Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2020-01
На страницу 1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22155
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 05, 2020 11:26 pm    Заголовок сообщения: 2020-01 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011001
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, ИЛЬДАР АБДРАЗАКОВ
Автор| корр.
Заголовок| СЛАВА – ЭТО КОГДА ТЫ СДЕЛАЛ ЧТО-ТО ГРАНДИОЗНОЕ
Где опубликовано| © журнал "Линия полета" №152, стр. 68-69
Дата публикации| 2020 январь
Ссылка| https://spblp.ru/2019/12/152-yanvar-2020-g/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В ПРЕДДВЕРИИ СОБСТВЕННОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ФЕСТИВАЛЯ ЗНАМЕНИТЫЙ ОПЕРНЫЙ ПЕВЕЦ ИЛЬДАР АБДРАЗАКОВ РАССКАЗАЛ «ЛИНИИ ПОЛЕТА» О ТОМ, КАКОВО ЭТО – БЫТЬ ЗВЕЗДОЙ МИРОВОГО МАСШТАБА.



Ильдар, мы, пожалуй, начнем с самого главного вопроса. Каково это — иметь такой голос? Ощущаете свою исключительность? Это же настоящая суперспособность!

Особую исключительность я не ощущаю, осознаю рост и силу, которые голос набирает от партии к партии, как хорошее вино с годами выдержки. У меня были мудрые учителя и агенты, поэтому я начинал когда-то с маленьких партий, таких как Мазетто из оперы «Дон Жуан» Моцарта или Сурин из оперы Чайковского «Пиковая дама». Именно постепенное развитие и привело к тому, что сейчас я уже пою репертуар гораздо более сложный и глубокий. Это и Филипп II из «Дона Карлоса», и Дон Жуан из одноименной оперы Моцарта, и Борис из «Бориса Годунова» Мусоргского. Мы как спортсмены: чем больше мы занимаемся, тем лучше мы поем.

Никогда не хотели более высокий голос?

Нет, я никогда не хотел иметь высокий голос. Я счастлив, что у меня именно такой голос, который позволяет мне петь разнообразный репертуар – и басовый, и баритоновый.

Выходя на сцену, вы чувствуете власть над зрителями или же волнуетесь? Вообще, может ли во время выступления что-то пойти не так?

Безусловно, перед каждым выходом к зрителям я волнуюсь, но это совсем короткое время. После нескольких шагов по сцене все проходит. Потом я начинаю петь, устанавливается контакт с моими партнерами по сцене, между нами зарождается театральная эмоция, повышается накал страстей, мы поднимаемся на одну орбиту, и совершенно нет смысла над ней иметь власть.

Вы успели поработать с самыми разными коллективами по всему миру, а также давали сольные концерты. Что вам больше нравится – коллективные или сольные выступления? И главное – чем они отличаются?

В коллективе ты как в спортивной команде. Ты можешь быть и в защите, и в нападении, но при этом играть своего героя, жить им на сцене. Вместе с тем в этом процессе есть и другие игроки, которые перевоплощаются в своих персонажей, а дирижер – это тренер, который говорит, что и кому нужно делать. От тебя одного не зависит вся постановка оперы, важна работа ансамбля.

А в концерте ты один, гол как сокол. От тебя зависит все: каждое движение твоей руки, головы, поворот корпуса, интонация звука, посыл энергии – и это гораздо сложнее, ведь ты работаешь без грима, костюма и декораций.

Отдельно хотелось бы спросить о зарубежных сценах, которых в вашем послужном списке более чем достаточно. Вам ближе российская публика или за границей принимают лучше? Вообще есть ли разница, перед кем выступать?

Везде принимают хорошо, если ты отлично поешь и хорошо настроен на концерт.

Так, например, в Америке публика быстрее реагирует, они с первых нот могут начать улыбаться тебе или начать рыдать. В Европе публика разная. В Германии, Франции, Австрии – более сдержанная, ждет и может не аплодировать до самого конца оперы. В Италии и Испании зрители реагируют сразу, они могут посреди оперы кричать артистам «браво» или «бу».

А что касается самих залов? Вам ближе зарубежные или российские театры? Есть ли между ними различия?

В театрах, в которых я выступаю, хорошая профессиональная акустика. В них дают спектакли и концерты самые уважаемые артисты, музыканты, дирижеры со всего мира, и для меня большое счастье выходить с такими профессионалами своего дела на одну сцену. Это всегда театры с большими традициями и своими устоями, со своими негласными правилами, с которыми ты должен считаться. Я горжусь, что имею возможность выходить на сцену потрясающих оперных домов и отдавать свою душу слушателям.

Какие персонажи вам ближе – трагические или же более легкие?

Мне нравится исполнять персонажей как трагических, так и комических, но комических исполнять гораздо сложнее. Необходимо играть так, чтобы все вокруг смеялись, а ты при этом не имеешь права поддаваться эмоциям. Трагических героев играть отчасти легче – сдвинул брови и вперед.

Есть ли у вас какая-то цель в творческом плане? Хотели бы исполнить партию, которую еще не довелось петь?

Безусловно, есть партии и вокальные произведения, которые я бы хотел исполнить. Есть оперы, которые я бы хотел поставить как режиссер, а если повезет, то и в кино сняться.

Как представитель классического искусства, как относитесь к популярной культуре? Вам свойственен снобизм в этом плане?

Каждый слушает то, что наполняет его нужными эмоциями. Сегодня невероятное музыкальное разнообразие, и каждый может найти для себя свои произведения. То, что я оперный певец, не означает, что я дома слушаю только лишь оперу

[img]Что же дома, в повседневной обстановке слушает Ильдар Абдразаков? [/img]

Радио «Монте-Карло», Майкла Джексона, Queen, Магомаева, а когда захожу в спортзал – включаю на полную громкость металл.

Ощущаете ли вы себя звездой мирового масштаба? Если да, то когда пришло это чувство? Если нет, то почему?

В 2000 году после конкурса в Парме, Италия, я получил Гран-при. На следующий день, когда гулял по улицам города, меня узнавали почти все люди, зазывали в лавки, кафе, рестораны. В тот момент я подумал, что вот она, слава! Возвратился через год, шел по тем же улицам, заходил в рестораны, но меня уже никто не узнал. Я осознал, что слава – это когда ты сделал что-то грандиозное, что люди запомнят это на всю жизнь и будут ждать встречи с тобой. Такую сопричастность большого количества совершенно разных людей я испытал, когда был концерт в День взятия Бастилии на Елисейских полях, во время исполнения неофициального гимна Чемпионата мира по футболу на Красной площади, когда пел на Дне Санкт-Петербурга под проливным дождем, а тысячи зрителей не расходились от дикого холода и пели со мной в унисон.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12088

СообщениеДобавлено: Чт Янв 09, 2020 5:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020010901
Тема| Музыка, Госоркестр, Рождественская оратория Баха, Персоналии, В. Юровский, Ю. Лежнева, В. Уземан, С. Швец
Автор| Северьян Цагарейшвили
Заголовок| В Москве прозвучала Рождественская оратория Баха
Где опубликовано| © «Российская газета»
Дата публикации| 2020-01-07
Ссылка| https://rg.ru/2020/01/07/reg-cfo/v-moskve-prozvuchala-rozhdestvenskaia-oratoriia-baha.html
Аннотация|

В рамках международного фестиваля духовной музыки "Адвент" в Москве прозвучала Рождественская оратория Иоганна Себастьяна Баха в исполнении Госоркестра им. Е.Ф. Светланова под управлением Владимира Юровского и международного состава певцов.

Масштабное произведение великого немца было исполнено в стенах лютеранского собора Святых Петра и Павла в два дня, что нисколько не нарушило драматургической связности музыки Баха. Ведь известно, что Рождественская оратория, написанная им в 1734 году, - это собрание из шести отдельных кантат, которые объединены одной темой - рождением Иисуса Христа - и общим настроением. В первый день прозвучали три части оратории, повествующие о рождении Христа в Вифлееме, а на следующий вечер были сыграны остальные кантаты о наречении младенца Иисусом и поклонении волхвов.

Госоркестр им. Е.Ф. Светланова, как известно, не очень часто играет музыку барокко, но в эти два вечера музыка Баха звучала очень аутентично, будто перенося слушателей в те далекие времена, когда оратории исполнялись камерным составом исполнителей в специальных молельнях. Инструменты в оркестре, за исключением старинных валторн (корно да качча), были современными - хотя и для струнных групп использовались барочные смычки. Но Владимир Юровский вел оркестр с большим чувством стиля, сохраняя ровность и артикулированность звучания всех инструментальных групп, избегая чрезмерной театральной аффектации и придавая музыке ауру мистериальной торжественности вкупе с лирической нежностью. Поразила и кристальная полифоническая чистота хоралов с вокальным ансамблем Intrada.

Состав солистов в целом оказался менее удачным, чем оркестровое и хоровое исполнения. Юлии Лежневой, с вдохновением спевшей сопрановую партию, к сожалению, в эти два вечера не всегда хватало инструментальности и ровности эмиссии, а в вокальной линии порой появлялось напряжение. Совершенно не наполняло огромное пространство собора красивое по окраске меццо-сопрано Верены Уземан (Германия), певшей партию альта. Российский бас Станислав Швец часто пел тяжеловесно, с большим трудом справляясь с колоратурными пассажами, которыми изобилует басовая партия. Зато очень достойным оказалось исполнение исландского тенора Бенедикта Кристьянссона: его светлый тембр, рафинированная музыкальность, ровность вокализации и искренность фразы насытили музыку баховского шедевра настоящим смыслом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12088

СообщениеДобавлено: Чт Янв 09, 2020 5:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020010902
Тема| Музыка, ГАСО, хор «Интрада», Рождественская оратория Баха, Персоналии, В. Юровский, Ю. Лежнева, В. Уземан, С. Швец
Автор| Сергей Ходнев
Заголовок| Святочные науки
Владимир Юровский исполнил «Рождественскую ораторию» Баха
Где опубликовано| © «Коммерсант»
Дата публикации| 2020-01-09
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4214886
Аннотация|

Три предрождественских вечера подряд дирижер Владимир Юровский исполнял в Москве «Рождественскую ораторию» Баха: сначала цикл из шести кантат, разбитый на две части, прозвучал в евангелическо-лютеранском соборе Петра и Павла, а затем, уже целиком,— в «Филармонии-2». На обеих площадках участниками исполнения были музыканты Государственного оркестра имени Светланова (ГАСО), хор «Интрада» и международная четверка солистов, украшенная присутствием Юлии Лежневой. В лютеранском соборе «Рождественскую ораторию» слушал Сергей Ходнев.

Собор Петра и Павла, как и другие «инославные» храмы Москвы (католический собор Непорочного Зачатия и англиканская церковь Святого Андрея), известен пусть не всегда стопроцентно взыскательной, но интенсивной концертной жизнью, однако в данном случае инициатива исходила не от него, а от дирижера. Тут известную роль наверняка сыграл немецкий бэкграунд маэстро Юровского: это в Германии исполнять в храмах в рождественские дни баховскую «Weihnachtsoratorium» силами не полулюбительскими, а высокопрофессиональными и иногда даже звездными — штатная часть музыкальной практики. В Германии же (среди прочего) привычно слышать, как большой и маститый симфонический оркестр позднеромантической выправки берется за барочную музыку — и играет ее категорически не так, как играл бы во времена Фуртвенглера. Иными словами, внимательно учитывая все то дельное, что привнесли и в исполнительскую эстетику, и в слушательский опыт многолетние старания музыкантов-аутентистов.

И для Юровского это не первый московский эксперимент такого свойства. Когда-то он уже исполнял здесь три первые кантаты «Рождественской оратории» с Российским национальным оркестром — дело давнее (декабрь 2008-го), но незабываемое. На сей раз Баха играл ГАСО, казалось бы превращенный стараниями его главного дирижера в совершенный по гибкости, чувству вкуса и стилистической расторопности инструмент; играл (если не обращать внимания на интонационные помарки в некоторых инструментальных соло) со всем вниманием, так, будто баховские риторические ухищрения со всеми обертонами лютеранского благочестия 1730-х — ежедневный оркестрантский хлеб. И темпы, и фразировка — все если не вдохновенное, то по крайней мере отточенное с разборчивой оглядкой на науку и на прекрасные европейские образцы.
Это и много, и все-таки, как оказалось, мало. В этом исполнении, которое, допустим, могло бы сделать честь иному лютеранскому кафедральному собору в Центральной Европе, все же не было того интерпретаторского чуда, каким была в свое время роскошная перселловская «Королева фей» в исполнении того же Госоркестра и того же Владимира Юровского. Cтрунники вооружились барочными смычками и играли вполне в старинной манере, без вибрато, но духовые-то были современные. А в «Рождественской оратории» у медных и деревянных духовых такой пир, что только посочувствуешь Генделю с его лондонским оркестром или Вивальди с его венецианскими инструменталистками — трубы, валторны, флейты, гобои обычные, гобои д`амур, гобои да качча, и все это комбинируется с дивным и безграничным чувством сонорной красоты. Возможно, дело в том, что за последние сезоны с присутствием Уильяма Кристи, Джона Элиота Гардинера и Марка Минковски мы как-то привыкли к тому, что аутентичные инструменты в такой музыке звучат как минимум колоритнее — но гладкость звучания современного инструментария ГАСО в любом случае казалась заурядной.

Свою толику трудностей добавила храмовая акустика, не всегда благодарная для такого состава и такой диспозиции. Главным героем в итоге вышла руководимая Екатериной Антоненко «Интрада» — с настолько очевидным великолепием звучали что простые хоральные номера, что изысканная полифоническая музыка вроде вступления к пятой кантате, «Ehre sei dir, Gott, gesungen». Из солистов же со своими лучезарными соло блеснула прежде всего Юлия Лежнева, отважно пренебрегавшая той «мальчуковой» сдержанностью, которая иногда звучит в баховской музыке у современных сопрано. Контраст между тактично сделанными номерами светлого меццо Верены Уземан и неаккуратной стилистически, несмотря на все старания, работой баса Станислава Швеца — это уже из менее приятного. Но зато были теноровые соло Бенедикта Кристьянссона (и в ариях, и в речитативах Евангелиста), поданные, кажется, именно так, как в те времена и в том контексте должно было звучать препарированное композитором Слово — и для наставления, и для утешения, и для праздничного уюта.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Пт Янв 10, 2020 10:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011001
Тема| Музыка, МЗК, фестиваль камерной музыки «Возвращение», Персоналии, Роман Минц, Дмитрий Булгаков, Варвара Мягкова, Екатерина Апекишева, Анна Борисова, Ксения Башмет, Светлана Злобина, Яков Кацнельсон, Вадим Холоденко, Борис Абрамов, Евгений Румянцев
Автор| Юлия Бедерова
Заголовок| Не смейся, паяц
Открылся фестиваль «Возвращение»

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №2 от 10.01.2020, стр. 11
Дата публикации| 2020-01-10
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4215337
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Денис Рылов

Фестиваль камерной музыки «Возвращение» открылся в Малом зале консерватории программой «Страна глухих», не имеющей, впрочем, никакого отношения к культовому фильму 1990-х, зато представляющей музыку композиторов, судьба которых была к ним безжалостна, а творчество сопровождалось глухотой. О трагической и прочей музыке в программах «Возвращения» рассказывает Юлия Бедерова.

Фестиваль «Возвращение» остается не только лучшим фестивалем камерной музыки в России, но и единственным в своем роде камерно-музыкальным проектом, чья концепция упорно сторонится экстрамузыкальных добавок: ни тебе театрализации, ни живописи, ни литературных чтений для пущего развлечения публики. Только звуки — за редкими вокальными исключениями — бессловесных камерных ансамблей разных стилей и эпох, и ничего кроме. Разве что феноменально подробные и лаконичные тексты буклета — визитной карточки фестиваля: никаких композиторских биографий и пространных перечислений, только самое необходимое о человеке и музыке, и за словами вдруг вырастает огромный мир. И все равно контекст, в создании которого худруки фестиваля Роман Минц и Дмитрий Булгаков большие мастера, кажется, создает сам себя. Ему лишь немного помогают темы, вокруг которых группируется ювелирно подобранный репертуар четырех программ. Их привычная амплитуда — от общегуманитарных до узкоспециальных, от сиюминутных до вечных, от поэтических до политических, но всегда каким-то образом чувствительных к человеческим частностям и воздуху времени.
Сторонние темы и собственно музыка толерантны друг к другу: избегая иллюстративности, они собираются в параллельные, иногда расходящиеся сюжеты. Так что та же «Страна глухих» оказалась сложной, неотступной историей отчаянно горьких сожалений, таких, какие, кажется, только косвенно связаны с медицинскими основаниями, а больше касаются просто человеческой жизни. Без единой ноты Бетховена, но зато с пугающими «Волюнтариями» для органа Уильяма Бойса, наследника Генделя; с тремя фортепианными миниатюрами Бедржиха Сметаны, в которых глубина трагизма под руками Варвары Мягковой прямо соответствовала неизмеримому объему его музыкального изящества; со шниткеански мрачно и безупречно прозвучавшей Скрипичной сонатой Воан-Уильямса (Роман Минц, Екатерина Апекишева); с лаковой «Маленькой сюитой» Феликса Дрезеке (Анна Борисова, Ксения Башмет), нежными песнями Роберта Франца, запеленутыми в гибкую и темную фортепианную фактуру (Светлана Злобина, Яков Кацнельсон), и с очень пронзительным в своей строгости Фортепианным трио Габриэля Форе, внутри которого припрятана тема из «Паяцев» Леонкавалло (Вадим Холоденко, Борис Абрамов, Евгений Румянцев).

Программа второго вечера «Фейклор» (сегодня, 10 января) с музыкой от Шумана до Шульхоффа предполагает максимально затейливый музыкальный разговор на тему подлинных и вымышленных фольклорных источников в композиторской музыке. Она обещает быть пространной репликой по мотивам старинного изречения «музыку создает народ» и его продолжений, но может тем не менее оказаться очень точным и неожиданным отражением настоящего времени с его фейковыми пристрастиями и исчезающе малым весом реальности. Хотя версия песни «Аз дер ребе Элимейлех» в исполнении Вадима Холоденко может и сама по себе дорогого стоить.
Третья программа (12 января) по-тургеневски посвящена отцам и детям: песенкам, романсам, сонатам и прочим формам, которые сочиняли Стравинский — дочке, Корнгольд — «любимому папе», Десятников — папе Гидона Кремера (на слова письма последнего к отцу), Карманов — на рождение собственного сына, Джордж Крам — в честь матери и так далее.
В четвертый вечер (14 января), когда устраивается традиционный «Концерт по заявкам», за неофициальный статус главного большого (не по размерам, но по значению) ансамбля, которым неизменно бывает украшена каждая сессия фестиваля, посоревнуются «Сад радости и печали» Губайдулиной, «Разбитое зеркало» Гиноварта, Фортепианное трио Бернстайна, Квинтет для гобоя, фортепиано и струнных Дюбуа и Второй струнный квинтет Брамса. Но за звание лучшего музыканта в программах «Возвращения» обычно не соревнуются, хотя исполнительская сборная фестиваля, как всегда, невероятна по уровню участников: среди них Лукас Генюшас, Андрей Гугнин, Александр Кобрин, Айлен Притчин, Борис Андрианов, Марина Катаржнова, Илья Гофман, Михаил Рудой, Андрей Дойников, Сергей Полтавский, Евгений Тонха, Мария Алиханова, Роман Минц (в том числе в амплуа исполнителя на колесной лире) и другие. Но каким бы утонченным и ярким ни было мастерство каждого, главная ценность «Возвращения» — ансамбль с его живым взаимодействием и летучей уникальностью. Фестиваль уже дольше 20 лет принципиально не повторяет в программах ни сочинения, ни темы, но главное, что с большой долей вероятности именно эту музыку именно в таком исполнении можно больше никогда в жизни не услышать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Пт Янв 10, 2020 10:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011002
Тема| Музыка, МЗК, фестиваль камерной музыки «Возвращение», Персоналии, Роман Минц, Дмитрий Булгаков, Варвара Мягкова, Екатерина Апекишева, Анна Борисова, Ксения Башмет, Светлана Злобина, Яков Кацнельсон, Вадим Холоденко, Борис Абрамов, Евгений Румянцев
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Очарованный струнник
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2020-01-10
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/homecoming-2020-country-of-the-deaf/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Борис Абрамов, Вадим Холоденко и Евгений Румянцев на фестивале “Возвращение”, 2020.
Фото – Денис Рылов


Двадцать третий фестиваль камерной музыки «Возвращение» проходит в Малом зале Московской консерватории. Тем, кто не знает (хотя есть ли в Москве любители музыки, не знающие?), напомню: «Возвращение» – проект с неповторимыми особенностями.
Достаточно взглянуть на фестивальный буклет, наполненный хохмами. Не только музыка, но и шутки на фестивале эксклюзивны, существуя по тому же принципу, что программы и названия исполняемых вещей: они не повторяются никогда. А публика предается увлекательной охоте – находить в подлинных биографиях участников невзначай вписанные детали.

Имярек имел диск, вошедший в сухой лист номинантов, сотрудничал с ведомыми оркестрами России и с фестивалем в Ля-Рок-д’Артаньяне, победил в конкурсе исполнителей на странных или играл на доисторических инструментах, вел пассивную концертную деятельность и записал музыку к фильмам “Храбрая печень-2” и “Пародонтоз”.
В трех тематических программах можно поразмышлять о проблеме курицы и яйца: что первично, тема или музыка. Названия концертов бывают любыми (в рамках воображения организаторов) и подразумевают свободу понимания. Четвертый концерт – «по заявкам», не слушателей, музыкантов: играют что хотят.
Короче, непредсказуемость во всем, кроме исполнительского качества – главная примета «Возвращения». А успешный, хотя и трудный, краудфандинг (иных источников финансирования, увы, нет) означает, что парадоксы фестивального смыслового поля одобрены народным рублем.
Кстати, о рубле. В этом году Консерватория значительно подняла стоимость билетов на концерты «Возвращения».
Непродуманная ценовая политика ударила по карману постоянной публики: многим почитателям фестиваля, не обладающим большой покупательной способностью, трудно заплатить требуемые суммы за четыре концерта.

Возвращение-2020: “Страна глухих”
На мысль о программе с таким названием, несомненно, натолкнула посмертная круглая дата Бетховена, но его музыки в афише нет: Минц и Булгаков не любят делать то, что от них ждут. Точно так же «Страна глухих» – не про одноименный фильм и не про музыку к фильму, не только про буквальную глухоту. Думаю, это призыв одуматься тем слушателям, кто не хочет услышать классическую музыку. Или слышит не всю хорошую музыку, потому что глух к ее некоторым направлениям.
Образовательная глухота тоже имеет место быть: половина из шести композиторов – участников не особо известны в России.
Все композиторы-участники написали сочинения под конец жизни, когда их одолела немощь. Составляя программу, Минц четко представил себе,
«что происходит, когда слух начинает угасать и постепенно исчезает, мы можем только примерно воображать, что происходит с человеком, для которого звуки – то, в чем состоит смысл всей жизни.
… мы будем играть и слушать то, что происходит у человека внутри, когда жизнь у него отбирает смысл существования. И, поскольку такие ситуации не сводятся только к данному случаю (потере слуха композитором), мне кажется, эта тема должна отозваться у каждого по-своему».

Английский композитор 18-го века Уильям Бойс, по должности – Мастер королевской музыки, написал 10 Voluntaries (фантазий) для органа (или клавесина). На «Возвращении» 4 фантазии (две мажорных и две минорных) исполнила органистка Мария Черепанова, придав звучанию и неизбежную величавость выбранного инструмента, и стилевую конструкцию эпохи, навсегда засевшую в сознании не слышащего композитора, и дух свободы темповых и прочих контрастов, что, видимо, дало название циклу. (Считается, что подобные пьесы выросли из практик импровизации церковных органистов после службы).

Три фортепианных миниатюры Сметаны – «Утешение» из цикла «Сны», «Романс» и «Медведь» – сыграла Варвара Мягкова, дебютантка «Возвращения».
«Я лишился дивного наслаждения, которое приносит живой, прекрасный звук»,
— писал композитор.
«Свою музыку я слышу только в воображении, а не в действительности. Чужую музыку воспринимаю только глазами, читая ноты.
О, чего бы я только не отдал за счастье опять слышать!».
Но, как точно заметила пианистка (а вслед за ней – публика), никогда не скажешь, что миниатюры сочинил музыкант, обремененный душевным и физическим страданием. Скорее это переживание многообразных красок мира.

«Было трудно найти некоторые ноты Сметаны»,
— говорит Мягкова,
«пришлось записывать их по звучанию, со слуха. Композитор создал зарисовки, картинки, когда-то туманные, как сон, когда-то нежные, словно вас погладили по голове.
«Романс» звучит как импровизация. Музыка Сметаны – листовского типа, но по настроению, мне кажется, она более искренняя и доверчивая, а в «Медведе» – сказочная, с включением народных тем».
Пианистка наполнила «Утешение» и «Романс» темой затишья перед бурей, ее «Медведь» «топотал» подобающе открытыми, «косолапыми» скачками. И, как всегда у Мягковой, музыка ощущалась с как бы и не настойчивой, но в то же время непреклонной притягательностью, с толикой пианистического волшебства, сопротивляться которому невозможно.
Соната Ральфа Воан-Уильямса для скрипки и фортепиано (1954) продолжила тему британской музыки, а Минц и пианистка Екатерина Апекишева захватили зал и в мрачной, на краю обрыва, Фантазии, и в безутешно-сардонических синкопах Скерцо, и (меня лично) в финальной Теме с шестью вариациями. Когда очарованная скрипка медленно «истаивала» в звучании, а рояль, прежде пунктирно «сопротивлявшийся» кантилене струнного инструмента, покорно совпадал с возникающим настроением.

«До того, как Роман предложил мне сыграть эту музыку, я знала вокальные циклы Воан-Уильямса и его виолончельные пьесы»,
— говорит Апекишева.
«С этой сонатой столкнулась впервые и не сразу ее оценила, хотя быстро возникло ощущение большого потенциала.
Это необычная музыка, плохо поддающаяся словесным определениям.
Странные гармонии, «пустые» октавы, отголоски английского фольклора, намеки на григорианские песнопения. Энергия внезапно сменяется пассивностью, озлобленность – смурной усталостью, темы деконструируются, повторяются в колючих изменениях, распадаются на отдельные моменты турбулентности.
В этой музыке, может быть, неуютно, но в конце ее – мажорная умиротворенность».

Немец Феликс Дрезеке в свое время наделал много шума: Лист называл композитора «великаном», опусами дирижировали Никиш и Бём, а консервативные критики писали об ««опасной бестии» и «ужасе человечества».

Его Маленькая сюита для английского рожка и фортепиано (1911), вдумчиво исполненная Анной Борисовой и Ксенией Башмет, для многих в зале стала личной премьерой. Сегодня музыка, где находят сходство с приемами Рихарда Штрауса и Малера, воспринимается спокойно и вполне традиционно, как пастораль двадцатого века, но можно полюбопытствовать насчет ее третьей части, Газель, где автор использует одноименную персидскую поэтическую форму для музыкальных рифм.

Вряд ли кто-то в зале не вспомнил Шуберта, когда слушал «Шесть песен» Роберта Франца (в прекрасном исполнении меццо-сопрано Светланы Злобиной с пианистом Яковом Кацнельсоном). Конечно, песни Франца (1884) более сладкие, они ближе к сантиментам и дальше от скрытой или явной драмы. Но их адресовали широкой аудитории для задушевного исполнения, так что всё объяснимо.

О Франце писали: композитор этот
«часто наивный, кое-где глубокий, редко восторженный или сладострастный, не сухой и не банальный. Не касаясь высочайших небес или глубин, он проиллюстрировал своей музыкой весь мир немецкой лирической поэзии».
Злобина, кстати, сделала эти лирические баллады сложнее, чем они есть.

Финал концерта отдали Трио Форе для фортепиано, скрипки и виолончели (1923). Пожалуй, самая истинно трагическая музыка программы, созданная автором в 78 лет. Музыка о душевной тоске. Написанная и исполненная, как будто, кровью. С вопрошанием «за что?» в первом Аллегро. С ласковым воспоминанием о хорошем – во второй, медленной части. С бурным вслушиванием в собственную боль – в финале.
Цитата из «Паяцев» Леонкавалло тут не главное. Важнее рельефы фортепианных фигур, «тонкие медитации» скрипки, качания мелодии из виолончели, (она «сразу же напоминает баркаролу венецианского гондольера, которую часто использовал Форе»), октавные удвоения, диалоги имитаций, разницы и подобия скоростей, унисоны и контрапункты разнообразных мотивов, здесь, как нигде, похожие на человеческие встречи и расставания.

Когда темы первой части были трансформированы и повторены, а тихо-неистовое повторение одного пассажа оборвалось в окончательную пустоту, мне захотелось сказать Вадиму Холоденко, Борису Абрамову и Евгению Румянцеву что-то утешительное. Поблагодарить за подлинность. И смахнуть слезы.

==================
Все фото и видео – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 11:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011101
Тема| Музыка, Дом музыки, Московский Рождественский фестиваль духовной музыки, Московский Синодальный хор, Камерный оркестр "Виртуозы Москвы", Хор Московского Сретенского монастыря, Персоналии, Владимир Спиваков, Василий Ладюк, Надежда Гулицкая, Евгения Асанова, Алексей Неклюдов, Даниил Чесноков
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| В ожидании Большой мессы Моцарта
В Москве пройдет Рождественский фестиваль духовной музыки

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 2(8056)
Дата публикации| 2020-01-09
Ссылка| https://rg.ru/2020/01/09/reg-cfo/v-moskve-projdet-rozhdestvenskij-festival-duhovnoj-muzyki.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


В финальный день фестиваля коллективы на сцену выведет Владимир Спиваков. Фото: предоставлено пресс-службой дома музыки

В Светлановском зале Дома музыки с 12 по 26 января пройдет Московский Рождественский фестиваль духовной музыки. Форум, приуроченный к празднованию Рождества, пройдет уже в десятый раз. Фестиваль проводится с высочайшего благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Художественные руководители - президент Дома музыки, член Патриаршего совета по культуре Владимир Спиваков и председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион. А главным действующим лицом этого фестиваля неизменно является хор.

Объединяя представителей разных христианских конфессий, афиша форума представляет как популярные, так и редко исполняемые не в храмах, а на концертных площадках образцы сакральной музыкальной культуры разных веков и стилей. В этом году запланировано полдюжины концертов. Все начнется с "Рождественской оратории" митрополита Илариона 12 января. В исполнении этого масштабного сочинения будет задействовано сразу четыре коллектива: Московский Синодальный хор, "Мастера хорового пения", Хор мальчиков Московского хорового училища имени Свешникова, а также Московский государственный симфонический оркестр под руководством Ивана Рудина.

В продолжение фестиваля 14 января прозвучат шедевры Баха и Скарлатти, которые исполнят знаменитый баритон, солист "Новой Оперы" и Большого театра Василий Ладюк, Московский Синодальный хор в сопровождении Камерного оркестра "Виртуозы Москвы". 16 января ожидается традиционное для фестиваля выступление Хора Московского Сретенского монастыря. Основой программ станут "Песнопения и молитвы" Георгия Свиридова - знаковое произведение современной хоровой музыки, ставшее во многом итогом жизни и творчества композитора.
Юбилейный фестиваль ждет в гости и новые имена. В концерте 17 января примут участие сразу два коллектива, представляющие разные христианские традиции. В первом отделении выступит хор санкт-петербургского Подворья Свято-Введенского мужского монастыря Оптина пустынь, а во втором - хор храма Святого Николая Чудотворца из болгарского города Стара-Загора. Всегда на форуме можно услышать и детские голоса. И этот концерт, как правило, становится самым трогательным вечером. Ныне гостем Рождественского фестиваля 23 января станет хор мальчиков испанского монастыря Монсеррат. "Маленькие ангелы" более 800 лет непременно участвуют в службах древнего бенедиктинского монастыря и Базилики Девы Марии Монсерратской и редко гастролируют.
Финальным аккордом станет Большая месса Моцарта. Это будет единственный концерт фестиваля, когда на сцену музыкантов выведет Владимир Спиваков, - Национальный филармонический оркестр России, "Мастеров хорового пения" и солистов Большого театра Надежду Гулицкую, Евгению Асанову, Алексея Неклюдова, Даниила Чеснокова. Моцарт писал эту мессу в 1782 году, и она оказалась последним (незаконченным) шедевром композитора в этом жанре мессы.

Что еще послушать?

"Рождественский Вертеп Павла Карманова", Концертный зал "Зарядье", 10 января.

Уже ставший традиционным проект композитора-минималиста, пост-авангардиста и мультиинструменталиста привлекателен для любителей самой разной музыки. Вертеп показывают на Святки. Это уникальное мультимедийное и многожанровое представление, основанное на народной драме "Смерть царя Ирода" с участием ансамбля древнерусской духовной музыки "Сирин", первого Симфонического оркестра без дирижера "Персимфанс", певца и этнографа Сергея Старостина и других.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 11:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011102
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Асмик Григорян
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| Оперная певица Асмик Григорян: Не следует стремиться к успеху
Как не потерять себя и свой талант в сегодняшнем ритме жизни

Где опубликовано| © «Российская газета»
Дата публикации| 2020-01-11
Ссылка| https://rg.ru/2020/01/11/opernaia-pevica-asmik-grigorian-ne-sleduet-stremitsia-k-uspehu.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Столичный зал "Зарядье" 14 января начинает новогоднее представление звезд современного оперного театра. И первой с афишным концертом выступит изумительная сопрано Асмик Григорян, каждая премьера которой становится событием. Дочь замечательных певцов советской эпохи - литовской сопрано Ирены Милькявичюте и армянского тенора Гегама Григоряна - сегодня в числе лучших голосов мировой оперы. В программе вечера, что пройдет в сопровождении Национального филармонического оркестра России под управлением Гинтараса Ринкявичюса, в основном шедевры и хиты из итальянских опер. Накануне концерта Асмик Григорян рассказала "РГ", из-за чего она пошла по стопам родителей и почему не следует стремиться к успеху.

Асмик, совсем недавно после почти трехлетней паузы вы вернулись в Большой театр, исполнив сразу две роли - Лизу в "Пиковой даме" Чайковского и заглавную партию в опере Пуччини "Манон Леско". Можно ли сказать, что отныне ваше сотрудничество с театром будет постоянным?

Асмик Григорян: Никак нет. Мое расписание уже полностью составлено до 2025 года. И "Пиковая", и "Манон" возникли только потому, что в этом году я решила не ехать на каникулы. Мне необходимо учить очень много новой музыки, и я осталась в Европе. Таким образом появилась возможность спеть сразу шесть спектаклей в Большом, чему я очень рада.

Как вам удается так глубоко проникать почти одновременно в столь разные образы, как Лиза и Манон?

Асмик Григорян: Все мои героини мне близки, хотя они, действительно, совершенно разные и вокально, и эмоционально. Но везде - это я. Я достаточно гибкий человек, и фантазия у меня хорошая: могу себя представить в любых обстоятельствах. Правда, быть Манон в Большом мне было очень сложно, так как я только что пела эту оперу во Франкфурте. И тот спектакль оказался очень дорогим моему сердцу, благодаря и постановке, и прекрасным коллегам. Потому, конечно, в Москве психологически мне было нелегко. Именно по этой причине я думала даже отказаться от Манон: понимала, это может быть слишком больно. Но хорошо, что все состоялось. И, думаю, я справилась. И стала еще сильнее. Теперь я знаю, что могу петь, даже когда плачу.

Сегодня вы переходите из лирического в драматическое амплуа?

Асмик Григорян: Я никогда не буду драматической певицей, потому что у меня голос не драматический, а сопрано лирико-спинто, что дает мне очень много возможностей в выборе репертуара. Но если люди хотят слышать настоящее драмсопрано или очень большой, широкий голос, то они этого никогда не найдут в моем исполнении. Это не моя природа и не моя школа. Но это не значит, что я не могу петь драматические партии, также как, например, и Анна Нетребко. Просто любая роль требует индивидуального подхода, и, в конце концов, это всегда дело вкуса.

Не много ли в современной опере определяется вкусом?

Асмик Григорян: Это естественно. Не бывает, чтобы все всем нравилось. Мне же тоже не все приходится по вкусу. Если есть люди, которых я вдохновляю, меня это окрыляет. Но понимаю, что есть и та часть публики, что не принимает мою работу. Ничего страшного. Просто очень хотелось бы, чтобы люди в таком случае не слали мне зла и не несли агрессию, с чем иногда приходится сталкиваться. Я всегда честна в своем труде и делаю все и еще больше, чем могу.

А что требует наибольшего труда?

Асмик Григорян: Овладение настоящей вокальной школой - старой итальянской. Ее практически не осталось. Но я стремлюсь постичь и сохранить ее. Осталось крайне мало людей, которые ею реально владеют. Это именно та школа, которой меня учили и мама, и папа. Я еще далека от идеала, но учусь каждый день. Любую свободную минуту посвящаю занятиям - часто еду в Швецию к своему педагогу Карлу-Магнусу Фредриксону или сейчас перед премьерой "Нормы" Беллини в Театре Ан дер Вин, что будет уже в мае, беру уроки у одного прекрасного итальянского баса. И это кропотливая работа, которую нельзя сделать быстро.

А как это возможно при вашей востребованности?

Асмик Григорян: Непросто. Мы живем в экстремально быстром мире и в культе молодости. Я не говорю, что это плохо. Перемены должны быть во всех сферах жизни и в опере тоже, чтобы она развивалась, а не умирала. И молодое поколение певцов опере нужно постоянно. Но нынешняя практика использования молодежи в тех партиях, что требуют мастерства и опыта, губит множество талантов, заставляя переживать страшные профессиональные кризисы. Ведь неслучайно раньше молодыми считались те певцы, кому и тридцать пять. И это правильно! Потому что только к этому возрасту твое тело готово к этим трудным ролям. Но по современной моде тридцать пять лет - это уже как болезнь, тебя многие менеджеры и директора театров готовы списать на пенсию. Потому что тут и соцсети подменяют реальную жизнь иллюзией. И молодое поколение не хочет быть профессионалами, а мечтает о богатстве и славе, желая быть только звездами. И расплата за все эти заблуждения всегда жестока.

Вам удалось избежать своего кризиса в профессии?

Асмик Григорян: Нет! Это был очень длинный процесс самоубийства. Я десять лет работала на износ, абсолютно не зная, как это делать. Родители, конечно, пытались уберечь меня от ошибок, но кто в таком возрасте слушает маму или папу. Мне только повезло в том плане, что я себя "убила" очень рано и потому относительно легко сказала себе: "А теперь я начну все заново". Тем певцам, у кого кризис случается позже, гораздо труднее, так как уже половина жизни в профессии, как правило, позади.

А что такое настоящий успех сегодня?

Асмик Григорян: Это свобода! Возможность выбирать - постановки, режиссеров и партнеров. И это очень круто! Настоящий дар успеха и счастье. Я считаю, это очень важно, потому что это и есть честность и перед собой, и перед коллегами. Иначе возникает агрессия, ревность, страх, обида, вина - все те эмоции, что разрушают душу человека. Но, конечно, важно всегда выдерживать баланс, чтобы мое "хочу" не мешало другим людям.

Как вы думаете, у Вас был шанс не стать оперной певицей?

Асмик Григорян: Полагаю, нет. Я как-то думала о том, что, может, хочу петь другую музыку: джаз, поп или что-то совсем иное. Но поняла, что тут же скажут: "Не смогла петь оперу, испугалась славы родителей". Поэтому решила: сначала я должна достичь чего-то в опере, а потом уже заниматься чем хочу.
И вот сейчас, когда последние годы у меня были очень связаны с отпущением папы, который очень тяжело уходил, я уверилась в правильности моего решения… Прошлой весной дебютировала в "Ла Скала" в опере Корнгольда "Мертвый город", это уже было после "Саломеи" в Зальцбурге, в какой-то момент я поняла: теперь, когда я уже могу петь все, что я хочу, я должна папу отпустить и могу идти своей дорогой.

Саломея, принесшая вам звание "Лучшей певицы года" по версии престижной Международной премии The International Opera Awards, для вас действительно стала ключевой в карьере?

Асмик Григорян: Берясь за новую роль, никогда не задумываюсь о подобных вещах. Вообще слово "карьера" не из моего лексикона. И в случае с "Саломеей" я не просчитывала никаких особых перспектив. Хотя, конечно, не могу не заметить, что именно "Саломея" станет моим дебютом в нью-йоркской "Метрополитен-Опере" в 2021 году. Но главное, "Саломея" мне крайне интересна как в музыкальном, так и в актерском плане. И я благодарна Ромео Кастеллуччи, что он сделал мою Саломею не шаблонной, избавив ее и от танца "Семи покрывал", и подноса с головой пророка Иоканаана. Мне всегда очень стыдно смотреть на эти сцены, как зрителю. Никогда не видела, чтобы это было красиво и убедительно, чаще - откровенно пошло.

Как вы думаете, какой будет лет через пятнадцать певица Асмик Григорян?

Асмик Григорян: Сложно сказать. Я меняюсь каждый день. Может быть, единственное, чтобы я хотела себе пожелать помимо здоровья, так это чуть больше внутреннего спокойствия. При этом я хочу всегда оставаться открытым и чувствительным человеком. А все остальное само собой приходит… Жаль, что нам в детстве никто не говорил, что люди - не машины для осуществления каких-то задач. И вполне достаточно для счастливой жизни просто быть честным, хорошим человеком. Быть добрым, любить и уметь радоваться мелочам - каждому дню, каждой секунде. Улыбаться, а не стиснув зубы идти к цели, добиваться успеха. Я своим детям говорю: жизнь и есть цель. Я никогда не стремилась к успеху. Он сам пришел. Я просто занимаюсь делом, которое люблю и кайфую каждую минуту от того, что я делаю.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12088

СообщениеДобавлено: Пн Янв 13, 2020 6:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011301
Тема| Музыка, MusicAeterna, Персоналии, Теодор Курентзис,
Автор| Морозов Дмитрий
Заголовок| НЕЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ
Теодор Курентзис со своим оркестром MusicAeterna дважды исполнил в Москве Девятую симфонию Густава Малера
Где опубликовано| © «Играем сначала»
Дата публикации| 2020-01-
Ссылка| https://gazetaigraem.ru/article/20975
Аннотация|



Среди современных дирижеров первого ряда трудно найти столь же неоднозначную, противоречивую фигуру, как Теодор Курентзис (еще разве только Валерий Гергиев). Многих раздражают или даже отталкивают внешние вещи – пиар в стиле шоу-бизнеса, позерство, мессианские замашки. Но все же главный водораздел между фанатами и оппонентами маэстро проходит по музыкальной линии. Одни упрекают Курентзиса в волюнтаризме, в стремлении поставить себя над композитором, в то время как другие считают его трактовки настолько гениальными, что они якобы «обнуляют» все, что было сделано предшественниками. Истина, если она вообще существует, находится где-то посередине.

С Малером у Курентзиса отношения особые: он продирижировал почти все симфонии, некоторые записал. Еще в прошлом десятилетии Москву поразили его интерпретации Первой и Третьей симфоний (в те времена он выступал со столичными оркестрами: MusicAeterna, созданная в 2005 году, стала его неизменным спутником значительно позже). А вот совсем недавняя Шестая оставила ощущение весьма двойственное. Теперь, после Девятой, уже легче сформулировать, почему.

Впервые это можно было почувствовать еще много лет назад в Шестой симфонии Чайковского. Курентзис «очистил» ее от всяческих сантиментов, приглушил лирическое начало, а в финале, вместо привычного исступленного пароксизма отчаяния, звучало, скорее, печальное смирение с неизбежным. В том, что это не был разовый интерпретаторский выверт, наглядно убедили Шестая и Девятая Малера. И можно с уверенностью говорить о том, что Курентзису в принципе чужда трагедийность, как мы ее понимаем. Его восприятие трагического родом из античной эпохи, апеллирующей, как правило, к чему-то внечеловеческому или сверхчеловеческому. С той же меркой подходит дирижер и к сочинениям композиторов, воплотивших в музыке как раз человеческие, более того – личностные трагедии. Итак, что же мы слышим в Девятой симфонии?

Прежде всего – фантастическую игру оркестра. MusicAeterna демонстрирует качество, какое не всегда услышишь у европейских и американских лидеров рейтинговых таблиц. Совершенство саунда и полная самоотдача – эти свойства одновременно встречаются крайне редко; первое не очень присуще нашим, второе – западным музыкантам. Но я не уверен, что практика игры стоя (для скрипок, альтов и некоторых духовых) очень уж сильно такому качеству способствует. Это еще можно понять в барочном репертуаре, в произведениях малой формы, но заставлять музыкантов играть стоя полуторачасовые полотнища Малера – мягко говоря, не слишком гуманно. Даже если они, покоренные личностным излучением своего маэстро, пока не ропщут…

Девятую симфонию MusicAeterna уже играла с Курентзисом в Перми, а в Москве – с промежутком в один день – она прозвучала в «Зарядье» и в Большом зале консерватории. Притом второму концерту предшествовала еще и двухчасовая открытая репетиция. В «Зарядье» я не попал, а в БЗК присутствовать удалось и на репетиции, и на самом концерте, отделенных друг от друга лишь двухчасовой паузой. Конечно, это слишком мало, когда речь идет о сочинении, забирающем столь много сил – физических и душевных. Поэтому на концерте определенная усталость музыкантов все же ощущалась. Нет, техническое качество игры практически не пострадало, но отдельные моменты, на репетиции звучавшие с большей отдачей и проникновением, проскакивали несколько формально, почти на автопилоте. И то, что материал освоен идеально, не вызывало ни малейших сомнений.

В первых трех частях казалось даже, что Курентзис во всем следует за Малером, не позволяя себе волюнтаризма – разве только иногда до невозможности разгоняя темпы. Но вот начался финал, который, кстати, на репетиции маэстро практически не брал. И стало казаться, что перед нами какое-то другое сочинение. Музыка вроде та же – и совсем другая. Все человеческое словно полностью из нее исключено или рассматривается с высоты птичьего полета, а то и вовсе с неких божественных высот. Дирижеру как бы и неважно, что это Малер, знающий, что ему предстоит уйти в расцвете лет, говорит жизни последнее «прости», с глубокой душевной болью поет ей прощальный гимн «бездны мрачной на краю». Курентзис с бесстрастностью ученого или, если угодно, священнослужителя, наблюдает за тем, как жизнь постепенно угасает, истаивает. Мы восхищенно замираем, вслушиваясь в бесконечные эфирные pianissimi, с изумлением наблюдаем за процессом почти полного исчезновения звука, не испытывая при этом никакого сопереживания, эмоционального опустошения. И из зала выходим не только с чувством эйфории, но и с вопросом: а что, собственно, мы только что слушали? Точно ли это была Девятая симфония Малера?

Не стоит, наверное, вновь возвращаться к теме границ интерпретации. Если перед нами музыкант экстраординарного дарования, то он, конечно, вправе вступать в соавторство с композитором. Главное, каков результат. Курентзис, разумеется, ничего не «обнуляет». Это от слушателей, пришедших именно на него, требуется «обнулить» на время концерта весь свой опыт, настроиться на восприятие с чистого листа и просто наслаждаться самим процессом. А за эмоциональными потрясениями лучше идти к другим дирижерам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12088

СообщениеДобавлено: Пн Янв 13, 2020 6:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011302
Тема| Музыка, Фестиваль «Возвращение», Персоналии,
Автор| Марина Гайкович
Заголовок| Без Бетховена. Музыка глухих композиторов прозвучала на фестивале "Возвращение"
Где опубликовано| © «Независимая газета»
Дата публикации| 2020-01-13
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2020-01-12/6_7765_culture2.html
Аннотация|

Фестиваль «Возвращение» проходит в 23-й раз – почти четверть века назад началась эта авантюрная на первый взгляд история, когда вчерашние студенты приезжали на каникулы из разных стран и выступали в консерватории. Думали ли они в тот момент, что, как у Дюма, и двадцать лет спустя, отрастив бороды (но не животы! ), они так же будут испытывать счастье совместного музицирования с друзьями, а рождественское время для московских меломанов срастется с «Возвращением», ведь есть публика, которая прошла весь этот длинный, но безумно увлекательный путь вместе с артистами.
Благодаря друзьям и слушателям, к слову, фестиваль и существует. Музыканты принципиально выступают бесплатно, консерватория предоставляет Малый зал, а средства на проезд и прочие технические нужды собирают на «Планете», и каждый год искомая сумма набирается.

«Возвращение» – не про то, как играют (участники – выпускники лучших московских школ), а про то – что играют. Неиссякаемая, без преувеличения, фантазия арт-директора фестиваля Романа Минца границ не знает: истории, которые рассказывает каждая тематическая программа фестиваля, не менее увлекательны, чем выступления Геннадия Рождественского, на концерты которого часто ходили в том числе и ради виртуозного вступительного слова или Владимира Юровского.

Концерт-открытие назывался «Страна глухих», но ни Бетховена, ни Айги (автора музыки к прекрасному одноименному фильму) в программе не было – это путь слишком тривиальный. Была музыка шести (! ) композиторов, написанная в условиях полной глухоты авторов, это кажется невероятным.

Волюнтарии для органа были написаны английским композитором Уильямом Бойсом (1711–1779), в послужном списке которого высшая в то время должность Мастера придворной музыки, в последние годы жизни, омраченные полной глухотой, – сегодня они воспринимаются не как фантазии, а скорее в духе строгих напевов, один из которых дополнен фугой. Пьесы исполнила аспирантка консерватории Мария Черепанова, дебютировавшая на «Возвращении». Другая дебютантка фестиваля – пианистка Варвара Мягкова – консерваторию закончила еще в начале 2000-х и в основном занималась концертмейстерским делом. Между тем за спинами хоров скрывался очень хороший музыкант, судя по интерпретации трех фортепианных пьес Бедржиха Сметаны, точно и тонко чувствующий само композиторское нутро. Сметану в конце жизни постигло безумие, сопровождаемое (или вызванное, врачи так и не установили диагноз) потерей слуха, и некогда прославленный и титулованный композитор провел старость в имении дочери, а закончил жизнь в психиатрической клинике. Шесть лирических пьес он посвятил своим бывшим ученицам, организовавшим благотворительный концерт в пользу учителя. Мягкова как раз уловила самобытность, балансирующую на грани между утонченностью Шопена и душевной открытостью Чайковского, особенно любопытен был прием «разделения» двух рук, словно гомофонная фактура становится полифонической и два голоса (в галлюцинациях композитора?) поют не дуэтом, но соло.

Еще один англичанин – композитор Ральф Воан-Уильямс – пострадал на полях Первой мировой, куда отправился добровольцем: служба в артиллерии спровоцировала травму. Представитель английского музыкального ренессанса, автор опер, балетов, кантат, ораторий и девяти симфоний зависел от слуховых аппаратов, а Сонату для скрипки и фортепиано (прозвучала в интерпретации Романа Минца и пианистки Екатерины Апекишевой), мощное эмоциональное высказывание, написал в 50-х, скорее всего не столько услышав, сколько увидев, как ее исполняют на концерте к собственному 80-летию.

Два немецких композитора-романтика – заслуживший славу экспериментатора Феликс Дрезеке и песенник (жанр немецкой Lied) Роберт Франц – входили в круг музыкальной элиты, дружили с Вагнером и Листом, страдали от прогрессирующей глухоты. Дрезеке (к слову, несмотря на недуг, автор масштабных полотен, последнее из которых – мистерия «Христос») в выразительной Маленькой сюите для английского рожка и фортепиано, сочинении с печальной бесконечной мелодией (здесь стоит восхититься мастерством гобоистки Анны Борисовой), попытался внедрить принцип арабского стихосложения. Франц, чьи шесть песен исполнили меццо-сопрано Светлана Злобина и пианист Яков Кацнельсон, показался неким «мостиком» между песнями Шуберта и опусами Гуго Вольфа, вложившим в ясную форму концентрированную долю экспрессии.
Наконец, трагическая история Габриэля Форе, чье сердце было разбито женщиной – дочь Полины Виардо Марианна, горячая любовь композитора, расторгла помолвку. А разбитое сердце повлекло слуховые галлюцинации, головные боли и прочее – вплоть до потери слуха в конце жизни, что стоило композитору потери важных постов, в том числе ректорства в Парижской консерватории. Но не желания писать музыку и считать это занятие высшим смыслом жизни – недаром финал своего фортепианного трио он назвал «вызовом судьбе, времени и старости», включив в него знаменитую цитату из «Паяцев». Трехчастная элегия, за кажущейся простотой которой – немалая исполнительская сложность, прозвучала в исполнении пианиста Вадима Холоденко, скрипача Бориса Абрамова и виолончелиста Евгения Румянцева, но именно Холоденко был мотором этой исполнительской истории, протянув нить пьесы от первой, уже напряженной «заряженной» энергией точки и находя ресурс подняться на следующую, все более и более эмоционально накаленную ступень, привел это трио к тому самому торжествующему смеху композитора над судьбой, временем и старостью.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12088

СообщениеДобавлено: Пн Янв 13, 2020 7:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011303
Тема| Музыка, Консерватория, Персоналии, Е. Мечетина
Автор| Сергей Бирюков
Заголовок| Фортепианные фантазии Рождества
Где опубликовано| © «Труд»
Дата публикации| 2020-01-10
Ссылка| http://www.trud.ru/article/10-01-2020/1384830_fortepiannye_fantazii_rozhdestva.html
Аннотация|

Январские сольные программы Екатерины Мечетиной в Большом зале консерватории уж лет восемь как стали одной из самых симпатичных примет московского музыкального Рождества. Все сходу вам, конечно, не назову (хотя подтвержу, что все – высокого музыкантского уровня), но такие ее рождественские проекты, как, например, «встреча» двух главных русских композиторов-пианистов – Скрябина и Рахманинова или «Времена года-2» Чайковского (пьесы Петра Ильича из разных опусов, из которых, на вкус Екатерины, можно было бы составить еще один «календарный» цикл, помимо общеизвестного), крепко задержались в памяти.

На нынешнее Рождество Екатерина придумала путешествие в мир фантазии. И в общепринятом смысле (когда ж фантазировать, как не в самое сказочное время года), и в конкретно-жанровом.

Шопен – один из главных романтиков (синоним – фантазеров) мира. И началось, понятное дело, с его Фантазии. Сочинение общеизвестное, но как по-разному его можно сыграть, уйдя, допустим, в лирическую драму или подчеркнув суровую маршевость. Буду честен: Катино начало озадачило – не слишком ли округл и мягок до вязкости звук этих мотивов-шагов? Не стоило ли сделать ритм и штрих острей, может даже, колючей? Ведь композитор здесь не расслабить нас хочет, а заинтриговать, вводя в свое причудливое музыкальное здание.

Аллегро с его размашисто взбирающейся вверх мелодией и бурлением фигураций все выправило. Грандиозная лестница секвенций, приводящая к почти скрябинской экзальтации, хоральный «момент истины» среди кипения страстей, возвращающийся под самый конец уже как «последняя истина» – мастерски-классическая трактовка вещи.
И вдруг объявление – «технический перерыв». Выходит настройщик, и вместо музыки мы минут двадцать наблюдаем его копания во внутренностях рояля. Оказывается, что-то было сломано в механике, и инструмент вместо нормального удара молоточком по струнам выдавал двойной. Екатерина почувствовала это с первой же ноты – представляете, чего ей стоило сыграть пьесу так, чтобы больше этого не почувствовал в зале никто? Вот откуда робость первых тактов…

На исполнение Полонеза-фантазии пианистка вышла с тревожным металлом в глазах: композиция еще более сложная, как поведет себя инструмент после экстренного «лечения»?.. Повел послушно. И как слышны переклички между обеими Фантазиями: тот же образ осторожных шагов в начале, хорал в центре… Только еще более изощрена форма, где что ни страница, то новая тема и настроение, а экзальтация еще более лихорадочна, даже болезненна (вспомнился единственный фотопортрет Шопена – с маской страдания на лице: как раз в ту пору писался Полонез-фантазия).
Дальше уже Катя, вернув себе полный контроль над ситуацией, играла с улыбкой – Колыбельную, словно выросшую из ласково колышащегося полонезного мотива, Баркаролу – развитие другой, «баркарольной» темы Полонеза… Отличный пример не только интерпретации, но и композиции программы.

Второе отделение было посвящено другой ипостаси фантазийности – жанру транскрипции. Нет смысла тратить здесь место и время на комплименты технике исполнения. Куда больший показатель мастерства – умение передать на рояле, а то и приумножить многокрасочность оригинала, сохранив в этом океане орнаментов на плаву главное – мелодию. В этом смысле для меня кульминациями стали не «Кармен» Бизе-Бузони с ее несколько дежурными приемами обработки исходных тем и даже не изящнейшее переозвучивание россиниевской каватины Фигаро Григорием Гинзбургом, а его же, Гинзбурга, «Утро» Грига, в аккордах которого словно заколыхался сам воздух горных просторов, просыпающихся под неспешным северным солнцем (кстати, ведь Григорий Романович – учитель учителя Екатерины Сергея Доренского, так что тут была и явная родственность душ). Или сокровенное «Посвящение» Шумана-Листа. Или обаятельно-лукавое Танго ре мажор Альбениса-Годовского. Или щемяще-ностальгичная, наигранная будто бы под легким эмигрантским хмельком Колыбельная Чайковского-Рахманинова…А вдоволь натешившись штраусо-листовской виртуозной эквилибристикой (Вальс из цикла «Венские вечера»), Катя вполне подготовила зал к эйфории бисов, где уже можно было и вольно импровизировать с темпами в Вальсе ре-бемоль мажор Шопена,и почти до неуловимости растворить музыкальный рисунок в акварельной (новая для меня краска у склонной к плотному звуку Екатерины) «Сирени» Рахманинова.
Ну и не могла не прозвучать чудесная, подобная кружевной вышивке ария Баха Schafe können sicher weiden в версии Эгона Петри – настоящая эмблема Катиных рождественских программ, которой они большей частью заканчивались. Еще одна традиция, которую пианистка не нарушила и на этот раз, заставив зал долго аплодировать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Янв 14, 2020 12:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011401
Тема| Музыка, КЗЧ, Филармония, Кафедральный собор Святых Петра и Павла, ГСО, хоровая капелла имени Юрлова, хор мальчиков хорового училища имени Свешникова, вокальный ансамбль Intrada, Персоналии, Владимир Юровский, Илья Грингольц, Александра Кадурина, Геннадий Дмитряк, Екатерина Антоненко, Юлия Лежнева, Верена Уземан, Бенедикт Кристьянссон, Станислав Швец, Сергей Малов,Василий Кухаренко, Евгения Юшина, Алексей Коноплянников, Александр Лебедев, Валерий Жаворонков
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Юровский в начале двадцатых годов
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2020-01-08
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/vladimir-yurovsky-2020-concerts/
Аннотация| КОНЦЕРТЫ


Владимир Юровский. Фото – Вера Журавлева

Последний в 2019 году концерт Владимира Юровского прошел перед Новым годом в Концертном зале имени Чайковского, а первые выступления в 2020 году состоялись 4 и 5 января.
В Филармонии Юровский с Оркестром имени Светланова сыграл новогодне-рождественскую программу. В Кафедральном соборе Святых Петра и Павла дирижер и оркестр объединились с международной командой певцов и вокальным ансамблем «Интрада», чтобы исполнить «Рождественскую ораторию» Баха, завершив тем самым фестиваль рождественской музыки «Адвент».

Вечер в Филармонии

Поскольку программа игралась в период между католическим и православным Рождеством (и с Новым годом между ними), в выбранной музыке двух веков (18-й и 20-й) сочетались духовное и светское. Кроме того, сказал Юровский, Новый год принято праздновать громко, а Рождество – в кругу семьи и в лоне церкви. Программа, очевидно, была составлена и с учетом этого. Впрочем, справедливо добавил дирижер, хорошая музыка всегда звучит для любой конфессии. И вне конфессии.
Второй Бранденбургский концерт Баха оркестр играл без блок-флейты и трубы in F: этой аутентичной «особой трубе» с ее высоким регистром, пояснил Юровский, нужно учиться специально, хотя в Госоркестре, конечно, «хороший трубач». А современная труба легко «закроет» звучностью прочие инструменты. Поэтому выбрали любимую Бахом корна да каччу (камерный вариант валторны). Корна и впрямь звучала уважительно, а не «нагло», как могла бы звучать труба.
Подчеркивая выбранный жанр, Юровский выпукло обрисовал концертность музыки. Флейта, с ее беспечными трелями, и более «рассудительный» гобой солировали с очевидной соревновательностью. Оркестр рождал звонкий вихрь модуляций в первой части и созерцательность во второй, обрывающейся победной фанфарой, поддерживал задор фуги финала, где царят дисканты медных и где Бах, как считается, много шутил.
В зале Филармонии воцарилось, с одной стороны, торжественное, а с другой – камерное звучание, похожее на тихо падающий снег. Пресловутая «духовность», которую к фамилии «Бах» приставляют автоматически, материализовалась в форме благодушного веселья и жизнерадостности.
Концерт Локателли номер 9 для скрипки с оркестром (из цикла «Искусство скрипки») дал возможность услышать ослепительные каденции и виртуозные каприччо Ильи Грингольца. Скрипка звучала с паганиниевским совершенством, ее бесчисленные тремоло и производимые тембровые чудеса, как легендарная игра Паганини, походили «на сверкающую в струях дождя стрекозу».
Нельзя сказать, что музыка Локателли – типично «зимняя»: она годится и в зной, и в стужу. Это развлекательная красота для шествия в парке времен Вивальди и Корелли, когда технический «выпендреж» струнных, кажется, исчерпывает возможности инструмента, а публика заворожена профессиональной умелостью. Юровский, оставив дирижерский пульт, неожиданно сел за клавесин. И, судя по всему, получал от этого большое удовольствие.
Резкая смена парадигмы произошла на Бахе-Стравинском (хоральные вариации на мотив песни Лютера «С небес высоких я сойду»). Если Бах написал этот протестантский хорал для органа с контрапунктом, то Стравинский переделал его для особого состава оркестра и хора.
Хоровую капеллу имени Юрлова посадили посреди оркестра, на места отсутствующих струнных. Автор двадцатого века снабдил мистику церковного барокко парадоксами: «угловатый» современный рационализм возникал за счет прерывистого (гокетного) «средневекового» звучания. Примечателен возникший смысловой аналог: у Юровского заданная полифония превращалась в аналог многообразно-общечеловеческого, обращенного к небу.
Усиление этого чувства нарастало во втором отделении, когда играли и пели «Двадцать польских колядок» Лютославского. В неофольклорных «Колядках» участвуют два хора – взрослый и детский (хор мальчиков хорового училища имени Свешникова). Петь по-польски, с множеством шипящих звуков, наверно, непросто, но наши хоры справились. Это ласково-медовая, восторженная музыка для простецов, чистых сердцем, без рефлексии, с ангельски-прозрачным звучанием, хорошо получившимся у Юровского и оркестра. Плюс женский голос, меццо сопрано (Александра Кадурина), как бы задающий музыкальное направление этой зимней сказки.
Концепция дирижера, судя по выбору музыки концерта – показать все типы отношения к богу, от детски-наивного до искушенно-осмысленного. Так что после ангельски-беспечных и нежно-смешливых колядок звучало неулыбчивое, молитвенное и серьезное – «Три духовных песнопения» на церковнославянские тексты для хора а-капелла Стравинского. (Дирижировал Геннадий Дмитряк). Финал же явил смесь серьезного и наивного: «Рождественскую кантату» Онеггера. С органом, огромным оркестром, двумя хорами, пением на трех языках, мрачным «языческим» началом, стремительной идиллией в середине и неоднозначным по настроению концом.
Это был поистине экуменический финал и прекрасная драматургическая находка Юровского. В том числе – по структуре музыки, и старинной по формам, и – по звучанию – безошибочно любым слушателем отнесенной к двадцатому веку. Сыгранные ранее Бах и Стравинский у Онеггера пожали друг другу руки.

«Рождественская оратория»

Рубеж года, по идее, должен всех объединять, а не разделять. Юровский так не говорил – словами. Но музыка, как он верно заметил, открывает перспективы «без помощи слов». Еще раз убедиться в этом помог концерт с Бахом.
Место было выбрано не случайно: в России маэстро никогда не играл в соборах. И что еще исполнять тут, как не музыку композитора, написавшего ораторию в шести частях для протестантских церквей Лейпцига? Правда, при Бахе ее играли в рамках праздничных рождественских служб постепенно, в период от Сочельника до Рождества. В Москве, не в богослужебном, а в концертном варианте – уложились в два вечера, по три части в каждом.
Оркестр и солисты разместились перед алтарем, за ними виднелись наряженная елка и уютный вертеп, в котором роль хлева (или пещеры) играли еловые ветки. Вокальный ансамбль Intrada под руководством Екатерины Антоненко, Юлия Лежнева, немка Верена Уземан, исландец Бенедикт Кристьянссон и солист «Геликон – оперы» Станислав Швец вкупе с Госоркестром – такова команда исполнителей.
Конечно, переполненный зал собора вместил не только поклонников Баха и Юровского, но и многочисленных почитателей Лежневой, готовых слушать ее в любом репертуаре. Певица поклонников не подвела, спев сопрановую партию звонко, ясно и восторженно. Фрагмент с эффектом эха – браво! Впрочем, меццо Уземан и тенор Кристьяннсон тоже не отставали, пробирая уместной звучностью и пониманием стиля аж до входа. Вот только бас с красивым тембром оказался странным: он периодически звучал как будто мимо нот. Зато ансамбль Intrada как всегда, был точен и един во множестве хоровых голосов.

Конечно, собор Петра и Павла не строился как концертный зал, поэтому с акустикой тут как повезет: на одиннадцатом ряду справа, где я сидела в первый вечер, было ощущение, что звуки оркестра не столько летят в зал, сколько клубятся под куполом алтаря.
На пятом ряду во второй день ситуация для меня изменилась в лучшую сторону: некоторая «вязкость» общего звучания уменьшилась, и можно было вникать в принцип Юровского:
«я причисляю себя к поколению исторически информированных музыкантов, и исполнять Баха мы будем в барочных традициях настолько, насколько это возможно сделать на современных инструментах”.

Всё так: скрипки и альты и прочие струнные – современные, смычки – барочные, строй современный, но игра без вибрато. И корно да качча, снова. Превосходные струнники – скрипач Сергей Малов и альтист Василий Кухаренко. Особенно запомнилась группа деревянных и медных духовых, у них большая роль в этой оратории: Евгения Юшина, Алексей Коноплянников, Александр Лебедев, Валерий Жаворонков и многие другие (отдельное браво – трубачам).
Бах Юровского – не тотально мистериальный, тут не музыка божественных чудес и тем более – не буквоедская реконструкция того, «как было». Скорее это вдумчивая попытка современного музыканта понять и «приватизировать» (в хорошем смысле) восторг религиозной души эпохи барокко.
«Ликуйте, возрадуйтесь, день сей хвалите». Правда, вряд ли прихожане лейпцигских церквей хлопали после, перед и внутри музыки. Но это, кажется, неизбежный налог на секуляризированную современность.

================
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Янв 14, 2020 12:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011402
Тема| Музыка, Персоналии, Владимир Минин
Автор| Валентина Оберемко
Заголовок| Дирижёр Владимир Минин: «Терпимость народа играет с ним злую шутку»
Где опубликовано| © Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2
Дата публикации| 2020-01-11
Ссылка| https://aif.ru/culture/person/dirizhyor_vladimir_minin_terpimost_naroda_igraet_s_nim_zluyu_shutku
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Дирижер, художественный руководитель Московского государственного академического камерного хора Владимир Минин.
© / Сергей Пятаков / РИА Новости


Подарок судьбы

Валентина Оберемко, «АиФ»: Владимир Николаевич, не так давно вы подготовили программу по произведениям Гоголя. Почему вдруг? Его герои, фантасмагории его произведений чем-то созвучны дню сегодняшнему?


Владимир Минин: Новый год очень тесно связан с суевериями, гаданиями и, конечно, надеждами и мечтами. Душа человеческая в новогодние дни не хочет анализировать реальную действительность: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад». Что же касается «Мёртвых душ» Гоголя, так они вообще вечны. Россия, с её простран¬ствами, с её менталитетом, ещё долго будет местом действия этих персонажей.

– Но персонажи-то непозитивные, получается…

– Человек склонен приспосабливаться к жизни. Отсюда и черты его характера. И вообще вся большевистская трескотня о формировании нового советского человека – блеф. Достаточно почитать «Войну и мир» Толстого, чтобы понять, что патриотизм наших людей складывался веками в отстаивании своей независимости. Что же касается атрибутов нашего общества, вот это всё и заставляет человека приспосабливаться к предлагаемым обстоятель¬ствам. Устройство жизни нашего народа никогда не было лёгким. Хотя на Западе ведь тоже был не сахар, да и сейчас жизнь не Берендеево царство. Но там есть разумное начало. Вот этого разумного начала, в смысле обустроенности жизни, нам, конечно, не хватает. Потому что власти, к сожалению, не обладают способно¬стью проявлять отеческую заботу о своей паст¬ве, а больше заботятся о себе. Возьмите демократические западные страны (хотя это не самая лучшая выдумка социаль¬ного устройства). Эта демократия там существует давно. В Англии, если мне не изменяет память, Билль о правах человека появился в XVII в. А что у нас было в это время? Какие права человека? Они и сегодня-то попраны. А ведь самое болезненное место у человека – это несправедливость. Есть сегодня независимый суд? Нет. Я могу перечислять дальше, чего у нас нет и что должно быть. Поэтому и новогодние мечтания наши таковы. Маленький ребёнок ожидает подарка, и взрослый человек тоже мечтает о подарке, но – судьбы: чтобы жизнь была полегче. Терпимость народа играет с ним злую шутку. Потому что отсутствие сопротивления на неправомерные действия всегда порождает ещё большую несправедливость в отношении людей.

Посадская культура

– Ещё одна ваша премьера – программа, посвящённая Пушкину. Как вам кажется, молодое поколение, которое уважает совсем других творческих персонажей, готово приходить на Пушкина и Гоголя?


– Я не знаю, какой импульс ими движет, но они приходят. Значит, что-то привлекает. Но сейчас я уже не работаю худруком Московского камерного хора – всему есть предел. Три года готовил себе сменщика. Теперь о коллективе, репертуаре и зрителях заботится молодой человек, который заступил на этот пост.

– Родион Щедрин вспоминал, как на занятиях хора Свешникова его и других мальчишек дисциплинировали – они часами стояли по струнке. У вас тоже была строжайшая дисциплина. А сегодняшним детям она нужна?

– Дисциплина никому не мешала. Никогда! Если мы с вами заглянем во времена, когда не было нынешней вольности, то заметим, что тогда появлялись на свет не самые худшие люди. Из нашего класса, к примеру, отъявленных хулиганов не получилось. Зато вышли отличные работники, хорошие люди.

– Вы рассказывали, как крестьяне, перебиравшиеся в довоенные годы в Ленинград, получали «прививку городской культуры». Теперь этот процесс переезда из деревни в мегаполис ускорился. Значит, мы стремительно становимся культурнее?

– Городское коренное население сегодня оказалось в меньшинстве, и в итоге мы имеем культуру, которая в моём дет¬стве называлась посад¬ской. Человек, покинувший деревню, не стал в полной мере горожанином, но и от своей деревенской культуры уже отошёл. А ведь тогда культура деревни была совершенно другой, нежели культура деревни сегодня. Я имею в виду довоенные деревни. Павлик Морозов сделал своё дело. А тогда была вера, глубокая вера. Было больше основательности, больше обязательности, верности данному слову, иное отношение к труду. Да всё было как-то глубже и серьёзнее! Но это не помешало в 1917 г. этим же людям выкинуть белый рояль из поместья Рахманинова, который к своим крестьянам относился весьма либерально.

– Но всё-таки истоки культуры нашей разве не из деревни идут?

– Конечно. Смотрите, в XIII в. Россия – почти поголовно крестьянская страна с маленькими островками городов. Правда, был Господин Великий Новгород с почти поголовной грамотностью населения. Почему? Да потому что торговал с Западом – Новгород входил в Ганзейский союз – союз торговых городов северо-западной Европы. Но чем торговали? Собольи шкурки, ворвань и пенька. То есть, вместо того чтобы из шкурок шить шубы, потому что на Западе в это время меха входили в моду, проще было шкуру продать. Так что мы, конечно, можем подковать блоху, но в единственном экземпляре.

– А что будет, если деревенская культура исчезнет?

– Её уже нет. Потому что появился лозунг «Я – хозяин своей земли». А это означает вседозволенность. Да и советская власть рушила религию. XX в. – это настоящая трагедия для населения. Русско-японская война, Гражданская, Первая мировая, Великая Отечественная война. Кто в них погибал? Лучшие – не худшие. 1937, 1948 гг., когда лучших расстреливали, отправляли в лагеря. Зачем? Для того, чтобы оставшееся население дер¬жать в страхе. Всё построено было на страхе. Я немножко огрубляю положение дел, но страх был ярмом, которое держало народ в подчинении. Деревенскую культуру попросту уничтожили.

– И что мы потеряли?

– Самобытность русского крестьянства. Какое количе¬ство мыслителей вышло из деревни, писателей! Например, Сергей Есенин. Мы знаем Есенина в основном кабацкого, но Есенин – глубокий поэт. Само¬бытность русского крестьян¬ства произрастала не только из неспешности жизни, она диктовалась силой от земли. Человек, связанный с землепашеством, – это человек, приникший к природе. Вот отсюда были его питательные корни.

– 2020 г. объявлен Годом памяти и славы. Сегодня модно снимать фильмы, передачи, писать книги о Великой Отечественной войне. При этом многих творцов не заботит, что они порой передёргивают историю…

– Это кощунство! Ведь есть же книги, написанные совершенно иначе. Допустим, Василь Быков, Виктор Некрасов, Николай Никулин, есть заметки о войне. Вот это правда, окопная, но истинная. В это я верю. Если я не сидел в окопах, то, по крайней мере, всю изнанку тыла я видел. Война – это не победные реляции, не залпы в честь взятия того или иного города. Это окопы, кровь, страдания. Это страх. Всё то, что сопровождает войну – настоящую, а не парадную. Правду о войне нужно сохранять. Как мы сегодня ощущаем войну 1812 г.? В основном по роману Толсто¬го «Война и мир». Но это не личные переживания солдата – это вторичное. А пока жив хоть один осколок поколения, которое прошло войну, это будет восприниматься как своё, личное. Но чем дальше от события, тем – подобно свету от лампочки – темнее. И тем поколениям, которые не знали войны, я бы хотел сказать только одно: война – это страшно. И не дай бог, чтобы нечто подобное повторилось. Поэтому хочу пожелать в будущем новом году всем, и молодому поколению тоже, помимо счастья и здоровья, чтобы их жизнь шла по честному и справедливому закону, а не по понятиям. К моим пожеланиям присоединяется и моя восьмилетняя правнучка Аделаида.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Вт Янв 14, 2020 12:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011403
Тема| Музыка, БЗСПбФ, Персоналии, Марис Янсонс, Юрий Темирканов, Маттиас Герне
Автор|
Заголовок| Юрий Темирканов посвятит концерт в Петербургской филармонии памяти Мариса Янсонса
На концерте прозвучат "Песни об умерших детях" Густава Малера

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2020-01-12
Ссылка| https://tass.ru/kultura/7503003
Аннотация| КОНЦЕРТ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 12 января. /ТАСС/. Народный артист СССР Юрий Темирканов и немецкий баритон Маттиас Герне посвятят воскресный концерт в Большом зале Филармонии памяти дирижера с мировым именем Мариса Янсонса, ушедшего из жизни в декабре прошлого года. Об этом корреспонденту ТАСС сообщил заместитель художественного руководителя этой концертной организации Евгений Петровский.
"Марис Янсонс, работая за рубежом, всегда сохранял тесную связь с Петербургской филармонией, где его первый концерт состоялся 9 марта 1968 года, когда ему было 25 лет. Здесь в декабре минувшего года мы и простились с этим выдающимся дирижером, о ставившим о себе светлую и благодарную память", - сказал Евгений Петровский, напомнивший, что 14 января дирижеру исполнилось бы 77 лет.
На концерте, посвященном памяти Янсонса, прозвучат "Песни об умерших детях" Густава Малера. Ключом к пониманию вокального цикла, написанного на стихи Фридриха Рюккерта, служит возникающая в самом конце мелодия из заключительной части Третьей симфонии Малера, которую автор озаглавил "Что мне рассказывает любовь". Также в этот вечер в исполнении Заслуженного коллектива России академического симфонического оркестра Филармонии прозвучит Четвертая симфония Брамса.

Марис Янсонс с середины 1950-х годов был тесно связан с Ленинградской филармонией, где работал его отец - дирижер Арвид Янсонс. За полвека Янсонс-сын представил в Большом и Малом залах филармонии около 200 программ. Две из них он подготовил специально к юбилейным датам своего старшего коллеги Юрия Темирканова. Последнее выступление Мариса Янсонса в Большом зале Филармонии имени Дмитрия Шостаковича состоялось 8 февраля 2019 года и было посвящено 100-летию со дня рождения писателя Даниила Гранина, с которым дирижера связывали теплые отношения.
Более 10 лет Янсонс возглавляя Королевский оркестр Концертгебау и более 15 лет стоя во главе Симфонического оркестра Баварского радио.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Пт Янв 17, 2020 1:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011701
Тема| Музыка, Опера, ГАТОБ имени Абая, "Дон Паскуале" Доницетти, Персоналии, Маттео Маццони, Канат Омаров, Эмиль Сакавов, Таир Тажи, Дамир Садуахасов, Зарина Алтынбаева, Лука Аттили, Галымжан Берекешев, Ильяс Артагалиев, Анастасия Кожухарова, Расул Жармагамбетов, Артур Габдиев
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| ГАТОБ имени Абая представил "Дона Паскуале" Доницетти
Где опубликовано| © «Российская газета»
Дата публикации| 2020-01-09
Ссылка| https://rg.ru/2020/01/09/gatob-imeni-abaia-predstavil-dona-paskuale-donicetti.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА




Гаэтано Доницетти из особых авторов, поднимающих профессиональный уровень любого театра. С вокальной стороны его "Дон Паскуале" непрост, но сюжет по лекалам комедии дель арте настолько лих, что все трудности легко, весело и незаметно для публики превращаются в блестящую форму, любоваться которой одно удовольствие. С "Доном Паскуале" в Казахском ГАТОБе так и случилось - колоссальный труд привел к ощущению праздника.

Увертюра сопровождает веселенькие похороны: припрятанная за античными арками процессия спускается со сцены в зал, чтоб удостоверить публику - горожане плетутся с "приличной" скорбью в лицах, а вдовушка Норина уже готова якшаться с симпатягой Эрнесто, пусть хоть медленно и печально. Публика очарована и околпачена одновременно, и пока она разбирается в чувствах, режиссер с хорошим слухом Маттео Маццони усиливает посыл "жизнь прекрасна" - на сцене резвятся дети. Так что уже с последним тактом ведомого Канатом Омаровым оркестра становится ясно - будут свежая режиссура и безо всяких скидок верная автору музыка, представляющие эту оперу в лучшем виде, смешной и звонкой.

Маттео Маццони сберег либретто. Богатый старик Дон Паскуале готов прогнать бедного племянника Эрнесто чтоб жениться на юной вдове Норине, но его доктор прохвост Малатеста все расставляет по местам - утомленный старик только рад избавиться от стервозной женки, и в финале молодые счастливы. Три канонических действия с завязкой, кульминацией и развязкой режиссер ставит в одном месте, доме Дона Паскуале, но в разном времени, что надиктовано итальянской жизнью, где неизменны дворцы, а новы лишь люди и обстановка.
Так в адекватном XIX веку Доницетти первом действии богатый дом Дона Паскуале тонет в пыли, а под его решительную арию (отличный в роли бас Таир Тажи) слуги без оглядки мутузят друг друга. Не обошлось без деликатной эклектики - разогретый Дон Паскуале и прохвост Малатеста (лукавый баритон Эмиль Сакавов) обсуждают дела за бильярдом. Однако и здесь, и в последующих сценах виден добротный профессиональный опыт: Маттео Маццони прошел хорошую школу ассистента у классика итальянской оперной режиссуры Пьера Луиджи Пицци и держится правил здравого смысла. Сцена изгнания богатым дядей племянника Эрнесто (мягкий богатый тенор Дамир Садуахасов) подана на контрасте баса и тенора, темного со светлым, забравшегося на верх (социальной) лестницы богача с застрявшим у ее первой ступени бедняком. Взявший на себя функции сценографа и художника по костюмам режиссер обыгрывает конструкцию на поворотном круге на сто пятьдесят процентов и не только фантазирует, но и твердо стоит на оперной земле.

С тем же безошибочным чутьем он укладывает второе действие в легендарные итальянские 50-е ХХ века, когда черно-белое кино владело умами. Здесь есть эффектный сценический ход с отзвуком католицизма: с колосников спускается громадная покрытая тканью клетка с проекцией лица Норины, и заточенная в нее сопрано (бесстрашная и точная Зарина Алтынбаева) поет гимн свободе "Я знаю способ головы кружить". Когда же герои влетают на сцену на культовом мотороллере Vespa (привет "Римским каникулам") и тюкают Дона Паскуале бутылью по голове - итальянские 50-е ХХ века окончательно сливаются с оперой-буффа со всеми ее рискованными трюками.
Чем дальше, тем активнее поддерживает действо видеохудожник Лука Аттили. С публикой он ироничен, желаете Италию - ну вот вам Арена ди Верона, фонтан Треви, площадь Испании и прочая "сумма мест", только ведь соль не в них, а в этих людях, чьи нравы неизменны. В современном нам третьем действе в том же доме уже стоит безликий белый стеллаж, а провокацией служит не оброненная бумажка, а открытая переписка в WhatsApp, за которой продвинутый пенсионер Дон Паскуале коротает время у ноутбука. Режиссер умеет красиво организовать суету как настоящий итальянец, слуги в полном согласии с партитурой обслуживают Норину и веселятся. А сцена свидания в саду просто прекрасна - на нескольких уровнях лестниц за ядреными фотообоями с гигантской листвой блуждает хор с фонариками - надежнее, чем за деревьями в любом лесу. И только дирижер Канат Омаров знает, какими трудами он сводил вокал с оркестром, а скромный опытный хормейстер Галымжан Берекешев - как он превратил массу рассыпанных по сцене людей в подвластный воле режиссера ансамбль.

Важны в итоге два момента. Первый: как бы ни дорожил Маттео Маццони оригинальными идеями для оживления старушки оперы, его хороший вкус и благородная осанка спектакля продиктованы его же отличной традиционной школой, где оперу с ее музыкальной базой умеют уважать и любить. И второй: амбиции театра, как бы ни были важны бюджет и адекватность руководства, воплощаемы при наличии достойных исполнителей. А тут у ГАТОБа имени Абая сошлись звезды в поколении "вокруг тридцати". Как первый состав, к которому уже присматриваются европейские театры, так и формально второй, где блеснули экспрессивный Дон Паскуале - бас Ильяс Артагалиев, отчаянная Норина - сопрано Анастасия Кожухарова, хитрец Малатеста - баритон Расул Жармагамбетов, романтичный Эрнесто - тенор Артур Габдиев - вполне конкурентны в спектакле золотого набора мировой классики. Весь октет солистов, почти не расходясь с оркестром, героически справился не только с актерскими задачами, но и с грамотно исполненными партиями, дикцией, перепалкой речитативов и острой как газировка на языке скороговоркой ансамблей. Ну и честь и хвала оркестру, поддержавшему уровень спектакля. В финале, когда влюбленные опускаются на ковровую дорожку посреди партера, зрители с задних рядов привстают с мест, любопытствуя как малые дети. А это значит, что спектакль оперы-буффа - красив, неугомонен, скор - получился.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5038

СообщениеДобавлено: Пт Янв 17, 2020 1:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2020011702
Тема| Музыка, фестиваль камерной музыки «Возвращение», Персоналии, Роман Минц, Дмитрий Булгаков, Борис Андрианов, Андрей Гугнин, Вадим Холоденко, Мария Алиханова, Михаил Рудой, Павел Степин, Яков Кацнельсон, Екатерина Апекишева, Михаил Безносов, Айлен Притчин, Андрей Усов, Ксения Башмет, Елизавета Миллер
Автор| Екатерина Бирюкова
Заголовок| Национальные мотивы в эпоху постправды
«ФЕЙКЛОР» И ДРУГИЕ ТЕМЫ «ВОЗВРАЩЕНИЯ-2020»

Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2020-01-13
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/23333-feyklor-i-drugie-temy-vozvrascheniya-2020
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


© Екатерина Ключникова

Каждый год во вторую неделю января мы с друзьями ходим на фестиваль камерной музыки «Возвращение». Это у нас такая традиция. Ей уже 23 года. «Возвращение куда?» — спрашивает мой немного более молодой сын, и ему трудно объяснить, почему столько пафоса в свое время вызывал приезд студентов из-за границ домой на новогодние каникулы. Студенческая тема для повзрослевших «возвращенцев» уже давно неактуальна, но незыблемы другие свойства фестиваля, не только не дряхлеющего, а становящегося все отвязнее и непредсказуемее. И все ярче блистающего своей кураторской изобретательностью, за которую бессменно несут ответственность скрипач Роман Минц и гобоист Дмитрий Булгаков. Итак: нельзя повторять то, что уже было исполнено в предыдущие годы, а выискиваемые сочинения должны складываться в тематические блоки.
Вот, например, одна из тем нынешнего «Возвращения» — «Фейклор», этакая ухмылка XXI века над канонизированным глинкинским заявлением о том, что музыку-де сочиняет народ, а композиторы ее только аранжируют. Из ухмылки получилась яркая, объемная и даже полемическая программа, потому что вместе с фольклором (настоящим или фейковым) хочешь не хочешь, а вылезает идеология. Будь то романтические поиски национального самосознания у Роберта Шумана (Пять пьес в народном духе для виолончели и фортепиано, Борис Андрианов и Андрей Гугнин), неофольклоризм раннего бунтующего XX века или мучительное выращивание искусства, национального по форме и социалистического по содержанию.

Шедевр «возвращенцы» могут сделать из чего угодно — хоть из «В лесу родилась елочка» или гаммы до мажор. Это вообще не проблема. В авангарде тут — невозмутимый победитель конкурса Вана Клиберна Вадим Холоденко, уже блеснувший на прежних фестивалях Вальсом Грибоедова и «Амурскими волнами». На этот раз он мастерски проаккомпанировал хору Гнесинского училища еврейскую песню «Аз дер ребе Элемелех» (на русском языке известную как «Дядя Эля»). Даже пришлось бисировать.
Но шутки шутками, а национальные мотивы, любовно найденные и почищенные для этой программы, в нашу эпоху постправды расцвели и заблагоухали самым невероятным образом. В Концертино (1925) Эрвина Шульхофа для флейты (Мария Алиханова), альта (Михаил Рудой) и контрабаса (Павел Степин) можно было расслышать что-то менестрельное, в фортепианной сюите (1925) Мануэля де Фальи из балета «Любовь-волшебница» (Яков Кацнельсон) — звонкий зной фламенко, в «Микрокосмосе» Бартока (авторское переложение семи пьес для двух роялей (1940), Екатерина Апекишева и Вадим Холоденко) — космос музыкальных революций второй половины XX века, а в раннем (1932) Трио Хачатуряна для кларнета (Михаил Безносов), скрипки (Айлен Притчин) и фортепиано (Андрей Гугнин) — вообще почему-то Леонида Десятникова. В двух жанровых пьесах Сулхана Цинцадзе «Хоруми» (1948) и «Сачидао» (1950) для альта (Андрей Усов) и фортепиано (Ксения Башмет) честно слышалось «национальное по форме и социалистическое по содержанию», очень качественное. В «Плаче» (2001) нашей современницы Елены Лангер для солирующей скрипки (Роман Минц) и струнного оркестра (Entre Nous под управлением Азима Каримова) — обещанный ею в аннотации ритуальный причет вокруг невесты на русской свадьбе.

Роскошный букет исполнителей (с особо выдающимся фортепианным сегментом) в этой программе был дополнен Елизаветой Миллер. Для исполнения «Фанданго» (1795) чешско-петербургского композитора Ивана Прача ей на сцену вынесли старинный тангент-клавир (один из предшественников рояля), тембровые и динамические возможности которого она продемонстрировала с изумительной свободой.
Завтра «Возвращение» в Малом зале консерватории завершается традиционным «Концертом по заявкам». Перед этим программа «Отцы и дети» собрала музыку, спровоцированную разнообразного рода перипетиями в отношениях детей с их родителями (сюда входит и тот случай, что известен как «Моление о чаше» в Гефсиманском саду). И еще одна программа под названием «Страна глухих» объединила сочинения композиторов, имевших проблемы со слухом, демонстративно обойдя при этом Бетховена.

По злой иронии судьбы в эти же самые дни Бетховена, а также не чужого «Возвращению» Романа Минца обошли и гораздо менее элегантным образом. «Аптекарский огород», затеявший было отпраздновать 250-летие венского классика, посреди дороги вдруг передумал и расторг контракт со своим куратором. А затем, оскорбившись постом Минца в ФБ (буквально как ОМОН — бумажным стаканчиком), и вовсе отменил оставшиеся концерты цикла.
Так мы получили сразу два образцовых примера правильного и неправильного ведения дел для учебников по концертному менеджменту. А новогодней традиции тем временем пошел 24-й год.

==========
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика