Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 10, 2020 9:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031001
Тема| Балет, "Золотая маска", Бурятский театр оперы и балета, Персоналии, Александр Мишутин
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Балетный «Талисман» Мариуса Петипа
Бурятская труппа воскресила легендарный спектакль балетного классика

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2020-03-10
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2020/03/10/baletnyy-talisman-mariusa-petipa.html
Аннотация| Фестиваль

Об этом балете знают все балетоманы… До сих пор на балетных конкурсах и гала-концертах исполняется снискавшее огромную популярность па-де-де из этого спектакля, хореография которого приписывается Мариусу Петипа. А совсем недавно на фестивале «Золотая маска» Бурятский Академический театр оперы и балета показал забытый балет Мариуса Петиа «Талисман» полностью.


Фото: сцена из балета «Талисман». Автор фото Андрей Степанов (@andrey.ist).

Балетная труппа этого театра впервые оказалась в числе номинантов национальной театральной премии, причем сразу в трех номинациях: за лучший спектакль, лучшую работу хореографа и лучшую женскую роль. Такой прорыв обеспечил бурятской труппе её бывший художественный руководитель (сейчас руководит балетной труппой Нижегородского академического театра оперы и балета) Морихиро Ивата, которому и пришла в голову великолепная мысль осуществить возрождение старинного балета.

ИСЧЕЗНУВШИЙ ШЕДЕВР

От когда-то аншлагового спектакля, соперничающего до революции по своей популярности с самим «Лебединым озером», практически ничего не осталось. Даже в Гарвардском архиве, где хранятся нотации многих старинных балетов, сделанные помощником Петипа Николаем Сергеевым по методу Степанова, есть всего три файла, относящихся к этому спектаклю… Причем в одном из них просто записана перестановка декораций одного из актов этого балета, а собственно к хореографии относится запись всего лишь одного ансамбля из второго акта для 6 человек, а также запись вариации (пиццикато). И это все…

Балет «Талисман» был поставлен Петипа в 1889 году (то есть ровно за один год до «Спящей красавицы»). Музыку к нему написал известный дирижер и композитор Риккардо Дриго, и это произведение стало первым его «полнометражным балетом (до этого он сочинил лишь одноактный балет «Зачарованный лес»), созданным для балетной сцены. Премьера прошла 25 января в бенефис итальянской балерины Элены Корнальба. В русском балете наступала эра итальянок-виртуозок, на которых в ближайшее десятилетие и будут ставиться все спектакли: «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Раймонда»…

В списке поставленных им балетов напротив балета «Талисман» Петипа сделал пометку «большой успех». Сумасшедший успех действительно сопровождал этот спектакль в те годы, когда он шел на сцене, но на премьере он был сдержанно принят публикой. Несмотря на виртуозность, Корнальба не обладала актерским дарованием и, как писала критика, «была безжизненно холодна и никакого впечатления не оставляла». Рецензенты тогда назвали «Талисман» «тщедушным хореографическим произведением». Восторги начались потом…

После скорого отъезда Корнальбы из России в этом спектакле дебютировала Варвара Никитина, и тон рецензий изменился, а после того как в 1895 году Петипа возобновил балет для любимицы публики Пьерины Леньяни (в начале того же года Леньяни стала первой исполнительницей и другого балета Петипа, «Лебединое озеро»), ему всегда сопутствовал громадный успех.

Поначалу считалось, что либретто «Талисмана» написал Петипа. Однако незадолго до премьеры в петербургских газетах появилось сообщение, что его настоящий автор московский драматург Константин Тарновский. Газета «Минута» писала: «Лет девять тому назад К.А. Тарновский по предложению В.П. Бегичева, тогдашнего инспектора репертуара московских театров, написал программу балета «Талисман» и передал её г-же Собещанской, которая со своей стороны вручила программу г. Петипа, которого предполагалось пригласить в Москву для постановки этого балета». Но спектакль не увидел свет и Тарновский о нем позабыл, пока не прочел в прессе содержание нового балета Петипа. Петипа по своему обыкновению присвоил сочинение себе, но после переговоров Тарновского с театральной дирекцией в афише появились два автора: Тарновский и Петипа.

«БОГ ТАНЦА» ТАНЦУЕТ БОГА ВЕТРА, А МАТИЛЬДА КШЕСИНСКАЯ БОКАЛ ШАМПАНСКОГО

В 1909 году балет вернул на сцену Николай Легат, сократив его, переставив отдельные сцены и дав некоторым героям другие имена: так повелительница небесных духов Тинания стала у Легата Амравати, ее дочь Элла — Нирити, а бог ветра Ураган — Вайю. Эту партию на премьере в 1909 году станцевал «бог танца» Вацлав Нижинский.

Вайю - бог ветра и воздушного пространства в ведическом пантеоне богов. В ведах Вайю описывается как обладающий необыкновенной красотой, перемещающийся на своей колеснице, запряжённой двумя или тысячей лошадей во всех направлениях и очищающий мир от злых влияний. Правда, сестра Вацлава Нижинского Бронислава утверждает в своих воспоминаниях, что роль Нижинского в постановке Легата именовалась Ураганом, но скорее всего это ошибка памяти. «В новой постановке Николай Легат поручил главную мужскую роль Зефира Нижинскому, переименовав его при этом в Урагана – пишет она. - Вацлаву балет не нравился, хотя он и имел в нем большой успех». Упоминает Нижинская и реакцию критики на выступления её брата: «Про выступления Нижинского один из критиков писал, что сцена Мариинского театра мала для великолепных прыжков Нижинского»; другой утверждал, что Нижинский «взвивался вихрем на такую высоту, что голова его скрывалась за порталом сцены».

Нирити на премьере 1909 года танцевала Ольга Преображенская, это был её прощальный бенефис. А роль магараджи Нурредина исполнил Михаил Фокин. Более чем через год 31 января в партии Нирити вышла и Матильда Кшесинская, которая должна была выступать на премьере, но заболела. При этом новые костюмы Шервашидзе настолько поразили балерину, что она заказала у него костюмы к своим выступлениям не только в «Талисмане», но и в «Дочери фараона». В своих мемуарах она писала: «Талисман» всегда был моим удачным балетом, и очень выигрышным. Но с тех пор, что со мной стал выступать в нем П. Владимиров, балет этот еще больше выиграл – когда во втором действии Владимиров изображал Гения ветра и вылетал на сцену, неся меня на своем плече, это производило огромное впечатление. Известный критик Юрий Беляев писал, что Владимиров вылетает на сцену, будто с бокалом шампанского, и преподносит этот бокал публике».

Последний раз этот балет появился на афишах в 1926 году: его возобновили для выпускного спектакля Ленинградского хореографического училища, в котором фурор произвели танцы Ольги Иордан и Алексея Ермолаева. Именно на этого выпускника его педагог Владимир Пономарев переделал и еще более оснастил виртуозной техникой мужские вариации из этого балета.

ТАНЕЦ С ЯЙЦАМИ, КОНКУРСНОЕ ПА-ДЕ-ДЕ И УДИВИТЕЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ ПЕТИПА

Первоначальный запутанный и невнятный сюжет с обилием действующих лиц в четырех действиях, семи картинах, с прологом, эпилогом и апофеозом был сокращен в бурятской постановке до трех актов и повествует о том, как дочь повелительницы небесных духов Нирити в сопровождении бога ветра Вайю спускается на землю для прохождения положенного богам испытания: она не должна поддаваться земным искушениям, иначе потеряет бессмертие. Но богиня влюбляется в земного человека Нурредина, который случайно завладел подаренным матерью и охраняющим ее талисманом.

Как и в «Баядерке», более раннем балете Мариуса Петипа, на сцене перед зрителями предстала таинственная древняя Индия, загадочные небесные духи, раджи, индийские воины, факиры, заклинатели змей, танцовщицы-баядерки. А кроме того, как в «Корсаре», невольницы и купцы на делийской базарной площади. Ведь действие разворачивается во владениях царя Дели Акдара, куда и занесло магараджу из Лагора Нурредина. Лагор (Лахор), напомним, находится на территории современного Пакистана, но тонкостями географии Петипа никогда не заморачивался — балет искусство условное.

От «Талисмана», как было уже сказано, ничего не осталось. Даже сохранившееся популярное па-де-де принадлежит совсем не Петипа, а было поставлено знатоком классики Петром Гусевым по мотивам Петипа в 1955 году. Имя Петипа уже давно стало собирательным. Его авторству приписывают почти всю классическую хореографию XIX века. Так случилось и с па-де-де из балета «Талисман», которого в спектакле бурятского театра напрасно ждала публика. Постановщики его в спектакль не включили, представив в заключительном третьем акте только адажио из него. Не включили, видимо, по причине того, что это не Петипа. Хотя заметим, такая щепетильность спектаклю лишь повредила. Ведь и другая хореография, представленная в этом балете, Петипа не принадлежала: перед нами современное сочинение, лишь поставленное под Мариуса Петипа. А может, современный хореограф просто побоялся невыгодных для него сравнений с Гусевым?

Где в спектакле Петипа находилось это па-де-де не совсем понятно. Скорее всего в самом конце пролога и называлось Grand pas d`ensemble. «Петербургская газета» писала после премьеры, что в адажио, насыщенном акробатическими приемами, «Чеккети (исполнитель роли Урагана П.Я.) буквально подбрасывал балерину, которая, как пух, плавно и тихо опускалась». Корнальба в сольных вариациях «удивляла своими полётами и классическими танцами», а Чеккети - «боевыми антраша и такими турами в воздухе, какие мы не видели на нашей балетной сцене в продолжении многих лет».

Было в этом балете Петипа и много других не менее удивительных танцев. Например, индийский катхак, исполненный «восточной неги и пластических движений», или танец Гималайских горцев. А также танец джеллалабадских баядерок, «полный гибких, грациозных и красивых движений» «Кашмирский нах». Но одним из самых популярных был танец яиц, который естественно подавался под французским названием La danse des oeufs, и назвался так, потому что его исполнительница (Жукова 1-я) грациозно танцевала, держа в руках корзиночку, наполненную яйцами. Видимо этот танец так поразил публику, что год спустя Петипа в «Спящей красавице» сочинил для Жуковой партию Красной шапочки, в руках у которой была всё та же корзина, только уже без яиц, но с пирожками.

ЯПОНО-БУРЯТСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

Собственно, в «собирательном» стиле «под Мариуса Петипа» весь спектакль и был заново поставлен выпускником Московской академии хореографии (кстати, одноклассником нынешнего балетмейстера-репетитора Большого театра и члена жюри «Золотой маски» Яна Годовского) Александром Мишутиным (номинирован за лучшую хореографию). В прошлом в качестве танцовщика балетмейстер работал в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко и других российских балетных компаниях, но потом осел в Японии (в настоящее время является художественным руководителем Международной балетной школы в Токио), где и познакомился со знаменитым собирателем балетных раритетов и историком русского балета Кендзи Усуи. Японский балетовед предоставил балетмейстеру найденный им в Падуе, где спектакль ставился в 1997 году, клавир балета «Талисман», который Мишутин использовал для постановки своего спектакля. За основу хореограф взял версию Николая Легата.

Перед нами совсем не модная ныне реконструкция — таких целей постановщик ввиду ограниченности имевшегося материала перед собой и не ставил, записей Гарвардского архива (хотя бы и малочисленных) не использовал. Да и вообще к подобной идее, судя по всему, относится без особого энтузиазма. Хотя до этой постановки Мишутин успел поставить балет Петипа «Арлекинада», в котором как раз работал с нотацией Степанова.

Говоря о том, что балет поставлен под Мариуса Петипа, мы несколько преувеличиваем работу балетмейстера, потому что многие сцены были им взяты у Петипа почти в готовом виде. Цитаты лишь слегка видоизменены: что-то из «Баядерки», что-то из «Корсара», что-то из других балетов Петипа, а что-то вообще из балетов совсем другой эпохи — балетного романтизма. Впрочем, постановщик этого и не скрывал, говоря о том, что восстанавливал хореографию по «зарисовкам» самого Петипа, вдохновляясь картинками, оставшимися от его спектакля. Еще самого Петипа критики укоряли в дни премьеры за самоповторы, пеняя на то, что хореограф выдохся и «в «Талисмане» очень мало новых танцев и па, ни единой новой по замыслу группы, ни единого нового кордебалетного ансамбля». Действительно, уже по объемистому либретто видно, что некоторые эпизоды и даже целые сцены балета списаны в «Талисмане» из «Баядерки», другие из «Дочери фараона», «Сильфиды», «Корсара» и других балетов. Примерно тот же результат вышел и у Александра Мишутина.

Так же, как и Петипа, далек был Мишутин в своей хореографии и от этнографической достоверности. Хотя в такие крайности, как классик (у которого «Индийский танец» в первом действии, по словам критика, был «вариантом нашей закавказской лезгинки»), не ударялся. Тем не менее красочные декорации и костюмы к спектаклю, в которых постановщики отталкивались от сохранившихся эскизов художников Левота, Шишкова и Бочарова (художник-постановщик Алексей Амбаев, художник по костюмам Елена Бабенко), вышли почти индийскими.

«В ТАНЦАХ И ЖИВЫХ ГРУППИРОВКАХ УЧАСТВУЮТ БОЛЕЕ 200 ЧЕЛОВЕК»

В спектакле самого Петипа роскошь декораций поражала современников. «Взвился занавес и представилась действительно превосходная декорация Бочарова – писала «Петербургская газета». – Великий тут сказался мастер и знаток своего дела! Живописные группы, пестрота и роскошь костюмов – все это вызвало заслуженные рукоплескания публики». О волшебных садах царя Дели Акдара, о роскоши, богатстве и блеске во всем – писал и «Петербургский листок».

А еще более поражали спецэффекты, которыми собственно и приманивали публику. «Поднявшаяся вьюга, громы и молнии» сопровождали каждый выход Бога ветра, при появлении которого в конце первой картины первого действия, как сообщает либретто, крыша индийского жилища – бамбуковой хижины ткача Наля, где происходит первая картина, буквально раскрывалась и Бог ветра «вместе с Эллой (или Нирити П.Я.) поднимался в воздух». В следующей картине, изображавшей царство духов, наоборот, «подземелье вместе с Эллой и Ураганом и со всеми духами уходило вниз», «все исчезали, из люка выходило фосфорическое пламя». А венчал этот балет, как собственно и все балеты Петипа, Эпилог-Апофеоз, где расступались стены горной лачужки, в которой развивались события последнего действия, и перед взорами публики на троне восседала Повелительница небесных духов, окруженная феями, сильфидами и гениями, а героиня с талисманом в руке (наконец то она его вернула) приготовилась взлететь, но увидев плачущего Нурредина, понимала, что он умрет без неё, отпускала звезду (которая вместо неё эффектно устремлялась ввысь) и бросалась на грудь возлюбленного. Любовь, как всегда побеждала!

В новом «Талисмане» хотя и присутствуют сцены, которые в балете Петипа происходили в подземном царстве духов или в полуразвалившейся охотничьей лачужке, но перемены декораций в них сейчас не предусмотрены. Лучшей по хореографии у Мишутина получилась сцена, когда Нирити появляется из фонтана в саду Акдара, отца невесты Нурредина, царя Дели.

Чего не хватало в новом спектакле, так это балетной драматургии. Этого как раз никогда не бывало у Петипа: в балетах классика режиссерская мысль ясна, а пантомимные монологи и диалоги четко прописаны. В «Талисмане» же бурятской труппы без помощи либретто понять, что, зачем и почему, не было никакой возможности. Несмотря на все заимствования из Петипа, балет поставлен в сущности по рецептам советских редакторов классики, пантомима тут почти напрочь отсутствует.

К показу на «Золотой маске» труппа бурятского театра явно мобилизовалась, выступала ровно, без осечек, единым ансамблем, однако исполнительские ее возможности оказались довольно скромны. Ко всему прочему прямо в Москве заболела исполнительница партии Нирити, выдвинутая на «Маску» за лучшую женскую роль, Анна Петушинова. Тем не менее заменившая ее Елена Хишиктуева на сцене была вполне органична, впрочем, как и исполнители других партий балета — бога ветра Вайю (Баир Жамбалов) и магараджи Нурредина (Булыт Раднаев).

Исключая перечисленные замечания в целом спектакль вышел интересным, а сама идея возродить к жизни не сохранившийся легендарный балет русско-французского классика — плодотворной и захватывающей. Конечно, таким массовым и масштабным, каким был этот спектакль у Петипа, Мишутин сделать его и не мог. По сообщению рецензентов, в одном только прологе вокруг повелительницы небесных духов на премьере в Санкт-Петербурге располагалась большая группа гениев воздуха, состоящая из 56 человек, а «в танцах и живых группировках участвуют более 200 человек». Несомненно, такой спектакль должен идти на большой сцене в исполнении первоклассных артистов, тогда и смотреться он будет совсем по-другому.

====================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 11, 2020 1:21 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 10, 2020 10:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031002
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ, Персоналии, Филипп Стёпин
Автор| Катерина Акимова
Заголовок| ФИЛИПП СТЁПИН
"PUSH COMES TO SHOVE" , МАРИИНСКИЙ ТЕАТР, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Где опубликовано| © Maskbook – интернет-ресурс Фестиваля «Золотая Маска»
Дата публикации| 2020-03-10
Ссылка| http://maskbook.ru/filipp-styopin/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

# Push comes to shove
# Балет/современный танец
# Мужская роль




Михаил Барышников, для которого придуман «Push comes to shove», хотел работать именно с Твайлой Тарп, чтобы разнообразить свою классическую русскую школу танцем модерн. Сейчас, спустя сорок лет, ощущаются ли эти партии как что-то новаторское? Или современная школа уже достаточно вобрала в себя находки прошлого века?

Конечно, это уже не совсем новаторство, не совсем тот модерн, который есть сейчас, например, у Уэйна МакГрегора. В любом случае, поработать над этой партией и поработать с Твайлой Тарп было весьма интересно. Я для себя, конечно, что-то новое открыл, когда репетировал этот балет. Тем более все видели записи с Барышниковым. Есть к чему стремиться.

Вы ориентировались на записи? Как готовились к роли?

Сначала у нас была подготовка к приезду Твайлы. Первой к нам приехала Эллен Кудо, её помощница, которая тоже танцевала этот спектакль. Показывала нам хореографию, с нами всё выучила, так что, когда приехала сама Твайла, мы ей показывали готовый материал. Она — большой мастер, интересный хореограф и интересный человек, уже в возрасте, и у неё есть свои особенности, как у каждого из нас. И было очень непросто…

«Было непросто»?

У неё достаточно сложный характер. Она не просто требовательна… Мы на репетициях проходили весь спектакль, отдых пару минут — и мы проходили его снова. Никто из нас так раньше не работал! Прогон в полную силу, две-три минуты, и снова прогон. Мы там умирали (смеётся). Это её методы работы, она так привыкла, и мы делали всё, что она нам скажет, чтобы работа была более продуктивной. Да и просто, она такой мастер — с ней не поспоришь ни в чём. Хотя…Знаменитая запись, которая есть в интернете с Барышниковым, сделана, если не ошибаюсь, спустя пять лет, как спектакль был поставлен. И он танцевал свою партию уже совсем по-другому и делал не то, что она просила и не с тем посылом. Она нам сама об этом говорила. Но и мне, и моему педагогу было гораздо ближе то, что есть на видео: и по эмоциям, и по техническим каким-то вещам. Тарп почему-то хотела более силовое звучание движений и вариаций, а у Миши, конечно, совершенно иначе, но всё равно волшебно это получалось. За короткий срок он впитал технику, преобразовал её и сделал замечательный спектакль, я считаю.

Какое виденье вы вынесли на сцену: вариант Твайлы или тот, что был вам ближе?

Она хотела, чтобы всё было серьёзно. Мы были этим немного обескуражены, мы-то думали, что этот балет – одна большая шутка, затянувшаяся на полчаса. А она хотела очень серьёзно и очень сильно. Но мне кажется, мы в итоге сделали то, что мы хотели. Потихоньку-потихоньку перетянули одеяло на свою сторону.Мне кажется, юмор должен быть во всём: в отношении к себе и к партнёрам, к движению, к происходящему на сцене… Потому что не всё должно быть очень классическим и пафосным.

Там по стилю много ведь намешано, помимо классики?

Модерн, диско… Да, там всё есть. Я не помню точно, сколько сейчас Твайле лет, но точно немало. И она выписывала зал на час, брала нас, солистов, танцевала сама перед нами, и мы должны были за ней всё повторять. Под такую музыку из восьмидесятых. И она ничего не объясняла, не показывала, мы просто должны были быстро уловить принципы, движения и повторить. Танцевала она потрясающе, она в великолепной форме до сих пор.

Расскажите еще немного о том, как проходили репетиции.

Изначально, насколько я понимаю, договорённость об этом балете была у Твайлы с Ким Кимином, это премьер нашей труппы. Он приезжал на какой-то гала-концерт в Америку, они там с ним познакомились, и она сама захотела, чтоб он станцевал её спектакль. Это был тяжёлый момент, мы все уже знали порядок, и все тоже очень хотели выйти, но у неё принцип – она работает только с одним составом, всегда. Видимо, в Америке небольшие труппы, и спектакли идут достаточно редко. У них есть возможность работать таким составом. У нас, у большой труппы в России, такой возможности нет. И чем больше солистов, тем больше разных красок: просто разные спектакли получаются. Мы очень долго репетировали, показывали ей, и всё-таки убедили. Она согласилась на два состава. Мне кажется, в конце концов Твайла осталась довольна, но это было, я ещё раз повторю, очень непросто – такого мастера уговорить. Я надолго запомню работу с ней.

Долго репетировали спектакль?

Я точно сейчас не вспомню, как минимум месяц мы только учили балет, потом она приехала, расчистила ради этого весь свой график… Она заставила руководство нас снять со всех спектаклей текущего репертуара, что никогда не происходит в нашем театре. И мы репетировали утром и вечером её спектакль на протяжении, кажется, трёх недель.

У вас есть какая-то любимая сцена или часть в балете?

Первая часть, со шляпой. Твайла там давала полную свободу действий. Она правила только движения, музыкальность, точность, но ты вкладывал в это то, что ты хотел. Но! Самый страшный кошмар Твайлы – это если кто-то роняет шляпу на сцене. Там же очень много элементов, где шляпу надо подбрасывать, ловить со спины, левой рукой… Мы это тренировали. В раздевалке по полчаса только одно это движение отрабатывали. Она приходила просто в ярость, в бешенство, если падала шляпа в самом начале спектакля. А если ты ей испортил настроение в самом начале репетиции… (смеётся) дальше можно ничего не проходить. Всё должно было быть сделано идеально, только тогда она смотрела следующие вариации. Но, мне кажется, эта сцена – ключевая, ты задаешь тон спектаклю и настроение, сам получаешь кайф. Первая сцена — это отправная точка.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 11, 2020 7:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031101
Тема| Балет, МТ, Фестиваль балета "Мариинский", Персоналии,
Автор| корр.
Заголовок| Фестиваль балета "Мариинский" откроется в Петербурге выступлением примы Дианы Вишневой
Она выступит в дуэте с премьером Большого театра Владиславом Лантратовым

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2020-03-11
Ссылка| https://tass.ru/kultura/7942903
Аннотация| Фестиваль балета "Мариинский"

Народная артистка России Диана Вишнева примет участие в открытии XIX Международного фестиваля балета "Мариинский", который пройдет с 11 по 22 марта. Зрители увидят прима-балерину в среду в балете Алексея Ратманского, сообщили ТАСС в пресс-службе Мариинского театра.

"Отдельной страницей XIX фестиваля станут вечера балетов Алексея Ратманского. На открытии можно будет увидеть дуэт из балета "Утраченные иллюзии" в исполнении Дианы Вишневой и премьера Большого театра Владислава Лантратова, и репертуарные постановки Мариинского театра. Другой вечер украшен петербургской премьерой "Семи сонат" на музыку Доменико Скарлатти. Созданный в 2009 году для Американского театра балета, теперь спектакль будет перенесен в Мариинский под руководством Ратманского, который приедет поработать с танцовщиками лично", - сказали в пресс-службе.

Вернутся на сцену одноактные балеты Concerto DSCH на музыку Второго фортепианного концерта Дмитрия Шостаковича и созданный специально для Дианы Вишневой "Лунный Пьеро" на музыку Арнольда Шенберга - с новым составом исполнителей. Сама прима выступит в титульной партии полнометражного балета Ратманского "Анна Каренина".

Творческий вечер и мастерская

Фестиваль продолжит традицию творческих вечеров, представив на этот раз исполнительское искусство премьера Мариинского театра и приглашенного солиста Баварского государственного балета Владимира Шклярова. Он выступит в балетах XX века - "Юноша и смерть" Ролана Пети и в "Бриллиантах" из "Драгоценностей" Джорджа Баланчина. Хореографическую миниатюру Palimpsest на музыку Белы Бартока специально для Владимира Шклярова готовит Юрий Смекалов.

Интригующую часть фестиваля составят работы Мастерской молодых хореографов - творческой лаборатории Мариинского театра. Постоянный участник мастерской Илья Живой пригласил к сотрудничеству российского художника-каллиграфа Покраса Лампаса. В качестве первого опыта работы с Мариинским художник создаст видеоряд для балета на музыку американского композитора Филипа Гласса. Среди танцовщиков театра, делающих успехи как постановщики, - Александр Сергеев, чей удачный дебют на прошлой Мастерской был хорошо принят и на гастролях в Нью-Йорке, и Максим Петров, который покажет сразу два балета, в том числе продолжение "Русских тупиков" на музыку Настасьи Хрущевой. Первая часть "аналитического балета о русской жизни, какая она есть" была показана в прошлом году в рамках Context Prоject. Еще один знакомый автор - Дмитрий Пимонов, недавно осуществивший две полноценные постановки для Приморской сцены Мариинского театра.

Оценить работу одного из участников мастерской вне ее рамок можно, посмотрев на фестивале недавнюю премьеру Мариинского театра - балет "Дафнис и Хлоя" Владимира Варнавы на музыку Мориса Равеля.

Несмотря на сложную ситуацию с эпидемией коронавируса, никто из гостей не выбыл из числа объявленных участников фестиваля. Так, балет-феерия "Спящая красавица" пройдет с британским акцентом - в главных партиях выйдут прима Королевского балета Великобритании Лорен Катбертсон и выпускник Королевской балетной школы, премьер Мариинского театра Ксандер Париш.

В "Лебедином озере" вместе с Оксаной Скорик выступит премьер Парижской оперы Жермен Луве. Для него этот балет особенный - в 2016 году именно после "Лебединого озера" Луве был объявлен этуалью. Частая гостья Мариинских фестивалей, московская прима с петербургской выучкой Ольга Смирнова в этом году выступит в партии Жизели.

Завершит фестиваль Гала-концерт, где к солистам Мариинского театра вновь присоединятся Владислав Лантратов и Жермен Луве, а также Мария Александрова и этуали Парижской оперы Элеонора Аббаньято и Леонор Болак.

Помимо танцевальных событий в этом году зрители смогут посетить офф-программу: творческие встречи с артистами, паблик-ток с хореографами, чьи спектакли будут представлены на фестивале.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 11, 2020 4:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031102
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Владимир Шкляров
Автор| Наталья Кожевникова
Заголовок| Владимир Шкляров рассказал о секретах левитации и грядущем творческом вечере
Где опубликовано| © Российская Газета
Дата публикации| 2020-03-11
Ссылка| https://rg.ru/2020/03/11/reg-szfo/vladimir-shkliarov-rasskazal-o-sekretah-levitacii-i-griadushchem-tvorcheskom-vechere.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Один из самых блестящих премьеров Мариинского театра Владимир Шкляров даст творческий вечер 13 марта в рамках XIX Международного фестиваля балета "Мариинский", который традиционно пройдет в Санкт-Петербурге с 11 по 22 марта. Блестящий танцовщик с внешностью романтического принца, безупречный технически, эмоциональный, легко взмывающий в воздух и умеющий зависнуть там на некоторое мгновение, актер, неожиданно меняющий амплуа и способный удивить - таков сегодня Владимир Шкляров, отмечающий свое 35-летие.


Фото: Александр Гуляев

У вас облик романтического принца. При этом вы "впрыгнули" в репертуар театра в партии шута, и эта линия - Шут, Арлекин, Конек-горбунок, Петрушка, - тоже одна из основных в вашем творчестве.

Владимир Шкляров: Да, во мне видят Принца Дезире, Зигфрида, Графа Альберта, Ромео. Но мне всегда хотелось искать себя в новом, расширять возможности. С возрастом особенно становится тесно в рамках одного амплуа. Поэтому, придя принцем, я рад, что у меня была возможность отойти от заданного русла в сторону свободного художника. Это же истина, что злодеев и характерных героев интереснее играть, принцев играть не нужно, ими нужно быть. Кроме Петрушки, я бы добавил еще Спартака, - не принца, не шута, а абсолютно героический образ.

Вы танцевали Спартака в постановке Григоровича, в Мариинском театре идет версия Якобсона.

Владимир Шкляров:
В нашей постановке я не увидел себя ни в одной роли, а "Спартак" Григоровича был мечтой. Будучи в Баварском балете, куда меня и мою супругу Марию Ширинкину, первую солистку Мариинского театра, пригласил Игорь Зеленский (художественный руководитель Баварского балета), мы полетели в Москву смотреть "Спартака". Я тогда поймал себя на мысли, что если наш Мариинский театр - это дом Петипа, и наша визитная карточка - "Лебединое озеро", то Большой театр - дом Григоровича, и его визитная карточка - "Спартак". В премьере в Мюнхене также танцевали Наташа Осипова (Эгина) и Сергей Полунин (Красс). Многие отметили наш невероятный бой с Сережей, была просто сумасшедшая энергетика ненависти и противостояния, мы готовы были разорвать друг друга на сцене. И, видимо, это было так убедительно, что мы получали тревожные сообщения, и вместе с улыбкой их читали.

Чтобы при внешности утонченного принца найти в себе героические, брутальные черты, должны быть сильная воля и амбиции.

Владимир Шкляров:
Они есть! Каждый артист уникален по своему, и ошибочно говорить "я тебя в этом не вижу". Позволить быть разным, пробовать раскрыть, найти стимул для того, чтобы артист сам реализовал эти качества в себе... В моем случае я знал, что во мне это есть, нужно было просто достать.

Желание новых партий определило появление Баварского балета в вашей жизни в 2016?

Владимир Шкляров:
Да, тот сезон был невероятным. Я танцевал и в Мариинском, и в Мюнхене. У меня было 12 новых работ! "Жизель" в хореографии Питера Райта - это абсолютно другой спектакль. Для меня было счастьем работать с ним лично на репетициях. Юрий Николаевич Григорович приезжал на премьеру "Спартака". Это был колоссальный опыт, и могу сказать, что станцевав "Онегина" и "Ромео и Джульетту" Кранко, "Манон" Макмиллана, я совершенно иначе стал танцевать классику. Танцуя неклассический спектакль, ты выходишь из формы, там нет двойных туров, кабриолей, па де басков. Ты думаешь о дуэтах, о какой-то "химии" на сцене с балериной, о пластике, - у тебя стоят другие задачи, ты иначе себя ощущаешь. А возвращаясь к классике, танцуешь ее свободнее и глубже.

Я хорошо помню вашего Арлекина в 2008 году в восстановленном фокинском "Карнавале". Все отмечали ваш прыжок и невероятную гибкость, даже гуттаперчивость. Это природа?

Владимир Шкляров
: Если у человека есть талант, дар, который ему подарил Господь, важно его раскрыть. И в этом смысле я благодарен своей маме, которая увидела во мне способности и отдала в Академию русского балета. Я начинал в кордебалете, и у меня не получалось быть "в ряду", я не мог следить за линиями, делать все одинаково, где-то я выше прыгал, где-то сталкивался. Казалось бы, элементарные вещи у меня не получались. Чувство соперничества провоцировало выделяться. Но вера в себя, и, может быть, больше вера в Бога, который направляет в раскрытии таланта, помогали. Я себя абсолютно комфортно и уверенно чувствую, когда я один на сцене. В одном рассказе Цыпкина есть такая фраза: "Наркотик - это не сцена, наоборот, это - обычная жизнь. А на сцене я становлюсь самим собой".

В прошлом году вы выступили как постановщик (совместно с Александром Челидзе) балета "Шум мыслей", где декламировали, проявили себя мощным драматическим актером. Было видно, что вам этого не хватает на балетной сцене.

Владимир Шкляров:
Задачи заявить себя как хореографа не было, я просто хотел осуществить этот конкретный замысел, и это не был балет, скорее, крик души. В спектакле участвовала девушка-инвалид на коляске, Анна, она была нашим ангелом-хранителем. Когда я видел этого мужественного человека, исчезала вся моя накопленная усталость, я понимал, что у меня нет вообще никаких проблем! Для нее же это была новая жизнь! Стоило пробовать себя в чем-то новом ради такого общения и другого понимания жизни.

В каком направлении вы развиваетесь сейчас? Что ищете?

Владимир Шкляров:
Мечтаю попробовать себя на драматической сцене. Хочется двигаться и в современном танце. И я всегда предпочитаю жалеть о том, что я попробовал, нежели сидеть и думать о том, что я мог бы, но... На днях я открывал показ спектаклей "Золотой маски" в театре Станиславского, и хореограф балета "Прогулка сумасшедшего" Йохан Ингер, сказал, что сумасшествие - это высшая степень благословения, в том плане, что позволяет выходить за рамки зоны комфорта. Обычно этот шаг сопровождает страх, важно его преодолеть.

Что для вас значит быть премьером Мариинского театра?

Владимир Шкляров:
В первую очередь, это самодисциплина, ответственность, положение, которое обязывает тебя сделать так, чтобы зритель был убежден, что он был на твоем лучшем спектакле.

Самым загадочным и гипнотизирующим для обывателя остается полет танцовщика над сценой, возможность "зависнуть" в воздухе. Это особое состояние тела, души? Что вы в этот момент чувствуете?

Владимир Шкляров:
Я ничего специального не делаю, просто выхожу и слушаю музыку. Если она немного затянута, значит, надо прыгнуть и немного повисеть в воздухе. Был такой уникальный танцовщик в Кировском театре Юрий Соловьев, его называли "космический Юрий" - вот он летал, а я так - подпрыгиваю.

Есть партии, которые мечтаете станцевать?

Владимир Шкляров
: Конечно. "Болеро" Бежара, "Дама с камелиями" Нормайера, "Ромео и Джульетта" Макмиллана. "Манон" я станцевал на его родной сцене в Ковент-Гардене, это осуществившаяся мечта. "Маргариту и Армана" Аштона станцевал там же. И очень рад, что это состоялось именно в Лондоне, потому что, как танцуют это там, не танцуют нигде. Достигнув этих целей, многие свои амбиции я реализовал. Из мечтаний - может быть, еще Красс в "Спартаке" Григоровича.

Как вы составили программу вашего творческого вечера?

Владимир Шкляров:
Я решил, что в нем должна быть новая постановка и любимые вещи, шедевры мировой хореографии. Мой коллега и друг Юра Смекалов предложил мне очень интересную концепцию балета "Палимпсест" на музыку Белы Бартока. Это будет синтез хореографии, музыки и драматической речи. Специально для этого балета написал рассказ Александр Цыпкин. Я танцевал во многих работах Юрия Смекалова, и мы говорим на одном языке. В "Юноше и смерти" Ролана Пети Катя Кондаурова разделит со мной сцену, чему я очень рад. Баланчина люблю особенно, много его танцую. "Бриллианты" - этот оммаж русскому балету, буду танцевать с Викторией Терешкиной, мы с ней танцевали премьеру "Драгоценностей" в Мариинском, и для меня она - самый дорогой "бриллиант".

Справка "РГ"

Владимир Шкляров, выпускник Академии русского балета им. Вагановой, в труппе Мариинского театра с 2003 года, премьер - с 2011 года, премьер Баварского балета с 2016 года. Выступал в Ковент-Гардене, Большом театре, Американском театре балета, в репертуаре - ведущие партии в балетах Петипа, Баланчина, Григоровича, Пети; Роббинса, Макмиллана, Аштона, ван Манена, Лакотта, Ратманского, Форсайта, Прельжокажа, МакГрегора, Смекалова, Варнавы.

====================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 13, 2020 12:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031301
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Владимир Шкляров
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Жить танцуя. Владимир Шкляров – о новом балете
Где опубликовано| © Санкт-Петербургские ведомости
Дата публикации| 2020-03-12
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/zhit-tantsuya-vladimir-shklyarov-o-novom-balete/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

XIX международный фестиваль балета «Мариинский» проходит с 11 по 22 марта. О его программе уже знают читатели нашей «Афиши». Знают и о том, что премьер Мариинского театра Владимир Шкляров представит на Новой сцене свой творческий вечер. К этому событию приурочена и фотовыставка, составленная из работ Александра Гуляева. Она открылась в первый день фестиваля. Владимир ШКЛЯРОВ рассказал музыковеду Владимиру ДУДИНУ о новом балете и особенностях балетной карьеры.


© Мариинский театр. Фотограф Александр ГУЛЯЕВ. 2020 г.

- В программе вашего творческого вечера - два балетных хита и мировая премьера. Почему вы составили программу именно так?
- Я решил, что творческий вечер должен обязательно включать новую работу. Ею стал «Palimpsest. Заново написанный» на музыку Бэлы Бартока в хореографии Юрия Смекалова. С этого начнется вечер. Затем представим шедевры, проверенные временем, одни из моих любимых. Балет «Юноша и Смерть» Ролана Пети я проживаю и танцую всегда по-разному, неизменной остается только моя партнерша - балерина Мариинского театра Екатерина Кандаурова. Завершать же вечер будем «Бриллиантами» Джорджа Баланчина на музыку Чайковского с балериной Викторией Терешкиной, самым ярким для меня бриллиантом.

- Музыка «Palimpsest. Заново рожденный» принадлежит Бартоку, классику ХХ века. В работе над этой премьерой с вами сотрудничают и самый востребованный сегодня в России хореограф Юрий Смекалов, и один из модных писателей Александр Цыпкин.
- Я очень рад, что у нас у всех получилось организоваться. У каждого - безумнейший график. Александр Цыпкин специально для нас написал рассказ, отрывки из которого я буду читать со сцены. Этот формат для меня совершенно новый и необычный, а все новое, как правило, немножко неудобное. К этому нужно привыкнуть, чтобы почувствовать себя уверенно, как в пластических этюдах. Только здесь - предложения, паузы, сбивка ритма, подача голоса... Саша сумел учесть и адаптировать в своем тексте в кратчайшие сроки много наших пожеланий, все сочиняется им специально под спектакль. Я очень доволен тем, как все это сейчас выглядит. С Юрием Смекаловым мы друзья в жизни, продолжаем дружить и по другую сторону рампы, в совместных работах.

Новый спектакль, дав импульс мне как исполнителю, тоже стал колоссальным опытом для нас обоих. Он готовится в сжатые сроки в непростых условиях. При любом другом хореографе я отказался бы от подобного риска, но в данном случае доверяю на 100%, и мы доведем это до победного конца. О том, что такое палимпсест, я расскажу лично со сцены. Как вы знаете, в древности писали рукопись на пергаменте, с течением времени стирали с него то, что переставало быть важным, и наносили другую запись. Так происходило по нескольку раз. Так можно говорить и о нашей жизни, в которой на один и тот же «пергамент» в виде нашего тела и души наносятся разные надписи.

- Возникает предположение, что этот спектакль так или иначе связан с вашей биографией. Хотите что-то заново написать?
- Согласен с вами, поскольку все со всем взаимосвязано. Мне бы очень хотелось, чтобы зрители пришли на мой вечер посмотреть не только классику, где все предельно понятно. В Palimpsest мы даем зрителям почву для размышления под фантастическую музыку Бэлы Бартока. Во всем этом, конечно, есть и отголосок моей личной жизни. Но на этом я, пожалуй, закончу, потому что дальше буду навязывать свой смысл, а мне не хочется этого делать.

- В Мариинском театре давно танцуют современную хореографию. Но заметна тенденция: если солист вдруг начинает активно переходить на contemporary dance, значит, дает понять, что его карьера классического танцовщика завершается. Есть такая закономерность?
- Да, это закономерная тенденция. Не скажу ничего нового, если напомню, что балет - искусство молодых. Если говорить о классике, то, несмотря на накопленный опыт, уверенность, на то, как ты держишь себя на сцене, в 40 лет не будешь прыгать, как в 25. Звучит жестоко, но у нас такая профессия. Нужно правильно преодолеть рубеж, когда очень хочется, но уже не нужно. Кто-то уходит учить, передавать опыт, а тот, кто любит сцену и кого любит сцена, чтобы еще как-то задержаться, ищет возможности иного синтеза новых форм, жанров.

- Как происходит в вашем случае?
- Поживем - увидим. Года два-три я еще спокойно потанцую классику. Расставание с классикой - это нормально. Мы должны понимать, что взрослеем, хотя и не стареем, что на смену приходит новое молодое амбициозное поколение, наступающее на пятки. Важно вовремя это понять и найти выход, куда двигаться дальше. Я буду пробовать что-то новое и интересное.

- В прошлом сезоне вы попробовали себя в роли хореографа, представив в соавторстве с Александром Челидзе номер «Шум мыслей». Понравилось?
- Не могу назвать это балетом. Мы готовили спектакль для вечера молодых хореографов, который ежегодно проходит на фестивале балета «Мариинский». Я не хотел никого удивлять, конкурировать по поводу пластических находок или поиска чего-то в неоклассике. Хотелось сделать что-то совсем необычное, но не было желания понравиться всем. Спектакль получился биографичным. Я уверен, что это не последняя наша работа.

- Не так давно вы выпустили свою первую книгу «Жить танцуя». Это фотомемуары?
- Это фотоальбом, наша совместная книга с дизайнером Сашей Гуляевым. Фотографии я выбирал сам, решил, что такими фотографиями нужно поделиться. Я человек, который родился в Ленинграде, окончил Академию русского балета имени Вагановой, пришел в Мариинский театр во вспомсостав, потому что меня не взяли в штат. После чего прошел всю карьерную лестницу, став премьером театра, а затем и приглашенным гостем в различных зарубежных труппах. Мне хотелось показать, каких артистов воспитывает наш город, академия, и тех, кто выходит на сцену Мариинского театра. Этот альбом мне очень дорог. Мемуары писать пока рано. Но всему свое время.

- Русский балет по-прежнему впереди планеты всей?
- Конечно. Как хоккей и космос.


Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 044 (6442) от 12.03.2020 под заголовком «Жить танцуя».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 13, 2020 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031302
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Даша Козачок
Заголовок| Светлана Захарова: «Моя диета — это моя работа!»
Где опубликовано| © InStyle
Дата публикации| 2020-03-13
Ссылка| https://instyle.ru/krasota/reviews/svetlana-zakharova-moya-dieta-eto-moya-rabota-/#ph3
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

ВИДЕО по ссылке

Звезда мирового балета, прима-балерина Большого театра и миланского La Scala и лицо линии Librederm Mezolux редко дает интервью — график выступлений расписан на несколько лет вперед, а в репетиционном классе Захарова проводит больше времени, чем дома. InStyle удалось расспросить Светлану о ее фестивале детского танца, волнении перед выходом на сцену, уходе за кожей и правилах питания.



Как вы восстанавливаете силы после тяжелых — в физическом и эмоциональном плане — выступлений? Делаете ли что-нибудь особенное для кожи лица?

Самое лучшее восстановление для меня — это отдых. Привести меня в чувство после спектакля могут приятные жесты от близких людей, а привести в порядок кожу — обычные маски. Я давно отказалась от профессионального театрального грима и на сцене пользуюсь своими любимыми средствами для макияжа Guerlain. Мне очень нравится их тональный крем L'Essentiel, прекрасно держится и не плывет.

Не могу не спросить вас про средства линии Librederm Mezolux. Успели ли вы составить о них свое впечатление?

Конечно! Я попробовала и кремы — дневной и ночной, — и патчи для кожи вокруг глаз — если успеваю, обязательно использую их перед выступлением или важным мероприятием. Особенно мне понравился увлажняющий крем, который отлично подойдет сухой коже, и что важно для меня — у всех средств линии тонкая, ненавязчивая отдушка, я не люблю сильные ароматы.

А какие ароматы вам нравятся?

Мне нравятся легкие, нежные... Не люблю часто менять духи, обычно я влюбляюсь в одни и могу пользоваться ими годами. На моем туалетном столике никогда не было бесчисленного количества духов. Я точно не из тех, кто может каждый день пользоваться новыми духами.

Ваша стройная фигура — результат регулярной физической нагрузки, жесткой диеты или все-таки это генетика?

Не буду скрывать, мне повезло с фигурой. Я очень спокойно реагирую, если набираю лишнюю пару килограммов во время отпуска, потому что знаю: как только вернусь к своему режиму репетиций, быстро восстановлю былую форму. Могу с уверенностью сказать, что моя диета — это моя работа: попробуйте несколько часов провести в балетном зале, а потом станцевать трехчасовой спектакль, где даже в антракте нельзя расслабляться, чтобы «мышцы» не остывали. С такой нагрузкой я могу позволить себе абсолютно все. Правда в день спектакля могу съесть на завтрак только маленький бутерброд и кусочек шоколада с чаем, а потом — просто пью много воды. Аппетит приходит ближе к ночи, когда я прожила все эмоции после спектакля.

Волнуетесь ли вы перед выходом на сцену?

Каждый раз. Сценический опыт, который я нарабатывала годами, увы, никак не избавляет от волнения. Обычно перед первым шагом из-за кулис я одновременно ощущаю легкую нервозность и драйв — и это хорошо, помогает собраться и сосредоточиться. Сильнее всего я волновалась на Церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Сочи, когда танцевала Наташу Ростову в постановке хореографа Раду Поклитару. Я понимала, что у меня нет ни одного шанса на ошибку, да и вряд ли будет еще такой момент в жизни, когда миллионы глаз смотрят на тебя. Это было невероятно!

Остались ли партии, которые вы мечтаете станцевать?

Все важные женские партии, которые я хотела станцевать, я уже станцевала — это и Анна Каренина, и Маргарита из балета «Дама с камелиями», и Кармен. В прошлом году в Большом театре я сделала собственный проект — балет «Габриэль Шанель», где исполнила партию великой Мадемуазель. Танцевать известных личностей невероятно сложно, ведь нужно не только скопировать устоявшийся образ, но и правильно понять своего персонажа. Специально для этого я полетела в Париж и посетила квартиру Габриэль Шанель на улице Камбон, что невероятно меня вдохновило. Мы с ней во многом отличаемся, но это и делает задачу интереснее: мне очень нравится на сцене перевоплощаться, вживаться в разные образы и проживать другую жизнь.

Изменилось ли ваше самоощущение на сцене?

Говорят, жизнь состоит из семилетних циклов, после каждого из которых с человеком происходит очередная метаморфоза. Я согласна с этим. Жизель, которую я танцевала в 17 лет, только окончив Академию Русского балета, и та Жизель, которую я танцую сейчас — это две совершенно разные героини. Чем дольше ты репетируешь и исполняешь ту или иную партию, тем больше глубины приобретает образ. И конечно, жизненный опыт очень помогает на сцене — когда у тебя есть огромный багаж своих личных эмоций, выразить чувства своих персонажей получается намного точнее.

Вашему фестивалю детского танца «Светлана» в этом году исполняется шестой год. Как к вам пришла идея создать такой проект?

После рождения моей дочери Ани я захотела сделать для детей красивое, доброе, радостное событие — не конкурс, а фестиваль, где не будет победителей и побежденных, где будут царить улыбки и детский смех. Я решила показать, как танец объединяет людей, а собрать на одной сцене разные хореографические направления мне подсказала моя мама. Уверена, фестиваль «Светлана» — это значимое событие для мира детского танца. К нам приезжают коллективы со всей страны, а я уже шестой год не перестаю удивляться, насколько талантливые у нас участники!

Задумывались ли вы о том, что будет после сцены?

Я понимаю, что у организма есть определенный лимит физических сил, но пока в моих планах только танцевать. Когда график выступлений расписан на несколько лет вперед, нет даже времени подумать о том, что будет после сцены. Кроме моей основной балетной деятельности, сейчас мне очень нравится работать с детьми — и я просто знаю, что в любой момент могу изменить свои планы и переключиться на что-то другое, если почувствую необходимость в этом.

Фотограф: Ольга Тупоногова-Волкова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 13, 2020 10:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031303
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Гойо Монтеро
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| «Я нетипичный испанец — меланхолик, библиотечная крыса»
Гойо Монтеро о своем балете «Aurea»

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №45, стр. 11
Дата публикации| 2020-03-13
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4285018
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ

28 марта в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко состоится мировая премьера балета «Aurea» («Золотое сечение») — вчера его постановку завершил известный хореограф Гойо Монтеро. Испанец, сделавший карьеру в Германии и 12 лет возглавляющий Балет Нюрнберга, знаком российским балетоманам по спектаклю «Asunder», поставленному в свое время для Пермского балета в рамках фестиваля «Context». О работе в российских труппах, о сходстве эпилепсии и творческого процесса и о пластическом эквиваленте спирали Фибоначчи Татьяна Кузнецова расспросила хореографа Гойо Монтеро.

— Вы дали своему балету название на двух языках — «Aurea» («Золотое сечение»), пояснив, что в слове aurea («золото») слышится и «аура».

— Я задумал балет о процессе творения, а это всегда двойственный процесс. С одной стороны — удовольствие, экстаз, но еще и страх, мука. Говорят, перед припадком эпилептик испытывает настоящую эйфорию, просветление, ему кажется, что он может летать — это состояние называется «аурой». Когда я творю, чувствую нечто похожее: после прозрения впадаю в глубокую депрессию. К счастью, когда постановка уже окончена.

— Но у нас под «аурой» подразумевают обычно некое энергетическое излучение, присущее каждому человеку в разной степени. Не боитесь недопонимания?

— На него и надеюсь. Мне нравится удивлять людей, нравится, когда они не очень понимают, что они видят, когда их оценка двойственна. Мой балет еще и о поисках идентичности, о постоянной изменчивости человека. В какой-то момент индивидуальность теряет целостность — двоится, множится. В постановке это будет видно и в идейном, и в буквальном смысле: танцовщики начинают исполнять схожие партии.

— Двойственность — ваш любимый мотив. Когда в 2017-м в Перми вы ставили балет «Asunder», вы тоже говорили об этом. Как вы находите для одной темы разные решения? Конкретнее — разные движения?

— Слушайте, художники всегда занимаются общими вопросами — экзистенциальными, их же не так много. Достоевский, Сарамаго, Борхес — все пишут на тему двойничества. В «Asunder» я рассматривал двойственность человека в контролируемых обстоятельствах, в новой постановке — дуализм тела и души. И еще это балет о том, как произведение художника начинает жить отдельной жизнью, а в какой-то момент даже контролировать своего творца.

— Это вы рассказываете идею спектакля. А меня интересуют подробности воплощения. Лексика, техника. Скажем, пуанты в вашем балете будут?

— Есть фрагмент на пуантах, именно в этом эпизоде пальцевая техника хорошо соотносится с музыкой. Ведь пуанты привносят в хореографию черты не совсем человеческие, а я работаю с партитурой, которую написал Оуэн Болтон по мотивам «Пассакалии» Баха. Для меня это священная музыка, она отсылает воображение к церкви, соборам, а, например, Шартрский собор построен по принципу золотого сечения. Все эти связи для меня очень важны.

— С композитором Болтоном вы работаете постоянно, чем он вас привлекает?

— Да, больше семи лет. Не люблю такое говорить, но он настоящий гений. Живет в Канаде, сочиняет музыку где-то в подвале. У нас с ним эпистолярные отношения. Мы очень редко разговариваем, потому что он очень застенчив. Мне кажется, с тех пор как я начал работать с ним, я стал интереснее и богаче как хореограф. Он предлагает мне решения, которые неудобны для меня, приходится искать выход, это пришпоривает мысль. Мы с ним в каком-то смысле друг друга дополняем.

— Сколько человек у вас в Балете Нюрнберга? Русские есть?

— 24 артиста. Балеты ставлю не только я, в этом году у меня пять приглашенных хореографов: Эдвард Клюг, Охад Нахарин, Брайан Ариас, Даглас Ли и Хофеш Шехтер. А русских танцовщиков у меня нет. Не приезжают на ежегодные кастинги. Конечно, мало какая страна поддерживает балет так, как Россия, и, конечно, Москва есть Москва. Но есть еще один важный аспект. В Германии у артистов нет ощущения национальной идентичности, мы все слетаемся со всех концов света. А в России танцовщики чувствуют себя частью труппы, ее истории, будь то артисты кордебалета, солисты или премьеры. Так было и в Перми, так и здесь. В своей новой постановке я стараюсь исследовать связи, которые у людей складываются друг с другом, то естественное корпоративное единство, которое их объединяет. По-моему, это тоже интересно.

— Кстати, до какого года у вас контракт?

— До 2023-го, продлили на три сезона.

— Вы работали с двумя классическими русскими труппами, которые не выучены современному балетному языку. Есть ли между ними разница?

— В Перми в зале было 16 артистов, сейчас 35. Конечно, это сложнее — не всегда удается сделать так, чтобы танцовщики следили за ходом моей мысли, чтобы все двигались как один. Но потрясающие солисты, Иван Михалев и Оксана Кардаш, психологически и физически готовы к любому стилю — достаточно им объяснить. Я очень доволен тем, что получается: я выбрал эту пару интуитивно, но оказалось, что между ними есть взаимоотношения любви-ненависти, которые точно отражают мой замысел. Другое дело, что чисто технически мне надо, чтобы они сидели в более глубоком плие, быстрее двигались, над этим сейчас и работаем. А вообще на репетициях химия либо есть, либо ее нет. Если люди влюбляются в твою работу, все будет хорошо. Сейчас я на этапе флирта с труппой, надеюсь, в итоге добьюсь своего.

— Это Лоран Илер попросил вас занять побольше народу?

— Нет, Лоран предоставил мне полную свободу. Он показал мне примерно 70 человек, причем не указывал напротив фамилий статус — я это оценил. Я выбрал 35 артистов, в том числе, как оказалось, премьеров и балерин, которым у меня приходится работать в ансамбле, что для них довольно сложно, ведь каждый привык солировать. Но я очень доволен труппой, люблю работать с большим количеством людей. В Лозанне на Prix de Lausanne я за неделю поставил балет для 50 участников конкурса. Лорану балет понравился, он встретился со мной в Париже и пригласил в Москву.

— Обычно вы сами занимаетесь и светом, и сценографией, и даже костюмами. Как на сей раз?

— Костюмы делает Сальвадор Маттео Андухар, мы с ним познакомились в прошлом году в Балете Монте-Карло, он работал с Жан-Кристофом Майо и с Йоханом Ингером над его «Петрушкой». Сальвадор придумал необычные костюмы, очень простые и одновременно сложные, как и сама постановка. Над декорациями мы работаем с Эвой Адлер, с ней я сотрудничаю уже восемь лет. На сей раз ситуация особо сложная, потому что декорации у нас танцуют вместе с артистами. Из подвижных конструкций выстраиваются различные геометрические фигуры, в которых двигаются артисты. Каждая сцена — набор пространственных возможностей: у нас будут и пифагоровы треугольники, и золотое сечение, и спираль Фибоначчи, и во всех этих формах мы ищем потенциал для хореографии.

— Звучит рационально, абстрактно и как-то метафизически. Это на вас, испанца, Германия так повлияла?

— Даже самые абстрактные балеты не бывают искусством для искусства или просто движением под музыку. Мои постановки похожи на лирическое стихотворение: в них есть сюжет, но нет повествования. Что касается меня самого, я нетипичный испанец — меланхолик, библиотечная крыса. Да, Германия и Испания ментально разные, но если мы вспомним фламенко, тот гнев и ту боль, которые есть в этом танце, их можно обнаружить и в творчестве Шуберта, и у Германа Гессе, и у немецких художников. Разница только в способах выражения. Германия — страна, в которой очень ценится искусство, здесь не так много крупных художников, зато больше 60 танцевальных трупп — они в каждом городе. Люди часто ходят в театр, для них он священное место, и это чем-то напоминает Россию. В Испании все не так, там много хороших художников, но их не уважают. Я, наверное, соединяю в себе испанский темперамент и немецкий, а еще во мне есть какая-то мрачность, которая, кажется, присутствует и в русском характере. Я всюду встречаю эту мрачность — у Достоевского, Лермонтова, Булгакова. А еще испанцы, как и русские, смотрят вам в глаза. Немцы в глаза не смотрят, считается, что это нарушение личных границ.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 11, 2020 1:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 13, 2020 10:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031303
Тема| Балет, Нидерландский танц-театр (NDT), Гастроли, Персоналии,
Автор| Майя Прицкер
Заголовок| Нидерландский балет в Сити-центре: отсутствие стройной драматургии перечеркивает мастерство танцоров
Где опубликовано| © Газета "В Новом Свете" (МК в США)
Дата публикации| 2020-03-11
Ссылка| https://www.vnovomsvete.com/culture/2020/03/11/niderlandskiy-balet-v-siticentre-otsutstvie-stroynoy-dramaturgii-perecherkivaet-masterstvo-tancorov.html
Аннотация|

В прошлом году худрук Нидерландского танц-театра (NDT) Пол Лайтфут объявил, что летом 2020 года, в конце 60-го сезона компании, он уйдет с руководящей должности, хотя будет продолжать работать как хореограф-резидент, вместе со своей бывшей женой Соль Леон.



По сему случаю появление NDT в Сити-центре вызвало особый ажиотаж. Несмотря на вирус, зал был полон и теми, кто компанию знает и любит еще со времен Килиана, и теми, кто считает Лайтфута и Леон полубогами, и теми, кто слышал, что «это надо смотреть».

Реакция на программу тоже была разной, единой лишь в оценке танцовщиков. Эти сказочно пластичные тела, натренированные во всех танцевальных языках – от классики до хип-хопа, - способны выполнить любое движение и в любой комбинации, причем каким бы разным стилям ни принадлежал каждый элемент, они сливаются, перетекают, превращают одно в другое с гарантированной органичностью. Хореографу ничего не остается, как дать этим телам работу, а нам, зрителям, пищу для сердца и ума. Вот с этим не так-то просто.

Первый балет вечера, «The Missing Door» («Исчезнувшая дверь») аргентинки Габриэлы Карризо, создан в 2013-м, но выглядит самым новаторским, несмотря на то, что, единственный, имеет нечто вроде сюжета и вполне конкретный реквизит, указывающий на время и место действия: нечто вроде гостиничного номера, наши дни. Впрочем, как и другие два, балет в основе своей абсурдно-сюрреален, пытается проникнуть в подсознание и проблемы восприятия, имеет дело с человеческими отношениями и содержит элементы стиля «буто», в свою очередь выросшего из экспрессионизма с его пристрастием к гротеску.

Что выгодно отличает его от композиции Марко Гёке «Walk the Demon» («Выгуляй демона»), так это объяснимость и оправданность всех его танцевальных составляющих, свежесть языка, стройность формы и нескрываемо иронический тон (все заключено в рамки триллера с «проблесками» лирики и обильной дозой юмора). Карризо ставит и в драматическом театре – и это чувствуется.

В балете Гёке, созданном в 2018 году, есть намек на нечто конкретное, отсылающее к его названию: в глубине сцены туда-сюда медленно проползает некое чудище, с трудом различимое во мраке, – видно, тот самый демон (внутренний, как утверждает программка), с которым герои балета вынуждены существовать. На сцене очень много дыма-тумана, «разрезаемого» черными полотнищами, что иногда выглядит эффектно. Танцовщики корчатся под современную музыку нескольких авторов и жанров (любимый поп-ансамбль Гёке «Antony and the Johnsons», чех Павел Хаас, финн Нордгрен) во всякого рода конвульсиях (группой, дуэтами, трио), демонстрируя полное отсутствие пределов физических возможностей у танцовщиков и неумение или нежелание автора собрать все это в некое драматургически убедительное целое. Комментарий в программке, утверждающий, что в центре работы Гёке концепция танца как искусства, содержащего за движениями голос, ясности не внесла, хотя была проиллюстрирована тут и там выкриками, бормотанием, а иногда и внятными словами, вылетавшими из уст танцовщиков.

После необычно долгого антракта (перемена декораций!) наконец показали Shut Eye («Зажмуренный глаз») Соль Леон и Пола Лайтфута, ожидавшийся как главное событие. По словам Лайтфута, это «очень специфическая вещь о состоянии между сном и бодрствованием, где реальность искажена и происходит игра перспектив...». В программке приведены слова Гогена «Я зажмурил глаза, чтобы увидеть». Черно-белые силуэты меняются на стенах серого куба, на сцене в разных сочетаниях появляются восемь героев. И хотя, в отличие от балета Гёке, каждый персонаж имеет индивидуальность, а общий тон повествования более человечен, даже порой лиричен (авторы на это «нажимают», используя музыку Шопена в парочке эпизодов), здесь, по сути, та же проблема: отсутствие стройной драматургии, статика, и в результате – ожидание финала, который слишком долго не наступает. Даже философским эссе все же нужна структура.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 13, 2020 11:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031304
Тема| Балет, Государственный театр «Русский балет», Персоналии, Светлана Устюжанинова
Автор| Анатолий Журин
Заголовок| Сколько пуантов нужно для счастья?
Где опубликовано| © Газета "Труд" № 017
Дата публикации| 2020-03-12
Ссылка| http://www.trud.ru/article/13-03-2020/1387347_skolko_puantov_nuzhno_dlja_schastja.html
Аннотация| Интервью

Оказывается, у балерины всегда в запасе набор пуантов – разные для разных ролей

Солисты балета имеют право выйти на пенсию раньше, чем шахтеры, силовики или подводники. Танец Светланы Устюжаниновой, ведущей артистки Государственного театра «Русский балет», продолжается уже 35 лет. Мы еще увидим ее фуэте и пируэты на юбилейном концерте — и не только.

В декабре «Русский балет» совершал гастрольный тур по Китаю, в последние дни уходящего года давал представление в ныне печально знаменитом Ухане. Светлана вспоминает, с каким восторгом местные зрители принимали их «Лебединое озеро» и «Щелкунчика». А новость о расползающейся напасти догнала труппу уже в Москве. На родную сцену в Кузьминках артисты вернулись только после медосмотра: слава богу, живыми-здоровыми.

...Дорогу в большой балет ей открыло Пермское хореографическое училище. На втором курсе впервые Светлана выступила в престижном творческом вечере рядом с выпускницей училища, народной артисткой СССР Надеждой Павловой. Прославленная балерина с тех пор остается кумиром, с которым она сверяет каждую свою роль. Там же, в Перми, талантливую танцовщицу заметил худрук «Русского балета» Вячеслав Гордеев. С этой труппой она связала жизнь, создав яркие образы в спектаклях мировой балетной классики — от Чайковского и Минкуса до Пуньи и Адана.

Для Устюжаниной не существует рамок: образы лирического и героического плана, академическая классика, характерный танец, современная пластика. А с возрастом Светлана освоила вторую профессию: сама начала ставить спектакли в Уфе, Екатеринбурге, Иркутске, в Израиле. Так что вопрос относительно отмеренных балерине лет ее врасплох не застал:

— Тут все зависит от здоровья. Я благодарна Вячеславу Михайловичу Гордееву за возможность постепенно оставлять большую сцену. Таким образом получаю время для вхождения в роль педагога-репетитора.

Свидетелем такой работы мне довелось быть на берегу живописного озера Лебедянь, куда театр перенес постановку «Лебединого озера». Как назло, за час до открытия прошел дождь, Устюжанина очень переживала за судьбу квартета, исполнявшего финальный танец. Покрытая театральным линолеумом сцена предательски уходила из-под ног. Но представление завершилось бурными овациями зрителей, остававшихся под дождем до конца представления.

— Мало кто знает, что у балерины всегда в запасе набор пуантов, — делится секретами Светлана. — Для Жизели, к примеру, требуются самые мягкие, поскольку у нее много прыжков. А для Одетты и Одиллии, наоборот, жесткие, потому что много вращений.

— А правду говорят, что балеринам приходится навсегда забыть про сладкое и жить впроголодь?

— Неправда. Вот я, например, перед спектаклем позволяю себе маленькую шоколадку — для настроения! Но в целом, конечно, приходится придерживаться диеты. Иной раз сядешь за стол с яствами, полюбуешься — и чувствуешь, что уже сыта.

— Если бы не балет, то что?

— Трудно даже представить, чем я могла заняться. Вариантов просто не было. Мне в жизни очень повезло, что нашла единственную дорогу.

— Есть партия, которую вы хотите исполнить на сцене?

— На этот вопрос попробую ответить на своем юбилейном вечере 13 марта. Если успею подготовить то, о чем мечтаю и что еще никогда не исполняла. Но пока это секрет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 13, 2020 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031305
Тема| Балет, Государственный театр «Русский балет», Персоналии, Светлана Устюжанинова
Автор| Николай Тарасенко
Заголовок| Танец длиною в жизнь
Где опубликовано| © Электронная газета «Век»
Дата публикации| 2020-03-12
Ссылка| https://wek.ru/tanec-dlinoyu-v-zhizn
Аннотация| Интервью



Один мудрый человек заметил: писать о балете – все равно, что танцевать об архитектуре. А потому буду говорить не о балете, а о танцовщице, которая вот уже 35 лет творит на сцене настоящее волшебство – заслуженной артистке России Светлане Устюжаниновой.

В ее честь 13 марта Московский областной государственный театр «Русский балет» проводит творческий вечер под названием «Танец длиною в жизнь». Накануне представления мне удалось побывать в театре, побеседовать с героиней вечера и ее коллегами по артистическому цеху.

Россия, как известно, в области балета была и, к счастью, продолжает оставаться впереди планеты всей. Наши классические постановки являются эталонными и самыми авторитетными в мире. На протяжении столетий выдающиеся российские артисты с удивительным мастерством воплощают в жизнь сложнейшие музыкально-хореографические образы.

Театр «Русский балет» под руководством народного артиста СССР Вячеслава Гордеева известен и любим ценителями танцевального искусства не только у нас в стране. В своей гастрольной деятельности за рубежом он вносит огромный вклад в популяризацию русского балета и повышение престижа отечественной культуры в мире. Публика с воодушевлением принимает труппу в странах Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Ближнего Востока. И в этом есть немалая заслуга исполнительницы классических танцев и современной хореографии, педагога-хореографа Светланы Устюжаниновой.

Свою маму Светлана называет «ангелом-хранителем». Благодаря ей 9-летняя девочка поступила сначала в школу искусств, а спустя год - в Пермское государственное хореографическое училище на отделение артистка балета. Получив диплом с отличием, она была зачислена в труппу Свердловского государственного академического театра оперы и балета.

Обладательница эффектной сценической внешности, яркого темперамента, блестящей выучки и превосходного прыжка Светлана Устюжанинова сразу обратила на себя внимание как профессионалов, так и зрителей. Уже в юности балерину отличало завидное сочетание уникального актерского дарования и виртуозного владения всем арсеналом техники танца. Не случайно на заре своей карьеры она стала лауреатом Международного конкурса молодых артистов балета «Арабеск-86».

«Выдающаяся балерина Большого театра Ольга Васильевна Лепешинская как-то сказала: «Чтобы однажды взлететь, нужно много падать», - рассказывает Светлана. - Очень точное замечание о нашей работе. На протяжении всей своей творческой жизни я исповедую два основных принципа: «В усердии – все!» и «Терпеливый труд препятствия преодолевает!». С детства примером для подражания мне служили звезды Большого театра Вячеслав Гордеев и Надежда Павлова. Они были моими кумирами. В Пермском училище на втором курсе мне посчастливилось принимать участие в одном из их проектов. Именно тогда я страстно захотела работать в театре Вячеслава Михайловича Гордеева.

В 1990 году мечта Светланы сбылась. Она была принята в труппу «Русского балета». По прошествии трех десятилетий можно с уверенностью сказать, что Гордеев не ошибся в выборе солистки. Сегодня Вячеслав Михайлович не без гордости говорит о своей подопечной: «Светлана замечательная балерина. Красивая внешность, превосходная фигура, техника, природные артистизм и музыкальность - в ней есть все, что делает ее на сцене значительной и притягательной. Богатый сценический опыт получил профессиональную подпитку в Академии Славянской культуры, где Устюжанинова была моей студенткой. Она интересуется всем происходящим в балетном мире и использует это в своей повседневной практике. Все ее профессиональные навыки и теоретическая подготовка послужили залогом успеха Светланы в работе в качестве педагога и хореографа. Такие личности, как она, составляют золотой фонд нашего театра».

За годы служения Мельпомене Светлана Устюжанинова подарила зрителям десятки балетных образов. Мне посчастливилось не раз видеть и восхищаться ее ролями в спектаклях «Спящая красавица», «Дон Кихот», «Жизель», «Лебединое озеро», «Чиполлино», «Хабанера». Изящные пируэты, элегантные адажио и грациозные арабески Светланы удивительным образом доносят до нас мысли и чувства ее персонажей. Когда я вижу Светлану на сцене, мне кажется, что ей не подвластны законы гравитации.

Свои личные наблюдения позволю подкрепить профессиональным мнением народной артистки СССР балерины Людмилы Семеняки: «Светлана Устюжанинова прекрасно владеет различными стилями танца. Артистка умеет телом и мимикой нарисовать характер, создать внятный музыкально-пластический образ. Редким достоинством является ее способность быть естественной, органичной и выразительной в характерном танце».

Не менее удивительны успехи Светланы Юрьевны на педагогическом поприще. В 2000 году она получила высшее образование по специальности «педагог-хореограф». Сейчас артистка успешно совмещает танцевальную карьеру с воспитанием будущих звезд русского балета: дает мастер-классы, ведет репетиции. Работу Светланы Юрьевны по постановке танцев в балете «Лебединое озеро» высоко ценят в Екатеринбургском академическом государственном театре, в Чувашском государственном театре оперы и балета, в Кемеровском государственном университете культуры и искусств.

В прошлом году Светлана Юрьевна Устюжанинова блестяще проявила способности наставника в Иркутском государственном музыкальном театре. Творческий талант воспитателя, помноженный на богатый сценический опыт, позволил ей успешно участвовать в постановке сразу трех балетов - «Дон Кихот» Л. Минкуса, «Шехеразада» Н. Римского-Корсакова и «Щелкунчик» П. Чайковского. Вот что сама Устюжанинова говорит об этой истории: «Было много репетиций. И мы достойно справились с задачей – был успех. Хотя, конечно, были и слезы, и стертые ноги, и травмы. Но так всегда в балете – он требует жертв».

Век балерины не долог. Не знаю, как сейчас, но еще совсем недавно Примы могли выйти на пенсию после 15 лет стажа, артисты кордебалета - после 20 лет. В 35-летнем возрасте большинство артисток завершает свою карьеру. Вот почему более всего радует, что годы не властны над Светланой Устюжаниновой. Секрет ее творческого долголетия прост: человек увлеченный, бесконечно преданный своему делу она в процессе работы получает немалый заряд положительных эмоций, жизненной энергии и всем этим щедро делится с нами - зрителями.

Еще одно подтверждение всему вышесказанному наш блиц-опрос.

- Светлана, если бы в Вашей жизни не случился балет, чем бы Вы занялись?

- Этот вопрос мне задавали не единожды. Всегда отвечаю одно: мне трудно даже представить, чем бы я могла кроме балета заняться. Вариантов просто не было.

- Ваша самая любимая партия?

- Их несколько. Фея Сирени из «Спящей красавицы» П.И. Чайковского. А еще - Мирта в «Жизели» – партия, в которой я прямо купалась.

- Вы в судьбу верите?

- Верю. И в Бога, и в судьбу, и в приметы, особенно. Если, не дай бог, уроню пуанты, я их больше не надеваю.

- Что как педагог Вы не прощаете балерине?

- Когда я вижу в глазах балерины пустоту, она перестает мне быть интересной. У меня принцип: вышел на сцену, забудь обо всех своих болячках и бытовых проблемах, ты должен погрузиться на все сто в образ.

- Как педагог Вы человек мягкий или жесткий?

- Я человек мягкий, но говорят, занудный. Если взялась из человека выбить максимум возможного, обязательно добьюсь.

- Какие сны снятся балерине Устюжаниновой?

- Страшные! Надо выходить на сцену, а я не готова, тесемки пуантов болтаются, я бегу, спотыкаясь, а музыка уже играет…

- Что Вы цените больше всего в людях?

- Честность, ответственность, умение на сцене выкладываться. Без этого в нашей профессии просто делать нечего.

- А что Вас в людях особенно раздражает?

- Лень и необязательность…

Фото из архива театра "Русский балет"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 15, 2020 3:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031501
Тема| Балет, , Персоналии, Вячеслав Самодуров
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Вячеслав Самодуров выпускает премьеру в Большом театре
Где опубликовано| © Российская Газета
Дата публикации| 2020-03-15
Ссылка| https://rg.ru/2020/03/15/viacheslav-samodurov-vypuskaet-premeru-v-bolshom-teatre.html
Аннотация| Интервью

Где бы ни появлялся хореограф Вячеслав Самодуров, это место превращается в центр притяжения. 26 марта он выпускает одноактную "Танцеманию" в Большом театре, через несколько дней после этого привозит свой "Урал Балет" на "Золотую маску" - в конкурс попало сразу три прошлогодние премьеры труппы, а под занавес сезона выпускает в Екатеринбурге с коллегой Антоном Пимоновым "Конька-горбунка", который обещает соединить всю роскошь старины и актуальное искусство.


Вячеслав Самодуров: Мне интересно выдать сгусток движения, концентрированную форму. Фото: Урал Опера Балет

Танцемания - это диагноз? Вы сам страдаете этой болезнью?

Вячеслав Самодуров:
Может ли человек, который с малых лет обречен на балетную школу, а потом всю жизнь прожил в театре и до сих пор там живет, не заболеть этим вирусом? Танец, движение становятся призмой, через которую воспринимается мир, а "Танцемания" - спектакль про движение как способ жизни и ее ощущение.

Вы снова заказали партитуру композитору Юрию Красавину, с которым работали над "Пахитой". Чем вам интересна новая музыка?

Вячеслав Самодуров:
Живого автора можно попросить написать столько тактов и в таком характере, как я ощущаю это прямо сейчас. И потом заставить переписать столько раз, сколько понадобится. Если серьезно, я получаю удовольствие от музыки, которая написана специально для танца, от музыки XXI века. В музыке Юрия мне нравится энергия, иногда разрушительная, юмор и капля яда, которая добавляется всегда. Он умеет преподнести нечто очень знакомое и как будто понятное, но потом обмануть ожидания. Наверное, Юрию было сложно, потому что я задал ему только структуру и эмоциональный фон. Но он попал в яблочко. И его я даже не терроризировал просьбами переписать.

Новая партитура не несет за собой груз интерпретаций и традиций, то есть убивающей восприятие привычки. Это всегда вызов для меня как постановщика. В Екатеринбурге мы четвертый сезон подряд заказываем новые партитуры, и эту традицию мне хочется продолжать.

"Танцеманию", как и "Приказ короля" в "Урал Опера Балет", вы делаете с художниками Алексеем Кондратьевым и Анастасией Нефедовой. Как обычно формируется ваша команда?

Вячеслав Самодуров:
Наверное, это вопрос внутреннего ощущения людей, которые смогут поймать волну вместе с тобой. Я всегда прихожу к художникам с визуальными идеями, но в процессе совместного мозгового штурма изначальный замысел мутирует, иногда до полной неузнаваемости.

В последние годы вы работали с крупной формой - "Ромео и Джульетта", "Ундина", "Пахита", "Приказ короля". И вдруг заявили в Большом театре 20-минутный балет. Большой сюжетный спектакль не оправдал ожиданий?

Вячеслав Самодуров:
После долгой работы над этой формой возникла усталость. Короткие работы позволяют формулировать мысль коротко и ясно. По-спартански. Танец есть танец, в какой бы форме ни был преподнесен. Просто у каждого спектакля своя миссия. Сейчас мне было интересно выдать сгусток движения, концентрированную форму.

"Приказ короля" приедет в Москву через десять дней после премьеры "Танцемании". Он способен удивить тех, кто уже посмотрит спектакль в Большом?

Вячеслав Самодуров:
"Приказ короля" ставился в Год Мариуса Петипа, и в его основе была идея возрождения большого спектакля XIX века, который при этом был бы интересен современной публике. Идеи не могут перейти из одного века в другой, не трансформируясь. Мы воспринимаем мир совсем не так, как люди 200 лет назад, у нас другое ощущение времени, мы формулируем мысли гораздо короче. Может, это мое личное ощущение? Я замечаю, что не всегда дочитываю тексты - просто их просматриваю по диагонали, иногда мне достаточно заголовка, чтобы понять суть. И зритель сегодня приходит в театр с иным восприятием мира, нежели на премьеры Петипа. "Приказ короля" был экспериментом по многим составляющим: как построить большое зрелище сегодня, можно ли всерьез от начала до конца рассказать в балете некую сказку? Мне кажется, сначала не вполне удалось выстроить правильную форму. Спектакль зажил собственной органической жизнью и сам собой избавился от лишнего. Поэтому в Москву приедет уже не та версия, которую все видели на премьере полтора года назад.

Вместе с "Приказом короля" "Урал Опера Балет" в конкурсе "Золотой маски" представляет баланчинская "Вальпургиева ночь". Почему выбор пал на нее?

Вячеслав Самодуров:
Серьезная балетная компания не может не иметь в репертуаре Баланчина, и в России уже станцевали не так мало его балетов. Мы не можем копировать репертуар Большого и Мариинского театров: у нас другая по составу труппа, другие параметры сцены. Поэтому мы выбрали балет, который еще не исполнялся в России, но в котором занят достаточно большой состав, 24 танцовщицы и один солист, и который, как говорится, бьет зрителям по нервам. И я очень благодарен Фонду Баланчина и Диане Уайт, которая переносила "Вальпургиеву ночь" в Екатеринбург. Она дала нашим артистам новое ощущение себя на сцене. После этого мы стали единственным российским театром, который получил разрешение на постановку полнометражного, двухактного балета Баланчина - в основном Баланчина знают по одноактным постановкам. Наш театр амбициозен, на многое способен, но его финансов хватает далеко не на все наши идеи. Мы не отказались от этого плана и, надеюсь, сможем найти помощь, чтобы удивить российского зрителя.

"Урал Опера Балет" только что вернулся из Израиля, где ваша "Пахита" участвовала в новом фестивале современного российского искусства М.АРТ наряду со спектаклями Андрея Могучего, Кирилла Серебренникова, Резо Габриадзе. Как вы из безликого "русского балета", под именем которого ездят по европейским деревням наши провинциальные компании, стали участниками престижных фестивалей?

Вячеслав Самодуров:
Все русские труппы возят на гастроли "Лебединое озеро", но не секрет, что по-настоящему ценятся только "Лебединые озера" Большого и Мариинского театров, остальное - подделка. Еще несколько лет назад мы тоже, как многие российские труппы, танцевали на гастролях "Щелкунчиков" и "Баядерку" на непонятных сценах, в очень плохих условиях, за завтрак, даже без обеда. Но мы решили, что надо выбирать те гастроли, которые бы укрепляли репутацию театра. Сейчас мы собрали оригинальный репертуар, обрели собственное лицо, благодаря этому с нами сотрудничают крупнейшие фестивали - M.ART, "Дягилев P.S." и Dance Open, в этом сезоне мы впервые поедем на международный фестиваль в казахский Нур-Султан. Между "Золотой маской" и Нур-Султаном, в конце мая, у нас впервые пройдут обменные гастроли с Пермским театром, нашим ближайшим соседом. И это театр, за которым мне интересно следить.

Совсем недавно вы участвовали в Grand Audition в Барселоне. Что это за событие?

Вячеслав Самодуров:
В России балетных школ мало, а трупп очень много, поэтому у нас дефицит артистов. А в Европе очень большое количество артистов, которым нужна работа. И мне кажется, чем больше школ представлено в труппе, тем больше ее творческий потенциал. Поэтому раз в году в Барселоне собираются директора балетных компаний со всего мира (в этом году приезжали Стентон Уэлш из Хьюстона, Аарон Уоткин из Дрездена, Эшли Уитер из Балета Джоффри, Россию на этот раз представлял я один), а у выпускников школ есть возможность просмотреться сразу в несколько трупп. Это гораздо удобнее, чем ездить на каждый кастинг отдельно. Конечно же, интересно пообщаться с директорами других трупп - это стимулирующее общение, оно дает свои результаты. И выяснить, что проблемы везде одни и те же. Ну и высказаться: руководители - тоже люди, им тоже хочется эмоционально разрядиться. Лучшая компания для этого - товарищи по несчастью.

За два года подготовки ваша следующая премьера - "Конек-горбунок" - обросла слухами. Ждать ли шоу с рэперами и Государственный Кремлевский дворец вместо ханского?

Вячеслав Самодуров:
Кремлевский дворец - это было бы слишком просто и неинтересно. Хорошо, если в театре есть спектакль на русскую тему. "Конек-горбунок" - когда-то очень популярный, а теперь забытый балет Александра Горского. В свое его клеймили за дурную музыку, за длинноты, за оторванность от первоисточника. Поэтому мы решили взять старый балет и поиграть с ним. За этот спектакль взялись сразу два хореографа - я и Антон Пимонов. Моя задача - реконструировать фрагменты старой хореографии и срежиссировать спектакль в целом. Антон ставит авторскую хореографию там, где мы решили не восстанавливать. Музыка Пуни, действительно не столь интересная, переписана Анатолием Королевым, который писал для нас "Приказ короля", - но большая часть музыки будет новой. Сегодня тяжело следить за пантомимой XIX века, она напоминает язык глухонемых. Поэтому мы решили пригласить рэперов Наума Блика и Александра T-Bass, которые были бы ведущими спектакля, сказителями, но современными, не как бабушка в окошке в начале фильма Роу.

За девять лет вашей работы с труппой екатеринбургского театра вы добились всего, о чем может мечтать руководитель балетной компании. Какие стимулы продолжать работать?

Вячеслав Самодуров:
Я все время ищу для себя новые. Надо все время переизобретать себя, переизобретать театр и труппу, искать новые идеи, которые будут приносить в репертуарную и художественную политику энергию. Поэтому я всегда внимательно смотрю, что происходит рядом, и пытаюсь резонировать с миром вокруг.

Какой идеей вы сейчас воодушевляете подчиненных и себя?

Вячеслав Самодуров:
Мне нравится идея, что театр должен быть разнообразным, для разной публики. Но также мне нравится идея переосмысления классических спектаклей. Она хорошо соотносится с нашим театром, на который не давит историческая память и вековые обязательства. Классический репертуар, который у нас идет, заимствован из театров, у которых такие обязательства есть - в первую очередь, из Мариинского. Другая важная задача - расширить репертуар стилистически, больше неоклассики и contemporary dance. Мы все время находимся в поиске и в процессе переговоров: конкретных названий называть не буду, но мы найдем, чем удивлять российскую аудиторию. Я говорю "российскую", потому что, хотя мы и находимся в конкретном городе и большая часть нашей публики из Екатеринбурга, но мы ощущаем себя в широком поле. Хочется, чтобы в театре происходило как можно больше событий, - но театральный сезон слишком короткий для того, чтобы втиснуть в него все, что задумано.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 11, 2020 1:29 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2020 12:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031502
Тема| Балет, , Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Юлия Цариценко / Фото: Дмитрий Норов
Заголовок| НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ: «ПРИШЛО ВРЕМЯ ОРДИНАРНЫХ ЛЮДЕЙ»
«Главный» побывал на творческом вечере известного артиста балета.

Где опубликовано| © журнал «Кто главный» Ростов
Дата публикации| 2020-03-02
Ссылка| https://kg-rostov.ru/peoples/nikolay-tsiskaridze-prishlo-vremya-ordinarnykh-lyudey/
Аннотация| Творческий вечер



Народный артист РФ, народный артист Северной Осетии, дважды лауреат Государственной премии РФ, трижды лауреат премии «Золотая маска» Николай Максимович Цискаридзе родился 31 декабря 1973 года в Тбилиси. В 1984 году поступил в Тбилисское хореографическое училище, с 1987 года продолжил обучение в Московском хореографическом училище. Окончил училище в 1992 году и благодаря председателю экзаменационной комиссии Ю.Н. Григоровичу был принят в труппу Большого театра.
В 1996 году получил диплом о высшем образовании, окончив Московский государственный хореографический институт.



ЗВЕЗДА ЭЛИТНОЙ ШКОЛЫ.

Я уже в школьные годы был ребенком с выдающимися способностями. В моей школе чуть постарше училась Таня Андропова — внучка Юрия Андропова. А младше меня училась Ксюша Горбачева — внучка Михаила Сергеевича. Конечно же, это была суперэлитная школа.

На входе у нас сидела тетя Шура — такая маленькая, очень изящная старушка, только что снявшая бигуди, седенькая. Несмотря на это, она могла, как омоновец, остановить любого взглядом. У нас не было террора, потому что никто не мог мимо нее пройти. У тети Шуры была такая хватка — глотку перегрызала. Вот в такой обстановке мы учились.
А так как Михаил Сергеевич на тот момент уже был важной персоной, с Ксюшей уже тогда ходили очень высокие охранники по два метра ростом. Красоты неимоверной были мужчины.

С этим связан очень смешной случай. Ругал меня как-то в коридоре мой педагог. Хамоватый дядя был. Он меня выгнал из класса — я долго плакал. Я высокий такой, худенький, стройненький мальчик, а он маленький. В общем, стоит в коридоре, орет на меня. В этот момент ведут класс, где Ксюша Горбачева училась. Впереди идет дяденька и сзади. Педагог продолжает на меня ругаться, а весь класс, проходя мимо меня, говорит:«Здравствуй, Коля!» Я же уже тогда был выпускником и, естественно, кумиром школы. Мой педагог очень оскорбился тем, что с ним никто не поздоровался. Он поворачивается к детям, хватает кого-то из них и начинает кричать:«Как вам не стыдно не здороваться с педагогом?!» Охранники сразу среагировали и направили на него свои пистолеты. Тут мой педагог начинает понимать, что происходит. Ну, извиняться уже не с руки, и он говорит:«Ой, да ничего страшного». Тогда они тихо убрали пистолетики и тихо пошли дальше.

Так что с детства мы учились в такой обстановке, где ты постоянно находишься под протоколом. К нам часто приезжали делегации:премьер-министры, королевы, принцессы. На такие случаи у нас всегда был готов маленький концертик. После выступления нам дарили шоколадку, жвачку, еще что-то. И мы были счастливы. Поэтому я с детства всех тех, кого показывали в телевизоре, видел. Потом пришел в Большой театр, и это продолжилось.

ЖИЗНЬ БЕЗ СПОНСОРОВ.

Что было главным в выборе профессии? Наверное, неведение и непонимание. Я совершенно не понимал, что там, на сцене, надо работать. Мне казалось, что вот сейчас меня запустят, и я как прыгну, полечу, вокруг меня все будет двигаться, и как же это все красиво. Моя мама совершила чудовищную ошибку в том, как она меня отговаривала. Она меня запугивала реалиями профессии, но лишь на словах. Если бы она меня завела за кулисы и дала посмотреть спектакль оттуда, то я уверен, что на ребенка это произвело бы плохое впечатление. А так я был твердо убежден, что там — сказка. Поэтому, когда мой педагог по классическому танцу впервые попросила принести большие полотенца на занятие, я подумал, что мы будем плавать. Мне даже в голову не приходило, что нас положат на пол и будут с нами делать какие-то упражнения. Какие упражнения? Я же пришел танцевать! И на протяжении многих лет я был почему-то уверен, что я очень талантливый. Хотя все время находился кто-то, кто говорил мне, что я страшный, что у меня ничего не получится, что фамилия не та — мне много раз объясняли, что с национальностью как-то не так вышло. Мне казалось — да как они могут не понимать? Я же такой исключительный. Но вот эта глупость и детская наивность помогли мне в конце концов занять очень завидное для многих положение.

Когда я стал соображать, что к чему, я уже был в гуще событий и не понимал, что может быть по-другому. Вообще, честно вам скажу, сейчас все по-другому. Есть какие-то кастинги, люди переходят из театра в театр. Есть спонсоры. В те годы, когда учился я, была коммунистическая власть. Никаких спонсоров не было. И если ты попадал в театр, то ты должен был проработать там всю жизнь. Во время принятия решения ты должен был понимать, что обрекаешь себя на постоянное служение вот в этом коллективе, с этими людьми. У меня перед глазами стоял только Большой театр — я вообще не понимал, что бывает иначе. Что можно пойти другой дорогой. Я был твердо уверен — надо туда, и все.

ПРИНЦ ИЗ КОММУНАЛКИ.

Мама постоянно пыталась увезти меня в Тбилиси, говорила, что тяжело жить. Ну ей правда было тяжело жить:рушился Советский Союз, она вышла на пенсию, жить было не на что, как вы понимаете. Деньги постоянно девальвировались. В общем, был ад. И вдруг в один прекрасный день мы с мамой проснулись, и по телевизору объявили, что рухнул СССР. Мы стали гражданами разных государств. Я остался гражданином России, потому что у меня был русский паспорт. Мама стала гражданкой Грузии, что не добавило радости в наше существование. Через несколько дней маму разбил инсульт.

Мне было 16, надо было как-то жить, как-то существовать. Сейчас я, конечно, с юмором это все вспоминаю, но тогда это было достаточно сложно. На момент развала Советского Союза каждая больница была переполнена людьми с инфарктами, инсультами — людей не принимали, просто не принимали. Настоящий ужас. С этого и началась моя жизнь. Но параллельно с этим был Большой театр, где все было красиво. Я выходил на сцену — весь из себя шикарный. Мне давали какие-то награды, звания. Приезжали иностранные корреспонденты, что-то все время про меня снимали. По-моему, японцы были первыми, кто напросился ко мне в гости. Я долго не пускал — стеснялся, потому что жил тогда в жуткой коммунальной квартире. Ее иногда показывают по телевизору, так как сняли очень подробно. Японцы радовались безумно — это же настоящий хайп. Первая передача называлась «Принц из коммуналки». Меня в Большом театре за это не похвалили — ругали, говорили, какая я сволочь и гадина, что я их пустил. А я отвечал:«Слушайте, ну так займитесь тогда тем, чтобы я жил лучше!» В общем, все было достаточно весело.
Сейчас, когда я стал большим начальником, ректором Вагановского училища, я провел колоссальное количество строек-перестроек. Меня мой зам по воспитательной работе спрашивает:«Николай, как так вам каждый раз приходит в голову перенести стену, чтобы всем вокруг удобно стало?» Я отвечаю:«Знаете, это все 30 лет жизни в коммунальной квартире». У меня такой опыт утрамбовывать вещи, что я сразу понимаю, как сделать, чтобы и нашим было хорошо, и соседям удобно.

Да, в коммуналке жить было непросто. Вместе с тем у меня есть и очень хорошие воспоминания, потому что коммунальная квартира подарила прекрасных друзей и соседей, с которыми я дружу и по сей день. Все эти бытовые сложности сформировали во мне бойцовский характер, когда ты не сдаешься ни при каких обстоятельствах. К тому же этот опыт, наверное, немного скрасил жизнь — ведь мы жили, как одна семья. Все вместе одинаково переживали, что у нас ничего не было, кроме джинсов. Я помню, как мама одалживала соседкам туфли, а ей одалживали кофточку. Это же было весело. Сейчас вы можете представить, чтобы вы у соседки одолжили кофточку? Или тушь?

НАЗАД В ПРОШЛОЕ.

У меня был очень смешной случай. Мы с моим учеником как-то приехали на конкурс в город Пермь. Замечательный город. Это был где-то 2008 год.
В Перми отмечали какой-то коммунистический праздник. В Москве я живу в элитном районе, на Фрунзенской набережной. И там у нас коммунистические праздники не отмечают.

Утром я просыпаюсь от того, что играет праздничная музыка, как из моего детства. Я думаю, боже, что случилось? Может, опять поменялась власть? Я подбегаю к окну, раскрываю шторы и смотрю на площадь. А эта площадь с памятником Ленина. Вокруг Ленина — шарики, красные стяги, лозунги вроде «Мир, труд, май!». Я стою и думаю — Боже, я схожу с ума. В итоге оказалось, что коммунисты отмечали праздник Первое мая.
Я это вот к чему рассказываю. В Перми между нашим отелем и театром стояли какие-то магазины. Ученики, как обычно — балбесы, ничего не могут сделать сами. И мой ученик забыл купить тушь и тени для глаз. Я пошел по этим магазинам искать ему тушь. Вижу надпись «Галантерея». Захожу и опять попадаю в Советский Союз. Клянусь. А был 2008 год. Смотрю на их продукцию. Помните, тени с ромашкой? Голубые и зеленые, на которые поплевать надо, чтобы накраситься. Честное слово, я думал, таких уже нет, а оказалось, что это кто-то еще производит. Бритвы купил «Нева». Помните такие? Я думал, что их уже тоже не существует. А это все где-то продается. В общем, если бы не мое советское прошлое, я бы не понял, что с этим делать:что в тушь надо плюнуть, потом — растереть. Я говорю ученику: «Плюнь». Ну не стану же я сам плевать в его тушь. Он спрашивает: «Зачем?» Я отвечаю: «Ну она не будет краситься тогда. Но ты учти — она потом дня три смываться не будет».

МАМА В ВАЗОЧКЕ.

Я уехал из Грузии до развала Советского Союза. Я не застал этот ад, когда не было газа, воды, света. Мой друг прожил основную часть этой беды в Ереване. Когда он заходит в гости, а у меня такой приятный полумрак вечером — приятно же посидеть при свечах — он сразу говорит: «Включи свет!» Я удивляюсь: «Да почему? Ты что, сумасшедший?» Он отвечает: «Да вся молодость прошла без света при свечах». Я, слава Богу, с этим столкнулся совсем немножко. Когда мамы не стало, я как раз приехал в военный Тбилиси ее хоронить. Об этом можно рассказывать только с юмором.
Мама хотела, чтобы ее похоронили в Грузии. А тогда шла война, поэтому покойника отвезти было нельзя, только прах. И вот я приезжаю на пункт пограничного досмотра, ставлю на каталку сумку, а в сумке — прах. У меня спрашивают:«А что это за вазочка такая?» Я говорю: «Это мама». И вдруг все убежали. Прям все. И пограничники, и те, кто штампы ставил. Я стою… Думаю — ну нифига себе. А дальше? В итоге мне никто никакого штампа не поставил, тогда я взял сумочку и пошел.

Света в Тбилиси не было. В 5 часов все засыпали. Газа нет, бензина нет. Ничего нет. Мамины поминки совпали с Великим постом — а в Грузии все это чтится очень строго. Все хозяйки дома, где мы жили, между собой поделили, кто что готовит на поминки. Готовили ночью на кострах. Хорошо, что это Грузия, потому что у нас везде во дворах есть колодцы. Воду можно набрать прямо на улице. Вкусно было безумно. И вот сейчас, когда я про это вспоминаю, думаю — Боже, какой ад пришлось прожить. Ночью было ужасно холодно — лежишь под несколькими одеялами, в куртке. Идешь в ванную — сначала моешь одну руку, потом ее одеваешь, потом — другую руку, потом — ногу. Из-за такого холода целиком раздеться невозможно было. Все время воду греешь. В общем, ад. А так люди жили, и жили не один год.

ТАНЦЫ СО ЗВЕЗДАМИ.

Однажды меня как уже известного, титулованного, молодого артиста пригласили в телевизор. Никто меня не раскручивал — я туда попал как артефакт, понимаете. Я обалдел. Это совсем другой мир. Эта индустрия не имеет никакого отношения к искусству и к человеческим взаимоотношениям. Вот вы начинаете участвовать в съемках передач. Проходит первый раз, второй, третий. Потом вы потихоньку начинаете соображать, что у ведущего в ухе находится микрофон и ему там кто-то диктует текст. Как говорил один очень хороший телепродюсер и режиссер Сергей Кушнеров, «хороший ведущий — это пустой ведущий. Ведущий, у которого нет мнения и которому можно продиктовать что угодно». Поэтому, когда меня стали готовить как ведущего, мне говорили: «Ты, главное, слушай, что тебе сказали». Есть такая передача «Жди меня». Ее тоже делал Сергей Кушнеров. Ведущая там — чудная красавица. Зрители думают, что она рыдает, потому что мама нашла дочку спустя 85 лет. А на самом деле ей в этот момент в ухо кричали: «Дура, плачь! Дура! Ты бездарная идиотка! Абсолютно бездушный человек!» И у нее начинали течь слезы от того, что ее тогда оскорбляли. А в кадре…

В первый раз я столкнулся с этим, когда мы снимали «Танцы со звездами» на льду. Действительно, мы тогда полгода жили как одна семья. Мы все сроднились — исполнители, чемпионы, жюри. По случаю окончания передачи у нас был банкет в ресторане. Мы сидим, и я говорю режиссеру: «Наверное, вам тяжело вот так вот со всеми расставаться?» Она отвечает: «Коля, какой тяжело! Я параллельно еще три проекта снимала, а завтра у меня новый начинается». И я понимаю: она права, у нее конвейер. Ей вообще не до этих историй. Она просто должна снять материал. Это мы с вами в телевизоре видим все по-другому. Потом, когда я во все это вник, я тоже стал циничным. Понял, что мы играем, и спрашивал: «Мне ее сейчас ругать, хвалить? Что сделать?» Мне говорили: «Ну сделай вид, что ты очарован». И я исполнял роль, потому что, если ты включаешься в это по-настоящему, это же можно помереть просто. Потому я и говорю, что работать в телевизоре — это абсолютно другая направленность. Ты должен прекрасно понимать, что тебя в итоге смонтируют.

Однажды я попал на передачу в то время, когда уже появились спонсоры. Там была одна ведущая — дура несусветная, по-русски говорить не могла. Через каждое слово у нее было «м… а… ну… так сказать…». Зато когда выходили передачи, в ее речи не было ни одной оговорки, никакого мэканья, бэканья. Редактор этой передачи — мой давний друг. Он мне и рассказал, что ему отдельно платил спонсор этой девушки за то, чтобы он нарезал в монтажной отснятый материал. В итоге и получается, что когда она выходит в этой передаче, ты думаешь — Боже мой, ну она — сам Даль. Даль так русский не знал, как она знает.

Да, это другой мир. Оказавшись вдруг из этих зашоренных стен на телевидении, я подумал — Боже, как интересно. Оказывается, есть другой мир, другие профессии. И ты что-то делаешь — надо играть, надо что-то из себя представлять. Во-первых, можно разговаривать. В балете я молчал все время. А так как я был мальчик стеснительный, первое время я вообще молчал. Но потом разговорился.

ПРИШЛО ВРЕМЯ ОРДИНАРНЫХ ЛЮДЕЙ.

Нашему поколению еще давали возможность приготовить роль в балете — был разговор о роли, об искусстве. Сейчас — в лучшем случае две недели. Не смог — следующий и т.д. Потому, по большому счету, и исчез институт звезд. Настоящих звезд сейчас не существует. Сейчас говорят о людях, если у них есть татуировка на груди, например. Либо они три раза женились, развелись, избили мать. Больше никак, к сожалению. Про искусство уже давно никто не думает. Вот такая мировая тенденция. Французский артист Саша Гитри еще в середине XX века сказал: «Пришло время ординарных людей». К сожалению, мы живем в это время.

Все руководители театра в мире — это бывшие клерки, из которых в прошлом ничего не вышло. Ни поэт, ни певец, ни танцовщик — никто. Сергей Павлович Дягилев — это исключение из правила. Он был дилетантом во всем, но был по-настоящему большим любителем искусства. Конечно, он был коммерсантом и по сути создал продюсерское дело, знал, как привлечь богатых людей. Но он был прежде всего про искусство. Потому умер нищим. После его смерти все его имущество уходило с молотка. А то, что касается нынешних директоров театров, — это про яхты, про дачи. Но не про искусство.

КОНСТИТУЦИЯ УЖЕ НЕ ТА.

Пожрать я люблю. Но мне очень повезло с конституцией — я из такой породы людей, у которых до 40 лет все сгорало. Потом пошли проблемы — надо было худеть. Но я ушел со сцены в 39,5 лет, поэтому, пока танцевал, не сильно худел. Другое дело, что со временем тело деформируется из-за гормональных процессов. И я когда в зеркале стал это видеть, мне это очень не понравилось. Потому и ушел со сцены. Обладая идеальной фигурой, идеальными способностями, я совершенно не хотел видеть себя таким. Вместе с тем сейчас, когда я встаю рядом с молодыми людьми, которые к нам приходят, то выгляжу в десять раз лучше. В такие моменты в голове мелькает мысль: какой идиот ты, почему же перестал плясать? А потом думаю — нет, зачем смешить себя самого… Я ведь очень язвительный человек, я над собой издевался так же, как и над коллегами.

УДАЧА — МОЙ КОМПАС ЗЕМНОЙ.

В те годы, когда я пришел, исчезла коммунистическая партия, ослабли вожжи. Остались кланы, конечно, но на них никто не ориентировался. И мы, люди с улицы, вдруг стали звездами. Потому что надо было являть новые имена. Запад на нас постоянно ворчал, что мы все время показываем старперов. И нас, молодых, выкинули на рынок, и мы пришлись ко двору. Очень важно попасть в струю — это самое важное в жизни, помимо способностей и умений. Чтобы тебе повезло. Удача безумно важна. Я очень люблю анекдот, где всем желают здоровья. Но говорят: понимаете, на «Титанике» все были здоровые, но с удачей им как-то не повезло. Поэтому, кроме здоровья, нужна еще удача. Это очень важная вещь, потому что если вам с этим не повезло, то, конечно, ничего не будет. Правда, мне очень фартило. Ведь помимо того что где-то на небесах было решено, что я должен стать артистом балета и мне Бог дал хорошие способности для этой профессии, мне еще и везло.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 16, 2020 11:45 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2020 10:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031601
Тема| Балет, Театр оперы и балета Коми, фестиваль «Сыктывкарса тулыс», Персоналии,
Автор| корр.
Заголовок| Коми открыла для себя хореографию Баланчина
Где опубликовано| © Агентство экономической информации БНК
Дата публикации| 2020-03-16
Ссылка| https://www.bnkomi.ru/data/news/108483/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Вечер одноактных балетов продолжил фестиваль «Сыктывкарса тулыс» в Театре оперы и балета Коми. Публике представили программу из трех произведений – «Вариации на тему рококо», «Привал кавалерии» и впервые Concerto barocco. Последнее – балет знаменитого Джорджа Баланчина, который мечтает заполучить каждый театр мира.


Фото и видео Виктора Бобыря

Вечер одноактных балетов стал первым полностью танцевальным днем «Сыктывкарса тулыс» и второй премьерой. До этого на сцене театра оперы и балета Коми впервые показали оперу «Любовный напиток» и радовали зрителя гала-концертом с участием солистов Большого театра России.

Программа состояла из трех отделений. Открыл вечер балет «Вариации на тему рококо» хореографии главного балетмейстера театра Коми Марианны Рыжкиной. В Коми его впервые представили в 2018 году на фестивале балетного искусства финно-угорских государств и регионов России «Зарни Джыджъяс». Важная особенность этой постановки – присутствие симфонического оркестра на сцене. Музыканты с солистом-виолончелистом Арсением Котляревским (Москва) органично делят пространство с танцовщиками.

Одновременное присутствие на площадке и оркестра, и артистов балета – это особый ход, предпринятый Марианной Рыжкиной. Когда-то она сама танцевала «Вариации на тему рококо» в московском зале Чайковского, где пресловутой «ямы» нет, и настолько вдохновилась атмосферой взаимодействия оркестра и балета на сцене, что решила перенести ее уже в театр оперы и балета республики.

Если «Вариации» были бессюжетным балетом, то во втором отделении публика смогла погрузиться не только в танец, но и в историю. Середину вечера отдали под комедийный балет «Привал кавалерии» Мариус Петипа. Это произведение называют «шуткой» хореографа из-за его комичного сюжета. Две соперницы-крестьянки Мария (Наталья Супрун) и Тереза (Анна Полищук) борются за внимание юноши Пьера (Ринат Бикмухаметов), планы по его «завоеванию» прерывает внезапно появившийся в деревне полк гусар-кавалеристов, офицеры настойчиво ухаживают за одной из девушек.

Этот хоть и шуточный балет имеет свою вовсе невеселую историю: впервые он был поставлен в 1896 году, возобновлен в 1919 году, но советская власть «не благоволила гусарским полковникам», лишь в 1975 году он вновь появился на сцене благодаря Петру Гусеву. В Коми его буквально реконструировали в 2019 году усилиями балетмейстера-реставратора Натальи Воскресенской.

– Советский балет много чего перемолол, много спектаклей погибло, в том числе «Привал кавалерии». Его позднее восстановил выдающийся мастер Петр Гусев, носитель традиции императорских театров. Он общался со старожилами: что они помнят, какие движения, какая была обстановка на сцене. Он собрал информацию, а потом сделал из нее то, что возможно, – рассказала в интервью БНК Наталья Воскресенская.

Кульминацией насыщенной программы стал балет Concerto barocco хореографии Джордж Баланчина – мастера, который положил начало американскому балету. Для постановки театру из Коми необходимо было получить разрешение отфонда из США. Переговоры шли больше года: специалисты организации предварительно просмотрели выступления артистов из Коми, одно из условий получения лицензии было участие самой Марианны Рыжкиной, которая в Большом театре неоднократно танцевала Баланчина.

– Премьера состоялась. Для нас это огромная радость. Я уже не раз говорила, и весь балетный мир это понимает, какое счастье заполучить Баланчина в репертуар своего театра. Это для нас огромная удача, великолепный опыт. Я очень довольна артистами, потому что столь сложную мелкую технику освоить и постараться исполнить за столь короткий срок – колоссальный труд. Они [артисты] самоотверженно трудились и были вдохновенны, что тоже важно, - отметила в беседе с БНК Марианна Рыжкина.

Нынешняя лицензия действует на несколько спектаклей. Видеоматериал с премьеры отправят в фонд Джорджа Баланчина в Америку. Если его одобрят, тогда Concerto barocco попадет в репертуар Театра оперы и балета Коми. Каковы шансы на это, руководство театра пока не может сказать.

Публике представили сразу три технически сложных балета – и в каждом из них были заняты одни и те же артисты, так что вечер стал проверкой на прочность для труппы, которую она успешно выдержала. Театральный критик Александр Геннадьев в беседе с БНК отметил, что труппа оставила у него приятное впечатление, а хореография Джорджа Баланчина в Коми стала для него большим сюрпризом:

– Баланчин – это невероятно сложно, с ним не всегда даже справляются ведущие труппы. Его заполучить очень сложно, тем более нестоличной труппе. Но публика приняла эту дивную хореографию с огромным воодушевлением. Можно сказать, что Коми для себя открыла Баланчина.

Фестиваль «Сыктывкарса тулыс» продолжится в 16 марта концертом-аперитивом Volare, cantare... non solo l'opera. Он будет посвящен итальянской музыке — неаполитанским песням, романтической эстраде.
=========================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Апр 11, 2020 1:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2020 10:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031602
Тема| Балет, школа Большого театра в Бразилии, Юбилей
Автор| Андрей Улинкин
Заголовок| Как живет школа Большого театра в Бразилии. 20 лет под аплодисменты
В связи с юбилеем учебное заведение подготовило два танцевальных спектакля

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2020-03-16
Ссылка| https://tass.ru/kultura/7986649
Аннотация| Юбилей

Ровно 20 лет назад открытие единственной зарубежной школы Государственного академического Большого театра в Бразилии превратило провинциальный город Жоинвилль в южном штате Санта-Катарина (Бразилия) в один из главных центров подготовки артистов балета в стране. В связи с юбилеем учебное заведение подготовило два танцевальных спектакля, первый из которых - балет "Щелкунчик" - показали на сцене концертного зала "Кау Хансен" в субботу.

Роль одного из главных персонажей, Дроссельмейера, исполнил воспитанник учебного заведения Майкон Голини. "Мой герой рассказывает детям историю. И примерно то же я делаю в обычной жизни, разве что на сцене это происходит в более романтичной форме", - сказал артист и педагог в беседе с корреспондентом ТАСС. По его признанию, принимать участие в этом представлении доставляет ему большое удовольствие, поскольку в нем, наравне с молодежной труппой, состоящей из выпускников школы, заняты также те, кто только делает свои первые шаги в танцах.

"Празднование прошло великолепно. В зале было порядка 3 тыс. человек, публика очень серьезная", - отметил посол России в Бразилии Сергей Акопов, который перед представлением зачитал поздравление коллективу учебного заведения от председателя правительства России Михаила Мишустина. "[Школа является] самым лучшим проектом, который у нас есть в культурной сфере с Бразилией", - считает посол.

Танцевальное училище открылось 15 марта 2000 года по инициативе занимавшего в то время пост мэра города Луиса Энрике да Силвейры. "У нас в гостях был тогдашний руководитель балетной труппы Большого театра Александр Богатырев, - вспоминает о том, что предшествовало этому событию, вдова политика Ивет Аппель да Силвейра. - И мой супруг, узнав от него о планах популяризировать российскую методику преподавания классического балета, тут же предложил ему начать с Жоинвилля, где к тому моменту уже проходил крупнейший в мире танцевальный фестиваль. В ответ мы услышали воодушевленное "да".

Как устроена школа

По словам руководителя учебного заведения Павла Казаряна, 76% выпускников остаются в профессии, многие стали артистами ведущих мировых балетных трупп, что свидетельствует о высоком профессионализме воспитанников и их исключительной работоспособности. "Россия - страна балета, а наша профессия довольно-таки закрытая. И тем не менее практически во всех российских театрах - в Казани, Самаре, Перми, Екатеринбурге, Владивостоке, Москве - есть дети, которые выпустились у нас в Жоинвилле", - отметил он.

Соответственно растет и спрос на учебное заведение, обучение в котором является полностью бесплатным и финансируется за счет бюджета и спонсорской поддержки. "Если 20 лет назад вступительный конкурс был два-четыре человека на место, то в этом году - 107", - уточнил Казарян. Отбор проходит в несколько этапов практически во всех штатах Бразилии и соседних Парагвае и Аргентине. Оцениваются не только способности и артистические качества претендентов, но и их физические данные и состояние здоровья.

На сегодняшний день школа насчитывает порядка 250 учеников. Им предстоит, помимо посещения общеобразовательной школы, по четыре часа в день проводить в стенах танцевального училища. По утрам тут занимаются младшие возрастные группы, а после обеда, который накрывают здесь же, в столовой, занимаются более опытные. Параллельно воспитанники набираются сценического опыта, участвуя в репетициях постановок, которые завершаются к восьми часам вечера.

Учат в школе

Все это время с ними в просторных балетных залах, классах для занятий фортепиано и теоретическими дисциплинами находятся российские и бразильские педагоги. Несмотря на некоторые отличия от alma mater в плане подготовки учеников, связанные в том числе "с особенностями бразильской натуры", школа следует классической традиции русского балета и системе Вагановой. "Мы берем лучшее с каждой стороны, - говорит директор учебного заведения, - российские у нас подход, дисциплина и традиции, но темперамент у школы бразильский".

По мнению выпускницы московской академии хореографии Анны Кобловой, 12 лет отдавшей сцене Большого театра, прежде чем стать преподавателем в Жоинвилле, каждый педагог школы является уникальным и, даже выдерживая единство методики, он накладывает отпечаток индивидуальности на своих учеников. "Это как с математикой: учебник один, но у каждого хорошего педагога найдется своя особенность преподавания". Сама она старается использовать темпераментность подопечных, уделяя на своих занятиях внимание эмоциям даже во время отработки техники. "Это очень созвучно бразильскому менталитету: если нет эмоциональной вовлеченности, бразильцы не могут себя измождать выполнением трудных упражнений", - рассказывает она о своих воспитанницах.

В балетных классах, куда, чтобы не нарушать сосредоточенность учеников, входить разрешается только в паузах между исполняемыми на рояле музыкальными фрагментами, идет кропотливая работа. "Ни один ребенок не приходит с уставшими глазами и без желания", - делится впечатлениями педагог мальчиков Денис Невидомый. С ним согласна и его коллега Людмила Синельникова: "Мы вкладываем в детей немало сил, но и они питают нас своей молодой энергией, которая продлевает нам жизнь".

Школа на всю жизнь

"Это единственная в мире школа, которая представляет собой не просто танцевальное училище, это школа на всю жизнь, - считает президент совета учебного заведения Валдир Стеглиш. - И я горжусь тем, что рядом со мной работают столь компетентные люди, которые оберегают эту жемчужину России".

Бережное отношение здесь чувствуется буквально во всем. Каждый ученик и сотрудник школы встречает тебя приветливой улыбкой, по коридорам разливаются чарующие звуки классической музыки, от которых мысли бегут плавно, располагая к умиротворению. Картину дополняют нанесенные заботливой рукой на персональные шкафчики воспитанников наклейки с поздравлениями с прошедшими днями рождения, создающие ощущение семейного внимания и тепла.

"Расставаясь со своими ученицами по пятницам, прежде чем отпустить на выходные, я обязательно их обнимаю. Такой у нас ритуал", - говорит Людмила Синельникова.

Пора невесты

"Школа не стоит на месте, пожиная лавры прошедших триумфов. Она крепнет год от года и в классике, и в современном танце", - считает один из ее основоположников, бывший гендиректор и художественный руководитель Государственного академического Большого театра (ГАБТ) Владимир Васильев, постоянно курирующий ее работу. Обязательным условием ее дальнейшего развития он считает создание собственного театра в Жоинвилле, где работали бы ее выпускники, как это планировалось изначально. "Я очень хочу дожить до того дня, когда <…> двери театра балета в Жоинвилле распахнутся для всех желающих увидеть прекрасное искусство танца, которое без перевода будет проникать в их мысли и сердца", - написал он в предисловии опубликованной к юбилею книги о школе.

В воскресенье вечером был подписан контракт на продление работы школы на следующие пять лет, для чего из Москвы прибыл финансовый директор ГАБТ Сергей Максименко. "Нас разделяют многие тысячи километров, но мы действительно совместно смогли создать особую неповторимую школу балета именно Большого театра", - отметил он на церемонии подписания, предварившей второй юбилейный спектакль - большую сюиту "Дона Кихота", которую, как и "Щелкунчика", поставил Владимир Васильев.

"В Бразилии сейчас непростые времена, но 20-летие доказывает, что наш проект состоявшийся и успешный. И та помощь, которую нам оказывают, очень важна", - считает руководитель учебного заведения Павел Казарян.

За этот срок ее выпускниками стали 340 человек, большая часть которых связали свою профессиональную жизнь с танцевальным искусством. 96 воспитанников школы работают в зарубежных балетных труппах, в том числе 17 в России. Весьма высокого мнения о качестве подготовки выпускников придерживаются и местные коллеги по цеху из других танцевальных училищ. В этом в беседе с корреспондентом ТАСС призналась прима-балерина Муниципального театра Рио-де-Жанейро Сесилия Керши.

В ближайшие годы учебное заведение получит еще большее признание в танцевальном мире, уверена его педагог Анна Коблова. "Сейчас она превратилась в такую завидную невесту, которую ждет большое и интересное будущее", - сказала она.

Кроме балета

"Школа преобразила жизни сотен людей", - полагает депутат федерального парламента Бразилии от штата Санта-Катарина Родригу Коэлью, инициировавший посвященное ее юбилею торжественное заседание в Национальном конгрессе (увы, в связи с обострением ситуации с коронавирусом в Бразилии, оно, как и другие подобные мероприятия, было в последний момент отменено решением руководства законодательного органа). И речь не только об учениках и их семьях. Благодаря ей преобразился сам город и регион, о которых теперь знают во всем балетном мире.

"Большинство детей знает набор из 20-40 русских слов, хотя никто их этому специально не учит", - отмечает Павел Казарян. "Они следят за своими кумирами из России в Instagram, интересуются, и, хочешь не хочешь, культура проникает в них. Буквально на днях одна из учениц в библиотеке интересовалась Чеховым", - приводит пример директор учебного заведения.

В этом, полагает он, школа Большого театра Бразилии похожа на такие учреждения, как British Council (Британский совет), Alliance Francaise (Французский альянс) и Goethe Institut (Институт имени Гете). "Нам пока всего 20 лет, но все будет", - уверен Казарян, считающий главным достижением школы то, что она "формирует успешных людей".

==============================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22307
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 16, 2020 12:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020031603
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Юрий Фатеев
Автор| Ольга Угарова / Фото: Наташа Разина © Мариинский театр
Заголовок| Юрий Фатеев – Мариинский Театр
Где опубликовано| © La Personne.
Дата публикации| 2020-03-16
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/juriy-fateev-mariinsky-interview/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

17 марта на фестивале балета «Мариинский» традиционно покажут премьеры Мастерской молодых хореографов, в которой в этом сезоне примут участие Максим Петров, Александр Сергеев, Илья Живой, а среди дебютантов заявлены независимая танцовщица Полина Митряшина и артистка театра Алина Красовская. Мы поговорили о лаборатории с Юрием Фатеевым, главой балетной труппы и главным идеологом проекта.



С чего началась история Мастерской молодых хореографов в Мариинском театре?

Лет восемь назад я обратил внимание на Нью-Йоркский хореографический институт, основанный Питером Мартинсом и существующий на базе New York City Ballet. Его цель — помогать молодым хореографам развиваться и давать возможность их работам появляться на сцене. В своих поисках новых талантов они не раз обращались ко мне, и я однажды порекомендовал Юрия Смекалова. Если я не ошибаюсь, он там ставил балет на музыку Сергея Рахманинова, а хореографическая концепция строилась на условном сочетании белых и черных клавиш фортепиано. К сожалению, до самого финала Юрий не добрался, но все равно он туда ездил, работал две недели и взаимодействовал с артистами New York City Ballet — по-моему, это здорово.

Так родилась идея создания некой лаборатории в недрах родного театра?

Да. Я посмотрел записи, как у них проходит работа в зале, как артисты танцуют, как отсматривает номера экспертное жюри, и подумал, а почему бы и нам что-то подобное не сделать, ведь хореографы вырастают из артистической среды и балетных трупп. Кроме этого, на тот момент у нас в репертуаре шло много современных сочинений, в том числе Уильяма Форсайта, поэтому ребята были неплохо знакомы с очень разной пластикой. Сначала было решено все делать на нашей репетиционной сцене для своего круга: театра и Академии им. А.Я. Вагановой, но в процессе подготовки стало понятно, что надо выходить на театральную сцену и зрительный зал.

Набралось много участников?

Мне кажется, шесть. Все выглядело в формате лаборатории, а в качестве зрителей мы пригласили артистов, репетиторов, педагогов, коллег из консерватории. Нам дали историческую сцену и набился полный зал друзей. Получилось атмосферно, и все участники пропитались правильной энергетикой, от чего захотелось продолжать, хотя, признаюсь, все было успешной, но авантюрой (улыбается).

Во второй раз было страшно в нее ввязываться?

Конечно! Передо мной стоял главный вопрос, а сможем ли мы повторить то, что сделали в первый раз. Но через год я увидел рост у Ильи Живого, Антона Пимонова и остальных ребят — они стали давать по качеству другой материал, что важно. Честно говоря, даже если ты сразу не видишь в танцовщике хореографа, важно давать ему шанс, один-другой, и он может развиваться, выдавая очень хорошие работы. Так было, например, с Максимом Петровым.

А теперь есть целый вечер балетов Максима Петрова, как и Ильи Живого.

Совершенно верно. Пусть я лучше ошибусь, чем пропущу кого-то, кто может давать серьезный результат. Мастерская дает нам всем возможность находить и растить хореографов внутри родной труппы. И сама экспериментальная атмосфера настраивает участников на постоянное творчество и художественный поиск, что позволяет компании расти.

Как в составе Мастерской появились независимые хореографы?

Всегда интересно найти какое-то новое имя, нового интересного самобытного художника, который мог бы помочь и развитию театра, и разнообразить программу мастерской. На мой взгляд, очень полезно брать извне кого-то, кто привнесет что-то свежее в наши эксперименты и расскажет о своем видении пластики артистам и своим коллегам. В противном случае, можно бесконечно упираться в самоповторения, а это губительно для хореографа, нацеленного на поиск своего собственного языка.

Вы изначально стремились включать работы участников в репертуар?

Это предложил Валерий Абисалович (Валерий Гергиев — художественный руководитель Мариинского театра — прим. ред.) сразу на первой Мастерской, когда увидел работу Антона Пимонова, поставленную на Екатерину Кондаурову. Это было естественное пожелание: балет был очень удачный. Конечно, хочется включать в репертуар все, что действительно хорошо получается, и таким образом его обогащать. Кроме этого, мы какие-то сочинения возим на гастроли, где они имеют большой успех. А в этом году мы даже сделали специальный абонемент из четырех вечеров в Концертном зале «Мариинский-3» — в них включены балеты и номера, созданные для Мастерской, потому что хочется дать им прокат и насыщенную жизнь. Три мы уже провели, последний даже транслировали онлайн, а четвертый у нас будет в конце марте. Интрига этой программы заключается в том, что наряду с теми балетами, которые уже в ней есть, у меня оставлено место для того, что хореографы покажут 17 марта. Думаю, что в целом, благодаря такому подходу, лаборатория существует и сегодня. Недавно мы говорили с Владимиром Варнавой на эту тему, и он сказал, что одним из самых больших достижений Мастерской в Мариинском театре считает как раз ее живое развитие, ведь подобные проекты во многих театрах просуществовали недолго.

Как реагирует публика на работы молодых хореографов?

На эти мероприятия приходит специальный зритель. Я чувствую это по тому, какая атмосфера царит в зале – все очень доброжелательно. У меня ощущение, что это «свои» – в самом хорошем смысле этого слова. И мне очень приятно, что Мастерская вызывает живой отклик и у театра: на наши вечера приходят и руководители, и администрация, и работники разных цехов. Заинтересованность и поддержка со всех сторон фантастическая, что очень важно для ребят, ведь они от этого чувствуют большую уверенность, которую мне хочется укреплять всеми силами.

==================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 2 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика