Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Пт Авг 30, 2019 2:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083001
Тема| Музыка, Новосибирская филармония, Персоналии, Владимир Калужский, Станислав Янковский
Автор| Александр САВИН
Заголовок| От Дней памяти Арнольда Каца — к «Валторновым дням»
Где опубликовано| © Новая Сибирь
Дата публикации| 2019-08-22
Ссылка| https://newsib.net/kultura/ot-dnej-pamyati-arnolda-kaca-k-valtornovym-dnyam.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Идея, родившаяся «из воздуха»

О предстоящих событиях в музыкальной жизни Новосибирска рассказывают художественный руководитель филармонии Владимир Калужский и Станислав Янковский, автор музыкального проекта «Сибирские валторновые дни».
...Лишь только закончился шестой «Белый фестиваль», как сердце уже начинает учащенно биться в предчувствии новых звуков концертного зала: скоро начнется осень — и она, как всегда, порадует нас новыми концертами и фестивалями.
Арнольд Кац — человек, заложивший основы сегодняшней новосибирской филармонии, в последние годы жизни стал безусловным авторитетом и культовой фигурой. И вот в этом году третьего сентября в филармонии начинаются, наконец, концерты, посвященные памяти Арнольда Михайловича. Прокомментировать это событие мы попросили Владимира Михайловича Калужского.



— Идея, давно витавшая в воздухе и неоднократно обсуждаемая начинает воплощаться в жизнь?

— Да, мы уже несколько раз занимались обсуждением этого вопроса. В прошлом году Лев Григорьевич Крокушанский, много лет работавший с маэстро в качестве директора коллектива, предложил провести такой фестиваль Каца в год, когда маэстро исполняется 95 лет. Мы много спорили о том, в каком виде фестиваль должен проходить и решили, что он должен быть ограничен шестью программами и семью концертами с участием тех коллективов, к созданию которых причастен маэстро. Если бы мы себя не ограничили, фестиваль растянулся бы на весь сезон.

— Открывается фестиваль концертом академического симфонического оркестра с участием одного из ярчайших скрипачей нашего времени Максима Венгерова.

— Арнольд Михайлович сыграл в судьбе Максима большую роль, и то, что именно этот музыкант будет играть на открытии дней Каца, это, прежде всего знак глубокого уважения к маэстро. Максим востребованный музыкант, у него масса обязательств и как скрипача и как дирижера — он приезжает в Новосибирск не чаще чем раз в десять лет. Поэтому этот концерт большая удача для любителей академической музыки.

— Конечно. Хочу лишь добавить, что в жизни Максима, как и в жизни Вадима Репина, большую роль сыграл Тихон Хренников.

— Программу вечера предложил сам Максим, и она весьма символична: мы услышим два сочинения Дмитрия Шостаковича, к творчеству которого Арнольд Кац относился с особым вниманием: Первый скрипичный концерт и Десятая симфония. Напомним, первым произведением, которым он дирижировал со своим, вновь созданным оркестром, была как раз эта симфония.

* * *

Согласно легенде, знаменитый дирижер Курт Зандерлинг однажды сказал молодому Арнольду Кацу: «Если хочешь чего-то достичь, нужно иметь свой оркестр». Не станем утверждать, что эта фраза определила судьбу Арнольда Каца, но по факту все именно так и сложилось. Маэстро создал свой оркестр, более полувека возглавлял его и вывел в ряд коллективов, получивших мировое признание. Сегодня этим оркестром руководит сын Курта Зандерлинга — Томас, который гордится тем, что они с Максим встретятся вместе в зале, носящем имя Каца.

— С Новосибирским симфоническим под управлением Арнольда Каца начинал свою головокружительную карьеру скрипача Максим Венгеров. Насколько я знаю, на этот раз всемирно известный скрипач выступит в двух лицах: как солист — в Концерте Шостаковича, и как дирижер — в Десятой симфонии.

— Да, маэстро человек очень разносторонний — он дирижировал и оперными спектаклями. Отсюда и появление в программе концерта Вероники Джиоевой, в котором она исполнит арии из опер.

— Вероника согласилась с вашим предложением или сама проявила интерес?

— Предложила сама, и мы с радостью согласились.

— Ведь она участвует в двух фестивалях сразу, один из которых назван ее именем. Интересный у нас выдастся сентябрь.

— В выступлении концертного духового оркестра, детища Арнольда Михайловича, примет участие нечастый гость концертного зала народная артистка России Татьяна Ворожцова и заслуженный артист России Николай Лоскуткин. Эту серию продолжит концертное открытие нового сезона абонемента номер один нашей филармонии. Это первый абонемент симфонического оркестра, которому вот уже полвека. Это Симфония №4 Чайковского, Концерт для скрипки с оркестром и «Гебриды» Мендельсона, солистом выступит Андрей Баранов, а дирижером Томас Зандерлинг. Еще можно будет услышать два концерта коллективов, созданных Арнольдом Михайловичем — «Filarmonica квартет» и ансамбль солистов «Новосибирская камерата».

— Во время нашего разговора вы упомянули о предстоящем фестивале валторнистов. Это удивительное событие. Хотелось бы узнать какие-нибудь подробности, кроме того, что инициатором фестиваля стал заслуженный артист России Станислав Янковский.

— Станислав не только придумал этот фестиваль, но и нашел спонсора, убедил в его необходимости региональное министрство культуры. Но подробности он расскажет лучше меня.

— Я понимаю, что у вас есть и полная поддержка со стороны слушателей. Ведь теория только тогда становится силой, когда овладевает массами.

— Это проблема сегодняшнего дня.

— Кстати, о проблемах сегодняшнего дня. Это «Фестиваль на ступенях», которому исполнилось бы уже четверть века и который стал непременным атрибутом культурного городского ландшафта. В канун дня города, в двадцатых числах июня, все давно привыкли наблюдать картину, когда любители музыки располагаются на травке у ступеней камерного зала. А в этом году…

— Да, в этом году фестиваля на ступенях не было. Официально из-за возможного ремонта фасада здания. Которое было под вопросом, но оказалось удобным поводом для отмены этого фестиваля, который никакой финансовой отдачи не давал и никакого интереса для руководства филармонии не представлял, — вот и нашлась причина его не проводить. Хотя зритель у нас с выдумкой: удобно расположился в сквере Героев революции, где можно было слушать концерты в Тихом дворике так же бесплатно, как и на ступенях камерного зала.


Валторнисты готовят сюрпризы

По поводу упомянутого выше важного события в музыкальной жизни Новосибирска мы задали несколько вопросов заслуженному артисту России Станиславу Янковскому, автору и двигателю международного фестиваля валторновой музыки «Сибирские валторновые дни», который пройдет в Новосибирске с 21 по 27 октября.



— Станислав, вы творческий человек, и как любого творческого человека вас не покидает желание придумать что-то новое. Томас Зандерлинг высоко оценил идею этого фестиваля, и особенно мастер классы, в которых начинающие музыканты встретятся с маститыми профессионалами, — такие встречи нередко меняют жизнь молодого таланта. Расскажите, как все начиналось?

— Идея фестиваля родилась после того, как руководство нашего оркестра — в первую очередь наш дирижер Томас Зандерлинг — пригласил Оливье Дарбелле, прославленного музыканта, профессора высших школ музыки городов Люцерн и Лозанна в Швейцарии, в качестве солиста. К тому же Дарбелле дал свое согласие не только на сольные выступления, но и на проведение ряда мастер-классов, пожертвовав при этом участием в фестивале барочной музыки в Великобритании. Мы решили, что этим ограничиваться не стоит и обратились к ведущим валторнистам в России — это артисты Мариинского театра Александр Афанасьев и Юрий Акимкин, а также солист Ростовского государственного музыкального театра Андрей Карапищенко. Они также заинтересовались и дали согласие на свое участие. Подобного творческого формата среди исполнителей на духовых инструментах в России еще не было. А моделью создания нашего международного фестиваля послужили знаменитые европейские проекты, такие как Обвальденский фестиваль, Люцернский фестиваль, «Валторновые дни» в Миндельцеле.

— Станислав, но ведь фестиваль это не только мастер классы, но в первую очередь и сами концерты. Где они состоятся, и что нам предстоит услышать?

— Концерты фестиваля будут проходить ежедневно практически на всех значимых площадках города: концертный зал имени Арнольда Каца, камерный зал филармонии, концертный зал Новосибирской специальной музыкальной школы, в Доме ученых Академгородка. Слушателей ждет масса приятных открытий. Это, например, интервью-шоу, выставка ведущих европейских валторновых мастеров. Будут представлены разнообразные произведения композиторов разных эпох и стилей. Публика сможет впервые услышать звучание хора валторн. Специально для этого фестиваля было приобретено колоссальное количество нот, что позволит услышать произведения, которые в России еще не исполнялись. К примеру: произведения Керри Тернера и знаменитые переложения Хора венских валторн. 85 процентов всех сочинений, представленных на фестивале, будут являться российскими премьерами. А на закрытии фестиваля всех ждет грандиозный сюрприз.

* * *

Министр культуры НСО во время нашего недавнего разговора с гордостью сообщил о предстоящем фестивале «Сибирские валторновые дни». Как выяснилось, помимо средств, выделенных министерством культуры области, проекту помогает еще и спонсор. Объяснить такой интерес к мероприятию мы попросили Игоря Панфилова, гендиректора одной из крупных девелоперских компаний.
— Причина — в любви к музыке, да и любви к родному городу. К тому же, мы не боимся экспериментировать, всегда стремимся быть немного новаторами в тех проектах, которые реализуем. Так сложилось, что Новосибирск знаменит прежде всего своей скрипичной школой, а духовая школа — очень высокого уровня, по нашему мнению, — не так широко представлена публике. Подобная специализация позволит вызвать ажиотаж буквально европейского масштаба, ведь подобные мероприятия в формате «бенефиса» одного музыкального инструмента почти не встречаются в мире. Надеюсь, что данный проект получит свое дальнейшее развитие и станет регулярным событием в культурной жизни России, сделав Новосибирск точкой притяжения звезд мировой музыки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Пт Авг 30, 2019 2:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083002
Тема| Музыка, Новосибирская филармония, Персоналии, Арнольд Кац, Максим Венгеров
Автор|
Заголовок| «Мне повезло — я прошел колоссальную школу в Новосибирске»
Максим Венгеров выступает на сцене филармонии

Где опубликовано| © Ъ-Сибирь-Online
Дата публикации| 2019-08-28
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4074130
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Цикл концертов к 95-летию со дня рождения дирижера Арнольда Михайловича Каца откроет вечер, где прозвучат два сочинения Дмитрия Шостаковича, к творчеству которого Арнольд Кац относился с особым вниманием.

Когда-то именно с оркестром под управлением Арнольда Каца начал свою головокружительную карьеру Максим Венгеров. На этот раз всемирно известный скрипач выступит в родном Новосибирске в двух лицах: как солист в Концерте Шостаковича и как дирижер — с Десятой симфонией. О музыке, русской скрипичной школе и о Новосибирске — в нескольких репликах Максим Венгерова из интервью разных лет.
Максим Венгеров — всемирно известный скрипач — родился в 1974 году в Новосибирске в семье музыкантов. C 5 лет учился у заслуженного деятеля искусств Галины Турчаниновой сначала в Новосибирске, затем в ЦМШ при Московской консерватории. В 10 лет продолжил обучение в Средней специальной музыкальной школе при Новосибирской консерватории у выдающегося педагога, профессора Захара Брона, вместе с которым в 1989 переехал в Любек (Германия). Спустя год, в 1990-м, выиграл Конкурс скрипачей имени Флеша в Лондоне.

— Максим, играть на скрипке Страдивари — особое удовольствие?

— Да, при условии, что ты действительно умеешь на ней по-настоящему играть. Понимаете, есть вещи, от которых можно получать удовольствие, даже не будучи мастером. Люди, допустим, играют в футбол, в шахматы — и счастливы. То есть для того чтобы ударять по мячу, совершенно необязательно быть Пеле. И чтобы получать радость от шахмат, абсолютно не нужно быть Капабланкой. Со скрипкой же Страдивари все иначе. Тут без опыта, должной техники, умения никак не обойтись. Только в этом случае ты получишь удовольствие. Я, например, впервые соприкоснулся с этим удивительным инструментом, когда мне было лет десять. И, признаюсь, Страдивари тогда у меня не зазвучал. Ну с чем сравнить игру на скрипке Страдивари, чтобы было понятно? По сложности, пожалуй, с управлением гоночным автомобилем «Формулы-1». Ведь даже водитель-профессионал, окажись он за рулем этой супермашины, в лучшем случае сможет лишь тронуться с места, не более того. Скрипка Страдивари словно живое существо. К ней, как к человеку, требуется подход. Мало кто знает, что Антонио Страдивари за свою жизнь сделал не одну, а достаточно много скрипок — более тысячи. К настоящему времени их сохранилось, к сожалению, лишь около 700. У него ведь была огромная мастерская, где трудились десятки, сотни человек. Но до ума каждую скрипку он доводил сам. Только синьор Антонио знал, где что добавить, где что вырезать, каким лаком покрыть... В каждую из них мастер вкладывал душу, поэтому все его скрипки неподражаемы и гениальны.

— У вас необыкновенная скрипка — произведение Страдивари, да еще и с такой историей. Как она к вам попала?

— Да, это легендарная скрипка. Попала она ко мне случайно, хотя я думаю, случайности в нашей жизни предопределены. Есть силы судьбы, которым надо довериться... В 1998 году, когда я гастролировал по Японии, мне стало известно, что на аукционе в Лондоне выставлена эта скрипка. Мой представитель отправился на торги, а я сидел у телефона и переживал — у меня даже руки дрожали, когда я набирал номер. К счастью, все закончилось удачно, мне посчастливилось ее приобрести.

— Всему, чему вы достигли в музыке, вы обязаны российской музыкальной школе, вы во всех интервью выражаете благодарность вашей первой учительнице…

— Мне невероятно повезло — я прошел колоссальную школу в Новосибирске, потом в Москве, у моей любимой Галины Степановны Турчаниновой, моей главной учительницы. У нее я проучился 5,5 лет. Потом я учился у Захара Брона — 5,5 лет в России и 1,5 года в Любеке, в Западной Германии. Мне очень повезло, что я получил эту потрясающую советскую школу. Я думаю, что нужно поддерживать традиции. Чтобы начать что-то новое, нужно заглянуть в прошлое. И мне повезло, что я родился в России, а потом приехал в Израиль и встретился с замечательными, потрясающими дирижерами — Зубином Метой, Мстиславом Ростроповичем, Клаудио, Карло. Они все оказали на меня большое влияние, и именно благодаря этому мой талант не пропал.

— Вы серьезно осваиваете дирижерское искусство. Каков ваш репертуар? Дошли ли руки до оперы? Нет ли желания или предложений создать свой оркестр или возглавить уже существующий?

— Дирижер всегда осваивает искусство, он никогда не останавливается! Я дирижирую с 26 лет, поэтому у меня уже есть многолетний опыт, симфоническими оркестрами дирижирую с 2008 года. Сейчас репертуар довольно обширный, включает в себя и венских классиков, и произведения Брукнера, Брамса, Чайковского, Шостаковича. В прошлом году я соприкоснулся с оперным дирижированием в рамках моей институтской учебы. Я же до сих пор студент Института Ипполитова-Иванова, в этом году я заканчиваю, сейчас пишу дипломный реферат. Много лет учился у Юрия Симонова.
Возглавить оркестр — думаю, когда-нибудь это станет возможным. Но сейчас я много выступаю сольно, в прошлом году у меня только скрипичных концертов было 90. Но и дирижирую тоже много, примерно одну треть своей профессиональной деятельности посвящаю этому. А еще одну треть — педагогике. Я — профессор академии в Швейцарии и гостевой профессор в Королевском Колледже в Лондоне. У меня есть масса предложений возглавить оркестр, но пока я не решился. Думаю, в скором будущем такая возможность появится.

— В одном из интервью вы сказали, что создали Фонд помощи достойным, но скромным музыкантам — тем, кому не слишком повезло с продвижением, в том числе и в медийном пространстве. Функционирует ли фонд и каких успехов вам удалось добиться?

— Да, я создал фонд помощи молодым и не очень молодым музыкантам. Сейчас он находится в стадии развития (на момент публикации, 2016 год. — Прим. ред): ближайший концерт мы делаем в следующем году, чтобы собрать необходимые средства для нашей деятельности. Я считаю, что помощь музыкантам всегда нужна, а нуждающихся достаточно. Уверен, что нам предстоит много открытий. Надеюсь, мы узнаем о многих замечательных музыкантах именно с помощью фонда. Мне особенно приятно, что наше дело уникально. Да, есть фонды помощи молодым, детям, престарелым, а вот музыкантам, которые нуждаются «в раскрутке», такого еще не было. Этот фонд позволит узнать имена исполнителей, которые сейчас, может быть, находятся в тени, но достойны выйти на мировую платформу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Пт Авг 30, 2019 2:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083003
Тема| Музыка, Персоналии, Валерий Гергиев
Автор| Маттиас Маттила (Mattias Mattila)
Заголовок| Yle (Финляндия): причуды российского дирижера Валерия Гергиева вызывают критику
«Это либо грандиозно и до гениальности необычно, либо дьявольски пикантно»
Где опубликовано| © ИноСМИ
Дата публикации| 2019-08-26
Ссылка| https://inosmi.ru/social/20190826/245700494.html
Аннотация|

Уровень выступлений, которыми руководит Валерий Гергиев, вызывает противоречивое впечатление, но его концерты никого не оставляют равнодушным, признает финский журналист. В его статье — о связи дирижера с Путиным, об освистывании Гергиева и о громе аплодисментов в его адрес.


© РИА Новости, Евгений Биятов

Легендарный дирижер известен и своими опозданиями. 22 августа Гергиев выступил на «Празднике музыки» в финском Турку.
О чем идет речь?
— Валерий Гергиев — один из ведущих дирижеров мира, который регулярно выступает в Финляндии с руководимым им Симфоническим оркестром Мариинского театра.
— Финский город Турку и Гергиева объединяет дружба городов-побратимов Турку и Санкт-Петербурга и традиции культурного обмена.
— Дружеские связи города Миккели и Гергиева в свое время образовались благодаря критику Сеппо Хейкинхеймо (Seppo Heikinheimo). Гергиев — художественный руководитель музыкального фестиваля «Праздник музыки» в Миккели.
— В мире музыки мнения о Гергиеве расходятся. Некоторые считают, что он относится к публике с неуважением.


Мнения о российском дирижере Валерии Гергиеве расходятся. Маэстро, выступивший 22 августа в городе Турку, бесспорно, является выдающимся музыкантом, но его знают и как капризную персону, которая часто опаздывает на концерты и, по-видимому, выступает без подготовки.
У Гергиева долгая история отношений с Финляндией. В 2008 году его концерт начался с опозданием на полчаса. Когда на часах было время начала концерта, Гергиев еще только ехал в Миккели. За много лет к этому уже привыкли.
Аудитория не обиделась, но особенно беззаботно отнеслись к ситуации музыканты Симфонического оркестра. Когда зал уже начал наполняться слушателями, музыканты играли во фраках в бадминтон на парковке Концертного зала Микаэли. Происходившее помнит и журналист Ану Холттинен (Anu Holttinen), отвечавший за радиотрансляцию концерта для «Юле» (Yle).
Музыканты поняли, что приехал маэстро, только когда администраторы оркестра буквально остановили игру. Резкий свисток ставил точки над «i» и в других абсурдных ситуациях.
В том же году газета «Турун саномат» (Turun Sanomat) дала оценку концерту фестиваля, на котором прозвучала Симфония № 4 Сибелиуса. По мнению критика, в партитуре были опечатки.
«Знаков альтерации, выставленных ошибочно, было непозволительно много — часть не была исправлена вовсе».
«Концерты Симфонического оркестра Мариинского театра всегда производят огромное впечатление — так или иначе», — говорилось в статье.

Выступление собственного сына в Миккели было катастрофой

«Еще настанет день, когда кто-нибудь решится публично признать, что эта суета все эти десятилетия была неуважением к платящей аудитории и серьезным преступлением против искусства», — написал в июле скрипач Пекка Куусисто (Pekka Kuusisto) в Фейсбуке, находясь в Женеве.
Эта критика последовала после публикации статьи «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat), в которой сообщалось, что пианист, победитель Международного конкурса имени Чайковского Александр Канторов (Alexandre Kantorow) стал кульминацией «Праздника музыки» в Миккели, хотя Гергиев выделил ему перед концертом всего 15 минут от общего времени репетиций.
Для солистов концерты под руководством Гергиева — как прыжок в неизвестность, поскольку дирижер обычно проводит минимальные по времени репетиции.
С этой ситуацией столкнулись и преуспевшие на Международном конкурсе имени Чайковского финские виолончелисты Сенья Руммукайнен (Senja Rummukainen) и Джонатан Рузман (Jonathan Roozeman). Правда, с ними минимальное время на подготовку не сыграло злую шутку.
Однако в 2018 году произошло событие, способное разбить сердце: сын дирижера, пианист Абисал Гергиев (родился в 2000 году) провалился на заключительном концерте «Праздника музыки» в Миккели. Из-за пробелов в памяти солиста концерт для фортепиано получился очень нескладным. Выступление не задалось. Телерадиокомпания «Юле» решила не транслировать концерт по радио.
«Это должно быть важным напоминанием и для дирижера: солистам нужно выделять более приемлемое количество времени для репетиций с оркестром, особенно молодым солистам», — написала «Хельсингин Саномат».

Некоторые солисты отказываются выступать под руководством Гергиева

В этом году Гергиев и Симфонический оркестр Мариинского театра приехали в день концерта на «Празднике музыки».
Солистом на этот раз был скрипач Юлиан Рахлин (Julian Rachlin). По словам исполнительного директора фестиваля Лиисы Кетомяки (Liisa Ketomäki), он относится к небольшому количеству времени на подготовку спокойно. Рахлин часто выступает на концертах под руководством Гергиева.
«Он говорит, что привык к тому, что времени на репетиции есть столько, сколько есть. Я слышала, что есть музыканты, которые не хотят выступать с Гергиевым из-за коротких репетиций. Это их выбор», — рассказывает Кетомяки.
В 2016 году Гергиев продемонстрировал в финском Турку спонтанность, поставив студента Ээро Лехтимяки (Eero Lehtimäki) дирижером на номер Симфонического оркестра Мариинского театра. Гергиев убедился в таланте Лехтимяки на коротком мастер-классе, который проводил в тот же день.
По словам Кетомяки, она узнала об этом незадолго до концерта — вместе с тогдашним художественным руководителем Вилле Матвеевым (Ville Matvejeff).
«Гергиев сообщил, что было бы здорово дать такую возможность потенциальному дирижеру. Мы с Вилле в замешательстве посмотрели друг на друга и решили, что хорошо, пусть так будет».
Лехтимяки (родился в 1989 году) позже рассказал, что после этого выступления у него появились предложения по работе, и он поднялся по карьерной лестнице. Сейчас он работает, в том числе, художественным руководителем Городского оркестра города Йоэнсуу.
Кетомяки понимает, что спонтанное решение о замене дирижера, вероятно, понравилось не всем, хотя речь шла всего об одном произведении. Билеты на фестиваль стоят дорого, и многие пришли посмотреть именно на Гергиева.
«В целом это все же очень здорово».
Будучи руководителем фестиваля, Кетомяки заметила, что концерты Гергиева притягивают зрителей. Часто билеты распродаются полностью, как и в случае с концертом 22 августа.
«Он является важным персонажем мира музыки, одним из тех, мнения о которых расходятся. Он, бесспорно, интересный дирижер и оставил свой след в истории музыки».

Гергиев не оставляет равнодушным

Уровень выступлений, которыми руководит Гергиев, вызывает противоречивое впечатление. Распроданные билеты на концерты свидетельствуют о том, что аудитория любит маэстро, которого считает гением. С другой стороны, судя по заявлениям критиков и общественным обсуждениям, концерты Гергиева и Симфонического оркестра Мариинского театра не всегда соответствуют высокому художественному уровню.
Журналист Яани Лянсиё (Jaani Länsiö), специализирующийся на классической музыке, считает, что речь идет о сложившейся репутации. К Гергиеву относятся восторженно.
«Гергиев достиг такого положения, что что бы он ни сделал, это будет либо грандиозно и необычно до гениальности, либо дьявольски пикантно. То, что он не придерживается расписаний, тоже является частью его пленительного образа», — пишет Лянсиё в Фейсбуке.
Лянсиё добавляет в комментарии «Юле», что, как кажется, работа Гергиева и Мариинского оркестра находится во власти случая.
«Настолько успешный, сделавший такую карьеру дирижер в любом случае вызовет эмоции. Он не оставит равнодушным».
«Безразличие и капризность вызывают раздражение в мире музыки, потому что такое поведение не характерно для современности. Сейчас важнее всего — уважительное и почтительное отношение к человеку», — считает композитор, дирижер и скрипач Яакко Куусисто (Jaakko Kuusisto).
«Стереотип маэстро, который руководит оркестром при помощи страха — это вчерашний день», — говорит Куусисто. Он рассматривает случай Гергиева как часть более масштабного явления.
С другой стороны, строгие дирижеры являются яркими пятнами в мире музыки.
«Личности некоторых известных музыкантов являются, по мнению публики и коллег, очень воодушевляющими и чарующими. Некоторые достигают результатов одним только своим присутствием, в то время как другие не могут такого добиться даже тяжелым трудом», — говорит Куусисто.
О противоречиях свидетельствуют и международные новости лета 2019 года. Когда маэстро дебютировал в качестве дирижера в Байроте, храме Вагнера, с оперой «Тангейзер и состязание певцов в Вартбурге», немецкое издание раскритиковало его в пух и прах. Аудитория освистала дирижера.
А недавно Гергиев дирижировал оперой Верди «Симон Бокканегра» на Фестивале классической музыки в Зальцбурге. Дирижер прилетел на выступление прямо с похорон матери.
Аудитория поблагодарила маэстро громом аплодисментов.

Связи с Путиным, освистывание, гром аплодисментов

Связи Гергиева с российской властью — отдельная история. В 2014 году начался скандал, когда дирижер поддержал действия президента Владимира Путина на Украине. Имя Гергиева было в петиции, в которой культурная элита поддерживала политику Путина на Украине.
Позже финка Карита Маттила (Karita Mattila) отказалась петь на концерте под руководством Гергиева в Нью-Йорке. В итоге этот случай привел к вынесению судебного приговора оскорбившему Маттилу финскому юристу за незаконные угрозы и оскорбление чести и достоинства.
Гергиев прокомментировал «Юле» свои связи с Путиным в 2014 году.
«Сейчас не время занимать чью-либо сторону. Особенно в ситуациях, в которых люди совершенно не понимают, что происходит. На Украине происходит гуманитарная катастрофа. Это никак не связано со мной или Каритой Маттилой», — заявил Гергиев.
В международных СМИ тема связей Гергиева с Путиным поднимается регулярно. В России у президента есть рычаги воздействия и в культурной политике.

На запрос «Юле» на проведение интервью Валерий Гергиев не ответил.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Пт Авг 30, 2019 2:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083004
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Энхбат Тувшинжаргал
Автор| Павел Катаев
Заголовок| ЭНХБАТ ТУВШИНЖАРГАЛ: «МОЯ МЕЧТА — ОНЕГИН»
Где опубликовано| © Журнал Пермской оперы
Дата публикации| 2019-08-28
Ссылка| https://permopera.ru/media/mediatec/88231/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В оперной труппе — пополнение. Энхбат Тувшинжаргал пришел в пермский театр вслед за большими мечтами (одна из которых вот-вотосуществится). Как он чувствует себя в преддверии дебютов, знакомится с «городом-космосом» и поддерживает связь с родиной — в нашем интервью.

Ваши обучение и первые шаги в оперной карьере связаны с Санкт-Петербургом. Когда и на каких условиях вам предложили войти в труппу нашего театра?

Изначально я сам захотел попасть именно в пермскую труппу. Во-первых, у меня закончился контракт с Мариинским театром. Во-вторых, я услышал, что здесь есть хороший вокальный коуч Медея Ясониди, и очень захотел поработать с ней. Наконец, я знал о том, что пермским театром руководит замечательный дирижер Теодор Курентзис.
Я отправил запись, а потом приехал на прослушивание. К счастью, Медея и Теодор остались довольны. Андрей Александрович [Борисов] сказал, что если я хочу, то могу работать в театре. Наверное, это была судьба.

Повлияла ли на ваше решение новость о том, что Теодор Курентзис покидает пост художественного руководителя?

Нет, не повлияла. Для меня также принципиально, что Пермская опера носит имя Петра Ильича Чайковского. Именно этот особый дух имени интересно почувствовать. Моей мечтой всегда было спеть Онегина. Я пел его в театре при консерватории, в Эрмитаже, даже перед финской публикой, но выйти в этой партии на сцену Мариинского театра не довелось.
К тому же здесь остается Медея, под руководством которой мне нравится заниматься. Получается, что Питер — мой второй дом, а Пермь станет третьим.

Ваш учитель в Санкт-Петербургской консерватории, Михаил Кит, 13 лет был солистом Пермской оперы. Повлияло ли это обстоятельство на ваше собственное решение?

Самое интересное, что он никогда не говорил о своей работе в Перми (смеется). Лишь когда я приехал сюда, узнал об этом от Андрея Александровича. Я был приятно удивлен: педагог, который мне как отец, выходил на эту сцену, а я словно продолжаю его дело, возвращаю этой сцене должное.

Какие ваши первые впечатления от театра и города?

Очень спокойно. Порой кажется, будто я в космосе. При этом люди вокруг просты в общении, в этом городе еще есть человеческая душа.
Сам же театр маленький внешне, но с большой атмосферой внутри. В этих стенах на протяжении многих поколений работали замечательные артисты, здесь чувствуется духовный свет. Жаль только, что сейчас идет мало спектаклей из старого репертуара.

В сентябре вам предстоит два больших дебюта на пермской сцене: Онегин в опере Чайковского и Грязной в «Царской невесте». Обе роли сложны технически и драматически, совершенно различны по сути роли и, вместе с тем, уже звучали в вашем исполнении в театре при консерватории. Как готовитесь к ним сейчас, изменилось ли видение этих образов?

Когда я выступал в консерватории, думал лишь о том, как правильно исполнить их технически и как при этом понравиться людям. Только сейчас я чуть-чуть приблизился к пониманию этих образов.
Онегин и Грязной — очень разные партии. Первый — лирический баритон, второй — драматический баритон, такой настоящий мужской голос. Освоить обе роли сразу сложно, но, если рядом хороший коуч, становится гораздо легче. Педагог всегда помогает своим ученикам, потому что тоже хочет добиться достойного результата на сцене.

Какие вообще партии из классического репертуара вам ближе всего?

Во-первых, я благодарен Медее, Теодору, Андрею Александровичу за саму возможность стать частью оперной труппы. Это придает сил. Моя мечта — Онегин на большой сцене — осуществится уже через несколько дней.
Но есть и другие мечты. В Перми я бы хотел петь в операх Верди: Ренато (в «Бале-маскараде»), Риголетто, Дона Карлоса. Это непростые роли, но и я уже немолод, так что нужно подступаться к ним. Думаю, эти партии удобны, могут хорошо лечь на мой голос.
Честно говоря, сейчас, накануне дебютов, я очень боюсь, но считаю, что это даже хорошо. Если человек не боится, то ничего не делает. Страх придает сил. Хочется попробовать свои возможности перед новой публикой, посмотреть, примет ли она тебя. Это экзамен, как и вся жизнь. Тот случай, когда испытать страх даже хочется.

Существует мнение, что участие в конкурсах — обязательный этап в карьере молодого артиста, едва ли не единственный надежный способ заработать репутационный капитал. В вашем активе звания уже нескольких международных конкурсов. Как вы лично относитесь к этому этапу карьеры? Собираетесь ли участвовать еще?

Я лауреат уже десяти международных конкурсов, в том числе Римского-Корсакова, Богачева, Собинова, «Романсиады»... Этого мне вполне достаточно. Кроме того, я уже не студент. Планировал поучаствовать в конкурсах Чайковского и Глинки, но не подошел из-за возраста: оказался на год старше положенного. Хочу попробовать себя еще и в каком-нибудь зарубежном конкурсе.

Вы уже довольно давно живете в России. Удается ли поддерживать связь с друзьями и родными в Монголии?
Жизнь идет своим чередом. Семья воспитала меня таким, каким я буду всю жизнь. Считаю, что это правильно, ведь мужчина должен быть цельным. Кроме того, родители гордятся, когда я исполняю ведущие партии, — таким образом я возвращаю им заложенную в меня энергию.
Конечно, бывает сложно поддерживать связь с родными и друзьями. У меня остались друзья из детского сада, консерватории, секции дзюдо (которым я занимался некоторое время). Когда мне трудно, я думаю: зачем я здесь, что будет дальше. Но близкие поддерживают морально в таких случаях: если я падаю, они помогают подняться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пт Авг 30, 2019 1:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083005
Тема| Музыка, Опера, Фестивали, Зальцбургский фестиваль, "Орфей в аду" ОФфенбаха, Персоналии
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| Зальцбургский фестиваль отметил 200-летие Оффенбаха
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-08-30
Ссылка| https://rg.ru/2019/08/29/zalcburgskij-festival-otmetil-200-letie-offenbaha.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Буффонада, адский канкан перед носом гигантского химерического черта, вращающего велосипедное колесо и стреляющего фейерверком, галоп веселого безумства, где олимпийские боги радостно несутся в Ад, а эмансипированная Эвридика пускается во все эротические тяжкие - такой "оффенбахиадой" Зальцбургский фестиваль отметил на сцене Haus fur Mozart 200-летие композитора. Сатирического "Орфея в аду" Жака Оффенбаха поставил Барри Коски, интендант и главный режиссер берлинской Комише опер, дебютировавший в этом году в Зальцбурге.

Этот буффонный, безбашенный Оффенбах от Коски развеселил и даже обрадовал зальцбургскую публику, погруженную в глубокомысленные модернистские прочтения оперных партитур и мифов нынешней программы фестиваля. Кажется, никто здесь не ожидал, что эта тема может быть еще и развлекательной, восхищать зажигательной энергией действия, драйвом, свободным от содержательной актуальности, поражать виртуозным сплавом актерского искусства, пения и танца. Именно такой праздник беззаботного веселья устроил в Зальцбурге Барри Коски, намеренно отказавшийся даже от оффенбаховский идеи общественной сатиры, пародирующей в "Орфее в аду" не только античный миф, но и общественные нравы французов Второй империи и выводящей мифологических героев в карикатурных образах: Орфей - учитель скрипки, Эвридика - неверная жена и любовница Ариста (Плутона), пьянствующие олимпийские боги, Общественное мнение, требующее от Орфея вернуть из Ада неверную жену в семью, счастливая развязка, где Эвридика освобождается от постылого мужа и предается вакханалии в Аду.

Коски не стал нагружать свой спектакль подтекстами, намекнув только на феминистический апофеоз Эвридики и отдав дань проблеме, достигшей апогея в современности, зациклившейся на сексуальных скандалах. Эвридика в этом "Орфее" полностью свободна, сама выбирает себе мужчин и богов, дерзко эротична и фигурирует в бредово смешных фарсовых сценах, проносящихся в бешеном темпе, где ее героями выступают то пасечник Аристей (Марсель Бекман), сладким тенором увещевающий рой задорно-эротично пляшущих пчел, а затем, в кровати оборачивающийся в заросшего рыжим мехом рогатого сатира Плутона, то Юпитер (бас-баритон Мартин Винклер), прибывший к Эвридике в будуар прямо с Олимпа, в облачении мухи с гротескным "глазастым" гримом. Антигероем для Эвридики является только муж Орфей (испанский тенор Джоэль Прието), длинноволосый малохольный музыкант, во фраке, с большим запасом скрипок в шкафу, которые колотит о спинку кровати Эвридика, не выносящая его бесконечных пассажей. Орфей бесит Эвридику так же, как Юпитер - свою супругу Юнону.
Вся постановка Коски - это абсолютно виртуозный, нарочито вульгарный, шокирующе костюмированный, феерический поток пародий и фарсов, гомерически смешных гэгов, танцев, требующий от актеров исключительной техники и совершенного владения телом.
Синхронные, немыслимо высокие прыжки танца пчел в хореографии Отто Пихлера, адский галоп канкана со шпагатами и атлетическими движениями ног, отличная работа хора Vocalconsort Berlin - это то, без чего сложнейший баланс фарсовой вульгарности и оперы-буфф в спектакле не получился бы. Так же, как если бы исполнительница Эвридики американка Кэтрин Левек не обладала бы таким полетным и красивым сопрано, такой легкой и бесшабашной актерской природой, таким комическим, пародирующим даром.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пт Авг 30, 2019 4:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083006
Тема| Музыка, Опера, Фестивали, Зальцбургский фестиваль, Персоналии, Инго Мецмахер
Автор| Алексей Мокроусов
Заголовок| Меркель в стране музыкальных чудес
Русский акцент и античный подход на фестивале в Зальцбурге
Где опубликовано| © Новая газета
Дата публикации| 2019-08-30
Ссылка| https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/30/81773-merkel-v-strane-muzykalnyh-chudes
Аннотация|

Похож ли фестиваль в Зальцбурге на фабрику? Цифры настораживают — 42 оперных показа, 55 театральных, 81 концерт, выставка, фильмы и масса всего вокруг.
Однако Зальцбург — мастерская ручной работы, тем более сегодня: интендант Маркус Хинтерхойзер продолжает разгребать эстетические завалы своего предшественника Перейры. Ему помогает бюджет, почти 62 млн евро, вряд ли у какого фестиваля он больше. Исполнители первоклассные, режиссеры, как правило, умные, звезды на каждом шагу. Публика избалована — концертное исполнение «Ариадны Лекуврер» с участием Анны Нетребко обещалось три раза, но перед вторым вечером она заболела. Об отсутствии дивы публика чудом прослышала, как и об отправке за китайской сопрано Хуи Хе частного самолета в Верону, и была морально готова к замене, но все равно перед началом билеты дарили всем желающим. К третьему представлению звезда выздоровела, хотя в Байрот дебютировать в «Лоэнгрине» Нетребко все же не поехала (и не поедет будущим летом). Бонусом для Зальцбурга стало ее возможное участие в 2020 году в постановке «Тоски», информация пока не подтверждена.

А вот звездам политики особо не докучают: приходит на концерт Ангела Меркель — зрители ей не досаждают, охрана словно растворилась (впрочем, если отыскать взглядом старшего, он улыбнется тебе в ответ). Меркель слушала Франца Вельзер-Места и Венский филармонический оркестр, исполняли любимых ею Рихарда Штрауса и Шостаковича.

В афише сольных концертов много русских пианистов — и завсегдатаи фестиваля Евгений Кисин и Аркадий Володось, и те, кто ими только становится, как Игорь Левит. Наконец, дебютировала Полина Осетинская — вместе с Венгеровым она открывала программу «Время с Энеску». Критики расточали комплименты не только вернувшему себе прежнюю форму скрипачу, но и Осетинской.

Русский акцент и у драматической афиши — впервые в Зальцбурге поставили Горького, да еще с участием режиссера из России. Впрочем, 39-летний Евгений Титов хоть и учился в Петербурге, давно работает в театрах Германии, а в новом сезоне займется оперой, сперва в Висбадене, затем в берлинской Комише опер. «Дачники» — пьеса Горького из числа проблемных, нигде его претензии к интеллигенции не проявлялись так ярко, как здесь. Ставить ее без внятной интерпретации сложно, режиссера спасло умение работать с актерами, они подобрались отличные. И все же в целом это скорее «Горький. Блин комом», соотнесение с современностью — попытка без результата.

Режиссер не обязан ради сегодня покидать авторское время — так Томас Остермайер поставил «Юность без Бога» Одёна фон Хорвата. Роман Хорвата три года назад напечатала «Иностранка», он рассказывает о школе первых лет нацизма — пропаганда проникает в умы, определяет атмосферу тупоумия и доносительства, и ей с большим успехом, чем учителя, даже критически настроенные, сопротивляются подростки. Во время поездки в военный лагерь убивают школьника, дальнейшее напоминало бы детектив, если бы не постоянное вторжение повседневности тоталитарного общества, где взгляды людей определяют масс-медиа. Слишком актуально, чтобы быть просто прошлым. Остермайер рассказывает историю слишком подробно, словно ставит для старшеклассников, — «Юность без Бога» давно в школьной программе.

Спектакль «Лилиом» венгерского классика Ференца Мольнара (1878–1952) идет с английскими субтитрами. В 1945-м по пьесе сделали популярный мюзикл на Бродвее, его экранизировали — в принципе, ничего неожиданного для сюжета о ярмарочном зазывале и сердцееде, женившемся по долгу и принужденного нищетой заняться грабежом. После смерти Лилиома (отличная роль Йорга Поля) отправили с небес на землю проведать жену (Майя Шёне) и дочку, та оказывается дауном. Венгерский режиссер Корнель Мундруцо и актеры гамбургского Талия-театра сделали яркий спектакль, художник Моника Пормале (постоянный соавтор Алвиса Херманиса, делала с ним «Рассказы Шукшина») привнесла в спектакль неожиданную эмоциональность. На поклонах они раскланиваются как полноценные участники действия.

Оперную программу-2019 определили античные сюжеты, от моцартовского «Идоменея» до редкой «Медеи» Керубини. Уникален и «Эдип» Джордже Энеску. Румынский классик, скрипач-виртуоз, дирижер и педагог (среди учеников — Иегуди Менухин), бежавший от коммунистической диктатуры в Париж, трижды выступал в Москве. Проделавший огромную работу с партитурой Инго Мецмахер дирижирует венским филармоническим оркестром так, что становятся понятными музыкальная обособленность позиции Энеску и его исключительная музыкальность. Фантазия режиссера оказалась равной величию мифа, визуальное пиршество не отменяет сложности смыслов, остается только печалиться, что из-за специфики света не записать выдающийся спектакль на видео.
Зато наверняка снимут «Орфея в аду» Оффенбаха: последний раз оперетту в Зальцбурге ставили при Жераре Мортье, всегда бывшем образцом для Хинтерхойзера; тот нашел, чем завершить античный сюжет фестиваля. Оффенбах в постановке главрежа берлинской Комише опер Барри Коски — там спектакль войдет в репертуар — фееричен, певцы отрываются как актеры, но никто не сравнится с «человеком-оркестром» Максом Хоппом, создавшим образ Джона Стикса. Способность к шутке мало с чем сравнима, снижение пафоса не означает его отмену, ирония не убивает смысла. В Зальцбурге это понимают, поэтому здесь часто бывает жарко, но в последнее время никогда — душно.

Дирижер Инго Мецмахер ответил на вопросы «Новой»

— Античные сюжеты и герои — не слишком ли старо для современного человека?

— «Эдипа» уже играли в Ковент-Гардене, в Брюсселе и Амстердаме, важно еще привлечь внимание к этой опере, «приподнять» ее, закрепить на оперной карте. Это интересно, и это благодарная задача — представить произведение, которое недооценено. Как только Маркус (Хинтерхойзер, интендант. — Ред.) спросил меня, хочу ли я это играть, то я сразу ответил: «Да». Я не слышал «Эдипа», но внутри жило знание о нем, вопрос пробудил любопытство. Это единственное в своем роде произведение, его ткань уникальна. Первое соло в оркестре — контрафагот! Есть произведения, которые поначалу кажутся интересными, потом вслушиваешься, а там не много внутри. С Энеску все наоборот.

— Видно по партитуре, что это его единственная опера.

— Конечно, он вложил сюда всю свою композиторскую мощь. Партитуру мы готовили с помощником к премьере с использованием автографа, редкие прежние аудиозаписи содержат ошибки в нотах.

— Как интендант фестиваля в Ганновере, вы включаете в программу различные перформансы. Почему?

— Оставаться в рамках только музыки немного тесно, здесь все варятся в одном котле, а важен открытый взгляд во всех направлениях.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 1:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083101
Тема| Музыка, Опера, Фестивали, Зальцбургский фестиваль, Персоналии, Инго Мецмахер, Кристофер Мальтман
Автор| Гюляра Садых-заде
Заголовок| Членистоногое размером с лошадь
«ЭДИП» ДЖОРДЖЕ ЭНЕСКУ — ГЛАВНОЕ СОБЫТИЕ ЗАЛЬЦБУРГА

Где опубликовано| © Colta.ru
Дата публикации| 2019-08-28
Ссылка| https://www.colta.ru/articles/music_classic/22238-chlenistonogoe-razmerom-s-loshad
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


© SF / Monika Rittershaus

Рок, отцеубийство, инцест, ослепление и прозрение: античный миф об Эдипе — один из базовых сюжетов, из которых вырастает вся европейская культура. Поэтому «Эдип» Джордже Энеску в оперной афише Зальцбургского фестиваля, само существование которого — сплошная манифестация европейских культурных ценностей, выглядит более чем органично. Эта великая, но чудовищно недооцененная европейская опера равно принадлежит как австро-немецкой, так и французской оперным традициям. Красивая постромантическая музыка, нечто среднее между Рихардом Штраусом и Дебюсси, с отчетливыми румынскими фольклорными мотивами, с изощренными вокальными партиями, в которых преобладает декламационное начало, написана Энеску с тем расчетом, чтобы на первый план выходило слово.
Со времени премьеры «Эдипа» в марте 1936 года в парижской Гранд-опера можно насчитать от силы два десятка его сценических воплощений. Лидирует, конечно, Бухарест: на родине Энеску его единственную оперу, над которой он трудился с перерывами почти десять лет, ставят регулярно. Она и сейчас входит в репертуар Национальной оперы; спектакль включен в программу масштабного фестиваля Энеску, который буквально через пару дней начнется в столице Румынии.
Но «Эдип» в Зальцбурге — это совсем другая история. Здесь он встраивается в череду постановок опер ХХ века, которые начиная с нулевых регулярно появляются на сцене Фельзенрайтшуле. И столь же регулярно в отборе оперных названий участвует Инго Мецмахер. Он же, как правило, и дирижирует отобранными к постановке операми, демонстрируя подчеркнуто уважительное отношение к партитуре и намерениям автора. Мало кто может сравниться с ним в понимании мельчайших подробностей языка и авторского стиля композиторов ХХ века: так фантастически точно и бережно, со вкусом к деталям, с обостренным чувством звукового баланса он интерпретирует важнейшие оперные тексты новейшего времени. Не стал исключением и «Эдип». Бархатная, ясно артикулированная игра Венского филармонического оркестра как бы окутывала светящимся звуковым облаком происходящее на сцене.
Переживание чисто музыкальных событий, совершавшихся в оркестре, было столь же интенсивным, как и ощущение сгустившегося хоррора на сцене. С первых же нот оркестровой прелюдии — сумрачного ламентозного хода басов и «тремоло ужаса» — сидящих в зале пробрала дрожь: начало не сулило ничего хорошего. На сцене в кромешной тьме появилось пятнышко света: там кто-то копошился, какое-то существо — то ли кошка, то ли кролик… Но это оказался пятнистый странноватый младенец с вмятинами на несообразно огромном черепе, который освещали два голубых глаза-блюдца. Младенец сучил ножками и извивался, силясь ползти. Справа и слева, передвигаясь по кромке сцены замедленным ритуальным шагом, к нему приближались родители: царь Лай, заключенный в блестящую скорлупу условных «доспехов», увенчанных зубчатой короной на голове куклы-чучела, и робкая незабудка-Иокаста — голубые лепестки карнавального одеяния скрывали фигуру, превращая ее в ходячий цветок.
Почерк Ахима Фрайера, патриарха немецкой сцены и убежденного приверженца «эпического театра», угадывался сразу: такие, как Фрайер, по пустякам не высказываются. Он не утратил своей железной хватки: те же мощь и масштаб, что и 20 лет назад, те же изобретательность визуального ряда, умение ухватить суть — и вытащить, выволочь ее на поверхность, вывернуть наизнанку смысловые опоры, сделав, так сказать, видимым костяк текста, его структуру. Античный миф с его условностью сюжетных коллизий оказался идеальным материалом для режиссера, работающего в эстетике театра представления, а не переживания.
Весь спектакль развивается как бесконечное кошмарное сновидение, от которого нет сил очнуться. Из бездн сна, из его темных колодцев выныривает членистоногое размером с лошадь. Желто-пятнистая сколопендра неуклюже копошится у края сцены и никак не может вскарабкаться на нее — точь-в-точь как во сне, когда незавершенное действие повторяется вновь и вновь, так и не приводя к результату. Отвратительные органические живые ножницы, словно сползшие с полотен Босха, шевелят лезвиями-щупальцами. С колосников свисают поблескивающие лаковыми боками баклажаны — кажется, в них, как в роковых яйцах, зреет чуждая, нездешняя жизнь. Растерзанное, подвешенное за оторванную голень тело десятиметровой куклы-девушки медленно влекут к центру, где стоит Эдип, отгадывающий загадку Сфинкса. А отгадав — сразу же меняет облик и повадку: облачается в белую мантию и водружает на голову картонную корону. Теперь он — власть.
Подчеркнутая условность театра представления необъяснимым образом уживается с атмосферой иррационального, хтонического ужаса, который не отпускает вплоть до финальной сцены смерти Эдипа. Фрайер, который всегда сам оформляет свои спектакли и придумывает костюмы, нагнетает ужас постепенно, по капле, достигая кульминации дважды: в конце второго акта, когда сцену заполоняют монструозные твари, и в конце третьего, когда Эдип, узнав наконец страшную правду, ослепляет себя.
Кстати, в русском языке Сфинкс — мужского пола. Тогда как в оригинале существо с женскими лицом и грудью, но туловищем льва — женского: не Сфинкс — но Сфинга. Она терроризирует население Фив, помаленьку уничтожая горожан, не отгадавших ее загадку. Фрайер изображает Сфингу в образе мерзкой дамы в кислотно-розовом прикиде с болтающимися мешочками грудей, которая до поры скрыта от нас в трехликом коконе-палатке. Интеллектуальное состязание Эдипа и Сфинги обретает отчетливый эротический подтекст. Разгадать загадку Сфинги означает для Эдипа в некотором смысле познать ее самое. Для Сфинги же разгадка ее тайного знания — это смерть.
Энеску в целом придерживается в либретто канвы мифа в первой половине оперы и текстов трагедий Софокла «Царь Эдип» и «Эдип в Колоне» — во второй. Но делает одну важную замену: он заменяет изначальный вопрос Сфинги «Кто ходит утром на четырех ногах, днем — на двух и вечером — на трех?» на другой, гораздо более существенный для человека Нового времени, — «Что сильнее рока?» Ответ Эдипа в обоих случаях один — «Человек». И в этом — разгадка концепции оперы, прямо противоречащей античному мировоззрению.
Вот почему Ахим Фрайер вывел Эдипа (партию которого влажным и мягким баритоном превосходно исполнил Кристофер Мальтман) в образе боксера-культуриста, облаченного в корсет накачанных мышц и красно-белые спортивные штаны. Эдип-Мальтман сражается с роком, как на ринге, пытаясь отбить его удары боксерской перчаткой. Остервенело колошматит огромные фиолетовые баклажаны — боксерские груши, символически побивая свиту Лая и его самого на перекрестке трех дорог. В этом безнадежном, происходящем всегда и сейчас бое Эдипа с судьбой скрыт мощный гуманистический заряд, который и делает оперу Энеску шедевром.
Есть особый смысл в том, что из всех сценических персонажей Фрайера только Эдипу-Мальтману позволено иметь собственное лицо, не скрытое маской. Тело певца прячется за преувеличенно рельефными гуттаперчевыми мышцами, косолапые ноги (одна втрое больше другой), согласно мифу, проколоты его собственным отцом, Лаем, когда тот узнал о пророчестве. Но лицо над горой мышц — собственное, мальтмановское. «Се человек!» — как бы говорит нам Фрайер. Остальные же персонажи — скорее, знаки, указующие на некие сущности: царя, прорицателя Тиресия, Сфингу, Креонта. По сцене бродят объемные куклы, внутри которых спрятаны певцы. Темп движения томительно замедлен, жесты скупы, статика преобладает над динамикой.
В театре-мистерии важна каждая мелочь: загадочные руны, нарисованные мелком, будто детской рукою, покрывают настил сцены и дальнюю стену Фельзенрайтшуле. Каждая руна исполнена значения: бицепс, стрела, наложенная на тетиву, огромное глазное яблоко, утыканное чудовищными загнутыми ресницами… вскоре персонаж-глашатай с глазным яблоком вместо головы появится на балконе, где сидят ударники… Полоски ткани змеятся, выползая из-под тела поверженного Эдипа в разные стороны: это символ трех дорог, того самого рокового перекрестка, на котором он повстречался с Лаем. Сергей Аверинцев писал, что перекресток трех дорог — это три линии судьбы Эдипа: одна ведет к инцесту, другая — к власти, понятой как эротическое обладание царицей Иокастой, и третья — к знанию, понятому как нескромное проникновение в сокровенное. Не знаю, читал ли Фрайер Аверинцева, но эти полоски ткани иллюстрируют высказывание Аверинцева буквально.
История завершается страшно: Иокаста повесилась, Эдип ослепил себя, выколов глаза ее заколкой, и ушел из Фив странствовать, сопровождаемый лишь дочерью Антигоной. Но теперь он обретает внутреннее зрение, проникая в суть вещей. Пока он был героем, правителем, счастливым мужем и отцом — его знание было властью и силой, славой и успехом. Ослепнув, Эдип преодолевает «кажимость» вещного мира, он видит невидимое. И когда герой Мальтмана сворачивается в позе эмбриона в центре черной сцены — примиренный с собой, умирающий, но непобежденный, — он гол и беззащитен, как во младенчестве. Из-под его тела больше не струятся, расползаясь в разные стороны, ленты судьбы. Эдип остался наедине с космосом и вечностью — но рок отступил.

===================
Все фото – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 1:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083102
Тема| Музыка, Персоналии, Микаэл Таривердиев
Автор|
Заголовок| Рукописи Таривердиева передали в Российский национальный музей музыки
Где опубликовано| © РИА Новости
Дата публикации| 2019-08-29
Ссылка| https://ria.ru/20190829/1558040551.html
Аннотация|

МОСКВА, 29 авг - РИА Новости. Арт-директор ХI Международного конкурса органистов имени Микаэла Таривердиева, вдова композитора Вера Таривердиева передала его недавно найденные рукописи Российскому национальному музею музыки.

"Любое приношение музею - это бесценный дар, это инвестиция в историю", - поблагодарил Таривердиеву директор музея Михаил Брызгалов, отметив, что архив будет тщательно исследован.

Торжественная церемония передачи состоялась во время пресс-конференции по итогам первого тура ХI Международного конкурса органистов имени Микаэла Таривердиева в Гамбурге, Лоуренсе, Москве.

Рукописи относятся к 1957 году, они предназначались для недостающих сцен балета Георгия Конюса, который так и не был поставлен.

Народный артист РСФСР (1986 год), лауреат Государственной премии СССР (1977 год) Микаэл Таривердиев написал музыку к 132 кинофильмам и ряду спектаклей, а также более 100 песен и романсов, 4 балета, 4 оперы, камерные вокальные циклы, симфонию, 3 концерта для органа, 2 концерта для скрипки с оркестром и концерт для альта и струнного оркестра. Наибольшую известность Таривердиеву принесла музыка к кинофильмам, прежде всего "Семнадцать мгновений весны" и "Ирония судьбы, или С легким паром".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 1:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083103
Тема| Музыка, Опера, Пермская опера, «Новая опера», Персоналии, Медея Ясониди, Зарина Абаева, Борис Рудак, Константин Сучков, Энхбат Тувшинжаргал
Автор| Юлия Баталина
Заголовок| Солисты пермской оперной труппы начинают сотрудничество с «Новой оперой»...
...а пермская опера — с Энхбатом Тувшинжаргалом

Где опубликовано| © Новый компаньон
Дата публикации| 2019-08-29
Ссылка| https://www.newsko.ru/news/nk-5371925.html
Аннотация| ПЛАНЫ НА СЕЗОН

Три ведущих солиста Пермской оперы — сопрано Зарина Абаева, тенор Борис Рудак и баритон Константин Сучков — приняли предложение стать приглашёнными солистами московского театра «Новая опера». Об этом на пресс-конференции по случаю начала 148-го театрального сезона сообщила директор пермской оперной труппы Медея Ясониди.

Она пояснила, что это вовсе не означает переезда пермских солистов в Москву и не принесёт ущерба их работе в Перми. Напротив, по мнению Ясониди, это будет способствовать расширению певческого репертуара солистов и даже, может быть, приведёт к совместным постановкам Пермского театра оперы и балета и «Новой оперы».

Медея Ясониди сообщила также, что 15 и 16 сентября пройдёт прослушивание молодых певцов, которые были отобраны по видеозаписям и могут составить костяк новой молодёжной программы театра. Отвечая на не заданный вопрос, как можно оценить певца по видео, руководитель оперной труппы напомнила, что Зарину Абаеву и Константина Сучкова в своё время руководство пермского театра обнаружило в YouTube.

Наконец, Медея Ясониди отрекомендовала нового солиста — Энхбата Тувшинжаргала (баритон), который 4 сентября уже выступит в заглавной партии в «Евгении Онегине» в ансамбле с Зариной Абаевой (Татьяна), Натальей Буклагой (Ольга) и Сергеем Кузьминым (Ленский). За дирижёрский пульт встанет новый главный дирижёр театра Артём Абашев.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 1:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083104
Тема| Музыка, Фестивальный оркестр имени Бриттена и Шостаковича, Персоналии, Ян Латам-Кенинг, Чарльз Хендри
Автор| Валерия Высокосова
Заголовок| Ян Латам-Кенинг: Россия не похожа на джеймсбондовские представления о ней
Где опубликовано| © РИА Новости
Дата публикации| 2019-08-29
Ссылка| https://ria.ru/20190829/1557987541.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Фестивальный оркестр имени Бриттена и Шостаковича, объединивший студентов ведущих консерваторий Великобритании и России, даст первый концерт в центре "Сириус" в Сочи, осенью выступления также состоятся в Москве, Санкт-Петербурге, Бирмингеме, Ноттингеме, Манчестере, Лондоне и других городах. В интервью РИА Новости дирижер Ян Латам-Кенинг и председатель оркестра Чарльз Хендри рассказали о том, сможет ли уникальный проект стать культурным мостом между двумя странами, какие воспоминания от участия в нем сохранятся в памяти молодых музыкантов и почему иностранцам пора расстаться с джеймсбондовским представлением о России. Беседовала Валерия Высокосова.

— Как возникла мысль создать российско-британский фестивальный оркестр?

Чарльз Хендри: Впервые мысль о создании оркестра возникла в процессе обсуждения Года музыки Великобритании и России: тогда Ян Латам-Кенинг и британский посол думали над тем, как создать нечто, что останется с нами на продолжительный срок. Насколько мы знаем, в мире еще не было оркестра, который объединил бы молодых музыкантов из двух стран — от амбициозности этого проекта захватывало дух. Мы подумали о том, что оркестр поможет выстроить связи между британцами и русскими и сделать этот процесс очень символичным и значительным. Мы приступили к созданию коллектива, который, по нашей задумке, должен стать узнаваемым не только благодаря превосходному исполнению, но и благодаря идее об активном взаимодействии молодых людей из двух стран, которую он несет.

— Насколько сложно было претворить этот проект в жизнь?

Чарльз Хендри: С административной точки зрения это было довольно сложно из-за огромного количества бумаг. Но у нас было четкое представление о том, что именно мы хотим создать, и мы получили огромную поддержку со стороны российского и британского правительства. Люди действительно хотели видеть результат, а мы всегда помнили о том, какую благородную цель преследуем.

Ян Латам-Кениг: Прежде всего бывает довольно трудно убедить людей принять участие в чем-то, что еще не существует. В этом смысле мы первопроходцы. Но у нас было некоторое преимущество: меня знают в России как главного дирижера Новой Оперы. В процессе прослушиваний нас очень поддержали главные консерватории России. Наши поиски охватили несколько регионов: мы выбирали самых одаренных молодых музыкантов из столичных консерваторий, из музыкальных учреждений Санкт-Петербурга, Новосибирска, Ростова. Важно понимать, что наш проект призван продемонстрировать исполнительское мастерство, а не обучать музыкантов. Но, разумеется, для них участие в таком проекте станет прекрасным опытом.
Я бы хотел сказать несколько слов о наших спонсорах – компаниях "Роснефть" и BP. В Британии, где поддержка классической музыки со стороны правительства становится все меньше, очень важно и правильно, что крупные компании поддерживают такие проекты. Они нужны нам, и мы очень признательны. Без них у нас не было бы оркестра. Они делают хорошее дело.

— В оркестре выступят музыканты из крупнейших консерваторий и музыкальных учреждений России и Великобритании. Первые концерты состоятся осенью, как раз тогда, когда начинается учебный год. Как удалось договориться с ректорами об участии молодых исполнителей?

Ян Латам-Кениг: На самом деле эта касается в основном учебных заведений в России, поскольку в Британии учебный год в консерваториях начинается гораздо позже. Британские участники пропустят максимум неделю. Кроме того, мы выбирали студентов-выпускников.

— Почему оркестр носит имя Дмитрия Шостаковича и Бенджамина Бриттена?

Ян Латам-Кениг: Бриттен является величайшим британским композитором, рожденным в ХХ веке. Шостакович – величайший русский композитор, рожденный в ХХ веке. Их связывает большая дружба, они восхищались творчеством друг друга и очень друг друга уважали. Они встречались и в Британии, и в Советском Союзе, они посвящали друг другу сочинения, у них были общие друзья, в том числе Мстислав Ростропович, Галина Вишневская. Они символизируют то, что мы хотим сделать сейчас, – объединить людей благодаря потрясающе универсальному языку музыки. В каждой программе выступлений оркестра, разумеется, будут сочинения Бриттена и Шостаковича.

Чарльз Хендри: Наша цель в этом проекте не только создать новый оркестр, но и показать, как можно объединить жителей двух стран. Именно этим 50 лет назад занимались Шостакович и Бриттен. Они творили вместе на пике холодной войны, когда напряжение между Советским Союзом и многими другими странами было очень высоким. Они показали, что музыка может объединять людей даже тогда, когда политика их разъединяет. Сейчас в мире вновь царит непростая политическая обстановка. Сможем ли объединить людей благодаря культуре? Бриттен и Шостакович проделали огромную работу. Они оба были людьми, которым удалось выстроить мосты между культурой и политикой. На наш взгляд, это прекрасный пример.

— Какое влияние творчество этих двух великих композиторов оказало на вашу жизнь?

Ян Латам-Кениг: Огромное. Когда я учился в Хайгейтской школе, я пел в хоре мальчиков. Бенджамин Бриттен лично выбрал нас для записи и исполнения "Военного реквиема". С 1963 по 1967 годы я много раз исполнял это произведение, а дирижировал нами сам Бриттен. Это произвело на меня невероятное впечатление. Мое желание стать дирижером зародилось в те дни, когда я видел этот потрясающий оркестр, взрослый хор, солистов – Галину Вишневскую, Дитриха Фишер-Дискау, под управлением Бриттена. На протяжении своей карьеры я продвигал музыку Бриттена. Что касается Шостаковича, то, опять же, еще мальчиком я играл в юношеском оркестре Британии на скрипке. В самый первый год мы играли симфонию №10 Шостаковича. Это было одно из первых исполнений произведения в Британии. Тогда мои познания об этом композиторе были очень малы. Не могу описать, какое потрясения я испытал, услышав Десятую симфонию. Я думал, что это новый мир – страстный, темный, героический, невероятно эмоциональный. С того момента я стал глашатаем его музыки по всему миру.

— Насколько я знаю, перед первым выступлением в Сочи у вас запланированы семь дней репетиций. Будет ли этого достаточно для того, чтобы оркестр сыгрался?

Ян Латам-Кениг: Мы рассчитали все очень точно. Музыканты все уже получили свои части за месяц до начала общих репетиций – предполагается, что они приедут полностью готовыми. Я в этом и не сомневаюсь: к проекту все относятся с большим энтузиазмом и знают о наших требованиях. Мы выбрали такой репертуар, который хорошо знаком и британским, и российским музыкантам. Российские исполнители могут не знать британский репертуар, но они точно знают сочинения Рахманинова, Чайковского, Прокофьева, Шостаковича. Мы выбираем и такие произведения, которые требуют виртуозного исполнения и для баланса менее сложные. Мы уверены, что времени оркестру хватит.

— Проще ли работать с молодыми музыкантами, которые только ищут свой путь и притираются друг к другу легко, или с состоявшимися и именитыми исполнителями, у которых есть четкий стиль и сформировавшаяся манера?

Ян Латам-Кениг: Несомненное преимущество работы с молодыми музыкантами состоит в том, что у них есть много времени на репетиции. Исполнитель, который только-только окончил консерваторию, находится на пике своих технических возможностей, поскольку он репетирует по 6-7 часов в день. Его технический уровень очень высок, хоть он пока и не обладает достаточным опытом. У профессиональных музыкантов нет возможности проводить столько времени за репетициями. Они уже работают в оркестре, они устают от многочасовых общих репетиций, и времени на индивидуальную практику фактически не остается. Но это нормально.

— Могли бы вы рассказать чуть подробнее об административном устройстве оркестра? Где находится центр управления коллективом во главе с художественным руководителем?

Чарльз Хендри: У нас очень маленький организационный комитет, который базируется в Британии. Он включает экспертный совет, в состав которого также входят наши спонсоры, людей, которые отвечают за всю логистику, поскольку нам важно устроить концерт, пригласить на него людей, сделать так, чтобы они провели прекрасный вечер. Кроме того, мы пригласили высококвалифицированных преподавателей, которые будут помогать музыкантам в период репетиций.

— Что является решающим критерием для отбора в оркестр — техника или артистизм, экспрессия?

Ян Латам-Кениг: Важно и то и другое. Разумеется, техника должна быть на высоте, иначе музыкант не сможет играть выбранный нами репертуар. Но он также должен быть очень тонко чувствующим и выразительным. В противном случае звук, особенно струнных инструментов, будет не таким, каким я бы хотел его услышать. Конечно, это работа дирижера и наставников – привести музыкантов к прекрасному результату, но они должны обладать достойной базой. Каким бы великим дирижером я ни был, я не смогу, условно говоря, превратить апельсин в яблоко.

Чарльз Хендри: Конечно, мы учитывали и немузыкальные качества. Мы выбрали людей, которые осознают важность этого проекта, людей, которые хотят помочь в улучшении международной обстановки, всех тех, кому нравится путешествовать в другие страны и устанавливать долгосрочные дружеские отношения. Кроме того, они действительно верят в успех оркестра и искренне поддерживают цели, которые он преследует.

— Чарльз, у меня вопрос специально для вас. Вы некоторое время работали министром энергетики Британии. Есть ли нечто общее между службой в министерстве и работой в оркестре?

Чарльз Хендри: На первый взгляд, общего нет ничего. По идее, министерство должно работать очень слаженно, буквально как часы, но такое происходит крайне редко. Но, как мне кажется, здесь, как в оркестре – если ты фальшивишь, то это сразу заметно. Правительство работает лучше, когда в нем существует единство, точно, как слаженный оркестр. Думаю, в этом есть символический смысл. Кроме того, ты ежедневно выполняешь свои обязанности, делаешь то, что необходимо для реализации существующей политики, но ты должен понимать, какую цель хочешь достигнуть в конечном итоге. Так и в нашем оркестре – мы пытаемся сделать нечто значительное, что изменит отношения между странами. Все понимают и осознают важность этого процесса.

— Рады ли вы, что теперь не принимаете такого активного участия в политике?

Чарльз Хендри: Моя жизнь состоит и из политики, и из искусства. Мы пытаемся выстроить связи между Россией и Британией. Теперь я могу использовать свои политические знания и опыт в этом процессе.

— Сейчас анонсирован концертный тур оркестра только в этом году. Есть ли в планах его ежегодные выступления? Будет ли меняться состав оркестра?

Чарльз Хендри: Мы думаем, что состав будет формироваться каждый год. Некоторые музыканты будут оставаться, других мы наберем заново. Помимо выступлений в России и Британии, мы рассматриваем возможность гастролей в другие страны. В следующем году будет 75-я годовщина окончания Второй мировой войны – мы бы хотели выступлениями оркестра напомнить о том, как объединение усилий Британии и Советского Союза помогли в борьбе с фашизмом. И "Ленинградская симфония" Шостаковича, и "Военный реквием" Бриттена были посвящены тому, какие жертвы были понесены, какой разрушительной силой стала война. Мы надеемся, что выступление молодых музыкантов станет знаком уважения, которое молодое поколение выражает всем тем, кто сражался и погибал.

Ян Латам-Кениг: Я надеюсь, что благодаря нашим спонсорам мы сможем собирать оркестр чаще, чем раз в год. Мы бы хотели, чтобы две страны рассматривали его как своего рода культурное посольство, которое покажет, чего могут достичь две страны, объединив усилия, в общечеловеческом и культурном плане.

— Вы работаете с Новой Оперой с 2011 года. Как и чем отличаются для вас русская и британская музыкальные традиции?

Ян Латам-Кениг: Музыкальное образование в России концентрируется на воспитании музыкальной и технической безупречности. Многие консерватории воспитывают из студентов солистов. С одной стороны, это хорошо, поскольку их мотивируют достигать высочайшего уровня. С другой стороны, очевидно, что 99% из них солистами не станут. Британская система действует ровно наоборот. Технический уровень выпускников, возможно, не столь высок, но они концентрируются на игре в оркестре. Моя работа состоит в том, чтобы совмещать эти два подхода и организовать прекрасный оркестр. Не подумайте, британские музыканты тоже очень техничны. Но они иначе относятся к этой работе.

— О России, как и о многих других странах, существуют определенные стереотипы – медведи, балалайки, икра и так далее. Как бы вы описали нашу страну?

Чарльз Хендри: Я сразу думаю о том, какие здесь радушные люди. В России я частый гость, и каждый раз меня встречают очень тепло, у меня здесь много друзей. Порой люди в других странах даже не осознают, насколько дружелюбны русские. Кроме того, здесь быстро принимаются решения, запланированные проекты осуществляются без проволочек, что облегчает работу. Я всегда стараюсь убедить как можно больше человек посетить Россию в первый раз. Это единственный способ узнать ее лучше, познакомиться с жителями, увидеть прекрасные города, в том числе Москву и Санкт-Петербург. Я говорю: "Вы просто должны сеть в самолет и лететь туда". Я надеюсь, что наш оркестр, объединивший молодых людей, позволит им увидеть, что между нами гораздо больше общего, чем кажется, и дружба, которая зародится среди участников, будет длиться многие годы. Я также надеюсь, что эти несколько недель, которые музыканты проведут вместе, они будут вспоминать как один из главных моментов их жизни.

Ян Латам-Кениг: Я бы добавил к сказанному Чарльзом еще и то, что русские люди, вне зависимости от возраста и социального положения, очень трепетно относятся к культуре. Классическая музыка, опера, танец, литература, кино не только для избранных, они для всех, они составляют важную часть повседневной жизни. В Британии, к примеру, считается, что классической музыкой может наслаждаться только какая-то условная элита, остальные просто не поймут. Мне кажется, это большая проблема. А здесь на концерты приходит самая разная публика, люди посещают их целыми семьями. Я этим восхищаюсь. Думаю, что жители других стран формируют свое представление о России из того, что пишет пресса, но пресса не всегда объективна, порой она изъясняется какими-то карикатурами 30-летней давности, транслирует джеймсбондовскую идею о России. Но пока ты сам сюда не приедешь, ты не поймешь, что все не так.

— Если говорить о России ХХ века, это Шостакович, Рахманинов. А кто представляет Россию XXI века?

Ян Латам-Кениг: В ближайшие годы я бы хотел, чтобы оркестр исполнил произведения современных композиторов из России и Британии, которые будут основаны на культурных темах двух стран. Например, мы предложили русским композиторам написать сочинения по мотивам британской поэзии или каких-либо других произведений. Мы также попросим британских композиторов сделать то же самое на основе русской литературы.

Чарльз Хендри: Думаю, участие в оркестре изменит представление этих молодых музыкантов о мире, возможно, сорок лет спустя они оглянутся назад и вспомнят, как их вдохновил Ян, точно так, как и Ян сегодня вспомнил о работе с Бриттеном.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 2:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083105
Тема| Музыка, Дягилевский фестиваль, Персоналии,
Автор| Юрий Куроптев
Заголовок| musicAeterna: «Лучше закончить игры и сесть за стол переговоров о будущем Дягилевского фестиваля»
Где опубликовано| © газета «Звезда»
Дата публикации| 2019-08-30
Ссылка| https://zvzda.ru/news/4372a2548fdd
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Фонд поддержки культурных инициатив musicAeterna опубликовал ответ на письмо Пермского театра оперы и балета, касающееся прав на использование бренда «Дягилевский фестиваль».

В сообщении говорится о том, что представители musicAeterna узнали о письме Пермского театра оперы и балета, в котором содержится предостережение об использовании бренда «Дягилевский фестиваль», из СМИ.

В нем также подчеркивается, что сам бренд «Дягилевский фестиваль» был создан Теодором Курентзисом и его командой в 2012 году:

«До этого времени фестиваль назывался „Дягилевские сезоны: Пермь, Петербург, Париж“. Бренд создан для Перми, и команда musicAeterna не использовала и не собиралась использовать его в других городах. А что касается проекта в парижском театре Шатле, который будет проходить под руководством Теодора Курентзиса с 2021 года, то он не будет называться буквально „Дягилевский фестиваль“, хотя в его названии, безусловно, будет фигурировать имя человека, который именно сцену Шатле выбрал для первого представления своих знаменитых „Русских сезонов“».

Фонд поддержки культурных инициатив musicAeterna призывает пермские власти закончить дискредитирующую кампанию:

«Можно любое название дать фестивалю, как пермскому, так и французскому. Не от названия зависит успех, а от содержания. Поэтому лучше было бы закончить игры с массмедиа, подталкивающие нас к отказу от проведения фестиваля в Перми, и сесть за стол переговоров, чтобы решить принципиальные вопросы, касающиеся будущего фестиваля. Время идет, а переговоры с Министерством культуры Пермского края, по сути, еще не начались».

• 28 августа на своей страничке в Facebook пермский медиаменеджер Владимир Прохоров опубликовал письмо Пермского театра оперы и балета в адрес исполнительного директора фонда поддержки культурных инициатив MusicAetern Вероники Гейдель и менеджера Марка де Мони о недопустимости использования бренда «Дягилевский фестиваль». Письмо подписано исполнительным директором театра Андреем Борисовым и было датировано 22 августа. 29 августа руководитель фонда Вероника Гайдель заявила, что узнала о письме из СМИ.

• В документе говорится, что Пермский театр оперы и балета при поддержке краевого минкульта является организатором Международного Дягилевского фестиваля. Авторы пишут: «с увеличением популярности фестиваля участились попытки недобросовестных участников рынка использовать узнаваемый бренд „Дягилевский фестиваль“ без согласия правообладателя». Для сохранения бренда оперный театр зарегистрировал товарный знак «Дягилевский фестиваль», о чем имеется Свидетельство № 642526 от 21.01.2018 на товарный знак (знак обслуживания).

• Эксперты считают, что краевые власти приняли решение отказаться от сотрудничества с дирижером, но в открытую об этом не заявляют.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 2:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083106
Тема| Музыка, Персоналии, Владимир Спиваков
Автор|
Заголовок| Серебренников и Брусникина станут режиссерами юбилейного концерта Спивакова
Где опубликовано| © РИА Новости
Дата публикации| 2019-08-30
Ссылка| https://ria.ru/20190830/1558095084.html
Аннотация| КОНЦЕРТ

МОСКВА, 30 авг - РИА Новости. Юбилейный концерт народного артиста СССР Владимира Спивакова "Автопортрет" пройдет в Светлановском зале Московского международного Дома музыки (ММДМ) 28 сентября, его режиссерами стали худрук "Гоголь-центра" Кирилл Серебренников и худрук театра "Практика" Марина Брусникина, сообщили в пресс-службе ММДМ.

12 сентября выдающемуся скрипачу и дирижеру Владимиру Спивакову исполняется 75 лет. Незадолго до юбилея Спиваков был удостоен ордена "За заслуги перед Отечеством" I степени за большой вклад в развитие отечественной культуры и искусства.

"С момента основания Московского международного Дома музыки Владимир Спиваков является его бессменным президентом. Юбилей артиста также не станет исключением – его Владимир Спиваков отпразднует на сцене Светлановского зала Дома музыки в кругу родных, друзей, коллег-музыкантов и поклонников. В вечере примут участие всемирно известные солисты, а также Национальный филармонический оркестр России, художественным руководителем и основателем которого является Владимир Спиваков. Режиссерами программы выступят Кирилл Серебренников и Марина Брусникина", - говорится в сообщении.

В фойе Светлановского зала Дома музыки откроется выставка фоторабот Юрия Роста, который запечатлел маэстро во время гастролей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 2:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083107
Тема| Музыка, MusicAeterna, Персоналии, Теодор Курентзис
Автор| Татьяна Вольтская
Заголовок| Дирижер вместо солнца. Теодор Курентзис в Петербурге
Где опубликовано| © Радио Свобода
Дата публикации| 2019-08-30
Ссылка| https://www.svoboda.org/a/30131943.html
Аннотация|

Знаменитый дирижер Теодор Курентзис переезжает в Петербург. Вместе с музыкантами своего оркестра он будет работать в Доме радио.

Дирижер Теодор Курентзис и его оркестр MusicAeterna переезжают из Перми в Петербург. Сам маэстро пока интервью не дает, и в его коллективе с журналистами не общаются, тем не менее, новость о переезде уже широко обсуждается в прессе и в музыкальных кругах. Пребывание Курентзиса в Петербурге связывают с Домом радио, это подтверждается тем, что дирижера уже видели там репетирующим. Кажется, пока основная реакция на приезд в Петербург дирижера такого масштаба – радостная, правда, раздаются и сдержанные голоса, а также – полные тревоги за судьбу Дома радио. Яркую подборку отзывов на приезд дирижера собрал журнал "Собака.ру", первым приведено мнение Леонида Десятникова. Композитор считает, что "появление Курентзиса в Доме радио – лучшее, что может сегодня произойти с этим зданием. Нам надо понять, кто удостаивающий чести, а кто удостаиваемый – город или музыканты, о которых идет речь. Кстати сказать, расставшись с Теодором, Пермь в одночасье потеряла статус всемирно известного центра классической музыки". Кроме того, Десятников с печалью замечает, что радетели о судьбе Дома радио "возможно, не понимают масштаб явления, именуемого MusicAeterna", чего нельзя сказать о музыкантах-профессионалах, и возможно, их недовольство – это просто синдром Сальери.

Радуется водворению Теодора Курентзиса в Доме радио и архитектурный критик Мария Элькина, предлагающая тревожиться не об этом доме, а о безобразной застройке многих городских районов. Вторит ей и пианист Алексей Гориболь, уверенный, что "у многие годы уныло пустующего пространства появился реальный шанс стать музыкальным центром мирового класса и звучания – и оно ликует!"

Защитить Дом радио от Теодора Курентзиса громче всех призывают детский омбудсмен Петербурга Светлана Агапитова, депутат Законодательного собрания Борис Вишневский и писательница Татьяна Москвина, которая считает, что Курентзис – это "очередной монстр типа Гергиева, который отжимает театры, здания, бюджеты с видом архангела". Основной аргумент – что Дом радио – символ блокадного города и должен им оставаться. Но именно этот аргумент разбивает главный редактор журнала "Сеанс" Любовь Аркус, которая работала в Доме радио в прошлом году и пришла к печальному выводу, что "Никакого музея блокадного радио там нет. Там огромные пустые пространства, запущенные, уже почти уничтоженные многолетним отсутствием элементарного ухода и ремонта". По словам Аркус, и блокадного радиоархива, уничтоженного в 1946 году, тоже почти нет, а остатки разбирают энтузиасты, медленно оцифровывающие уникальные записи на допотопном аппарате, а на новый, несмотря на все их просьбы, у города денег так и не нашлось. Любовь Аркус называет приглашение Теодора Курентзиса в Дом радио "редчайшим для наших властей разумным решением" и призывает против него не протестовать.

Об этой проблеме написал на своей странице в Фейсбуке журналист, музыковед Александр Харьковский, который считает, что такой коллектив, как оркестр Курентзиса, – "это сродни МХТ начала XX века или товстоноговскому БДТ, оркестрам Мравинского или Брюггена – редкостная историческая удача, феномен мирового класса". И что такие оркестры не могут простаивать, иначе они просто погибнут. "Я не судья пермским руководителям, но их решение остаться без Курентзиса вызвало у меня оторопь. Если Петербург сейчас вытолкнет дирижера и его оркестр MusicAeterna, это будет уже, что называется, за гранью. Такие коллективы заманивают годами и дают зеленую улицу в любых проектах, только работай. Они становятся визитными карточками страны, как Эрмитаж или "Киров-балет". Мерками "полезно ли это для нашего города" такие вещи не меряются". В то же время Александр Харьковский считает уникальными и коллективы, работающие в Доме радио, и его "золотой фонд звукозаписей". По мнению музыковеда, в огромном шестиэтажном доме найдется место для всех – и для оперного театра или концертного зала, и для студий и редакций, и для Музея блокадного радио, и для архива, и для детского театра Марины Ланда.
– Я, к сожалению, никогда не слышал Курентзиса живьем, но много слушал в записи, и каждый раз это производило неожиданное впечатление очищения давно знакомой партитуры, и это очень здорово и ценно. Я прекрасно понимаю, что такой оркестр не может стоить дешево, и насколько я слышал, кто-то его субсидирует. Я знаю, что сейчас Дом радио готовят для того, чтобы этот оркестр мог там репетировать и чтобы там могли размещаться временно приглашенные музыканты. И, наверное, там будет место для выступлений – для концертов или оперных спектаклей. Для замечательного оркестра мирового уровня невозможно простаивать: люди должны работать, зарабатывать, да и чисто творчески нужно возобновлять свой уровень, свой репертуар, Курентзис это делает замечательно. Такой коллектив нельзя положить в холодильник на год или два и потом достать и пустить в дело. В то же время хочется сохранить и замечательный фоноархив, и сотрудников Дома радио, и творческие коллективы, которых сейчас попросили оттуда на выход. Мне кажется, что все это можно сделать – чтобы и овцы были целы, и волки сыты.

Музыковед и музыкальный критик Ольга Манулкина давно знакома с творчеством Курентзиса.
– Теодор Курентзис, очевидно, всегда был, есть и будет в эпицентре дискуссий, споров, столкновений; он человек идеи и действия, ему необходимо двигаться самому и приводить в движение все вокруг, – можно сказать, по-дягилевски. Он стремится к охвату культуры в целом, стремится сочетать музыку с другими искусствами и внедрить ее в умы и души как можно большего числа людей – отсюда его просветительские планы. Курентзис сегодня – один из самых интересных дирижеров. Он многое сделал и в области мейнстримного репертуара, от Верди до Шостаковича, и в новой и новейшей музыке, в том числе написанной по его заказам, и в старинной, барочной, которой большие оркестры у нас практически не занимаются. Во всем этом репертуаре он делает вещи очень нетривиальные, как бы снимая наслоения даже с заигранных произведений. Это не значит, что у него нет желания, разумеется, не одному ему свойственного, во что бы то ни стало сыграть по-другому – и ему это удается. Качество этого музицирования меня заново поразило на репетиции Дягилевского фестиваля в Перми, когда я впервые на него приехала. Это была репетиция "Ромео и Джульетты" Прокофьева, и то, как Теодор слышал партитуру и какого добивался результата от оркестра, в котором сидели молодые музыканты со всего мира, производило сильное впечатление.

– Что даст приезд Курентзиса Петербургу?

– Новые программы, запоминающиеся концерты, возможность слушать вживую то, что чаще можно было услышать только в записи. Излишне говорить, что в Петербурге должны выступать многие и разные музыканты. Вероятно, будут также образовательные и просветительские проекты.

– Не получится ли так, что бедная петербургская интеллигенция окажется лишена этого счастья из-за цен на билеты?

– Я надеюсь, что этот вопрос будет решен менеджментом оркестра и спонсорами, ведь это уже будут не редкие гастроли, а постоянное присутствие в этом городе. Хотелось бы надеяться на продолжение практики открытых репетиций для студенчества и молодежи – я очень признательна за то, что у моих студентов была возможность посещать репетиции Курентзиса и в Перми, и в Петербурге. Наверное, стоит подумать и о разных билетах для разных категорий слушателей.

– То есть для Курентзиса место в Петербурге найдется?

– Почему же нет? Было бы печально думать, что в нашем большом городе, с его прекрасными залами и замечательной публикой, не найдется места для такого музыканта, как Теодор Курентзис, к тому же – ученика знаменитого Ильи Александровича Мусина, у которого учились и Валерий Гергиев, и Юрий Темирканов. Мне кажется, петербургская публика заслуживает того, чтобы музыкальная жизнь здесь была насыщенной, и все, что этому способствует, нужно приветствовать.

Музыковед, профессор консерватории Людмила Ковнацкая приветствует приглашение в Петербург Теодора Курентзиса, творчеству которого она дает высочайшую оценку.
– Мне доставляет радость и удовольствие едва ли не с первых шагов работы Курентзиса следить за тем, что происходило в Перми, как он строил свою культурную политику, следить за его командой. Марка де Мони – наверное, его можно назвать импресарио – я знаю с его студенческих времен в консерватории, он эрудированный музыкант и блистательный менеджер. Я знаю, как был устроен Дягилевский фестиваль, как они привлекают молодежь, знаю, что Пермь стала магнитом для многих музыкантов и критиков Петербурга и Москвы, и это говорит само за себя. А теперь деятельность Курентзиса вышла на международную арену. Коллектив Курентзиса, безусловно, может разнообразить и украсить музыкальный ландшафт Петербурга. Я этому только радуюсь. С Домом радио я тоже знакома, и думаю, что Курентзис со своим хором и оркестром был бы для него большим приобретением. Не понимаю такой постановки вопроса: или – или. Зная, что происходило в Перми, я абсолютно уверена, что это будет: и – и. Оркестр не будет келейно заниматься только своей деятельностью, они постоянно преобразуют вокруг себя пространство и помогут Дому радио, долгие годы обладавшему своим симфоническим оркестром, возродиться. Я еще помню дирижеров, которые там работали с симфоническим оркестром Дома радио, это Карл Ильич Элиасберг и Николай Семенович Рабинович. Мы десятилетиями говорили о потерях Дома радио, а сейчас совершенно очевидно, что появление коллективов MusicAeterna – это приобретение. Сегодня музыкальных площадок в городе стало много – и почему должно быть препятствие для прекрасного коллектива и прекрасного дирижера, да еще и петербургской дирижерской школы? Мне бесконечно интересно то, что он делает, само построение его фестивальных концертов, его интерпретации, его музыкальные циклы. Я думаю, что в Петербурге место ему найдется само по себе, безо всяких усилий – проголосует публика. У Курентзиса, безусловно, есть в Петербурге своя публика, к нему будет ходить молодежь, и он будет учитывать это важное обстоятельство.

Музыкальный и театральный критик, обозреватель газеты "Деловой Петербург" Ольга Комок подчеркивает, что Теодор Курентзис, один из последних учеников Ильи Мусина, стал дирижером именно в Петербурге.
– Мусин – это наше все, это педагог и Темирканова, и Гергиева, и Теодор – это мусинский сын, только очень поздний. Тут вопрос, не почему он переезжает в Петербург, а почему у него до сих пор не было работы в Петербурге, почему ему пришлось зарабатывать себе суперимя, слава Богу, сначала в Москве, а потом в российской провинции. Следующий вопрос – почему провинция не перенесла Курентзиса уже в нынешнем статусе суперзвезды. А в вопросе, что такое Курентзис для Петербурга, для Дома радио, мне кажется, нужно отделять мух от котлет. Курентзис – это котлета. Это очень творческая личность, которую слава последних лет не испортила, он не использует одни и те же отработанные приемы и репертуар, а бесконечно расширяет свои возможности. Он бесконечно требователен и к себе, и к своим оркестрантам, что очень идет на пользу его оркестру. То есть сам Курентзис – это одно, а то, как его перевозят в Петербург и вселяют в Дом радио – это другое, это, наверное, вопрос не к нему, а к тем, кто его поддерживает. Ведь Дом радио, весь дом на Итальянской, 27, – в собственности у господ Ковальчуков. И когда в фейсбучных войнах раздаются призывы: немедленно разрешите или немедленно запретите – то все вопросы тут не к городу, а к Ковальчукам, которые, со всеми ограничениями КГИОП, вправе распоряжаться своим имуществом, вправе сдавать или не сдавать его тем или иным театральным коллективам или оркестрам. Другое дело, что все это, как обычно, делается у нас тихо, не публично, без объяснений, поэтому и возникают панические вопли – ах, сейчас весь архив радио будет угроблен! Но если он и будет угроблен, то не Курентзисом. На самом деле у людей, которые находятся не снаружи, а внутри этого здания, которые работают на радио "Петербург" или в том или ином оркестре, есть представление о том, как все прекрасно поместилось бы в Доме радио: и офис Курентзиса, и отель, и ресторан, и Музей радио, и еще много всего – если все грамотно спланировать и отремонтировать. А вот ремонт, который там идет, как раз вызывает большие вопросы, да и любая реконструкция любых концертных залов и театральных помещений в новейшей истории, как говорится в народе, "чревата боком". Но все это не имеет отношения к Курентзису – просто мы не знаем, что будет в этом здании, а незнание рождает мифы и страхи. Какого-то творческого ажиотажа в связи с тем, что у нас будет базироваться коллектив Курентзиса, я, правда, тоже не ожидаю. Да, наверное, у нас будет больше концертов, может быть, со временем они станут дешевле, но вся музыкальная жизнь города от этого магическим образом не изменится. Все будут жить, как при бабушке, и ни Гергиеву, ни Темирканову не будет от этого ни холодно, ни жарко. Петербург – город большой, музыкальных площадок много, все разойдутся, но ажиотаж по поводу возвращения Курентзиса, и творческий, и хозяйственный, кажется мне преждевременным.

Оперный критик, проректор Института сценических искусств Елена Третьякова считает, что переезд Теодора Курентзиса в Петербург – это событие, учитывая, какое место он занимает в музыкальном мире.
– Очевидно, что это яркая индивидуальность, и чем больше таких будет в городе, тем лучше. Курентзис приобрел огромный опыт, много сделал для музыкального и театрального искусства, работая и в Новосибирске, и в Перми. Везде его работа была очень своеобразна, в своем поколении он явно лидирует в дирижерском мире. Многим его манера дирижировать кажется эпатажной, но он вдумчивый музыкант, и я думаю, он многое может предложить Петербургу. У него есть успехи, есть некие крены, например, его концепция развития музыкального театра в Перми вызывает у меня вопросы. Но я вижу интересную цепочку развития петербургской школы. У нас в Питере мало солнца, так пусть разные художники нам его заменяют, а мы будет этому радоваться. И спорить друг с другом – главное, что есть о чем спорить и есть уровень спора. Речь же не идет о выскочке, который себе что-то завоевал, а о больших способностях, больших талантах – и это прекрасно. Курентзис работает и с театром, и с концертными программами, у него получается и то, и другое. Его оперные премьеры очень интересны и значимы для театра. Когда-то меня совершенно поразила "Аида", продирижированная им в Новосибирске, это был спектакль Чернякова. Была замечательная опера Берга "Воццек" в Большом театре, были моцартовские премьеры в Перми, а также интереснейшие программы, связанные со старинной и современной музыкой. Это живой развивающийся музыкант, с огромной амплитудой интересов – от старинной музыки до самой современной.
Елена Третьякова надеется, что поскольку результаты работы Теодора Курентзиса в Перми были впечатляющими, то они вполне могут быть такими же и в Петербурге. Критик признает, что в Петербурге культурная жизнь весьма структурирована, но, по ее мнению, когда конструкции нарушаются, это идет художественной жизни только на пользу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 10:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083108
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Эдита Груберова
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| ЭДИТА ГРУБЕРОВА:
ПЕНИЕ – ВЫРАЖЕНИЕ СУТИ МОЕЙ ДУШИ

Где опубликовано| © сайт журнала "Музыкальная жизнь"
Дата публикации| 2019-08-25
Ссылка| http://muzlifemagazine.ru/yedita-gruberova-penie-vyrazhenie-su/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Выдающаяся оперная певица Эдита Груберова, заслужившая титул «L`Unica» («Единственная»), отличающаяся феноменальной виртуозностью и лиричностью исполнения, нынешним летом впервые приехала в Россию благодаря XVI Международному конкурсу имени П.И.Чайковского, на который она была приглашена лично Валерием Гергиевым в качестве члена жюри соревнования по специальности «сольное пение». В Санкт-Петербурге перед финалом конкурса с Эдитой Груберовой (ЭГ) встретилась Мария Бабалова (МБ).

МБ Госпожа Груберова, скажите, какое впечатление произвел на вас конкурс?

ЭГ Этот конкурс, конечно, очень масштабный и серьезный. Я очень рада, что мне удается слушать так много произведений Чайковского. До этого момента я не была так подробно знакома с его произведениями. Я исполняла очень немного его романсов, чаще всего «Колыбельную», также пела некоторые романсы Римского-Корсакова и Рахманинова. И здорово, что сейчас я получила возможность познакомиться с творчеством русских композиторов намного ближе.

МБ А что бы вы могли сказать об уровне конкурсантов?

ЭГ Было немало интересных голосов, особенно мужских. Но, на мой взгляд, сегодня молодые певцы, судя по их программам, подготовленным для конкурса и не только, слишком лапидарно относятся к своему таланту. Они торопятся, чрезмерно увлечены исполнением шлягеров, которые им еще не по голосу и мастерству, и мерцающей впереди славой, а не кропотливой, вдумчивой работой над своим инструментом.

МБ По-вашему, как развивается оперное искусство – эволюционирует или деградирует?

ЭГ Думаю, если говорить о певцах, то сейчас они стремятся слишком быстро сделать карьеру. Я бы сказала, что они строят дом с крыши. Им не хватает каркаса и фундамента. Современные театры дают артистам большие роли в самом начале карьеры, а через пару лет о них, уже потерявших свой молодой и, казалось, перспективный голос, просто забывают, также быстро заменяя их другими начинающими певцами. Складывается впечатление, что оперные театры стали теперь работать, как сети фастфуда, не задумываясь о последствиях ни для молодых певцов, ни для оперного искусства в целом. И это очень грустно, потому что, я считаю, подобный подход не идет опере на пользу.

МБ А как вам удалось сделать такую феноменальную и по качеству и протяженности карьеру?

ЭГ Секрет очень прост – это усиленная работа, дисциплина, прилежность и, конечно, владение правильной техникой, гигиена голоса, то есть умение отказываться от партий, не подходящих для твоего голоса. Это практически ежедневная работа: минимум раз в три дня необходимо заниматься – делать вокальные упражнения и петь в голос свой репертуар, если у тебя не было публичных выступлений.

МБ Не поторопились ли вы, объявив в этом году о завершении своей оперной карьеры?

ЭГ Мне уже 72, поэтому думаю, что нет.

МБ А если не смотреть в паспорт?

ЭГ То я еще даю концерты. На осень у меня запланирован большой тур по городам Китая. Потому что китайцы открыли меня только сейчас. Японцы, например, сделали это на 40 лет раньше. Первый раз я приехала в Японию в 1980 году и исполняла Цербинетту и Констанцию, мне тогда было всего 39. А вот китайцы сильно подзадержались, в России же пока еще меня ни разу не слышали «живьем».



МБ Возможно ли сделать остановку в России по пути из Китая?

ЭГ Почему нет?! Я с удовольствием бы приехала, но до сих пор меня никто не приглашал. Я даже не знаю, почему так получилось. Пару раз вроде бы затевались какие-то переговоры на эту тему, но они так ничем и не закончились.

МБ В нашем разговоре то и дело отдельные слова вы произносите по-русски. Вы хорошо знаете русский язык?

ЭГ В школе, в Братиславе, до четвертого класса я учила русский язык. Но сейчас, к сожалению, я почти все растеряла. Может быть, если бы я бывала в Советском Союзе и России, то не позабыла бы язык. У меня не было возможности практиковаться, так как на постановках я редко пересекалась с русскими певцами, а когда это происходило, то, в основном, мы говорили по-итальянски или по-английски.

МБ Почему среди многих театров мира вы чаще всего выбирали Вену, Мюнхен и Цюрих?

ЭГ В Вене я родилась как певица, и мои зрители выросли вместе со мной: сначала это были дети, теперь это люди, которым уже 50 лет и больше. Хотя в Вене первый раз я оказалась на прослушивании почти тайно: секретарь Словацкой филармонии однажды сказала мне, что мне стоит поехать в Вену. И она договорилась о моем прослушивании – я поехала. Все прошло удачно. Я дебютировала в Вене в партии Царицы ночи, но взлет моей карьеры тогда еще не произошел. После этого я еще шесть лет исполняла маленькие роли. Иногда было обидно, даже до слез, но я терпела, продолжала совершенствоваться. И уже с Цербинетты началась моя настоящая карьера. И потом в Цюрихе и в Мюнхене я, действительно, тоже очень часто выступала. Быть может, потому что для меня важны люди, их менталитет, перед кем я выхожу на сцену.

МБ Вам нравится выступать перед публикой, которая уже вас любит, а перед той, которую надо еще завоевать?

ЭГ «Чужая» публика – всегда колоссальный вызов, и, если получается ее завоевать, это приносит большое удовлетворение. Но в другом случае, когда, например, я 17 раз была в Японии и знала своих зрителей, а они знали меня, тогда возникало удивительное, трогательное чувство огромной семьи, которое позволяет ощущать себя более свободно.

МБ Каких героинь вы впускали в себя, растворялись в них, а каких – нет?

ЭГ Погружение было во всех героинь, я всегда исполняла интересные для меня роли, и только за редким исключением бывало наоборот. Мне очень нравилась Царица ночи, с которой я дебютировала в 20 лет и исполняла до 45. Затем я открыла для себя мир бельканто, где роль Лючии – мечта для каждой сопрано. Если говорить о трех королевах Тюдоров Доницетти, то самый любимый и важный для меня образ – Елизавета в «Марии Стюарт».

МБ Для вас интереснее на сцене любить или умирать?

ЭГ Я часто выбирала роли, где надо было умирать. Умирать на сцене замечательно! Перед смертью палитра эмоций героев всегда грандиозная – любовь, грусть, смятение, ревность, ярость, гнев. И все это на красивых высоких нотах и абсолютно искренне!

МБ Остались ли неисполненными какие-то партии, которые вам очень хотелось спеть?

ЭГ Нет, я больше не мечтаю ни о чем. Не исполненными мною остались лишь те прекрасные роли, которые категорически не подходят для моего голоса. Например, написанные Верди или Рихардом Штраусом. Все, что я могла у них спеть, я спела. Верди, к сожалению, убийственно действует на мой голос. Моя предельная роль в его операх – Виолетта в «Травиате». В отличие от Моцарта, который всегда был целителем моего голоса, созданным только для музыки бельканто. Поэтому я и исполняла, и продолжаю делать ставку на произведения Доницетти и Беллини.

Не понимаю тех певцов, кто ради искусственной попытки продлить свой вокальный век, силятся трансформировать свой голос из сопрано в меццо или из тенора в баритон. Я уверена, природу обмануть невозможно! И если бы в начале творческого пути у меня бы была возможность выбрать для себя голос, как судьбу, я выбрала бы именно свой – лирико-колоратурное сопрано, так как могу исполнять произведения, где доминирует красивая вокальная фраза, и не так много плотного оркестра, поэтому можно действительно работать на чистой технике. Это мне очень подходит, ибо можно не кричать, не исполнять нарочито громко, не давить, не тремолировать.

МБ Что вас в опере вдохновляет, а что разбивает вам сердце?

ЭГ Однажды кто-то сказал, что я слишком серьезно и строго ко всему отношусь в жизни. Но это правда. Я никогда не жила так, как обычные люди. Я очень большое значение всегда придавала жесткой, почти самоистязающей дисциплине и постоянной работе над собой. Так два раза в жизни я рисковала и полностью меняла свою вокальную технику. Но в итоге выиграла, открывая совсем новые качества своего голоса, хотя это и требовало от меня каторжной работы. Вообще мы, оперные певцы, очень одинокие, в личном плане несчастные люди. Нам сложно с кем-то дружить, даже за пределами круга музыкантов. И среди музыкантов я пробовала завести друзей, но у меня не получалось, не знаю почему. Может, оттого что когда коллеги не настолько продвигались в карьере и мастерстве, как я, даже если разница небольшая, то нам трудно сохранять искренность во взаимоотношениях и общий язык. Но тогда я решила оставить всякие попытки дружить с коллегами и сконцентрироваться исключительно на работе, творческом процессе. Но тут, наверное, надо признаться, что я единственный ребенок в семье и привыкла быть одна. И до сих пор мне тяжело собрать чемоданы и уезжать на гастроли.

МБ Ради чего вы идете на такие жертвы и лишения?

ЭГ Потому что пение – выражение сути моей души, это то единственное в жизни, что я умею делать хорошо. Я всегда пела, например, дома с моей мамой. Я унаследовала голос от нее. И в школе я всегда тянула руку, чтобы мне позволили что-нибудь спеть, и в классе, и на больших школьных праздниках. Мне всегда это очень нравилось, у меня не было проблем с выступлением на публике. Я убеждена, музыка исцеляет душу. Музыка – настоящее лекарство. Например, одна из моих слушательниц, страдающая тяжелым недугом, рассказывала мне, что мое пение помогает ей жить. Это очень важно для меня! Хотя дело тут не столько в личности певца, я думаю, сколько в природе голоса и музыке, что трогают сердца. И я безмерно благодарна Богу, что он подарил нам Беллини и Доницетти.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Авг 31, 2019 5:57 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4348

СообщениеДобавлено: Сб Авг 31, 2019 5:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019083109
Тема| Музыка, Опера, Балет, Пермская опера, Персоналии,
Автор| Инесса Суворова (Пермь)
Заголовок| Кому достанется Дягилев?
В Пермском театре оперы и балета открывается новый сезон

Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-08-30
Ссылка| https://rg.ru/2019/08/30/reg-pfo/v-permskom-teatre-opery-i-baleta-otkryvaetsia-novyj-sezon.html
Аннотация| ПЛАНЫ НА СЕЗОН

Впервые за восемь лет новый сезон Пермского театра оперы и балета открывается без знаменитого Теодора Курентзиса. Его переезд в Санкт-Петербург летом нынешнего года повлек весьма существенные изменения как внутри театра, так и вне его.

Официальные изменения отражены в новом уставе, о котором рассказал накануне открытия сезона новый (старый) генеральный директор театра Андрей Борисов. Должность Художественного руководителя упразднена, вместо этого появилось понятие художественного совета, или как торжественно назвал его Андрей Борисов - "ареопага творческих людей". Кроме того, введена должность главного дирижера, которым стал Артем Абашев. Новым главным хормейстером назначен Евгений Воробьёв. Главным балетмейстером и директором оперной труппы по-прежнему остаются Алексей Мирошниченко и Медея Ясониди.

Перед новой командой стоит непростая задача - максимально быстро залечить "прорехи", которые так или иначе появились с уходом Теодора Курентзиса, восстановить необходимую для творческого коллектива устойчивость и сохранить истинный интерес зрителей, что совсем непросто, учитывая имеющуюся турбулентность. А зритель в Перми, как правильно заметил Андрей Борисов, у нас знающий, и даже привередливый.
Разработкой такой творческой стратегии и должен заняться худсовет. Причем, в кратчайшие сроки.

Пока журналистам были представлены лишь некоторые события, которые уже точно занесены в календарный план. Откроется сезон балетом "Лебединое озеро" и оперой "Евгений Онегин". Из крупных событий традиционный конкурс "Арабеск", который состоится в апреле. Накануне его открытия состоится премьера балета Валерия Гаврилина "Анюта", в которой ожидают участия Владимира Васильева в роли Петра Леонтьевича, отца Анюты.
- За эти годы мы накопили богатый репертуар, часть которого планируем показывать в этом сезоне, - сказал Алексей Мирошниченко. - Таким образом мы приведем во баланс бюджет театра и вернем на сцену любимые зрителем спектакли. И первым таким возобновлением будет вечер одноактных балетов "Зимние грезы", который пройдет на сцене уже 6, 7, 8 декабря.

Оперная труппа к новому сезону пополнилась еще одним молодым солистом. Это баритон Энхбат Тувшинжаргал, который уже 4 сентября выступит в заглавной партии в "Евгении Онегине". За дирижерским пультом новый главный дирижер театра Артем Абашев.
Вообще, молодых и новых артистов в театре теперь достаточно много. Пришлось значительно обновить коллектив музыкантов. Собрать оркестр мирового уровня было непросто, однако, по словам Артема Абашева, это удалось.
- Уже первые репетиции показали, что мы набрали достойный коллектив, - подчеркнул он. - Причем, он может играть не только репертуарные произведения. В плане стоит 10 симфонических концертов.

Такое же существенное обновление идет в составе хора пермского театра. По свидетельству нового хормейстера Евгения Воробьёва, оттуда ушло немалое количество артистов, но в театр приходят новые голоса.
- У коллектива есть сложности: им нужно привыкнуть ко мне, мне - к ним, - сказал он. - Но мы вместе готовы формировать именно то качество, которое необходимо. Скажу сразу, что коллектив способен на очень многое. У тех людей, которые остались, не всегда была возможность показывать то, на что они способны. Но если им эту возможность дать, то мы получим большое удовольствие.

В целом создается впечатление, что в каком-то смысле пермский Театр оперы и балета возвращается к своим корням, пытаясь в то же время сохранить традиции, которые были до Курентзиса и которые принес маэстро.
Но насколько это получится пока непонятно. Поскольку главный вопрос художественной славы города, которой Пермь пользовалась последние годы, так и не разрешен. Будущее пермского Дягилевского фестиваля и отношения Теодора Курентзиса с городом - пока достаточно туманно. И тут очень важна позиция власти, поскольку, по словам Андрея Борисова, он-то сам готов подписать договор о сотрудничестве прямо сейчас, но маэстро хочет, чтобы документ был заверен не директором театра, а конкретно министром культуры.
Есть у него и еще одно требование - чтобы Дворец культуры Солдатова, в котором прошло открытие нынешнего Дягилевского фестиваля, было передано под его резиденцию и площадку будущего мероприятия. И Теодор хочет, чтобы эти пункты были занесены в договор, а не остались лишь устными договоренностями.

Сами же власти, в лице губернатора края Максима Решетникова и министра культуры Вячеслава Торчинского, выражают полную готовность к общению. На общем собрании труппы, посвященном открытию сезона, они оба подтвердили, что все договоренности насчет использования ДК им. Солдатова и финансирования театра, данные Теодору Курентзису, сохраняются.
- У вас приоритет в использовании Дворца им. Солдатова, потому что вы вообще для нас в приоритете, - сказал губернатор.

Однако тут тоже все не так просто, поскольку на ситуацию накладывается история с "дележкой" бренда Дягилевского фестиваля, разыгравшаяся в последнюю неделю месяца. А это может серьезно осложнить переговоры о пермском будущем фестиваля и, как написано в официальном сообщении пресс-службы musicAeterna, подтолкнуть "к отказу от проведения фестиваля в Перми".

Между тем
Пресс-секретарь коллектива Теодора Курентзиса musicAeterna Оксана Гекк прокомментировала для прессы сложившуюся с брендом Дягилевского сезона ситуацию:
- В ответ на письмо Пермского театра оперы и балета, касающееся прав на использование бренда "Дягилевский фестиваль", о котором мы узнали из массмедиа, сообщаем, что бренд "Дягилевский фестиваль" был создан Теодором Курентзисом и его командой в 2012 году. До этого времени фестиваль назывался "Дягилевские сезоны: Пермь, Петербург, Париж". Бренд создан для Перми, и команда musicAeterna не использовала и не собиралась использовать его в других городах. А что касается проекта в парижском театре Шатле, который будет проходить под руководством Теодора Курентзиса с 2021 года, то он не будет называться буквально "Дягилевский фестиваль", хотя в его названии, безусловно, будет фигурировать имя человека, который именно сцену Шатле выбрал для первого представления своих знаменитых "Русских сезонов".
Но главное - можно любое название дать фестивалю, как пермскому, так и французскому. Не от названия зависит успех, а от содержания. Поэтому лучше было бы закончить игры с массмедиа, подталкивающие нас к отказу от проведения фестиваля в Перми, и сесть за стол переговоров, чтобы решить принципиальные вопросы, касающиеся будущего фестиваля. Время идет, а переговоры с Министерством культуры Пермского края, по сути, еще не начались.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 5 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика