Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 29, 2019 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019102901
Тема| Балет, Парижская опера, Премьера, Персоналии, Кристал Пайт
Автор| Мария Сидельникова
Заголовок| Душа ушла в ноги
Новый балет Кристал Пайт для Парижской оперы

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №198, стр. 11
Дата публикации| 2019-10-29
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4140701
Аннотация |Премьера


Фото: Julien Benhamou/Opera national de Paris

В Opera Garnier состоялась мировая премьера двухактного балета канадского хореографа, кумира парижской публики Кристал Пайт «Тело и душа» на музыку ее постоянного соавтора Оуэна Белтона, который собрал воедино собственные сочинения, прелюдии Шопена и песню Тедди Гейгер «Body and Soul», вынесенную в название. Долгожданная премьера обескуражила Марию Сидельникову.

Кристал Пайт дебютировала в Парижской опере три года назад с Seasons' Canon на музыку Вивальди. Фурор, который произвел этот компактный, эффектный балет, никто не мог просчитать: рукоплескала и публика, и пресса. Пайт получила Benois de la danse, а котировки ее балетов по всему миру взлетели в разы. Важной вехой Seasons' Canon стал и для балета Оперы. Труппа, раздираемая внутренними неурядицами из-за смены худруков (скандальный уход Бенжамена Мильпье, компромиссный приход Орели Дюпон), преобразилась, словно с ними работал не хореограф, а армия психологов. Такого мощного, полного жизни и молодости ансамбля давно не доводилось видеть. Так что когда было объявлено о возвращении Пайт, Париж замер в ожидании, загодя раскупив билеты на все 20 показов.

На пустой сцене тусклый свет от громадного фонаря выхватывает два мужских силуэта. Фигура 1 (Франсуа Алю) — так подчеркнуто безлично их называет хореограф — лежит на полу. Фигура 2 (Орельен Уэтт) деловито множит шаги: лево-право-лево-право-лево-лево-право, и опять по новой. Руки тоже твердят заученный маршрут: подбородок, лоб, грудь, шея, губы, бедро, лоб, подбородок, шея, бедро, грудь, голова, губы. Руки на колени. Голова опущена. Фигура 1 переворачивается. Протягивает руку, чтобы дотянуться до Фигуры 2. Та неподвижна. Еще попытка. Пауза. Внезапно Фигура 2 вскидывается, хватается за голову, как в «Крике» Мунка, так же широко открывает рот. Тело скрючивается, падает и ползет к Фигуре 1. Борьба. В итоге Фигура 2 крутит головой, руками, ногами, приближаясь вплотную к Фигуре 1. Голова упирается в грудь, ложится в ладони, опускается на пол. Пауза. Оба тела неподвижны. Нет победителей, нет проигравших. Свет выключается.

Этот дуэт, наглядно иллюстрирующий текст, который, как и в случае с недавно показанным в Москве «Заявлением», написала сама Пайт,— основа и рефрен ее нового балета. Французская актриса Марина Хэндс текст озвучила, Белтон зарифмовал с музыкой. Даже не музыкой, а некими то навязчивыми, то пронзительными шумами и звуками, сквозь которые пробирается густой голос актрисы. Слова замедляются, набирают темп, кратно множатся, как в калейдоскопе, угрожающе повисают, срываются на марш, чтобы затем отозваться чувственным эхо, почти шепотом. Движение следует за текстом, меняется только число танцующих — дуэты вливаются в группу, группа распадается на конфликтующие подгруппы, все против всех, каждый против каждого.

Противостояние перерастает в войну. Неподвижные тела кажутся то безжизненными жертвами катастроф с картин Жерико, то грудой тряпок Болтански. В массовых сценах Кристал Пайт вновь обращается к своим фирменным многолюдным пластическим скульптурам-образам. Черные звенья-тела спаиваются в жесткую цепь, по каплям собираются в стихийную безудержную волну, сбиваются в жужжащий страшный рой и разлетаются вмиг, как карточный домик — казалось бы, ну сколько можно, но действует по-прежнему безотказно.

Но вот новый дуэт-адажио (одна из лучших танцовщиц нового поколения Марион Барбо и любимец современных хореографов Симон Ле Борнь), и тот же самый текст начинает звучать совершенно иначе — интимно, проникновенно. Шаги становятся мягче, прикосновения нежнее, диалог чувственнее, и оставшаяся без ответа протянутая рука выглядит пострашнее всех войн. Еще дуэт, хотя фактически — соло: над неподвижным телом (Алессио Карбоне) склоняется девушка (Мюрьель Зюсперрегай). Рука вновь следует за голосом — лоб, шея, грудь, но пульса в этом растерзанном толпой теле нет, как ни ищи. И уткнувшаяся в грудь голова обретает почти религиозный смысл. В этих дуэтах, а хореограф против обыкновения делает ставку именно на них, раскрывается сама суть балетного искусства — уникальная способность тел говорить, умение передать движением больше, чем словами, а в этом парижане большие мастера.

Здесь Кристал Пайт вполне могла бы поставить точку, и получился бы ее образцовый спектакль — связный, умный, тонкий, поэтичный. Но хронометраж вечера требовал второго акта. Закадровый голос исчезает, уступая место фортепианным прелюдиям Шопена. Сцена с вывернутыми наружу кулисами и задником выглядит совсем как в «Болеро» Матса Эка. Отсылкой к мэтру звучит и серия стремительных па-де-ша в одном из первых дуэтов, из которых преимущественно и состоит второй акт. От пластического воплощения текста подстрочника Пайт отказывается, конфликты тоже отходят на третий план, и чем дальше, тем отчетливее балет дрейфует в сторону дивертисмента с разными по качеству номерами.

Мужской дуэт Даниэля Стоке и Симона Валястро вышел образчиком хореографического почерка Пайт: танцевальное движение она, как клубок, всегда раскручивает из живота — из центра тела все начинается, там же оно почти всегда и заканчивается, и танцовщики здорово показывают эти тонкости. А вот финальный дуэт Людмилы Пальеро и Франсуа Алю, несмотря на обилие поддержек и нежностей, оставляет ощущение растерянности и незаконченности; трудно принять за поэтичное многоточие их финальное кружение под опускающийся занавес.

Впрочем, это еще не конец. Впереди — эпилог, и когда занавес вновь открылся, в зале повисла гробовая тишина. За пятиминутный перерыв на сцене вырос лес из гигантских золотых пластин. Обитатели этого леса — жуткие насекомые, затянутые в черный латекс с головы до ног, вместо рук устрашающие клешни-сабли — будто выскочили из балетов Уэйна Макгрегора. После их непродолжительного дефиле появляется еще один обитатель сюрреалистического леса — лохматый йети в золотых штанах и с голым торсом (танцовщика Такеру Косте в этом ряженом не опознать). Под ту самую песню Тедди Гейгер «Body and Soul» существо пускается в отвязный пляс. Армия жуков у него на подтанцовках — здесь хореографию Пайт не отличить от парижской работы ее бывшего учителя Уильяма Форсайта: те же классические быстрые связки мелких прыжков, заносок, батманов. «По крайней мере, закончили на веселой ноте»,— бросила одна из зрительниц. Еще до премьеры Кристал Пайт объявила, что уйдет на год в творческий отпуск. Хочется верить, что вернется отдохнувшей — душой и телом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 29, 2019 10:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019102902
Тема| Балет, театр «Урал Опера Балет», Персоналии, Вячеслав Самодуров
Автор| Алла ДОКУЧАЕВА
Заголовок| Худрук театра «Урал Опера Балет»: «Наши зрители растут вместе с нами»
Где опубликовано| © Газета АиФ-Уфа № 43 22/10/2019
Дата публикации| 2019-10-22
Ссылка| https://ufa.aif.ru/culture/art/hudruk_teatra_ural_opera_balet_nashi_zriteli_rastut_vmeste_s_nami
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Если не ставить новых балетов, мы умрём»

Так считает худрук театра «Урал Опера Балет» Вячеслав Самодуров. Выступление артистов из Екатеринбурга стало одним из центральных событий прошедшего в Уфе XXII Международного фестиваля им. Рудольфа Нуреева. Руководитель труппы поделился мыслями о своём понимании классики, современной танцевальной культуре и уровне башкирской хореографической школы.



СОВРЕМЕННОСТЬ ВЫРАСТАЕТ ИЗ ПРОШЛОГО

– Вячеслав Владимирович, уфимцы проявили большой интерес к вашему балету: фестивальные спектакли прошли с аншлагом. Два года назад так же тепло зрители Нуреевского фестиваля приняли «Ромео и Джульетту» в вашей постановке. Как удаётся совмещать классический балет с современной танцевальной культурой?


– Смотря что понимать под классическим балетом. Для меня это не спектакли, пришедшие из XIX века, а классическая школа, ремесло. Современность всегда вырастает из прошлого. Разнообразие жанров и стилей только помогает в развитии. Прекрасные работы прошлого, которые для своего времени были новацией, – сегодня уже предмет истории. Эта история – фундамент для движения вперёд. В нашем театре на основе двух балетов позапрошлого века, «Пахиты» и «Тщетной предосторожности», сделали динамичные и остроумные постановки. Там есть фрагменты восстановленной хореографии XIX века, но есть и то, что делает их органичными в контексте 2019 года. В «Приказе короля» мы изучали, как строил свои балеты-феерии Мариуса Петипа, – но сочинили новый спектакль и заказали новую музыку. Наш художественный опыт не такой, каким обладала публика полтора века назад. В этом смысле старинное искусство все время трансформируется, хотим мы или нет.

– Среди артистов «Урал Балета» много выпускников Башкирского хореографического колледжа. Как вы оцениваете их уровень?

– Это сильная школа, и мы благодарны руководству и педагогам за работу! Из Уфы мы регулярно получаем хорошее пополнение для нашей очень молодой труппы. Ребята быстро адаптируются, часть из них вскоре переходит в ранг солистов. Вообще, наш танцевальный коллектив, хоть во многом и состоит из приехавших, нацелен на создание оригинальных спектаклей прежде всего для местной публики. Большая часть репертуара поставлена именно для этих артистов, с расчётом на их потенциал, и они откликаются с огромным энтузиазмом, терпением и редкой работоспособностью. Если чувствуют, что чего-то не умеют, упорно учатся. Мы не приглашаем иностранных звезд – живём за счет собственной генерации, стараемся выращивать своих ведущих солистов.

ВОСПИТАТЬ ЗРИТЕЛЯ

– Как вы попали в балетную профессию?


– Абсолютно случайно. Папа был военный, и мы переезжали: я родился в Таллине, потом мы жили в Петербурге. Меня покусала собака, я болел, врачи сказали, что нужны физические нагрузки, и меня отдали на фигурное катание. Катался не слишком успешно, но в программу обучения входили уроки хореографии – они мне нравились. Поступление в Академию Вагановой произошло само собой.


Арсентий Лазарев и Елена Воробьева.

– В какой момент вы решили стать хореографом?

– Волею случая. В 2006 году руководитель балета Большого театра Алексей Ратманский пригласил меня в «Мастерскую новой хореографии». Там я дебютировал как постановщик – сочинил на музыку Генделя номер для Екатерины Крысановой и Андрея Меркурьева. Потом предложили участвовать в хореографической мастерской в Королевском балете, где я танцевал. Опыт работы в этом театре был для меня как для хореографа определяющим.

– Порой танцовщики жалуются на неудобство современной хореографии. В нашем Башкирском театре такая причина была озвучена, когда с репертуара сняли балет «Прометей», с точки зрения кассы вполне успешный…

– Такие жалобы не приемлю. Если выбрал профессию, надо постоянно учиться. Через все это я сам прошел: в Мариинском театре станцевал массу классических партий и, когда попал в Амстердам и затем в Лондон, понял, что нужно осваивать новое в огромных объёмах, через боль и сложности. Иначе не стал бы там премьером.

– А публика? Всегда ли принимает новые постановки? Далеко не все опыты в современной хореографии удачны…

– Ведь и раньше из сотни новых произведений в афише выживали один-два. И наоборот: спектакли, которые на премьере освистывали, потом признавали шедеврами. Если не делать вообще ничего, не сочинять новых балетов, движение прекратится, и мы умрём. Пусть артисты осваивают неизведанное, зритель учится смотреть и понимать, а время отберет лучшее.

После мировой премьеры обязательно появляется спектакль из репертуара XIX века, потом – работа кого-то из западных классиков. Практикуем регулярные лекции, выпускаем буклеты, где даём необходимый комментарий на художественном уровне. В последние сезоны наши зрители выросли вместе с нами, и они готовы поддерживать самые смелые начинания.

ДОСЬЕ

Вячеслав Самодуров.

Родился в 1974 году в Таллине. Окончил Академию Русского балета им. А. Вагановой. С 1992 года – в труппе Мариинского театра. Затем – премьер Национального балета Нидерландов и Королевского балета Великобритании. В 2006 г. дебютировал как хореограф, в 2012 г. возглавил «Урал Балет» в Екатеринбурге. Обладатель Национальной театральной премии «Золотая Маска». Ставил балеты в Михайловском театре, Королевском балете Фландрии (Бельгия), в Пермском театре оперы и балета, Большом театре.

Алла ДОКУЧАЕВА

Фото Елены ЛЕХОВОЙ, Ольги КЕРЕЛЮК


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Ноя 04, 2019 12:47 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 29, 2019 11:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019102903
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Нуреев, Илер
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Кихот с иронией на вырост
Почему балеты Нуреева всегда - как вызов

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 244(8002)
Дата публикации| 2019-10-29
Ссылка| https://rg.ru/2019/10/29/v-rossii-vpervye-postavili-balet-rudolfa-nureeva.html
Аннотация| Премьера

В России впервые поставили балет Рудольфа Нуреева. Знакомство начали с версии классического "Дон Кихота". Этот балет лучшим в творчестве Нуреева считает Лоран Илер - один из его воспитанников и протеже в Парижской национальной опере, третий год возглавляющий балет Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.


Знакомство с хореографией Рудольфа Нуреева в России начали с его версии "Дон Кихота". Фото: Карина Житкова

Прославленный балетный беглец из СССР, первый в триаде Нуреев - Макарова - Барышников, вернулся в Россию несколько десятилетий назад, в разгар перестройки. В нем признали великого танцовщика, во многом изменившего в ХХ веке представления о балете. Но его постановки до сих пор не могли проникнуть на отечественные сцены. Основную их часть составляют переработки русских классических балетов, слишком радикально отличающиеся от тех, что приняты у нас, и вызывающие смешанную бурю чувств: от негодование и ярости до упреков в непрофессионализме.

Постановочная работа раскрывает метод мышления, и нуреевские балеты демонстрируют пропасть, до сих пор существующую между ним и российским балетным миром. Ту пропасть, от которой он бежал в 1961 году, совершив знаменитый "прыжок к свободе". Нуреев, родившийся за тысячи километров от столиц, не попавший в сито отборщиков столичных балетных школ, выученный в захолустной Уфе старой танцовщицей императорских театров, в знаменитом Вагановском училище провел всего три года и еще столько же - в труппе Кировского театра.

Он не успел усвоить те вековые представления об академизме, которые в балете обычно впитывают в раннем детстве и проносят в нетленном состоянии до смерти. Поэтому его взгляд на классику лишен безмятежности и уверенности в совершенстве вечности - он лихорадочен и буен, как лихорадочен и буен был путь в большой балет мальчишки с большой дороги. Вырвавшись из-под надзора суровых ленинградских педагогов и высокомерных старших партнерш, Нуреев представил миру русское классическое наследие как собственный гигантский монолог. Другие в нем нужны лишь для того, чтобы у него было время перевести дыхание и сменить костюм. Но исполнительский дар Нуреева стоил того, чтобы следить за ним, не отрываясь, на протяжении стандартных трех актов классических балетов.

При внимательном рассмотрении оказывается, что и постановочный талант этого полусамоучки был неординарным. В своих балетах он оставлял минимум времени на мимику, жесты и прочие драматургические излишества старины, со звериной ненасытностью нашпиговывая танцами каждую секунду сценического действия. В "Дон Кихоте" даже традиционно "пешеходные" Дон Кихот и его оруженосец Санчо, превращенный в монаха-расстригу, кажется, только усилием воли сдерживаются, чтобы не пуститься в пляс.

Нуреева только забавляют физические ограничения - он заново сочиняет сольные номера даже второстепенным персонажам, начиняя их такими трюками, будто сам собирается выходить в каком-нибудь танце тореадоров или фанданго. Партнершам-балеринам он бросает вызов, предлагая балансировать на пуантах там, где дискомфортно сохранять вертикаль даже на полупальцах. Ну, а мужские партии превращает в фейерверк... При этом руки, корпус и ноги могут жить не в согласии, как это задано русской школой, а будто в конфликте друг с другом, превращаясь в координационные головоломки.

Исполнение этих текстов и сегодня под силу немногим. Тем не менее балеты Нуреева благодаря его ученикам, сегодня стоящим во главе многих балетных компаний, все шире распространяются по миру, обретая новых первоклассных исполнителей и почитателей. Но в России прорваться к зрителю им сложнее всего - практически любой отечественный театр обладает своим комплектом классики, нередко гораздо менее квалифицированным, чем нуреевский, но зато привычным. Для артистов театра Станиславского, наследников собственной плодотворной традиции, "Дон Кихот" стал серьезным вызовом - еще несколько месяцев назад они танцевали среднестатистическую московскую редакцию. И все сомнения, которые десятилетиями сопровождали в России обсуждения балетов Нуреева, отразились на премьере - освоить большие пируэты на пуантах и немыслимые балансы оказалось гораздо легче, чем найти правильную интонацию.

"Дон Кихот" пока то впадает в пафос, то в излишнюю суровость, лишь временами обретая ту иронию и порой сарказм, которые отличают версию Нуреева. Но шарм и естественное брио Эрики Микиртичевой (Китри), упорство в преодолении трудностей Дениса Дмитриева (Базиль), благородный академизм Марии Бек (Повелительница дриад), техническая свобода Жанны Губановой (Амур) позволяют поверить в то, что стремление Лорана Илера увидеть в России балет Рудольфа Нуреева стратегически верно.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Ноя 07, 2019 9:59 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2019 3:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103001
Тема| Балет, Современная хореография, компания L-E-V , Персоналии, Шарон Эяль
Автор| Александр Фирер
Заголовок| Болезнь любви. Марафон выживания.
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2019-10-25
Ссылка| https://musicseasons.org/bolezn-lyubvi-marafon-vyzhivaniya/
Аннотация|

На сцене Театра наций фестиваль «Золотая маска» представил израильскую компанию L-E-V (в переводе с иврита «сердце») двумя частями «Love Cicle» в хореографии Шарон Эяль

Израильтянка Шарон Эяль (питомица компании «Батшева», много лет работающая вместе с музыкальным руководителем Гаем Бехаром) в представленном двухчастном любовном цикле «Love Cicle», состоящем из одноактных «OCD Love» и «Love Chapter 2», обстоятельно исследует неприглядную сторону любви – тяжелые стадии после ее умирания.


«OCD Love»

OCD означает обсессивно-компульсивное расстройство. Тревога, страхи, навязчивые мысли, воспоминания, крайняя безнадежность… Но опус «OCD Love» («Одержимость») и об одержимости танцем, страстью, желанием, идеей… Под метрономный импульсный поток электронной партитуры Ори Лихтика пластически одаренные и суперпрофессиональные танцовщики, одетые в черные купальники и черные гольфы, с экстравертностью максимальных амплитуд на движенчески внятном «эсперантном» языке говорят о понятных каждому человеческих чувствах – порыве, боли, мучении, отчаянии, ликовании, любви.

Спектакль исключительно камерного формата, требующий буквальной близости зрителя и актера, полон деталей, интимности, с высокой концентрацией действия. В самом танце отчетливо подчеркнуто его физическое начало, артисты отлично двигаются, а свобода их нечеловечески выворачивающихся рук и ног придает особую графику их гибко-силовой пластике. Первой на сцену буквально выплывает в завораживающей кантилене парения выразительная танцовщица с оголенными длинными руками. Искусная игра светотени создает невероятное ощущение бесконечности ее линий. Последующее «глиссадное» антре каждого солиста пластически рисует выпуклый индивидуальный образ неповторимой людской натуры, колоритный портрет персонажа, который с исповедальной открытостью раскрывает перед нами свой внутренний мир нетабуированных желаний и эротических фантазий. Женщина с закрытыми руками, солист с обнаженным торсом, танцовщик в бандаже и темнокожий солист в «купальнике» галерейное дефиле своих персонификаций чередуют с дуэтами в различных сочетаниях. В самой ауре спектакля разлито бескрайнее море чувственности. В финале избранницу в шпагате уносит на руках толпа навстречу свету, а двое – он и она – застывают во власти одиночества и раздумий.

Кардиограмма «Love Chapter 2» пластически изображает в пиццикато систолического ритма возрождение к жизни после болезни, не первую весну чувств. Светло-серые купальники танцовщиков, косо облегающие торсы, как воспаленная конъюнктива на веке, напоминают унифицированную больничную форму. Еще не завершенные фразы сформулированных желаний, но резкие вспышки крокусов-импульсов отражены в лексике с переборами ног на полупальцах, мерными массовыми индюшачьими проходками по периметру сцены, покачиванием бедер и ягодиц, с плие по второй позиции, антраша сис, внезапными и глубокими перегибами назад, тотальными изломами конечностей и корпуса. Это танец выживания, и надежда тут ощущается телами как некая болезнь. Пружинящий темпоритм выводит субъектов из тупикового состояния: он как допинг. Усиливается движенческий энергетический драйв. Кинетическая мощь тела, питаемая внутренними импульсами, превращается в осязаемый плотный сгусток внутренней силы. Эффект ритмической повторяемости и нарастания пластической интенсивности подобен воздействию равелевского «Болеро».

Про преодоление боли и невзгод, о состояниях, когда сумасшедший смех подобен слезам отчаяния, а дикий плач сумасшедшему смеху, повествует третья часть трилогии о любви «Chapter 3: The brutal journey of the heart» («Брутальное путешествие сердца»), которая уже создана Шарон Эяль и Гаем Берхаром.

Фото Игорь Захаркин


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Ноя 07, 2019 10:00 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2019 4:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103002
Тема| Балет, Современная хореография, XIV международный фестиваль-школа современного искусства «Территория», компания «Alias», Персоналии, Гильерме Ботело
Автор| Александр Фирер
Заголовок| Танцы в невесомости и под косым дождем
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2019-10-28
Ссылка| https://musicseasons.org/tancy-v-nevesomosti-i-pod-kosym-dozhdem/
Аннотация| Фестиваль

XIV международный фестиваль-школа современного искусства «Территория» интригует разнообразием сценических форм. Большой сегмент афиши отдан хореографическим опусам.


Лексикон беглости тела



«Косой дождь»

Швейцарский хореограф бразильского происхождения Гильерме Ботело и его компания «Alias» представили в Театре имени Моссовета спектакль «Sideways rain» («Косой дождь») на музыку мексиканского музыканта и композитора в жанре электронной музыки Фернандо Короны (псевдоним Murcof).

Сын психолога и психиатра Ботело сублимировал несостоявшуюся генетическую психоаналитическую предопределенность в хореотворчество с профрейдистскими образами. Узнаваемый фирменный знак автора, его пластический экслибрис – ускользающие арпеджио бегущих, падающих, ползущих по ухабам времени обнаженных тел. Сфера его исследований – минимализм движений. Спектакль Ботело «Normal» решен исключительно падениями танцовщиков, а «Antes» – клокотанием диафрагм обнаженных тел, распростертых на спине.

«Косой дождь» (2010) – третья часть трилогии «Distância» («Antes» (2014) – первая часть, «JETUILNOUSVOUSILS» (2011) – вторая). В ней четырнадцать танцовщиков (мужчин и женщин), затрапезно одетых, изображают «энергию жизни», в течение часа передвигаясь, подобно половине человечества, пишущей слева направо, из левой в правую кулису (недаром хореограф хотел лапидарно обозначить название спектакля стрелкой вправо). Движутся они ассиметрично, в четыре линии, с разными скоростями и разными способами. Влюбленные в жизнь они бегут на зеленый свет судьбы: падают, встречаются, встают, исчезают и возрождаются. Гонимый пронизывающим ветром косой дождь увлекает людей, не давая им передышки. Они движимы одной и той же жизненной невидимой силой, и все неутомимо идут вперед. Куда? Волновым накатом навстречу судьбе, которая «проскальзывает» под их ногами. Ботело, изображая страту за стратой, рисует оригинальную фреску жизни. А музыка Короны, в которой слышится и рождение Вселенной, и ее поступь, и ее упадок, и возможная перезагрузка, усиливает энергию танцовщиков.

Опус Ботело есть не что иное, как тема с вариациями, движение вперед и варианты преодоления пространства: медленно на четвереньках, на спине, отталкиваясь ногами, на бедре, боковыми перекатами, кувырками назад. Вариации бега: с повернутым торсом, с рукой, вытянутой вперед, с запрокинутой головой и оборачиваясь назад, словно на прожитые годы. В кульминации женщина и мужчина замирают в любовной паузе, глядя в глаза друг другу, а остальные вновь кувыркаются и бегут с нитями судьбы в руках. Множество этих нитей, закрепленных между кулисами, образовывает ткань жизни, нотный стан бытия, по которому проносятся ноты-тела, голые люди, красиво поднимая колени, будто античное детство человечества. Иными словами, автор создал свою пластическую «оду к радости», изложив простыми физическими движениями личные воззрения об эволюционности бесконечного движения.

Анатомия чувственности

На сцене филиала Театра имени Пушкина был показан необычный танцевальный перформанс «Вакуум» (2015) швейцарского хореографа-экспериментатора Филиппа Сэра. Это третья часть его трилогии «Dispositifs» («Сценические инструменты»), включающей также «Black out» (2011) и «NEONS Never Ever, Oh! Noisy Shadows» (2014), где современный танец соединяется с визуальным искусством.

В «Вакууме» под электронную аранжировку арии Гения холода («The Cold Song») из семи-оперы Генри Пёрселла «Король Артур» два обнаженных мифологических тритона, словно выловленных из эпических бездн истории культуры, заключены в «аквариумную» клаустрофобность, подсвеченную двумя параллельными люминесцентными лампами. Лаконичный взгляд света эстетски извлекает из пугающей темноты фрагменты совершенной человеческой плоти с виолончельными изгибами бедер, неуловимо истаивающих в черной дыре бесконечности. Очертания свернувшегося тела в виде эмбриона, хребта позвоночника, нагого торса, скульптурных предплечий изначально кажутся эскизными абрисами тайны. Но вываливающиеся к зрителю две живые человеческие головы возвращают его к некой реальности. В медлительном «слайд-шоу» с затемнениями лейтмотивно чередуются пассажи-иллюстрации из атласа по анатомии красоты. Это медитационное вальсирование чувственно дразнящих элементов тела, проявляющихся из ничего, как чудеса в фотолаборатории, под леденящую остинатность музыки откровенно завораживает антигравитационной непредсказуемостью и эротической недосказанностью. В опусе демонстрируются трансцендентные вариации на темы многогранных форм и движенческого потаенного великолепия. Рождающиеся метафорические образы увлекают воображение в бескрайние горизонты фантазий – от энциклопедии живописи до оптических воздухоплавательных иллюзий. Градом стекающий пот с тел великолепных перформеров Дьюлы Черепеша и Лазара Юэ на поклонах – свидетельство непростой работы, обеспечившей столь креативную бесшовную зрелищность.

В довесок была представлена видеоверсия опуса «Black out» («Затемнение»), в которой предлагается взглянуть с высоты на тела троицы танцовщиков в плавках, загорающей под ярким светом софитов на цветных ковриках, расстеленных на белоснежном планшете сцены. «Разверзнувшиеся» небеса-колосники низвергают на них ведра мелкодисперсного графита, который танцовщики воспринимают как подарок «свыше», как средство для живописи, начиная конечностями рисовать мозаичные черно-белые узоры. Однако темнота все поглощает в финале, оставляя шанс каждому домыслить самое невероятное в движущейся композиции.

Фото Philippe Weissbrodt предоставлены

пресс-службой фестиваля «Территория»


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Ноя 07, 2019 10:09 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2019 5:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103003
Тема| Балет, театра имени Абая, Ballet Globe Gala, Персоналии,
Автор| Эльвира Сыздыкова. Фото Талгата Галимова и организаторов.
Заголовок| Ballet Globe Gala — гармония единства классического и современного балета
Где опубликовано| © МК в Казахстане
Дата публикации| 2019-10-30
Ссылка| https://mk-kz.kz/culture/2019/10/30/ballet-globe-gala-garmoniya-edinstva-klassicheskogo-i-sovremennogo-baleta.html
Аннотация| Фестиваль

В южной столице, где осенняя культурная жизнь богата разнообразными премьерами, отпраздновали торжество балетного танца, магическое изящество этого высокого искусства. На сцене театра имени Абая состоялись гала-концерты Ballet Globe Gala, в рамках которых искушенную алматинскую публику покорили завораживающие номера классического и современного балета в исполнении 12 звезд мировой сцены.



Программа долгожданного осеннего Ballet Globe Gala, собравшего поклонников лаконичного танцевального перформанса 19 и 20 октября в театре оперы и балета имени Абая, сложилась как из па де де классических балетных постановок, так и дерзких зарисовок ультрасовременных хореографических произведений, покоряющих публику во всех уголках планеты.

Изюминкой представлений стало их совершенно гармоничное совместное воплощение артистами из разных театров, некоторым из которых до минувшего гала-вечера даже и не доводилось танцевать на одной сцене. В итоге разыгралось дивное, поэтически стихийное, магическое и, как всегда, роскошное танцевальное действо, от которого невозможно было оторвать взгляд.

Для гостей волшебного вечера танцевали приглашенные артисты Большого театра — прима-балерина Анна Никулина, ведущий солист Игорь Цвирко, Мариинского театра — ведущая солистка Екатерина Осмолкина, Нидерландского театра танца — ведущий солист Роджер Ван дер Поль и ведущая солистка Лидия Бустиндуй. Из Нидерландского национального балета на выступление пожаловала звезда, прима-балерина Анна Оль. И, конечно, блестящим мастерством порадовали артисты отечественных театров — «Астана Опера», «Астана Балет», Государственного академического театра оперы и балета имени Абая. Подарив незабываемые впечатления, на сцене выступили ведущий солист «Астана Опера» Бактияр Адамжан, ведущие солисты ГАТОБ Жанель Тукеева и Азамат Аскаров, ведущие солисты «Астана Балет» Казбек Ахмедьяров и Татьяна Тен.

Бесценным подарком для почитателей изящного искусства стал приезд в Алматы и участие в Ballet Globe Gala Айдоса Закана, неподражаемого артиста, одного из наиболее востребованных молодых танцоров современности. Айдос, чья сценическая карьера стартовала в театре имени Абая, а позже позволила ему вырываться на площадки мирового значения, сейчас является ведущим солистом «Дортмунд балета».



Чувственные порывистые танцы артистов рождали на сцене как хорошо известные легендарные произведения, так и балетные композиции современных хореографов.

Среди последних в сердца зрителей неизбежно запали номера в исполнении ведущих солистов Нидерландского театра танца NDT Лидии Бустиндуй и Роджера Ван дер Поля. Слаженно двигающиеся в такт мелодической основе, артисты представили совершенно невообразимые революционные номера «Потерянные кубинцы» и Get out, переворачивающие с ног на голову все, что мог знать зритель, привыкший к классическим пируэтам, облегающим одеяниям и накрахмаленным пачкам, о балете.

Не меньшим духом мятежности и романтизма оказались проникнуты перформансы произведений таких прославленных хореографов, как Виллемс, Стак, Обри. Ведущие солисты столичного театра «Астана балет» Татьяна Тен и Казбек Ахмедьяров исполнили отрывок из одноактного виртуозного балета «На грани». А международный дуэт Анны Оль и Айдоса Закана воплотил в жизнь гибкое и контрастное произведение под названием Step addition.

Драматизм умирающего лебедя в легендарной хореографии Фокина на сцену в невыразимо трагичном исполнении перенесла ведущая солистка Мариинского театра, заслуженная артистка России Екатерина Осмолкина.

Также среди классических постановок в программе нашлось место произведениям Адольфа Адана — па де де из балетов «Кор- сар» и «Жизель». Их неустанно аплодирующему залу подарили Жанель Тукеева и Бахтияр Адамжан, а также Екатерина Осмолкина и Азамат Аскаров.

Торжественно-страстный отрывок из «Кармен-сюиты» Прокофьева на сцене исполнили гости из Большого театра — прима- балерина Анна Никулина и ведущий солист Игорь Цвирко. Этим же неразлучным дуэтом звезды появились с ярким па де де из балета «Дон Кихот». А более романтичное па де де из сказочной истории «Спящей красавицы» представили Анна Оль и Айдос Закан. Жанель Тукеева и Бактияр Адамжан в свою очередь восхитили аудиторию озорным отрывком из «Баядерки» Минкуса.

А в красочных перформансах студентов Алматинского хореографического училища имени Селезнева на музыку Петра Чайковско- го зритель не мог не разглядеть разгорающееся сияние подрастающих звезд отечественного балета.

Долгожданные встречи зрителя с выступлениями в рамках Ballet Globe — это неизменный праздник. При том такой яркий и фактурный, что вряд ли он обходится одними лишь спектаклями. Как правило, организаторы, желая подарить публике заряд неугасимого вдохновения, планируют то поразительные выставки, то занимательные мастер-классы. На этот раз решили устроить показ документальной киноленты «Балет внутри», снятой режиссером Рустамом Абеновым.

Организатором Ballet Globe Gala является компания ArtClassic, с 2012 года активно инициирующая громкие проекты в сфере балетного танца. В их числе масштабный международный фестиваль Ballet Globe, проходивший Алматы в апреле этого года в течение трех дней, подарив атмосферу праздника прекрасного. Напомним, весной мероприятие прошло в рамках юбилея знаменитого Рудольфа Нуреева. Следующий фестиваль Ballet Globe, уже четвертый по счету, на радость преданных поклонников пройдет уже весной следующего года.

Ballet Globe Gala состоялся в рамках цикла спектаклей и концертов World Ballet Stars in Kazakhstan при поддержке акимата города Алматы. Генеральным спонсором гала-вечера выступил ювелирный дом Damiani.

================================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2019 6:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103004
Тема| Балет, Кино, БТ, Персоналии, Евгения Образцова
Автор| Наталья Васильева
Заголовок| «На киносъемках отдохнула от балета»
Прима Большого театра Евгения Образцова — об участии в фильме «Француз», усталости ног и желании большой семьи

Где опубликовано| © газета «Известия».
Дата публикации| 2019-10-30
Ссылка| https://iz.ru/937412/natalia-vasileva/na-kinosemkakh-otdokhnula-ot-baleta
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Для балерины Евгении Образцовой настоящее счастье — неделю не вылезать из джинсов или хотя бы день не надевать пуанты. Прима-балерина Большого театра мечтает иметь еще детей, создать свой театральный проект и опять сняться в кино. А еще осуждает иностранцев за глупые байки о России. Об этом заслуженная артистка рассказала «Известиям» накануне выхода в прокат картины «Француз» режиссера Андрея Смирнова, в котором сыграла балерину.

— По поводу «Француза» вы сказали, что работать на съемочной площадке вам было сложно. Почему?

— Еще ни разу не играла в кино столь серьезные роли с таким количеством текста. Хотя однажды у меня был опыт съемок в художественном фильме «Красотки» (режиссер Седрик Клапиш, Франция, 2005 год. — «Известия»), но всё же я не была знакома с некоторыми тонкостями кинопроцесса. Например, когда мы снимали первые сцены, все свои фразы я говорила громко, с выражением, четко проговаривая все слова.

Андрей Сергеевич Смирнов не был против, не корректировал меня, но я замечала, что остальные актеры говорили чуть ли не себе под нос. Меня очень смущало, что я говорю, как на сцене, а они нет. В результате оказалось, что мне тоже не надо было сильно стараться — если что-то пойдет не так, есть переозвучка. Хотя для меня до сих пор остается странным, почему у артистов принято говорить впроброс.

Мой основной опыт — театральный. В театре всё должно быть понятно: жест ясен, эмоция на лице читаема, а текст произнесен так, чтобы люди не переспрашивали: «Что он сказал?». Но в современном кино эти навыки оказались не так важны.

— Вам бы хотелось сняться еще?

— У каждого есть свое место. Если ты артист балета, нужно танцевать, если певец — петь. Ты актер? Учился этой профессии? Тогда ты должен играть. Но бывают исключительные случаи. Андрею Сергеевичу, например, понадобилась настоящая балерина, которая смогла бы сыграть. Если такая возможность предоставится снова, буду только рада: сниматься в кино — очень интересный опыт. Но я против того, чтобы занимать чье-то место — это нечестно. Соглашусь на новую роль, если буду понимать, что нужна именно я. Если по каким-то параметрам буду на кого-то похожа, смогу здорово кого-то изобразить, подойдут мои внешность, типаж, голос...

— В фильме ваша героиня рассказывает, что принимают ее за границей хорошо, горячо аплодируют, но она чувствует, что к русским отношение предвзятое. Это правдивый эпизод?

— Так было всегда, и сегодня ничего не изменилось. Дело не в русских артистах, а в русских людях. Я патриот, и отношение некоторых иностранцев меня неприятно удивляет. Западная публика, в особенности британцы, реально считает, что в России ходят медведи, все русские поголовно пьют водку. Меня оскорбляет, когда на каких-то банкетах спрашивают: «Почему вы не пьете водку? Вы же русская». Знали бы вы, как Андрей Сергеевич настаивал на этой моей сцене, как он за нее болел! А я всё это прекрасно и без него понимала, потому что всё сама вижу и меня это сильно раздражает.

— Но вы в силу своей тактичности не подаете вида?

— Иногда не сдерживаюсь и говорю таким людям всё, что думаю. Считаю, что неуважение, глупые вопросы и подобные высказывания лишь отражают их невежество. Не знаешь страну — промолчи, не можешь сказать ничего умного — не говори вовсе. Кира, моя героиня, об этом и рассказывает.

Я много работала в Лондоне — с 2009 года была приглашенной прима-балериной в Королевском балете Великобритании. Британцы, на мой взгляд, одни из самых сложных людей. На себе испытала, что с ними никогда нельзя быть искренней, да они и сами никогда не бывают искренними. И если тебе улыбаются, это не значит, что к тебе хорошо относятся.

— Ваша героиня в фильме курит. Курящие балерины — это норма?

— Сегодня их всё меньше и меньше, тем более что курить сейчас не везде можно. В 1957 году я, конечно, не жила, но сознательную часть своего детства провела в гримерке театра и за кулисами — моя мама тоже балерина. И скажу я вам, тогда курили все и везде: в буфете, балетных классах, чуть ли не за кулисами. Наши педагоги рассказывали, что раньше концертмейстеры курили прямо в зале. На рояле стояла пепельница, и пианист закуривал во время игры. Сейчас такое даже представить не получается.

— Один из персонажей «Француза» говорит: «Большая балерина — это всегда жуткий характер, потому что всё подчинено одной цели — каторге». У вас тоже жуткий характер?

— Да, просто ужасный! (смеется).

— В чем это проявляется?

— Постоянное моральное и физическое напряжение, ответственность, какая-то бесконечная гонка, отсутствие нормальной размеренной жизни и свободного времени — всё это в комплексе дает какой-то отпечаток нервозности, по-другому не скажешь. Это даже не характер, который дан тебе от природы и не меняется. Именно профессия накладывает свою печать.

Мы с вами общаемся, я думаю выпить кофе, а внутри паника — уже через час на репетиции мне надо выдать такое, что я сама не знаю, как это выдам! В голове всегда вертится: должна, должна... Не могу себе позволить отдохнуть, нет возможности расслабиться, на сцене передо мной тысячи глаз.

— Это вы имели в виду, когда сказали, что хотели бы для своих дочек менее физически и психологически травматичную профессию?

— Совершенно верно. Этого всего не хочу. Конечно, мы не можем решать за наших детей — если у них появится сильное желание, я не буду им препятствовать. Но как мама я бы не хотела, чтобы мои девочки занимались этой профессией — она очень и очень сложная для женщины. При всей ее красоте, с виду невесомости и легкости, это камень, который ты каждый день тащишь. Я очень сильно устала от балета, поэтому мне было безумно интересно сняться в кино.

— Но ведь балетная профессия тоже дает много плюсов? Одни путешествия чего стоят.

— Да, мировая сцена открывает огромные возможности путешествовать, смотреть мир. Мне безумно интересно ездить, но и от этого я тоже устала. Хочется сменить род занятий кардинально! Хотя бы на время. Таким вариантом для меня стало кино: вроде как отдохнула от балета, но не закончила интересную творческую деятельность.

— Чувствую, что кино вас манит гораздо сильнее, чем было сказано.

— Ну, во всяком случае, не надо ноги мучить. Мучается что-то другое — это серьезная психологическая работа, нервное напряжение и ответственность. И всё же поверьте мне как прима-балерине Большого театра: тяжелее балета нет работы. Знаете, что такое для меня отдых? Когда хотя бы неделю можно не вылезать из джинсов, хотя бы день не надевать пуанты… Это такое счастье!

— Вы снялись в большом кино, запустили свой бренд балетной одежды, что дальше?

— Есть у меня одна идея. Хотелось бы создать микс балета (в широком понимании пластического искусства), смешанного с искусством драматическим: повествованием, может быть, даже пением, с интересной музыкой, понятной большинству зрителей. На мой взгляд, хорошо подошел бы джаз или джазовая обработка классики...

— Так в чем же дело?

— Это большая история. Одного моего творческого желания недостаточно. Нужны организаторские способности, люди, которые с этим помогут. Я сейчас продумываю все детали.

— Сезон в Большом театре вы открыли балетом «Онегин». На входе в театр был замечен ваш муж, скульптор Андрей Коробцов с букетом розовых роз, которые потом вынесли на сцену. Он смотрит каждое ваше представление?

— Да, и можно по пальцам перечесть спектакли, на которых его не было. Всего раза два или три — только когда устанавливал какой-нибудь памятник. Самая моя большая поддержка — он и моя мама. Но она живет в Петербурге, часто помогает с детьми и не всегда бывает на спектаклях, а Андрей — всегда.

— Кстати, о детях. Меня искренне радует отношение к материнству современных балерин. Спокойно уходят в декрет, потом без проблем возвращаются. Сейчас это сделать легче, чем во времена Майи Плисецкой, которой пришлось поступиться материнством?

— Думаю, Плисецкая в этом плане индивидуальна — никто не смог бы ей запретить, если бы она захотела. Недавно мне довелось познакомиться с Эммой Липпой, легендарной пианисткой, сейчас уже преклонных лет. Много интересного из жизни артистов удалось узнать от нее, она знала каждого, с кем работала. Эмма была личным концертмейстером Майи Плисецкой и уверяла, что Майя в принципе не любила детей и никогда всерьез не думала о материнстве: сцена была для нее безусловным приоритетом.

Балерины ее времени решались на детей. Но времена — да, были посложнее. Считалось, что, уходя на год, ты можешь потерять свою позицию. Сейчас, если ты уходишь, тебя легко заменить, но так же легко ты можешь и вернуться — достаточно обрести ту же форму. Всё решаемо. У меня есть дети, но я чокнутая мать — всё равно пойду танцевать. Вот, аж стих получился!

А есть те, кто, родив, понимают, что теперь их мир возле колыбели. Это даже хорошо — нормальная мама должна быть со своим ребенком. Для меня в свое время была большая дилемма в связи с этим. Я оказалась чокнутой, но меня всё же тянет к моим детям, значит, я не конченая (смеется).

— Вам повезло — сразу двойня получилась. Наверное, вы на этом не остановитесь?

— Не остановлюсь, хочу еще детей. Надеюсь, что получится. Мои педагоги были для меня лучшими учителями в этом плане. Почти все они были бездетны, но ни от одной из них я не слышала, как это здорово и что профессия того стоила. Зато все они хотя бы раз мне сказали: «Как жаль, что мне не к кому вернуться домой после репетиции. Ты молодая, пойдешь веселиться, гулять, искать свое счастье, а у меня муж умер, детей нет, дома собака...». От этого веяло такой безысходностью, что я уже с тех лет понимала: главное — не повторить их судьбу.

СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»
Евгения Образцова окончила Академию русского балета им. А.Я. Вагановой (класс М. Васильевой) в 2002 году, после чего была принята в труппу Мариинского театра. В 2012 году перешла в Большой театр. Танцует ведущие партии классического и современного репертуара. Лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска».

=====================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2019 9:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103005
Тема| Балет, Театр балета им. Леонида Якобсона, Гастроли в Приморье, Персоналии,
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Свадьба едет на Восток
Постановки Леонида Якобсона на Приморской сцене

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 246(8004)
Дата публикации| 2019-10-30
Ссылка| https://rg.ru/2019/10/30/reg-dfo/vo-vladivostoke-vpervye-uvideli-velikie-postanovki-leonida-iakobsona.html
Аннотация| гастроли

Год театра активизировал почти умершую за последние десятилетия гастрольную жизнь России. Благодаря ему во Владивостоке впервые воочию увидели великие постановки Леонида Якобсона, которые до сих пор остаются репертуарным раритетом. Их привез из Петербурга Театр балета им. Леонида Якобсона, созданный еще самим хореографом и сегодня носящий его имя.


"Свадебный кортеж" на музыку Шостаковича поставлен Якобсоном по мотивам живописи Марка Шагала. Фото: Пресс-служба театра

Театральная олимпиада - вероятно, главное событие и достижение Года театра. Она объединила сотни российских театров, которые нередко лучше знают за рубежом, чем у нас, в единое театральное сообщество. Благодаря ей не только столичные зрители могли увидеть лучшие провинциальные театры, но и ведущие театры Москвы и Петербурга выступили там, где раньше их и не мечтали увидеть. Театр балета им. Леонида Якобсона, встречающий в этом году свое 50-летие новым творческим взлетом, сначала отправился во Владикавказ с классической "Жизелью", а потом оказался на другом конце страны, чтобы познакомить жителей Приморья с творчеством своего создателя.

Хореограф Леонид Якобсон может служить символом творца в советскую эпоху. Стартовавший в свободные 1920-е, он был одним из самых смелых первопроходцев балетного модернизма. Его идеи во многом сформировали профессиональные принципы и взгляды Джорджа Баланчина, который вывез их из Советской России в Америку и стал главным хореографом ХХ века. Сам же Якобсон остался в СССР, где его карьера металась между награждением Сталинской премией и профессиональной ссылкой в ансамбль "Жок". Он почти не получал возможности ставить на главных сценах страны. Автор потрясающих гранд-балетов был вынужден самовыражаться в формате миниатюрных номеров (его хореографию обожали артисты и танцевали ее в концертах - от Улановой и Плисецкой до Колпаковой и Барышникова). Даже созданная им под занавес жизни труппа вела жизнь полуофициальную - в Ленинграде выступала в домах культуры, бесконечно колесила по стране, потому что для главных сцен хореография Якобсона считалась слишком вызывающей, слишком свободной, слишком эротичной.

Шедевры Якобсона до сих пор остаются известны узкому кругу. Но тем, кто их видит, они до сих пор дарят счастье

Об этом перед выступлением Театра Якобсона рассказывала жителям Владивостока балетный критик Лейла Гучмазова, поддержав заведенную на Приморской сцене Мариинского театра традицию публичных лекций, сопровождающих спектакли. А петербуржцы показали программу из знаменитых концертных номеров хореографа и его одноактный балет "Свадебный кортеж" на музыку Шостаковича по мотивам живописи Шагала. Эти шедевры вернулись в репертуар труппы не так давно. Трагедия Якобсона состоит в том, что его постановки поддаются восстановлению с большим трудом - все они были созданы по индивидуальной "мерке" первых исполнителей, их исполнение не всегда (хотя нередко) требует виртуозности, но неизменно - утонченности и стилистического чутья, понимания почти исчезнувшей эстетики, соединяющей отголоски Серебряного века, эпохи модернизма и советской хореодрамы. Поэтому даже сегодня, когда формально ничто не препятствует появлению балетов Якобсона на главных российских балетных сценах, за их постановку почти не берутся. А когда предпринимают даже эти попытки, как, например, в Мариинском театре (на его афише появились "Шурале" и "Спартак"), то они, скорее, воспроизводят текст, но не смысл якобсоновской хореографии.

В Театре Якобсона традиция исполнения его постановок не прерывалась никогда. Сегодня новому поколению артистов их еще передают те, кто лично работал с мастером. Благодаря этому есть танцовщики, которые будто врастают в этот стиль, как Андрей Гудыма, передающий сарказм "Бабы-Яги", или София Матюшенская и Андрей Сорокин, воспринимающие па-де-де на музыку Россини через призму баланчинской традиции, что придает новое, но убедительное звучание номеру. Публика, до отказа заполнившая полуторатысячный зал Приморской сцены Мариинского театра, восприняла представление хореографии Якобсона с энтузиазмом. Его шедевры до сих пор остаются известны узкому кругу. Но тем, кто их видит, они до сих пор дарят счастье.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Ноя 07, 2019 10:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2019 11:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103006
Тема| Балет, Нидерландский театр танца (NDT), Гастроли, Персоналии,
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Уйти по-голландски
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2019-10-30
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/294924-uyti-po-gollandski/
Аннотация| гастроли

Нидерландский театр танца (NDT) в год своего 60-летия показал четыре одноактных спектакля на сцене Большого театра.


Фото: Rahi Rezvani

Трехдневные гастроли голландцев с уникальной программой привели публику в полный восторг и заставили вспомнить о живительной силе искусства, далекого от маргинализации и выходящего за пределы уже усвоенного опыта. Направление движения — только вперед! — заложил Иржи Килиан, руководивший Нидерландским театром танца без малого четверть века. И сегодня, когда заходит речь о коллективе, вспоминают «гаагского гуру», утверждавшего, что ни один, даже самый совершенный, спектакль не должен быть «пожизненным приговором труппе». Он ушел; постепенно, согласно килиановской воле, исчезли из репертуара его творения. С 2011-го театр возглавляет Пол Лайтфут, роль художественного консультанта досталась Соль Леон. Как обозначены их должности в штатном расписании, никого ровным счетом не интересует. Мир знает: у руля — блистательный дуэт хореографов, они открывают новые имена и выпускают новые постановки. Как раньше сочинения Килиана были лицом NDT, так сегодня — создания творческого семейного тандема Лайтфут — Леон. Соавторы поставили более полусотни балетов, и некоторые из них Москве известны. Их миниатюры в исполнении нидерландских и российских звезд украшали фестивали, NDT гастролировал в Большом театре, здесь осуществили спектакль «Совсем недолго вместе», а ранний опус «Легкая поступь» пополнил афишу Екатеринбургской оперы.

Несколько лет назад в интервью «Культуре» Пол и Соль четко сформулировали программу: танцовщики — не только профессионалы и виртуозы, но прежде всего индивидуальности и харизматики, спектакль — не конкретная история, а философия, каждая пластическая фраза — не набор движений, а посыл смыслов. Дело свое руководители назвали «коммуной мастеров», и это не закрытое сообщество — напротив, здесь пестуют своих сочинителей, встречают неокрепшие дарования, радуются резидентам, регулярно выпускающим с удивительной труппой новые работы. Сезон с десятком премьер считается не самым плодотворным, обычно их намного больше.

Из завидного репертуара в Москву привезли четыре одноактных постановки: две рождены фантазией руководителей и по одной новинке представили известные приглашенные хореографы Марко Геке и Кристал Пайт.

Программа стартовала с «Отключки» на музыку исландца Оулавюра Арнальдса. Конечно, название — «Shut Eye» — начинается с буквы «S», этому талисману Лайтфут и Леон не изменяют. Для них «S» — знак бесконечности, который повернули и по забывчивости не дорисовали. Та же литера открывает не только имя Соль: Сорой они назвали свою дочь.

Часто для облегчения восприятия хореографы подбрасывают подсказки. Например, посвящения — подруге, безвременно ушедшей из жизни; матери, которая для возмужавшего сына становится маленькой девочкой; в ностальгическом «Томлении» вспоминали о своих отцах. «Отключку» посвятили памяти болгарского поэта и публициста Георги Милева, ставшего жертвой террора на пороге своего тридцатилетия. Ничего из его биографии, — а повороты судьбы Милева крутые, — конечно, нет. «Отключка» — намек на предночное состояние между сном и явью, которое известно, пожалуй, всем, — когда мир теряет свои буйные краски и четкие очертания, а своевольная память обращается к образам из прошлого, несбывшимся мечтам, меланхолическим иллюзиям. «Визуализация» мыслей, рассуждений, фантомов. В этот миг они кажутся реальнее и важнее близлежащих событий.

Луна освещает гигантскую темную пустую комнату с единственной дверью в глубине и мрачной дырой вдоль авансцены, в нее превращена оркестровая яма. Открытое пространство –– метафора жизни, черная пропасть напоминает о конечности земного срока, он наступает слишком рано. По стенам бродят тени — согбенный человек на стуле, повисшем без опоры, мелькают геометрические фигуры, расплываются странные существа. Восхитительные танцы, чувственные и эмоциональные, складываются в зарисовки об игре света и отражений, подлинного и призрачного. Они передают интенсивность внутренней жизни, ее ускользающую красоту. Пластическая речь хореографов причудлива и самобытна, полна мимолетных подробностей и чрезвычайно сложна. Четкие структуры языка для танцовщиков естественны, и назвать их виртуозами кажется слишком прямолинейным. Они не просто читают текст бегло и без акцента, но погружают зрителей в психологические глубины, ведут к философским смыслам.

Сочинения Лайтфута и Леон настолько богаты внутренними коллизиями, что даже единство почерка (вскрики арабесков и перекаты поддержек, упрямая асимметрия и выверенность поз, сверхдинамичность и рапид), не делает спектакли похожими друг на друга. Второй показанный балет — «Несравненная Одиссея» (Singuliere Odyssee) «разворачивается» под элегический плач мелодий, специально написанных минималистом Максом Рихтером. Как всегда, для Лайтфута и Леон важно место действия — их умные композиции выстраивались и на квадрате алого ковра, и в замкнутом вращающемся кубе — в «Одиссее» действие происходит в зале ожиданий базельского железнодорожного вокзала. В этом — некая притчевая основа. Проносятся поезда, на них спешат пассажиры. Герои взволнованно устремляются к неясному будущему. Люди встречаются, проходят мимо, взгляды ловят друг друга, завязываются быстрые отношения, возникают симпатии и раздражения. Пересечения так недолговечны — те, кто только что был рядом, уже исчезли, и их не настигнуть. Из распахнувшихся от ветра дверей летит осенняя листва, покрывая не сцену и не холодный вокзальный пол, а пути-дороги, пройденные человеком. Начало и финал зарифмованы: застывшая на деревянной лавке щемяще хрупкая девушка и около двери — высокий юноша в черном. Их краткие чувственные дуэты, возникавшие по ходу спектакля, не оставляют сомнений в общем таинственном прошлом, которое сохранила кладовая памяти.

Немецкий хореограф Марко Гёке поставил в NDT миниатюру «Проснуться слепым». Контровой свет выхватывает из темноты пару, и по их бешеной жестикуляции и дрожи пальцев узнается пластический язык Гёке. Не так давно этими же движениями он передавал экстаз инстинктов в спектакле «Одинокий Джордж» в Музтеатре имени Станиславского и Немировича-Данченко. В «Проснуться слепым» нет слабовидящих. Семеро танцовщиков в ярко-алых шароварах ведут диалог с гитарной страстью и вокальной силой Джеффа Бакли — трагически погибшего музыканта. Мелодии воспринимаются безымянными персонажами на уровне внутренних импульсов, преобразующихся в энергию пластического экстрима, и способности зрительной системы (увидел — удивился — среагировал) изначально исключаются. Калейдоскоп судорог, конвульсий, космических скоростей транслирует горечь сиротства и печаль одиночества. Из энергичной раздерганной пластики прорастает нежная любовная лирика с тревожной беззащитностью человека перед обстоятельствами.

Тему подхватила канадка Кристал Пайт — еще одна культовая фигура современного танца. Она сочинила с танцовщиками NDT блистательное «Заявление». Кристал не придумывает красивые танцы, ее эксперименты — не услада для глаз. Саундтрек более всего похож на «театр у микрофона», к которому Оуэн Белтон добавил шуршания и шорохи. Запись реплик героев звучала на английском, и многие в зале их отлично понимали, а отдельные слова были доступны всем. Каждая фраза находила эквивалент в пластическом движении. Поначалу кажется, что четверка героев в черных костюмах — офисный планктон, но — нет, бери выше: вполне ответственные должностные лица. План их — развязывание войны. Однако зарвавшиеся функционеры, забыв о законах самоограничения, терпят фиаско и теперь пытаются выкрутиться, оправдаться. Дискуссия выглядит пластическими вскриками, изобретательными, гротесковыми, резкими, рваными. Истерия происходит вокруг стола под офисной люстрой, темперамент отбрасывает бюрократов в стороны, заставляет вскакивать на стол и падать под него. Заостренный сарказм актеры передают со снайперской точностью и безукоризненным мастерством. Нидерландские полиглоты способны приручить и сделать своими любые авторские образы, художественные воли и пластические стили.

Выступления театра, ставшего легендой нашего времени, состоялись в рамках Международного фестиваля современного танца DanceInversion и благодаря усилиям его руководителя Ирины Черномуровой. Возвышенные и неповторимые лирические переживания омрачила грусть — Пол Лайтфут и Соль Леон, укрепившие репутацию NDT как лучшего коллектива современного танца, совершили последний российский вояж в качестве руководителей. Причины их ухода из компании нам неизвестны, но не верится, что полные витальных сил, активно действующие хореографы добровольно оставляют свой совершенный ансамбль, готовый к любым, самым грандиозным свершениям.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Ноя 07, 2019 10:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2019 11:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103007
Тема| Балет, театр имени Абая, Ballet Globe Gala, Персоналии,
Автор| Людмила Макаренко
Заголовок| Выше звезд
Где опубликовано| © Республиканская газета «Казахстанская правда»
Дата публикации| 2019-10-30
Ссылка| https://www.kazpravda.kz/articles/view/vishe-zvezd
Аннотация| Фестиваль

Фестиваль балетного искусства Ballet Globe Gala проходил в Алматы в четвертый раз, но его статус ожидаемого и громкого события в культурной жизни страны нисколько не изменился.



Каждый новый сезон – это дорогой сюрприз для публики. На этот раз фестивальная программа составлялась не из целых балетных спектаклей и не посвящалась конкретному хореографу-постановщику. Она, как россыпь драгоценных камней в калейдоскопе, собрала лучшие сцены и самые сложные танцевальные партии из хрестоматийных балетов. И по традиции виртуозные па-де-де из «Корсара», «Спящей красавицы», «Жизели», «Баядерки», «Дон Кихота» перемешивались с номерами остро современной – дерзкой и необузданной – хореографии.

– Программа Ballet Globe Gala составлялась таким образом, чтобы присутствовали классические и современные постановки. Казахстанский зритель впервые увидит дуэт Stepp Addition в исполнении Анны Оль и Айдоса Закана, номера Get Ou и «Потерянные кубинцы» в исполнении ведущих солистов Нидерландского театра танца, – сообщал на пресс-конференции Ерлан Андагулов, генеральный продюсер компании Art Classic – постоянного организатора балетных вечеров в Алматы.

И, конечно, в новом сезоне было соблюдено другое золотое правило Ballet Globe Gala: приглашение к участию получили только самые лучшие и известные артисты. За два дня фестиваля на сцену Государственного театра оперы и балета им. Абая вышли 12 звезд мирового балета со своими лучшими номерами.

Уже знакомый нашей публике ведущий солист Большого театра России Игорь Цвирко и прима-балерина того же театра Анна Никулина буквально зажгли зал отрывком из балета «Кармен-сюита», а потом еще и усилили эффект блистательным финалом из «Дон Кихота».

Приятно было встречать воспитанников казахстанской балетной школы: ведущего солиста Дортмунд-балета и одного из самых востребованных танцоров современности Айдоса Закана и ведущего солиста театра Astana Opera Бахтияра Адамжана, потрясшего зрителей невероятной красотой прыжков. Еще одна пара – Казбек Ахмедьяров и Татьяна Тен, ведущие солисты Театра «Астана Балет» – преподнесла лучший пример неоклассики: отрывок из балета «На грани» в хореографии Уильяма Форсайта походил на гимн прекрасному и совершенному телу.

С непростой ситуацией пришлось справляться прима-балерине Нидерландского нацио­нального балета Анне Оль, ведущей солистке Мариинского театра Екатерине Осмолкиной и ведущим солистам ГАТОБ им. Абая Жанель Тукеевой и Азамату Аскарову. Дело в том, что со своими партнерами в дуэтах они встретились накануне выхода на сцену Ballet Globe Gala, и на «станцовку» им оставалось не больше дня. Но об этой детали зрители даже не заподозрили.

И окончательную точку в споре, имеет ли право выходить на балетную сцену контемпорари, для многих, наверное, поставили ведущие солисты Нидерландского театра танца Роджер Ван Дер Поль и Лидиа Бустиндуй, на всю латиноаме­риканскую «катушку» отстрадавшие в «Потерянных кубинцах» Марка Рибота – признанного короля гитарного авангарда. Судя по овациям, почтенная публика отдала в этот вечер свое сердце именно им – горячей парочке в костюмах бедных рабочих.

В программе гала-концерта Ballet Globe Gala выступили почти 100 учащихся Алматинского хореографического училища им. А. Селезнева. На фестивале им позволили станцевать сразу два номера: торжественное «Дефиле» и полонез «Жас ұландар балы» на музыку Чайковского в хорео­графии Майлена Тлеубаева – балетмейстера с казахскими корнями, работающего сейчас в Японии. Это еще одна хорошая черта фестиваля, и всякий раз в дни танцевального праздника рядом со звездами мировой величины обязательно оказываются те, кому еще только предстоит сделать свой главный выход на большую сцену.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2019 11:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103008
Тема| Балет, театр имени Абая, международный фестиваль «Звезды балета ХХI века», Персоналии, Светлана Бедненко, Станислав Ольшанский
Автор| Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ
Заголовок| Легко паря над сценой
Легендарным балетом П. И. Чайковского «Лебединое озеро» в Алматы стартовал международный фестиваль «Звезды балета ХХI века»

Где опубликовано| © газета «Вечерний Алматы»
Дата публикации| 2019-10-29
Ссылка| http://vecher.kz/how2rest/legko-parya-nad-stsenoj
Аннотация| Фестиваль



На сцене Государственного академического театра оперы и балета имени Абая вместе с нашими артистами в минувшие выходные блистали первая солистка Михайловского театра города Санкт-Петербурга Светлана Бедненко и солист балета Национальной оперы Украины Станислав Ольшанский.

Фестиваль проводится компанией Konokbaev Group под эгидой Года молодежи в Казахстане при поддержке Управления культуры Алматы. Это четырнадцатый проект компании. Вырученные от спектаклей средства будут направлены в поддержку молодых артистов балета для возможности представить свой талант на престижных международных конкурсах по всему миру.

– Это не первый совместный проект Театра оперы и балета имени Абая с компанией, которую создали бывшие солисты нашего балета, премьеры, – говорит главный балетмейстер ГАТОБ им. Абая Гульжан Туткибаева. – Важно, что этот фестиваль посвящен выдающемуся артисту балета и педагогу Улану Мирсеидову. Он оказал значительное влияние на развитие мужского классического танца в Казахстане среди молодых исполнителей. Мирсеидов воспитал целую плеяду танцоров, 40 из которых стали лауреатами международных конкурсов, солистами отечественных и зарубежных музыкальных театров по всему миру.

Его выдающиеся ученики выступают и во время этого фестиваля. Среди них Ескали Каскырбай, блистательно исполнивший в «Лебедином озере» роль шута. Для наших балетных артистов важно учиться мастерству у звезд мирового уровня. Компания Konokbaev Group выделяет пять грантов талантливым артистам театра оперы и балета на выезд на международные конкурсы. Этим занимался и Мирсеидов, который находил меценатов, поддерживающих отечественный балет. На спектакль «Лебединое озеро» были приглашены и 120 учеников хореографического училища имени Селезнева.

Станислав Ольшанский прибыл к нам с первого фестиваля Ballet Open Space на Украине, который длился два дня, где состоялась премьера одноактного балета «Прикосновение иллюзии» известного бразильского хореографа Рикардо Амаранте. В нашем городе Станислав уже в третий раз.

– Я всегда принимаю приглашение участвовать в ваших фестивалях с большим удовольствием, – говорит танцор. – Я испытываю огромное наслаждение от работы в вашем театре. Нас встречают замечательно, доброжелательно, стараются вкусно накормить. У нас, к сожалению, немного времени на прогулки по городу, так как приходится много репетировать. Но, когда выпадет минутка-другая, мне нравится подниматься на Кок-Тобе, откуда открывается удивительная панорама вашего города.
А вот Светлана Бедненко в Алматы впервые. Недавно балерина выступала в родном театре в «Баядерке».



– Перед каждым своим выступлением волнуюсь. Но когда я выхожу на сцену, волнение исчезает и я полностью погружаюсь в роль, – говорит Светлана. – Особенно легко танцевать у вас, так как от ваших артистов исходит какая-то потрясающая энергетика и спектакль проходит в нужном тонусе. Все артисты и партнеры работают в едином творческом порыве – это ни с чем не сравнимое счастье. Суметь достичь такой гармонии – самое сложное в любой театральной профессии.

Актриса также считает себя ученицей Мирсеидова:

– Когда я выезжала на международные конкурсы, мне посчастливилось порепетировать с вашим балетмейстером Уланом Мирсеидовым. Так что отчасти своим успехам я обязана этому выдающемуся мастеру. Поэтому мне было особенно приятно принять участие и в нынешнем фестивале, который посвящен этому педагогу. Я исполнила роль черного и белого лебедей в любимом мною спектакле. Исходя из моей внешности и характера все почему-то думают, что мне больше подходит образ белого лебедя. Но мне самой больше нравится исполнять партию черного, когда полностью меняется внутреннее состояние.
Балерина призналась, что, несмотря на то что сейчас она больше занята в классическом балете, она мечтает поучаствовать в современных хореографических постановках.
В рамках фестиваля зрителей ждут и другие шедевры классических балетных постановок. Так, 24 ноября в спектакле «Спящая красавица» П. И. Чайковского главные партии исполнят ведущая солистка балета Штутгартской государственной оперы Анна Осадченко и премьер Московского академического Музыкального театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Дмитрий Соболевский. А в предверии Нового года, 20 и 22 декабря, зрителя ждет сказочный балет «Щелкунчик». Партию Клары исполнит в спектакле этуаль Венгерской оперы Татьяна Мельник (г. Будапешт), а в роли Щелкунчика на сцену выйдет ведущий солист Cincinnati Ballet Хорхе Барани (США).

Фото Кайрата КОНУСПАЕВА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 31, 2019 7:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103101
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Нуреев, Илер
Автор| Влада Литвинова
Заголовок| «Дон Кихот»: балет с ножами и веером
Лоран Илер восстановил хореографию Петипа под редакцией Нуреева.

Где опубликовано| © Ваш Досуг
Дата публикации| 2019-10-31
Ссылка| https://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/2568749/
Аннотация| Премьера

Музыкальный театр им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко представил премьеру – балет «Дон Кихот» Людвига Минкуса. Автор Telegram-канала «Записки театралки» Влада Литвинова посетила премьеру и вернулась с рассказом.

Балет «Дон Кихот» является, пожалуй, самым задорным и веселым из классического списка. Искрящаяся музыка Минкуса и яркие характерные танцы: сюжет по роману Сервантеса здесь скорее предлог, чем главная составляющая. Когда планы на новую постановку только озвучили, мнения балетоманов разделились: кто-то жаждал увидеть редакцию Рудольфа Нуреева (впервые в России), иные сомневались в целесообразности затеи. Вторых понять легко: прошлая постановка успешно жила на сцене МАМТ с 1981 года и стала настоящим «золотым фондом» театра.

В том же 1981 году, но уже в Парижской национальной опере собственную постановку «Дон Кихота» представил Рудольф Нуреев. Перенос этого спектакля в воспроизведенных декорациях и костюмах Николаса Георгиадиса и был представлен на днях московской публике. Будучи новаторской для своего времени, сегодня подобная сценография воспринимается уже как классика. Костюмы поражают роскошью и изобилием: кружева, атласные мундиры, банты и диадемы. Верный Санчо-Пансо получил образ развратного монаха. Цветовое решение городской площади – оранжево-розовое – призвано передавать жаркий Испанский климат.

Взятая за основу хореография Петипа дополнена сложной мелкой техникой, а так же особой координацией, построенной на контрфорсе. Будучи блестящим танцовщиком, Рудольф Нуреев сам исполнял заглавную партию Базиля в своей постановке. Комединый дар хореографа, в сочетании с техническим мастерством, окончательно влюблял публику. Нуреев ставил балет под собственный талант, а потому менее харизматичные исполнители в его постановке сильно проигрывают. Бесконечные заноски, комбинации из жете и двойных ассамбле исполняются ровно, но с заметным усилием. Танцевальные трудности выглядят нецелесообразно и лишают персонажа легкости и игривости (исполнение Иван Михалёв).

Китри в исполнении Оксаны Кардаш получилась нежной и задорной, а фуэте безупречными. Любимые публикой вариации — с ножами и веером — сохранены. Потери пришлись на характерные танцы: из всего изобилия остался только фанданго третьего акта. Пострадал и знаменитый цыганский танец: вместо жгучих страстей вскидывания рук и беспорядочные метания. Дриада, Амур и Дульсинея вовсе не взаимодействуют друг с другом, хотя их перемещения и смотрятся по-открыточному красиво. Нуреев быстро выбился в премьеры и никогда не танцевал в кордебалете, возможно по этой причине массовые сцены будто обошли вниманием. Хореография кордебалета скудна, актерская же игра вышла сумбурной.

Было ли решение о замене существующего спектакля продиктовано руководителем балетной труппы – Лораном Илером? Много лет он сотрудничал с Нуреевым, будучи звездой Парижской оперы. Балет «Дон Кихот» пережил множество хореографических редакций и, по-видимому, настало время обновлений и для МАМТ. Постановку готовили с прицелом на долгую жизнь: дорого и долго. Можно, конечно, сетовать и проводить сравнительные анализы, но одно уже очевидно: даже в редакции Нуреева «Дон Кихот» обречен на успех у публики.

=============================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 31, 2019 7:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103102
Тема| Балет, Нижегородский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Андрей Петров
Автор| ОЛЬГА СЕВРЮГИНА
Заголовок| Мировая премьера прошла в Нижегородском театре оперы и балета: нижегородцам показали постановку «Безымянная звезда»
Где опубликовано| © Нижегородская правда
Дата публикации| 2019-10-31
Ссылка| https://pravda-nn.ru/news/mirovaya-prem-yera-proshla-v-nizhegorodskom-teatre-opery-i-baleta-nizhegorodtsam-pokazali-postanovku-bezymyannaya-zvezda/
Аннотация| Премьера


ФОТО ИРИНЫ ГЛАДУНКО, ПРЕДОСТАВЛЕНО ТЕАТРОМ

Спектакль "Безымянная звезда" стал одним из самых романтичных в репертуаре театра

Трогательной и романтичной постановкой открылся сезон в Нижегородском театре оперы и балета. Мировая премьера балета «Безымянная звезда», поставленного по мотивам знаменитой пьесы румынского драматурга Михаила Себастьяна, стала одним из главных культурных событий осени.

Звёздный балет


Короткая, блеснувшая как падающая звезда, история любви столичной красавицы и провинциального учителя астрономии многим знакома по фильму Михаила Козакова, но рассказанная языком танца, она воспринимается совершенно иначе.

Драматические спектакли, мюзиклы, фильмы – кого только не вдохновляла эта история, но в балет она превратилась впервые. Композитор Владимир Качесов собрал в нём узнаваемые стили популярных довоенных мелодий. Зажигательные ритмы танго и фокстротов сменяются у него нежнейшими мелодиями любви, и в то же время балет наполнен не только романтикой, но и юмором, который в той или иной мере отражают тонко выписанные характеры жителей городка.

Особенно радует зрителей учительница мадемуазель Куку (Ольга Цивилева). Смешная шляпка, жёлтое в горошек платье, необычный острый рисунок танца – и вот уже она со школьниками, марширующими по улицам городка, напоминает какую-то яркую птицу, шагающую через траву вместе с дружным выводком птенцов. Её подопечные, озорники и шалуны, меняются вдруг в сцене урока астрономии. В окружении планет они в стремительном танце несутся сквозь космос под руководством своего учителя. И тут зритель понимает, что этот учитель и есть главный герой рассказа.

Любовь у телескопа

Восторженный, увлечённый своей мечтой, скромный, верящий в высокие чувства – таким показал своего героя Андрей Орлов. Именно этими своими чертами учитель удивил и восхитил столичную красавицу Мону, волею случая попавшую в провинциальную обстановку. Татьяна Казанова (Мона) точно показывает все оттенки чувств своей героини – от лёгкой надменности до почти детской радости, той незамутнённой, что живёт в каждом из нас, но открыть которую можно лишь самым близким людям. Сцены в скромной квартирке учителя, показывающего возлюбленной удивительный мир планет в телескоп, очень камерные, нежные и трепетные.

– Я очень благодарен театру, его руководству, постановочной части, оркестру и артистам за прекрасное отношение к этой постановке. Это была очень быстрая, творческая, весёлая, в некотором смысле даже лёгкая для меня работа, – поделился впечатлениями балетмейстер-постановщик Андрей Петров.

Быть может, поэтому и спектакль получился лёгким, нежным и воздушным… и космическим. Ведь открытая романтическим астрономом звезда здесь не неуловимый образ, а реальный персонаж, сыгранный Александрой Зреловой с какой-то мистической, отстранённой красотой. Всё быстрее и быстрее танцует она в окружении других звёзд, раскрывая влюблённым бесконечную Вселенную. Вселенную любви и одиночества в эффектном обрамлении световой проекции.

Эстетика вокзала
Сценографию спектакля создал Григорий Белов, и она понравится как любителям традиционного балета, так и поклонникам современных технологий. Детально выписанные декорации с уютными улочками, освещёнными солнцем каменными домами и романтической глубиной вечернего сада тут контрастируют с феерическим прибытием поезда и ретро-автомобилем, неспешно подъезжающим к дому.

– Одно из ключевых мест в жизни человека – вокзал, – рассказал Григорий Белов. – На вокзале мы расстаёмся и встречаемся. А здесь перед нами судьбоносный вокзал, мимо которого не останавливаясь проносятся поезда, в которых кипит удивительная и, как кажется, счастливая жизнь. Но какая она на самом деле? У каждого из нас внутри есть такой же вокзал. И, вдруг, на нём останавливается поезд, и появляется что-то, что переворачивает жизнь. Именно об этом рассказывает спектакль.

Костюмы, созданные Ольгой Полянской, выдержаны в стиле 30-х годов. Это простота и элегантность одновременно – от ярких платьев посетителей казино до скромного белого платьица, подаренного героем возлюбленной. А вот костюмы звёзд, напротив, очень необычны. Не ослепительные и сияющие блеском, а мрачные чёрные с фиолетовым.
– Быть может, это не простые звёзды, а чёрные дыры, которые поглотили любовь астронома? – делились идеями зрители.

Наверное, на этот вопрос каждый ответит по-своему.

======================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 31, 2019 7:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103103
Тема| Балет, театр оперы и балета, Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх», Персоналии,
Автор| Иван БАРКОВ / Фото: Автора
Заголовок| «Стерх» в окружении лебедей: в Якутске открылся Всероссийский фестиваль балетного искусства
Где опубликовано| © YAKUTIA.INFO
Дата публикации| 2019-10-31
Ссылка| https://yakutia.info/article/192030
Аннотация| Фестиваль



В Якутске открылся Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх». Он юбилейный, десятый по счету, а значит, уже особенный. Получив грантовую поддержку со стороны Министерства культуры РФ, организаторы смогли привезти в Якутск довольно много гостей и сделать интересную программу с участием приглашенных звезд балета ( как российских, так и зарубежных), среди которых, между прочим, примы и премьеры Михайловского и Большого театров.

Открытию фестиваля предшествовала пресс-конференция, где не только говорили о том, каким будет нынешний фестиваль «Стерх», но и затрагивали вопросы относительно места балетного искусства в современном мире и возможных путях его популяризации. Если такое, конечно, возможно.

Что касается собственно балета Якутии, то, конечно, не все из приглашенных гостей с ним знакомы. Но, несмотря на это, Геннадий Янин, как профессиональный артист балета (знакомый зрителям телеканала «Культура» как автор и ведущий программы «Абсолютный слух») как раз накануне побывал на одной из репетиций в театре и отметил, что «труппа замечательная».

«Приглашенные артисты – это всегда хорошо. Но сам уровень театра, в первую очередь, определяет кордебалет. И я был поражен, тем как прекрасно и слажено работает здесь кордебалет. Мы много ездим, гастролируем и зачастую видим, что труппы довольно среднего уровня. А вчера я увидел, насколько хорошо выучены артисты. Потом я узнал, что многие закончили Хореографическую школу в Якутске. А это имеет совершенно другую ценность. К тому же вижу, как профессионал, что очень хороший репетиторский состав».

А ценность того, что в Якутске есть свое хореорафическое училище, отметила и замминистра культуры Якутии Марина Силина, добавляя, что благодаря этому есть смена поколений и что «балет сейчас очень популярен».

Еще один гость фестиваля – известный балетный критик Александр Максов, говоря о фестивале, в свою очередь, отметил (он между прочим знаком с представителями якутской балетной школы), что «провести десять фестивалей – это почти творческий подвиг». Причем посетовал на то, что многие подобные фестивали просто со временем «канули в лету». Отвечая на вопрос о том, как популяризировать балет в том числе среди молодежи, он высказался так:

«Балет – искусство очень условное. Оно должно быть понятно. Если человек не понимает, что происходит на сцене, то он не подготовлен эстетически. Чтобы быть культурным человеком, нужно в него что-то вложить. Но это искусство все-таки элитарное. Вопрос по привлечению молодежи непростой. Высидеть большой балетный спектакль непросто. Зрители должны быть эстетически чуткими и тонкими», - отметил балетный критик.

Вместе с тем критик еще отметил, что современные технологии несколько отдалили молодежь от театра. Впрочем, с этим последним аргументом можно и не согласиться, поскольку новые технологии также и помогают попасть в театр. Хотя бы виртуально. Другое дело, что, конечно, балет наряду с оперным искусством просто не могут быть очень «популярными». И не только среди молодежи – среди всех. Так было всегда. И эта ситуация вряд ли как-то кардинально изменится.

Но как раз такие программы, как «Абсолютный слух», могут помочь в том, чтобы заинтересоваться этим искусством. Впрочем, ее автор отмечает, что аудитория этой программы – это все-таки те, кто уже имеют «определенный, сложившийся вкус».

Кстати, это была еще и первая пресс-конференция, в которой принял участие новый директор ГТОиБ Сергей Юнганс. Для него это как раз тот случай, который описывается известным афоризмом «с корабля на бал». Буквально накануне представленный коллективу театра, он за эти фестивальные дни по-настоящему должен будет узнать этот сложный организм. А на пресс-конференции новый директор очень активно задавал вопросы всем присутствующим гостям и порой казалось, что именно он интересуется происходящим больше, чем приглашенные на нее журналисты.

Что касается упомянутой темы популяризации классического искусства, то создалось впечатление, что у нового директора есть на этот счет какие-то интересные решения. А относительно фестиваля «Стерх» он заявил, что это в первую очередь «имиджевое мероприятие», способствующее повышению престижа Якутии.

Для церемонии открытия в Театре оперы и балета на сцену вышли организаторы фестиваля во главе с премьером Якутии Владимиров Солодовым, который все-таки нашел время заглянуть в театр. Он, как всегда, с доброжелательным спокойствием поприветствовал гостей, участников и, конечно, зрителей, пожелав всем большого праздника балета. После чего, принимая во внимание успехи балетной труппы театра, премьер от имени главы Якутии вручил удостоверения заслуженных артистов Якутии солистам балета – Динаре Гасанбалаевой и Павлу Необутову.

Тут нельзя не отметить и тот факт, что именно Владимир Солодов инициировал поиск нового директора ГТОиБ по нестандартной, небюрократической схеме. И вот теперь новый директор Сергей Юнганс стоит вместе с ним на этой сцене, открывая фестиваль. В свою очередь министр культуры Якутии Юрий Куприянов вспомнил о том, кто стоял у истоков «Стерха», а именно Лиру Габышеву. В это время в зале включили свет и таким образом все увидели ту, благодаря которой этот фестиваль появился на свет.

Вместе с тем министр отметил и нынешнего художественного руководителя фестиваля Марию Сайдыкулову, вручив «от имени всего зала» букет цветов. А к Геннадию Янину он обратился, улыбаясь, со словами или даже с просьбой, чтобы телеканал «Культура» не забыл об этом мероприятии. Что ж, вполне себе хорошее пожелание.

А в конце церемонии открытия, видимо, исходя из того, что зрителей нужно еще чем-то удивить и расположить, был подготовлен небольшой сюрприз – розыгрыш лотереи по входным билетам. Так что кто-то ушел из зала не просто в состоянии эмоционального подъема от наслаждения балетным искусством.

Спектаклем – открытием фестиваля стал балет «Лебединое озеро» в хореографии Юрия Григоровича, одной из по-настоящему лучших постановокв в театре. Перед тем как зазвучала увертюра к балету, ведущий фестиваля Геннадий Янин сделал небольшой экскурс в его историю. Сделал он это, надо сказать, очень интересно, мастерски оперируя фактами и именами. Большой балетный опыт и харизма ведущего просветительской телепрограммы налицо.

Что касается спектакля, то в заглавных партиях Одетты и Зигфрида выступили, соответственно, прима и премьер Михайловского театра Екатерина Борченко и Никита Четвериков. Их работа на сцене была безупречна – это касается как техники, так и артистизма. Но в свою очередь прекрасно себя проявили и артисты ГТОиБ – Тимофей Федотов и Павел Необутов. А также, разумеется, Юлия Мярина, Динара Гасанбалаева и Венера Федотова – все они показали очень высокий уровень профессиональной подготовки.

Кстати, по словам Екатерины Борченко, она танцевала эту партию в хореографии Юрия Григоровича только дважды и оба раза на сцене ГТОиБ в Якутске. А всего, как рассказывает балерина, она танцевала Одетту в четырех разных редакциях. Так что фестиваль «Стерх» добавил в ее творческую карьеру что-то новое.

Помимо балетных спектаклей и гала-концерта, в рамках юбилейного фестиваля состоятся мастер-классы для учащихся хореографического училища. Также будет устроен Круглый стол, касающийся актуальных проблем балетного искусства.

=========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20551
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 31, 2019 9:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019103103
Тема| Балет, Азербайджанский государственный академический театр оперы и балета, Персоналии, Ислам Мамедов
Автор| Джамиля Алекперова
Заголовок| Многие из тех, кто учился на артиста балета, в итоге переходят в народники. Интервью с Исламом Мамедовым
Где опубликовано| © Media.Az
Дата публикации| 2019-10-31
Ссылка| https://media.az/culture/1067752011/te-kto-prihodil-uchitsya-na-artista-baleta-v-itoge-perehodyat-v-narodnye-tancy-intervyu-s-islamom-mamedovym/
Аннотация| Интервью



Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни, говорил Конфуций. Именно по такому принципу живет артист балета Ислам Мамедов. В возрасте 21 года он уже успел добиться успеха, работая в одном из лучших театров города, представив Азербайджан не нескольких конкурсах и превратив танцы в смысл своей жизни.

В интервью Media.Az он рассказал о своих первых успехах, планах на будущее и многом другом.

- Как давно вы танцуете?

- С раннего детства. В шесть лет я начал заниматься бальными танцами, и уже тогда было понятно, что это любовь на всю жизнь.

- Вы учились в Хореографическом училище?

- До пятого класса я учился в обычной школе, потом перешел в Хореографическое училище. Сейчас училище имеет статус Академии.

- Вы продолжили заниматься бальными танцами?

- Сначала пытался совмещать, но потом не хватало сил и времени. Когда ты поступаешь в хореографическое училище, то до восьмого класса занимаешься по всем классическим направлениям. Тебя учат разным танцам мира, показывают как правильно дышать и, конечно, в программу включены общеобразовательные предметы. После восьмого класса ты вправе выбрать классическое или народное направления. Я остался в классике, выбрав балет.

Тяжело было туда попасть?

- Конечно, был очень жесткий отбор. Из 100 человек, например, проходят не больше пяти. Артист балета – очень тяжелая профессия. Этому надо отдавать всего себя, иначе никак. Нельзя себя жалеть, находить оправдания... Таковы законы этой профессии.

- Артисты балета часто сталкиваются с травмами…

- И не только, деформация ног – сплошь и рядом. Помню свою первую травму... Но без труда, как говорится, ничего не добьешься.

- И какие у вас были травмы?

- У меня была травма левой ноги, коленной чашечки. Представьте, что вы практически весь день тренируетесь. Естественно, организм иногда дает сбои.

- Сколько часов в день в среднем репетируете?

- К примеру, cейчас ставится балет «Легенда о любви» по хореографии Юрия Николаевича Григоровича. Поэтому, график напряженный. Мы репетируем с 10:30 утра до 6 вечера, с небольшими перерывами. В нашей профессии без репетиций никак. Ты можешь за месяц набрать форму и за день ее потерять.

- Сейчас вы работаете только в Театре оперы и балеты?

- С 2016 года на постоянной основе.

- Нередко над парнями подшучивают, когда узнают, что они занимаются балетом. Не сталкивались с этим?

- Признаться, нет. Круг моего общения – это люди искусства. Мы друг друга понимаем, и нет надобности что-то скрывать. Но я никогда не стеснялся своей профессии и горжусь ею.

- Вы еще имеете высшее музыкальное образование по классу фортепиано...

- Да, это специальный предмет, который мы сдаем в Академии.

- Где-то играете?

- Нет, я только танцую, но при этом прекрасно умею играть на фортепиано. Каждый танцор должен знать ноты, чтобы во время танца попадать в такт.

- Насколько выгодно с материальной стороны быть танцором в Азербайджане?

- Если у вас нет особых крупных трат, кредитов, то денег вполне хватает. Я работаю не первый год. Сначала моя зарплата составляла 164 маната, потом - 315 манатов. При этом я являюсь госслужащим, имею страховку... Вначале я даже не обращал внимания на деньги, понятно, что никто не хочет работать бесплатно, но для меня была важно выступать. Сейчас, конечно, с заработком все намного лучше. Добавлю, что все зависит от артиста, если он любит свою профессию, то его обязательно заметят.

- В вашей семье есть танцоры?

- Нет, только я. Хотя моя бабушка – творческий человек, у нее два высших образования: по скрипке и фортепиано.

- Насколько востребованы в стране артисты балета?

- Известно, что в советское время в Баку была одна из самых сильных балетных школ. Сейчас, конечно, ситуация не такая, артистов балета не так много, но они есть и очень востребованы. Потому что далеко не каждый сейчас может выдержать тяжесть нашей профессии. Многие из тех, кто приходил учиться на артиста балета, в итоге переходят в народные танцы.

- Назовите самые запоминающие образы, которые вы воплощали на сцене?

- Сейчас идет спектакль «Насими», где я играю великого поэта в юности. Это не случайно, ведь по распоряжению Президента Азербайджана Ильхама Алиева 2019 год является годом Насими. И еще одна моя самая любимая роль – это образ Атамана в спектакле «1001 ночь». Она очень сложная и насыщенная, но одна из самых запоминающихся.

- На каких международных конкурсах вы представляли Азербайджан?

- Занимаясь бальными танцами, я участвовал в международном конкурсе в Тбилиси, наша пара заняла седьмое место. В качестве артиста балета я был приглашен на гала-концерт в Грузию, на конкурс имени Чабукиани. Кроме того, я занял второе место на конкурсе имени Гямяр Алмасзаде, он проходил в Баку.

- Кого из cвоих преподавателей можете выделить?

- Моими преподавателями были заслуженные артисты Азербайджана Макар Ферштандт, Фарид Ибрагимов. Не могу не поблагодарить преподавателя народно-сценического и азербайджанского танца, заслуженную артистку Азербайджана Тамиллу Мамедову, народного артиста Азербайджана, педагога по национальным танцам Юсифа Гасымова и, конечно, художественного руководителя балетной труппы Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета, народную артистку Камиллу Гусейнову и директора Азербайджанского государственного академического театра опера и балета, заслуженного деятеля искусств Акифа Меликова.

- У вас есть кумир?

- Да, это советский и американский артист балета, балетмейстер, актер, коллекционер и фотограф Михаил Барышников. Его стиль мне ближе всего.

- О чем мечтаете?

- Очень хотел бы выступить на сценах Большого, Мариинского или Королевского национального театра Великобритании. В идеале хотелось бы исполнить сольную роль, но я согласен на любую (смеется).

- Учитывая, с каким восхищением вы рассказываете, это для вас не просто работа…

- Это вся моя жизнь! Я не представляю себя без танцев. Это работа, хобби и отдых одновременно.

- Неужели больше нет других увлечений?

- Есть. К примеру, я люблю футбол, болею за «Барселону». В свое время занимался футболом во время школьных каникул. Наверное, если бы не танцы, я бы остался в спорте.

========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 8 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика