Большого театра», сейчас трудно воспринять без картины эпохи, в которой они жили. Мне бы хотелось создать очень современный спектакль с использованием новых технологий. Безусловно, юбилей отца коснется и моих школ. Безусловно, Андрис сделает какой-то большой красивый спектакль в Кремлевском Дворце в рамках своего проекта «Автографы и Имиджи», который имеет уже большую популярность. Возможно, мы постараемся сделать спектакль в Большом театре. Продолжая мою первую мысль, уверена, что следующий год будет годом вдохновения, которое мы будем черпать из личности отца и наших с ним отношений.

Этой весной мир оказался в ситуации, которую вряд ли кто-то мог предвидеть. Невозможно обойти вопрос глобального карантина и его влияния на мир культуры, искусства и театра. Какими, по вашему мнению, будут последствия всего этого, в первую очередь для артистов, для балета? И чего нам можно ожидать в обозримом будущем?

Предполагаю, что, как и все, я абсолютно не в состоянии думать о том, какие будут последствия. Что-то предположить просто невозможно – настолько картина постоянно меняется, но я могу сказать о том, что у всех нас позади. С одной стороны – неожиданно, невероятно, ошеломительно… не знаю, чудовищно. Но с другой… Что касается моих проектов и моих дел, тут картина очень разная. Что касается моей личной жизни, даже в этом стрессе все равно есть положительный фактор. Эта ситуация заставила нас быть настолько близкими с нашими близкими! Простите за тавтологию (улыбается). Часто это та роскошь, которую мы не можем себе позволить. И вдруг оказывается, что это потрясающе – узнавать друг друга: свою маму, своего отчима, свою дочь, виртуально – своего брата, потому что он сейчас далеко. Это, безусловно, открытие.

Хочу сказать, что для моих школ это тоже был очень творческий период. Работа в буквальном смысле проделана титаническая!

Вы не прекращали работу в школах на время карантина?

Мы не прекращали работу. Мы – одни из первых, кто вышел в онлайн преподавание. Это непростое время самоизоляции показало, что наша система занятий с детьми выстроена потрясающе! И наш нынешний уровень (я имею в виду слаженную команду педагогов и уникальную Методическую лабораторию, которая курирует всю систему преподавания – а все наши педагоги работают по единой методической программе) очень высокий, я бы сказала устойчивый к стрессам и поэтому очень правильный.

Плюс за это время мы подошли к запуску ребрендинга всего нашего дела, всех наших школ.

Расскажите, пожалуйста, подробнее про ребрендинг и про новые проекты, которые планируются в рамках школы.

Вы понимаете, когда все общество (и мы в том числе) развернулось в сторону интернет пространства, стало понятно, что, имея такой феноменальный продукт, как наша Русская Национальная Балетная Школа, нужно донести этот продукт и открыть его миру. Мы создали уникальную методическую систему обучения детей раннего «добалетного» возраста – шести и трех лет. Мы первые вышли в работу с детьми полутора лет! Поэтому мы создали новый брендбук, новый сайт. Мы сумели обновить, сделать более интересными и глубокими наши программы. Мы проводим педагогические семинары. Нашей школе 19 лет – а это уже опыт и традиции. Традиции, которые у нас за плечами – одно из главных наших преимуществ. А когда у тебя есть опыт, ты многое понимаешь.

…Суламифь Мессерер, тетя Майи Плисецкой, приехала в Москву, когда ей было уже за 90 лет. Они дружили с моим отцом, и я была совсем девочкой, когда мы познакомились. У нас была очень большая разница в возрасте (смеется), но она мне сказала: «Послушай, ты знаешь, что преподавание – это как коньяк: чем я старше, тем я лучше» (смеется).

И то же самое я могу сказать про систему хореографического образования – это точно, как коньяк. Чем ты старше, тем ты лучше. Но гениальная система Агриппины Яковлевны Вагановой предлагается для детей 10-11 летнего возраста. Ее система начинается, когда ребенок встает к станку. А вот как приготовить тело ребенка, как сформировать его в балетной физиологии, как не нанести вред, как сделать эти занятия безопасными, начиная с полутора-трех лет? Как сформировать именно те мышцы, те принципы, следуя которым ребенок потом встанет к балетному станку? Это серьезный вопрос. Чтобы на него ответить, мы прошли большой путь. И я очень рада, что ответ на этот вопрос мы нашли.

Мы – это я и Мария Субботовская, мой партнер и соучредитель, мой соработник во всех проектах и моя подруга. Она — директор наших школ, а я — художественный руководитель. Идейно мы всегда рядом. Именно Мария привезла систему Пилатес в нашу страну, и мы стали учредителями «ПИЛАТЕС Института» в России, обучили тысячи тренеров по всей стране. «ПИЛАТЕС Институт» стал платформой, на которой мы собираем самые интересные инновации в области физиологии по всему миру. У нас дружеские связи с очень интересными людьми: с Пино Карбоне (Италия), с Майклом Кингом (Великобритания). Именно мы привезли в Россию Эрика Франклина (Швейцария) и познакомили наше сообщество, которое интересуется правильным и физиологичным движением, с его методом. Это все необходимо тем, кто занимается хореографией. И в результате у нас получилось пространство, где пересекаются интересы профессионалов и любителей, потому что некоторые программы феноменальны для профессионалов, например, занятия на ботинках Пино Карбоне.

Это ваши авторские программы?

Занятия на ботинках – это то, что мы привезли и открыли нашему балетному сообществу. У Пино Карбоне большая студия в Италии. И, собственно говоря, этот курс «занятия на ботинках» испробовали и звезды Большого театра и были под большим впечатлением от него. Мы хотим предложить это занятие ученикам хореографических училищ, потому что оно очень укрепляет ноги, выстраивает весь стержень, который необходим для балетного танцовщика, помогает в решении технических проблем, если они существуют. И дает чувство баланса и укрепляет стопы. Это и для мальчиков, и для девочек очень здорово.

В конце августа – с 24 по 30-е – мы проводим интенсив в нашей новой студии на Алексеевской. Это называется «Культурный центр «Алексеевский». Мне кажется, это очень хорошее пространство именно для профессионального балета, для наших учеников. Потому что уже многие из них учатся и в Академии им. Вагановой, и в МГАХ, и в Академии Бориса Эйфмана. Мне очень хотелось открыть им это занятие на ботинках и помочь к учебному году войти в хорошую форму. Я пригласила вести класс Елену Андриенко – доцента ГИТИС и многолетнюю партнершу Николая Цискаридзе, мою коллегу, с которой мы танцевали в Большом театре, ученицу Марины Тимофеевны Семеновой, что ценно. Она сама теперь очень сильна в педагогике. И именно она возглавляет в нашей школе профессиональный Департамент, то есть подготовку к поступлению в учебные заведения. В конце нашего интенсива участников ждет подарок – 30 августа пройдет конкурс, в жюри которого войдут Екатерина Крысанова и Семен Чудин. Семен даже предложил провести в один из дней класс и самому позаниматься с ребятами. А Катя покажет взрослым девочкам мастер-класс по технике фуэте. Так что время будет, мне кажется, интересным! Хочется для молодежи создать пространство, где можно им передавать профессиональные секреты, устраивая вот такие маленькие или большие стажи и мастер-классы с интересными профессионалами. Хочется научить их, как приготовить свое тело к занятиям, как снять нагрузку. Мы владеем уникальными программами «Здоровье в балете». Очень хочется с молодежью этим поделиться, и мне кажется, что «Алексеевский» в этом смысле станет интересным местом.

И еще самое, наверное, приятное. Хочу сообщить о том, что скоро открывается наша новая студия в Малом Гнездниковском переулке, в сердце Москвы (метро Пушкинская), в двух шагах от Большого театра. Это пространство для профессионалов и для любителей, для детей и для взрослых. Там можно будет позаниматься персонально пилатесом или сделать уникальный комплекс растяжек. У нас есть возможность подойти к этому вопросу с точки зрения современных технологий, когда весь стретч-комплекс делается в 3D схеме. Сначала мышца расслабляется, потом она растягивается в разных ракурсах, что приносит очень быстрый серьезный результат.

Вы упомянули Благотворительный фонд…

Он называется Благотворительный фонд Илзе Лиепа, Фонд содействия развитию хореографического и изобразительного искусства. Его направление – культура детям.

А чем непосредственно занимается ваш Фонд, как он появился и какие у него основные направления деятельности?

В первую очередь мне хочется сказать об утвержденной фондом Национальной премии «Весна Священная». Это премия детского и юношеского танца и конкурс. Проект, который объединяет множество танцевальных любительских коллективов нашей страны. Но пусть слово «любительский» вас не смущает, потому что это феноменальные дети. Сегодня, когда мы с вами разговариваем (28 июля – прим. ред.), День Равноапостольного Князя Владимира и Крещения Руси. Один из наших проектов, который мы сделали с этим танцевальным сообществом – грандиозный гала-спектакль «Князь Владимир». В рамках Национальной премии ежегодно в течение трех лет проходили гала-спектакли на сцене Большого театра. Последний спектакль «Театральные сказки» состоялся на сцене Малого театра. Они отсняты каналом «Культура», их можно посмотреть в YouTube. Каждый спектакль – результат годовой работы нашей команды. Титанической работы. В прошлом году мы получили поддержку президентского гранта, и это позволило нам распространить проект на всю страну, проехать по регионам, проводя конкурсы, отбирая лучшие коллективы, которые и становятся участниками гала-спектакля.

Наш гала-спектакль мультижанровый, в нем объединяются драма и танец, музыка и вокал. Специально для проекта «Князь Владимир» балладу написала и исполнила Ольга Кормухина. Помимо Романа Андрейкина, который танцевал партию Владимира, был еще и драматический Князь Владимир – его исполнял Михаил Пореченков в Большом театре, а потом, когда мы смогли показать этот спектакль в городах России, с нами выступал Андрей Мерзликин. И это очень здорово, что молодежь имеет возможность войти в творческий проект с такими мастерами и актерами, которых до этого они могли увидеть только по телевизору, а здесь они одна команда. И вы знаете, такая энергетика идет от этих ребят… Балетмейстером первых двух спектаклей «Весна Священная» и «Князь Владимир» была Елена Богданович – большой мастер и серьезнейший хореограф. И она, как мы понимаем, не опустилась до детей, а наоборот поднялась до этой молодежи. Она совершенно, на мой взгляд, гениально поставила эти два спектакля. А в третьем спектакле по моим сказкам – спектакль так и назывался «Театральные сказки Илзе Лиепа» (мы его поставили к Году Театра в России), она была художественным руководителем, мастер-хореографом. Мы собрали для постановки этого спектакля молодых и талантливых, уже теперь и известных хореографов, среди которых Александр Могилев, Соня Гайдукова, Ольга Насырова, Даниил Благов.

Ужасно грустно, что из-за пандемии не удалось показать наш четвертый проект, он был уже практически готов, но за две недели до его премьеры пришлось все остановить. Мы приготовили спектакль, который называется «Сказ о том, как Матвей Огненное Лихо одолел». И сейчас мы понимаем, какое провидческое у нас было ощущение! Это спектакль о том, что героем не рождаются, а героем становятся. О том, как простой парень Матвей после того, как налетело Огненное Лихо, от которого погиб его отец, идет по всей земле, чтобы сразиться с ним. И побеждает. У нас родился образ этого Лиха – нечто страшное, что летает, приносит беду, сжигает землю…

В этом спектакле объединяется географическое пространство – действие происходит то в горах, то в степях, то на Великой Реке. Получилась очень мистическая, провидческая история. Так жалко, что она не сложилась. Уже была поставлена хореография, и все наши коллективы отлично справились с поставленной задачей. Представьте себе, как это сложно, когда хореограф выезжает к коллективу (а наши ребята со всех уголков России) и ставит там хореографию. Потом они начинают работать, мы все время в дистанционном общении, отсылаем свои пожелания. Мы видим, как номер преображается, мы дистанционно шьем костюмы. Художником по костюмам у нас уже в четвертый раз должна была выступить Екатерина Котова. Анатолий Нежный – художник-сценограф – делает декорации. И мы ужасно грустим, что эта история не родилась, но очень надеемся, что, может быть, она еще случится, и наши дети или уже выросшие другие дети (улыбается) и их коллеги все-таки смогут показать этот спектакль. Нам бы этого очень хотелось!

Ваш Фонд проводит еще одно необычное мероприятие – Кадетские балы для детей. Что это за событие? Наверняка у него есть какая-то интересная предыстория.

Этот проект был рожден нашей школой. Когда растишь барышень, то ты думаешь – а где же взять кавалеров для таких барышень, для таких замечательных девочек, которые выходят из нашей школы? И мы обратились и очень подружились с Первым Московским Кадетским Корпусом, с его руководителем генералом Крымским, который поддержал эту идею. И уже пять лет существует проект, а в прошлом году он был поддержан грантом мэра Москвы. И поэтому мы смогли его провести также в Подмосковье, Туле, Петрозаводске и Санкт-Петербурге. Это изумительный проект для молодежи. Мы изначально задались целью возродить традицию российских церемониальных балов, наш бал не танцевальный вечер. Каждый бал посвящен великому событию в Российской истории или какому-то герою нашего Отечества. Поэтому все наполняется большим смыслом. Мне очень ценно, что этот бал ведет наша молодая поросль – барышни и кадеты. Наш последний бал, например, был посвящен Георгиевским кавалерам, и прямо в процессе мы слышим живые истории людей, мы понимаем, как родилась эта великая награда победы – Георгиевский крест. И, конечно, сам бал – это невероятное переживание и для нас взрослых, и для нашей молодежи. Когда мы видим, как они трепетно принимают цветок в конце бала от своих партнеров, как происходит их общение, как они трепетно репетируют, мы понимаем, что даем молодежи высокий пример отношения юношей к девушкам и наоборот. А по мнению Генерала Крымского участие в балах очень изменило обстановку в Кадетском корпусе, изменило его ребят.

Илзе, вы пишите книги. Одна из ваших книг – это сказки для детей. Вы как раз их упомянули в нашей беседе. Это очень необычный жанр. Как вы к нему пришли и где вы черпаете вдохновение для ваших историй?

Все что пишешь, приходит не от ума, оно приходит от вдохновения. Правда, что касается сказок, на это меня подтолкнула соавтор наших театральных проектов – Ольга Собенина. Как-то перед Рождеством она мне сказала: «Илзе, может быть, вы напишите сказку для рождественского номера?» Я очень удивилась. Я задалась вопросом – а как рождаются сказки? Мне показалось, что написать сказку совершенно невозможно. Но, как ни странно, эта мысль осталась в подсознании. И как-то я взяла ручку и написала первую фразу: «Жили-были балетные туфельки…» Потому что я поняла, что сказки начинаются… Хотя ничего я не поняла (смеется), просто она так началась. А дальше… стали рождаться сказки. Пришло изумительное время внутренней гармонии и творческого горения. Каждый день я готовилась к этому ощущению, когда сяду за стол, возьму ручку – а я пишу всегда от руки – и начну входить в мир, где оживают персонажи… А они действительно оживали. Сюжеты рождались сами собой, но потом они часто вели себя совершенно по-другому. Однажды я отправила одну из сказок моей помощнице и подруге Наталье Яковлевой, редактору практически всех моих литературных работ. И вдруг она мне пишет: «Нет, это совершенно невозможно. Эта сказка не может так закончиться. Придумай что-нибудь, измени. Должен быть оптимистический финал. Это все-таки сказка». Андерсен себе, конечно, такое позволял (смеется). Но, в итоге финал я изменила.

А потом… сказки иссякли. Как это вдохновение пришло, так оно и ушло. Есть одна сказка, которая придумана, но не написана. Иногда я пересказываю ее дочери… Не скажу про что. Но она очень интересная, и она жаждет родиться. Может быть, когда-то еще и родится. Но я очень рада, что вышла книга «Театральные сказки Илзе Лиепа».

Илзе, расскажите, пожалуйста о вашей работе с Роланом Пети? В балете «Пиковая Дама» он специально на вас поставил партию Графини.

Это из области тех чудес и подарков судьбы, которые не у каждого артиста встречаются. Нам с Николаем Цискаридзе повезло. Николай, конечно, всегда был любимцем Ролана Пети. Но для нас обоих это стало очень важным жизненным этапом.

Когда я была артисткой Большого театра, тем не менее все самое интересное и творческое в моей жизни происходило вне стен театра. Всю жизнь меня сопровождала неуемная творческая энергия. Я создала ассоциацию «Золотой век», которая позволяла мне делать свои концертные программы и ездить с ними по всему миру, работать с очень интересными молодыми и маститыми хореографами. Этой возможности не имели тогда многие мои коллеги в Большом театре. В этом смысле моя жизнь была очень интересной. И, конечно, работа в проектах моего брата Андриса Лиепы, которые безусловно продлили мой творческий путь. Как и Майя Михайловна Плисецкая имела второй этап своей творческой жизни благодаря Родиону Константиновичу Щедрину, который писал для нее балеты, так и я благодаря Андрису тоже имела продолжение своей творческой жизни. Это были спектакли «Шахерезада», «Клеопатра» и «Синий Бог» с Николаем Цискаридзе. «Шахерезаду» я танцевала с целой плеядой блистательных танцовщиков – с Фарухом Рузиматовым, Игорем Зеленским и с Николаем Цискаридзе, и каждый из них был очень интересен.

Но было ощущение, что вся моя творческая жизнь как будто была прелюдией к встрече с Роланом Пети. И хочу сказать, что особенно мне пригодилась дружба, творческая и жизненная, с моей школьной подругой Вероникой Смирновой. Мы учились в параллельных классах и так получилось, что ей дан дар хореографа. Практически сразу я стала просить ее что-то для меня поставить, потом она стала автором нескольких балетов, она поставила для меня балет «Федра», она поставила для нас с Николаем Цискаридзе балет «Маэстро». Именно она дала мне благодаря своей хореографии особенный пластический язык – современный и очень мне подходящий. Все это пригодилось в работе с Роланом Пети. Когда была премьера, я позвонила ей и сказала: «Вероника, приходи, пожалуйста, посмотреть на свой хореографический язык в балете Ролана Пети». И это было действительно так. Поначалу Ролан Пети предлагал мне очень статуарную линию. В буквальном смысле только передвижения с места на место. Конечно, у него было представление об образе Графини, когда он приступал к работе с нами. Ему явно нужна была актриса и личность. И благодарение Богу, что он во мне это нашел. Как говорил Николай – после первой репетиции Пети подошел к нему и сказал: «У нас есть Графиня» (улыбается).

Но потом я стала очень переживать из-за отсутствия танцевального языка у моей героини. И тут мне на помощь пришел мой брат, который всегда приходит мне на помощь в переломных моментах моей жизни. Я позвонила ему и сказала, как я переживаю от того, что совершенно нечего делать. Что спектакль очень интересный, а я просто перехожу с места на место. И Андрис предложил мне попробовать встать в уголочке и делать какие-то куски из спектаклей, которые мне ставила Вероника. А мы как раз с Вероникой в этот момент делали новую работу, я так и поступила. Пришла на следующую репетицию, и пока Пети работал с Николаем Цискаридзе, я начала делать в зале какие-то очень техничные и пластичные моменты из нашей с Вероникой хореографии. Ко мне тут же подбежал ассистент Пети и спросил: «А что это вы такое интересное делаете?» А я ему так кокетливо ответила: «Может быть, я вам мешаю? Это просто кусок из одного моего балета, и я его сейчас пробую». «Нет-нет, это так интересно! Пробуйте!» — ответил он.

Сам Пети сделал вид, что ничего не заметил. Но он, конечно, все понял, все увидел и дал мне возможность вышивать по его канве, режиссерской и драматургической. Он абсолютный гений. И я, работая со многими хореографами, могу засвидетельствовать, что, когда рядом с тобой неталантливый человек, ты, артист, становишься пустым и лишенным идеи. И то, что у меня была возможность предлагать и развивать хореографию и идею Ролана Пети – это абсолютно благодаря тому, что артист и хореограф во время работы становятся соединяющимися сосудами. Должна сказать, что не с каждым хореографом я могу работать. Хореограф настолько в тебя глубоко проникает. Ты становишься матрицей в его сознании, в его мироощущении, в его чувственной сфере. И если я этого не принимаю, мне очень сложно. Но когда рядом с тобой гений и когда ты подключаешься к его миру, к его космосу, это так бездонно… И то, что ты в этот момент предлагаешь, не принадлежит только тебе, потому что ты вдохновлен его человеческим и жизненным объемом.

Это было безумно интересное время для меня и для Николая, время невероятно комфортной работы. В балете обычно так не бывает, чтобы ты работал одним составом. Балет – «травматичное» искусство, поэтому всегда должно быть несколько составов. А это все-таки немножко сковывает, когда кто-то наступает тебе на пятки, когда кто-то словно подглядывает в твою мастерскую – актерскую и хореографическую. А когда никого нет за спиной, когда в зале только ты, твой прекрасный партнер или твоя партнерша – Светлана Лунькина, и гений-хореограф, это потрясающе! Не передать словами, что мы переживали с Николаем в моменты, когда наблюдали рождение хореографии у гения. А я видела, как хореография рождается у многих талантливых людей, и это всегда происходит по-разному. Пети никогда не приносил готовую хореографию, но он был настолько в музыке, в ее внутреннем содержании. «Пиковая дама» поставлена на Симфонию №6 Петра Ильича Чайковского. Многие музыканты очень настороженно отнеслись к тому, что хореограф выбрал для своей постановки именно это произведение, да еще и переставлял там части. Ведь это святая святых. Но мне кажется, Пети имел на это право, потому что он гений.

И было безумно интересно наблюдать за тем, как он трансформирует гениальную музыку Чайковского в хореографические образы. И особенно, стать свидетелями того, как он владеет моментом паузы. В музыке такой величины, есть моменты, когда ее невозможно перетанцевать. Кульминации Чайковского перетанцевать, или найти им хореографический эквивалент, невозможно! И в силу своей гениальной хореографической интуиции в эти моменты Пети останавливал движение. И тогда начинала говорить музыка.

Поверьте мне, каждый наш спектакль с Николаем, сколько бы мы их не танцевали, именно в этой хореографии и с этой музыкой, был для нас незабываемым творческим переживанием! Мы с Николаем танцевали много разных спектаклей, и везде он был прекрасным, интересным и совершенно разным. Но здесь он был абсолютно гениальным партнером. Его глаза, его руки, его энергетика, то, как мы существовали с ним на сцене… Все, кто нас видели, говорили, что в эти моменты ощущали искры между нами. И это счастье, что в нашей жизни было такое творческое переживание.

Быть артисткой, танцовщицей, бизнес-леди, художественным руководителем, писательницей, матерью, просто красивой женщиной? Как вы все это успеваете? Вы можете поделиться вашими секретами, дать какие-то советы?

Я не знаю (смеется). На самом деле меня постоянно догоняет и накрывает как волной ощущение, что я ничего не успеваю. Хочется все сделать более обстоятельно, глубоко, широко, более продолжительно по времени… Но жизнь вносит свои коррективы. Тут есть две вещи, которыми я себя успокаиваю. Первое – это смириться с несовершенством чего-то: ситуации, дела… Надо просто смириться с этим. В конце концов, это мое собственное ощущение и видение того, что я считаю совершенством в том или ином вопросе. И вторая мысль, которая меня поддерживает: очень важно уметь сосредоточиться именно на том, что ты делаешь сейчас. Не думать одновременно про миллион проблем, которые тебя окружают и которые ты должна решить, а сосредоточиться в момент необходимости на каждой конкретной проблеме. И тогда есть надежда, что ты постепенно со всем справишься. Как говорит восточная мудрость – «Путь в 1000 лье начинается под носком твоей стопы». Шаг за шагом ты можешь преодолеть этот огромный путь, но если ты будешь сразу пугаться далекой точки, тогда ты не сделаешь первых шагов. Поэтому лучше все-таки делать первые шаги и стараться постепенно преодолеть все расстояние. А еще иногда я пользуюсь советом Наполеона: «Главное ввязаться в сражение, а дальше жизнь покажет» (смеется).

Расскажите, пожалуйста, про вашу специальную программу тренировок «Метод Илзе Лиепа»?

«Илзе Лиепа Метод» родился благодаря нашей дружбе и сотворчеству с Марией Субботовской. Как-то она пришла ко мне домой, когда я делала гимнастику. Она посмотрела на меня и сказала, что это очень интересно. И было бы здорово превратить это в метод тренировок и предложить женщинам. Это запало в мое сознание. Но когда я серьезно об этом задумалась, стало понятно, что одной не справиться, и мы собрали команду из мастер-тренеров по пилатесу, физиологов и врачей. Мы разработали систему тренировок специально для женщин. Мне очень важно было предложить альтернативу тренажерному залу. Тогда еще не был так распространен боди-балет. А я очень хорошо понимаю, что серьезные фитнес-тренировки для профессионалов иногда необходимы, но для женщин просто, на мой взгляд, противопоказаны. И поэтому мне очень хотелось сделать комплекс в режиме балетного экзерсиса, где ты занимаешься под музыку. А музыка идет не просто фоном, но ты делаешь музыкальные движения. Это гармонизирует внутренний строй человека, когда ты занимаешься музыкально. Это структурирует тебя. Но в то же время мне хотелось, чтобы за максимально короткий срок – за час времени – можно было проработать все проблемные зоны. Собственно говоря, так и строилась моя собственная гимнастика. Я выбирала движения, которые были максимально эффективны и в короткий срок давали мне возможность проработать спину, пресс, голеностопы, гибкость… все, что мне нужно. Так родился этот комплекс, он мне очень дорог. Некоторое время я вела его сама, мне очень нравилось заниматься с женщинами, потому что когда ты приходишь в зал и видишь глаза, которым интересно, то это очень здорово. Я любила моих учениц. Сейчас, когда у нас происходит ребрендинг, мы очень хотим в студию на Малом Гнездниковском вернуть «Илзе Лиепа Метод», снова предложить его широкому кругу женщин как персональное и групповое занятие. Я думаю, что этот комплекс будет иметь вторую жизнь.

И, может быть, вы поделитесь еще какими-то личными творческими планами на ближайшее будущее?

Мы сейчас продумываем переиздание книги «Метод Лиепа». Чтобы любой творческий проект родился, для него нужно пространство. Нужно немножко уйти от количества решаемых проблем, суеты, дел, звонков… Я надеюсь, что мы найдем это пространство для того, чтобы вышло второе издание книги «Метод Лиепа». На сегодняшний момент мне кажется, я понимаю, что нужно женщине под совершенно другим углом зрения. Это будет мой диалог с женской аудиторией. Очень хочется, чтобы он состоялся.

Блиц

Первый выход на сцену


В 5 лет, в роли сына Чио-Чио-Сан в опере «Мадам Баттерфляй».

Лучшее качество женщины

Терпение.

Лучшее качество мужчины

Доброта.

Самое яркое воспоминание из детства

Новый год, когда отец был в образе Деда Мороза.

Способность, которой хотелось бы обладать

Терпением (смеется). И организованностью, как мне говорит моя помощница.

Я никогда не пробовала

Я никогда не путешествовала на кораблях и не прыгала с парашютом.

Три вещи, которые всегда с вами

Молитвослов, телефон. И да, «Евгений Онегин».

Любимый город

Москва и Рим. И Петербург!

Я горжусь

Своим отцом, своей семьей.

Книга, которая произвела самое большое впечатление

За последнее время, это книга, которая называется «Образы и Наставления», ее автор Петр Стегний. Она меня просто потрясла. Эта книга исследует, пытается рассмотреть духовный путь двух очень близких для меня и выдающихся женщин. Это мои небесные заступницы – преподобномученица великая княгиня Елизавета Феодоровна и святая царственная страстотерпица, последняя русская императрица Александра Феодоровна. Это непростая история взаимоотношений двух сестер, это книга про их путь к православию.

Я не могу без

Воды.

Самая сложная партия

В каждой балетной партии есть свои собственные сложности. Я не знаю партии, которая была бы несложной.

Балет в трех словах

Вдохновение, труд… и что-то надземное.

Любимые писатели

Пушкин, Достоевский и Андерсен.

Женщина, которой вы восхищаетесь

Елизавета Феодоровна, Александра Феодоровна, безусловно. Анна Павлова, Анна Ахматова, Одри Хепберн. Я очень люблю актрису Татьяну Доронину.

Мужчина, которым вы восхищаетесь

Грегори Пек (смеется). Мой отец. И мой брат.

Красота – это …

Так это уже сказали древние – гармония, пропорция и одухотворенность.

Ваше состояние духа в настоящий момент

Смятение, которое пытается найти опору.

===============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 10, 2020 10:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081004
Тема| Балет, Новосибирский оперный театр, Персоналии, Ольга Гришенкова
Автор| Людмила Камбулова / Фото: Юлия Михеева
Заголовок| Танец музыки
Где опубликовано| © журнал LEADERSTODAY № 6 (181), стр. 72-73
Дата публикации| 2020 июль-август
Ссылка| https://leaderstoday.ru/archive/2020/6/tanets-muzyki.html
или https://leaderstoday.ru/pdf/2020_6.pdf#page=76
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Любимица новосибирской публики Ольга Гришенкова была удостоена звания заслуженной артистки России. О своих чувствах по этому поводу, о физической и духовной стойкости рассказала в нашем интервью прима-балерина Новосибирского оперного театра.



Ольга Гришенкова
ведущая солистка балетной труппы НОВАТа, лауреат Международной премии СНГ «Содружество дебютов – 2019», заслуженная артистка Российской Федерации

LT: Ольга, недавно вы получили звание заслуженной артистки России. Какие чувства вы испытали, узнав об этой новости? Как долго к этому шли?

ОЛЬГА ГРИШЕНКОВА: Это было ошеломительное событие. Быть удостоенной этого почётного звания огромная честь и очень большая ответственность для меня. Теперь я обязана работать ещё усерднее и смелее, чем раньше, чтобы оправдать этот статус. О нём я не думала как о мечте и цели, ведь ими всегда был балет – красивый, возвышенный язык тела, благодаря которому я могу сказать зрителю всё, что чувствую и хочу.

Бывают ли минуты, когда вы себе говорите: «Всё! Не могу, устала!»? В чём вы находите для себя стимул идти вперёд?

Конечно, таких моментов хватает с избытком, когда ты устаёшь физически и морально от ежедневных тренировок, но у тебя есть осознание: работа – это дело твоей жизни, которому ты отдаёшься сполна. А значит, физическая усталость – это естественная составляющая твоего труда, которая не должна тебе вредить, а напротив, быть благом для тебя – стимулом к тому, чтобы сказать себе: «Я сильный человек, я смогу», и преодолеть любые трудности.

В моральном же плане меня очень поддерживает мой супруг. Он всегда находит нужные слова, чтобы воодушевить и вселить в меня уверенность.

Стоит ли в балете всегда иметь для себя определённый идеал и стремиться затмить его? Можно ли, например, превзойти Майю Плисецкую?

Идеал — это всегда понятие эфемерное, поэтому я предпочитаю не иметь кумиров. Сегодня в мире балета очень много сильных балерин и у каждой из них есть чему поучиться.

Можно ли превзойти Майю Плисецкую? Я думаю, нет предела совершенству. В искусстве балетного танца мы вечные ученики, мы всегда ищем что-то новое для себя и стремимся к тому, чтобы сегодня наше мастерство было отточено лучше, чем вчера. Превзойти самого себя – это и есть истинное стремление к идеалу.

Как вы думаете, будущие балерины рождаются со свойством грации или приобретают его?

Кто-то рождается со свойством грации, а кто-то взращивает его в себе, как цветок в саду. Однако грацию балетного танца все танцоры познают через опыт. Лишь ежедневный труд помогает найти им новые грани восприятия жизни на сцене, поэтому чем больше они танцуют, тем лучше владеют своим телом – координацией движений, и могут донести до зрителя весь спектр чувств и эмоций.

Есть ли у вас своё особое ощущение музыкальных композиций?

Способность эмоционально переживать содержание музыкальных образов в совокупности с жизненным опытом и хореографией позволяет мне отразить действительность.
О художественном единстве музыки и балета стоит сказать, что у каждого этот симбиоз вызывает свои ассоциации. Например, для меня музыка Эдварда Грига в спектакле «Пер Гюнт» пробуждает чувство сказочности и волшебства. И сколько раз я ни смотрела этот спектакль, слушая музыку Грига, я переживаю катарсис, на глаза наворачиваются слёзы – настолько он глубок.

В любой творческой среде присутствует конкуренция. Этот мир постоянного соревнования между балеринами хорошо показан в фильме «Чёрный лебедь». Возможна ли дружба в коллективе, где все хотят стать лучшими?

Мне кажется, в фильме показана гипертрофированная конкуренция. Сегодня нет суровых интриг и войн в мире балета за главную роль и внимание зрителя. Хотя, возможно, когда-то они и были, ведь истории о битом стекле в пуантах тоже существуют. Мне не приходилось сталкиваться с подобными жестокими шутками, и я очень этому рада.
Конкуренция – это двигатель, который не позволяет тебе лениться и отвлекаться от работы. Но конкуренции следует быть здоровой: тебе надо уметь разумно оценивать свои силы и возможности, наблюдать за ростом мастерства других людей и учиться у них ему, и радоваться за коллег, когда они добиваются успеха. В этом не только смысл профессиональной солидарности, но и дружеской.

Актриса Любовь Полищук, будучи статной женщиной, всегда мечтала встать на пуанты и станцевать на них. Ей удалось это сделать. Действительно ли нас ведёт за собой мечта, или всё же главное – иметь нужные стандарты?

Если мы говорим о профессиональном балете, то здесь есть определённые критерии и стандарты: рост, пропорциональность конечностей, вес костной и мышечной массы.
Для театральной или кинороли балерины не обязательно быть лёгкой как перышко. Слово «стандарты» здесь губительно для мечты встать на пуанты. Любовь Полищук, как настоящая актриса, не побоялась, что кто-то ей скажет: «Ты не сможешь!». Она, невзирая на чьи-то сомнения, доверилась самой себе, приложила усилия и осуществила своё заветное желание – и это прекрасно!

Итальянские учёные посчитали, что к привычному высокому уровню потребления в сфере искусства мир вернётся через десять лет. Как вы оцениваете этот прогноз?

После социальных дистанций и масочного режима никому неизвестно, в каком формате будет жить оперный театр. Возможно, люди будут соблюдать меры предосторожности ещё долгое время.

Я надеюсь, что всем танцорам балета не придётся трудиться в маске и думать, как сохранять дистанцию в работе с коллегами, ведь все мы взаимодействуем в непосредственной близости друг с другом.

Что касается десяти лет «зрительского затишья», об этом я не могу знать наверняка. Но я верю, что в скором времени кризис завершится – театральный мир вновь откроется, и мы будем радовать нашего зрителя своим мастерством.

Каким вы видите балет будущего? Возможны ли в ближайшем времени какие-либо трансформации в этой сфере искусства?

Главная трансформация случилась – искусство перешло на онлайн-платформы. На сегодняшний день множество спектаклей было представлено в этом формате. Однако, я думаю, что такая тенденция не закрепится, потому что актёрская игра для пустого зала вызывает странное чувство грусти. Любой спектакль необходимо смотреть вживую – должен происходить обмен эмоциями между артистом и зрителем.

Балет будущего – это баланс между классикой танца и современным восприятием реальности режиссёров-постановщиков, где неизменным для артиста остаётся желание танцевать для живой аудитории, видеть её глаза и слышать звук реальных, не виртуальных оваций.

В чём для вас заключается счастье?

Счастье – это когда твоя работа приносит тебе радость и когда ты не представляешь без неё своей жизни, – театр твоя обитель. И конечно, счастье – это когда все твои близкие и родные здоровы, ждут твоего возвращения домой и любят тебя так же сильно, как и ты их.


На сцене театра Ольга Гришенкова исполняет главные и ведущие партии в спектаклях классического и современного репертуара, в их числе: Медора, «Корсар» Адана; Жизель, «Жизель, или Вилисы» Адана; Фригия, «Спартак» Хачатуряна; Китри, «Дон Кихот» Минкуса; Одетта–Одиллия, «Лебединое озеро» Чайковского и многие другие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 11, 2020 9:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081101
Тема| Балет, Канада, Киргизия, Персоналии, Элдияр Данияров
Автор| Айжан Мамбеталиева
Заголовок| Элдияр Данияров: Родина в моем сердце
Где опубликовано| © газета "Вечерний Бишкек"
Дата публикации| 2020-08-11
Ссылка| https://www.vb.kg/doc/390881_eldiiar_daniiarov:_rodina_v_moem_serdce.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Наш соотечественник Элдияр Данияров живет и работает в городе Монктоне в Канаде, танцует на сцене и сам ставит балетные спектакли. Недавно состоялась премьера новой постановки, которая была показана зрителям прямо на берегу Атлантического океана. С Элдияром мы пообщались в социальных сетях. Он рассказал о своей жизни за границей, работе и любви к Кыргызстану.

В 19 лет - главные партии

Элдияр - выпускник Бишкекского хореографического училища. В семье никто с балетом связан не был, а талант в мальчишке увидела его тетя Чинара Абдыкасымова. Она работала главным бухгалтером в кафе "Байтик", которое находилось во дворе училища, и видела, как занимаются будущие артисты балета. Ее племянник, по мнению тети, ничем не уступал им в пластичности, музыкальности. Она и уговорила сестру отдать сына в хореографическое училище и тем самым сыграла главную роль в судьбе племянника. После окончания БХУ Элдияр пошел танцевать в государственный ансамбль "Ак Марал" под руководством Мелиса Асылбашева.

- Меня не приняли в балетную труппу нашего театра поначалу, истинные причины мне до сих пор не известны. Но я не жалею, что пошел в "Ак Марал", очень многому там научился. Много балетных постановок, где важны характер на сцене, эмоции, этому можно научиться именно в исполнении народных танцев, - рассказывает Элдияр.

Через полгода Даниярова позвал директор Государственного академического театра в Алматы Булат Аюханов поработать в его балетной труппе. Элдияр уверен, что его рекомендовала первый педагог Анара Омурзакова, которая была знакома со знаменитым балетмейстером. Через пару месяцев он уже танцевал ведущие партии.

Некоторое время спустя он вернулся в Бишкек уже в качестве приглашенного ведущего солиста балета в 19 лет.

- Так я поработал в Бишкеке и потанцевал на нашей сцене. Но по настоянию Аюханова поступил в Казахскую национальную академию имени Жургенова и учился по специальности "педагог хореографии". Помню, из всех поступающих в академию я набрал самый высокий балл по истории Казахстана. Я действительно усиленно готовился, хотел поступить на бюджет, и мне это удалось, - продолжает мой собеседник.

Параллельно работал в театре, танцевал ведущие партии. Для Элдияра даже специально ставили балеты, он говорит, что это один из первых театров, где у него была возможность становления как артиста классического танца.

И хотя он приверженец больше классической хореографии, но ему очень нравится и современная, включающая в себя и контемпорари, и модерн, и неоклассику, и свободные танцы. У современной хореографии очень широкий спектр, и это привлекает. В движениях современных танцев нет ограничений, самовыражение свободнее. В Алматы есть балетная труппа "Самрук" с направлением современной хореографии. Даниярова взяли туда на работу, и он станцевал там много партий. Много было проектов с европейскими и американскими компаниями. И это дало возможность танцевать интересные и необычные постановки зарубежных хореографов.

- Я хотел попробовать себя в других театрах, начал отправлять свои видео и резюме в разные театры мира. Пришло три приглашения - в Америку, Швейцарию и Канаду, там готовы были меня принять в труппы. Раньше довелось гастролировать в Америке и Канаде, работать в их театрах. И в Канаде мне очень понравилось, что–то было в этой стране близкое моему сердцу, и я выбрал ее. И ни разу об этом не пожалел!

Танцевал в разных постановках, наверное, получил тут все, чего мне не хватало в творчестве, - рассказывает Данияров. - В 2017 году решил, что достаточно выступал на сцене, надо переходить на новый уровень. Мне предложили стать ассистентом директора Атлантического театра. В обязанности входила подготовка балетов, репетиции, обучение новых артистов. Параллельно уже шесть лет я преподаю ребятам от 10 до 16 лет в балетной школе "Атлантик балет" и там тоже ставлю постановки. Уже поставил "Белоснежку", в процессе "Золушка", но пока из–за пандемии коронавируса подготовка спектакля приостановлена. Мои ученики - достойные артисты, их часто приглашают другие балетные школы в Оттаве, Торонто, Монреале. Считаю, что в этом есть заслуга и моих педагогов, которые в свое время обучили меня, как правильно работать с детьми, а теперь я передаю им свои знания.

Почти как Иссык–Куль

Данияров рассказывает, что в Канаде ему в первую очередь нравится природа, здесь очень много красивых озер, парков, недалеко от дома океан. В свободное время он едет к нему смотреть на волны и наслаждаться красотой.

- Я живу в городе Монктоне. Это город в графстве Вестморленд, расположен на реке Птикодьяк в провинции Нью–Брансуик. Это провинция на востоке Канады, одна из так называемых Приморских провинций, и мой город в ней один из самых крупных. Я очень полюбил океан, и как только выдается свободный денек, еду к нему. Так как я родился на Иссык–Куле, то меня всегда тянет к воде. А еще мне нравится, что в городе очень много парков, и каждый из них по–своему красив и интересен, - откровенничает далекий соотечественник.

Он рассказывает, что в Канаде очень добрые и отзывчивые люди, всегда приветливые, улыбаются.

- Но я не могу Канаду сравнить с Кыргызстаном. Мое отношение к Кыргызстану совсем другое. Это ведь родина, моя страна - больше, чем просто любовь. За нашу страну сердце болит, когда что–то случается, и радуется ее успехам. Кыргызстан занимает 99,9 процента в моем сердце, - говорит Элдияр. - Многие наверняка скажут: "Ты не патриот! Уехал из страны, живешь в Канаде, у тебя хорошая зарплата, есть все условия. Уехал и ничего не сделал для культуры нашей страны". Я с ними согласен, и это действительно так. Но я хотел творчески развиваться. К сожалению, в Кыргызстане правительство не обращает должного внимания на развитие культуры. У артистов нет возможности для творческого совершенствования своего мастерства. Я видел много талантливых танцовщиков, которые пожертвовали своей карьерой и остались в Кыргызстане, видел, чем они закончили - жили в общежитии, протанцевав много лет на сцене и подарив столько радости зрителям, и за это получали мизерные зарплаты. Я не хотел такой судьбы.

Вернулся на сцену

Элдияр Данияров признается, что старается как можно чаще приезжать в Кыргызстан, но не всегда получается: много работы, тяжело вырваться. Планировал все это лето провести на родине, но пандемия внесла свои коррективы в планы - границы закрыты, перелеты отменены. Надеется, что в следующем году удастся приехать домой, побывать на Иссык–Куле. Ведь в Кыргызстане остались самые родные - мама и младшая сестренка.

- В Канаде мне, пожалуй, всего хватает. Но бывает, что не хватает общения на кыргызском, я люблю говорить на родном языке. В моем городе нет представителей нашей диаспоры. Но я говорю на кыргызском с сестрой и ее мужем, они тоже живут в Канаде. А скучаю по близким друзьям, по нашему менталитету тоже тоскую, даже по тоям, как ни странно. Обожаю, когда много родни и друзей собирается вместе: делятся новостями, танцуют и поют, веселятся. Тут такого не увидеть, - рассказывает Элдияр. - Я очень люблю наши блюда, обожаю бешбармак и шорпо, особенно мамины. Сестра часто готовит что–то национальное и зовет в гости. А дома у меня много сувениров из Кыргызстана, напоминающих о родине.

Когда Данияров несколько месяцев провел в самоизоляции, он много думал о жизни, творчестве и решил: надо вернуться на сцену! В своей новой постановке он исполнил ведущую партию. В этот раз все было необычно, даже сцена. Ее установили прямо на берегу океана, спектакли с успехом шли по выходным. Зрителей рассаживали так, чтобы была соблюдена социальная дистанция.

- Счастлив, что дал себе возможность вернуться на сцену в качестве артиста балета и танцевал по–другому, по–особому, более осознанно, с большим наслаждением от всего происходящего. Принято считать, что сцена только для молодых. Мне 34 года, есть пара лет в запасе еще потанцевать, - заключил Элдияр.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 11, 2020 9:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081102
Тема| Балет, Карантин, Персоналии,
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Па-де-вирус
Татьяна Кузнецова о танцевальной жизни эпохи карантина

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №142, стр. 8
Дата публикации| 2020-08-11
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4449477
Аннотация|


Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ
Главное требование противовирусной безопасности — держать дистанцию — противоречит самой сути балета как искусства


В марте 2020 года балетная жизнь во всем мире прервалась, а история балета поделилась на до и после коронавируса. В ожидании нового сезона Татьяна Кузнецова вспоминает балетные сюжеты эпохи самоизоляции.

Во время карантина балет, искусство по природе своей коллективное, физиологичное, завязанное на телесных контактах и совместном тренинге, оказался наиболее уязвимым. Но балетные труженики, люди преимущественно молодые, деятельные и оптимистичные, быстро освоились в новой ситуации, позволив танцу оказаться в авангарде сетевой жизни.

Одним из основных проявлений артистической активности стали домашние видеоролики на производственную тему. Иван Васильев и его коллеги из Михайловского театра скомпоновали монтаж балетно-бытовых аттракционов, спародировав известные эпизоды балетов в комнатных условиях: тореадор Эспада в ванной с мулетой из банного полотенца; Китри на кухне, выбивающая пуантную дробь и одновременно шинкующая овощи; Жизель, плывущая в арабеске с метлой в руках. Преимущественно в шутливом духе выступили и артисты других театров, в частности Большого и Парижской оперы, выбравшие сквозным сюжетом балетный класс: солисты делали станок на кухнях и балконах, в огородах и спальнях. В кадр забредали коты, собаки и малолетние дети, что сообщало зрелищу очарование интимности и множило лайки.

Просветительская линия появилась почти одновременно с развлекательной. По всему миру балетные лидеры и целые театры (в первых рядах Мариинский) принялись давать уроки онлайн (исключение — Ковент-Гарден, запретивший нелицензированным специалистам приобщать к балетному тренажу неподготовленных посетителей интернета). Любой желающий в любом углу своей квартиры мог позаниматься вместе с Элеонорой Аббаньято, парижской этуалью и худруком Римской оперы; Тамарой Рохо, примой и директором Английского национального балета; Юго Маршаном, молодой парижской этуалью; известными российскими артистами.

Любители балета получили уникальную возможность сравнить особенности различных методик классического тренажа.

А для тысяч профессионалов ежедневные занятия — с интернет-педагогом или индивидуальные — стали единственным способом поддержания формы. Несовершенным, конечно: ни вращения, ни прыжки, ни большие адажио с турами в домашних условиях отрабатывать невозможно (на эту тему преуморительный ролик выпустил Балет Монте-Карло).

Еще раньше, чем практические занятия, духоподъемные ролики и образовательные лекции, в интернете начались трансляции репертуарных спектаклей и архивных записей. Пермь, обладательница собственной видеостудии, первой открыла онлайн-сезон 18 марта, Мариинка — 19 марта. Большой театр, уладив формальности с правообладателем — французской компанией Bel Air, присоединился к концу марта. Активничали практически все мировые театры и труппы от обычно наглухо закрытого New York City Ballet до достаточно открытого NDT (Нидерландский театр танца). Десятки редчайших исторических записей (вроде прижизненных баланчинских спектаклей), топовые классические балеты (всевозможные «Щелкунчики», «Спящие» и «Лебединые озера»), канувшие в Лету проекты (как кафкианское «Превращение» Артура Питы с Эдвардом Уотсоном в главной роли) оказались доступны бесплатно и собрали миллионы зрителей — пандемия невероятно расширила балетную аудиторию.

Кроме демонстрации стратегических запасов балетные люди пытались производить и новый продукт. Чуть ли не единственной российской попыткой стал видеофильм «Прощай, старый мир» «Балета Москва». Показанный в соцсети «ВКонтакте» и собравший за сутки показа немыслимые для современного танца 643 258 зрителей — этот опыт был полностью «самоизоляционным». Шестеро артистов находились в своих квартирах в Москве; хореограф Варнава, художник Павел Семченко, композитор Денис Антонов, исполнявший свое творение вживую,— в Петербурге; монтаж в режиме онлайн осуществлял Олег Михайлов из Кёльна.

Пронизанный правдой момента «Прощай, старый мир!» едва ли будет иметь продолжение, однако о технической возможности постановки балета и репетиций в дистанционном режиме задумались и ведущие хореографы, в частности Алексей Ратманский.

Но это от безысходности. В целом балетные профи полагают, что никакой Zoom не заменит личного контакта с исполнителями. А потому самые неуспокоенные авторы — Джон Ноймайер в Гамбургском балете, Пол Лайтфут и Соль Леон в NDT — предприняли невероятные усилия, чтобы поставить спектакли «живьем» уже этим летом: убеждали чиновников и профсоюзы, дезинфицировали помещения, соблюдали предписания о «социальной дистанции», но настояли на своем. Замечательный «Standby» Пола Лайтфута (современную версию экзерсиса, отсылающую к знаменитым «Этюдам» Черни-Ландера), а также «She Remembers» Соль Леон можно было посмотреть на сайте NDT: балеты записали прямо на сцене театра, и любой желающий мог убедиться в потрясающей форме как артистов, так и самих хореографов. Войдут ли эти спектакли в афишу, пока неизвестно: культовые авторы-руководители, чьи работы определяли репертуар NDT последние полтора десятка лет, уходят из труппы. Контракт с ними ее новый директор не продлил.

А вот «Призрачный свет» Джона Ноймайера, поставленный на фортепианную музыку Шуберта, рассчитан на живого зрителя. Пока балет, в котором участвует вся труппа, существует в виде пазла — разрозненных фрагментов. Его предстоит собрать в августе, а 6 сентября, если не всплеснет вторая волна,— показать публике, рассаженной в зале по всем правилам нового времени. Но предсказывать, каким будет новый сезон в мировом балете,— все равно что гадать на кофейной гуще.

Дебет не станцевался с кредитом
Ущерб


Закрытие театров в России и мире произошло с разбросом в неделю — от 10 до 18 марта. И почти сразу многие принялись бороться за зрителя — с помощью интернет-трансляций репертуарных спектаклей, показа архивных записей, образовательных программ и прочих активностей. Мариинский театр гордо называет цифру: в общей сложности около 100 млн просмотров всех онлайн-показов, представленных на канале театра. Большой на своем YouTube-канале показал столько спектаклей своего «золотого фонда», что, по подсчетам театра, потребовалось бы 16 лет непрерывных выступлений, чтобы сыграть все это вживую. Одна его репертуарная «Спящая красавица» собрала рекордные 1,1 млн просмотров. Региональная Пермь собрала больше 4,4 млн зрителей. Мировые труппы тоже проявляли неслыханную щедрость, предоставляя зрителям свои драгоценные записи. Но все это проекты имиджевые, работающие на будущее. Карман театров бесплатные показы не наполнили.

Всем им пришлось возвращать зрителям деньги за проданные заранее билеты, подсчитывать убытки от непоказанных спектаклей, оплакивать уже потраченные средства на подготовку премьер, так и не успевших увидеть свет, и припоминать прочие неполученные доходы. Мариинский театр на вопрос “Ъ”, какую сумму потерял театр из-за карантина, отвечать не стал. Цифры, представленные остальными, впечатляют: с марта по июль Большой только на билетах потерял 850 млн руб. Музтеатр Станиславского, не показавший 93 спектакля и не поехавший на гастроли, недосчитался 162 млн руб. Михайловский погорел на 305 млн руб. (из них 85,5 млн пришлось вернуть за проданные билеты). Скромная Пермь за три месяца карантина недополучила около 30 млн руб., притом что многие зрители не пожелали возвращать билеты, рассчитывая использовать их в следующем сезоне. Не все театры пожелали обнародовать цифры финансовых потерь, считали убытки тоже по-разному, да и бюджеты трупп региональной Перми и государственного Большого несопоставимы.

У немцев, впрочем, разница убытков тоже велика: берлинская «Штаатсопер» потеряла €1,3 млн, а Баварская опера — целых €7,5 млн. И надо еще отметить, что миллионы, указанные музыкальными театрами, суммируют общие потери — и оперы, и балета. В любом случае понятно одно: всем поголовно придется затянуть пояса.

Новый сезон дела не поправит. Повсеместно принятые правила безопасной рассадки («шахматной» — через ряд и с пустым креслом между зрителями-одиночками либо семейными парами-группами, которым разрешено сидеть потеснее, без дистанции) снижают число зрителей в самом лучшем случае вдвое, а чаще всего втрое против обыкновенного.

Помимо чисто эмоциональных потерь (в полупустом зале и зрителям неуютно, и артистам уж точно некомфортно психологически), очевидно, что театры не только не смогут заработать на билетах, но и рискуют уйти в убыток: показ музыкальных представлений, особенно старинной классики с ее многолюдством, обстоятельными декорациями и десятками, если не сотнями костюмов — удовольствие очень дорогое. В такой ситуации заработать можно только на малогабаритных гала с соло и дуэтами на голой сцене. Неслучайно именно с таких представлений начала возрождаться летняя балетная жизнь.

Впрочем, дисциплинированные западные труппы готовы работать в любых условиях, уповая, что гранты муниципалитетов, пожертвования состоятельных «друзей театра», государственные бюджетные средства и прочие меры поддержки помогут им продержаться на плаву. Готовы открыться со всеми зрительскими ограничениями и наши театры, но без всякого удовольствия. Почти все директора против «шахматного» порядка и предпочли бы дождаться времени, когда все будет как раньше. Выбора, однако, нет ни у кого.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Сен 05, 2020 8:40 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 11, 2020 10:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081103
Тема| Балет, Прогнозы на сезон, Персоналии,
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Не очень перспективное планирование
Чем балет будет завлекать зрителей впредь

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №142, стр. 8
Дата публикации| 2020-08-11
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4449478
Аннотация| прогнозы на новый балетный сезон


По крайней мере в начале сезона многие балетные труппы будут вынуждены довольствоваться немноголюдными спектаклями
Фото: Влад Некрасов / Коммерсантъ


Пандемия сломала сезон-2019/20, но не творческую волю балетных компаний. Несмотря на все потери, ведущие театры — отечественные и мировые — стараются, насколько это возможно в текущих условиях, подготовить полноценный сезон. Правда, не все откроют его осенью.

В России строить прогнозы на новый балетный сезон непросто: даже вирусологам неизвестно, как поведет себя коварная COVID-19 осенью. Однако директорам театров приходится не только планировать, готовя разные варианты действий на случай разных ситуаций, но и оперативно реагировать на текущий момент, поскольку распоряжения Роспотребнадзора подчас ошеломляют своей стремительностью и неожиданностью. Так, в мае этот госорган прогнозировал, что раньше осени карантинных послаблений ждать не стоит, а в июне постановил открыть все театры уже в июле. Труппы были застигнуты врасплох. Большой театр успел отпустить творческий состав в отпуск с 1 июня и до 26 августа — с тем чтобы открыть сезон 15 сентября. Впрочем, часть оперной и балетной труппы вовсю работала уже в июле — в конце месяца театр выступил на фестивале в Херсонесе с «Кармен-сюитой» и оперным гала. Музтеатр Станиславского, отправив артистов на отдых в июне—июле, уже с 29 июля собрал их на репетиции, с тем чтобы начать спектакли 6 сентября. Артисты Пермской оперы вышли из отпуска в последней декаде июля, но появятся перед зрителями либо в конце августа, либо в сентябре. Михайловский театр, отпустив артистов 8 июня, собирается открыться в октябре, причем сразу премьерой. Самой оперативной и законопослушной оказалась Мариинка: с конца мая ее балетные артисты занимались индивидуально («не более двух артистов, педагога и концертмейстера в балетном классе»). Для гигантской труппы такое самоограничение выглядит анекдотически, однако им воспользовались ведущие солисты, умудрившись таки войти в форму и 11–12 июля выступить с гала-концертами в новом Мариинском театре (уполовиненная публика была рассажена по всем посткарантинным правилам).

Закрылись театры в самый разгар работы — как правило, именно на весну назначаются главные премьеры.

В Москве их сорвалось несколько: Большой театр почти довел до генеральных репетиций новые постановки одноактных балетов российских хореографов; в Музтеатре Станиславского испанец Гойо Монтеро успел доставить, но не отрепетировать свой новый балет «Aurea» («Золотое сечение»), который собирались показать в конце марта вместе с возобновленными классическими «Вариациями» советского патриарха Владимира Бурмейстера. Все эти работы оба театра представят в новом сезоне: Музтеатр — в октябре, Большой — в конце ноября. Михайловский сумел «отстреляться» до пандемии, показав классическую «Баядерку». Пермь, не успевшая выпустить детского «Чипполино», в новом сезоне ограничится возобновлением «Шута» и «Вариаций на тему рококо» Алексея Мирошниченко. Неизвестны только потери и помыслы Мариинского театра, где вдобавок счет заболевших за последний месяц балетных артистов уже идет на десятки.

А вот балеты запланированные, но не начатые московским театрам придется отменить или перенести на неопределенный срок из-за их интернациональности: трудно предугадать, когда смогут появиться в столице хореографы-иностранцы. И если балет «Мастер и Маргарита», который в Большом театре должен был ставить словенец Эдвард Клюг со своей командой, потеря небольшая (недавний «Петрушка» этого автора вызвал лишь разочарование), то анонсированный Музтеатром Станиславского английско-итальянский «Kaash», ранний балет Акрама Хана, чья «Жизель» недавно прогремела в Москве, действительно жаль.

Кроме закрытых границ международному сотрудничеству помешает обнищание театров. Государственный или муниципальный бюджет позволяет сохранять кадры и платить артистам зарплату. Но денег на новые постановки, особенно амбициозные, с известными иностранцами-хореографами, у большинства театров нет. Контакты с иностранцами осложняются и нестабильностью национальной валюты, так что, похоже, в обозримом будущем нашим труппам придется довольствоваться возобновлениями старых спектаклей или постановками отечественных авторов. Возможно, балетное импортозамещение окажется лучше российского пармезана, однако до мирового уровня явно не дотянет.

На Западе нет единого рецепта возвращения балета к жизни.

Похоже, ближайший сезон яснее всех представляет себе Германия, откуда на вопросы “Ъ” пришли утешительно четкие ответы. Гамбургский балет, похоронивший из-за карантина возобновление «Гамлета» Ноймайера и перенос «Зимней сказки» Уилдона, выходит 6 сентября с мировой премьерой «Призрачного света» Джона Ноймайера. Баварская опера, также отменившая две балетные премьеры, готова открыться тоже в сентябре. В наступающем сезоне она намерена реализовать прошлогодние замыслы, а пока собирается потчевать малочисленную публику малогабаритными спектаклями и гала-концертами. Staatsballett Berlin собирается выйти к зрителям уже в конце августа. Во время пандемии труппа не сидела без дела: артисты, заделавшись хореографами, подготовили карантинный спектакль «Lab_Works COVID_19», неукоснительно соблюдая безопасное расстояние. В новом сезоне берлинцы рассчитывают представить и последнюю премьеру Саши Вальц — «Symphony 2020».

Бедствующая Парижская опера (см. “Ъ” от 22 июля) начнет работать только в декабре, зато откроет сезон классическим блокбастером: в Opera Bastille покажут возобновленную «Баядерку» Нуреева. А до этого на сцене Opera Garnier, не дожидаясь окончания ремонта, директор балета Орели Дюпон намерена представить камерную сборную программу, украсив ее неназванной мировой премьерой. Лионская опера, явно растерявшаяся после увольнения своего многолетнего лидера Йоргоса Лукаса, хранит молчание о своих намерениях. Балет Монте-Карло, зарабатывающий гастролями, уже в июле гастролировал в Севилье со спектаклями open air. Не поставленные из-за пандемии новинки — мировая премьера балета «Casi Casa» Матса Эка и перенос «Четырех темпераментов» Баланчина — отменены окончательно. Сезон в Монако откроется в октябре, но до конца 2021 года труппа будет экономить на приглашенных хореографах. Благо подоспело 60-летие лидера Балета Монте-Карло Жан-Кристофа Майо, и в честь этого события можно прокатывать его обширный репертуар. Сам же юбиляр в конце декабря 2020-го собирается отметить день рождения премьерой под названием «Opus 60».

В Лондоне пока осторожничают: «Ковент-Гарден» запустил артистов в залы в середине июля, собираясь порадовать зрителей гала-представлением в октябре, а настоящее открытие подгадать к Рождеству — в декабре сезон откроется «Щелкунчиком». При этом Уэйн Макгрегор продолжит работу над своим балетом «Данте», в ноябре — премьера. Но покажут ли ее вживую или только онлайн — еще вопрос. Английский Национальный балет начал классы еще в начале июля, но выйти к людям не торопится: в конце сентября планируется онлайн-показ одноактной программы, гвоздем которой будет один из готовых небольших балетов Сиди Ларби Шеркауи. Драматичнее всего дела в США: ни American Ballet Theatre, ни New York City Ballet сезона не объявляют и уж точно не начнут спектакли раньше 2021 года.

Объединяет все балетные театры одно: общее качество танца неизбежно ухудшится, поскольку для всех танцовщиков, особенно «классиков», пауза в шесть-девять месяцев не может пройти бесследно. Неизбежно пострадает чистота танца, возможно, участится травматизм из-за слишком рьяных занятий. Так что рецензентам придется смотреть сквозь пальцы на огрехи артистов по меньшей мере до 2021 года.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Сен 05, 2020 8:43 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 7:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081201
Тема| Балет, Приморская сцена Мариинского театра, Персоналии, Эльдар Алиев
Автор| Беседовала Наталья Рогудеева
Заголовок| «Артисты работают на износ»: главный балетмейстер Приморской сцены Мариинского театра Эльдар Алиев о подготовке балета «Тысяча и одна ночь»
Где опубликовано| © Новости Владивостока на VL.RU
Дата публикации| 2020-08-12
Ссылка| https://www.newsvl.ru/vlad/2020/08/12/192245/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

14 августа V Дальневосточный международный фестиваль «Мариинский» откроет балетная премьера — роскошный спектакль «Тысяча и одна ночь» по мотивам знаменитых арабских сказок. Музыка к нему была написана азербайджанским классиком Фикретом Амировым в 1979 году и имела большой успех во многих странах. Во Владивостоке балет «Тысяча и одна ночь» будет представлен впервые, в хореографии главного балетмейстера Приморской сцены Мариинского театра Эльдара Алиева. В период подготовки спектакля он рассказал VL.ru о новой постановке.

– Вы ставили балет «Тысяча и одна ночь» и ранее. В каких странах и с какими труппами?

– Это вообще первая моя работа как хореографа. Я никогда в жизни не собирался ставить спектакли, но оказался в таких условиях, при которых спектакль был объявлен и ставить его было нужно. В то время я ещё танцевал и незадолго до постановки был назначен директором американской труппы. Мои друзья и художники по спектаклю Семён Пастух и Галина Соловьёва, с которыми задумывалась работа, убедили меня приступить к постановке балета. И я действительно поставил этот спектакль и исполнил партию Шахрияра в премьерном спектакле. Должен признать, что спектакль оказался очень сложным для исполнения.

Балет «Тысяча и одна ночь» имел очень большой успех и у публики, и у критиков. Получил номинации и награды, вошёл в альманах Wall Street Jornal как «Лучший балетный спектакль года» в США.

Затем последовали приглашения на постановки в другие театры, такие как Atlanta Ballet, Cincinnati Ballet, Festival Ballet. Совсем недавно спектакль поставили в Софийской опере, где премьера намечалась на конец марта этого года, но из-за пандемии была перенесена на 20 ноября.

– Когда возникла идея поставить балет «Тысяча и одна ночь» во Владивостоке?

– Этот балет в моей хореографии живёт счастливой жизнью. Он не стоял в первой очереди постановок, когда я возглавил балетную труппу театра. Сначала на Приморской сцене мной были поставлены «Щелкунчик», «Корсар», «Лебединое озеро», «Жизель», «Спящая красавица».

Для постановки «Тысячи и одной ночи» я ждал момента, когда труппа станет масштабной по количественному составу, чтобы осуществить новую редакцию моего прежнего спектакля, но уже с мариинским размахом. И вот тогда-то я и предложил Валерию Абисаловичу Гергиеву [художественному руководителю — директору Мариинского театра. — Прим. VL.ru] поставить этот спектакль на нашей сцене. Идея ему понравилась, он охотно согласился. Мы стали рассматривать возможность создания сценографического решения — совершенно иного, чем это было раньше в моих постановках. Так художником спектакля стал главный художник нашего театра Пётр Окунев. Его работа оказалась прямым попаданием в мой замысел.

– Чем отличается постановка «Тысячи и одной ночи» для Приморской сцены от ваших предыдущих версий этого балета?

– У спектакля Приморской сцены будет крайне отличный от других постановок облик. Это новое костюмное и декорационное решение. Появились эффекты, которые мы ранее не использовали: видеоряд, проекции, световые проекционные подсветки декораций. И, как положено для придания театральности спектаклю, зрители увидят спецэффекты, включая полёт ковра-самолёта, без которых такая сказка, как «Тысяча и одна ночь», обойтись не может. И, конечно же, основная нагрузка ляжет на плечи наших замечательных артистов.

Сегодня балетная труппа Приморской сцены Мариинского театра насчитывает около 90 артистов. Это уже тот состав, при котором можно осуществлять постановки масштабных полотен. В Америке, например, труппами такого размера могут похвастаться, возможно, только New York City Ballet и ABT [American Ballet Theatre. — Прим. VL.ru]. Поэтому на первый план в нашем новом балете выводится масштабность. Всё это в совокупности — другое оформление и новая хореографическая версия — рождает совершенно иной спектакль, более современный, красочный и хореографически более насыщенный.

– А чем отличается «Тысяча и одна ночь» от других знаменитых восточных балетов - «Баядерки» и «Корсара»?

– В оригинале «Корсар» поставлен Мариусом Петипа, а музыкальной основой служит произведение Адольфа Адана. Музыка к «Баядерке» написана Людвигом Минкусом, хореография — также Петипа. При постановке этих балетов авторы стремились создать классические спектакли, и цели их, как показало время, были полностью достигнуты: оба произведения вошли в сокровищницу балетной классики. Если же говорить о музыкальном материале, то в музыке этих балетов порой прослушивается восточная тема, но, к примеру, в акте «Теней» из «Баядерки», который считается хореографическим шедевром, или в сцене «Оживлённого сада» из «Корсара» тема Востока полностью отсутствует.

Для балета «Тысяча и одна ночь» музыка специально написана выдающимся азербайджанским композитором Фикретом Амировым. Музыка потрясающе красивая, танцевальная, балетная и очень колоритная. Восток прослушивается в каждой теме произведения, в каждом аккорде. Поэтому этот спектакль особенный, не классический. Он решён в неоклассическом стиле в пластике, соответствующей Востоку. Для характерных танцев таких персонажей, как Марджана, например, я даже пригласил консультанта по исполнению восточных танцев, который работает с девушками труппы над освоением этой непростой техники. Весь спектакль насквозь пронизан многоцветной палитрой красок восточной культуры.

– В чём сложность «Тысячи и одной ночи» для танцовщиков - какие у них сверхзадачи в этой постановке?

– Задачи, а точнее, сверхзадачи, здесь действительно серьёзные, планка поднята очень высоко. В спектакле 13 солистов. Очень сложные прежде всего дуэты. У ведущих солистов их три, они все разные, один сложнее другого. Есть такие элементы поддержек, что по десятибалльной шкале я, наверное, дал бы оценку сложности десять. Очень сложные танцы: вариации и монологи солистов, а также танцы женского и мужского кордебалета.

У ведущих солистов: партия Нуриды отличается глубоким драматизмом, сложной техникой, искусством перевоплощения; партия Шехерезады — лиризмом, филигранной техникой вращений, отточенностью мелкой техники. Шахрияр настолько сложен по характеру, партия настолько насыщена эмоционально, что добавление к этому сложнейших прыжков, вращений и дуэтов делает эту роль физически немыслимо тяжёлой. Я спрашивал у исполнителей партии Шахрияра, танцевали ли они что-либо более тяжёлое? Ответ был однозначным - нет. Так что хореографический материал в спектакле очень сложный.

Но вы можете сами видеть, как работает труппа, с какой самоотдачей. Вообще, труппа — это индикатор отношения к спектаклю. Если артисты работают на износ и их из зала не выгнать, если массовые сцены репетируются со стопроцентной отдачей всей труппой, значит, спектакль труппе нравится. А когда спектакль нравится, это и есть одна из составляющих успеха спектакля.

Узнать программу фестиваля и купить билеты можно на "Афише" VL.ru.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 8:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081202
Тема| Балет, театр им. Джалиля, Персоналии, Олег Ивенко
Автор| Анна Тарлецкая
Заголовок| Артист казанского оперного театра Олег Ивенко: «Хочу сыграть супергероя или засветиться в бондиане»
Где опубликовано| © "Реальное время"
Дата публикации| 2020-08-12
Ссылка| https://realnoevremya.ru/articles/183556-oleg-ivenko-gotovit-k-prokatu-novyy-monospektakl
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Премьер балета театра им. Джалиля готовит свой первый спектакль с прокатом по всему миру


Фото: Илья Репин

Премьер казанского балета Олег Ивенко объявил, что ищет артистов для своего нового спектакля. В соратники ему подойдут юноши и девушки от 18 до 28 лет ростом не выше 165—167 см, а также мужчина до 36 лет ростом в 180 см. При этом танцоры мужского пола должны быть похожи на самого Ивенко. В интервью «Реальному времени» он рассказал, что не откажется от новых ролей в кино, причем играть согласен и в трико, а также поделился своим ноу-хау борьбы с завистниками.

«Пухлые щеки самоизоляции уже скинул»

— Как вы пережили самоизоляцию? Наверное, от многих интересных проектов пришлось отказаться, как и другим артистам?


— Да, в том числе мне пришлось отменить мое выступление в парижском Гранд-опера. Предположительно оно должно было состояться в апреле, мы пока не определились со спектаклем — это может быть ведущая партия в «Дон Кихоте» или «Баядерке». Сейчас переговоры возобновились, возможно, выступить удастся в ноябре — декабре этого года, однако есть вероятность, что все перенесется и на 2021 год. Сейчас такое время — никто не может ни планировать, ни предсказать, что будет завтра.

— Репетиции в театре начались? Мне кажется, что с нашей последней встречи два года назад вы еще больше похудели, лицо вытянулось…

— Это сейчас оно вытянулось, а за время самоизоляции, скажу вам честно, и щеки пухлые появились. Но работа в театре оперы и балета для солистов началась уже 6 июля, мы выходим на классические уроки, то есть делаем ту ежедневную «мантру», после которой выходим на общую репетицию. Для соблюдения норм санитарной безопасности часть солистов выходит на уроки утром, часть — днем. Сейчас также начались репетиции премьеры «И воссияет вечный свет» Владимира Васильева.

— Вы задействованы в этой постановке?

— На данный момент я там не участвую, но все может поменяться в любой момент. Постановка очень массовая — участвуют и хор, и балет, и оркестр, сам маэстро в главной роли. Так что будем надеяться, что все пройдет грандиозно.

— В каких классических постановках в ближайшее время вас можно увидеть?

— Сейчас мой агент ведет переговоры с оперным театром Дортмунда, там, в Операхаус, у меня планируются концерты. В Казани в 20-х числах сентября я выступлю в роли Меркуцио в балете «Ромео и Джульетта». Очень много спектаклей будет в октябре, в том числе ведущие партии в «Корсаре», «Эсмеральде», «Коппелии», «Дон Кихоте» и т.д. Если октябрь полностью посвящен Татарскому театру оперы и балета, то с ноября планируются зарубежные выступления, в том числе в Германии, Италии и, надеюсь, Франции.

«Родство» с Полуниным и шанс для казанских танцоров

— Олег, одним из поводов нашей встречи стал ваш пост в «Инстаграм» — вы объявили кастинг на участие в новом спектакле. Что это за проект?


— Это будет международный проект, мой первый сольный спектакль. Артистов я набираю по всему миру, в спектакле будет задействовано 4—5 человек, включая и меня. Премьера состоится в театральном сезоне 2021—2022 годов, предположительно — в Германии, а затем выйдет в прокат по всему миру. Но и в Казань мы постараемся привезти его тоже. По условиям контракта я не могу вам сказать, о чем будет спектакль, кто его автор. Одно скажу — музыку напишет очень известный композитор, его имя сегодня на слуху.

— Есть ли у казанских танцоров шанс поучаствовать в постановке?

— Да, конечно. Я вам больше скажу, мы набираем сразу несколько составов. То есть счастливчиков будет несколько больше, чем 3—4 человека. Самый «сок» работы над одним героем, но с разными танцовщиками, это то, как они видят свой персонаж. Каждый воплощает героя на сцене по-своему. Получается очень интересно — и участникам, и хореографу. Сейчас, спустя буквально несколько дней после объявления кастинга, уже поступило 36 заявок. Позже мы разместим объявление и на английском языке. До 20 сентября мы отбираем артистов, а 1 октября мы объявим, кто будет с нами. Гастроли в рамках премьерного мирового турне будут проходить сразу в нескольких городах, на лучших концертных площадках мира. Нами вплотную занялся Максим Берин и его компания Berin Iglesias Art, с которым мы плотно сотрудничаем. Скажу еще, что это будет неоклассический балет с элементами современной хореографии. Работа предстоит колоссальная. Для меня это не первый опыт работы руководителем проекта, так как я — художественный руководитель фестиваля современной хореографии StagePlatforma. Но я впервые делаю спектакль, который выйдет в прокат по всему миру — это совершенно другой уровень. Подобное делает Сергей Полунин. Он мне как старший брат, который показывает, в каком направлении двигаться.

— Вы общаетесь с ним?

— Редко. Он очень занят своими проектами, я — своими. Но, бывает, поздравляем друг друга с успехами.

«Мы подготовили кое-что небывалое для Казани»

— В этом году StagePlatforma, похоже, не будет. Вы не планировали перенести его в онлайн? Например, так сделали в нашем Камаловском театре с театрально-образовательным форумом «Науруз» в этом году. Там, например, занятия по сценической пластике с московским хореографом Александром Андрияшкиным проходили в Zoom, и, судя по всему, все остались довольны…


— Мы отвели под наш фестиваль ноябрь, но в этом году уже приняли решение — перенести его на год. Да, в дистанционном формате немало плюсов, и как мне кажется, именно для образовательной деятельности это значительно расширяет горизонты во всех отношениях. Но нам же нужен зритель, его энергетика — без живого общения невозможен тот драйв, который мы чувствуем в зале. В прошлом году, вспомните, какой ажиотаж вызвал на финальном концерте наш номер с барабанщиками и четырьмя танцорами на одной сцене! Прошлый фестиваль задал очень высокую планку. В этом году к четвертой фестивальной дате мы подготовили кое-что интересное для Казани. Заметьте, что современная хореография в нашем городе, в отличие от Москвы и Санкт-Петербурга, гостям мало представлена, поэтому и есть большой интерес к этому стилю танца. Это ведь не классический балет с его пышными декорациями, замками или кораблем на заднем плане. Здесь танец выстраивается совсем по-иному, например в едином луче света. Театр им. М. Джалиля приглашает Театр Бориса Эйфмана, чтобы показать нашему зрителю искусство современной хореографии, причем высшего качества.

— Так чем же вы хотите удивить зрителя на четвертом фестивале?

— Пусть это останется тайной. Но я могу уверенно заявить, что уровень, который мы выдерживаем, ничуть не ниже прошлогоднего. У нас уже есть и готовый финальный номер. Однако мы, организаторы, все же решили перенести событие на год. Не делать второпях фестиваль. К тому же надо продумать, как наиболее эффективно распорядиться финансами, привлечь дополнительных спонсоров. От себя отдельно благодарю министра культуры Татарстана Ираду Аюпову — она всегда идет нам навстречу, а также руководство театра имени Мусы Джалиля.

«У нас с кинопапой Файнсом один педагог»

— Жаль, что не удается выведать еще больше подробностей о вашем спектакле. Помню, вы так же были связаны «обетом молчания», когда участвовали в съемках фильма Рэйфа Файнса «Белый ворон», в котором исполнили роль Рудольфа Нуриева. Скажите, как изменилась ваша жизнь после выхода фильма? Вы планируете продолжить кинокарьеру?


— После фильма поступает очень много предложений, и агенты мои работают в этом направлении. Поступают предложения на участие в боевиках, сериалах. Увидим, что из этого получится. Сейчас я дал себе слово до 30 лет изучить английский язык так, будто он для меня родной. Это тоже необходимо для будущей успешной кинокарьеры. К слову, у нас с моим «кинопапой» Файнсом один учитель на двоих. Только я у него занимаюсь английским, а Рэйф — русским.

— А сколько вам лет?

— Это еще одна моя тайна. На самом деле мы с моим агентом выработали целую стратегию. Даже в интернете вы не найдете точной информации, сколько мне лет. Пусть будет столько, на сколько я выгляжу.

— Для чего русский язык Файнсу?

— Во-первых, он трепетно и с интересом относится к русской культуре и истории. Во-вторых, его новый фильм связан с Россией. Судя по тщательности, с которой Рэйф работает над любым проектом, фильм мы увидим года через три. Так же и с уроками. Когда он задерживает нашего репетитора (мы занимается по интернету), я пишу ему: «Рэйф, когда вы уже закончите? Я тоже хочу заниматься!». На это он мне смайлики шлет, мол, сейчас.

— То есть вы часто общаетесь?

— Сейчас не часто, но поздравляем друг друга постоянно. Я стараюсь ему не докучать.

— Кого бы вы хотели сыграть?

— Ну, например, супергероя.

— Но после такой серьезной роли, как Нуриев, не хочется уже в трико летать?

— Почему же? Я неплохо смотрюсь в трико. Если серьезно, было бы замечательно «засветиться» в каком-то серьезном проекте, например бондиане.

Для тех, кто мечтает или мечтал о балете

— Знаю, что вы ведете еще и преподавательскую деятельность в своей балетной школе. Для кого она открыта?


— Во-первых, для девочек, которые хотят поступить в Казанское хореографическое училище. Такие, знаете, подготовительные курсы. Во-вторых, для мам, которые в детстве мечтали заниматься балетом, но по каким-то причинам не смогли или бросили занятия.

— Вы говорите — для девочек. А мальчики как же?

— Ну и мальчики приходят, что значительно реже.

— Вы отслеживаете успехи ваших учеников? Многие поступают?

— Первый год мы работали вслепую. Но потом пришел опыт и знания, мы знаем требования нашего училища и работаем непосредственно «под них». Соответственно и наблюдаем за нашими выпускниками — все, кто нацелен учиться, поступают. Это, конечно, приятно.

— Кто еще преподает в вашей школе?

— Мои коллеги по театру. Девушка моя, Регина, мне помогает.

«Умею правильно направлять энергию»

— Олег, вы так молоды и так успешны, причем практически во всех областях. Скажите, зависть ближних не очень осложняет жизнь? Ведь как ни крути, но в творческих кругах она особенно ощутима…


— Да, от зависти никуда не деться. Но я стараюсь правильно перераспределять и направлять свою энергию. Например, зачем мне пытаться расположить к себе человека, который этого не желает? Это просто невозможно. Стараюсь не обращать на него, на его попытки уколоть внимание, а направлять свои силы в сторону самосовершенствования, работы над собой, карьерой, да и просто в сторону своего личного человеческого счастья. В конце концов проблема решается сама собой.

— Вы не планируете сменить место жительства? Из ваших планов получается, что вы больше будете работать за рубежом, нежели в Казани?

— У меня нет одного дома, я космополит, человек мира. Родился на Украине, учился в Минске — такая лягушка-путешественница. По приглашению Владимира Алексеевича Яковлева я приехал работать в Казань, меня заметили на всероссийском фестивале хореографических училищ в 2010 году. Спасибо ему огромное за доверие и за то, какой он руководитель. Таких еще нужно поискать. Я ему очень благодарен. Помню, что на тот момент было сразу несколько предложений, в том числе от Венского оперного театра. Передо мной стоял выбор — идти к корифеям в Вену или самому стать корифеем в казанском театре. Это стало для меня самым тяжелым выбором, но время показало, что он был правильным. Мне нравится этот город, театр, его руководство и, конечно же, наш казанский зритель. Жду с нетерпением новых встреч.

====================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 9:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081203
Тема| Балет, Нидерландский театр танца (NDT), Персоналии, Поль Лайтфут, Соль Леон
Автор| Богдан Королек
Заголовок| МЖ
ПРЕМЬЕРЫ В ГААГЕ И ТАНЕЦ ВРЕМЕН НОВОЙ ЭТИКИ

Где опубликовано| © COLTA.RU
Дата публикации| 2020-08-10
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/theatre/25105-ndt-teatralnyy-tanets-novaya-etika
Аннотация| онлайн-премьеры


Поль Лайтфут и Соль Леон
© Rahi Rezvani


Нидерландский театр танца (NDT) завершает показ онлайн-премьер — «She Remembers» Сол Леон и «Standby» Пола Лайтфута. Оба хореографа двадцать лет были резидентами NDT, вторую половину этого срока руководили театром и теперь покидают его.

В Гааге

Новость из мира искусства, до которой в России есть дело сотне сумасшедших, то есть профессионалов танца: Лайтфут и Леон ушли из NDT, именитая труппа, отметив 60-летие, осталась в сиротах. Упорно ходят слухи, что здание NDT в самом центре Гааги пойдет под снос: найдется ли новый Феллини, чтобы снять «Репетицию балета» аккурат в момент влета строительной шар-бабы?

Два балета, сентиментальное adieux, сочинялись для съемок и в репертуар театра не войдут. «She Remembers» Сол Леон — образцовый «стиль NDT»: бесконечное легато на завернутых ногах (en dedans) и в глубоком приседании (plié), легкие гримасы, беззвучное шевеление губами. Ветра вой, тоскливое барокко и засахаренный постминимализм в саундтреке. Действие разрежено и подчас замещено вялыми видеоэффектами. Вторгается любительская съемка, где Лайтфут и Леон еще молоды. В последних кадрах иронически улыбается Сора Лайтфут Леон, любимая дочь и выпускница Royal Academy of Dramatic Art. Все это похоже на поздние автобиографические балеты Мориса Бежара, исповеди, в искреннем порыве вынесенные на сцену, когда обсуждать художественные недостатки становится неуместно. Обсуждать можно прекрасных артистов — танцуют Керен Лейман, Мен-Ке Ву, Хорхе Нозаль, Марне ван Опстал, Роджер ван дер Пул и Себастьян Хейнс, — но лучше молча любоваться ими.

Тема «Standby» Пола Лайтфута — social distancing (очень уж нелепа русская «социальная дистанция»: наверное, это о разрыве между элитой и средним классом). В отличие от «She Remembers», здесь почти не использованы возможности монтажа, но в танце появляется связный поток, то есть сам танец; торс и руки танцовщиков работают более изощренно, хотя низ часто выполняет служебную функцию перемещения верха.

Маленькая подробность: Лайтфут использовал музыку знаменитого балета «Этюды» — его танцевали, в частности, в Мариинском и Большом. Это фортепианные этюды Черни в оркестровой транскрипции Кнудоге Риисагера, концертная аранжировка балетного экзерсиса. Музыка блестит, как на параде, и бьет по нервам: люблю воинственную живость потешных Марсовых полей. Лайтфуту не нужна патетика парада, его интересует будничная «труппа в работе». Мышечное усилие затушевано, движение размазано поверх музыки ровным слоем, дуэт за дуэтом следуют на холостом ходу вращений и партерных поддержек — и в заключительном тутти, где впервые включается регистр больших прыжков, кульминация не получается. Сколько автор ни тверди про social distancing, единственной темой балета остается виртуозный контроль над собственным телом. С ним у двадцати трех артистов NDT все в полном порядке.

Оба спектакля заставляют думать о том, где заканчивается вялое сочинение и начинается хорошее исполнение — где идеи отделяются от тел. Могут ли сами тела танцовщиков быть развернутыми во времени и пространстве пластическими идеями-в-себе — но в чем тогда функция хореографа? Объявление конца времени хореографов могло бы решить часть проблем.


© Paul Lightfoot

В России

Здесь должна быть концептуальная часть текста: как важен NDT для мировой сцены, как нидерландская хореография повлияла на русских. Повлияла сильно: любые гримасы во время танца или вместо него мы называем «влиянием NDT».

Две премьеры сопровождались в Рунете комментариями «когда у нас начнут так остроумно ставить?» и «когда у нас научатся делать такой свет?». Это нежелание быть провинцией, беспокойная вера в то, что у них лучше, а у нас так никогда не будет, — вера, которая движет отечественную культуру больше полувека. Это упоение собственным нищенством, которое Анна Ахматова описала и того раньше, идя по Троицкому мосту. Это, наконец, вечная любовь к пиротехнике: актуальность искусства приятно усматривать в работе световых приборов.

Четыре года назад я тоже был под впечатлением от фейерверков, которые запускала NDT II, молодежная труппа театра. Показанные тогда «Sad Case» Лайтфута—Леон и «Кактусы» Александра Экмана — остроумные балеты, и танцевали их очень хорошо. Потом все затосковали. Экман год за годом ставит красивые спектакли, которые имеют мало отношения к танцу. От NDT не дождешься и прежних бенгальских огней. В мире, как показали ежедневные трансляции на карантине, размылись понятия о теле танцовщика в пространстве, об орнаменте и композиции, даже о телесной кондиции артистов.

За четыре года были спектакли-исключения, где обнаруживались и емкие пластические решения, и превосходный свет. (Крупные планы в «Standby» как раз показывают, что свет выставлен очень небрежно.) И в российских премьерах они тоже были, хотя и совсем немного. Хороших работ нигде и никогда не бывает много: представление об истории искусства как истории шедевров — прерогатива учебников, а не реальности. Дело за малым — научиться быть провинцией и наслаждаться этим.


© NDT

Повсюду

Премьеры NDT состоялись в разгар дискуссий о новой этике. Балету досталось на орехи одному из первых. Моя коллега ошиблась, когда написала, что российскому театру эти битвы предстоят: они уже начались в Telegram и Фейсбуке. Театральный танец — условимся не делить его на «классический» и «современный» — обвинен во всех постколониальных грехах. Эйджистский, элитистский, расистский, гетеронормативный, замешенный на телесном насилии и объективации. Зацикленный на самом себе, то есть на танце, — последнее, как следует из дискуссий, несовременно. Балеты XIX и ХХ веков явились лютым Средневековьем, которое нужно изгнать Ренессансом.

Выяснилось, что под «балетным насилием» спорящие понимают сам процесс подготовки танцовщиков, многолетний и связанный с физической болью — без нее не выходит, если иметь дело с собственной плотью. Был даже такой удивительный комментарий: мол, в цирке научились обходиться без животных, придется и вам в балете обойтись.

Сегодня притязания новой этики выглядят так, что все явления жизни нужно именовать впрямую, развешивая большие указатели, — боюсь, это не задача искусства и тем более не задача танца, на то он и не жизнь. Я буду рад увидеть балет, где подняты темы гомосексуальности или трансгендерности, — но с дрожью представляю, что открою программку и в разделе «Краткое содержание» прочту бытовой и неизбежно нравоучительный рассказ, где герои носят конкретные имена, все кончается хорошо (и тем хуже, если кончается плохо), а текст венчает надпись «действие происходит в Москве в наши дни». Здесь новая этика убьет сама себя. Что и как танцевать внутри такого синопсиса? В какой момент все это превратится в обыкновенную спекуляцию на жареной теме — вроде радуги, которую производители пива лепят на этикетки, чтобы подороже загнать целевой аудитории? Или для консенсуса достаточно «бессюжетного балета», где М потанцуют с М, а Ж сделают поддержки с Ж?

Сегодня притязания новой этики выглядят так, что все явления жизни нужно именовать впрямую, развешивая большие указатели, — боюсь, это не задача искусства и тем более не задача танца, на то он и не жизнь.

И снова — все было. В Петербурге шел балет «Война женщин, или Амазонки IX века» еще в 1852 году. Любительские балетные труппы цвели по всему Союзу с конца двадцатых. В Перми работал «Балет толстых». Чисто мужские и чисто женские дуэты сочинялись во множестве, а гомоэротическое напряжение искрило там, где и не ждали. И напротив: был «Нуреев» и лишний раз доказал, что простодушное называние вещей вслух вредит художеству. Была «Жизель» Акрама Хана, где автор и московская публика вместе поверили, что, если написать «действие происходит в современности», балет сразу станет современным.

Все претензии к балету происходят оттого, что мы обычно путаем сюжет и содержание. От привычки спрашивать, об чем здесь танцуют.

Рассказ начинался c NDT. Недолгое время там существовала труппа NDT III, в ней танцевали артисты, достигшие артистической пенсии. В «She Remembers» тоже заняты артисты, чья карьера завершилась, а в «Standby» два центральных номера отданы мужским дуэтам (в партитуре они называются «Адажио» и «Романтическое па-де-де»). Новые нормы соблюдены, хотя и не думаю, что сознательно, — и в художественном отношении это мало что прибавило премьерам.

«Вот величайшая “Пьета” Аннибале Карраччи из неаполитанского Каподимонте. На сегодняшний невежественный взгляд, она исполнена ложного пафоса и академической мертвечины. Но это и есть язык культуры — очень сложный, очень изощренный, очень витиеватый, предельно современный. Его надо донести, его надо объяснить, его надо сберечь — вот задача. А все остальное — Карл Маркс, интересы рабочих, мир капитала, наш ему ответ и т.д., и т.п. — пусть идет лесом». Так в 2012 году писал Александр Тимофеевский, хотя и совсем по другому поводу.

Вот «Blake Works» Уильяма Форсайта. Не NDT, но Парижская опера. Опять про танцы, сколько можно про танцы. Мне трудно объяснить, почему эти всех вдруг разозлившие танцы гораздо более современны, чем «She Remembers», «Standby» и еще сотня балетов последних сезонов. Просто без дрессированных животных-танцовщиков балет станет кружком арт-терапии, окончательно отойдя из области культуры в область малого бизнеса.

Зато понятно, почему сотня сумасшедших, которые прочтут этот текст до конца, никогда не превратится в сотню тысяч. Язык театрального танца сложен, противен бытовым причинно-следственным мотивациям и поэтому маргинален. Балет всегда, за краткими историческими исключениями, был маргинальным искусством и останется таким. И если снова выйдет в авангард, то вовсе не потому, что мы начнем этого страстно добиваться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 10:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081204
Тема| Балет, проект "Большой балет", Персоналии, Харука Ямада, Эрдэм Сандаков
Автор| Пресс-служба БГАТОиБ
Заголовок| «Две недели в статусе VIP». Харука Ямада и Эрдэм Сандаков – о шоу «Большой балет»
Где опубликовано| © сайт Бурятского театра оперы и балета
Дата публикации| 2020-08-03
Ссылка| http://uuopera.ru/dve-nedeli-v-statuse-vip-kharuka-yamada-i/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Интервью с артистами балетной труппы Харукой Ямада и Эрдэмом Сандаковым об участии в съемках проекта «Большой балет» на телеканале «Россия — Культура»

Наш дуэт —Харука Ямада и Эрдэм Сандаков — на днях вернулся из Москвы, где артисты принимали участие в съемках главного балетного шоу страны «Большой балет». Четвертый сезон масштабного проекта телеканала «Россия — Культура» будет транслироваться осенью (следим за анонсами вместе с вами), поэтому ребята не имеют права даже намеком на публике раскрывать подробности конкурсной борьбы за «Хрустальный пуант».

Мы в театре тоже говорим подписке о неразглашении категорическое «да!». Самим же будет интереснее смотреть, тем более организаторы в пресс-релизе по итогам двухнедельного съемочного процесса пообещали массу сюрпризов и заинтриговали сообщением о неожиданном решении жюри. Отлично! Пусть в столице кипит работа над монтажом, склейкой и прочими телевизионными фишками для создания вау-эффекта у аудитории.

Мы же в стенах Оперного поговорили с Харукой и Эрдэмом об их краткосрочном вояже в волшебную страну софитов, вообще не касаясь темы балета. Благо, помимо творческой и конкурсной составляющей, тем для обсуждения хватало, ведь ранее «Большой балет», который призван открывать для массового зрителя молодых звезд из лучших театров страны, обходился без участия представителей бурятского искусства.

«ВСЕ НАШИ ВОПРОСЫ РЕШАЛИ В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ СУТОК»

— Как встретили в родном театре после такого интересного приключения? Наверное, подкалывают новоиспеченных телезвезд?


Эрдэм Сандаков: — Совсем ничего такого нет. Со многими ребятами уже пообщался, но в основном все просто интересуются деталями: как выступили, все ли хорошо, какой контракт был с телеканалом.

Харука Ямада: — Еще спрашивают, что нам говорили звезды балетного мира, которые были в жюри.

— На предмет сумм контракта пытать не будем, а вот другие детали очень любопытны. Начнем по порядку: с прилета в Москву, с размещения.

Х.Я.:
— Пятизвездочный отель всемирной сети «Марриотт» в самом центре.

Э.С.: — Номера шикарные, все удобства. Организованно все шикарно. У нас была своя специальная команда от организаторов, которые решали вообще все наши вопросы в любое время суток.

— Ого! То есть прочувствовали, что такое жизнь звезд?

Х.Я.:
— VIP-персон! (смеется).

— После такого бережного отношения, наверное, тяжело возвращаться в обычную жизнь?

Э.С.:
— Да бросьте. До звезд нам еще далеко. Просто было прикольно повариться во всем этом, прочувствовать изнутри.

— А быстро ли получилось привыкнуть к такому сервису и, самое важное, к десяткам камер, постоянному свету софитов, режиссерам, сценаристам, гримерам и прочим элементам любого большого тв-проекта?

Э.С:
— В отеле к новым реалиям удобств привыкли сразу (смеется). А на съемках мне понадобилась где-то неделя, чтобы на площадке чувствовать себя полностью комфортно.

Х.Я.: — А я сильно переживала только в первый съемочный день. Потом все стало нормально.

— Очевидно, что легче адаптироваться, когда ты знаком с кем-то из участников проекта. Как с этим обстояло дело?

Э.С.:
— Из жюри вживую я видел только Фаруха Рузиматова. Правда, только издалека (смеется). Из девчонок-балерин никого не знал, кроме Марии Хоревой. Думаю, ее все знали хотя бы по инстаграму. А вот из ребят-участников с двумя мы уже были друзьями – Ринатом Бикмухаметовым из театра Республики Коми и Айратом Масегутовым из Башкирского оперного. С ними в основном и общались.

Х.Я.:— Организаторы дали нам один лишний день, чтобы лучше освоиться. Мы прилетели раньше остальных, но это, скорее, для акклиматизации. Зал для репетиций нам не выделили, поэтому просто погуляли, а занимались вечером в отеле.

«И СТРАШНО БЫЛО, И ЖЕЛАНИЕ ВЫСТУПИТЬ ОГРОМНОЕ»

— Был ли перед началом съемок какой-то общий приветственный сбор участников, где все могли познакомиться?


Э.С.: — Ни с кем отдельно не знакомились. Мы даже особо и не пересекались до начала и во время съемок. У каждого дуэта была своя раздевалка, своя гримерная, даже зал для занятий классикой отдельно. Но постепенно, конечно, какое-то общение налаживалось. Но такого, чтобы с кем-то, как говорится, прямо сдружились, не было. Я говорил про двух своих друзей, которых знал еще до проекта, вот с ними в основном время и проводил.

— Состав жюри – Диана Вишнева, Денис Матвиенко, Алексей Мирошниченко, Фарух Рузиматов — не нуждается в представлении, а сами они обращались с каким-то напутственным словом перед стартом?

Э.С.:
— Это и не требовалось. Все важные нюансы съемок нам разъясняли наши кураторы: Полина, Илона, Женя и Нина. Вот им просто громадное спасибо! Они делали все, чтобы мы просто концентрировались на балете. Весь график нашей жизни, вся логистика были полностью на них. Оставалось только не забывать смотреть в телефон, чтобы не пропустить напоминание. Так что от любых забот мы были избавлены.

— Все лучше начинаем понимать, о каком VIP-статусе говорила Харука.

Х.Я.:
— Ха-ха. Да, у нас была целая группа личных помощников. Очень удобно.

Э.С.: — Они, кстати, собираются к нам в Бурятию после наших рассказов. Обещали их встретить и все показать.

-В своих отзывах в инстаграме участники отмечают теплую атмосферу, которая сложилась на проекте. Действительно чуть ли не семейная?

Х.Я:
— Мне тяжело судить. Большую часть времени я настраивалась и особо не тратила энергию на общение. Даже когда Эрдэм иногда ходил по вечерам погулять с друзьями, я предпочитала отдыхать в номере.

— «Большой балет» позиционируется как уникальный проект, главное балетное шоу страны с участием самых талантливых молодых артистов. Страшновато было отправляться на конкурс с такой высокой планкой, или, наоборот, больше воодушевляло, что вас пригласили на событие такого масштаба?

Э.С.:
— Я с позитивом. Очень хотелось себя показать и проверить.

Х.Я.: — А у меня 50 на 50. И страшно было, и желание выступить огромное.

— Мы говорим о шансе себя показать, о большом событии в вашей творческой жизни, а ведь готовиться к нему пришлось в непростых условиях из-за пандемии.

Э.С.:
— Готовились примерно два месяца. Все отдыхали, а мы целыми днями занимались. Неделями видишь только Харуку и наших педагогов: Татьяну и Юрия Муруевых.

Х.Я.: — Надоели друг другу, конечно (смеется). Один выходной в неделю, гоняли нас прилично.

Э.С.: — А все друзья еще и говорили: «Вот мы тоже бы на вашем месте лучше б репетировали». Хотя, увидев, как мы усердно готовились, думаю, мало кто бы завидовал.

«ФОТОГРАФЫ ХАРУКУ НЕ ОТПУСКАЛИ»

— Зато теперь вы побывали в волшебном мире телевидения.

Э.С.:
— Меня мотивировала вставать и идти работать каждый день, когда все лежат на диване или как-то развлекаются, не перспектива засветиться в телевизоре. Нас же выбрали представлять нашу республику, наш театр. Такая ответственность! Назад пути не было, не хотелось никого подвести, допустим, из-за лени.

— Кто был самым суровым из состава жюри?

Э.С.:
— Они с нами общались по-доброму, указывали на ошибки, разбирали выступления. Такого, как в некоторых тв-шоу, когда жюри фигачит участников, на «Большом балете», конечно, не было. Наоборот. Один раз по пути к сцене столкнулся с Мирошниченко, он меня похвалил и тут же дал несколько советов для роста. Я знал свои ошибки, мне много раз говорили о них, но теперь, когда на них сделал акцент уже Алексей, то желание все исправить появилось с новой силой.

Х.Я.: — А я немного побаивалась Фаруха. У него такой взгляд из-под очков пронизывающий. Мне было немножко не по себе.

Э.С.: — Фарух, кстати, тоже дал очень ценный совет. Быть смелее, смотреть всегда в зал. Сейчас на этом буду делать акцент, ведь полностью раскрепоститься на сцене очень важно.

— Ваш педагог Татьяна Михайловна Муруева по прилету рассказала, что внутри проекта Харука стала всеобщей любимицей.

Э.С.:
— Действительно. Только не среди участников, а со стороны персонала. Наши кураторы, гримеры…

Х.Я.: — Фотографы…

Э.С.: — Фотографы вообще ее не отпускали. Но я не имел ввиду, что другие пары нас принимали холодно. Наоборот, когда собрались вместе уже после гала-концерта, было видно, что Харука завоевала симпатии всех.

— Мы видим, что в инстаграме Харуки теперь отмечается та же Хорева в комментариях.

Х.Я.:
— Маша вообще классная. Очень рада знакомству с ней.

— Раз говорим об отношениях внутри проекта и инстаграме, то Эрдэм выложил только фотографию с премьером Мариинки Владимиром Шкляровым, который участвовал в «Большом балете» вне конкурса, как партнер Хоревой. Потому что самый топовый артист из участников?

Э.С.:
— Не скрываю, что я его фанат. Слежу за его творчеством. Конечно, хотелось бы еще сфотографироваться на память со звездами из жюри, но удобной возможности не выпало.

— За целых две недели?!

Э.С.:
— Не поймите неправильно. Просто они вели себя исключительно как профессионалы. Приходили, смотрели, оценивали. В общем, делали свою работу и уезжали. А со Шкляровым получилось так: он сидел в раздевалке, где должны были переодеваться девчонки, и, когда Харука с Татьяной Михайловной зашли, он перебрался в мою. Пообщались с ним.

— Задавал профессиональные вопросы или просто обо всем?

Э.С.:
— Профессиональные как-то не хотелось, да и назойливость проявлять какую-то… Ненавязчиво пообщались обо всем по чуть-чуть, а в конце я попросил его о совместном селфи.

«ВСЕХ ЗВАЛИ В БУРЯТИЮ»

— А просто, увидев работу таких статусных артистов не по телевизору или из зрительного зала, а из-за кулис?

Х.Я.:
— А такой возможности толком и не было. График был очень плотный.

— У Харуки, любимицы фотографов, тоже карточек в инстаграме немного.

Х.Я.:
— О-о-о, я много фотографировалась со всеми. Даже, в отличие от Эрдэма, попросила о фотографии Диану Вишневу. Просто пока не выложила. У меня масса снимков. На проекте было три официальных фотографа, вот с ними сейчас постоянно на связи. Жду пополнения своей коллекции.

— Много было вопросов от ребят из других городов о нашем бурятском балете о театре?

Х.Я.:
— Меня спрашивали в основном про Японию (смеется).

Э.С.: — Много наших выпускников танцуют в театрах по всей стране, поэтому о нас знают. Да и какие разговоры могут быть в кругу артистов балета: вопросы, что танцуешь, сколько штат, какая зарплата.

— Под разговоры о зарплате никто не просил в наш театр устроить?

Э.С.:
— Хах. Я всех зову сюда. Но отдохнуть.

— Легендарный «Мосфильм», где проходили съемки, удалось посмотреть?

Х.Я.:
— Я гуляла и нашла на павильон с воссозданной старой Москвой для фильмов. Очень впечатлило.

Э.С.: — По пути на буфет «Мосфильма» встречаются стенды с кинонаградами. Те же три статуэтки «Оскар». Самый поразивший экспонат – костюмы троицы из «Кавказской пленницы», в которых снимались герои Вицина, Моргунова и Никулина. Запомнились сильнее всего.

— В кино сниматься часом не звали?

Х.Я.:
— Ой. Ко мне не подходили.

«КРАСАВИЦА АНГАРА СРАЗИЛА ВСЕХ»

— Если серьезно, то на «Большом балете», помимо жюри, ведущих, участников, еще и представители всех топовых театров. Ни в какие проекты танцевальные не приглашали?

Э.С.:
— Многие подходили, чтобы отметить наши образы, наши костюмы.

— Из серии: вот вам моя визиточка…?

Э.С.:
— До такого не доходило (смеется). Но «Красавица Ангара» поразила просто всех. Многие же вообще не видели наш национальный балет. Конечно, спектакль гастролировал, но все равно ходит обычно немного другая публика. А сейчас прямо отмечали и говорили, как хотелось бы увидеть постановку целиком. И костюмы, конечно, всех впечатлили. Мастерицы из нашего пошивочного цеха, вам огромное спасибо за труд. Они выходили на работу специально ради нас. У меня проблемка с костюмами, кстати, возникла в самолете – перевес огромный. Хорошо, что Татьяна Михайловна практически с собой ничего не брала, и в ее сумки перегрузили.

— У вас нет никакой секретной информации о датах показа, кроме заявленного телеканалом «Россия — Культура» расплывчатого отрезка – «этой осенью»?

Э.С.:
— То же самое.

— Так или иначе, трансляции точно будут, и интересно узнать, как вы их будете смотреть: в одиночку, накрывшись с головой одеялом от переживаний, или с близкими и друзьями?

Х.Я.:
— Одна, наверное. Но вряд ли буду сильно переживать, как я выгляжу на сцене. Главное —для родителей найти запись. Они будут гордиться.

Э.С.: — Да у меня какого-то ажиотажа, как я буду выглядеть по телевизору, внутри нет. Это родственники пусть волнуются.

Фотографии предоставлены телеканалом «Россия — Культура», автор — Вадим Шульц.

============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 1:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081205
Тема| Балет, БТ, Персоналии, СВЕТЛАНА ЗАХАРОВА
Автор| Ульяна Калашникова
Заголовок| СОЛИСТКА БОЛЬШОГО ТЕАТРА СВЕТЛАНА ЗАХАРОВА: «ФИЗИЧЕСКИЕ НАГРУЗКИ — ЭТО И ЕСТЬ МОЯ ДИЕТА»
Где опубликовано| © WomanHit.ru
Дата публикации| 2020-08-12
Ссылка| https://www.womanhit.ru/health-and-beauty/2020-08-12-solistka-bolshogo-teatra-svetlana-zaharova-zanimajtes-sportom-damy-igospoda-anemorite-sebja-golodom/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балерина рассказала, как ей удается не поправляться, посещает ли она косметологов и пластических хирургов



Для народной артистки РФ, примы-балерины Большого театра и этуаль театра «Ла Скала» Светланы Захаровой вопрос стройности и красоты — ее профессиональная ответственность. Поддерживать себя в форме, не посещая фитнес-центра и репетиционного зала, балерине удалось даже во время самоизоляции. Что же она делает для того, чтобы всегда оставаться на высоте, звезда поделилась с читательницами WomanHit.ru.

— Светлана, расскажите, как проводите это лето? Уже перестроились на новый образ жизни после самоизоляции?
— Как только стало возможным, мы с мужем отправились в отпуск. Провели неделю на Алтае, в потрясающем месте. Вернулись в Москву, и я приступила к работе. Постепенно входила в форму, готовилась к гастролям в Крыму, где в конце июля исполнила балет «Кармен-сюита». Это был первый выход на сцену после четырех месяцев без выступлений. Ещё в июле прошли съёмки проекта «Большой балет», где я уже второй раз выступила в роли ведущей. Это были 7 сложных, но незабываемых дня, полных сюрпризов.

— А вообще чему вас научила самоизоляция?
— Вся эта ситуация с пандемией, нахождением дома без работы, без привычного ритма жизни, без гастролей, без привычного заработка, в конце концов, сделала меня сильнее внутренне. На многие вещи и ситуации теперь смотрю совсем другими глазами. А ещё благодаря самоизоляции впервые в нашей семейной жизни был период, когда 24 часа в сутки, 7 дней в неделю мы все были рядом, под одной крышей. Никто никуда не спешил, не улетал, не уезжал. Это был большой подарок для моей семьи. Ранее о такой роскоши и мечтать не приходилось — больше двух недель всем вместе ни разу не удавалось провести.

— Во время карантина многие признались, что не имели возможности ухаживать за своей внешностью. Как вы решали этот вопрос?
— Я и раньше не была частым гостем салонов красоты. Но признаюсь, что в момент самоизоляции много времени отводила на уход за лицом и волосами в домашних условиях. Из шкафа достала все, что было куплено ранее, но так и лежало нетронутым. Это всевозможные маски для лица и волос, разная косметика — наконец- то пришло время все это испытать в деле. Люблю корейские шампуни и маски для волос, использую их при первой возможности. Так что сейчас я точно знаю, что в следующий раз буду заказывать или покупать для домашнего ухода.

— Артистке всегда надо выглядеть хорошо. Расскажите, как ухаживаете за своим лицом.
— Сейчас много прекрасной декоративной косметики, которую я использую для макияжа на сцене. Таким образом лицо не портится от грима, как это было когда-то у старшего поколения. Поэтому сегодня артистам гораздо легче следить за состоянием кожи лица. Главное — определиться, что именно тебе подходит. Аппаратную методику для лица я еще не пробовала. И уколы красоты не колола, поэтому не могу дать никаких рекомендаций по этому поводу.

— Как относитесь к пластическим операциям?
— Сама я у пластических хирургов не была, но спокойной отношусь к этому вопросу. Главное, чтобы женщины чувствовали себя комфортно и уверенно, если идут на пластику. Это ведь в большей степени личные комплексы, от которых таким образом можно избавиться и стать немного увереннее в себе. Единственное, что хочется сказать: главное в этом деле — вовремя остановиться.

— Ну и конечно, не можем не поговорить о вашей потрясающей фигуре. Признайтесь, вы пробовали какие-то диеты в своей жизни?
— Моя фигура позволяет мне не сидеть на диетах. Физические нагрузки — вот это и есть моя диета. Так что занимайтесь спортом, дамы и господа, а не морите себя голодом. Сейчас в интернете можно найти очень много предложений заниматься дома, когда тренер дает нагрузку на различные части тела, в зависимости от проблем. Накачать мышцы, подтянуть живот можно, не покидая пределы квартиры. Признаюсь, сидя дома в изоляции, когда нагрузка была минимальная, я сама каждый день пользовалась такими тренировками. Выбрала для себя удобные упражнения и, помимо занятия у балетного станка, я использовала пилатес, очень полюбила занятие с фитболом.

— Какого рациона питания вы сейчас придерживаетесь?
— Я практически не ем мяса. Хоть и не являюсь вегетарианкой. Могу себе позволить все, даже сладкое, шоколад, выпечку. Пожалуй, только от винодельческих напитков могу отказаться.

— Сами умеете готовить?
— Не часто готовлю. Это не моя стихия. Но люблю придумывать разные салаты. Ищу рецепты и вношу туда свои изменения на свой вкус. Всем очень нравится.

— Дайте профессиональный совет: как воспитать в себе силу воли, чтобы отказаться от вкусностей ради красивой фигуры?
— Если заниматься физическими нагрузками, то и силу воли не надо в себе воспитывать, чтобы от чего-то отказаться. Моя формула такова: съела лишнего — завтра в два раза больше отработала в репетиционном зале. И все. Поверьте, это работает!

— А как вы продолжали тренироваться и поддерживать форму, когда у вас были закрыты репетиционные классы?
— Поначалу сама занималась. У меня дома есть для этого все условия. Потом начали педагоги Большого театра давать утренний класс онлайн по расписанию. Так что со многими артистами встречались через экран смартфона. После этого мы созванивались с моим репетитором Людмилой Ивановной Семенякой и пробовали репетировать в домашних условиях. Она корректировала меня с экрана мобильного телефона.

— Сейчас спортзал актуален в вашей жизни или только балет?
— В обычном рабочем режиме у меня нет необходимости идти в спортзал. Нагрузки у меня более чем достаточные. А из всех видов спорта я очень люблю смотреть художественную гимнастику и фигурное катание.

— Ваша дочь такая же активная, как и вы?
— Да, это так. Во время карантина она занималась онлайн с тренером и своей группой. Я иногда ее только корректировала. Вообще она тренируется в центре художественной гимнастики Ирины Винер-Усмановой. Впервые центр провел соревнования онлайн, где Анюта в своей возрастной категории завоевала 1 место. Это был уникальный опыт, а для всех девочек — большой стимул тренироваться и готовиться к соревнованиям.

— Признайтесь, вам часто удается высыпаться с таким графиком?
— Не всегда, конечно же. Но вопрос сна действительно очень важен: он влияет и на внешний вид, и позволяет оставаться в форме. Я — сова, ложусь поздно, но лучше всего я себя чувствую, когда удается поспать не менее 8 часов.

— Если в целом резюмировать: в чем секрет вашей красоты?
— Генетика очень важна, безусловно. В этом плане мне повезло. В остальном, как учила меня мама: за собой надо с юности следить, а ухаживать в любом возрасте.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 2:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081206
Тема| Балет, проект "Большой балет", Персоналии, Алексей Михеев
Автор| Беседовала Юлия Шишкина
Заголовок| Закулисье «Большого балета»: саратовский солист Алексей Михеев раскрыл тайны популярного телешоу
Где опубликовано| © Бизнес-вектор
Дата публикации| 2020-08-11
Ссылка| https://www.business-vector.info/bolshoj-balet-saratovskij-solist-105849/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Cолисты Саратовского театра оперы и балета Алексей Михеев и Кристина Кочетова стали участниками очередного сезона шоу «Большой балет» на телеканале «Россия-Культура». На днях артисты вернулись из Москвы.

На две недели на съемки в Москву съехались восемь пар из Санкт-Петербурга, Воронежа, Екатеринбурга, Красноярска, Саратова, республик Бурятия, Коми и Башкортостан. Информация о победителях проекта до премьеры держится в строгом секрете, но Алексей Михеев рассказал «Бизнес-Вектору» о закулисье популярного шоу.

Про отбор

Я всю жизнь в балете, это 17 лет из моих 35. Вся моя профессиональная жизнь связана с Саратовским театром оперы и балета. Недавно я получил звание Заслуженного артиста России. С Кристиной Кочетовой мы танцуем в паре лет пять-шесть. Как мы попали на шоу? Нас пригласила наша хорошая знакомая – танцовщица, талантливый современный хореограф Софья Гайдукова.

Она ставила в нашем театре танцы для гала-концерта «Во власти мюзикла». Мы много общались на репетициях, подружились. В этом году Софья выступает куратором шоу «Большой балет». Зная наши с Кристиной способности и возможности, предложила: «Ребята, не хотите поучаствовать?». Мы согласились.

На подготовку у нас было не более трех недель. Сложности добавляло и то, что до этого мы, артисты балета, как вся страна, третий месяц пребывали в самоизоляции. Я толком не тренировался, мышцы отвыкли от привычной нагрузки. Словом, мы оба были не в самой лучшей форме. Но решились на этот марш-бросок – приняли вызов.

Про поддержку

Нас вдохновляла дома и на съемках в Москве и помогла подготовить программу прекрасная саратовская балерина с огромным опытом Вера Шарипова. Огромное ей спасибо! Мы также благодарны директору нашего театра Алексею Комарову и его команде (в том числе, Алексею Поленову), которые взяли на себя все вопросы (организационные и финансовые), чтобы мы могли спокойно готовиться.

Сейчас здание Саратовского театра оперы и балета закрыто на ремонт, но нам выдели там балетный класс для репетиций, техническое и музыкальное оборудование, костюмы. С соблюдением ограничений, масочного режима, но мы работали! Кстати, костюмы мы с трудом отыскали в ДК «Тантал», куда на время перевезли часть имущества саратовского оперного.

Про репетиции

Для шоу мы с Кристиной Кочетовой подготовили семь номеров – шесть репетировали в Саратове и один (для финала с участием всех пар) непосредственно в Москве. Кстати, пошив костюмов для этого общего выступления нам пришлось заказывать в столице, потому что наши саратовские пошивочные мастерские к тому времени уже не работали. Успели сшить за день до записи этого танца, которая состоялась 26 июля.

Номера у всех 8 пар-участников по условиям конкурса не повторялись. Мы с Кристиной, в основном, танцевали свой имеющийся репертуар. На «Большом балете» зрителе увидят в нашем исполнении адажио из балетов «Вешние воды» и «Сон в летнюю ночь», седьмой вальс из «Шопенианы».

Кристина Кочетова соло танцевала Флорину из «Спящей красавицы». Много сил было отдано па-де-де из балета «Щелкунчик». Кроме того, нам пришлось с нуля выучить для шоу номер «Реверберация» в жанре неоклассики. Для нас, артистов классического балета, это было невероятно сложно.

Там другие законы хореографии, другие поддержки, да все другое! Это был наш первый подобный опыт. С нами занимался современный канадский хореограф Гаррет Смит. Репетиции шли в режиме он-лайн с помощью zoom. Гаррет давал советы, консультировал. Пусть зрители оценят, удачным ли был тот эксперимент.

Про конкуренцию

На съемках в Москве мы общались со всеми парами-финалистами шоу. И все подружились – поддерживали друг друга, болели. Сложилась атмосфера здоровой конкуренции, без склок и интриг. Ведь мы все делаем, общее дело, нас объединяет балет.

Про тайну

До выхода шоу в эфир я не имею права называть имена победителей. Но эту тайну хранить не трудно. Если кто-то пристает с такими вопросами, я просто говорю: заплатите штраф 100 тысяч рублей, и я все расскажу. (Улыбается) Пока желающих не нашлось.

Про условия

Участникам шоу создали такие условия, что они могли сосредоточиться только на работе. Мы жили в прекрасном современном отеле «Марриотт» на Петровке, репетировали в театре имени Станиславского. Профессиональные стилисты, визажисты делали нас красивыми. Вся команда на шоу – режиссеры, операторы, ведущие, технический персонал – сработала отлично.

Про «Мосфильм»

Запись номеров шоу проходила в павильонах легендарной киностудии «Мосфильм». Помню, что там тщательно соблюдались все меры безопасности, положенные в период эпидемии. Команда шоу носила маски и перчатки, все пользовались санитайзерами, каждые два часа в помещениях устраивали уборку, мыли полы и т.д.

Я впервые оказался на «Мосфильме», там особая атмосфера: ведутся какие-то съемки, легко встретить известных людей. Помню, как шел в столовую, а мне навстречу – Константин Хабенский, представляете! Я глазам не поверил. Не знаю, куда он направлялся. Снимался где-то или по другим делам шел, не решился спросить.

Сказал только «Здравствуйте!», и он в ответ поздоровался. А еще встретил там популярного киноактера Игоря Хрипунова. Вот с ним мы немного пообщались. Я рассказал, что тоже имею отношение к искусству, артист балета, что мне нравится, как он читает Бродского и пр. Мы даже сфотографировались.

Про впечатления

Мы трое – Кристина Кочетова, Вера Шарипова и я – провели в Москве две яркие недели. Да, конечно уставали, но это была здоровая усталость от качественно сделанной работы.

Когда все закончилось, и я вернулся в Саратов, то даже почувствовал некоторое опустошение в душе. Привык в столице к напряженному ритму, бешенной энергетике, адреналину, куражу, которые мы поймали на шоу! Это заразительное и классное состояние, с которым жаль расставаться.

Про велотренировки

В Саратове мы, артисты, по-прежнему находимся в режиме удаленной работы. Ждем, когда разрешат приступить к репетициям и откроют театры для зрителей. Я стараюсь поддерживать себя в форме. Например, часто выезжаю на велосипедные прогулки, наматывают километры по улицам города, чтобы мышцы получали нужную нагрузку. Мечтаю поскорее вернуться в родной театр, И, конечно, жду премьеру «Большого балета» на телеканале «Культура» этой осенью. Надеюсь, мы удивим зрителей.


Справка БВ. Конкурс «Большой балет» в этом году судили признанные в мире хореографии и балета эксперты – Диана Вишнева, Фарух Рузиматов, Алексей Мирошниченко и Денис Матвиенко. Жюри предстояло выбрать четверых победителей в номинациях «Лучший танцовщик», «Лучшая балерина» и «Лучший дуэт» и вручить им главную награду проекта «Большой балет» — изящную статуэтку Хрустальный пуант. Премьера очередного выпуска намечена на осень. Точное время эфира пока не известно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 6:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081207
Тема| Балет, МГАХ, БТ, Персоналии, Анастасия Звонкова
Автор| Беседовала Юлия Фокина
Заголовок| Шаг в будущее – на сцену Большого театра: Анастасия Звонкова
Где опубликовано| © LOCALDRAMAQUEEN
Дата публикации| 2020-08-12
Ссылка| http://localdramaqueen.moscow/2020/08/bolshoi-theatre-newbie-zvonkova/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Все мы так много знаем об известных артистах и громких именах. Но почти ничего о тех, кто только начинает свой путь к творческим вершинам. LDQ будет знакомить вас с молодыми и перспективными артистами. Кто эти герои, скрывающиеся за новыми именами? Будущие звёзды, которым суждено гореть на театральном небосклоне долгие годы, или кометы, которые промчатся ярко и быстро, оставив лишь блеск за собой? Время покажет. А мы — расскажем. В лаконичном формате блиц-интервью.

Как часто и бывает, всё началось в раннем детстве: с пяти лет Настя по решению мамы начала заниматься в танцевальной студии для развития музыкальности и пластичности. Приятный детский досуг быстро перешёл в нечто более серьёзное и привёл её в итоге в Московскую государственную академию хореографии.

Но путь оказался не самым простым, ведь поступить удалось не с первого раза и не сразу в МГАХ. Но, наверное, это и есть судьба. Поступив сразу в третий класс Красногорского хореографического училища и проучившись там год, Настя ещё раз сделала шаг в сторону московской Академии. И в этот раз всё получилось.

Да, всё-таки судьба, ведь именно выходя на сцену, Настя понимает, что счастлива и это её место: «Я чувствую энергетику зрителей и понимаю, что и они чувствуют мою энергетику!».

Очень выразительная и артистичная, вдумчивая, продолжающая постоянный рост и саморазвитие, с невероятной теплотой говорящая о годах учёбы в Академии. И нет ни малейшего сомнения, что у неё всё получится!

Что Вас вдохновляет?
Талантливые люди

Я никогда не решусь на…
Прыжок с парашютом

Самое большое достижение
Ещё впереди

Кумир из настоящего
Мои кумиры – это мои педагоги!

Кумир из прошлого
Михаил Фокин – новатор, человек, всю жизнь шедший «против течения»

Идеальный ужин. С кем?
С любимым

Не могу не улыбнуться, если…
Вижу свою младшую сестру

Партия мечты
Есть очень много партий, которые я мечтала бы исполнить, но одна из самых давних и заветных – «Цыганский танец» из балета «Дон Кихот» в хореографии Касьяна Голейзовского. И я могла бы его уже исполнить на гос. экзамене…

Самое яркое воспоминание за годы учёбы
Первый сольный выход на сцену Академии с современным номером, поставленным для меня солистом Большого театра Георгием Гусевым. Это и мой первый успех на сцене Академии.

Казус
Опоздала на самолёт, приехав в аэропорт за четыре часа до вылета.

Самое сильное во мне – это…
Артистизм

Недостаток, с которым я борюсь – это…
Импульсивность

Без чего Вы не готовы выйти из дома?
Без уверенности в том, что закрыла дверь

Любимый фильм
«Молодость» Паоло Соррентино

Идеальный день
Когда успела сделать все, что запланировала

Любимая книга
«Три товарища» Эриха М. Ремарка

Ожидания от ближайшего будущего
Скорейшее снятие всех ограничений и возвращение к нормальной жизни. Скучаю по творчеству и с нетерпением жду встречи с театром.

Удача или упорство?
Удача никогда не приходит без упорного труда.

На какого мультипликационного героя Вы похожи?
Моя сестра сказала, что я – девушка главного героя из мультфильма «Рататуй».

Самый страшный кошмар
Одиночество

Весна или осень?
Весна! Свежесть, новое рождение природы… Ну, и мой день рождения весной!

Первая мысль сегодня утром
Хватит мечтать, пора заняться делами!

Перед сном книга или музыка?
Музыка

Любимый балет
У меня их три: «Золотой век», «Герой нашего времени» и «Укрощение строптивой».

Путешествие мечты
По Италии

Если бы не удалось попасть в МГАХ, то…
Закончила бы школу с золотой медалью и поступила в университет.

Ради успешной карьеры я готова пожертвовать…
Самым ценным, что есть у человека – временем.

Ритуал, который придаёт уверенности перед выходом на сцену или важным событием
Глубокий вдох, выдох… Вперёд!

В самом раннем детстве я мечтала стать…
Врачом, ведь мои родители врачи. Белые халаты и книги по медицине окружают меня с детства.

Опасения, связанные с отменой выпускных экзаменов
Остаться без работы, ведь выпускные экзамены для нас – это шанс показать себя, кто мы такие и на что способны.

Первая мысль, когда я узнала, что меня пригласили в труппу Большого театра
Это невозможно! А потом слёзы счастья и захватывающие мысли о предстоящей новой жизни в театре.

Ощущения сейчас
Сейчас я жду-не дождусь, когда мы начнём свой первый творческий сезон.

Я никогда не пробовала, но очень хочу…
Заняться сёрфингом

Как бы Вы продолжили «Отчего люди не…»?
Могут успеть всё

Что для Вас «счастье»?
Счастье для меня – это возможность быть на сцене, танцевать и делиться со зрителем своим искусством.

==========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 8:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081208
Тема| Балет, ГАТОБ им. Абая, Персоналии, Гульжан Туткибаева
Автор| корр.
Заголовок| Балетная труппа ГАТОБ им. Абая на утреннем уроке. Карантин по коронавирусу
Где опубликовано| © информационное агентство Kazakhstan Today
Дата публикации| 2020-08-12
Ссылка| https://www.kt.kz/rus/gallery/baletnaya_truppa_gatob_im_abaya_na_utrennem_uroke_1377902999.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Блиц-интервью с главным балетмейстером ГАТОБ, Народной артисткой РК Гульжан Туткибаевой о балете в период коронакризиса, предстоящих премьерах и о возможности находить выход из любой ситуации. Kazakhstan Today


- Гульжан Усамбековна, сегодня в связи с коронакризисом творческие коллективы переживают нелегкое время. По всему миру остановились спектакли. Расскажите, пожалуйста, как в этих условиях продолжает жить, работать и давать концерты театр, в частности, балет?

ГТ
- Действительно, мы сейчас находимся в очень сложной ситуации, но в этой сложной ситуации находится весь мир и все сферы деятельности людей, конечно, так или иначе изменились, у кого-то очень сильно, радикально, у кого то - может быть менее, это у кого изначально род деятельности связан с онлайн работой. Для нас, конечно же, для балетного мира, людей, которые имеют непосредственный контакт и общение с людьми в работе и тем более со зрителем, это очень и очень сложно. В настоящее время, мы как бы официально вышли из отпуска. Мы конечно пережили этот карантин, чрезвычайную ситуацию, когда был очень строгий карантин. Но мы, во-первых, не прекращали свою работу, мы постоянно были на связи со своими артистами, с руководством театра. Мы продолжали онлайн проекты. Мы продолжали действительно держать контакт с нашим зрителем. В настоящее время мы всё равно работаем в балетном зале, конечно неполным составом. Есть люди, которые действительно - и это нормально - боятся, переживают, что они могут заболеть. Может быть даже некоторые артисты, не знаю там, молодёжь, могут воспользоваться ситуацией, это сложно конечно всё, работа с людьми, но в основном, конечно, у нас очень хороший коллектив, я своими артистами очень довольна, они очень творческие, они хотят работать, очень сильно хотят, они практически каждый день звонят, хотя знают общую ситуацию у нас в стране. Все следят, все общаются с интернетом, тем не менее, каждый день или почти каждый день они мне пишут или звонят с вопросом, когда у нас начнется нормальная работа? Конечно, я не могу ответить на эти вопросы, но мы планируем, во-первых, сейчас входить в форму основным костяком. Сейчас еще у нас артисты по желанию работают, но я думаю что если будет действительно послабление карантина, которое действительно ждём, конечно же с соблюдением всех требований и действительно с соблюдением безопасности, потому что от этого зависит жизнь и каждого члена нашего общества и вообще всех людей нашей Республики, и во всем мире.

Премьеры

У нас есть проекты, которые мы не можем остановить - это премьеры новых спектаклей. К сожалению, даже артисты говорят: а в апреле бы у нас уже состоялась премьера балета «Корсар». У нас во время пандемии все равно шла работа, у меня лично с концертмейстером, с дирижером. Когда позволялось, можно было встречаться составом не более 3-х человек, мы разработали музыкальную концепцию этого спектакля. Она в принципе у нас готова и даже один номер балетный массовый с моим коллегой, с моим помощником, педагогом-репетитором сочинили, подготовили для работы с артистами, уже (проведена) такая подготовительная работа. Ну сейчас планируем, нам хотелось бы, наверное, через неделю с артистами, может быть не со всеми, соединиться, начать работу и, если позволят нам условия и вся ситуация, мы, конечно, хотим всё равно выпустить наш спектакль «Корсар», пусть даже без зрителей. То есть в костюмах, с декорациями и со светом и представить нашему зрителю, предположим, онлайн.

«Корсар»

Дело в том,что уже декорации и костюмы почти готовы. Мы очень тесно работали и работаем с художником Туяковым. К этому спектаклю у нас вообще предполагался итальянский балетмейстер-постановщик и итальянский художник-сценограф, но пандемия поставила нам свои условия, нам пришлось быстро поменять решение. Я считаю, что мы не растерялись и приняли решение: значит, всё равно сценографию итальянского художника взяли за основу, ее разработали, нам помогает художник Туяков, он адаптировал и вошел вовнутрь всей технологии эту очень сложную во всем инженерию и всё объяснил всем цехам и там работа уже вовсю идет, и там осталось не так много. По костюмам у нас ситуация тоже она началась – шьется, но, видите, там тоже есть такие моменты, это понятно, что там какие-то базы открываются, не открываются, но все равно мы надеемся и планируем, что все равно это осуществим.

О новом сезоне

Я думаю, что сейчас мы все равно будем приступать и осенью, но я не могу сейчас точные сроки сказать, потому что это очень неблагодарное дело, особенно, в настоящий момент говорить какие-то чёткие даты, но всё равно, планируем осенью осуществить постановку нового балета «Корсар». То есть, постановка этого балета у нас шла очень давно, но мы будем делать новую редакцию, это будут совершенно новые декорации, костюмы и еще, как мы вышли из положения: сценограф итальянский предоставил нам только сценографию спектакля, а по костюмам у нас был... И вот наш друг, по-настоящему друг театра, народный художник России Вячеслав Окунев откликнулся, у него всегда очень много работы, даже вот в этой ситуации мы имеем с ним очень тесный контакт и он откликнулся и предоставил нам свои костюмы, эскизы костюмов к спектаклю «Корсар». Мы работаем с ним тесно в том плане, что мы можем с ним что-то обсуждать, можем что-то менять, он настолько креативный, гибкий, он настолько понимает всю внутреннюю работу театра, все вот эти нюансы, конечно с такими замечательными специалистами, с такими мастерами, конечно, очень повезло работать и это прекрасно. Такие наши планы. Мы хотим продолжать работать, хотим, если нам разрешат, если снизят условия (карантина), мы хотим малочисленными спектаклями все равно выходить на сцену. То есть, у нас есть формат одноактных спектаклей, где не занято очень много народу и на сцену выходят то одни, то другие или там выходит максимум, например, если как принято называть, кордебалет, там 10 человек, не больше. Например, есть такой замечательный спектакль, как «Кармен-сюита» Альберто Алонсо. И это возможно, но, то есть опять же, с соблюдением определенных условий вот этой ситуации. Поэтому мы стараемся искать какие-то новые пути, переформатироваться, но мы не хотим останавливаться и вообще ничего не делать, опускать руки и говорить: ну всё, мы не знаем, что делать, мы не виноваты, это ситуация… Я думаю, что человек должен всегда уметь находить выход и надо смотреть только на позитивность и ну, конечно, понятно, что безопасность - это само собой, но, только вот с таким ощущением, человек в любой профессии и вообще в жизни, может чего-то достичь. Я считаю так.

========================================================================
ФОТОГАЛЕРЕЯ - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22325
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 12, 2020 9:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020081209
Тема| Балет, Парижская опера, Персоналии, Андрей Клемм
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Класс для тех, кто крутится и вертится
Парижскую оперу откроют только осенью

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 179(8233)
Дата публикации| 2020-08-12
Ссылка| https://rg.ru/2020/08/12/andrej-klemm-rasskazal-rg-o-perspektivah-baleta-parizhskoj-opery.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В начале пандемии мир повергли в шок заявления директора Парижской оперы Стефана Лисснера о том, что один из самых мощных и именитых театров мира откроется только после Нового года, а осенью пройдет ремонт, планировавшийся в 2021 году. Несколько месяцев спустя стратегия выглядит оправданной. Но артистам все же не придется ждать выхода на сцену еще полгода. О том, как выглядит ситуация изнутри, "Российской газете" рассказал педагог балетной труппы Парижской оперы Андрей Клемм.


Вот так и проходили эти самые необычные в мире балета уроки. Андрей Клемм - справа. Фото: Мария-Елена Баклей

Правильно ли сказать, что Парижская опера попала в "карантин" раньше всех - ведь в течение нескольких недель перед Новым годом все спектакли были отменены из-за забастовки профсоюзов, руководство отчитывалось о миллионах евро убытков?

Андрей Клемм:
Во время забастовки классы, репетиции и прогоны спектаклей, включая сценические, продолжались. Все работали с утра до вечера в полную силу. Отменялись только спектакли. Официально забастовка закончилась 31 декабря и нормальная жизнь возобновилась: одна часть труппы танцевала программу Баланчина, а другая уехала на гастроли в Японию. Гастроли шли уже после того, как объявили пандемию, но японцы и наша дирекция смогли все организовать так, что ничего не отменилось. Когда мы вернулись в Париж, было предусмотрено две недели выходных. После них работа уже не возобновилась.

Через несколько дней я увидел, что Национальный балет Нидерландов, Английский национальный и другие ведут онлайн-уроки. Я почувствовал, что надо что-то делать. Выложил один из дисков с записью своего класса в YouTube, чтобы все желающие могли заниматься станком. И одновременно сделал рассылку по внутритеатральной почте, доступ к которой есть у всех сотрудников. Мне посыпались благодарности, а потом пришло сообщение от Орели (Дюпон, руководитель балетной труппы Парижской оперы): нужно попробовать давать класс для компании через интернет. К этому подключились наши службы, был составлен четкий план. Всем артистам выдали профессиональный линолеум для занятий.

Предварительно я опробовал все на друзьях - дал несколько классов через скайп, зум, чтобы понять, как это функционирует. Конечно, так работать тяжело, потому что не чувствуешь людей, не видишь их как следует, не дотронешься, не поправишь. Но, что это был ежедневный класс. И мы почувствовали, что мы все вместе и можем продолжать работать. И когда нам разрешили вернуться в театр, я даже удивился, в какой все хорошей форме. В таком состоянии мы могли бы собрать спектакль.

А когда разрешили вернуться?

Андрей Клемм
: После того как разрешили выходить на улицу, многие полуподпольно начали заниматься в частных танцевальных студиях, а потом мне пришла идея проводить класс прямо на воздухе, на мосту Сольферино перед музеем д'Орсэ. Сделали красивую съемку, трансляцию, которую выложили на YouTube. На днях разговаривал с Изабель Герен (легендарная этуаль Парижской оперы), которая живет сейчас в Америке и была гораздо дольше нас заперта в своей квартире. Она сказала, что делала с нами этот класс, и ей казалось, что она в Париже.

Какие сейчас перспективы у балета Парижской оперы?

Андрей Клемм:
Расписание на первый месяц уже есть. Опера Гарнье (историческое здание Парижской оперы) официально закрыта до 31 декабря. Нынешней ситуацией воспользовались, чтобы поменять сценическое оборудование - это давно планировалось провести, только сделают это на год раньше. Этой сценой мы пользоваться не сможем, занавес будет закрыт. Но уже на 17 сентября там запланирован первый спектакль - перед занавесом, над оркестровой ямой, построят просцениум. Если все пойдет по плану, балет будет показывать на нем две программы - современную и классическую, видимо, собранную из па де де. В Опера Бастий (вторая сцена Парижской оперы) спектакли начинаются 22 ноября блоком "Баядерки". Одновременно должны показывать оперы "Травиата" и "Кармен".

Хорошая идея - проводить мастер-класс прямо на мосту Сольферино перед музеем д’Орсэ

Известно ли, как будут функционировать массовые коллективы? Как вообще изменятся условия работы?

Андрей Клемм:
Сезон был очень тяжелый. Всем хочется скорее опять выйти на сцену - это главное предназначение артистов. С одной стороны, все сейчас выглядит зыбко, мы ждем, будет ли вторая волна коронавируса. С другой, пока что я неопределенности не чувствую: нам очень повезло, что наши зарплаты не были урезаны, и все эти месяцы все действуют по разработанному плану, он есть у каждого сотрудника.

Справка "РГ"

Москвич Андрей Клемм стал вторым русским балетным педагогом, за 350 лет попавшим в недра Парижской оперы. Его уроки основаны на русской школе и опыте исполнения западной хореографии.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 04, 2020 7:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 2 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика