Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-09
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Сен 02, 2019 8:39 am    Заголовок сообщения: 2019-09 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090201
Тема| Музыка, Опера, Фестивали, Barocco Nights, Аптекарский огород, Персоналии, Ю. Миненко, Ю. Лежнева
Автор| Юлия Бедерова
Заголовок| Слышны в саду даже шорохи
В «Аптекарском огороде» завершился фестиваль Barocco Nights
Где опубликовано| © Коммерсант
Дата публикации| 2019-09-02
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4079582
Аннотация|

В ботаническом саду «Аптекарский огород» завершился фестиваль Barocco Nights, цикл концертов с участием ансамблей—лидеров российской барочной сцены и вокалистов-звезд, среди которых были Юрий Миненко, Александра Кубас-Крук, Диляра Идрисова, Ньян Ван и другие. Центральным событием стал концерт Юлии Лежневой, где даже яблоку было негде упасть, что для садово-огородной ситуации необычный случай. Рассказывает Юлия Бедерова.

У барочных садово-парковых концертов даже в современной России длинная история — еще лет пятнадцать назад старинную музыку, иногда даже на старинных инструментах, можно было слушать почти только летом и почти только в усадьбах. Новый проект «Аптекарского огорода» с легким привкусом site-specific (директор Алексей Ретеюм перед каждым концертом делился со сцены краткой историей основания сада Петром I, припоминая, сколько лет тогда было Баху, и словно намекая, что и мы Европа, и у нас были свои барокко, Просвещение, искусство, да и в целом нормальная жизнь, и место ее было в числе прочего вот прямо здесь) устроен во времена, когда музыка XVII–XVIII веков уже звучит почти регулярно в респектабельных залах и соответствующих исполнениях. Новация Barocco Nights в том, чтобы вывести авторитетных звезд и редкий репертуар вместе с публикой из консервативных, заритуализованных концертных пространств на волю, рассадив слушателей по траве на мягких пуфах. А сцену деликатно подсветить и подзвучить так, чтобы история не превращалась в поп-концерт, но обнаруживала в музыке ее демократический потенциал. Последнее случилось на сто процентов, первое — более или менее.

В уютной темноте и в окружении аптекарской листвы, вечерних комаров и садовых ароматов музыка и вправду была редкостной и обаятельно изящной, хотя программы не всегда и не во всем совпадали с заявленной темой, видеопроекции за спинами музыкантов — с содержанием арий, а сама музыка — с программками и конферансом. В концерте контратенора Юрия Миненко с оркестром Pratum Integrum, посвященном легендарному кастрату Фаринелли (в программке назван почему-то контратенором), количество несовпадений было незначительным, а исполнение вдохновенным. Образ же музыки, написанной для самого Карло Броски (подлинное имя певца), под его влиянием или в его орбите живописно составлялся из оперных арий брата Фаринелли Риккардо Броски, его учителя Николы Порпоры, а также Иоганна Адольфа Хассе и Джеминиано Джакомелли с дополнением в виде инструментального Вивальди. Из всех фаринеллиевских достоинств, известных по воспоминаниям современников и, собственно, партитурам, Миненко как будто бы выбрал для себя вовсе не стремительность бурных колоратур, а пленительную чувственность, теплую красоту звуковедения и тембра, дышащую, обволакивающую кантилену. Казалось, на огородной сцене в программе европейского барокко он все еще Ратмир и Лель с их гипнотическим очарованием из русских опер в постановках Дмитрия Чернякова.

Лежневой больше других на фестивале повезло со звуком и балансом. Но и здесь обнаруживалась регулярная проблема — подзвучка все-таки заметно упрощает сложный барочный звук

Юлия Лежнева на фестивале выступала с ансамблем La voce strumentale Дмитрия Синьковского, не только скрипача, но и певца, в чем можно было убедиться с отдельным удовольствием в пасторальной арии «Zeffiretti, che sussurrate» с эффектом театрализованного эха из вивальдиевского «Геракла». Концерт был озаглавлен «Арии Генделя и мотеты Вивальди: премьера программы в России», однако мотетов не было, а звучал характерный для певицы репертуар в основном из фрагментов опер Порпоры, Грауна, Вивальди, а также генделевского «Александра». Лежневой больше других на фестивале повезло со звуком и балансом. Но и здесь обнаруживалась регулярная проблема — подзвучка все-таки заметно упрощает сложный барочный звук, что инструментальный, что вокальный с их плетением и перетеканием друг в друга. На открытой же площадке еще и осложняет коммуникацию с публикой — кажется, условный зал и сцена не очень чувствуют и слышат друг друга. Возможно, отсюда эффект заметного актерского переигрывания, который здесь изрядно размягчил и немного упростил известную лежневскую хрустальную строгость, отстраненность стиля. Хотя по степени подвижности и ровности колоратур именно она на фестивале казалась наследницей Фаринелли и главной героиней его звездного мифа.

Современная барочная практика часто намеренно и сознательно тестирует границу, за которой искусство знаточеского исполнения старинной музыки превращается в искусство высекания рок- или поп-искры в костре взаимодействия с публикой. Но программы Barocco Nights, кажется, поставили вопрос чуть иначе: не превращается ли подзвученный сет из оперных фрагментов без тщательных программок и просчитанной драматургии (когда программа кажется не упруго нанизанным концертным ожерельем, а скорее кусочками безвестного полотна, из которых торчат красивые нитки) в нечто подобное стадионному концерту даже в отсутствие стадиона? Вопрос как будто непраздный и, судя по концертам фестиваля, пока открытый, зато решать его и двигаться можно в любую сторону.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Сен 02, 2019 8:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090202
Тема| Музыка, Опера, Фестивали, Зальцбургский фестиваль,"Орфей в аду" Жака Оффенбаха, Персоналии
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| Канкан для сопрано
Зальцбургский фестиваль отметил 200-летие Оффенбаха и подвел итоги
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-09-01
Ссылка| https://rg.ru/2019/08/29/zalcburgskij-festival-otmetil-200-letie-offenbaha.html
Аннотация| Фестиваль

Буффонада, адский канкан перед носом гигантского химерического черта, вращающего велосипедное колесо и стреляющего фейерверком, галоп веселого безумства, где олимпийские боги радостно несутся в Ад, а эмансипированная Эвридика пускается во все эротические тяжкие - такой "оффенбахиадой" Зальцбургский фестиваль отметил на сцене Haus fur Mozart 200-летие композитора. Сатирического "Орфея в аду" Жака Оффенбаха поставил Барри Коски, интендант и главный режиссер берлинской Комише опер, дебютировавший в этом году в Зальцбурге.

Этот буффонный, безбашенный Оффенбах от Коски развеселил и даже обрадовал зальцбургскую публику, погруженную в глубокомысленные модернистские прочтения оперных партитур и мифов нынешней программы фестиваля. Кажется, никто здесь не ожидал, что эта тема может быть еще и развлекательной, восхищать зажигательной энергией действия, драйвом, свободным от содержательной актуальности, поражать виртуозным сплавом актерского искусства, пения и танца. Именно такой праздник беззаботного веселья устроил в Зальцбурге Барри Коски, намеренно отказавшийся даже от оффенбаховский идеи общественной сатиры, пародирующей в "Орфее в аду" не только античный миф, но и общественные нравы французов Второй империи и выводящей мифологических героев в карикатурных образах: Орфей - учитель скрипки, Эвридика - неверная жена и любовница Ариста (Плутона), пьянствующие олимпийские боги, Общественное мнение, требующее от Орфея вернуть из Ада неверную жену в семью, счастливая развязка, где Эвридика освобождается от постылого мужа и предается вакханалии в Аду.

Коски не стал нагружать свой спектакль подтекстами, намекнув только на феминистический апофеоз Эвридики и отдав дань проблеме, достигшей апогея в современности, зациклившейся на сексуальных скандалах. Эвридика в этом "Орфее" полностью свободна, сама выбирает себе мужчин и богов, дерзко эротична и фигурирует в бредово смешных фарсовых сценах, проносящихся в бешеном темпе, где ее героями выступают то пасечник Аристей (Марсель Бекман), сладким тенором увещевающий рой задорно-эротично пляшущих пчел, а затем, в кровати оборачивающийся в заросшего рыжим мехом рогатого сатира Плутона, то Юпитер (бас-баритон Мартин Винклер), прибывший к Эвридике в будуар прямо с Олимпа, в облачении мухи с гротескным "глазастым" гримом. Антигероем для Эвридики является только муж Орфей (испанский тенор Джоэль Прието), длинноволосый малохольный музыкант, во фраке, с большим запасом скрипок в шкафу, которые колотит о спинку кровати Эвридика, не выносящая его бесконечных пассажей. Орфей бесит Эвридику так же, как Юпитер - свою супругу Юнону.
Антигерой для Эвридики только ее муж Орфей с большим запасом скрипок, которые она колотит о спинку кровати

Вся постановка Коски - это абсолютно виртуозный, нарочито вульгарный, шокирующе костюмированный, феерический поток пародий и фарсов, гомерически смешных гэгов, танцев, требующий от актеров исключительной техники и совершенного владения телом. Синхронные, немыслимо высокие прыжки танца пчел в хореографии Отто Пихлера, адский галоп канкана со шпагатами и атлетическими движениями ног, отличная работа хора Vocalconsort Berlin - это то, без чего сложнейший баланс фарсовой вульгарности и оперы-буфф в спектакле не получился бы. Так же, как если бы исполнительница Эвридики американка Кэтрин Левек не обладала бы таким полетным и красивым сопрано, такой легкой и бесшабашной актерской природой, таким комическим, пародирующим даром.
В дополнение ко всему Коски придумал "дублирование" текста разговорных сцен, отдав эту роль звезде немецкого театра и кино Максу Хоппу, который в образе помощника Плутона Джона Стикса не только виртуозно озвучивал в сумасшедшем темпе разговорные реплики всех без исключения персонажей, открывавших синхронно рот, но и всю буффонную палитру "телесных" звуков на сцене, превращая действие в какой-то сюрреалистический поток. И поразительно элегантно, с тщательной выделкой звука и отшлифованными темпами звучала на этом сценическом фоне партитура Оффенбаха в исполнении Венских филармоников и Энрике Маццолы, филигранно соединявшего потоки разговорных сцен и арии персонажей.

Апофеоз "адского" массового канкана с визгами и топотом, под выстрелы фейерверка вращающего "колесо вечности" черта, радость гримасничающей толпы и абсолютная свобода, которую получила теперь Эвридика, вставляющая спицу в колесо самого черта, эффектно резюмировал эту веселую юбилейную оффенбахиаду.

Справка "РГ"

В следующем сезоне Зальцбургский фестиваль будет отмечать свое 100-летие, на празднование которого фестивалю выделен бюджет в 66,5 млн евро (на 5 млн выше обычного). Программу юбилейного сезона объявят в ноябре, среди постановок ожидается "Электра" с Францем Вельзер-Мёстом и Кшиштофом Варликовским, "Дон Жуан" с Теодором Курентзисом и Ромео Кастеллуччи, "Дон Паскуале" с Чечилией Бартоли и др.
Согласно статистике, на фестивале-2019 было продано 270 584 билетов (97%), 2, 5 млн человек смотрели трансляции спектаклей, публика приехала в Зальцбург из 78 стран.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 02, 2019 1:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090203
Тема| Музыка, Опера, театр La Monnaie, Персоналии, Римский-Корсаков, Дмитрий Черняков, Богдан Волков, Ольга Кульчинская
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| ЭТО ВАМ НЕ СКАЗКИ
ДМИТРИЙ ЧЕРНЯКОВ ПОСТАВИЛ В БРЮССЕЛЕ «СКАЗКУ О ЦАРЕ САЛТАНЕ»

Где опубликовано| © Журнал Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2019-09-02 (Дата публикации на сайте журнала)
Ссылка| http://muzlifemagazine.ru/yeto-vam-ne-skazki/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Эта опера Римского-Корсакова в театре La Monnaie начинается с монолога, вовсе Римским-Корсаковым и либреттистом Владимиром Бельским не предусмотренного. В полной тишине на авансцену выходит современная молодая женщина и сообщает залу, что она живет вдвоем с сыном, что ребенок у нее «особенный» – аутист, и что «пришло время рассказать ему про отца». (Каждый зритель тут же дорисовывает в воображении тривиальную историю бегства мужа после постановки диагноза ребенку; таких детей женщины слишком часто воспитывают в одиночку.) Но как объяснить сыну (совсем уже не младенцу, но юноше – правда, копошащемуся на полу с детскими игрушками – с куклой-царевной, с пластмассовой белкой, с тремя десятками солдатиков), почему отца рядом нет? Вот она и решает рассказать всю историю как сказку – сказки-то ее ребенок понимает. После чего дирижер Ален Альтиноглу дает знак оркестру – и начинает звучать Римский-Корсаков.

Все действие по-прежнему происходит в пространстве героини – его мы видели с самого начала спектакля. Это узкая полоса на краю оркестровой ямы, отгороженная от всего объема сцены пожарным занавесом. Игрушки «Гвидона» (Богдан Волков) валяются на полу, стоит одинокий стул – и все, никаких роскошеств, существование на грани бедности. И вот в это пространство бодро входят Ткачиха (Стине Марие Фишер), Повариха (Бернарда Бобро) и Бабариха (Кэрол Уилсон) – в тяжелых сарафанах на вате, раскрашенные чуть ли не свеклой и углем. И появляется царь Салтан (Анте Еркуница) – тоже в тяжелом и аляповатом наряде, с ватной бородой. Так приходит сказка – но сказка очевидно площадная, балаганная. Забавно, что в программке Tkachikha и Povarikha так и обозначены – знак того, что это не профессии, а амплуа некоего кукольного театра.

Вот эти балаганные персонажи и излагают пушкинско-римско-­корсаковскую историю – с преувеличенными жестами, с такой же гротескной мимикой. А когда в сцене должна участвовать Милитриса – героиня входит в мизансцены в том же самом своем свитерке и сегодняшней миди-юбке. «Сестры» ее толкают, Бабариха отгораживает от нее царя Салтана – но тот, разумеется, все равно подходит именно к той девушке, что пообещала ему родить богатыря. При этом Милитриса как бы не полностью включается в действие – она обозначает какие-то эмоции, а не проживает их. Потому что все это – история, рассказываемая ребенку. Вот тому ребенку, что жмется к пожарному занавесу и с неотрывным вниманием следит за происходящим. Тому ребенку, что с ужасом вздрагивает, когда сестры начинают проявлять по отношению к Милитрисе вполне физическую агрессию. И мать отслеживает уровень его стресса – тут же показывает, что ничего страшного на самом деле не случилось.

Работа Богдана Волкова – главная актерская сенсация этого спектакля. С точки зрения музыки, с точки зрения певческой работы «Салтана» держали трое – он, Светлана Аксенова и Ольга Кульчинская в роли Царевны Лебедь (собственно, Салтан в исполнении Еркуницы был послабее, но это отлично работало на концепцию спектакля). Но Волков, воспроизводивший поведение юноши-аутиста с медицинской точностью (эта постоянно закинутая за спину рука, удерживаемая другой рукой, умельчающиеся повторяющиеся движения в момент стресса, моментальный уход в себя, пугающее механическое покачивание корпуса), заслужил бы аплодисменты от самого Станиславского. Готовясь к роли, артист внимательно изучил фильм «Антон тут рядом», посвященный проблеме аутизма, – и каждый зритель в зале мгновенно определил, что творится с «особенным» ребенком – еще до того, как его мать произнесла диагноз.

Все происходившее в «царстве славного Салтана» разыгрывалось на этой узкой полоске сцены. Когда же речь зашла о невольном путешествии в бочке и о царстве Гвидона – открылся промежуточный занавес-экран. И на нем мы увидели… анимацию. Рисованных Милитрису и младенца-Гвидона швыряли волны, будто нагоняемые оркестром Альтиноглу (маэстро, достаточно сдержанно проведший первые сцены, дал волю музыкальной стихии), – а затем также в анимации являлись сцены погони коршуна за Лебедью и визит шмеля к Салтану.

Тут вот что важно: спектакль вступил на территорию Гвидона. Это – пространство его фантазии. То, что рассказывала мать, было обычно, балаганно, кукольно и замкнуто в небольшом пространстве. В уме же этого гениального (как выясняется) ребенка – нет границ, и царствует потрясающая графика, которой позавидует любой аниматор с мировым именем. (За видео в спектакле – как, разумеется, и за свет – отвечает Глеб Фильштинский.) В его фантазии проработаны точные выражения лиц (в момент охоты на шмеля особенно!), и – что важно – она невероятно музыкальна. То есть в случае с «первым пространством» у нас тоже был Римский-Корсаков – но этакий обыденный, которого «проходят» в музыкальных школах. Во «втором пространстве» – грянула мощь великой музыки, проступила ее загадка, ее азарт, ее истина.


Стине Марие Фишер – Ткачиха, Кэрол Уилсон – Бабариха, Бернарда Бобро – Повариха

Мир Гвидона – не только анимационный: в необходимый момент занавес становится прозрачным, и за ним является Царевна Лебедь во плоти. Интересно, что с помощью света (нет, определенно, Фильштинскому пора выдать какую-­нибудь премию «за вклад в искусство») у того места, где Лебедь находится, тоже нет границ. Светлый мир без подробностей – и сказочная девушка в нем; и тут надо отметить еще это самое отсутствие деталей – потому что Гвидон, конечно, намечтал себе девушку, но, кажется, не очень представляет, что с ней делать.

Ну, а потом все рушится, конечно. Реальный мир вступает в свои права. Отец Гвидона решает вспомнить о сыне (зачем? не очень понятно, но, быть может, этот импозантный джентльмен решил заняться публичной политикой, то есть – для имиджа) и приходит в дом Милитрисы с толпой гостей. Точная – как всегда у Чернякова – картинка светской тусовки: дамы и господа, рассматривающие «особенного» Гвидона как неведомую зверюшку, но держащие аккуратно-воспитанные выражения лиц. Салтан обращается к сыну преуве­личенно-бодро, Милитриса (видимо, надеющаяся, что с появлением бывшего мужа жизнь ребенка станет легче в материальном плане) усиленно ему подыгрывает, семья почти что воссоединяется – но шумящая толпа, всеобщее внимание, очевидная фальшь происходящего приводят к катастрофе: Гвидон падает в припадке и застывает со сведенными мышцами. Все, счастливого конца вам никто и не обещал.

Римский-Корсаков – композитор для Чернякова чрезвычайно важный. Первым великим (да, я настаиваю на этом определении) спектаклем режиссера был «Китеж» в Мариинском театре в 2001 году; дюжину лет спустя новая версия «Китежа» в Амстердаме зафиксировала изменения во взглядах режиссера на мир. В 2013-м Черняков сделал в Unter den Linden жесткую, болезненную, с неожиданными всплесками нежности и иронией над этими всплесками «Царскую невесту»; в 2017-м в Париже – «Снегурочку», разодравшую в клочья и собравшую вновь русскую сказку. Нынешний «Салтан» (копродукция с Мадридом, где спектакль появится через сезон) – еще одна веха на пути; следующим событием должна стать премьера «Садко», обещанная Большим театром в феврале 2020 года. Остается только гадать в ожидании, позволит ли режиссер закончиться истории счастливо или будет настаивать на том, что в современном мире сказок не бывает.

ФОТО: FORSTER / LA MONNAIE.
НА ВЕРХНЕМ ФОТО: СВЕТЛАНА АКСЕНОВА – МИЛИТРИСА, БОГДАН ВОЛКОВ – ГВИДОН
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Вт Сен 03, 2019 12:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090204
Тема| Музыка, Опера, musicAeterna, Персоналии, Теодор Курентзис, Надежда Павлова, Пола Муррихи, Константин Сучков, Мингджи Лей Анна Касьян, Константин Вольф
Автор| Алина Циопа
Заголовок| «На телефоны не согласен». Каким стал первый концерт Курентзиса на правах петербуржца
Где опубликовано| © Фонтанка.Ру
Дата публикации| 2019-09-02
Ссылка| https://calendar.fontanka.ru/articles/8614/
Аннотация| КОНЦЕРТ


Фото: ©Stas Levshin

Теодор Курентзис и оркестр musicAeterna дали первый концерт в статусе независимого коллектива. Переполненный зал Капеллы был готов кричать «браво» еще до начала выступления. Но променять на искусство собственные телефоны оказались готовы не все.

Когда до концерта в Капелле оставались считанные часы, по городу разнеслась весть: маэстро намерен отбирать у слушателей мобильные телефоны при входе на концерт, и для этих целей на место уже «выехали» запирающиеся ящички для хранения. Мол, Курентзис очень резко настроен по отношению к тем, кто не отключает звук, готов выставить непослушных и вообще остановить выступление. На деле все оказалось не так страшно: ящички, действительно, были, но в зал проносить телефоны все-таки разрешалось. Прием довели до абсурда: капельдинеры возникали из-под земли над душой каждого, кто незадолго до начала доставал аппарат, в проходах стояла охрана, дополнительно к этому просьбу отключить связь в первом отделении озвучил народный артист России Николай Мартон, во втором — Александр Малич, с недавних пор — генеральный продюсер Новой сцены Александринского театра.

Публика в зале собралась такая, у которой телефоны отбирать было бы неприлично: кинорежиссер Александр Сокуров, прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева, телеведущие, руководители учреждений культуры, арт-кураторы… В общем, все те, кто рассматривает переезд Курентзиса как шанс оживить подзатухшую петербургскую культурную жизнь, и для кого имя Марка де Мони, генерального менеджера коллектива и в прошлом петербуржца, напомнило о золотых годах фестиваля старинной музыки Earlymusic и вообще о благоприятных временах в творческой и политической жизни страны.
Исполнение оперы Моцарта Cosi fan Tutte («Так поступают все») получилось «полуконцертным»: были и переодевания из классических черных костюмов в парики и яркие рубашки в стиле Тарантино, и талантливая актерская игра, несвойственная в таком качестве и количестве российским оперным исполнителям. Но самое главное — было филигранно выверенное качество музыкального исполнения и любование звуком, отработка нюансов, которые уже давно не могут себе позволить «загнанные» музыкальные коллективы вроде Мариинского. Ну и, конечно, отдельное наслаждение — камерный формат, позволяющий певцам играть звуком без нажима. Солисты — Надежда Павлова (Фьордилиджи), Пола Муррихи (Дорабелла), Константин Сучков (Гульельмо), Мингджи Лей (Феррандо), Анна Касьян (Деспина) и Константин Вольф (Дон Альфонсо) — справились с виртуозными партиями легко. Даже притом, что, например, про арию Фьордилиджи ходит легенда, что она была написана такой сложной «назло»: на премьере ее пела любовница его либреттиста Да Понте.

Под исполнение дирижер подвел свою философию, которая была изложена в программке: «Моцарт в Cosi fan Tutte создает свою версию Ноева ковчега, чтобы спасти современников от бедствий моральной догмы. Среди них нет хороших и плохих, все они правы и все заслуживают спасения. Cosi fan Tutte раскрывает нам секрет совершенства несовершенного». (Для тех, кто не помнит: опера — о двух влюбленных парах, где молодые люди решили проверить своих избранниц, не изменят ли те им, если переодеться, представиться незнакомцами и «поменяться». Девушки не устояли)

Всего через несколько дней Теодор Курентзис, musicAeterna и тот же состав солистов исполняют Cosi fan Tutte на главных площадках в мире оперы — в Вене и в Люцерне. Правда, в Люцерне характерную партию Деспины исполнит примадонна мировой оперы Чечилия Бартоли. Но все равно, можно сказать, что петербуржцы побывали на «предпремьере», услышав программу до музыкальных столиц.

Результатом первого петербургского концерта маэстро, как показалось, был вдохновлен. Отдирижировав четырехчасовой концерт, он словно «выдохнул» и поделился эмоциями.

«Для меня еще сезон не закончился или уже начался — я не знаю, запутался во времени: мы приехали из Зальцбурга и сразу начали работу над тремя операми, — признался он. — Но я очень счастлив быть в Санкт-Петербурге и вспоминаю те чувства, которые испытывал, когда жил здесь. С 2002 года я не жил в Петербурге так долго, как сейчас (я прилетел 21-го августа). Петербург — первый город России, в котором я жил. Это первый город, который дал мне понять, что такое Россия, дал мне образование и опыт. Я приехал в Россию в 22 года, и желание остаться здесь и стать россиянином дал мне Санкт-Петербург. Это непростой город, но удивительный, он стоит особняком среди других городов. Поэтому приехать снова жить в Петербург — это очень большой вызов для нас и большая ответственность».

В декабре у Курентзиса запланированы еще два выступления в Капелле, которые также состоятся при поддержке генерального партнера оркестра и хора musicAeterna – банка ВТБ. Публике предстоит услышать Девятую симфонию Малера и концерт Рамо. И, как рассказали «Фонтанке» в администрации musicAeterna, ящички для телефонов приедут в Капеллу снова.

«Когда мы приобщаемся к произведениям искусства, надо немножко бороться с самими собой, быть изолированными от всего и абсолютно сконцентрированными, — пояснял свой замысел после концерта дирижер поклонницам, пришедшим за кулисы. — Если есть какая-то радость в жизни — ею хорошо делиться с людьми через улыбку, прекрасные слова, а не как оператор». На возражения девушек, что видеосъемка — тоже искусство, дирижер заметил: «Если условно Нюквист снимает мой концерт — оператор Тарковского или Бергмана — я согласен. А на телефоны не согласен».

«Теодор Курентзис — петербуржец», как писала «Фонтанка», сюжет с некоторых пор скандальный. Студии в знаменитом Доме Радио на Итальянской улице, где работала Ольга Берггольц и откуда ни на день не прерывалось вещание во время блокады, демонтированы. Именно туда и должен въехать оркестр маэстро. Городская общественность, услышав об этом в августе, пришла в состояние паники. После выступления Курентзис согласился поговорить на горячую тему.

"Первое, что мы хотим сделать — это убрать ту разруху, которую привнесли 1990-е, 2000-е годы, и вернуть ему настоящий облик. Это очень важный памятник — и российский, и советский. И там есть невероятная атмосфера, которая до сих пор сохранена. Какая-то часть пострадала от красивости евроремонта. Мы пытаемся воссоздать настоящую атмосферу этого памятника архитектуры. Второе, что нас интересует, — это сохранить Золотой фонд Дома Радио, который там хранится. Если сейчас мы этого не сделаем, — может быть, он пропадет.
Не думается, что там бурлит жизнь, как бурлила в предвоенное время, когда там работало основное радио всего Ленинграда. И старые архивы требуют заботы и трепета. Поэтому первое, что мы делаем сейчас, — берем специалистов, чтобы те оцифровали, привели в должное качество записи, и потом откроем к ним доступ для людей. Потом в здании есть потрясающий сектор, где Берггольц делала передачи — это как раз то, что мы хотим сохранить. Сохранить память — это осознать, кто ты есть. Осознав это, нужно шагнуть в будущее. Чтобы это был живой памятник, а не мавзолей. Поэтому там должны быть образовательные проекты, культурный кластер, база оркестра и хора, выставки, блокадный музей, чтобы люди, с одной стороны, могли узнать историю, с другой — увидеть что-то новое. Новое, которое станет историей в будущем. Это сочетание для нас очень важно.
Все, что мы делаем, всегда согласовываем со специалистами по памятникам архитектуры, для которых мы — как раз лучшие друзья, потому что мы фанатеем от сохранения аутентизма. Мы играем на исторических инструментах оперы Моцарта, чего не делает больше никто в России. Нам нужно звучание XVIII века. Но все равно: если побываете на операх, которые мы делаем, в них присутствуют современные элементы, потому что мы не должны быть архаичными. Мы должны найти изюминку звучания, но адаптировать текст под нашу жизнь. Поймите: я люблю пить старое вино или слушать звучание жильных струнных или натуральных валторн, но если я буду делать операцию — я пойду в современную больницу, я не буду делать ее так, как делали в XVIII веке. Это сочетание прогресса и истории, где ты должен уважать, сохранять традицию, но понимать, что мы должны найти применение этим знаниям в наши дни. Это самое главное, это правильный аутентизм. И я думаю, что автор, если был бы жив, был бы согласен. Первое, кого мы не хотим разочаровать, — это авторов. А потом — людей, которые нас посещают."

Напомним, о переезде Теодора Курентзиса в Петербург с оркестром musicAeterna стало известно в июне, когда дирижер ушел с поста худрука Пермского театра оперы и балета. В кулуарах говорили, что 47-летний дирижер не горит желанием возвращаться в Петербург, где он оканчивал Консерваторию, став одним из последних учеников легендарного Ильи Мусина, воспитавшего всю плеяду выдающихся российских дирижеров, включая Юрия Темирканова, Валерия Гергиева, Василия Синайского и Владислава Чернушенко. Однако в Перми дирижер так и не получил новое здание театра, о чем Курентзис рассказал в прощальном письме, адресованном российским слушателям и коллегам. Дирижера поддержал режиссер Александр Сокуров, назвавший уход Курентзиса из Перми «большой бедой» и предсказавший появление очередной «провинциальной ямы» в России. Как пояснили «Фонтанке» в администрации musicAeterna, большая часть оркестра и хора последовала за Курентзисом в Петербург, однако был объявлен конкурс и проведены прослушивания. С конца августа дирижер и его коллективы работают в Доме Радио. В администрации АО Телерадиокомпания «Петербург» (Пятый канал), в чьей собственности он находится, прокомментировали, что «студии Радио «Петербург», пленочный и нотный архивы, все, связанное с Ольгой Берггольц и Блокадным Радио, остаются на своих местах, а условия хранения существенно улучшаются», а плановый ремонт проходит «под наблюдением КГИОП и с учетом архитектурных норм, принятых для реконструкции исторических зданий в Санкт-Петербурге».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Вт Сен 03, 2019 12:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090205
Тема| Музыка, Опера, musicAeterna, Персоналии, Теодор Курентзис, Надежда Павлова, Пола Муррихи, Константин Сучков, Мингджи Лей Анна Касьян, Константин Вольф
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Так поступает Теодор
Курентзис впервые выступил в петербургской Капелле

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск № 195(7953)
Дата публикации| 2019-09-02
Ссылка| https://rg.ru/2019/09/02/reg-szfo/kurentzis-vpervye-vystupil-v-peterburgskoj-kapelle.html
Аннотация| КОНЦЕРТ

Для концерта в прежде не освоенном этим коллективом петербургском зале Теодор Курентзис выбрал дату крайне нетипичную, когда сезон обычно еще закрыт. Но выход за рамки так характерен для этого экстраординарного музыканта. Тем более что проблем с наполнением зала в любое время года для него не существует. К тому же именно в конце лета, когда до открытия главных площадок города остаются считанные дни, слушатели испытывают острейшее чувство культурного голода.

Концерт в петербургской Капелле стал первым выступлением Курентзиса со своим хором и оркестром в статусе независимого коллектива с момента его ухода с поста художественного руководителя Пермского театра оперы и балета им. Чайковского. Интрига события подогревалась еще и новостью о том, что с этого момента дирижер выбирает своей репетиционной базой зал Дома радио, но пока обошлось без официального объявления дальнейших планов. В Доме радио действительно состоялись прослушивания в хор и оркестр, а также прошла большая серия репетиций Курентзиса с MusicAeterna и разными солистами в рамках подготовки не только к петербургскому выступлению, но и к европейскому турне. В Бремене, Вене и Люцерне они представят в концертном исполнении по одной опере Моцарта-да Понте "Свадьба Фигаро", "Дон Жуан" и "Так поступают все".

Петербургская общественность не единодушно приняла известие о переезде Теодора Курентзиса в Дом радио, откуда были изгнаны несколько известных коллективов, среди которых и Музыкальный театр детей Марины Ланда и Детский хор ТВ и радио Петербурга, не знавших забот за его толстыми стенами. Но за исключением этого грустного факта остальные аргументы работают в пользу появления имени Курентзиса на карте музыкальной жизни Петербурга, непростительно сильно отставшего от столицы по интенсивности и качеству событий в мире академической музыки и музыкального театра.
"Так поступают все". Моцарта в исполнении хора и оркестра Теодора Курентзиса не просто слышали, но даже видели в качестве полноценной постановки на сцене Михайловского театра в 2014 году на Культурном форуме. Но безумный бег времени так стремительно меняет положения фигур, что сегодня именно из-за вмешательств хозяина этого театра в процесс планирования строительства новой сцены Пермской оперы Курентзис был вынужден покинуть любимую столицу Урала.
Опера, либретто которой основано на реальном событии о споре двух офицеров с прожженным циником о том, что их возлюбленные легко изменят им при первом же удобном случае, содержит горькую мораль о зыбкости и непостоянстве человеческой природы. Однако меньше всего моралите неслось со сцены капеллы. Теодор исполнил произведение о богатстве, сложности и непостижимости человека в его отношении к собственной красоте и границах допустимого во взаимоотношениях с противоположным полом. Смешно сказать, но опера по мотивам анекдота о свингерском опыте XVIII века, лирическая комедия длилась вместе с антрактом четыре часа!

Дирижер не пренебрегал оттяжками темпов в речитативах, стремясь продлить удовольствие, начавшееся с увертюры, в которой он задал установку на остроумную импровизационность. Видящий в этой партитуре Моцарта приметы разных эстетических парадигм - от рококо до романтизма, Курентзис смело пользоваться разными красками, самозабвенно орнаментируя мотивы соблазнения от нежного воздушного флирта до более решительных действий, энергично притопывая по подиуму своими каблуками. В отменном секстете солистов отличились все, но особенно китайский лирический тенор Мингджи Лей (Феррандо), изумительнейшая технически, музыкально и стилистически меццо-сопрано Пола Мурриха (Дорабелла) и главная "зажигалка" - служанка Деспина в исполнении Анны Касьян, до невероятия напоминая энергетическим "зашкалом" итальянку Чечилию Бартоли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Вт Сен 03, 2019 9:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090301
Тема| Музыка, Опера, Новая опера, Персоналии,
Автор| Евгений Верлин
Заголовок| Московская "Новая опера" анонсировала в предстоящем сезоне оперные и кадровые премьеры
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2019-09-02
Ссылка| https://tass.ru/moskva/6834442
Аннотация|

В новом сезоне представят две оперы: "Продавец игрушек" Алексея Шелыгина и "Стиффелио" Джузеппе Верди

Московский театр "Новая опера" планирует представить в новом сезоне две премьеры, сообщил на состоявшейся в понедельник пресс-конференции его директор Дмитрий Сибирцев. Это оперы "Продавец игрушек" Алексея Шелыгина и "Стиффелио" Джузеппе Верди.

Мировая премьера "Продавца игрушек" пройдет на сцене "Новой оперы" 23-24 ноября. Это совершенно новое произведение, написанное по заказу театра, рассказал журналистам его режиссер, заведующий режиссерско-постановочной частью Алексей Вэйро. Либретто на основе романа "Продавец игрушек" Виктора Добросоцкого написал Кирилл Крастошевский, а музыку к опере сочинил композитор Алексей Шелыгин. Вэйро отметил, что поначалу оперы в полном формате не существовало, руководству театра были показаны в рабочем порядке лишь нескольких сцен, и лишь после этого было принято решение продолжить работу над произведением.

"Очень часто мы встречаемся с ситуацией, когда опера уже готова, и ее ставит режиссер. Здесь же было иначе. Конечно, мы идем на риск: никто не знает, как все получится. С другой стороны, у нас полностью развязаны руки. Так или иначе, работа над постановкой началась, уже идет выучка материала солистами, хором, оркестром. Да, мы рискуем идти по чужим стопам. В одноименной книге и фильме было так, что волшебное стекло, которое придумывает герой, так меняет персонажей, что они все становятся хорошими. Но нельзя сделать так в России, чтобы все вдруг стали хорошими. "Насилия счастьем" у нас в постановке не будет", - пояснил Вэйро.

Серьезная кадровая ротация

Сибирцев рассказал о новых кадровых назначениях, с которыми "Новая опера" входит в свой 29-й сезон, подчеркнув при этом, что приглашенные солисты "серьезно усилят труппу". Среди "новобранцев" он выделил солиста Мариинского театра и параллельно Новосибирского театра оперы и балета Павла Янковского, солистов Пермского академического театра оперы и балета им. Чайковского Зарину Абаеву, Константина Сучкова и Бориса Рудака, а также перешедшего из Большого театра Станислава Мостового.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Ср Сен 04, 2019 2:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090302
Тема| Музыка, Новосибирская государственная филармония, Персоналии, АрнольдКац, Максим Венгеров, Михаил Грановский, Екатерина Мечетина, Вероника Джиоева, Татьяна Ворожцова, Николай Лоскуткин
Автор|
Заголовок| Скрипач Максим Венгеров сыграет в Новосибирске в цикле концертов в честь Арнольда Каца
По словам замминистра культуры региона Евгения Сазонова, цикл концертов откроет 83 сезон Новосибирской государственной филармонии

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2019-09-02
Ссылка| https://tass.ru/sibir-news/6832220
Аннотация| ПЛАНЫ НА СЕЗОН

НОВОСИБИРСК, 2 сентября. /ТАСС/. Новый сезон Новосибирской государственной филармонии откроется циклом концертов, посвященных основателю Новосибирского академического симфонического оркестра Арнольду Кацу и его 95-летнему юбилею со дня рождения. Для участия в концертах в Новосибирск приехал российский и израильский скрипач и дирижер Максим Венгеров, входящий в пятерку самых востребованных скрипачей мира, сообщил в понедельник журналистам заместитель министра культуры Новосибирской области Евгений Сазонов.
"На 95-летие маэстро Арнольда Михаиловича Каца состоится замечательный фестиваль с участием грандов российской и мировой сцены. Люди, которые действительно имеют прямое отношение к истории современной академической музыкальной культуры, приезжают отдать дань памяти маэстро и таким образом прославляют Новосибирск", - сказал Сазонов.
Участвовать в концертах будут скрипач Максим Венгеров, дирижер Михаил Грановский, а также Екатерина Мечетина - фортепиано, Вероника Джиоева и Татьяна Ворожцова - сопрано, Николай Лоскуткин - бас. Три оркестра, занятые в программах цикла, созданы по инициативе Арнольда Михайловича - симфонический оркестр, ансамбль солистов "Новосибирская камерата" и Концертный духовой оркестр.
Замминистра отметил, что цикл концертов откроет 83 сезон, который будет наполнен различными фестивалями и программами. Уже запланированы фестиваль ударных инструментов, новые джазовые проекты, Рождественский фестиваль искусств с музыкальной программой. Кроме того, как отметил художественный руководитель Новосибирской филармонии Владимир Калужский, с января 2020 года в филармонии начнется год Людвига ван Бетховена - на концертах каждый месяц будет исполняться музыка композитора.
В этом году Новосибирская государственная филармония в рамках "Русских сезонов" представит 12 концертов в Германии. Гастроли состоятся в ноябре 2019 года, сообщил главный дирижер симфонического оркестра Томас Зандерлинг. "На обратном пути мы сыграем концерт с очень серьезной программой в Москве, в Зарядье", - сказал дирижер. Из новаций этого сезона - литературно-музыкальные концерты, открытие виртуального зала, создающегося по нацпроекту "Культура". Сейчас руководство договаривается коллегами из Санкт-Петербурга, Москвы и Франции, чтобы организовать трансляции для жителей Новосибирска.
Как отметил гендиректор филармонии Бейбит Мухамедин, открытие сезона в этом году пройдет нетрадиционно, 3 сентября - обычно его открывают двумя неделя позже, 18 сентября. "Но так как к нам согласился приехать Максим Венгеров, планы изменили. Мы как музыканты очень хорошо понимаем планку, которую мы поднимаем открытием с таким концертом", - сказал Мухамедин, отметив, что весь сезон уже расписан до июля 2020 года.

О филармонии
Новосибирская государственная филармония существует с 1937 года, считается крупнейшей в стране. Филармония известна рядом крупных международных фестивалей, среди которых -Международный рождественский фестиваль искусств, Транссибирский арт-фестиваль, Sib Jazz Fest.
Новосибирский академический симфонический оркестр создан в 1956, звание "академический" получил в 1982 году. Коллектив гастролирует по России, СНГ, участвует в международных музыкальных фестивалях. По данным пресс-службы регионального Минкультуры, за последние два года оркестр провел концертные туры в Италии, Словении, Хорватии, Китае и Испании.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Ср Сен 04, 2019 2:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090303
Тема| Музыка, КЗЧ, XI Большой фестиваль РНО, Персоналии, Миша Майский, Юлия Лежнева, Люка Дебарг, Михаил Шехтман, Владислав Лаврик, Михаил Плетнев
Автор|
Заголовок| Шесть концертов с мировыми звездами пройдет в рамках XI Большого фестиваля РНО
Где опубликовано| © Москва 24
Дата публикации| 2019-09-02
Ссылка| https://www.m24.ru/news/kultura/02092019/88482
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

XI Большой фестиваль РНО пройдет в Концертном зале имени П. И. Чайковского с 13 сентября по 4 октября. В шести концертах смотра, традиционно открывающего сезон Российского национального оркестра в столице, примут участие выдающиеся исполнители – виолончелист Миша Майский, сопрано Юлия Лежнева, пианист Люка Дебарг, саксофонист Игорь Бутман и другие.

Большой фестиваль РНО за 10 лет своего существования стал узнаваемым и популярным брендом. Каждый год афиша форума наглядно демонстрирует приверженность к высоким образцам мирового наследия, но в то же время свежесть и оригинальность идей и умение чутко откликаться на запросы современного социума. Большой фестиваль РНО неизменно представляет выдающиеся интерпретации классических шедевров, знакомит с произведениями композиторов-современников, предоставляет возможность молодым исполнителям проявить себя.

По словам советника президента РФ Владимира Толстого, "на протяжении всех прошедших лет Большой фестиваль планомерно развивал избранную концепцию, формировал собственную публику, привлекая в филармонические залы молодую аудиторию и неся тем самым важнейшую в наши дни просветительскую миссию".

Афишу одиннадцатого смотра составили шесть выступлений, которые пройдут в Концертном зале имени П. И. Чайковского с 13 сентября по 4 октября. По традиции публике будут представлены разножанровые программы с участием звезд мировой сцены, талантливых молодых артистов, а также лучших сил Российского национального оркестра.

В концерте, открывающем фестиваль, примет участие один из самых известных музыкантов Миша Майский, в его интерпретации прозвучит Концерт № 1 для виолончели с оркестром Камиля Сен-Санса – признанный шедевр виолончельного репертуара.

16 сентября на Большом фестивале РНО впервые выступит звездное сопрано Юлия Лежнева – настоящая сенсация мировой оперной сцены, а место за дирижерским пультом РНО в этот вечер займет ее постоянный партнер дирижер и пианист-виртуоз Михаил Шехтман.

Ностальгической страницей, своего рода возвращением к истокам Большого фестиваля станет исполнение полной версии музыки к драме Эдварда Грига "Пер Гюнт". Впервые этот проект был представлен публике в сентябре 2009-го в рамках Первого Большого фестиваля РНО.
Специально для этого вечера концертмейстером РНО Алексеем Бруни была сделана литературная редакция, адаптированная для одного чтеца. Эту роль в музыкальном действе блестяще исполнил народный артист СССР Василий Лановой. Фестивальный вечер, прошедший с огромным успехом, единодушно был признан музыкальными критиками несомненной творческой удачей. Новое обращение к бессмертному творению Эдварда Грига должно стать долгожданным подарком поклонникам Российского национального оркестра.

25 сентября очередную годовщину со дня рождения Дмитрия Шостаковича Большой фестиваль РНО отметит монопрограммой из сочинений композитора, в которую вошли "Десять поэм на стихи революционных поэтов" и Симфония № 11 ("1905 год"). А в концерте-закрытии форума молодой французский пианист Люка Дебарг – один из самых интересных музыкантов современного музыкального олимпа – исполнит Первый фортепианный концерт Шостаковича, в котором его партнерами станут трубач Владислав Лаврик и дирижер Михаил Плетнев.

Где: Концертный зал имени П. И. Чайковского.
Когда: 13 сентября – 4 октября
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Ср Сен 04, 2019 2:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090304
Тема| Музыка, Опера, Зальцбургский фестиваль, Байройтский фестиваль, Персоналии, Анна Нетребко, Риккардо Мути, Рене Папе, Якопо Фиеско, Чарльз Кастроново, Кристиан Тилеманн, Валерий Гергиев, Саймон Стоун, Барри Коски, Ахим Фрайер, Теодор Курентзис, Питер Селларс, Ромео Кастеллуччи, Асмик Григорян
Автор| Гюляра Садых-заде
Заголовок| Легенды и мифы, слухи и ожидания
ЗАВЕРШИЛИСЬ ЗАЛЬЦБУРГСКИЙ И БАЙРОЙТСКИЙ ФЕСТИВАЛИ

Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2019-09-02
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/22259-legendy-i-mify-sluhi-i-ozhidaniya
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Сцена из оперы «Симон Бокканегра»© Salzburger Festspiele / Ruth Walz

Схематичная фигура обнаженной — «Akt (Nude)» Йозефа Бойса — стала символом нынешнего Зальцбургского фестиваля, украсив обложку буклета и сводной афиши. Бойс воспринимал окружающий мир как ежеминутно осуществляющийся миф, предметы у него становились идеями вещей в платоновском смысле, так что иллюстрировать его работами печатную продукцию фестиваля, программа которого посвящена античным мифам, — это была счастливая находка. Универсальность античного мифа, многослойность символов, синтетичность и иерархичность смыслов, перцепция мифологических сюжетов в искусстве ХХ и XXI веков — предмет увлекательнейших исследований. И почему бы крупнейшему в Европе фестивалю не сказать свое слово по этому поводу? Тем более что на территории оперы — причем не только барочной — мифологические сюжеты составляют абсолютное большинство.
Скажем, в «Симоне Бокканегре» Верди с легкостью опознается опосредованный миф об Эдипе: юный патриций Габриэле Адорно, пылая местью, жаждет убить дожа Генуи, почитая его узурпатором и злодеем. Но, как выясняется, его возлюбленная Амелия — дочь врага; и Адорно, чудом избежав эдиповой ошибки, становится, натурально, son-in-law Бокканегры. Сюжет «Адрианы Лекуврер» Чилеа схематично отражает миф о Медее: две сильные женщины не в силах поделить мужчину. Принцесса де Буйон посылает сопернице, актрисе Лекуврер, отравленный букетик фиалок — в точности следуя методу Медеи, подарившей своей разлучнице отравленные пеплос и диадему накануне ее свадьбы с Ясоном. Даже окарнаваленный Оффенбахом миф о певце Орфее в феерически смешной оперетте «Орфей в аду» — злой сатире на буржуазию времен Второй империи — воспроизводит структуру античного мира: наверху — до тошноты скучный мир богов-олимпийцев, под землей веселятся Плутон, Джон Стикс и Эвридика, а между небом и землей мечется тщеславный учителишка музыки Орфей, мечтающий избавиться от эротоманки-жены.

Барри Коски создал по канве «Орфея в аду» провокативный спектакль-дразнилку, густо замешенный на веселой «клубничке», гротесковых эскападах главных героев и бешеных канканах. Пляшут все: пчелы-оторвы, боги, разодетые в роскошные костюмы времен создания оффенбаховского шедевра, — ах, какие шляпки носила буржуазия! Каскад игривых неприличностей, включая непринужденный секс Эвридики с мухой-Юпитером, придуман со свободой и фонтанирующим юмором. На ум то и дело приходила крамольная мысль: а что, если вот такой спектакль взять и показать в наших широтах? Сразу расстреляют или дадут помучиться?
В оперную афишу Зальцбурга-2019 вошло девять названий — то есть больше обычного. Главным событием стал «Эдип» Энеску в постановке Ахима Фрайера. Следующая по значимости работа — «Медея» Керубини, интерпретированная Саймоном Стоуном в духе современной семейной драмы с трагическим концом. Из прошлого года в афишу нынешнего перешла «Саломея» в постановке Ромео Кастеллуччи с Асмик Григорян в титульной партии; поговаривают, что это было пожелание одного из генеральных спонсоров фестиваля, который и поддержал возобновление финансово. Аншлаги были на каждом спектакле: на «Идоменея» Селларса—Курентзиса приехал, кажется, весь русский опероманский пул, частично кучковавшийся вокруг Клуба русских друзей фестиваля. Лобби Курентзиса в Зальцбурге растет год от года, так что интендант Маркус Хинтерхойзер имеет прямые резоны увеличивать присутствие Теодора и оркестра/хора MusicAeterna на будущем юбилейном фестивале.

В 2020 году Зальцбургский фестиваль отмечает столетие со дня основания; навстречу этому событию уже открылась пара выставок, посвященных его истории и одному из отцов-основателей Максу Рейнхардту. Понятно, что будущим летом публика ждет чего-то экстраординарного. Рискну поделиться непроверенными сведениями, особо подчеркнув, что все это пока non official.
Итак, будущим летом нас, по слухам, ожидают: «Электра» Рихарда Штрауса с Вельзер-Мёстом за дирижерским пультом в постановке Варликовского (вполне вероятно, что партию Электры споет Асмик Григорян), «Борис Годунов» Мусоргского в редакции Римского-Корсакова (дирижирует предположительно Марис Янсонс), «Дон Жуан» Моцарта с Курентзисом в постановке Кастеллуччи (вместо предполагавшегося «Тристана»). Премьера «Дона Паскуале» Доницетти сначала пройдет на Троицыном фестивале у Чечилии Бартоли, а затем, как обычно, спектакль включат в летнюю афишу. Возобновят «Волшебную флейту» Моцарта, которую поставила американка Лидия Штайер в прошлом году. Вероятно, цикл опер ХХ века продолжит постановка «Нетерпимости» Луиджи Ноно. Рискну предположить, что за дирижерским пультом будет Инго Мецмахер. Во всяком случае, именно ему доверяют здесь постановки опер ХХ века последние лет десять. В частности, он уже дирижировал в Зальцбурге другой оперой Ноно — «Под жарким солнцем любви».

Отдельная, но традиционная для российских медиа тема — «русские в Зальцбурге». Хотя, если разобраться, музыкальный мир стал глобальным задолго до того, как мир профанный превратился во «всемирную деревню». Ну что с того, что мы в очередной раз зафиксируем присутствие Валерия Гергиева в разных точках земного шара? Во-первых, это не ново, во-вторых — «так поступают все». Любой мало-мальски востребованный дирижер половину жизни проводит в самолетах. Слов нет, график Гергиева нынешним летом был экстремально напряженным. Дирижеру пришлось делить внимание между «Тангейзером» в Байройте, где он ранее никогда не выступал, и «Симоном Бокканегрой» в Зальцбурге, где он не вел оперных спектаклей со времен «Бенвенуто Челлини» в 2007 году. Положение внезапно осложнилось тяжелой утратой в семье Гергиева; ему пришлось отменить спектакль в Байройте 13 августа, вместо него за дирижерский пульт встал Кристиан Тилеманн. Объявление о замене было встречено ликованием зала — что многое говорит о байройтских завсегдатаях. Гергиев по меркам Байройта — новичок, дебютант. И должен был вести себя соответствующе: не совмещать работу на двух статусных фестивалях, не опаздывать на репетиции, благоговеть перед святостью места, понимать, какая честь ему оказана… что, учитывая характер Гергиева, практически невозможно себе представить. Общественное мнение было настроено против дирижера еще до первого спектакля; как бы ни сыграл — шероховатости нашлись бы, особенно если их тщательно выискивать.
Как бы то ни было, но уже 15 августа Гергиев дирижировал в Зальцбурге первым премьерным спектаклем «Симона Бокканегры» — и дирижировал хорошо. Оркестр Венской филармонии звучал красиво, хор был выше всех похвал, ансамбль солистов в отсутствие внятной режиссуры (Андреас Кригенбург не смог придумать ничего интересного) сделал что мог, выразительно и эмоционально пропевая и проживая свои партии. Нельзя было не восхититься бархатным басом Рене Папе, значительно, благородно и весомо проведшего партию Якопо Фиеско. Чарльз Кастроново, певший Габриэле Адорно, трогал до слез: эталонный герой-любовник, жгучий брюнет с пылким темпераментом и звучным, ярким тенором. В Зальцбурге публика отнеслась к Гергиеву подчеркнуто уважительно и дружелюбно. Здесь дирижера знают и помнят еще со времен Жерара Мортье. И Хинтерхойзер, частично вернувший на фестиваль «гвардию Мортье» — Питера Селларса, Кента Нагано, — прекрасно представлял, как эффектно Гергиев может продирижировать «Бокканегрой» и какой ему устроят прием. Хотя по негласной договоренности вердиевский репертуар на фестивале годами вел Риккардо Мути. Но в этом году Мути продирижировал лишь Реквиемом Верди; он посвятил его исполнение памяти Караяна — как и пять, и десять лет назад.

Разумеется, на фестивале «звездила» Анна Нетребко. Два года назад она блестяще спела партию Аиды в спектакле Ширин Нешат. До этого — Леонору в спектакле Алвиса Херманиса «Трубадур». И вообще так или иначе Нетребко всегда присутствует в программе Зальцбургского фестиваля, входя в топ ярких артистических фигур, гарантированно обеспечивающих аншлаг. В этом году она вместе со своим супругом Юсифом Эйвазовым участвовала в концертном исполнении «Адрианы Лекуврер». Впрочем, один из трех запланированных выходов в титульной партии ей пришлось отменить. Официальная причина — сильная простуда. Позже певица сослалась на рекомендации врачей дать отдых связкам. Практически в последний момент были отменены и разрекламированные выступления певицы в Байройте, где она должна была дважды спеть в середине августа партию Эльзы в «Лоэнгрине». Втуне пропали хлопоты Кристиана Тилеманна, нынешнего музыкального руководителя фестиваля, усиленно лоббировавшего первое появление Нетребко на Зеленом холме. После дрезденского «Лоэнгрина» 2016 года, где Нетребко дебютировала в первой в ее жизни вагнеровской партии, он преисполнился энтузиазма по поводу ее певческих и артистических качеств, но, увы, слишком понадеялся на надежность достигнутых договоренностей. В итоге Анна с супругом отправились на заслуженный трехнедельный отдых (последние фото певицы в Инстаграме обнаруживают ее местонахождение то в Сочи в бассейне в компании Киркорова, то в Екатеринбурге на открытии Конгресс-центра). А в Байройт на замену спешно была призвана Аннет Даш; она пела здесь в предыдущей, совершенно выдающейся, постановке Ханса Нойенфельса, однако абсолютно не знала рисунка роли в нынешнем спектакле Ювала Шарона. Впрочем, спектакль Шарона настолько статичен и неспешен, что партнеры певицы вполне могли прямо на сцене подсказывать ей, куда идти.
Словом, триумфального прихода русских в Байройт не случилось — если не считать безусловного успеха Семена Бычкова за пультом в «Парсифале» и шумных оваций в адрес Елены Панкратовой, которая блистательно спела партии Кундри и Ортруды. И дирижер, и певица, впрочем, в России давно не живут — как и Нетребко, обосновавшаяся в Вене. И это еще раз подчеркивает условность деления на «русских» и «нерусских» музыкантов.

=========================
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Ср Сен 04, 2019 1:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090401
Тема| Музыка, Опера, Байройтский фестиваль, Персоналии, Валерий Гергиев, Тобиас Кратцер
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| Декларация свободы
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-09-03
Ссылка| https://rg.ru/2019/09/03/sobytiem-bajrojtskogo-festivalia-stal-tangejzer-s-debiutom-valeriia-gergieva.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Появление имени Валерия Гергиева в Байройтской афише - событие, давно ожидаемое в музыкальном мире. Признанный одним из лучших вагнеровских дирижеров, поставивший на Мариинской сцене, где когда-то дирижировал сам Рихард Вагнер, "Кольцо", "Парсифаля", "Тристана и Изольду", "Летучего голландца", "Лоэнгрина", чьи вагнеровские записи на лейбле Mariinsky были отмечены номинациями и премиями, он, казалось, давно должен был попасть в "священный" клан байройтских дирижеров. Но обстоятельству препятствовал известный гергиевский график, в котором не было свободных месяцев для репетиций, а их регламента жестко придерживаются на Зеленом холме. И хотя в этом году ситуация кардинально не изменилась, Байройтский фестиваль и Гергиев сумели найти компромисс, и дебют маэстро на главной вагнеровской сцене состоялся. Партитуру "Тангейзера" Гергиев осваивал впервые, готовил заранее, исполнял в концертном варианте, а весной представил спектакль в Мариинском-3 (впервые с 1923 года)

Между тем, новый байройтский "Тангейзер" с участием Гергиева и в постановке 39-летнего немецкого режиссера Тобиаса Кратцера, оказался одной из самых неординарных постановок этой партитуры за всю ее историю. И, возможно, самой радикальной для Байройта, даже в сопоставлении с нашумевшей в 2013 году на 200-летие Вагнера интерпретацией в революционно-социологическом ключе "Кольца" Франко Касторфом. И хотя новый "Тангейзер" обнаруживал явные параллели с эстетикой касторфской постановки - деконструкция мифа, мультифактурность, приемы театра-doc., лайф-видео, в "Тангейзере" Кратцер пошел дальше - расширил поле вагнеровского театра живым перформансом, перекинувшим действие оперы из зала в парк, на Зеленый холм, из сюжета оперы - в живую реальную жизнь. В антракте персонажи спектакля - Венера (Елена Жидкова), нигерийско-лондонский трансвестит Шоколадный Торт и карлик Оскар (Манни Лауденбах) с игрушечным барабаном (мифологизированный в немецкой культуре персонаж Оскар Мацерат из романа Гюнтера Грасса "Жестяной барабан), устроили на берегу пруда экшн с трансвеститским шоу и созданием анархистского лозунга "Свободен в желаниях! Свободен в действиях! Свободен в наслаждениях! RW". Этот лозунг, растянутый компанией во время второго действия на балконе Байройтского театра - квинтэссенция "Революции" (1849), написанной Вагнером во времена его революционной молодости и дружбы с анархистом Михаилом Бакуниным.

Для новой постановки оперы в Байройте как раз и выбрали вторую, дрезденскую редакцию (1847), сделанную во времена увлечения Вагнера революционным анархизмом. И поражает, насколько революционно и одновременно ювелирно Кратцер сумел перевести вагнеровский сюжет о Тангейзере, противопоставившего себя Вартбургскому обществу и воспевающего свободу любви, искусства, в абсолютно актуальный современный контекст. Под знаменитую Увертюру, звучавшую у Гергиева рельефно и аскетично, с мрачноватым, "давящим" звуком темы пилигримов и взвивающимися роскошными струнными в венерианских мотивах, на экране развернулся немой видео-сюжет (видео Мануэль Браун): энергичная красивая блондинка в сверкающем трико - Венера, темнокожий трансвестит, карлик и Тангейзер в клоунском наряде - фрики, нарушители табу, беззаботно мчащиеся в минифургоне по Тюрингским дорогам и наслаждающиеся свободой - весельем, наркотиками, розыгрышами, хулиганским воровством бургеров и бензина. Это инфантильное, абсурдно преувеличенное веселье продолжалось до тех пор, пока компания не столкнулась с полицейским и не задавила его, опасаясь ответственности, колесами своего фургона. Потрясенный Тангейзер (американский тенор Стивен Гульд) решил покинуть компанию циничной Венеры.

Кратцер виртуозно синтезирует в спектакле пародию, многочисленные аллюзии, мистификацию, психоаналитические подтексты и непрерывный поток действия, сталкивающий экранные и сценические события. Тангейзер попадает в окрестности Вартбургского замка - точной копии Байройтского Фестшпильхауса, возвышающегося на холме; навстречу ему идут нарядные "пилигримы", вагнерианцы с театральными программками в руках, миннезингеры - участники оперы "Тангейзер", которую разыграют на реальной сцене в следующем действии. Тут включается формат "театра в театре", когда в сценографии, копирующей интерьеры Средневековья (сценограф Райнер Зелмайер), под звуки арфы разыгрывается состязание миннезингеров, а тем временем на экране в режиме лайф разворачивается репортаж о комическом штурме Венеры и Ко балкона Фестшпильхауса. Крупные планы камеры гипертрофируют реакции персонажей - гротескную мимику и хаотичные движения Венеры, скептические реакции Тангейзера на "традиционное" искусство Вольфрама фон Эшенбаха (Маркус Айхе), кошачьи движения Шоколадного Торта, депрессивные эмоции Элизабэт (Лизе Давидсен), артистки "вартбургской" труппы, безнадежно влюбленной в Тангейзера. Состязание миннезингеров, где Тангейзер яростно поет возбужденный гимн, адресованный Венере, кстати, успевшей уже к тому времени прорваться с улицы на сцену, заканчивается вмешательством полиции. В мистификацию включается сама Катарина Вагнер, набирающая на экране телефонный номер 110.

Кратцер лишает эту историю романических красок: его Тангейзера не трогают чувства Элизабэт, он выбирает только путь свободы и яростно раздирает в клочья партитуру "Тангейзера" (свое творение), когда Римский папа не прощает его грехи. Союз искусства, жизни и любви - утопия? Элизабэт, не дождавшись его возвращения, бессмысленно отдается переодетому в клоуна фон Эшенбаху и обрывает свою жизнь. А экран транслирует идеалистическую картину - счастливые Тангейзер и Элизабет весело мчатся в фургоне по Тюрингским лесам.

В этом виртуозно выстроенном спектакле вагнеровская партитура предстает не только в актуальном социальном дискурсе, но и в неожиданной музыкальной трактовке Гергиева - четкой, рельефной, крупной. Вообще от Гергиева в Байройте ждали какого-то откровения, прорыва в прочтении этой партитуры, учитывая его колоссальный вагнеровский опыт, мастерство в оркестровой колористике, качество масштабности, умение строить звуковые миры, наконец его завораживающий магнетизм. Почти все свои качества он и продемонстрировал, вступив в диалог с кратцеровской трактовкой. Нервный пульс венерианских тем, красивый оркестровый звук в сценах Тангейзера и Элизабэт, четкие инструментальные рельефы, трепещущие высокие тремоло и яркие фанфары, тяжелое звучание "пилигримов" в финале, поперек просветленного кратцеровского эпилога. Однако некоторых не устроило, что в трактовке Гергиева не было привычной роскоши оркестрового звука, его фирменных "озарений", что на премьерном спектакле у оркестра были нестыковки с хором. В качестве аргументов фигурировал пресловутый график Гергиева, политика. Между тем, на пресс-конференции Катарина Вагнер подтвердила, что все репетиции, предусмотренные контрактом, Гергиев провел. А по мнению другой части критиков, в том числе тех, кто присутствовал на первом спектакле, "никогда увертюра к "Taнгезйеру" не звучала более чувствительно, а вся опера - более умно", чем в этой постановке. В этом впечатляющем "Тангейзере" - действительно заряжающим своей "революционной" энергией и живой эмоциональной связью с современным миром.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Пт Сен 06, 2019 1:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090501
Тема| Музыка, XI Международный конкурс органистов им. Микаэла Таривердиева, фестиваль «Орган+», Персоналии, Вера Таривердиева
Автор|
Заголовок| Мировые премьеры, трамвай и концерт на заводе: в Калининграде открывается XI Международный конкурс органистов им. Микаэла Таривердиева
Где опубликовано| © Комсомольская правда
Дата публикации| 2019-09-03
Ссылка| https://www.kaliningrad.kp.ru/daily/27023/4087050/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

XI Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева добрался до Калининграда. Позади первый тур, который проходил в американском Лоуренсе, немецком Гамбурге и в Москве.

Заключительный этап творческих соревнований сопровождает фестиваль «Орган+».

О программе и особенностях конкурса этого года рассказала его арт-директор Вера Таривердиева.

- Сегодня открывается XI Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева. Что ждет калининградцев?

- У калининградцев есть шанс приобщиться к мировому органному сообществу. Мне рассказали, что из Москвы летит группа из 50 человек специально на открытие конкурса 3 сентября. Потому что пропустить такое нельзя. Специально для этого концерта, который называется «Сюита в старинном стиле», пять композиторов из разных стран написали произведения. В Кафедральном соборе на острове Канта прозвучат сочинения композиторов Александра Чайковского и Михаила Аркадьева из России, Лаури Йыэлехт из Эстонии, Ваче Шарафьяна из Армении и Франца Данкзангмюллера из Германии. Это событие с мировыми премьерами. В концерте принимают участие лауреаты нашего конкурса органистов.
С самого начала мы пытались устраивать не просто соревнование органистов, а еще и представлять уникальные программы, которыми открывался конкурс. Благодаря этому появился фестиваль «Орган+», который выделился в отдельное событие, и в отличие от конкурса, проходящего раз в два года, проводится ежегодно. На него тоже люди приезжают специально из других городов.
Калининград ждет уникальная, пожалуй, единственная в мире возможность на протяжении двух дней, 4 и 5 сентября, послушать выступления 22 музыкантов, которые прошли во второй тур. В Калининград приедут участники из разных стран: России, США, Великобритании, Франции, Польши, Китая, Германии, Хорватии, Южной Кореи, Японии. Они выступят в областной филармонии.

- Конкурсу исполнилось 20 лет. Вы помните, как все начиналось?

- Первый конкурс - это была просто моя авантюра, которая, слава богу, закончилась успешно и даже триумфально. На мой призыв войти в жюри откликнулись мировые звезды органного исполнительства, такие, как Мишель Шапюи и Жан Гийю. Это два самых известных органиста второй половины XX века! Был шикарный концерт-открытие.

- Для Калининграда тогда это стало культурным потрясением.

- Концерт-закрытие, который вел Святослав Бэлза, транслировался в прямом эфире. Сегодня такое невозможно даже представить. А тогда это было! На следующий день, когда я стояла на автобусной остановке, слышала, как люди обсуждали концерт и говорили: «На органе можно играть, оказывается, не только руками, но и ногами». В городе действительно было потрясение.
Вот бы и сегодня транслировать выступления в прямом эфире! Но таких форматов на телевидении сейчас нет вообще. Увы и ах!

- 20 лет проведения конкурса - огромная работа. Кто вам помогает?

- К нам присоединились очень хорошие люди. Председателем попечительского совета является Министр иностранных дел России Сергей Викторович Лавров. Помогает Министерство культуры Российской Федерации - мы получаем субсидию на проведение конкурса. Субсидию получаем и от правительства Калининградской области. Ни один губернатор, а в судьбе конкурса участвовали все, никто не отошел в сторону. Я говорю: «К нам есть вход, но нет выхода». И ведь действительно - конкурс, который решает профессиональные задачи, он еще и объединяет. Наш конкурс собирает, дает возможность найти близких людей, которые потом становятся участниками многих сногсшибательных проектов. Так, как живет орган Кафедрального собора, не живет ни один орган мира. Такие у нас необычные проекты!
Не могу не назвать компанию «Автотор», которая активно помогает и с 2003 года предоставляет нам весь премиальный фонд. Я восхищаюсь этим предприятием, поскольку мы каждый год, и этот год не исключение, устраиваем концерт на «Автоторе», прямо в цеху. Один из лучших концертов и одна из лучших публик, которые вообще бывали. Это незабываемо, когда останавливают конвейеры и замирает работа, а все люди собираются в цеху и слушают музыку. После того как мы первый раз провели у них концерт, они купили рояль. На заводе свой рояль - такого примера больше нет в мире. Это особое качество отношения руководства к своим сотрудникам. Их поддержка культуры и нашего конкурса - это не просто выделение средств. Это понимание того, что мы делаем и свидетельство уникальности предприятия. Скажу больше - это особая философия людей, которые хотят, чтобы в Калининграде было такое событие.

- Еще одна необычная площадка фестиваля - трамвайное депо. Будет ли там концерт в этом году?

- К сожалению, нет. Мы вынужденно перенесли концерт французской певицы Кристель Лури из депо в Кафедральный собор. Связано это с масштабным ремонтом улицы Киевской, где разрыто все. К депо мы традиционно подъезжали на трамвае, сейчас это невозможно. Да и зрителям никак к депо не подъехать.
Но на трамвае мы поедем обязательно: от памятника «Мать Россия» до Кафедрального собора, где состоится вечерний концерт «Париж, Париж!».
Уже в следующем году концерт в депо, в этом уникальном пространстве, состоится. Потому что ремонт завершат, и никаких препятствий не будет.

- Что вы пожелаете участникам конкурса?

- Играть на максимуме своих возможностей. Но помнить, что конкурс есть конкурс. Участники волнуются, что-то вдруг может произойти. Были блестящие музыканты, которые не проходили. Такое случается. И даже если кто-то не получит премию, нужно знать, что Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева это колоссальная школа и возможность общения. Желаю участникам воспользоваться этой редкой возможностью общаться друг с другом. Наш девиз: «Мы счастливы, потому что мы вместе». Я хочу, чтобы участники конкурса именно так себя ощущали.

КОНКРЕТНО
Куда идти на концерт

3 сентября 19.00
Кафедральный собор. Торжественное открытие конкурса.
«Сюита в старинном стиле».
Александр Чайковской (Россия) - Увертюра.
Ваче Шарафьян (Армения) - Ария (мировая премьера).
Лаури Йолехт (Эстония) - Менуэт и Токката (мировая премьера).
Михаил Аркадьев (Россия) - Сарабанды.
Франц Данкзангмюллер (Германия) - Фантазия для органа и голосов погибших оргАнов (мировая премьера).
В концерте принимают участие лауреаты международного конкурса органистов имени Микаэла Таривердиева Лада Лабзина, Мансур Юсупов, Андрей Бардин (Россия), Антонио Ди Дедда (Италия), Франц Данкзангмюллер (Германия), а также Камерный оркестр Калининградской филармонии.

4-5 сентября 10.30 - 22.00
Концертный зал филармонии им. Е.Светланова. Прослушивания второго тура

6 сентября 19.00
Фридрихсбургские ворота
«Как свежи были розы» - литературно-музыкальная композиция по сценарию Сергея Соловьева.
Сати Спивакова, Владимир Кошевой, Алексей Гориболь (фортепиано).

7 сентября
Кафедральный собор
Прослушивания третьего тура:
13.00 - 16.00.
18.00 - 21.00.

8 сентября
Торжественная церемония закрытия конкурса органистов имени Микаэла Таривердиева, концерт победителей.

11 сентября 19.00
Кафедральный собор
«Литании», Джеймс Хигдон (орган, США).
В программе: произведения Жана Алана, Николя де Гриньи, Микаэла Таривердиева, Оливье Латри, Самюэля Барбера.
В концерте принимает участие Галина Кузнецова (сопрано).

13 сентября 19.00
Кафедральный собор
«Париж, Париж!», посвящение Эдит Пиаф.
Кристель Лури (вокал, Франция), ансамбль солистов Калининградского оркестра народных инструментов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Пт Сен 06, 2019 1:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090502
Тема| Музыка, XI Международный конкурс органистов им. Микаэла Таривердиева, фестиваль «Орган+», Персоналии, Вера Таривердиева, Владимир Королевский, Эндрю Моррис, Даниэль Зарецкий, Франц Данкзангмюллер, Олег Нестеров, Дмитрий Булгаков, Лаури Йыэлехт, Антонио Ди Дедда, Лада Лабзина, Мансур Юсупов, Александр Чайковский, Ваче Шарафьян, Михаил Аркадьев, Джордж Харлионо, Андрей Бардин, Роман Минц, Анна Кошкина
Автор| ЕВГЕНИЯ КРИВИЦКАЯ
Заголовок| ТЕРРИТОРИЯ МУЗЫКИ НА ОСТРОВЕ КАНТА
В КАЛИНИНГРАДЕ ОТКРЫЛСЯ XI МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНКУРС ОРГАНИСТОВ ИМЕНИ МИКАЭЛА ТАРИВЕРДИЕВА

Где опубликовано| © Музыкальная жизнь
Дата публикации| 2019-09-05
Ссылка| http://muzlifemagazine.ru/territoriya-muzyki-na-ostrove-kanta/
Аннотация| КОНЦЕРТ


Роман Минц, Анна Кошкина и Дмитрий Булгаков. Фото: Юлия Алексеева

Чтобы попасть в самую западную точку России молодым музыкантам пришлось пройти серьёзное профессиональное испытание — предварительный конкурс в одной из точек мира. Каждый выбирал удобный маршрут: Гамбург, Лоуренс или Москву. Кстати, выбор далеко не всегда определялся местом проживания кандидатов. Например, некоторые российские участники поехали в Германию, чтобы поиграть на историческом органе церкви Святого Михаэля в Гамбурге. Ведь конкурс, по словам одного из участников состязания Владимира Королевского, «замечательная возможность погрузиться в органную среду и продолжить творческое развитие». Этот молодой артист участвует в состязание второй раз, и подобный пример не единичный. Американец Эндрю Моррис пробует пробиться в финал в третий раз. «Мне повезло, что первый тур проходит в моем родном городе Канзас. Впервые я попытал счастье в 2015 году – мне интересно было поехать в Россию, увидеть Калининград и поиграть на этих замечательных органах. И мне приятно вновь окунуться в атмосферу конкурса, встретиться со всеми – я чувствую в Калининграде себя как дома».

Привлекательность таривердиевского конкурса не только в музицировании в окружении исторических достопримечательностей, но и в реальном шансе выстроить карьеру. По мнению заведующего кафедрой органа и клавесина Санкт-Петербургской консерватории, члена жюри Даниэля Зарецкого, «условия конкурса позволяют участникам показать себя в выгодном свете. В третьем туре им предлагается сыграть свободную программу. Для этого конкурса важно, чтобы лауреаты получили не только денежный приз, но и ангажементы. Представители концертных организаций, жюри как раз по третьему туру смогут оценить умение участников составлять яркую, интересную программу».
По словам основателя конкурса, его «локомотива» Веры Таривердиевой, уже подтвердили готовность принять новоиспеченных лауреатов залы в Санкт-Петербурге, Московская консерватории, филармонии в Томске, Архангельске, Белгороде, Краснодаре… «Насколько мне важно влиять на музыкальную жизнь? — размышляет Вера. — Когда мы начинали 20 лет назад конкурс, то в Калининграде не было ни одного местного органиста. Теперь они есть, двое прошли во второй тур, и я желаю им успеха. Конкурс не стоит на месте: он начинался в Калининграде и в Москве, с 2005 года прибавился европейский отборочный тур в Гамбурге, с 2007 года — американский тур в Канзасе. В моих фантазиях возникла мысль об азиатском туре… Но главное — сохранить традиции и логистику, которая удачно придумана и работает. А все сумасшедшие идеи пусть осуществляются в рамках фестиваля «Орган+»».
Фестиваль действительно вызывает легкое головокружение, кажется, что он намеренно взрывает устои академизма в таком сакральном месте как Кафедральный собор. Но стоит подумать о новой сакральности, рождающейся сейчас, в третьем тысячелетии, когда собор возродился из руин и обрел новое измерение – как дом искусств, открытый всему творческому, интересному, актуальному.
«Орган+» начался в этом году не синхронно с конкурсом, а раньше, 25 августа, проектом «Из жизни планет» продюсера, композитора, гитариста Олега Нестерова и его группы «Мегаполис». «Мне кажется, что на открытии фестиваля „Орган+“ может произойти пересечение бесконечностей, — считает Нестеров. — Все объединит орган: страны, культурные коды, судьбы, время, завтрашнее и вчерашнее. „Из жизни планет“ — музыкальное посвящение неснятым фильмам 60-х, его герои — сами, как планеты, смотрят на нас со своих орбит. И тоже принадлежат вечности, как и органы. Как и храмы, где они стоят. Как и музыка, которую они играют. Фильмы стареют быстро, за редким исключением. Только музыка, в них звучащая, может оставить их в памяти человечества».
Во второй вечер, совпавший с открытием конкурса, тема жизни и смерти получила продолжение в Фантазии для органа и голосов погибших органов Франца Данкзангмюллера. Немецкий композитор и органист записывал звуки «умирающих» инструментов, которые звучали с экрана, сопровождая кадры полуразрушенных храмов, останков клавиатуры и труб, черепов. Для праздничного момента, каким, безусловно, является старт конкурсных баталий, перевес мрачных образов удивил, но «гений места» — Иммануил Кант, помог правильно воспринять философию размышлений о скоротечности мира перед лицом вечности.
А сама программа получила провокационное название «Сюита в старинном стиле». Провокационное, поскольку наполнение традиционных жанров оказалось самым что ни на есть современным. Вера Таривердиева подчеркнула, что все шесть сочинений написаны специально для органа Калининградского кафедрального собора, а некоторые прозвучат впервые «здесь и сейчас». Среди мировых премьер — Ария Ваче Шарафьяна, в которой мелодический орнамент у солирующего гобоя (Дмитрий Булгаков) ассоциировался с импровизациями армянского дудука. По контрасту более умозрительно воспринималась минималистичная по духу Токката Лаури Йыэлехту. Для горячего темперамента итальянского органиста Антонио Ди Дедда тут было маловато простора. А вот Ладе Лабзиной и Мансуру Юсупову, открывавшим концерт Увертюрой Александра Чайковского для двух органов и литавр, повезло больше. Композитор постарался вдохнуть жизнь «в монстра, который не дышит» (так недобро отзывался об органе И.Стравинский). Мистические переклички тутти главного органа на хорах и тихих реплик-отголосков малого органа на сцене перебивали экстатические каденции литавр, символизирующие «шум времени», витальную энергию и драйв.

Еще одним героем вечера стал Михаил Аркадьев, чье композиторское творчество было представлено двумя сочинениями. «Соната пламени» написана для младшего брата органа – рояля. И не будь такого замечательного интерпретатора как юный Джордж Харлионо, сочинению не удалось бы «вписаться» в сюитный формат. Но британский пианист, выступивший несколько дней ранее на еще одном фестивале в соборе «Территория мира – территория музыки», очаровал всех и получил право специального гостя в органной тусовке.
А сам Михаил Аркадьев встал за пульт Камерного оркестра Калининградской филаромнии и продирижировал своей пьесой «Сарабанды». Кроме голоса вечности, органа, за которым солировал еще один лауреат Таривердиевского конкурса Андрей Бардин, здесь ведут диалоги скрипка (Роман Минц), гобой (Дмитрий Булгаков) и виолончель (Анна Кошкина).

То и дело слушатель «выхватывает» знакомые мотивы: Фолия, Пасскалия Генделя, фрагмент из финала Четвертой симфонии Брамса, начало Чаконы для скрипки Баха и побочная тема из Сонаты си минор Листа… Автор по-своему философствует, цитируя великие произведения, чтобы показать единство корней у разных композиторов, сближая их в ритме сарабанды.
« “Орган+”уникален атмосферой места, в которой сплетаются эмоции слушателей и артистов», — так оценил происходящее министр культуры Калининградской области Александр Ермак. И с этим нельзя не согласиться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Сен 07, 2019 12:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090601
Тема| Музыка, Опера, Государственная академическая капелла Санкт-Петербурга, «Così fan tutte», MusicAeterna, Персоналии, Теодор Курентзис, Надежда Павлова, Мингджи Лей, Мария Шабашова, Израэль Голани, Александр Прозоров
Автор| Дмитрий Ренанский
Заголовок| Увертюра
ТЕОДОР КУРЕНТЗИС И MUSICAETERNA ДЕБЮТИРОВАЛИ В ПЕТЕРБУРГЕ

Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2019-09-03
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/22276-uvertyura
Аннотация| КОНЦЕРТ


© Александра Муравьева

1 сентября на сцене Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга при поддержке банка ВТБ состоялось первое выступление оркестра и хора MusicAeterna в статусе независимого коллектива — Теодор Курентзис продирижировал концертным исполнением оперы Моцарта «Così fan tutte» («Так поступают все женщины»). С подробностями — Дмитрий Ренанский.
Это изначально был больше чем концерт — и немудрено, что ему аккомпанировал стрекот новостной ленты, ежечасные обновления которой расходились в десятках статусов, сотнях перепостов и тысячах комментариев, уравнивавших важное с неважным и сливавшихся в неразличимый информационный шум. «Теодор Курентзис ушел в отставку с поста худрука Пермской оперы», «MusicAeterna переезжает в Петербург», «судьба Дягилевского фестиваля в Перми остается под вопросом», «на первом концерте MusicAeterna у публики будут отбирать мобильные телефоны» — переплетаясь между собой, новостные потоки образовывали токсичный контрапункт, грозивший помешать восприятию главного — собственно музыки.

В сухом остатке получается вот что: штаб-квартирой независимого MusicAeterna стал Дом радио, причем обещано, что из репетиционной базы он вскоре превратится в культурный кластер с образовательной и выставочной программами, — а это значит, что знаковое для истории Ленинграда-Петербурга пространство, существовавшее долгие годы в статусе закрытого полурежимного объекта, будет наконец-то возвращено широкой городской публике.

Первые изменения можно было заметить невооруженным глазом уже в конце августа, когда на перекрестке Итальянской и Малой Садовой наблюдалось небывалое оживление, — в дни репетиций моцартовской программы Дом радио быстро сделался объектом паломничества меломанов обеих столиц. Концертные планы MusicAeterna известны до конца календарного года — подопечные Курентзиса будут выступать на всех ключевых площадках города, от филармонии до капеллы, примерно раз в месяц: в октябре — с Реквиемом Моцарта, в ноябре — с Реквиемом Верди, в декабре — с Девятой симфонией Малера и новогодним «Рамо-гала». Сразу после петербургского дебюта в новом статусе Курентзис и Сo улетели на гастроли, чтобы после традиционного уже выступления на Musikfest Bremen представить в Вене и Люцерне трилогию Моцарта — Да Понте. Определиться с названием для концерта в капелле не составляло особого труда: ровно восемь лет назад, в сентябре 2011-го, постановка «Così fan tutte» открыла «пермский период» MusicAeterna — о феномене «уральского Моцарта» сначала в России, а потом и за рубежом впервые заговорили именно после премьеры «Школы влюбленных».

Впрочем, сколь бы символичным ни казался выбор «Così», он заочно ставил петербургскую публику в куда более непростое положение, чем пресловутый формат #phonefreeconcert, о котором так много судачили в соцсетях (на деле он свелся к тому, что на входе в капеллу зрителям настойчиво-нежно предлагалось либо оставить свои телефоны в специальных ячейках в холле, либо выключить их до начала антракта). В конце концов, многие из тех, кто пришел 1 сентября в капеллу, наизусть выучили запись «Così», сделанную Курентзисом пять лет назад и ставшую с тех пор единственно возможной, — с ее ураганными темпами, закрученной интонационной интригой и фирменным перфекционизмом студийных затворников. Теперь нам предлагалось столкнуться с «Così fan tutte» живьем — без Симоны Кермес, Малены Эрнман и Кристофера Мальтмана, но зато с тысячей ежеминутно кашляющих и чихающих человек в придачу. Те, кто все-таки рискнул на эксперимент, остались в выигрыше: они услышали трактовку моцартовской партитуры, которая значительно отличается от той, что в 2014-м вышла на Sony Classical и в том же году была представлена в Петербурге живьем на гастролях в рамках «Золотой маски».
«Così-2019» звучит куда более симфонично — и дело тут не в пышности, масштабности, разнообразии музыкальной ткани, но в диалектичности, противоречивости, разнообразии ее организации и устройства: так и тянет сказать, что это Моцарт дирижера, сыгравшего за последние годы очень много Верди и Малера. MusicAeterna работает как оркестр-трансформер, способный в доли такта менять форм-фактор, инструментарий и техническое оснащение: контраст между классицистской ясностью увертюры и мрачным, под стать голосу Надежды Павловой (Фьордилиджи), романтизмом арии «Come scoglio immoto resta» здесь таков, что кажется, что его можно достичь только на этапе постпродакшена. Не растратив драйва, пять лет спустя Курентзис усиливает в «Così» мягкое, лирическое измерение, за которое у вокалистов в новом составе отвечает феноменальный китайский тенор Мингджи Лей (Феррандо). В моцартовской вселенной MusicAeterna вообще много новых dramatis personæ, в числе главных — пианистка Мария Шабашова: вместе с партнерами по группе continuo — лютнистом Израэлем Голани и виолончелистом Александром Прозоровым недавняя героиня зальцбургского «Идоменея» превращает каждый речитатив в событие.
Это был очень гармоничный и очень петербургский вечер: за дирижерским пультом — ученик Ильи Мусина, за первым пультом первых скрипок — один из самых тонких музыкантов города Владислав Песин, в зале — Александр Сокуров, Леонид Десятников и Диана Вишнева. И вот что, пожалуй, самое интересное. Разлитую в воздухе нервозность как рукой сняло аккурат за несколько секунд до выхода дирижера и певцов на сцену — в тот самый момент, когда из середины партера поднялся Николай Мартон, обратившийся к публике с вполне дежурной репликой о необходимости выключить мобильные телефоны. Трудно сказать, был ли этот жест тщательно подготовлен — или оказался обаятельным экспромтом, но более тонкий режиссерский ход трудно себе и представить: давно ставший знаком Петербурга голос премьера Александринки установил в зале капеллы ту камерную, доверительную атмосферу, в которой Курентзис в итоге дал свой едва ли не самый удачный российский концерт последних лет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Сен 07, 2019 12:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090602
Тема| Музыка, Опера, Дягилевский фестиваль, Персоналии,
Автор| Константин Кадочников, Пермь
Заголовок| Театр не дозвонился до Теодора Курентзиса
Дягилевский фестиваль будут проводить без его худрука

Где опубликовано| © "Коммерсантъ"
Дата публикации| 2019-09-04
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4081630
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Пермский театр оперы и балета начал готовиться к Дягилевскому фестивалю без участия экс-худрука театра Теодора Курентзиса — сайт Пермской оперы сообщил, что господин Курентзис не ответил на поступившие предложения. В коллективе Теодора Курентзиса MusicAeterna заявили, что не получали от краевых властей официального сообщения о готовности заключить договор на проведение фестиваля.

Подготовка к проведению международного Дягилевского фестиваля—2020 может начаться без участия бывшего художественного руководителя фестиваля и Пермского театра Оперы и балета Теодора Курентзиса. Об этом “Ъ-Прикамье” рассказал источник, близкий к правительству Пермского края. По его словам, господину Курентзису и его коллективу MusicAeterna были направлены предложения о сотрудничестве, «но ответа не поступило». «Если ответа нет, значит будем начинать формировать программу. В предыдущие годы подавляющий объем работы проводил Театр оперы и балета, поэтому ничто не мешает нам начать подготовку к фестивалю. Все-таки целый край одного человека ждать не может»,— объяснил собеседник. Однако он не исключил, что Теодор Курентзис может присоединиться к работе над фестивалем, «если примет такое решение».

В пресс-службе MusicAeterna заявили “Ъ-Прикамье”, что «ни менеджмент, ни руководители фонда не получали официального сообщения от министерства культуры Пермского края о готовности заключить договор о проведении Дягилевского фестиваля в Перми». «Также не обсуждалось содержание этого договора»,— добавили в пресс-службе.

Интернет-журнал «Звезда» со ссылкой на некое письмо Теодора Курентзиса в адрес министерства культуры Пермского края пишет, что музыкант намерен отказаться от участия в организации и проведении фестиваля, если до 19 сентября 2019 года не будут достигнуты договоренности о заключении контракта с министерством.
Однако пермский минкульт явно не спешит договариваться напрямую с Теодором Курентзисом. От комментариев там отказались, сославшись на то, что переговоры со своим экс-худруком ведет Театр оперы и балета. При этом на сайте Пермской оперы уже появилось сообщение о том, что театр не получил от Теодора Курентзиса ответа на предложения и поэтому самостоятельно начинает подготовку к Дягилевскому фестивалю, запланированному с 18 по 28 июня 2020 года.
«Вместе с тем, Пермский театр оперы и балета всегда будет открыт предложениям со стороны Теодора Курентзиса по его участию в фестивале»,— отмечается в обращении.

Напомним, Дягилевский фестиваль проводится в Перми с 2003 года. Основным организатором выступает Пермский академический театр оперы и балета имени Чайковского. Учредитель — министерство культуры Пермского края. За время существования фестиваль стал одним из главных культурных брендов региона, в этом году его посетили более 30 тыс. человек.
С 2012 года художественным руководителем фестиваля является Теодор Курентзис. Летом этого года он покинул должность художественного руководителя Пермской оперы на фоне конфликта с краевым руководством, но при этом изъявил желание продолжать руководить фестивалем. Однако господин Курентзис пожелал заключить контракт не с театром, а напрямую с региональным министерством культуры. В ведомстве заявили, что это невозможно, но не исключили возможности заключения соглашения о сотрудничестве с фондом «Музыкаэтерна» в рамках Дягилевского фестиваля.

Ранее коллектив MusicAeterna, которым руководит Теодор Курентзис, сообщил о планах проведения фестиваля в парижском театре Шатле, где 110 лет назад импресарио Сергей Дягилев открыл свой первый балетный сезон. В MusicAeterna утверждают, что не планируют использовать бренд Дягилевский фестиваль за пределами Перми.

Депутат Пермской думы, учредитель Фонда поддержки культурных проектов «Новая коллекция» Надежда Агишева считает, что участие Теодора Курентзиса в Дягилевском фестивале важно не только в контексте этого проекта, но и культурной политики региона в целом. «Отказ министерства культуры от сотрудничества с Теодором Курентзисом в контексте реализации новой культурной политики означает, что в этой политике роль творческого лидера любого масштаба не имеет значения»,— полагает депутат. «При этом никаких альтернатив не представлено. Поэтому непонятно, откуда должна появиться творческая энергия, которая может поддерживать анонсированные властями инфраструктурные проекты в сфере культуры»,— добавила госпожа Агишева.

Экс-министр культуры Пермского края Николай Новичков считает Дягилевский фестиваль «достоянием всего региона, а не собственностью какой-либо организации». «Жаль, что фестиваль пройдет без Теодора Курентзиса, но он в любом случае должен жить дальше, должны находиться новые звезды и новые имена»,— не теряет надежды господин Новиков.
«Новый Дягилевский фестиваль должен быть серьезного, международного уровня. Конечно, театр — базовая организация, но ответственность за результат лежит не только на команде Пермской оперы. И если театру нужна помощь, то краевые власти и общество должны ее оказывать»,— добавил экс-министр.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Сен 07, 2019 12:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019090603
Тема| Музыка, Персоналии, Роман Минц
Автор| Варвара Турова
Заголовок| РОМАН МИНЦ: «Я ПРИДУМЫВАЮ ИСТОРИИ, КОТОРЫЕ ПОТОМ ЗАЗВУЧАТ»
Где опубликовано| © Ваш досуг
Дата публикации| 2019-09-04
Ссылка| https://www.vashdosug.ru/msk/concert/article/2567585/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Со скрипачом Романом Минцем, худруком легендарного фестиваля «Возвращение», музыкантом, занимающим в России нишу «интеллектуального исполнительства» и куратором нового восхитительного абонемента в Аптекарском огороде, специально для Вашего Досуга поговорила его подруга, Варвара Турова.

— В недавнем анонсе твоего концерта с Андреем Гугниным, издание «Ваш Досуг», для которого мы сейчас беседуем, назвало тебя «лучшим скрипачом страны» (а Гугнина — «лучшим пианистом страны»). Что ты об этом думаешь?

— Лучше бы они написали «Лучший пианист страны Андрей Гугнин сыграет со скрипачом Романом Минцем». Вообще такие вещи потом плохо отражаются на нас. И если человек говорит такое, значит он не разбирается.

— Ты не лучший скрипач страны?

— Когда-то у «Битлз» на пресс-конференции спросили, согласны ли они с тем, что Ринго Старр — лучший барабанщик в мире. Леннон ответил: «Он даже не лучший барабанщик в Битлз».

— Есть кто-нибудь, кого ты можешь назвать «лучшим скрипачом страны»?

— Я не могу. Для меня нет такого понятия.

— Когда был жив Ойстрах, он был лучшим скрипачом страны?

— Он был, наверное, лучшим скрипачом мира. Но это так для меня. Он представлял совершенно определенное направление, определенный стиль. Параллельно существовали другие люди, игравшие кардинально по-другому. С точки зрения меня, как скрипача, он, как скрипач — был лучший вообще. Но когда так пишет издание, подразумевается, что кто-то «лучший» объективно, а не с чьей-то точки зрения.

— Понимаешь, я же не отстану. С точки зрения «тебя, как скрипача», сейчас есть какой-то скрипач, который «лучший в мире»?

— Такого, как Ойстрах, сейчас нет. Думаю, со мной согласятся все скрипачи. Конечно, есть люди, которые в разное время произвели на меня мощное впечатление. В 1993 году я был на концерте памяти Янкелевича, и там Виктор Третьяков играл в одной программе Концерт Глазунова, Первый концерт Прокофьева и Первый концерт Шостаковича. Это был один из лучших концертов в моей жизни вообще. Или, например, сразу после смерти Олега Кагана появилась съемка одного из его последних концертов, они с Юрием Башметом играли Симфонию Кончертанте Моцарта. Эту запись, этот фильм показали в Большом зале консерватории. Для меня это было потрясение. Еще я очень хорошо помню, как впервые услышал цыганского скрипача по имени Роби Лакатош, это тоже было уже давно. Это было в Любеке, на мастер-классах. И мастер-класс Брона (Захар Брон — один из самых популярных скрипичных педагогов в мире) уже заканчивался, а мастер-класс моего профессора Андриевского (Феликс Андриевский — профессор Royal College of Music в Лондоне, ученик легендарных советских профессоров Юрия Янкелевича и Абрама Ямпольского) еще не начался. Полный зал скрипачей. Выходит Роби Лакатош и вдруг начинает делать такие вещи, что у всех этих скрипачей (а там были и очень хорошие скрипачи) отвисают челюсти.

— А в современной ситуации, когда ты ходишь на концерты (не обязательно скрипичные, любые) вот сейчас, у тебя случаются подобные потрясения?

— Я очень редко хожу на концерты, но относительно недавно были два, которые произвели на меня сильное впечатление. Оба в БЗК: сольник Гугнина, где он гениально играл Шопена, и Третий концерт Бартока в исполнении Вадика Холоденко. Не менее гениальный. Да, видишь, оба концерта фортепианные, не скрипичные.

— А на конкурсе Чайковского ты тоже скрипачей не слушал?

— Чуть-чуть включал, но в целом нет. Потому что ... не могу (смеется).

— По идее, вот тут надо закончить интервью, все, что нужно, сказано. Но все-таки спрошу. Тебе нравится играть на скрипке?

— Хороший вопрос. Перейдем к следующему.

— Не перейдем.

— Бывают моменты, когда мне нравится. Но я не воспринимаю это как «игру на скрипке».

— А как ты это воспринимаешь?

— Я воспринимаю это как выражение чего-то. Просто у меня кроме скрипки ничего нет. Скрипка это инструмент и в прямом, и в переносном смысле. Я вообще не причисляю себя к скрипачам, мне не близок скрипичный репертуар, контекст. Многие скрипичные вещи мне чужды, наверное это слышно (улыбается).

— Ты скорее музыкант, чем скрипач?

— Отвечая на вопрос, чем вы занимаетесь, я, наверное, говорю: «я музыкант».

— Учиться играть на скрипке очень трудно. В отличие от пианистов, которые уже после недели занятий могут сыграть какую-нибудь несложную пьеску, скрипачи много лет учатся хотя бы попадать в нужную ноту. Если это было так сложно, что заставляло тебя продолжать учиться?

— Я думаю, что в процессе не отдаешь себе отчета в том, насколько это плохо. Слава богу, я вообще не из музыкантской семьи, у меня не было все время маячащего перед глазами примера. Наверное, я просто не понимал, насколько это все ужасно. Но это действительно мучительный процесс.

— Почему тебя отдали именно на скрипку?

— Мама говорит, что меня отдали просто за компанию, с сыном ее подруги. Они жили в соседнем доме, подруга сказала, что ее сын будет учиться в музыкальной школе, моя мама сказала что-то вроде: «Ну и моего возьми с собой». И когда в музыкальной школе спросили: «На чем ты хочешь играть?», я сказал: «На скрипке». К маминому шоку.

— Ты сперва занимался в духе «мальчик из хорошей семьи играет на скрипочке для общего развития» или сразу был настроен на профессиональное продолжение?

— Ну в 5 лет — какое там профессиональное. Но у меня такие родители, что была идея простая: «Если что-то делаешь, делай это хорошо». Мама к этому подходила серьезно. Сидела на моих уроках с тетрадкой, записывала, и так далее.

— Дико завидую тебе. Это ровно то, чего не было у меня. И кажется, это то, без чего невозможно стать профессиональным музыкантом.

— Мама сама закончила музыкальную школу в Харькове, возможно она как-то жалела, что больше этим не занималась, не знаю. Но она уделяла моим занятиям много времени и сил. Заставляла меня заниматься.

— А когда же стало понятно, что все-таки это твоя профессия?

— Как-то постепенно. К 8 классу уже не было вопросов.

— Не было момента принятия решения?

— Не-а. Я думаю, что я, как начал, так и решил, вот, я играю на скрипке. У меня не было варианта, что я буду заниматься чем-то другим.

— Тебе никогда не хотелось бросить музыку и заняться чем-то другим?

— Как все музыканты, я иногда думал, что буду делать, если вдруг останусь без пальца. Мне кажется, единственное, что меня привлекало в этом смысле всерьез, это документальное кино. Я бы, наверное, мог снимать документальное кино.

— О чем бы ты его сейчас снял?

— Я бы снял фильм про одинокую, в возрасте, учительницу музыки, которая все в это вложила, на самом деле делает все неправильно, не знает, как делать по-другому, делает все это истово, орет на детей, обзывает их последними словами, потом ходит в церковь ставить свечку и замаливать грехи, потому что на самом деле глубоко в душе она хороший человек, только она детей при этом калечит и травмирует психически.

— Ты сам подвел к тому, о чем я хотела спросить дальше. Про пресловутую уже «советскую систему обучения», про «великую русскую исполнительскую школу». Описанная тобою выше учительница музыки — это национальная русская забава, или это встречается во всем мире?

— Это встречается везде. Другой вопрос, что западный мир находится впереди в области прав человека, в общем, и прав детей, в частности. Поэтому то, что там воспринимается как недопустимое отклонение от нормы и повод для каких-то разбирательств, у нас — в порядке вещей до сих пор. Мне повезло, у меня таких учителей не было. Все мои учителя — Л.А. Светлова, Н.М. Фихтенгольц и Ф.А. Андриевский —относились ко мне исключительно нежно. Но я много видел того, что происходило не со мной, и продолжает происходить сейчас. Вообще, это долгий разговор. Есть мнение, что это часть нашей национальной системы отсутствия уважения к друг другу и к себе. Но наверное, это не так просто. Это и часть нашей системы, и специфика этой профессии, искусства. Очень часто в искусстве результат якобы оправдывает все, цель оправдывает средства, кто добился — тот и победил. Это касается и педагогов, и учеников, и родителей. Так что это не совсем, и не только пережиток советской системы.

— Можно добиться успеха без калечения ребенка, без травмы, служения, без всего этого?

— Просто меньше людей добьются успеха. Собственно, а зачем так много? И потом, стоит ли этого того? Я, например, так не считаю.

— Твои дети не учатся музыке?

— Мои дети учатся музыке в режиме «лайт», для общего развития.

— Вернемся к твоей творческой биографии. Как ты оказался в Лондоне?

— Время было такое, почти все где-то оказывались. До нас сюда доходили слухи, мол, у Янкелевича было много учеников — прекрасных скрипачей, а Феликс Андриевский — его «педагогический» наследник. Границы открылись. Я поехал к нему прослушаться, поиграл ему. Он взял меня учиться.

— У тебя сейчас нет потребности с кем-то заниматься, с каким-то учителем?

— Конкретно с учителем — нет, ментор мне не нужен, поздно уже. Другое дело, что, например, я недавно посмотрел мастер-класс Венгерова, я там что-то для себя увидел полезное, какие-то приемы. Я иногда смотрю такие вещи.

— Тебе нравится, как ты сейчас играешь?

— Некоторые свои записи я могу слушать.

— Когда ты слушаешь запись живого концерта, тебе не нравится?

— Что-нибудь обычно не нравится, да. Проблема с записью живых концертов в том, что если там хоть что-нибудь не получилось, то эта запись мне перестает нравиться.

— Ты не прощаешь себе даже мелкие ошибки?

— Нет.

— А когда другие люди совершают их на сцене, это же, наверное, не имеет для тебя никакого значения?

— Не имеет.

— То есть другим ты прощаешь, а себе нет. Почему?

— Наверное, какой-то комплекс. Может, я боюсь, что кто-то другой услышит эти ошибки, а может что-то еще, не знаю.

— Тебе важно одобрение?

— Зависит, от кого оно исходит. Есть люди, которым нужно, чтобы их просто хвалили. Все. Которые обижаются, если этого не происходит. Мне важно, когда хвалит кто-то, кто по-настоящему понимает.

— Успех у публики важен? Я имею в виду очень простые проявления, насколько громко тебе хлопали, сколько раз тебя вызвали на бис…

— Вообще, да. Особенно это важно не в конце концерта, а между произведениями. Нужно, чтобы публика поддерживала. Если между произведениями реакция публики вялая, играть дальше — тяжело.

— Что ты испытываешь перед концертом, в момент, когда выходишь на сцену?

— В детстве я так волновался, что у меня потели руки, и одновременно становились ледяными. Сейчас бывает по-разному. Иногда легко. А иногда выходишь — и как-то все под откос. Еще такое странное дело, если я физически перед концертом себя плохо чувствую — я лучше играю. Надо что-то преодолеть, сделать экстра-усилие, наверное поэтому.

— В отличие от пианистов, которые самостоятельны, скрипачи вынуждены большую часть жизни делить сцену с кем-то еще. Тебе это мешает или помогает?

— Я вообще не считаю скрипку самодостаточным инструментом. Может, это странно, что я так говорю, я же записал целый диск сольной скрипичной музыки. В целом, скрипка сама по себе проигрывает даже, например, саксофону. Джазовый саксофон, один, звучит убедительнее, чем скрипка соло. Для меня это нормально, я же не пианист. Они — замкнутые системы, поэтому есть пианисты, которые вообще не могут играть в ансамбле. Для меня камерная музыка — основное. Сочетание индивидуальностей. Самое важное, чтобы так совпало с пианистом, что вы начинаете играть об одном, говорить об одном. Это не всегда может произойти. Важно, когда тебя понимают.

— Это зависит от количества репетиций?

— Это может зависеть от количества репетиций, а может просто от того, совпали вы, по темпераменту, типу мышления, подходу, или нет.

— Есть музыка, которую ты бы очень хотел сыграть, но понимаешь, что не сможешь? Какая-то не взятая вершина?

— Когда я заканчивал учиться, я играл довольно виртуозную программу. Но вообще, виртуозная музыка мне настолько не близка, что я никогда не мог заставить себя уделять ей время, учить ее. Мне это никогда не было интересно.

— Когда я говорю «не сможешь» я не имею в виду обязательно виртуозную музыку. Сложность же может быть не только в виртуозности. Например, ты годами отказываешься играть «Муки любви» (пьеса Фрица Крейслера — примечание редакции)...

— Ну у меня никогда не было мечты сыграть «Муки любви»...

— Зато у меня была мечта, чтобы ты их сыграл!

— Понимаешь, вот есть то, как играл их Крейслер, и есть то, как играл их Гидон Кремер. Я не очень понимаю, что можно к этим двум исполнениям добавить. Это два противоположных по всему полюса, и оба они убедительны. Возьмись я за это, я бы неизбежно пошел в сторону одного их них. С той оговоркой, что в сторону Крейслера пойти вообще невозможно, это утраченная эпоха.

— Что именно утратилось? Ремесло и мастерство, как в живописи Возрождения?

— Нет, дело вообще не в мастерстве, не в ремесле. Живопись Возрождения ушла не потому, что люди теперь не умеют так рисовать, она ушла вместе с теми людьми, которых изображали, вместе с одеждой, которую изображали, вместе с верой, вместе со всем. То, что было тогда — ушло. Это нормально. Крейслер и остальные тогда — были другими людьми, они играли в этих сюртуках, обращались друг к другу соответствующим образом, ходили пить этот, не знаю, шоколад. Сейчас в Вене можно пойти и выпить как бы тот же шоколад в том же кафе, но это все равно будет не тот же шоколад. Это ушло вместе с ощущением, которое было у них тогда.

— Ты сожалеешь, о том, что это ушло?

— Это объективность. Мы можем смотреть на это со стороны, и нас это трогает. Мы можем вздыхать: «Ах, какое было время!», но при этом они все болели сифилисом, а антибиотиков еще не было. Дети умирали от болезней, которые сейчас вылечиваются за несколько дней. Все идет вместе, комплексно. Жизнь была разная. Просто нам осталась только эта часть, красивые черно-белые фотографии.

— Ты не хотел бы жить в какой-либо эпохе из прошлого?

— Нет. Мне кажется, тот, кто говорит, что хотел бы — недостаточно хорошо себе представляет это самое прошлое.

— Важно ли тебе, что именно хотел сказать композитор той музыки, которую ты играешь?

— Конечно, да. Другое дело, что это, своего рода, игра. Мы только до определенного предела представляем себе, что хотел сказать композитор. Потом эти представления меняются. В результате, все равно ты играешь сегодня, сейчас, про себя. В свое время я прочел биографию Шумана, для меня это было важно. Потому, что это один из тех композиторов, к которому ты подходишь с определенным набором штампов, почерпнутых из учебника по музыкальной литературе в школе. Мол, Шуман был сумасшедшим, боролся с отцом любимой женщины за любимую женщину, закончил жизнь в психушке, и поэтому у него музыка такая порывистая. Но это всё не совсем так было. Это очень полезно знать. Он, судя по всему, сошел с ума от сифилиса, это случилось в поздний период его жизни, когда у него начались галлюцинации, это была та самая болезнь, которая описана в «Докторе Фаустусе» Томаса Манна. Большая часть того, что мы играем, никакого отношения к его сумасшествию не имеет. Он был в полном порядке, вел свои финансовые дела, планировал свою жизнь, карьеру и так далее. Естественно, как все одаренные люди, он был человеком со своими особенностями, но он не был сумасшедшим. И музыка его не про это.

— Почему ты стал заниматься продюсированием, делать фестиваль, издавать диски других музыкантов, и прочее? Тебе не хватало собственной музыки?

— У меня не было никакой рефлексии на эту тему. Мне было 20 лет, это было как-то, мол, «давайте сделаем».

— Но теперь у тебя новый абонемент в Аптекарском огороде, с очень большой и очень разной программой. Что тебя заставляет это делать?

— Меня наняли, за деньги. Это во-первых. А еще я взялся потому, что я могу сделать то, чего не могут сделать другие. Я могу сесть и из своей головы вытащить идеи. Я не могу назвать это продюсированием. Я придумываю какие-то истории, которые потом зазвучат, будут между собой соотноситься, и будет что-то, чего раньше не было. Мне это просто нравится. Мне нравится быть причастным к чему-то хорошему, что произойдет. Что что-то случилось, благодаря мне. Мне, например, нравится, что я попросил Вадика Холоденко сыграть огромную вещь Ржевски «People United Will Never Be Defeated», которую он раньше не знал. И что он сделает это в феврале в «Аптекарском огороде»... Меня прикалывает, что я имею к этому отношение. Или что я когда-то играл Лену Лангер, советовал ей что-то, она посылала мои записи на разные конкурсы, а теперь, в том числе и благодаря им, она очень востребованный композитор, у нее заказы на годы вперед расписаны. Или, когда-то я просил что-то для нас писать Добринку Табакову, а спустя годы ее заметил Майнфред Айхер (лейбл ECM), и диск ее музыки был номинирован на Грэмми. В общем, мне нравится быть тем, что по-английски называется catalyst — кем-то, дающим толчок к каким-то музыкальным событиям. Даже такая мелочь — я достал Десятникову записи чеченской музыки, и они вошли в его музыку к фильму «Кавказский пленник». Я смотрел кино и знал, что вот, сейчас играет музыка, в основе которой песня с диска, который я купил у мечети.

— Десятников — твой любимый современный композитор?

— У Десятникова есть вещи, которые я люблю. Не все. Но это же всегда так. Мы любим Шуберта не за его оперы, например. В какой момент, стало понятно, что Шуберт — великий композитор?

— Когда он написал вступление к «Арпеджионе», мне кажется.

— Ну, в общем, мы его знаем как автора песен, камерной музыки, некоторых симфоний, и так далее. Но он же писал и все остальное. Мессы, оперы. Десятников пишет много музыки, и среди этой музыки есть что-то, что мне очень нравится. Его «Свинцовое эхо» — одна из моих самых любимых музык вообще. Не говоря о том, что с некоторыми его вещами у меня личные отношения, и я там совсем необъективен. Я же играл несколько его премьер. Кое-что даже писалось с расчетом на меня, чем я очень горжусь.

— Кто еще из современных композиторов тебе нравится?

— Вообще, правильней сказать, что мне нравятся отдельные вещи у разных композиторов, чем какой-то композитор полностью. Если ограничиться теми, кто живет в данный момент, то мне нравятся некоторые вещи Пярта, Андриессена, Ржевски, Дэвида Ланга, Губайдулиной, Томаса Адеса, Георга Фридриха Хааса, Освальдо Голихова, Якоба тер Вельдхейса, у Бори Филановского мне нравятся «бздмн» и «Нормальное», кстати, обе вещи, видимо, неотделимы от его же, авторского исполнения, экстремального вокала. Вот завтра играю «Элегию» Курбатова, которая мне тоже очень нравится. Конечно, мне нравятся те вещи Лены Лангер, которые для меня были написаны. И некоторые другие тоже. (Далее перечисляет еще два десятка композиторов)

— Ты участвовал в конкурсах?

— Участвовал. Я быстро довольно понял, что это не моя история. Что для меня игра не стоит свеч. Я всегда знал, что я играю уязвимо. Не в техническом даже смысле, а в каком-то другом. Не вниз смычком где-то, а вверх.

— То есть, не как все?

— Ну, да.

— Почему?

— Потому что, например, мы с Андриевским занимались и искали что-то в музыке, искали без оглядки на то, что потом это надо будет играть на конкурсе. У меня лучше всего получались конкурсы, где нет ограничений по программе. Приходишь, играешь все, что хочешь, выигрываешь, получаешь, там, 3000 фунтов.

— Ты выигрывал?

— Да.

— Это было важно?

— Это было приятно.

— Ты хотел бы иметь по-настоящему большую сольную карьеру? Играть очень много концертов, не знаю, в Карнеги-Холле, с лучшими оркестрами мира?

— Я бы хотел другого. Я понимаю, что это невозможно, но если говорить о невозможных желаниях, я бы хотел иметь возможность позволить себе не играть много концертов. При этом, чтобы каждый концерт был бы событием. Но я понимаю, что для того, чтобы так сложилось, надо было как раз играть те самые конкурсы, фантазии из опер и все остальное. А я не понимаю людей, которые сейчас играют фантазии из опер. Ну то есть, понять их мотивы я могу, желание всем показать, что можешь, спортивные мотивы, это все понятно. Но с точки зрения музыки, я этого понять не могу. Фантазии из опер — это не музыка. Они, в основном, были написаны тогда, когда не было записей, а оперы были популярными, это всего лишь способ сделать так, чтобы публика смогла снова услышать хиты. Это как раз абсолютный пережиток той эпохи, этого, как раз, совершенно не жалко. Конечно, когда кто-то играет все это классно, я этим восхищаюсь. Но мне это чуждо. Интуитивно я всегда сопротивлялся всему этому скрипичному миру, репертуару. Так что то, где я сейчас, — закономерный результат того, что было раньше.

— Когда ты видишь пример по-настоящему успешных карьер среди своих ровесников, друзей, ты завидуешь?

— Среди тех моих друзей, у кого есть такие карьеры, ни у кого их нет незаслуженно. При этом, я знаю изнутри, чего это стоило, каких нервов, сил. Большая карьера — это, в том числе, концерт Чайковского, в турне, 30 раз подряд. Для этого, кстати, еще надо иметь другое здоровье, другую уверенность в себе, другое всё. Но, кроме всего прочего, я никогда этого не хотел. Теоретически, пианист может прожить жизнь, вообще не играя того, что ему не нравится. Хотя все равно ему будут навязывать тоже концерт Чайковского, и так далее. Но у скрипача, большого солиста, такого выбора просто нет. Концерты Чайковского, Сибелиуса, Бетховена и Брамса — это необходимый минимум. Соответственно, карьеры делают те, кому все это нравится. Я не из их числа.

— Ты бы хотел быть суперзвездой?

— В смысле?

— Ну вот мы сидим сейчас с тобой на лавочке тут на Патриках, хотел бы ты, чтобы люди подходили и просили автограф?

— У меня был хороший случай. Ко мне подошел человек незнакомый, сказал, что был на моем концерте, что ему очень понравилось, дал визитку, сказал, если что-то будет нужно, звоните. Я посмотрел визитку, там написано имя и фамилия, а ниже: «гинеколог».

— Если бы ты мог вернуться в прошлое, в годы, когда ты учился, ты бы изменил что-то в том, что делал?

— Одно, наверное. Я бы меньше стеснялся себя. Я только относительно недавно начал считать, что я вообще чего-то стою. Ну, так. Примерно. И то.

— Если бы ты мог встретиться и поговорить с любым человеком из прошлого, из любой сферы, любой эпохи, с кем бы ты поговорил?

— С дедом своим, наверное. С обоими.

— Когда ты играешь, ты имеешь в виду образ? Мысль? Идею? Что именно?

— Точно что-то не конкретное.

— Интуитивное?

— Наверное. Я, вообще, в свою интуицию никогда не верил. Пока не оказалось, что она у меня есть.

— В нашем интервью ты говоришь фразу «меня это прикалывает». Я понимаю, что это разговорный жанр, но хочу оставить эти слова в написанном тексте. Мне кажется, текст должен быть похож на человека, отражать то, как он разговаривал в реальности. Но я постоянно сталкиваюсь с тем, что многим людям кажется странным, недопустимым и даже чудовищным, когда классические музыканты произносят что-то подобное. Они считают, что мы должны давать интервью непременно со словами «я взыскую гармонии», и круглосуточно «разговаривать с господом», сидя в прекрасном саду во фраке. Как ты считаешь, с чем связана консервативность среды? Ведь она проявляется во всем, начиная от способа давать интервью, продолжая восприятием публики, дресс-кодом музыкантов на сцене, и так далее.

— Мне кажется, ты смешиваешь разные темы. Тема дресс-кода для меня объясняется не столько консервативностью, сколько тем, что ничто не должно отвлекать от музыки.

[]b]— Но ты же не выходишь играть в вот в этих джинсах, в которых сейчас сидишь, ты надеваешь некую специальную одежду. Почему?[/b]

— Потому, что если я надену джинсы, многие люди воспримут это как что-то специальное, какой-то манифест. Я же хочу, чтобы люди думали не о том, во что я одет и почему, а о том, что они слышат. Не должно быть ничего нарочитого. «Разговоры с господом» — это уже из другой оперы. Мне кажется, произносить такие слова на полном серьезе — это дурной вкус и пошлость. Впрочем, возможно, есть люди, которым нужно, чтобы им такое сказали. И они вполне платежеспособны, следовательно есть те, кто будет им это говорить. Что же касается того, как публика воспринимает «неакадемические» слова из уст «академических» музыкантов, это про другое. Есть люди, для которых «жопа есть, а слова нет», но это, скорее, от комплексов каких-то. В принципе, вся история с «академическим» консерватизмом для меня перекликается с одной книгой про фундаментализм, которую я читал. Там говорилось, что фундаментализм возникает от fear of annihilation. То есть от страха исчезновения. Люди цепляются за буквальное понимание традиционного, чтобы избежать аннигиляции. Привычное — безопасно. Новое, или просто непривычное — внушает страх.

— К слову о новом. Какие у тебя отношения с авангардной музыкой?

— Честно говоря, мне все равно, авангардная музыка или нет. Язык не важен. Важно то, что этим языком говорится. Чего я только не играл. Играл, например, музыку, которую выплевывал принтер прямо на сцене. Мне важно только одно, зацепило меня, или нет. Либо музыка работает, либо нет.

— Как ты считаешь, музыка сейчас — хуже, чем, скажем, 100 лет назад?

— Мне кажется, такие сравнения не очень корректны. Сто лет назад еще были живы Форе, Бузони и Яначек. Но уже были Равель, Шенберг, Стравинский, Прокофьев, Берг, Веберн, Хиндемит, Барток. А сейчас уже все эти люди были, плюс еще сто лет музыки. И вся эта музыка сидит в голове у каждого образованного композитора. И то, что происходит сейчас. Люди 100 лет назад узнавали о том, что происходит в остальном мире с сильным запозданием. Все было гораздо медленнее. Сейчас все есть в мгновенном доступе. Происходит перенасыщение информацией, эта информация может подавлять, я вообще не понимаю, как у людей получается делать что-то своё. Так что к современным композиторам отношусь с нежностью и с уважением к их отваге.

— В чем тогда развитие музыки? Что будет с этим жанром через 100 лет?

— Мне все равно, меня не будет.


Услышать Романа можно 18 сентября в концертном зале «Зарядье».

=======================
Фотогалерея – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 1 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика