Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 01, 2019 11:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113101
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Родион Щедрин, Иван Васильев
Автор| Елена ШАРОВА
Заголовок| И снится чудный сон Ивану…
Где опубликовано| © «Республика Башкортостан» №137
Дата публикации| 2019-11-29
Ссылка| https://resbash.ru/articles/kultura/i-snitsya-chudnyy-son-ivanu/
Аннотация | ПРЕМЬЕРА



«Летающий» спектакль появился в Башкирском театре оперы и балета

До самого главного сказочного праздника — Нового года — целый месяц, но юные театралы уже получили подарок — музыкальный. Это балет «Конек-Горбунок» на музыку Родиона Щедрина, поставленный в Башкирском театре оперы и балета.

Как такой серьезный композитор, автор множества концертов, хоровых поэм, балетов «Анна Каренина» и «Дама с собачкой», оперы «Мертвые души» взялся за воплощение на сцене сказочных персонажей? Да не был он тогда признанным великим сочинителем. 19-летнему Родиону Щедрину, студенту Московской консерватории, неслыханно повезло: Большой театр заказал начинающему композитору балет-сказку. Будущий композитор работал в то же время над фортепианным концертом. Он был отмечен на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Варшаве, а балет поставлен в Большом.

Композитор и Жар-птица

Музыка не просто так спорхнула на листы партитуры Щедрина: ей предшествовала поездка в белорусскую глушь, к природе, рассказывал сам композитор через много лет: «В сорока километрах от железной дороги в совершенной глуши я охотился, рыбачил. Много чего там навидался и наслышался. И больше всего самых разнообразных частушек. Да и сам подпевал местным красавицам...Музыка к балету «Конек-Горбунок» — моя очень ранняя работа. Но работа этапная, важная для моего творческого самоутверждения, многое в жизни моей определившая. Работа, на которой «поймал» я в свои музыкантские руки неземную Жар-птицу — Майю Плисецкую. Ей эта партитура и посвящена…»

Так что если не сказкой, то романтической историей любви балет обернулся для своего создателя. Однажды Родиону Константиновичу дали прослушать запись на магнитофонной пленке, где Майя Плисецкая пела мелодию балета «Золушка». Композитор был просто изумлен: он знал Майю как талантливую балерину, но то, что она умеет так правильно воспроизводить сложнейшие мелодии, даже не мог предположить.

А уже познакомились Щедрин и Плисецкая в доме у Лили Брик, музы Владимира Маяковского, на вечере, устроенном в честь Жерара Филипа. Лиля обратила внимание гостя на девушку, которая напевала музыку из балета Сергея Прокофьева, абсолютно точно попадая в ноты. Но до первого свидания прошло три года. После проведенного вместе отпуска балерина и композитор уже не расставались. Кстати, он писал музыку для пьесы «Они знали Маяковского», автором которой был муж Лили — писатель Василий Катанян.

Премьера сказки состоялась в марте 1960 года: на сцене Большого блистали Владимир Васильев (Иванушка), Майя Плисецкая (Царь-девица), за дирижерским пультом стоял гениальный Геннадий Рождественский.

Очарованный танцем

Почти через 60 лет «Конек» загарцевал и на сцене Башкирского оперного. И вновь — совпадение или нет — оказался связан с фамилией Васильева, но —уже Ивана, с которым большинство уфимских зрителей познакомилось на Нуреевском фестивале. Солист Михайловского театра, чрезвычайно востребованный на лучших сценических площадках мира, как говорится, из молодых, да ранних. Интерес к танцам он проявил в нежном четырехлетнем возрасте, а первый балет увидел в семь лет, что несколько роднит его с нашим великим земляком Рудольфом Нуреевым, в шесть лет очарованным танцем. А в двенадцать Иван Васильев уже твердо знал, что будет не только танцевать, но и ставить спектакли. В 2015 году на свет родилась его дебютная постановка, имевшая прямо-таки мистическое название «Балет № 1». С тех пор в багаже Васильева — постановщика более десяти спектаклей — танцы в операх, опереттах и мюзиклах, отдельные номера для концертов.

К уфимской постановке Васильев подошел со своей точки зрения и, поддавшись нынешней тенденции осовременивания, сделал героя сказки, своего тезку, «простым парнем с улиц Москвы». Тем не менее все атрибуты любимой сказки остались на месте, только… во сне. Задремавшему Иванушке приснился дивный Конек (друг Ивана — Вася Коньков), прекрасная Царь-девица (она же Маша Царева), золотая Жар-птица (она же Света Жарова), Царь (он же отец Маши, полковник в отставке). Исправно плещут на заднике волны Синего моря, сверкают купола чудесного города, гуляют поверху кудрявые, как барашки, облака.

И, как полагается в сказке, все кончается хорошо: и во сне, и в жизни. Вынырнувший из котлов Иван становится добрым молодцем, а проснувшись, получает благословение сурового, хотя и бывшего полковника.

Прямая речь

Иван СКЛАДЧИКОВ, художник по костюмам (Москва), он же один из авторов либретто. Уфимскому зрителю он знаком по опере «Аттила», ставшей режиссерским дебютом певца Ильдара Абдразакова; богатые костюмы, разработанные художником для спектакля заслужили отдельного показа в рамках специально проведенного перед премьерой дефиле:
— В сказке летают все — и Конек-Горбунок, и Жар-птица, и сам Иван на Коньке-Горбунке: в моем воображении герои представились летчиками в шлемах, штанах-галифе, авиаторские шапки, особенно если к ним приделать ушки, напомнили мне лошадиные головы, а штаны-галифе, которые когда-то были очень популярны у летчиков, — лошадиные ноги. Так возникли эскизы, в которых стилизация русских народных костюмов сочетается с модой 30-х годов прошлого века. Всего для спектакля изготовлено около восьмидесяти костюмов в стиле артдеко, которые отлично сочетаются со стилем а-ля рус.

Артём МАКАРОВ, музыкальный руководитель, дирижер-постановщик:
— Балет «Конек-Горбунок» — одно из моих ярких юношеских воспоминаний, связанных с театром и музыкой. Балет был написан студентом Московской консерватории. Поэтому можно заметить некоторое влияние музыки великих композиторов — Николая Римского-Корсакова, Сергея Прокофьева, Игоря Стравинского. При этом партитура Родиона Щедрина достаточно самобытна и индивидуальна. Музыка очень выразительная, мелодии запоминающиеся.
Кстати

- На предпремьерный показ балета-феерии были приглашены целые семьи, из них 37 многодетных — из Уфы, семь семей — из Благоварского, две семьи — из Благовещенского, а также семьи из Уфимского районов. Среди приглашенных были, например, Сайрановы из Уфы, воспитывающие семь детей, награжденные орденом «Родительская слава». А Валиевы-Вервельские из Благовещенского района, участвуя в конкурсе «Успешная семья Приволжья», победили в номинации «Семейное дело». Они воспитывают троих родных, двух усыновленных и 17 приемных детей.

- Впервые в истории театра дизайнеры Анна Рябко и Альберт Каримов создали необычный буклет, оформленный в формате книжки-раскраски.

- В спектакле заняты звезды балетной труппы театра: Сергей Бикбулатов, Олег Шайбаков, Шота Онодэра, Артем Доброхвалов, Гузель Сулейманова, Валерия Исаева, Лилия Зайнигабдинова, Андрей Брынцев, Руслан Абулханов,
Ильдар Маняпов.
Знаете ли вы, что…
- Через три года после московской премьеры балет поставил в Ленинграде хореограф Игорь Бельский, превратив его из феерии в сатиру. Взяв за образец русский лубок, Бельский задумал спектакль-памфлет с прямыми ассоциациями: Царь — Никита Хрущев, бояре — члены Политбюро. Бельский разделил героев на три категории: народно-фольклорную (народ, Иван), гротесковую (Царь, бояре) и сказочную (Царь-девица, Жар-птица, Конек-Горбунок).

- «Конек-Горбунок» — произведение народное, почти слово в слово, по словам самого автора, взятое из уст рассказчиков. Ершов только привел его в более стройный вид и местами дополнил. В основу легли народные сказки славян, живущих у побережья Балтийского моря и скандинавов.

- Пушкин, увидев перекличку сюжетов, даже внес небольшую правку в своего «Золотого петушка», перенеся шатер Шамаханской царицы с берега моря в горы (это подметила Анна Ахматова).

- В 1843 году после выхода третьего издания «Конек-Горбунок» был полностью запрещен цензурой и 13 лет не переиздавался. В 1856 и 1861 годах Ершов подготовил новые издания сказки, восстановив цензурные купюры и существенно переработав текст.

- В конце XX века появилась версия, что на самом деле сказку написал Александр Пушкин. Якобы такой молодой — 19-летний автор Петр Ершов — не сумел бы сочинить столь блистательное произведение. Подтвердить или опровергнуть теорию невозможно, личные дневники и черновики сказки Ершов уничтожил.

- Черно-белую сказку в первый год Великой Отечественной войны подарил малышам режиссер Александр Роу. Образ Иванушки примерил Петр Алейников. Через 40 лет, уже после смерти автора, картина получила золотую медаль на кинофестивале детских фильмов в Киото. Высокую оценку фильму дал Уолт Дисней, демонстрировавший его своим художникам.

- В марте следующего года запланирован выход российского фильма в жанре фэнтези режиссера Олега Погодина. В главных ролях — Михаил Ефремов и Паулина Андреева.

- Альбом «Конек-Горбунок», выпущенный в 2016 году, — самый длинный рок-н-ролл в мире.

==========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 02, 2019 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113102
Тема| Балет, Латвийская Национальная опера, Премьера, Персоналии,
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| «Три товарища» станцевали в Опере и... расстались друзьями
Где опубликовано| © Rus.Lsm.lv
Дата публикации| 2019-11-30
Ссылка| https://rus.lsm.lv/statja/za-efirom/za-efirom/andrey-shavrey-tri-tovarischa-stancevali-v-opere-i-rasstalis-druzjami.a340150/
Аннотация | ПРЕМЬЕРА


Foto: О. Зернов

В Латвийской Национальной опере состоялась премьера балета «Три товарища», которая стала событием и формально, да и по факту. Хотя бы потому, что эта премьера стала мировой — не такой уж частый случай, когда на сцене главного латвийского театра международная команда специально для этой сцены ставит совершенно оригинальный балет.

На премьере были все. Ну, или почти все. В антракте наблюдались охранники с аппаратиками в ушах (значит, был то ли президент, то ли премьер-министр), была богема, был режиссер Алвис Херманис. Не было Барышникова, который активно посещает все культурные события Риги во время своего нынешнего визита на родину, на что Херманис в кулуарах, как всегда, с юмором отреагировал сразу: «Так он же ушел из балета!» На самом деле Барышников, наверное, заглянет на спектакль, но позже — сам занят в театре, играет в «Белом вертолете».

А заглянуть повод есть, потому что нашему зрителю представлен совершенно необычный жанр в постановке именитого российского хореографа Сергея Землянского,

который запомнился рижскому зрителю весьма интересным спектаклем, показанным у нас несколько лет назад в рамках «Золотой маски» — «Материнское поле» по Чингизу Айтматову. Интересен тем, что спектакль без слов и состоит исключительно из движений, причем не из чисто хореографических «па». Равно как примерно так же срежиссирована, говорят, и нашумевшая постановка Землянского в Лиепайском театре, «Женитьба» Гоголя (то-то и худрук этого театра Херберт Лаукштейнс был замечен среди зрителей).

Сюжет основан на романе Эриха Марии Ремарка «Три товарища», где сплелись воедино самые важные ответвления жанра — страсть, переживания, да еще и социальные моменты (предчувствие воскрешения реваншистского режима в Германии двадцатых годов, в результате чего к власти пришел Гитлер). Ну и, как положено в романе Ремарка — гонки, любовь, смерть. И много алкоголя.

Хореография Землянского любопытна уже одним тем, что, грубо говоря, он сплавил в единый «металлический образец» различные «сплавы»

— например, классический танец (вроде бы что-то похожее на фуэте наблюдалось у исполнительницы роли Пат, эффектной красавицы Элзы Леймане, и что-то похожее на гранд-жете у Убийцы в отличном, как всегда, исполнении Аветика Карапетяна). А также присутствуют неоклассика, модерн, современный танец. И просто движения, которые при этом обильно приправлены весьма высокого уровня драматической игрой наших солистов балета.

И, кстати,

то же самое можно сказать и о музыке Павла Акимкина — это воистину большой труд (работал над этой музыкой более полутора лет), двухчасовая партитура, в которой мелодии не повторяются (попробуйте сочинить такое сами!), и в этой музыке мы слышим отголоски самых разных предшественников Акимкина — начиная, конечно, от Дмитрия Шостаковича,

который в своем легендарном «Золотом веке» активно использовал, например, музыку джаза. Аранжировки на тему джаза звучат в сцене кабака, куда приходит печальный Роберт (отличный Антон Фрейманс) с друзьями Готфридом (образ рабочего интеллигента в исполнении Виктора Сейко) и Отто (темпераментный Раймонд Мартынов) и составляют отличное джазовое трио, к которому потом присоединяется и Пат. Ну, не «Золотой век» Григоровича все же, но остается впечатление, что это, как минимум, весьма достойный уровень. Ну уж не халтура — точно.

А этому предшествует своеобразная увертюра, когда Роберту снится ужасный сон — на сцене лежит кордебалет в противогазах, судорожно двигается, не поднимаясь до поры до времени, а вокруг них — дым (газовая атака, жуткое воспоминание о Первой мировой войне). Все встают — и маршируют в окопы. Тут и музыка соответствующая, временами напоминающая страстный и жутковатый музыкальный фрагмент из какой-нибудь музыки Тертеряна. Вообще,

музыкальная составляющая тут может по праву соревноваться с хореографической,

и очень хорошо, что уже на поклонах дирижер Янис Лиепиньш, хореограф Сергей Землянский и композитор Павел Акимкин кинули свои букеты невидимым в яме оркестрантам: они заслужили.

Для более-менее опытного зрителя здесь очень много хореографических и музыкальных отсылок к прошлому, и тем самым вся постановка вольно или невольно претендует на обобщение основных культурных знаков XX века, который буквально недавно завершился. Например, как бы парафраз опять же на недосягаемый никем «Золотой век» Юрия Григоровича (сцена в кабаке) сменяется совершенно лирическими сценами любви Роберта и Пат — сперва у моря (а почему бы не вспомнить тут дуэт Карениной и Вронского из «Анны Карениной» Родиона Щедрина), а потом и в финале — уже в больнице, где умирает любимая, но и здесь воспоминания о море и что-то напоминающее то же «Море» Дебюсси.

Менее опытный зритель здесь по-любому увидит очень крепкую, слаженную и в самом лучшем смысле слова профессиональную работу всей команды.

Здесь нет т.н. катарсиса, о котором мечтают иные страстные зрители (уж извините, но катарсис этот не всегда бывает даже у самого Бориса Эйфмана, для которого сцены в больнице — чуть ли не конек его творчества, присутствуют почти в каждой его постановке), но здесь есть чувство, толк, расстановка хореографических сил.

Кстати, в работе профессиональному хореографу, но предпочитающему работать в области именно движений и актерского мастерства, помогал рижанин, хореограф Дмитрий Гайтюкевич, а уж он в модерне и contemporary dance специалист первого сорта.

Здесь «атасные» костюмы именитого россиянина Максима Обрезкова (чего стоят военные мундиры «блюстителей порядка» в исполнении кордебалета и фиолетовые наряды с перьями в головных уборах у посетительниц театра в соответствующей сцене). Его же и сценография, которая одним легким движением руки и включением закулисного рубильника превращает сцену из автомастерской в театр, больницу или море. И отличная работа мастера по свету Александра Сивоева, которая особенно сильна в сцене гонок (благодаря свету придается ощущение отчаянного движения), тут еще и изображение луны...

Но если говорить о чем-то большем, чем просто об очень мастерски «скроенном» спектакле, то

в нынешней постановке присутствует весьма интересный ход — три раза появляется на сцене певец, самый настоящий — солист нашей Оперы, лирический тенор Михаил Чульпаев.

Он и в сцене театра, и в больнице и уже в финальной сцене, когда умирает Пат. Во-первых, Чульпаев отлично поет — во всяком случае, намного лучше, чем год назад. А во-вторых, он интонационно очень точно передает тревоги и надежды, исполняя текст на неведомом мне немецком. А в этих текстах явно есть некое важное содержание.

Так что... эту постановку явно могут с интересом ждать в той же Германии. Да и вообще в Европе. Да даже в России (и особенно, наверное, все же в России, по такому случаю могут и перевести текст). Так что позднее у спектакля может быть весьма интересное продолжение уже вне стен Латвийской оперы. Успехов!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 11, 2019 10:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113103
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Сергей Мануйлов
Автор| Елена Воробьева
Заголовок| Сергей Мануйлов: "Больше всего мне нравятся "живые" партии"
Где опубликовано| © журнал "Смена" № 11, стр. 76-82
Дата публикации| 2019 ноябрь
Ссылка| http://file.magzdb.org/ul/25/%D0%A1%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B0%202019%2011.pdf#page=78
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



ПОКА ЧИТАЕМ ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 12, 2019 9:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113104
Тема| Балет, ГАТОБ имени Абая, фестиваль «Звезды мирового балета», «Спящая красавица», Персоналии, Оксана Кардаш, МАМТ Дмитрий Соболевский (МАМТ)
Автор| Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ, Фото Кайрата КОНУСПАЕВА
Заголовок| Волшебная сила танца
Где опубликовано| © "Вечерний Алматы"
Дата публикации| 2019-11-26
Ссылка| http://vecher.kz/how2rest/volshebnaya-sila-tantsa
Аннотация| фестиваль

Легендарный балет «Спящая красавица» прошел в рамках фестиваля «Звезды мирового балета», посвященного выдающемуся казахстанскому педагогу Улану Мирсеидову



Как известно, фестиваль, приуроченный к Году молодежи, проводит компания Konokbaev group.

– «Спящая красавица» – подлинный шедевр Петра Ильича Чайковского, впечатляющий силой эмоционального воздействия, художественными находками и разнообразием красок. Великолепный музыкальный рисунок балета соткан из противопоставления двух тем – феи Сирени и феи Карабос как противостояния добра и зла. Этот спектакль ставят на многих сценах мира и, что немаловажно, за основу всегда берут блистательную хореографию Петипа, без этого балета невозможно представить себе современный академический театр, – отметили организаторы мероприятия. – Существует множество версий этого балета, но тот, что идет в театре ГАТОБ имени Абая, сегодня считается классическим образцом, и интерес к «Спящей красавице» не стихает уже более ста лет. Часть вырученных средств пойдет на поддержку молодых артистов балета для выезда на престижные международные конкурсы.

На сцене ГАТОБ имени Абая в этот раз блистал звездный дуэт Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко – прима-балерина, мировая звезда, заслуженная артистка РФ Оксана Кардаш и мировая звезда, премьер МАМТ Дмитрий Соболевский.

– В 2010 году я окончил колледж, танцевал в Красноярском театре оперы и балета, где исполнял партию принца Дезире, но в другой редакции, чем в нынешнем спектакле, – говорит Дмитрий Соболевский. – Когда ты знаешь другие редакции спектакля, лучше понимаешь свою роль. Сложность заключалась и в том, что в нашем театре «Спящей красавицы» сейчас нет в репертуаре. Но я всегда с радостью учу роли в новых спектаклях, для меня это всегда интересно, и с большим удовольствием в них танцую. Сюжет, конечно, во всех постановках «Спящей красавицы» один и тот же, но постановка и хореография отличаются другими вариациями, мизансценами. Все это нужно учить и заново репетировать. Единственное, что неизменно, это па-де-де.
Дмитрий поделился и своим опытом участия в проекте «Большой балет» на телеканале «Культура». В нем Соболевский завоевал Гран-при.

– Когда в конце сезона в нашем театре мне предложили участвовать в проекте «Большой балет», я, честно говоря, не особенно обрадовался, так как это было время нашего отпуска, – сказал Дмитрий. – Тогда был трудный сезон, и очень хотелось отдохнуть. Все же я согласился, потому что это был очень большой и интересный проект. Я никогда не упускаю возможность участвовать в таких мероприятиях, потому что это большой опыт, всегда что-то новое, более интересное. Выступать оказалось непросто: сцена была построена специально в «Мосфильме» и не предназначалась для танцев, была достаточно жесткой. Так как это был телевизионный проект, кулис там не было, зато была масса слепящего света из более чем 20 камер. Во время проекта волнение и участников, и ведущих, и жюри буквально витало в воздухе. То, что я получил Гран-при в проекте «Большой балет», было неожиданно, но очень приятно, тем более что соревноваться приходилось с достаточно сильными соперниками, многие из них являлись солистами и танцевали ведущие партии в своих театрах. Сейчас я несколько по-другому отношусь к конкурсам. Если раньше это было для меня неким соперничеством, то, выходя на сцену сейчас, не думаю, чтобы станцевать лучше другого. Просто делаю что могу и умею.
Дмитрий рассказал о своей работе в родном театре:
– 101-й сезон Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко открылся премьерой «Дон Кихота» в хореографической редакции Рудольфа Нуриева, который мы выпустили 25 октября. В декабре готовимся порадовать зрителя «Снегурочкой», «Жизелью», «Лебединым озером» и, конечно, постановкой «Щелкунчика». Этот же легендарный спектакль пройдет и на сцене ГАТОБ с участием звезд мирового балета в конце декабря.

– Этот год юбилейный дня нашего театра, – говорит главный балетмейстер Театра оперы и балета имени Абая Гульжан Туткибаева. – Мы отмечаем свое 85-летие. Так как нынешний год – Год молодежи, мы сделали акцент на культурно-посветительские и образовательные программы. Мы запустили такие национальные, школьные и семейные абонементы. В театре есть программа «Каникулы в театре для детей школьного возраста». Работают лектории музыковедов и профессиональных балетмейстеров. Они предназначены как для профессионалов, которые занимаются балетоведением, так и для простых слушателей. Также перед спектаклем профессиональные лекторы знакомят зрителей с историей каждой постановки, после премьерных показов проходят различные просветительские ток-шоу. Запущена программа, рассказывающая о театре и его постановках на трех языках – казахском, русском и английском, есть у нас и программа «Виртуальный музей», где все детали нашего музея можно увидеть в 3D-формате. Театр оперы и балета имени Абая стал участником двух полноправных организаций Ассоциации российских музыкальных театров, куда входит около 60 театров. В следующем году мы повезем свои спектакли на фестиваль «Видеть музыку», где представлены все музыкальные российские театры. Также вступили в международную организацию «Опера Евро», куда входят порядка 300 оперных и музыкальных театров. Это дает нам возможность быть в тренде нововведений, которые существуют в мире театра.

По словам Гульжан Туткибаевой, расширяются гастрольные поездки театра. ГАТОБ имени Абая побывал в этом году во Франции, а недавно вернулся из Лондона, где выступал на сцене знаменитого Колизея.

– Мы повезли достаточно привередливому и избалованному зрителю непростой репертуар – мировую классику. Это «Шопениана» и «Шехерезада». Балет «Шопениана», который создал знаменитый танцор XIX века Михаил Фокин, еще называют белым, или воздушным балетом. Эта постановка отличалась новой сценографией, костюмами, нюансами в исполнении. «Шехерезада» – хореографическая драма в одном действии на музыку Римского-Корсакова. Главные партии в балетах исполнили ведущие артисты нашей балетной труппы Жанель Тукеева, Малика Ельчибаева, Динара Есентаева, Ариса Хасимото, Рахим Даиров, Азамат Аскаров и Нельсон Пенья. Экзамен мы выдержали. Показателем этого стал полный зал и овации, которыми нас встречали. Зрители выходили на сцену и благодарили нас за выступления. Мы получили много положительной критики. Такие гастроли дают импульс для дальнейшего роста.

===================================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 15, 2019 11:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113105
Тема| Балет, Национальный академический театр оперы и балета им. А. Спендиарова, Премьера, Персоналии,
Автор| Наталия ГОМЦЯН
Заголовок| ЕДИНСТВО МУЗ НА СЦЕНЕ
Где опубликовано| © "Голос Армении"
Дата публикации| 2019-11-27
Ссылка| https://www.golosarmenii.am/article/91969/edinstvo-muz-na-scene
Аннотация| Премьера



Премьера спектакля "Хрустальный дворец" в Национальном академическом театре оперы и балета им. А. Спендиарова

КОГДА ЗРИТЕЛИ заполняют зал театра, сцена уже "светится" живописью. Гаснет общее освещение. Медленно вступает оркестр, звучит музыка. Картины на сцене плавно и медленно оживают. Чтобы потом включился другой слайд-проектор, и опять сквозь одну картину проступает другая...

"Любите живопись, поэты! Лишь ей, единственной, дано души изменчивой приметы переносить на полотно..." Эти строки Николая Заболоцкого можно обратить и к музыкантам. С любовью к живописи, музыке зрители начинают следить за героями балета "Хрустальный дворец", и перед их мысленным взором оживают страницы истории, чувства и тревоги людей далекого прошлого.



Художественный мир этого спектакля - результат творчества известных мастеров русского и армянского искусства: композитора Алексея Шора, либреттиста, режиссера-хореографа Большого театра России Екатерины Мироновой, балетмейстера-постановщика, ранее солиста Большого театра России Александра Сомова. Над ереванским спектаклем работали в качестве заменяющих балетмейстеров-постановщиков заслуженные артисты РА Сона Арустамян и Рубен Мурадян (он же в первом составе танцует главную партию в дуэте с заслуженной артисткой Мери Ованнисян), дирижер-постановщик Арутюн Арзуманян, художник-постановщик Аветис Барсегян. Костюмы актеров и роскошные декорации новые, специально приготовленные для постановки в Армении, хотя мне по ходу спектакля показалось, что некоторые из них я уже видела в других спектаклях нашего театра.

Спектакль шел технически гладко и был тепло и заинтересованно принят ереванской публикой. Никаких небрежностей, серьезный профессионализм, танцевальная культура, красивые декорации, техническая уверенность, в которой "спрятано" всякое физическое усилие.

ЭТА ПРЕМЬЕРА состоялась благодаря инициативе маэстро Константина Орбеляна. Напомним, что после мальтийской премьеры балета маэстро обратился в Европейский фонд поддержки культуры с предложением показать спектакль в Ереване, и он был показан дважды и прошел с неподдельным успехом. А потом было решено перевести эту постановку на ереванскую сцену с участием армянских исполнителей, с тем чтобы он вошел в репертуар театра.



Музыка современного композитора Алексея Шора в Армении широко известна. Его произведения не раз исполнялись известными коллективами и солистами; Армянским государственным симфоническим оркестром под управлением Сергея Смбатяна, Государственным камерным оркестром, виолончелистом Нареком Ахназаряном, пианисткой Нарэ Аргаманян и др. В этом сезоне музыка Шора весьма объемно была представлена в двух международных осенних фестивалях в Ереване - "Армения" и "Современники и классики", инициированных художественным руководителем и главным дирижером Армянского симфонического оркестра Сергеем Смбатяном.

Музыка балета "Хрустальный дворец" хотя и показалась несколько эклектичной, но она все же обладает несомненными достоинствами: очень темпераментна, мелодична и эмоционально богата. Выразительный тематизм, разнообразие ритма, фактуры, взаимодействие и развитие основных музыкальных образов рождают атмосферу праздничного действия.

Спектакль задуман и осуществлен в традициях русского придворного театра XVIII века и первых балетных спектаклей, в которых, как известно, с танцами соседствуют пение и диалоги, читаются стихи, применяются спецэффекты. С согласия самого композитора в армянском спектакле отсутствуют монологи, диалоги, что-то сокращено. Много внимания уделено балетным номерам, кордебалету, который, кстати, в этом спектакле выглядит вполне достойно. Славно и по-хорошему грамотно поработали над спектаклем замечательные артисты Рубен Мурадян и Сона Арустамян.

ДЕЙСТВИЕ СПЕКТАКЛЯ происходит в 1740 году при дворе российской императрицы Анны Иоанновны, по указу которой в России появилась первая балетная школа - будущая вагановская академия. На сцене мы видим и саму императрицу, роль которой исполняет актриса Анна Карапетян (2-й состав). Она появляется в настоящей карете, демонстрируются танцы, разыгрывается история двух влюбленных - шута и шутихи из свиты императрицы. Анна Иоанновна обожала шутовские забавы и решила поженить двоих влюбленных, выстроив для них ледяной дворец с цветами, сделанными изо льда, и заставила в нем жить новобрачных. История взята из популярного исторического романа Ивана Лажечникова "Ледяной дом".



Главные роли в этом спектакле сыграли известный танцовщик заслуженный артист РА Севак Аветисян и талантливая балерина заслуженная артистка РА Сюзанна Пирумян (2-й состав). Танец Севака Аветисяна чист, точен. Он вносит в свою партию нечто индивидуальное: ощущение спокойной грации, искренности, скромности, нравственной глубины. Это танцовщик-джентльмен, обладающий мужественной осанкой, благородной сдержанностью манер. Его танец покоряет необычайной комбинацией силы, утонченности, ярчайшей фантазии и расчетливого мастерства. Если не ошибаюсь, Севак в среде наших балетных артистов наиболее музыкальный танцовщик. Его танец питается той нерасчлененной магмой души, которая может стать музыкой, а может стать и танцем. Это актер со скрытым нервом, в нем есть свой внутренний темперамент, лиричность, изящество.

Безусловно, интересна и его партнерша Сюзанна Пирумян, чья женственность, актерская выразительность и музыкальность пластики сочетаются с незаурядной техникой. Сюзанна делает все шутя, без видимых усилий. Она легка как ветерок, грациозна. Глаз не успевает проследить за ее полетами и сменой настроений. Если бы не ловкость Севака Аветисяна, ее партнера, она растворилась бы где-то в воздухе. Но руки Севака повелевают и притягивают. Он легок, эмоционален: ряд молниеносных поворотов - и оба исчезают в лабиринте кулис. Их дуэт стал вершиной спектакля. Этот дуэт безупречен и в балете "Ромео и Джульетта", они чувствуют себя на редкость органично.

ХОРОШО СМОТРЯТСЯ красивые декорации. Перед изумленными зрителями меняющиеся картины волшебного Летнего сада с преувеличенно яркими цветами, деревьями, ныне не существующим Летним дворцом. В зависимости от характера действия меняется световая партитура - преображаются краски, появляются новые тона. Впечатляет эффектное появление Оперной дивы (ее исполняет сопрано Сильва Петросян), которая в соответствии с приемами барочного театра взмывает вверх и парит на огромном солнце над сценой под собственное пение "Оды к императрице".

Интересен был в спектакле и кордебалет, излучающий особую энергию, напрямую обращенную к каждому зрителю. Задачи перед ним были поставлены сложные, и артисты танцевали с увлечением и интересом, добиваясь предельной выразительности. В спектакле использованы мультимедийные технологии, создающие историческое пространство и особую атмосферу.

Добрых слов заслуживает и дирижерская работа Арутюна Арзуманяна в этом спектакле, где его воля и императивность общей концепции и темпоритм развертывания драматургии органически соседствуют с любовью к танцовщикам, где единое интонационное дыхание сливается воедино волею дирижера. И вообще успех спектакля "Хрустальный дворец" - результат плодотворной деятельности всего постановочного состава, оркестра и участников спектакля. Новая постановка высветила художественный мир артистов, которые и в тяжкие годы конъюнктурщины находят в себе силы утверждать красоту и духовность как главные опоры нашей художественной жизни. Для всех участников она прошла, по словам поэта, "в работе, в поисках пути"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 16, 2019 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113105
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Булган Рэнцэндорж
Автор| Наталья Овчинникова
Заголовок| Неутомимая Булган
Где опубликовано| © журнал "Аэропорт Пермь"
Дата публикации| 2019-11-24
Ссылка| https://clck.ru/L5tMM
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Карьера Булган Рэнцэндорж развивается стремительно: только «вчера» (в 2018 году) закончила Пермское хореографическое училище, а сегодня она уже балерина театра оперы и балета.

В прошлом сезоне Булган выходила на сцену в партиях Китри («Дон Кихот»), Мари («Щелкунчик»), Гамзатти («Баядерка»), Одетты, Одиллии («Лебединое озеро»), Медоры («Корсар»), Солистки («Рубины»), Каллиопы («Аполлон Мусагет») и других. Такой стремительный взлет – редкость для недавней выпускницы. Ее обсуждают, к ней присматриваются, ее выступлений ждут. Журналу «Аэропорт Пермь» Булган дала свое первое большое интервью.

– Что в первую очередь читателю нужно знать о Булган Рэнцэндорж?

– То, как я попала в балет. Для меня это важный момент в жизни. А еще – как я училась в училище и какие люди мне помогали.

Родом я из Монголии. До шести лет ничего не знала про балет. Но однажды мама взяла меня за руку и привела в хореографическое училище. Конечно, меня не взяли, потому что я была еще маленькая. Тогда мама отвела меня в танцевальную студию. Потом мы узнали о кастинге в студию при театре – и я перешла туда. Там работала педагог, которая некогда окончила Академию русского балета им. А. Я. Вагановой, мы много с ней занимались.

Как-то раз к нам в город приехали педагоги из Пермского хореографического училища, чтобы провести кастинг среди девочек и мальчиков. Искали по всей стране. Я прошла отбор, и меня пригласили учиться в Пермь.

– Когда пришло осознание, что балет – это то, чем вы хотите заниматься в жизни?

– В семь лет, когда попала в театральную студию. Вот тогда я поняла, что балет – это мое. У меня родители не имеют отношения к танцу, они инженеры, но маме какой-то внутренний голос подсказал, что меня нужно непременно привести в балет.

– А дальше: какие перспективы вырисовывались после окончания Пермского хореографического училища в прошлом году? Вы сразу знали, что попадете в пермскую труппу?

– Вообще-то я должна была вернуться в Монголию, потому что наш класс учился по договору двух стран. Но всё сложилось по-другому.

Меня пригласили сразу в Пермь и Екатеринбург. Я долго выбирала. Съездила к соседям, посмотрела театр – и поняла, что хочу остаться здесь. Это, можно сказать, мой родной город, в театре мне знакома каждая мелочь, каждая лестница. А для меня важно чувствовать себя уютно в пространстве.

– Когда вы попали в театр, то могли спрогнозировать, что совершите такой рывок: одна за другой ведущие партии в репертуарных спектаклях и премьерах?

– Невозможно спрогнозировать, что всё будет развиваться так, а не иначе, да я и не люблю загадывать. Возможность дается всем, но как ею воспользоваться – зависит только от тебя. Получить статус балерины очень сложно, но еще труднее удержаться в этой роли. Сохранить качество и оттачивать его от спектакля к спектаклю.

Находить себя

– Кто для вас главный критик?


– Я могу выслушать всех: зрителей, коллег… Но дальше уже сама выбираю, что взять в работу, а что нет. Для меня очень важно мнение моего педагога-репетитора Натальи Анатольевны Моисеевой. Ну и свой внутренний голос я стараюсь слушать.

– И что он вам подсказывает?

– Что нужно ловить каждую возможность. Впитывать как губка всё, что дается тебе судьбой. Время летит очень быстро… Артист балета должен с умом распоряжаться своим временем.

– О вас, кстати, говорят как об умной балерине. Вы в курсе?

– Правда? Мне очень приятно это слышать. Я стараюсь каждое свое движение на сцене выполнять осознанно. А еще я считаю, что балерина не только должна блистать на сцене, но и соответствовать этому статусу в обыденной жизни.

– За сколько минут до начала репетиций вы обычно приходите в репетиционный зал?

– Минимум за полчаса. Мне нужно разогреться, чтобы работать уже на горячее тело. И еще успеть за это время провести работу над ошибками. Вспомнить вчерашнюю репетицию, проанализировать ее и подняться на новый уровень. Тогда работа идет в два раза быстрее.

– Есть ли у вас ориентиры в балетном мире?

– Я многих балерин видела. Много у кого можно почерпнуть что-то, но все-таки я предпочитаю в каждой роли находить свое, искать себя в каждой партии.

– Из каких источников бы берете вдохновение для лепки образа?

– Читаю, смотрю, слушаю классическую музыку, и даже дома перед зеркалом репетирую образ. Для меня это не характерно – выйти с работы и оставить в театре все мысли. Я постоянно размышляю о партиях, анализирую, просматриваю записи своих выступлений, чтобы расти от спектакля к спектаклю. Всегда есть и будет над чем работать.

И репетитор мне в этом тоже помогает. Бывает, я принесу какую-нибудь находку в зал – Наталья Анатольевна посмотрит и скажет: вот это, например, мне походит, а это нет.

– Алексей Мирошниченко, руководитель балетной труппы Пермского театра оперы и балета, часто дает какие-то рекомендации лично?

– Он присутствует почти на каждом спектакле, и потом, уже за закрытым занавесом, дает советы, просит повторить элемент, если он был выполнен неверно. Я вообще Алексею Григорьевичу очень благодарна: все-таки доверить недавней выпускнице сложные партии – большой риск. Всё, что он говорит, я стараюсь брать на заметку.

– Чем отличается педагог в училище от педагога в театре?

– В училище закладывают основы балета. Спасибо Нине Петровне Костаревой, которая привила мне понимание искусства танца. В театре же педагог работает уже над раскрытием твоей индивидуальности и мастерством. Плюс передает свои собственные исполнительские наработки.

Любимые партии

– Вы танцуете с разными партнерами. Что самое главное в дуэтном танце?


– Уважение. Ребята все очень разные, и все уникальные. Я каждого ценю. К тому же они работают в театре дольше меня, у них больше опыта, и я не боюсь им доверять.

– Какую из исполняемых сейчас партий вы бы назвали любимой?

– Это Никия в балете «Баядерка». Я хотела исполнить эту партию с первого класса училища. В ней танец и драма составляют единое целое. Это особенно видно в танце со змеей. Сам танец здесь очень красивый, и через его красоту ты – то есть Никия – можешь выразить свою грусть о том, что твой возлюбленный сидит с другой девушкой и ты в эту минуту танцуешь на их свадьбе. Ты танцуешь – и горе выходит. Но это должно быть очень сдержанно.

– Тем не менее вас номинировали на премию «Золотая Маска» за исполнение другой партии в этом спектакле – Гамзатти, как раз той самой невесты-разлучницы.

– Гамзатти мне тоже очень нравится. Но это совсем другая героиня. Я воспринимаю ее как довольно взрослую женщину, которая знает себе цену и очень уверена в себе.

Еще более зрелый персонаж моего репертуара сейчас – императрица Фарах Пехлеви в старости из балета «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко. Это не танцевальная партия, но я всем своим телом, каждой позой должна передать всю ее жизнь. Совсем другое дело – юная Фарах: в этой роли все эмоции наружу.

Еще я очень люблю «Рубины» Баланчина-Стравинского. Это неоклассическая хореография, у нее нет драматической подложки в виде либретто – ты просто выходишь на сцену и «зажигаешь». Для меня этот балет – как азартная игра. Я получаю от него огромное удовольствие!

– Есть ли партии, в которых вам пока тяжело?

– Все спектакли сложны по-своему. Не могу сказать, что какой-то из них дается легче. Например, «Лебединое озеро» – очень сложный спектакль. После белого акта ты прибегаешь в гримерный цех, чтобы переделать прическу, и только и думаешь о том, где бы взять силы. Ведь впереди Черный лебедь – образ, в котором ты должна сразить всех наповал, да еще и фуэте крутить. Но выходишь на сцену – и силы сами откуда-то берутся.

– То есть сцена не только забирает силы, но и дает их?

– Выходя на сцену, я еще чувствую сильнейшую энергию, которая идет от оркестра и зрительного зала, и это очень помогает. Сцена вообще мое самое любимое место в театре. Это что-то теплое. Когда ты работаешь в классе, а потом выходишь на спектакль – совсем разные ощущения. На сцене происходят чудеса!

Текст: Наталья Овчинникова

Фото: Гюнай Мусаева, Антон Завьялов, Никита Чунтомов, Андрей Чунтомов


===============================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 17, 2019 10:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113106
Тема| Балет, театр “Астана Опера”, Персоналии, Бахтияр АДАМЖАН
Автор| Оксана ВАСИЛЕНКО
Заголовок| За обедом съедал по шесть кусков хлеба
Где опубликовано| © газета "Время" (Казахстан)
Дата публикации| 2019-11-06
Ссылка| https://time.kz/articles/grim/2019/11/06/za-obedom-sedal-po-shest-kuskov-hleba
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балетный премьер “Астана Опера” Бахтияр АДАМЖАН, который входит сейчас в пятерку лучших танцоров мира, в эксклюзивном интервью нашей газете рассказал правду об артистах балета



- Казахстанские зрители пишут, что хотят видеть вас чаще в родном театре “Астана Опера”. Каково сейчас соотношение ваших выступлений за рубежом и на родине?

- Пять к одному.

- Это связано с желанием заработать?

- Да, это одна из основных причин, так как мне нужно обеспечивать семью. У меня двое сыновей, супруга находится в декрете, а прожить на одну зарплату трудно. Раньше, когда я был не известен и нигде, кроме Казахстана, не выступал, нам приходилось даже сдавать золотые украшения жены в ломбард, чтобы купить продукты. Это меня очень напрягало, просто выбивало из колеи, и в какой-то момент я понял, что надо развиваться, ездить на международные конкурсы, знакомиться с людьми по миру. За последний год я принял участие в пяти международных конкурсах в Турции, Корее, Казахстане, Америке и России, где выиграл два золота и три Гран-при. После этого и посыпались приглашения от разных театров мира - начиная с Бостонского балета до Берлинской оперы. Но все-таки пока я ценю и довольствуюсь той свободой, что мне предоставляет мой родной и любимый театр “Астана Опера”, куда я пришел простым артистом балета и где дорос до премьера.

- Сколько получает премьер “Астана Опера” Бахтияр Адамжан?

- Оклад артиста балета 280 тысяч и ставка заслуженного деятеля 3 тысячи тенге… Ой, кажется, я, не подумав, ляпнул - выдал вам конфиденциальную информацию.

- Ну а что здесь такого? Ведь даже министр культуры не скрывает, что в Казахстане вы работаете ради патриотизма, а зарабатывать можете и за рубежом…

- Вопрос зарплаты артистов балета и пенсия давно у нас обсуждаются. Хочется жить по-человечески, и это не значит, что мы должны шиковать - два раза в год отдыхать за рубежом, покупать автомобили, квартиры…

- Неужели у вас нет всего этого?

- Пока нет. За автомобиль еще плачу кредит, квартиры своей тоже нет - живу в служебной, которую, к счастью, предоставил театр. Ну и об отдыхе на нашу зарплату не может идти речи. Что же касается работы за рубежом, то там тоже все по-разному, зависит от организаторов - с кем-то я торгуюсь по поводу выступлений, а есть те, с кем я просто делаю творчество.

- Если говорить о творчестве, выступления на каких мировых сценах и площадках были самыми запоминающимися?

- Наверное, в Римской опере, в Неаполе, в знаменитом театре “Сан-Карло”… Но вообще-то я не хочу хвастать и бравировать тем, как и где выступал. Считаю, это глупо и некрасиво. Хотя у нас сейчас принято, конечно, манипулировать вниманием людей в этом плане. К примеру, в Кремле я уже выступал три раза и 1 декабря снова буду там танцевать. Но я не преподношу это как что-то сверхъестественное, и обо мне не говорят так пафосно, как о Димаше КУДАЙБЕРГЕНЕ, который провел там свой концерт. Вот, мол, первый казах, который выступает в Кремлевском дворце! Но я это уже три раза до него проходил и считаю, что у нас очень много талантливых людей, которые могут легко прославлять страну за рубежом.

- Неужели не хотите похвастаться победой в Международном конкурсе артистов балета и хореографов в Москве в 2017 году? Ведь он считается балетной Олимпиадой.

- Да, это конкурс номер один в нашем виде искусства, его проводят, как и Олимпиаду, раз в четыре года. Третий тур проходил на исторической сцене Большого театра, и я действительно единственный артист балета из Казахстана, который получил там золотую медаль. Она считается самой престижной в мире балета.

- За каждой серьезной карьерой в балете стоит какая-то яркая история из жизни, порой даже трагическая. У вас есть такая история?

- Я простой мальчишка из Сарыозека. Мама - учитель математики, а папа - подполковник ЧС, пожарный. Родители случайно увидели по телевизору рекламу про то, что в Алматинское хореографическое училище имени Селезнева идет набор детей. И поскольку они очень хотели, чтобы я учился, развивался и получил профессию в городе, то предложили мне этот вариант, а я просто согласился. Не мог отказать. Мне было 10 лет, когда мама отвезла меня в Алматы. Сдал экзамен, и с тех пор я в балете, хотя в детстве занимался борьбой! Единственной трагедией для мальчишки было то, что девять месяцев в году я жил далеко от семьи в интернате. Я скучал, но понимал, почему родители так поступили, и старался не подвести, оправдать их надежды.

- Об учебе в балетных школах ходят легенды. Мол, там детям приходится и голодать для сохранения формы и выдерживать нечеловеческие физические нагрузки…

- У меня сразу была внутренняя установка: если другие терпят, то почему я не могу? К тому же мне очень помогало то, что раньше я занимался борьбой. Это дисциплина, спортивный характер и привычка к физическим нагрузкам. Но в балете, конечно, физически было тяжелее: помню, как болели мышцы ног, и я не мог подниматься по лестнице, приходилось добираться до комнаты в интернате ползком! И так шесть раз в неделю.

Чтобы восстанавливать силы растущего организма, я мог съесь за обедом шесть кусков хлеба. И сейчас, кстати, чем больше работы, тем обильнее питаюсь, ведь за спектакль уходит от полутора до двух килограммов веса. Так что никогда не отказываюсь от бешбармака, жена часто готовит мне и манты, и фаршированный перец, а коронные ее блюда - всевозможные супы, которые я обожаю. Если я захочу торт, то обязательно съем его. А иногда моему организму хочется много яблок, кураги, вино­града, вареного мяса с жиром, курта, творога - все это я ем без ограничений и вспоминаю наши голодные вечера в интернате.

Но мы были голодные не из-за диеты, а от того, что никак не могли наесться после занятий. Помню, сначала в нашей комнате не было электрочайника, а у старших ребят просить побаивались, тогда мы включали горячую воду и прямо из-под крана заваривали лапшу быстрого приготовления. Это было нереальное лакомство и огромное счастье! Так что вы не услышите от меня ни одной душещипательной истории о том, что я отдал всю свою жизнь без остатка балету. Занимаюсь им только потому, что мне это нравится, а понравилось потому, что стало получаться то, что делали старшие ребята, за которыми я наблюдал. Они красиво прыгали, прекрасно делали разные балетные трюки, и я хотел так же. А потом пришло осознание, что балет вообще - это искусство и красота линий, музыки, актерское мастерство. Я собирал это все по крупицам и могу сказать, что до сих пор развиваюсь и очень стараюсь. Но за стенами театра превращаюсь в обычного человека, мужа и отца.

- Трудно представить танцора, который крутит фуэте, с авоськами на базаре…

- То, что я артист балета и премьер театра, дома никого не интересует. Моя любимая жена, конечно, очень поддерживает меня, понимает, чем я занимаюсь, и дает мне свободно творить во время репетиций, гастролей, выступлений, но потом присылает в телефоне список продуктов, которые я обязан купить и привезти домой. К счастью, артисты балета не так популярны, как звезды шоу-бизнеса, а потому я спокойно иду за картошкой на базар. Одежду тоже без проблем покупаю там же, где и все простые казахстанцы - в каком-нибудь недорогом отделе торгового центра.

- А кто ваша супруга?

- Музыкант Ажар АДАМЖАН. Она шикарный флейтист, играет в оркестре “Астана Опера”. И я благодарен, что она создает для меня и нашей семьи все условия для нормальной жизни, обеспечивает уют и для этого даже карьеру поставила на второе место. Очень ценю и то, что она подарила мне двоих сыновей. Оба раза я участвовал в партнерских родах и за 12 часов в роддоме устал ужасно, хотя я человек физически выносливый. Теперь-то точно знаю, как это сложно - мы вместе дышали во время схваток, я постоянно делал жене массаж, а потом сами роды… В общем, после этого я против жены никогда не вякаю! (Смеется.)

А заметил я эту красивую девушку на гастролях в Алматы: она сидела в оркестровой яме и играла в “Ромео и Джульетте”. А потом мы отправились на гастроли в Мариинский театр в Питер. Был праздник 8 Марта, и я пригласил ее погулять по прекрасному городу. Тогда, в 2014 году, и зародились наши отношения. Через год мы поженились, и сейчас старшему сыну Сагади три года, а младшему Зангару - восемь месяцев.

- Таким образом вы развенчали миф о том, что мужчины в балете сплошь нетрадиционной ориентации…

- Но это как раз не миф! Даже не знаю почему, но это очень распространено в балете в Европе и даже в России. Все знают, например, что Нуреев и другие известные личности в балете были такой ориентации. Можно сказать, что такая ситуация везде, кроме Казахстана. Надеюсь, что у нас этого и не будет.

- А почему мы стоим особняком?

- Потому что у нас все артисты балета - случайно попавшие в эту профессию люди! (Смеется.) Ну а если серьезно: у нас ментальность другая и девушки очень красивые.

- Правда, что в балете настолько жестокая конкуренция, что артисту перед выступлением могут костюм испортить или завязки на пуантах перерезать?

- Знаю, что такое бывает в зарубежных театрах, поскольку там действительно серьезная конкуренция, большие гонорары. А у нас в Казахстане я о таком не слышал. Понимаете, нет никакого смысла мне вредить: другой артист все равно мою нагрузку не потянет! И зарплату ему не добавят.

- Еще говорят, что на пенсию артисты балета выходят почти инвалидами. У вас часто случаются травмы?

- Бог миловал. Не скажу, что у меня супервнешность, хорошая выворотность или другие шикарные для балета данные, но у меня очень мягкие связки и координированное тело. А еще, чтобы избегать травм, нужно дружить с головой: я все делаю правильно, а не так, чтобы взять и сдуру прыгать или скакать. Просто всегда помню, что жизнь будет и после балета, и мне не хочется ее провести в инвалидном кресле. Поэтому я и говорю, что не болею балетом. Это моя профессия, она мне нравится, стараюсь достигать в ней всего самого лучшего, чтобы радовать зрителя, но не более того.

- И все-таки: если какой-то зарубежный театр предложит вам невероятно выгодные условия работы, уедете?

- Не отрицаю. Возможно. Ведь я, как любой нормальный человек, хочу хорошей жизни для своих детей…

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлено Бахтияром АДАМЖАНОМ, Алматы
======================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 29, 2019 6:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113107
Тема| Балет, , Персоналии, Диана Вишнёва
Автор| Сергей Николаевич
Заголовок| Диана Вишнёва. Матч в контексте
Где опубликовано| © Сноб
Дата публикации| 2019-11-15
Ссылка| https://snob.ru/entry/184903/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Она не перестает удивлять. к нескончаемому списку ее ролей в 2020 году добавится новая — Посла чемпионата Европы по футболу


Рубашка, IRO; перчатка handmade
Фото: Данил Ярощук


В студии на улице Чайковского в Петербурге полным ходом шла подготовка к специальной «футбольной» фотосъемке. Из Москвы был привезен футбольный мяч, судейский свисток, штрафные карточки и другие непременные аксессуары футбольного матча. Для большей убедительности даже собрали манекенщиков изображать спортсменов. Как назло, в день съемки петербургский «Зенит» играл на чужом поле, и никого из профессиональных футболистов ангажировать мы не смогли. Впрочем, в этой истории они лишь фон, статисты. А в главной роли — мировая звезда, балерина Мариинского театра Диана Вишнёва. «Сноб» первым узнал, что на чемпионате Европы по футболу в 2020 году ей предназначена почетная роль Посла. Лучшего выбора даже представить трудно. Вот кому подошло бы стать дипломатом! Ровный характер, безупречные манеры, привычка всегда контролировать свои эмоции, врожденный такт — это все, конечно, про нее, Диану Вишнёву. Известно, что четыре матча должны пройти в Санкт-Петербурге. Поэтому решение Оргкомитета предсказуемо и очевидно: кто, если не Диана — символ культурной столицы, а заодно всего русского балета? Конечно, она!

К тому же, как выяснилось на съемках, она умеет бить без промаха. Великолепная координация. Футбольный мяч только успевал отлетать от ее безошибочно точных ударов.

— Я росла в спортивной семье, — вспоминает Диана. — Нашего папу мы в шутку называли «пан Спортсмен». Сам он химик по образованию, кандидат наук, но именно он научил меня выигрывать, научил проигрывать. Причем без всякого педагогического нажима. Даже поход за грибами превращался у него в увлекательную спортивную игру. Я была очень тренированной девочкой. Лыжи и коньки — зимой. Теннис, волейбол, велосипед — летом. С детства меня приучали к физическим нагрузкам. Считалось, что для классического балета я даже слишком спортивная. Кстати, это была одна из причин, почему меня поначалу не хотели брать в Вагановское училище.

— Но потом все-таки ведь взяли, — спешу напомнить я.

— Но с третьего раза! — уточняет она.

Диана ничего не забывает. И сейчас, когда речь зашла о футболе, призналась, что была совершенно оглушена своим первым посещением матча в Барселоне. Столько страсти, столько энергии было в той игре.

— Хотя, если честно, я больше люблю смотреть футбол по телевизору. Там всегда дают повторы. Эти прыжки в рапиде, искаженные гримасами отчаяния и борьбы лица, эти считанные миллиметры, отделяющие спортсмена от победного гола. Даже из VIP-ложи ничего этого не увидишь.

Тут в ней, конечно, говорит балерина, привыкшая выверять каждый свой жест у зеркала или видеопроектора. Ей важно самой увидеть, как выглядит ее танец со стороны. Во всех деталях!

Мы знакомы с Дианой давно, но последние три года наши пути почти не пересекались. За это время в ее жизни много всего произошло. Прежде всего, конечно, рождение сына Рудольфа Виктора. Теперь для Дианы Вишнёвой всё четко поделилось на «до» и «после». Понятно, что как раньше, наверное, уже нельзя: бесконечные гастроли, перелеты, нагрузки… Сейчас Диане приходится подчиняться другому режиму, выстраивать жизнь по другому сценарию, где в центре не она, prima assoluta, а маленький полуторагодовалый мальчик, которому нужна дома не мировая звезда, а мама. А ведь у нее есть еще Фонд Дианы Вишнёвой, студия танца Studio Context в Новой Голландии и ее международный фестиваль Context, с каждым годом набирающий обороты. И собственные проекты, от которых Диана не собирается отказываться. При этом свой выбор она сделала осознанно: на первом месте ребенок, а потом уже всё остальное.

Для балерин ее ранга такое решение редкость. К тому же Диану отличает разумный прагматизм. Она станцевала почти всё, что хотела. В том, что она говорит, нет горечи сожаления, скорее спокойное приятие себя, своего возраста, новых обстоятельств жизни. Все в свое время. И дело не в потере формы, которая обычно так страшит импресарио. Форму можно вернуть, но поменялись сами жизненные приоритеты, ушла безудержная отвага, веселый азарт прыгать выше, вертеть туры быстрее, быть первой всегда и везде. Конечно, балеринское самолюбие не позволяет выглядеть слабой, но и сил с годами тоже не прибавляется. Значит, надо от чего-то отказываться. Игра еще не закончена, но твои лучшие балеты начинают постепенно выпадать из репертуара, как козырные тузы из карточной колоды.

Диана прошла и через это с невероятным достоинством. Никаких поблажек себе, никаких полумер и компромиссов. В какой-то момент примет твердое решение, что танцевать чистую классику больше не станет. Из своих последних спектаклей на сценах «Метрополитен-опера» и Мариинки не будет разыгрывать слезливую мелодраму «долгого прощания». Во-первых, никуда она не уходит. Во-вторых, она терпеть не может панихидных всхлипов и стонов «Ну как же мы теперь без вас!». В-третьих, впереди новый акт: новая хореография, новые сцены, новая музыка…

Только однажды она выдаст себя. Но случится это не в балетном спектакле, а в драматическом. Да и спектаклем это действо трудно будет назвать. Исповедь? Public talk? Перекрестное интервью? На сцене только двое: сама Диана и Уль­яна Лопаткина. Две выдающиеся балерины нашего времени, две великие примы, две балетные ветеранши, честно отслужившие свои звания, награды и скромные пенсии.

— Сейчас, когда сажусь в автобус или спускаюсь в метро, меня всегда одолевает сомнение, каким проездным лучше воспользоваться: пенсионерки или студентки, — признается Ульяна Лопаткина.

После ухода из театра она поступила в художественный вуз, где учится теперь на дизайнера. И этот бесплатный проездной с мутной фотокарточкой на обороте как символ новой жизни, которая на самом деле поджидает каждого. Если, конечно, повезет.

Похоже, у Дианы таких проблем нет. И общественным транспортом она нечасто пользуется. Имеется личный водитель. Есть, наконец, муж, а по совместительству ее директор, Константин Селиневич, взявший на себя бремя организационных и прочих забот. Но даже надежный тыл в его лице не спасает от тревог и сомнений, живущих в душе.

Что дальше? Как быть? Как лучше распорядиться оставшимся в запасе временем? Что сейчас главное? Ребенок? (У Ульяны тоже есть дочь.) Или все-таки творчество? И стоит ли длить муку расставания с любимым делом, придумывая для себя новые роли и выискивая подходящие балеты?

А может, лучше оборвать все разом, как Ульяна? Без широковещательных заявлений и прощального бенефиса. Просто оставить заявление в отделе кадров и уйти, не оборачиваясь, не откликаясь ни на чьи призывы или вопросы. Собственно, отзовется Ульяна только однажды. Когда ей позвонит Диана и предложит проект на двоих «Действующие лица».

Сейчас трудно объяснить, чего они ждали от этой встречи на сцене БДТ. На что надеялись. Раньше они никогда не были близки. Первым балеринам не полагается быть подругами. Слишком многое разделяет. У каждой своя четко очерченная и неприкасаемая территория, круг поклонников, список главных партий и любимых балетов. Их пути почти не пересекались ни на сцене, ни за кулисами. И надо признать, обе старались избежать опасных сближений, которые так легко режиссируются тайными недоброжелателями и завистниками. Тогда зачем?

— Это был спонтанный жест с моей стороны, — признается Диана. — Мне невыносима была мысль, что можно уйти так, как Ульяна. Она вдруг взяла и исчезла, словно растворилась в толпе. И это после ее великих спектаклей, после 25 лет служения Мариинскому театру! Ну как это возможно? Почему не нашлось ни одного человека, который попытался бы ее остановить или хотя бы спросить: «Куда ты идешь, Ульяна? Что собираешься делать? Как будешь жить дальше?» Во всем этом я чувствовала какую-то ужасающую несправедливость. И не только по отношению к Ульяне, но ко всем нам, артистам балета. Если возможно поступить так с ней, что же говорить о других, за кем нет ни ее заслуг, ни ее таланта! Спектакль, который мы придумали, был, конечно же, в честь нее и для нее. Разговор, который при других обстоятельствах никогда бы не состоялся. Но в тот момент, как мне показалось, он был необходим нам обеим.

…Я навсегда запомню день 25 февраля 2019 года. В зале БДТ весь Петербург во главе с Алисой Фрейндлих. Сцена погружена в сизые сумерки и молочный туман. Много разнокалиберных стульев, будто принесенных из разных спектаклей и расставленных без всякого замысла и порядка, а только, кажется, для того, чтобы мешать любым случайным перемещениям. И два женских силуэта. В черном. Две великие балерины. Две сестры по судьбе «нести свой крест и верить». Почти по Чехову. Хотя обе станут говорить собственными беззащитными словами. И это будут не отрепетированные монологи, а чистая импровизация, рождавшаяся прямо здесь, на ходу, как джазовый дуэт.

Одна начинает, другая подхватывает, потом резко сбивает ритм, начинает другую тему, задает свой вопрос. Партнерша мгновенно отзывается — безошибочная балетная реакция. Ни секунды покоя, ни мгновения передышки. Ульяна почти не двигается, стоит величаво, как Ермолова на портрете Валентина Серова. Прямая спина, насмешливый голос, редкие жесты бесконечных, как музыка, рук.

А Диана в непрерывном движении. Без устали мерит сцену шагами, как заключенный — одиночную камеру. Ищет выход. Не находит. Не сдается, идет дальше. Один круг, другой, третий. Как же непривычно видеть ее в вечернем длинном платье, на высоких каблуках! Женщина-воля, женщина-натиск. Но ее шаги почти беззвучны, а голос нежен и тих. И все монологи как колдовская ворожба, которая запутывает, затягивает, вводит в транс. И кажется, что это не разговор двух земных женщин, много чего переживших и повидавших, а таинственная перекличка виллис, сбежавших из третьего акта «Жизели», или космических пришелиц из какого-нибудь балета Макгрегора. А света становится все меньше, и туман все непроницаемее и гуще. Лиц уже почти не видно. Слышны только голоса… Ульяна… Диана… Долгое, протяжное, томительное «а-а-а» посреди бесконечной февральской ночи. Зачем живем? Зачем страдаем? Если бы знать, если бы знать…

Сыграли всего один раз. Повторить такое нельзя. Можно только пережить, как удар током или молнией. Испепеляет. Слава Богу, все остались живы и даже потом отмечали премьеру в «Астории». Я с трудом мог себе представить, как можно после этого закусывать и произносить заздравные тосты, поэтому поспешил откланяться. Но говорят, в итоге получился чудесный теплый вечер балетных воспоминаний, который тоже больше не повторить. Вообще, артисты балета — люди особой семижильной породы. Обычному человеку не под силу выдержать психологического прессинга, которому они подвергаются с детства. Что же говорить о балеринах, достигших в своей профессии заоблачных высот, кажется, самой судьбой предназначенных быть центром и главным содержанием балетного спектакля! Так повелел Петипа, выстраивая прекрасное здание русского классического балета, где блистали и Ульяна Лопаткина, и Диана Вишнёва.

Театр, куда сегодня пришла Диана, совсем другого рода. И там у нее совсем другая роль. Не примы, не звезды, но человека, выступающего на пределе физических возможностей. Разные хореографы ставят перед ней сложные задачи, но в конечном счете все сводится к одному: сможет она справиться или нет? Выдержит ли очередное испытание новой хореографией? Как считает хореограф Эдуард Лок, в балетах которого Диана неоднократно принимала участие, такая пограничная ситуация делает танцовщицу более беззащитной и ранимой, но при этом создает более живую и непосредственную связь со зрителем.

Последний по времени ее спектакль Sleeping Beauty Dreams («Сны Спящей красавицы») — это какой-то парад достижений технологий XXI века. Невероятный свет, затейливый видео-арт, меняющаяся голографическая картинка, какая-то электронная вибрация, проникающая в подкорку и бьющая по мозгам. Живой танец вступает непосредственно в диалог с проекцией на экране. Теперь балерина на равных партнерствует со своим аватаром. Тут даже музыка находится в постоянном движении. Она движется вслед за танцовщицей, отзываясь на каждый ее новый жест. Все построено на сенсорных датчиках, вшитых в блестящую ткань ее костюма. Иногда бывает, что они сбоят, и тогда аватар на экране может лишиться ноги или руки. Вообще коммуникации с новыми технологиями на сцене — драматичный поединок. Но следить за ним захватывающе интересно!

Авторы Sleeping Beauty Dreams называют избранный жанр Progressive Fantasy. Фантазии по большей части довольно мрачные, тревожные, зловещие. С самого начала понятно, что Авроре спалось несладко в ее заколдованном замке. Но ничего, выдержала и это, справилась со всеми страхами и датчиками, дождалась, как полагается, своего Принца.

Я не знаю, помогает или мешает Диане память об Авроре в классической «Спящей красавице», великом балете Петипа. Звучит ли по-прежнему в ее душе музыка Чайковского, когда она танцует пробуждение своей героини под пассажи Тейса де Влигера из нидерландской электронной группы Noisia?

Сама балерина призналась, что много лет ее преследовал один и тот же сон: звучат первые такты «Жизели», сейчас ее выход, а балетные туфли, которые она только что держала в руках, куда-то исчезли. И она мечется за кулисами в отчаянных поисках, понимая, что сейчас придется выходить на сцену как есть. Наверное, опытный психоаналитик мог бы помочь объяснить этот сон и тревоги, которые ее одолевают. Но Диане этого не надо. Она, как прежде, предпочитает решать свои внутренние проблемы на сцене, излечивать все печали и страхи в танце. Для нее это по-прежнему самый действенный и лучший способ сохранить себя.

— Я, конечно, принадлежу к поколению, которое выросло без айфонов. Нисколько об этом, надо сказать, не жалею, тем не менее сегодня невозможно не находиться в отношениях с гаджетами. Вся наша жизнь переходит в цифру. Мир становится сложнее и динамичнее. И с ним надо уметь общаться на современном языке. Поэтому для нас было так важно, чтобы «Сны» могли идти не только на театральных площадках, но и на спортивных аренах. Времени и сил на это потребовалось невероятно много. Думаю, с той же командой можно было поставить еще пять балетов. Как мне пришлось убедиться, в чем-то новейшие технологии пока очень неповоротливы и несовершенны. Человеческое тело гораздо более пластичный инструмент, чем аватары. Поэтому сейчас я всерьез думаю вернуться к более традиционным формам синтеза танца и драмы.

Спрашиваю про Петербург: за что она любит свой город? Почему так и не перебралась в другие столицы?

— Секрет моей любви к Петербургу связан не в последнюю очередь с тем, что я постоянно вынуждена его покидать. Но мне всегда хочется вернуться. Может быть, если бы мне пришлось здесь сидеть безвылазно, я бы заскучала. А так моя жизнь по-прежнему проходит в бесконечных разъездах. После безумного ритма Москвы или Нью-Йорка сюда попадаешь как в тихую гавань. Все родное. Так привычно, размеренно, неспешно. И город, и люди в Петербурге существуют в каком-то уже почти забытом человеческом измерении. С годами этим начинаешь дорожить все больше. Ну и, конечно, красота моего города, которая ни с чем не сравнима! Она исцеляет душу, буквально чувствуешь, как она наполняет тебя счастьем и радостью.

Видеть эти дома, мосты, Неву — на самом деле подарок судьбы! Ну как можно от него отказаться по собственной воле? Больше всего люблю мой город в июле, когда у меня день рождения. Хорошо, что чемпионат Европы будет проходить в белые ночи. Обязательно постараюсь показать своим гостям Петербург с воды. Просто мы с Костей берем катер и плаваем по каналам всю ночь. Возникает совсем другой город. И обязательно надо дождаться, чтобы увидеть, как разводят мосты. Что-то в этом есть даже мистическое. В прошлом году, когда в России проходил чемпионат мира по футболу, я была на гастролях. Но теперь-то точно никуда не уеду. Мне надо будет исполнять обязанности Посла Санкт-Петербурга на Евро-2020!

…Диану зовут в павильон. Она быстро допивает облепиховый чай и спешит на съемочную площадку, где ее уже дожидаются четыре парня, одетые в форму условного футбольного клуба.

— Ну что, изобразим триумф! — весело командует фотограф Данил Ярощук. — А теперь подняли Диану на руки. И понесли…

Стиль ~ Сергей Дедюхин

В съемке приняли участие модели Aurora model management Сергей, Артем, Максим, Марат.

Редакция благодарит «ДЛТ. ЦУМ — Санкт-Петербург» за помощь в организации съемок.


=============================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 31, 2019 5:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113108
Тема| Балет, Травмы, Персоналии, Валерия Побединская
Автор| Катерина Вендилло
Заголовок| Интервью с балериной Валерией Побединской
Где опубликовано| © ContraltoPeople — электронный журнал
Дата публикации| 2019 ноябрь
Ссылка| http://contraltopeople.ru/valeria
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Валерия — Лауреат Всероссийского и Международного конкурсов, балерина с пятнадцатилетним стажем работы в государственных театрах Москвы (театр «Кремлевский балет», театр «Новый балет»), ведущая солистка в МГАДМТ им. Н.И.Сац. Этой осенью Валерия основала фонд помощи артистам балета "Изношенные пуанты".

Мы поговорили о том, как создавался фонд, с чего стартует его работа, какие планы на его развитие, каковы главные проблемы работы в сфере благотворительности в России, а также о причинах травм в балете и работе с врачами.



— Лера, фонд зарегистрирован, поздравляю! Расскажи, как пришла в голову идея о его создании? Что стало отправной точкой?

Большое спасибо! Это лишь маленький шаг на большом пути, но очень важный и значимый.

На самом деле идея витала в воздухе, и, как мне со временем стало известно, многие артисты примерно в это же время стали задумываться: «почему же нет ничего такого для нас?! Как бы хотелось, чтобы было некое единое место, куда можно было бы обратиться за помощью в любой момент...»

И это, конечно, крайне интересно. Видимо, как часто бывает, это возрастающее общее желание и мысли сконцентрировались. Просто кто-то чуть раньше реализовывает их, может, если не я, то в ближайшее время это наверняка сделал кто-то ещё.

Моей отправной точкой стала травма, которая случилась этим летом. Восстановление в этот раз было сложным. В какой-то момент я почувствовала, что вряд ли смогу продолжить танцевать, и тут же я подумала:

«Ну почему нам, артистам, приходится метаться в поисках помощи и тратить уйму драгоценного времени на это?! Ведь балет — наше достояние, столько театров, столько артистов, а проблема у всех одна: куда обратиться, если что..?»

Как же мне всех нас стало жаль в этот момент. Обычно концентрируешься на своей проблеме, своей боли, а тут как-то сразу за всех стало и больно и обидно....

В это же время Ксения Шевцова, прима-балерина театра Станиславского, запустила очень важный челендж по утилизации пластика, который является основой пуант Гейнор Минден. Я поддержала этот челендж, и тут мне пришла в голову некая туманная и странная концепция: как это можно преобразовать в коммерцию и почему бы не создать такой фонд помощи для артистов балета, который мог бы на этом жить. И почти сразу же возникли мысли о Центре здоровья.

Хочу сказать, что хоть мы и говорим об артистах балета, но на самом деле это касается всех, кто связан с хореографией, с танцами вообще. Мы не хотим ограничивать себя узконаправленностью, ведь эта проблема касается всех танцующих артистов, будь то народные танцы, модерн и многие другие.

— Чем будет заниматься фонд? Какая помощь в первую очередь нужна артистам балета?

Мы только-только родились, конечно, сразу же фонд работать не начнёт. Планируется, при условии хорошего бюджета, помогать по любым вопросам, связанным с профессиональным здоровьем артистов. Начиная с операций и заканчивая витаминами.

Главная цель, к которой мы идём и подспорьем которой является наш фонд — создание Центра Здоровья.

Но мы прекрасно понимаем, что поначалу, как бы нам ни хотелось иначе, придётся выбирать. Это самое сложное, но я думаю, что нас поймут. И когда фонд заработает, мы начнём с самых сложных и больших проблем. Срочные операции будут у нас в приоритете, а дальше уже по мере возможностей начального бюджета.

Сказать, какая помощь в первую очередь нужна, довольно сложно. Это такая профессия, где многое нужно одновременно в комплексе.

Одним из главных факторов для артиста является моральная поддержка, как бы это ни звучало. Это не значит, что мы скажем: «всё у вас будет хорошо, держитесь», и ничего делать не будем. Нет. Это иное, и поверьте, это правда важно.

— С чего ты планируешь начать? Что для тебя — проблема номер один?
Проблема номер один для всех нас, я считаю — это отсутствие информации, осведомленности. Как о нас, так и для нас.


В связи с этим я уже начала предпринимать первые шаги, выстраивать связь с общественностью, назовём это так. Что касается нашей артистической жизни, условий работы и собственно лечения и восстановления — это всё оказалось абсолютно тёмной стороной луны, не то что для всех людей, но и даже для людей околобалетных, т.е. людей искусства: музыкантов, певцов, художников и др.!

Поднимая проблему в соц.сетях, ища союзников и просто заинтересованных людей, начиная рассказывать, что у нас и как, я столкнулась с тем, что люди округляют глаза и ушам своим не верят. Мне так и говорили: «Да неужели правда? Как же так может быть?» И что касается разнообразия наших травм и проблем со здоровьем, то же самое: оказалось, что дальше синяков и пресловутых мозолей люди даже и подумать не могли.

Многое для поддержания и восстановления нашего рабочего инструмента, т.е тела, давно уже продумано и действует за границей, но мы об этом не знаем. У нас, в основном, существуют какие-то старинные методы по подсказкам педагогов или коллег.

Артисты, в этом плане — люди, смотрящие на всё новое с опаской, их трудно убедить что-то попробовать. Каждый находит для себя что-то, что более-менее помогает, и боится изменений и экспериментов. Просто потому что вдруг станет хуже, и что тогда?

Первое для нас — это большой резонанс и освещение проблемы, вынос её на обозрение общественности.

Поэтому на своих страницах в инстаграме и в фейсбуке мы стараемся рассказывать как можно подробнее о новых или неизвестных у нас вспомогательных средствах. Разные виды гимнастик, тейпирования, о новых подходах и методиках с точки зрения анатомии человека. Мы только начали, и я стараюсь искать что-то важное и интересное для всех нас. Надеюсь, это получается и кому-то поможет.

— Кто твои главные помощники? Артисты, люди других профессий, организации? Ты собираешь свой «клуб»?

Я бы не назвала это клубом, это скорее люди, которым небезразлично, которые хотят помогать, при этом не ища какую-либо выгоду. Помощники тут все, любое слово поддержки, о том, что это нужно и важно, помогает. И это действительно говорят разные люди и артисты, а также люди других профессий.

Добрых людей гораздо больше, чем кажется, и поэтому главных тут нет. Скажем просто: мои помощники — это прежде всего ЛЮДИ.

Что касается организаций, мы будем налаживать партнёрство, есть планы, ведутся переговоры, но пока не буду говорить наперёд. Когда будет всё точно, тогда мы обязательно расскажем обо всех и обо всём. В плане информации мы будем стараться быть максимально открытыми.

— Что ты думаешь в целом о работе благотворительных фондов в нашей стране? Сложно ли помогать в России? Есть ли фонд, кому хочется подражать?

Ответить на этот вопрос я смогу, начав непосредственно работу с фондом в полной мере. Судя по количеству фондов и их активности, мне кажется, что главное — желание помогать, а ресурсы всегда найдутся. Наверняка есть свои сложности, но не непреодолимые. Я знаю, что выделяется бюджет, даются гранты, находятся меценаты. Еще раз повторюсь: добрых людей в мире много.

В данном контексте вряд ли может идти речь о подражании. Наш фонд по тематике, пожалуй, не похож ни на какие другие, хоть и связан со здоровьем. Просто скажу, что фонд Константина Хабенского и фонд «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой для меня являются неким примером. Но на самом деле все, кто занимается помощью другим, достоин внимания и уважения.

— Что думают о твоей инициативе коллеги? Твоё решение было для них неожиданным или ожидаемым?

Пока что все отзывы исключительно положительные. Говорят, что и такой фонд, и конечно же единый центр здоровья всем нам нужен.

Для всех решение было неожиданным, но давно желаемым, как я уже говорила, эта идея витала в воздухе.

— Правильно ли я понимаю, что главные люди в работе фонда — это врачи? Много ли врачей готовы помогать? Много ли действительно хороших специалистов по балетным травмам?

В работе фонда главную роль скорее будут занимать те, кто помогает финансово. А вот когда появится возможность осуществить открытие центра здоровья, тогда специалисты будут играть одну из важнейших ролей.

Сам фонд, в основном, направлен на финансовую помощь: оплата операций, реабилитации и т.п., но конечно, если будут предложения, например, предоставить партию хороших ортезов или медикаментов, которые у нас не купить, то мы не откажемся. Мы и сами будем со временем стараться делать такие закупки для предоставления нужных вещей и лекарств артистам.

Вообще понятия «специалист по балетным травмам» практически нет. Мы это говорим, но такого специального медицинского направления нет. Есть балетно-спортивная травматология в ЦИТО и может ещё где-то, но это лишь название, все равно нет яркой направленности: этот специалист больше занимается спортсменами, а этот артистами балета. А я и многие другие артисты, мы все же считаем, что разница тут есть.

Как много хороших специалистов сейчас, я точно сказать не могу. У каждого артиста есть свой секретный врач, который чудесным образом помогает почти во всех ситуациях, и все по мере возможности делятся друг с другом их контактами. Думаю, их не так много, но в основном, конечно же, они помогают с готовностью и с пониманием дела.

Сейчас появляются заинтересованные именно нашим направлением молодые специалисты, некоторые даже сами бывшие артисты балета, как например Дмитрий Болтунов-Потоцкий, о котором мы рассказывали на своей странице. Все они стараются в своей практике учитывать именно балетную специфику, кто-то даже разрабатывает методику обучения, развития и восстановления балетного организма на основе анатомии и балетных знаний. Надеюсь, со временем это получит большее развитие. Ведь есть такая фраза: спрос рождает предложение. Будем надеяться.

— Что делать, чтобы избежать травм? Есть ли правила, рекомендации? Или это всегда случайность?

Конечно, случайности в травматизме артистов бывают, но в основном травмы получают в некотором смысле ожидаемо. Долго болит, артист терпит, работает, становится все хуже и хуже, и в какой-то момент организм не выдерживает. Где тонко, там и рвётся.

Можно сказать, что нужно правильное распределение нагрузки, если болит, идите на больничный, сделайте перерыв и тому подобное, но как уже неоднократно говорилось, у артистов нет времени.

Наш рабочий век короток, и выходить из формы и входить обратно отбирает его достаточно, да и много других факторов, вплоть до денежного. А про распределение нагрузки так и вовсе бессмысленно говорить, этого добиться крайне сложно.
Но можно поддерживать свое тело в хорошем рабочем тонусе и не давать возможности изнашиваться раньше времени и сильно. Для этого много чего необходимо: нужно знать, что делать после нагрузок, как восстанавливаться и снимать перегрузку с мышц, какие гимнастики нужны, какие массажи, витамины и добавки для здоровых костей, связок и всего организма в целом.

Чтобы всё это применять, потребуется немало ресурсов: финансы, время, т.к в одном месте ты занимаешься восстанавливающей гимнастикой, в другом у тебя массаж и ещё много всего.

Поэтому мы и видим необходимость и ставим цель открыть единый центр здоровья во главе всего.

— Планируешь ли ты привлекать в фонд людей со стороны, никак не связанных с балетом или даже с искусством, популяризировать фонд в массы?

Популяризацией нашего фонда и нашей проблемы мы уже занимаемся через соц.сети, через новые знакомства и общение лично, через наш сайт.
Пока в планах привлечение людей, связанных с искусством, если говорить именно о работе и сотрудничестве с фондом, то есть люди из других сфер деятельности, которые интересуются нашим делом. Если будут хотеть принимать участие, помогать, то мы никогда не откажемся от этого, из какой сферы ни был бы человек.

— Есть ли аналоги таких фондов в России? Или ты первопроходец?

Насколько мне известно, аналогов нет. Существуют фонды, занимающиеся молодыми дарованиями и их развитием, сохранением культурного наследия, фонды для пенсионеров и инвалидов. Это я говорю именно о балетной сфере. Но фонда, помогающего именно действующим артистам балета по направлению поддержания и восстановления здоровья, нет.

— Какие события-встречи-спектакли планируются? Что-то уже окончательно решено?

В ближайшее время планируется моё участие в качестве специального гостя на моноспектакле Георгия Мигунова, создавшего проект Сарказмбалет, что тоже является новаторством в сфере балета, т.к. это будет не танцевальный спектакль, а какой — можете узнать, придя на него 19-го ноября в 19.00 (подробности в мероприятии).

На этом спектакле я презентую наш фонд, так сказать, на «живого» зрителя. Возможно, буду отвечать на вопросы.

Что касается встреч, их запланировано довольно много, но это всё касается внутренней работы и налаживания партнёрства. Основное большое мероприятие в поддержку фонда стоит у нас в планах, но пока ещё не решено, где оно будет проходить.

Детали раскрывать пока, думаю, не стоит, но если сказать вкратце, то мы хотим посвятить этому мероприятию целый день, который будет включать в себя всевозможные акции, мастер-классы наших партнеров от искусства, работу со СМИ, приглашенных медийных личностей из разных сфер искусства. Конечно, центральным событием дня должен стать специально поставленный к данному мероприятию спектакль с участием артистов разных танцевальных жанров, в котором также будет затронута наша основная тема, как и во всём, что будет происходить в этот день.

Уже есть название спектакля и некоторые разработки, есть хореограф и варианты музыки, но это пока останется неразглашенным. Как только мы определимся с местом, уже можно будет говорить о деталях.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 22, 2020 7:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113109
Тема| Балет, III Международный фестиваль хореографических училищ (колледжей) «Малый Нуреевский»
Автор| Светлана Платонова
Заголовок| РУДОЛЬФ НУРЕЕВ: «В КАЖДОМ, КТО ВЫЙДЕТ НА БАЛЕТНУЮ СЦЕНУ, БУДЕТ ЖИТЬ ЧАСТИЧКА МЕНЯ»
Где опубликовано| © журнал "Рампа" № 011
Дата публикации| 2019 ноябрь (на сайте журнала опубликовано 24.12.2019)
Ссылка| https://rampa-rb.rbsmi.ru/articles/teatr/Rudolf-Nureev--V-kagdom-kto-viydet-na-baletnuyu-stsenu-budet-git-chastichka-menya-52835/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Конечно, любой фестиваль — это сгусток событий. Не исключение и прошедший с 31 октября по 2 ноября III Международный фестиваль хореографических училищ (колледжей) «Малый Нуреевский». Он уже стал традиционным. Вновь, как и три года назад, к нам приехала Валерия Иосифовна Уральская, вновь был с большим успехом показан балет на музыку Николая Попова «Водная красавица» — «Хыухылыу». В первом отделении вечера в день открытия вновь был представлен класс-концерт «Как стать балериной» на музыку композиторов XIX–XX веков в постановке заслуженного деятеля искусств России, профессора кафедры режиссуры балета Санкт-Петербургской консерватории Александра Полубенцева.

Об одноактном спектакле «Водная красавица» красиво пишут, что это первый молодёжный (вариант — детский) национальный балет. Музыка была создана в 2015 году лауреатом всероссийских и международных конкурсов, московским композитором Николаем Поповым (он известен многим в Уфе: окончил наш Средний специальный музыкальный колледж). Автором либретто выступил заслуженный артист Республики Башкортостан Ринат Абушахманов, он же явился и хореографом спектакля. Художником-постановщиком стала Фания Низамова. Балет следует мотивам национального эпоса «Заятуляк и Хыухылыу», повествующего о прекрасной любви легендарного батыра Заятуляка и дочери владыки озёр Хыухылыу.

Спектакль произвёл на автора сих строк глубокое впечатление. Ярко, лаконично. Чутко преподнесены башкирские курай, кубыз, горловое пение, кыл-кубыз (задействована этно-группа «Йатаган»), соединённые с тембрами классических инструментов. Интересна и убедительна драматургическая логика — резкие, выпуклые контрасты пластов… Выявлены будущие очертания большого балета; например, впечатлило небольшое, но важное для жанра Адажио. Хороша ненавязчивая этичность идеи. На ютюбе нашлось немало фрагментов записи балета 2016 года, посмотрите! Ныне на сцене — новый состав исполнителей, спектакль стал репертуарным.

Фестиваль развивается по восходящей, если на прошлый, три года назад, приезжали представители четырнадцати хореографических школ мира, то на этот — девятнадцати! Впервые здесь ученик и последователь Рудольфа Нуреева, этуаль Национальной Парижской оперы, руководитель балета города Бордо балетмейстер Шарль Жюд. Прибыли: ректор Ташкентской государственной Высшей школы национального танца и хореографии Шухрат Тухтасимов; директор Алматинского хореографического училища имени Александра Селезнёва Даулет Досбатыров; директор Международной балетной академии в Японии Эмма Хасимото; народная артистка России, директор и художественный руководитель школы-студии при Государственном академическом ансамбле народного танца имени Игоря Моисеева Гузель Апанаева; художественный руководитель Пермского хореографического училища, заслуженный учитель школы России и заслуженный деятель искусств РФ Владимир Толстухин; лауреат международных конкурсов балетмейстеров, известный хореограф, профессор Европейской академии балета Вакиль Усманов; выпускник Башкирского хореографического колледжа, балетный критик, артист театра «Русский балет», сотрудник Санкт-Петербургского Театрального музея Сергей Лалетин; генеральный директор Международной федерации балетных конкурсов Сергей Усанов… В этом году фестиваль привлёк фактически все балетные школы России: колледжи и училища Воронежа, Санкт-Петербурга, Перми, Екатеринбурга… Приехали гости из-за границы: Латвия и Казахстан уже стали постоянными участниками фестиваля, а впервые прибыли представители Белоруссии, Узбекистана, Киргизии и Японии — всего 46 детей в возрасте от 12 до 18 лет. Самая маленькая из них — японка Реика Кигава.

Хореографические колледжи нередко называются чьим-либо именем. Интересно, что все посвящения отданы людям, оставившим след в своём географическом регионе. Чолпонбек Базарбаев — в Киргизии, Аксения и Наталья Посельских — в Якутии, Александр Селезнёв — в Казахстане, Лариса Сахьянова и Пётр Абашеев — в Бурятии. Они могли, будучи ведущими солистами своих театров, гастролировать во многих странах. Однако только имя нашего Рудольфа Нуреева ставится в ряд всего нескольких артистов мира — Вацлав Нижинский, Анна Павлова, Михаил Барышников. Это так обязывает тех, кто связал с ним своё дело! Отсюда — и тяжесть ответственности, и стремление соответствовать миссии.
Её как никто ощущает Олия Галеевна Вильданова, директор Башкирского хореографического колледжа. Скорее всего, наивный романтик, она верит: по-доброму соревнуясь на Малых Нуреевских, приобщаясь к великому имени, дети, может быть, достигнут новых высот, приблизятся к тому мастерству, что завещано нам нашим гением танца. Она убеждена: балет, танец несут только благородство, обогащают душу, расширяют эмоциональный мир. «Наш фестиваль — это праздник, это парад школ, парад одарённых талантливых детей». Важно взглянуть и шире: «Этот фестиваль поднимет во всём мире имидж Башкортостана как республики высокой культуры», — говорит директор нуреевского колледжа (интервью телевидению в день открытия).

Мероприятий столько, что стоило три дня просто жить хореографией. Заинтересованные поклонники Терпсихоры так и сделали, тем более что события шли чередой, не накладываясь друг на друга (как это иногда, к сожалению, бывает на конкурсах и фестивалях). Открытие, вечерний спектакль, мастер-классы, круглый стол, репетиции, прогоны, блестящий гала-концерт закрытия… Мне посчастливилось посетить мастер-классы Андрея Меркурьева. Сама атмосфера здесь словно говорила: мы любим нашего выпускника, ныне ведущего солиста Большого театра, педагога-балетмейстера, хореографа (его постановка 2014 года «Крик» идёт в Одесском театре оперы и балета). Его урок — это нежное, ласковое и убедительное внушение подлинного профессионализма. Точный, ненавязчивый показ: «Давайте попробуем!» Похвала как стимул роста. Микронная, тонкая связь с музыкой даже в упражнениях. Выявление самой природы — мужского-женского.

Все мастер-классы оцениваются, как суперполезные. Высочайшие похвалы довелось услышать в адрес Владимира Николаевича Толстухина (классический танец), Александра Николаевича Шелемова (дуэтно-классический танец), Ильнура Рафиковича Аюпова и ученицы самого Файзи Гаскарова Земфиры Ахметовны Габдулхаковой (башкирский танец).

Круглый стол на тему «Школа — театр будущего» вела Валерия Уральская. Поднимались проблемы обучения стилю модерн, сохранения классических традиций, внедрения новых дисциплин, раскрывающих постановочные таланты студентов… Остро стоял актуальный вопрос «оптимизации» отечественного образования: сокращения часов на необходимые дисциплины, в частности, на овладение фортепиано. А ведь артисты балета в первую очередь должны реагировать на музыку! Среди прочего прозвучало требование Александра Михайловича Полубенцева к «интеллектуализации» современного исполнителя, расширению его общекультурного кругозора. Каждый из присутствующих стремился поделиться животрепещущими проблемами, спросить совета или просто высказать варианты дальнейших скоординированных действий. В результате решили составить письмо-обращение «к властям», дело возложили на Сергея Лалетина. Всё это, и многие другие уфимские проекты — Нуреевские дни, Большой Нуреевский фестиваль (с огромным успехом в минувшем сентябре прошёл уже 22-й) — дань памяти великому земляку. Приведу оценку французской журналистки Ариан Дольфюс (она была специальным гостем ещё XVI Международного фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева, Уфа, 2010), автора книги «Непокорённый Нуреев»: «В Европе все знают, что для Нуреева Уфа имела огромное значение. Здесь он начинал свой путь. Интересно было, насколько балет, искусство в целом, важны для этого города. Приятно осознавать, что с каждым днём своего пребывания в Уфе я понимаю, какое большое значение здесь придаётся театру, балету, личности Рудольфа Нуреева».

О гала-концерте несколько особых слов. Во‑первых, нельзя не отметить весомое участие собственно «нуреевцев» — Башкирского хореографического колледжа: четыре масштабных, тщательно отработанных и преподнесённых с вдохновением номера (чего стоят только «солидные» композиции «В честь танца», «Танцевальный переполох», «Зарифа», да и тонко-лирическая «Весна»)! А ещё (и это не «во‑вторых») — режиссёр Ринат Абушахманов. Как выстроены видеокадры! Как продумана последовательность! Отличные вводы гостей! Например, Вагановскую академию представляла уроженка Уфы, давно полюбившаяся многим Софья Валиуллина (кстати, в Вагановке есть класс, посвящённый Рудольфу Нурееву). Всеобщий восторг вызвал её небольшой, предельно показательный номер. Природа, школа, работа, стать, образ, душа, неотразимость. Изумил выход 12‑летней японки Реики Кигава в вариации Китри из «Дон Кихота». Академическая классика перемежалась фольклорными мотивами. Зал абсолютно убедило завершение вечера: пермский дуэт Сергей Боровых — Екатерина Лебедева, показавший полнометражное Рas de deux со всеми его классическими разделами. Плюс 32 фуэтэ! Думаю, это ребята, готовые к большой сцене.

Знаменательна речь нынешнего французского гостя Шарля Жюда. Гала-концерт, сцена Башкирского театра оперы и балета: «Я очень тронут, что увидел последние кадры — последний выход на сцену моего друга. Работа танцора — это не профессия, это жизнь. Рудольф, когда он руководил оперой Парижа, научил нас, что такое сила труда. С ним было сложно в работе: он знал, чего он добивался. Сегодня я знаю, что он был прав. Для меня это больше, чем концерт. Я вижу, как российские и зарубежные артисты собрались здесь в память о Рудольфе. Это результат работы, которую проводит Олия Галеевна. Благодаря ей я приехал на этот фестиваль. Вот уже 26 лет, как Рудольф покинул нас. И я знаю, что это уже третий фестиваль, идущий в память о нём. Приятно встретить молодое поколение, которое здесь присутствует, — это большие таланты, всё, о чём мечтал Рудольф. Я приятно удивлён работой подрастающего поколения. Думаю, Рудольф гордился бы вами. От имени Фонда Рудольфа Нуреева хочу поблагодарить Министерство культуры и лично госпожу Амину Шафикову за бесценную помощь для огромной части искусства, которую иногда считают миноритарной, не для всех. У нас есть возможность иметь культурные связи между Францией и Россией, это было и во времена холодной войны, и остаётся ныне. Сегодня Россия отдаёт Нурееву честь. Надеюсь, мы будем работать вместе. Сегодня вечером от имени Фонда Рудольфа Нуреева у нас зародились теснейшие связи. Хочу горячо поблагодарить также директора оперного театра Ильмара Альмухаметова за его поддержку фестиваля, за музей Рудольфа, который существует в театре. Надеюсь, все наши проекты обретут форму. Огромная благодарность учащимся, школам, директорам, руководителям, преподавателям. Очень приятно было увидеть фольклорный танец. Я помню, как Рудольф показывал мне элементы танца, где были фольклорные ноты. И теперь я понимаю, откуда в нём этот талант. Merci Beaucoup. Спасибо».

«Малый Нуреевский» фестиваль уникален тем, что здесь принимают участие самые юные последователи нашего выдающегося земляка. Когда Рудольфа Нуреева спросили, где его Родина, он ответил, что его Родина — сцена!
Участники фестиваля ещё не виртуозы и не мастера сцены, они только учатся. И на своём ученическом пути эти талантливые дети из 19 балетных школ России и мира уже познали аромат и ощутили вкус балетной сцены, сцены, которой всю свою жизнь посвятил легендарный Рудольф Нуреев.

Девизом уфимского XXII Международного фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева, прошедшего 7–24 сентября 2019, выбрали слова Рудольфа: «В каждом, кто выйдет на балетную сцену после меня, будет жить частичка меня». Третий Малый Нуреевский завершился этими словами, выписанными под портретом неистового артиста.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 28, 2020 3:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113110
Тема| Балет, БТ, Персоналия, Ксения Жиганшина
Автор| Вера Сергеева, Мария Хлопцова
Заголовок| Ксения Жиганшина: «Вазиев терпеть не может толстых!»
Где опубликовано| © Bolshoi expert
Дата публикации| 2019-11-18
Ссылка| https://bolshoiexpert.com/2019/11/18/zhiganshina/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Теплым ноябрьским днем мы встретились с Ксенией Жиганшиной, солисткой Большого театра, в разгар репетиций «Жизели» в редакции Алексея Ратманского, выпили кофе и, конечно, поговорили о балете

Мария: Начнем наш разговор с банальных вопросов. Сколько пар балетных пуант снашиваете, например, за месяц?

Ксения:
Это зависит от того, какие пуанты вы носите. Если это марка Gaynor Minden, то они более износоустойчивые, и за месяц, в зависимости от репертуара, я лично изнашиваю 2-3 пары. Некоторые девочки из кордебалета, использующие Gaynor Minden, одну пару могут носить весь год.

Вера: А ты их штопаешь?

К.:
Я штопаю. На самом деле, происходит по-разному, бывает и лень штопать.

В.: А отбивать молоточком пуанты – так только раньше делали или сейчас тоже?

К.:
Такое до сих пор есть. Если девочки носят Sansha, Grishko, их нужно отбить. Там есть своя методика: нужно хорошо помять стаканчик, стелечку над паром подержать, что-то еще…И такие пуанты еще более слабые, за 10 дней ты можешь 3 пары использовать. Поэтому Большой театр в основном танцует на Gaynor Minden.

М.: А на спектакль ты можешь надеть новые пуанты?

К.:
Бывает. Я тот человек, который к этому легко относится. А есть такие, кто разнашивает месяц или два. А мне это не важно, я всегда говорю: «Девочки, ну ноги-то ваши, все то же самое, какая разница?»

В.: Большой театр предоставляет вам пуанты. Вам их хватает?

К.:
Мне хватает. Я рассчитываю. Нам их приносят примерно каждые 4 месяца, по 5 пар. Это солистам. Кордебалету — 3 пары.

В.: Ксюша, так как у нас это первое интервью, и ты наша первая гостья, мы хотим задать некоторые банальные вопросы. Все вы такие красивые, тоненькие, изящные. Едим или не едим?

К.:
Все происходит периодами. И все очень индивидуально. У меня после отпуска может быть плюс 2 лишних килограмма. Во время работы мой хороший вес это 50 кг. Конечно, в театре есть требования, ты не должен быть толстым, потому что нынешний художественный руководитель (М.Х. Вазиев прим.) терпеть не может толстых. Он может после спектакля ругать всех, а потом сказать: «А вот ты, иди худей, разжирела!». А может это сказать тихонечко. Но я думаю, что любой руководитель хочет лучшего качества работы. Лишний жирочек он видит сразу, что тоже говорит о его профессионализме и о его требовательности.

М.: Ну это в принципе объяснимо. Все-таки когда мы говорим про балет, даже в кордебалете все должно быть выдержано по пропорциям.

К.:
Тут может быть еще интересный момент. Девочка может выглядеть хорошо, но при этом быть тяжелой. Это будет заметно только ее партнерам. Это зависит не только от ее веса, а от приема, как она подходит к партнеру. Иногда можно весить немало, но при этом любой партнер скажет, что ты нормальная. Много моментов.

М.: Вернемся к вашему художественному руководителю. Столько слухов ходит по поводу него и по поводу того, что он вас ругает, обзывает, еду отбирает, бьет и так далее. Так какой он все-таки? Деспот и тиран или справедливый руководитель?

К.:
В целом, я считаю, что все это идет от его требовательности. Он может кричать и срываться, но зачастую это оправдано. Такой характер у него. Он восточный человек. Но он крайне редко может перейти на личность и унизить. Все же он достаточно тактичен и говорит по делу. Вообще, он добрый. Если артисту нужно помочь, если ты придешь и попросишь помощи, он не откажет, даже если полчаса назад кричал на тебя. Все бывает по настроению. Мы творческие люди.

М.: Я вообще считаю, что руководить такой многочисленной труппой, в которой каждый артист безумно талантлив и амбициозен, очень трудно.

К.:
Безусловно. Вот ты сидишь и работаешь, а за день к тебе приходят сотни артистов, и все просят что-то дать станцевать. И ты должен всем ответить, объяснить, почему нет. Потому что сначала надо ноги подготовить, или потому что надо дать партии другим балеринам и занять их в репертуаре. А бывает, что он видит именно молодую перспективу и дает дорогу молодым.

В.: А более возрастным артистам?

К.
: Не могу припомнить. Сейчас, правда, есть случай Ольги Марченковой. Ей 30 лет, и она пошла вверх. Два года она показывала Вазиеву «Лебединое озеро», полный спектакль…

В.: Ну после Светланы Захаровой, наверное, трудно показывать «Лебединое».

К.:
Да, Светлана Захарова это, безусловно, эталон. Нужно к такому стремиться, но важно раскрыть свой потенциал и талант, находить свое исполнение и не копировать. Это неправильно, на мой взгляд.

В.: Я, кстати, не могу сказать, что для меня важно, выступает ли прима-балерина или солистка. Я в первую очередь обращаю внимание на подачу и на те эмоции, которые я получаю от исполнения. И только потом смотрю, кто танцевал.

М.: И потом, мы не видим каких-то вещей. Вот ты рассказала про Марченкову. Я, например, не знала, что она столько времени выбивала эту партию. О каких-то вводах ты слышишь, и тебе непонятно, почему это произошло.

К.:
В таких ситуациях даже в театре часто начинают болтать ненужное: «О, ну понятно!» Есть такое. С кем бы ты ни поехал на индивидуальные гастроли, приезжаешь, а тут уже появились всякие слухи. Вас уже переженили.

В.: Ну это проблема вообще любого большого коллектива. Тем более, если ты интересен и успешен. Пусть говорят.

К.:
Первые годы в театре, конечно, переживаешь. Ты приходишь в театр открытый, дружелюбный, ты никогда с таким не сталкивался. А потом ты замыкаешься, потому что действительно на тебя начинают вешать ярлыки. Иногда даже в буфете не хочется садиться рядом с тем или иным артистом, чтобы не провоцировать слухи.

В.: Ты общаешься с коллективом близко?

К.:
Не могу сказать, что общаюсь близко. Это не очень мне нужно, и я как-то не считаю нужным открываться внутри театра. Это может прозвучать жестко и категорично. Но я такая не одна. Я не люблю лицемерие, не люблю лишний раз лезть в разговор и пытаться казаться хорошей и доброй. Это тоже приходит со временем.

В.: А я так надеялась, что ты сейчас нам скажешь: «Девочки, все не так, мы дружим, все прекрасно»

К.:
В целом, у нас нормальная атмосфера. Нет никаких стекол в пуантах. Но есть такое, что вот у тебя премьера, ты танцуешь. И вчера ты с компанией сидел вместе за столом и общался, а тут они приходят и из-за кулис смотрят на твой дебют очень недобро. И это есть. И потом ты слышишь, что они говорят. Я очень во многих людях так разочаровалась. Но со временем я также поняла, что лишняя злость мне не нужна.

В.: А новичков тоже сложно принимают?

К.:
Да, тяжело. Всегда есть предвзятое отношение.

М.: Как ты думаешь, это боязнь конкуренции или просто дедовщина?

К.:
Дедовщина. Есть девочки, которые считают, что они заслужили больше. Те, кто не признает, что действительно эти молодые девочки могут. Но со временем эти разговоры утихают.

М.: Расскажи, как вы готовите партию? Если мы не говорим сейчас про новую постановку, а о текущем репертуаре. Вы сначала готовите ее со своим педагогом, а потом показываете художественному руководителю?

К.:
Могу рассказать, как у меня это было со «Спящей красавицей». Я со своим педагогом (С.Д. Адырхаева, прим.) начала репетировать, чтобы держать форму и работать на перспективу. А у Махара Хасановича есть камеры. Все это уже знают, хотя раньше это был строгий секрет. И в какой-то момент он пришел на мою репетицию. А я в тот день вообще репетировала «Щелкунчик» с Игорем Цвирко. И тут он меня останавливает и просит показать кусочек из «Спящей». Я собралась и показала, и ему понравилось. А кто-то может долго упрашивать, показывать. Но все это всегда зависит от обстоятельств и настроения. Завтра может прийти другой руководитель, и ты ему не понравишься. Есть, конечно, Светлана Захарова, например, которая никогда уже ниже своего ранга не упадет, и мы все стремимся к этому.

В.: А у меня такой вопрос возникает, у каждой ли артистки балета есть желание и амбиции стать примой?

К.:
У тех артисток, которые танцуют ведущие партии, у всех есть стремление вверх, это безусловно. Может быть и есть случаи, когда сами собой даются какие-то партии, а человек вроде их и не ждал. Есть и некоторые артистки кордебалета, которым очень хорошо на своем месте, я знаю таких. Они стабильно участвуют в гастролях, у них стабильный заработок, много работы, много плюсов — хорошая фигура, потому что танцуешь весь спектакль, а не ждешь свою вариацию. Некоторые солисты жалуются, что, будучи в кордебалете, больше танцевали и больше зарабатывали.

М.: А какую свою партию из крупных ты больше всего любишь?

К.:
Для меня самое дорогое — это большие балеты «Щелкунчик» и «Спящая красавица». Они оба очень сложные технически, но по-разному сложные. «Спящая» сложнее, все-таки 3 акта на сцене, безумная техника стоп – па-де-буре, скачки. Кому-то это легко, но лично мне это сложно, так как есть большой подъем стопы, ее надо уметь сокращать, от чего начинает сводить мышцы. И к этому надо привыкать через репетиции.

М.: А что хотела бы станцевать еще в первую очередь?

К.:
Сейчас я очень хочу «Коппелию». Мне кажется, я с такой радостью выйду на сцену и станцую эту юную барышню с характером! Я недавно посмотрела фильм «Девчата». Для меня это именно такой характер.

М.: То есть ты больше тяготеешь к классическому академическому балету. А современное?

К.:
Я люблю и современное. Например, неоклассику. Недавно у меня была премьера в «Рубинах». Это тоже очень интересно. Потому что это другая пластика, тоже классика, но более раскрепощенная. Мне нравится больше что-то быстрое, техничное, сильное, нежели адажийное. Мне интереснее сейчас танцевать быстро.

Недавно на гастролях в Греции я танцевала «Лебединое озеро», и мне «белое» адажио далось тяжелее, чем технически более сложное «черное» па де де.

М.: Но «белое» адажио , оно же бесконечное, мне всегда кажется, что оно очень сложное для балерины.

К.:
Кому-то наоборот. Кому-то сложнее оторваться от пола, прыгнуть.

В.: Я тоже больше люблю «черного» лебедя..

К.:
Всегда проще исполнять отрицательного героя, нежели доброго.

М.: Да, у меня всегда такое ощущение от «Раймонды», например. Я партию Рыцаря Де Бриена вообще не могу воспринимать, слишком уж она стерильная. Другое дело Абдерахман – вылетает на сцену Васильев или Цвирко, и непонятно, почему Раймонда не его выбирает. А балеты Григоровича? Такие знаковые, как «Спартак», «Легенда»?

К.:
Это мои самые любимые балеты. И «Ромео и Джульетта» Григоровича мне тоже очень нравится. У него балеты супер-музыкальные, каждый образ подобран настолько в точку. «Иван Грозный», «Легенда» — как поставить такие адажио, сколько там находок?!

В.: А вот скажи нам, как человек, живущий искусством и лучше всех знающий его изнутри, каких балерин ты считаешь самыми сильными на сегодняшний день?

К.:
Я очень люблю Екатерину Крысанову. Скажу, за что. У этой артистки нет таких феноменальных данных, как у тех, кто одарен природой. Она все делает умом, все идет от головы. Каждый ее шаг на сцене по-максимуму продуман. И для меня это пример, я всегда вижу ее ум на сцене. Даже ракурсы ее ног и стоп. Нет каких-то супер-данных, повторюсь. Она всегда найдет умное положение, которое не покажет этого. Идеальная техника — она никогда не падает на фуэте, все исполняет очень здорово и по-разному – лиричную «Жизель», а потом Катарину в «Укрощении строптивой». Настя Сташкевич тоже стала не так давно прима-балериной. Тоже нет физических экстраординарных способностей, нет «захаровской» стопы, но она добилась всего благодаря своему трудолюбию. Вот они для меня пример. И, конечно, это заслуга и их педагога, которая была с ними с первых шагов в театре (С.Д. Адырхаева, прим.).

В.: Это очень интересный для меня ответ, я ожидала немного другого.

К.:
Это уже характер, в первую очередь. Они не просто так обе примы-балерины, столько лет шли к этому! Они обе начинали с партии Арапчат в «Баядерке».

М.: Конечно, когда мы говорим о Захаровой – ее природа одарила, ничего не сделаешь. Другое дело, когда человек проходит свой путь к вершине через колоссальную работу над собой.

В.: Ты знаешь, Ксюша, то, что ты говоришь, это как раз то, что мы хотим слышать на наших интервью.

М.: Именно. Услышать о том, что мы не видим из зрительного зала. Мы, конечно, и не должны этого всего видеть, но это же безумно интересно.

В.: У меня дальше следующий вопрос – ты закончила Вагановскую академию, тебя пригласили в труппу Большого театра, это решение оказалось спонтанным, или хотелось именно сюда?

К.:
Вообще, изначально судьба тянула в Москву, но это я поняла потом. Я тогда училась в школе балета Л.В. Якобсона, ныне В. Курамшина, с ними ездила на конкурсы. В 2009 г. после Московского конкурса ко мне подошла Марина Константиновна Леонова, пригласила в Москву получать образование. А я, на самом деле, балда – маленькая была. Думаю, я учусь, «Лебединое» уже в этом возрасте танцую – ни в коем случае не поеду. А потом они связались с моим отцом, образовалась целая цепочка, и мне устроили просмотр, сквозь мои истерики (смеется).

Но до этого момента, были конкурсы гран-при Михайловского театра, где в жюри сидел Сергей Юрьевич Филин. Дал визитку и пригласил в Москву. Я и знать не знала тогда, кто там в Стасике, кто худрук Большого. Я тогда была как-то здесь и сейчас. Может это и плюс.

М.: И тебя ангажировали в театр Станиславского и Немировича-Данченко?

К.:
Да. И опять конкурс в Москве, 3 курс, 2013 год. Позвонила Галина Олеговна Степаненко, пригласила на стажировку в Большой. Я тут же вспоминаю, что Сергей Юрьевич сам ко мне тогда подошел. Потом был сложный выбор, мне сказали: «Давай к нам в Мариинский театр». Я тогда поправилась, гормоны начали играть, и было у меня сомнение почему-то насчет Мариинского театра, я боялась и чувствовала неуверенность, чисто интуитивно. И поехала в Большой. Все бросила, у меня никого в Москве не было, ни друзей, ни одноклассников, ролей не обещали, ничего, просто пригласили в Большой театр. Я думала, что это самый лучший театр в мире. Было, конечно, в начале тяжеловато морально.

М: Ты не пожалела ни разу о том, что переехала в Москву?

К.:
Никогда.

М: Бытует мнение, что есть большая разница между Вагановской и нашей Московской школой, что ты думаешь по этому поводу? Я где-то читала, что даже М. Х. Вазиев говорит: «Да нет никаких различий, даже если и есть, то они не настолько критичны».

К.:
Есть различия. Методика Вагановой – это все же методика, выработанная годами. В Москве, конечно, есть своя стилизация. Такие элементарные вещи, как препарасьон — это подготовка к движению, он всегда присутствует, и если в Питере он идет через низ, то в Москве — через верх. Или пор де бра (перегибы) — у нас все работает от кистей, а в Москве рукам уделяют мало внимания.

В.: Мне кажется, это здорово, что к нам в Москву привлекают артистов из Вагановской академии.

М.: Почему нет, полагаю, это должно работать и в обратную сторону – чтобы был некий баланс. И еще есть мнение, что Московская школа это больше бравура, а питерская – это лирика.

К.:
В Питере, конечно, уделяется больше внимания корпусу, лирике. Есть и бравурность, но она не такая ярко выраженная. Сцена Большого театра требует бравуры. Все-таки она огромная, почти в два раза больше сцены Мариинского театра.

В.: Этим и отличается сцена Большого театра от всех сцен мира. Подобной бравурности нет, я думаю, нигде.

К.:
Самое волнительное — это выходить на сцену Большого театра.

М.: А еще я слышала (смеется) от некоторых мальчиков – артистов, что девочек в Москве лучше учат идти на поддержки, чем в Питере, есть такое?

К.:
Я слышала такое про некоторых балерин. Я думаю, это сильно зависит от педагога. Не отрицаю, что такое возможно. Мне повезло с педагогом, все индивидуально.

М: А если ты в училище не научился как-то правильно группироваться, этому можно потом научиться или уже нет?

К.:
Все развивается, с опытом вообще многое приходит — и прыжок, и вращение. Что плохо, так это если нет координации вообще у артиста.

В.: Какое у вас расписание? Утром идете на класс?

К.:
Бывает разное расписание. В основном, возьмем нагруженный период, приходишь на класс в 11:00, с 12:00 до 14:30 постановочная репетиция, а потом с 17:00 до 19:00 может быть другая репетиция, и весь день ходишь по постановочным. А бывает еще, что параллельно две постановочные, это вот сложно.

М.: У тебя остается еще время на что-то, кроме балета?

К.:
Остается. Я сейчас поняла, что мне нужно отвлекаться, иначе я просто с ума сойду. Выходить из театра в перерывах, например. Вот сейчас английский учу.

М.: А я видела у кого-то в сторис, как ты с выражением читала книжку про мышонка (смеется).

В.: Я поняла, вот почему у тебя такое количество подписчиков.

К.:
Меня, кстати, многие спрашивают – ты, наверное, купила подписчиков? Я просто зарегистрировалась очень давно, в 2008 году, и начала выставлять все подряд.

М.: Я тоже давно, а у меня только 8 тысяч.

В.: Я про себя вообще молчу.

К.:
Сейчас, правда, так уже не делаю. Выставляю, в основном, балетные видео, вращения, что-то замедленное. Я же творческая личность, мне нравятся зеркала, мы без них жить не можем. И, когда видишь, что получается неплохо, возникает желание этим поделиться.

В. А вот в комментариях пишут только хорошее? Ты читаешь плохие комментарии, или их нет?

К.:
Читаю, конечно, но их не так много. Как мне объяснили, как правило, если хейтеров сразу много, то они покупные. У моей подруги, олимпийской чемпионки было такое. Не знаю, зачем это делают. Хотя плохие отзывы – это тоже отзывы.

М.: Как говорится, не бывает плохой рекламы.

В.: Так, главное, что я сегодня подчерпнула: у нас есть лайфхак от Ксении Жиганшиной, как увеличить число подписчиков: крутите туры без конца, и будет вам счастье (смеется).

М.: Хотели еще спросить про Нуреева. Недавно у нас вышел большой материал о нем. Так сложилось, что премьера оказалась связана со скандалом. Как ты думаешь, без этого был бы такой ажиотаж, или это на фоне шумихи?

К.:
Уверена, что на фоне шумихи. На этот спектакль сразу стали приходить люди, далекие от балета, ради того, чтобы отметиться. Думала даже, что это было спровоцировано.

В.: Конечно, политический аспект здесь мог иметь место. А была какая- либо разница именно в процессе подготовки? Особенно в том, что вы готовили спектакль в сложных эмоциональных и политических условиях? Внутренняя остановка поменялась?

К.:
Все артисты объединяются в такие моменты. Я тогда, правда, не участвовала в премьере по причине какой-то травмы, но я знаю, что после нее все плакали, потому что была проделана невероятная работа, колоссальный труд! Сколько костюмов, декораций, сколько всего, сколько народу задействовано! Все помнят момент, когда Урин после генерального прогона встал с микрофоном и сказал: «спектакль Нуреев идти не будет»

В.: Официальная версия – спектакль не готов.

М.: Либо это было феноменальная многоходовка, потому что билеты достать было практически невозможно. Посмотрим, насколько он будет популярен через несколько лет.

К.:
Учитывая, что я не представляю, как его можно вывезти за границу. Столько реквизита — это нереально.

М. В. Ксюш, спасибо за твое время и откровенность, было очень интересно!

Фото: Дарьян Волкова, Елена Павлова

==========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 07, 2020 6:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113111
Тема| Балет, НОУ, Персоналия, Ана София Шеллер
Автор| Наталья Васюра
Заголовок| Балерина Ана София Шеллер: "Самое важное для танцора — знание, что всегда можешь станцевать еще лучше"
Где опубликовано| © «L’Officiel» (Украина)
Дата публикации| 2019-11-21
Ссылка| https://officiel-online.com/lichnosti/intervju/anna-sophia-sheller/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Новое имя Национальной оперы Украины



В этом сезоне в Национальной опере Украины произошло важное событие: театр подписал контракт с американской танцовщицей, экс-примой-балериной New York City Ballet Аной Софией Шеллер. 24 ноября она впервые станцует партию Жизели на киевской сцене, а накануне премьеры Ана София рассказала нам о своей работе в одной из самых знаменитых танцевальных трупп мира и о том, как и почему приняла решение о переезде в Украину.

Я родилась в Аргентине, в Буэнос-Айресе. В нашей семье шестеро детей, я — номер 5. (Улыбается.) Это классно — иметь большую семью. У нас есть общий вотсап-чат, где мы переписываемся. Двое живут в Аргентине, один брат — в Бразилии, одна сестра — в Чикаго, а другой брат — в Лос-Анджелесе. Мы уже договорились, что этот Новый год все вместе встретим у сестры в Чикаго.

Когда я училась в первом классе, старший брат после школы уходил на футбол — и мама начала волноваться, что я буду скучать после уроков, поэтому меня отправили в секцию балета, которая была организована в моей школе. Раз в год к нам приходила Нэнси Бокка, директор танцевальной школы при Teatro Colon. Когда я училась в 4 классе, Нэнси сказала моей маме, что я обладаю хорошими данными, и посоветовала поступать в ее школу. Мама ничего не знала о балете, но она осознавала, что за школой стоит престиж главного театра Аргентины, поэтому она спросила меня: "Ты хочешь танцевать?" Мне было всего 9 лет, и я ответила "да". Мама нашла учителя, который подготовил меня к прослушиванию, я прошла отбор, поступила — и с этого все началось.

Учась в школе при театре, я иногда выходила на сцену в массовке, частенько исполняла роль Купидона. Я своими глазами видела, как ставили балет "Корсар", в котором танцевали знаменитые Фарух Рузиматов и Светлана Захарова. Представьте, ей тогда было всего 19 лет, а она уже была солисткой! Я росла в этой атмосфере и училась на лучших примерах.

Когда мне было 13, Нэнси посоветовала моей маме отправить меня на прослушивание в Нью-Йоркскую школу американского балета. Я поступила, но мама не собиралась меня отпускать жить в интернате, поэтому она взяла моего младшего брата и отправилась в Нью-Йорк вместе со мной.

Я не могу сказать, что мне было слишком тяжело учиться в Нью-Йорке, потому что у меня был достаточно высокий уровень подготовки. Я была самой младшей на курсе, но единственная уже танцевала на пуантах.

"Спящая красавица" навсегда останется для меня знаковым балетом, потому что это был мой дебют. Я хорошо помню момент перед выходом на сцену: за три часа до начала я уже была полностью готова, а когда делала макияж, руки настолько сильно дрожали, что мне трудно было накрасить ресницы, настолько я нервничала. Но как только я вышла на сцену, все волнение моментально улетучилось.

Очень многие танцоры теряются во время переходного периода, когда заканчивается учеба и они становятся артистами. Ты молод, вокруг столько людей, возможностей и вечеринок, тебе 17, и ты не хочешь ничего упустить. Однажды посреди недели я пошла на вечеринку, а наутро чувствовала себя ужасно и понимала, что алкоголь все еще находится в моем теле и я не могу танцевать с необходимой легкостью, поэтому я сказала друзьям, что больше никогда этого делать не буду. Ты можешь быть хорошей ученицей и талантливой балериной, но в танцевальной компании, такой как New York City Ballet, из-за таких соблазнов ты просто перестанешь получать роли и на этом все закончится. Для профессионального танцора очень важно сразу понять свой приоритет, где ты хочешь быть — на вечеринке или на сцене. Это нелегко. Но я счастлива, что мне хватило ума не поддаться соблазнам. Я окончила школу одной из лучших и в течение первого года в New York City Ballet уже исполняла сольные партии в "Щелкунчике", а после двух лет работы стала солисткой труппы.

Я не скрываю, что прошла и через непростые времена. Когда ты солистка, то не выходишь в спектакле каждый день, к тому же многие классические постановки, в которых я танцевала, убрали из репертуара. Это был тяжелый момент, который длился около двух лет, пока я не стала примой-балериной, но даже когда у меня не было репетиций, я занималась, ходила в зал, все время старалась работать и держать себя в форме.

В New York City Ballet, по-моему, ставят больше всего новых постановок за сезон. Благодаря этому я научилась очень быстро учить новый материал — сегодня ты готовишь что-то новое, а через несколько недель ты уже должна станцевать это на сцене.

Я ушла из New York City Ballet после 13 лет работы. Я была примой труппы, и мне хотелось танцевать в классических балетах, о которых я мечтала с детства. Конечно, из сезона в сезон здесь ставят "Спящую красавицу" и "Лебединое озеро", но мне хотелось большего, хотелось иметь учителей, которые бы росли с этими постановками и передавали свои знания. Поэтому я присоединилась к San Francisco Ballet, ожидая, что найду здесь больше классики, но тренд на неоклассику и модерн главенствовал. Некоторые постановки мне нравились, но это не наполняло мою душу.

Мне кажется, в современном театре важно не уходить в крайности и развивать оба направления — и современный танец, и поддерживать классику на должном уровне. Чтобы одно не страдало из-за другого.

В San Francisco Ballet принят довольно специфический график: танцоры начинают репетировать в июле, но не выходят на сцену до декабря, то есть полгода ты готовишь постановки, которые будешь танцевать только зимой. А я отрепетировала все и получила травму, поэтому, к большому сожалению, пропустила сезон, так и не станцевав в любимом "Дон Кихоте". Травма заставила меня остановиться и задуматься. Я поняла, что должна танцевать круглый год — репетировать и выходить на сцену, репетировать и танцевать.

В прошлом году я впервые приехала в Киев по приглашению Александра Стоянова, а познакомились мы пару лет назад на гала-вечере в Италии. Потом он начал приглашать людей из разных стран в Украину и позвал меня станцевать с ним "Лебединое озеро". Помню, как друзья спрашивали, не скучно ли там в Киеве, и я им отвечала: "Вы даже не представляете, что это за город и как он мне понравился!"

После двух сезонов, проведенных в Сан-Франциско, я была в поиске новой труппы и думала о разных театрах, одно из предложений пришло из Киева — от Александра и Национальной оперы Украины. Наверное, это странно, но это первая идея, которая поселилась в моей голове, когда я задумалась о переходе в новый театр. Нас пригласили вдвоем с Николаем Городиски, моим партнером по многим постановкам, и в итоге мы приняли это предложение.

Ответ на вопрос "почему?" простой: каждый танцор всегда хочет большего и никогда не останавливается на достигнутом. Самое важное для танцора — знание, что всегда можешь станцевать еще лучше.

В Киеве я живу с сентября. Поначалу мне очень помогал Николай, он родился в Украине, но в детстве вместе с семьей уехал за границу. Сейчас для меня самое главное — это выучить язык. Хотя в театре многие танцоры знают английский, поэтому преград для общения нет.

Я открыта для любых новых постановок. По контракту у меня будет два спектакля в месяц, а вопрос репертуара мы решаем вместе с Александром Стояновым.

Свои главные мечты я воплощаю сейчас. Я хочу, чтобы у меня был опыт во всем классическом балетном репертуаре. И я очень мечтаю станцевать партию Никии в балете "Баядерка".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 07, 2020 2:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113112
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Владимир Варнава
Автор| Ольга Комок
Заголовок| Условное освобождение. Балет Владимира Варнавы "Дафнис и Хлоя" в Мариинском театре
Где опубликовано| © "Деловой Петербург"
Дата публикации| 2019-11-22
Ссылка| https://www.dp.ru/a/2019/11/21/Uslovnoe_osvobozhdenie
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Наташа Разина

Проще всего аттестовать новый балет Владимира Варнавы "Дафнис и Хлоя" на музыку Равеля (всю–превсю, без купюр и с хором, а не просто на одну–две оркестровые сюиты из знаменитой партитуры) как анекдот об одном офисном корпоративе. За юмористическим нарративом кроется вторая история — об освобождении тела, прежде всего тел мариинских танцовщиков от пут классической балетной школы. За нею третья: о поиске собственного языка наивостребованнейшим хореографом (который где и что только не ставит, от мариинских же "Ярославны" и "Петрушки" до антрепризной драмы–оперы–балета "Кармен", которую увидим на фестивале "Дягилев. P. S." 28 ноября, или соло на контемпорари–фесте "Формы танца" 14 декабря — и это только из ближайшего). Третья тема оказалась наиболее драматичной. Так что начнем с забавного.

Стартует "Дафнис и Хлоя" как чинный тимбилдинг. Офисные работники играют в Коляду: торжественно "хоронят" ряженых козу да барана, втыкая в их черепа бесконечные прутики, придуманные сценографом Павлом Семченко (и отнюдь не впервые появляющиеся в Мариинском театре, каковой факт, вероятно, остался неизвестным для знаменитого АХЕйца). Прутья белые, палки красные, экзерсисы на стульях — долгие минуты казалось, что никакие оркестрово–хоровые экстазы (даже из собственных рук Валерия Гергиева) не способны оживить этих пешеходов. Стоило принять заторможенность офисного ритуала за хореографический концепт, и люди в черном принялись плясать. Сначала нечто этнопримитивистское в масках баранов. Потом, как дошло до раздевания (смешно–стыдливого — штаны спустили, натянули, спрятались в кусты из прутьев), танцы пошли горячее. Пары и ансамбли проявляли друг к другу влечение на самые разные лады, пантомимически и пластически демонстрировали общественное осуждение, одобрение, изумление и алкогольное изнеможение. Выход счастливого любовника в белоснежных трусах с гигантским букетом роз ознаменовал новый виток корпоративной вечеринки, перешедшей в коллективную оргию. Серое неглиже артистов постепенно сменилось красным, пять Дафнисов и пять Хлой закидали розами всю сцену, вакхический финал равелевской партитуры словно вовсе не заметили, продолжая круговой бег по сцене Концертного зала Мариинки, пока не потух свет.

Спасительное освобождение от оков академизма и познание собственной телесности далось участникам постановки не вполне. То ли не помог импровизационный метод репетиций, о котором Владимир Варнава охотно рассказывал интервьюерам, то ли собрать разобранное в единый хореографический текст просто не успели. Буйное разнообразие танцевальных лексем и цитат из самых разных опусов и стилей слилось в неразборчивый поток, в котором артистам слишком легко было забыть о точности и законченности выбранных движений, а зрителям — потонуть. Вдобавок тела танцовщиков были оклеены разноцветными декоративно–растительными орнаментами, и это дополнительно лишало их плоти, крови и физиологичности — парадоксально для гимна человеческому телу, коим был задуман балет. Да что там говорить: самая запоминающаяся сцена этого "Дафниса" — шествие балерин на четвереньках в образах коз (впрочем, грациозных, как антилопы), которых эдак за шкирку ведут античные пастухи. Эффектность картины, видимо, должна искупать смутную тревогу, которую режиссерское ноу–хау вызывает у всех сочувствующих движению #MeToo.

Владимир Варнава и Павел Семченко сочиняли спектакль специально для Концертного зала с круговым обзором. Между тем он получился вполне себе фронтальным. Металлизированную луну с неоновыми зигзагами внутри и золотой мобиль солнца, подвешенные к колосникам, сбоку и не разглядишь. А магической ритуальностью действа, увы, не проникнешься, с какого места ни смотри: уж слишком порознь существуют в этом спектакле волшебно–чувственная, а при этом отчетливо театральная, то есть требовательная к сценическому воплощению музыка Равеля и танцы — пестрые, перегруженные разношерстными подробностями, холодноватые, несмотря на все сплетения тел и миллион алых роз в финале.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 07, 2020 6:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019113113
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Inner Emigrant
Заголовок| Светлана Захарова: «Я счастлива быть балериной»
О двух новых проектах, балетной карьере и отношении к балетной критике.

Где опубликовано| © «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU»
Дата публикации| 2019-11-21
Ссылка| https://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/2569120/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Источник: пресс-служба Московской Филармонии

InnerVIEW — первая масштабная попытка взглянуть на современное искусство изнутри. В формате интервью-бесед ведущие театральные режиссеры, продюсеры, композиторы, менеджеры, кураторы, исполнители, музыканты, художники, драматурги и писатели делятся с шеф-редактором «Вашего Досуга» Inner Emigrant своими взглядами на профессию и размышлениями о происходящих тенденциях. Гостями уже были Максим Диденко, Кристоф Рок, Всеволод Лисовский, Ильдар Абдразаков, Томас Остермайер, Максим Виторган, Анатолий Васильев, Патрик де Бана, Владислав Наставшев, Виталий Полонский и Антониос Кутрупис, Жан-Даниэль Лорье, Мартин Жак, Филипп Григорьян, Марк Галеотти, FC Bergman, Стефан Брауншвейг, Шейла Мецнер, Анатолий Белый, Фредерик Бегбедер, Борис Юхананов, Том Оделл, Иво Димчев, Хайнер Геббельс и Алиса Хазанова.

Двадцать пятым героем стала всемирно известная артистка балета. С 1996 по 2003 год она была солисткой Мариинского театра, с 2003 является прима-балериной Большого театра, а с 2008 — также и миланского театра «Ла Скала». Недавно в Большом театре состоялась премьера ее проекта MODANSE, совсем скоро Москва сможет впервые увидеть ее проект с мужем, известным виолончелистом Вадимом Репиным, «Па-де-де на пальцах и для пальцев».

Также она знаменита своей политической деятельностью: с 2007 по 2011 год была избрана депутатом Государственной Думы в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «Единая Россия», член фракции «Единая Россия», член Комитета ГД по культуре. 11 марта 2014 года она подписала обращение деятелей культуры Российской Федерации в поддержку политики президента РФ В. В. Путина на Украине и в Крыму. По ее настоятельной просьбе вопросы, касающиеся политической деятельности и отношении к аресту Кирилла Серебренникова, в финальный текст интервью не вошли.

Светлана Захарова (СЗ) рассказывает в интервью Inner Emigrant (IE) о своих новых проектах, карьере балерины, а также делится своим отношением к трансляциям спектаклей и балетной критике.

1. О ПРОЕКТЕ «ПА-ДЕ-ДЕ НА ПАЛЬЦАХ И ДЛЯ ПАЛЬЦЕВ»
2. О ДОМЕ И БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ
3. О БАЛЕТЕ «КАК ДЫХАНИЕ»
4. О ЗРИТЕЛЯХ И КРИТИКЕ
5. О БАЛЕТЕ «ГАБРИЭЛЬ ШАНЕЛЬ»
6. О КАРЬЕРЕ БАЛЕРИНЫ
7. О ТРАНСЛЯЦИЯХ СПЕКТАКЛЕЙ
8. О ВЫСОКИХ ЦЕНАХ НА БАЛЕТ
9. О ЖЕСТОКОСТИ БАЛЕТА


О ПРОЕКТЕ «ПА-ДЕ-ДЕ НА ПАЛЬЦАХ И ДЛЯ ПАЛЬЦЕВ»

IE
Светлана, в декабре у вас будет премьера проекта «Па-де-де на пальцах и для пальцев»…

СЗ Не совсем премьера. Проект уже существует несколько лет. Впервые мы его показали вместе с Вадимом Репиным на фестивале в Швейцарии. И очень полюбили наш проект. За это время он видоизменялся, менялась программа, балетные и музыкальные номера, но концепция и идея проекта – нет. Мы его неоднократно показывали в Европе и странах Азии. А вот в Москве пока не было возможности. Так что 28 декабря это будет московская премьера. И наше новогоднее поздравление москвичам и гостям столицы.

IE Можете чуть подробнее рассказать, что ждет зрителей?

СЗ Зрителей ждет необычный концерт. С особенной энергетикой и настроением. Я танцую, Вадим играет, мы делимся своими эмоциями и чувствами со зрителями. Танец и музыка наполняют все пространство зала. В концерте также принимают участие солисты Большого театра, мои любимые партнеры и камерный оркестр.

IE Оркестр расположен прямо на сцене?

СЗ Да.

IE То есть вы с ним в каком-то смысле соревнуетесь?

СЗ Мы не соревнуемся, наоборот, дополняем друг друга. Это скорее камерный спектакль для публики, которая любит классическую и современную музыку и танец. Которая пришла зарядиться положительными, светлыми эмоциями. Проект имеет большой успех во всем мире. Должна сказать, что три года подряд мы показываем его в Японии, а это очень много значит. Потому что японцы — большие ценители искусства, и если влюбляются во что-то, хотят снова и снова это видеть.


Светлана Захарова и Владимир Репин. Источник: пресс-служба Московской Филармонии

О ДОМЕ И БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ

IE
Мы делали интервью с Патриком де Бана, где он восхищался вами и подчеркивал, что очень важно для танцовщика иметь свой дом. Мы сейчас находимся в Большом театре. Можете ли вы сказать, что здесь ваш дом? Или Большой – такой же дом, как и Ла Скала?

СЗ Наверное, я даже не могу назвать Большой театр своим домом, это для меня все же работа. Мой дом — там где я живу, где моя семья. А сюда я прихожу работать, как я говорю «пахать». Театр все время связывает меня с выступлениями, и Большой театр — большая ответственность и напряжение. Да, я провожу здесь огромное количество времени, но это всегда связано с работой, с творчеством и с поиском нового.

О БАЛЕТЕ «КАК ДЫХАНИЕ»

IE
В Большом театре проходит премьера вашей программы MODANSE. Первый балет в ней, «Как Дыхание», вы ставили под театр «Ла Скала»…

СЗ Я его танцевала в «Ла Скала». Несколько лет назад его поставил известный итальянский хореограф Мауро Бигонцетти. Тогда этот спектакль назывался Progetto Handel и состоял из двух одноактных балетов на музыку Генделя. Я станцевала оба балета, но один из них я очень полюбила, мне очень хотелось что бы он был в моем репертуаре и дальше. Поэтому, когда мы начали готовить новый проект MODANSE — я попросила Мауро Бигонзетти, дать разрешение исполнять его спектакль в проекте. Сейчас он называется «Как дыхание».

IE Чем вас заинтересовало барокко? Как вы объясняете, почему в последнее время барокко так популярно? Это от того, что мир ускорился, стал более агрессивным, и хочется какого-то уединения? Или вас в первую очередь подкупила именно хореография?

СЗ Вы знаете, все вместе. Балет «Как дыхание» уникален тем, что под барочную музыку Генделя, сделан спектакль совершенно современный. С современными движениями, в невероятных костюмами, которые создала дизайнер Хелена де Медейрос. Они передают эпоху барокко, но при этом имеют стиль современного танца. Мауро тонко передал атмосферу эпохи, при этом придал ей современную окантовку. И конечно дизайн костюмов невероятно интересный и необычный.

IE Что вам интереснее исполнять: большие сюжетные балеты или одноактные и бессюжетные? Я так понимаю, «Как дыхание» — балет бессюжетный.

СЗ Да, «Как Дыхание» — это бессюжетный балет. Но в этом спектакле — танцуют и соло и дуэты. И каждый исполнитель рассказывает свою маленькую историю. А когда на сцене двое, то между ними уже происходит какой-то конфликт и взаимодействия. Каждый зритель находит что то для себя. Признаюсь, когда была готова вся программа MODANSE, было ощущение, что публика с большим интересом ждёт именно балет «Габриэль Шанель». Но премьера показала, что зрители разделись во мнении. И «Как дыхание», и «Габриэль Шанель» — оба эти замечательных спектакля полюбились зрителями.

О ЗРИТЕЛЯХ И КРИТИКЕ

IE
Как вы узнаете реакцию публики и критики? В социальных сетях? Читаете, что люди пишут?

СЗ Реакция публики слышна сразу по окончании спектакля. А критику я давно не читаю. Потому что танцую для своих любимых зрителей и их мнение гораздо ценнее для меня. Хотя не скрою, если попадается статья обо мне, читаю и делаю выводы.

IE А вообще критика вам как-то помогает или мешает? Или все это вам уже неинтересно?

СЗ Когда критика негативная, это мешает. Это сбивает и даже раздражает. Конечно, всегда приятно, когда тебя хвалят за то, что ты делаешь. Потому что ты тратишь огромное количество сил и энергии, не только своих, но и окружающих людей, которые с тобой работают. Поэтому очень жаль, когда кто-то тебя не понял. Поэтому я научилась уже на это не обращать внимания. И, честно говоря, не помню, когда я в последний раз читала критические отзывы. Когда не ждешь чего-то и не ищешь чего-то о себе, легче жить.

О БАЛЕТЕ «ГАБРИЭЛЬ ШАНЕЛЬ»

IE
Второй балет программы MODANSE, «Габриэль Шанель», посвящен легендарной женщине. Можете ли вы вспомнить, как о ней узнали?

СЗ Я, как и многие женщины, прежде всего знала модный дом Шанель. Но, действительно, уже давно никто не задумывается, чье имя носит этот дом. Мне стало интересно побольше узнать о Габриэль Шанель. Очень много легенд было вокруг этой женщины. Многим известен ее почерк и стиль. Я много прочитала и посмотрела фильмов о ней. Мне показалось, что в какой-то степени она сама создавала свои легенды. Это женщина, которая перевернула мир моды. Любила русский балет. Поддерживала Дягилева и его Русские сезоны, создавала костюмы для артистов. В ее ателье трудились русские мастера, на подиуме красовались русские манекенщицы. Шанель точно знала, что нужно женщине. Поэтому вещи, которая она создавала, уникальны. До сих пор по ее лекалам шьют знаменитые костюмы, которые не выходят из моды и актуальны сегодня. Женщину, которая носит одежду от Шанель, видно всегда.

О КАРЬЕРЕ БАЛЕРИНЫ

IE
Пытался перед интервью посчитать все балеты, в которых вы принимали участие. Трижды сбился…

СЗ Да, это бесполезно, я знаю…

IE А можете ли вы назвать какой-то балет, в котором вы не станцевали, и вам жаль, что этого не случилось?

СЗ Наверное, сейчас нет. Пока все, о чем я мечтала, я станцевала. Есть героини которых я бы хотела исполнить, но сейчас я так погружена в проекты, и последние годы в моем репертуаре появилось столько интересных новых ролей, что, наверное, на сегодняшний день я чувствую себя достаточно насыщенной. Нет какого-то ощущения, что мне чего-то не хватает.

IE Вы признавались, что не стали бы балериной, если бы не решение родителей…

СЗ Да.

IE Если бы не балет, чем бы вы могли заниматься?

СЗ Мне трудно сказать. Я никогда не задумывалась на эту тему.

IE Это могло быть вообще не связано с искусством? У вас было какое-то еще увлечение?

СЗ В 10 лет я поступила в хореографическое училище. Какое еще может быть увлечение? Ну да, до 10 лет я, как все дети, ходила в разные кружки, на танцы, на гимнастику, на плавание. Поэтому в тот момент я не думала о какой-то профессии. В 10 лет мой путь уже был определен. А дальше уже от меня зависело пойду я по этому пути или нет. Но мама моя делала все, чтобы я стала балериной, и я за это ей очень благодарна.

IE Вам важно быть первой? Про ваши успехи все знают, но может быть, у вас есть история какого-то провала, который вас чему-то научил?

СЗ Могу сказать одно — меня жизнь и профессия учили тому, что если вчера был спектакль, который прошел замечательно и с огромным успехом, на следующий день надо обо все забыть, вставать и опять идти в зал, репетировать, отрабатывать и готовиться к следующему спектаклю. Никто за тебя не станцует, если ты не подготовишься как следует к спектаклю. Как говорится, сняла корону после спектакля, и на следующий день ты опять Золушка, вперед за работу.

IE Есть расхожее выражение, что секрет таланта заключается в двух вещах: искренность и профессионализм. На ваш взгляд, нужно ли что-то добавить к этому?

СЗ Думаю работоспособность, большое желание и стремление добиться результата в своей профессии.

О ТРАНСЛЯЦИЯХ СПЕКТАКЛЕЙ

IE
Вы говорили, что в вашем родном городе Луцке балет «живьем» увидеть было невозможно, и вы смотрели его на видео. Сегодня распространены интернет-трансляции, трансляции в кинотеатрах. Кто-то считает при этом, что балет — единственный вид искусства, который нельзя смотреть на видео вообще, он совершенно непонятен. Какой точки зрения вы придерживаетесь?

СЗ Мне очень нравится, что есть трансляции. Когда идет трансляция из Большого театра в кинотеатрах по всему миру где собирается огромное количество людей, которые, как мне рассказывали, аплодируют и браво кричат даже. Там есть полное ощущение, что они в данный момент находятся в Большом театре. Я считаю это правильно, это нужно зрителям. Транслировать спектакли мне кажется потрясающим выходом из ситуации, потому что огромное количество людей, которые не могут попасть в Москву, на спектакль Большого, ходят, любят и ждут показы в кинотеатрах.

IE Когда вы выступаете в балете, и знаете, что будет трансляция и запись для потомков, это добавляет волнения?

СЗ Да, это, пожалуй, в 3-4 раза больше волнения и концентрации во время спектакля. С одной стороны, я понимаю, что это прибавляет аудиторию, но для меня это огромное испытание. Потому что понимаю, за каждым шагом, движением и эмоциями следит камера. Ничего не скрыть. Но когда все проходит хорошо, и когда мне потом рассказывают, сколько миллионов посмотрело трансляцию с моим выступлением, и как все аплодировали, и как все кричали «Браво!», — очень приятно.

О ВЫСОКИХ ЦЕНАХ НА БАЛЕТ

IE
Балет часто называют элитарным искусством, и это во многом сказывается на стоимости билетов. Это самый дорогой вид искусств. Например, на MODANSE только официальная стоимость билетов доходит до 35 000 рублей. Вам бы хотелось, чтобы балет был доступнее, или все-таки большое искусство требует больших жертв?

СЗ Балет никогда не будет доступным для всех. Это не популярный жанр. Да, я тоже не согласна с ценовой политикой, но это не я решаю. Не в моей компетенции влиять на стоимость билетов, я исполнитель. Я танцую и ценовая категория – не в моей власти. Но я согласна с тем, что качественный продукт будет продаваться дорого.

IE Есть билеты и по 200 рублей, то есть, нижний порог доступный.

СЗ Да, и такой тоже есть.

О ЖЕСТОКОСТИ БАЛЕТА

IE
Есть еще одно расхожее мнение, что балет – один из самых жестоких видов искусств. Многие сравнивают его с тем, как в Китае маленьким девочкам перевязывали ножки, чтобы когда женщины вырастали, ножки оставались маленькими. Красота танца действительно стоит жертв? Или жертвы сильно преувеличены, и это такая же работа, как и любая другая?

СЗ Это, действительно, большая работа, прежде всего над собой. Я не могу ответить за всех, потому что кто-то действительно много работает и отдачи никакой не получает, а кто-то много работает и становится звездой. Здесь все индивидуально. Я могу только говорить о себе. Я всю свою жизнь, с самого детства, посвятила себя этой профессии, но, слава богу, профессия мне с благодарностью отвечает. Я счастлива быть балериной.

IE Сегодня вы в том числе продолжаете танцевать партии, которые танцевали очень много лет назад. У вас появилась дочка. Изменилось ли ваше отношение к героиням, к их мотивации?

СЗ Вообще очень много в жизни изменилось после рождения дочки. Все ощущения — ощущение жизни, ощущение себя, чувственность и реакция на многие вещи — совершенно стали другими.

===========================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Страница 8 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика