Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-07
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2019 1:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019070904
Тема| Балет, "Балет Москва", Премьера, Персоналии, Йерун Вербрюгген
Автор| Анна Галайда
Заголовок| До упаду
"Балет Москва" отметил 30-летие

Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-07-09
Ссылка| https://rg.ru/2019/07/09/reg-cfo/balet-moskva-otmetil-30-letie-ubijstvennymi-tancami.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

"Балет Москва" отметил 30-летие премьерой спектакля о губительной - но порой и спасительной - стихии танца. "Танцпол" поставил бельгиец Йерун Вербрюгген, один из самых успешных молодых европейских хореографов.


Фото: Людмила Сафонова / "Балет Москва"

Небольшая мобильная танцевальная компания обладает двумя труппами - классической и современной. Обычно они существуют обособленно - каждая выступает с собственным репертуаром. Но Йерун Вербрюгген предложил идею, логично объединяющую оба коллектива. Он вспомнил о танцевальных марафонах, которые были популярны в Америке эпохи Великой депрессии: танцевальные жанры там не разделялась, битва за приз зачастую длилась не часами, а сутками, и сопровождалась порой настоящими жертвами. Но Вербрюгген не стал превращать свой спектакль в сюжетный, танцевальный аналог "Великого Гэтсби" или "Кабаре". Он заказал композитору Стефану Левину электронную музыку, художнику Дмитрию Разумову - нейтральные светлые и серые костюмы и минимальный, сливающийся с черным кабинетом реквизит.

Все внимание сосредоточено на танцовщиках. Не обращая внимания на соседей-соперников и собирающуюся в зале Центра им. Мейерхольда публику, они разогреваются и пробуют комбинации. Кто-то в пуантах, кто-то в мягких балетках. С появлением Распорядителя, благодаря рубленности и решительности жестов больше похожего на рефери на боксерском ринге, атмосфера накаляется. Приглушенный свет выхватывает отдельные фигуры. Пары, солисты, группы - все стремятся выше, быстрее, сильнее. Балетки сменяются каблуками, в ход идут ролики. Закладываются виражи больших батманов, рвутся акробатические поддержки, выстреливают очередями, как из пулемета, вращения. Мышцы танцовщиков вздуваются, сердца зрителей, кажется, с грохотом падают в пятки.


Но падают не зрители, а танцовщик. Тот, кто не выдержал гонки, нарастания темпа, соревновательной бескомпромиссности. Площадку очищают, не снижая темпа. Разбивая дуэт, снопом опадает на том же месте танцовщица, потом другая. Партнеры продолжают двигаться соло, будто не замечая исчезновения партнерш. Их движения точны, мощны, эффектны. Танец - пытка, танец - наркотик, танец - спасение, в нем можно раствориться, отгородиться от жизни. Никто не умеет рассказать об этом лучше, чем сами танцующие люди. Лишенный всяких пространственно-временных связей "Танцпол" 35-летнего Вербрюггена оказывается родственником второго акта "Жизели", поставленной 150 лет назад.

Приглашением бельгийского хореографа "Балет Москва" продолжил репертуарную линию последних лет. Ресурсов для сотрудничества с Форсайтом или Акрамом Ханом у театра нет. Но он старается не заполнять репертуар второсортными поделками. "Балет Москва" сделал ставку на молодых европейцев, которые сегодня широко известны в узких кругах. Тех, кто уже сделал себе имя, но еще не превратил его в бренд. Благодаря этому на афише скромной труппы те же хореографы, что на афишах New York City Ballet, Балета Сан-Франциско, Национального балета Нидерландов: Аннабель Лопес Очоа, Роберт Биннет, Хуанхо Аркес. Из их числа и Йерун Вербрюгген, выращенный Балетом Монте-Карло. Его резюме теперь соединит "Балет Москва" и работу в Большом театре Женевы, Марсельском балете, Финском национальном балете.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 25, 2019 7:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2019 5:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019070905
Тема| Балет, Танец, БТ, Ансамбль Моисеева
Автор| Павел Ященков
Заголовок| «Балет Моисеева» исполнил роковое танго
На Новой сцене Большого театра прошли выступления всемирно-известного танцевального коллектива

Где опубликовано| © газета "Московский комсомолец"
Дата публикации| 2019-07-08
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2019/07/08/balet-moiseeva-ispolnil-rokovoe-tango.html
Аннотация|

На Новой сцене Большого театра прошли концерты Государственного академического ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева. Хореографическая картина «Танго del Plata», показанная на этих выступлениях, - это первый полноценный спектакль, который «Балет Игоря Моисеева» сделал после ухода из жизни своего основателя.

Концерты эти знаменательны еще и тем, что в этом году отмечает 50-летие своей творческой деятельности директор ансамбля Моисеева Елена Александровна Щербакова. В 1969 году 1 июня пришла она в коллектив, после окончания хореографического училища при Большом театр, и начала работать как артистка балета, а с 1994 года, после окончания своей творческой карьеры, по просьбе Игоря Моисеева стала директором ансамбля, и вот уже ровно 25 лет занимает этот пост.

- Ансамбль народного танца имени Игоря Моисеева демонстрирует не только традиционное безупречное мастерство, но и стремление к развитию, покорению новых творческих рубежей. Под руководством неутомимой Елены Щербаковой прославленный коллектив в 2018 году осуществил новые постановки, триумфально провел гастроли во многих странах, от Италии до Монголии. Мы в «Газпромбанке» с неизменным восхищением наблюдаем за успехами ансамбля и очень гордимся нашим партнерством, - отметила представитель стратегического партнера ансамбля им. Моисеева « Газпромбанка» (АО) Елена Фалькова.

Поставила «Танго del Plata» Лаура Роатта, которая знакома с творчеством ансамбля еще с легендарных аргентинских гастролей 1977 года. Тогда ансамбль показал 35 спектаклей в Буэнос-Айресе – рекорд этот до сих пор не побит. И Лаура, будучи выпускницей школы театра Колон (то есть классической танцовщицей), присутствовала на 27 из 35 из них. Хореограф влюблена в творчество моисеевцев, лично была знакома с маэстро и даже показывала ему подлинные движения аргентинского танго. Она много работала с такими выдающимися хореографами, как Морис Бежар, Джон Ноймайер, Марта Грэм, но, когда вернулась в Аргентину, её всё-таки больше захватило танго. Естественно, включает она в свои спектакли и элементы современного балета, но в основе все-таки классическое танго.

Впрочем, на тему танго в репертуаре ансамбля Моисеева уже есть великолепный, и, как и все моисеевские постановки, по-настоящему театральный спектакль «Вечер в таверне», который маэстро поставил ещё в 1983 году после очередных гастролей в Аргентину. «Танго del Plata» построен по похожему принципу – перед нами тоже неизменный в своей театральности спектакль, основная тема которого так же танго. Женщина, любовь, страсть — все это в полной мере присутствует в новой постановке.

Каких только видов этого танца не существует… Есть уругвайское танго, есть аргентинское. Есть даже финское. Но основное разграничение — танго социальное и танго бальное (американского и международного стиля). Аргентинское танго рассматривается как «социальное» и «аутентичное». Именно оно сейчас ближе всего к «изначальному» танго, как раз к тому, каким его танцевали там, где этот танец зародился: в Аргентине и Уругвае. И именно такое «аутентичное» танго, правда, в несколько стилизованном и модернизированном виде, и было представлено на сцене Большого театра в спектакле «Танго del Plata».

Это действительно красивый спектакль, который отлично вписался в репертуар ансамбля. Здесь нет ничего общего с бальными танцами. Как и у всех спектаклей Моисеева, здесь есть сюжет. Хореографическая картина составлена из семи танго, каждое из которых носит свое название: «Tanguerra», «Inspiration», «Flor de Lino», «Taquito militar», «Ojos negros», «Nocturna», «Buenos Aires».

Главной героиней спектакля является Винусина – мифическая богиня танго, которая наделена даром повелевать людьми (с этой партией блестяще справилась Анастасия Сорокина). Эта богиня может разъединить, а может и соединить сердца. Но при этом она женщина – одинокая, которой не чужды и любовь и ревность. Через Венусину, которая первая появляется на сцене в сопровождении своего партнера с черными как смоль кудрявыми волосами, мы и входим в мир этого спектакля, в страстный мир танго.

Все танго, станцованные в «Танго del Plata», совершенно разные. Есть здесь и вальс, есть танго страсти, есть даже танго «Nocturna», где с одной женщиной (Алсу Гайфуллина) танцуют сразу пять мужчин. При этом артисты показывают в танце именно те эмоции, которые необходимы стилю танго. Особо отметим мастерство артистов, восхитительно выступивших в дуэтах в третьем («Flor de Lino»; Юлия Шутова и Игорь Охлопков) и пятом («Ojos negros»; Анастасия Чернова и Артем Анисимов) танго.

«Танго del Plata» потому так органично вписался в репертуар ансамбля, что соответствует базовым принципам моисеевской эстетики: настоящее театральное зрелище, основанное на подлинном этническом материале, подвергнутом эстетической обработке. Настоящие моисеевские номера, которые остаются основой репертуара коллектива и являются общепризнанными шедеврами хореографического искусства, построены на четкой структуре классического танца, а движения, которые Моисеев использовал при постановке своих вроде бы народных номеров, почерпнуты из классического лексикона.

Десять шедевров хореографа Игоря Моисеева были включены в программу концерта, который по традиции открыл русский танец «Лето», давно ставший визитной карточкой коллектива. Показанные здесь «Калмыкский танец», «Сицилийская тарантелла», «Памирский танец», венесуэльский танец «Хоропо», танец аргентинских пастухов «Гаучо» и восхитительная сюита греческих танцев «Сиртаки» – не этнографические народные танцы, а их обработка, отлично и с большим вкусом сделанная маэстро стилизация.

Все эти танцевальные номера имеют внутреннюю логику и создают атмосферу веселого праздника. О чем они? О радости жизни, переполняющей сердце человека, и от избытка чувств, рвущихся наружу, в танец.

Но один из номеров резко выбивается из общей счастливой атмосферы. Его и номером-то назвать язык не повернется – перед нами 6-минутный мини-спектакль, насыщенный трагедией и страстями, в который Игорь Моисеев с невероятным лаконизмом и мастерством сумел вместить всю новеллу Проспера Мериме «Кармен». Хореография мастера поразила зрителей выписанностью характеров, завершенностью режиссуры, захватила своею выстроенностью и правдивостью чувств, а также удачно подобранной музыкой Пабло де Луны, которая прекрасно передает весь драматизм разворачивающейся перед зрителем истории, врезается в память «намертво» и уже не отпускает. А характер, созданный в этой коротенькой танц-пьесе исполнителем роли Хосе Артемом Анисимовым, замечательно показавшимся во время концерта во многих танцевальных номерах, заставляет говорить о танцовщике, как о новом лидере коллектива.

Во всё время концерта все артисты ансамбля работают с такой отдачей, выплескивают в зал такое количество адреналина, что равнодушных просто не остается. Зрителей накрывает мощной энергетической волной, идущей со сцены, и сопротивляться ей практически невозможно. Их буквально выкидывает из своих кресел… «Браво!», «Спасибо!» – кричат они в порыве благодарности артистам после каждого номера …

А от оставленного «на закуску» и показанного в качестве финального номера «Яблочко», лихо исполненного 36 моисеевскими танцовщиками, – крышу сносит буквально у всех: от домохозяек до жен президентов (жена экс-президента США Мишель Обама, как-то посетившая концерт ансамбля, – типичный тому пример). Финал, когда одетые в парадную морскую форму и бескозырки 32 отборных красавца, положив руки друг другу на плечи, отплясывают «Яблочко», а затем, разделившись на две линии, изображают волны, производит огромное впечатление, каждый раз взрывая зрительный зал и вызывая у публики неподдельную бурю восторга. Ведь моисеевцы – это особый народ, c фантастической позитивной энергетикой, которой пронизано все творчество основателя ансамбля – Игоря Моисеева, человека, который всю свою долгую жизнь дарил людям мир, любовь и добро.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 25, 2019 7:26 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2019 6:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019070906
Тема| Балет, «Урал Опера Балет», Премьера, Персоналии, Юрий Бурлака
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Дорогой "Дон Кихот Ламанчский"
"Урал опера балет" представил последнюю новинку сезона

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2019-07-09
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2019-07-09/8_7618_balet.html
Аннотация| Премьера


В новой постановке «Дон Кихота» «буйство красок» все же не превратилось в мюзик-холльную пестроту. Фото Елены Леховой/«Урал опера балет»

«Урал опера балет» представил в Екатеринбурге последнюю премьеру сезона – «Дон Кихота» в постановке Юрия Бурлаки. Ориентиром для него стал балет «Дон Кихот Ламанчский», созданный балетмейстером Александром Горским, художниками Константином Коровиным и Александром Головиным в 1900 году в Москве.

Включение в афишу балета «Дон Кихот» Людвига Минкуса – предприятие беспроигрышное. Зритель любит бравурные комедии, несложные ритмы, динамичные танцы, испанщину. Не случайно устроители всех и всяческих гала так часто выбирают для эмоционального апогея в финале именно grand pas из «Дон Кихота». Банальный выбор заставляет продвинутых балетоманов пожимать плечами, но все же притоптывать и смущенно ощущать на своем лице невольную улыбку.

Ничего другого от этого балета вроде бы и не требуется. Но «Урал опера балет» не был бы собой, если бы в очередной раз не поставил перед труппой и цехами трудноразрешимую задачу.

С начала XVII века балетные версии романа Сервантеса на европейских сценах появлялись во множестве. В 1869 году к сюжету впервые обратился Мариус Петипа в спектакле для московской сцены. В 1871-м он создал петербургскую версию. Используя либретто и некоторые находки Петипа, в 1900 году Александр Горский поставил в московском Большом театре своего «Дон Кихота», который заложил основу не прекращающемуся вот уже более века клонированию в России и за рубежом. На этом пути балет изрядно поистрепался. В нынешней екатеринбургской версии постановщик Юрий Бурлака, его ассистенты Юлиана Малхасянц и Ольга Савельева, дирижер Алексей Богорад, сценограф Альона Пикалова, художник по костюмам Татьяна Ногинова взялись приблизить его к оригиналу 1900 года, захотели «ощутить, что такое московский Горский во всем великолепии композиции и буйстве красок».

Действительно, постановщикам удалось создать спектакль необыкновенной красоты. Это, пожалуй, в нем главное. «Буйство красок» не превратилось здесь в мюзик-холльную пестроту. Пикалова и Ногинова как будто вжились в манеру гениальных колористов прошлого, поделившись со зрителем наслаждением от «аккордов цветов и форм». Особенно хороши «Сад Дульцинеи» и «Парк при дворце герцога».

Важнейшей составляющей постановок Горского всегда были живость массовых сцен и актерская игра солистов. Репетиторы во главе с худруком Вячеславом Самодуровым многого добились от исполнителей, не затушив при этом их куража и энтузиазма. Толпа на площади Барселоны, как завещал хореограф, действительно жила. Никто ни в мимансе, ни в кордебалете не выключался ни на минуту. Все вместе они создавали столь необходимое в этом спектакле приподнятое настроение. Наряду с признанными лидерами Еленой Кабановой, Еленой Шариповой (Китри в первом и втором составах), Александром Маркушевым (Базиль в первом составе), Виктором Механошиным (Дон Кихот Ламанчский), Игорем Булыцыным (Санчо Панса) выигрышно показался молодой многообещающий солист Арсентий Лазарев. Живо отыгрывает мимические реплики. Хороший партнер. Его Базиль органичен в пантомимных и танцевальных сценах, темпераментен и виртуозен.

Знаток старинных балетов Юрий Бурлака на сей раз не слишком нажимал на так манящий зрителя аутентизм. Отдав многолетнюю дань реконструкциям, теперь он соглашается: строго говоря, когда-то созданный балет невозможно возродить в неприкосновенности. Важно добиться художественного единства, сохранив самое ценное.

Знаменитые асимметричные мизансцены Горского в духе Московского художественного театра. Фрагменты оригинального хореографического текста, собранные по крупицам из архивных источников, кадров кинохроники, бесед с ветеранами. Едва ли не двойной состав оркестра. Привлечение в труппу до полутора десятков новых артистов. Сложнейшая работа по адекватному воплощению и созданию соразмерных небольшим екатеринбургским масштабам декораций на основе подчас довольно небрежных набросков Константина Коровина и Александра Головина (макеты не сохранились). Несколько сотен очень красивых и стильных костюмов (в спектакле, почти как в жизни, Горский отказался от единообразия даже в ансамблевых танцах) – некоторые докрашивали, когда первое действие уже было в разгаре. Изобилие бутафории. Сценические эффекты (к примеру, гигантский паук и прочие кошмарные видения Дон Кихота а la старый театр, без всяких компьютерных чудовищ). И, наконец, живые лошадь и ослик, как обычно, вызвавшие в зале самый горячий отклик. Все это потребовало не только ударного труда, но и нешуточных затрат, без которых десятки театров при постановке очередного «Дон Кихота» легко обходятся. Но создание визуального образа балетного спектакля Серебряного века во всех смыслах дорогого стоит.

Екатеринбург–Москва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июл 09, 2019 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019070907
Тема| Балет, НОУ, Персоналии, Олеся Шайтанова
Автор| Лариса Тарасенко
Заголовок| «Нужно искать стилевое многообразие»
Олеся Шайтанова — прима-балерина Литовского национального театра оперы и балета с успехом выступила в Киеве

Где опубликовано| © газета "День" №116, (2019)
Дата публикации| 2019-07-04
Ссылка| https://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/nuzhno-iskat-stilevoe-mnogoobrazie
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО НАЦИОНАЛЬНОЙ ОПЕРОЙ УКРАИНЫ

Одним из ярких балетных событий на сцене Национальной оперы Украины стал «Дон Кихот» при участии двух звезд — Олеси Шайтановой (Китри) и Дениса Недака (Базиль). Напомним, в этом году в декабре исполняется 150 лет первой постановки балета Людвига Минкуса «Дон Кихот». На киевской сцене это произведение ставилось неоднократно, начиная с 1927 года. По сюжету — пылкая любовь под горячим испанским солнцем, романтичные фантазии, самоотверженные рыцарские подвиги... Блестящее разнообразие жизнерадостных танцев, искрометный юмор и свадьба в финале спектакля.
Нынешняя постановка Виктора Литвинова с несменным успехом идет уже свыше 30 лет! На ней оттачивали свое мастерство звезды, рождались новые поколения исполнителей. Пять лет тому назад впервые в партии искрометной Китри на главную балетную сцену столицы вышла и юная Олеся Шайтанова, сразу же заявив о себе как об одной из самых ярких исполнительниц этой прекрасной веселой героини.+

Выпускница Киевского хореографического училища, Олеся сразу же стала солисткой столичного балета. За три года работы в театре под заботливой опекой педагога Аллы Лагоды овладела практически всем классическим репертуаром. Еще студенткой начала настоящий конкурсный марафон: приняла участие и победила в международных конкурсах по всему миру, убедительно демонстрируя силу и самобытность украинской хореографической школы: 2012 — 2-я премия 9-го Международного балетного конкурса артистов балета TANZOLYMP в Берлине; 2013 — 1-я премия 6-го Международного балетного конкурса артистов балета имени Рудольфа Нуреева, Будапешт; 2-я премия, Москва; 2014 — 1-я премия 4-го Международного балетного конкурса артистов балета в Стамбуле, а также Золотая медаль 5-го международного конкурса в Пекине.
Уже четвертый сезон Олеся Шайтанова — прима-балерина Литовского национального театра оперы и балета и только периодически выступает на родной сцене. Интересно, что постоянную работу в Вильнюсском театре ей предложили сразу же после первого выступления как приглашенной солистки, и именно в партии Китри.

«В СОВРЕМЕННОМ ТАНЦЕ РАБОТАЕТ СОВСЕМ ДРУГАЯ ГРУППА МЫШЦ»

— Как началась ваша карьера за рубежом?


— Мой педагог Алла Вячеславовна Лагода поддержала меня в этом решении: искать стилевое многообразие, работать с разными хореографами, в современных постановках. Да, я остаюсь классической исполнительницей, и в театре классика широко представлена, но есть и значительный сегмент постановок в стиле модерн.

— Не чаще ли всего причиной выезда за границу артисты балета называют желание танцевать модерн. Оправдывает ли цель средства и, может быть, даже жертвы?

— Сначала мне было очень трудно, потому что никогда модерной пластике не училась и этим не занималась, у нас в училище модерн практически не преподавали. В современном танце работает совсем другая группа мышц. И когда не знаешь, как безопасно перенастроиться для выполнения модерных движений, есть риск получить травму, что и случилось со мной. Я на четыре месяца была выпала из исполнительского процесса. Но благодаря прекрасным врачам, физиотерапии, которая в Вильнюсском театре на очень высоком уровне, полностью восстановилась. И все же модерн увлек, особенно когда посчастливилось работать с Мауро Бигонцетти, хореографом из Ла Скала, того самого, который работал со Светланой Захаровой, поставил резонансный балет «Пиаф». С удовольствием работаю с литовскими хореографами. Мартинес Римейкис создал чрезвычайную хореографическую интерпретацию романа Франца Кафки «Процесс». На премьере этого балета, музыку к которому написал композитор Миндаугас Урбайтис, я исполняла партию Ленни. Это абсолютно новый и увлекательный опыт! Очень интересно работать в постановках нашего художественного руководителя Кшиштофа Пастора, выдающегося хореографа современности, который создал замечательные постановки в Голландии, Польше, Америке. В его неоклассической и чрезвычайно эмоционально насыщенной постановке «Ромео и Джульетты» я танцую главную женскую партию. Это один из моих самых любимейших образов, наряду с Жизелью и Никией в «Баядерке»! Но и не менее интересно было работать в постановке одноактного балета «Чудесный мандарин» на музыку Беллы Бартока, который когда-то был создан для дягилевских сезонов, а в настоящее время воссоздано Пастором для открытия в этом сезоне на литовской сцене.

— Год назад вы выступили перед киевлянами в балете «Баядерка» вместе с одним из самых известных танцовщиков мира, солистом Вашингтонского балета Бруклином Маком. Как сошлись ваши пути с одним из самых востребованных танцовщиков?

— Мы познакомились, когда еще я только начинала работать в Национальной опере Украины, и это был мой первый выезд на гастроли в Японию. Там на гала-концерте на одной из репетиции нам нужно было станцевать па-де-де из балета «Пламя Парижа», с того времени мы, как говорят, станцевались. В следующем году там же мы танцевали па-де-де из «Баядерки» и «Корсара». А вот в полном спектакле впервые выступили именно в прошлом году. Все благодаря воле, настойчивости моего педагога — благодаря ней все это стало возможным.

«АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ, МАМА, БАБУШКА...»

— Несмотря на расстояние, Вы продолжаете свои отношения с Аллой Вячеславовной Лагодой? Чем она является для вас?


— Она мой сенсей, ангел-хранитель, мама, бабушка. С ней я, по-видимому, общаюсь чаще, чем с родной мамой: звоню, чтобы получить наименьший совет, поддержку, а когда бываю в Киеве, занимаюсь с ней, она часто приезжает ко мне в Литву. Благодаря лояльности руководства Литовского театра, я имею возможность работать и на других сценах, принимать участие в спектаклях и гастрольных поездках родного киевского балета.

— В этот раз вашим партнером был любимец киевских балетоманов Денис Недак.

— Не только киевлян! Его знают и любят далеко за пределами Украины, он выступает как приглашенный солист в театрах Америки, Австрии, Финляндии, Норвегии. Это большая честь и удовольствие танцевать с таким партнером. Вообще украинских танцовщиков все больше и больше в мире. Они делают свой вклад в идентификацию нашей страны на уровне высокой культуры и искусства. Уже давно не редкость, а норма — участие наших артистов в общих гала-концертах высшего уровня.

— Ваша конкурсная «эпопея» завершилась или все еще в планах?

— Скажем так, я взяла паузу. Много работы, а еще нужно работать над собой. Знаю все свои недостатки, по большей части знаю, как их исправлять: а это труд и еще раз труд! Нужно сосредоточиться на академизме, на грамотности, на своем внутреннем состоянии, чтобы работа шла не на конвейер, а оттачивалась до кончиков пальцев, а каждый образ наполнялся изнутри, жил своей недолгой, но полноценной жизнью. Чтобы зритель во время спектакля забывал о своей будничности, а после — не сразу вспоминал о ней.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 10, 2019 9:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071001
Тема| Балет, «Урал Опера Балет», Премьера, Персоналии, Юрий Бурлака
Автор| Ольга Федорченко
Заголовок| Рыцарь первоначального образа
Юрий Бурлака воссоздал «Дон Кихота» в Екатеринбурге

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №119, стр. 11
Дата публикации| 2019-07-10
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/4025793
Аннотация| Премьера


Оформление спектакля добросовестно воспроизводит эскизы Головина и Коровина к «Дон Кихоту» 1900 года
Фото: Елена Лехова/Урал Опера Балет


В год 150-летия московской премьеры «Дон Кихота» (1869) Екатеринбургский театр оперы и балета, он же «Урал Опера Балет», обратил свой взор на этот шедевр Горского—Петипа. Результат оценила Ольга Федорченко.

Балетмейстер-постановщик, главный балетный архивист Юрий Бурлака задался целью воспроизвести в Екатеринбурге московский спектакль Александра Горского 1900 года. Репетиции начались лишь после официального подтверждения, что в спектакле будут участвовать живые конь и осел — без них художественное руководство «Урал Оперы» отказывалось выпускать спектакль. Альона Пикалова на основе эскизов Александра Головина и Константина Коровина оформила спектакль, а Татьяна Ногинова создала более 300 неповторяющихся костюмов.

На фоне преизрядно затанцованного и растиражированного «Дон Кихота» уральская версия под названием «Дон Кихот Ламанчский» выгодно выделяется приращением смыслов. Прежде всего в балет вернулся сам Дон Кихот, обычно находящийся где-то на периферии зрительского сознания. Нелепый чудак (Виктор Механошин в первом составе и Константин Хлебников — во втором) занял центральное место повествования, в спонтанных поступках безумного мечтателя обнаружилась железная логика, а история его болезни оказалась зафиксированной и записанной четким режиссерским почерком Юрия Бурлаки. Обстоятельный пролог повествует о начале странствий Дон Кихота, в котором отменно страшные видения (танцующие коряги и пауки) сделают честь любому хореографическому хоррору. Дульсинея в образе боттичеллиевской Весны врывается яркими вспышками в гаснущее сознание несчастного старика, чтобы увести его из мрака физического существования и упокоить в мире света и гармонии. Из этой умиротворенной комы Дон Кихота безжалостно выдергивают, чтобы в сражении с Рыцарем Серебряной Луны (эпизод, давным-давно утраченный в Петербурге и лишь недавно изъятый из московской версии) нанести подлый удар исподтишка и отправить восвояси в самом начале третьего акта. Таким образом, бракосочетание Китри и Базиля прошло без участия заглавного персонажа.

Тем контрастнее «реалистические» эпизоды балета, которые словно прочерчивают границу между наваждением и явью. В новом спектакле все выверено и взвешено с аптекарской точностью. Московская дивертисментность «Дон Кихота» и его разнородность, презентуемые как отличительная черта этого балета Александра Горского, оказались мифом. Безрассудство танцев уравновешивается пантомимой, открытые музыкальные купюры (дирижер-постановщик Алексей Богорад, восстановление партитуры и оркестровка отдельных номеров — Александр Троицкий) не отягощают хореографическую ткань балета, но приводят к симметричным ответам в виде сокращения позднейших напластований. Из картины «Табор» изъята вся броско-эстрадная цыганщина Касьяна Голейзовского и Нины Анисимовой, ради исторической справедливости пришлось поступиться и шикарным соло Эспады в «Кабачке» сочинения Роберта Гербека; оптимизация коснулась и «Фанданго» заключительного акта, которое отдано исключительно кордебалету. В классических вариациях вернулись к архивным редакциям: так, например, томное соло Повелительницы дриад (Анна Домке) упоительно хорошо и без итальянских фуэте и скачков на экарте. Вместо чирикающей вариации Амура, попавшей в «Дон Кихот» из «Пахиты», господин Бурлака вернул сохранившийся в старомосковской версии ансамбль боевых амурчиков (воспитанницы-акселератки Уральского хореографического колледжа) во главе с солисткой балета (Анастасия Кержеманкина). Сокращения уравновесил классический квартет непоименованных в афише тореадоров в третьем акте сочинения господина Бурлаки — испанистая вариация на тему четверки кавалеров в «Раймонде», в котором театр, судя по всему, представляет своих потенциальных Базилей.

В партии Китри Елена Кабанова практически испепелила любые трудности, возникающие на ее пути. Елена Шарипова, выступившая во втором составе, придала своей героине некую венецианскую загадочность и французскую грациозность. Базили — Александр Меркушев и 19-летний Арсентий Лазарев — представили два типа барселонского брадобрея. Первый — опытный, надежный и немного расчетливый; второй — фонтанирующий жизнелюбием и юношеским оптимизмом. Именно его Базиль и стал своеобразным символом «Дон Кихота Ламанчского» в «Урал Опере»: полная техническая свобода (легко скрученные пируэты по восемь-девять оборотов и пижонское зависание в воздухе на высоте едва ли не в два человеческих роста), актерская раскрепощенность и отчетливое понимание поставленных целей — при таком художественном пасьянсе можно и забыть о живом коне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 10, 2019 11:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071002
Тема| Балет, , Персоналии, Олег Ивенко
Автор| Лада Волкова
Заголовок| Олег Ивенко: «Иногда мне приходится «включать» Нуреева»
В Уфе казанский артист станцевал на сцене, вдохновившей Руди

Где опубликовано| © Газета МК в Уфе
Дата публикации| 2019-07-10
Ссылка| https://ufa.mk.ru/culture/2019/07/10/oleg-ivenko-inogda-mne-prikhoditsya-vklyuchat-nureeva.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Визита 22-летнего казанского танцовщика Олега Ивенко, ставшего знаменитым после участия в картине о Рудольфе Нурееве, в Уфе ждали давно. Еще со времени российской премьеры долгожданного фильма "Белый ворон" британского актера и по совместительству режиссера Рэйфа Файнса. И вот не так давно премьер Казанского театра оперы и балета побывал в Уфе. На сцене Башкирского театра оперы и балета, где Нуреев впервые вышел на сцену, Олег Ивенко исполнил партию Базиля в балете "Дон Кихот".


фото: архив МК

Гений места

Дебют казанца на башкирской сцене прошел с огромным успехом - публика целенаправленно шла "на Ивенко", получившего в итоге и солидную порцию криков "браво", и массу восторженных отзывов балетоманов на своей страничке в инстаграме. Харизматичный и очень артистичный танцовщик настолько понравился публике, что тут же получил приглашение принять участие в Нуреевском фестивале, который будет проходить в Уфе с 7 по 24 сентября. Олег Ивенко примет участие в Гала-концерте, посвященном Рудольфу Нурееву, так что у его уфимских поклонников будет возможность вновь увидеть своего любимца.

Напомним, три года назад в столицу Башкирии наведался сам режиссер картины: два апрельских дня Рэйф Файнс провел в Уфе, где планировал снять часть фильма о Нурееве. Английская звезда посетила Башкирский театр оперы и балета, чтобы договориться о съемках эпизода о молодых годах танцовщика. По словам директора театра Ильмара Альмухаметова, актер прошелся по сцене и коридорам театра, побывал в музее, чтобы «вдохнуть воздух, которым дышал Рудольф Нуреев».

- Мы приехали в Уфу и, конечно, первым делом сходили в Башкирский театр оперы и балета. Он производит сильное впечатление, - признался Рэйф Файнс на московской премьере. - Мы рассматривали возможность съемок там, но поняли, что с точки зрения финансов и логистики это будет очень сложно. Однако мы не упустили возможность побывать в театре, где Нуреев маленьким мальчиком впервые увидел балет.

Актер пожелал осмотреть и достопримечательности Уфы – он побывал на улице Зенцова, где жил Нуреев. Дом, в котором провел детские годы танцовщик, не сохранился, но атмосфера старой Уфы с утопающими в грязи деревянными домами в том районе сохранилась практически в первозданном виде.

- Конечно, вы это знаете лучше меня, - это очевидно и для гостей Уфы, что старый город исчезает, появляется много новых построек, - пояснил британец. - А я хотел побывать там, где были те улицы - старые постройки, бараки, избы. Почувствовать, понять или мое воображение подскажет мне на этих улицах, что значит жить в этих коммуналках в бедности. Это тяжелая жизнь. И после этого попасть в театр - это как попасть в другой мир. Тем более когда выступаешь на сцене. Это можно почувствовать в Уфе. Как и многие на Западе, я хорошо знаком только с Москвой и Петербургом, а когда отправляешься в глубь страны, представляешь, что ты ребенок, отправляющийся на свой первый балет. К сожалению, мы не смогли включить этот эпизод в фильм.

Но в итоге уфимское детство будущего гения танца снимали совсем в другом месте, в небольшом городке Ленинградской области - в Уфе подходящей натуры не нашлось.

Файнс посетил также нуреевский хореографический колледж, где устроил кастинг учащимся. Внимание актера привлек 19-летний выпускник Тагир Тагиров, который до этого уже успел слетать на пробы в Париж.

Краткосрочный визит Рейфа Файнса не остался незамеченным уфимцами – актер отправился обедать в ресторан, расположенный у театра. Селфи со звездой выложили в соцсети не только сотрудники заведения, но и ученики хореографического училища. Любопытно, что режиссер был снова замечен в Уфе и через год - в декабре 2017-го.

«Когда утвердили на роль, я часами репетировал перед зеркалом»

Российская премьера первой игровой картины о самом знаменитом танцовщике XX столетия - "Нуреев. Белый ворон" – состоялась этой весной в рамках Московского международного кинофестиваля. Презентация картины, открывшая внеконкурсную программу "Мир искусства", вызвала небывалый ажиотаж: многим журналистам пришлось прорываться, что называется, с боем, а во время сеанса из-за нехватки мест даже сидеть на полу.


А всего пару дней спустя премьера картины состоялась в уфимском кинотеатре "Родина", кстати, находящемся недалеко от Башкирского театра оперы и балета, где будущий гений танца впервые вышел на сцену. И прошла в полупустом зале. Вопреки ожиданиям, событием фильм о том, кого всегда упоминают в числе "знаменитых уфимцев", в башкирской столице не стал. Уфимский бомонд предпочел слетать на премьеру в Первопрестольную, ведь там картину представлял сам автор Рэйф Файнс. Показ фильма в рамках фестиваля, кстати, помог организовать бизнесмен и меценат Тимербулат Каримов, внук народного поэта Башкирии Мустая Карима.

В Уфе Олег Ивенко признался, что благодаря роли Рудольфа Нуреева в его жизни произошли серьезные перемены.

- Кино стало для меня прыжком в свободу. Того парня, который жил только танцем, больше нет, - уверен артист. - Кино привлекает меня теперь не меньше, чем балет - я бы сказал, пятьдесят на пятьдесят. И, возможно, мне еще представится возможность поработать с Рэйфом Файнсом, но лучше пока не буду ничего об этом говорить, чтобы, не дай Бог, не сглазить. Я бесконечно благодарен Файнсу - он мой кинопапа, как я его называю. Он давал мне уроки актерского мастерства, вывел в мир большого кино. Я ведь даже английского не знал тогда - пришлось учить с нуля. Мы с ним так пообщались: я задаю вопросы на английском, а он отвечает на русском.

- Получив роль в фильме Файнса, вы искали какие-то черты своего героя в себе? Есть у вас что-то общее?

- Сначала я находил очень мало пересечений - Нуреев же был очень жестким человеком, у него было ужасное детство - и отец не хотел, чтобы он учился танцевать. Но он знал, что он лучший, знал, чего может добиться. Вот в этом я его отлично понимал. Еще я так же, как и он, чувствую себя человеком мира - у меня нет конкретного понятия "дом" и хочу, чтобы и дальше так было. Ну, и еще мне до фильма часто говорили, что я похож на молодого Нуреева. Когда меня утвердили на роль, я часами репетировал перед зеркалом, искал в себе Нуреева, черты его характера - наглость, неудержимость, жадность познания всего нового. Сам я по натуре человек очень доброжелательный, но иногда приходится "включать" Нуреева. Когда люди переходят определенные рамки. Так что я "держу" его при себе - иногда это очень помогает. Еще у меня есть талисман - настоящие балетки Нуреева, мне их подарили на гастролях в Будапеште. Такие старенькие, потертые... я всегда вожу их с собой.

- Предложений выступать в театре после съемок стало больше?

- Конечно, больше. Я очень благодарен художественному руководителю и директору Казанского театра, которые меня понимают - отпускали на съемки, дают возможность выступать в других театрах. О том, что я участвуют в кастинге на роль Нуреева, вообще знали только моя мама и директор театра Владимир Александрович Яковлев. Он сразу дал согласие, сказал: "Попробуй, конечно, тем более и фильм о балете". А когда я первый раз вышел на сцену после съемок, он посмотрел и сказал: "Видна рука мастера" - у меня даже жесты поменялись.

«Как и Руди, я тоже был худшим учеником в классе»

- Вы родились в Харькове, учились в Минске, сейчас живете в Казани... Постоянные переезды.


- Я с самого детства привык к такой жизни в переездах. До 15-ти лет учился балету в Харькове и успел нагастролироваться - нас постоянно куда-то возили: то в Японию, то в Испанию. А в 15 лет я отправился учиться в Минск - в Белорусское хореографическое училище, хотя почти все мои друзья отправились в Пермь. Я выбрал Минск потому, что там учился Ваня Васильев, которому я тогда подражал - копировал его движения по видеозаписям. Правда, я не знал, что он в тот год, когда я поступил, уже выпускался. В тот период я, как и Нуреев, тоже был "белой вороной" - худший ученик в классе, но я много работал, оставался в зале по ночам и к выпускному был уже в тройке лучших, получив приглашение от нескольких театров - даже в Вену приглашали. Но я выбрал Казань, потому что считал, что русский балет существует только в России. В Европе, конечно, нужно выступать - это здорово, когда приглашают, но уехав в ту же Вену, я бы потерял частичку себя - там же совсем другое понимание балета. Сколько я ни видел приглашенных артистов, одно неизменно - техника классная, но всегда есть программа, от которой не отступают. Заложено посмотреть направо, значит, налево - нельзя. Превращаться в такого робота я не хотел. А у нас есть дух, мы импровизаторы.

- В Казани у вас есть своя школа и даже фестиваль - расскажите о них.

- Да, есть - это школа танцев для женщин Ballet Room, она существует уже три года. И фестиваль Stage Platform, призванный популяризировать современную хореографию - в этом году в ноябре он впервые пройдет в театре - это большая ответственность, приедут танцоры из Франции, Германии, Польши и России.

- Известно, что балетный мир очень жесткий - это и в кино не раз показывали.

- Да, балет - тяжелое искусство. Интриги, сплетни... Все это действительно так. Когда я сломал ногу и три месяца не танцевал, меня даже никто не навещал, хотя я жил через дорогу от театра. Это было ужасно - чувствовать, что никому до тебя нет дела, осознавать, что кто-то просто радуется, что может танцевать твою партию. А потом еще полгода нудно было восстанавливаться, бороться со своими страхами - а вдруг я не смогу больше прыгнуть, как надо или еще что-то не смогу сделать. А когда все получится, никто за тебя не порадуется. Когда я сыграл Нуреева, в театре меня, например, даже не поздравили - только близкие и моя девушка. У меня сейчас очень ограничен круг общения, мои друзья - в основном успешные бизнесмены и люди, которые помогают развиваться и двигаться вперед. Потому что большинство всегда будут стараться опустить тебя ниже, чем ты есть. И с такими людьми я не советую общаться никому.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 11, 2019 12:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071101
Тема| Балет, «Урал Опера Балет», Премьера, Персоналии, Юрий Бурлака
Автор| Текст: Анна Галайда (Екатеринбург) / Фото: Татьяна Андреева (Екатеринбург)
Заголовок| Танец Рыцаря уральского образа
В Екатеринбурге состоялась премьера "Дон Кихота"

Где опубликовано| © "Российской газета"
Дата публикации| 2019-07-10
Ссылка| https://rg.ru/2019/07/10/reg-urfo/ekaterinburgskij-don-kihot-uvel-v-druguiu-zhizn.html
Аннотация| Премьера

Театр "Урал Опера Балет" представил новую версию "Дон Кихота" - одного из самых популярных классических балетов. На его постановку из Москвы пригласили Юрия Бурлаку, эксперта по старинной хореографии.


Фото: Татьяна Андреева/РГ

"Дон Кихот" в репертуаре любой балетной труппы - такая же неизбежность, как "Ирония судьбы" в преддверии Нового года. Хрестоматийное название (практически не имеющее отношения к роману Сервантеса), незамысловатая, но намертво въедающаяся в память музыка, опереточный юмор, фуэте и красная пачка - все, что нужно для счастья зрителя. Три часа непрерывных танцев, номера на каблуках и на пуантах, позволяющие проявить себя всей труппе, от кордебалета до звезд, - мечта всех артистов. Неизбежно полная касса - удовлетворение любого директора.

При такой востребованности неудивительно, что "Дон Кихот" вырождается в пародию на большой классический балет, которым он благодаря Мариусу Петипа и Александру Горскому являлся больше полутора веков. Именно от этого "культурного слоя" пошлости и решили очистить "Дон Кихота" в Екатеринбурге, где это его девятая постановка с 1924 года, когда он был представлен публике впервые. Как оказалось, в 1930-х город видел его в авангардном оформлении Георгия Руди, но позже театр вернулся к "казенкам" - ленинградской, а потом московской стереотипным версиям.

Юрий Бурлака, один из главных специалистов по старинной хореографии, предложил "Урал Балету" попытаться оглянуться на 1900 год, когда "Дон Кихот Ламанчский" (так он и сегодня назван на уральской афише) взорвал российский артистический мир. Молодой постановщик Александр Горский, отправленный из Петербурга в Москву, оказался настолько впечатлен спектаклями МХТ и Частной оперы Мамонтова, выставками московских художников, что вместе с Александром Головиным и Константином Коровиным полностью переделал балет Мариуса Петипа, чинный в своей академической симметричности, в духе новых художественных течений. В нем буйствовали краски, тела артистов "загорели" под слоем коричневой морилки, каждому танцовщику кордебалета в массовых сценах придумали персональную линию поведения.

"Декадентство и невежество на образцовой сцене" - этот легендарный диагноз газетного рецензента относился именно к "Дон Кихоту" Горского, который еще при жизни Петипа вытеснил первоначальную версию даже в ее вотчине - Мариинском театре.


Записи "Дон Кихота", на существование которых указывают некоторые источники, до сих пор не найдены, а без них восстановить хореографический текст невозможно. Но Бурлака решил представить сам образ рубежного спектакля, положившего начало редактированию и осовремениванию академических балетов Петипа, которыми потом был занят весь ХХ век. Сценографу Альоне Пикаловой и художнику по костюмам Татьяне Ногиновой досталась нелегкая задача. Сначала они соединили в единое целое все сведения о работе художников Константина Коровина, Александра Головина и Гурли Теляковской. А затем адаптировали, учитывая современные технологии, материалы, зрительское восприятие и весьма ограниченные технические возможности Екатеринбургского театра. Но, глядя на ослепляющую солнцем площадь в Барселоне, волшебный цветущий сад Дульсинеи, на сотни переливающихся красками костюмов, думаешь о мире гармонии, который умели создавать наши предки.

"Дон Кихот", как мало какой другой спектакль, сразу же выдает подлинный уровень труппы

Без достойных исполнителей он остался бы неодушевленным. "Дон Кихот" не просто требует одновременного присутствия на сцене как минимум полусотни танцовщиков - даже в расчищенном от позднейших вставок виде он нашпигован множеством номеров и партий для кордебалета, мимических артистов, корифеев, солистов и премьеров. Поэтому "Дон Кихот", как мало какой другой спектакль, сразу же выдает подлинный уровень труппы. И чаще всего заставляет сожалеть о временах, когда существовал мораторий на большую классику в небольших театрах.

"Урал Опера Балет", давно умеющий захватывать энергией и пониманием стиля, в "Дон Кихоте" предстал академичным и даже изысканным. Кордебалетные сегидилью, фанданго и другие испанские танцы отлично отрепетировала Юлиана Малхасянц, многие годы отвечавшая за них в спектакле Большого театра, ее же рука чувствуется в удачных работах Глеба Сагеева, Ильи Бородулина и Фидана Даминева (Эспада), Камилы Бекназаровой (Мерседес), Анастасии Багаевой и Андрея Вешкурцева (Болеро). Украшением спектакля стали Лоренцо Антона Гузеева, Гамаш Максима Клековкина и Андрея Вешкурцева и безупречный в осмысленности и соразмерности каждого жеста Дон Кихот Виктора Механошина.

На главные партии у театра оказалось целых три состава исполнителей. Опытные Елена Кабанова и Александр Меркушев подняли зал своими уверенностью и напором, Елена Шарипова и Арсентий Лазарев увели за собой в романтические кущи, детский задор Мики Нисигути и Алексея Селиверстова заставил забыть, что Китри и Базиль считаются сложнейшими партиями классического балета. Такому балетоманскому гурманству могут позавидовать и столицы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 25, 2019 7:31 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 11, 2019 9:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071101
Тема| Балет, "Балет Москва", Премьера, Персоналии, Йерун Вербрюгген
Автор| Александр Фирер
Заголовок| Пол танца
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2019-07-10
Ссылка| https://musicseasons.org/pol-tanca/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

«Балет Москва» отметил свое 30-летие мировой премьерой спектакля «Танцпол», созданного хореографом бельгийского происхождения Йеруном Вербрюггеном и шведским композитором Стефаном Левином.


На поднятых руках – Александра Киршина

В Балете Монте-Карло у его руководителя Жан-Кристофа Майо было два сокровища, воплощавших его хореомечты, – актриса психологического балетного театра Бернис Коппитерс и анфан террибль компании перпетууммобильный живчик Йерун Вербрюгген. Первая завершила танцевальную карьеру, а второй, алчущий творений, целиком посвятил себя сочинительству хореографии, уйдя в свободные художники. Его работы всегда заинтересовывают: они интригующие, порой провокационные. Никогда не скучные. Всегда оригинальны. И востребованы.

Директор компании «Балет Москва» Елена Тупысева сумела завлечь Вербрюггена в Москву на создание новой постановки «Танцпол». Объединив два коллектива «Балета Москва» (танцовщиков труппы балета и труппы современного танца), хореограф смог использовать в своем спектакле разные техники танца и дал свободу своей фантазии для их слияния. «Танцпол» вылился в явную художественную удачу Вербрюггена и труппы «Балет Москва», став украшением ее репертуарной афиши.

Автора вдохновили американские танцевальные марафоны двадцатых-тридцатых годов прошлого столетия, времен Великой депрессии. Любители и профессионалы в надежде заработать какие-то средства к существованию танцевали до измождения, порой обессиленные падали замертво. Об этом повествует выдающийся фильм-драма Сидни Поллака (по одноименному роману Хораса Маккоя) «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» Но Вербрюгген лишь оттолкнулся от сюжета киноленты, и в своем сочинении хореограф поэтично исследует человека в танце и танец в человеке. Танец – емкое и непостижимое явление: танцуют от необходимости выжить, но и от страстного желания посвятить танцу жизнь. «Танцпол» – полифоничное эссе автора. Танец раскрывает свою двойственность: он созидает и разрушает, исцеляет как поддерживающее жизнь лекарство и убивает, это противоядие от депрессии, реально доступная вселенная энергии, но и засасывающий омут. Танец-жизнь и танец-убийца.

Спектакль Вербрюггена нельзя назвать ни нарративным, ни абстрактным. Это энергетически насыщенный балет истории ситуаций. Каждый смертен. Но послание хореографа: каждый – танцовщик, и каждый уникален, мы все танцуем, мы не одиноки, мы все вместе. И даже если танец и не предвкушение земных любви и счастья, то, по Вербрюггену, это метафора пути, ведущего к блистательному миру по ту сторону жизни. На танцполе с первых тактов динамичной звуковой партитуры аса электронной музыки и знатока акустических инструментов Стефана Левина, представителя так называемого «нордического нуара», кипит ролевая игра как танец на выживание, за ходом которой следит марафонных дел мастер, или мелкий бес в шортах (Илья Карпель). В макабрическом плясе появляются жертвы, замертво падающие точно в границах контура человеческого тела, прочерченного на середине танцпола. И они, попадая в смертельный проем, где продолжается свой бал, обретают танцевальное дыхание иного порядка. Танец не разделяет на мужское-женское. Человеческое тело – вот инструмент для его воплощения.

Сцену по нарастающей накрывает волной очередных пластических страстей, а зрители, как на скачках, начинают мысленно делать ставки – кто следующий из пронумерованных участников сойдет с дистанции? Инфернальный бал вальсирующих пар (мужчины в костюмах при галстуке, женщины в длинных платьях) превращает камерный танцпол в исполинскую арену «гладиаторских» боев, хорошо отрепетированного танцевального хаоса, молниеносно тасующего фигуры, словно в компьютерной игре. Фактически для каждого участника неоднородной по танцевальным возможностям труппы хореограф сочинил индивидуальный текст, выгодно подчеркивающий достоинства исполнителя. «Москвичи» азартно вгрызаются в непростую и технически неординарную вербрюггеновскую стилистику, преодолевая иго штампов и стремясь приблизиться к художественным задачам автора и услышать его сангвинический и тонкий иронический замысел.

Вербрюгген сочинил современный и демократичный (на любой вкус) опус. Лексический контент мастерски выстроенного спектакля оригинально сочетает классические па и техники современного танца. Пуантные пробежки сменяются акробатическими поддержками ультра-си, приемами бальных и клубных танцев. Тут и высокие каблуки, и ролики, и босоногие стопы. А вот и подобно бурлаку чернорабочий танца с бечевой в зубах тянет малый танцпол-ринг, на котором извиваются чувственные солистки.

Свою обычную свободу в проявлении неуемной фантазии в эротическом аспекте Вербрюгген на сей раз ограничил, поосторожничал и корректно подсушил. Но и артисты зажаты в том малом, что есть в спектакле двусмысленного. Лизнуть микрофон для танцовщика – невзятая высота.

Фильм Поллака заканчивается фразой, которую произносит персонаж по имени Рокки на фоне оставшихся танцующих пар: «Эти ребята ещё ведут борьбу, ещё надеются на победу, в то время как часы судьбы отсчитывают их срок. Марафон продолжается и будет продолжаться дальше». Так и, по мысли хореографа, короткий трек человеческой жизни всего лишь затакт в вечном движении танца.

Фото Натальи Думко и Кирилла Михирева
====================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 25, 2019 7:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 11, 2019 4:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071102
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Английский национальный балет, Персоналии, Акрам Хан
Автор| Елена Дьякова
Заголовок| Искалечена на Фабрике грез
В Большом театре — премьера балета «Жизель» Акрама Хана

Где опубликовано| © Новая газета
Дата публикации| 2019-07-11
Ссылка| https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/07/11/81205-etu-rabotu-otlichayut-intellekt-mosch-krasota-i-porazitelnaya-chestnost
Аннотация|

Спектакль знаменитого британского танцора и хореографа идет на Новой сцене Большого театра 11—14 июля. Это далеко не первые его гастроли: на Чеховском фестивале 2017 года Москва видела «Пока львы молчат» — одну из главных постановок Акрама Хана. Видела и пляску дервиша под священным деревом, соло Сильви Гиллем в хореографии Акрама Хана — часть прощального мирового турне великой балерины в 2015 году.

В «Жизели» Английского национального балета и Акрама Хана заглавную партию танцует Алина Кожокару — одна из ведущих балерин начала XXI века.

Но дело не в блеске имен и биографий хореографа и солистов. Эта жестокая фантасмагория лондонской фабричной окраины — совсем не привычный романтический балет 1841 года рождения.

Не та «Жизель», в которой над императорской сценой взлетал Нижинский под взглядом вдовствующей императрицы Марии Федоровны.

Музыка Винченцо Ламаньи (он же был автором партитуры «Пока львы молчат») — создана по мотивам балета Адольфа Адана. Грязная и грубая фабричная стена — задник «Жизели»: за ней гремит пригородный поезд, грозно лязгают станки. Стена испещрена отпечатками девичьих ладоней — следами тех, кто пытался ее сдвинуть.

Но это невозможно: тут зрителю не врала и классическая «Жизель», романтическая сказка 1841 года. Между швейной фабрикой в промышленном предместье, где работают мигранты (и Жизель — одна из них) и тысячелетним блеском Большого Лондона — стена. В три человеческих роста, в путь трех примерно поколений.

Хлопочет и ревнует оборотистый Иларион — фабричный жених Жизель в азиатской косоворотке и утяпанном под шумок у кого—то истинно британском котелке. Стена медленно и страшно подымается, бетонной плитой «социального потолка» нависает над почти бесплотным племенем «фабричных».




Входит шествие — владельцы здешних мест, их друзья, невеста их сына Батильда — в необъятном белом кринолине, пародирующем самые безумные придворные наряды XVIII века. Те, вызывающе широкие, непригодные ни к чему, кроме медленного шествования среди восхищенных взглядов, двухметровые «юбки на обручах» времен Марии Антуанетты. (За их эпохой, как известно, последовало много неожиданных потрясений. И даже наряды стали куда демократичнее).

Величественная и статичная фигура Батильды похожа на белую шахматную королеву, на злой крок к «Алисе» Кэролла. Да и все это шествие Знати (так пришельцы из другого мира и другого Лондона названы в либретто) — тонкий коллаж зрительных образов старой Европы и старой Британии: с черно—золотыми плащами времен Генриха VIII и бисерной чешуей бальных платьев 1910—х, с красными бархатными сюртуками стражи, так похожими на охотничьи фраки.

Для них в воспаленном свете фонарей городской окраины танцуют «фабричные» — и мотивы традиционного индийского танца катхак вплетаются в хореографию Акрама Хана. По их знаку Стражники в красных сюртуках с ловкостью охотников, готовых добить загнанного зверька, — оттаскивают Жизель от ее возлюбленного Альбрехта, принца «старого мира», полюбившего швею из иммигрантского предместья.

Вечная сказка о Золушке в большом городе, вечная надежда преодолеть стену социальных, религиозных, образовательных (и др., и пр., и пр. и др.) противоречий во взлете любви — рушится в тысячный раз. Маленькая, гибкая, облаченная в белое платьице, пропитанное фабричной копотью, — Жизель бьется в руках стражников. Отчаянно, как тот самый загнанный зверек. Бьется и в толпе «своих»: труппа Акрама Хана сплетает огромную «человеческую сеть», чтоб удержать обезумевшую.

Но все, известное дело, кончается агонией на миру и смертью. И вновь подымается стена, чтоб выпустить Альбрехта и «знать» в их мир.

Грозен и темен второй акт. Виллисы этой «Жизели» — не невесты, умершие до свадьбы, а девушки XXI века, убитые — так или иначе — большим и чужим городом. В их руках звенят высокие латунные прутья: то ли племенные копья, то ли шесты ночных клубов. И рослая Мирта, ведущая их, похожа на богиню мести.

«Эту работу отличают интеллект, мощь, красота и — самое приятное в этот век лжи, проклятого вранья и политики — поразительная честность»,

— писал британский сайт www.artsdesk.com после премьеры «Жизели».

И в этом — «Жизель» Акрама Хана встает в длинный ряд европейских спектаклей начала XXI века. Спектаклей о тектонических сдвигах, происходящих здесь и сейчас. О том, что вместо благостного «конца истории» происходит новое переселение народов. И тысячи частных его сюжетов придают уже забытую в Европе, невозможную в конце ХХ века остроту старым сюжетам о подлинной нищете и изгойстве, о непреодолимых — как во времена Марии-Антуанетты — социальных стенах между людьми в Европе. Сюжетам «Жизели» и «Отверженных», «Преступления и наказания», шекспировских хроник и Ветхого Завета.



Это действительно длинный ряд. В нем — и целый Авиньонский фестиваль 2013 года, посвященный Африке. И давний уже, один из первых в ряду, бесстрашный и беспощадный «Войцек» Томаса Остермайера, где действие было перенесено в иммигрантское предместье «нулевых». И «Гроздья гнева» Люка Персеваля, в которых исход разоренных американских фермеров 1930—х с земли превратился в сегодняшнее шествие «новых людей» по Европе. И умнейшие документальные спектакли швейцарца Мило Рау (в частности — о том, почему не приживаются в Европе, на «новой родине» и уезжают воевать на Ближний Восток выросшие дети иммигрантов). И недавняя трилогия Иво ван Хове по романам Луи Куперуса о встрече голландцев с Индонезией и медленном, мягком, необратимом поражении «белого человека».

И объехавший лучшие фестивали Европы спектакль Ромео Кастеллуччи «Go down, Moses»(2014) — о новой «рабыне египетской», тайно рожающей дитя в ослепительно чистом, ее же руками отмытом, туалете пятизвездного отеля, — чтоб оставить младенца в мусорном баке. О вежливых и усталых «жрецах фараона» — полицейских, врачах, психологах — которые допрашивают ее. Об исступленном крике маленькой темнокожей женщины в форменном халате уборщицы, пропитанном родильной кровью: мой сын вырастет и поведет свой народ! И море расступится перед нами!

Европейское турне спектакля Кастеллуччи о Моисее пришлось как раз на те времена — 2014—2016 гг. — когда Средиземное море расступалось перед беженцами.

Вот почему, к слову сказать, международные театральные фестивали, гастроли лучших спектаклей «современного Запада» в России (а часть перечисленных постановок была показана и у нас) — не блажь «западников», не светское событие — а сложная система зеркал. Отражающих современный мир. И предъявленных зрителю для понимания, размышления (но это могут и статьи аналитиков, ежели их читать) — и острого потрясения происходящим, какое может дать лишь искусство.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 11, 2019 5:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071103
Тема| Балет, Ростовский музыкальный театр, Гастроли в Москве, Персоналии,
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Танцуй, «Эсмеральда»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2019-07-11
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/265282-tantsuy-esmeralda/
Аннотация| Гастроли

Молодому Музыкальному театру из Ростова-на-Дону выпал счастливый шанс — представить на Исторической сцене Большого свой премьерный спектакль «Эсмеральда».

Руководство театра сделало правильный репертуарный ход, выбрав образец наследия Владимира Бурмейстера, бережно сохраняемый Музыкальным театром имени Станиславского и Немировича-Данченко. Для этого коллектива, который хореограф возглавлял без малого три десятилетия с 1941 года, была поставлена «Эсмеральда». Она вошла в число программных сочинений, определивших индивидуальность труппы — по-московски открытой, не опасающейся экспериментов, с яркой актерской доминантой.


Фото: Марина Михайлова

Роман Виктора Гюго сцена полюбила давно, его героиня впервые затанцевала в Лондоне 175 лет назад, оказалась желанной гостьей в европейских балетных домах, а в России попала в заботливые руки Мариуса Петипа. Он укрупнил центральную роль, наполнил ее такой жизненной силой, что головы прим закружились. Сама Матильда Кшесинская настойчиво уговаривала хореографа доверить ей страстную героиню любовной саги, а в ответ слышала: «А ты любиль? Ты страдаль?» Добилась, создала один из лучших образов, приручила козочку — свою партнершу по сцене. Несправедливо обиженную и притесненную гордую плясунью с радостью приняла советская эпоха, известные мастера спектакль переделывали и редактировали без устали. Бурмейстер пошел непроторенной дорогой — свой оригинальный балет он поставил в 1950 году, переосмыслил сюжет, к музыке Пуни, уже обработанной Глиэром, добавил фрагменты, заказанные Сергею Василенко. В послевоенные годы смерть героини, погибающей за верность любви, ассоциировалась со свободой и победой. С тех пор «Эсмеральда» никогда надолго не покидала афиши театра на Большой Дмитровке.

Ростовское прочтение — первое вне родных сцен. Идея постановки принадлежала молодому главному балетмейстеру донской труппы Ивану Кузнецову, его поддержал гендиректор Вячеслав Кущев. Пригласили москвичей — Маргариту Дроздову, несравненную Эсмеральду прошлых лет, сражавшую подлинностью переживаний и отточенной техникой, и Михаила Крапивина, который прошел «школу» этого балета. Артисты, свободные от легенды этого образца позднего драмбалета, взялись за дело с азартом первооткрывателей и на удивление точно передали эстетический манифест большого советского стиля. По спектаклю ростовчан его можно изучать, как по учебнику. Заводному бодрому балетному братству оказалось близким стремление Бурмейстера к ясному изложению фабулы — все причинно-следственные повороты понятны без «подпорок» либретто. В прологе усталая путница Гудула засыпает у порога Собора Парижской Богоматери. Обессиленную женщину цыгане принимают за умершую и забирают ее дочь. Выросшая Эсмеральда влюбляется в капитана королевских стрелков Феба, обрученного с красавицей Флер-де-Лис. Его предательство «подогревает» плотские страсти увлеченного цыганской воспитанницей архидиакона собора Клода Фролло, который в приступе ревности ранит Феба. Ложно осужденная Эсмеральда приговорена к казни, а горбатый звонарь Квазимодо вершит свой суд: сбрасывает Фролло с башни собора.

В этой бурной истории нет места скуке, действие стремительно развивается, его пружина держится на контрасте. Сцены трагические и шутовской праздник, строгая классика и бесшабашное перемещение народных масс, аристократический этикет и диковатые толпы бродяг и нищих — обитателей парижских улиц. И конечно, пиршество танцев, скомпонованных по академическим канонам больших парадных балетов: вариации, дуэты, трио, большие и малые ансамбли. Каждый исполнитель — безымянного цыгана, затерявшихся в кордебалете солдата или горожанки — имеет возможность импровизировать и превращать свой выход в настоящую роль. Этим пользуются с наслаждением — радостно наблюдать за психологическими и лицедейскими подробностями, которыми расцвечивают «ростовские парижане» своих персонажей разных сословий и званий. Кто-то сочувствует героине, другие поглощены своими заботами, есть и те, для кого чужое горе — развлечение и забава, у каждого своя пластическая тема.

В спектакле занята почти вся труппа. Выразительно, нигде не фальшивя, проживают судьбы персонажей солисты: Арсений Сайков — яростный Клод Фролло, напоминает одну из притаившихся химер Нотр-Дама; Андрей Клименко — угловатый растерянный Квазимодо. С драматическим напором и полной верой в предлагаемые обстоятельства — бродит потерявшая рассудок Гудула Екатерины Устимовой, ее долгий взгляд на потерянную дочь в миг возвращения памяти производит сильное впечатление. Замечательна Екатерина Кужнурова — ревнивая и по-своему несчастная Флер-де-Лис, которой в мужья достается самодовольный капитан королевских стрелков Феб, — фактурный Анатолий Устимов художественно и с любовью «выписал» партию. Так выстроен этот спектакль, что мозаика сцен и россыпь портретов складывается в единое целое, если есть самостоятельная и убедительная исполнительница заглавной роли. Она создает поле напряжения. Прима Ростовского театра, японка Мари Ито — танцовщица с завидным прыжком и чувством позы — легко справляется со всеми техническими сложностями, что неудивительно для выпускницы Вагановской академии. Мастерство Ито дополнено абсолютным эмоциональным слухом. Она не допускает незаполненных актерских лакун, ее грациозная сентиментальная девочка хорошеет от любви и, потеряв ее, превращается в измученную, но не сломленную трагическую героиню.

Декорации созданы специально для новой версии художником-постановщиком Вячеславом Окуневым. В живописном и объемном пространстве главным становится многострадальный собор Нотр-Дам де Пари. Колонны и башни, настороженные горгульи и сумрачные химеры — Средневековье оборачивается то готическим холодком, то многоцветьем витражей. Артисты естественно обживают это великолепие. Историю разыграли с пронзительным драматизмом и станцевали с отчаянной смелостью. Получился немного инфантильный, умный, живой и правдивый спектакль, способный увлечь не только публику, но и удивить самих исполнителей и постановщиков. Таких восторженных оваций московских балетоманов они, похоже, не ожидали.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 25, 2019 7:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 11, 2019 8:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071104
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Сэдлерс Уэллс», Персоналии, Уильям Форсайт
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Кому ум, кому и сердце
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2019-07-11
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/forsythe-quite-dance-evening-2019/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Уильям Формайт. “Тихий вечер танца”. Фото – Билл Купер

Форсайт – громкое в мировом балете имя. Но его хореогафия у нас как-то не очень приживается.

Попытки, предпринятые Мариинским и Большим театрами, больше похожи на принцип «отдать живому классику должное», чем на органичную привязанность.

Это понятно. Российских танцовщиков, как и российскую публику, сознательно или подсознательно отпугивает неподвластность хореографа исконным балетным традициям. И благо бы он окучивал ниву «актуального танца». Так нет, предпочел наше все – классический танец. Его лексику. Правда, перестроив и перелопатив ее до основания.

Чтобы понять балет позднего Форсайта «Тихий вечер танца», нужно вспомнить Форсайта раннего. Показ на сцене Театра имени Моссовета собрал многих из тех, кто помнит первые опусы молодого американца, танцевавшего в Европе и ставшего великим хореографом. Форсайт тогда сотворил и чудо, и парадокс.

Чудо – потому что его балеты вывели классическую лексику танца на новый современный уровень, сделав ее актуальной, хотя, казалось бы, это уже невозможно, как невозможно вновь заговорить на латыни.

Парадокс – потому, что изменив классическому канону, хореограф – по сути – принес клятву верности ему же. Потому что собирал новые пазлы из хорошего старого. Просто взглянув на это старое иными глазами.

В спектаклях Форсайта изначально наивно-сказочный классический балет забеременел холодным интеллектуализмом новейшего времени. А если длить аналогию с беременностью, то Форсайт в некотором роде внук Петипа и сын Баланчина.

Правда, у неистового американца от родственников остались, считай, базовые элементы. Форсайт пошел дальше Баланчина – своего идейного учителя. Тот, хоть и открещивался от балетов с повествованием, в глубине души считал, что сюжет в его балетах все равно есть, хотя бы условно-музыкальный или эротический.

Радикалист Форсайт это решительно отверг. Он всегда боялся, что на его спектакли придут сентиментальные бабушки, рыдающие над страданиями кукольных персонажей. И надеялся завлечь в театр молодежь, с которой надо говорить на понятном и современном языке. Для этого хореографу не требуется даже эротика, если она сопряжена с патетикой и пафосом.

Техногенные балеты Форсайта, формально построенные на классических па, были похожи на гонку байкеров по скоростному шоссе или на монтаж в видеоклипе, со сменой кадров почти каждую секунду. Новое форсайтовское понимание балетной координации и телесного равновесия на сцене кружило зрительские головы в театральном зале. Ведь следить приходилось за всем сразу: тела в его балетах двигались так, словно верх, низ и середина пребывали одновременно в хаосе, космосе и энтропии. А центробежность и центростремительность то и дело менялись местами. Вследствие, как говорил Иосиф Бродский, «лингвистической неизбежности».

Потом был уход автора в концепцию – и надолго.

Форсайт сегодня, в 68 лет, прошедший через отрицание самого себя (в объятиях пластических инсталляций и разного рода проектов), снова делает танец. Тот, что впитал в себя весь жизненный опыт постановщика.

«Тихий вечер» – еще один авторский протест против психологизма и сердечности в искусстве. Оммаж кинетике. И воплощение мысли Шкловского «В жизни все монтажно, надо только найти, по какому принципу”.

Это балет из тех, где конец легко поменять с началом, эпизоды запросто могут тасоваться, исполнитель сочетает условность марионетки и живость реального человека, а зритель может создать концепцию увиденного, но может и не создавать.

Вместе со своими соратниками разных лет, собаку съевшими на исполнении и постановке форсайтовских опусов в разных странах мира, хореограф соорудил микст из разных постановок.

Название про тихий вечер сперва оправдано буквально: первое отделение идет без музыки. Лишь партитура громкого исполнительского дыхания сопровождает эти соло и дуэты, исполняемые чередой и с уверенным профессиональным чувством. Когда ночью разбуди – и сразу станцуешь. Потому что тело артиста и есть клавиша. Или струна.

На пустой черной сцене, в прямоугольнике света на полу, двигаются танцовщики и танцовщицы. Они маркированы цветом: это или яркая футболка, или – что гораздо занятней – еще более яркие носки в сочетании с яркими длинными перчатками. Визуальное дробление фигур на цветовые сегменты акцентирует дискретность танца и заставляет вглядываться в детали. А их много. И не только классических.

Вот специалист по брейку Рауф «Резиновые ноги» Ясит легко доказывает, что прозвище получено им не зря. Ну, только что в узел не завязываясь.

Вот немолодая пара, долго «семафоря» руками, предлагает удостовериться, что танец бывает не только в нижних конечностях.

Вот молодые люди, играя сонмом остро-круглых па, упражняясь в упругом освоении пространства, показывают нечто манерное и брутальное одновременно. Это сочетание, кстати, ключевое в «Тихом вечере танца».

Когда во втором отделении звучала музыка Рамо из «Ипполита и Арисии», да еще в исполнении оркестра Марка Минковского, наверно, мало кто не вспомнил, что балет исторически возник из придворных празднеств. С Рамо стерильная технология Форсайта получает развитие на новом витке, когда движение не теряет самодостаточности, но получает новые краски, а также возвращается к истокам.

Умение артистов Форсайта быть ни на чьей стороне в «сражении ракурсов тела с его же равновесием» делает его стиль неповторимым. А нагрянувшая в гастрольном спектакле эмансипация танца от посторонних «шумов» (в том числе и от музыки, впрочем, тут Форсайт далеко не первый) с необходимостью возвращает хореографа к союзу меча и орала. То есть когда зазвучит Рамо, и танец продолжается, понимаешь, что автономия интересна, но ей есть предел. Танец под музыку – не рабство танца и не его подневольность. Но когда струна с струною говорит.

Форсайт по-прежнему работает без дидактики и так называемой интерпретации. Без эмоционального колдовства старого типа. Даже без крупной артистической личности. Но с главенствующей моторикой, где тело – ее проводник и инструмент.

Это удивительным образом рождает свое собственное чувство.

Если эмоцию выгнать в дверь, она влетит в окно.

И это, наверно, главный урок, полученный Форсайтом за долгую карьеру.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 25, 2019 7:37 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 11, 2019 8:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071105
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, «Сэдлерс Уэллс», Персоналии, Уильям Форсайт
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Спектакль старейшего лондонского театра «Сэдлерс Уэллс» показали на Чеховфесте
Резиновые ноги узлом на голове

Где опубликовано| © "Московский комсомолец" №28020
Дата публикации| 2019-07-11
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2019/07/11/spektakl-stareyshego-londonskogo-teatra-sedlers-uells-pokazali-na-chekhovfeste.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Один из старейших английских театров «Сэдлерс Уэллс», основанный предпринимателем Ричардом Сэдлером еще в 1683 году, занимается танцем во всех его формах. Давно театр сотрудничает и с Чеховским фестивалем. Самый известный результат такого сотрудничества — приезд в Москву в рамках прощального турне Сильви Гиллем с программой «Жизнь продолжается». Заканчивающая свою творческую деятельность суперзвезда мирового балета выбрала тогда программу из четырех своих самых любимых хореографов — среди которых особое место принадлежало гуру современной хореографии Уильяму Форсайту. В этот раз «Сэдлерс Уэллс» привез программу уже самого Форсайта под названием «Тихий вечер танца».


Сцены из спектакля. Фото: chekhovfest.ru

Одного из крупнейших хореографов XX века английские критики называют балетным анархистом и еще деконструктором, потому что основной принцип его творчества классического периода — деконструкция классической системы. Форсайт всегда славился необыкновенным умением разложить балетный язык на составляющие и собрать из него нечто новое. Он обозначил и новую веху в развитии обучения танцу, выпустив в 1994-м «Технологии импровизации: Инструмент для аналитического танцевального ума».

Импровизация и эксперименты с классикой занимают 70-летнего патриарха современного танца и сегодня. Его балет «Тихий вечер танца» (премьера состоялась в «Сэдлерс Уэллс» 4 октября 2018 года), в котором объединены прежние и новые работы мастера, тоже своего рода импровизация, осуществленная совместно с коллегами. В новой работе занято семь балетных танцовщиков (Бригель Гьокка, Джил Джонсон, Кристофер Роман, Парванеш Шарафали, Райли Уоттс, Рауф Ясит, Андер Забала), многие из которых являются также и хореографами. Причем импровизировали они, не только предлагая свои решения и фактически сочиняя хореографию нового балета вместе с самим Форсайтом. Со слов участницы спектакля танцовщицы Парванеш Шарафали, с которой удалось поговорить после концерта, — импровизация (особенно в I акте), конечно, в рамках, заданных Форсайтом, продолжалась и на сцене, таков принцип работы маэстро.

Вместо привычных нам у Форсайта электронных ритмов Тома Виллемса, на музыку которого поставлены многие балеты этого хореографа, — аккомпанементом в первом отделении становится сама тишина, а также неожиданно зазвучавшая в «Эпилоге» (название третьей части I акта в этом балете) фортепьянная музыка современного американского композитора Мортона Фельдмана.

Перед нами совершенно пустая сцена, приглушенный свет, слышится пение птиц и треск цикад. Под такое красноречивое «молчаливое» сопровождение пройдет почти все первое отделение. Яркими вспышками на фоне затянутых черным задника и кулис будут лишь костюмы танцовщиков (художник по костюмам Дороти Мерг), основным элементом которых у многих из них окажутся перчатки, обхватывающие руку выше локтя: белые, оранжевые, фиолетовые, и носки таких же ярких цветов. Но главное — это разнообразная изобретательнейшая хореография, которая просто фонтанирует в этом балете.

Но это фонтанирование танца, проходящее без музыки в «Прологе» и «Каталоге» (название двух первых частей этого балета) и под смех зала в забавном танцевальном «Диалоге» (название четвертой части I акта), двух импозантных бородачей, завершающее первое отделение, взорвется во втором, проходящем уже под великолепные звуки Жан-Филиппа Рамо, французского композитора и теоретика музыки эпохи барокко.

Приглушенный свет и «минимализм» звукового сопровождения в I акте лишь заставляет зрителя пристальней всматриваться в форсайтовскую классику. Причем даже очень простая хореография, напоминающая занятия физкультурой, которую нам показывает вышедшая в первом отделении вторая пара «возрастных» танцовщиков, оказывается очень интересной. Что уж говорить об однополой парочке танцовщиков-бородачей и подобных взрыву затейливых танцевальных комбинациях II акта!

Разновозрастные (в том числе и весьма возрастные) танцовщики, занятые в этом балете, кажется, своего возраста и не чувствуют, демонстрируя в «Тихом вечере танца» отличную физическую подготовку, энергию, драйв и блистательно заточенный по исполнению танец. А уж когда к дуэтам, трио, ансамблям этих, кажется, «бескостных» артистов, показывающих умение скручивать свои тела в бараний рог, подключается имеющий курдские корни танцовщик и визуальный художник из Лос-Анжелеса Рауф Ясит, балет Форсайта перерастает в настоящую феерию. Артист, создавший свой уникальный язык движений, вышедших из брейк-данса, оправдывает свой творческий псевдоним «Резиновые ноги» (эта кличка даже входит в состав его артистического имени: Рауф «Резиновые ноги» Ясит). Он и правда имеет способность завязывать свои ноги чуть ли не узлом на голове!

Фонтанирование самых неожиданных танцевальных идей и необыкновенная музыкальность хореографии и танцовщиков, ее исполнявших, — отличительная особенность спектакля. К концу XX века исчерпавший свои взаимоотношения с классикой и радикально поменявший свою эстетику Форсайт продолжает эксперименты в области современного танца и изучения возможностей человеческого тела. В новой работе великий деконструктор второй половины XX века от развития новых динамичных художественных форм вновь возвращается к основополагающим структурам классического танца. Изощреннейшая, напичканная специфическим балетным юмором хореография Форсайта, как всегда, деформирует классику, испытывает человеческие тела на прочность и меняет систему координат.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 25, 2019 7:41 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 11, 2019 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071106
Тема| Балет, «Урал Опера Балет», Премьера, Персоналии, Юрий Бурлака
Автор| Дарья Санникова
Заголовок| Взлетая над сценой и временем
О премьере балета «Дон Кихот» в «Урал Опера Балет»

Где опубликовано| © Культура Екатеринбурга - афиша, новости, репортажи
Дата публикации| 2019-07-09
Ссылка| http://xn--80atdujec4e.xn--80acgfbsl1azdqr.xn--p1ai/articles/673/i264399/
Аннотация| Премьера

В театре «Урал Опера Балет» прошли премьерные показы масштабного по замыслу и воплощению спектакля – балета «Дон Кихот». Спектакль заявлен как попытка максимально приблизиться к постановке 1900 года – той, которую вслед за Мариусом Петипа воплотили в жизнь Александр Горский, Константин Коровин и Александр Головин. Увидел ли зритель реконструкцию балета – или в 2019 году постановщикам удалось создать свежий образ спектакля?



Удивительно, но на обе части вопроса хочется ответить утвердительно. Постановкой и новой хореографической редакцией «Дон Кихота» занимался Юрий Бурлака, известный екатеринбургскому зрителю по одноактному балету «Наяда и рыбак». Любопытный факт: в 2006 году Юрий Бурлака уже принимал участие в подготовке «Дон Кихота» в Екатеринбурге. Тогда он отвечал за постановку фрагментов Александра Горского в спектакле Вячеслава Гордеева (сам же спектакль был достаточно свободной интерпретацией либретто Мариуса Петипа 1869 года).

Новая постановка «Дон Кихота» в Екатеринбурге – не вторая и не третья, а девятая по счету. Казалось бы, известный своими экспериментальными спектаклями «Урал Опера Балет» на сей раз изобретет совершенно нового, никому неизвестного «Дон Кихота». Однако еще до премьеры стало известно: Бурлака стремится вернуть постановку Александра Горского к ее изначальному облику. Кого-то из зрителей это даже отпугнуло: «классического» «Дон Кихота» искушенные балетные любители видели – и, вероятно, даже не один раз. А неискушенных и неиспуганных ждал приятный сюрприз: балет с 120-летней историей поразил необыкновенной свежестью, живостью и потрясающей энергетикой.

С каждым поднятием занавеса невозможно сдержать вздох восхищения: что ни декорация – то произведение искусства. Сценограф Альона Пикалова, работая с эскизами Константина Коровина и Александра Головина (художники создавали декорации постановки «Дон Кихота» в Большом театре в 1900 и 1906 годах), создала невероятное по красоте и атмосфере зрелище. Праздник на набережной в Барселоне, пляски в шумном трактире, расположившийся у ветряных мельниц цыганский табор – сменяющие друг друга картины сливаются в богатый красками романтический образ средневековой Испании. Легко засмотреться, забыть о прохладном лете Екатеринбурга – и ощутить жар мостовых, морской бриз, почувствовать себя частью большого и шумного праздника, полного теплых огоньков, которые прячутся в густой листве, приветливо подмигивая путникам… Эти картины полны страстной, бурлящей жизнью, и на фоне этого великолепия сцена с царством дриад, которое снится Дон Кихоту, кажется бледной фиалкой в букете ярко-алых роз.

Но, конечно же, статичные декорации не производили бы того ошеломительного эффекта, не создай постановщики действительно живой мир, в котором все подчинено танцу, шуткам, любви и веселью. Можно не слишком следить за сюжетом – он здесь далеко не на первом месте: гораздо важнее мастерство и харизма артистов, которые блестяще показывают себя в характерных танцах на основе классических балетных па. Очаровывают и сольные партии, и па-де-де; захватывают массовые сцены; танцовщики лихо взмахивают плащами, веерами, пышными юбками… Все это сливается в огромный живой вихрь, от которого невозможно убежать: все равно догонит, захватит, заставит уголки рта подниматься вверх, проникнет внутрь и заразит любовью к танцу и Испании.

Особое очарование балету придают небалетные персонажи: долговязый худощавый Дон Кихот, застывающий в патетичных позах и появляющийся на сцене верхом на белой лошади, и нелепый Санчо Панса, спотыкающийся о собственные ноги. Их появление на сцене оборачивается то шуткой, то фееричной баталией с пауками и мельницами, то появлением облаченного в доспехи рыцаря и белокурой Дульсинеи… Образ Дон Кихота привносит в балет не только забавные сюжетные повороты, но и особый шарм – здесь остается лишь сделать реверанс исполнителю заглавной роли Константину Хлебникову (в другом составе – Виктор Механошин).

И музыка Людвига Минкуса в постановке «Урал Опера Балет» (дирижер-постановщик Алексей Богорад) звучит словно бы по-новому, свежо, с той же энергией, какой наполнен весь балет. В этой музыке слышится движение жизни, настоящий момент, который через миг исчезнет. Но именно сейчас, в этот момент, восприятие становится острее, чувства ярче, и хочется разом впитать в себя искрометный, лихой балет, который запрыгнул в 1900 год, захватил из него краски, па, шутки и улыбки – и впрыгнул обратно, в 2019-й, поразив всех своей актуальностью и любовью к жизни.

Фото: Георгий Сапожников
========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 12, 2019 10:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071201
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Персоналии, Эвен Капитен
Автор| Светлана Шидловская
Заголовок| Статный, красивый — на сцене. Галантный, интеллигентный — вне ее. Что делает француз Эвен Капитен в Минске?
Где опубликовано| © «Минск-Новости»
Дата публикации| 2019-07-10
Ссылка| https://minsknews.by/statnyiy-krasivyiy-na-stsene-galantnyiy-intelligentnyiy-vne-ee-chto-delaet-frantsuz-even-kapiten-v-minske/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

О своих творческих планах корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал восходящая звезда белорусского балета Эвен Капитен.



Статный, красивый — на сцене. Галантный, интеллигентный — в общении вне ее. Эвен Капитен в 2016-м окончил хореографический колледж, был примечен Юрием Трояном и взят в труппу Большого театра Беларуси. В кордебалете пробыл неделю, после чего определен в солисты, а такое бывает крайне редко. И дело тут не в том, что первоклассных мужчин в балете всегда не хватает. В Капитене сошлось многое: эмоциональность, техничность… Он научился не просто играть роль, танцевать партию, а создавать образы.

Сезон завершился, артисты уходят в отпуск.

— Где гражданин Франции, ведущий мастер сцены Большого театра Беларуси Эвен Капитен будет отмечать национальный праздник Франции — День взятия Бастилии?

— 14 июля буду на юге Испании, где живет мама. Отпуск проведу там. Я родился под Тулузой, раннее детство прошло в деревне. В восемь лет заинтересовался танцами, а в 13 отправился в Париж в балетную школу при «Гранд-опера». Так как очень люблю балетную классику, захотел овладеть русским танцевальным языком. Знакомый, который ранее учился в Минске, подсказал: то, что я ищу, есть в Беларуси. Я купил билет Париж — Минск…

— Вам 22 года. Вы станцевали в белорусском Большом три сезона. С прошлого года стали получать главные партии: Хозе в «Кармен-сюите», Зигфрида в «Лебедином озере». Карьера идет в гору. Чего ждете от будущего?

— В августе вернемся в репетиционный зал и продолжим работу над балетом «Анна Каренина». Готовлю партию Вронского. Мне очень нравится театр, поэтому ни о чем другом не думаю. Нет, думаю — о партии Ромео в одном из самых любимых мной спектаклей «Ромео и Джульетта». Я очарован музыкой Сергея Прокофьева. Что еще хочется станцевать? В балете «Спартак» выходил на сцену как один из гладиаторов, мечтаю получить партию Спартака.

— Есть ли у вас образец для подражания среди танцовщиков старшего поколения?

— Здесь у меня много друзей, однако идеала нет. Смотрю на всех, стараюсь брать от каждого лучшее. Моя физика во многом совпадает с данными Егора Азаркевича, Игоря Оношко. Они для меня как бы ориентир в профессии. Из балерин очень хорошо станцевался с Людмилой Уланцевой.

…За шесть лет в Минске Эвен привык к резким переменам погоды. Любит прогулки по историческому центру, Немигу, минские дворики и скверы, а также плавание в столичных аквапарках. Однако на это почти не остается времени: Капитен поглощен стихией балета, занят в 14 спектаклях текущего репертуара. Но в целом в Минске у него нет проблем — люди вокруг добрые, отзывчивые. Главное — на спектакли с его участием часто прилетает мама Корин.

— Она счастлива, что я нашел свое призвание и обрел место в жизни, — говорит француз.

Фото предоставлены Большим театром Беларуси
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20679
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 13, 2019 12:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019071301
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Английский национальный балет, Персоналии, Акрам Хан
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Помнить и прощать
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2019-07-12
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/akram-khan-zhizelle-moscow/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Акрам Хан. “Жизель”. Фото – Laurent Liotardo

Чеховский театральный фестиваль представил в Москве «Жизель».

Уж кто-кто, а россияне в «Жизелях» знают толк. Этот романтический балет увидишь в любом музыкальном театре страны.

Я помню, как в юности ходила на него, как на работу, и каждый раз молча плакала. Сперва – просто по факту: женщины сочувствуют таким душераздирающим историям. Потом – когда хорошо танцевали, ибо история эта, преломленная в танец, на танце и построена: главная героиня при жизни обожает плясать, а после смерти, став мстительной виллисой, должна затанцовывать обидчиков-мужчин насмерть.

Казалось бы, возить к нам балет с таким названием – все равно, что ехать в Тулу со своим самоваром. Но не тут- то было.

«Жизель» из Великобритании на Новой сцене Большого театра – свидетельство того, что Театральный фестиваль имени Чехова держит руку на пульсе: увидеть живьем знаменитый спектакль Английского национального балета. созданный четыре года назад – давняя мечта многих театралов.

Акрам Хан, британский танцовщик и хореограф с корнями из Бангладеш, всегда делает нестандартные спектакли, основанные на союзе индийского танца катхак и модерн-данса. На этот раз, приняв приглашение второй – после Королевского балета – британской балетной компании, доверившей ему новое авторское прочтение «»Жизели», Акрам Хан поработал и с классической лексикой. В том числе.

Его спектакль, чем дальше по виду от канонической романтической «Жизели», тем ближе к ней по сути. По точно переданному смыслу архетипа. По тонкости деталей истории о предательстве, жертвенности и раскаянии.

Точно так было с другой современной «Жизелью», поставленной Матсом Эком. Европейская критика тогда писала, что балет Эка выявил смысл «Жизели» едва ли не больше, чем оригинал.

Но Эк ставил новую вещь на основе музыки Адана. Акрам Хан пошел дальше: он взял специально написанную партитуру, созданную Винченцо Ламанья (и аранжировщиком –дирижером Гэвином Сазерлендом) по музыке оригинала.

В этой квази-минималистской партитуре ( исполненной оркестром Большого театра) короткие фрагменты переведены в иные тональности, снабжены новыми темпами, произвольно обрезаны, иначе инструментованы и вообще всячески переформатированы.

Пожалуй, стало слишком много пафоса. У Адана, без «эффектных» нарастаний громкости с внезапными – напоказ – обрывами в тишину, выспренности было гораздо меньше.

Как и у Акрам Хана, который, к счастью, поставил трагедию, а не мелодраму.

Даже наивность нового либретто не помешала этому. Хотя забавно читать о виллисах, как о духах фабричных работниц, жаждущих мести за зло, причиненное им при жизни. Ну ладно, пусть будет новая, промышленная, сказка. Были невесты, умершие до свадьбы, стали пролетарки.

“А причем тут вообще работницы?” – спросите вы. Дело в том, что по либретто действие перенесено в некую условную реальность, сохранившую изначальный классовый расклад: вверху общества – некая Знать, владеющая фабрикой по производству одежды, внизу – изгои-мигранты, работники этой фабрики, лишившиеся работы.

Из недр труппы пришли сведения, что идея балета возникла у автора после событий в Сирии, когда проблема мигрантов в Европе обострилась донельзя. Соответственно, Альберт (тут – Альбрехт) – из знати, Жизель – из «понаехавших».

Второе действие разворачивается там же, на фабрике, закрытой, но она теперь призрачная. И непонятно, в чьем воображении возникает.

И вот в этих, почти буквально политизированных, условиях Акрам Хан создал балет удивительно тонкий, мудрый и печально-красивый.

Танец разворачивается на фоне мрачной толстой стены, которая может и подняться, и перевернуться, но в принципе разделяет миры. В начале в стену напрасно ломятся уволенные мигранты, оставляя на ее поверхности черные отпечатки ладоней. В финале главный герой, «сам ставший изгоем, остается один возле стены». Между этими смысловыми точками разворачивается сага.

Акрам Хан строит ее на контрасте между бурной подвижностью мигрантов и медленной поступью «манекенной» знати, закованной в свои наряды как в броню. Кстати, в балете любопытно использована цитата из старой «Жизели»: героиня, как и там, щупает подол роскошного платья Батильды, но не из наивного восторга перед богатством, а чтобы удостовериться: это великолепие сшито ее собственными руками.

Еще один контраст спектакля – босые ноги мигрантов и утонченные пуанты виллис. Здесь именно тот случай, когда специальная балетная обувь показывает свое предназначение: служить маркером для обозначения всего вне-буквального и вне-бытового.

Бурный темперамент мигрантов (да просто людей, в конце концов), бьет в их танцах-скачках, танцах-пробежках, выставленных напоказ, с подспудной, но очевидной горечью.

Отчаяние и страсть – базовые элементы этой исступленной гонки в никуда, перемежаемой мимическими интерлюдиями.

Столь же пластически настойчив гнев виллис-работниц в серых обносках и с палками в руках, неотвратимо скачущих навстречу друг другу в знаменитой сцене с арабесками (тоже цитата из романтической «Жизели»). Или мерно топчущихся вокруг жертв по воле неумолимой Мирты, в дыму и холодном мертвящем свете.

От этих грозных судий не скрыть ни убийство (у Акрам Хана Илларион душит Жизель, чтобы не позорила традиции предков, спутавшись с чужаком), ни предательство Альбрехта, ни его муки совести.

Знаменитая Алина Кожокару в главной партии естественно перевоплощается из независимо-обаятельной фабричной девчонки в загадочное существо, о котором не скажешь точно, бесплотно оно или нет.

Исаак Эрнандес (Альбрехт) великолепно прыгает, когда полон эротического флирта, и точно демонстрирует главную черту своего героя – покорность обстоятельствам, каковы бы они ни были.

Акрам Хан не стал педалировать танцеманию Жизели. Но дуэт героев во втором акте, с его радостно-робкими касаниями и дрожью объятий – инфернальный праздник среди тлена. Все, что было недолюблено и прикрыто ложью – теперь воплощается до конца.

А после

«Жизель разрывает круг насилия…и отпускает Альбрехта в мир живых»,

уходя вместе с виллисами прочь. И современная публика точно так же замирает в этот момент, как публика старинной Жизели в первой половине позапрошлого века. Ведь помнить всем и всегда просто. Простить нелегко.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 25, 2019 7:43 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 3 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика