Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-07
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 01, 2020 9:25 am    Заголовок сообщения: 2020-07 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070101
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Елена Рябинкина
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Аристократ духа. Памяти Николая Фадеечева
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2020-07-01
Ссылка| https://portal-kultura.ru/articles/theater/327300-aristokrat-dukha-pamyati-nikolaya-fadeecheva/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ




Ровно девять дней назад на 88-м году жизни скончался легендарный танцовщик Большого театра, народный артист СССР Николай Борисович Фадеечев — лучший балетный принц XX столетия.
В родном театре он служил без малого семь десятилетий. Четверть века был блистательным премьером, постоянным партнером Галины Улановой и Майи Плисецкой. С 1977-го он начал преподавать и оказался выдающимся педагогом-репетитором, воспитав яркую плеяду мужественных и интеллигентных танцовщиков.
«Культура» поговорила с балериной, заслуженной артисткой России Еленой Рябинкиной, которой посчастливилось танцевать в дуэте с Николаем Фадеечевым.


— Помните первое впечатление от танца Николая Фадеечева?

— Мне было 15 лет, когда я впервые увидела его в «Лебедином озере» Большого театра. Не из зрительного зала, а со сцены: мы, воспитанники училища, исполняли венецианский танец. В главных партиях — Майя Плисецкая и Николай Фадеечев. Высокий, красивый, элегантный, он танцевал прекрасно, широкие движения выглядели так естественно. В вариации третьего действия он легко делал тур в позе алезгон и затем сразу — перекидное жете. Не помню, чтобы эту сложную комбинацию исполнял кто-то еще. Зигфрид казался идеальным, равных ему не было.

— В том же 1956-м на триумфальных гастролях Большого театра в Лондоне строгая английская пресса назвала Фадеечева лучшим графом Альбертом. Тогда мир открыл не только Галину Уланову, но и высоко оценил ее молодого партнера.

— Английская публика захлебнулась в восторге, а выступления вошли в историю. В разгар холодной войны советские артисты, и Николай Фадеечев один из первых, поразили своим мастерством, и появилось понятие «Большой балет».

Моя мама (Александра Цабель, артистка Большого театра, несколько лет заведовала балетной труппой. — «Культура») рассказывала, как блестяще он станцевал Альберта в Лондоне — на своем первом выступлении в «Жизели». Пораженные англичане организовали съемку спектакля. Снимали шесть камер с разных точек, и советским артистам сам процесс показался удивительным — даже спустя несколько лет в распоряжении Александра Роу, работавшего над фильмом-балетом «Хрустальный башмачок», была всего одна камера. Оператор Александр Гинцбург ехал с ней на салазках за нами, артистами. А в Лондоне труппа ночью станцевала весь спектакль без остановок и всего один раз. Сейчас можно посмотреть эту уникальную запись.

— Что вас восхищало в Николае Фадеечеве на сцене?

— Образцовый мужской классический танец. Безукоризненную технику дополняли выразительная внешность и актерская естественность. Все его образы, такие различные, были глубоки, даже бездонны по содержанию. В них не было ни одного движения ради движения, в каждом — смысл и чувства, то, чем славился русский балет.

— Европейский критик назвал его «самым аристократичным коммунистом», и это определение сопровождало Николая Борисовича всю жизнь. В чем выражался его аристократизм?

— В поведении на сцене и в жизни отсутствовала суета, манерность, жеманство. Благородство казалось врожденным. Красота линий, гордые повороты головы, никаких лишних жестов. Он был из великих артистов, которые создавали недосягаемые образцы, из тех, кому самой судьбой назначено хранить традиции. Эталон балетного принца-аристократа, в котором «голубая кровь» сочеталась с нежностью и мужеством. У нас в театре были солисты, которые не танцевали Зигфрида именно потому, что понимали: принц — это Фадеечев и до него не дотянуться.

— И он стал вашим Принцем в «Лебедином озере», когда вы еще выпускницей дебютировали в партии Одетты-Одиллии в спектакле Большого театра.

— Я даже представить не могла, что когда-нибудь станцую в паре с ним. Что значит для ученицы работа с партнером, старшим по возрасту, уже опытным и знаменитым? Невероятная ответственность и робость. Я была исполнительной и послушной. Все его советы воспринимала как непререкаемые, старалась все выполнять так, как он скажет. У него был дар внушать уверенность. Леонид Михайлович (Л.М. Лавровский — главный балетмейстер ГАБТа. — «Культура») доверил мне открытие сезона 1959-1960, и мы танцевали «Лебединое» с Фадеечевым.

— В каких еще спектаклях вы встречались?

— В моей театральной жизни Николай Фадеечев сыграл важную роль, хотя мы танцевали вместе не много: он был постоянным партнером Галины Улановой и Майи Плисецкой, все знаменитые балерины мечтали с ним танцевать. Мне повезло с «Лебединым», где его основной партнершей была Плисецкая: Майя Михайловна не любила утренники, и они доставались мне. С Колей мне посчастливилось подготовить премьеру «Раймонды», он был необыкновенно элегантным Жаном де Бриеном. В хореографии было немало технических трудностей. Например, в первом акте он привставал на колено и поднимал меня за талию «в свечку». Эта очень сложная поддержка поддавалась далеко не всем.

— Не давили ли на него рамки амплуа совершенного принца?

— С тем, что он — лучший принц, не поспоришь. Но он вел многие спектакли. Прекрасно танцевал Юношу в «Шопениане». В балете «Асель» по повести Чингиза Айтматова «Тополек мой в красной косынке», который ставил в Большом театре Олег Виноградов, предстал в образе шофера Ильяса, нашего современника, неуравновешенного и вспыльчивого. В характере героя проявлялись черты «на опережение», более свойственные сегодняшней молодежи — с перепадами настроений, эгоизмом, нежеланием «выслушивать» собеседника. Все эти чувства он ярко передавал через танец. Я исполняла в «Асели» вторую женскую партию — Кадичи, — и на репетициях видела, с каким интересом и свободой он осваивал трудную хореографию, где классика соседствовала с акробатикой, непривычными трюками и фольклорными киргизскими движениями. Фадеечев прекрасно танцевал потерявшего голову от любви Хосе с Кармен-Плисецкой, а в «Анне Карениной» был страдающим мужем.

— Каким был Николай Фадеечев вне сцены?

— Честным, скромным человеком, он словно не замечал ни своей мировой славы, ни всеобщей любви. Нас связывали дружеские отношения, сложившиеся на гастролях. Мы танцевали в дуэте в Копенгагене и Осло. Для меня это была первая поездка с Большим театром за рубеж. На долгих гастролях в Америке и Мексике — за 90 дней 87 спектаклей — мы всегда вместе ходили на обеды, которыми «подкармливал» труппу Сол Юрок (американский импресарио. — «Культура»). Садились рядышком за стол, и я отдавала Фадеечеву свой десерт. Он любил поесть и очень красиво, с аппетитом съедал два пая — один с вишней, другой с яблоками.

Мы часто вместе танцевали в «Жизели»: я — Мирту, а он — Альберта. Моя Повелительница виллис появлялась только во втором акте, и в антракте я разогревалась. Николай же, танцевавший весь спектакль, в перерыве не сидел в своей гримуборной, вместо отдыха он выполнял движения, которые помогали ему «поддержать» тело. Большой труженик!

Жил он интересами театра, его творчеством, но никогда ничего не просил, не жаловался, не участвовал в интригах, протестах, этой изнанки «закулисья» не признавал. Ему был присущ мудрый юмор с легкой долей сарказма. Обычно немногословный, он иногда мог сказать что-то остренькое. Человек высокой культуры, он никогда не подчеркивал свою значительность. Интересовался живописью, я встречала его на художественных выставках. Он всегда интересовался выступлениями коллег и их учеников, его колоритная фигура в партере привлекала внимание зрителей. Он не поленился приехать в университет, где я преподавала, и провел замечательные мастер-классы.

— Все мировые знаменитости, танцевавшие с Фадеечевым, говорили, что он гениальный партнер. Что для этого необходимо?

— Главное в партнере — надежность, понимание, что он не подведет. Словами непросто объяснить. Он прекрасно владел дуэтом, знал все нюансы в отношениях партнеров. Он всегда был спокоен, почти невозмутим, стоял на должном расстоянии, его уверенные руки на пируэтах держали так, как следует. С ним, как ни с кем другим, удобно было выполнять большие трудные поддержки.

Его педагогический дар тоже оказался ярким и уникальным. Учеников Фадеечева сразу можно отличить. Пришла не так давно на спектакль, где танцевал Руслан Скворцов, и я не знала, кто его педагог. Почти сразу поняла, что он репетировал с Фадеечевым. Его почерк узнаваем, его качественную работу видно по легкому танцу, безукоризненной деликатности и сдержанности манер. Его ученики не демонстрируют набор бессмысленных виртуозностей, а предъявляют художественный результат.

Достойный человек. Семьянин. Отец, воспитавший прекрасных сыновей, которые продолжили балетное дело родителей. Горько сознавать, что уходят великие и незаменимые. Светлая память!


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 16, 2020 7:01 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 01, 2020 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070101
Тема| Балет, , Персоналии, Сергей Данилян
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В США парализована отрасль зрелищных мероприятий: для восстановления потребуются годы
«Вторая волна коронавируса может захлестнуть Америку уже осенью»

Где опубликовано| © Газета "Московский Комсомолец"
Дата публикации| 2020-07-01
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2020/07/01/v-ssha-paralizovana-otrasl-zrelishhnykh-meropriyatiy-dlya-vosstanovleniya-potrebuyutsya-gody.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Сообщения приходят одно за другим. «Американский Балетный Театр» (ABT) объявил о закрытии своего осеннего сезона… Отменены спектакли «Нью-Йорк сити балле» (NYCB), в том числе и самый популярный спектакль «всех времен и народов» «Щелкунчик», неизменно идущий в Нью-Йорке в постановке Джорджа Баланчина, начиная с 1943 года под Рождество, и приносивший театру колоссальную прибыль…. Парализована вся отрасль американских исполнительских и зрелищных мероприятий… Как выясняется, за кулисами функционирования индустрии исполнительских искусств тоже стоит политика. Все ждут президентских выборов.


Сергей Данилян на фоне Disney Hall в Лос- Анджелесе. Фото из личного архива.

Тему отмены сезонов и других проблем известнейших американских балетных компаний обширно комментирует американская пресса. В частности, несколько статьей этой проблеме посвятила влиятельная «Нью-Йорк Таймс». В России такой апокалептический сценарий театральное сообщество пока не рассматривает, но это пока.

Из досье МК: «Американ Балле Тиэтр» (ABT) и «Нью-Йорк сити балле» - две нью-йоркские балетные компании, входящие в число самых значительных балетных трупп мира, наряду с Большим и Мариинским театрами, Парижской Оперой и лондонским Королевским балетом.

ABT была создана в Нью-Йорке в 1940 году на основе труппы Михаила Мордкина его богатой ученицей Люсией Чейз и в этом сезоне должна была отмечать своё 80-летие (труппа тогда называлась «Балетный театр»; свое нынешние название получила в 1956 году). ABT приобретает по всему миру самых выдающихся исполнителей балетного искусства, приглашая их в труппу в качестве премьеров и прима-балерин. В 70-е годы компанию около 10 лет возглавлял Михаил Барышников.

«Нью-Йорк сити балле» (NYCB), созданная основателем американского балета, российским эмигрантом Джорджем Баланчиным (Георгий Баланчивадзе), берёт своё начало от Школы американского балета, основанной в 1934 году, вскоре после того как в октябре 1933 года Баланчин по приглашению мецената Линкольна Кирстайна приехал в США. На протяжении последующих лет они создали несколько балетных компаний, которые в условиях военного времени вскоре прекратили своё существование, пока в 1948 году не создали труппу под названием «Нью-Йорк сити балле», которая благодаря гению Баланчина и его соратника Джерома Роббинса (тоже потомка российских эмигрантов) вскоре завоевала международное признание.

Хотя солисты и премьеры и той, и другой американской компаний периодически участвуют в гала-концертах, которые проводятся в Москве и Санкт-Петербурге, в полном составе труппы гастролируют в России крайне редко.

«Чтобы индустрия вернулась к нормальному функционированию понадобится несколько лет»

Мой собеседник, согласившийся прокомментировать «МК» отмену осенних сезонов американских компаний, режиссер и продюсер Сергей Данилян - безусловный эксперт в этом вопросе, поскольку в течение многих лет работает на американском рынке индустрии исполнительских искусств. По его замыслу созданы такие известные программы, как «Короли танца», «Диана Вишнёва: Красота в движении» и многие другие.

-В «Нью-Йорк Таймс» за последнюю неделю было опубликовано несколько статей о ситуации в сфере исполнительских искусств, связанной с коронавирусом, а также заявлений крупных творческих организаций об отмене осенней части нового сезона 2020/2021 - говорит Сергей Данилян. - На самом деле, мы все свидетели того, как сложно проходит коронавирус в США, где самое большое количество зараженных и умерших от вируса людей. В частности, в Нью-Йорке самое большое количество людей из умерших в Америке. Поскольку так сложилось, что вся американская индустрия исполнительских искусств оказалась в катастрофическом положении, основные культурные институты (Линкольн-Центр, Карнеги-холл, такие компании как ABT и «Нью-Йорк сити балле») вынуждены были объявить о том, что они, к большому сожалению, отменяют осеннюю часть своих сезонов. «Американский балетный театр» вынужден был отменить свой юбилейный 80 сезон, который планировалось традиционно провести на сцене Метрополитен-опера.

- Юбилейный сезон знаменитой американской балетной компании должен был ведь пройти как раз в эти июньские дни?

- Сезон должен был проходить с середины мая до начала июля - 8 недель. Это был фактически последний сезон, когда «Американский балетный театр» (ABT), имел возможность проводить свой весенне-летний сезон в Метрополитен-опера в таком масштабе. Потому что Метрополитен-опера была заинтересована в расширении собственного сезона, и нужны были дополнительные недели, поэтому почти в два раза пришлось сократить сроки для ABT на следующий год. Учитывая, что NYCB территориально находится и базируется в театре Дэвида Коха и фактически является операционной компанией этого театра. С тех пор как в этом театре отсутствует нью-йоркская оперная компания, NYCB, грубо говоря, сдаёт его в аренду другим компаниям на этот период, когда они сами там не выступают. Поэтому у нас там и «Американский балетный театр» проводит свои осенние сезоны, и компания Пола Тейлора, и многие другие. В том числе и российская труппа Бориса Эйфмана, очень популярная в Америке.

- Гастроли театра Бориса Эйфмана в Америке проходят тут чуть ли не ежегодно – такова популярность этого всемирно известного коллектива у американцев. Ваша компания Ardani Artists как раз и является их организатором. Намеченные очередные гастроли сейчас, наверное, тоже отменены?

- Когда в марте началась эта история с коронавирусом, мы были в ожидании того, что NYCB откроет свой весенний сезон, и если это произойдет, тогда мы сможем в июне провести гастроли театра Бориса Эйфмана. И поскольку я был всё время на связи с коллегами в Нью-Йорке, то пытался убедить их в том, что эта история достаточно сложная. Ведь штат Нью-Йорк был какое-то время закрыт, дабы локализовать развитие вируса. Был объявлен, как и везде, карантин, но в отличие от России, в США было объявлено Чрезвычайное положение. А в ситуации Чрезвычайного положения, исходя из действующих международных законов, все обязательства между организациями, компаниями потеряли свою силу. Это форс-мажорная ситуация, которую на протяжении двух месяцев я обсуждал с театром Дэвида Коха (в котором базируется, как я сказал, NYCB). Я объяснял, что мы не сможем провести июньские гастроли в силу того, что театр Бориса Эйфмана является иностранной компанией, а для того чтобы иностранная компания могла попасть на территорию Соединенных Штатов, нужно, чтобы работали все институты. В частности, институт эмиграционной службы, творческие профсоюзы, которые дают разрешения на выступления на территории США иностранных артистов. Эти организации были закрыты до начала мая. Потом чрезвычайная ситуация была продлена до начала июня, и стало понятно, что ни о каких гастролях в июне речи быть не может, и гастроли театра Эйфмана перенесли на март 2021 года. Нам повезло - у нас была дополнительная неделя, которую мы держали в марте 2021 года. А буквально через несколько дней NYCB объявил о том, что они не смогут провести весенний сезон 2020 года из-за того, что Чрезвычайная ситуация продлена, и, соответственно, «Американский балетный театр» тоже вышел с этим заявлением. Тем не менее, мы предполагали, что осенний сезон состоится. Но развитие вируса происходило таким образом, что стало понятно: большое скопление людей в театре - нереально.

- И ситуация кардинально изменилась!

- Ситуация стала так складываться, что многие известные зарубежные деятели культуры заговорили о том, что для того, чтобы индустрия вернулась к нормальному функционированию, понадобится, вероятнее всего, несколько лет. Сейчас мы столкнулись с тем, что с марта (без двух с половиной месяцев) получится так, что будет приостановлена вся работа на год. Ведь это не та ситуация, что сложилась в России, когда объявили о том, что с 8 июня можно репетировать в театре.

- В России разрешили не только репетировать. Не так давно Мариинский театр первым в Европе принял зрителей, правда, это было однократное мероприятие.

- Да, в рамках фестиваля «Звезды белых ночей» маэстро Гергиев дал два концерта. Но мы должны понимать, если говорить об Америке, что речь идёт и о том, что никто репетировать там не собирается. Никто не собирается рисковать жизнями своих сотрудников ради того, чтобы что-то репетировать. Понятны последствия всего этого, поскольку занятия по Skype или Zoom – всё это в пользу бедных, что называется. Поэтому ситуация для индустрии катастрофическая.

- У балетных артистов особенно. Если оперные как-то могут и в домашних условиях не терять свою квалификацию, то для балетных артистов это действительно катастрофа. Я слышал, что в Америке в результате пандемии огромное количество балетных артистов остались без работы.

- Не только балетных артистов, хотя у них действительно всё очень тяжело. Ведь речь идёт ещё и о том, что оркестр Метрополитен-опера (и не только Метрополитен-опера) распущен на период кризиса. И музыканты, и хор распущены. Сегодня количество безработных в Америке уже свыше 45 миллионов! Как быстро ситуация может измениться сейчас сложно сказать. Остается только ждать. Я понимаю, что в России уровень смертности ниже. На Западе этому удивляются, но я думаю, что меры, предпринятые изначально, были очень правильными и, благодаря этому, уровень заражения и смертности низкий. Но у нас ежедневно количество зараженных не падает. В этой ситуации, когда начинается поэтапный выход из изоляции, мы пока себе не представляем всех последствий того, что произошло. Но одна из самых пострадавших категорий людей – это артисты оперы и балета, музыканты, работники постановочной части.

«Всё будет зависеть от того, кто придёт к власти на президентских выборах: республиканцы или демократы»

- В России и некоторых театрах Европы театр поддерживает государство. Ситуация в Америке совершенно другая. Выделяется ли театрам какая-либо спонсорская помощь?

- Всё-таки культурное сообщество в Америке функционирует благодаря благотворительности и частным фондам, частным лицам, корпоративной помощи. Да, здесь нет государственного регулирования, но всё-таки существует национальный фонд поддержки искусства, из которого многим была оказана помощь. Недавно и Метрополитен опера, и «Американский балетный театр» получили средства (конечно, не в том объеме, в котором они понесли убытки) в связи с тем, что отменено большое количество спектаклей, что персонал был либо уволен, либо отправлен в отпуск. И это произошло буквально во всех культурных центрах по стране. Сегодня я получил информацию, что Сегерстрем-арт-центр в Калифорнии, с которым мы активно и много лет сотрудничаем, сократил две трети своего персонала: они отправили людей в отпуск, сохранились их рабочие места, но без зарплаты. Карнеги-холл официально объявил о том, что из 270 сотрудников остаются 50 и эти 50 будут на сокращенной заработной плате, и они пока ещё работают дистанционно. То есть ситуация с коронавирусом повлияла на всю индустрию исполнительских искусств катастрофически. Когда стало ясно, что и осенний сезон не состоится, на протяжении последних нескольких дней все пытаются всё перенести. Они могут только планировать: скажем, Метрополитен с 31 декабря, Карнеги-холл с 7 января. То же самое с «Нью-Йорк сити балле».

- А в январе, по вашему мнению, сезоны американских театров смогут открыться?

- Мы должны понимать одну простую вещь, что решение, которое принималось было непростым, но оно основано на анализе, который был представлен американскими специалистами, медиками и вирусологами. Он был основан на анализе общей ситуации в мире и рекомендациях со стороны влиятельных политических кругов. В ноябре состоятся президентские выборы в Соединенных Штатах и, вероятно, расчет сделан таким образом, что всё будет зависеть от того, кто придёт к власти: республиканцы или демократы. И от того, каким образом тогда будет продолжаться или изменится форма поддержки культурных институтов, смогут ли они вообще, даже после Нового года приступить к работе.

- ТЗа кулисами функционирования индустрии исполнительских искусств тоже стоит политика?

- Я думаю, что одним из важных политических обстоятельств принятия решений об отмене осеннего сезона в американских театрах был тот факт, что по всей территории Америки произошли массовые выступления, протестное движение против расизма. Отсюда огромное количество людей незащищенных, не соблюдающих никаких мер безопасности, социальной дистанции. Маски на лицах часто прячут лица преступников самого низкого пошиба. Плюс, официально известно, что и в Нью-Йорке, и в Атланте, и в Миннеаполисе из тюрем было освобождено огромное количество заключенных, дабы предотвратить распространение коронавируса в тюрьмах. Не исключено, что вторая волна может захлестнуть Америку уже осенью, если не раньше. На самом деле это, возможно, и подтолкнуло на то, чтобы не рисковать и не «играть в шахматы».

- Вы имеете в виду шахматную рассадку зрителей в театрах? Это возможность обсуждается и у нас, но очень критикуется руководителями театров и театральными практиками

- Директор Парижской Оперы Стефан Лисснер считает, что рассадка в шахматном порядке несет в себе не только экономический ущерб, но и художественный. Тут факторов много, но самый главный - это вирус, который захватил массы и влияние которого может продолжиться. Возьму на себя риск сказать, что объявленные сроки того, что индустрия исполнительских искусств, в частности в Америке, начнет свои сезоны в начале 2021 года - это ещё под вопросом. Недавно я обсуждал с коллегами возможность весеннего сезона, который, казалось, состоится. Сезон подходит к концу, и никто так и не смог его завершить в зрительном зале. У Линкольн-центра цифры зашкаливающие. Ведь он является держателем недвижимости, сдает в аренду помещения, в которых работают три крупных культурных института: Метрополитен-опера, здание театра Дэвида Коха, где танцуют, и филармонический зал Дэвида Геффена, где базируется Нью-Йоркский Филармонический оркестр. У Линкольн-центра есть и свои программы. И убытки на сегодняшний день колоссальные. Газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала данные о том, что центр уже потерял доходы от продажи билетов, от сдачи в аренду помещений на 1 миллиард 300 миллионов долларов. Цифра огромная, поскольку фактически десять месяцев в этом году исполнительские центры не функционируют, и их содержание покрывается за счет средств, которые выделены городом и федеральным правительством. Причем, это средства на содержание этих зданий. Это не средства на содержание персонала.

- Ваши прогнозы?

- Сложно сказать, тем более, что границы закрыты – и европейские, и американские. Надо осенью посмотреть, насколько ситуация будет благоприятна для того, чтобы с Нового года, в январе, начался сезон 2021 года для всей индустрии. Я знаю, что есть специалисты, которые утверждают, что всё это происки врагов, что это грипп, который пройдет. Но мы с вами видим, как умирают люди, и сколько сил вкладывают врачи во всем мире, чтобы спасать зараженных. Эта зараза беспощадна!


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 16, 2020 7:05 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 02, 2020 5:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070201
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Премьера, Персоналии, Сергей Микель
Автор| Валентин ПЕПЕЛЯЕВ
Заголовок| Балет «Пер Гюнт» — дебют на сцене Большого театра Беларуси хореографа Сергея Микеля
Тролли танцев не боятся

Где опубликовано| © "Народная Газета"
Дата публикации| 2020-07-02
Ссылка| https://www.sb.by/articles/trolli-tantsev-ne-boyatsya.html
Аннотация| Премьера

Балет «Пер Гюнт» вернулся в репертуар Большого театра спустя почти полвека

Пандемия пандемией, а балет — по расписанию. В Большом театре Беларуси недавно прошел генеральный прогон балета «Пер Гюнт» Эдварда Грига. Спектакль вернулся в репертуарную афишу спустя почти полвека (42 сезона назад в Большом кипели такие же страсти). И именно им театр откроет свой 88-й сезон — первые показы состоятся 8 и 9 сентября



«Пер Гюнт» — беспроигрышный романтический блокбастер, возвышенный, мистический, одухотворенный, он и сегодня способен потрясти до глубины души чувствительные натуры.

Одноименную драму Генрика Ибсена с музыкой Эдварда Грига, написанной когда-то к поэме по просьбе автора, поставил молодой хореограф Сергей Микель. Он ученик народного артиста СССР худрука Большого театра Валентина Елизарьева, обладатель Национальной театральной премии, лауреат международных конкурсов. Для молодого балетмейстера-постановщика «Пер Гюнт» — дебют на этой сцене. Видно, что молодой хореограф не побоялся ответственности и возможных сравнений, в большое во всех смыслах сценическое пространство вошел легко и свободно, без давящего на плечи груза авторитетов. До этого на сцене Белорусского академического музыкального театра Микель поставил два взрослых балета — «Вишневый сад» и «Титаник», а также спектакль для детей «Джеймс — Персик-великан».

Автором музыкальной редакции и дирижером-постановщиком нынешней премьеры выступил наш любимый гуру и сэнсэй народный артист Беларуси Александр Анисимов, известный тем, что скрупулезно и крайне дотошно подходит к изучению музыкального материала, предназначенного для исполнения. При этом он что-то добавляет к хрестоматийной версии, переиначивает. Все для того, чтобы обогатить новым величественным знанием нас, слушателей и зрителей, чьи уши порой так забиты музыкальными однодневками. Чтобы музыку того или иного композитора показать в объеме и необходимом музыкальном контексте. Не отошел от своих принципов Александр Михайлович и на этот раз, предложив хореографу взять за основу не две популярные сюиты, а полную партитуру Грига к драме «Пер Гюнт», которая включает почти 1,5 часа музыки. Как признался маэстро в одном из интервью, некоторые самые популярные моменты оркестровой сюиты из «Пера Гюнта», например «Танец Анитры» или фрагмент «Утро», в балете вовсе не использованы. Зато в нынешнее музыкальное «варево» он добавил и другие произведения Грига — четыре норвежских танца, лирические пьесы, фрагменты оперы «Олаф Трюгвассон». В итоге в балете зрители услышат, кроме привычных романтических трелей и напевов, бессмертного хита «В пещере Горного короля», и не столь хорошо известную музыку Грига. Солисты оперы здесь тоже активно действуют на сцене и поют на норвежском языке.

В масштабном спектакле задействовано несколько составов исполнителей. Запоминается премьер театра — эффектный француз Эвен Капитен в роли Пера Гюнта, Сольвейг Людмилы Уланцевой. Мудрая Озе, мать Пера Гюнта, для Ирины Еромкиной — новый и неожиданный образ. Пластичный Такатоши Мачияма стремится проявить все грани своего хореографического таланта в образе Пуговичника.

Магическое и непредсказуемое действо начинается с жизнерадостной ноты и затягивает сразу. Талантливый художник Любовь Сидельникова сочинила около 250 костюмов. Сделаны они со вкусом и фантазией. Пер предстает настоящим модником, Сольвейг — олицетворением подлинной женственности, а у Троллей просматриваются стилизованные наряды с актуализированными элементами из наших дней. Эффектны костюмы жителей деревни Хэгстад, бедуинов и бездомных на свалке. Художнику было где развернуться и проявить фантазию.

Путешествие Пера Гюнта в поисках своего места на земле и собственного «я» сопровождает динамичная смена сцен и декораций. Горные ландшафты Норвегии и озеро превращаются в место обитания Троллей… А еще появятся образы пустыни, сумасшедшего дома, свалки… Через много испытаний и соблазнов пройдет Пер Гюнт, чтобы понять, что всю жизнь его оберегала чистая и искренняя любовь Сольвейг. И именно она была ему настоящим оберегом от всех бед. Хореография Сергея Микеля традиционна и достаточно уважительна и к Ибсену, и к Григу, она не отвлекает от сюжета. Для дебюта на сцене Большого — интересный результат.

Первоначально «Пер Гюнт», как и чеховская «Чайка», успеха не имел и даже был воспринят в Норвегии и Дании достаточно негативно. Известный сказочник Х.К. Андерсен назвал произведение «совершенно бессмысленным». Однако, как отмечает литературная критика, со временем, в основном благодаря образу Сольвейг, «началось переосмысление пьесы». Прежде всего этому способствовала волнующая, не потерявшая своей свежести и сегодня музыка Эдварда Грига. Новые достойные страницы в истории существования творения Грига и Ибсена теперь написаны и талантливыми белорусскими повелителями жестов, слов и нот.

КСТАТИ

К сюжету «Пера Гюнта», написанного 145 лет назад Генриком Ибсеном, неоднократно обращались режиссеры и балетмейстеры как в двадцатом веке, так и в двадцать первом. Для многих современных творцов он становился источником подлинного вдохновения.

Стоит вспомнить великолепный советский кукольный мультфильм для взрослых 1979 года, который снял на студии «Союзмультфильм» режиссер Вадим Курчевский. Существует одноименная экранизация немецкого режиссера Уве Янсона 2006 года. Балет «Пер Гюнт» ставили хореографы Джон Ноймайер в Гамбургском балете и Эдвард Клюг в Словенском национальном театре в Мариборе. Если Клюг работал с музыкой Грига, для балета Ноймайера оригинальную музыку написал известный советский и российский композитор Альфред Шнитке.

В начале 1960-х на сцене Пермского театра оперы и балета шла постановка, осуществленная балетмейстером Ксенией Есауловой.

В 1981 году свою версию представил американский хореограф Бен Стивенсон. Спектакль был поставлен для труппы Хьюстонского балета и перенесен на родину Ибсена — в Норвегию, а также на сцены других европейских стран и Чили. В Перми данная сценическая версия Стивенсона впервые была представлена в 1995-м. Музыка Грига звучала в ней в редакции и инструментовке британского дирижера и композитора Джона Ланчбери. «Да, Пер Гюнт — неприятный малый, — говорил Бен Стивенсон о своем герое. — Он ужасно поступает со своей матерью, волокита и распутник, ему на все наплевать, он ни о ком и ни о чем не беспокоится. Но в то же время я чувствую, что есть в этом персонаже, безусловно, что-то человеческое, что привлекает меня в нем».

Появлялся «Пер Гюнт» и в драматическом театре. В 2011 году в театре Ленком Марк Захаров представил спектакль с хореографией Олега Глушкова. Главную роль исполнил артист Антон Шагин. В театре имени Вахтангова в 2019-м свою версию ибсеновской драмы предложил главный режиссер Юрий Бутусов.

Фото: Виктор ДРАЧЕВ
====================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 03, 2020 10:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070301
Тема| Балет, "Балет Москва", Персоналии, Владимир Варнава
Автор| Ирина Попович
Заголовок| Хореограф и самый молодой лауреат "Золотой маски" Владимир Варнава: "У меня есть ответы на все вопросы"
Где опубликовано| © HELLO!
Дата публикации| 2020-07-03
Ссылка| https://ru.hellomagazine.com/zvezdy/intervyu-i-video/37667-khoreograf-i-samyy-molodoy-laureat-zolotoy-maski-vladimir-varnava-u-menya-est-otvety-na-vse-voprosy.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Знаменитый хореограф не скучал на карантине: его проекты выходили один за другим. Самый продуманный и целостный онлайн-балет "Прощай, старый мир!" представляет собой новое слово в искусстве. О рождении современного жанра, а также о внутренней эмиграции, странном времени и тоске по перелетам Владимир Варнава поговорил с HELLO.RU.

"Прощай, старый мир!" - первая полнометражная танцевальная постановка эпохи коронавируса. Ее создатели, хореограф Владимир Варнава, художник Павел Семченко и шестеро артистов театра "Балет Москва" осмысливают, как чувствует себя человек в мире, суженном до размеров квартиры. Специально для Okko артисты сыграли спектакль в прямом эфире. Доступен он для просмотра на онлайн-сервисе и сейчас.

Художник спектакля Павел Семченко, лауреат премии "Золотая Маска" и один из основателей экспериментального Инженерного театра АХЕ в Санкт-Петербурге, в паре с хореографом Владимиром Варнавой претворили в жизнь отдельные сцены с неповторимым стилем и настроением. Композитор Денис Антонов создал музыкальный лейтмотив для каждого артиста. А те, в свою очередь, изучали уголки своей квартиры через самый многомерный язык - танец.

Театр "Балет Москва" - один из самых сильных хореографических театров России. Его художественная политика основана на органичном синтезе классики и новаторства. "Балет Москва" следует идее максимального жанрового многообразия, смелости в выборе выразительных средств, визуального и музыкального оформления

Владимир, проект был создан для поддержания бодрости, морального духа. Кажется, вы оптимист и у вас всегда много энергии и хорошее настроение. Это обманчивое впечатление? Было ли вам сложно и грустно в какие-то моменты изоляции?

В первые несколько дней изоляции у меня был период прокрастинации - и меня это не миновало. Но потом я спасался работой. Я готовил Instagram-гала-концерт "Священный карантин", объединивший представителей отечественного современного танца и танц-художников, работающих за границей. Потом начал работу над проектом "Прощай, старый мир!". Скучать и рефлексировать было просто некогда.

"Прощай, старый мир!" собирался на основе "домашних заданий", которые вам высылали артисты. Могли бы рассказать подробнее об этом? Что вы им задавали?

Я просил каждого артиста балета прислать мне какую-то зарисовку, сделанную у себя дома. И эти записи меня приятно удивили. Пространства у всех были разные, и мы должны были привести их "к общему знаменателю". Все равно получились довольно разные визуальные части - у кого-то больше "гранж", у кого-то лаконичный видеоряд. У нас была серьезная техническая поддержка. Помимо традиционной творческой команды (хореограф, художник, композитор), ключевую роль в показе играла команда студии медиарешений Юрия Исхакова. Студия принимала видеосигнал шести артистов из разных локаций и транслировала его видеохудожнику спектакля, Олегу Михайлову. Видеохудожник, словно дирижер, сводил и обрабатывал видеопотоки - миксовал, проводил цветокоррекцию и накладывал визуальные эффекты в режиме реального времени. К моменту премьеры ребята управлялись с камерами не хуже профессиональных операторов. Выходя на лестничную клетку, они должны были помнить о миллионе вещей: где стоит свет, камера, работает ли сейчас 4G или WiFi, и при этом танцевать. Для нас всех это было похоже на жонглирование горящими булавами на моноколесе.

Почему вы отказались от записи и монтажа, а решили устроить прямую трансляцию из квартир артистов? Это магия "здесь и сейчас"?

Прежде всего потому, что мне самому не очень интересно было бы смотреть балет в записи. К тому же предполагалось много возможностей для импровизаций.

Быт обычно противопоставляется искусству. Как вам удалось это соединить?

Было интересно наблюдать, как обстановка квартир превращалась в декорации балета. Мы что-то меняли, иногда было достаточно одного яркого акцента - например, переодеть артиста в красные штаны. Стиль самого произведения мы определили как "бытовой сюрреализм", это быт в его художественном преломлении. Как в стихотворении Юрия Левитанского - "Всего и надо что вглядеться...", помните?

Вы говорили о стилистике Параджанова, когда готовили проект. Какие еще были визуальные референсы?

Вся прелесть этого балета в том, что он ни на что не похож. Не люблю когда говорят, допустим: "Давайте делать Шемякина". (Художник и скульптор Михаил Шемякин стилизовал многие спектакли и перформансы. В частности, в балете "Щелкунчик" Мариинского театра он стал автором эскизов: костюмов, масок, декораций, а также работал над либретто - Ред). Всем молодым артистам я говорю, что они не должны никому подражать. Им нужно открывать свою аутентичность. Представлять слепок своего видения.

Считаете ли, что внутренняя эмиграция это выход в сегодняшней ситуации?

Для меня искусство - большой справочник, где я нахожу ответы на все вопросы. А сводятся они к основополагающим: кто я, для чего я здесь? И я не считаю, что бывают люди "творческие" и "не творческие". Каждый человек-художник, музыкант, я в это глубоко верю. Человек был задуман так, что он может самовыражаться разными способами. Достаточно иметь тело, чтобы проявить себя в танце, достаточно палки и песка, чтобы создать рисунок. Те, кто запрещает себе творить, лишаются невероятного источника энергии и радости. Я не раз видел людей, которые отказывались от творческой составляющей в пользу больших денег, серьезной профессии, которая отнимала все время. При этом я видел такую тоску в глазах! Многие из них, обеспечив себе состояние, возвращались к тому, что запрещали себе долгое время. Кто-то начинал заниматься латиноамериканскими танцами, кто-то - играть или рисовать.

Чего вам не хватало в четырех стенах?

Просматривая новости и сводки, я видел информацию о том, чего мы не получим, куда не полетим, чего не произойдет, но не было разговора о том, что происходит с нами. Как мы стали общаться, как мы приспосабливаемся, как в нас происходит за короткое время самая настоящая мутация. Для меня эта остановка была полезной, для человека, чье тело то и дело находится в перелетах, было не лишним замедлиться. Но меня и сейчас угнетает несвобода, невозможность куда-то вылететь. Накануне пандемии я панировал кругосветное путешествие, которое отложилось на неопределенный срок. Я очень люблю море, серфинг, но на Бали и Гавайи я не попаду. Ближайшее доступное место для таких развлечений - Камчатка. Но там немного холодно. Меня напрягает само отсутствие возможности улететь, попасть в места, где я хотел бы оказаться. Когда тебе что-то запрещено, мечты превращаются в навязчивые идеи. Но я как-нибудь справлюсь. Поеду на Камчатку с теплым гидрокостюмом в конце концов.

Вы прощаетесь со старым миром. Какой он по-вашему - новый? С чем жаль прощаться? Обрели ли мы что-то хорошее?

Раньше я скептически относился к формату видеотрансляции, опыт в самоизоляции позволил мне кардинально поменять мнение. Это захватывающе, я вижу море возможностей, донести что-то "живое", настоящее. Что такое новый мир? Это люди, младше меня. Мне всегда приятно смотреть на молодых артистов. Наблюдать за тем, какие они свободные, легкие. Интересно знакомиться с музыкой, которую они слушают, с субкультурами, которые появляются. При всех обстоятельствах мне кажется, что у нас гораздо больше свободы, чем у наших родителей. А у младшего поколения, вопреки политикам и бестолковым чиновникам, хочется верить, ее будет еще больше. Свободы мысли, слова и перемещения.

После успеха проекта "Прощай, Старый мир!" планируете ли вы еще что-то сделать с мультимедийным сервисом Okko?

Да, отзывов было много, и я сам доволен тем, что получилось, это действительно новый жанр в искусстве, эдакий кинотанец. Сейчас такое странное время: с одной стороны, Гергиев дает первый концерт, который должен ознаменовать возрождение культурной жизни, с другой - много говорят о "второй волне", некоторые страны закрываются на карантин повторно. Чувствуется дезориентированность, нестабильность, совершенно непонятно, как будут развиваться события. Я пытаюсь ощутить момент, поймать внятный импульс. Пока он слабый. Когда мне будет, что сказать, я сделаю по этому поводу спектакль.


Всем артистам предоставлены смартфоны с камерой, позволяющей вести съемку в высоком разрешении. Исследование артистов позволило зрителям взглянуть на свой дом по-новому, открыть новые грани в познании себя

ФОТО: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ВЛАДИМИРА ВАРНАВЫ
=======================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 04, 2020 10:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070401
Тема| Балет, , Персоналии, Марина Семенова
Автор| Вадим ГАЕВСКИЙ
Заголовок| После Дягилева
Где опубликовано| © «Экран и сцена» № 13 з
Дата публикации| 2020-07-03
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=13244
Аннотация| НАСЛЕДИЕ

Окончание. Начало – см. “ЭС”, № 12, 2020
http://screenstage.ru/?p=13172
http://forum.balletfriends.ru/viewtopic.php?p=532012#532012


Марина Семенова – Одетта

Марина Семенова. Особенная стать. “Лебединое озеро”

Особенная стать была дана Семеновой от природы, а затем оказалась ее художественным образом, таким же, как весь ее облик, облик эллинской статуэтки. “Мы помним Семенову вытянутой и властной”, – написал известный балетный критик Владимир Голубов-Потапов в 1940 году, эти слова вспоминаются и сегодня.

Но вначале о ее педагоге, Агриппине Яковлевне Вагановой.

Харизматическая личность, чье имя впервые громко прозвучало в 1925 году, это Агриппина Ваганова, бывшая до 1916 года балериной Мариинского театра. Спустя пять лет она начала преподавать в Петроградском хореографическом училище, создав свою уникальную, столь же традиционную, сколь и обновленную академическую систему. Возник знаменитый учебник (в написании которого Вагановой помогла подружившаяся с ней Любовь Дмитриевна Блок, вдова поэта, впоследствии – выдающийся исследователь и знаток истории классического танца). А с третьего выпуска, возникла плеяда блистательных балерин, начиная с Марины Семеновой (легендарный выпуск 1925 года) и кончая Ириной Колпаковой (выпуск 1951 года). Появилась несравненная школа классического балета.

В очевидном неприятии некоторых дягилевских идей Ваганова предложила свои ориентиры. Не в форме деклараций или устных слов, а в форме практических намерений и результатов. Во-первых, возвращение к новой жизни большого балеринского стиля. Во-вторых, возвращение к строгой академической основе классического танца: никаких вольностей эпохи “модерн”, никаких соблазнов так называемого “нового балета”. А в-третьих, что было самым основным, возвращение на свое законное место танцующей балерины. Короче говоря, старый порядок вещей, но без архаики – ни в стилевой манере, ни в дансантной сложности, ни в дансантном великолепии, дансантном блеске. Для этого в споре с Дягилевым, как и в дискуссии с местными мариинскими апологетами режиссерского балета, у Вагановой имелся сильнейший аргумент: виртуозность. Или даже сверхвиртуозность, возрождающая первоначальный смысл этого слова: виртуозность означает доблесть. Марина Семенова, самая яркая из плеяды вагановских учениц, была – и оставалась всю жизнь – самой доблестной балериной.

В 1926 году, в первом же сезоне профессиональной работы Семеновой, тогда еще в Мариинском театре, Ваганова подготовила с ней “Лебединое озеро”, самый сложный балет классического репертуара. Это означало риск, но Ваганова не боялась риска. А Семенова, тем более, молодая Семенова, риск обожала.

До Семеновой, до 1924 года, года поспешного отъезда из России, “Лебединое озеро” танцевала Ольга Спесивцева, последняя из трех легендарных балерин дягилевской эпохи: Анна Павлова, Тамара Карсавина и она, Ольга. И первая среди мариинских балерин, в чьем творчестве дало себя знать самоощущение послевоенной эпохи. И по своей академически идеальной, но психологически смятенной манере, и по своей человеческой судьбе Спесивцева являлась классической представительницей “потерянного поколения” – но только не в литературе, а в театре, не на страницах книг, а на балетной сцене. Между прочим, перед отъездом из Петрограда Спесивцева занималась с Вагановой, о чем с благодарностью вспоминала много лет спустя, когда нашла пристанище на ферме Александры Толстой, младшей и любимой дочери Льва Николаевича Толстого, где обретали приют и покой многие русские эмигранты.

По контрасту со Спесивцевой и ее артистическим образом “потерянного поколения”, Семенову можно назвать представительницей, одной из лучших, “пришедшего поколения” (а может быть, и просто “женщиной 20-х годов”) – поколения, пришедшего для того, чтобы наполнить Мариинскую сцену новой энергией и новым смыслом. Старинную Мариинку сделать современной Мариинкой. А старые спектакли, сохраняя их хореографический текст, обновить и лишить ностальгической поэзии, ретроспективного духа. И если Спесивцева, судя по словам сохранившегося дневника, признавалась, что танцует “Лебединое” из последних сил, то Семенова танцевала как бы от избытка сил – жизненных, творческих и профессиональных.

Победа была полной, победа была двойной – и театральной, и собственно балетной. Как того требовал академический канон, Семенова идеально воспроизвела, искусно противопоставив их, две основные формы академического па – адажио и аллегро. Темпы адажио она распространила почти на весь лебединый акт, темпы аллегро – почти на всю сцену обольщения в акте бала. Другими словами, Семенова точнейшим образом обозначила две контрастные формально-ритмические основы двух главных актов; подчинив лебединый акт ритму шага, а сцену обольщения ритму бега. Дансантный шаг в первом случае, дансантный бег во втором, а в финале их органичное соединение. И наряду с этими формальными завоеваниями Семеновой удалось эффектно выявить контрастные состояния обеих героинь: абсолютную отрешенность от всего происходящего у Одетты, абсолютную погруженность во все, что происходит вокруг, у Одиллии. В кульминации лебединого акта и Принц, и даже Злой гений для семеновской Одетты переставали существовать, а во всей сцене обольщения для семеновской Одиллии существовал только Принц, и Семенова, вопреки традиции, вопреки либретто, вопреки логике акта танцевала не столько коварное обольщение, а минутное увлечение, которое она позволяет себе и которое вскорости будет забыто. Семеновская Одиллия была создана для жизни и для любви; семеновская Одетта была создана для творчества и для искусства. Одиллия Семеновой – великая любовница, Одетта Семеновой – великий художник. На сцене Семенова-Одиллия переживает – и зрителям передает – удесятеренное чувство полноты жизни, используя любимое слово Толстого. Так описывается состояние князя Андрея перед сражением, и так можно описать состояние семеновской Одиллии в антре, в момент выхода на сцену, перед сражением, но не воинским, а женским, борьбы за душу Принца, покоренного Одеттой. Сражение начинается сразу же в антре и достигает предельной мощи во второй вариации, где балерина в удвоенном темпе делает ошелом-ляющие два круга двойных пируэтов и шене, стремясь окончательно вскружить голову Принца и окружить дворец гибельной меткой.

Почти двести лет назад, а именно в 1828 году, Пушкин написал и опубликовал стихотворение “Портрет”, посвященное не названной графине Закревской. Оно читается как списанный с натуры портрет семеновской Одиллии:

С своей пылающей душой,

С своими бурными страстями,

О жены Севера, меж вами

Она является порой,

И мимо всех условий света

Стремится до утраты сил,

Как беззаконная комета

В кругу расчисленном светил.

Как беззаконная комета – конечно, это семеновская Одиллия на благопристойном княжеском балу, конечно, это сама Семенова на сцене бывшего императорского, а теперь советского театра.

А к “женам Севера” Семенова-балерина тоже не принадлежала. Она оставалась одна, по крайней мере, в своих спектаклях, и слишком была поглощена творчеством, творчеством хореографического ваяния, творчеством дансантных доблестных па. Зимой 1936 года, во время недолгой гастрольной поездки в Париж, Семенова, помимо балета “Жизель” на сцене Опера, танцевала в концерте отрывки из “Лебединого озера”, из адажио лебединого акта. Известный в то время фотограф Борис Липницкий заснял выступление, и возникла серия прекраснейших поз, изваянных в танце. Им место в музее, в Лувре или Эрмитаже. В целом большое адажио в буквальном смысле сотворено балериной. Это ее художественный шедевр, а возможно, и художественный подвиг. Оно родилось вопреки всему – вопреки ситуации неволи, вопреки страху, господствующему вокруг у смятенного кордебалета, не находящего себе места, вопреки запретам Злого гения, появляющегося где-то у задника сцены. Тем самым Семенова представила великую тему: творчество в плену, творчество в условиях несвободы. Это включало в ассоциативный круг ее выступления очень многое. И Шостаковича, жившего после погрома 1936 года в ожидании ареста, но сумевшего создать и грозную Пятую симфонию, и артистичнейший квинтет. И Анну Ахматову, написавшую “Поэму без героя”. И, конечно, Бориса Пастернака, написавшего бессмертный роман в последние сталинские годы. Вот чем было семеновское “Лебединое озеро” для нас, слышавших Пятую симфонию Шостаковича, но ничего не знавших ни о поэме Ахматовой, ни о романе Пастернака.

Семенова танцевала “Лебединое озеро” больше четверти века, творческая жизнь постепенно налаживалась, но постепенно терялось терпение властей: “на сцене Большого театра танцует жена врага народа”, тем более что подобные слова на партийных собраниях произносили конкурентки. Что-то должно было произойти, и в 1952 году произошло: после выступления в “Лебедином озере” Семенова была уволена из театра в самой оскорбительной форме. Я был на этом спектакле и все видел своими глазами. В третьем акте, в картине бала, Семенова повредила ногу, но не бросила танцевать, а, прихрамывая, ушла за кулисы. Антракт длился тревожно долго, по-видимому, травма оказалась серьезной, но, в конце концов, Семенова с перебинтованной ногой (это было заметно и на галерке, куда я обычно попадал) вышла на сцену и, встреченная овацией, закончила спектакль. Дирекция, жалкая и подлая дирекция, давно ждавшая какого-либо предлога, на этот раз своего шанса не упустила. Вместо того чтобы объявить Семеновой благодарность, ей вынесли строгий выговор и тут же уволили “за утрату профессиональной формы”. Это случилось, повторяю, в 1952 году, за год до ухода Злого гения ее жизни.

Но среди этих страшных, а для Семеновой унизительных лет было время, когда ее признали национальным достоянием и когда она почувствовала неразрывную связь со своим народом. Это были годы войны и послевоенное время. О “Лебедином озере”, которое Семенова танцевала в 1944 году, писатель Алексей Толстой напечатал восторженные слова в “Правде”. Ее Лебедь, писал Толстой, залог непобедимости России. А весной 1945 года, в незабываемые майские дни, Семенова танцевала только что перенесенную Леонидом Лавровским из Мариинки в Большой театр “Раймонду”, и это действительно становилось торжественным празднеством Победы. Никогда особенная – тютчевская – стать балерины не казалась столь необходимой, как в тот год, и никогда не была столь прекрасной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 06, 2020 12:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070601
Тема| Балет, «Большой балет», Персоналии, Анна Федосова, Марчелло Пелиццони
Автор| Анна Троегубова
Заголовок| Красноярские артисты вновь в шоу «Большой балет»
Где опубликовано| © «Культура 24» Информационный портал о культуре Красноярского края
Дата публикации| 2020-07-04
Ссылка| https://cultura24.ru/news/15190/
Аннотация|

В четвёртом сезоне шоу-конкурса телеканала «Культура» участвуют артисты Красноярского государственного театра оперы и балета имени Дмитрия Хворостовского — Анна Федосова и Марчелло Пелиццони.

Сейчас артисты репетируют с Олесей Алдониной и Демидом Зыковым (современная хореография), Верой Суровцевой (классика). Также пара работает онлайн с итальянским хореографом Франческой Фрассинелли, а также Марчелло отдельно общается с Денисом Медеведевым из Москвы.

Для выступления они готовят 6 номеров:

- «Пробуждение». Сергей Рахманинов в постановке Сергея Боброва.
- «Наперекрещенки». Олеся Алдонина и Демид Зыков.
- «Эсмеральда». Хореография Мариуса Петипа.
- «Аве Мария». Хореограф Франческа Фрассинелли.

Также будут показаны и сольные номера. У Анны Федосовой «Русская» Петра Чайковского, у Марчелло — «Героический этюд» — хореографическая миниатюра Леонида Якобсона. Для сольного номера Марчелло работает дистанционно с московским хореографом Дмитрием Медведевым (Москва).


Анна Федосова и Георгий Болсуновский. Фото София Дуборгина

Красноярские артисты уже принимали участие в шоу: во втором сезоне выступали Юрий Кудрявцев и Екатерина Булгутова. В третьем сезоне большого шоу участвовали Георгий Болсуновский и Елена Свинко.


Марчелло Пелиццони и Елена Свинко

Фото: VK Красноярского театра оперы и балета, Анны Федосовой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 07, 2020 12:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070701
Тема| Балет, Санкт-Петербургский театр им. П.И. Чайковского, Персоналии, Антон Корсаков
Автор| Елена Чапленко
Заголовок| Антон Корсаков. Санкт-Петербургский театр им. П.И. Чайковского. Интервью
Где опубликовано| © газета "Мир и Личность" №7(69)
Дата публикации| 2020-07-07
Ссылка| https://www.mirilichnost.ru/7-69-%D0%BE%D1%82-07-07-2020/69%D0%B1/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ




Елена Чапленко: С какими рабочими моментами Вам пришлось столкнуться впервые, поступив в Санкт-Петербургский театр Балета им. П.И.Чайковского?

Антон Корсаков:
Санкт-Петербургский театр им. П.И.Чайковского – это молодой коллектив. И, придя на службу, пришлось заниматься не только творчеством, но и выстраивать инфраструктуру организаторской деятельности. Это для меня было новым, но не менее интересным.

Елена Чапленко: Насколько сложно выстраивать отношения с труппой театра в ранге главного балетмейстера? Вы сразу видите потенциал того или иного танцовщика?

Антон Корсаков:
Я стараюсь никогда не ставить себя выше других. Существует субординация. Всегда ищу индивидуальный подход к каждому актеру. Любой выпускник профессионального учебного заведения – потенциальный артист, но возможности каждого видны сразу.

Елена Чапленко: В каких спектаклях Вас можно увидеть в настоящее время?

Антон Корсаков:
Два года назад, сделав небольшой бенефис, я принял решение уйти со сцены на заслуженный пенсионный отдых и сосредоточиться на передаче опыта молодому поколению.

Елена Чапленко: Можно ли утверждать, что в последние годы в классическом балете мужская техника исполнения танца претерпевает значительные изменения?

Антон Корсаков:
Ничего не стоит на месте, все развивается. В том числе мужской танец и техника. На мой взгляд, везде нужен баланс, чтобы наше балетное искусство не превращалось в гимнастику.

Елена Чапленко: За какие рамки, на Ваш взгляд, не должна выходить современная хореография?

Антон Корсаков:
За рамки пошлости, вульгарности и полной безвкусицы.

Елена Чапленко: О каком балете можно сказать, что он незаслуженно забыт?

Антон Корсаков:
На мой взгляд, таких спектаклей много. Отвечу обобщенно: большинство полотен, которые, к сожалению, не входят в рейтинг спектаклей, приносящие доход.

Елена Чапленко: Вы допускаете, что в ближайшей перспективе «флагманом» мирового балета станет не «Лебединое озеро», а некоторый другой спектакль?

Антон Корсаков:
Российский балет – это наше достояние, а «Лебединое озеро» – визитная карточка. Не думаю, что в ближайшее время что-то поменяется. Хотя после пандемии все может быть…

Елена Чапленко: Какой творческий эксперимент в балете Вы бы назвали безумием?

Антон Корсаков:
Когда на сценах императорских театров балетное искусство превращается в оргии.

Елена Чапленко: Мысленно Вы ставите себя на место танцовщика при подготовке той или иной партии, или Вы отталкиваетесь исключительно от его индивидуальных особенностей?

Антон Корсаков:
Каждый актер – он индивидуален. И я стараюсь найти и раскрыть в нем лучшие качества. А не делать из него не самую лучшую свою копию.

Елена Чапленко: Какие из нынешних постановок, над которыми Вы работали, Вы бы отметили особо?

Антон Корсаков:
Я бы отметил постановку «Ромео и Джульетта» на музыку П.И. Чайковского, созданную Елизаветой Меньшиковой, специально для Санкт-Петербургского театра им. П.И. Чайковского.


Редакция газеты "Мир и Личность" в лице главного редактора Елены Чапленко
благодарит Антона Корсакова за интересный рассказ


Фотографии - из личного архива Антона Корсакова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 08, 2020 6:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070801
Тема| Балет, Современный танец, Итоги сезона, Персоналии,
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Танцы до карантина: итоги сезона
Обзор балета и современного танца в сезоне 2019-2020 мог бы быть длиннее, если б не пандемия коронавируса.

Где опубликовано| © Ревизор.ру
Дата публикации| 2020-07-08
Ссылка| https://www.rewizor.ru/music/reviews/tantsy-do-karantina-itogi-sezona/
Аннотация| Итоги сезона


"Талисман". Сцена из спектакля. Фото: Егор Бельских

Но и с учетом отмены или переноса многих премьер, фестивалей и гастролей афиша сезона до марта была интересной и насыщенной.

Начну с современного танца.

Одно из главных событий сезона – гастроли Нидерландского театра танца, организованные фестивалем "Dance Inversion" (ему, кстати, исполнилось 20 лет). Труппа из Гааги, где собрались танцовщики высочайшего класса, показала 4 коротких балета разных хореографов. Это танец на музыку и даже на слова, закрыто-эзотерический и открыто-страстный, обращенный к подсознанию и сделанный на злобу дня. Но главное, что объединяет постановки - уровень исполнения, близкий к идеальному: артисты компании владеют телом, как боги. Фестиваль Dance Inversion показал также "Гедду Габлер" по пьесе Ибсена (Национальный балет Норвегии) и полный мистико-пассеистских откровений опус "Перехитрить дьявола" (Компания Акрам Хана).

А начался нынешний юбилейный фестиваль с гастролей китайской труппы "Павлин". Балет "Весна священная" похож на экзотический мост между культурами. Он составлен "из двух музык – Стравинского и современной китайской, двух манер танца – китайской и западной, двух пластических стилей – "эстрадного" и "философического" и двух типов движения – пантомимы и танца".
Американская компания "Дорранс дэнс", тоже гостья фестиваля, работает со степом. Азартно, изобретательно и весело. У них топот подошв – не просто соревнование в силе и ловкости, но "художественный мир, в котором ботинки для степа играют формообразующую роль, подобно пуантам в классике".
И наконец, в рамках фестиваля Балет Лионской оперы показал спектакль "Улица Ванденбранден, 31" – мрачный анализ человеческих контактов, придуманный Габриэлой Каррисо и Франком Шартье. Это притча о человечестве, где земной шар представлен в виде затерянного альпийского плато. Люди, живущие здесь, смешны и нелепы, трагичны и счастливы. Как все мы. Артисты из Лиона показали высокий уровень танца, создавая разные человеческие типажи и формулы взаимодействия.

Панорама последнего фестиваля "Dance Inversion", как и прежде, свидетельство живой новейшей деятельности танца, в удачах и поисках, в разнообразии стилей и направлений.
Фестиваль "Золотая маска" привез из Израиля постановку "Love Chapter 2". Спектакль для труппы L-E-V был создан в 2017 году для танцевального фестиваля в Монпелье. Если европейская пресса описывала это зрелище как "удивительную чувствительность маниакальных роботов" (то есть когда психический раздрай прямо отражается на состоянии тела), то у нас говорили "о людях, чья искореженная психика получила адекватные визуальные формы. Так выглядят современные исповеди".
Еще один проект "Золотой маски" - одноактные балеты бельгийской компании Rosas. Тройчатка "Барток / Бетховен / Шёнберг". Это сочинение Анны Терезы Де Кеерсмакер, одного из ветеранов современного европейского танца. Она сложила в трилогию постановки разных лет. Особый подход автора к музыке – "минималистское выявление танцевальной сущности не минималистской партитуры" - вызвал дискуссии экспертов, которые в целом гораздо прохладнее, чем в прежние приезды труппы, оценили качество этих гастролей Кеерсмакер. Трилогия возникла из слияния чисто женского бессюжетного танца с Четвертым струнным квартетом Бартока, чисто мужского, тоже абстрактного - с Большой фугой Бетховена, и общего - с "Просветленной ночью" Шенберга, музыке с программой, где два гендера соединились, наконец, в сюжетной истории любви.
Танец был и на фестивале "Территория". Спектакль из Швейцарии, сделанный хореографом Гильельмо Ботело и компанией "Alias", посвящен идее вечного движения. Исполнители безостановочно двигаются из кулисы в кулису, создавая метафору пути, по ходу дела преображая пластику бега в область нюансов и делая физику тела философской категорией.
"Закрой мне глаза" – тоже из афиши "Территории", спектакль, сделанный в Перми. Хореограф Анна Абалихина и драматург Илья Кухаренко скрестили в проекте-перформансе танцовщиков и оперных певцов. Отобрав лирику о несчастной любви (от Перселла и Шуберта до Форе и Берга), авторы построили "микроистории из частной жизни людей разных эпох и стран".
Фестиваль "Дягилев P.S.” в Петербурге известен не один год, но на этот раз он прошел в момент 110-летия балетных "Русских сезонов" Сергея Дягилева и через десять лет с момента основания. Принцип фестиваля – отслеживать не только буквальные, но и опосредованные влияния истории балета на современность – удачно воплотился в программе. В итоге получилось "увлекательное путешествие во времени и хореографии 19-го - 21-го веков". Это, например, гастроли Балета Монте-Карло с программой "Посвящение Нижинскому", переосмысливающей спектакли дягилевской антрепризы, а также вечер "Свадебки" и "Весны священной" на музыку Стравинского, где встретились постановки из Екатеринбурга и Ирландии.

Знаменитая балерина Наталья Осипова привезла программу "Чистый танец", где сошлись номера разных авторов на разную музыку, от неоклассики до новейших сочинений любимых балериной хореографов. Идея вечера основана на многогранности искусства балета, "восхищении разностью танцевальных техник" и танцах то босиком, то на пуантах. Звезда Королевского балета Великобритании не сходила со сцены весь вечер, пленяя выразительной пластической переменчивостью.
Японский хореограф и танцовщик Сабуро Тешигавара успешно выходит на театральные подмостки в свои 67 лет. Он показал авторский балет "Идиот" по Достоевскому на музыку Чайковского, Шостаковича и камерных произведений романтиков. Выразительная пластика, основанная на национальном стиле "буто", позволила гостю получить приз фестиваля (он называется " Удиви меня", по фразе, сказанной Дягилевым Жану Кокто).

В очередной раз состоялся фестиваль современной хореографии “Контекст”, организованный Дианой Вишневой. Сама балерина не принимала в нем участие, но "Контекст" всегда вдохновлен ее интересом к современным пластическим практикам. В рамках проекта традиционно проходит конкурс молодых постановщиков, главным образом – российских. В этом сезоне победил Кирилл Радев.
Спектакль испанской компании La Veronal под названием "Equal Elevations" в Москве был показан в Итальянском дворике Музея изобразительных искусств. Музейное пространство необходимо: постановку для четырех танцовщиков создавали для мадридского Музея королевы Софии как диалог между танцовщиками и скульптурой.
Израильская компания Хофеша Шехтера показала спектакль "Grand finale", посвященный идее кинетики, а шире – истории нашей жизни от ее начала до великого финала. Особый интерес вызвал показанный на фестивале фильм о Мерсе Каннингеме, классике американской "свободной" хореографии прошлого века. Сотрудничество Каннингема с Кейджем, Раушенбергом, Джонсом и прочими столпами искусства 20-го века –одна из тем фильма.
Остается добавить, что практически все показы проходили с аншлагами: у современного танца во всех разновидностях сформировалась своя, понимающая и заинтересованная, аудитория, которой нужны новые формы и не нужен программный консерватизм.
Интересные события были и в классическом танце.
Новая старая "Жизель" в Большом театре - так пресса писала о редакции романтического спектакля, сделанной хореографом Алексеем Ратманским в духе "исторической информированности". Ратманский постарался максимально приблизить французскую "Жизель" к оригиналу 19-го века (то есть к постановке Мариуса Петипа). Основываясь на двух письменных источниках - российском и европейском, постановщик восстановил старинную пантомиму и утраченные детали танца, как и мизансцены, убрал накопившуюся "отсебятину". Это позволило вычленить наивную непосредственность оригинала, усилить логику танцевальной драматургии. Удача хореографа и театра несомненна.

Премьера балета "Дон Кихот" прошла на сцене Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Театр взял себе версию Рудольфа Нуреева. Так решил Лоран Илер, французский худрук балетной труппы МАМТа. Спектакль, когда-то поставленный Нуреевым для себя, не очень вписался в театральные реалии наших дней и в традиции московского балета. Критики предъявили претензии и к хореографии, и к исполнению, и к оформлению. Но интерес публики к названию был удовлетворен.

Фестиваль "Золотая Маска" не успел показать всю свою балетную программу, но "Талисман" в Москву привезли. Это был номинант фестиваля из Бурятии. Старинный балет с таким названием – источник вдохновения нынешних авторов. Это не реконструкция, не попытка возрождения оригинала, что в принципе невозможно: хореография не сохранилась. Это вольные ассоциации по мотивам названия и "индийского" либретто. Мы воображаем, как мог бы выглядеть тот, прежний балет 19-го века, опознать его стиль - с поправками эстетики танца на современность. "Талисман" из Бурятии, как я писала, "симпатичная выставка исторических достижений российского и советского балетного хозяйства, где находки разных эпох собраны под одной крышей".
Теперь ждем нового сезона и надеемся, что он пройдет без помех.

================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 16, 2020 7:10 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2020 6:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020070901
Тема| Балет, Swiss Offspring Ballet, Академия Штутгартской школы Джона Кранко, Персоналии, Табита Домброски
Автор| Верена Греб, Элла Володина
Заголовок| Откровения балерины: это стиль жизни, но очень тяжелый
Балерина из Новой Зеландии Табита Домброски выбрала в Европе школу Джона Кранко, где еще преподают по "русскому методу".

Где опубликовано| © Русская редакция Deutsche Welle
Дата публикации| 2020-07-02
Ссылка| https://p.dw.com/p/3ehBk
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Табита Домброски танцует в труппе Swiss Offspring Ballet. Ныне 20-летняя дипломированная балерина проходила двухлетнюю стажировку в Академии Штутгартской школы Джона Кранко. Она родом из Новой Зеландии, где начала танцевать балет в возрасте трех лет. Табита также попробовала свои силы в джазе, чечетке и современном танце.

Но балет был тем танцевальным направлением, которое привело ее в Европу, в школу Джона Кранко. Там она также впервые попробовала себя в роли хореографа. В интервью DW балерина рассказывает о "русской школе" Джона Кранко, о границах возможного и ментальной силе в сценическом танце, а также о проблемах танцевального образования. Поскольку балетная карьера редко продолжается до пенсионного возраста, она решила получить еще одну профессию, психолога.

DW: Табита, за что вы полюбили балет?

Табита Домброски:
Балет - это стиль жизни, но очень тяжелый. Он требует большой физической силы, дисциплины и решимости. Он формирует характер, если балетом заниматься с ранних лет. Это очень красивая и изматывающая профессия. Она требует поддержания безупречной физической формы, но при этом развивает грацию и артистичность. И все должно выглядеть очень легко. Балет - это способ самовыражения.

- Балет помогает в жизни?

- Да, это так. Помогает правильно распоряжаться временем. Дисциплинирует.

- Почему именно школа Джона Кранко в Штутгарте?

- Это одна из лучших балетных школ в мире. И одна из последних, где преподают по русскому методу. Школа выпускает универсальных танцоров. Я люблю современный танец так же, как и классический балет.

- Как выглядит рабочий день в Академии?

- Занятия начинаются в девять часов с двухчасовой разминки у станка. После этого отработка соло или вариаций. После обеда либо репетиции спектаклей, либо, например, уроки фламенко с кастаньетами, тренировки па-де-де или техники контемпорари. По вечерам я еще работала над своими хореографическими постановками. В первый год у меня также была теория: музыка, анатомия, история танца и немецкий язык.

- На Facebook вы пишете: "благополучно выжила". Нельзя ли поподробнее об этом?

- Я росла с различными танцевальными стилями, много занималась контемпорари и джазом. Артистичность для меня очень важна, экспрессивность мимики и тела. Тренироваться по русскому методу означает, что речь идет в первую очередь и исключительно о технике. Как раз то, что мне было нужно. Но это очень тяжелая школа, потому что самые простые движения должны быть идеальными - каждый раз, когда их выполняешь. И педагоги очень строгие. Они требуют совершенства. Они не дают спуска, потому что хотят самого лучшего для своих учеников. Они выжимают из тебя все силы по максимуму. Это очень тяжело физически. Балет - это искусство тела. Поэтому так тяжело учиться. Надо быть в отличной форме и выглядеть как балерина.

- А были моменты, когда хотелось все бросить? Не устарел ли морально “русский метод”?

- Интересный вопрос. Это очень старомодный способ обучения с фокусом на классическую балетную подготовку. В наши дни физическое и психическое здоровье является важным аспектом хореографического обучения, но в Штутгарте он не был частью программы, не было специалистов в этой области. В новозеландских школах все по-другому. Там следят за здоровьем танцоров. Здесь надо самому понимать, что хорошо, а что перебор, когда надо сделать перерыв. Здесь ты сам помогаешь себе - своему телу и психике. Некоторые с этим справляются. У меня это получалось, потому что у меня есть опыт. А вот для совсем юных танцоров подготовка без помощи специалистов может быть очень трудным делом.

- Вопрос возник неслучайно. В отношении Берлинской государственной балетной школы выдвигались обвинения, о которых вы, несомненно, слышали. Были разговоры, например, о слишком продолжительных и утомительных тренировках. Или о том, что на растяжках применялась физическая сила со стороны без предупреждения.

- Да, я об этом слышала. Я не могу сказать, что в школе Джона Кранко тренировки были слишком долгими. В Новой Зеландии я тренировалась и подольше. Тяжело было, да. Но нам давали отдохнуть. И если у кого-то был тяжелый день, репетиции, то педагог не требовал по полной. Растяжки, я думаю, это проблема больше в художественной гимнастике. У нас важнее техника и нюансы.

- Раз разговор зашел о технике... Кульминационные 32 фуэте черного лебедя из “Лебединого озера”. Говорят, что это самая сложная фигура в балете. Как этому научиться?

- Все женские главные партии чрезвычайно сложные. Везде нужен хороший баланс, нужны гибкость, сила и плавность движения. Потребуются месяцы репетиций, чтобы довести соло до совершенства. Нужны тысячи повторений, чтобы довести движения до автоматизма.

- Одна из ваших собственных хореографических миниатюр называется "Состояние медитации". Вы медитируете?

- Да. Я люблю йогу и уже давно занимаюсь медитацией. Именно поэтому я решила изучать психологию, потому что мне интересно, что происходит у нас в головах. Это ведь так: наши поступки являются отражением наших мыслей. Просто иногда проблемы кажутся больше, чем они на самом деле есть. Балет - это тяжелый труд и короткая карьера. В балет надо влюбиться как можно раньше. Главное для карьеры - знать, для чего вы пришли в балет, любить его всем сердцем, находить в нем счастье, но не жертвовать ради него своим здоровьем и благополучием. Балет - это очень стоящее дело, но награды - выход на сцену, партии, о которых все мечтают, аплодисменты - даются очень дорогой ценой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 10, 2020 1:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020071001
Тема| Балет, БТ, "Гжель", Персоналии, Борис Акимов
Автор| Павел Ященков
Заголовок| В хореографических училищах Москвы прошли выпускные экзамены
Борис Акимов: «До середины сентября спектаклей в Большом театре не намечается»

Где опубликовано| © "Московский комсомолец"
Дата публикации| 2020-07-10
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2020/07/10/v-khoreograficheskikh-uchilishhakh-moskvy-proshli-vypusknye-ekzameny.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Прошедшие в начале июля выпускные экзамены в хореографических учебных заведениях в этот раз сильно отличались от обычного сценария. Как правило, в училищах такого рода – это красивый отчетный концерт в конце учебного года, для которого выпускники и другие ученики младших и старших классов и курсов готовят обширную программу, показывают, какие умения и навыки приобрели за время обучения. Кроме концерта сдают экзамены выпускники хореографических учебных заведений и непосредственно в классе, у станка, в присутствии Государственной комиссии. И уже потом проходят выпускные вечера, на которых в торжественной обстановке вручают дипломы. О том, как выпускные экзамены прошли в этом году, а также о ситуации, сложившейся в Большом театре после постепенного снятия карантинных ограничений, «МК» рассказал экс-худрук балета Большого театра, ныне педагог-репетитор Большого театра и художественный руководитель Московского хореографического училища при Московском государственном академическом театре танца «Гжель», народный артист СССР Борис Акимов.


Художественный руководитель Московского хореографического училища при театре танца «Гжель», народный артист СССР Борис Акимов. Фото: Наталья Чеканникова

- Борис Борисович, как в этом году проходили экзамены в хореографических училищах?

- У нас, в училище «Гжель», собирались педагоги выпускного класса: педагоги по классическому танцу, по характерному, дуэтные – все… Председателем комиссии был Кириллов Владимир Петрович – худрук Московского государственного академического детского музыкального театра имени Н. И. Сац. Мы поставили оценки по итогам прошлого года. Ученики нам предоставили видеоматериал (свои вариации) для защиты дипломов. Мы все это посмотрели и поставили оценки, и по итогам обсуждения состоялась защита дипломов. Потом эти дипломы подпишут, и когда будет уже можно, вручат. Выпускников в этом году у нас немного. Всего 8 девочек заканчивают училище. Кстати, двух из них - Дерендяеву и Шатохину - приняли в Большой театр. Это действительно очень хорошие девочки, они уже побеждали на многих конкурсах - российских и международных, занимали первые и вторые места. Руководитель балета Большого театра Махар Вазиев там смог их увидеть, ему понравилось их выступление. Они уже имели возможность посещать класс у педагога Большого театра Светланы Адырхаевой ещё до пандемии. Им сделали в театре пропуск, и они месяца полтора занимались у неё в классе. Приятно, что у нас каждый год в Большой берут девочек. Так что уже 6 учеников «Гжели» по окончании училища работают в Большом театре. А вообще наши ученики работают во многих театрах России: в труппе Бориса Эйфмана, Мариинском театре, Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко, театре Сац, театре Касаткиной и Василева, а также в других театрах России. Даже в таких далеких, как Приморская сцена Мариинского театра во Владивостоке. Несколько выпускниц нашего училища там уже работают. В этом году одна из девочек этого выпуска тоже пополнила эту труппу.

- Экзамен и защита диплома проходили не вживую? Вы говорите, что выпускники предоставили видеоматериал. То есть сами они в училище непосредственно не находились, и вам транслировали запись?

- Нет, не вживую, как это было обычно. Такое было условие выпуска, о котором нам сообщили. Какие-то ограничительные меры снимаются, но какие-то ещё действуют. Мы до последнего ждали указаний, в какой форме это возможно провести. Так что каждому члену комиссии материал высылали. Все мы его смотрели, и на основе этого было уже обсуждение. Надо сказать, что материал, который мы смотрели, уже представлялся, они же уже танцевали эти вариации и защиту дипломов делали по этим съемкам. То есть девочки представляли материал, где они танцуют на записи, и члены комиссии по ней судили о качестве их выступлений и подготовке. Обсуждали каждую вариацию и выставляли оценки.

- Тем не менее, комиссия присутствовала в училище в полном составе? То есть вы не работали удаленно?

- Мы были вместе, в большом зале. Все педагоги, члены комиссии сидели за отдельными столиками, поставленными на расстоянии полутора метров друг от друга, в масках, перчатках и, конечно, обсуждали, ставили оценки. Но в принципе, там ясная картина, будь то наше училище, будь то Московская или Вагановская академии, какое-нибудь другое хореографическое училище. Ведь учеников все знают. Мы много выступали, и способности каждого хорошо известны. Нам уже в предвыпускном классе, то есть, в нашем случае, на втором курсе, более или менее ясно, у кого какие перспективы.

- То есть защита дипломов в Московской академии хореографии и других хореографических училищах происходила таким же образом?

- Да, и у них так же. У нас председателем был Кириллов. Он также был членом комиссии в Московской академии хореографии от театра Сац. И другие коллеги мне говорили, что всюду защита происходили в удаленном режиме, просматривали, обсуждали и ставили оценки по итогам того (то есть 18-19) учебного года. У нас, кстати, председателем комиссии и в прошлом году был тот же Кириллов, так что он всех наших учеников отлично знает. В конце декабря у нас контрольные уроки, концерты, выступления студентов, на основании которых мы и выставляли оценки. В Московской академии примерно та же ситуация.

- Но это ситуация с выпускниками, а остальные курсы в хореографических училищах от экзаменов в этом году были освобождены?

- Да, там тоже педагоги ставили оценки, учитывая и их способности, и успеваемость прошлого сезона, то есть опирались на годовые оценки прошлого учебного года, когда учащиеся сдавали экзамены, и плюс это полугодие с сентября по январь, ну и тех месяцев, что успели проучиться до объявления пандемии. На невыпускных курсах было, конечно, всë проще. Просто ставились оценки по этим параметрам, о которых я уже сказал, а экзамены не проводились.

- Как вообще происходили занятия в хореографических училищах в период пандемии?

- Как и везде. По монитору, в режиме онлайн наши педагоги давали уроки и по общеобразовательным предметам и по специальным: классике, народно-характерному танцу и другим. Так же было и в Московской академии. То есть в плане специальности были каждодневные классы через Zoom. Когда Zoom ввели, кстати, стало полегче, потому что там можно индивидуально в разных окошках смотреть одного, второго, третьего ученика, делать какие-то замечания.

- А теперь, когда этот учебный год окончен, и дети ушли на летние каникулы, к занятиям вы приступаете в сентябре? В какой форме они будут проходить, уже известно?

- Пока мы ещё ничего не знаем. Соответствующих указаний вышестоящих инстанций не получили. Сентябрь планируется как обычно, если конечно не будет новой вспышки. В конце августа в училище будет как всегда проходить новый набор. Правда, некоторые училища такой набор уже провели в онлайн, но мы пришли к выводу, что проводить набор таким образом не совсем правильно, потому что в нашей профессии надо, что называется, своими глазами и своими руками проверить данные будущих учеников. Поэтому мы всё-таки решили сделать набор в конце августа.

- Борис Борисович, вы еще являетесь педагогом-репетитором Большого театра. Как там сейчас обстоят дела?

- Мы также ждём решений…

- Но я знаю, что в театре, не смотря на отпуск, чтобы начать незамедлительно восстанавливать форму, кого-то из артистов уже начали пускать заниматься в залы. Так же как это было сделано и в Мариинском театре ещё в конце мая. Не всех конечно, по четыре человека в разное время, но потихоньку пускают на классы. И Большой театр тоже начинает заниматься…

- Я тут не в курсе, честно вам скажу. По крайней мере, до недавнего времени никого в Большой ещё не пускали. Я узнавал у охраны, когда в театре в конце июня была гражданская панихида по ушедшему из жизни нашему старейшему педагогу Николаю Фадеечеву. Панихида проходила в атриуме Административного корпуса, но в сам театр никого ещё не пускали. Орана мне сказала, что пока никого пускать не велено. Пропуска наши не работали, выключили специально эту систему, чтобы никто в театр не рвался. Может быть, сейчас есть какие-то спецразрешения дирекции. Я слышал, что вроде после 10 июля этот вопрос как-то может разрешиться, и в залы начнут потихоньку пускать позаниматься. Но пока не знаю, в какой форме это будет проходить. Я со своими учениками был на связи, но уроки не вёл. В Большом театре классы в режиме онлайн давали во время карантина два педагога. А 27 июля мы уже в полном составе должны вернуться из отпуска и весь август входить в форму. Так и раньше было. Если, например, 26 сентября у нас был в Большом театре первый балетный спектакль (обычно это «Лебединое озеро»), то мы приходили за 2-3 недели до этого, чтобы подвигаться, позаниматься, подготовиться к открытию сезона. А сейчас мы спокойно, не спеша будем заниматься, потому что до середины сентября спектаклей в Большом театре не намечается.

- Вы много работаете заграницей, даёте классы в разных театрах. Какие-то вести оттуда имеете?

- Приглашения идут, но у нас визовые центры закрыты. Выезда из России пока нет. Мне Балет Монте-Карло в июле прислал приглашение. Они уже работают, но ничего невозможно сделать. Ковент-Гарден на декабрь тоже прислал приглашение. Написали, что к этому времени у них ситуация, возможно, нормализуется, и что «надеемся тебя видеть у нас».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 16, 2020 7:14 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 11, 2020 8:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020071101
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Евгений Коновалов
Автор| Екатерина Поллак
Заголовок| УЧИТЕЛЬ И УЧЕНИК. ЧАСТЬ I: ЕВГЕНИЙ КОНОВАЛОВ
Где опубликовано| © BEATRICE MAGAZIN
Дата публикации| 2020-07-09
Ссылка| http://beatricemagazine.com/evgeny-konovalov/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В балете, как нигде, сильна традиция преемственности. Ощущение славного прошлого русского балета сопровождает будущего артиста с первых реверансов и поклонов на уроках в школе и после выпуска, когда, переступив порог театра, начинаются главные творческие поиски. Процесс становления танцовщика и работа над спектаклями – всегда цепочка размышлений и уточнение личных взглядов на природу танца и его эстетику, а то, насколько артист будет увлечен этим, во многом зависит от педагога.

Данила Корсунцев – премьер Мариинского театра, Евгений Коновалов – первый солист. Они оба в разное время учились у профессора Геннадия Наумовича Селюцкого, солиста Мариинского конца 50-х-начала 90-х годов (Евгений выпускался в его классе, а Данила репетировал с ним в театре). С 2015-го Данилу и Евгения объединила совместная работа над партиями – так продолжилась линия преемственности в петербургской труппе. Танцовщики разных поколений и характеров, не сговариваясь, отстаивают в разговоре с Екатериной Поллак близкие убеждения и ценности.

Гость первой беседы – Евгений Коновалов; атмосферу, царящую на их репетициях в Мариинском театре, поймала в объектив Юлия Михеева.


Фотографии: Юлия Михеева

Интересная деталь биографии: Вы родились в немецком городе Потсдаме.

Действительно, я родился в Потсдаме, под Берлином, но вскоре переехал с семьей в Самару. Мама работала в Потсдаме медсестрой в родильном доме – в послевоенное время нередко уезжали заграницу на заработки, особенно в те сферы, где сотрудников не хватало, и моя мама уехала вместе с мужем. Родители долго прожили в эмиграции, прежде чем я родился, я же успел пожить в Германии около года. Двойное гражданство, кстати, так и не оформил, хотя меня нередко спрашивают в паспортном контроле во время поездок на гастроли, почему не оформил (смеется). Но вся семья из Самары.

Значит, Ваша семья не связана с балетным театром? Как же Вы оказались в балете?

Это произошло по желанию мамы. Ей сказали, что мальчик способный, и можно попробовать. У нас никто из семьи в балете не был – в основном все занимаются либо техникой, либо медициной. В гимназии, где я учился, посоветовали присмотреться к школе при Самарском академическом театре оперы и балета, куда я и перешел. Учили в школе всему: историко-бытовому, дуэтному танцу, классическому, конечно, даже давали практику (сценическую – прим. Е.П.).

В 2012-м Вы окончили Академию Вагановой по классу Г.Н. Селюцкого. Как оказались в Петербурге?

Я отучился в Самаре пять лет, и Валентина Пономаренко, преподаватель школы, предложила родителям отвезти меня на просмотр в АРБ им. А.Я. Вагановой – она сама в свое время училась в Академии. Спасибо ей, что этим советом она меня «продвинула» дальше, решив, что в Самаре мне будет тесновато, и я могу больше. Поступил с первого раза, а выпускался в классе Геннадия Наумовича…. Порой хочется вернуться в то время – ностальгия и по Академии, и по Самаре. Помню, танцевал «Панадерос», «Танец с саблями», партию Ланкедема, а на выпускном спектакле – Конрада.

Хотели попасть в Мариинский?

Кстати, такой цели не было – я «взялся за голову» очень поздно, только на первом курсе, поэтому долго колебался, понимая, что теперь-то надо над собой работать. Переходный возраст, что ли…16-18 лет – вообще тяжелый период. Честно скажу, я долгое время слыл лентяем.

А по Вам и не скажешь. Когда же Вы прониклись балетом?

Вот на курсах и проникся – интересно стало, а до этого, наверное, удерживала мамина мечта видеть меня на сцене, чтобы меня по телевизору показывали, чтобы творческая карьера сложилась. Бабушка вообще хотела, чтобы я актером стал, и ведь драматический и балетный театры взаимосвязаны. В школе, правда, думал, что для того, чтобы стать солистом, нужно выучить все-все-все возможные трюки и технические моменты, чтобы они выглядели красиво, но оказалось, конечно, что все не так просто. Одну технику показывать недостаточно – нужно показывать тело в движении, чтобы зритель понял, что ты говоришь.

Как же, например, Иван Васильев с его ультра-си трюкачествами?

Хороший танцовщик, но не могу сказать, чтобы я на него равнялся. Мне, конечно, что-то нравилось из его придумок, но главное все-таки, чтобы у артиста была своя «изюминка», только тогда он узнаваем по жестам, манерам. Должен быть почерк. Мне Данила порой говорит: «Ты можешь выйти, станцевать и уйти, но так делать не надо». Он учит не выходить на сцену как на работу или спортивный корт и любит повторять: «Ты танцуешь хорошо, но здесь и здесь не хватает посыла, продумай ракурс…».

Слышала от Леонида Сарафанова, Николая Цискаридзе слова о том, что переход в театр все обнуляет, и выпускник сталкивается со многими трудностями. Какие трудности подстерегали Вас в первые сезоны работы в театре?

Я пришел в театр с травмой – перед выпускными сломал коленный сустав, мениск. Конечно, я собрался с силами и «отметился» на экзаменах, кое-как оттанцевал, показав, что могу себя преодолеть. Было тяжело, потому что к этому времени я хотел многого, и были надежды, но… Я пошел просматриваться в Мариинский театр и до сих пор благодарен Геннадию Наумовичу, который, видимо, попросил дать мне шанс. В театре в первое время тяжелее всего было именно психологически – я боялся сделать лишнее движение, дать лишнюю нагрузку на сустав и тем только ухудшить состояние травмы, к тому же надо было постоянно поддерживать форму. Да, первый сезон был очень сложным. И приходилось одновременно учить много новых кордебалетных партий, выходов в «восьмерках», «десятках»…

Как долго Вы были в кордебалете, прежде чем получили первые сольные партии?

Первой сольной партией стало па-де-труа Друзей принца из «Лебединого», и это произошло спустя два с половиной года. За это время я перетанцевал все партии в кордебалете, изучил и новые, и старые – все, какие только были.

Два с половиной года только в кордебалете – долгий срок. Вспоминаются слова Надежды Павловой, которая в одном из интервью заметила, что для некоторых кордебалет становится пределом только потому, что «стоит чуть дольше задержаться в кордебалете или просто засмотреться по сторонам, и смелость уже не появится никогда».

Желание «прорваться» было с первого года в театре, я боролся, хотя и сильно расстраивался – меня только с четвертого-пятого сезона перевели в корифеи, а я этого очень хотел. Но я не поклонник упадочных настроений, всегда борюсь. Расстроиться могу, но сдаться – нет. И этот настрой ценится руководством. Когда видят, что ты с годами не сдаешься и не теряешь надежды, руководство понимает, что ты действительно хочешь танцевать, даже несмотря на то, что ничего не получаешь. Если есть сопротивление, есть борьба, значит, «ворота» рано или поздно отопрутся. Упрямство в хорошем смысле руководству, думаю, нравится.

Альберта, свою по-настоящему большую партию, вы получили только в 2020-м, то есть спустя восемь лет службы в театре, правда, была еще «Сильфида» в мае 2017-го.

Я не знал, когда это будет, и был очень рад тому, что мне сначала дали «Сильфиду». Партия Джеймса – первый мой большой дебют, который, правда, я подготовил за десять дней. Это был такой стресс! Я станцевал, но спектакль не прочувствовал – он пролетел для меня мимолетно. Понял только, что я должен быть на сцене, но послевкусия почти не было, оно пришло только на третий или четвертый спектакль. Альберта готовил около двух месяцев, и это была совсем другая работа над партией. Когда станцевал «Жизель», то получил такое удовольствие, какого не получал еще никогда! Я шел по улице в день дебюта и понимал, что сейчас у меня будет настоящий спектакль. Не что-то современное, не Ратманский какой-нибудь, а настоящий драмтеатр.

С чем связано, что нередко важные, «не проходные» дебюты поручают подготовить практически за неделю?

Думаю, это проверка. Я никогда не задавал вопросов. С «Сильфидой» никаких форс-мажоров не было – просто дали, и все.

Образ Альберта Вами был проработан до мельчайших деталей, многое было придумано так, как другие современные артисты танцуют редко (например, бег с лилиями в финале и т.д.). Это Ваша индивидуальная педантичность или «рука» Данилы Корсунцева?

Спасибо Даниле – «плащ» (мизансцена во втором акте – прим. Е.П.) он сделал на свой вкус. На репетиции говорил: «Сделай так», и мне нравилось, потому что это было красиво. Очень Данила просил поработать над шагами и сценическим бегом, просил, чтобы это было мягко, плавно, художественно – я же иду в тумане. Мы много спорили с Габриэлой Трофимовной Комлевой (репетитором Анастасии Лукиной – прим. Е.П.) по поводу цветов. Она хотела, чтобы были другие положения рук, чтобы цветы свисали, а не аккуратно лежали в руке… Ей нравилась «хаотичность» в букете, но со стороны это выглядело так, будто идешь с кустом лилий в руках. Данила же продумал, как одной рукой элегантно поддерживать плащ, раскрывать его и запахивать, а в другой нести цветы. Думаю, это главное – танцевать красиво, академично и эмоционально.

Ради чего Вы выходите на сцену?

Душа поет на сцене. Когда танцуешь, не задумываешься, вывернул ли пятку, попал ли в позицию, хотя хочется танцевать чисто, но это нарабатывается в зале. Когда же отдаешь душу, все совсем иначе ощущается. Конечно, адреналин дает о себе знать – бывает, из-за него забываешь о контроле, а на сцену всегда нужно выходить хладнокровным. Если партия сложная, надо выдохнуть, перебороть страх и все сделать, как задумывалось.

А если балерина мандражирует?

Ой, если кто-то в дуэте не может справиться с волнением, это всегда плохо, а уж если двое переживают… это провал почти всегда. Нужно, чтобы хотя бы кто-то из партнеров успокоился. Тимур Аскеров, например, всегда спокоен – это видно, и поэтому в дуэтах у него все хорошо. В зале закладывается «запас прочности», но на сцене все иначе. Репетируешь в зале пять пируэтов, на сцене получается только три. Это психологическое. Отдельно можешь всегда сделать хорошо, но чтобы собрать все вместе… в этом мастерство. Конечно, случаются моменты невезения – бывало, вставал на вращениях на склейку, а она очень скользкая, но в целом это всегда вопрос психологической подготовки. Даже Кимин Ким в зале делает по восемь-девять пируэтов, а на сцене редко удается повторить такое количество. Почему на сцене не получается делать столько, сколько делаешь в зале отдельно? Может быть, это мистическая аура исторической сцены Мариинского, ее непростой характер (смеется).

Леонид Сарафанов как-то сказал, что в Мариинском театре труппа очень серьезная. Не потому что недружелюбная, а потому что уставшая. Вы согласны с его словами?

Да. Замечаю даже по себе: у меня классика (урок классического танца – прим. Е.П.) всегда проходит на позитиве, но многие не выспавшиеся, сонные. Думаю, стало слишком много работы, к тому же труппа увеличилась, и оттого нагрузка возросла еще больше. Может быть, это не слишком бережное отношение к артистам. В Мариинском очень любят артистов — «палочек-выручалочек». Конечно, это в некотором роде использование людей, которые в любой ситуации готовы экстренно встать на замену, спасти положение. Я вот как раз такая «палочка-выручалочка», но хочу сказать, что это очень ценится руководством. Наверное, отчасти и за это тоже мне дали второго солиста, после того как я выручал неоднократно – и в сольных, и кордебалетных партиях, и это запомнилось.

Многое ли значит для артистов Мариинского так называемая «иерархия», статус второго солиста или первого?

Помню, когда меня перевели в корифеи, я ехал в метро. Еду, и Настя, моя жена, говорит: «Тебя перевели!». От радости я кричал. Когда возвели во вторые солисты, я поблагодарил руководство, а вот то, что дадут и первого солиста, не ожидал никак – все это произошло очень быстро, и первая мысль была: «А что, так можно? Так бывает?». Что означают эти повышения? Означают, что я могу развиваться и все не зря. Если говорить о молодых, которые, придя из Академии, сразу же получают и партии, и повышения… Видимо, для кого-то и так бывает. Но пройти кордебалет – это, я считаю, опыт полезный, хотя и тяжелый. Кордебалет психологически и физически воспитывает артиста, настраивает его правильным образом. Партии, полученные «просто так», только потому, что ты – чей-то любимчик, пусть даже и способный, воспринимаются, думаю, иначе. Даже Фарух Рузиматов несколько сезонов провел в кордебалете. Сергей Геннадьевич Вихарев, Царство ему Небесное, с которым я успел поработать сезоны 2013-2014 гг., говорил мне, что сначала нужно обязательно пройти небольшие партии – па-де-труа, Трубадура, словом, все, что положено, и только потом браться за большее.

Чему Вас учил С.Г. Вихарев?

Он очень любил и ценил чистоту танца, просил, чтобы не было грязных позиций, видимых усилий, напряжения на лице. Над руками любил работать – у него самого манера была очень мягкая. Еще он мне говорил: «Делай движение и представляй, что тебя в этот момент фотографируют, старайся исполнять все красиво». Так сложилось, что он часто уезжал, даже слишком часто – был востребован и в Америке, и в Европе, по всему миру, и его не хватало. Артисты любили и ценили его по всему миру, и все хотели с ним работать. Мы рассуждали, что делать, и пришли к выводу, что все-таки стоит перейти к другому педагогу, чтобы и сам Сергей Геннадьевич не огорчался, и я мог постоянно работать. Так я перешел к Даниле, и мы работаем вместе с 2015-го года.

В коллективе Мариинского театра дух соперничества сильный?

Да, в труппе есть такие люди, которые все просто берут «в охапку», но среди мужчин-артистов как-то все проще. Не скажу, что мы менее целеустремленные, чем девушки-балерины, но мы как-то более терпеливы, наверное. Есть мужская солидарность. Определенно могу сказать, что взаимоотношения в мужской и женской частях труппы разные. Мужчины могут прямо, «в лицо» сказать, если им что-то не нравится, женщины же любят затаить обиду, а потом внезапно что-то высказать, и оттого сложнее на репетициях.

Сейчас заметен тренд на «fast»: быстрый карьерный взлет, быстрые успехи, быстрый рост подписчиков в Instagram – балет вышел за пределы зрительного зала, он уже on—line. Денис Матвиенко заметил, что Youtube сделал балетное искусство дешевле, поскольку теперь все можно увидеть прямо в телефоне. С другой стороны, если у артиста нет страницы в Instagram или на Youtube, то кто о нем узнает?

Мне очень помогает в этом жена, сам бы я, конечно, этим не занимался, потому что я – не инстаграмщик, не ютьюбер. Социальные сети – это, в том числе, про хвастовство, мне же приятнее чем-то блеснуть в зале или на сцене.

Есть ли внутренние установки, которых Вы придерживаетесь в работе, на сцене, в жизни?

Я очень спокойный человек, и не только к подготовке партий, но даже к каким-то обыденным вещам подхожу спокойно и рассудительно. Мне в шутку говорят: «Что же ты такой спокойный ходишь?!». Когда попадаешь в театр после Академии, очень многое пропадает в выучке, привычках – просто начинаешь по-другому мыслить и работать со своим телом, думаешь о другом. Может пропасть чистота танца, школа потихоньку забывается – появляется что-то новое, вращение разрабатывается, прыжок может усилиться, могут открыться какие-то такие пластические способности, о которых раньше ты не догадывался – мягкость, например. В школе дисциплина, в театре – «настройка» тела. В театре совершенно другой экзерсис, постепенно начинаешь понимать, что то, что делал в школе, в театре уже сделать не можешь – невероятные комбинации, которые, например, в школе задавал Селюцкий, сейчас уже кажутся мне слишком тяжелыми. Я понимаю, что уже не сделаю их. Но все это компенсируется сценическим опытом, и важно всегда стараться на уроках классики в театре. Если я знаю, что в партии, которую буду танцевать, есть какие-то сложные движения, которые могут не удаться, я всегда включу их в комбинации на уроке классики.

Есть ли неотъемлемые минусы профессии, которые Вам не нравятся и с которыми пришлось смириться? (например, с травмоопасностью балета).

Минусов нет для меня. Я ко всему отношусь просто, даже к травмам. Да, я однажды сломал себе мениск, и были панические атаки после этого, но в итоге движение, которое привело к травме, я повторил спустя четыре года. Это был revoltade (сложный прыжок в мужском танце с перенесением ноги через ногу и поворотом в воздухе – прим. Е.П.) – я приземлился на прямую ногу, и от того, что не было амортизации, треснул мениск и слетели связки. Я долго не ходил. Четыре года не хотел повторять этот прыжок, думая, что он мне уже и не нужен, но потом, когда мне поручили партию Ланкедема в «Корсаре», я решил попробовать снова. И я сделал, доказал самому себе, что я могу.

Как Вы узнаете о том, что Вас хотят ввести в новую партию?

О каких-то дебютах Юрий Валерьевич (Фатеев, и.о. зав. балетной труппой Мариинского театра. – прим. Е.П.) сообщает лично. Так случилось с «Золушкой» и «Коньком-Горбунком», например, и я даже работал с ним над этими партиями. Я попросил его порепетировать со мной, и он не был против, Юрий Валерьевич вообще всегда «за», если артисты просят его поработать с ними индивидуально. Если есть искреннее желание, он всегда оценит такую просьбу.

Однако известны «санкции» со стороны руководства театра, если артист отказывается от партии или возьмет «не вовремя» больничный отпуск.

Наверное, дело в том, что нет профсоюза, который бы помогал какие-то вопросы решать. В Большом театре, например, профсоюз еще существует, и он решает, у него есть свое слово. В Большом незачем бояться за себя и отказываться от сверхтяжелой нагрузки, потому что есть, кому защитить.

Вы женаты на балерине, тоже артистке Мариинского театра. Это помогает в работе, объединяет?

Мы живем балетом, все время в балете, у нас практически нет личной жизни. Точнее, она, конечно, есть, но очень своеобразная, потому что о балете думаешь всегда, даже дома – о чем-то переживаешь, что-то придумываешь. Когда мы встречались, нам казалось, что мы давным-давно друг друга знаем, даже окружающие говорили нам, что мы похожи, будто в какой-то другой жизни мы уже общались. Настя очень помогает с подготовкой партий, иногда приходит на репетиции посмотреть со стороны, всегда принимает участие в придумывании чего-то нового.


[i][1] Валентина Пономаренко. Заслуженная артистка России. В 1971-м г. окончила класс усовершенствования в Ленинградском академическом хореографическом училище им. А. Вагановой, была приглашена Аллой Шелест в труппу Куйбышевского (Самарского академического) театра оперы и балета.


Фотографии: Юлия Михеева

=====================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 16, 2020 7:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 11, 2020 2:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020071102
Тема| Балет, Большого театра оперы и балета Беларуси, Персоналии, Сергей Микель
Автор| Юлиана Леонович
Заголовок| Какому стилю танцев проще научиться, как объяснить, о чем балет, и что делать, если уронил партнершу? Сергей Микель отвечает на вопросы о работе хореографа-постановщика
Где опубликовано| © "Знамя юности"
Дата публикации| 2020-07-09
Ссылка| https://www.sb.by/articles/na-diskotekakh-ne-tantsuyu.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«На дискотеках не танцую»

Найти дело всей жизни никогда не поздно. Потому что любая профессия начинается с людей – знания приходят постепенно. В рубрике «А что, если ты…» мы задаем наивные вопросы представителям необычных профессий и получаем на них умные, неожиданные и очень честные ответы. А наш пошаговый гид – специально для тех, кто только-только планирует освоить новые специальности и направления.




Какому стилю танцев проще на­учиться, как объяснить, о чем балет, и что делать, если уронил партнершу? На вопросы о своей профессии отвечает Сергей Микель – приглашенный хореограф-постановщик Большого театра оперы и балета.

1. Итак, хочу стать хореографом-постановщиком. С чего начать?

– С малого. Постараться сочинить хотя бы одну хореографическую миниатюру или танцевальный этюд и показать его зрителю. Можно участвовать в конкурсах, концертах, фестивалях… Но даже если это будет просто работа с исполнителем и миниатюру никто не увидит, этот опыт станет огромным плюсом для будущей карьеры.

2. Хореограф и балетмейстер – разные люди?

– Хореограф – понятие более универсальное. На территории постсоветского пространства считается, что хореограф-постановщик – это автор хореографии, который работает с малыми формами, а балетмейстер – мастер балетного спектакля. Мировые театры используют только слово «хореограф». Там это собирательный образ, обозначающий человека, который занимается постановкой хореографии чего бы то ни было.

3. Хореограф должен сам уметь танцевать?

– Образование в сфере танца должно быть обязательно. Тогда постановщик будет разговаривать с исполнителем на одном языке. Человек, который не знает физиологии и принципов построения движений, не объяснит танцовщику свою задумку. При этом хореограф может не быть гениальным исполнителем. Все-таки это два разных вида деятельности: ставить танец и исполнять его.

4. Любой танцор может стать хореографом?

– Сейчас, конечно, я должен ответить примерно следующее: «О нет, обязательно должны быть дар, талант, предрасположенность». Во многом это правда. Но одно дело считать себя хореографом, а другое – быть им. Хотя работа хореографа достаточно тяжелая. Многие думают: «Да что ему там на стуле посидеть!» Но вообще это активный мыслительный процесс. И вот он, думаю, не каждому под силу.

5. Как приходят в голову движения?

– По-разному. Это что-то на уровне вопроса: «Откуда берется вдохновение?» Отвечу так: новая хореография появляется из поиска нового и от желания это новое найти.

6. Какому стилю танцев проще и быстрее научиться?

– Скажу, чему сложнее, – импровизации. Всему остальному научиться можно при большом желании.

7. Как зрителю понять, о чем балет, если не купил программку?

– Есть зрители, которые в теме. Они не впервые посещают балетные спектакли и театр в целом, знают, как и что там устроено. Такой зритель многое поймет и без программки. Главное, он умеет читать условности и всегда готов настроиться на идею постановщика. А еще такой зритель открыт ко всему новому. Бывают и обратные случаи. Это когда приходят люди с определенными убеждениями. Если они не видят на сцене того, на что уже заранее настроились, разочаровываются.

8. Что делать, если артист забыл движения?

– Здесь дело опыта. Опытные танцовщики продолжают двигаться даль­ше. Неопытные могут потеряться. Тогда одно забытое движение ведет за собой второе, третье, четвертое… А вообще в театре говорят: «Только хореограф и танцовщик знают, как должно быть правильно. Зритель-то даже не догадывается, какое движение будет следующим». Поэтому если забыл – выходи из положения и продолжай. Это касается сольного исполнения. Но если это синхронная массовая сцена, то, конечно, будет видно, когда кто-то ошибется. Главное – не паниковать, а дальше входить в комбинацию и включаться в общий танец.

9 …А если уронил партнершу?

– Ой, ну этот вариант серьезнее, конечно. Если кто-то падает на сцене, переживает не только партнер, но и весь зал. Иногда из партера можно даже услышать возгласы сожаления... Что делать в этом случае? Зрителям и хореографу – посочувствовать артисту, артисту – встать и найти силы достойно продолжить танец. Главное, чтобы это падение не повлияло на настроение всего номера (этюда, вариации).

10. Хореограф может двигаться под любую музыку?

– Танцевать – да. А вообще мне нравится иногда сочинять в тишине.

11. На дискотеках всегда танцуете лучше всех?

– Вообще там не танцую. Наблюдаю за остальными.

12. Трико когда-нибудь рвались?

– Если честно, даже не слышал, чтобы у артистов балета когда-нибудь рвались трико прямо на сцене. Другие части костюма – бывает.

13. Друзьям легко достаете билеты в театр?

– В принципе это несложно. У хореографа-постановщика есть некоторые привилегии. Например, нам выделяют пригласительные билеты, которые я могу отдать близким, друзьям. Но далеко не на все спектакли.

14. Что сложнее: классика или контемп?

– Что сложнее, сказать не могу. Но то, что одно без другого в современном театре существовать не может, это факт. Чтобы танцевать современную хореографию на хорошем уровне, важно иметь базу, классическое образование. А чтобы не быть заложником классической хореографии, нужно разнообразить багаж знаний и умений. Для этого хорошо бы владеть разными стилями современных танцев. В наше время классика и современная хореография стоят рядом. Прогрессивные театры это понимают и используют в репертуаре и то и другое.

15. Сколько лет нужно заниматься, чтобы танцевать, как в фильме «Шаг вперед»?

– Минимум пять лет. В нашей стране балету учатся восемь лет. Ну а чтобы освоить уличные стили, нужен год, это минимальный срок.

СПРАВКА «ЗН»

Сергей Микель – хореограф-постановщик. Родился в деревне Слобода Миорского района. Учился в Верхнедвинской школе искусств, танцевал в хореографическом ансамбле «Ляль­кі». В 2008 году поступил в Витебский государственный колледж культуры и искусств, после – на балетмейстерское отделение в Белорусскую государственную академию искусств на курс Валентина Елизарьева. Поставил три балета в Белорусском государственном музыкальном театре: «Вишневый сад», «Титаник» и «Джеймс и Персик-великан», а также балет «Пер Гюнт» в Большом театре оперы и балета.


Фото из личного архива Сергея Микеля и Виктора Драчева.

===================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 12, 2020 9:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020071201
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Виктория Терешкина, Екатерина Кондаурова, Мария Хорева, Юрий Фатеев
Автор| Наталья Кожевникова
Заголовок| Прикасаться можно
Балетная труппа Мариинского театра дала первые гала-концерты

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 151(8205)
Дата публикации| 2020-07-12
Ссылка| https://rg.ru/2020/07/12/reg-szfo/baletnaia-truppa-mariinskogo-teatra-dala-pervye-gala-koncerty.html
Аннотация|

Мариинский театр первым в мире открылся для публики, начав проводить фестиваль "Звезды белых ночей". Пока только на сцене Мариинского-2 и в соответствии со всеми нормами, разработанными на сегодняшний день Роспотребнадзором. Уже были исполнены в концертном варианте оперы "Иоланта", "Трубадур", "Самсон и Далила", прошел симфонический концерт с Денисом Мацуевым, его сольный концерт. А в эти дни идут гала-концерты ведущих солистов балета - первые в мире после карантина балетные вечера на сцене.


Мария Хорева и Владимир Шкляров в Па-де-де из балета "Спящая красавица" Петра Чайковского. Фото: Наташа Разина

После первого концерта прима-балерины Виктория Терешкина и Екатерина Кондаурова, первая солистка Мария Хорева и руководитель балетной труппы Мариинского театра Юрий Фатеев поделились с "РГ" своими размышлениями о том, как переживали карантин, о его последствиях для балета.

Виктория Терешкина: Я помню свой последний спектакль 13 марта, мы говорили о ситуации в Америке и были уверены, что у нас ничего не случится. А через несколько дней нас закрыли, нас лишили нашего предназначения, и началась апатия. Я очень тосковала. Одно дело, когда у тебя травма и нужен перерыв на восстановление. Но когда ты полон сил, а тебя лишают всего, это трудно осознать, и самое страшное - не знать, когда это закончится. Тяжелым испытанием стала работа дома. Для занятий существуют залы, приходишь, встаешь к станку. Дом - зона отдыха, семья, ребенок, который требует постоянного внимания, вьется вокруг ноги. Спасибо мужу, который мне сделал станок. Конечно, я себя заставляла, иначе форма теряется, вес пополз. Когда появилась возможность заниматься в театре, это было просто счастье, но ни о каких спектаклях речь не шла. За 5 дней нам сообщили о гала-концерте. Вдруг разрешили прикасаться друг к другу, держаться за руки, до этого мы занимались с социальной дистанцией. С одной стороны, охватила радость, с другой - сомнения, а сможем ли станцевать то или другое па-де-де. Сцена отнимает много энергии, надо контролировать себя, эти ощущения тоже теряются. Мы были без работы 115 дней. При внезапно возникшей нагрузке главное подойти к ней с умом и остаться без травм. В любом случае для меня - радость выйти на сцену, даже вот так, почти в состоянии шока. Словно второе рождение.

Екатерина Кондаурова: Самое сложное было понять, что происходит. Первые 2-3 недели ты не понимаешь, в каком ты лагере - паникующих или спокойных, и как быть. Но человек - создание разумное, организм адаптируется. Одна мысль была постоянно, что необходимо продолжать работать, хотя и негде - нет театра, места, где ты живешь, чем ты живешь, это было сложно. Мало кто представлял, что мы можем так долго обходиться без того, что нас питает. Занимались дома, пытались находить какие-то новые пути развития своего тела, и не только своего тела, но и головы, в этом был плюс, потому что вдруг появилось время для того, чему не находится времени в обычной жизни: для мыслей, для книг, для себя, для мира вокруг, красоты природы. Дома 2х2 кусок линолеума и балетный станок, я, конечно, занималась уроками онлайн, которые вели педагоги из нашего театра, присоединялась к урокам Большого театра. Но занятия дома восполняют не больше одной трети обычной нагрузки. Поэтому я пробовала другие практики, йогу, выручали пробежки с собакой. Пыталась делать все, что могло меня поддержать в моей физической форме. Сегодняшний день запомнится. Перед выходом я нервничала, как всегда. Я много лет на сцене, а каждый раз выхожу как в первый - волнение, трепет, дрожат ноги, но на сцене настигает ощущение полного счастья. Сегодня зрители каждого встречали особенно. Мы чувствовали, что люди в зале очень долго ждали, и для них этот день особенный. Как и для нас.

Мария Хорева: Я занималась и старалась не останавливаться ни на день. Кому-то карантин даже дал толчок в развитии, когда первая волна разочарований прошла, появилась какая-то инициатива, вдохновение. Наконец, занялась своим каналом YouTube, где провожу видеозанятия фитнесом. Фитнес, если правильно скомпоновать упражнения, может увеличить силу артиста, дать ему контроль над другими мышцами и связками. Во время карантина, который казалось, будет длиться, вечно, мне предложили готовиться к конкурсу "Большой балет". Я даже не думаю, что это будет конкурс, что нужна победа. Главное - выложиться на 150 процентов. Понятно, какая ответственность представлять Мариинский театр на этом проекте. Моим партнером будет Владимир Шкляров. Мы выбрали отрывки из спектаклей, которые я исполняю в театре, но будут и два новых номера - миниатюры Александра Сергеева и Кристофера Уилдона.

Прямая речь

Юрий Фатеев, руководитель балетной труппы Мариинского театра

Как отразился карантин на состоянии труппы?


- Сегодня мы еще не осознаем всех негативных последствий такого перерыва в работе для артистов балета. Ведь балетные артисты связаны с рядом условий: они должны ежедневно выдерживать огромные физические нагрузки, чтобы зритель мог видеть легкий танец и свободу движений, и работать в партнерстве - не только в паре, но и с кордебалетом. Наш основной рабочий процесс - это репетиции, от французского rpter - повторять, бесчисленное количество раз повторять движения, комбинации, хореографические тексты, чтобы, выходя на сцену, делать их автоматически, с удовольствием, наполняя эмоциями и жизнью. Мой педагог в училище им. Вагановой Семен Соломонович Каплан, когда по болезни или по неразумности мы пропускали уроки классического танца, говорил: "если артист балета пропустил один день, он остался на месте, если два дня, он сделал два шага назад, если он пропустил неделю, то уже своего уровня не вернуть". А что говорить о пропуске в 4 месяца? И никакая репетиция не заменит ощущения спектакля ни в физическом, ни в психическом и эмоциональном плане. Один спектакль со зрителем стоит 10 репетиций и прогонов. Выход на сцену это и психологические нагрузки - под свет софитов, под прицелом тысячи глаз, под грузом ответственности перед собой и театром надо создавать красивый образ и играть, это совсем иное ощущение, чем в спортивном или репетиционном зале. Это тоже теряется. Такого огромного перерыва в работе никогда ни у кого не было. Мы старались поддерживать физическую форму артистов посредством онлайн-классов, и как только дали разрешение, с 28 мая мы стали заниматься в классах по 2-3 артиста в студии с педагогом и концертмейстером. И только поэтому они сумели сегодня почти вернуться в ту форму, в которой уходили 17 марта, когда у нас был последний спектакль. Больше всего страдает кордебалет. Им пока не разрешили заниматься в залах. Специфика труда балетного артиста - в близком контакте, физическая нагрузка сопровождается усиленным дыханием. Когда много артистов соберется вместе в одном зале и будут интенсивно дышать, не дай бог, кто-то один окажется носителем этого вируса - заболеют все. Нам прежде всего надо думать, как сохранить здоровье. Все хотят работать, вернуться на сцену, и горячая реакция зрительного зала сегодня - зритель соскучился. Я и сам соскучился по артистам, по тому впечатлению, которое я испытывал каждый вечер на спектаклях. Они все мастера, и сегодня продемонстрировали, что они в форме, несмотря на 4-месячный перерыв.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 13, 2020 10:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020071301
Тема| Балет, Проект «Большой Балет», Бурятский театр оперы и балета, Персоналии, Харука Ямада, Эрдэм Сандаков
Автор| корр.
Заголовок| Артисты БГАТОиБ впервые в истории представят Бурятию на уникальном телешоу
Где опубликовано| © asiarussia.ru
Дата публикации| 2020-07-13
Ссылка| http://asiais.ru/society/28813.html
Аннотация| Проект «Большой Балет»


Фото - Егор Бельских

Артисты БГАТОиБ впервые в истории представят Бурятию на уникальном телешоу

Артисты балетной труппы БГАТОиБ Харука Ямада и Эрдэм Сандаков примут участие в четвертом сезоне масштабного балетного конкурса «Большой Балет» на телеканале «Культура».

Реклама

В понедельник, 13 июля, молодые солисты балета Бурятского театра вместе с постановщиком, народной артисткой РБ Татьяной Муруевой отправились в столицу. Съемки проекта займут две недели, а трансляции «Большого Балета»-2020 на телеканале «Культура» выйдут в эфир осенью.


В новом сезоне шоу, в состав участников которого впервые в истории вошли представители Республики Бурятия, ведущими будут звезды мировой величины: прима-балерина Большого театра, этуаль театра «Ла Скала» Светлана Захарова и двукратный обладатель премии «Грэмми», знаменитый бас Мариинского театра Ильдар Абдразаков.


Состав жюри также должен впечатлить настоящих ценителей балетного искусства: прима-балерина Мариинского театра и Американского театра балета Диана Вишнёва, заслуженный артист РФ Алексей Мирошниченко, заслуженный артист Украины, премьер Мариинского театра, единственный в мире обладатель четырех «Гран-При» международных конкурсов артистов балета Денис Матвиенко и народный артист России, художественный руководитель балета Большого театра Узбекистана Фарух Рузиматов.



Нашим артистам за победу в трех номинациях «Лучший дуэт», «Лучшая балерина», «Лучший танцовщик» предстоит конкурировать с представителями семи ведущих балетных трупп страны: Саратовский академический театр оперы и балета, Воронежский государственный театр оперы и балета, Государственный академический Мариинский театр, Красноярский государственный театр оперы и балета, Государственный театр оперы и балета Республики Коми, Башкирский государственный театр оперы и балета, Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета.


Артисты Бурятского театра вместе с постановщиком, народной артисткой РБ Татьяной Муруевой отправятся в столицу в понедельник, 13 июля. Съемки проекта займут две недели, а трансляции «Большого Балета»-2020 на телеканале «Культура» выйдут в эфир осенью.

Баярто Дамбаев, художественный руководитель балетной труппы БГАТОиБ:


— Прошедший сезон, который был юбилейным для нашего театра, вызвал большой резонанс на культурной сцене нашей большой страны, во многом благодаря историческому для нас событию — трем номинациям балета «Талисман» на премию «Золотая маска». Нами заинтересовались, стали проявлять внимание, поэтому мы выразили готовность принять участие в новом сезоне проекта «Большой Балет».

Руководитель шоу-конкурса Софья Гайдукова связалась со мной и предложила принять участие. Естественно, мы выразили полную заинтересованность и, по итогам консультаций, было принято решение отправить на съемки Эрдэма и Харуку. Ребята – будущее нашего балета, надеемся на них.

Татьяна Муруева, репетитор-постановщик:


— Заранее сложно сказать, насколько мы будем конкурентоспособны на таком уровне. Оценки можно будет давать, только когда увидим остальные пары. Самое важное, что ограничения из-за известных событий, конечно, повлияли на подготовку, но Эрдэм и Харука набирают форму, виден прогресс. Главное, что идет движение вперед и по технике, и по мысли.

Можно ли сейчас раскрыть секреты наших конкурсных номеров? Пожалуй, любой догадается, что в программе «Визитка», в которой участники сами выбирают программу, мы, конечно, будем танцевать национальный балет – «Красавицу Ангару». Представлять культуру своего региона.


Очень важно для молодых исполнителей, что в жюри представлены звезды мира балета. Признание таких уважаемых специалистов может дать очень большой толчок карьерам конкурсантов. Но самое строгое жюри, конечно, будет за кулисами. Говорю о всех репетиторах и самих участниках. Это будет настоящее соревнование школ разных регионов. Если учесть, что там наверняка соберутся представители всех ведущих театров страны, будет хороший шанс заявить о себе.


Харука Ямада и Эрдэм Сандаков, участники проекта «Большой Балет»-2020:


— Пристально за предыдущими сезонами конкурса не следили, хотя, конечно, большинство выпусков смотрели. Переживаем ли? Честно говоря, особого волнения пока нет. Тем более, пока даже не знаем, кто наши соперники. Свою работу мы сделали на совесть, готовились тщательно, осталось только показать свой настоящий уровень.

Хотя, если говорить о волнении, то больше всего, конечно, будоражит тот факт, что мы являемся первооткрывателями, так как раньше никто из Бурятского театра на такой престижный конкурс не ездил. Очень большая ответственность, да еще и в таком молодом возрасте. Но мы, наоборот, очень рады, что нам выпал такой шанс. Надо проявлять себя, показывать, делать шаг на новую ступень в профессии. Настрой очень хороший, рассчитываем на успех!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22157
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 13, 2020 9:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020071302
Тема| Балет, Проект «Большой Балет», Воронежский театр оперы и балета, Персоналии, Елизавета Корнеева, Иван Негробов
Автор| Анна Андреещева, Евгений Лютов
Заголовок| Воронежские танцовщики поборются за звание лучших в проекте «Большой балет»
Елизавета Корнеева и Иван Негробов уже вовсю готовятся к конкурсу
.
Где опубликовано| © Вести Воронеж
Дата публикации| 2020-07-13
Ссылка| https://vestivrn.ru/news/2020/07/13/voronezhskie-tancovshiki-poboryutsya-za-zvanie-luchshikh-v-proekte-bolshoi-balet/
Аннотация| Проект «Большой Балет»

ВИДЕО - ПО ССЫЛКЕ



Молодые, талантливые, амбициозные – воронежские танцовщики поборются за звание победителей четвёртого сезона проекта телеканала «Культура» «Большой балет». Елизавета Корнеева и Иван Негробов готовятся к конкурсу. Они выступят в дуэте, покажут сольные номера. Эксперимент для них оказался тяжелым – работать пришлось на пределе физических и эмоциональных возможностей. Эксклюзивные кадры с репетиций – в материале «Вести Воронеж».

Главным достижением в своей жизни солист театра оперы и балета Иван Негробов считает создание семьи и рождение сына. Его партнёрша – Елизавета Корнеева – девушка, пока не обременённая заботами о детях, всё время отдаёт работе. Вместе они будут представлять Воронеж в телепроекте «Большой балет».

Труппа театра в отпуске, молодые люди – на изнурительных репетициях. Они выступят в дуэте и сольно, покажут классический и современный танец. Подготовка к последнему оказалась испытанием для пары, пришлось снять пуанты, освоить новую технику и переосмыслить философию движения.

– Современная хореография даёт больше свободы. Именно в плане движений. В классе у тебя есть каноны, по которым ты должен исполнять то или иное движение, а в современном танце можно прочувствовать музыку, исполнить движения именно по музыке так, как ты чувствуешь это, – отмечает Елизавета Корнеева.

– Пришлось работать по-новому, ломать тела, артистов – их мышление, ум. То есть деконструкция полная была с человеком. Мы разгромили всё, попытались разгромить прошлый опыт, хорошее вытащить, плохое убрать и оставить то, что нам нужно, – рассказал хореограф Константин Матулевский.

Танец – не набор технических элементов и приёмов, которые нужно «чисто» показать, на сцене важно создать образ, погрузить в него зрителя. Елизавета репетирует партию из постановки «Ахейм», главная тема которой – поиск себя. Девушка признаётся: роль далась легко. Лично для себя задачу своей героини она решила.

– В профессиональном плане я считаю, что я уже нашла себя, нашла несколько лет назад. Я считаю, что я в нужной профессии. А в плане творчества, мне кажется, как любой творческий человек, он всегда ищет себя, новые пути развития. Я не ставлю для себя каких-то рамок, – говорит Елизавета Корнеева.

Сольная партия Ивана, рассказывает главный балетмейстер театра оперы и балета Александр Литягин, сложна технически: в ней много вращений, пируэтов, прыжков с поворотами.

Но самому Ивану тяжело не столько физически, сколько эмоционально. В соло он показывает пушкинского Руслана. Артист признаётся, по характеру он не похож на бесстрашного витязя. Чтобы вжиться в образ, каждый раз перед выступлением перечитывает поэму, русские сказки про богатырей и смотрит мультфильмы.

– Больше себя отношу к романтическим героям, мне они немного ближе. А образ доброго молодца, такого хмурого, мне он сложен. И каждый раз задолго до спектакля мне приходится себя настраивать. Сейчас я начал чувствовать именно этот образ Руслана, понимать его. На самом деле, я не такой человек, но он мне очень нравится, – говорит Иван Негробов.

– Когда мы увидели на премьере, что из нашего Вани, лёгкого, бравурного, интересного – получился Руслан, лирико-драматический русский герой, богатырь – это было открытие. Было очень интересно. Это большая скрупулезная работа, и, мне кажется, что это огромная победа Ивана, – отметил главный балетмейстер Воронежского театра оперы и балета Александр Литягин.

Телевизионный балетный конкурс – состязание для молодых артистов. Для них это возможность проявить себя, показать танцевальную технику и драматический талант, научиться новому. Для зрителей – шанс увидеть выступления солистов нестоличных театров и познакомиться с искусством балета. Кроме того, проект – это, конечно, шоу, наполненное драматическими коллизиями и необычными поворотами сюжета. За ними будем следить на телеканале «Культура» уже этой осенью.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика