Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-06
На страницу 1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Июн 02, 2020 2:37 pm    Заголовок сообщения: 2020-06 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020060201
Тема| Музыка, musicAeterna, Персоналии, Ромео Кастеллуччи, Питер Селларс, Марина Абрамович, Хельмут Лахенман, Теодор Курентзис
Автор| Ольга Комок
Заголовок| Ремонт старых кораблей: Девятая Бетховена, Теодор Курентзис и аутентисты
Где опубликовано| ©Masters Journal
Дата публикации| 2020-06-01
Ссылка| http://journal.masters-project.ru/remont-starykh-korablej/
Аннотация| ОНЛАЙН-ПРЕМЬЕРА


© Александра Муравьева

31 мая на онлайн-платформе musicAeterna.org состоялась премьера документального фильма Теодора Курентзиса и Сергея Нурмамеда «Plan B» о работе оркестра musicAeterna в последние дни перед локдауном и опыте переживания художником «ситуации замершего времени». Героями фильма стали Ромео Кастеллуччи, Питер Селларс, Марина Абрамович, Хельмут Лахенман — их монологи монтируются в фильме со съемками, сделанными в Доме Радио в последний репетиционный день перед введением режима самоизоляции: musicAeterna под управлением Курентзиса исполняет финал Девятой симфонии Бетховена. Весной 2020 года musicAeterna должна была исполнить бетховенский цикл в рамках мирового турне к 250-летию композитора, отмененного в итоге из-за локдауна. Сегодня мы публикуем текст о Бетховене Теодора Курентзиса, написанный Ольгой Комок для нового номера печатной версии Masters Journal, вышедшего в минувшем апреле.

«Хрум, хрум, хрум» — так экстатически-настырно musicAeterna вбивает сильные доли в самом конце Девятой симфонии Бетховена. Теодор Курентзис помогает своему оркестру кулаком в землю, а то и пяткой по дирижерскому подиуму. Девятнадцать одинаковых ремажоров, девятнадцать ударов — чистый «Es muss sein» (правда, позднебетховенское кредо «Так должно быть» все-таки из другой песни). Финальное prestissimo последней симфонии гения, каковым Бетховена вполне почитали в год премьеры, в 1824-м, словно никак не может остановиться. Классики, романтики, академисты, аутентисты полтора века с переменным успехом решают, что делать с этим натужным «тормозным путем». Курентзис, превращающий Девятую в медиумический сеанс «демиург за работой», по-другому поставил сам вопрос: его «хрум-хрум» последних аккордов сам собой вырос из предыдущего часового музыкального текста, в котором, оказывается, есть много, очень даже много точек, поставленных с нажимом, с хрустом композиторского пера и жильных струн оркестра.

Весной musicAeterna должна была отметить 250-летие Бетховена в Бонне и Вене, в Люцерне, Сеуле, Киото и Токио, но вмешались высшие силы в лице коронавируса, и концерты мирового турне были отменены — так что петербургская премьера Девятой Бетховена-Курентзиса в Мариинке-3, состоявшаяся в конце февраля, тем более нуждается в фиксации и осмыслении.

Мощные оркестровые всплески musicAeterna в двух шагах от почти исчезающих pianissimo поневоле наводят на размышления о глухоте Бетховена. Что слышал композитор на венской премьере, которой уже не мог дирижировать, а только показывал темпы (даже хористы не исполняли при нем особенно сложные пассажи — все равно не заметит)? Мог ли он сам разобрать тишайшее вступление виолончелей с темой «Оды к радости»? Вот и публика на петербургском концерте Курентзиса не могла — видно, что играют, а тему не слыхать. И только потом, спустя много времени и музыкальных событий, когда вступит хор, тема зазвучит так ярко, полноводно, так громко, что и мертвый проснется.

Занимали ли размышления о слухе Бетховена самого Курентзиса — бог весть, но если и так — не они одни руководили его интерпретацией. Девятая в исполнении musicAeterna — это целое путешествие, своего рода приключенческий роман в нотах, в котором каноническая музыковедческая «литературщина» с ее борениями духа, героизмом, трагизмом и прочей философией просто вынесена за скобки.

Взять хоть самое начало: вступление к первой части симфонии, как правило, описывается в выражениях вроде «таинственный неоформленный гул» и «бездна хаоса». У Курентзиса никакого гула и хаоса — струнные стрекочут отчетливо и чисто, вся мелкая моторика как на ладони, мотивчики, из которых вскоре соберется тема, не «мелькают подобно молниям», а аккуратно нанизываются на мерный счет этого секундомера: так в наши времена играют не Бетховена, а американских минималистов. Так, собственно, дело пойдет и дальше.

Вся оркестровая толща с уменьшенным составом струнных (у кого совсем барочных, а у кого и в меру), историческими деревянными духовыми, натуральными трубами и валторнами (вот кому не повезло, так не повезло, заметим в скобках: Бетховен написал почти неисполнимые пассажи, и теперь каждый критик ругательски ругает современных «натуральных валторнистов» за киксы и помарки) просматривается сверху донизу, как прозрачнейший колодец. Каждое вступление каждого инструмента слышно, каждый из них несет — и доносит до логического конца — свою особую мысль, требующую специальной терминологии и непереводимую на внемузыкальные языки (эти играют staccato и вот так, те вторят им уже legato и вот эдак, деревянные духовые проявляют чудеса виртуозности сначала так, при следующем повороте темы уже сяк… в общем, пересказывать лучше и не пытаться).

Разных мыслей у оркестрантов много — хватает каждому на протяжении сначала всей части, а потом и всей симфонии. Есть и экстремумы, столь любимые Курентзисом: мотивчик в средней части скерцо звучит, как «Камаринская»? Так давайте сыграем его по-народному, с залихватской завитушкой вместо отдельно звучащих мелких нот — и гобои-фаготы-кларнеты прямо-таки оттягиваются в этих внезапных фолк-экзерсисах. У натуральных литавр написано «громко»? Значит устроим уличную итальянскую тарантеллу, внезапно включившуюся посередь драматичного «бега на месте» второй части. Хоралы ветхозаветного строгого стиля у духовых в Adagio? Значит, как и положено хоралам, они всегда будут на первом месте, задвигая на второй план струнные вальсочки и прочую «лирику».

Даже в литературоцентричном по природе хоровом финале Курентзис как будто бы бежит прочь от изящной словесности, из всего шиллеровского текста (а «Ода», напомним, в бетховенской старости казалась современникам и напыщенной, и немодной) вычленяет одно лишь понятие божественной радости и устраивает его апофеоз. В Мариинке-3 эта «литературофобия» была явлена зримо: квартету именитых солистов пришлось петь шиллеровские строфы в непривычно быстром темпе, тенор Бернард Рихтер с заметной опаской косился на дирижера, вышедшего на авансцену, сопрано Джанай Брюггер и меццо Софи Хармсен успели лишь сухо «доложить» свои партии, не раскрывшись. Как только была поставлена последняя точка, Теодор Курентзис на полусогнутых, как мультипликационный крысолов, поскакал к дирижерскому пульту и с очевидным удовольствием взялся за любимое дело — ворочанье оркестрово-хоровых глыб и строительство последнего испепеляюще мощного и ясного гимна, обращенного, уж конечно, не к народам Евросоюза, а к тому Единственному, кто, как верно заметил Шиллер, обитает выше звезд.

Волюнтаризм. Ну еще рокерский запал. Вот главные упреки в адрес Теодора Курентзиса и его версий мировой классики. Есть и еще по мелочи. Кто-то считает неприятной курентзисовскую прозрачность фактуры — мол, где же оркестр как единый организм, что за расчлененка? Другие пеняют на театральную подвижность дирижера и некоторых его концертмейстеров за пультами, полагая оную чистым выпендрежем. Третьи, коих легион, в ярости от эффектного пиара и заоблачных цен на билеты (это, впрочем, совсем не про музыку). Четвертые, которые аутентисты, — о, эти часто вовсе отказывают Курентзису и его оркестру, созданному когда-то исключительно из инструменталистов-барочников и на барочном музыкальном материале, в принадлежности к собственному цеху. И, кстати, не ему одному.

Совсем недавно, во время первого российского визита сэра Джона Элиота Гардинера с Перселлом, Скарлатти, Кариссими и Монтеверди в фейсбучных кулуарах московского «Зарядья» и петербургской филармонии клубились разговоры о том, что это не Монтеверди, что в венецианском Сан Марко так петь не могли, что это отсебятина и волюнтаризм. Причина раздражения была та же, что обычно у Курентзиса — перепродюсирование. Перенасыщение музыкальной ткани мельчайшими подробностями. Специальное внимание и особый исполнительский подход к каждому мотиву, каждой вертикали, каждому инструменту. «Пересочинение» или, если избрать более инженерный глагол, — «переизобретение» исполняемого шедевра. В котором ничего не будет по привычке, потому что так положено.

Еще несколько десятилетий назад никакого «положено» в мире старинной музыки не существовало. Само движение аутентистов (так «неграмотно», или же чрезмерно оптимистично их называли в 1960-1970-е) возникло как постмодернистский поход вспять времени и прочь от «себя» — к Баху, Генделю, Вивальди как «другим», жителям «чужого» мира и носителям неизвестного музыкального языка, который требует не перевода даже, а расшифровки. Критика всех априорных представлений о музыке прошлого (не исключая нотных уртекстов) основывалась на самоотречении. Любая исполнительская практика требовала (и до сих пор требует) отсылок к таким-то трактатам искомого времени, таким-то историческим исследованиям, такому-то набору инструментов, бытовавших в Северной Италии первой трети XIV-го, Париже и окрестностях золотого XVII-го или, скажем, Германии баховского XVIII века. Что и говорить, трактаты эти надо было наново перевести и откомментировать, исследования осуществить, а инструменты отыскать, атрибутировать, построить хорошо звучащие копии. Так за 50-60 лет был обретен огромный объем знаний и умений, в нашу жизнь вошел мощный корпус столетиями не звучавших шедевров, вся известная музыка от Баха до Дебюсси была радикально переосмыслена… Ну, и новые предрассудки накопились — куда же без них.

Нынче, когда в среде аутентистов выросло целое поколение исполнителей, с детства занимавшихся только клавесином-гамбой-лютней-барочными флейтами, движение чуть не превратилось в нечто противоположное себе самому — в канон. Ученики Густава Леонхардта и Николауса Арнонкура, Уильяма Кристи и Филиппа Херревеге с пеленок знают, как нужно и как не нужно исполнять Монтеверди, Баха, Люлли, да того же Бетховена. И пусть современное самоназвание движения — исторически информированное исполнительство (historically informed performance, или HIP) — хорошо отражает его самокритичность, его сомнения в достижимости собственной цели, то бишь исполнения музыки двух-восьмивекового прошлого «как это было на самом деле», для множества адептов HIP примат личности в истории и посыл «я считаю, что это может быть так» — чуть ли не смертный грех.

Между тем, конца у этой истории — как и у Истории вообще — не будет. HIP поневоле входит в новую итерацию вместе со всем пост- или мета-модернизмом, как иные уже окрестили этот дивный мир. Защитник термина, петербургский композитор Настасья Хрущева, в недавно выпущенной книге опубликовала целую таблицу класса «найди десять отличий». Согласно ей, если для постмодерниста «все — чужое», то для метамодерниста «все — свое». Личное. Метамодернисту никакие угрызения стилевой совести не мешают «пересочинять» наследие прошлого, руководствуясь все теми же усердными трудами по де- и реконструкции имеющегося багажа знаний, умений и текстов, но при этом опираться на собственные волю и представление. В этом схематическом смысле метамодернистом от HIP оказывается и сэр Джон Элиот Гардинер (о боже, дожили!), и Теодор Курентзис, и французский «врожденный аутентист» и панк-клавесинист Жан Рондо, и даже совсем академический Кристиан Тецлафф, присвоивший массу барочных «примочек», вольно переосмысливший присвоенное и теперь способный заткнуть за пояс любого старинщика своей «Чаконой» Баха на железных струнах.

Хотим мы этого или не хотим, на нынешнем витке исторической спирали на первый план снова выходит демиургическая сущность исполнительства. На пике общественного интереса — новые «караяны» и «фуртвенглеры», изобретатели собственных вселенных и титаны духа, по крайней мере, те, чье своеволие грамотно ограничено физическими законами мира, создаваемого ими в каждом отдельно взятом опусе. Ну, и запас прочности у нынешних волюнтаристов-демиургов должен быть большой: нужно с лихвой покрывать все эстетически-этические риски. Вот как у Курентзиса, к примеру. За кулисами участники петербургской премьеры Девятой обмолвились, что сами-то они не очень довольны исполнением: многое не получилось, сыграли и спели отнюдь не все, что задумал маэстро. «Ох, ничего себе, — подумал автор этих строк, — Что бы это такое вышло, если бы musicAeterna исполнила все?!».

============
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 03, 2020 1:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020060301
Тема| Музыка, Опера, Красноярский государственный театр оперы и балета имени Д.А. Хворостовского, Премьера, Персоналии, Андрей Рубцов, Мария Тихонова
Автор| Лаврова Людмила
Заголовок| Питер Пэн прилетел в Сибирь
Зрителям после детской оперы хочется играть

Где опубликовано| © Литературная газета № 22 (6739)
Дата публикации| 2020-06-03
Ссылка| https://lgz.ru/article/-22-6739-03-06-2020/piter-pen-priletel-v-sibir/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Капитан Крюк – Алексей Соколов, Крокодилица – Валерий Гуклёнков
Фото: Фото Андрея Минаева предоставлено Красноярским театром оперы и балета


Здесь проводится и значительный международный форум «Балет. ХХI век», и Международный конкурс артистов балета «Гран-при Сибири», и Международный конкурс молодых оперных певцов имени Дмитрия Хворостовского, и много других интересных театрально-музыкальных событий, и даже мировые премьеры. Последняя из них – опера для детей и взрослых «Питер Пэн» по одноимённой сказке шотландского писателя Джеймса Барри, которую Красноярский государственный театр оперы и балета имени Д.А. Хворостовского заказал молодому композитору, музыкальному руководителю Московского театра сатиры Андрею Рубцову. Режиссёр-постановщик и художник по костюмам – молодая москвичка Мария Тихонова. Дирижёр премьерных спектаклей – Андрей Рубцов. Первые показы этой постановки успели пройти до так внезапно прервавшей театральный сезон пандемии коронавируса.

Из современных опер, где есть мелодия и настоящие вокальные партии, мне довелось посмотреть только две – «Последний император» Тань Дуня в Метрополитен-опере с Пласидо Доминго в главной роли и «Сююмбике» Резеды Ахияровой в Татарском государственном театре оперы и балета (Казань). И вот теперь «Питер Пэн» в Красноярске. Конечно, эта опера-сказка не может сравниться с двумя предыдущими произведениями по масштабности сюжетов и постановок, но она замечательна сама по себе – и музыкальным языком, и красивыми вокальными партиями, которыми композитор Андрей Рубцов наградил почти всех действующих лиц оперы, и юмором, заложенным в музыке и визуализированным Марией Тихоновой самым невероятным и восхитительным образом.

Сюжет сказки «Питер Пэн» широко известен: мальчик Питер Пэн (Андрей Колобов), который не хотел становиться взрослым, прилетает в семью Дарлинг, чьей дочери – девочке Венди (Инна Сподина) – осталась всего одна ночь до взросления, и улетает вместе с ней и двумя её младшими братьями Джоном (Вадим Прудников) и Майклом (Игорь Петряков) в волшебную страну Нетландию. Там дети всегда остаются детьми. Питер Пэн в компании сестры и братьев Дарлинг путешествует по необыкновенным местам и встречает на своём пути фею (Александра Черпакова), пиратов, русалок, индейцев и даже Крокодилицу (Валерий Гуклёнков).

Мария Тихонова использует в постановке как традиционные для оперы жёсткие декорации и разнообразный реквизит, так и современные технологии. Всем зрителям в гардеробе выдавали специальные очки, которые надо было надевать в определённые моменты спектакля, чтобы видеть в 3D-проекции полёт Питера Пэна, например. Такая комбинация театральных постановочных приёмов без остатка погрузила зрителей в происходившее на сцене, особенно детей, которые смотрели спектакль настолько заворожённо, что для них в тот момент не существовали ни конфеты в кармане, ни гаджеты, ни гардеробные номерки (ни один ни у кого не упал!), ни даже родители, поскольку последние – представители реального, нашего мира, а дети были – ТАМ, в мире Питера Пэна и его друзей. Там, где чудесно, нежно пела фея Динь и волшебно распыляла пыльцу. А одета она была как настоящая фея XXI века: в брючный костюм защитного цвета, с очаровательными, воздушными крыльями – бантом из розового прозрачного капрона. Там, где важная, пышная и роскошная Крокодилица в оранжевой балетной пачке, с кумачово-красным маникюром на зловеще загнутых когтях и с красными же перепончатыми лапами побеждает в боксёрском поединке Капитана Крюка (Алексей Соколов), там, где потерянные дети (воспитанники Образцовой детской оперной студии при Красноярском театре оперы и балета) ждут своих родителей (каждый – в своей душе).

Александра Черпакова, обладающая нежным, лёгким сопрано, сделала свою фею Динь невероятно хрупкой и человечной. Питер Пэн в исполнении Андрея Колобова был абсолютным мальчишкой-подростком, легко двигался, бегал, прыгал, что не мешало ему выразительно петь и играть, и даже летал по-настоящему, пусть и в формате 3D. Капитан Крюк (Алексей Соколов) с культёй на одной руке, увенчанной внушительным железным крюком, был жесток и опасен, но и в нём промелькивали трогательные нотки и черты.

Небольшие, но запомнившиеся партии Мамы и Папы Дарлинг отлично – и вокально, и актёрски – исполнили Дарья Рябинко и Александр Михалёв.

Сказка сказкой, но в постановке участвовали 123 человека, включая артистов хора и балета, и, конечно, симфонический оркестр Красноярского оперного театра, который явно получал удовольствие от исполняемой музыки.

Чтобы театр заказал композитору детскую оперу – такое в наше время бывает крайне редко. Чтобы новая опера выиграла конкурс (а «Питер Пэн» – победитель конкурса «Новый театр») – тоже случай нечастый. А чтобы опера понравилась сразу и безоговорочно и детям, и взрослым – вообще редкая удача, после которой зрителям хочется летать, как Питер Пэн. А чего хочется создателям и постановщикам этой оперы после её премьеры – можно только предположить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 05, 2020 9:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020060501
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Петр Бечала
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| ПЕТР БЕЧАЛА:
МНЕ БЛИЗКИ МИСТИЧЕСКИЕ СЮЖЕТЫ

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2020-06-05
Ссылка| http://muzlifemagazine.ru/petr-bechala-mne-blizki-misticheskie-syu/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Петр Бечала – выдающийся польский лирический тенор современности, успел выпустить в этом сезоне сразу два сольных альбома: веристские арии Vincero! на Pentatone и песни Карловича и Монюшко на лейбле Национального Института Фредерика Шопена. В его обширном репертуаре есть и партии Ленского в «Евгении Онегине» и Водемон в «Иоланте» Чайковского.

В канун дня рождения композитора Петр Бечала (ПБ) рассказал Владимиру Дудину (ВД) о том, почему пока не берется за партию Германа в «Пиковой даме» и чем его захватывает партия Водемона в «Иоланте».

ВД Последний раз мы с вами встречались в Концертном зале Мариинского театра во время концертного исполнения «Лючии ди Ламмермур» Доницетти. Помните те горячие деньки?

ПБ Маэстро Гергиев обнаружил в Интернете, что у меня оказались четыре свободных дня между спектаклями в Гамбурге, и ­как-то сумел заполучить меня на запись «Лючии» к себе. Опыт я получил тогда фантастический. Остался под большим впечатлением от концертного зала. Помню, как после генеральной репетиции маэстро рассказывал об акустических достоинствах зала. Помню также, как все мы до последнего момента были в неведении, успеет ли маэстро к спектаклю. Но вы и без меня прекрасно знаете, что такое «петербургские условия», которые немножко отличаются от остальной части мира. Все были уже уставшие, измотанные из-за ряда технических моментов и организационных проблем, но результат удался. Но почти все записи имеют ­какие-то истории.

ВД Вы много записываетесь. Придаете этому аспекту карьеры важное значение?

ПБ Да, записи для меня – фиксация этапов артистической деятельности. Благодаря им стараюсь быть в контакте с публикой. Я сменил лейбл Orfeo на Pentatone, где записал недавно новый диск с веристским репертуаром, назвав его Vincerò! В середине мая он уже будет доступен. Очень доволен этим диском. Концепция моих сольных альбомов – исключительно репертуарная. Я записал диск арий славянских композиторов, арии Верди на Orfeo, французскую коллекцию – на Deutsche Grammophon и там же – альбом, посвященный Рихарду Тауберу, составленный из легкого опереточного репертуара. На диске с песнями Карловича, выпущенном на Pentatone, есть и пять песен Монюшко, к его юбилею. Следующий диск, вероятнее всего, будет посвящен немецкому репертуару, поскольку ничего в этом стиле ни разу не записывал, а я чувствую себя уже опытным в этом материале.

ВД А что для вас значит петь в стиле? Когда я только начинал свою критическую деятельность, часто слышал, как Елена Образцова упрекала молодых конкурсантов и особенно их педагогов за исполнение внестиля.

ПБ У каждого стиля есть определенные исполнительские традиции, сопряженные с особенностями вокальной техники. Моцарт требует одного звука, Верди – другого, музыка славянских композиторов –третьего. Определяющий вопрос – в разнице языков. Очень важным является и эстетическое воображение исполнителя о звуке, которым надо владеть в этих разных стилях. Существует разница, скажем, и внутри одного языка, если говорить о Верди и веризме. Верди – очень конкретный, в музыке царит вертикаль, ритмы имеют четкую жесткую структуру, внутри которой взаимодействуют арии, ансамбли, хоры. У Пуччини все более горизонтально, много rubato, триолей, поэтому и петь надо по-другому. И звук у Пуччини должен быть другим, пусть изначально и основанным на бельканто, но более «животным», что ли, очень эмоциональным. Роль Канио требует перехода на крик, то есть совсем другого вида экспрессии, а значит, и иного звукообразования и его проекции. Все это – еще и вопрос исполнительского опыта. Великая Елена Образцова была превосходной певицей и, конечно же, слышала сразу тех, кто поет вне стиля. Существуют еще и региональные аспекты стиля, то есть по-своему поют, скажем, в Метрополитен-­опере, в Вене, на юге Италии и Петербурге. Везде – свои исполнительские традиции.

ВД В вашем репертуаре есть и партии в операх Чайковского. Что для вас – стиль Чайковского?

ПБ Общение с Чайковским, особенно с Ленским, продолжается довольно долго. Моим дипломом в 1992 году в студенческом спектакле в Музыкальной академии в Катовицах стала партия Ленского. С тех пор я исполнил ее в четыр­надцати разных постановках. Через два года снова надеюсь исполнить Ленского в Метрополитен-­опере, но пока не знаю, в какой постановке, возможно, в возобновлении той, где я пел вместе с Аней Нетребко и Мариушем Квеченем. Поэтому должен держать себя и в вокальной, и в физической форме, чтобы сохранить молодость для этой роли. Стиль Чайковского связан с особенностями русского языка, его определенной мелодикой. У него особая трактовка фразы, инструментовки, отношение к оркестру как к солисту, когда оркестровые фразы впоследствии повторяют певцы – и наоборот. Это и есть способ сочинения, который нужно познать, полюбить и принять – и тогда стиль Чайковского откроет много возможностей. Но дальше возникает вопрос музыкальности тех или иных исполнителей, дирижеров. Что с того, что тенор будет петь Чайковского стильно, а дирижер этого не будет чувствовать или у других солистов будет свое представление о стиле. Нужно ведь еще уметь договориться на репетициях, выработать общий путь трактовки, чтобы позже это было понятно слушателям. Я выбираю путь диалога с коллегами, дирижерами, которые знают репертуар лучше меня. Герберт фон Караян, отвечая на вопрос, что такое совершенная, идеальная интерпретация, сказал, что это есть пение или игра того, что написано в партитуре, плюс хорошая доза личной музыкальности. Я под этим подписываюсь. Я сейчас учу своего первого в жизни Радамеса к дебюту в Метрополитен-­опере. Нашел фантастическую запись из Большого театра, где поет, кажется, Галина Вишневская и баритон Павел Лисициан, с которым мне довелось в студенческую пору поработать. Опера записана на русском языке, но поют они абсолютно в стиле Верди! Это я для себя назвал чудом. Ведь русский и итальянский – разные языки. Или когда слушаю Фрица Вундерлиха, поющего Ленского на немецком, тоже удивляюсь его способности глубоко чувствовать стиль. Все это – вопрос большой музыкальности, глубины постижения темы. Этого нельзя добиться случайно.


Петр Бечала и Анна Нетребко в опере «Адриана Лекуврёр»

ВД Если сравнить Чайковского с Верди и Пуччини – к кому он, на ваш взгляд, ближе?

ПБ Думаю, что к Пуччини. Определенное инструментальное движение, фразы, развивающиеся скорее горизонтально, чем вертикально, роднят его со стилистикой Пуччини. Хотя понятно, что Чайковский –еще не веристский композитор, веризм тогда еще не возник. Но в «Пиковой даме» обнаружится немало моментов, очень напоминающих именно о веризме.

ВД А Германа вы не пели?

ПБ Пока не собираюсь. На мой взгляд, это очень трудная роль и написана для настоящего драматического тенора. Германа нельзя петь, исходя из утверждения, что если ты спел сто спектаклей Ленского, можно браться за Германа. Эта партия требует уже совершенно иной вокальной экспрессии. Роль сложна и в драматургическом смысле, потому что связана с противоречивостью характера, что требует опять же особых вокальных умений. Меня изумляет факт, что самый первый спектакль «Пиковой дамы» и «Иоланты» исполнял один и тот же состав. Жаль, что нельзя услышать, как это раньше у них звучало и получалось. Сегодня невозможно представить, что Германа и Водемона может петь один и тот же тенор. Это настолько разные вокальные миры! Как невозможно представить, чтобы в одном и том же сезоне один и тот же тенор был задействован в Альфреде в «Травиате» и в «Отелло» Верди. Ему просто не удастся сделать это хорошо, он может испортить голос. Но сегодня, к сожалению, существуют ошибки в распределении ролей. Я и сам получил несколько лет назад предложение спеть второй акт «Тристана» с небольшим оркестром и солисткой, которая в тот же год пела Сюзанну. Я, конечно, отказался. Тут можно предполагать, что либо ­кто-то был слишком открыт к экспериментам, либо просто не было понимания.

ВД Мне казалось всегда, что тенор, берущийся за Радамеса, может взяться и за Германа. Почему же вы не рискуете исполнить Германа?

ПБ Теоретически вы правы – тенор, поющий Радамеса, может взяться за Германа. Но мое мнение таково, что Радамес – позитивный образ. Он, конечно, вовлечен в конфликт любовного треугольника, находясь между Аидой и Амнерис. Но это не умаляет его позитивности как человека, что и позволяет вынести драматическую нагрузку роли. Спеть Германа – не проблема для меня. Это не вопрос вокальныхтрудностей его партии, в которой есть и немало лирических эпизодов. Я записывал его первую и последнюю арии. Герман от начала до трагического финала пребывает в депрессии, имеет обратное направление энергии. Певцу приходится иметь дело с этим депрессивным характером. Думаю, что все теноровые партии Верди, за исключением разве что Отелло, написаны скорее в позитивном ключе. Да, и у Верди много вокальных трудностей, но с ними легче справиться, чем с образами, состоящими из отрицательных эмоций, которыми переполнен Герман, раздираемый темными страстями. Трудность заключается в том, как соединить драматическое наполнение его негативной энергии и ­как-то уместить в своем голосе, чтобы потом передать эти эмоции публике.

ВД Но вам наверняка не раз предлагали спеть Германа?

ПБ Да, несколько раз. Но я не тот певец, который хочет написать книгу рекордов своих достижений, что спел там и сям. Мне это не интересно. Ни Отелло, ни Канио, ни Тристана я пока не буду петь. Это совсем не вопрос нот или девяти высоких «до», которых если у ­кого-то нет, то и нечего петь. Речь о другом – об эмоциональном запасе прочности, который надо иметь и хотеть вложить в голос, которым в данный момент располагаешь. Пока я не убежден, что в состоянии спеть Германа так, как представляю себе в идеале. Я знаю, что в России партия Германа считается вершиной, как и в Германии все тенора мечтают отдать все, лишь бы спеть Тристана. У меня таких желаний, такого стресса и стереотипов нет. Мой репертуар и без того очень богат и разностилен. Я пою то, что мне нравится, и где чувствую, чтомогу дать слушателям ­что-то большее, где могу продолжать развиваться. Мне более важно исполнить Риккардо в очередной постановке «Бала-маскарада» Верди, потому что считаю, что эта партия является настолько комплексной ролью, которую я люблю и с каждым новым спектаклем чувствую растущие силы для Радамеса, Манрико, а может быть, и для Отелло. О Германе и «Пиковой даме» я думаю все время. У меня даже есть прекрасное издание этой оперы, которое я купил лет двадцать назад в Москве, но предпочитаю пока подождать. Это требует времени, это должно стать большим событием в жизни тенора. Представьте себе, мы даже с дорогим моему сердцу маэстро Марисом Янсонсом говорили о Германе лет пять назад, когда был концерт с Реквиемом Верди в Мюнхене. «Пиковая дама» – невероятная опера, но это вопрос исключительно созревания. Важно ведь еще, с кем спеть – с каким дирижером и режиссером. Я всегда стараюсь тщательно выбирать роли, которые беру в репертуар, с учетом, чтобы они оставались со мной на много лет, стараюсь и партнеров присматривать соответствующих.


Маргарита Грицкова и Петр Бечала в опере «Кармен»

ВД А как вы рассматриваете образ Водемона? Как вы вообще относитесь к «Иоланте» – самой мистической опере Чайковского?

ПБ Мне близки мистические сюжеты. Поэтому я так люблю «Лоэнгрина», который со мной вот уже почти четыре года. Водемон – это в своем роде молодой Лоэнгрин, очень позитивный образ, заключающийся в этой его вере, прямодушии, в восхищении Иолантой. Помню, впервые получил предложение исполнить Водемона в театре «Ан-дер-­Вин» от маэстро Владимира Федосеева. Очень давно этобыло. Кстати, маэстро Федосеев дирижировал концертом к 100-летию Сергея Лемешева в Большом зале Московской консерватории восемнадцать лет назад. Так вот, когда я открыл ноты, начал их разбирать и петь, то был поражен красотой музыки, которую Чайковский написал для Водемона, – так восторженно композитор чувствовал этот образ.

ВД А теперь – об актуальном. Как живется в изоляции? Каким видите выход из нее?

ПБ Я, конечно, озадачен. Я узнал о начале пандемии в Нью-­Йорке, где должен был петь Вертера. За день до генеральной репетиции все отменилось. Две недели мы сидели на карантине в Нью-­Йорке, потом удалось все же вырваться в Польшу, где сейчас мы и находимся в нашем доме в Бескидах, в горах. Это – момент тишины для всех, когда каждый может испытать ­какие-то новые ощущения, попробовать, наконец, заняться тем, чем не удавалось из-за отсутствия времени. То, что мы остаемся в своих домах, с одной стороны, хорошо, потому что последние двенадцать лет у меня не было времени ни на отпуск,ни на что другое, я находился в перманентном состоянии работы. Но, с другой, я, например, очень остро ощущаю нехватку контакта с публикой. Недавно узнал, что в Цюрихе уже закрыли сезон, фестивали отменяются один за другим. Зальцбургский еще как бы держится, но вряд ли он пройдет в том виде, в каком планировался. У меня там должен быть концерт. Все – под знаком вопроса. Но у нас не остается ничего другого, как использовать это время для себя, семьи. Посмотреть на ручеек или развести костер, послушать пение птиц. Главное – ­что-то делать и быть готовым снова вернуться к жизни, как только отменят карантин, чтобы на том же уровне, на каком остановились, продолжить работать. Конечно, эти четыре месяца вынужденного «отпуска» для нас трудные. Большинство певцов, музыкантов могутоказаться на границе экзистенции, поскольку не выступаешь – не зарабатываешь. Определенные финансовые проблемы неизбежны. Но я верю, что это закончится, и осенью снова все вздрогнет – и начнем жить и нормально работать. Не мне делать прогнозы. Все поняли только одно, что культура всегда оказывается последней: все будет работать, а мы приступим только в конце. Такова уж специфика профессии.

ФОТО: JULIA WESELY, METROPOLITAN OPERA, MICHAEL POHN
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Июн 06, 2020 10:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020060601
Тема| Музыка, Московская филармония, Персоналии, Алексей Шалашов
Автор| Екатерина Бирюкова
Заголовок| «Наша обязанность — как можно меньше потерять»
ДИРЕКТОР МОСКОВСКОЙ ФИЛАРМОНИИ АЛЕКСЕЙ ШАЛАШОВ СЧИТАЕТ, ЧТО СЕЗОН В СЕНТЯБРЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОТКРЫТ

Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2020-06-04
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/24618-moskovskaya-filarmoniya-direktor-aleksey-shalashov-intervyu-pandemiya
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

— Расскажите, что нас ждет и когда.

— Вы же не считаете меня пророком. Ситуация ведь определяется не нашей профессиональной средой, а совершенно нам неподвластной, непонятной. Что такое эта эпидемия, этот вирус — так никто и не знает. Ситуация у всех тяжелая. У нас не состоялось много замечательных концертов, мы, как и весь мир, с сожалением просим артистов перенести выступление, подождать. Неопределенности больше, чем определенности.

— То есть никакой ясности по поводу следующего сезона?

— Министр культуры Ольга Борисовна Любимова говорит в своих интервью, что в сентябре планируется — конечно, с ограничениями — открыть театры и концертные залы. Музеи — еще раньше. Хочется надеяться, что ее планы могут являться для нас ориентиром. Понятно, что от нее не все зависит, решающее слово — за Роспотребнадзором. В последних правилах, выпущенных 26 мая, написано, что развлекательные мероприятия если и начнутся до января, то с ограничениями. Я хорошо знаю позицию нашего музыкального сообщества, поскольку постоянно общаюсь по зуму с директорами филармоний. Все осознают необходимость считаться с эпидемией, про которую никто не может сказать, когда она закончится. И все за то, чтобы в каком-то формате начинать деятельность музыкальных коллективов и концертных залов.

— В случае с классическими музыкантами ограничения, диктуемые социальной дистанцией, — чуть ли не самые болезненные. «Вне закона» оказываются многолюдные коллективы — оркестры, хоры. Теперь на сцены будет допущена только камерная музыка?

— Все очень индивидуально. В большинстве российских городов залы и сцены небольшие, поэтому необходимость социальной дистанции, конечно, очень сильно ограничивает количество музыкантов. С другой стороны, я смотрю видео и фотографии из некоторых немецких городов, где коллективы пусть в сокращенных составах, но уже начали репетировать, выступать онлайн, записываться.

— Я на днях слушала выступление Владимира Юровского и музыкантов его берлинского оркестра на немецком радио RBB. Составы такие: квинтет, секстет, октет, максимум 15 человек.

— В июне в Берлинской филармонии состоится концерт памяти Мариса Янсонса, трансляцию которого, я думаю, мы все с удовольствием будем смотреть. Денис Мацуев будет играть Концерт Шостаковича. Это очень важное событие. На его приезд получено специальное разрешение, он первым из российских артистов выступит в Германии после ослабления карантина.

— Прямо живьем?

— Да, но концерт, конечно, будет без публики.

— Но играть Мацуев будет без маски?

— В Германии о масках во время репетиций и выступлений речь не идет. Ведущие берлинские оркестры совместно с немецкими медицинскими институтами сделали исследование, в котором очень убедительно, подробно и профессионально анализируются все противоэпидемические меры, которые они предлагают: что делать на этапе подготовки оркестра, что делать в момент выхода на сцену. Там много чего есть, но масок нет, потому что все понимают, что в масках оркестр работать не может.

— Какие прогнозы по допустимому количеству публики в зале?

— Может быть установлен показатель не количества, а необходимой социальной дистанции. Например, если она полтора метра, то это означает очень маленькую заполняемость: слушателей надо сажать через ряд друг от друга, а внутри ряда — не через один стул, а через два или даже три. Зависит от ширины стульев. С такой дистанцией в августе собираются начать работать некоторые европейские залы, это примерно 25–30 процентов загрузки. Меньший вариант ограничений — рассаживать публику в шахматном порядке. Так и в самолетах предлагали. Тогда это примерно 50 процентов загрузки. Но даже 50 процентов — очень трудная ситуация для абонементного сезона.
Надо помнить о том, что специфика филармонической жизни — в абонементной системе. Театры ведь не продавали в феврале билеты на следующий сезон, как это делали филармонии всего мира. А у нас в Московской филармонии, несмотря на карантин, достаточно хорошо проданы абонементы. Даже в апреле и мае, то есть в разгар карантина, на сайте была куплена почти тысяча абонементов. И нам надо постараться сберечь всех тех людей, которые так расставляют приоритеты, что готовы подстраивать свои планы ради концерта, который состоится через 4–6–9 месяцев. Ну что мне вам рассказывать.
Для меня основная задача — сохранить веру наших слушателей в концертную жизнь, в филармонию. Если будет разрешено 50 процентов загрузки зала, будем думать. Например, можно делать концерты два раза за вечер — такое решение приняли в некоторых городах Германии. Но тут тоже куча вопросов: не каждый оркестр и солист могут играть два раза подряд. В любом случае мы исходим из того, что наша обязанность — как можно меньше потерять. Сохранить нашу концертную жизнь. Вопрос же так не стоит — или как нам хочется, или никак. Мы готовы к любым трудностям и будем пытаться их преодолеть как можно более достойно и удобно для слушателей и музыкантов. Мы далеки от недовольства, праздности и возмущения.

— Наступило лето. На открытом воздухе сейчас, наверное, проще организовывать концерты. Вы про это не думали?

— Вы знаете, все-таки вопрос акустики у нас решающий. Но мы бы хотели в своем зале начать что-то делать до сентября — если нам разрешат. Можно было бы уже в августе попробовать камерные концерты с минимальной загрузкой и максимальной дистанцией. Да, возможно, мало кто придет. Но это был бы очень важный для нас опыт. Посмотреть на малом количестве людей, как все сделать точнее и правильнее — и с точки зрения атмосферы, и с точки зрения четкости работы всех служб. Чтобы нигде не было узких мест. Мы готовы принять очень серьезные и, надеюсь, не вызывающие отторжения противоэпидемические меры. Организовать социальную дистанцию на входе, в туалетах. И вопрос с одеждой можно решить так, как в Европе он давно решен безо всякого вируса, — когда одежду складывают в мешки и ставят рядом с собой. Или просто одетыми остаются — это тоже возможно в порядке исключения. Много чего можно решить.
— В начальный, нестрогий период самоизоляции вы провели серию онлайн-концертов из пустого зала Чайковского, которые очень недепрессивно выглядели. У вас есть отличная съемочная команда, грамотные ведущие. И про шахматную рассадку думать не надо. Это ведь заманчивый опыт на будущее?

— Если мы почувствуем, что такой формат востребован, то, конечно, будем продолжать. Но вопрос в том, захотят ли этого люди, которые уже устали от своих квартиры, телевизора, компьютера. Сейчас мы продолжаем трансляции записей — правда, не онлайн, а из каталога. Но мы стараемся сопровождать их какими-то новыми вступлениями, комментариями — чтобы это было хоть немножко сегодняшнее.

— Все ли музыкальные коллективы переживут эту ситуацию?

— В России государственные музыкальные коллективы продолжают получать зарплату. Я знаю, что в Англии есть планы распустить на несколько месяцев коллективы без содержания. В Америке тоже. Думаю, для вас не секрет, что в России уникальное отношение к культуре. Другое дело, что музыкант без полноценной творческой жизни себя чувствует психологически очень дискомфортно. Все хотят хотя бы начать репетировать, готовить новые программы, кто-то в августе-сентябре приглашен на европейские фестивали.

— В августе-сентябре музыканты уже смогут свободно ездить через границы? А к нам смогут приезжать гастролеры?

— Мне самому ответ на этот вопрос очень интересен. Но на сегодняшний день, насколько я знаю, не опубликовано никаких планов на этот счет. Важно же не просто чтобы разрешили кому-то приехать. Важно, чтобы разрешили приехать без двухнедельного карантина. Потому что вряд ли нам удастся пригласить какого-то артиста за две недели до концерта. А в России пока такой порядок.

— Вы пересматриваете планы на следующий сезон? У вас есть план A, план B, план C?

— Ну, вы знаете, что следующий сезон с сентября по июнь у нас полностью спланирован. Дат свободных очень мало. На те, которые были, перенесли некоторые из отмененных из-за карантина концертов. Запланированный на это лето фестиваль Генделя перенесли ровно на год — на июль 2021 года. Мы просчитываем разные ситуации. Понятно, что без потерь не обойтись. Но важно не потерять главное — слушателей и музыкантов, а для этого сезон в том или ином виде обязательно должен открыться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Июн 06, 2020 10:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020060602
Тема| Музыка, Опера, «Alienati» («Отчужденные»), Персоналии, Альфонсо Антониоцци, Даниэла Барчеллона, Никола Уливьери, Лучано Ганчи, Роберто де Кандиа, Джессика Пратт, Давиния Родригес, София Фрицца, Роберто Реккья, Джузеппе Палелла, Стефано Валанцоло, Винченцо де Виво, Федерико Бишоне, Альберто Кара, Кристиан Каррара, Федерико Гон, Марко Таралли
Автор| Татьяна Белова
Заголовок| Светлая полоса отчуждения
Первая опера о трудностях карантина написана и поставлена в интернет-формате

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №100 от 06.06.2020, стр. 4
Дата публикации| 2020-06-06
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4372135
Аннотация| ОНЛАЙН-ПРЕМЬЕРА


Фото: Fondazione Teatro Coccia

Следом за драмой и балетом оперный театр вышел в сеть не только с трансляциями старых постановок или попыткой реализовать старую партитуру техническими средствами удаленной связи: оперный театр пьемонтской Новары заказал и поставил онлайн новое сочинение. «Отчужденные», спектакль-квест на либретто двух авторов и с музыкой пяти композиторов, призван развлечь публику, обеспечить институциональную работу артистам и постановочной команде, а главное — продемонстрировать, что в любых условиях опера как жанр остается актуальной и способной реагировать на повестку дня. За приключениями самоизолированных героев наблюдала Татьяна Белова.

В названии «Alienati» таится подвох: перевести его только одним способом нельзя, и эта многоликость отражает сюжет. Разобщенные и отчужденные (alienati) герои оказываются в изоляции из-за нашествия инопланетян (alieni). Все они странные, маргинальные, с явными особенностями психики — тоже alienati, ненормальные. Неудивительно, что всем им требуется помощь психолога (блестящий саркастичный бас Альфонсо Антониоцци). К нему обращаются Диетолог (меццо-сопрано Даниэла Барчеллона), Благородный разбойник (бас Никола Уливьери), Музыкант (тенор Лучано Ганчи), Повар (баритон Роберто де Кандиа), Одинокая (сопрано Джессика Пратт), Разлучница (сопрано Давиния Родригес) и даже ее Дочь (София Фрицца, в самом деле дочь Родригес и дирижера Риккардо Фриццы). Представительный состав исполнителей, конечно, заслуга изоляции невыдуманной, она же диктует саму форму постановки.

Спектакль состоит из коротких эпизодов — монологов и дуэтов, герои общаются самыми разными способами: от старенького проводного телефона (привет «Человеческому голосу» Франсиса Пуленка и «Телефону» Джанкарло Менотти) до видеочатов. Зритель выбирает персонажу собеседника и следит за его приключениями до общего финала, но, чтобы оценить замысел авторов, нужно отсмотреть все возможные «ветки».
Фарсовая природа «Отчужденных» очевидна по гротесковой мимике и крупным ярким деталям визуальных решений (режиссер Роберто Реккья, художник по костюмам Джузеппе Палелла), а равно и по пародийным строчкам либретто (сюжет Стефано Валанцоло, стихи Винченцо де Виво), по тому, как пять композиторов (Федерико Бишоне, Альберто Кара, Кристиан Каррара, Федерико Гон, Марко Таралли) вплетают в собственные мелодии обрывки партитур Моцарта, Россини, Бетховена, Верди и в огромном количестве Пуччини. В дело идут только моментально опознаваемые фрагменты, чего требует развлекательно-капустнический уклад, но и для знатоков припрятаны сюрпризы.
Как и любая удачная пародия, «Отчужденные» не высмеивают, а проявляют особенности объекта пародии: предъявляют сегодняшний взгляд на итальянскую оперу. Спектакль исполняется под рояль, поэтому вся музыкальная драматургия сводится к мелодике вокальных номеров, написанных в расчете на конкретных артистов, что свойственно опере с самого ее рождения. Не превращая партитуру в дайджест чужих приемов, авторы удачно используют барочную герметичность мира, состоящего только из героев, фрагментарную сюжетную драматургию романтиков и способность творить поэзию из бытовых мелочей, свойственную веристам. Коллективная работа отнюдь не звездных музыкантов, обслуживающих именитых исполнителей,— тоже старинный прием. Однако современность вполне может быть осмыслена старыми выразительными средствами, если не списывать их как априори устаревшие.
Вынужденный формат видеоспектакля с пристальным вниманием к крупным планам сближает оперное пение с камерным и по вокальной манере, и по удельному весу текста. В тексте же удивительным образом нет клишированных рифм и мелодраматических поз, хотя есть традиционные для басов скороговорки-каталоги. Комические путаницы и жонглирование словами соединяют формулы старых либретто и современные обстоятельства. Центральными темами для обсуждения становятся комиксы, сериалы, тиндер, поп-музыка и самая разнообразная еда. «Отчужденные» не дают забыть о том, что опера — столь же чувственное наслаждение, сколь и духовное.
Обычно право голоса на оперной сцене редко получают дети, которые остаются наблюдателями взрослых трагедий, иногда — молчаливыми соучастниками. Но десятилетняя дочь Разлучницы, получив в свое распоряжение телефон пропавшего Адвоката, отвечает на звонки. Сначала убеждая собеседника, что тот ошибся номером, затем передоверяя разговор маме, наконец инициируя разговор от имени Адвоката и представляясь его секретарем. Это, а не интерактивность, самый важный маркер времени написания партитуры и вектора развития оперы как искусства. Ведь интерактивность — просто технический способ стимулировать проверенный механизм сопереживания, а возможность учиться новому и готовность к встрече с ним доступны либо детям, либо тем, кто готов преодолеть себя и выйти навстречу чужим.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 07, 2020 9:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020060701
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Нажмиддин Мавлянов
Автор| Тамара Санаева
Заголовок| Нажмиддин Мавлянов: «Театр для меня – целый мир!»
Где опубликовано| © Новости Узбекистана
Дата публикации| 2020-06-05
Ссылка| https://nuz.uz/kultura-i-iskusstvo/50056-nazhmiddin-mavlyanov-teatr-dlya-menya-celyy-mir.html
Аннотация|

Часть 2

Часть 1 здесь



Став знаменитым тенором, Нажмиддин Мавлянов не забыл, как на вступительных экзаменах в музыкальное училище исполнил песню на стихи Хамзы «Хой ишчилар». Минуло 22 года. Пришла мировая слава, но он до сих пор ищет ноты той песни - хотел бы сохранить их в своей коллекции.

В новом театральном сезоне, неожиданно прервавшемся в марте 2020 года, певец дебютировал на сцене Большого театра Женевы (Grand Théâtre de Genève) в партии Радамеса. Это была для него шестая постановка «Аиды». Ранее спел Радамеса на сценах Московского академического музыкального театра им.К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, Немецкой оперы на Рейне, Оперного театра Гонконга, Нового национального театра Токио и на Приморской сцене Мариинского театра. И каждый раз, переживая судьбу оперного героя, возрождал его образ в новой для себя интерпретации, соответствующей концепции того или иного режиссёра.

Не секрет, что современные режиссёры нередко уводят зрителя в область своих творческих фантазий, порождаемых музыкой классических оперных произведений. Таких партий, которые приходится воплощать на разных сценах и с разными режиссёрами у Нажмиддина немало. Имела счастье слушать в его исполнении Германа в постановке режиссёра Римаса Туминаса в «Пиковой даме». А незадолго до «Пиковой дамы» довелось слушать «Катерину Измайлову» Шостаковича, тоже в версии Римаса Туминаса на той же Исторической сцене Большого театра в Москве. В этих спектаклях общая сценографическая стилистика, построенная в серо-чёрных тонах, выразительная сценическая символика и умение драматически раскрыть русский характер в сложном оперном действе.

Партия Германа в «Пиковой даме» - одна из самых сложных для исполнения и в вокальном плане, и драматическом, эмоциональном. Трагедия Германа может коснуться любого человека и в любом времени. И герой Мавлянова потрясает бездной переживаемых им страстей, противостоять которым человек порою не в силах. Петь в оперном спектакле Римаса Туминаса непросто – его оперные постановки построены на принципах русского психологического театра. Герман в его версии - драматический герой, да и сценография (художник Адомас Яцовскис) построена по принципам драматического театра. Громада серой петербургской стены на сцене скрывает мир человеческих надежд и страданий; огромное зеркало отражает и поглощает жизнь – всё в сценографии условно, символично. Оркестр под управлением Тугана Сохиева звучал потрясающе, как и хор (главный хормейстер Валерий Борисов).

- Для меня это очень ответственная партия, - признаётся Нажмиддин Мавлянов, - в которой предстоит еще многое для себя открыть: в ариозо Германа «Прости, небесное созданье», арии «Если когда-нибудь знали вы чувство любви» и других. Эта роль требует энергетической наполненности и самоотдачи. Впервые выступил в ней в премьерной постановке режиссёра Александра Тителя и дирижёра Александра Лазарева в ноябре 2016 года в Московском академическом Музыкальном театре имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. В июне 2018 года - в концертном исполнении «Пиковой дамы» пел с труппой Мариинского театра в Москве, в Зале имени Чайковского – оркестр возглавлял маэстро Валерий Гергиев. В мае 2019 г. состоялся дебют в спектакле «Пиковая дама» на сцене Мариинского театра.


Сцена из оперы "Пиковая дама". Фото Марии Асиновской

При каждом исполнении партии Германа на той или иной сцене Мавлянов поражает зрителей искусством вокала и драматическим мастерством.
«Великолепный спектакль, потрясающий Герман!»
«Такой яркий образ - и актёрски, и вокально безупречный!» - так отзывались зрители в Мариинском театре об исполнительском мастерстве Нажмиддина Мавлянова.
«Нажмиддин Мавлянов за три недели пять раз исполнил партию Садко в двух (абсолютно разных!) постановках - сначала три спектакля в Большом, затем два - в Мариинском театре. И спето, и сыграно всё было блестяще! Между этими двумя блоками он еще великолепно спел Германа в "Пиковой даме"! Это феноменально!»
И столь же лестными восхищенными оценками изобилуют отзывы на его выступления в любой партии и на любой сцене мира.

Мы же обратимся к мнению первых его наставников, которые и сегодня с любовью и заботой следят за творчеством своего питомца, ставшего мировой знаменитостью.

Народный артист Азербайджана и Узбекистана, оперный режиссёр Фирудин Сафаров

- Исключительная одарённость и память отличали Нажмиддина Мавлянова со студенческих лет. Он блестяще вошел в труппу и совсем не потерялся в окружении ведущих солистов. Проявлял такие яркие актёрские способности, что я был удивлен: он брал от педагогов больше, чем мы сами ожидали.
Особенно запомнилось, как Нажмиддин впервые исполнил Хозе в «Кармен». Я думал, что после такого опытного тенора, каким был премьер Негмат Синха-биби, ему будет трудно завоевать успех у зрителей, но с первого же своего выхода молодой певец нисколько не уступил известному солисту и показал такую прекрасную вокальную и актерскую партию, что заслужил бурю оваций.
Нажмиддин до сих пор очень внимателен и мягок по отношению к своим ташкентскими педагогам. Звонит, поздравляет с праздниками, с днём рождения. Он не только талантливый певец, артист, но и очень хороший человек, благодарный ученик.
И коллеги до сих пор тепло вспоминают о нём, отмечая незаурядный талант и доброту, мягкость, уважительное отношение к партнёрам. Конечно же, мы хотели бы увидеть Нажмиддина в нашем театре как приглашённого солиста. Полагаю, это очень важно: хотя бы изредка слушать узбекистанских певцов, которые начинали свою артистическую карьеру в Ташкенте и сейчас выступают на крупнейших оперных сценах мира.


Заслуженная артистка Узбекистана, оперная прима Ольга Александрова

- Мы часто и подолгу разговариваем с Нажмиддином. Обсуждаем его партии, выступления в новых постановках, дискутируем. Он занимался в моём классе в магистратуре. В результате занятий голос очень изменился - стал крепким и плотным, с хорошей опорой. Он невероятно трудоспособный и фанатически преданный сцене человек. Ему ничего не надо было повторять дважды. Дашь задание – перечитает всю литературу и назавтра принесёт всё выученное, переведённое.
Дорога к успеху у нас была непростая. Вспоминаю участие в «Романсиаде» в Казахстане, приглашение в Москву, поездку в Корею… У него на первом месте всегда была работа, работа и работа…
Мы с ним вместе пели в нескольких операх. Открытием стало выступление в «Кармен». Когда Хозе-Мавлянов в четвёртом акте умолял: «Кармен, не покидай меня!..», у меня стоял ком в горле! Осталось ощущение его необыкновенной искренности, незащищённости. И я всегда рассказываю своим ученикам об этом эпизоде.
Он незабываемый для меня Хозе - горячий, с открытой душой, любовью чистой и красивой. В этом певце богатейшее актёрское и человеческое зерно.


Слушаю всё спетое им, что есть в интернете. Я люблю практику, предпочитаю показать у рояля, как и что сделать, и Нажмиддин иногда даже поёт мне по скайпу. Каждая партия предъявляет свои задачи, имеет свои подводные камни. У него более 40 партий – это непросто. Но он очень гибкий, у него богатый от природы голос, он прекрасно владеет нюансировкой. Потому такой успех!
Восхитил меня Нажмиддин в партии Князя Голицина в «Хованщине» Мусоргского – я слушала оперу в трансляции. Он сумел так остро и ярко, в лучших традициях драматического театра передать мысли и эмоции, что приковал к себе всё внимание публики в этой сложной сцене. Как оперный артист Мавлянов продолжает развиваться, умеет и сыграть, и спеть достойно в любой постановке и на любой сцене.


Заслуженный деятель искусств Узбекистана, оперный режиссёр Андрей Слоним

- Нажмиддин Мавлянов пришёл в наш театр певцом молодым, но устремленным к своему становлению. Его не надо было «раскачивать», стараясь развить профессиональные данные, культуру и кругозор. Он умел и умеет сейчас в разных своих выступлениях и проектах воспринимать трактовку образа и преломлять его через свою индивидуальность.
Да, Нажмиддин целиком вживался в новые образы, это проявилось буквально с первых наших встреч. Он в полной мере излучал ответную творческую энергию. Развивая свои вокальные данные под руководством заслуженной артистки Узбекистана Ольги Александровой, на каждой репетиции целенаправленно и методично старался сделать свой богатый голос средством для раскрытия чувств и состояний человеческого духа. Осваивал игру тембрами, утонченность фразировки и интонаций. И очень старался понять непростое единение пения и сценического действия, в котором артист живёт по законам оперы и её особой правды. Певцу – что очень ценно! – нравился сам процесс, который вёл его к новым этапам освоения образа. Он с удовольствием работал с разными дирижерами и режиссерами, довольно быстро включился в исполнение широкого оперного репертуара. И ташкентский зритель очень скоро оценил и полюбил его.
Работа режиссера с талантливым исполнителем напоминает некий «тоннель», который постановщик и певец как бы «роют» с разных концов, сходясь в желанной точке и в едином образе. Вспоминаю, как мы готовили партию Ленского в опере «Евгений Онегин» Чайковского. Нажмиддин трепетно отнесся к созданию этого образа, мы внимательно и скрупулезно проживали с ним музыкальную драматургию, искали действенное оправдание каждой смены темпа, нюанса, высоты звучания. Вчитывался он и в Пушкина.
Немало великих певцов – каждый со своей убедительностью и правдой! - раскрыли этот сложный образ. В индивидуальности Нажмиддина были и обаятельные лирические «ростки», но была и энергетика мужества. И мы с ним сделали Ленского горячо любящим, ранимым, идеализирующим свою Ольгу, но и готовым постоять за истинность своих «рыцарских» принципов. Ленский Чайковского - почти «чеховский». И все спектакли «Евгения Онегина», которые спел и сыграл Нажмиддин на сцене нашего театра до своего отъезда, были динамичными и разными, вызывая активное сочувствие и сопереживание зрителя.


В одном из премьерных показов «Царской невесты» Нажмиддин выступил в роли Ивана Лыкова. Глубоко изучив партитуру и драматургию своей партии, историю эпохи, он прошёл весь курс репетиций и раскрыл образ Лыкова живо и убедительно. Столь же полноценно выступал в концертах, посвященных композиторам, певцам, знаменательным датам. И каждое его выступление горячо принимала публика.
Необходимость исполнения опер на языке оригинала призывает исполнителя предельно точно знать язык партии-роли, понимать значение каждого слова и оттенка фразы. Подчеркну искреннюю любовь Мавлянова к освоению иностранных языков. Он ещё в Ташкенте прочно углубился в познание русского, итальянского и французского языков. Работая в России и на других сценах мира, обращается к немецкому и испанскому. Свободно общается на английском. И, как сам признаётся сегодня, – это не предел.
И ещё одно ценнейшее качество его характера. Выступив в ответственных и престижных партиях, он не избегал и менее заметных ролей. С озорной и светлой иронией воплотил образ самовлюбленного тенора Фогельзанга в комической опере-миниатюре Моцарта «Директор театра». А когда понадобилось сыграть в новогодней сказке, в паре с партнером исполнил и Дракона, и одного из «братцев», в которых превращался Дракон.
Вместе со многими моими коллегами и ташкентскими зрителями я от души радуюсь успехам Нажмиддина. Как-то, подытоживая его выступления, мы пришли к выводу, что единственная крупнейшая сцена мира, на которой он еще не пел, – это миланский театр «Ла Скала». Но приглашение спеть, как рассказал Нажмиддин, он получил от Петера Штайна. Дирижировать должен был Зубин Мета. Позвонили в театр – нужно было заменить заболевшего Фабио Сартори.


В театре шли репетиции «Хованщины», где Нажмиддин готовил сразу две партии, и приглашение было отклонено. Были еще приглашения в «Ла Скала», но на эти периоды у Нажмиддина были запланированы спектакли в других театрах.
Сейчас театры всего мира закрыты для публики. Тем не менее, Нажмиддин и в самоизоляции не молчит. Трогает искренним и тонким исполнением песен Великой Отечественной войны под собственный аккомпанемент на гитаре - он публикует записи для друзей. И в этом домашнем сольном амплуа показывает новые грани таланта и характера.


Прошло 16 лет с тех пор, как Нажмиддин студентом второго курса впервые выступил на сцене оперного театра. Это годы колоссального труда и блистательного восхождения артиста на Олимп оперного искусства. И на этом пути, как считает тенор Мавлянов, еще немало новых непокорённых вершин.

На заставке фото Nadine Koul

==========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Чт Июн 11, 2020 2:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061101
Тема| Музыка, Опера, Зальцбургский фестиваль, Персоналии,
Автор| Сергей Ходнев
Заголовок| Ни в маске сказать, ни пером описать
Зальцбургский фестиваль объявил «модифицированную» программу

Где опубликовано| © "Коммерсантъ"
Дата публикации| 2020-06-09
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4374116
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Leonhard Foeger / Reuters

Руководство Зальцбургского фестиваля обнародовало окончательный вариант программы 2020 года. Как и было объявлено ранее, масштабы фестиваля из-за эпидемической обстановки сильно сокращены: за тридцать дней (1–30 августа) будут, в частности, показаны лишь две оперные премьеры вместо запланированных шести. Кроме того, все фестивальные события пройдут с соблюдением драконовских мер безопасности.

Каждый бывавший хоть раз на Зальцбургском фестивале представляет себе, насколько тяжело и непривычно там будут выглядеть новые строгости. Конечно, за безопасностью другой, не санитарной, там на самом деле всегда следили на совесть; конечно, подозрительную личность или безбилетника всегда мгновенно вычисляли, но, например, никаких детин с наушником в ухе на виду при этом не оказывалось. Только несколько лет назад, после очередных громких терактов, капельдинеры на входе в фестивальные залы стали досматривать дамские ридикюли, но делали это бегло и вежливо, чтобы ни в коем случае не потревожить беззаботность нарядной аудитории.

Теперь не до беззаботности. Для публики будет обязательно ношение масок — их можно будет снимать только во время спектакля, сидя на своем месте, при этом между зрителями будет расстояние не менее чем в один метр.

Все билеты будут именными, и на входе нужно будет предъявить вместе с билетом удостоверение личности, причем так, чтобы не создавалась очередь. Обычной ситуации, когда в расположенных рядом «Зале Моцарта», Скальном манеже и Большом фестивальном зале спектакли проходят более или менее одновременно, и в антрактах сотни зрителей и зевак радостно толпятся на прилегающей Хофштальгассе, в этом году не будет. Более того, не будет и антрактов — именно для того чтобы публика не толпилась и, чего доброго, не стояла в очереди в уборную. Естественно, никаких буфетов.

Певцам и музыкантам носить во время выступления маски не придется, но в целом по ту сторону рампы санитарные меры тоже будут строги. Деятельность всех — от артистов до рабочих сцены — будет жестко регулироваться, обязательны анализы; введено разделение на группы риска (кто-то, как технический персонал, может дистанцироваться и носить маски, а кто-то нет) с соответствующими процедурными предписаниями.

Из двух оперных премьер, оставшихся в программе, одна будет подготовлена с полной оглядкой на коронавирусные условия: режиссер Кристоф Лой задумал постановку «Cosi fan tutte» Моцарта, которая не требует ни масштабных декораций, ни длительных репетиций. Понятно, что решение это вынужденное и авральное — первоначально предполагалось, что за Моцарта в оперной программе будет отвечать новый «Дон Жуан» в постановке Ромео Кастеллуччи и Теодора Курентзиса. Насколько это будет эффективно в художественном смысле, разумеется, сказать трудно, но по крайней мере исполнительский состав импонирует именами Богдана Волкова (Феррандо), Леа Десандр (Деспина), Марианны Кребасса (Дорабелла). Еще одно новшество — 34-летняя немка Йоана Малльвиц за пультом Венских филармоников: до сих пор ни одна женщина в Зальцбурге музыкальным руководителем постановки еще не оказывалась.

Второй премьерой будет «Электра» Рихарда Штрауса — для фестиваля было важно все-таки сохранить в программе оперы двух своих главных композиторов. Здесь уже все так, как и было запланировано прежде: ставит «Электру» Кшиштоф Варликовский, дирижирует Франц Вельзер-Мёст, Асмик Григорян споет Хрисофемиду, а Аушрине Стундите — Электру.

Что до концертной части программы, то она выглядит пусть менее избыточно, чем обычно (общим счетом 53 концерта), однако все равно вполне представительно даже по невирусным меркам фестиваля класса А.

Из дирижеров, например, обещаны Кристиан Тилеман, Кирилл Петренко, Риккардо Мути, Кент Нагано, Даниэль Баренбойм; из пианистов — Григорий Соколов, Евгений Кисин, Андраш Шифф, Марта Аргерих, Аркадий Володось, Игорь Левит (именно он выступит с бетховенским циклом, посвященным 250-летию композитора); из певцов — Хуан Диего Флорес, Юлия Лежнева, Анна Нетребко, Чечилия Бартоли.

На все эти события фестиваль будет заново предлагать билеты по новой же системе, разработанной в довольно краткие, как можно увидеть, сроки. Сначала (15 июня) тем, кто уже купил билеты до эпидемических событий, будут предложены комплекты билетов, подобранные так, чтобы, насколько это возможно, соответствовать их первоначальным пожеланиям. Потом (29 июня) откроются продажи для привилегированных категорий; с 6 июля те, кто купил билеты на безнадежно отмененные события, смогут сделать новый выбор, а с 13 июля кассы откроются для всех желающих.

Понятно, что не таких сложностей фестиваль хотел в год собственного 100-летия — но зато юбилейные торжества теперь окажутся более продолжительными, и фестиваль 2021 года (куда переместится большая часть отмененных событий) тоже будет посвящен этой дате. Слабое утешение при очевидной экономической беде, но что делать: в конце концов, у основавших фестиваль сто лет назад Рихарда Штрауса, Гуго фон Гофмансталя и Макса Рейнхардта тоже не все получилось с первого года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Чт Июн 11, 2020 2:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061102
Тема| Музыка, Персоналии, Денис Мацуев
Автор| Анастасия Силкина
Заголовок| В ожидании встречи с друзьями и публикой в залах. Денис Мацуев отмечает юбилей
Пианисту в четверг исполняется 45 лет

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2020-06-11
Ссылка| https://tass.ru/kultura/8694437
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

Народный артист России, пианист Денис Мацуев, несмотря на прекращение в Москве режима самоизоляции, решил отложить празднование своего юбилея до 2 июля, когда сможет встретиться с друзьями на сцене. Об этом в беседе с ТАСС рассказал сам музыкант.
Пианисту 11 июня исполняется 45 лет.

"В отличие от многих, которые говорят, что не любят отмечать день рождения, я всегда говорю: я очень люблю отмечать, но на сцене. Последние 25 лет этот день я всегда так и проводил: на сцене со своими друзьями. На этот раз мы перенесем празднование на 2 июля, когда будет опен-эйр-концерт в парке "Зарядье". Там все соберемся вместе и весело проведем время", — сказал Мацуев.

Музыкант добавил, что концерт будет полной импровизацией: "Пока не объявляю имен, но уверен, что публика не останется равнодушной". Выступление будет транслироваться онлайн, при этом Денис Мацуев надеется, что к тому времени возможно будет также пригласить и какое-то количество зрителей в зал.

Пандемия коронавируса внесла коррективы и в другие праздничные планы артиста. Так, юбилейный вечер в Государственном Кремлевском дворце с целым рядом знаменитых исполнителей пришлось перенести с 16 июня на 14 октября. "Там проданы практически все билеты. Я в очередной раз восторгаюсь моей замечательной публикой, которая, несмотря на пандемию, продолжала покупать билеты. Это очень трогательно и вдохновляет меня на новые программы и дарит надежду на скорейшую встречу с публикой вживую", — сказал музыкант.

Ближайшие же встречи пройдут в онлайн-формате — 13 и 14 июня на платформе Okko: в первый день Мацуев сыграет камерную программу, на следующий — "Классику и джаз". После этого пианист отправится в Берлин, где выступит в Digital Concert Hall с Берлинским филармоническим оркестром. Концерт будет посвящен памяти дирижера Мариса Янсонса. Трансляция запланирована на 20 июня.

Без "масок" на сцене

На просьбу обозначить важные вехи к юбилею Мацуев ответил, что не любит говорить о каких-то своих достижениях. Гораздо проще ему рассказывать о замечательных людях, с которыми его свела судьба. "Я счастливый человек, потому что в основном на моем пути встречаются очень хорошие люди. Мне повезло в жизни встретиться с абсолютно уникальными людьми в разных профессиях, сферах — вне зависимости от степени их известности. Я благодарю всех педагогов, которые были со мной. В первую очередь, моего папу (композитор и пианист Леонид Мацуев — прим. ТАСС), который до сих пор со мной занимается. Очень жаль, что в этот день рядом не будет моего профессора Сергея Леонидовича Доренского, который ушел из жизни в конце февраля. Это большая утрата, с которой я до сих пор не могу смириться".

Я ностальгический человек, у меня хорошая память, — признался Мацуев. — Я даже помню, какой запах был на улице Ленина в Иркутске, когда я шел в июле 1981 года к своей бабушке. Прекрасно помню, что я наигрывал, когда мне было шесть лет
Денис Мацуев
пианист, народный артист России


"И я человек, который очень любит свою родину, свой дом — Иркутск, Москву", — добавил он. Одно из главных пожеланий маэстро в этот день — скорейшая встреча с публикой в концертном зале: "С того момента, как я в девять лет вышел на сцену Иркутской филармонии играть концерт Гайдна, я проникся этой магией сцены — играть для кого-то".

Пианист строго придерживается некоторых правил при общении с публикой. "Меня с детства приучили родители не обижать, помогать и ни в коем случае не надевать "маску". Потому что это хорошо видно, в первую очередь на сцене. Если ты попытаешься обмануть публику, тебя сразу раскусят. Тем более наша русская публика, у которой есть чутье, насколько ты искренен на сцене и в жизни", — сказал Мацуев.

Говоря о круглой дате, маэстро признался, что это число совсем не вяжется с его внутренним ощущением. "Настроение у меня боевое, как и всегда. Жду не дождусь своих друзей: будем снова репетировать, играть и шутить".

"С ним все любят играть"

"Чтобы рассказать о Мацуеве, надо написать книгу" — так отвечают многие известные артисты, которых ТАСС попросил поделиться историями из творческой жизни пианиста.

"За свою жизнь я играл с очень многими солистами, но с ним играть — особое удовольствие, — признался народный артист СССР, руководитель Национального филармонического оркестра России и камерного оркестра "Виртуозы Москвы" Владимир Спиваков. — Во-первых, всегда есть колоссальная уверенность, что на сцене все будет хорошо. Во-вторых, у него самого есть внутренний дирижер. Как писал Генрих Густавович Нейгауз, просто хороший пианист — это нехороший пианист, внутри должен сидеть дирижер. Денис этим качеством обладает. Он невероятно тонкий художник, который способен на сцене под воздействием другой художественной концепции очень быстро воспринять ее и поменяться. Поэтому с ним все любят играть, поэтому он нарасхват".

Народный артист России, глава Мариинского театра Валерий Гергиев напомнил, что со своим другом Денисом Мацуевым "провел куда больше времени на сцене, чем в карантинном "великом стоянии на месте". "Так что даст Бог, это наше лидерство удержим. А в "великом сидении" за роялем домашним и без того огромный репертуар Дениса подрос, я бы сказал, на голову — на радость миллионам поклонников", — заметил он.

Генеральный директор Московской филармонии Алексей Шалашов отметил, что, хотя и знаком с Мацуевым уже много лет, "именно в это непростое время можно было оценить, насколько Денис искренняя и деятельная натура".

В каждом своем амплуа — концертного пианиста, руководителя фестиваля, фонда "Новые имена", конкурса Grand Piano, участника благотворительных проектов — он выступает блистательно. Сегодня имя Дениса Мацуева — это синоним высочайших творческих достижений, подлинного музыкального мастерства и успеха. Мы счастливы, что в череде выступлений в лучших залах мира Московская филармония является для Дениса Мацуева не только местом формальной приписки, но и неформально остается родным домом. И мы все надеемся, что здесь он чувствует себя как дома
Алексей Шалашов
генеральный директор Московской филармонии


Музыкальная Мекка на Байкале

"Мы знакомы уже более 20 лет, и постепенно знакомство переросло в настоящую дружбу, которой я горжусь", — рассказал народный артист России, художественный руководитель и главный дирижер Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан Александр Сладковский. "Я первый дирижер, с которым Мацуев сыграл все фортепианные концерты Рахманинова. Это исторический факт, который он сам засвидетельствовал", — добавил музыкант. "Казань стала нашей совместной творческой лабораторией. Как минимум два, а то и четыре раза в год мы выступаем совместно. Наверное, ни с одним другим пианистом такого в моем послужном списке нет", — заметил Сладковский.

"Как профессионал, который выступает на сцене с оркестром, он невероятно мобильный. Как человек, который в жизни разделяет все радости и горести, он всегда рядом, он верен своему слову. Это, наверное, одно из самых выдающихся его качеств. Музыкантов много, пианистов много, но людей, которые верны себе и своим друзьям, гораздо меньше, — подчеркнул дирижер. — Он вмещает в себя невероятно огромный мир, который не ограничивается его фантастическим пианистическим талантом. Это мир, в котором он настоящий капитан команды".

Многие коллеги Дениса Мацуева отмечают его гостеприимство и вспоминают при этом фестиваль "Звезды на Байкале", который музыкант ежегодно проводит в своем родном Иркутске. "Это сибирская музыкальная Мекка, — говорит об этом фестивале Сладковский. — Каждый год стараюсь там быть, в том числе чтобы искупаться в Байкале. К этому меня приучил Мацуев". Действительно, уже сложилась традиция: всех своих гостей Денис Мацуев уговаривает окунуться в Ангару или Байкал.

Между фортепиано и футболом

Денис Мацуев родился 11 июня 1975 года в Иркутске в семье композитора Леонида Викторовича и преподавательницы игры на фортепиано Ирины Дмитриевны. На проходившем в городе джазовом фестивале юного пианиста заметила Иветта Воронова, основатель Международной благотворительной программы (с 1992 года — фонда) "Новые имена", и посоветовала продолжить обучение в Москве. В 15 лет Мацуев вместе с семьей переехал в столицу, где поступил в Центральную музыкальную школу при Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского.

Решение о переезде далось Денису Мацуеву нелегко: в Иркутске оставались друзья и, главное, дворовая футбольная команда. Вот как он вспоминает это время в интервью проекту ТАСС "Первые лица": "Забавно, но решающую роль сыграла любовь к футболу и московскому "Спартаку". Устав слушать мои истерики о друзьях-товарищах и Байкале, без которых я не мыслил жизни, мама привела железобетонный аргумент: "Зато сможешь ходить в "Лужники" на "Спартак". Я моментально замолк".

В 1993 году Мацуев завоевал I премию Международного конкурса пианистов в Йоханнесбурге (ЮАР). В том же году поступил в Московскую консерваторию в класс профессора Алексея Наседкина, а с третьего курса преподавателем Мацуева стал народный артист России, профессор Сергей Доренский. Еще во время учебы Денис Мацуев стал солистом Московской филармонии. В 1998 году завоевал Гран-при Международного конкурса пианистов в Париже, а затем, в июле того же года, был удостоен I премии XI Международного конкурса им. П.И. Чайковского. Эта победа принесла молодому пианисту мировую известность. В 1999 году Денис Мацуев с отличием окончил консерваторию.

Музыкант активно занимается просветительской и общественной деятельностью. В 2008 году он стал президентом Межрегионального благотворительного общественного фонда "Новые имена" им. И.Н. Вороновой, который когда-то дал ему путевку на мировую сцену. Является арт-директором фонда им. С.В. Рахманинова, основателем и художественным руководителем ряда музыкальных фестивалей, таких как "Звезды на Байкале" и Crescendo, выступает художественным руководителем конкурса Grand Piano Competition, который проходит в Москве.

Денис Мацуев дает в год около 200 концертов, выступает с сольными программами и концертами с оркестром на самых знаменитых площадках мира. В его послужном списке — работа с коллективами из России, Великобритании, Германии, Италии, США, Франции под управлением выдающихся дирижеров Юрия Темирканова, Зубина Меты, Пааво Ярви, Владимира Федосеева, Юрия Башмета, Юрия Симонова и многих других.

===========
фото- и видеогалерея - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 12, 2020 1:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061201
Тема| Музыка, МТ, Персоналии, Валерий Гергиев
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| Валерий Гергиев: Сейчас самое главное для нас - вернуться к исполнениям
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2020-06-12
Ссылка| https://rg.ru/2020/06/12/valerij-gergiev-sejchas-samoe-glavnoe-dlia-nas-vernutsia-k-ispolneniiam.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Российским театрам и музыкальным коллективам разрешено вернуться на сцену и возобновить репетиции. Появление нового распоряжения решило экзистенциальную для творческих коллективов проблему, поднимавшуюся на онлайн-совещании деятелей культуры с президентом РФ Владимиром Путиным и руководителем Мариинского театра Валерием Гергиевым: "не может балерина сохранить форму, а хор держать в памяти оперы на пяти-шести языках без постоянного репетиционного процесса". О том, какие проекты планирует осуществить в новых обстоятельствах Мариинский театр, Валерий Гергиев рассказал обозревателю "РГ":


Фото: пресс-служба Мариинского театра

Именно в искусстве простои необратимы в профессиональном смысле. Поэтому вы пошли на риск и возобновили в локальном формате репетиции уже в конце мая?

Валерий Гергиев: Да. Прошло уже почти три месяца, как театры, оркестры и музеи всего мира закрылись и прекратили свои выступления из-за коронавируса, действительно оказавшегося очень опасным и разрушительным для здоровья. Поначалу некоторые думали, что это только китайская проблема. Но как раз в Китае, Корее, Японии со страшной угрозой справились довольно быстро, а вот американцы и высокоразвитые европейские страны заплатили огромную цену: системы здравоохранения этих стран оказались не готовыми к подобному развитию событий. До сих пор угроза потерять здоровье и жизнь остается для людей в мире реальной. С другой стороны, не менее реальной становится угроза потерять жизненные и профессиональные позиции артистов и музыкантов, если еще два-три месяца мы будем полностью разлучены со своей профессией и со своей публикой. Об этом говорится в последние дни немало. Конечно, я хочу, чтобы Мариинский театр был уже в состоянии, пусть и не интенсивного, но серьезного репетиционного процесса. И да, это не секрет, что наши балетные и оперные артисты вернулись в классы почти две недели назад и репетируют, правда, пока по одиночке, с концертмейстером, не собираясь в большие ансамбли. Мы уже получили приглашения выступить в летние месяцы небольшим составом, но именно коллективом Мариинского театра в нескольких странах: прежде всего, в Италии, открывающей границы для России. Думаю, что, соблюдая меры предосторожности и неукоснительно следуя рекомендациям и правилам, озвученным Роспотребнадзором, сегодня действительно можно начинать работать. Важно, конечно, дисциплинировано вести себя в ближайшие недели, чтобы, не дай бог, не вызвать какой-то поспешностью или беспечностью новую волну заболеваний. Ну, а свою работу коллектив Мариинского театра знает хорошо. Это один из сильнейших театров мира, имеющий громадный репертуар, огромное количество талантливых артистов, известных всему миру. Мы привыкли много выступать в регионах России, и за последние двадцать лет наша публика из больше чем 60 регионов слышала оркестр Мариинского театра, знает балетных и оперных артистов Мариинского театра, наш великолепный хор.

Мариинская труппа не только в Петербурге, но и во Владивостоке, во Владикавказе: как планируете выбираться с таким гигантским коллективом из кризиса, в котором находятся сейчас все?

Валерий Гергиев:
Организовывать огромный процесс - это вообще не простое дело. У нас только в Петербурге почти три тысячи профессионалов, а вместе с нашими приглашенными артистами, с коллективами во Владикавказе и Владивостоке - пять тысяч человек. Это, кажется, самый большой театральный коллектив в мире. И когда возникла неожиданная для всех ситуация с коронавирусом, перспективы которой непонятны пока никому, оказалось, что громадное расширение Мариинского театра стало самой страшной нашей проблемой. Очевидно, что гораздо легче и нам, и государству прокормить триста артистов, чем пять тысяч. Хотя мы умеем накапливать внебюджетные средства, зарабатываем много и никогда не ставили перед собой задачу, как можно дороже продавать билеты.

Кстати, стоимость билетов в Мариинский театр изменится в новых условиях?

Валерий Гергиев:
Изменится, но мы будем анализировать ситуацию и отвадим, прежде всего, спекулянтов, делающих успешный бизнес на великодушной ценовой политике театра. Сейчас самое главное для нас - вернуться к исполнениям, пусть даже в полупустом зале. У нас три большие аудитории в Петербурге, две - во Владикавказе, две - во Владивостоке, большие возможности по распределению репертуара в камерных залах. Мы готовы вернуться к полнокровной деятельности, но понимаем, что должны быть невероятно осторожны. В этих обстоятельствах для нас важна точность выбора программ и точность хотя бы частичного выполнения задуманной региональной программы.

Вы реально рассчитываете провести Московский Пасхальный фестиваль и "Звезды Белых ночей"? Губернатор Санкт-Петербурга уже объявил о концерте-открытии "Звезд Белых ночей" 20 июня.

Валерий Гергиев:
Ни в коем случае не будет отмены ни фестиваля "Белых ночей", ни Московского Пасхального, ни "Мариинского" во Владивостоке. Мы слишком много усилий вложили в то, чтобы эти фестивали стали частью культурной жизни этих городов. А Московский Пасхальный - это вообще общенациональный фестиваль. Мы постоянно посещаем в рамках Пасхального 25-30 регионов России: это громадная творческая программа, громадные физические усилия артистов, сотни тысяч слушателей, тысячи и тысячи километров пути. Нас каждый год ждут и в городах Поволжья, и на Урале, а это уже десятки городов, в Сибири, в городах европейской части России - от Мурманска до Владикавказа. И в данный момент мы пытаемся мастерски выстроить небольшую, но впечатляющую программу, чтобы выполнить свои моральные обязательства перед публикой. У нас идет большая напряженная работа с губернаторами, мы продумываем все тщательно, чтобы не ошибиться в выборе маршрута, чтобы не рисковать артистами и, тем более, не рисковать здоровьем посетителей концертов. Решающая роль здесь принадлежит специалистам из Роспотребнадзора. Мы не хотим быть и не будем нарушителями, но я уверен, что долго ждать публику мы не заставим.

По сути, Мариинка и не отрывалась от публики, круглосуточно транслируя записи своих спектаклей и концертов. Сегодня онлайн-афиша перевалила уже за 100 названий?

Валерий Гергиев:
Об этом мало, кто говорит, но ведь наши спектакли посмотрели уже почти 80 миллионов человек во всем мире: и в Южной Америке, и в Японии, в США, в Европе, в Австралии. Смотрели оперы, балеты, симфонические и камерные программы: в среднем - по миллиону человек в день. Это, по-моему, самые большие показатели среди всех театров мира. Причем, ни копейки за эти трансляции мы не брали. Недавно я услышал, как в выступлении, проходившем в видеоформате, директор Театра Вахтангова сказал, что за каждый просмотр спектакля посетители у них платят всего 300 рублей. Я подумал, если бы мы за каждый просмотр брали по 300 рублей, то сегодня, имея 80 миллионов просмотров, мы бы уже заработали 24 миллиарда. Но я считаю, что в период всемирного бедствия неправильно подходить к этой проблеме коммерчески. Поэтому мы делились с публикой всем, чем располагаем. А сейчас нам важно вернуться на основные сцены Мариинского театра и начать транслировать живые выступления.

Уже 28 июня вы будете выступать в Италии на знаменитом Равеннском фестивале, который пройдет в этом году в формате опен-эйр. Вы сможете вывезти в новых условиях Мариинский оркестр?

Валерий Гергиев:
Изначально была идея, что я выступлю со сводным составом Молодежного оркестра Луиджи Керубини и оркестра Мариинского театра. Мы пока не отказываемся от этой идеи, но сейчас проверяем все возможности. В целом, мы потеряли просто огромное количество гастрольных выступлений. Я сам лично потерял концерты в Чикаго и в Нью-Йорке, во Франции, в Швейцарии, в Испании, в Германии, в Японии. В этом году не состоится Тихоокеанский фестиваль в Саппоро, который я возглавляю. Но потери Мариинского театра, если оперировать просто цифрами, только от не проданных во время карантина билетов составляют больше миллиарда рублей, поскольку весна и лето - самые успешные месяцы: это время фестиваля "Белых ночей", когда у нас в день происходит до десяти событий на разных сценах. К этому надо добавить потери от сорвавшихся крупных гастрольных контрактов театра, от контрактов наших ведущих солистов. Надеюсь, они мужественно переживут этот период. Так получилось, что поддержка правительством театральных и музыкальных коллективов страны, вызывающая у всех нас огромную благодарность, не коснулась только самых знаменитых наших музыкантов - пианистов, скрипачей, певцов, дирижеров, потерявших десятки выступлений по всему миру. Они не получают зарплату и не могут быть поддержаны из бюджета. Я пытаюсь сейчас активно ввести их в афишу Мариинского театра.

Вы планируете начать с трансляций живых концертов из пустого зала, как это делают в Берлинской филармонии?

Валерий Гергиев:
У нас именно такая идея и была с самого начала. И в первый же день, когда мы закрылись на карантин, мы транслировали живой концерт-открытие арфового фестиваля "Северная лира". Но когда речь пошла о ежедневных трансляциях, мы уже стали выкладывать спектакли и концерты из фонда Мариинского театра, записанные с нашими европейскими партнерами. А сегодня, мне кажется, надо найти какую-то форму поддержки артистов, которые в этот трудный период давали возможность миллионам людей во всем мире наслаждаться их талантом.

Прежние рекомендации Роспотребнадзора состояли в том, чтобы с середины июня объявить артистам отпуск в театрах, а в июле возобновить репетиционный процесс. Теперь разрешено репетировать, и вы обговариваете возможность концертов опен-эйр?

Валерий Гергиев:
Наш разговор на недавней встрече с президентом страны был серьезным и откровенным. Мы благодарны ему, что он посчитал необходимым выслушать нас, предложил со своей стороны программу мер предосторожности. Конечно, мы обговариваем с Роспотребнадзором все условия, при которых возможно проведение публичных концертов, хотя бы пока в формате опен-эйр. Наши артисты привыкли работать напряженно и с высоким качеством: мы должны вернуться к этому. А после долгого перерыва это не простой процесс: он потребует больших усилий.

То есть, труппа Мариинского театра будет все лето работать?

Валерий Гергиев:
Да! Уж чего-чего, а отдыха хватило всем. Я каждый день по девять-десять часов слушал произведения, которые могут появиться в нашем репертуаре, отсматривал наши записи, в том числе - записи 90-х и нулевых годов. Что-то будет издано, возможно, даже на компакт-дисках, потому что некоторых из выдающихся певцов уже нет в живых. А артистам я еще два месяца назад сказал: никогда у вас, солистов такого большого коллектива, не будет больше свободных девяносто дней для выучивания партий. Пользуйтесь этой возможностью! Меня услышали: многие подготовили по три-четыре партии. Мы рассматриваем сейчас двадцать новых оперных названий. Что-то появится в нашем репертуаре через полгода, что-то - через год-полтора. Я в своих расчетах и предположениях редко ошибаюсь, потому что хорошо знаю свой коллектив и его возможности. Главное - восстановить сейчас нормальный репетиционный процесс и очень точно выстроить пока немногочисленные наши выступления. Мы должны трудиться, потому что усилия в полноги ни к чему хорошему ни в каком деле не приведут. А от себя мне хотелось бы еще пожелать осторожности и сохранения здоровья всем читателям "Российской газеты"!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Июн 13, 2020 11:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061301
Тема| Музыка, МТ, фестиваль «Звезды белых ночей», Персоналии,
Автор| Вера Черенева
Заголовок| Звезды наяву
Мариинский театр проведет известный фестиваль в "живом" формате

Где опубликовано| © Российская газета № 126(8180)
Дата публикации| 2020-06-10
Ссылка| https://rg.ru/2020/06/10/reg-szfo/mariinskij-teatr-provedet-izvestnyj-festival-v-zhivom-formate.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Мариинский театр проведет фестиваль "Звезды белых ночей" - это первое с начала пандемии мероприятие, которое не перенесено в онлайн. Он стартует в Петербурге 20 июня.

Фестиваль - одно из знаковых событий в музыкальной жизни Петербурга, он проводится с 1993 года.
В этом году на сцене Мариинского театра с 17 по 26 июля должны были выступить Пласидо Доминго, Ильдар Абдразаков, Анна Нетребко, Юсиф Эйвазов.
В рамках фестиваля ожидались концерты Николая Луганского, Дениса Мацуева. Были запланированы семь вечеров фортепианных сонат от пианиста Рудольфа Бухбиндера.
В общем, афиша фестиваля приводила в трепет всех поклонников классической музыки. Но в ситуацию вмешался коронавирус, закрыв все мероприятия с присутствием большого количества людей.
В мае Мариинский театр официально заявил о переносе даты фестиваля на неопределенный срок. Накануне стало известно: "Звезды белых ночей" стартуют в Петербурге 20 июня.
Как сообщили "РГ" в Мариинском театре, сейчас вовсю ведется подготовка к фестивалю. Готовятся помещения, чтобы соблюсти все требования санитарных врачей, формируется список артистов.
Конкретных имен пока в театре не называют: программа только верстается, работа, на которую обычно уходят месяцы, делается за считаные дни.
Но репетиции уже начались.
Для артистов это крайне важный момент. Из-за самоизоляции около двух месяцев репетиции в театре не проводились вообще. Но оперный певец или музыкант из оркестра не может полноценно работать на удаленке.
В конце мая артистам разрешили заниматься с концертмейстерами. Требования жесткие, например, в помещении могут находиться только два человека - артист и концертмейстер. Но, как говорят в театре, это лучше, чем ничего.
Параллельно решают, как будет осуществляться рассадка зрителей, как не допустить скопления людей в фойе.
Вопросы очень ответственные, тем более что в Петербурге Мариинскому театру предстоит стать в некотором роде пионером в вопросах проведения массовых мероприятий в этот непростой период.
Пока в Северной столице из-за пандемии закрыты все учреждения культуры.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Июн 13, 2020 11:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061302
Тема| Музыка, фестиваль «Русские сезоны», Персоналии,
Автор| Ирина Корнеева
Заголовок| "Русские сезоны" продлятся онлайн и выйдут офлайн
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2020-06-11
Ссылка| https://rg.ru/2020/06/11/russkie-sezony-prodliatsia-onlajn-i-vyjdut-oflajn.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Главный российский культурный экспортный проект - фестиваль "Русские сезоны" продолжит работу в цифровом формате как минимум до конца лета 2020 года.

За два месяца трансляции Stay home with Russian Seasons посмотрело более 23 миллионов зарубежных зрителей во Франции, Германии, США, Испании, Ирландии, Японии, Великобритании, Беларуси, Италии, Украины, Казахстана, Бельгии, Болгарии и Израиле.
"Сегодня мы с вами находимся в уникальной исторической точке: ни одно из поколений не имело такой доступности шедевров мировой культуры. За последние месяцы буквально все ведущие музеи, театры, филармонии открыли свои двери для пользователей интернета. По всем имеющимся каналам - через иностранные представительства, посольства, всевозможные информационные ресурсы мы приглашаем зарубежную публику на нашу платформу. И продолжаем знакомить всех любителей искусства и творчества через онлайн-ресурс Stay home with Russian Seasons с многообразием отечественной культуры", - рассказала статс-секретарь - заместитель министра культуры РФ Алла Манилова на обсуждении в министерстве культуры итогов "Русских сезонов".

Директор "Русских сезонов" Алексей Лебедев назвал главные события, запланированные на IV квартал 2020 года. Это концерты Государственного симфонического оркестра России им. Е.Ф.Светланова в рамках Международного фестиваля музыки в Безансоне, Российского национального молодежного симфонического оркестра совместно с лауреатами конкурса П.И.Чайковского под руководством Валерия Гергиева во Франции, Большого симфонического оркестра и отдельно оперной певицы Анны Нетребко в Бельгии, Всероссийского юношеского симфонического оркестра во Франции и Бельгии, оркестра "Виртуозы Москвы" под управлением Владимира Спивакова во Франции, Игоря Бутмана и солистов Московского джазового оркестра "Квинтет Игоря Бутмана" в Бельгии и Люксембурге, Оркестра MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса в Париже. Мариинский театр представит оперу "Хованщина" во Франции и Люксембурге. Иностранные зрители смогут увидеть и передвижную выставку Патриаршего совета по культуре при поддержке Минкультуры России "Всемирное наследие ЮНЕСКО. Псковские храмы", которая пройдёт во Франции, Бельгии и Люксембурге
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Июн 13, 2020 11:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061303
Тема| Музыка, Персоналии, Денис Мацуев
Автор| Татьяна Хорошилова
Заголовок| Выдающийся пианист Денис Мацуев: Мечтаю о концертном сумасшествии
Где опубликовано| © Российская газета / Союз. Беларусь-Россия - № 21(937)
Дата публикации| 2020-06-11
Ссылка| https://rg.ru/2020/06/11/vydaiushchijsia-pianist-denis-macuev-mechtaiu-o-koncertnom-sumasshestvii.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

11 июня народному артисту России Денису Мацуеву исполнилось 45 лет. Знаменитый пианист рассказал "СОЮЗу", чем занимается в изоляции, когда собирается в Беларусь с концертом и о своем участии в возведении Ржевского мемориала Советскому солдату.


Фото: Валерий Шарифулин/ ТАСС

Денис Леонидович, как вирус нарушил ваши планы?

Денис Мацуев: В общей сложности отменены 96 моих концертов. Для музыканта отсутствие живых концертов - это как жизнь без воздуха. В прошлом году я был дома всего 21 день - все время на гастролях.

Как намерены "выходить из пандемии"?

Денис Мацуев: Выступлениями: 2 июля у меня опенэйр в Зарядье, очень надеюсь на такой же в Сочи. Ну а фестиваль в Иркутске пройдет при любой погоде.
Я возил на озеро Валерия Гергиева, Юрия Башмета, Фанни Ардан. За четыре часа до концерта "макал" в Байкал индийского дирижера Зубена Мету. На 14 октября перенесен юбилейный концерт, который должен был пройти в Кремле в июне.

Что для вас война и Победа?

Денис Мацуев: Я очень трепетно отношусь к Великой Отечественной войне. Мой дед был на фронте барабанщиком, воевал, вернулся с войны живым, но с контузией. Нет ни одной семьи ни в России, ни в Беларуси, которой бы не коснулась война. Я дал благотворительный концерт, средства от которого пошли на строительство монумента подо Ржевом. Исполнял шедевры - концерт № 3 для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова и симфонию № 5 Петра Ильича Чайковского вместе с Российским национальным молодежным симфоническим оркестром под управлением народного артиста России Александра Сладковского. Очень важно, что мемориал был создан на средства Союзного государства и пожертвования тысяч и тысяч людей в России и Беларуси. Я очень надеюсь, что мне удастся дать концерт у подножия этого грандиозного памятника.

Знаю, что вы частый и желанный гость в Беларуси.

Денис Мацуев: Пять последних лет я езжу в Беларусь регулярно. А впервые я посетил республику 10 лет назад. В Беларуси теплая и очень гостеприимная публика, у меня с ней сложились особые отношения. В апреле этого года я должен был дать концерт в огромном зале Дворца республики, но он перенесен на осень. Жду не дождусь, когда снова приеду в Беларусь.

У вас есть любимые блюда?

Денис Мацуев: Обычно на даче готовим плов в казане. В прошлом году со мной на гастролях в Нью-Йорке были родители. Номер в гостинице был с кухней, и они приготовили пельмени. Я был счастлив.

Какой сюрприз на ваш день рождения приготовила семья?

Денис Мацуев: Они (жена Катя Шипулина - балерина Большого театра, дочь Анна Денисовна. - Прим. авт.) не признаются. Но сто процентов отметим. Анна очень темпераментная, с большой фантазией. Возможность побыть с родными и дочкой Анной Денисовной - для меня ни с чем не сравнимое ощущение.

О чем мечтаете?

Денис Мацуев: О концертном сумасшествии.

==============
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Июн 13, 2020 11:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061304
Тема| Музыка, Персоналии, Александр Клевицкий
Автор| Сергей Уваров
Заголовок| «Оркестранты не могут дуть в мундштуки в масках»
Композитор и дирижер Александр Клевицкий — о возобновлении концертной деятельности, симфониях про коронавирус и музыке как предчувствии

Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2020-06-11
Ссылка| https://iz.ru/1021939/sergei-uvarov/orkestranty-ne-mogut-dut-v-mundshtuki-v-maskakh
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Устанавливать дистанцию между оркестрантами на сцене бессмысленно, шахматная рассадка в зале изменит акустические свойства пространства, а российским музыкантам сейчас особенно тяжело, уверен композитор, дирижер и гендиректор Российского музыкального союза (РМС) Александр Клевицкий. Своими соображениями заслуженный деятель искусств РФ поделился с «Известиями», вскоре после того как РМС снова попросил премьер-министра рассмотреть меры поддержки индустрии.

— Два месяца назад РМС направил первое письмо на имя Михаила Мишустина. Почему потребовалось повторное обращение?

— На первое письмо мы получили ответ от Минэкономразвития, где нет, увы, нет никаких содержательных ответов. Так, на просьбу о включении соответствующих музыкальной индустрии кодов ОКВЭД в перечень сфер деятельности, наиболее пострадавших от последствий пандемии, нам сказали, что в списке фигурирует ОКВЭД 90. Однако он неприменим к звукозаписывающим компаниям и музыкальным издательствам. Организации по управлению авторскими и смежными правами — РАО, ВОИС, РСП — тоже не относятся к этому коду. А ведь именно через них получают деньги многие музыканты.

— Как вы оцениваете ситуацию в музыкальной индустрии сейчас, спустя эти два месяца? Динамика положительная или отрицательная?

— Она всё хуже и хуже. Концертные залы почти три месяца как закрыты, у артистов нет выступлений, а соответственно, и дохода. Государственные оркестры получают какие-то зарплаты, но многие музыканты не состоят ни в каких коллективах. А у студентов в консерваториях, училищах, которые лишились критически важных для них подработок, ситуация, мне кажется, совершенно плачевная. Особенно жалко тех, кто только начал свою профессиональную деятельность, у них нет никакой жировой прослойки, нет запаса. Возможно, государству надо предусмотреть какие-то гранты для них.
Сегодня мы слышим о том, что власти выделяют средства на поддержку бизнеса, и за это спасибо большое. На днях Владимир Путин говорил на совещании и о поддержке культуры, что тоже очень радует. Но хочется, чтобы обратили внимание конкретно на музыкантов, особенно на композиторов. Они сейчас в числе наиболее уязвимых. А ведь их во все времена поддерживали. Если бы не помощь Надежды Филаретовны фон Мекк, может, и не было бы гениальной музыки Чайковского. Александра Николаевна Пахмутова мне рассказывала, что во время войны, когда в стране была тяжелейшая ситуация, ученики Центральной музыкальной школы — будущие композиторы и исполнители — получали паек наравне с бойцами на передовой. Так государство относилось к культуре.

— Сейчас много обсуждают, как будет возвращаться концертная жизнь. В частности, как работать оркестрам.

— Я много лет возглавляю симфонический оркестр. И могу признаться, что не представляю, как здесь быть. Оркестранты не могут дуть в мундштуки в масках, да и струнникам она будет мешать. Я же как дирижер в ней наверняка задохнусь, поскольку, помимо эмоциональной, это еще большая физическая нагрузка — продирижировать концертом.

— В Европе обсуждают различные формы социального дистанцирования внутри оркестра. В Берлине договорились рассаживать струнников на полтора метра друг от друга, а духовиков — на два. Это имеет смысл?

— Если духовик заражен, его хоть на два, хоть на три метра дистанцируй от остальных — весь оркестр перезаражает, потому что у него из раструба этот коронавирус будет вылетать со страшной скоростью на метры вперед. К тому же не у всех коллективов есть достаточно большие репетиционные помещения, чтобы так всех рассадить. И чисто акустически я не представляю, как это будет — нарушатся все балансы. Эксперименты могут быть разные, но у меня пока на этот счет большой скепсис.

— Если все-таки в сентябре не будет вакцины, что лучше — выходить на сцену с такими специфическими мерами или сидеть без работы до последнего?

— У меня нет ответа. Это крайне болезненный вопрос, потому что, с одной стороны, мы уже не можем сидеть дальше — ужасно хочется на работу. За месяцы в изоляции я придумал несколько концертных программ. Жду не дождусь, когда выйду и смогу их сделать. Да и оркестранты этого ждут. Все рвутся в бой, но страх перед вирусом большой, могу сказать честно. Тут получается дилемма: лучше переждать, гарантированно остаться здоровыми и потом во всеоружии возобновить работу или же рисковать и экспериментировать, рассаживая музыкантов.

— Возможно ли переложение симфонических партитур на камерные составы, которые удастся разместить на сцене с соблюдением дистанции?

— Мне как композитору это было бы жутко неприятно. Это всё равно что сказать: «Давайте кусочек от картины отрежем и покажем только его, а остальное вы дорисуете в своей голове».
Когда я сочиняю, у меня есть определенные задачи, идеи, я создаю необходимое мне звучание и рассчитываю на ресурсы оркестра. В теории можно просто играть тему на одном гобое или на одной скрипке, но это же маразм. Да и кто пойдет это слушать?

— Кстати, к вопросу о зрителях. Что думаете о предлагаемой сейчас шахматной рассадке?

— Когда мы выступаем, то чувствуем настроение зала, ждем аплодисментов. Но при шахматной рассадке мы эту зрительскую энергетику не получим, не почувствуем. Это будет всё неправильно, не то. А главное, о чем почему-то не задумываются, изменится сама акустика помещений. Ведь залы строились, исходя из того что во время концертов они будут заполнены. Полупустой зал уже не так звучит. В общем, здесь много подводных камней и пока всё печально.

— Однажды пандемия всё же закончится. По вашей оценке, как долго музыкальная индустрия будет ощущать последствия этих непростых месяцев?

— Думаю, что восстановится всё достаточно быстро. Но, во-первых, у людей должны появиться деньги, которые они смогут потратить не на колбасу, а на билеты в концертные залы. Во-вторых, должен пройти страх перед вирусом, чтобы, слушая музыку, не думать о заразе, а получать удовольствие от художественных образов. То же самое касается тех, кто по другую сторону рампы: музыканты должны не бояться, что заболеют, и играть с полной отдачей... В общем, главная задача — победить коронавирус. И тогда всё вернется на круги своя.

— Недавно один известный композитор создал «Карантинную симфонию». А на конкурс, который провела Гильдия молодых музыкантов РМС, была прислана симфония «Пандемическая». Думаю, таких примеров будет в ближайшее время много. Как вы к этому относитесь?

— Была такая поговорка при советской власти: «Утром в газете, вечером в куплете». Она относилась к песенному творчеству, но можно применить к любому другому. Давайте напишем еще «Медикаментозную», «Вакцинационную», «Вирусную» симфонии... Можно, конечно, назвать как угодно, я не против. Но, черт побери, всё преходяще! Вирус опасен, но это так или иначе небольшой эпизод в нашей судьбе. По крайней мере, надеюсь, что будет так. Поэтому, на мой взгляд, нужно думать все-таки о более возвышенных художественных образах. Мы занимаемся искусством. Оно разное, в нем есть подчас противоположные стилистические направления, но все-таки оно создано для того, чтобы делать нашу жизнь более красивой и наполнять ее яркими эмоциями.
Главное в музыке должно быть сказано музыкальным языком. Если композитору так хочется дать злободневное название — его право. Но не стоит относиться к этому слишком серьезно. Никита Богословский назвал одну из своих последних симфоний «Пасторальная». Его спросили: «Никита Владимирович, почему «Пасторальная?» — «Потому что я очень постарался».

— Сейчас многие говорят, что начали иначе смотреть на мир, ценить то, на что не обращали внимание раньше. Недавно Юрий Башмет сказал в интервью «Известиям», что он каждую ночь выходит слушать пение птиц. Специально для этого дожидается двух часов ночи.

— Будете смеяться, но я делаю то же самое, не сговариваясь с Башметом. Чистая правда — птицы сейчас действительно потрясающе поют, такие хоры устраивают!
Конечно, замечательно, когда человек имеет возможность что-то переосмыслить, это внутренне обогащает. И сейчас особенно остро осознаешь ценность жизни. Я тоже много размышлял эти месяцы. Но вот что интересно: еще до начала пандемии я написал симфонию «XXI век. Борьба продолжается». И оказалось, что она абсолютно соответствует сегодняшнему дню. Как будто я предугадал, что всё так будет, но только выразил это не в названии, а в музыкальных образах.

— Сказываются ли непосредственно на вашем творчестве пандемия и карантин?

— Я устроен таким образом, что когда настают самые гнетущие, темные времена, у меня почему-то рождаются светлые музыкальные образы. Недавно я попал в больницу, было тяжело и физически, и морально. Но у меня была с собой музыкальная программа на ноутбуке, и я во время лечения начал писать Концерт для фортепиано с оркестром. Так вот он получился позитивным, энергичным, с посылом, что всё будет хорошо. Получается, еще когда не было вируса, я создал симфонию-предчувствие этих драматичных событий, а когда всё это началось, родилась, наоборот, музыка оптимистичная.

— Когда планируется премьера?

— У меня был запланирован творческий вечер 10 июня в Большом зале консерватории, солировать в Фортепианном концерте должна была Екатерина Мечетина. К сожалению, из-за текущей ситуации всё переносится, пока даже не знаю, на когда.

— Как вы считаете, вынесет ли человечество какой-то урок из этих событий?

— В середине XX века человечество испытало самую страшную войну за всю историю. Но сразу после этого занялось созданием атомной бомбы. И до сих пор, мы видим, во многих странах идут войны. У нас, к сожалению, короткая память. А сама природа человека, если и меняется, то очень-очень медленно. И я даже не уверен, что в лучшую сторону.

— Вы скептически оцениваете развитие человечества?

— Скорее, отмечаю какие-то тенденции. Например, меня расстраивает, что сейчас всё опрощается. В искусстве это тоже заметно. Появляются стили, которые называются минимализм, например. Композиторы повторяют бесконечно две-три ноты и утверждают, что это концепция. Многие бесталанные авторы за этим скрываются.
Да и в популярной музыке аналогичная ситуация. Сегодня, пожалуй, никто из нас не назовет исполнителя уровня Майкла Джексона, Элтона Джона, Фредди Меркьюри. Можете вспомнить хоть одного, есть такой?

— Слышали ли вы Билли Айлиш?

— Нет, к сожалению. А надо?

— Это феномен прежде всего с точки зрения популярности. Для подростковой аудитории она звезда № 1. При этом, ей самой 18. Но она действительно очень музыкальна.

— Послушаю обязательно. Конечно, звездочки регулярно вспыхивают. Многие из них очень достойные. Но согласитесь, фигур такого масштаба, как Элвис Пресли или The Beatles, не было давно. Я слежу за этим, легкий жанр мне не чужд — я как композитор посвятил ему большую часть жизни. Правда, жалею, что не ушел в академическую музыку раньше. Ну, так получилось...

— А если говорить о новых звездах классической музыки?

— В академическом жанре, может быть, получше ситуация, но... Вот есть мощные фигуры старшего поколения — например, Юрий Абрамович Башмет. Он совсем не старый еще, но все же как музыкант он сформировался еще в советское время. А кто на смену приходит? Я не знаю пока, есть такие люди?

— Почему так получается, что нет сопоставимых фигур?

— Профессиональные и социальные лифты разрушены. В 1990-е многие преподаватели уехали за рубеж. Растеряли мы свой багаж.
Мне кажется, ситуация с вирусом — напоминание, что пора собирать камни. Пришло время обратить серьезное внимание на культуру, на музыку. Это стоит того, потому что прославляет в итоге саму страну.

СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»
Александр Клевицкий — композитор, автор симфонических, хоровых и камерных произведений, мюзиклов «Джельсомино в стране лжецов» и «Корабль дураков», а также песен из репертуара Иосифа Кобзона, Тамары Гвердцители, Михаила Боярского и других исполнителей. Вместе с Юрием Николаевым создал телевизионный музыкальный конкурс «Утренняя звезда». Первый зампред Совета Союза композиторов России, генеральный директор Российского музыкального союза, художественный руководитель и главный дирижер Академического Большого концертного оркестра им. Ю.В. Силантьева. Заслуженный деятель искусств РФ.


=================
Фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Июн 13, 2020 11:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061305
Тема| Музыка, Опера, Персоналии,
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Чтоб познать красу вселенной: Курентзис и другие
Где опубликовано| © РЕВИЗОР
Дата публикации| 2020-06-09
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/views/chtob-poznat-krasu-vselennoy-kurentzis-i-drugie/
Аннотация| ТРАНСЛЯЦИИ

Лето и период отпусков – хорошая возможность смотреть в Сети общедоступные бесплатные трансляции спектаклей. Их предлагают многие оперные дома мира.

Мы выбрали "долгоиграющие показы", их можно увидеть до конца лета. Тут спектр музыкальных и режиссерских трактовок, демонстрирующих разнообразие сценических решений. Театр хороший и, что самое главное, разный. И конечно, высокий уровень исполнения.

"Иоланта". Театр Реал, Мадрид

Спектакль этот не нов, но остается одним из лучших оперных зрелищ последнего десятилетия. Малоизвестная в Европе опера Чайковского несколько лет назад произвела фурор в Испании и на оперном фестивале в Экс-ан-Провансе. Можно только пожалеть, что переговоры о переносе этой постановки в Большой театр окончились ничем. Будь иначе, российская публика смогла бы увидеть живьем результат творческого союза дирижера Теодора Курентзиса и режиссера Питера Селларса.
Курентзис трактует музыку одновременно и мистически, и "материально": оркестр не только играет многозначительно-тихими звучностями или взлетает до небес в форте, он еще и внимателен к каждой детали, любовно "ощупывая" каждую ноту и каждую паузу, словно слепая Иоланта - свои розы. Это красивое и уважительное прочтение, к тому же изгоняющее из музыки любой намек на сентиментальность.

В мадридской постановке прекрасный кастинг, и участвует много российских певцов. Дмитрий Ульянов исполняет короля Рене, Роберта - Алексей Марков, и даже в роли служанки Марты выходит звезда мировой оперы Екатерина Семенчук. Чех Павел Чернох (Водемон) и знаменитый американец Уиллард Уайт (Ибн Хакиа) мужественно поют по- русски. В главной партии солистка Большого театра Екатерина Щербаченко. Ее чистый "ангельский" голос и такой же внешний вид совпадают с прекраснодушным описанием либретто ("Облик светлого сиянья, облик дивной красоты, с ликом полным обаянья и чудесной доброты..").

Режиссер Селларс не интересуется средневековым колоритом оперы, предпочитая подчеркнуть ее общечеловеческие моменты. Герои (за исключением Иоланты, одетой в ярко синее, цвета южного неба, длинное платье) носят черное и современное, но это не значит, что действие перенесено в наши дни. Декорации (сеть рамок-порталов с наплывами окаменелостей сверху, условный лабиринт, по которому блуждают персонажи в поисках истины и света) помогают понять, что важнее всего тут путь прозрения. И не только для слепой героини. Все происходит в полумраке, лишь лица и руки высвечены ярко, отчего мизансцены напоминают полотна Караваджо. В ключевые моменты задник вспыхивает цветовой символикой: он то голубой, то красный, то золотой. В эпизоде встречи с Иолантой Роберт, пораженный до шока слепотой встреченной красавицы, вторит ее неуверенным жестам, словно пытаясь понять, каково это – не видеть. В музыку оперы вставлен небольшой фрагмент "Херувимской" Чайковского: хор поет ее, когда Иоланта прозревает, а прочие персонажи завершают свою эпопею бескорыстной любви. Она - главное. Так Селларс, делая почти символистский, почти условный театр, откровенно говорит о насущном.

"Любовный напиток". Театр Ла Монне. Брюссель.

Комическая опера Доницетти поставлена итальянским режиссером Домиано Микьелетто. Тем самым, кто сделал в Большом театре искрометную и смешную постановку оперы Россини "Путешествие в Реймс". Микьелетто нашел остроумный режиссерский ход: он поместил действие на пляж у теплого моря. Под ногами у певцов настоящий песок, а у публики рябит в глазах от ярких, флуоресцентных колеров сценографии и костюмов. Персонажи одеты в дизайнерские купальники и солнечные очки модных фасонов, вместо задника – пляжное кафе ярко-желтого цвета. Бар этот называется "Адина", в честь владелицы. Сценограф Паоло Фантин и автор костюмов Сильвия Аймонино постарались на славу: иллюзия южного курорта с его пестрой расслабленностью воссоздана вполне убедительно. Режиссер не менее убедительно поработал с массовкой, так что трудовые будни отдыхающих воссозданы во всей красе: и кремом для загара мажутся, и глянцевые журнальчики листают, и надувные игрушки надувают, и легким флиртом маются. А вечерами вовлекаются в анимацию и пьют возле надувного бассейна, похожего на свадебный торт. Доходит и до пенной вечеринки. Иной раз курортники перебирают с алкоголем, так что приходит полиция с собаками и забирает самых буйных. Европейские критики писали, что режиссер создал визуальную вселенную на грани китча, "изобилующую тысячами маленьких анекдотических действий", и это "радостно-сатирический портрет среднего класса, занятого собой".
Любовный напиток в этом спектакле, конечно, прохладительный. Его привозит на джипе напористый дилер и активно, с помощью обученных рекламным улыбкам девиц, впаривает отдыхающим, устраивая из продажи шумливое шоу. Главные персонажи (их поют российские звезды Ольга Перетятько и Дмитрий Корчак), кажется, преодолевают социальное неравенство: Неморино тут –работник пляжа, таскающий лежаки и шезлонги, а прекрасная Адина - праздно лежащая на солнышке и явно не бедная красотка. И зачем этой дамочке плюшевый медведь, которого дарит незадачливо-робкий ухажер?
Шаловливая концепция как нельзя более удачно ложится на искрящуюся, солнечную музыку, которую дирижер Томас Рёснер интерпретирует с завидной энергией и воодушевлением. Оркестр тоже в пляжной одежде, и музыканты как бы изображают развлекательную "музыку у моря". Перетятько умело играет избалованную мужским вниманием красотку, а Корчак убирает повадки раскрученного тенора для создания образа "маленького человека". Знаменитая ария "Una furtiva lagrima" спета им на крыше бара "Адина" - как манифест искренности.

"Свадьба Фигаро". Гарсингтон-опера. Великобритания.

Этот спектакль поставлен на ежегодном летнем оперном фестивале, который проходит с 1989 года. В последние годы спектакли показывают в павильоне парка Вормси в графстве Букингемпшир. Вокруг павильона садовый пейзаж, который можно использовать как естественную декорацию: проказник Керубино в "Свадьбе Фигаро" выпрыгивает из окна именно в английский парк. Спектакли начинаются ранним вечером, так что финальная ночная картина (где действие происходит как раз в парке) совпадает с естественной ночной темнотой.
Британский спектакль сделан по лекалам местных экранизаций романов Джейн Остин. И совершенно неважно, что испанские аристократы французской пьесы Бомарше похожи на английских сквайров. Наоборот, это придает постановке местный колорит. Мы словно перелистываем страницы старинного плутовского романа: здесь нет переноса действия, и комизм ситуаций полон реалий восемнадцатого века. Герои в париках, камзолах, корсажах и панталонах словно сошли с полотен Гейнсборо или Рейнольдса. Правда, на стенах дома графа Альмавивы висят многочисленные мрачные портреты предков, испанских грандов во всем черном, но это единственное прямое указание на место действия. И важно, что при воссоздании давнего времени обошлись без скучной "реалистической" дотошности, сохранив атмосферу исторической игры.
Дирижер Дуглас Бойд, режиссер Джон Кокс и сценограф Роберт Пердзиола создают микро-Эдем, в котором, кажется, было бы невозможно разговаривать, уместно только петь. Ансамбль вокалистов по праву возглавляет Джошуа Блум (Фигаро), интеллигентный слуга в очках, который, однако, может быть весьма изобретательным в каверзах рыжеволосому графу (Дункан Рок). Сюзанна (Дженнифер Франс) поет так же очаровательно, как и кокетничает, а Графиня (Кирстен МакКиннон) – так же задушевно, как грустит. Компания мелких вредителей (Бартоло, Базилио и Марцелина) интригует, пленяя и вокалом, и актерской игрой. Все исполнители интересны свойственной английскому театру подробной, но всегда уместной и не чрезмерной обстоятельностью.
В финале безумного дня все счастливо мирятся и поют о счастье.

===============
Фото и видео – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 15, 2020 10:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020061501
Тема| Музыка, Опера, театр «Геликон-опера», Персоналии, Дмитрий Бертман
Автор| Йосси Тавор
Заголовок| Дмитрий Бертман: «Здоровье людей превыше всего»
Где опубликовано| © Радио классической музыки «Орфей»
Дата публикации| 2020-06-15
Ссылка| https://orpheusradio.ru/news/discussions/2618/dmitriy-bertman
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

О том, как живут театры в условиях коронавируса, о путях выхода из кризиса с художественным руководителем театра «Геликон-опера», режиссёром Дмитрием Бертманом поговорил Йосси Тавор.



Й. Тавор: Дмитрий Александрович, как жить в условиях коронавируса?

Д. Бертман:
Сейчас многие берут интервью и спрашивают: «А что положительного вы нашли в этом вирусе? Может быть, задумались о чём-то?» Я считаю, что в оттенках разбираться абсолютно не нужно. Это трагедия, самая настоящая катастрофа для искусства. Это убийство балета и оперы, потому что эти жанры связаны с постоянным, ежедневным тренингом артистов. Они как спортсмены. У себя в квартире певец может петь до тех пор, пока ему соседи не будут стучать. Но самое главное — он должен получать уроки с концертмейстером, с дирижёром, петь с оркестром, чтобы не потерять полётность голоса и оставаться оперным певцом. Балетные должны не просто дома крутить фуэте или стоять у станка и делать зарядку. Они должны делать поддержки, прыжки и так далее. Поэтому ничего положительного здесь быть не может.

К этому можно относиться только как к неопознанному летающему объекту или к космической войне, потому что прецедентов не было. И что бы ни говорили про чуму или корь, не было ещё такой эпидемии, которая захватила бы весь мир. Если во время войны театры эвакуировали и искусство было спасено, то сейчас даже эвакуироваться было невозможно.


та опера, которую мы остановили, вернётся довольно нескоро



Й. Тавор: Дмитрий Александрович, насколько можно предвидеть возвращение к каким-то нормам? Ведь должен быть свет в конце туннеля.

Д. Бертман:
Все страны мира, правительства, врачи, директора театров разрабатывают нормы ввода театров. Но иногда забывают разделить театры по жанрам, потому что кукольный театр — это одно, театр драматический — другое, а наши, музыкальные театры — это вообще отдельная планета. Говоря о шахматной рассадке зрителей, о том, как выстроить маршрут публики, нельзя забывать, что на сцене оперного театра народу иногда бывает больше, чем в зале: оркестровая яма полна людей, духовики плюются; на сцене стоит огромный хор, который тоже плюётся; у артистов, когда они поют, тоже слюна выходит. Поэтому тут всё очень сложно. Я прекрасно понимаю, что та опера, которую мы остановили, вернётся довольно нескоро. Думаю, мы будем последними. Я с этим уже почти смирился, потому что понимаю, что здоровье людей превыше всего.


профилактика профессии


Й. Тавор: В одном из интервью вы сказали, что ищете новые формы. Ведь подобные кризисы всегда вызывали создание новых форм.

Д. Бертман:
Да. Но я сделал акцент даже не на новые формы, а на то, что мир будет рассматривать человека. Мы ушли в технологию театра. Даже критики, которые пишут про театр, в основном описывают декорации, сценографию, примочки, свет, новые технологии. Но критики не касаются собственно режиссуры, работы с артистом. А ведь именно это самое главное. Сейчас нам нужно возвращать актёрский театр. Нам придётся начинать с камерных форм, где только артист может держать внимание зрителя. В этом смысле можно говорить о профилактике профессии.

Но здесь есть один непростой момент. Мы анализируем систему продаж и видим, как публика реагирует на разные названия. Естественно, тот самый джентльменский портфель названий продаётся прекрасно, а вот то, что неизвестно, продаётся хуже. И если раньше мы подкидывали в топку неизвестные вещи, то сейчас…

Й. Тавор: Будете бояться?

Д. Бертман:
Конечно, это страшно, потому что экономически мы в полном коллапсе. Тем более, если учитывать, что рассадка явно будет неполной, то каждый спектакль — это убыток, особенно для нашего театра, где всего пятьсот мест.

Мне очень понравилось, что предложил Израиль. И я знаю, что наши власти тоже рассматривают такой вариант, и очень надеюсь, что они к нему придут. Те, кто покупает билеты вместе, могут сидеть без дистанции, а следующие уже будут на дистанции. Дальше вопрос, какая это дистанция. В Израиле это одно место. А если начнут говорить о трёх метрах, полутора метрах?

Сейчас существует очень большая проблема возврата билетов. Наш театр всегда гордился европейским планированием: за год мы давали афишу, и зрители могли купить билет на любой месяц, заранее рассчитывая своё время, а актёры планировали свою деятельность вне театра. Сейчас люди пошли в кассу сдавать билеты, а их денег уже нет. Они вложены в последующие спектакли, а новых продаж, которые бы их покрыли, нет. Если бы мы не были государственным театром, мы бы обанкротились. Но государство нас поддержало: нам платят заработную плату, благодаря чему люди чувствуют себя частью государства. Сегодня идёт процесс проработки срока возврата билетов, потому что по нашему законодательству деньги должны возвращаться в день обращения. Мы придумали сертификат, по которому зрители могут истратить сумму, отданную за билеты, на любой спектакль в 2021 году плюс получить скидки на другие билеты.

Й. Тавор: Я знаю, что вы член большого совета режиссёров, директоров, руководителей многих театральных организаций в стране. Вы обсуждаете подобные проблемы между собой? Все ли в таком положении?

Д. Бертман:
Все в одинаковом положении. Но те театры, которые продавали билеты на месяц, два или три, решили вопрос возврата.

Й. Тавор: А те, кто продавал на год?

Д. Бертман:
А на год продавали только мы и Дом музыки. Нас очень мало в системе московских театров. Отличники пострадали больше всех.


мы интересуемся проблемами нашей публики


Й. Тавор: Вы ведь сняли очень много своих спектаклей и транслируете их.

Д. Бертман:
У нас был и идёт очень большой контент. И слава богу, что у нас он есть. Дело в том, что я сразу принял решение транслировать только многокамерную съёмку с профессиональным звуком, чтобы не было любительских записей, которые, как мне кажется, просто вредят театру. Многие говорят, что мы делаем ошибку, показывая спектакли действующего репертуара. Я считаю, что никакой ошибки нет. Это абсолютно не опасно и даже нужно. Мы показывали на канале «Культура» новые спектакли после премьеры, и от этого интерес публики только увеличивался. Я благодарен всем нашим партнёрам: каналам «Культура», ОТР, «Театр», международным фирмам, с которыми мы снимали спектакли. Скажу честно, съёмки наших спектаклей не были коммерческими. Мы не получили за них ни копейки.

Помимо спектаклей, мы транслируем потрясающие лекции Дины Константиновны Кирнарской и концерты наших артистов, которые тоже были сняты профессионально.

Совместно с «Медицинской практикой» мы сделали проект, в рамках которого врачи консультируют по различным заболеваниям и даже госпитализируют. Мы интересуемся проблемами нашей публики и хотим, чтобы люди знали, что у нас есть и такая опция. Ведь наш театр рождён в стенах Дома медика. Не случайно огромное количество наших зрителей — врачи. Это генетика здания.

Й. Тавор: Дмитрий Александрович, с каким спектаклем вы мечтаете вернуться на сцену?

Д. Бертман:
Я решил оставить те премьеры, которые мы планировали. Если всё придёт в нормальное состояние, то у нас будет премьера оперы на иврите Гиля Шохата «Альфа и Омега». Это потрясающее произведение впервые будет ставиться в России. Опера уже шла на сценах Израиля, Германии и Японии. Музыка гениальная, сюжет невероятный. Спектакль делается на государственные деньги: и федеральные, и московские.

Сезон начнётся «Тоской» Пуччини, потому что эта опера шлягерная, любимая, малонаселённая. Мы придумаем, как решить единственную хоровую сцену. У нас в театре есть потрясающий состав исполнителей, лучший на «Тоску». Это певцы мирового класса, которые поют этот спектакль за рубежом. Но в нашем театре он не идёт.

Есть ещё планы на малый зал. Мы хотим сделать «Каменного гостя» Даргомыжского.

Й. Тавор: Дай бог, Дмитрий Александрович.

Полностью интервью Йосси Тавора с художественным руководителем театра «Геликон-опера», режиссёром Дмитрием Бертманом слушайте в эфире радио «Орфей» 15 июня, в 15:00, в программе «Тавор в мажоре».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика