Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
1997-02

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2006 5:34 pm    Заголовок сообщения: 1997-02 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в феврале 1997 года (первый номер ссылки - 1997020001 означает: год - 1997, февраль месяц - 02, первый день месяца в номере не обозначен, т.к. архивные материалы трудно разыскивать по порядку, поэтому первый порядковый номер ссылки за данный месяц - 0001 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2006 5:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Номер ссылки| 1997020001
Тема| Балет, БТ, Персоналии, В.Васильев,
Авторы|
Заголовок| БАЛЕТ В ЛЕСАХ
Где опубликовано| «Огонек»
Дата публикации| 19970217
Ссылка| http://www.ogoniok.com/archive/1997/4490/07-48-52/
Аннотация|
Этот сезон для старого Большого театра -- последний. Закрывается на ремонт основная сцена, разъезжается на гастроли значительная часть артистов. Похоже, что великая история начинается как бы сначала.




Сначала -- только факты.
В 1995 году новым художественным руководителем Большого театра стал Владимир Васильев, а руководителем балетной труппы -- Вячеслав Гордеев. Оба в прошлом -- знаменитые во всем мире танцовщики, великие балетные артисты. Оба сегодня ставят спектакли в Большом.
По новой контрактной системе каждому солисту гарантирован один спектакль в месяц, что позволяет им работать не в одном, а хоть в трех театрах сразу. Простаивающие солисты не упускают случая заключить выгодный контракт за границей. Кому не удалось -- ждет своей очереди.
Публичные скандалы, сокрушительные статьи в газетах сопровождают почти каждую новую премьеру Большого театра -- поиск новых путей проходит пока трудно. И наконец, главное.
Сезон 1996 -- 1997 гг. служба пожарной охраны МВД России разрешила играть коллективу Большого театра в последний раз. Здание Большого находится в аварийном состоянии. Что же будет дальше? Здание филиала Большого театра, которое возводится на Театральной площади столицы, по первоначальному плану должно было быть закончено в этом году. Поскольку Большой театр -- объект федеральный, финансирование идет из российского бюджета. Это и есть основная причина, по которой филиал к началу сезона построен не будет. Освоено только 15 процентов общего объема работ.
Пока планируется открыть филиал к сезону 1998/99 года. Однако по размеру он будет меньше, чем сам Большой театр. Не все спектакли Большого можно будет туда перенести.
Поэтому часть труппы во время ремонта старого здания будет находиться на гастролях по стране и за рубежом. Попросту говоря, не весь Большой поместится на новой сцене.
1 февраля Большой посетил Юрий Лужков, поручивший своему заместителю В. Ресину подготовить постановление об ускорении финансирования и разрешении пользоваться при строительстве средствами спонсоров.
Ходят слухи, что балет Большого театра уже не столь высоко котируется в мире, как раньше. Судя по зарубежным гастролям, это далеко не так.
И все-таки -- что ждет любимый театр советского народа, что ждет символ и жемчужину русской культуры в недалеком будущем?
Мы не сможем, даже посвятив Большому весь журнал, найти ответы на эти вопросы. Перед вами всего лишь два мнения, два взгляда -- из Москвы и из Лос-Анджелеса.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2006 5:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1997020002
Тема| Балет, БТ, Персоналии, В.Васильев,
Авторы| Ольга ГЕРДТ
Заголовок| ЧУДО НА КАПРЕМОНТЕ
Где опубликовано| «Огонек»
Дата публикации| 19970217
Ссылка| http://www.ogoniok.com/archive/1997/4490/07-48-52/
Аннотация| Сегодня в Большом нет Балерины и Танцовщика - молодое поколение старательно "допевает то, что отцы не допели



В балетной Москве всегда что-нибудь переделывали и переиначивали. И во времена никому сегодня не известного балетмейстера Глушковского, кроившего что-нибудь из француза Дидло под свой очередной бенефис. И во времена реформатора Горского. Москву всегда ругали за смесь «французского с нижегородским». За норов. За ухарство и трюкачество. И всегда сравнивали с Питером, если не с Парижем. Ну а Москва... Москва настаивала на своей самобытности.
В этом смысле сегодняшний Большой театр самоутверждающийся, не заботящийся о репутации и в то же время амбициозный, ранимый, ссорящийся со всеми (чего стоит один только отказ предоставить сцену Большого для показа двух балетов Мариинского театра, выдвинутых на национальную премию «Золотая маска»), выносящий «сор из избы», Большой, который кроит и переделывает старые спектакли, -- всего лишь реставрирует сам себя. Переделать «Лебединое» -- чтоб не было скучно. Заострить любовный треугольник в «Жизели» -- чтоб было интереснее.
...Мы задаем глупые вопросы. Где? Где гениальные премьеры без права на ошибку? Где артисты, готовые все вынести и все стерпеть, только бы оставаться на сцене Большого театра? Сегодня покинуть театр или танцевать в нем раз в году уже не трагедия для многих, кого мы считали надеждой Большого балета. Не трагедия. Европейская норма жизни.
И не потому ли нас так задело васильевское «Лебединое», что при всем старании из него ушла тайна? Так же, как ушла из Большого легенда, и балет из романтического перешел в какое-то заземленное измерение.
Приходится разбираться с мифологией, вспоминать...



Миф о Большом олицетворял собой уже чисто советское величие. Параллельно со всеми советскими великими стройками (ВДНХ, реконструкция Москвы) -- Большой театр укрепляли кадрами. Если Петербург -- колыбель классического танца, то Москва должна была стать его цитаделью. Сегодня Москве напоминают: все лучшее вы получили из Питера -- Галина Уланова, Марина Семенова, Ольга Лепешинская, Елизавета Гердт, из класса которой вышли Майя Плисецкая, Екатерина Максимова, Раиса Стручкова. А «Ромео и Джульетта» Леонида Лавровского, спектакль, после которого в лондонском «Ковент-Гардене» -- тишина, гром аплодисментов и мировая слава? А Григорович, тоже подаренный ленинградцами Москве?..

Когда, вступая в должность художественного руководителя, Владимир Васильев произносил свою тронную речь, перечисляя имена хореографов, которыми должна была украситься афиша Большого: Д. Ноймайер, М. Эк, У. Форсайт, М. Бежар (где они, имена?), -- самое главное им было произнесено как-то вскользь: может быть, артисты наконец-то почувствуют себя свободнее, забудут о склоках, комплексах, страхах? И займутся творчеством...
«Я давно хотел» -- любимое словосочетание Владимира Васильева. Давно хотел вернуть в репертуар «Ромео и Джульетту» (хореограф Лавровский), «Укрощение строптивой» (хореограф Кранко) -- первую полезно танцевать молодым для развития драматического таланта, вторую полезно смотреть зрителям для знакомства с комическими жанрами. И наконец, поставить «Лебединое», в котором танцовщику двадцать пять лет назад отказал Григорович.
Восстановление утраченного наследия, бесконечные «поиски жанра» имеют отношение лишь к ностальгии самого Васильева. Для молодых артистов балета они формальны. Что там отцы не допели, что не достроили?
В Большом бесконечно крутят старое кино на юбилейных вечерах. Архивные пленки, на которых царственная Семенова, тишайшая Уланова, виртуозная Лепешинская. А когда следом за кинопленкой танцевать те же эпизоды выходят молодые -- становится грустно. И если бы им предлагалось конкурировать, преодолевать! Им предлагается «чтить» и учиться на хороших образцах. Что само по себе прекрасно. Только как-то настораживает этот танц-класс, это бесконфликтное пространство на сцене Большого. Не знаю, имеют ли эти поиски отношение к творчеству -- скорее, похоже на отчет о проделанной учебно-воспитательной работе.



В итоге есть репертуар, есть прекрасные солисты, но нет образа театра, нет Балерины, нет Танцовщика. Театр как бы гадает, может ли им быть благородный, но скрытный Джеймс в «Сильфиде» Сергея Филина? Или «другая» Анюта -- Галины Степаненко? А может быть, Король из «Лебединого озера» Николая Цискаридзе? Но ни в том, ни в другом, ни в третьем это лицо не обретает ни узнаваемости, ни новизны. В итоге -- мы видим прилежных, старательных «детей», допевающих отцовские песни. Может быть, оттого они так зажаты, что боятся не оправдать возложенных на них надежд?
...Проходил недавно концерт с громоздким названием «Во славу русского балета». Публика оживилась в тот момент, когда премьер Большого уронил приму Мариинки. Кто-то даже вспомнил, как в свое время разбивал носы партнершам «сам» Барышников. Ну правильно. Ронять так ронять. Все-таки жизнь.
Сегодняшним символом нашего балета останется, конечно, не этот смешной эпизод, а так и не сложившееся, бесконечно переделываемое, разносимое критиками и удивляющее зрителей васильевское «Лебединое», в котором ни артисты, ни режиссер, ни само время никак не могут себя найти.


Последний раз редактировалось: Наталия (Вт Май 16, 2006 5:41 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2006 5:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1997020003
Тема| Балет, БТ, Гастроли в США, Персоналии, В. Гордеев, Г. Степаненко, Ю. Клевцов, Н. Грачева, А. Уваров
Авторы| Алиса ДАНШОХ
Заголовок| ТРИДЦАТЬ ТРИ НЕПРИЯТНОСТИ И ОДИН УСПЕХ
Где опубликовано| «Огонек»
Дата публикации|
Ссылка| http://www.ogoniok.com/archive/1997/4490/07-48-52/
Аннотация| Несмотря на бестолковую организацию, очередные гастроли Большого в США прошли с большим успехом - репортаж из Лас Вегаса и Лос Анжелеса



Гастроли бывают удачные, неудачные и, как правило, всегда трудные. Американские гастроли балета Большого театра были очень трудными и, пожалуй, удачными.
В последний раз театр был здесь в 1990 году. Нынешние гастроли были задуманы, дабы вернуть утраченное доверие зрителя и заработать денег на жизнь, которая у театра такая же трудная, как у всего российского народа.
Американская фирма «Рашен Ледженс продакшен» предложила организовать турне в Лас-Вегас (штат Невада) и в Лос-Анджелес (Калифорния) на весьма приличных условиях. Для поездки отобрали три спектакля: «Лебединое озеро» в постановке Ю. Григоровича (1969 год), его же «Дон Кихот» образца 1994-го и обновленную О. Виноградовым жемчужину мировой классики «Сильфиду» А. Бурнонвиля.
Контракт подписали, хотя Большой переоценил возможности «Рашен Ледженс продакшен», а американцы переоценили сами себя. Неискушенность организаторов проявилась в выборе Лас-Вегаса местом гастролей. Люди приезжают в игорную столицу Америки испытать судьбу, традиционно спуская наличность в казино, а не в романтические волны «Лебединого озера». Тем более что билеты стоили недешево: от 30 до 95 долларов и 300 за категорию «Золотое кольцо», то есть билет плюс прием с участием артистов.
Таким образом, неправильный расчет, дорогие билеты и почти полное отсутствие рекламы привели к тому, что на первом же спектакле из семи тысяч мест в зале отеля «Аладдин» лишь тысяча была занята. Организаторы впали в отчаяние, в Москву помчалась удручающая информация, а художественный руководитель балета Вячеслав Гордеев собрал труппу и сурово сказал: «Все, что происходит в зале, не должно отражаться на качестве вашего исполнения».
А вот что писали местные газеты: «От костюмов до постановки, от хореографии до исполнения, от кордебалета до примы-балерины -- все было поистине прекрасным в «Лебедином озере». Впечатление усиливалось изумительным оркестром».

В Лос-Анджелесе более придирчивая критика упрекнула театр за привезенную «потрепанную редакцию «Лебединого», однако отметила «блестящую слаженность кордебалета» (в чем безусловная заслуга Вячеслава Гордеева), «виртуозные шалости Михаила Шаркова в роли шута», «сияние звезд нового поколения: Надежды Грачевой, Галины Степаненко, Андрея Уварова».
Первая часть турне закончилась другой крупной неприятностью: одного из музыкантов оркестра увезли в больницу с тяжелейшим сердечным приступом. РОСНО (Российское страховое народное общество) пришло на помощь. По его страховке больному сделали дорогостоящую сложнейшую операцию на сердце. Да и вообще травмы буквально преследовали труппу.
Наконец, из Лас-Вегаса театр переехал в Лос-Анджелес.
Есть в городе огромный и безобразный в акустическом отношении концертный зал «Шрайн Аудиториум» на 6 тысяч 300 мест, в котором проходит торжественная церемония вручения ежегодной высшей американской кинопремии «Оскар» и где в одиннадцатый раз выступал балет Большого театра.
Переезд в Калифорнию ознаменовался денежным вливанием спонсоров в турне и полным выполнением обязательств по отношению к театру. Но финансовые трудности устроителей сказались на размещении и питании артистов. Балетную труппу поселили в лос-анджелесской тмутаракани, в сорока пяти минутах езды от «Шрайн Аудиториума». Естественно, немедленно возник напряг с транспортом. Огромная труппа не может жить так далеко от места спектакля. Были трудности и с питанием. Вторая кормежка начиналась во время последнего акта. Кто не танцует, тот закусывает и получает сухим пайком завтрак в белой пластиковой коробке. Если ты молод и у тебя нет язвенно-гастритных заболеваний, то жизнь прекрасна.
Однако не хлебом единым жив артист балета, он еще и танцует. И делает это очень хорошо, судя по откликам в прессе. Особенных похвал удостоился «Дон Кихот»: «...несколько самых захватывающих часов, когда-либо проведенных в театре». «Этот «Дон Кихот», может быть, лучший балет Григоровича, показанный в Америке». «Спектакль похож на блестящую череду безукоризненно выполненных карточных фокусов. В конце каждого у зрителя вырывается восторженное «Ах!». «Оркестр выше всяких похвал».
«Китри -- Галина Степаненко демонстрирует немыслимо четкую работу на пуантах, парящий прыжок, легкость и изобилие фуэте, невероятную способность казаться абсолютно спокойной и центрированной в конце каждого бравурного пассажа.
Рядом с ней бесконечно милый, достигший совершенства, первоклассный Базиль в исполнении Юрия Клевцова, танцора темпераментного, с яркой индивидуальностью и звездными качествами».
Не обошла молчанием «Лос-Анджелес таймс» и других солистов, отметив Эрику Лузину, Елену Волкову, Марианну Ризкину, головокружительную джигу Руслана Пронина, Михаила Шаркова и Игоря Юрлова.
Зрители принимали спектакль еще благосклоннее, весело смеясь над Санчо Панса (Александр Петухов), над неудавшимся женихом Китри Гамашем (Андрей Меланин), сопровождая шквалом оваций суперпрыжки Юрия Клевцова и восхитительные фуэте Галины Степаненко. После спектакля долго аплодировали стоя, бросали букетики цветов на сцену. Приме преподнесли роскошные розы. После спектакля за кулисы набивалось множество народу. Люди приходили поблагодарить, взять автографы. Немало наших бывших соотечественников с дрожью в голосе говорили теплые слова артистам.
...Наученные горьким опытом, организаторы снизили цены на билеты, а детские и для пенсионеров шли по 15 долларов. Были и бесплатные билеты для пожарных, которые беспрерывно тушат лесные пожары Южной Калифорнии.

Есть в Лос-Анджелесе настоящий клуб поклонников балета Большого театра, немногочисленный, но состоит он из людей фантастически преданных. А самый преданный из них -- Дуайт Грелл. В далеком 1959-м юный Дуайт попал на первые американские гастроли Большого, влюбился в балет и посвятил свою жизнь русской Терпсихоре. Он создал фонд «Архивы Большого театра», собрал уникальную коллекцию документов, фотографий, афиш, рецензий, рисунков, видеофильмов, балетных туфель наших величайших балерин. Он стал первым иностранцем, которому разрешили снимать танцклассы, репетиции в стенах Большого театра и в хореографическом училище. Снятый фильм показывал во многих американских университетах и балетных школах. Все скромные сбережения тратит на свой фонд, старается не пропускать зарубежные турне любимого театра. Такой деятельной, бескорыстной, самоотверженной любви, надо полагать, Большой не встречал за все 220 сезонов.
Больше всего американских фанов нашего балета печалили пустые места в зале. Они все время вспоминали толпы желающих за любые деньги купить лишний билетик на предшествующих гастролях. Ко всеобщей радости последние три спектакля прошли почти в полном «Шрайн Аудиториуме». Давали «Сильфиду» А. Бурнонвиля в обновленном О. Виноградовым варианте.
...Надежде Грачевой в отсутствие заболевшей Степаненко приходится танцевать три вечера подряд. Зритель в проигрыше не остался, наслаждаясь ее грациозным изысканным танцем. А за кулисами трепетали: случись что с Грачевой, на сцену выйти некому. Лучшая из Сильфид Нина Ананиашвили вне досягаемости. Невольно вспоминается прошлое театра, когда одна звезда сменить другую спешила, и существовала «звездная» очередь на спектакли.
В последний день гастролей пренеприятнейший криминальный сюрприз: из гостиничного сейфа похитили 28 тысяч долларов, принадлежащих театру.
Гастроли завершились. А два года назад завершилось тридцатилетнее царствование Юрия Николаевича Григоровича и была поставлена последняя точка в истории советского балета. Вместе с его эпохой в прошлое ушли имена, ставшие легендой мирового балетного искусства.
На плечи сегодняшнего руководства театра легла тяжелейшая ноша ответственности за судьбу национального достояния, ибо Большой во все времена являлся украшением духовной жизни Державы. Изо дня в день Большой должен подтверждать свое звание «большого». Театру нужны новые имена, новые звезды. Их воспитание -- дело тонкое. Эта культура быстрому разведению не поддается. Потребуются годы серьезной кропотливой работы.
В ожидании будущего театр молодеет, он молод как никогда. А молодость -- это надежды. Они буквально витают в воздухе, их аромат пьянит, кружит голову. Все кажется возможным...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2006 5:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1997020004
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Н. Ананиашвили
Авторы| Ольга Гердт
Заголовок| НИНА. ПЕРЕПУГАННАЯ ПТИЦА
Одна из ведущих балрин мира Нина Ананиашвили танцует где-угодно, кроме России. Здесь она просто все перетанцевала
Где опубликовано| «Огонек»
Дата публикации| 19970217
Ссылка| http://www.ogoniok.com/archive/1997/4490/07-48-52/
Аннотация|


19 февраля лауреат премии «Триумф» Нина Ананиашвили будет танцевать «Сильфиду» в Большом театре вместе с Сергеем Филиным. На московской сцене -- впервые. До этого Ананиашвили танцевала Сильфиду в «Американ балле тиэтр». Из последних работ в России -- балет «Прелести маньеризма» в постановке Алексея Ратманского («Постмодерн-театр»): чепчики в воздух не бросали только ленивые.
Когда знаешь о балерине, что она относится к твоему поколению, трудно быть объективной. Ровесница «своя» -- даже если совсем чужая. Особый счет, особое отношение, особые надежды.
Статьи в балетной энциклопедии о народной артистке России Нине Ананиашвили еще нет. В 1981 году, когда зелененькая с золотом толстая григоровичевская книжка вышла в свет, длинноногая, стремительная, красивая грузинская девочка появилась на международном конкурсе в Большом театре. (Позднее в новой энциклопедии напишут -- «буквально ворвалась».) Какие были рядом имена -- Янис Пикиерис, Светлана Смирнова, Маргарита Перкун-Бебезиче, Алла Артюшкина-Ханиашвили, Ирек Мухаммедов, Юрий Васюченко. Говорят ли они что-нибудь сегодняшнему зрителю? Нина ворвалась в расцвет, граничащий с закатом. Тогда -- не сегодня, на общем сером фоне не засветишься. Надо было иметь основание. Иметь право. Нина имела. Она танцевала решительно, сильно, на одном дыхании, демонстрируя все преимущества московской школы, московского стиля. В ее танце была какая-то здоровая красивая полноценность, подкупающая искренность и что-то другое, очаровательное, как ее грузинский акцент, как ее скороговорка в минуты волнения.
В Большом театре Нина перетанцевала все ведущие партии: Китри в «Дон Кихоте», Маша в «Щелкунчике», Жизель, Аврора, Одетта -- Одиллия, репертуар Ю. Григоровича. Ей везло. Ее дуэты были счастливыми -- с Андрисом Лиепой, Алексеем Фадеечевым. Ей повезло с педагогом -- Раисой Стручковой. Нина стала ее любимой ученицей, лебединой песней. Но, как многие артисты ее поколения, своего хореографа в театре она так и не дождалась. К чему, кажется, отнеслась без трагедии. Тем более что время было на ее стороне, счастье быть «невыездным» прошло мимо. С самого начала карьеры танцевала по всему миру. В балете «Принц пагод» К. Макмиллана. В «Симфонии Си», «Аполло», «Вариациях Раймонды» Джорджа Баланчина в «Нью-Йорк сити балле», став, кстати, первой иностранной балериной, приглашенной в труппу Баланчина. Танцевала в «Метрополитен- Опера», Шведском королевском балете, в Японии, Норвегии... Сегодня ее иностранные контракты подписаны на много лет вперед. На Нину уже «положили глаз» Бен Стивенсон, Руди ван Данциг, Кеннет Макмиллан. Но не будем сыпать именами. В Большом не ставят Баланчина, потому что это «скучно» и народ не поймет. В Большой никогда не пригласят Уильяма Форсайта или Матс Эка. А это значит, артисты будут продолжать искать своего хореографа на стороне, потому что скучно выходить на сцену раз в месяц в порядке «живой очереди» солистов...
Не могу сказать, чтобы сегодняшняя Нина мне нравилась больше прежней. Сегодня в ее танце как будто больше пафоса, она научилась «подавать» себя. А, может быть, это не «те» спектакли? Например, «Ромео и Джульетта» в Большом театре, спектакль, в котором Нина показалась мне красивой перепуганной птицей, попавшей в чужую золотую клетку. Правда, в минуту творческого смятения чувств в ней мелькнуло что-то прежнее: романтический порыв и скороговорка, к своему Ромео, старому надежному партнеру Алексею Фадеечеву, она бросалась, как ребенок, перепуганный возможностью трагического финала. Мелькнула неугаданная Нина -- может быть, Чайка, новая Нина Заречная? Рожденная для счастливых дуэтов и застигнутая врасплох трагическим финалом?
Не знаю. О ровесниках трудно писать объективно. «Своя».
Чего-то ждешь, на что-то надеешься...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2006 5:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1997020005
Тема| Балет, БТ
Авторы|
Заголовок| ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ БОЛЬШОГО БАЛЕТА
Где опубликовано| «Огонек»
Дата публикации| 19970217
Ссылка| http://www.ogoniok.com/archive/1997/4490/07-48-52/
Аннотация| Несколько историй от самой остроумной в мире балерины - Майи Плисецкой

В 30 -- 40-е годы прошлого века разгорелась настоящая балетная война: между поклонниками московской балерины Е. Санковской и петербургской Е. Андреяновой. Когда последняя приехала на гастроли в Москву, по свидетельству очевидцев, дело дошло до того, что вместо букета на сцену госпоже Андреяновой бросили дохлую кошку «как эмблему худобы этой балерины». К хвосту кошки прикрепили записку: «Первой танцовщице». После спектакля во избежание разборок в городе усилили полицейские посты, а студентам запретили посещать спектакли.

Рассказывают, что знаменитость сороковых годов балерину Ольгу Лепешинскую обожали школьницы. Перед спектаклем они толпились в служебном подъезде... с раскрытыми дневниками. Успеваемость юных фанаток Ольга Васильевна проверяла лично. Двоечниц отправляла домой, а отличницам выдавала пропуска. Слушались беспрекословно.



Своих поклонников Марис Эдуардович тоже ценил. Говорят, мог неожиданно приехать среди ночи в гриме после спектакля с цветами и пирожными, чтобы поздравить с днем рождения.
Правда, иногда они его утомляли, и барская натура премьера давала себя знать:
-- Марис Эдуардович, Марис Эдуардович, дайте автограф!
-- Ну зачем тебе мой сотый автограф? Возьми лучше веник и обмети машину...

По воспоминаниям Майи Плисецкой, Хрущев очень не любил ходить на «Лебединое озеро», на котором ему приходилось присутствовать с каждым высоким гостем. «К концу своего царствования, -- пишет балерина, -- пожаловался он мне как-то на одном из приемов:
-- Как подумаю, что вечером опять «Лебединое» смотреть, аж тошнота к горлу подкатит. Балет замечательный, но сколько же можно. Ночью потом белые пачки вперемешку с танками снятся...»

Об остроумии Плисецкой ходят легенды. Может быть, когда-нибудь ее реплики издадут отдельной книжкой.
Известному балетному критику однажды сказала: «Вы так интересно рассказываете, вот бы посмотреть!»

Знаменитая балерина однажды пожаловалась Плисецкой:
-- Бесконечно танцую «Умирающего лебедя». Как он мне надоел!
Плисецкая, участливо:
-- А ты ему?

-- Владимир Викторович, правда, что вас называют в театре Васильев Блаженный?
-- Знаю. Лучше быть Васильевым Блаженным, чем Иваном Грозным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Авг 02, 2007 3:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1997020005
Тема| Балет, "Прелести маньеризма", Персоналии, А. Ратманский, Н. Ананиашвили, Г. Янин, А. Фадеечев, Т. Боровик, С. Филин, Т. Терехова
Авторы| НАТАЛИЯ КОЛЕСОВА
Заголовок| Впервые поставлен балет для Нины Ананиашвили
В Москве было дано всего одно представление
Где опубликовано| Газета "КоммерсантЪ" № 3(1185)
Дата публикации| 04.02.1997
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=171776
Аннотация|

В субботу в помещении театра Вахтангова с аншлагом прошла представленная "Постмодерн-театром" премьера спектакля "Прелести маньеризма" на музыку Рихарда Штрауса. Алексей Ратманский поставил этот балет специально для прима-балерины Большого театра Нины Ананиашвили.

Москва открыла для себя солиста Национальной оперы Украины Алексея Ратманского на его творческом вечере "Серенада шута", организованном "Постмодерн-театром" в сезоне прошлого года. Танцовщик с Украины и выпускник Московского хореографического училища, он работал по контракту в канадском Виннипегском балете. Вернувшись домой, лауреат конкурсов имени Лифаря и Дягилева оказался не очень-то нужен дирекции Национальной оперы Украины и стал работать в России.
Обликом артист походит на Нижинского, а технически может соперничать с премьерами лучших современных трупп. Ратманский-постановщик признается в любви искусству Вацлава и Брониславы Нижинских, на которых он ориентировался в своих первых хореографических миниатюрах.
Первое отделение, впрочем, не обещало ничего интересного, и публика аплодировала всем равно вежливо. Если не считать одного из "сыров", у которого, видимо, была запланирована акция в поддержку несправедливо обиженного критикой художественного руководителя Большого театра Владимира Васильева. "Сыр" буквально совпадает с английским прозвищем "big cheese" -- так называют фанатов конкретного артиста. В отличие от мафиозных клакеров, готовых за деньги освистать или обеспечить успех любому, они стараются не за мзду, а исключительно из любви к искусству.
"Сыр" скандировал: "Васильев! Васильев! Браво!" после номера "Шут" в исполнении Геннадия Янина, поскольку именно Владимир Васильев поставил этот виртуозный пустячок для молодого солиста Большого. Организаторам вечера пришлось даже прибегнуть к помощи охранников для восстановления порядка.
Даже появление Нины Ананиашвили с Алексеем Фадеечевым в номере "Двое" Анны Лаеркесен было воспринято как должное. Хотя этот лирический дуэт вместе с изящной реконструкцией фрагмента из балета Брониславы Нижинской "Голубой экспресс" в исполнении Татьяны Боровик и Алексея Ратманского придали первому отделению драматическую интригу, обозначив два полюса пристрастий танца модерн. По-шанелевски элегантные персонажи "Голубого экспресса" с играми и юмористическими розыгрышами составляли резкий контраст героям дуэта на музыку Моцарта.
А вот окончательный и безраздельный восторг выпал номеру Мориса Бежара "Бхакти" на традиционную индийскую музыку -- одному из признанных шедевров великого французского балетмейстера. Татьяна Боровик (солистка Национальной оперы Украины) и Алексей Ратманский танцуют его иначе, чем первые бежаровские исполнители. Женская партия жестче, графичнее, строже, мужская -- чувственней и обольстительнее.
"Прелести маньеризма", с которого началось второе отделение, -- балет для солистов. Их четверо: звезды Большого Нина Ананиашвили, Алексей Фадеечев, Сергей Филин и прима-балерина Мариинки Татьяна Терехова. Каждый демонстрирует не только блестящую технику, но и живой ум, незаурядное актерское мастерство и самоиронию. Им нравится танцевать эти крошечные сцены -- квартеты, трио, дуэты и соло с куртуазными названиями "Испуганная коноплянка" или "Юные сеньоры", -- складывающиеся в единое целое. Они наслаждаются, шалят, пародируют, дурачатся под барочную музыку, преломленную сквозь призму нового искусства.
Алексей Ратманский построил композицию своего спектакля на контрастах между блестящими классическими эпизодами и легкой насмешкой над условностью, манерностью и картинностью старинного стиля. Соперничество барокко и art nouveau в "Прелестях маньеризма" движет действие. Калейдоскоп эпизодов сливается в общую черно-белую картину. Дебют художника Михаила Махарадзе, представившего импровизации на темы черно-белого в костюмах и световом решении спектакля привнес ноту строгости в своенравное настроение постановки.
Вот два соперника дерутся на дуэли и счастливо примиряются, вот кавалер разрывается между двумя дамами, вот солистки танцуют чудный и исполненный красоты дуэт, вот кавалеры пренебрежительно перекидывают из рук в руки неугодную партнершу, вот дама, поразмыслив, начинает эффектные пируэты в одиночестве, пока не подоспеет более галантный кавалер. Трюки, мимические сцены, подчеркнуто-аффектированные жесты отчаяния и ликования, напыщенные страсти -- и все это с лукавой улыбкой, грациозно и обаятельно.
Балетмейстерский дебют Алексея Ратманского (до этого были только отдельные концертные номера) удался. В отличие от Иржи Килиана молодой балетмейстер не увлекся исключительно пародированием классических штампов, а позволил себе легко и свободно балансировать на грани между шуткой и восхищением перед изысканным и неестественным искусством прошлого. В эпоху бесстилья Ратманский выступил в защиту стиля, сделав это убедительно и красиво.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22283
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 13, 2010 3:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1997020006
Тема| Балет, НОУ, Персоналии, Анастасия Волочкова (МТ)
Авторы| Наталия ЗУБАРЕВА
Заголовок| НОСТАЛЬГИЧЕСКИЙ БАЛЕТ ИЛИ НОСТАЛЬГИЯ ПО БАЛЕТУ
Где опубликовано| «Зеркало недели» № 7 (124) (Украина)
Дата публикации| 15 — 21 февраля 1997
Ссылка| http://www.zn.ua/3000/3680/10547/
Аннотация|

2 февраля на сцене Национальной оперы Украины был дан плановый балет «Баядерка» Л.Минкуса. Неординарность события состояла в том, что заглавную партию в киевском спектакле исполняла гостья из Санкт-Петербурга, молодая солистка Мариинского театра Анастасия Волочкова. Приглашение танцовщиков из других театров на роль ведущих солистов в какой-либо конкретный балетный спектакль у нас не практиковалось вот уже много-много лет... И это при том, что раньше подобная практика была в порядке вещей. Так, например, в 1950-1970-е годы на киевской сцене вместе с нашей труппой танцевали Майя Плисецкая, Раиса Стручкова, Нинель Кургапкина, Алисия Алонсо, Берил Грей, Иветт Шовире, Лиан Дейде и Мишель Рено, Лилиан Кози, Галина Самсова, Аскольд Макаров, Борис Брегвадзе... И вот, казалось, добрая традиция приглашения в театр гастролеров возобновляется.

Не так давно Анастасия Волочкова была в Киеве. Она принимала участие в конкурсе артистов балета им.С.Лифаря и стала его лауреатом. Увозя из Киева в Санкт-Петербург золотую медаль, она оставила о себе двойственное впечатление - при всей своей «питерской» выучке, очаровательной внешности и обаянии в ее танце не хватало чего-то очень важного...


Тем удивительнее было услышать на пресс-конференции, что нам предстоит встреча со «всемирно известной звездой русского балета, солисткой петербургского Мариинского театра, которая прибыла из Лондона в Киев для участия в нескольких балетных спектаклях...».

Встреча с представителями прессы проходила в демонстрационном зале Центра развития моды. С опозданием на полчаса на подиум вышла грациозная и юная Анастасия Волочкова в сопровождении главного балетмейстера Национальной оперы Украины Анатолия Шекеры. Думаю, их удивлению не было границ - в большом зале присутствовало всего три журналиста...

В 1994 году А.Волочкова окончила Академию русского балета им.А.Вагановой (бывшее ЛГХУ). В выпускных классах ее педагогом была народная артистка СССР Н.Дудинская. На сцене прославленного Мариинского театра танцовщица начала выступать еще будучи воспитанницей академии. За два года полноценной работы в труппе она подготовила под руководством педагога-репетитора О.Моисеевой 10 сольных партий в балетах. Любимые спектакли - «Лебединое озеро», «Жизель», «Баядерка»... Ее мечта - станцевать Джульетту. Успела побывать с труппой на гастролях в разных странах. Из своих партнеров выделяет Фаруха Рузиматова. Сейчас готовится выступить в «Шехерезаде» Н.Римского-Корсакова. В нашем городе Анастасия бывала часто, так как Киев - родина ее родителей, но в качестве приглашенной балерины она здесь впервые. «Баядерка» - ее гастрольный дебют в Украине...

Не думаю, что молодой танцовщице пойдут на пользу преждевременное захваливание и неуместная реклама. К сожалению, именно это доминировало на пресс-конференции. Из уст главного балетмейстера Национальной оперы Украины, стороны, весьма заинтересованной в гастролях питерской артистки, прозвучали такие слова: «Волочкова - это уже сложившийся мастер, ведущая балерина Мариинского театра. Ее искусство знают в мире. У нее большой репертуар, ее высоко оценивает пресса, она демонстрирует свое искусство за рубежом... Анастасия представляет известную в мире школу классического танца - петербургскую. На конкурсе Лифаря она сразу же выделилась своей яркой индивидуальностью и покорила не только зрителей, но и жюри. Именно тогда у нас возникли контакты с ней и желание пригласить ее сотрудничать с киевским театром... Весь репертуар нашего театра будет предоставлен Анастасии, а ее участие будет зависеть от ее выбора...»

Балету «Баядерка» - всемирно известному произведению Людвига Минкуса и Мариуса Петипа - исполнилось ныне 120 лет. Премьера состоялась на сцене императорского Мариинского театра в Санкт-Петербурге 23 января 1877 года. Спектакль не только сохранился до наших дней, он сумел в полной мере сберечь красочность и особую атмосферу романтической мелодрамы. И что толку сетовать на неправдоподобие некоторых сцен, на банальный сюжет, наивную экзотику? «Баядерка» по сей день дарит нам уникальную возможность присутствовать на театральном действе ушедших эпох, переносит в далекое прошлое. «Баядерка» - это трогательная и наивная фантазия взрослого человека, это - хореографическая греза, балет-воспоминание, который называют первым в истории балетного театра ностальгическим балетом.

Символично и значимо, что именно балет «Баядерка» называют энциклопедией танца XIX века, ибо он пронизан не только реминисценцией прошлых эпох, но и духом хореографических новаций творцов, воспевших эпоху романтизма в балете, - Ф.Тальони, Ж.Перро, Ш.Дидло...

Хореография балета претерпела на протяжении своей сценической истории неизбежные, порой значительные изменения. Балетмейстеры XX века стремились то восстановить первоисточник, то создать свои, новые версии ускользающего из памяти произведения Петипа или его фрагментов....

Балет «Баядерка» занимает особое место в истории украинского хореографического искусства. 2 октября 1926 года на сцене Киевского оперного театра состоялась украинская премьера произведения Петипа. Постановку осуществил главный балетмейстер театра Леонид Жуков. Выпускник Московского хореографического училища, солист и балетмейстер Большого театра (1909-1946, с перерывами), Л.Жуков был учеником В.Тихомирова, ярого поборника академизма в балете, автора (совместно с А.Горским) московской версии «Баядерки». Вероятнее всего, постановка Л.Жукова была основана на лучших традициях старого «большого» академического балета. Сейчас трудно восстановить и проанализировать эту первую постановку «Баядерки» в Киеве. Балет, к сожалению, в репертуаре театра продержался недолго...

Спустя почти 60 лет киевский театр решил вернуть на свою сцену заветный балет великого хореографа. Идея возобновления «Баядерки» в Киеве принадлежала в то время главному балетмейстеру театра, народному артисту СССР Валерию Ковтуну. В основу новой киевской версии был положен спектакль «Баядерка» в «питерской» постановке (В.Чабукиани и В.Пономарева), который остается в репертуаре Мариинского (Кировского) театра и по сей день. Консультантом-постановщиком пригласили к нам прима-балерину из Санкт-Петербурга, народную артистку СССР Нинель Кургапкину. Балетмейстерами-репетиторами спектакля были известные деятели украинского балета - народные артисты В.Калиновская, В.Круглов, И.Лукашова и А.Лагода. В спектакле в разное время принимали участие солисты Национальной оперы - Т.Таякина, Л.Сморгачева, Р.Хилько, Т.Боровик, А.Кушнерова, Т.Белецкая, Е.Филипьева, И.Дворовенко, Н.Прядченко, В.Яременко, В.Веденеев, К.Костюков.

Казалось, что в киевском театре сохраняются лучшие традиции, есть резервы, а будущее украинского балета - перспективно и гармонично...

Наиболее благоприятное впечатление в нынешнем спектакле произвела знаменитая сцена из третьего акта, известная среди знатоков балета под названием «Тени». Этот хореографический шедевр Петипа называют балетом в балете. Построена сцена в форме гран-па - величественного бала в честь классического танца. «Тени» нередко можно увидеть в концертах и на балетных вечерах. Когда-то этот дивный фрагмент был великолепно представлен учениками Киевского государственного хореографического училища под руководством з.а. Украины Г.Березовой. В нынешнем спектакле приятно было наблюдать ставшее традиционным академическое исполнение кордебалетом труппы гениальной хореографии Петипа. Хоральная кантилена белых тюник, мерность и синхронность исполнения создавали впечатление стелющегося тумана... Ох, как хотелось бы, чтобы не только фрагменты, но и весь спектакль в целом был исполнен чувства и вдохновения!..

К сожалению, общее впечатление от спектакля - удручающее. Во всем чувствовались ветхость и заброшенность. Всем понятно, что театр - вещь условная, но не до такой же степени, чтобы принимать черное за белое, а нарочитое за истинное. На сцене царили уныние и скука. Все эти жрецы и воины, индусы и баядерки, невольницы, охотники и слуги двигались как-то неестественно и скованно, как бы стесняясь самих себя. Они казались скорее экспонатами из лавки древностей, вид которых несуразен и смешон. Обидно, что самобытность и высокую духовность древних индусов театр не в силах воплотить на сцене. Где же фантазия, где творческое горение, где, наконец, вдохновение, без которых невозможно искусство театра?

Главные персонажи балета - Никия (А.Волочкова), Солор (И.Мамонов) и Гамзатти (Т.Синобу) жили на сцене обособленно, создавалось впечатление, что каждый из них стремился преподнести только себя одного, мало заботясь об ансамбле и общей режиссуре спектакля. Пантомимные мизансцены - своеобразные сценические диалоги, которыми так насыщен балет Петипа, «звучали» формально и выглядели маловыразительно. В своих сольных партиях артисты старались продемонстрировать весь арсенал своего профессионального мастерства, но, надо сказать, только А.Волочковой удавалось выполнять это без излишней натуги...

Роль индийской храмовой плясуньи-баядерки как нельзя лучше подходит молодой танцовщице. Артистка обладает превосходными внешними данными, у нее тонкий и гибкий стан, красивые и выразительные руки, она умеет подать себя на сцене, она умна и хорошо знает все свои «козыри», а кроме того, за всем этим чувствуется еще и сильный, волевой характер. Действительно, на нее приятно смотреть... Но искусство танца - это целый мир, это огромный комплекс специфических составных частей. Балерине, например, ничего не стоит предстать на миг супермоделью, а вот наоборот - увы, не получается! Другими словами, юная солистка прославленного Мариинского театра многим одарена от природы и, безусловно у нее есть шансы стать настоящей балериной, если она поймет глубинную суть столь высокого звания...

Нет ничего странного в том, что именно сравнение сценического образа гостьи и киевских артистов, принимавших наряду с ней участие в спектакле, сыграло самую невыгодную роль для последних. Их сольные выступления вызывали чувство неловкости. Отсутствие вкуса, стиля, множество технических огрехов, убожество и провинциализм исполнения резали глаз. И было безумно жаль, что легендарный киевский балет перестал «ощущать» свой уровень и утратил былое высокое качество исполнения. Кто же виноват в том, что наши артисты, не менее талантливые, красивые и обаятельные, не менее способные, чем артистка из Санкт-Петербурга, не умеют достойно преподнести даже то, в чем они сильны и неповторимы? Когда в собственном доме беда, гостей не принято приглашать. Наш балет болен, его нужно лечить и выхаживать, а не устраивать, пользуясь сомнительным случаем, пир во время чумы.

Анализ нынешнего спектакля, как, впрочем, и многих других, увиденных нами за последнее время, еще раз подчеркивает, что балет Национальной оперы Украины пребывает в глубоком кризисе. Из 140 артистов, которые номинально числятся в штате, «живых», т.е. реально действующих, - около восьмидесяти. Не будем сейчас вдаваться в подробности, кто и где сейчас находится, по каким причинам отсутствует или в данный момент не задействован в репертуаре, но подчеркнем главное: танцевать в театре сейчас практически некому. Это мнение высказывают в Киеве многие, причастные к балетной среде.

Начиная с конца 80-х в театре многое изменилось, и, к сожалению, далеко не в лучшую сторону. Об этом лишний раз напомнил балет «Баядерка». Спектакль, несмотря на приглашенную солистку, увы, не стал событием в балетной жизни Киева. То, что происходило на сцене в тот вечер, дало нам повод с тревогой говорить о состоянии балетной труппы Национальной оперы Украины. Пришла пора спасать положение. Очень многое изменилось, деформировалось, пропало безвозвратно... Главное же - как не умели беречь людей, так и не бережем. Как своих не ценили, так и не ценим. Право же, не стоит действовать по принципу - бей своих, чтобы чужие боялись…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22283
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 29, 2020 5:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1997020007
Тема| Балет, , Персоналии, Борис Эйфман
Авторы| ПАВЕЛ Ъ-ГЕРШЕНЗОН
Заголовок| "Красная Жизель" в Петербурге
Мыльная опера в Александринском театре

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №5 от 06.02.1997, стр. 13
Дата публикации| 1997-02-06
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/171894
Аннотация|

Борис Эйфман поставил балет об Ольге Спесивцевой

Петербургский Александринский театр брали штурмом: Борис Эйфман показывал "Красную Жизель" ("Это самая лучшая и дорогостоящая постановка в моей жизни", — сказал он на пресс-конференции). Рекламная кампания была организована с размахом — белыми афишами с изображением убитой горем балерины, разметавшейся у ног здоровенного свирепого мужика в кожаном пальто (что, впрочем, несколько смахивало на известную рекламу водки Stolbovaya), был оклеен весь Петербург. На премьере побывал обозреватель Ъ ПАВЕЛ Ъ-ГЕРШЕНЗОН.


Отработав великую русскую литературу ("Идиот", "Братья Карамазовы") и великую русскую музыку ("Чайковский"), Борис Эйфман взялся наконец за балет.

Сюжет: Ольга Спесивцева, или Трагическая судьба русской балерины (из цикла ЖЗЛ). История про то, как проклятые большевики и чекисты загубили Россию, русский балет и русскую балерину, вынудив ее отправиться в эмиграцию (акт первый), где, потеряв Родину, театр и любовника-чекиста, познав горечь безответной любви к партнеру-гомосексуалисту и протанцевав перед кинокамерой первый акт "Жизели", она сходит с ума, вынуждая санитаров надеть на нее смирительную рубашку (акт второй).

Эстетика: монотонная телевизионная "мыльная опера" с вкраплениями голливудских массовок (шабаш на петроградском Дворе чудес во главе с Эсмеральдой-Спесивцевой), вялыми мелодраматизмом и эротизмом, освежающими всплесками "хоррор" (дуэт Спесивцевой с головой то ли застреленного чекиста, то ли убиенного пророка Иоканаана), назойливым гей-клубовским "садо-мазо" (кожаный верзила-чекист) и неистребимой соцреалистической дидактикой.

Музыкальный ряд: cuisine art (в духе Мориса Бежара, минус бежаровские музыкальная культура и вкус) — "Книга о вкусной и здоровой пище" советского хореографа, а именно: "Возьмите мелко нарезанных Чайковского и Шнитке (Чайковский для душевных излияний, Шнитке для душевных заболеваний), добавьте немного Бизе, для остроты киньте пару чарльстонов и сверху украсьте Аданом..." — салат оливье, в который уютно и привычно падать лицом на банкете, устроенном после премьеры.

Сценография: традиционный "интеллектуальный Окунев" — постмодернистский купол Мариинского театра ("космос жизни, космос искусства, космос трагедии"); сам Мариинский театр в разрезе — головинский занавес, императорская ложа и т. п.; "роскошный" балетный couture (правда, не эпохи Фокина и Легатов, а эпохи Виноградова).

Свет: Борис Эйфман ставит его сам, изобретательно и профессионально.

Хореография: ее, как всегда, нет. Если точнее, пластический текст дайджеста первого акта балета "Жизель" принадлежит, как известно, другим балетмейстерам; любовно-акробатические дуэты томящейся героини с верзилой в кожаном пальто не могут быть рассмотрены по этой категории. С единственным танцевальным фрагментом (именно он в первые несколько минут вызвал некоторые художественные надежды) — "экзерсисом в танц-классе" — Борис Эйфман и вовсе прокололся: в каком кошмарном сне пришла мысль сопроводить его фрагментом "Струнной серенады" Чайковского? Сочини Эйфман те же pas на что-нибудь другое, ему смело можно было бы ставить твердую "четверку". Но как нужно слышать и как распорядиться всей этой музыкой, еще шестьдесят лет назад показал Джордж Баланчин...

Маркетинг: продукт легко адаптируется к показу на TV (цикл "Сокровища Петербурга") и может быть выдвинут на "Золотую маску", "Серебряный софит", "Триумф" и т. п. (лучший-балет-хореограф-женская-роль-года). Идеологический контроль осуществлен театральным агентством Sarfati (Франция), соответственно, продукт готов к прокату за рубежом в местах компактного проживания советских эмигрантов. ("Вот, смотри сынок, и не забывай Родину...")

Кстати о Баланчине, "Серенаде", Америке и российской публике. Балетная ситуация в России 90-х годов ХХ века удивительно напоминает американскую, с которой столкнулся иммигрант Баланчин в 1934 году: дремучая малообразованная публика, которая смутно представляет, зачем балет, и свято верит, что "Спящая красавица" — для детей и для того, чтобы приучать их к прекрасному; в балете должно быть понятно "про что"; во время "танцев" можно пошелестеть программкой, знакомясь с "сюжетом"; на приглашение посетить "Лебединое озеро" — ответить: "'Лебединое озеро' мы с мужем уже видели..."; ситуация, когда Мариинский театр может ломиться на представлениях "Ромео", потому что "про любовь", и пустовать на "Сильфиде", потому что "про старинные танцы", а просто "любоваться танцами" — это считается чем-то недостаточным и неприличным, ну как, например, всю жизнь заниматься только онанизмом...

Да и кто разберется в этих "танцах", когда вместо признанного шедевра "In the Night" Джерома Роббинса на музыку Шопена вам норовят подсунуть на ту же музыку "Призрачный бал" — изделие г-на Брянцева (последний, как поговаривают, претендует возглавить Мариинский балет — какое веселое нахальство!); вместо гениальной "Серенады" Баланчина — четыре минуты танцев г-на Эйфмана; вместо хореографического театра (в котором главная мысль — она же и единственная — мысль хореографическая) — даже не Tanztheater a la Pina Bausch (он требует, конечно, совсем другой природы художественного сознания) — вульгарный кусок шоу-бизнеса... Потом все это прикроют "Золотой маской" и в качестве new russian art отвезут куда-нибудь в Америку или Европу, где оно и будет растерзано злобными балетными критикессами из Wall Street Journal, New Yorker или Figaro (правда, мы об этом не узнаем), — но все билеты будут проданы, потому что в Америке и Европе очень любят этнографическое искусство.

P. S. Этим отчетом нам бы хотелось закрыть тему балетмейстера Эйфмана — макрокосм его искусства вряд ли предназначен для многословных искусствоведческих излияний. Но едва ли нам это удастся: творческие акты Борис Эйфман совершает стабильно и регулярно, что, конечно, кроме прочего, вызывает искренне уважение.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика