Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 05, 2020 11:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043104
Тема| Балет, АГТОиБ, Персоналии, Мария Стец, Айгуль Альмухаметова, Антон Пестехин, Артур Альмухаметов, Юрий Ромашко, Константин Уральский, Оксана Воронина
Автор| Интервью подготовила Екатерина Некрасова
Заголовок| Астраханский балет встречает профессиональный праздник с надеждой
Где опубликовано| © AST-NEWS.ru
Дата публикации| 2020-04-28
Ссылка| https://ast-news.ru/node/astrakhanskiy-balet-vstrechaet-professionalnyy-prazdnik-s-nadezhdoy/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Сегодня во всём мире отмечается Международный День танца, учреждённый ЮНЕСКО 38 лет назад. В 1727 году родился французский хореограф, реформатор и теоретик балета Жан Жорж Новер. Дату его рождения провозгласили профессиональным праздником всех танцоров.

В этом году балетный мир отмечает День танца по особенному. Вынужденная разобщённость и невозможность полноценно встретиться не только со своим зрителем, но и с коллегами, привнесла тревожный момент ожидания и острую жажду творческого всплеска, который, несомненно, случится, когда театральная жизнь возвратится в свою привычную колею.

В нашем городе работает большое число замечательных хореографических коллективов, у каждого есть своя история, направленность и преданный зритель. Особое место в этом ярком списке имён, стилей и названий занимает балетная труппа Астраханского государственного театра оперы и балета.

За неполные десять лет своего существования в нынешнем формате, артисты астраханского балета являются украшением и гордостью танцевального искусства нашего города, представляя его за пределами региона, радуя публику своим мастерством.
К Международному Дню танца АГТОиБ подготовил трансляцию яркой постановки театра – авторского балета Константина Уральского «Пиаф. Я не жалею ни о чём». Ссылка активна с 18 часов 29 апреля в течение 24 часов.

Своим впечатлениями об этом спектакле с AST-NEWS.ru поделились солисты балетной труппы театра, рассказав, чем для них является сегодняшний праздник.

Мария Стец:

- Как правило, международный день танца мы всегда проводили на работе, в балетном зале или на сцене. И, как мне кажется, это лучшее место, чтобы отметить этот праздник! Логично же: в День танца думаем только о танце.

В этом году мы постараемся не изменять традициям, разве что изменится локация. Это будет квартира, уже ставшая для нас одновременно и балетным залом, и сценой. Мы, как и всегда, поздравим коллег с праздником, пожелаем друг другу здоровых и легких ног, вдохновения и ярких дней, наполненных искусством. А потом несколько часов уделим любимому делу – танцу.

Мне этот спектакль очень дорог. Новость, что скоро наш коллектив приступит к постановке «Пиаф. Я не жалею ни о чём», была для меня одной из самых радостных в жизни. Ведь мечта о воплощении образа Эдит не оставляла меня с самого детства. Было здорово и очень интересно примерять на себя образ артистки музыкального жанра. Интересно и по сей день, ведь с каждым последующим спектаклем я все больше погружаюсь в ее образ, лучше понимаю ее: как женщину и как артистку.

Самой интересной частью постановочного процесса для меня был поиск пластики, передающей голос Пиаф. Константин Семёнович поставил задачу танцевать так, чтобы создавалось впечатление, что я пою. Голос должен звучать из души, из сердца, из рук. Мне очень жаль, что в текущем сезоне я не смогу снова погрузиться во французскую атмосферу спектакля, снова примерить на себя образ Эдит Пиаф. Надеюсь, что мы вместе с нашими любимыми зрителями заполним этот пробел в следующем сезоне!


Айгуль Альмухаметова:

- Танец – это всегда эмоции, выражение своих мыслей в движении. То, чем я живу уже много лет! И, конечно же, именно для нас, людей, которые живут танцем, это большой праздник! В театре много интересных и дорогих мне спектаклей. И это заслуга Константина Семёновича, нашего руководителя балета. Именно он умеет оправдать каждое движение и наполнить его смыслом, за это ему большое спасибо!

Сегодня мы покажем один из его спектаклей –«Пиаф. Я не жалею ни о чём». Невероятная история жизни Эдит Пиаф, ее песни, которые поют вживую, шикарно звучит оркестр ,каждый артист заряжен и отдаёт всего себя на сцене! С праздником друзья, коллеги, пусть танец будет всегда с нами!


Антон Пестехин:

- Главная примечательность балета «Пиаф. Я не жалею ни о чём» для меня в том, что это первый балет Астраханского гостеатра оперы и балета, в постановочном процессе которого я участвовал. Было очень интересно внести свою, пусть и небольшую, лепту в процесс создания спектакля. Интересной оказалась необычная концепция спектакля. Необычное оформление сцены, интересные творческие решения не только для артистов балета, но и для артистов хора и оркестра, непосредственное участие в спектакле двух художественных руководителей театра.

Артур Альмухаметов:

- Для меня праздники – это дни рождения или Новый год, а День танца не тот праздник, который я отмечаю, собираю большие компании со своими друзьями. Он больше дань уважения человечества этому искусству. Я очень рад, что такой праздник существует, потому что он напоминает, насколько красив танец во всех своих направлениях: будь то балет, народный танец или множество современных стилей. Хочется, чтобы больше детей начинало интересоваться танцами и привносило новые краски этому искусству! Хочу поздравить всех людей, причастных к танцу!

Этот спектакль очень живой и насыщенный. Яркие огни, как в цирке – или же темнота и тишина, и сосредоточенность в гримерке, где ты один на один со своим отражением, и вместе с ним страхи, переживания и даже слёзы. Все это, если опустить жизнь самой Пиаф, рассказывает, что совершенно неважно, сколько раз ты упал, какова глубина этой пропасти, самое главное – подняться, отряхнутся и идти дальше с поднятой верх головой к своей мечте! Мне кажется, этот спектакль очень красноречиво описывает жизнь артистов и будет прекрасным примером для юных танцоров, как идти до конца!


AST-NEWS.ru поговорил также с балетмейстером, старшим педагогом-репетитором Астраханского театра оперы и балета Юрием Ромашко.

- Чем является это праздник для Вас лично и как его обычно отмечают?

- Это наш профессиональный праздник, мы все сейчас разбросаны по разным городам и странам, и это еще один прекрасный повод поздравить, и пообщаться со своими друзьями.

- Чем живёт Астраханский балет в эти затянувшиеся дни ожидания? Как организован день балетного артиста на карантине? Какова Ваша роль, как наставника, в поддержке общего духа и формы коллектива?

- К сожалению, мы лишены возможности работать у себя в театре, в нашем балетном зале, тем не менее, мы все поддерживаем свою профессиональную форму. Это - ежедневный тренажный урок, дополнительные занятия йогой. Многие артисты участвуют в уроках современного танца, которые я веду со студентами колледжа. Идет подготовка к постановке нашего нового спектакля «Раймонда». Артисты готовят свои партии, снимают их на видео, потом мы все собираемся онлайн и разбираем проделанную работу. Мы очень надеемся, что скоро снова соберемся в нашем балетном зале.

- Ваши ощущения от спектакля «Пиаф. Я не жалею ни о чём»?

- По моим индивидуальным воспоминаниям балет рождался во взаимной любви и радости! Это было прекрасное время общего творческого единения и счастья!

- Как отразится нынешняя непростая ситуация на дальнейших планах балетной труппы АГТОиБ?

- Это очень трудное время для всех театров в мире, да и вообще для всего мира! Многие планы откладываются на неопределенное время, но все же мы очень надеемся, что всё состоится, и планы будут реализованы! По крайней мере, мы продолжаем готовить свой новый спектакль «Раймонда».

Свой комментарий о спектакле «Пиаф. Я не жалею ни о чём» дал AST-NEWS.ru художественный руководитель балета, главный балетмейстер АГТОиБ, заслуженный артист РФ Константин Уральский:

- Пиаф, ее голос, ее творчество всегда волновали меня. Я часто слушаю ее песни. Идеи передать эти чувства в хореографии возникли у меня давно. Но хотелось не просто оттанцевать одну из ее песен, хотелось передать историю непростой жизни этой великой актрисы. Жизнь женщины и певицы.

Как я всегда говорю, каждый замысел и спектакль имеют свою судьбу, свою историю. Нужно найти не только содержание, но и форму, через которую можно передать свои чувства и эмоции. Когда ты готов, ты сможешь увлечь и пригласить в мир спектакля артистов. Так сложилось, что в этой постановке сошлись три различных моих замысла: история закулисной жизни, рождение действия через тему, воплощённую на сцене в диалоге пианиста и хореографа, и конечно, тема Пиаф.

Я рад, что моя идея увлекла за собой сначала художественного руководителя театра Валерия Воронина, с кем мы и начинаем действие спектакля, а потом, включившегося в работу, композитора Сергея Дягилева. После чего, мы вместе увлекли за собой артистов. Постановочный период был очень коротким. И только благодаря вдохновению, которая рождала в нас Пиаф каждый день, мы выпустили спектакль в короткий срок.

Вокальный образ Эдит Пиаф в спектакле воплотила солистка оперной труппы театра Оксана Воронина. Она рассказала AST-NEWS.ru о своей работе в этой постановке:

- Я считаю, что родилась под счастливой звездой. Во-первых: служу искусству, а во-вторых: работаю в прекрасном, быстроразвивающемся театре, который постоянно радует зрителей новыми постановками.

Когда появилась идея создания спектакля «Пиаф. Я не жалею ни о чём» я и подумать не могла каким успешным окажется этот проект. О своем участии в нем узнала не сразу. Думаю, наши гениальные руководители знают о возможностях своих сотрудников больше, чем мы сами.


Конечно, волновалась. Это же огромная ответственность! Тем более, что песен Эдит Пиаф в моем репертуаре не было. Каково было удивление и восторг, когда я поняла, что это моё! Даже диапазон ее песен подходил, все они в спектакле исполняются в оригинальной тональности. Музыканты поймут, какая это редкость.

Для меня открылись новые возможности, новые краски голоса, манера исполнения. Я подчинила себе малую октаву. Для сопрано это колоссальный труд. А сколько бессонных ночей провела за оттачиванием произношения! Сейчас все это вспоминается с улыбкой.
Этот спектакль очень необычный. Он позволяет заглянуть зрителю в самое сердце героев. Видеть их радость, слезы, боль. Игра артистов балета впечатляет. Лично я верю каждому движению, взгляду, вздоху. Находясь в такой близости, замечаешь все нюансы. Энергетика, которая от них исходит, завораживает. И конечно, зритель это чувствует, сопереживает. Иначе не было бы оглушительных аплодисментов каждый раз.
На этом спектакле всегда полный зал. Астраханский зритель разделил нашу любовь к этому спектаклю. Я бы очень хотела передать весь спектр эмоций, переживаемых во время исполнения. Как замирает сердце от осознания, что две женщины воплощают одну героиню. Мария Стец – телесная оболочка, грация, страсть, уязвимость, утонченность, а я – её голос. Всегда стараюсь быть её продолжением, поддержкой. На сцене мы являемся одним целым.


Можно много говорить, но самый лучший способ прочувствовать волшебство данного спектакля – посмотреть.

Фото Марины Пановой-Ватанской
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 05, 2020 11:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043105
Тема| Балет, «Киев Модерн-балет», Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Вика Федорина
Заголовок| «Мысли по проекту»
Где опубликовано| © Kyiv Daily
Дата публикации| 2020-04-27
Ссылка| https://kyivdaily.com.ua/radu-poklitaru/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Один из самых эмоциональных и актуальных украинских балетмейстеров Раду Поклитару рассказал Kyiv Daily как чувствовал себя в роли начинающего постановщика, что может служить источником вдохновения для хореографа, о новом балете «Киев Модерн-балет». И о том, что для работы ему артисты нужны как воздух.

Понятно, что с родителями-солистами балета у вас не было выбора – балет или не балет. Помните тот момент, когда вы перешли от того, чтобы танцевать, к тому чтобы ставить танцы?

— Конечно.

Как это было?

— После окончания хореографического училища я приехал в Минск, и поступил на работу в Белорусский театр оперы и балета (сейчас он называется Большой театр оперы и балета Республики Беларусь). Счастливо там работал, но меня пытались постоянно забрать, как и полагается, в белорусскую армию: я был призывником. В какой-то момент моя бывшая жена сказала: «Достал ты со своей армией! В консерватории набирают курс, открывают кафедру хореографии. Иди-ка ты учись, закончишь – в армию тебя уже не возьмут». И я пошел учиться на балетмейстера.

Когда выучился, какое-то время продолжал работать, как танцовщик – год примерно. У меня уже был диплом балетмейстера, были первые спектакли. Но я совмещал работу артиста балета и балетмейстера. Ко мне приехал из Национальной оперы Молдовы, царство ему небесное, Александр Максимов, замечательный человек, заместитель директора театра. Он провел со мной внушительную беседу, которая длилась всю ночь. Наутро у него было мое согласие на то, что я заканчиваю карьеру артиста балета и приезжаю в Кишинев работать главным балетмейстером.

У вас с балетом связаны какие-нибудь хорошие воспоминания в детстве, или только школа-дисциплина?

— До 10 лет, до отправки меня в балетное училище – а учился я в нескольких – я жил дома с родителями, в Кишиневе. Думаю, это было совершенно нормальное, обычное детство. Просто я занимался балетом. Люди занимаются теннисом, греблей, шахматами — я занимался балетом. Учиться в Кишиневском училище не было никакого смысла, – у меня родители закончили, соответственно, Пермское училище и Вагановскую академию в Санкт-Петербурге, они прекрасно понимали, что в Кишиневском училище у меня не будет шансов стать нормальным артистом балета. И мама начала меня десантировать в различные города бывшего СССР. Год я проучился в Московском училище. Потом не поступил в Киевское и Санкт-Петербургское училище. В итоге осел в Пермском, которое я успешно закончил в 1991 году. Это интересный период. Вы представляете, что такое Пермь? Пермь в те годы – это унылый промышленный город, с суровой зимой, с кучей криминала на улицах по ночам. Мне, домашнему ребенку, было очень сложно. И в первый год я с такой истерикой не хотел ехать, что маме пришлось договориться со своей подругой, чтобы первую неделю после приезда я жил не в интернате, где все дети, а у нее. На второй год я уже ждал, когда же закончатся каникулы, чтобы поехать в Пермь, появится в интернате, увидеть своих друзей, по которым я скучал, по училищу, по учебе и всему остальному.

Мне кажется, я учился увлеченно. Мне очень нравилось то, что я делаю. В этом было какое-то необыкновенное детское счастье. И мне точно не хотелось обычного детства советского ребенка. Мне нравилось мое – эксклюзивное балетное.

Вы видели несколько несколько балетных школ, можете провести сравнительное балетоведение: Пермь, Минск, Санкт-Петербург, Москва, Кишинев. Какая из школ на вас повлияла больше?

— Сформировала меня, как артиста балета, в первую очередь Пермская школа – одна из лучших школ, которая готовит академических артистов балета. Уж если это обучение в Перми – полностью дало мне эту базу, которую я имею сегодня в области классического танца. Странно, что это вам говорит человек, который для многих любителей балета Украины является символом современного танца.

Это был бы мой следующий вопрос! Вас учили классическому балету, как вы перешли к современному танцу?

— Минск сформировал меня как артиста балета. То, что я прошел десять лет театральной жизни в кордебалете, дало мне огромный опыт: я знаю, как функционирует театр, я знаю, как функционирует творческий балетный коллектив изнутри. Это очень помогает разобраться в психологии артиста балета. Десять лет – много или мало? Мне кажется, можно было меньше, но получилось, так как получилось, ничего страшного.

Тем не менее, я честно признаюсь себе: я никогда не обучался современному танцу. Мой преподаватель, профессор, народный артист СССР Валентин Николаевич Елизарьев – в данный момент он художественный руководитель Большого театра Республики Беларусь, хореограф с мировым именем. В основе его собственного стиля лежит классический танец, который изобилует его собственными пластическими изобретениями, его собственным языком и пропитан его мировоззрением. Я, если можно так выразиться, радикальнее своего учителя в плане языка танца и в плане отношения к сюжету. Это не потому, что он плохой учитель, он замечательный учитель. Просто он с самого начала не хотел делать из нас всех, из его учеников, «маленьких елизарьевых». Он хотел, чтобы мы были сами собой.

В первый период своего творчества я ставил абсолютно неоклассические вещицы – симпатичные, но очень поверхностные арабески. В какой-то момент мне пришел заказ от Белорусского балетного училища. Они должны были поехать на фестиваль в Италию: «Нам нужен одноактный балет в стиле модерн. «Мы не знаем, что это такое. Нужно его попробовать сделать» И я со своим тогдашним рудиментарным представлением о современном танце подошел к этому заданию. Взял несовместимую музыку – молдавскую фольклорную музыку и произведение Софии Губайдулиной, одного из главных музыкальных авангардистов Советского Союза. Смешал все это и дал своему произведению название «Камо грядеши?» (или Quo Vadis?) – очень претенциозное, как я сейчас понимаю… Тогда мне было 25, наверное, лет. И поставил маленький спектакль. Сидя на последнем прогоне, я вдруг понял, что это самое лучшее, что я делал, и что эмоционально меня это задевает как зрителя (я ведь тоже зритель) в разы больше, чем мои неоклассические экзерсисы, которые я ставил до этого.

И я принял решение: раз это работает, надо перестать заниматься неоклассикой; надо перейти к более радикальным экспериментам в области танца. Это был поворотный момент – я его прекрасно помню. Тогда я это совершенно четко осознал.

У вас есть любимый композитор? Иногда кажется, что импульсом для создания балета или миниатюры, для вас может служить музыка. Это так?

— Все что угодно может служить, и музыка в том числе.

Есть разные источники вдохновения. Это может быть литературное произведение, которое хочется сделать. Это может быть музыкальное произведение, которому хочется дать хореографическую жизнь. Это может быть актер, для которого хочется что-то поставить. Пути источников вдохновения для хореографа – они не… как говорят?

Неисповедимы.

— Неисповедимы.

Простой пример – ваш «Вий». Что тут было главным импульсом?

– С «Вием» история была длинная, интересная и, главное, счастливо закончившаяся. Я долгое время мучительно искал литературные первоисточники для создания балета на украинскую тематику. В этом не было никакого неискреннего патриотизма или спекулятивности, просто хотелось сделать балет на украинскую тематику. Я перечитал много украинской классической литературы. И просто мучительно понимал: даже если меня эта литература очень сильно заставляет сопереживать как читателя, я не смогу сделать спектакль, который бы потом хорошо продавался. Это тоже важно, потому что нельзя делать спектакль на один раз, если ты работаешь в репертуарном театре, то есть ты должен делать спектакли, которые будут продаваться много лет. Балетный спектакль – это очень дорогая штука. Его создание занимает огромное количество ресурсов, человеческих и финансовых. Поэтому я читал, читал, читал… Тут мне позвонил мой замечательный друг Александр Родин, выдающийся украинский композитор: «У меня есть получасовая сюита, которую я написал по заказу на тему «Вия». Хочешь послушать? Она есть в электронном виде. Пока еще не исполнялась никем». — Конечно, хочу! Я послушал музыку, потом перечитал «Вия». И понял, что все сошлось – вот он, идеальный набор для создания балета: музыка Родина, повесть «Вий» Гоголя и современная хореография в исполнении артистов театра «Киев Модерн-балет». Александр дописал еще полчаса музыки, потому имеющейся было мало для создания полноценного балета. И дальше состоялась премьера. Вот такая история.

Про композиторов. Я понимаю, что в большинстве случаев основой для моей хореографии служит музыкальный материал, который у нас называют словосочетанием «классическая музыка». Это может быть современная академическая классическая музыка, музыка эпохи Барокко, более ранний период. Но в любом случае это классика, иногда я использую бардовскую песню и фольклор – это три кита, на которых лежит практически вся моя хореография.

Если мы говорим про композиторов, которые мне ближе всего – конечно же, я стараюсь слушать много… И если мы говорим про период Барокко, то это Иоганн Себастьян Бах.

Если мы говорим про венскую классику, то тут три гения: Бетховен, Моцарт и Гайдн – совершенно разные. Я их слушаю постоянно.

Если мы говорим про эпоху Романтизма, то это, наверное, будет Шуберт и Брамс.

В каждой эпохе есть свои гении. Конечно, абсолютно гениальный композитор – Чайковский. Я поставил все три его больших спектакля (три балета). Я понимаю, что через какой-то период времени я, наверное, снова смогу вернуться к этой музыке и поставить совершенно новые спектакли, потому что его музыка неисчерпаема.

Я очень люблю Дмитрия Шестаковича, Сергея Прокофьева. Но я не очень «верный любовник» в области музыки – я ветреный парень.

Если говорить про современный период, то я очень сильно горжусь знакомством личным и дружбой с композиторами, на музыку которых я уже ставил спектакли. Это Мирослав Скорик, наш украинский классик. Это Петерис Васкс, гениальный латышский композитор. Мы недавно общались с ним, он с женой сидят на карантине, как и все мы.

Я горжусь дружбой и сотрудничеством с Александром Родиным.

Коротко не получилось никак. Это все карантин виноват. Я стал очень разговорчивым.

Вы ставите балеты около четверти века. Сколько балетов вы поставили? Я сбивалась всякий раз.

— Я тоже сбиваюсь. Где-то за сорок. Я не считал. Если карантин еще продлят – обещаю пересчитать. Потому что мои миниатюры посчитать уж точно невозможно. Миниатюр сотни. Хотя я их мало ставлю в последнее время. Сейчас я как-то замедляюсь творчески, выстреливаю большими проектами раз или два раза в год. Раньше же я ставил просто невероятно много. Много уходило в отсев, потому что невозможно постоянно создавать шедевры. А сейчас я ставлю очень мало.

Какие свои балеты вы считаете важными? Есть программный балет Раду Поклитару?

— Первый балет, который я поставил на большую труппу, – это мой университет. Есть такой балет у Игоря Стравинского, «Поцелуй феи». Я его ставил в качестве дипломного проекта. Это был первый спектакль большой формы, который я выпустил с полноценными декорациями, костюмами, живым симфоническим оркестром и так далее.

Следующая веха, которая, возможно, придала мне большую известность в балетных кругах, – это спектакль «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева в Большом театре в Москве совместно с режиссером Декланом Доннелланом. Мы с этим спектаклем ездили в Ковент-Гарден, Большой театр возил его в США на большие гастроли.

Следующая веха – это, скорее, не один балет, а создание театра «Киев Модерн-балет». Из вольного художника я сделался оседлым. У меня появился свой творческий дом, своя творческая семья, лаборатория, в которой я могу экспериментировать. Тут у меня не просто артисты-исполнители, а подлинные соавторы, люди, которые генерируют невероятное количество творческих и пластических идей.

Композиторские версии балетов часто выдерживают несколько редакций. В танце точно так же? Редактируете свои балеты?

— Нет, наверное. Есть разные типы хореографов: первые – редактирующие, вторые – не редактирующие. Я отношусь ко вторым. Я практически уверен, что когда мой запас как хореографа иссякнет… Все ведь иссякает. Наверное, я вернусь к пересмотру своих спектаклей – не знаю. Но пока такого не было. Есть хореографы, которые пребывают в замечательной физической и творческой форме. Они постоянно возвращаются к своим сделанным спектаклям и делают радикально новые версии. К таким хореографам относится мой старший товарищ, очень хороший знакомый и, я надеюсь, друг Борис Эйфман.

Я стараюсь делать новое, мне не хватает времени на переделки.

Какая черта характеризовала бы вас как хореографа? Вы последовательно отступаете от клише. Каждый ваш балет – балетоведческий прецедент.

— А я не очень раздумываю над природой своего творчества. Я считаю, что достаточно опасно: пытаться оценивать свое творчество. Я могу следить и сопереживать (или не сопереживать) тому, что происходит на сцене, но оценивать качество балета, на мой взгляд, немножко странно. Мне нравится притча про сороконожку. Когда у нее спросили: «Сороконожка, скажи, пожалуйста, как ты ходишь?» Она ответила: «Очень просто: сначала идет 3-я нога, потом 12-я, потом 26-я». И перестала ходить. Поэтому я стараюсь не оценивать, как, что и почему происходит, — боюсь, что перестану ставить. Как все идет, так и идет.

Перед самым началом карантина я находился в творческом процессе. Уже можно открыть карты. Премьера назначена на май – она в любом случае состоится рано или поздно. Я приоткрою завесу своей творческой лаборатории. Я создавал спектакль про вариативность первых свиданий на музыку Шопена. Главных действующих лиц двое. Парень приходит к девушке. Каждый раз это первое свидание заканчивается абсолютно по-другому.

Как обычно, я использую в этих случаях свою старую методику: обычно я сижу дома, и создаю некий текст, который называется «Мысли по проекту». Там все расписывается достаточно подробно, но не очень художественно, потому что это для внутреннего пользования текст. И там в скобках написано: «Как вариант. Не смеяться», — в общем, я расписываю, о чем будет каждая часть. Замечу: я с легкостью отступаю от этого текста. Когда прихожу в зал, и мы начинаем с ребятами что-то делать, нас часто ведет в другую сторону. И мы понимаем: направление, куда нас ведет, – лучше, чем то, что написано в бумажке. И я легко отказываюсь от своего деспотичного права настоять на том, чтоб было так, как я задумал, если я чувствую, что это на пользу проекта.

Какая там уже оценка творчества, когда я не знаю: мы беремся за трагическую сцену, но возможно, возникнет комедийная. Как можно к себе серьезно относиться? Ни в коем случае. Самоирония – это самое великое качество для творческого человека. И я никогда не бываю на 100 % уверен в себе.

Поздравляю вас с этим. Ваш балет можно назвать близким к пластическому театру?

— Да, наверное. Я не очень большой специалист по пластическому театру. Я вообще не очень театрал, потому что в театр надо ходить тогда, когда у меня есть возможность работать в балетном зале. Все дни, кроме понедельника, с 18:00 до 23:00. Поэтому вся театральная жизнь протекает мимо меня. Но когда выбираюсь из Киева в другую страну, я иногда хожу в театр. В Витебске в прошлом году в ноябре месяце я посмотрел спектакль Театра Вахтангова в постановке Анжелики Холиной «Анна Каренина». Все исполняют драматические актеры театра Вахтангова. Если честно, я бы сказал, что это балет. Они двигаются замечательно. Потом я узнал, что исполнительница роли Анны имеет балетное образование. Но и остальная труппа тоже двигается замечательно. Я видел очень много балетных спектаклей – не буду говорить, где и как, – в которых дипломированные танцовщики двигаются намного хуже, имея при этом профессиональное образование.

Я хотела бы поговорить об авторском праве в танце. Вы будете защищать, архивировать свой репертуар?

— Я не выкладываю в Youtbe в свободном доступе полные видеоверсии своих спектаклей. Скорее я это делаю не потому, что я пытаюсь спасти спектакль от копирования (балет невозможно скопировать без моего участия), а потому, что это вопросы маркетинга и продажи билетов на живые спектакли. Я знаю, что это не одно и то же — видео версия и живой спектакль, но по старинке думаю, это может влиять на реализацию билетов. К тому же, есть труппа. И время. Проходит время, и через десять лет мне кажется, что эта видеозапись несовершенна по исполнению – она мне нравится меньше. Поэтому я испытываю легкое раздражение, когда пересматриваю старые записи. Хотя и умиляюсь, видя на сцене любимых артистов, которые уже не работают в театре, мне они близки как люди. Но при этом мне кажется, что вот тут можно было сделать лучше, тут можно было сделать лучше, и так далее. При живом исполнении такого нет – оно не фиксируется. Человек, придя в зал, пропитывается искусством танца и уходит, не имея точного чертежа того, что он увидел. Кроме stories в Инстаграме, которые постоянно все снимают – но с этим бороться невозможно.

А жизнь моих балетов после меня? Я не думал об этом конкретно – мне все-таки 48 лет недавно исполнилось. Я намереваюсь еще какое-то время пожить. Но когда придет время, если кого-то заинтересует спектакль, я думаю, что появятся люди (несколько человек), которые будут иметь право на перенос моих балетов в другие театры. Потому что это должны быть люди, с которыми эти спектакли создавались. Я вам скажу честно, нет идеальной системы видеофиксации или какой-то фиксации хореографического текста. Вернее системы есть, существуют – их много разных в этих вариантах. Но они несовершенны, очень сложны и не передают в полной мере все нюансы балетного текста, в отличие от музыкальной нотации. Например: партитура 7-ой симфонии Бетховена будет жить в веках, а балет так к бумаге не пришпилишь — балет этого лишен, поскольку это очень сложное тело человека. Танцовщиков может быть и один и множество. Плюс рисунки передвижения по сцене, и музыкальность, и эмоциональное наполнение, и передвижение и так далее – тысячи нюансов. Поэтому должны быть люди, которые были бы при создании спектакля – артисты или мои ассистенты мои – которые будут иметь возможность переносить мои балеты, если будет такая надобность, и кому-то они будут нужны через 30-40 лет.

Как «Киев Модерн-балет» работает в карантин?

— Работает пока административная часть. Артисты пытаются поддерживать себя в форме по своим домам. Мы ждем с нетерпением возможности вернуться в балетный зал, но только после того, как снимут эти охранные меры. И продолжим нашу деятельность – будем репетировать. Надо делать спектакль. Мы поставили на 17 минут, а надо еще поставить 7 – не так много. Я думаю, что после карантина нам будет вкусно этим заниматься. К сожалению, в отличие от художников, писателей или композиторов, я не могу работать дома. Я могу придумывать какие-то мысли к каким-то следующим проектам, но все равно это скорее декларация о намерениях, чем реальный продукт. Мне, как воздух, нужны артисты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 06, 2020 11:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043106
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Евгения Образова
Автор| Надежда Феденко, Фото: Наталья Галкина Нови
Заголовок| ЕВГЕНИЯ ОБРАЗЦОВА:
"Искусство - это то, что возвышает нас в любых условиях"

Где опубликовано| © журнал «The Capri Times»
Дата публикации| 2020 апрель
Ссылка| http://thecapritimes.com/eobraszova
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Прима-балерина Большого театра, Заслуженная артистка России, лауреат международных конкурсов Евгения Образова рассказала, как оставаться в форме даже в самых сложных условиях и почему искусство актуальным всегда.


Евгения, где вы переносите режим самоизоляции? Как это происходит у балерины, для которой находиться на сцене, быть в движении - это не просто работа, а сама жизнь?

В принципе, такой вынужденный режим я переношу вполне нормально. Возможность заниматься я находила даже в условиях московской квартиры, то есть в очень небольшом пространстве. Но сейчас я приняла решение уехать за город. У меня две дочери, и детям обязательно нужен свежий воздух. Естественно, условия есть для занятий - небольшой деревянный домик, который вполне можно к лету переоборудовать в балетный зал. Здесь деревянный пол, который подходят для занятий, так что скоро я приступлю к ежедневным упражнениям по своей методике.

Как поддерживаете форму, моральную и физическую?

Я уже выпустила четыре класса под названием "Урок дома". По этим видеоурокам любая балерина, непрофессиональная танцовщица или человек, которому просто нравится танцевать, может заниматься в домашних условиях. Их можно посмотреть на моем youtube-канале и аккаунте Инстаграм. Все уроки подходят даже тем, у кого нет балетного станка или кто ограничен площадью. Так что советую не унывать и позаниматься вместе со мной.

В различных ваших интервью говорится о том, что у вас характер бойца, как вы сами говорите, "воробей перед атакой". Какие качества, по-вашему, помогли вам выстоять в непростом театральном, балетном мире и стать одной из самых великих балерин мира?

Да, уже в вашем вопросе есть частично и ответ. Могу сказать, что характер можно воспитать, закалить, если есть предпосылки быть сильным. У меня случилось именно так. Мой характер достаточно упертый от природы, и я никогда не пасовала и не пасую перед любыми сложностями. В принципе, театральная среда располагает к борьбе, поэтому про себя могу сказать, что испытания закаляют.

Если можно было бы выбрать одну-единственную роль в вашей карьере, какой бы это спектакль и роль были?

Очень сложно назвать какую-то одну роль, мне дороги разные роли и мои образы. Но если все же выбрать самую-самую, то я бы остановилась на балете "Спящая красавица", так как в нем - моя душа. Светлый образ принцессы Авроры с музыкой П.И. Чайковского мне очень близок. Вообще, на мой взгляд, красота и доброта - это главное, что может нести искусство балета.
Однако артисту необходима и смена образа, хореографии, музыки.

Сейчас много говорят о том, что пандемия показала, что практические профессии намного важнее остальных. Так ли нужно искусство человечеству? Что вы скажете на такое заявление?

Разумеется, практические профессии выходят на первый план в неординарных условиях, например, в таких, как сегодняшняя ситуация. Вряд ли наша жизнь в будущем будет омрачена бесконечными пандемиями, поэтому распрощаться с балетом или другим видом искусства было бы опрометчиво.
Представьте, что будет если мы закроем все театры, или, положим, скульптуры Микеланджело, великих художников? Люди тянутся к искусству, потому что оно радует и наполняет нашу душу, делает нас полноценными и способными шире смотреть на мир, быть добрее и мудрее, совершенствоваться. Поэтому искусство - это то, что всегда с нами, что будет возвышать нас в любых условиях, делать нас людьми.

===========================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Окт 14, 2020 7:11 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 13, 2020 9:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043107
Тема| Балет, Персоналии, Иван Васильев, Мария Виноградова, Артем Овчаренко, Анна Тихомирова, Владислав Лантратов, Мария Александрова, Денис Родькин, Элеонора Севенард, Денис Матвиенко, Анастасия Матвиенко, Владимир Шкляров, Мария Ширинкина, Леонид Сарафанов, Олеся Новикова
Автор| ФОТО:АРХИВЫ TATLER, INSTAGRAM
Заголовок| Самые яркие пары русского балета
В Международный день танца любуемся и восхищаемся теми, кто танцует вместе и на сцене, и за ее пределами.

Где опубликовано| © журнал TATLER
Дата публикации| 2020-04-29
Ссылка| https://www.tatler.ru/heroes/samye-yarkie-pary-russkogo-baleta
Аннотация|

Иван Васильев и Мария Виноградова



Заслуженный артист России Иван Васильев вспоминает, что свою будущую жену он впервые увидел еще во времена своей учебы в Минске. Маша приезжала из Москвы на концерт местных хореографических училищ. Но общаться они начали гораздо позже, в Большом, когда он танцевал Спартака, а она — Фригию. За плечами у Виноградовой на тот момент уже был брак с владельцем компании «Трехмер» Александром Савицким, а у Васильева — громкий роман с коллегой Натальей Осиповой.

На первое свидание Ваня пригласил Машу… на работу. Из третьего ряда партера они посмотрели оперу «Дон Карлос», а потом отправились в ресторан Аркадия Новикова Roni, где Васильев феерично опрокинул на Машино платье Rick Owens бокал вина. После двух лет отношений Иван встал на колено среди лепестков роз и воздушных шаров и преподнес Марии кольцо Graff из розового золота с белым бриллиантом посередине и розовыми по периметру. В июле 2015 года они сыграли свадьбу в «Барвихе Luxury Village», а через год у них родилась дочь Аня. Теперь оба говорят, что, помимо друг друга и Анечки, больше всего в этом мире любят поесть.

Сейчас ведущая солистка Большого и премьер Михайловского театра наслаждаются семейной жизнью и не грустят из-за вынужденной паузы в работе. Во время самоизоляции они снимают забавные ролики, танцуя партии из классических постановок на собственной кухне.

Читать также: История любви: Иван Васильев и Мария Виноградова



Артем Овчаренко и Анна Тихомирова



Премьеру Большого театра не понадобилось много времени, чтобы решиться на предложение. Замуж Анну он позвал на первом же свидании, во время прогулки по Красной площади. Впрочем, знакомы на тот момент они были уже давно — вместе учились в Московской академии хореографии. Аня была выпускницей, и ей в пару Николай Цискаридзе поставил талантливого первокурсника, приехавшего в Москву после окончания Днепропетровской государственной хореографической школы. Так Николай Максимович выступил в роли Купидона. Правда, тогда, в академии, тем танцем все и закончилось. Близко общаться ребята начали спустя два года, когда Овчаренко взяли в труппу Большого, где Тихомирова уже делала большие успехи. Долгое время Артема и Аню связывала только дружба, а потом молодой человек во время гастролей в Амстердаме предложил девушке вместе посмотреть в его номере фильм «Знакомьтесь, Джо Блэк». И ведь действительно просто посмотрели. На свидание пошли уже в Москве, тогда-то и прозвучали заветные слова, согласием на которые Аня ответила лишь восемь лет спустя.

Свадьбу сыграли 28 августа 2016 года в Барвихе. На празднике пели и плясали (далеко не «Лебединое озеро») всем Большим театром и многочисленной подтанцовкой в лице родных и близких. Через год на свет появилась дочь Артема и Анны Арианна — и нет, имя для малышки сочинили не путем объединения имен родителей, Тихомировой просто очень нравится творчество певицы Арианы Гранде.

На карантине супруги не забывают о тренировках — и демонстрируют фантастическую растяжку на фоне кухонного гарнитура.


Владислав Лантратов и Мария Александрова



Их отношения начались на сцене — недосягаемая звезда мировой балетной сцены Мария Александрова пригласила молодого и очень перспективного Лантратова присоединиться к ней в постановке «Светлый ручей». Парень подкупил ее дисциплинированностью, упорством, трудолюбием и, разумеется, талантом. Она стала для него своего рода наставницей. После «Светлого ручья» были «Дон Кихот», «Пламя Парижа» и другие постановки, в которых Александрова и Лантратов выступали слаженным дуэтом. А когда спустя несколько лет Мария получила серьезную травму и встал вопрос о том, что, вероятно, ей придется завершить карьеру, роль наставника взял на себя уже Влад. Он помог ей вернуться на сцену, репетируя с ней в пустом зале. Александрова восстановилась всего за семь месяцев вместо прогнозируемых врачами двух лет. И, конечно, забота, с которой относился к ней Влад, не могла не покорить сердце этой Снежной королевы.

Они вместе уже шесть лет. За это время Мария ушла из труппы Большого и сейчас работает с главным театром страны по контракту. Лантратов остался в штате, где он уже давно премьер. О браке не думают — Мария там уже была и не видит в этом принципиального смысла. Впрочем, Владислав уверен, что «время придет».

Находясь в изоляции, Маша и Влад демонстрируют чудеса самодисциплины и каждый день встают к станку — под чутким руководством двух абиссинов.

Читать также: Легенда о любви: Мария Александрова и Владислав Лантратов


Денис Родькин и Элеонора Севенард



История любви Дениса и Элеоноры началась невероятно трогательно. Он — большая звезда, премьер ГАБТ, исполнитель главных мужских партий, кажется, всех спектаклей театра. Она – выпускница Академии имени Вагановой, только поступившая в труппу ведущего театра страны, дебютантка Бала Tatler 2017 года и внучатая племянница той самой Матильды из фильма Алексея Учителя. Вместе они поехали на гастроли в Грецию, и во время спектакля Денис повредил ногу. На следующее утро ему уже нужно было лететь в Японию. Эля провела с партнером всю ночь, помогала и отвлекала от мыслей о ноге. Вернувшись в Москву, приступили к репетициям «Дон Кихота» — после одной из них Денис пригласил Элю на свидание. Так все и началось.

Пока Эля и Денис не танцуют в паре в постановках Большого театра, но на балетных фестивалях и гала-концертах их завораживающе красивой парой полюбоваться можно. Вне лучей софитов Севенард каждый день готовит любимому завтраки, а он одаривает ее комплиментами и более материальными свидетельствами своих чувств. На карантине, как и другие балетные, Денис и Элеонора не прекращают репетировать. Правда, в качестве аккомпанемента используют произведения не Петра Ильича Чайковского, а Фрэнка Синатры. Впрочем — тоже классика.


Денис и Анастасия Матвиенко



Впервые Денис увидел Анастасию на сцене. Он приехал в Киев, проведя год в труппе Мариинского театра, и оказался за кулисами одного из конкурсов, в котором участвовала Настя. Тогда крайне амбициозный и очень титулованный Матвиенко как раз искал себе партнершу — и нашел. Денис взял на себя роль Пигмалиона, раскрыв потенциал молодой танцовщицы. Около года они просто общались, а потом отношения вышли за рамки рабочих. Правда, Настя долгое время опасалась принимать ухаживания Дениса, зная его непостоянство. Но настойчивости Матвиенко не занимать — Денис и Анастасия женаты уже 17 лет и воспитывают двоих детей, 7-летнюю дочь Лизу и годовалого сына Степана. У них даже инстаграм-аккаунт один на двоих — @matvienko_family, судя по которому, наследница балетной семьи уже стремится на сцену и прекрасно чувствует себя в свете софитов.


Владимир Шкляров и Мария Ширинкина



В Мариинский театр они пришли по разным траекториям с разницей в три года: Владимир родился в Ленинграде, окончил Академию русского балета им. А. Я. Вагановой в 2003 году и сразу попал в труппу Мариинки, а Маша переехала в Северную столицу в 2006-м из Перми после окончания местного хореографического колледжа. Звезды сошлись. И с тех пор не расставались. Искра между ними пробежала во время спектакля «Ромео и Джульетта», где Шкляров и Ширинкина исполняли ведущие партии. В 2012-м они сыграли свадьбу, а год спустя обвенчались.

Оба говорят, что больше всего любят танцевать в паре друг с другом, при этом Маша признается, что именно к ней Владимир гораздо требовательнее, чем ко всем остальным своим партнершам.

Сын пары Алексей появился на свет за два дня до 30-летия отца — 7 февраля 2015 года. Владимир признается, что это лучший подарок, который ему когда-либо делала жена.


Леонид Сарафанов и Олеся Новикова



Статус многодетных родителей в балетном мире — большая редкость. А Олеся Новикова не только родила троих детей (двоих сыновей и дочь), но и продолжает после этого выходить на сцену в ведущих спектаклях Мариинки. Именно там она встретила когда-то своего мужа. Все произошло, как это обычно происходит у балетных пар. Их часто ставили вместе в один спектакль, постепенно они начали общаться и вне работы, а потом «дотанцевались до семьи», как сказал Леонид в одном из интервью. Теперь Сарафанов премьер уже другого, Михайловского театра, но по-прежнему часто гастролирует с женой и, разумеется, именно ее считает своей главной партнершей.

В свободное от балета время Сарафанов увлекается фотографией. Недостатка в моделях у него нет — любимая жена, сыновья, 11-летний Алексей и 4-летний Александр, и 7-летняя дочь Ксения.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 14, 2020 5:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043108
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Оксана Кардаш
Автор| Семенова Дарья
Заголовок| Харакири на сцене / Оксана Кардаш (Москва)
Где опубликовано| © Журнал «Страстной бульвар,10» №8-228/2020
Дата публикации| 2020 апрель
Ссылка| http://www.strast10.ru/node/5328
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Оксана Кардаш - одна из самых интересных балерин московской сцены. Восхитительная прима Театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко сильно, тонко и глубоко интерпретирует лучшие партии классического репертуара и драматически насыщает современную хореографию. Но великолепная техника и виртуозность исполнения не важны, если нет главного - преданности этому непростому виду искусства, умения передавать чувства и эмоции и понимания того, о чем ты танцуешь. Многократная номинантка «Золотой Маски» обладает всеми этими качествами. Она - не просто артистка балета, но настоящая Артистка по сути и призванию.

- Непосвященному кажется, что выдержать такую нагрузку, как у артистов балета, просто невозможно.

- У нас, как и у спортсменов, с детства жестокая дисциплина, которая вырабатывает устойчивость к труду, стимулируя на постоянные достижения. Весь рабочий процесс на протяжении жизни выстраивается так, что ты ежедневно должен себя переламывать, чуть-чуть становиться лучше. Не факт, что каждый безоговорочно следует этой привычке, но эгоистические чувства, которые в нас заложены, двигают вперед. Наверное, в этой профессии не остаются те, кому совсем не свойствен такой образ жизни: кто-то уходит после школы, кто-то еще раньше. Все находятся в общем процессе, и естественная конкуренция двигает тебя на лучшие результаты. Артист балета должен быть упорным, хотя не все стены разобьешь лбом. Конечно, если на неподготовленного человека свалить нашу нагрузку, ему будет трудно, а нам - нормально. Чем раньше начинаешь, тем проще, потому что в детском возрасте мало что понимаешь. Я с шести лет в балете: была еще приготовишкой во Дворце пионеров, занималась там ритмикой, гимнастикой. Это занятия для малышей, но какая-никакая, а дисциплина и ступень к преодолению себя.

- Балет - ваш целенаправленный выбор?

- Абсолютно случайный. Никто не собирался профессионально заниматься балетом, поэтому мы и не шли в МГАХ (Московская государственная академия хореографии - Д.С.). Как у всех работающих людей, у моих родителей не хватало на меня времени, нужно было ребенка занимать чем-то. Это сейчас целые системы выстраиваются по развитию детей, а раньше просто в кружок отдавали. Мама моей соседки, с которой мы дружили, предложила записать нас вместе на танцы. А мне в детском саду воспитательница говорила, что у меня есть слух и танцую я нормально. Так за компанию и пошла. Хотя, когда этот вопрос решался, я кричала, что хочу петь. В итоге стала двигаться под музыку и оказалась действительно музыкальной. Научиться петь, может быть, еще есть время. Тем более, что в нашей профессии музыкальность тоже важна: она очень украшает танец - это бальзам на душу зрителя.

- Вы с детства знали, что нашли свое призвание?

- Не могу сказать, что мне нравилось смотреть балет, и перспектива быть красивой балериной в пачке меня не прельщала. Может, интерес и был где-то глубоко, но я этого не осознавала. Мама говорила, что, отучившись год в кружке во Дворце пионеров, я во время экзаменов сказала: «Я буду примой». Так вот я этого не помню! Действительно серьезное отношение к балету пришло ко мне достаточно поздно, потому что я была увлечена самим танцем. Мне нравилось выступать на сцене, я была артистичная, и мне все легко давалось. Но это, может быть, даже плохо - когда изначально не ставится определенной цели, под которую подстраивается процесс обучения.

По такому человеку, как я, сразу видно, что он не планировал карьеру! В школе у меня была мысль, что я бы хотела учиться в Ленинградском училище (Академии русского балета им. А. Я. Вагановой - Д.С.), потому что там учат настоящему классическому балету, а про МГАХ ходили разные слухи и мнения. Но эта мысль только промелькнула, серьезно я ею не увлеклась. Отучилась в Хореографическом училище Натальи Нестеровой и по окончании не пробовала поступать в Большой и «Мариинку». Театр Станиславского - мой первый коллектив, и я в нем и осталась. Сейчас мне кажется, что у меня абсолютно не было никакого честолюбия.

- Театр Станиславского сейчас может выдерживать конкуренцию с ведущими сценами России и мира.

- Нам обидно, что наш театр мало известен в Европе. Хочется больше заявлять о себе, конкурировать. Это придает уверенности артистам. В прошлом году в конце сезона у нас был гала-концерт с участием европейских звезд, и они удивленно на нас смотрели: «О, а вы-то, оказывается, ничего, классные!» Да мы-то знаем, что мы классные. Нам нравится наш коллектив: он небольшой, мы по-своему работаем, иногда лучше, чем другие, потому что у нас другие способы, контакты, взаимопомощь и взаимозаменяемость. Но мы никогда не сравниваем себя, например, с Большим театром. Там, как ни крути, лучшие кадры и силы: это касается и рекламы, и костюмов, и артистов, и режиссеров. Там сливки, и это нормально. Мы уже с этим смирились, и нет какого-то отстаивания себя в смысле конкуренции. Большой - это совершенно отдельный мир, нельзя его ни с чем вообще сравнивать.

- Вы окончили Хореографическое училище Натальи Нестеровой. При поступлении в Театр не было предубеждения на этот счет - мол, непрестижное заведение?

- Я не чувствовала предубеждения. У тех, кто оканчивал наше училище, есть координация, танцевальность и особое ощущение себя на сцене. Помимо классического танца мы изучали модерн, а наш педагог таскала нас по различным фестивалям. Так что ощущение своего тела у нас, может, даже лучше, чем у «академических» детей. Мы справлялись, несмотря на недостатки и невыученные моменты. Мой педагог в Театре Станиславского Маргарита Сергеевна Дроздова - опытная, мировая и женщина, и репетитор, и учитель - никогда не давала понять, что я не «дотягиваю». Я не сразу начала танцевать, не была звездой, но не так уж долго стояла в кордебалете. С чем справлялась - то и делала. Никто не попрекал, что я непонятно откуда пришла. Сейчас смеемся друг над другом на репетициях, говоря, что хоть и недоучки, а как-то танцуем!

- Артисты балета могут танцевать «все», или у вас есть система амплуа?

- В балете тоже есть амплуа. В Европе они несколько нивелируются (там танцевать может кто угодно и что угодно), а в России придерживаются определенных основ - все-таки русский балет. На высоких и способных всегда есть спрос. Принц и принцесса должны быть красивые и статные. Маленькой девочке вряд ли дадут партию в «Лебедином озере» - так исторически сложилось. У мужчин с амплуа проблем еще больше. Приходит в коллектив хороший маленький мальчик - что он может танцевать, кроме партии шута? И если у театра четыре человека на роли шутов, то пятого никто не возьмет, потому что тогда нужно кого-то уволить.

Сейчас балет изменился. Раньше звезды имели больше возможностей выбирать, у них было право слова. Сегодня, если хочешь быть востребованным, нужно быть универсалом, умеющим танцевать все. Потому что очень активно современный танец вводится в репертуар, и в нем уже мало где нужны индивидуальные качества. Не всегда хороший технарь, исполняющий много элементов, будет танцевать. У нас есть артисты, которые крутят по пять пируэтов, но мало танцуют. Что-то не идет, а почему? В тех случаях, когда «идет», играет роль органичность. Человек даже может не быть драматически насыщенным изнутри, не передавать эмоций, но, если он органичен, красив, за ним приятно наблюдать - этого уже достаточно, чтобы выходить на сцену. Искусство - тонкое дело, для него важно сочетание качеств. И обязательно любовь к нему самому, потому что даже если у тебя есть талант, но нет ощущения красоты, стиля, вкуса, ты не найдешь золотую нить, по которой можно идти.

- Помогает ли хореография создавать образ?

- Чем проще хореография, тем легче его лепить. Тебе не составляет труда делать ногами простейшие вещи и при этом играть. Например, нам хорошо подходила «Анна Каренина» Кристиана Шпука: все понимали, что этот балет скучен по технике, но по истории, костюмам и образам он интересен и красив. И зритель на него хорошо ходил.

Хотя мы долго не могли выучить этот балетный текст, потому что в нем практически одинаковые шаги, отличающиеся каким-нибудь одним движением, - под разную музыку, а иногда и под одну и ту же.

Мастерство и гениальность артистов балета проявляется в том, что они могут фокусироваться на сложных элементах (это даже не фокусировка - это отточенность) и, не отвлекаясь на технику, нести образ. Это интересно, но тяжело. Ты стараешься делать движения в каком-то определенном стиле, но наносить краски труднее, над этим больше нужно работать. Но бывает и так, что ты должен шарашить технические моменты, а играть особо не можешь. В нашей «Рапсодии» (балет Фредерика Аштона - Д.С.) мы еле-еле успевали шевелить ногами, но она именно этим и была интересна, потому что напоминала спортивные соревнования. Кто кого? Побьешь ты свои рекорды или нет? При этом ты образ держишь, и когда открывается уже третье дыхание, становится намного проще - ты как будто порхаешь.

- Много разговоров о том, что раньше артисты, может, и проигрывали в технике, но уж точно глубже передавали драматическую составляющую образа.

- К сожалению, это - прошлое и останется в прошлом. Как говорят, нужно идти в ногу со временем. Сейчас жизнь быстрая, и это очень влияет на балет. Если раньше ты мог работать только над одной партией и обдумывать в ней каждый момент, то сегодня - нет. Помимо танца ты должен еще много чего успевать, в том числе свою каждодневную жизнь вести. По-другому было, но не будет уже никогда. Это всего касается: и поэты у нас сейчас не такие, и актеры. Виолетта Бовт, готовясь к спектаклю, не разговаривала ни с кем два дня. Она гениально танцевала, я смотрю записи - это интересно, это по-другому, это определенная атмосфера. Но в наше время позволить себе не разговаривать два дня... Просто выйти из жизни на этот срок! Мы и так изгои, находящиеся в некой утопической реальности, а если в нее так погружаться, то я не представляю, как жить. Конечно, когда готовишь партию, стараешься углубиться в сюжет, читаешь книжки, но не настолько много, как это делали раньше. И тут, конечно, очень важен ансамбль. Когда есть ощущение контакта с партнером и ты видишь историю в его глазах, это невероятно, и тебе сразу становится проще. Как ни крути, все идет от сердца.

- Вам кажется, современный зритель понимает условное искусство балета?

- Трудно сказать. Но почему-то мне кажется, что как раз в Большом театре не каждый зритель способен воспринимать балет. Да там и не обязательно его понимать. А к нам не ходят те, кому он не важен. Может быть, такая публика есть, но она в меньшинстве. И тот, кому танец интересен, обязательно сможет понять. Например, всех моих друзей - даже тех, кто не имеет отношения к культуре, а приходит один разочек посмотреть, как это, - всегда заинтересовывает балет.

Неплохо, если к нам ходят и те, кто пока не понимает балет, но считает, что это нужно: раз пришел, два - а потом втянулся. Мы и сами знаем, что сейчас устроить вечер искусства, пойти в театр семьей, мало кто может себе позволить. Никуда не денешься от рыночной экономики! Если бы мы могли выступать бесплатно... Но и артисты от этого зависят. Иногда постановка - это огромные деньги. В премьере «Дон Кихот» (хоть этого, может, не видно - сами эскизы костюмов спорные) дорогие и костюмы, и декорации, и музыка, и приезжающие хореографы, которые нас консультируют. Мы не можем все выучить за неделю, чтобы танцевать нормально. Вот и влетает все в приличную копеечку.

- О каком репертуаре мечтают сегодня артисты Театра?

- Нам хочется полноценного двухактного балета, сюжетную историю, которую ты по-другому переживаешь. Но всегда есть репертуарная политика, мнения и пожелания вышестоящих инстанций. Я не могу поменять концепцию театра - это не в моей власти. Но Лоран (руководитель балетной труппы Театра Лоран Илер - Д.С.) обещал, что у нас будут такие постановки, а пока - как есть. Поначалу у нас было много споров и недовольств по поводу «тройчаток» (вечер из трех одноактных балетов - Д.С.): в какой-то момент их стало действительно очень много. Да и сейчас - когда у нас был в афише большой балет? Хочется больше таких спектаклей, чаще танцевать. Мы требуем, а там как получается. К сожалению, сегодня система работает не так, как раньше: мы же не можем объявить забастовку, если не ставят трех спектаклей в неделю.

Надеюсь так же поработать напрямую с хореографом - в балете, поставленном на меня. Это совсем другая работа. Например, Андрей Кайдановский ставит пусть не большие и шумные спектакли, но все-таки оригинальные, на нас. В них ты можешь не только делать то, что тебе говорит хореограф, но и предложить что-то свое. Это классно. Сейчас ты должен быть универсальным артистом в универсальное время, но тяжело подстраиваться под других, танцевавших премьеру где-то до тебя, математически выверять шаги. Хотя так ведь и со всеми балетами: когда исполняешь вековую классику, поставленную на конкретного человека, ты должен суметь сделать так же, как он. Правда, там возможны отступления.

- В одном интервью вы называли Жанну Д'Арк и Алису в числе желанных ролей. Почему они, и чего бы вы хотели сейчас?

- «Жанна Д'Арк» - драматическая история, сильная. Я люблю делать харакири на сцене, поэтому мне было бы интересно станцевать эту партию. «Алиса в Стране чудес» - красивый тяжелый спектакль. Есть балеты, в которых важны не столько сюжет или драматическое искусство, а такая техническая сложность, когда танцуешь быстро, на выносливость, так что становишься действительно спортсменом, получающим удовольствие от невыносимой усталости. Сейчас мне интереснее как раз такие большие спектакли с далекими от меня характерами, где есть поиск. У меня пока еще есть возможность танцевать классику, хочется успеть побольше. Назову «Раймонду». Хотя мне нравится в ней одна вариация - не знаю, хотела бы я танцевать весь этот балет.

- В вашем репертуаре много современной хореографии. Как к ней относится балерина с классической выучкой?

- Мне до сих пор интересно заниматься современным искусством, потому что ты что-то новое черпаешь внутри себя, открываешь себя вновь и вновь, бесконечно учишься. Например, мне нравится постановка «Ингер/ Браун/ Прельжокаж». Она идет по нарастающей. Конечно же, «Свадебка» делает свое дело, а «Прогулка сумасшедшего» - более драматичная история, но в то же время достаточно веселая. Не читала программку и не знаю, что там о ней написано, но воспринимаю ее как действительно жизненный случай каждого.

Не всегда нужно искать смысл в таком танце - надо его чувствовать, уметь отключаться и воспринимать все, как есть. Телесные ощущения тесно связаны с нервными и психологическими процессами, энергией состояния. Есть жестко срежиссированные спектакли в стиле модерн, но есть и те, которые построены на пластике. Человек двигается, а почему? Когда ты углубляешься, чтобы понять, как он это делает и что при этом чувствует, становится интереснее смотреть. Сцена обнажает сущность артиста: в танце очень много стрессовых моментов, которые твой мозг не может контролировать. Ты собираешься на сложные технические переходы, а на обычные шаги отпускаешь себя после напряжения, в котором не можешь быть все время. Именно эти минуты расслабления - самые важные и классные. Конечно, в России это не так понятно, потому что у нас никогда не было культа современного танца. У больших балетов - большая история. А развитие такой хореографии пошло с Запада, и нам тяжелее ее воспринимать, хотя она идет с давних времен: от Айседоры Дункан, от свободы душевной, от ветра. Она воссоздает состояние, когда люди хотели прыгать босиком по лужайке.

- Именно современные постановки принесли вам номинации на «Золотую Маску».

- Однозначно, лауреат «Золотой Маски» - это статус. Но когда тебя трижды номинируют, это уже немножко смешно. Хочется сдерзить даже, но я понимаю, что это ничего не изменит. Это система: кому надо, тот и получает. В какой-то момент «Маска», действительно, была честной и справедливой. Когда у нас Анна Хамзина получала ее за «Русалочку», она была, что называется, никто, но танцевала крутую роль и была достойна награды. Тогда мы подумали: «Но это же правда, им можно верить!» Не хочу сказать, что я тоже достойна, но если уж вы номинируете в третий раз... Зачем вы это делаете, если не собираетесь давать премию? Не надо. С меня не убудет.

- Но премия - это дополнительное внимание к артисту, а интерес СМИ и публики сегодня очень важен для театров.

- Понятие «хайп» сейчас относится ко всем сферам жизни, а слово обесценилось. Если кто-то чего-то захочет - только начнет говорить, и неважно, как есть на самом деле. Можно сделать любую историю, и очень быстро на нее клюнут. О чем говорить, если на гала приглашают блогеров с большим числом подписчиков, потому что они связаны с массовым зрителем! Меня оторопь берет от того, как критики смело высказывают свое мнение. Я не против критики, но нормальной. Все мы знаем свои ошибки. Если ты адекватный человек, ты сам понимаешь, где у тебя промах, а где ты хорош. Но когда рьяно начинают поносить в рецензиях... Даже если это было плохо - ты не имеешь права. Тебя не было на месте артиста, и никто не знает, чего ему это стоило. Вопрос должен быть не к исполнителю, а к тому, кто ему дал эту роль. Почему он в этом спектакле, если уж он такой кривой, косой и нестоящий? Но я не гоняюсь за прессой. Если что-то вдруг попадется, читаю, но в целом мне неинтересно. У меня, к сожалению, еще и заниженная самооценка. Спустя много лет я начала понимать: если мне твердят, что я плохо к себе отношусь, наверное, это так и есть. И даже когда вижу похвалу, я-то знаю, где были косяки. Так что все вы врете!

- Ваши планы на будущее связаны с творчеством?

- Я уже начинаю задумываться, чем бы хотела заниматься по окончании карьеры, но, пока работаешь, очень трудно переключаться. Невозможно все сделать хорошо: тогда ты уже должен заканчивать одно и работать над другим. В Европе артист балета может пойти куда-то учиться, переквалифицироваться, и в течение года ему будут платить зарплату. У нас учиться в возрасте даже не сознательном, а таком, когда ты должен уже семью содержать, проблематично. С одной стороны, в 40 лет ты уже пенсионер, но можешь при этом еще работать. С другой - это переломный и депрессивный момент. Конечно, большинство остается в театре педагогами, и это отличный вариант: у тебя много опыта, ты можешь научить других. Но учить очень тяжело! Любому педагогу памятник надо ставить. Тем более с сегодняшней образовательной системой.

Мне очень хочется заниматься творчеством. Посмотрим, во что это выльется. Чего бы я ни хотела, как бы мне ни надоело - проще танцевать, нежели осваивать что-то другое, потому что я это умею делать. Но время придет, и будет новое начало.

Фото с официального сайта МАМТ
=====================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 14, 2020 11:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043109
Тема| Балет, «Русский балет», Персоналии, Светлана Устюжанинова
Автор| Ончурова Нелли
Заголовок| Неповторимая / Светлана Устюжанинова (Москва)
Где опубликовано| © Журнал «Страстной бульвар,10» №8-228/2020
Дата публикации| 2020 апрель
Ссылка| http://www.strast10.ru/node/5326
Аннотация| Творческий вечер



Балет - искусство рафинированное, требующее как бриллиант особой подачи, но среди музыкальных театров столицы «Русский балет» под руководством Вячеслава Гордеева занимает особое место. Находясь довольно далеко от центра, в Кузьминках, он сумел стать центром притяжения зрителей, сразу оценивших высокий профессионализм труппы, безукоризненную технику его солистов, а главное - атмосферу, что создается почти на каждом спектакле, - доверительного разговора со зрителем с позиций красоты и добра. Это «воспитание чувств» было особенно ощутимо на творческом вечере балерины Светланы Устюжаниновой, отметившей 35-летие своей артистической деятельности.



Искусство балета беспощадно, требуя, в первую очередь, безупречной формы, отточенной техники, но и радость дает как артисту, так и зрителю огромную. Что отличает Светлану Устюжанинову от других балерин? Она - актриса, качество, к сожалению, теряемое в современном балете. Обладая всеми необходимыми данными (певучая линия ног, прыжок, вращение, гибкость), она привлекает, прежде всего, умением создать образ, содержательностью танца. Точное ощущение стиля исполняемого произведения, вкус, внимание к деталям позволяют балерине передать живые чувства своих героинь, пусть и сказочных. Великая Анна Павлова говорила танцовщицам своей труппы: «Выходя на сцену, забудьте, чему вас учили», и в этом есть доля правды. Разумеется, все, что получила Светлана Устюжанинова в Пермском хореографическом училище, не только навсегда впиталось в ее плоть и кровь, но и стало органичным настолько, что не ощущалось каким-то бременем. Она живет в танце, как дышит, без усилий, и при этом каждый раз предстает иной.

В самом начале своего вечера она предстала классической балериной в пачке - неотразимо прекрасная, недосягаемая, как сказочный вымысел. Это было подлинное волшебство, созданное коварной Наиной для пленения Ратмира («Руслан и Людмила» М.И. Глинки). Совсем иной оказалась Светлана Устюжанинова в роли повелительницы невест-призраков Мирты («Жизель» А. Адана). В длинном подвенечном платье она будто плыла легким туманом над землей, и ее фантастическое движение на пальцах было сродни теме мистического ужаса, столь близкого поэтике романтиков.

И вновь преображение - фея Сирени в «Спящей красавице» П.И. Чайковского. Как отличалась эта художественная фантазия Петипа от образа чаровницы Михаила Фокина в садах Наины! В фокинском представлении главным был мотив «плена красоты» (В. Гаевский), у Петипа иное - безупречный академизм формы, пронизанной светом гармонии. Всего несколько мгновений сценического бытия - но сказочный образ феи Сирени возник во всей пленительной женственности.

Разноплановость актерского дарования балерины была подтверждена сценой из балета Риккардо Дриго «Эсмеральда». Плясунья-цыганка внезапно узнает о свадьбе своего возлюбленного. В онемевших руках бубен, никнет тело... Этот чеканно-виртуозный танец отразил еще одну грань творческой индивидуальности балерины. Цыгано-испанская тематика близка Светлане Устюжаниновой своими горячими эмоциями, выраженными в совершенной форме классического танца. Как притягательна была она в сцене из балета Николая Эрденко «Мариула»! Каков характер! Прихотливый, как сама судьба, и танец балерины выглядит здесь ворожбой с маняще острыми паузами: «Так берегись любви моей!» Тяга к характерам непростым, своевольным, страстным отличает героинь Светланы Устюжаниновой, в каждой из которых она находит новые оттенки в каноническом рисунке. Ее Уличная танцовщица в «Дон Кихоте» буквально светится от предвкушения танца, любви, счастья. Каждое движение, поза, взгляд излучают упоение жизнью, и классический танец, закованный в броню жестких правил, кажется абсолютно естественным, как пение птицы.



Финал творческого вечера оказался совершенно неожиданным - «Хабанера» Юрия Чапковского в постановке Владимира Бурмейстера. Вместе с Максимом Фоминым балерина, только что поражавшая россыпью па де бурре (бега на пальцах), выступила в характерном танце (на каблучках), «рассказав» - именно так - стремительную новеллу на тему «Любовь - поединок роковой». Как это было исполнено - азартно, всепоглощающе, с неистребимой жаждой первенства. Великолепный апофеоз вечера, посвященного балерине, беспредельно преданной своему искусству.

Фото с официального сайта театра

=====================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 16, 2020 9:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043110
Тема| Балет, «Русский балет», Персоналии, Вячеслав Гордеев
Автор| Николай Тарасенко
Заголовок| «Русский балет»: культурный карантин
Где опубликовано| © ЭЛЕКТРОННАЯ ГАЗЕТА «ВЕК»
Дата публикации| 2020-04-13
Ссылка| https://wek.ru/russkij-balet-kulturnyj-karantin
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Сегодня большинство россиян клянет коронавирусную инфекцию, которая посадила всю страну на самоизоляцию. Однако у добровольно-принудительного заточения появились и свои плюсы.

Сложившаяся в мире ситуация очистила воздух над многими городами и странами. В Венеции стала прозрачной вода в каналах и сюда приплыли дельфины. По информации CNN, на планете заметно снизился уровень сейсмического шума - стало меньше вибраций, создаваемых транспортом и людьми. Лично у меня появилась возможность обстоятельно, пусть и виртуально, пообщаться с интересными людьми, которые в той обычной жизни были сверх меры заняты важными делами и заботами.

Кто-то из великих справедливо заметил: выдающиеся личности формируются не посредством красивых речей, а собственным трудом и его результатами. Эта мысль в полной мере соотносится с личностью выдающегося русского танцовщика Вячеслава Гордеева.

Артист балета, балетмейстер, педагог и деятель хореографии, премьер Большого театра в 1968-1989 годах, руководитель балетных трупп Большого театра и Екатеринбургского театра оперы и балета. В настоящее время - художественный руководитель Московского областного государственного театра «Русский балет», заведующий кафедрой хореографии Института театрального искусства РАТИ (ГИТИС). Велик перечень исполненных им партий и поставленных им же спектаклей. Воистину, всемирного признания народный артист СССР Вячеслав Гордеев добился своим трудом и талантом.

На мой вопрос по телефону, есть ли несколько свободных минут Вячеслав Михайлович явно с улыбкой на лице ответил: «Почему минут?! Карантин ведь до конца апреля. Давайте поговорим».

- Тогда начнем с истоков. Верно ли, что еще студенту Московского хореографического училища Славе Гордееву восторженно рукоплескала Европа, а английская пресса окрестила Вас «золотым мальчиком»?

- Мне было 12 лет, когда я пришел в балетный класс. Под руководством одного из лучших педагогов Петра Антоновича Пестова постигал тонкости русской хореографической школы.

Будучи студентом училища выезжал за рубеж. В Париже и Лондоне танцевал па-де-де из балета «Пламя Парижа». Судя по отзывам зрителей, наши выступления имели тогда немалый успех. Прозвище «золотой мальчик» журналисты присвоили мне скорее всего из-за моего костюма золотого цвета.

- По-моему, Вы скромничаете, дело ведь не только в костюме. Сразу после окончания училища Вы были приглашены в труппу Большого театра. И уже с первых выходов на прославленную сцену заявили о себе как о восходящей звезде балета. Это о Вас корифей классического танца, народный артист СССР Михаил Лавровский сказал: «Он танцовщик сенсационной техники и электризующей виртуозности... У него неповторимый собственный стиль». Интересно, а что Вам помогает рассмотреть в своих учениках будущую балетную звезду?

- Я вообще противник, чтобы кого-то называли звездой. За долгие годы пришел к мысли, что талантливее нашей молодежи в мире нет. Именно она, исполняя за рубежом русскую классику, помогла России занять ведущие позиции в балете. А вообще, когда я беру на свой курс талантливых новичков, мой принцип — не мешать им совершенствоваться.

- В 1984 году, не оставляя сцены Большого театра, Вы дали согласие возглавить «Ансамбль классического балета», который впоследствии преобразовали в Московский областной государственный театр «Русский балет». Оставаясь преданным русской академической школе, сумели вывести коллектив в число самых знаменитых балетных трупп мира.

- Репертуар нашего театра постоянно обновляется постановками как классических произведений, так и произведений современных композиторов. Мы много и успешно гастролируем в Московской области, по стране и за рубежом.

Публика с воодушевлением принимает труппу в странах Европы, Северной и Южной Америки, Азии, Ближнего Востока. Большая часть репертуара - классическое наследие: «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Жизель», «Золушка», «Дон Кихот», «Шопениана», «Чиполлино». В труппе более 70 танцовщиков, среди них заслуженные артисты, участники и победители международных конкурсов балета. В театре постоянно работают и проходят стажировку артисты из Японии, Италии и США.

- Вячеслав Михайлович, вопрос на злобу дня. В связи с эпидемией театр «Русский балет» закрыт, как намерены жить дальше?

- Как и вся культурная Россия. К эпохе перемен нам не привыкать. На этот раз ситуация очень непростая, но надеемся на лучший исход. Главное, что и сегодня мы не расстаемся со своими зрителями. На канале YouTube, в Instagram и Facebook организовали бесплатный просмотр репертуарных спектаклей и видеофильмов.

Переход в онлайн-режим позволил нам показать зрителям балеты «Коппелия», «Бахчисарайский фонтан» и «Шехеразада». 1 апреля был премьерный показ фильма «Лебединое озеро» на Ангаре». Это рассказ об уникальном проекте театра - постановке балета «Лебединое озеро» на берегу великой сибирской реки. В минувшую субботу зрители имели возможность восторгаться зажигательным болеро из балета Л. Минкуса «Дон Кихот».
Дорогие друзья, сегодня, 13 апреля, в 12 часов приглашаю всех на комедийный одноактный балет «Привал кавалерии» (Канал YouTube театра «Русский балет»).

- Балет, простите за это сравнение, непрерывное производство. Как теперь артисты и лично Вы держите себя в форме?

- Все репетируют индивидуально. Организовываем занятия с помощью видео классов. У себя на даче переоборудовал одно из помещений в репетиционную комнату. Постелил линолеум, поставил станок, занимаюсь. Чтобы выдерживать марафон под названием балет, артисту необходимо постоянно быть в форме.

- Спасибо, Вячеслав Михайлович, за интервью. Здоровья Вам и процветания «Русскому балету»!

- И вам удачи!

Фото Игоря Самохвалова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 22, 2020 11:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043111
Тема| Балет, Цюрихский театр Оперы и Балета, Персоналии, Инна Билаш
Автор| Алёна Ветошкина
Заголовок| Международный день танца. «Я горжусь абсолютно каждой ролью прошлого сезона»: интервью с Инной Билаш, солисткой Цюрихского театра Оперы и Балета
Где опубликовано| © Posta-Magazine
Дата публикации| 2020-04-29
Ссылка| https://posta-magazine.ru/article/international-dance-day-interview-with-inna-bilash/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Солистка Цюрихского театра Оперы и Балета, победительница в паре с Никитой Четвериковым телепроекта «Большой балет», а также лицо Пермского академического театра оперы и балета имени П.И. Чайковского, Инна Билаш рассказала нам о преимуществах личной работы с хореографами, доверии в отношениях с партнерами и кулинарных успехах в самоизоляции.

1. 29 апреля — Международный день танца. Отмечают ли этот день в вашей семье?

Если говорить о том, отмечаю ли я этот день, как Новый год или Рождество, тогда ответ «нет». Сейчас в календаре почти каждый день — это день чего-то. Обычно о днях танца, балета и театра мне напоминают мои родители. Они очень внимательные и никогда не упускают возможность меня поздравить.



2. Балет — это судьба, выбор родителей или тяжкий труд?

Балет — это, конечно же, труд, также мне хочется думать, что это моя судьба, и с полной уверенностью могу сказать, что балет — это мой личный выбор!

3. Любимая роль в 2019 году. Чем гордитесь?

Хочется сказать, что я горжусь абсолютно каждой ролью прошлого сезона. В 2019 году мне представилась возможность работать с большим количеством новых хореографов: Кристиан Шпук, Иржи Киллиан, Патрис Барт, Марко Гёке. Эти имена уже вошли в историю. Работать с хореографами лично, а не только с ассистентами, это настоящий подарок для танцовщика. Человек, который создал этот балет, может передать тебе его непосредственно, напрямую, и часто постановщик может что-то адаптировать под твою индивидуальность. Большой гордостью для меня было получить роль Жизели в постановке Патриса Барта в прошлом сезоне. Хотя я ее уже танцевала до этого, для меня было интересно погрузиться в эту историю по-новому, расставляя новые акценты и нюансы. Второй запоминающейся партией сезона хочу назвать Стрекозу в балете Марко Гёке «Нижинский». Для меня это был необычный, совершенно новый опыт движения тела. Его хореография настолько быстрая, что иногда создается впечатление, что ты смотришь мультипликацию. Это очень эффектно. Конечно же «Нижинский» не был бы любимым балетом без музыки Шопена и Дебюсси. Эту музыку я могу слушать бесконечно.



4. Ближе классика или современная хореография?

Мне ближе всего хореография, которая захватывает и которую хочется после просмотра станцевать, неважно классическая или современная. Другого критерия тут у меня нет.

5. Любимый партнер. Важна ли симпатия и дружба при работе над ролью или главное профессионализм обоих танцовщиков?

Тут скорее легче найти нелюбимого… Дружба помогает разрешить возникшую проблему во время дуэта. Всегда легче договориться с тем, с кем налажено общение. Но, оставаясь профессионалами, можно сработаться даже при натянутых отношениях. Другое дело, мне кажется, что магии сложно возникнуть между танцовщиками, если их отношения натянуты. Доверие необходимо во всех «жизненных дуэтах».

6. К чему вернетесь после выхода из карантина? Что репетируете и готовите?

Это, наверное, самый сложный вопрос на данный момент. Возможно, это будет подготовка к премьере нового сезона в Цюрихе. Пока мы в неизвестности.

7. Танцевальные проекты на ТВ. Как к ним относитесь? Хотите принять участие в роли наставника или жюри?

Отношусь положительно, если в создании проекта работают профессионалы, знающие специфику балета, понимающие, как должен зритель увидеть артиста на экране. Ведь проект на экране — как фильм о балете. Это большой ежедневный труд, на репетициях постоянно повторяются одни и те же па. Но есть написанный режиссером сюжет передачи и грамотный монтаж. Тогда зрителям интересно смотреть, тогда есть динамика, эмоциональный накал. Когда мы выступали в проекте «Большой балет», я очень надеялась также, что телезрители увидят все то, что мы переживали во время выступлений. Для танцовщика участие в таких телепроектах может стать колоссальным опытом и, возможно, путевкой в новое будущее. А преподавание для меня интересно с точки зрения помощи другим. Мне нравится быть полезной.

8. Как сейчас поддерживаете форму? Дома есть балетный станок и специальное покрытие?

Сейчас я нахожусь в Цюрихе. Наш театр выделил каждому артисту специальное покрытие — балетный линолеум 2×2. Книжная полка заменяет мне станок, а современные методы связи, к счастью, помогают в любой момент связаться с педагогами, найти урок или тренировку по душе.

9. Изменили меню на время карантина? Любимое блюдо последних месяцев?

Меню изменилось тем, что есть время готовить и пробовать что-то новое. Самым успешным за последнее время у меня вышел крамбл с ягодами. Он стал приятным дополнением утреннего кофе.

10. По чему больше всего скучаете на карантине помимо балета?

Я скучаю по возможности путешествовать. Этого, конечно же, не хватает на карантине больше всего.

Фото: Gregory Batardon, Дмитрий Хамзин, Дарьян Волкова, Полина Брискман, из личного архива

============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 23, 2020 12:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043112
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Валерия Муханова
Автор| Алёна Ветошкина
Заголовок| #Международный день танца. «Современный танец — это новые грани самого себя, а классика — фундамент»: интервью с Валерией Мухановой, ведущей солисткой МАМТ им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко
Где опубликовано| © Posta-Magazine
Дата публикации| 2020-04-29
Ссылка| https://posta-magazine.ru/article/international-dance-day-interview-with-valeriya-mukhanova/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Yа наши вопросы в рамках Международного дня танца ответила ведущая солистка Московского академического Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Валерия Муханова.

1. 29 апреля — Международный день танца. Отмечают ли этот день в вашей семье?

29 апреля ассоциируется у меня с днем рождения близкой подруги. Конечно, коллеги в театре и интернет напоминают, что сегодня Международный день танца. Мне как артистке балета приятно, что такой день существует, но свое внимание в этот день я отдаю не своему профессиональному празднику, а подруге.



2. Балет — это судьба, выбор родителей или тяжкий труд?

Балет для меня — это в первую очередь выбор родителей, и уже теперь — судьба. Под выбором родителей я имею в виду, что они меня направили на путь танца, но не настаивали на нем. Мне было 5 лет, когда я попала в первый раз на урок, и в этом возрасте я еще толком не знала, чего хочу. В моей семье никто напрямую не был связан с искусством, примера перед глазами у меня не было. Родители дали возможность мне и трем братьям попробовать себя в разных кружках. Для меня они выбрали танцы. И у меня получилось. Если бы я не стала балериной, думаю, я могла бы преуспеть в спорте, в гимнастике или фигурном катании, например. Но я счастлива, что все сложилось именно так, как сложилось.

3. Любимая роль в 2019 году. Чем гордитесь?

2019 год стал для меня возвращением в приятное прошлое. Удалось вновь встретиться с великими хореографами и вдохнуть в прошлые работы новую жизнь: «Чайка» Джона Ноймайера, «Na Floresta» Начо Дуато, «Чай или Кофе» Андрея Кайдановского. Из новых балетов для меня необычным и ценным опытом стал спектакль «О Сложная» Триши Браун, и, конечно, «Дон Кихот» Рудольфа Нуреева.

4. Ближе классика или современная хореография?

Для меня классика и современная хореография неотделимы друг от друга. Современный танец — это новые грани самого себя, это тот эксперимент, который для тебя необходим, чтобы развиваться и идти дальше. А классика — фундамент, на котором все построено и заключено в определенные формы. Я люблю танцевать и то, и другое.



5. Любимый партнер. Важна ли симпатия и дружба при работе над ролью или главное профессионализм обоих танцовщиков?

Мне приходится много выступать с разными танцовщиками, и я ценю всех своих партнеров. Партнерская работа — это умение слушать и слышать друг друга, находить компромиссы. От того и название — «дуэт». Безусловно, когда ты знаешь хорошо своего партнера, ты лучше чувствуешь его, но работа с новым партнером порождает большую внимательность, и, как следствие, танец становится чище.

6. К чему вернетесь после выхода из карантина? Что репетируете и готовите?

До карантина в нашем театре готовилась постановка Гойо Монтеро «Золотое сечение», но из-за локдауна сейчас не вполне ясно, когда мы вернемся снова к этой работе. Намеченные планы ситуация невольно поменяла, поэтому ждём конца карантина.

7. Танцевальные проекты на ТВ. Как к ним относитесь? Хотите принять участие в роли наставника или жюри?

Сложный вопрос. Те ТВ-проекты, с которыми я знакома на данный момент, мне не очень близки. Телевидение — это больше шоу, чем искусство. Не хочу сказать, что я категорически против, совсем нет. Если бы мне предложили хорошо сделанный и продуманный проект — я бы задумалась.

8. Как сейчас поддерживаете форму? Дома есть балетный станок и специальное покрытие?

Дома у меня нет никакой атрибутики для занятий балетом и никогда не было. Я четко разделяю границы между работой и домом. Дома я отдыхаю, восстанавливаю физические и моральные силы. Большую часть карантина я ничего не делала, изредка утром легкую гимнастику. На данный момент прошло примерно столько же времени, как если бы у нас был отпуск, а в отпуске я всегда даю время организму восстановиться естественным путем, убрав всю физическую нагрузку. Но если время карантина продлят, я вернусь к занятиям. Театр нас заботливо обеспечил куском театрального линолеума, поэтому необходимый минимум для занятий дома у меня есть.

9. Изменили меню на время карантина? Любимое блюдо последних месяцев?

Меню очень разнообразилось! Я люблю готовить, и у меня наконец появилось время экспериментировать, находить и пробовать новые рецепты. Фаворитом месяца стал грибной суп.

10. По чему больше всего скучаете на карантине помимо балета?

Сейчас самое время реализовывать все, что давно хотелось, но не доходили руки. Или осознать, что сейчас тоже не до этих дел, а время — это была только отговорка. Я люблю быть дома и не испытываю от этого большого дискомфорта. Единственное, чего мне очень-очень не хватает — живого общения с друзьями, так как ни экран, ни телефон никогда его не заменят!

Фото: Карина Житкова, Светлана Аввакум, из личного архива

=====================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 23, 2020 11:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043113
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Кристина Кретова
Автор| Алёна Ветошкина
Заголовок| #Международный день танца. «Не представляю, не вижу себя в других профессиях»: интервью с ведущей балериной Большого театра Кристиной Кретовой
Где опубликовано| © Posta-Magazine
Дата публикации| 2020-04-29
Ссылка| https://posta-magazine.ru/article/international-dance-day-interview-with-kristina-kretova/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Специально для Международного дня танца мы поговорили в формате блиц-интервью с известными артистами балета — о балете, конечно, о любимых ролях, о самоизоляции и вообще о жизни.

Читайте наш Q&A с Кристиной Кретовой — ведущей балериной Государственного академического Большого театра России.

1. 29 апреля — Международный день танца. Отмечают ли этот день в вашей семье?

В нашей семье танцую только я, но, тем не менее, даже находясь в изоляции, обязательно буду сегодня отмечать. В обычной жизни я провожу этот день в Большом театре, репетируя или готовясь к выступлению. Международный день танца отмечаю за работой.



2. Балет — это судьба, выбор родителей или тяжкий труд?

По прошествии многих лет я понимаю, что балет — это в первую очередь моя судьба. Но я не перестаю благодарить моих родителей за то, что именно они сделали жизнь мою сказочной. Не представляю, не вижу себя в других профессиях. Но в сказке под названием балет присутствует тяжелейший труд. В этой профессии нужна полная самоотдача, стопроцентное растворение, иначе это просто незачем делать. Это бесконечные, ежедневные тренировки, нарабатывание виртуозности и актерского мастерства. Ведь никому не интересно смотреть на балерину, которая просто скачет по сцене. Зритель приходит в театр за действием и эмоцией, и зачастую актерская игра имеет в балете не меньшее значение, чем технически отточенные движения.

3. Любимая роль в 2019 году. Чем гордитесь?

Любимая роль в прошлом году все-таки Гермиона в «Зимней сказке» Кристофера Уилдона, потому что я просто «выгрызла» ее. Скажем так, обстоятельства складывались не совсем в мою пользу, поэтому в 2019 году именно роль Гермионы стала одной из самых долгожданных, самых желанных моих премьер. Кристофер Уилдон выбрал меня сразу на две ведущие партии: Гермионы и Паулины, подруги главной героини. «Зимняя сказка» — это моя стихия, я очень люблю танцевать драмы, когда нужно страдать на сцене. Мне кажется, у меня это хорошо получается. По силе драматизма эту работу можно сравнить с Верой в «Герое нашего времени». Многие считают, что это один из моих лучших балетов в Большом. Но если говорить о моей любимой роли без привязки к году — это Анна Каренина. Можно сказать, что в творческом смысле я живу от нее до нее. Я жду этот спектакль с большим нетерпением, и, хотя спектакль идет более трех часов, мне всегда мало этого времени на сцене. За него я проживаю целую жизнь, невероятные по силе эмоции, и даже говорить об этой роли без слез мне довольно сложно.



4. Ближе классика или современная хореография?

Для меня довольно сложный вопрос, что мне ближе: классика или современный танец. Например, я большая поклонница Джона Ноймайера, я танцую в двух его балетах: «Дама с Камелиями» и «Анна Каренина». Но его спектакли все же не могу назвать только современной хореографией. Мне также близко все, что ставит Юрий Посохов. Нежно люблю его постановку «Классическая симфония». Я всегда готовилась к ней тщательно и долго, так как там сложнейшие элементы и очень красивая пластика тела, которую подчеркивали костюмы: желтые купальники и прозрачные пачки. Но я также очень люблю классику, потому что именно классикой ты поддерживаешь свою балетную форму, эстетическую и техническую.

5. Любимый партнер. Важна ли симпатия и дружба при работе над ролью или главное профессионализм обоих танцовщиков?

Любимый партнер есть, но я предпочту не называть его имя. Симпатия и дружба мне очень важны. Бывает, что с партнером не возникает человеческого контакта, но я этого никогда не показываю, выхожу на сцену и танцую, потому что это моя работа. Но если партнер симпатичен — результат, на мой взгляд, всегда лучше.

6. К чему вернетесь после выхода из карантина? Что репетируете и готовите?

Пока не совсем понятно расписание спектаклей и репетиций Большого после выхода из карантина. Cейчас дома я репетирую все: «Лебединое озеро», «Жизель» и другие классические постановки (как я сказала, классика помогает держать форму).

7. Танцевальные проекты на ТВ. Как к ним относитесь? Хотите принять участие в роли наставника или жюри?

К танцевальным проектам на телевидении я отношусь хорошо, но не ко всем одинаково. Я принимала участие, была в жюри двух проектов «Танцы» на ТНТ и «Ты Супер» на НТВ. Это был колоссальный опыт, но самое главное, я поняла, что мне это дико нравится. Я себя чувствовала абсолютно свободно. Конечно, первые съемочные дни были довольно волнительными, но потом ты втягиваешься, этот кураж тебя настолько заводит, что сложно описать словами. Я хорошо понимала участников, желание каждого сделать все ради победы в проекте. Когда-то я тоже принимала участие в конкурсах, и я помню эти эмоции, эти ощущения, это волнение, когда кажется, что земля уходит из-под ног. Но выходишь на сцену — и в этой эйфории ты способен делать невероятные вещи.

8. Как сейчас поддерживаете форму? Дома есть балетный станок и специальное покрытие?

Я занимаюсь ежедневно. Заказала балетный станок и специальный линолеум на baletmarket.ru и осталась очень довольна качеством. Так что все необходимое для репетиций дома на время карантина у меня есть. Также у меня есть своя онлайн-школа для начинающих. Я преподаю новичкам, учу азам балета, показываю позиции, формы, движения, комбинации. Балет с нуля, так сказать.

9. Изменили меню на время карантина? Любимое блюдо последних месяцев?

Я не просто изменила питание на карантине, а стала настоящим кулинаром и даже открыла вторую страничку в Instagram — @kkristina_kretova_daily. Ежедневно я выкладываю новые рецепты. Мне приятно делиться тем, что я очень люблю и умею делать. Подписчики пишут, что очень довольны. Любимое блюдо сложно выделить, мне все нравится готовить. Но если называть что-то одно — то это запеканка.

10. По чему больше всего скучаете на карантине помимо балета?

На карантине я скучаю по своим друзьям. Очень сильно.

Фото: Алиса Асланова, Мария Хуторцева, Елена Павлова, Наталья Воронова, Батыр Анадурдыев, из личного архива

=======================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 23, 2020 12:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043114
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Иван Васильев
Автор| Алёна Ветошкина
Заголовок| #Международный день танца. «Творчество у артиста отобрать нельзя»: интервью с Иваном Васильевым, премьером Михайловского театра
Где опубликовано| © Posta-Magazine
Дата публикации| 2020-04-29
Ссылка| https://posta-magazine.ru/article/international-dance-day-interview-with-ivan-vassiliev/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Премьер Михайловского театра Иван Васильев рассказал нам, как отмечает Международный день танца, а еще о том, почему актеры — счастливые люди, и о своих кулинарных предпочтениях на карантине.

1. 29 апреля — Международный день танца. Отмечают ли этот день в вашей семье?

По правде говоря, я не могу припомнить, когда я не работал в этот день. Сегодня первый раз, когда я не на сцене в День танца. Обычно это выступления, гала-концерты. Сегодня просто буду с семьей. У нас вся семья балетная (Прим. ред. — Супруга Ивана — ведущая солистка Большого театра Мария Виноградова).

2. Балет — это судьба, выбор родителей или тяжкий труд?

Для меня балет — это судьба. Так сложилось, что это был мой собственный выбор. Безусловно, балет — тяжелая работа. Но когда она приносит тебе удовольствие и эмоции, ты не чувствуешь этого напряжения. Если самозабвенно не любить балет, это адский труд, и тогда этим лучше вообще не заниматься.

3. Любимая роль в 2019 году. Чем гордитесь?

Я никогда не мог назвать любимую постановку или любимую роль, поскольку каждый мой персонаж для меня особенный и по-своему мне дорог. Артисты — счастливые люди, они могут прожить не одну, а много жизней. Выделить какую-то одну роль, то есть жизнь, я не могу.



4. Ближе классика или современная хореография?

Эти два вида искусства, конечно, очень разные, хотя и связаны между собой, и каждый из них уникален. Однозначно сказать, что я люблю какое-то одно направление, я не могу. Для меня ближе баланс. Я просто рад, что могу танцевать и в том, и в другом стиле.

5. Любимая партнерша. Важна ли симпатия и дружба при работе над ролью или главное профессионализм обоих танцовщиков?

Без контакта, без дуэта не будет спектакля. На сцене должны сложиться правильные, особые отношения, необходимые в этот момент. Если нет пары — все разваливается. Лично я стараюсь танцевать с теми, кто мне симпатичен. Думаю, я уже могу выбирать.

6. К чему вернетесь после выхода из карантина? Что репетируете и готовите?

У меня готовятся два больших спектакля в Башкирской опере в Уфе. К сожалению, из-за пандемии премьера с июня перенеслась на сентябрь. Очень надеюсь, что в августе смогу закончить постановочные работы и осенью показать спектакли зрителям. В Михайловском театре надеемся вернуться к нашему текущему репертуару.



7. Танцевальные проекты на ТВ. Как к ним относитесь? Хотите принять участие в роли наставника или жюри?

Я принимал участие в программе «Танцы» на ТНТ, был в жюри. Скажу прямо — это не мой формат. Всему свое время. Я люблю создавать спектакли, люблю танцевать на сцене. Это то, на что я хочу тратить свое время. Если говорить о популяризации балета и танца — у меня другой путь, и он не связан с телевидением. Я создаю такие спектакли, которые могут идти не только на классических сценах, но и на концертных площадках. Мой последний проект «Дракула» может идти и на Бродвее, и в Вегасе. Мы ведем переговоры по большому туру. Этот спектакль является синтезом балета, вокального искусства, драматического спектакля и даже кино. «Дракула» рассчитан на людей, которые не ходят на балет. Это шоу для неподготовленного зрителя, фактически — для всех. Это мой путь нести искусство в массы.

8. Как сейчас поддерживаете форму? Дома есть балетный станок и специальное покрытие?

У нас на втором этаже дома оборудовано место для репетиций. Есть станок, балетный линолеум и все необходимые «гаджеты». У нас каждый день балетный класс, и еще я дополнительно занимаюсь фитнесом. Но мы делаем перерывы на отдых.

9. Изменили меню на время карантина? Любимое блюдо последних месяцев?

Поскольку мы живем на природе и есть возможность готовить на улице, то любимые блюда — это гриль. Люблю делать шашлык, стейки, домашние бургеры. Мы с женой оба любим готовить и вкусно поесть, но следим за активностью, чтобы не поправляться. Специального балетного рациона у нас скорее нет. Еще мы любим ходить за грибами. Как раз сейчас открывается сезон.

10. По чему больше всего скучаете на карантине помимо балета?

Не могу сказать, что мне чего-то сильно недостает. Я пытаюсь во всем увидеть что-то хорошее. Для меня это время никуда не спешить, побыть дома, насладиться семьей. Для развлечения делаю смешные видео в Instagram.

Творчество у артиста отобрать нельзя. Можно отобрать сцену и театр, но я все равно буду творить.

И я это доказал, создав спектакль «Собрание», который уже в Instagram. Просто надо быть сильнее обстоятельств.

Фото: Чарльз Томпсон, Сергей Тягин, из личного архива

===================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 08, 2020 1:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043115
Тема| Балет, театр оперы и балета имени Алишера Навои, Персоналии, Андрис Лиепа
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| «Всем привет из солнечного Ташкента! Я здесь на карантине!», — Андрис Лиепа
Где опубликовано| © Chayka.lv
Дата публикации| 2020-04-14
Ссылка| https://chayka.lv/2020/04/14/andris-liepa/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Андрис Лиепа на фоне оперного театра им. А.Навои в Ташкенте. Фото из личного архива Андриса

Известный солист балета и хореограф Андрис Лиепа, сын Мариса Лиепы, сейчас главный балетмейстер в государственном театре оперы и балета имени Алишера Навои в столице Узбекистана Ташкенте. Там сейчас Андрис и находится, как и многие из нас — на карантине, общается по интернету. Андрис рассказал «Чайке» о своем сегодняшнем необычном существовании.

Здравствуйте, Андрис!

Привет, привет. Я в Ташкенте. 6 и 13 марта здесь была премьера балетов «Шопениана» и «Половецкие пляски». После этого остался здесь, чтобы не сидеть на карантине по возвращении из Москвы. Тем более, что у нас в театре имени Алишера Навои сейчас 90-й, юбилейный сезон.

Все планы у вас, как и у многих в мире, нарушены?

К сожалению. В конце апреля должны были начать работать над «Спартаком» в версии Юрия Григоровича, ему сейчас 93 года. Представляете, Юрий Николаевич дал разрешение на постановку в Ташкенте! 20 апреля должен был приехать Руслан Пронин, ассистент Григоровича, но… Сейчас мы все на карантине, пошла третья неделя.

Чем занимаетесь во время вынужденного отпуска?

Работаем. Все артисты занимаются дома и присылают мне видео. Я отсматриваю и делаю коррекции. Надеюсь, что после снятия карантина продолжим работу над «Спартаком» и выпустим его, но уже не в конце этого сезона, а в начале следующего.

Я сам тоже занимаюсь, делаю «станок» и гимнастику! Перечитываю сейчас книгу Майи Михайловны Плисецкой. 20 ноября планируем вечер в Большом театре к её 95-летию. Уже общались с её супругом Родионом Константиновичем Щедриным и руководителем балетной труппы Большого театра Махаром Вазиевым, пока только по телефону.

А вообще, поддерживаю всех артистов! Обсуждаем их занятия, смотрю телевидение. Общаюсь с друзьями в интернете. Всё как у всех. Приспосабливаюсь к условиям жёсткого карантина. Но считаю эти меры оправданными.

Что для нас всех самое главное в этот тревожный момент?

Терпение. В Ухане справились с эпидемией, просидев 76 дней! Я думаю, что мы тоже на это способны и обязательно справимся. Как только можно будет выйти на работу, сразу же начнём работу над «Спартаком»!

Где сейчас сестра, где ваша мама?

Илзе и её дочка Надя в Москве, как и все — на карантине. Мама тоже на карантине. А моя дочка Ксюша вернулась из Лондона, где учится, и тоже сейчас в Москве, в самоизоляции.

Всем известно, что вы искренне верующий человек. Как планируете отметить в эти выходные православную Пасху?

Как известно, все сидим дома! И на Пасху буду дома у себя в Ташкенте, отмечу как положено. А в прошлом году был, кстати, в Святоуспенском Кафедральном соборе Ташкента… Всем еще раз привет из солнечного Ташкента! Здоровья!

=========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2020 2:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043116
Тема| Балет, , Персоналии, Владимир Варнава
Автор| Ольга Угарова
Заголовок| Владимир Варнава: «Я за утро поставил Shortparis перформанс для 50 лысых пацанов-фанатов»
Где опубликовано| © Журнал «Собака.ru»
Дата публикации| 2020 апрель
Ссылка| http://www.sobaka.ru/entertainment/ballet/106797
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Танцовщик и хореограф из Зауралья ставит блокбастеры в Мариинском театре, работает с главными мировыми дивами Дианой Вишневой и Натальей Осиповой, делает перформансы с Shortparis, выпускает спектакль с Чулпан Хаматовой и ведет онлайн-классы в прямом эфире Instagram (и в карантине тоже!): Владимир Варнава — наше все в балете и современном танце. А вы еще не знали? Узнаете — от нашего редактора и автора телеграм-канала VeryBallet Ольги Угаровой.



Петербург, Лондон, Москва, Нью-Йорк... Последние два года мы не успеваем ни за тобой, ни за твоими проектами. Что происходит?

Еще в 2018-м я выпустил с продюсером Сергеем Даниляном большой двухактный балет «Айседора» с примой британского Royal Opera House Наташей Осиповой — это переосмысление «Золушки» Прокофьева. Потом была важная для меня премьера работы «Ткани» на музыку Red Hot Chili Peppers — такая сублимация моего ощущения 1990-х. На тот момент мне стало казаться, что я начал обслуживать театры и их заказы, поэтому мне было важно найти выход и зафиксировать свой концентрированный язык. Так в конце прошлого года на сцене Мариинского театра показали мою версию классики из «Русских сезонов» Сергея Дягилева «Дафнис и Хлоя». А недавно я впервые сделал спектакль в качестве режиссера — «УтроВечер», где Чулпан Хаматова танцует и читает стихи одновременно.

И между этим всем у тебя в расписании импровизации с Инженерным театром AXE и независимые проекты вне театров. Летом в самый разгар беспорядков в Москве наделал много шума перформанс с Shortparis ­«Коллайдер», где ты в форме участкового практически полностью раздел и всю группу, и всю массовку.

То, что шоу попало на самый пик августовских волнений, вышло случайно! Никаких провокаций, а только подчеркивает актуальность нашей идеи. Мы работали с Shortparis до этого еще на юбилее Театра на Таганке — делали грандиозный вечер под названием Red Square: там я танцевал Брежнева и мазался золотой краской. Потом перед их первым большим концертом я за одно утро поставил часовой перформанс для пятидесяти лысых пацанов-фанатов. Вышло дико эпично! Но самый большой фидбэк действительно был именно у нашего летнего коллаба на фестивале «Форма». Коллайдер — это бесконечное вращающееся движение: у нас танцевали участники акции, группа, а я еще и вел со сцены трансляцию на большие экраны. В конце все сливались в экстазе — получилась реплика на «Весну священную». (Смеется.)

Как тебя изменила такая насыщенная жизнь?

С одной стороны, за это время я стал более уверенным в себе, а с другой, менее одно­значным. Конечно, теперь легче вести репетиции, общаться на переговорах, но раньше мне хотелось доказать, что я во всем хорошо разбираюсь: и в танце, и в визуале, и в приемах. Сейчас же я стремлюсь вынести поиск на сцену.

Что ищешь?

Я ищу собственный язык — возможность разговаривать с людьми на своем диалекте. При этом весь этот поиск лежит не только в плоскости хореографического текста, но и в форме, структуре и композиции действия, которое я сочиняю. Для меня важно пробовать и получать многосторонний опыт, пропуская через свое тело всевозможные жанры: драму, балетную сцену, контемпорари, андеграунд, авангард, физический театр. Я себя не ограничиваю, потому что хочу прожить свою жизнь интересно. Сейчас мне не так принципиальна моя кассовость и ротация: на первом месте стоит скорее мой внутренний мир, который с каждым днем, надеюсь, становится все шире.

Есть мнение, что ролевые игры — это очень про театр. Никакого горизонтального управления, которое рекомендует нам Герман Греф. Ты либо тиран, либо учитель, либо ученик, либо массовка. А ты, Володя, уже живешь по заветам Грефа: ты и ведущий, и ведомый, и сам сочиняешь хореографию, и сам же ее исполняешь. Откуда такая пластичность?

Я люблю быть разным. В импровизационном проекте «Глория Транзит» и спектакле «Бедный, бедный Гамлет» Инженерного театра AXE я, например, просто один из всех. Могу быть на первом или на втором плане, выносить стремянку или держать веревку в кулисах — мне все равно. Когда Чулпан пригласила меня поставить для нее спектакль, я пришел со своим набором пластических приемов и структур, который складывался все это время из таких экспериментов, но не был до конца уверен, что они будут правильно функционировать в драматическом театре. А они сработали. (Улыбается.) Думаю, как раз благодаря такому синтетическому подходу в моей ежедневной телесной практике.

А ты оцениваешь риски? Да, ты выбрал путь перманентной лаборатории — это круто. Но неизвестно, будет ли свет в конце тоннеля?

Риск — мой дружище. (Смеется.) Мне плохо, когда я иду на старых достижениях и не исследую новое. Более того, зачем мне ставить спектакль, если известно, что будет в конце. Собственно, для проверки моей изначальной идеи мы и вступаем в сговор с артистами, композитором, художником. Конечно, всегда есть театральные инструменты, которые создадут санитарный уровень понимания со стороны аудитории. Но делать на них ставку — скучно: мне нравится каждый раз открывать новые двери и пространства.

Кстати, давно хотела спросить! В твоей системе координат есть зритель?

Да, но я не стремлюсь ему угодить — я хочу, чтобы он был соучастником. Когда творчество превращается в формулу из заведомо успешных приемов, которые наверняка будут работать в рамках масс-маркета, тогда начинается конъюнктура. Я много работаю с публикой, но скорее с ее включением в мой процесс. Иногда в моих постановках деконструируется классический нарратив. Само повествование превращается в коллаж из отдельных картин с большим количеством воздуха между ними — этот воздух и отдается воображению зрителя. Вот такое взаимодействие с аудиторией мне интересно, хотя я понимаю, что оно не сразу может быть принято с успехом.

Что определяет успех, если не аудитория?

Время. У меня есть хороший пример из жизни. Шесть лет назад я сделал балет Keep Calm для Мастерской молодых хореографов в Мариинском театре. Только ленивый тогда не пнул его, обвиняя в алогичности, недостатке драматургии и хореографического текста — в тот день многие были просто очарованы более классическими вещами. А сейчас, когда работу недавно показали снова, все — от руководства и артистов до зрителей — звонили, писали, благодарили. Бывает, балет принимают, а бывает — нет, но это не так важно: главное ответить себе на вопрос, открыл ли ты что-то новое для себя.

В Мариинском театре после экспериментальных Keep Calm и «Глины» появились двухактная «Ярославна» и одноактный «Петрушка» со сценографией и костюмами от Гали Солодовниковой. Кроме хореографии, в них очень важна картинка.

Это правда. В этих работах где-то сделан сильный акцент на визуале, чтобы «прикрыть» танцовщиков, ведь когда ты приходишь в академическую среду со своей техникой, ребята ее не всегда могут использовать, потому что годами воспитывают тело по-другому. Но если честно, мое внимание, когда мы готовили эти спектакли, переключилось на форму. Представь, тебе нет тридцати, ты получаешь огромный бюджет, и у тебя сразу голова взрывается от идей: ходули, светящиеся мечи, огромное золотое колесо вполсцены. Хотелось пройти этот путь, и я его прошел вместе с Галей.

Но в балете «Дафнис и Хлоя» уже все по-другому: ты действительно говоришь на своем хореографическом языке, а мы, зрители, начинаем его понимать!

С опытом к тебе приходит осознанность. Я вернулся к сути и отчасти к тому периоду, когда в 2012 году мы с Максимом Диденко делали балет «Пассажир» с бюджетом в 10 000 рублей. Сейчас есть понимание: на сцене не надо строить замок — его должны создавать артисты. При работе над «Дафнисом и Хлоей» я решил, что пойду ва-банк и не буду подстраиваться под реалии театра. Мне выделили на постановку четыре часа в день — это много. Ребята начинали репетиции с моего класса на основе языка, который я вырабатываю и селектирую на протяжении последних двух лет. Сначала они были вне этой системы и вообще не понимали, что от них просят, но перед премьерой я почувствовал невероятную сплоченность. Мы вместе импровизировали, и многое вошло в конечную версию балета. Мой идеальный спектакль выглядит так: девяносто процентов — импровизации, десять — моего регламента.

Если в работе ты даешь так много свободы артистам, как сохраняется чистота твоего собственного языка и текста?

Танцовщики сочиняют и живут внутри моей системы, которая строится на том, что они исследуют свое тело, включают воображение, учатся жить в дуэте, внимательно смотрят друг другу в глаза. Артисты попадают в совершенно другую атмосферу, не свойственную миру большого балета, сотканного из массы условностей. В итоге ребята абсолютно переформатировались, и сейчас, когда я с ними готовлю новую работу «Бык на крыше», мне впервые за долгое время очень легко в театре, потому что мы говорим с ними на одном языке.

Балет «Дафнис и Хлоя» был холодно принят критикой, хотя на все показы полные солдауты. Как ты реагируешь на отзывы профессионального сообщества балетоведов?

Мне кажется, то, что я делаю на сцене и в зале, трудно вписать в систему, а критики пытаются сделать именно это. Они стремятся опять-таки вывести некую формулу, поэтому со многими из них мне не по пути. У меня есть близкие друзья — художники, музыканты, артисты, — чье мнение мне интересно и помогает развиваться. Танец гораздо больше, чем текст про этот танец. Можно провести аналогию с серфингом. У тебя нет свода правил, как поймать волну: ты работаешь на интуиции и рецепторах, потому что море — очень живой организм. Танец — это стихия.


Владимир Варнава вырос в Кургане в театральной среде: папа — сценограф, мама — художник по костюмам. Папа сделал 24 фламинго для проекта «Видение розы», мама оформила три работы в Мариинском театре — «Окно в середину зимы», «Глина», Keep Calm — и балет «Моцарт и Сальери».
Как танцовщик получил две «Золотые маски»: за роль Меркуцио в балете «Ромео и Джульетта» и за работу в балете «Пассажир».
Референсами спектакля «УтроВечер» на стихи Юрия Левитанского, чьи сочинения звучат в советском блокбастере «Москва слезам не верит», стали мультфильм «Ежик в тумане» и лента «Мертвец» Джима Джармуша.


Текст: Ольга Угарова

Фото: Дмитрий Сизов


==================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 03, 2020 6:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043117
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Владимир Васильев
Автор| Елена Федоренко
Заголовок| Владимир Васильев: «Мне нужно увидеть музыку»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2020-04-30 (на сайте газеты опубликовано 03.07.2020)
Ссылка| https://portal-kultura.ru/articles/theater/327332-vladimir-vasilev-mne-nuzhno-uvidet-muzyku/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Владимиру Васильеву — 80 лет. Танцовщик-легенда, хореограф, режиссер, живописец, поэт, автор телепрограмм — уникальный художник ренессансного полета. Народный артист СССР, лауреат Государственных премий СССР и РФ, обладатель множества международных наград. Среди них — премия имени Вацлава Нижинского «Лучший танцовщик мира» и премия имени Мариуса Петипа «Лучший дуэт мира»: союз Васильева и Максимовой — чудо, известное как «Катя и Володя», — не имеет аналогов в балетной истории. Накануне своего дня рождения Владимир Викторович ответил на вопросы «Культуры».

— В ситуации, в которую попало человечество, люди разделились на две группы. Кто-то продуктивно работает и занимается тем, на что раньше не хватало времени. Вторые подпали под влияние одного из законов психологии, когда всеобщая паника подавляет творческую энергию. Как вы распоряжаетесь внезапно появившимся свободным временем?

— Как и все сознательные люди, сижу в самоизоляции. Занимаюсь тем же, чем обычно, когда нахожусь дома в Москве: рисую, читаю, размышляю, смотрю телевизор, слушаю радио. В общем, как и в моих стихах, написанных когда-то: «Ни дня без строчки, ни дня без мысли. Ни дня без радостных надежд...» Времени мне всегда не хватало. Понятие «свободное время» — не для меня. Вернее, у меня его нет. Мои стихи лучше говорят об этом:

Нет, не могу сидеть я за столом,
Как многие, сложивши руки,
И слово к слову подбирать со скуки,
И зарифмованные звуки
Лениво выводить пером.
Я, говорят, непостоянен. Каюсь!
Мне скучно постоянство, и когда
Я с головой, как в омут,
В творчество бросаюсь,
Минутой кажутся летящие года.
И, кажется, от сна я просыпаюсь,
Барахтаюсь в стихах,
Рисую до забвенья,
Иду ко дну,
Всплываю на мгновенье
И радуюсь счастливой перемене,
Возникшей не в других — во мне...


— Вы москвич. Русский образ жизни для вас, немало работавшего в разных странах мира, — особая культура? Кто вы — русский художник или убежденный космополит?

— Москва — самый важный для меня город. Здесь я родился, и здесь прошли годы моей жизни. Я чувствую себя русским художником, постоянно сомневающимся в своих оценках и формулировках собственного творчества. Может быть, это и есть русский образ жизни?

— На вашем выпускном экзамене, более 60 лет назад, один из педагогов воскликнул: «Мы присутствуем при рождении гения».

— Узнал об этом много лет спустя. Сказала эти слова Тамара Степановна Ткаченко — невероятно эмоциональная танцовщица, преподававшая в нашем классе характерный танец. Ее я обожал, каждый раз шел к ней на урок как на праздник — знал, что схвачу быстрее всех и сделаю лучше, чем другие. В классике такой уверенности не было. Да и вообще не думал, что стану классическим танцовщиком.

— Разве не каждый ученик балетной школы мечтает стать Принцем?

— Мне казалось, что я не соответствовал представлению о классическом герое. Длящиеся линии, тонкие кисти, длинные ноги с идеальными стопами и подъемом. У меня этого не было. Кисть — рабоче-крестьянская, мышцы — не такие, как нужны для идеального Принца, да и лицо курносое. Все-таки у меня было типичное лицо русских персонажей вроде Иванушки и Данилы. Но так получилось, что перетанцевал я весь классический репертуар.

— Вы поставили танцы в «Юноне и Авось» «Ленкома». Спектакль — уникальный долгожитель, почти как мхатовская «Синяя птица». Были ли еще опыты на драматической сцене?

— Вообще-то мой первый опыт в драме — спектакль «Принцесса и дровосек» в театре «Современник» в середине 60-х годов, с Олегом Далем и Ниной Дорошиной в главных ролях. Я играл в Италии драматические роли Чайковского, Нижинского и Дягилева на итальянском языке. К 95-летнему юбилею Владимира Михайловича Зельдина мы сделали спектакль «Танцы с учителем» в Театре Российской армии. Я люблю драматический театр, его артистов. Мне с ними всегда интересно работать. И, кажется, они отвечают взаимностью.

— На ваше 75-летие вы блестяще воплотили Мессу си минор Баха в спектакле «Dona nobis pacem» («Даруй нам мир»), объединив в сценическом действии разные жанры. Как родилась идея такого синтеза?

— Мне нужно видеть музыку. И для этого необходимо собрать воедино все компоненты музыкального театра. В мировой музыкальной культуре есть произведения такой масштабности, донести которые в полном объеме могут только театры, имеющие первоклассную труппу артистов, музыкантов и технические возможности сцены самого высокого уровня. Месса Баха пять лет назад показала, что Татарский театр оперы и балета может с этим справиться. Восьмидесятелетие планировал встретить на сцене премьерой своей постановки на музыку Реквиема Моцарта. В ней, как и в Мессе, мне хотелось бы создать произведение, в котором музыка, голос, движение, живопись слились бы в единое целое. Я планировал и сам выйти на сцену в этом спектакле и сыграть главного героя — собирательный образ Художника.

— В Перми, на конкурсе «Арабеск» имени Екатерины Максимовой вы часто встречали день рождения. Что будет с конкурсом этого года? Планировалось ли «посвящение», как ранее — Толстой, Гоголь, etc?

— Да, Мастерские по Гоголю и Толстому стали интересным экспериментом с современной хореографией. Пермский театр в день моего рождения, 18 апреля, показал запись Мастерской по Гоголю. В этом году к открытию «Арабеска» и к моему юбилею театр приурочил премьеру обновленной версии моей «Анюты». В ней я планировал сам выйти на сцену в роли Петра Леонтьевича. Но из-за вируса пришлось отложить и конкурс, и премьеру спектакля на осень.

— Как возникают темы ваших балетов?

— Темы балетов рождались по-разному, и этому разнообразию «несть числа». Но главное для меня всегда — музыка. Услышал вальс Валерия Гаврилина, и сразу передо мной стали возникать одна за другой картины чеховской истории — «Анюты». Из музыки аргентинских композиторов родилась идея спектакля «Фрагменты одной биографии», а «Эти чарующие звуки» — из музыки «галантного» века. А вот «Я хочу танцевать» был задуман специально для Галины Сергеевны Улановой — как ее воспоминание о своих ролях и спектаклях. Был и счастливый случай: удалось поработать над созданием спектакля, что называется, «с нуля» — совместно с композитором, как это произошло при рождении «Макбета» с Кириллом Молчановым. Жаль, мы не закончили работу над балетом «Пышка» по Мопассану, начатую с Давидом Кривицким.

— Фильм «Фуэте» — из разряда любимых и все-таки недооцененных. Почему опыт обращения к художественному кино остался единичным?

— Фильма «Фуэте» могло и не быть. Мое обращение к режиссуре в кино — ситуация неожиданная и скорее вынужденная — выбора не было: я должен был взяться за это, иначе фильм могли закрыть. Самое большое удовольствие я получаю от монтажа, которым всегда занимаюсь сам. Его тоже мне диктует музыка. Началась эта любовь к монтажу еще с «Анюты». Продолжение этого опыта — пока в документалистике: в фильмах о Кате Максимовой и Галине Улановой.

— По ходу жизненной дистанции меняется ли характер, отношение к людям, ценностям, местам и привычкам?

— Постоянно меняется. И я очень рад этому. Значит, я жив, и живу полной жизнью, в которой еще так много открытий. Впрочем, есть и нечто, особенно в части «ценностей», что остается неизменным. Живопись, пожалуй, тоже давно стала одной из таких констант.

— Куда в целом движется искусство? Размышляете об этом?

— Для меня самая большая проблема в искусстве — это его место в общей культуре. А также место мастера в самом искусстве. Я с сожалением наблюдаю, как подчас нечто довольно слабое и сырое возносится на пьедестал, провозглашается великим. Не знаю, идет ли это от плохого знания прошлого или от его полного отрицания, но я часто теперь вижу авторов, уверенных, что именно с них начинается чуть ли не история искусства, что только им удалось раскрыть его секреты. Возможно, технологический рывок человечества в конце XX и начале XXI века обусловил такой разрыв поколений? Хочется верить, что люди не перестанут любить красоту, правдивость чувств, душевность. И что духовность будет по-прежнему востребована.

Материал опубликован в № 4 газеты «Культура» от 30 апреля 2020 года

Фото на анонсах: М. Панфилович и Михаил Логвинов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22125
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 26, 2020 10:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020043118
Тема| Балет, театр «Астана Балет», Персоналии, Айнур Абильгазина
Автор| корр.
Заголовок| Айнур Абильгазина: о будущем, любимых книгах и балете
Где опубликовано| © сайт театра «Астана Балет»
Дата публикации| 2020-04-22
Ссылка| https://astanaballet.com/ru/news/intervyu/aynur-abilgazina-o-yoge-lyubimyh-knigah-i-balete
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Айнур Абильгазина – ведущая солистка театра «Астана Балет». Выпускница Алматинского хореографического училища им.Селезнева. Помимо этого, она – бакалавр по специальности педагог-репетитор и магистр искусствоведения по специальности режиссер-постановщик. Проходила повышение квалификации на режиссера в Academia di balle arti di Roma (Италия). Работала в ГАТОБ им.Абая, Русском национальном театре им. С.Радченко (Москва, РФ). В труппе театра «Астана Балет» с 2016 года.

- Айнур, расскажите нашим читателям, как вы проводите время на карантине?

А.А: Сейчас прекрасное время для работы над своими «отложенными в дальний ящик» делами. Долгое время, а точнее длительный срок, я находилась в состоянии прокрастинации. Поэтому сейчас наслаждаюсь возможностью полностью погрузиться в духовное, интеллектуальное и культурное обогащение.

- Удаётся ли Вам поддерживать форму?

А.А: Мне комфортней заниматься йогой, на протяжении года практикую занятия Аштанга йогой*. Она помогает мне быть сосредоточенной на себе, успокаивать мозг и слушать тело. В домашней изоляции - это очень удобно, не требует большого пространства, только коврик и твой настрой. Сейчас улучшаю Ширшасана асана (стойка на голове).

*Аштанга-йога – особая практика, направленная на фомирование силы духа и тела. Для того, чтобы достичь главной цели - самадхи (полного равновесия и духовного совершенства), - нужно пройти восемь непростых этапов.

- У артистов балета очень насыщенный график: бесконечные репетиции, подготовки к премьерам, работа на пределе возможностей. Сегодня ваше расписание куда более спокойное. Куда стараетесь распределить оставшуюся энергию? Тяжело ли дается самоизоляция с психологической точки зрения?

А.А: Мы привыкли жить в суете обыденной жизни, чаще всего забывая о своем внутреннем состоянии. И поэтому сейчас, всю энергию направляю на себя. Читаю книги, улучшаю английский язык, просматриваю art-передачи и фильмы, медитирую и слушаю мантры. А еще готовлю, выпекаю и целый день дегустирую блюда.

- В интернете огромное количество лекций, вебинаров и книг. Что бы вы посоветовали нашим читателям посмотреть или прочитать? Возможно, у вас есть свой топ-5 любимых книг или какие-то лекционные материалы, на которые стоит обратить внимание среди этого бесконечного количества доступной информации?

А.А: Читать стараюсь много. Сложно уложить любимые произведения в 5-ку must read. Предложу прочитать «Homo Фабер» Макс Фриш; «1984» Джордж Оруэлл; «Три товарища» Эрих Мария Ремарк; «Коллекционер» Джон Фаулз; «Камо Грядеши» Генрик Сенкевич и добавлю «Божественная комедия» Данте. А что касательно онлайн обучения и платформ, подписана на «Arzamas», «Универсариум» и «Smart.courses», с ними я окончила курс по «История кинематографа», «Русская литература» и открыла для себя Набокова «Другие берега».

- Много разговоров о том, что пандемия бесповоротно поменяет мир, его устройство и самое главное – людей. Как вы считаете, повлияет ли пандемия на театральный мир? Если смотреть в прошлое, то подобные события всегда находили отражение в искусстве, ожидает ли подобное увековечивание и нынешняя ситуация? Представляете ли вы себе в далеком будущем балет на эту тематику?

А.А: Вы правильно отметили, сейчас очень много разговоров и информации о пандемии и неизвестном будущем, но всем сердцем хочется верить, что люди поменяют свое отношение к миру и существованию в нем, а не оставят это на уровне обсуждения. Не могу сказать, как это отразится на театре, возможно, мы придем к новому уровню или формату подачи. Жизнь продолжается, а значит и развитие будет. Как режиссер, считаю, что затронуть тему нашего общества потребления более значительно, нежели ситуацию с коронавирусом, мое сугубо личное мнение.

- Что бы вы хотели сделать в первую очередь, когда карантин закончится?

А.А: Поехать в горы или на природу, но при первой возможности выезда заграницу, посетить Дарамсалу. (прим.ред. – город в Индии)

- Из-за вынужденного перерыва в сезоне, отменились выступления и гастроли. Но все это временно и, конечно, все задумываются о том, что будет после, с чего начнется восстановление работы театров. А вот с какой постановки вам бы хотелось вернуться на сцену?

А.А: Возвращение на сцену само по себе согревает, и не важно с чего мы начнем.

- Еще в 2006 году вы получили диплом педагога-хореографа. Удавалось ли уже использовать эти навыки в реальной жизни? А в качестве постановщика? Если нет, то, как вы представляете себе воплощение этих навыков в будущем?

А.А: В роли педагога мне удалось поработать в Японии, сразу после окончания учебы. Теперь знаю, что всегда смогу вернуться к преподаванию, но не сейчас. Как режиссер-постановщик в основном ставила современные номера для конкурсантов. Также поставила танцы для балетной труппы в опере «Искатели жемчуга», на сцене театра ГАТОБ им Абая, там же прошел мой двухактный балет для дипломной работы.

- В вашем репертуаре множество ведущих партий классических спектаклей, вы танцевали Баланчина, современные и авторские спектакли. К какому направлению вы сами больше тяготеете?

А.А: Больше тяготею к неоклассике и стилю contemporary. Когда танцуешь в таких стилях, выражаешь себя, эмоции через пластику тела, и при этом обладаешь свободой в движении. В классическом же балете есть определенные каноны, соблюдение которых очень важно.

- Какая партия наиболее точно отражает ваши внутренние стремления, характер?

А.А: Я люблю партии, где есть возможность погрузиться в роль. В каждом образе я стараюсь провести параллель со своим жизненным опытом, наполнить чувствами и нюансами. И, конечно, жить в той роли до конца спектакля. Безусловно, многогранная партия и образ Мэхмене Бану близок по духу.

=================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 5 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика