Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-07
На страницу Пред.  1, 2, 3
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 10, 2020 8:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020073208
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Екатерина Сюрина, Чарльз Кастроново
Автор| Аделина Ефименко
Заголовок| ЕКАТЕРИНА СЮРИНА И ЧАРЛЬЗ КАСТРОНОВО:
НОВЫЕ ИДЕИ РОЖДАЮТСЯ ОТ СПОНТАННОГО ОБЩЕНИЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2020-07-31
Ссылка| http://muzlifemagazine.ru/ekaterina-syurina-i-charlz-kastronovo/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Музыкальная жизнь Германии начала оживать. Баварская государственная опера уже приглашает именитых гостей. В популярной программе театра, названной «Концерты по понедельникам», выступил известный семейный дуэт – российская сопрано Екатерина Сюрина (ЕС) и американский тенор Чарльз Кастроново (ЧК). Их артистизм, оригинальность интерпретаций оперной классики заслужили высокую оценку критиков и искреннюю любовь публики. Музыковед Аделина Ефименко (АЕ) пообщалась с певцами в Мюнхене.

АЕ После ослабления карантина вы решились приехать из Берлина в Мюнхен, чтобы выступить на сцене Баварской государственной оперы. Это ваш первый концерт, или вы уже бывали в других городах?

ЕС В Берлине мы участвовали только в онлайн-концертах. Нас приглашала Немецкая опера. Но после того, как мы спели пару дуэтов онлайн, последовало одновременно два приглашения из Баварской и Берлинской оперы. Между концертами мы успели вернуться из Мюнхена, а на следующий день уже участвовали в гала-концерте в Берлине.

ЧК Нам удалось удачно совместить эти две программы, и на приглашение в Мюнхен мы откликнулись мгновенно. Очень любим этот город. Но в пути были осторожны. Официально уже были открыты дороги, расписание поездов стабильное. Старались соблюдать все меры предосторожности. Однако пять часов в поезде в масках – испытание не из приятных.

ЕС Баварская опера пригласила нас выступить вдвоем. Ведь я и Чарльз – одна семья, живем вместе и не обязаны соблюдать дистанцию на сцене. Поэтому мы могли разыграть сценки из любимых опер. Перед концертом около часа порепетировали с нашим пианистом и успели согласовать все детали – динамику, темпы, вступления.

ЧК Но все-таки очень странное ощущение – выступать почти в пустом зале. Партер был совершенно пустым.

ЕС И было ощущение, что все, что нас окружает, – это и есть спектакль. Операторы предупредили нас, что будет очень мало людей, и предложили не смотреть в зал, а поиграть «на камеру».

ЧК Камеры расположили в трех разных точках, поэтому можно было варьировать движения и жесты. В общем, получился очень интересный эксперимент.

ЕС Ощущение очень сильное, когда мы, наконец-то, снова вышли на сцену – впервые после трехмесячного карантина! Наш концерт в Мюнхене – незабываемое событие, непередаваемая радость! Все как будто снова стало на свои места. Опять репетиции, опять выступления и аплодисменты.

АЕ В сольной программе Баварской оперы из серии «Концерт по понедельникам» вы были «сами себе режиссер». Принцип взаимосвязи арий и дуэтов отличался от обычных гала-концертов. Прослеживался некий мини-сюжет о любви и доверии, грусти и прощании. Вы сознательно готовили программу как семейный дуэт?

ЕС Мне очень приятно, что вы это заметили. Мы обдумывали программу из дуэтов. Потом решили добавить сольные номера.

АЕ Первоначально программу должна была открывать ария Вертера из оперы Ж.Массне.

ЧК Да, но потом решили, что лучше начать с дуэта Ромео и Джульетты. Это большая лирическая сцена, позволяющая слушателям постепенно погрузиться в прекрасный мир музыки. Сольные номера чередовались с дуэтами: ария – дуэт – ария – дуэт. Мы включили арии Вертера, Микаэлы, Макдуфа и Лиу.

ЕС Мы заботились и о паузах. После длительной карантинной паузы голоса нуждаются в передышке между номерами. Наша мюнхенская программа завершалась дуэтом Родольфо и Мими, так как мы совсем недавно исполняли этот дуэт в постановке «Богемы» в Ковент-Гардене. Замечательный финал! Мы уходим со сцены, взявшись за руки, точно так же, как наши герои, прощаясь с публикой и с этим прекрасным залом.



АЕ И в надежде на скорую встречу, не так ли? Никто пока не знает, как будут выживать театры с таким ограниченным контингентом зрителей. Не кажется ли вам преувеличением такое предельное ограничение – в зале на 2101 место допущено всего 50 слушателей?

ЕС Пятьдесят человек – это смешная цифра. Но это только первые шаги выхода из карантина.

ЧК Пятьдесят зрителей – показатель предосторожности и нежелания дирекции оперного театра вступать в дебаты с правительством Баварии. Конечно, можно рассадить в зале и на балконах на расстоянии более 5-10 метров большее количество зрителей. И потом постепенно его увеличивать.

ЕС Для нас и такая публика – уже огромная радость. Мы оба верим, что вирус скоро исчезнет с лица земли. Но Чарльз думает, что все будет по-прежнему, а я – выходец из России – прогнозирую, что обратного пути нет. Все будет по-другому: появятся новые взаимосвязи, новые жанры. Пока не знаю, какие, но оперы в таком виде, как в предыдущие годы, уже не будет. Если возврат произойдет, то не сразу. Потребуется несколько лет.

АЕ Какую пользу извлекли вы, ваша семья, ваши голоса из периода вынужденной изоляции?

ЕС Во время карантина мы находились дома, в Берлине, и очень много занимались, особенно Чарли, который разучивал новые партии. На первых порах было сложно репетировать. Пианист не мог нас посещать, я вызвалась помочь и подпевала мужу в дуэтах. Для меня это была двойная голосовая нагрузка, так как эти партии в будущем я не буду петь на сцене.

ЧК Но было очень приятно поработать вместе. Когда все оперные театры закрылись, у нас возникло ощущение, что наша профессия исчезла. Чтобы заполнить эту пустоту, мы проводили домашние концерты в обществе знакомых, соседей и друзей.

ЕС В любой ситуации имеет смысл выступать перед публикой с подготовленной программой, ведь если поешь для себя, то постоянно вникаешь в детали. Вообще, наши занятия подобны тренировкам спортсменов, которые перед выступлением на Олимпиаде разрабатывают технику. А мы прогоняем репертуар, готовим новые роли, читаем партитуры. Семейных обязанностей тоже добавилось во время карантина. Все оказались перед лицом новой ответственности.

ЧК В интересное время живем! На родительские плечи взвалилась home sсhool. Дети не ходили в школу, и мы занимались с ними дома – контролировали домашние задания, организовывали день. Иногда приходилось заставлять. За детьми нужен глаз да глаз. А бытовые занятия всегда приносят мне радость. Всей семьей выезжаем на природу. Детей надо почаще отрывать от компьютерных игр. Большая разница сейчас между поколениями: мы выросли, играя в футбол на улице, а новое поколение не представляет существования без компьютеров.

АЕ Вернемся к вашему концерту. Вдвоем вы выступали в лучших театрах мира: Метрополитен-опере, Ковент-Гардене, Венской, Парижской, Берлинской опере. Какую роль в этом престижном перечне играет для вас Баварская опера?

ЕС Пожалуй, одну из самых главных. С огромным удовольствием выступаем на этой сцене и всегда с нетерпением ждем новых приглашений. Баварская опера предлагает интересные кооперации. Прекрасных певцов, стремящихся выступать на этой сцене, очень много, и мы очень рады, что подписали контракты на год вперед. Баварской опере повезло с руководителем. Николаус Бахлер – глубокий знаток музыки и любит певцов с ярко выраженным актерским мастерством. Ведь он – человек театра.

ЧК Он нас ценит не только как певцов, но и как отличных актеров. Поэтому в Мюнхене чувствуем себя как дома. Очень уютный город и не такой огромный, как Нью-Йорк или Париж. У нас сложились дружеские отношения со всем коллективом, с коллегами-певцами, с работниками сцены.

ЕС Мне кажется, что нас здесь любят и ждут. В будущем планируем часто приезжать в Мюнхен. Бавария нас притягивает и живописной природой: потрясающие горы и озера вокруг.



АЕ Имена любимых певцов притягивают слушателей. Каково ваше отношение к «магии имени» – имени «звезды»? Какая субординация «имен» важнее в опере: композитор – певец – режиссер – дирижер?

ЕС Мы не задумываемся над нашим «звездным» статусом. У нас нет ни личного администратора, ни шофера. Никто не встречает нас в аэропорту и не размещает в отелях. Жизнь артиста сложна: постоянные переезды, смена часовых поясов, в дороге то и дело сталкиваешься со стрессовыми ситуациями. Я путешествую как мать с двумя детьми, часто без мужа. Организация поездки, чемоданы – все на мне. Если Бог дал талант, красивый голос, и удачно сложилась карьера – без самопожертвования не обойтись.

ЧК Меня и Катю никогда не покидает уверенность в том, что нас окружают близкие по духу люди, болеющие за искусство. Мы все помогаем друг другу. Это очень важно в такой сложной профессии. Дело не в «имени» и не в субординации.

АЕ Однако в эпоху режиссерской оперы функция певцов оказалась подчиненной. Важна концепция режиссера, а певец – исполнитель его воли. В каких случаях вас захватывает в первую очередь театр, а не вокал? Изобилие новых актерских заданий помогает или мешает глубже раскрыть образ?

ЕС С режиссерами мы знакомимся во время работы над новой продукцией. Я – приветливый человек по натуре. Когда начинается подготовка к новому спектаклю, понимаю, что работаю в первую очередь ради публики. Ведь люди приходят в театр отдохнуть от обыденных проблем, а мы пытаемся их немного встряхнуть, развеселить и, быть может, натолкнуть на размышления. Считаю, что наше искусство должно быть легким и без фанатического отношения к дирижерам или режиссерам. По-моему, все должно происходить, как в школе. В работе с мудрыми коллегами – режиссерами или дирижерами – получаешь новые знания, набираешься опыта, как у хорошего преподавателя, и передаешь знания дальше молодым коллегам. Выдерживать колоссальную концентрацию помогают хорошие взаимоотношения, что исключает интриги и недоразумения.

ЧК В процессе подготовки новой продукции все равны – артистические директора, певцы, репетиторы, артисты хора, оркестранты, режиссеры, технические работники сцены. Ведь мы все стремимся к наилучшему результату. Важен также кураж, чувство ответственности перед коллегами и любовь к публике.

ЕС Зритель это чувствует и отвечает взаимностью – любовью на любовь. Пресловутая «звездность» мешает в нашем деле. Мы сотрудничаем со многими выдающимися режиссерами. Люди из культурно-артистических отраслей не всегда отличаются легким характером. У каждого – свои представления о мире искусства, комплексы, страхи. Хорошо, когда режиссеры и дирижеры знакомы с природой вокала, учитывают, что одно и то же произведение в исполнении разных певцов звучит по-разному. Ведь каждый певец имеет право на собственную интерпретацию образа, каждый имеет свой тембр, внешность, характер.

ЧК Режиссеры, дирижеры и певцы должны быть в работе очень гибкими людьми. Часто приходится идти на компромиссы. Взаимопомощь – главное качество для всех, чтобы сделать яркую постановку. Спектакль – это игра, в которой закручены в один клубок все вместе – и певцы, и режиссеры, и оркестровые музыканты.

ЕС Настоящим можно считать спектакль, если публика получила неописуемое наслаждение, артисты сплотились так, что готовы друг за друга в огонь и в воду. Не всегда так удается, но в моей жизни были такие спектакли. Вспоминается «Любовный напиток» в Париже с Лораном Пелли. Физически было трудно. Надо было прыгать в солому, ездить на мопеде, переключать скорости. Но всему можно научиться и отрепетировать. Актеры как дети! Когда дети увлечены игрой, ни времени, ни усталости они не замечают. Оторвать их от любимого дела невозможно. Но бывает сложно, если режиссер требует действий, которые непонятны, и не объясняет, что имеется в виду. В таких случаях помогает опыт. Моя мама – драматическая актриса, а я училась в Российском институте театрального искусства (ГИТИС) в Москве, и мне очень повезло с замечательными педагогами. Поэтому к режиссерам у меня такое же отношение, как и к педагогу. Я люблю общаться, понимать и дискутировать. Такого же мнения придерживались Елена Образцова, Ирина Архипова и многие певцы старшего поколения. Они имели больше свободы, чем мы. Но, несмотря на все сложности, главное, чтобы зритель после спектакля чувствовал возрожденное чувство любви к театру, к музыке и к нашему искусству.



ЧК А я люблю работать с режиссерами, которые дают простор фантазии, доверяют творчеству вокалиста. Сам я всегда прислушиваюсь к советам: что улучшить или изменить. Благодаря такому общению возникают удивительные моменты импровизации. Тоталитаризм в режиссуре себя не оправдывает. Например, сейчас популярна сценическая хореография, видеодизайн. Но представьте: солист исполняет свою арию, а на сцене происходит нечто отвлеченное, рассеивающее внимание публики. В таких случаях не удается органично выстроить линию развития персонажа. Исполняя ту или иную партию, особое внимание придаю жестикуляции, которая должна вырастать из интонации и настроения сцены и подчиняться смыслу музыки. Мне важно, чтобы зрители эти жесты не упустили.

АЕ Оперная публика условно делится на слушателей и зрителей. На какую публику ориентированы ваши интерпретации?

ЕС Я предпочитаю публику, которая хорошо разбирается в оперном искусстве и любит вокал, тембровое разнообразие голосов в опере. Но опера – это также театр и зрелище. Театр увлекает меня не меньше. Я люблю работать над образом, перевоплощаться, быть разной – роковой, печальной или жизнерадостной. Имея возможность работать в разных постановках, всегда заново воссоздаю образы Сюзанны, Памины, Микаэлы, Донны Анны. Важно, чтобы публика оценила не только вокал, но и постановку. Вот почему важно быть в согласии с режиссером.

АЕ По-видимому, реакцией «выживания» в период всемирного постпандемического кризиса станут новые формы общения артистов с публикой. В каких новых формах музицирования вы хотели бы принимать участие?

ЕС В периоды кризисов всегда появляется что-то новое. Например, уже очень популярны виртуальные соло, дуэты, ансамбли и хоры, концерты на балконах. А уличные концерты существовали всегда. Мы с энтузиазмом выступали на свежем воздухе – организовывали out door концерты. В нашем доме живет женщина-скульптор. Она финансово пострадала от закрытия выставочных залов и тоже начала проводить выставки на открытом воздухе. Я ей предложила придумать новый проект: подготовить вечер на тему синтеза музыки и скульптуры, для которого я и Чарли составим музыкальную программу.

ЧК Вроде social event, творческой встречи с участием публики. Главное, что мы можем и хотим творить. Новые идеи рождаются от спонтанного общения творческих людей. Оперным театрам тоже следует задуматься над проектами на открытом пространстве. В будущем пиком рабочего сезона нужно сделать август и перенести каникулы на холодное время года.

АЕ В Берлинской опере уже показали сокращенный вариант «Золота Рейна» и «Валькирии» на открытом воздухе…

ЕС В этом направлении у меня есть еще одна идея. Свои диски с записями романсов я предлагаю обработать нашим друзьям-мультипликаторам. Под музыку можно создавать видеоклипы на 2-3 минуты. Любопытно, какие образы привидятся художникам под эту музыку? Эти проекты станут очень интересны и полезны для детей. Я выпустила новый диск и думаю над тем, как продвигать новый репертуар. Появились новые оперные партии в репертуаре. Планирую всеми этими проектами заняться летом.

АЕ Как вам представляется будущее вокалистов в целом после пандемии. Наверное, наше сознание изменится? Но изменится ли после этого мир? И если да, то как?

ЕС За новым витком развития нашего искусства вам – музыковедам и критикам – будет интересно наблюдать со стороны, исследовать, делать выводы. А нам предстоит вертеться в этом круговороте новой музыкальной жизни планеты. Я надеюсь участвовать во всех возможных новых проектах. По натуре я путешественница, и мне очень не хватает сейчас мобильности. Я люблю знакомиться с новыми людьми, общаться, обмениваться новыми находками. Чарли тоже общительный, но ему комфортно и дома. Он всегда поглощен работой в самых разных направлениях.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 13, 2020 1:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020073208
Тема| Музыка, Опера, театр Новая Опера, Персоналии, Дмитрий Сибирцев
Автор| Беседу вела Ольга Порошенкова, Вопросы Екатерины Чекунаевой
Заголовок| Интервью с директором театра
Новая Опера Дмитрием Сибирцевым

Где опубликовано| © ContraltoPeople — электронный журнал
Дата публикации| 2020 июль
Ссылка| http://contraltopeople.ru/dmitry_sibirtsev
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Побеседовали с Дмитрием Сибирцевым, директором театра "Новая Опера", о проблемах карантина, увлечении футболом, главных уроках детства, самых ценных наградах, "Евровидении", и "Голосе".

Не забыли и о парочке веселых историй!

Дмитрий — участник музыкальных и оперных фестивалей, лауреат конкурсов как лучший концертмейстер. Руководитель оперного фестиваля "Басы XXI века" и арт-проекта "ТенорА XXI века", в программах которого выступает как вокалист и пианист.


— Здравствуйте, Дмитрий Александрович. Не могу не спросить: как живет театр в кризис?

Да, этот вопрос сейчас задают все – и мне, и моим коллегам. Наш театр скоро уходит в отпуск, и полноценная работа начнется только после его окончания. Не может быть, чтобы ситуация с эпидемией поменялась в положительную сторону так резко. Поэтому, следуя предписаниям Роспотребнадзора, мы стараемся ограничить количество работающих в театре человек до минимума. Понимаю, что артисты устали и им хочется приступить к большим репетициям, но что поделаешь.

Я очень надеюсь, что в сентябре мы сможем принимать зрителей.

— Вы – представитель музыкальной династии. Не хотелось ли сделать «крен» и выбрать другой путь?

Действительно, хотелось. Я просил маму отвести меня в футбольную школу. Она поступила очень изобретательно: взяла с меня слово, что, если с футбольной школой не получится, она отведет меня в музыкальную – и привела меня в спортивную школу именно в тот день, когда она была закрыта.

Поэтому я, как и обещал, на следующий день пошел в музыкальную. Но я все равно хотел когда-нибудь стать профессиональным футболистом, и во время учебы в Уральской консерватории у меня получилось. Я профессионально играл в мини-футбол, и это было не только любимое дело, но и хорошая финансовое подспорье.

— Какие наставления Вам давали родители? Какой самый важный урок Вы получили в
детстве?


Сложно сказать о каких-то конкретных наставлениях – я просто наблюдал за родителями. У меня удивительно талантливая семья.

Моя мама не стала профессиональным музыкантом, но ее единственную из нашей семьи приняли в Центральную музыкальную школу по классу скрипки – у нее были действительно большие способности.

Мой дедушка, Александр Терентьевич Зуев, был выдающимся баянистом, и я до сих пор с удовольствием пересматриваю кино, в котором слышу его игру: фильмы Пырьева, других замечательных режиссеров. Дедушка резко ушел из профессии, когда пришел срок, – я думаю, это не мой путь. Он хотел просто пожить для себя, отдохнуть, хотя в более молодые годы был трудоголиком.

Трудолюбие мне передалось и от отца, выдающегося певца Александра Сергеевича Сибирцева. Главный принцип его работы – к большим результатам приводит не только талант, но и серьезные усилия.

Главный совет, которому я всегда следовал, папа озвучил так: «Мне будет очень грустно, если я увижу тебя с сигаретой и рюмкой». И если с рюмкой меня видели, когда я делал вид, что пью, то с сигаретой – никогда, в жизни не выкурил ни одной.

— Какой у Вас был любимый предмет в музыкальной школе? Что давалось сложнее всего?

В музыкальной школе моим любимым предметом была физкультура! И в школе, и в училище у нас была хорошая футбольная команда: мы играли в зале, на природе, даже соревновались с другими школами.

Учился я хорошо благодаря способностям, но с третьего-четвертого класса увлекся кино, особенно европейским.

Я составил себе график прогулов школы: на одной неделе – понедельник и четверг, на следующей – вторник и пятница, потом – среда и суббота... И по графику ездил в кинотеатры.

Особенно мне нравились те, которые были рядом с общеобразовательной школой: «Варшава», «Байкал», «Рассвет», – и рядом с музыкальной: «Кинотеатр повторного фильма»; специально ездил в «Мир», «Зарядье», «Иллюзион». В этих кинотеатрах я пересмотрел, пожалуй, всю классику европейского кино.

Я приобщился к настоящему высокому искусству, и это сильно повлияло на мою жизнь. Я очень люблю хорошее кино и, поверьте, могу его отличить от плохого.

— Вас не раз признавали лауреатом всероссийских и международных конкурсов. Какая награда для Вас наиболее ценна?

Между прочим, мне дважды вручали приз как лучшему вратарю на футбольных турнирах, это тоже очень приятно! Как пианист лауреатом я не становился никогда, но получал дипломы в номинации «Лучший концертмейстер».

Первый концертмейстерский диплом, который не очень вяжется с моей специализацией – работой с вокалистами, – я получил в 1995 году на конкурсе духовых инструментов в Санкт-Петербурге. Благодаря этому конкурсу я поверил, что в этой профессии могу быть конкурентоспособен. Это очень важно: я понял, какого уровня образование мне дали, по-настоящему оценил мастерство своих педагогов.

Потом были вокальные конкурсы – конкурс имени Рахманинова, где мой солист не прошел в финал, но Ирина Константиновна Архипова дала мне диплом лучшего концертмейстера; конкурс имени Глинки, где я впервые был дежурным концертмейстером, конкурсы в Польше, в Баку. Потом стало казаться странным, если «мой» диплом уходил кому-то другому, как, например, на обоих конкурсах Чайковского, где диплом лучшего концертмейстера забирала другая пианистка.

— Вы много гастролировали. Расскажите какую-нибудь интересную историю из
творческих путешествий. Что сильнее всего врезалось в память?


А давайте лучше про футбол? Тогда я уже серьезно увлекся оперой. В Екатеринбурге был организован клуб любителей оперы, я вел передачу на телевидении.

Очень часто на футбольные матчи я приезжал после съемки во фраке, в бабочке. Так что со мной происходило очень забавное преображение.

И вот однажды мы с командой поехали в Оренбург, где я должен был заехать в музыкальное училище и договориться об организации лекций по оперному искусству. Я надел хороший костюм и пошел в Оренбургское училище. Мы познакомились с замечательной женщиной-педагогом, которая оказалась тетей одного из моих товарищей по команде. Полтора часа мы беседовали о высоком, я ее убедил в том, что проект уникальный (у нас было очень много оперных видеозаписей), и расстались мы очень довольными друг другом. А вечером она пришла на футбольный матч. И услышала все, что из моих уст доносилось до моих партнеров по команде. Вы понимаете – когда командуешь защитниками, находясь на воротах, особо выражения не подбираешь. Потом мой приятель сказал: «Родственники говорят, что вратарь у нас – нечто». (Смеется.)

Еще была удивительная ситуация на конкурсе Чайковского. Во втором туре я аккомпанировал замечательной певице, украинке из Польши Ольге Пасечник. Она на каждый тур прилетала специально – гастрольный график был расписан, – и мы не успевали с ней репетировать. Одним из ее произведений был фрагмент большого вокального произведения Кшиштофа Пендерецкого. Она дала мне ноты, «отксеренные» отдельными листочками, я их аккуратно поставил на пюпитр. Была девушка, которая мне сдвигала ноты (наверное, с тех пор я ноты не переворачиваю, а сдвигаю, и никогда не склеиваю). Итак, я играл первую страницу, четыре следующих стояли дальше. В конце первой страницы мне нужно было подняться и несколько раз рукой поддеть струны рояля в верхнем регистре.

Я неловко задел лацканом пиджака нотные листочки, и три из пяти разлетелись по всей сцене Колонного зала Дома Союзов. Один из листов даже попал под каблук моей солистки.

Я процедил что-то «футбольное» своей соседке-перевертмейстеру, и она побежала собирать ноты. У меня осталось две строчки – аккорды в медленном темпе (по музыке не очень важно было, какие именно). К счастью, все странички были собраны, но публика угорала от смеха. А Оля Пасечник выводила свои рулады, даже не зная, что происходит у нее за спиной. Жюри, разумеется, все видело, и Оля получила приз за лучшее исполнение современного произведения.

Историй было еще много, так что в других интервью поделюсь, а может, мемуары напишу.

— Как Вы относитесь к телевизионным конкурсам, связанным с популярной музыкой?
(«Голос», «Евровидение» и т.д.)


Для меня «Евровидение», как и конкурс в Сан-Ремо, остались в прошлом – когда в них побеждала по-настоящему хорошая музыка, а не шоу. В своей творческой команде, которой я отдаю свободное от театра время, «ТенорА XXI века», мы очень многие из этих песен поем.

То, что происходит на «Евровидении» сейчас, мне не близко. Я человек не консервативный, но люблю хорошую музыку и качественное исполнение, очень важны голос и композиторская работа. К тому же, этот конкурс в последнее время стал несколько политизирован.

Что касается «Голоса», честно скажу, мне иногда бывает очень приятно видеть тех ребят, которых никто никогда не слышал, но которые по уровню не уступают звездам нашей эстрады, а в чем-то их превосходят. Особенно когда им подбирают подходящий репертуар. Мне иногда не нравится то, что говорят в жюри, потому что, на мой взгляд, не всем этим людям можно судить о вокале, но это вопрос вкуса.

— А еще часто в «Голосе» участвуют люди из нашего, оперного, жанра.

Да, или просто хорошие знакомые. Я был поражен, когда Гоша Юфа [участник третьего сезона шоу «Голос» – Прим. ред.], с которым мы немного пересекались в Екатеринбурге, вдруг запел. И чем он хуже, чем те, кто постоянно мелькает в телевизоре? Ничем, а в чем-то даже лучше. Или наш хороший знакомый Стас Виторт [тоже участник третьего сезона «Голоса»]. Женя Кунгуров тоже участвовал [в прошлом – солист театра Новая Опера, участник первого сезона шоу «Голос»]. Мы – «ТенорА XXI века» – и сами когда-то могли принять участие в телевизионном конкурсе, он назывался «Русские теноры в Лос-
Анджелесе»; там участвовал Сергей Писарев, который потом присоединился к нам.

— Вы помните свой первый рабочий день в качестве директора Московского театра Новая Опера? Как Вас принял коллектив?

А давайте я вам еще одну историю расскажу! Когда-то я дал себе слово, что не займу административную должность в ущерб творчеству. Но в 2012 году мне предложили стать кандидатом на пост директора Новой Оперы, написать программу, и я это сделал достаточно быстро.

В начале сентября мне позвонили и спросили: если ваша программа окажется наиболее привлекательной, вы даете согласие? Я ответил, что мне надо подумать, но предварительно можно считать, что да.

И вот 30 сентября – 1 октября у нас с «ТенорАми» гастрольный вояж в Саратов и Киров. В Саратов поехал я и два моих товарища, а в Киров приехали мы после Саратова и еще двое солистов (которые по стечению обстоятельств были солистами Новой Оперы). Последние приехали в Киров отдохнувшие. А нам из Саратова до Кирова нужно было добираться на машине, 11 или 12 часов, ночью, полусидя. По приезде нам надо было почти сразу ехать на репетицию с народным оркестром, и я надеялся прилечь отдохнуть хотя бы полчаса.

И вот я захожу в отель, эти двое на меня налетают: один кричит, что он просил теплый сок, а ему принесли холодный, у другого в номере пахнет куревом... Я такую артистическую блажь не приемлю. Да еще устал, вечером петь концерт, а они-то прохлаждались!

Я понял, что очень хочу посмотреть на их лица, если стану их директором, тут же позвонил в Москву и сказал: я согласен. Мы спели этот концерт, приехали в Москву, и на следующий день объявили, что я назначен директором театра Новая Опера.

Мне рассказывали историю, что после этого они сидели на наших знаменитых диванчиках у режиссерского управления, и один из них говорит: «А ты знаешь, что Диму назначили директором?», а другой отвечает: «Знаю, а еще я помню, что ты ему в Кирове говорил».
Для меня это было сиюминутное желание – хоть на несколько дней стать директором, вот только посмотреть на их лица. Но как-то все пошло-поехало, и я здесь уже восемь лет.

— Вы были знакомы с Евгением Владимировичем Колобовым? Совпадают ли Ваши
музыкальные предпочтения?


Вы знаете, как раз недавно я пересматривал несколько записей Евгения Владимировича... От некоторых людей я слышал, что Евгений Владимирович – гениальный дирижер, но оркестрантов он любил больше, чем певцов. На мой взгляд, это неправда. Так аккомпанировать певцам, как это делал он, оставаясь при этом феноменальной личностью за пультом...

Из того, что я слышал, в его интерпретации мне нравилось все. В первый раз я услышал его на гастролях Свердловского оперного театра в Москве, это была «Сила судьбы» Верди. Папа мне тогда сказал, что Колобов – его любимый оперный дирижер. А потом, когда появилась Новая Опера, мои друзья-солисты звали меня в театр, и я ходил на разные спектакли, например, «Риголетто», где Дмитрий Хворостовский пел Риголетто, а Александр Богданов – Герцога, «Евгений Онегин» – мне очень нравилась колобовская трактовка со сквозным действием, когда следующая сцена начинается с того же аккорда, на котором заканчивается предыдущая.

Лично с Евгением Владимировичем я, к сожалению, знаком не был. Но все, что мне удалось увидеть и услышать, я очень ценю.

— Какие сюрпризы Вы приготовите для зрителей в осеннем сезоне?

Следующий сезон для Новой Оперы юбилейный: исполняется 30 лет театру и 75 лет со Дня рождения Евгения Владимировича Колобова. Мы готовим постановку оперы «Кармен» Ж. Бизе, надеемся на очень серьезный творческий состав нашего ежегодного Крещенского фестиваля. Хотим исполнить знаковые для творчества Евгения Владимировича оперы: «Пирата» Беллини и «Силу судьбы» Верди. Мы очень хотим по возможности пригласить певцов, которые были раньше связаны с Новой Оперой. Но всё зависит от обстоятельств. Мы лишь постараемся поспособствовать тому, чтобы как можно быстрее вернуться к нормальной работе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 16, 2020 9:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020073209
Тема| Музыка, Опера, , Персоналии, Екатерина Лёхина
Автор| Елизавета Зеленская
Заголовок| Екатерина Лёхина: «В России обо мне практически не знали»
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2020-07-21
Ссылка| https://musicseasons.org/ekaterina-lyoxina-v-rossii-obo-mne-prakticheski-ne-znali/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Екатерина Лёхина — российская оперная дива с мировым именем. Лауреат всемирно известного конкурса Пласидо Доминго «Operalia», вокальный эксперт телевизионного шоу «Ну-ка, все вместе» и обладательница премии «Grammy» в номинации «Лучшая оперная запись» за роль принцессы Клеманс в опере финского композитора Кайи Саариахо «Любовь издалека».

В интервью для «Музыкальных сезонов», Екатерина рассказала о победе на самой престижной мировой музыкальной премии, оперной культуре в России и своём отношении к современной музыке.

— Есть мнение, что в России не ценят настоящие дарования. На ваш взгляд, почему мы действительно часто не знаем своих «героев» в лицо?

— Хочу начать с того, что опера — это, всё-таки, не массовый жанр. Эстрадных звёзд знает практически любой слушатель, а вот имена оперных исполнителей назовёт далеко не каждый. Многие до сих пор удивляются, узнав, что лауреатами премии «Грэмми» становятся и классические музыканты.

— Обидно ли вам за это?

— Я никогда не болела тщеславием. Безусловно, мне приятно, когда оценивают мое творчество, это окрыляет любого артиста. И, кстати, благодаря премии Грэмми я стала выступать и в России. До этого я появлялась в основном на зарубежных площадках: в России обо мне практически не знали. Помню, что когда я стала лауреатом премии Грэмми, эту новость осветили только на канале «Культура» и в газетах моего родного города Самара.

Позже я стала приглашённой солисткой Большого театра: исполняла ведущие партии в операх «Волшебная флейта» Моцарта, «Сомнамбула» Беллини и «Золотой петушок» Римского-Корсакова. Сейчас я много выступаю с концертами по всей России, побывала даже на Камчатке и в Якутии.

— Означает ли это, что оперная культура в России совсем не востребована?

— На самом деле, у нас в стране замечательная публика! Чуткая, чувствующая и очень отзывчивая. К классической музыке большинство ведь приходит далеко не сразу. Но если полюбили, то это на всю жизнь. И у меня есть масса примеров, когда зрители после концертов говорили: «Мы и не знали, что опера — это так интересно!».

— Расскажите подробнее о самой премии. Как это было?

— Премию Грэмми в номинации «Лучшая оперная запись» (2010) я получила за запись оперы финского композитора Кайи Саариахо «L’amour de loin» («Любовь издалека»). Поскольку в то время я выступала исключительно за рубежом, во Франции мне повезло встретить прекрасного человека, который в прошлом был директором оперных театров. Именно он — Жан-Пьер Броссман, и предложил мне записать главную женскую партию в этой опере. Это произошло в финале конкурса Operalia, который когда-то основал всемирно известный тенор Пласидо Доминго. Там я выиграла 1 премию. К слову, в своей жизни я не раз убеждалась в правильности поговорки «Быть в нужное время в нужном месте».

— А вообще, оперный мир — жесток? Это искусство больше про конкуренцию (как, например, балет), или напротив — профессиональную солидарность?

— Безусловно, конкуренция в оперном мире очень велика. Певец должен постоянно доказывать, что он достоин находиться на сцене. Но поскольку с начала своей карьеры я выбрала путь приглашённой певицы, то постоянно в штате какого-либо театра я не работала. Этому я предпочитала работать по контрактам в различных оперных театрах мира. В плане пресловутых «закулисных игр и интриг» мне повезло — я с ними не сталкивалась. Вообще, я человек неконфликтный, и, как правило, с коллегами у меня складываются хорошие отношения. С кем-то мы становимся близкими друзьями.

— Как коллеги отнеслись к тому, что вы стали лауреатом премии «Грэмми»? Поддерживали ли вас, либо напротив?

— Конечно поддерживали и радовались вместе со мной! Тем более, что номинация на премию была для меня полной неожиданностью. Помню, я была тогда на постановке в Мюнхене и получила на свою электронную почту письмо от неизвестного адресата с вопросом, с кем возможно связаться по поводу номинации Екатерины на премию Грэмми. Поначалу я приняла это за розыгрыш, но впоследствии всё подтвердилось. К сожалению, я не смогла присутствовать на самой церемонии из-за контракта. О самой победе я узнала в аэропорту Дубая, когда летела на очередной концерт.

— Говоря о премии, как бы вы описали записанную композицию тем, кто не знаком с ней? Какая у нее история?

— Это современная опера на французском языке, написанная финским композитором Кайя Саариахо в 2000 году на либретто французского писателя ливанского происхождения Амин Маалуф. В основе либретто — история жизни и романтической любви трубадура XII века, принца Жофре Рюделя. От многих паломников-пилигримов он наслышан о красоте, доброте и благородстве далекой восточной принцессы Клеманс. Трубадур полюбил принцессу, не видя ее ни разу в жизни, и слагал ей возвышенные стихи. Решившись на встречу с ней, он заболевает во время морского путешествия и по прибытии в Триполи умирает на руках возлюбленной. А принцесса Клеманс в отчаянии решает уйти в монастырь.

Музыка оперы очень красочна, в ней есть что-то гипнотически-завораживающее. И французский язык добавляет чувственности, нежности и тонкости. Это настоящая ода любви — и романтическая, и страстная одновременно!

— Есть ли профессиональная жизнь после обладания самой престижной музыкальной премии мира?

— Жизнь есть, и не менее насыщенная! Ведь столько написано прекрасной музыки, которую я ещё не исполняла. И несмотря на то, что эта профессия требует колоссальной отдачи и железных нервов, я безмерно счастлива, что выбрала именно её. Музыка — это моя жизнь!

— Есть ли у вас какие-либо ритуалы перед выходом на сцену? Как вы настраиваетесь на исполнение?

— Перед выступлением я обязательно должна просмотреть глазами музыкальный материал и прокрутить в голове мизансцены. Иногда на сцене может возникнуть страх, что я могу забыть слова: пару раз такое даже случалось. В такие моменты важно успеть убедить себя, что я всё помню. И, конечно, прочесть короткую молитву перед выходом на сцену.



— Как вы относитесь к современной музыкальной сцене? Можете в свое удовольствие напеть, например, Леди Гагу?

— Примитив я не приемлю, но прекрасно отношусь к современной музыке, если она написана и исполнена на высоком уровне. И в машине я слушаю в основном не классическую музыку, а радио. Кстати, о Леди Гага: мне очень понравился фильм «Звезда родилась» с её участием. И все песни в нем — авторские.

— Ценителей эстрады, по сравнению с оперой, гораздо больше. На ваш взгляд, всегда ли опера будет элитарным видом искусства? Почему?

— Я думаю, такое разделение будет всегда. Эстрада — это легкий и развлекательный жанр, обращённый к самой широкой слушательской аудитории. Для неё, в основном, характерны доступность музыкального языка, повторяющийся ритмический рисунок, мелодичность, танцевальность. Очень часто эстрадная музыка звучит фоном.

Опера же фоном не пройдёт. Это музыкально-драматический спектакль, который заставляет тебя погрузиться в действие, думать, сопереживать. Много великолепных оперных шедевров написано на иностранных языках и, чтобы понимать содержание, лучше заранее ознакомиться с либретто.

Опера раскрывает всю палитру человеческих чувств, эмоций и настроений, воспевает героические подвиги и раскрывает человеческие пороки, причём зачастую это происходит невербально, так как оркестр в опере — такое же главное действующее лицо, что и певцы.

— Как «простому человеку» можно понять и полюбить оперу?

— Прежде всего, этого нужно захотеть. Неискушенному слушателю лучше начать с классических оперных шедевров: «Евгений Онегин», «Травиата», «Тоска», «Богема», «Свадьба Фигаро», «Кармен». Есть и фильмы-оперы выдающихся режиссеров, таких как Франко Дзеффирелли, Жан-Пьер Поннель, Отто Шенк. Но, конечно, ничего не заменит живого театра и его магии.

— Какие бы 3 оперные арии вы посоветовали , которые обязательно нужно прослушать каждому человеку?

— Прекрасной музыки и истинных оперных шедевров существует огромное количество. Поэтому уложиться в такой короткий список очень сложно. Приведу некоторые из них: ария Царицы Ночи из «Волшебной флейты», ария Герцога из «Риголетто», ария Фигаро из «Севильского цирюльника», ария Ленского из оперы «Евгений Онегин». Но этот список можно продолжать до бесконечности.


Фото из личного архива Екатерины Лёхиной
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3
Страница 3 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика