Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Июн 24, 2019 12:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062407
Тема| Музыка, Конкурсы, Конкурс Чайковского, Медные духовые, Персоналии
Автор| Светлана Никитина
Заголовок| На Конкурсе Чайковского начались выступления по специальности "медные духовые"
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-23
Ссылка| https://rg.ru/2019/06/23/reg-szfo/na-konkurse-chajkovskogo-nachalis-vystupleniia-po-specialnosti-mednye-duhovye.html
Аннотация| КОНКУРС

В Санкт-Петербургской государственной академической капелле стартовал I тур XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского у медных духовых инструментов. Это самое обсуждаемое, а для кого-то и весьма спорное новшество нынешнего конкурса - введение в программу духовых инструментов, которое появилось по инициативе Валерия Гергиева. Маэстро забил тревогу по поводу падения исполнительского уровня духовиков. Подразумевается, что Конкурс Чайковского станет стимулом для музыкантов-духовиков. Что получится в результате, интересно всем.

"К сожалению, мой американский коллега Дженэ Покорный (Gene Pokorny) не смог приехать. У него довольно много работы. И я буду вместо него", - прокомментировал ситуацию заслуженный артист России, тубист Николай Слепнёв, ставший десятым членом конкурсной комиссии, в которой теперь два тубиста, два трубача и по три валторниста и тромбониста.

А вот число конкурсантов уменьшилось - теперь их не 48, как было объявлено первоначально, а 47. В первый день выступили 16 человек: три тубиста, три тромбониста, три валторниста и семь трубачей.

Зал Капеллы был полон наполовину, причем, похоже, что половину этой публики составляли сами конкурсанты. В зале присутствовали и дети; некоторые даже приехали из Москвы "послушать, как играют, и посмотреть на знаменитого Сергея Накарякова".
Открыл конкурс 24-летний тубист из Франции Флориан Велгосик. В отличие от своих конкурентов, игравших в этот же день, он выбрал для исполнения не Каприччио Пендерецкого (довольно забавную и яркую пьесу), а Адажио и Аллегро Шумана. Музыканту удалось взять несколько "бархатных" низких нот, продемонстрировать, что туба может звучать романтично, однако казалось, будто он периодически прячется за своим инструментом. А вот его коллега 28-летний канадец Джарет Маккорт, выступавший седьмым, играл уверенно, заинтересованно, а если и нес потери, то не тушевался, а, наоборот, сумел так артистично их обыграть, что заинтересовал жюри.

Вторым и третьим номерами выступали валторнисты. 19-летний китайский музыкант Женг Юн с первой ноты завладел вниманием жюри и публики. Играл он легко, выразительно, артистично. Интересно было не только слушать его, но и смотреть, потому что валторнист явно получал удовольствие от процесса, умело управлялся с инструментом и периодически менял дислокацию, становясь то слева, то справа от рояля.
32-летний Санкт-Петербургский валторнист Олег Егоров, повторивший программу своего китайского коллеги, все выступление боролся с инструментом, стряхивая конденсат. Досадно, что зрелому, хорошему музыканту (это было слышно по его кантилене в "Баркароле" Чайковского) не удалось воспользоваться полученным преимуществом, ведь он выступал третьим, в окружении молодых и не таких опытных, как он, музыкантов.

Очень достойно показали себя в этот день тромбонисты. 32-летний французский музыкант Гильельм Куснерек, выступивший пятым номером, продемонстрировал зрелость и какую-то особенную простоту исполнения; его более молодой коллега Николас Платоф - тромбонист из США - певучий звук, артистизм, экспрессию. Особого внимания и бурных аплодисментов публики удостоился 32-летний Алексей Лобиков - прекрасный, масштабный музыкант. Тромбонист выступал восьмым; его выступление достойно завершило первую часть конкурсного прослушивания.

Можно сказать, что первый день конкурса прошел под знаком трубы, потому что 22 июня "отстрелялась" половина конкурсантов-трубачей. Их программа была более разнообразна, чем у других инструментов. Неизменным для всех был лишь Концерт для трубы Гайдна. Опубликованный в середине XX века по сохранившимся рукописным автографам партитур, Концерт прочно вошел в репертуар современных трубачей. На нем проверяется исполнительский уровень трубача, художественный вкус, чувство стиля, искусство интерпретации. Ни один международный конкурс не обходится без этого сочинения. Возможно потому, что в мнимой простоте музыки венских классиков кроется коварство - стоит немного расслабиться, и ошибешься или начнешь суетиться. А на конкурсах ценится стабильность.

Из трубачей, выступивших в первый день, отметились Алексей Попов (Гайдна он сыграл не идеально, "Каскады" Визутти - как-то слишком осторожно, но это не помешало публике и жюри очень тепло встретить музыканта), обаятельный и, без сомнения, перспективный студент Московской консерватории Степан Бачевич, артистичный Флорис Бенджамин Онстведер (один из немногих музыкантов на конкурсе, который не заставил за себя волноваться), и, конечно, непосредственный и великолепный китайский трубач Хоу Чуан-Ан, пару раз пытавшийся дирижировать концертмейстером и самим собой и удостоенный криков "браво!". Первый день конкурса у медных духовых завершили два молодых трубача - 22-летний француз Артур Эскрива и 19-летний представитель московской школы Денис Шабардин. Французский музыкант стал единственным трубачом на конкурсе, выбравшим пьесу Такемицу Paths, исполнение которой требует железных нервов из-за необходимости постоянно то надевать, то снимать сурдину. Причем делать это нужно тихо, чинно, с достоинством, без рывков, чтобы сохранить цельность восприятия пьесы. И это конкурсанту вполне удалось. А перед Денисом Шабардиным, который выступал последним, стояла сложная задача "попасть в яблочко", чтобы привлечь внимание уставших членов жюри. Где-то он попал, где-то нет, но в целом сыграл очень достойно и заявил о себе как о безусловно перспективном музыканте.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Июн 24, 2019 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062408
Тема| Музыка, Конкурсы, Конкурс Чайковского, Вокалисты, Персоналии
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| В Петербурге на конкурсе Чайковского продолжаются выступления певцов
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-23
Ссылка| https://rg.ru/2019/06/23/reg-szfo/v-peterburge-na-konkurse-chajkovskogo-prodolzhaiutsia-vystupleniia-pevcov.html
Аннотация| КОНКУРС

В зале Мусоргского (Мариинка-2) продолжаются прослушивания в номинации "Сольное пение". Выступили уже десять певцов из отобранных жюри в полуфинал: часть из них подтвердила снайперскую точность этого

Участница конкурса Петра Чайковского по специальности "Сольное пение". Фото: Светлана Программа полуфинала тянет на маленькое отделение сольного концерта. Сопрано Анну Викулину каким-то чудом пропустили в полуфинал: певица не безголосая, обладающая очаровательным камерно-лирическим сопрано, очень миловидная. Но на первом же номере, в Вальсе Джульетты из "Ромео и Джульетты" Гуно, она начинала задыхаться, еле допевая сопрановые верхушки, а звуку ее не хватало полетности.
Увы, и баритону Владиславу Куприянову из-за недостаточно проработанной техники дыхания не хватало ни объема, ни легато, ни наполненности звука. В арии Ренато Eri tu из "Бала-маскарада" Верди только он чувствовал себя уверенно, остальные были разочарованы. А вот, когда эту арию разъяренного изменой Амелии Ренато начал исполнять корейский баритон Гихун Ким, завибрировала настоящая порода звучания, основанная и на прослушивании записей великих итальянцев, и на хорошей природе голоса, и прекрасно сформированном аппарате.

Вторым лидером полуфинала можно назвать корейского баса Бьонг Мин Джила: сочный, округлый, выровненный на протяжении всего диапазона звук был в равной мере прекрасен и впечатляющ и в романсе "Не пой, красавица, при мне" Рахманинова, и в арии Каспара из "Вольного стрелка" Вебера. В голосах корейцев слышалась итальянская манера середины прошлого века.

Самое яркое впечатление среди женщин в первый день полуфинала оставили сопрано Мария Мотолыгина и Айгуль Хисматуллина.

Мотолыгина с арией Саломеи из "Иродиады" Массне, арией Марты из "Пассажирки" Вайнберга, а также песней Meine Liebe Брамса, "Песней Миньоны" Чайковского и задорной "Зимушкой-зимой" показала очень высокий исполнительский класс и дала повод уже два тура подряд размышлять над феноменом ее исполнительского стиля, ее умением растворять слово в музыке и, наоборот, делать музыку понятной как слова и еще обладать даром абсолютно поглощать внимание слушателей. Мария изумила и инструментальностью своей манеры пения.

В программе Айгуль ария Джильды Caro nome из "Риголетто" (к слову, на удивление редко звучавшая на первом туре) сочеталась с арией Титании из "Сна в летнюю ночь" Бриттена. Но кульминацией выступления Айгуль стала акапельная татарская народная песня "В долине", заворожившая и жюри, и публику. Трудно было не заметить, что для всех без исключения народная песня стала своеобразным моментом истины, соединением с истоками живительного национального мелоса.

Греческий бас Александрос Ставрокакис ошеломил всех монологом Бориса "Достиг я высшей власти", придав знаменитой сцене, где царю является призрак убиенного царевича Алексея, черты античной трагедии. С невероятным накалом исполнил он и балладу "Лесной царь" Шуберта.

Российский бас Глеб Перязев выбрал для полуфинала крайне тяжелого в эмоциональном плане "Двойника" из цикла "Лебединая песнь".

В этой части конкурса особенно были важны хорошие концертмейстеры, и надо признать, что в этот раз почти все пианисты, за редкими случайными, играют на очень хорошем уровне. Это и Яна Зубова, и Ребекка Магомедова, и Яна Гранкивст, и многие другие, без которых говорить о достойных интерпретациях было бы трудно.
Сегодня вечером станут известны результаты второго тура и имена тех, кто пройдет в финал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Июн 24, 2019 12:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062409
Тема| Музыка, Конкурсы, Конкурс Чайковского, Виолончель, Персоналии
Автор| Наталья Кожевникова
Заголовок| Названы имена финалистов Конкурса Чайковского в номинации "виолончель"
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-23
Ссылка| https://rg.ru/2019/06/23/nazvany-imena-finalistov-konkursa-chajkovskogo-v-nominacii-violonchel.html
Аннотация| КОНКУРС

По регламенту Конкурса Чайковского в финал прошли шесть виолончелистов. Имена финалистов были объявлены по окончании прослушиваний второго тура. Это Сенья Руммукайнен (Финляндия), Чен Ибай (Китай), Сантьяго Каньон-Валенсиа (Колумбия), Анастасия Кобекина (Россия), Златомир Фанг (США), Тэгук Мун (Корея).

В последний день второго тура из обязательной программы (на выбор - соната Л. ван Бетховена, Ф. Шуберта, И. Брамса, Б. Мартину) пятеро из шести конкурсантов играли Брамса (четверо - Вторую сонату, ор.99 и один - Первую, ор. 3Cool.

Тэгук Мун (Южная Корея) и Иван Сканави (Россия) сыграли Брамса с большим драматизмом, накал которого можно было бы уменьшить. Во время исполнения второй части сонаты у Тэгука лопнула струна, он уходил менять ее за сцену, и, вернувшись, начал играть часть сначала. Эти же конкурсанты дополнили сонату Брамса масштабными сонатами соответственно Сергея Прокофьева, ор. 119 и Дмитрия Шостаковича, ор 40, исполненными тоже очень эмоционально.

Бенедикт Клёкнер (Германия) играл Брамса более академично и сдержанно, а Джонатан Свенсен (Дания) обнаружил в музыке сонаты много лирики, исполнив, скорее - "спев" медленную часть с большой нежностью. Свою программу Свенсен тоже дополнил Прокофьевым, но только первой частью сонаты, продемонстрировав удивительно красивую кантилену почти бесконечного дыхания, богатый и ясный звук: его виолончель не только пела, но и "разговаривала". У этого музыканта, похожего на молодого викинга с огромными распахнутыми глазами, сам инструмент казался больше, чем у остальных, а звук объемнее.

Златомир Фанг, выбравший в отличие от остальных, сонату № 1 Брамса, выступал первым и задал отличный тон всему дню, открыв прослушивания Секвенцией № 14 Лучано Берио. Атональное сочинение с массой различных штрихов и приемов звукоизвлечения было сыграно им увлекательно и интригующе. Он стучал по своему инструменту, щипал его, вытягивал из него протяжные стоны, но делал это с большим удовольствием. В конце прослушивания, после пяти сонат Брамса, даже хотелось послушать что-то вроде этой секвенции вновь. Этот молодой харизматичный и открытый американец не стал утяжелять свою программу другими серьезными сонатами, а красиво "пропел" Пьесы А. Ааренского.

Единственным виолончелистом, кто предпочел Брамсу Бетховена (сонату ор. 69), был Фёдор Амосов, сыгравший сонату, как и полагается, академично, без излишнего драматизма, а в завершении исполнил собственное переложение пьесы "Октябрь" из "Времен года" П.И. Чайковского, как приношение композитору, заставив виолончель почти плакать.

Из обязательного виртуозного произведения конкурсанты выбрали сочинения Паганини и опусы, вдохновленные им: Вариации на тему Россини "Моисей в Египте" с большим наслаждением и драйвом сыграл Джонатан Свенсен; Вариациями Григория Пятигорского на тему Паганини Бенедикт Клёкнер завершал выступления полуфинала, но в его исполнении немного не хватило блеска и праздничности; прозвучала "Юмореска" еще одного великого виолончелиста М. Ростроповича (Тэгук Мун), а также "Прялка" Д. Поппера (Иван Сканави) и "Бабочка" Г. Форе (Златомир Фанг).

В конце дня жюри объявило результаты голосования. На объявление результатов остались и слушатели, переживавшие за своих фаворитов. Один из них - датчанин Джонатан Свенсен остался за бортом.

Все музыканты, игравшие на втором туре - великолепные виолончелисты, владеющие техникой почти безупречно. Все остальное - эмоциональность, харизма, драйв, способность увлечь и даже качество звука, протяженность мысли, дыхания, кантилена - то, что не возможно измерить (хотя это именно то, что создает индивидуальность музыканта исполнителя), поэтому жюри было очень не просто выбрать.

Справка

Финал в номинации "виолончель" пройдет 25 - 27 июня в Большом зале Петербургской филармонии. Музыканты сыграют с Заслуженным коллективом России академическим симфоническим оркестром филармонии, дирижер - Николай Алексеев.

Комментарий

Член жюри, выдающийся китайский виолончелист Ван Цзянь:

- Я думаю, что мы все согласны с большей частью результатов. Да, были люди, которых мы хотели бы видеть в финале и слушать их с оркестром, но это происходит на любом конкурсе, потому что музыка очень субъективна, то, что ты любишь, может не всегда совпадать с мнением других людей. Мы должны это принимать.

И именно это делает музыку действительно интересной. Мы не играем на виолончели одинаково, мы делаем это по-разному, и я так рад за этих шестерых конкурсантов, которые попали в финальный раунд, они все фантастические виолончелисты, но я сожалею и сочувствую тем действительно замечательным музыкантам, кому не удалось пройти в финал. Но давайте признаемся, что некоторые из прекрасных виолончелистов не прошли и во второй, и даже в первый раунд. Музыка это не наука, это не математика, это не спорт, нельзя в музыке выбрать чистых победителей. Мы, как жюри, все мы пытаемся, мы стараемся изо всех сил высказать свое мнение, показать свое мнение. И мы понимаем, что наше мнение не всегда может быть правильным, объективным.
Но основываясь на наших профессиональных суждениях, основываясь на нашем опыте как играющих музыкантов, артистов, мы пытаемся найти, мы пытаемся обнаружить такого музыканта, который бы нес в себе дух какой-то человечности, какого-то человеческого и музыкального начала, вневременного, существующего сквозь века.
В моем случае, когда я слышу кого-то, чья игра может меня затронуть, чья игра может меня покорить, кто может заставить меня чувствовать музыку и кто может заставить меня чувствовать себя единым с другими людьми через музыку - значит это тот самый музыкант, который достоин. Но знаете, иногда мы не можем согласиться, мы спорим - кто является этим человеком. Однако я считаю, что у всех шестерых финалистов есть что-то особенное, что они могут сказать, и это абсолютно прекрасно.

Но это не значит, что в мире существуют только эти шестеро лучших, которым суждено нести это пламя, этот факел, это абсолютно точно.

Одним из моих фаворитов, кто не прошел в финал, был молодой человек из Дании Джонатан Свенсон. Мне очень понравилась его игра, такая лиричная, поющая, звук абсолютно фантастический. И, может быть, в современном мире стиль поменялся.
Я сам родом из Китая, наше музыкальное образование было русским, основано на русской школе, мы стараемся петь, мы поем, наша музыка поет, а сегодня стиль превратился больше в разговорный, танцевальный, он стал более легким, благодаря барочным веяниям в музыке. Есть какие-то преимущества этого поворота, этого перехода, например, исполнение произведений Баха, Гайдна, которые стали играть элегантно и легко, но я сожалею, что в современном мире в исполнении музыки на виолончели не достаточно кантабиле, не достаточно пения, пропевания. Я часто говорю, такая горькая шутка: "мне кажется кантабиле мертво", никто этого теперь не делает, но этот молодой человек это сделал. Он пел! Он пел на своей виолончели. Мне очень понравилась его игра, мне жаль, что он не вышел в финальный раунд. Но я думаю, что это не так важно, потому что он действительно особенный музыкант, такой талантливый, и его музыка такая сильная, такая особенная! Его не забудут. Вам он может нравиться, может не нравиться, но вы никогда не забудете его манеру, никогда не забудете, как он играет, потому что это настолько необычно, потому что он настолько выделяется из ряда остальных. Нет сомнений, что он будет одним из самых великих музыкантов следующего поколения, самых великих виолончелистов следующего поколения.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Вт Июн 25, 2019 11:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062501
Тема| Музыка, Конкурсы, Конкурс Чайковского, Фортепьяно, Персоналии, Мао Фудзита
Автор| Елена Чишковская
Заголовок| Мао Фудзита: Играть на сцене Московской консерватории - огромное счастье!
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-24
Ссылка| https://rg.ru/2019/06/24/mao-fudzita-igrat-na-scene-moskovskoj-konservatorii-ogromnoe-schaste.html
Аннотация| КОНКУРС ИНТЕРВЬЮ

XVI Международный конкурс имени Чайковского подошел к финишной прямой: завтра начнется третий тур у пианистов, скрипачей и виолончелистов. Достойным сражения в последнем раунде фортепианное жюри признало семь исполнителей, в том числе и 20-летнего пианиста из Японии Мао Фудзиту. Студент Токийского музыкального колледжа (класс Минору Нодзимы), Фудзита не новичок в конкурсной борьбе. Он лауреат десятка юношеских и взрослых состязаний, а два года назад одержал победу на престижном международном конкурсе имени Клары Хаскил в Швейцарии, получив также три специальных приза. Между тем, очевидно, что вне зависимости от результатов, конкурс Чайковского станет новой ступенью в карьере музыканта. Его выступление на первом туре вызвало шквал восторга и овацию зала, а после второго о нем уверенно заговорили как о безусловном фаворите публики, как это было с Люкой Дебаргом на прошлом конкурсе.

В преддверии финала Мао Фудзита рассказал, почему играть на конкурсе Чайковского было его мечтой, кто его музыкальные кумиры и почему российские поклонники уже успели прозвать его "отцом котов".

Мао, два тура конкурса позади. Каковы Ваши ощущения?

Мао Фудзита: Самое главное - это чувство причастности к богатейшей истории, которой буквально пропитаны стены Большого зала консерватории и которую я ощущаю, что называется, кожей. Для меня огромное счастье выходить на эту сцену.

Как конкурсная атмосфера?

Мао Фудзита: У меня есть запись Владимира Горовица, когда он играл в Большом зале во время своего приезда в Москву. Я много раз пересматривал этот диск и всегда был под впечатлением той воодушевляющей атмосферы, что царила тогда в консерватории. Сейчас же нечто похожее происходит со мной самим, и это что-то невероятное! Можно сказать, что я просто купаюсь в этой атмосфере, чувствуя себя частью такого грандиозного события.

В вашем видеоролике, который вы записали как участник для medici.tv, вы сказали, что участие в конкурсе Чайковского было вашей мечтой. Связано ли это с тем, что вы в какой-то степени продолжаете традиции русской фортепианной школы? Ведь ваш профессор Минору Нодзима учился у знаменитого русского пианиста, профессора Льва Оборина?

Мао Фудзита: Да, безусловно, вы правы. То, что Лев Оборин был преподавателем моего учителя, не могло не повлиять на меня. Но дело не только в этом. Среди пианистов, которые мне очень близки, много тех, чья судьба связана с конкурсом. Это госпожа Уэхара, например (японская пианистка Аяко Уэхара, обладательница первой премии XII конкурса Чайковского 2002 года. - прим. автора). Да что далеко ходить. Григорий Соколов, Михаил Плетнев… Их искусство - это часть меня. И этих гениев миру дал конкурс Чайковского.

На первом туре вы поразили публику своим исполнением сонаты Моцарта. Но после и Шопен, и Чайковский, и Прокофьев звучали органично. Каковы Ваши собственные музыкальные предпочтения?

Мао Фудзита: Моцарт!

Жаль, что на этот раз в программе нет камерного тура, в котором на двух предыдущих конкурсах исполнялись концерты Моцарта…

Мао Фудзита:
Ох, нет, что вы! Наоборот, это хорошо (смеется). Выучить столько новых сочинений, держать их в руках несколько месяцев подготовки - это очень, очень тяжело. Программа конкурса Чайковского и без того сложна и требует максимум сил. У меня была возможность сыграть Моцарта в первом туре, я думаю, пока этого достаточно.

Мао, вы - совершенно новая фигура на российской сцене, мы о Вас практически ничего не знаем. Как вы начали заниматься музыкой? Вы из музыкальной семьи?

Мао Фудзита: Нет, мои родители к музыке никакого отношения не имеют. Сам я начал играть в три года. В то время моя старшая сестра уже училась игре на фортепиано, поэтому я как бы шел вслед за ней. Должен признаться, что сестра значительно талантливее меня. Но для того, чтобы добиться действительно впечатляющих результатов ей, к сожалению, не хватило терпения. Музыку она в итоге забросила, а я нет.

Как предпочитаете проводить свободное время, отдыхать?

Мао Фудзита: Люблю книги, читаю достаточно много. Ладно, признаюсь в моей главной слабости: я люблю бейсбол. Сам, конечно, не играю, но активно болею за "свою" команду Yokohama DeNA BayStars.

На вашей странице в Instagram много роскошных породистых котов. Ваши?

Мао Фудзита:
Да. Дома у меня три кошки: Вон, Кён и Син. Конечно, заботится о них и ухаживает мама, я ничего не делаю. Но Вон сама выбрала своим хозяином меня (смеется).

Впереди - финал, и я желаю Вам успеха. Что самое трудное для вас будет в последнем раунде?

Мао Фудзита
: Третий концерт Рахманинова. Это действительно трудно, но постараюсь не разочаровать всех тех, кто в меня верит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Вт Июн 25, 2019 11:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062502
Тема| Музыка, Конкурсы, Конкурс Чайковского, Виолончель, Персоналии, Клайв Гиллинсон
Автор| Наталья Кожевникова
Заголовок| Путешествие из Нью-Йорка в Москву
Глава Карнеги-холла считает русских самым музыкальным народом мира
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-24
Ссылка| https://rg.ru/2019/06/24/glava-karnegi-holla-rasskazal-o-slozhnostiah-sudejstva-muzykalnyh-konkursov.html
Аннотация| КОНКУРС ИНТЕРВЬЮ

Конкурс Чайковского выходит на финишную прямую. В Петербурге объявили своих финалистов виолончелисты. Из российских участников на третий тур прошла Анастасия Кобекина, уже второй раз участвующая в конкурсе. Конкуренцию ей составят пять музыкантов из Колумбии, Китая, Южной Кореи, Финляндии и США. В жюри этой номинации - лучшие виолончелисты, представители разных поколений и национальных школ. Возглавляет жюри сэр Клайв Гиллинсон, художественный руководитель и директор легендарного концертного зала Карнеги-холла. "РГ" поговорила с сэром Гиллинсоном о судействе конкурсов, Чайковском и любви русских к музыке.

Что является самым сложным в работе жюри и непосредственно в оценке конкурсантов?

Клайв Гиллинсон: Сложность в том, что сегодня сами стандарты очень высоки. Нужно задуматься над тем, что вы для себя считаете самым важным - техника, фразировка, качество звучания, понимание музыки, ее интерпретация, эмоциональность... Здесь особую роль играет баланс между этими аспектами. Музыканты такого уровня, как участники конкурса Чайковского, уже не задумываются о технике, и должен быть найден собственный стиль, способность выразить музыку с помощью личного "я". Сложно, когда столько музыкантов показывают одинаково высокий уровень - да, в первом туре немного проще, поскольку все-таки можно отметить тех, кто очевидно превосходит других. Чем дальше, тем труднее.

Оцениваете ли вы участников как виолончелист или как руководитель знаменитейшего концертного зала?

Клайв Гиллинсон: Я был виолончелистом, поэтому, конечно, всегда думаю как виолончелист. Но, наверное, все же несколько иначе, поскольку управляю концертным залом, представляю людей, публику, приходящую на концерты, поэтому стараюсь думать еще и о том, кто сможет захватить ее внимание. В то же время, как виолончелист я могу осознавать, что кто-то в совершенстве владеет техникой исполнения, является прекрасным музыкантом, но не может поразить аудиторию. Тогда я, вероятно, проголосую несколько по-другому, чем тот, кто рассматривает это выступление только с позиции виолончелиста. Так я и принимаю решения - базируясь на этом сочетании, поэтому, наверное, и смотрю на вещи иначе, чем другие члены жюри.

Какие качества необходимы сегодняшнему музыканту для того, чтобы состояться, быть успешным в концертной деятельности?

Клайв Гиллинсон: Этих качеств множество. Конечно, необходим исключительный талант, исключительная самоотдача, страсть. Нужна целостность в том, как вы видите музыку, интерпретируете ее, пытаетесь понять то, что хотел сказать композитор, нужна личность. Но сам я всегда считал, что один из величайших талантов, о котором люди забывают - это смирение с тем, что завтра нужно быть лучше, чем вы есть сегодня. Каждый день. И некоторые люди не понимают этого и не выбирают этот путь. Знаете, все, кого я любил и уважал - такие, как Мстислав Ростропович, - никогда не останавливались в саморазвитии. Он никогда не был полностью доволен сегодняшним днем, поскольку думал о том, как стать лучше в дне завтрашнем. Он никогда не был полностью удовлетворен. Для меня это очень важно. Конечно, у вас может быть талант и множество других качеств, но без этого понимания и, да - смирения с необходимостью работать каждый день и меняться, все остальное не настолько важно. Я слышал многих людей, которые были невероятно талантливы, обладали невероятными умениями, но в какой-то момент они полностью удовлетворялись тем, что имеют. А в тот день, когда вы достигнете полного удовлетворения - всему конец.
Один из величайших талантов - это смирение. В тот день, когда вы достигнете полного удовлетворения, - всему конец

Карнеги-Холл открывал Петр Ильич Чайковский в качестве дирижера за пультом Нью-Йоркского симфонического оркестра в 1891 году, а сейчас вы возглавляете жюри конкурса им. Чайковского. Что это имя значит лично для вас?

Клайв Гиллинсон: Действительно многое! Конечно, Чайковский был одним из величайших композиторов мира, но также он является символом России. Наверное, нет ни одной нации в мире, которая бы так любила музыку, как русские. Поэтому когда вы приезжаете на конкурс Чайковского, то сразу замечаете эту страсть к музыке, которая есть у каждого из присутствующих, и видите столько слушателей, и действительно осознаете, что значит музыка для этого народа. Тот факт, что Чайковский - важнейший символ для нации, у которой музыка в крови - очень много значит для меня. Когда Эндрю Карнеги пригласил его открывать Карнеги-холл, Чайковский был самым известным музыкантом того времени, поэтому это приглашение - лучшее, что они могли тогда сделать. Не могу представить, сколько дней или недель заняло у него путешествие в Нью-Йорк. Сейчас, конечно, проще - можно долететь самолетом - но тогда это было колоссальное событие.

Я знаю, что у вас есть русские корни. Чувствуете ли вы связь с русским искусством, русской музыкой?

Клайв Гиллинсон: Конечно, русская культура - настоящая сокровищница. Русская литература, русская музыка многое значат для меня. Может быть, потому, что русские корни у меня в семье есть и с той, и с другой стороны, это родство я определенно чувствую. Я думаю о людях, к которым был близок, об артистах, и двое из них стали центральными фигурами в моей жизни - Слава Ростропович и Валерий Гергиев. И тот, и другой - выдающиеся личности в истории русской музыки. Не знаю, почему чувствую такую близость, но, знаете, есть определенные особенности, связанные со взаимоотношениями в России. Одна из них - невероятная преданность. Русские - преданные люди, дружба очень многое значит для них, это очень глубокое свойство, и это всегда чувствовалось в отношениях со Славой Ростроповичем и Валерием Гергиевым. И, конечно же, абсолютная, глубочайшая любовь к музыке, страсть к музыке - не представляю, откуда это берется.

Сэр Клайв Гиллинсон - музыкант, виолончелист, солист Лондонского симфонического оркестра с 1970, с 1976 - член правления этого коллектива, с 1984 - его генеральный директор. В 2005 принял пост художественного руководителя и исполнительного директора крупнейшего концертного зала легендарного Карнеги-холла.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Вт Июн 25, 2019 11:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062503
Тема| Музыка, Конкурсы, Конкурс Чайковского, Вокал, Персоналии, Сьюзан Грэм
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Сьюзан Грэм: Пению надо учиться всю жизнь
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-24
Ссылка| https://rg.ru/2019/06/24/chlen-zhiuri-konkursa-chajkovskogo-siuzan-grem-peniiu-nado-uchitsia-vsiu-zhizn.html
Аннотация| КОНКУРС ИНТЕРВЬЮ

Всемирно известная американская меццо-сопрано Сьюзан Грэм впервые приняла участие в жюри Конкурса Чайковского. Знаменитая Дидона из "Троянцев" Берлиоза, Шарлотта из "Вертера" Массне, Ариодант и Ксеркс из одноименных опер Генделя, выдающаяся камерная певица, чьи интерпретации французской музыки признаны эталонными, рассказала о значении конкурсов в карьере оперного певца. Обаятельная собеседница, чьи высказывания отличались эрудицией, остроумием, нетривиальностью, продемонстрировала позитивный настрой, который ей так пригодился в общении с коллегами в звездном жюри и в терпеливом прослушивании 60 конкурсантов.

Как вы оцениваете общий уровень конкурсантов в вашей номинации?

Сьюзан Грэм: Конкурсанты представили очень широкую панораму разного опыта, возрастов, техники. У кого-то я услышала очень высокий уровень, но есть и те, о ком можно было бы сказать, что они даже не то, что не имеют большого опыта, а то, что у них совсем другой уровень готовности.

Я услышал очень много проблем с корректным произношением согласных у многих корейских и монгольских певцов: звонкие превращались в глухие, нечленораздельная артикуляция.

Сьюзан Грэм: Как бы там ни было, лично я слушала, прежде всего, качество голосов, их зрелость. Если у исполнителей было все в порядке, в том числе, и с языком, они сразу получали мое одобрение.

Вы часто работаете в конкурсных жюри?


Сьюзан Грэм: Да, я участвую в конкурсах в Метрополитен Опера, являюсь также художественным руководителем программы молодых исполнителей в Лос-Анджелесе, поэтому доводилось не раз наблюдать как все это выглядит.

В вашем репертуаре нет русской музыки. Какой ваш путь понимания музыки на русском языке, прежде всего, романсов Чайковского?

Сьюзан Грэм: А я исполняла некоторые из них. Камерно-вокальный репертуар Чайковского чрезвычайно богат и прекрасен, не говоря уже об оперном. Требования этого композитора к исполнителям очень велики. Мне, да и всем нам, представителям такого исключительного жюри было очень интересно сравнивать разные интерпретации одного и того же романса. К примеру, "Колыбельную" на стихи Майкова, которую я просто обожаю и нередко сама исполняю, кто-то пел очень нежно, кто-то добавлял больше энергии или, наоборот, рефлексии. Все это ведь всегда очень индивидуально для каждого исполнителя. Мне был ближе вариант исполнения более энергичный, поскольку в партии фортепиано мы слышим такие интенсивные терпкие гармонии с хроматизмами, но меня убеждали и захватывали исполнения и более медленные.

Как вы оцениваете программу этого конкурса в целом?

Сьюзан Грэм: Программа вокалистов на конкурсе Чайковского кажется мне очень интересной. Три разностильных номера в первом туре - старинная ария или ария Моцарта, романс Чайковского и ария из оперы XIX века уже бросают конкурсанту серьезный вызов и дают жюри возможность сразу услышать, кто на что способен. А уж те, кто доходит до полуфинала, и вовсе представляют пять произведений, включая народную песню. Не каждый голос подходит для так называемой старинной музыки, поэтому когда обладатель крупного голоса пытается преодолеть стиль Генделя или Моцарта - то, чем они не занимаются регулярно, - конечно, становится заметно, что им не очень удобно. Но требования едины для всех, поэтому и такие большие голоса тоже должны находить способ соответствия предложенному стилю. Сложность выступлений заключалась еще и в том, что прослушивания проходили в очень камерном зале с довольно сухой акустикой. Я даже не представляю, как бы сама чувствовала себя в нем.

А вы помните как ваша карьера начиналась?

Сьюзан Грэм
: Да, прекрасно помню. Я тоже участвовала в конкурсах в США, правда, до Конкурса Чайковского дело не дошло. И так приятно было побеждать. Помню прекрасно, как пела на конкурсе в Сан-Франциско в конце лета, мне было лет 27-28. Но самым важным был конкурс в Метрополитен Опера.

То есть без конкурсов сегодня не построить карьеру?

Сьюзан Грэм: Для некоторых певцов конкурсы действительно являются важными, но есть и немало оперных звезд, сделавших грандиозную карьеру и минуя конкурсы. Можно ведь ездить по многим прослушиваниям, которые не приведут ни к чему. Я говорю тем, кто не прошел конкурс, чтобы ни в коем случае не отчаивались: будет следующий шанс. Это ведь как не попасть в автобус на остановке с множеством людей: обязательно приедет новый. Надо пытаться снова. Если не получается на одном конкурсе - поработайте над собой, улучшите свой уровень, и на следующем вы точно победите. Правда, все обстоятельства должны сработать в вашу пользу, все должно совпасть в одном месте в одно время. Конкурсы бесспорно открывают на вас глаза публики, оперные компании зачастую впервые там о вас узнают, начинают так или иначе идентифицировать, запоминать имя, приглашать к себе на прослушивания. Известность растет как снежный ком.

Что вы думаете о русских певцах?

Сьюзан Грэм: Все они - обладатели богатого природного дара. Среди моих друзей немало россиян, я их обожаю. Их вокальный дар, глубина голосов проистекает, на мой взгляд, из особенностей языка. Богатство, многокрасочность русских голосов я очень люблю. У меня нет большого голоса, поэтому мощные русские голоса вызывают у меня сплошное восхищение.

Ужасно жаль, что американские певцы, у которых, судя по огромным успехам сопрано Сондры Радвановски, тенора Брайана Имеля и многих других солистов, очень хорошая школа, не долетают до конкурса Чайковского.

Сьюзан Грэм: Это действительно обидно. Я думаю, что большинство молодых американцев просто о нем и не знают. Надо как-то менять ситуацию, ведь именно американец Ван Клайберн был первым победителем этого конкурса.

А кто вам помогал строить карьеру?

Сьюзан Грэм: Очень много людей, большая команда. Прежде всего, мой учитель пения, который до сих пор со мной, уже больше 30 лет. Даже когда я выступала в Нью-Йорке, я не теряла связи с учителем из Техаса, где выросла. Мне помогали очень толковые менеджеры, великолепные коучи, прекрасные пианисты, дирижеры, оперные режиссеры, наделившие меня способностями драматической актрисы. Но и как певица я училась всегда и до сих пор продолжаю, даже на конкурсе Чайковского учусь у молодых певцов. Коллеги учат меня многому, каждая оперная постановка для меня - это учеба.

В вашей карьере какие стили превалировали?


Сьюзан Грэм: Я пела много старинной музыки, Генделя, Монтеверди, Моцарта. Никогда не пела Верди, потому что тембр моего голоса более серебряный, с таким характерным блеском. Было много и французской музыки - Берлиоза, Массне, камерной лирики Равеля, Дебюсси. Я обожаю французскую литературу. И еще, конечно, Рихард Штраус - Октавиан в "Кавалере роз". Но я никогда не заходила слишком далеко, не пела Вагнера. Впрочем, я еще не закончила карьеру, поэтому может быть еще спою.

Какие советы вы даете молодым певцам, спешащим многого добиться?

Сьюзан Грэм:
Будьте честны, не изобретайте голоса, используйте то, что дано природой, пойте своим настоящим голосом, а не искусственно сделанным. Пойте слова, которые должны быть связаны и с умом, и с сердцем. У вас может быть самый прекрасный голос на земле, но если вы будете петь ни о чем, это просто не дойдет до слушателей, никого не зацепит. Технику надо развивать бесспорно, но умение рассказать историю тоже должно учитываться. Все это так просто, если вы хотите петь долго. Я буду петь до тех пор, пока не надоем публике.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 25, 2019 2:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062504
Тема| Музыка, Опера, МТ, Персоналии, Елена Стихина
Автор| Екатерина Бокучава / фото: Маргарита Смагина
Заголовок| Елена Стихина: «Умри, но сделай — это про наших людей в целом и в опере в частности!»
Где опубликовано| © Собака.ru
Дата публикации| 2019-06-25
Ссылка| http://www.sobaka.ru/city/theatre/92762
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Сегодня Стихина — сопрано номер один Мариинского театра. Но Елена делает еще и стремительную глобальную карьеру: Метрополитен-опера и Парижская опера поражаются безграничности ее репертуара и вокальных данных.



Все мы родом из детства. Ваш путь на оперную сцену — это осознанное путешествие или счастливая случайность?

И то и другое. Сколько себя помню, пела я всегда. И естественно, что в первом классе поступила в музыкальную школу по классу фортепиано — усердно занималась сольфеджио и так же усердно прогуливала хор. По окончании школы меня пригласили в ансамбль нашего дома культуры — вот это стало первой счастливой случайностью. Я встретила на своем пути педагога Ольгу Сергеевну Хрулеву, которая и заразила меня своей любовью к классической музыке. Именно она разглядела и услышала во мне оперную певицу и начала со мной заниматься. В итоге я оказалась в Московской консерватории.

Вы производите впечатление очень волевого человека, и вам так идет петь на немецком языке. Более того, у вас такое хорошее произношение, словно ваш дом культуры был где-то в Германии.

Мои первые европейские контракты были именно в Германии. Не хочу вас разочаровывать — немецкого разговорного языка я не знаю. А вот специфика певческого произношения — это большой труд и постоянные занятия с преподавателями, ради которых мне приходилось ездить не только в Германию, но и в Венскую оперу. Даже сейчас, когда предоставляется возможность улучшить языковые навыки, я стараюсь ею воспользоваться, неважно, о каком языке идет речь — немецком, итальянском, французском или даже родном русском.

Девушка из Екатеринбурга окончила Консерваторию в Москве и оказалась на сцене оперного театра во Владивостоке — почти карьера военного.

Сразу скажу, к тому моменту как Приморский театр оперы и балета стал филиалом Мариинского, я там уже пела два года. Так что Мариинскому театру я «досталась по наследству». А вот мое попадание в труппу во Владивостоке, пожалуй, было вторым счастливым случаем в моей карьере. Молодой театр, новый репертуар, огромное желание петь — о таком можно только мечтать. Потом пришли уже победы в конкурсах, на которые я не очень хотела ездить, и как раз те первые немецкие контракты. И наконец, еще одна счастливая, уже надеюсь, не случайность: меня пригласили в Петербург.

Мой приятель назвал ваше феноменально частое появление на сцене Мариинского театра в начале этого года январско-мартовским марафоном.

Это еще не марафон! Я смотрю на графики коллег, которые поют через день или каждый день, — вот это уже даже не марафон, а подвиг. Если я и пою много, то обязательно выстраиваю график так, чтобы рассчитать силы. Связкам, равно как и людям, нужен отдых. Жизнь оперного певца — это не просто приезд в театр, грим и выход на сцену. Есть еще репетиции и выучка материала, на что уходит много сил.

Если вас сравнивать с актрисой драматического театра — вы певица без амплуа.

Для начала надо определиться, что называть амплуа. Мне кажется, что я, наоборот, пою в одном амплуа — партии лирических героинь, но разных композиторов и на разных языках. Иногда они более волевые, иногда более драматичные, но все — молодые девушки.

Мы, оперные певцы, — как военные

Ну хорошо, если отбросить слово «амплуа», ваш репертуар с точки зрения авторов, языков и музыки очень широк и многогранен.

В самом начале карьеры оперным певцам приходится идти на осознанный риск и браться за предложенные партии, даже не очень подходящие по голосу и возрасту. Но с опытом нужно становиться разборчивее и вдумчиво выстраивать репертуар.

Зарубежные контракты с финансовой точки зрения выгодны. Хотя я слышала мнение одного уважаемого оперного исполнителя, что после трехмесячного пребывания, например, в Метрополитен-опере ему приходится долго «восстанавливаться» с художественной точки зрения: петь три месяца одну партию и возвращаться потом в репертуарный театр сложно.

У любой медали две стороны: работая несколько месяцев в одном спектакле, можно свою партию довести до совершенства. Но мы в России привыкаем к постоянной смене партий, и когда я пела в Метрополитен-опере титульную партию в опере Пуччини «Сестра Анжелика», то уже не понимала, чем себя занять в свободное время. (Смеется.) Конечно, сложно долгое время находиться вдали от дома и семьи. Однако участие в непривычных для нас постановках, знакомство с режиссерами и коллегами-певцами, не работающими в Петербурге или Москве, — необходимость для творческого человека, неоценимый опыт. И еще счастливый шанс побывать в тех городах и странах, куда самостоятельно никогда не соберешься.

Если бы была возможность выбирать репертуар, сцену, партнеров, какая идеальная комбинация для вас?

Вы же сами очень точно сказали, что мы, оперные певцы, — как военные. В театре есть профессиональные люди, которые подбирают составы. От нас, певцов, это никак не зависит, ты можешь либо согласиться, либо отказаться. Хотя некоторые звезды первого эшелона — но тоже иногда — могут диктовать свои условия. А так, конечно, скрывать не буду: с огромным удовольствием спела бы дуэтом с тенором Йонасом Кауфманом.

Оперная география ваших последних двух лет впечатляет: Метрополитен, Опера Бастиль, Амстердамская опера, Штаатсопер и Дойче Опер в Берлине, Дрезденская опера и даже Национальная опера Мехико. Какое самое яркое воспоминание из этого длительного путешествия?

Ох, много интересного со знаком плюс со мной произошло за это время. Но одну историю с удовольствием расскажу: я страховала Анну Нетребко в Опера Бастиль, в опере «Евгений Онегин». В тот день, когда вышла на сцену вместо простудившейся Анны Юрьевны, в зале был большой поклонник оперы, генеральный директор парфюмерной компании Amouage Кристофер Чонг. Он был так вдохновлен самой оперой и моим пением, что создал аромат Love Tuberose, который прислал мне в подарок и который сегодня можно купить в бутиках Amouage.

Наши оперные певцы сейчас невероятно популярны и востребованы по всему миру. С чем вы это связываете?

У нас отличный генофонд в многонациональной стране. К тому же наши люди волевые, старательные, трудоспособные и по-хорошему упертые. Умри, но сделай — это про наших людей в целом и в опере в частности!

=====================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20587
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 25, 2019 5:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062505
Тема| Музыка, Опера, БТ, Персоналии, Ирина Долженко
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| «Я все-таки спою в Юрмале!» — cолистка Большого театра Ирина Долженко
Где опубликовано| © LSM.lv16:02
Дата публикации| 2019-06-25
Ссылка| https://rus.lsm.lv/statja/kultura/kultura/ya-vse-taki-spoyu-v-yurmale--colistka-bolshogo-teatra-irina-dolzhenko.a323549/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Приятную новость в самый последний момент сообщила директор концертного агентства «Фонд Германа Брауна» Инна Давыдова: в концерте фестиваля Artissimo!, который состоится с 30 июня по 2 июля в «Дзинтари», примет знаменитая российская оперная певица Ирина Долженко. По такому случаю Rus.Lsm.lv задал несколько вопросов приме.

— Ирина, как получилось, что только сейчас стало известно о вашем участии в концерте «Жемчужины вокальной музыки», который состоится в малом зале «Дзинтари» 2 июля?

— Идея концерта была придумана давно, и я должна была в нем участвовать с Саидом Гобечией, который является моим учеником — он закончил у меня Гнесинскую академию (и магистратуру). Сейчас учится в Вене, в аспирантуре консерватории. Камерный и уже достаточно интересный музыкант.

Я не была заявлена в этом концерте, потому что у меня была проблема — думала, меня не отпустят из театра, поскольку у нас идет постановка «Сказка о царе Салтане» Римского-Корсакова. Тогда мы и придумали такой формат: Саид Гобечия и Яна Иванилова, с которой Саид как раз выступал во многих программах Рахманинова. Они записали несколько концертов в Доме музыки. Это было достаточно интересно, поэтому мы решили сделать так. А когда оказалось, что меня отпустили… Тогда мы решили юрмальский концерт увеличить.

— За фортепиано в этот вечер будет сама Инна Давыдова. Как давно вы знакомы?

— С Инной мы работаем очень много лет. Когда Инна в Москве заканчивала магистратуру я была у нее главной исполнительницей на экзамене. Это все проходило в малом зале московской консерватории имени Чайковского. И потом мы провели концерт в зале Вагнера в Риге.

С тех пор вот уже двадцать пять лет как мы работаем вместе. У нас много интересных программ, которые мы стараемся показывать и в России, и в Германии. В Швейцарии однажды она звучала. Работы много, все интересно, и думаю, что мы еще будем что-то придумывать. Рахманинов — наш любимый композитор. Но у нас уже появилась и новая программа с Ференцем Листом.

— Что у вас в этом сезоне в Большом театре, с которым связана бо́льшая часть жизни?

— В Большом в этом году у меня, я считаю, очень удачный сезон, потому что я спела Ежибабу в новой постановке «Русалки» Антона Дворжака. Очень интересный опыт для меня, тем более на чешском языке. Новое — это всегда интересно.

А из остальных постановок: няня в «Евгении Онегине» Чайковского, потом «Севильский цирюльник» Россини и спектакли, в которых я занята постоянно. Сейчас идет постановка «Сказка о царе Салтане». Думаю, это будет достаточно интересно зрителям, потому что там очень много интересных находок — там и цирк занят, и музыкально это весьма интересно.

— Одновременно с этим вы работаете в Красноярске?

— Что касается Красноярска, то, конечно, мне это интересно, но в этом сезоне я не руководила труппой — занималась проектами, которые связаны с театром, например, большой фестиваль. Потом мы задумывали делать и конкурс, но с конкурсом пока что еще до конца непонятная история. Но теперь у нас, может быть, будет конкурс имени Дмитрия Хворостовского, для которого Красноярск родной город. Быть может, будет что-то еще. Но фестиваль двухмесячный в феврале-марте будет точно, и мы станем его продолжать. Будем создавать большие красивые постановки и приглашать интересных певцов и режиссеров. Вот это моя работа.

Кроме того, я стараюсь организовывать какие-то выезды красноярских артистов за рубеж и думаю, что в этом сезоне у нас уже будет какая-то плотная работа, потому что предлагается много интересных проектов, какие-то фестивали заинтересовались нашими солистами. Пока что буду заниматься такой продюсерской работой. Ну и, конечно, я там постоянно пою – «Трубадур», «Аида», «Царская невеста», «Весна», «Кармен»

— Вы наверняка были знакомы с Хворостовским, имя которого теперь носит Красноярский театр оперы и балета…

— С Димой Хворостовским мы познакомились в 1987 году в квартире Ирины Константиновны Архиповой, когда он готовился к конкурсу, по-моему, в Испании, а я к ней приезжала, чтобы подготовить большую камерную программу по Чайковскому. Потом встречались в постановках.

Помню, когда работала в Вене, была на его спектаклях — он пел в «Гугенотах», если не ошибаюсь. Тогда дирижировал Пласидо Доминго. В главной роли была Груберова. Часто встречались в Большом театре, в каких-то больших кремлевских концертах, но в основном встречались у Юрия Темирканова в «Иоланте» Чайковского… Я пела Марту или Лауру, а Дима – Роберто… Обычная работа. Его уход, конечно, невосполним.

— Как вам сегодняшнее состояние оперного жанра?

— То, что творится сейчас вокруг оперы, — это достаточно интересно. Жанр сейчас переживает какой-то совершенно новый виток, и, я думаю, в результате мы вернемся к чему-то исконному. В клавир, в партитуру будем смотреть чаще, чем на какие-то визуальные штуки. Так много интересного, оказывается, можно найти в самой музыке… Так что, думаю, молодые дирижеры наконец-то начнут заниматься своей прямой обязанностью и не станут отдавать режиссерам пальму первенства!



Фестиваль Artissimo! откроется 30 июля в 17.00 в малом зале «Дзинтари». В этот вечер слушатели встретятся с талантливыми молодыми музыкантами, которые находятся под опекой Фонда Германа Брауна. В этот же вечер, но через три часа в большом зале выступит португальская дива фаду Ана Моура и хорошо знакомая латвийцам наследница традиций босоногой дивы Сезарии Эворы.

1 июля на большой сцене «Дзинтари» выступит легендарный французский аккордеонист Ришар Гальяно. Он с Пражским струнным квинтетом представит программу «Пьяццолла навсегда».

Завершится фестиваль 2 июля в 20.00, когда на большую сцену «Дзинтари» выйдет обладатель десяти Grammy и других наград, американская джазовая группа а капелла Take 6.

КОНТЕКСТ

Ирина Долженко – солистка Большого театра с 1996 года. Народная артистка Российской Федерации (2010).

В 1978-1983 годах обучалась в Ташкентской государственной консерватории. В 1981 году параллельно с учёбой в консерватории принята в ГИТИС им. Луначарского на курс Натальи Сац.

В 1983-1986-м – солистка Московского государственного академического детского музыкального театра имени Н.И.Сац. В это время же время выступала в Московском музыкальном театре им. Станиславского и Немировича.

В 1995 году дебютировала в Большом театре в партии Керубино в опере «Свадьба Фигаро» В. А. Моцарта. В 1996 году принята в Большой театр России. В 2013 году была назначена художественным руководителем оперной труппы Красноярского театра оперы и балета.

Выступала в лучших музыкальных театрах мира: Венской камерной опере, Шведской Королевской опере (Стокгольм), Немецкой опере (Берлин), театре Колон (Буэнос-Айрес), где впервые выступила в партии Амнерис, Новой Израильской опере (Тель-Авиве), Оперном театре Кальяри, Опере Бордо, театре Опере Бастилия и других, сотрудничала с Латвийской национальной оперой и Национальной оперой «Эстония». Активно участвует в международных фестивалях: в Тракае (Литва), Шенбрунне (Австрия), Савонлинне (Финляндия), Моцартовском фестивале во Франции, в Иерусалимском фестивале, в Уэксфордском фестивале (Ирландия).

С 2012 года преподаёт в Российской академии музыки им. Гнесиных и имеет учёное звание доцента.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Ср Июн 26, 2019 11:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062601
Тема| Музыка, Конкурсы, Конкурс Чайковского, Вокал, Персоналии, Эдита Груберова
Автор| Владимир Дудин
Заголовок| Своя Норма
Откровенные признания королевы бельканто Эдиты Груберовой, члена жюри конкурса Чайковского
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-25
Ссылка| https://rg.ru/2019/06/25/chlen-zhiuri-konkursa-chajkovskogo-dala-sovety-molodym-pevcam.html
Аннотация| КОНКУРС ИНТЕРВЬЮ

На ее записях учились и продолжают учиться новые поколения лирико-колоратурных сопрано, включая Натали Дессей, Анну Нетребко, Юлию Лежневу, Альбину Шагимуратову и многих других. "Королева бельканто", получившая этот титул за свою феноменальную вокальную технику, непревзойденное искусство колоратуры, Эдита Груберова сделала в интервью для "РГ" откровенное признание о том, что нашла для себя новую технику пения, благодаря которой продолжает выступать до сих пор, лишь пятнадцать лет назад. И это при том, что она уже несколько десятилетий имела головокружительную карьеру.

Вы до сих пор ни разу не выступали в нашей стране. Неужели вас не приглашали приехать с концертами в Советский Союз?

Эдита Груберова
: Нет, представьте себе, и не знаю почему. Лишь два года назад поступило предложение приехать в Петербург, я согласилась, в моем графике как раз все удачно складывалось. Мои фанаты узнали об этом, запланировали путешествие, купили билеты на самолет, забронировали отели - и по неизвестной причине вдруг все отменилось.

Но вы счастливы, что вашим дебютом здесь стало участие в жюри конкурса Чайковского?

Эдита Груберова: Да, конечно, очень счастлива. Я же всего второй раз попадаю в жюри, поэтому новичок в этом деле. И задаюсь вопросом, кто решил пригласить меня? Может быть, председатель жюри предложила мою кандидатуру?
Знаете, что сама Мария Каллас в 1970 году принимала участие в жюри этого прославленного конкурса?

Эдита Груберова: Вот это да! Тем больше для меня почета и чести оказаться здесь.

С фаворитами уже определились? Приметили на конкурсе певцов, на чьи сольные концерты хотелось бы попасть?

Эдита Груберова: Да, среди мужских голосов такие есть. Но на конкурсе всегда существует большая проблема выбирать самых лучших. Мужчины, на мой взгляд, показали себя намного сильней. Женщины меня очень огорчили: им не хватает техники, а без нее ничего не получится. Проблемы возникали из-за неправильно выбранного репертуара. Те, кто пели Графиню из "Свадьбы Фигаро" Моцарта, если бы спели Сюзанну, выглядели бы намного лучше. Многим Мими стоило бы поменяться ролями с Мюзеттами, и певицы добились бы больших результатов. Могу вспомнить из своего опыта, когда была моложе и участвовала в конкурсах, то непременно стремилась исполнить арию Травиаты. Спустя много лет я поняла, что не должна была тогда вообще петь ее, потому что было рано для моего голоса. Это было сравнимо с тем, как тянуться за веткой винограда, висящей очень высоко. Намного честнее оставаться на своем собственном уровне, лучше быть замечательной Сюзанной и Деспиной.

Зная, как давно вы поете, как верны своему белькантовому репертуару, можно предположить, что вы придерживаетесь именно такого правила: оставаться собой.

Эдита Груберова: Мне никогда не нравилась смена репертуара, например, переход из сопрано в меццо. Если я родилась как Цербинетта в "Ариадне на Наксосе" Штрауса, то не стану Ариадной, если пою Софи в "Кавалере роз" Штрауса, то не буду Маршальшей. Высоту я еще могу поменять, но тембр - нет. В этом кроется решение вопроса.
В прошлом году мне довелось пообщаться с Анной Нетребко, и когда речь зашла о смене репертуара, я вспомнил о вас - о том, что вы всю жизнь были верны Беллини, Доницетти, Моцарта. Анна, пересекавшаяся когда-то с ваши репертуаром, с музыкой Беллини и Доницетти, в скором времени планирует исполнить Турандот в опере Пуччини.

Эдита Груберова: Но Анна Нетребко очень правильно поет, у нее потрясающая техника! Каждый звук сидит на своем месте. Ей лет примерно столько же, сколько моей дочери. Голос у Анны чудесный, и при такой технике она и в 60 лет сможет спеть Турандот. Я восхищаюсь ей. Я свою Норму исполнила в 60. Все мне в один голос тогда говорили "почему так поздно?" А я отвечала, что значит поздно? Все ведь очень индивидуально. Главное хорошо себя чувствовать. Важно, чтобы голос не сорвался, выдержали связки.
Важно петь свой репертуар, не хвататься за чужой. Каждый повар должен знать, как смешать все ингредиенты

Несколько дней назад я наткнулся в Youtube на видеозапись оперы "Лючия ди Ламмермур" Доницетти с вашим участием, сделанную в 2019 году. Своим вокальным долголетием вы и обязаны технике, которую в вас заложил педагог?

Эдита Груберова: Это была моя последняя "Лючия". Я, конечно, не сразу согласилась на этот шаг. Когда мне предложили, я спросила, как же я буду петь эту героиню, она же молодая. Свою первую Лючию я исполнила в 1976 и с тех пор исполняла столько раз, что сбилась со счета. Эту Лючию я смогла исполнить, благодаря новой технике, которую нашла всего лишь в 2005 году! Без этого я просто не смогла бы продолжать.

Вот это откровение! Вы ведь до этого уже были легендой, абсолютной королевой бельканто, техникой которой восхищался весь мир, на ваших исполнениях выучилось и продолжают учиться поколения лирико-колоратурных сопрано.

Эдита Груберова: Я нашла педагога в Мюнхене, которая открыла для меня окончательный секрет моего голоса. С этим опытом я сейчас и пою. Я всегда думала, что у меня лучшая техника в мире. Впрочем, так думает, подозреваю, каждый певец. Но вдруг я почувствовала, что начались мало заметные проблемы, стал теряться фокус. Мой новый педагог сказала мне: "У тебя было хорошо - и пела ты хорошо, и записи отличные. Но все было немножко рядом". Вы, наверно, догадываетесь, как я удивилась: "Как же так? Что значит это "немножко"?". А дело было в нехватке соединения разных частей тела друг с другом, с сознанием. Только недавно я поняла важность соединения верха и низа, участия всего тела в исполнительском процессе. Самое главное, я почувствовала это соединение и по этому принципу пою. Опора должна быть внизу, а не посередине, только тогда можно избегать пронзительных, острых нот. Все пропускают воздушный столб лишь до диафрагмы, не соединяя голос дальше со всем телом. Я и в анкетах конкурса Чайковского большинству участников писала, что у них "нет соединения". Ну, и очень важно петь свой репертуар, не хвататься за чужой. Каждый повар должен знать, как смешать все ингредиенты. Извините за такое сравнение. Но каждый певец должен осознать это. Когда я знаю секрет, я могу свободно выражать разные эмоции - смех, грусть, печаль, радость. Чтобы эти чувства донести до слушателя, мне нужна техника.
Голос - слишком чувствительная субстанция, к которой нужно найти ключ.

Вы даете мастер-классы?

Эдита Груберова: Да, даю, но считаю, что мастер-классы не помогают. Мастер-класс не дает техники, учит лишь интерпретировать музыку. В этом году я буду проводить свои встречи с молодыми певицами в Тироле. Я выбрала 30 певиц, правда, среди них нашла лишь одну, голос которой мне очень понравился. В последние годы я живу мечтой открыть чудо-голос. Хотя знаю при этом, что если такой отыщется, то, минуя конкурсы, окажется сразу на большой оперной сцене.

Справка "РГ"

Эдита Груберова - одна из самых известных колоратурных сопрано последних десятилетий XX века. Родилась в Братиславе. Дебютировала в 1968 году в оперном театре Братиславы в партии Розины в "Севильском цирюльнике" Россини. Мировую славу принесла певице партия Царицы ночи в "Волшебной флейте" Моцарта после ее дебюта в 1973 в Метрополитен Опера и в 1977 - на оперном фестивале в Глайндбурне. Среди ее выдающихся партий: Джильда в "Риголетто" Верд, Фьордилиджи в "Так поступают все" Моцарта (записаны в фильмах-операх Жан-Пьера Поннеля), Лючия ди Ламмермур в опере Доницетти, последнее выступление в которой состоялось в феврале этого года в Венгрии. Является каммерзенгерин и почетным членом Венской Государственной оперы, обладательницей почетных наград и званий в музыкальном мире.
[/b]


Последний раз редактировалось: Наталия (Ср Июн 26, 2019 8:42 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4354

СообщениеДобавлено: Ср Июн 26, 2019 2:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062602
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Александр Маноцков
Автор| Владимир Дудин, фото: Алексей Сорпов
Заголовок| Композитор Александр Маноцков: «В Питере все, что происходит как бы само по себе, тут же превращается в концептуальный ход»
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-19
Ссылка| http://www.sobaka.ru/city/music/92490
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Композитор стал режиссером своей оперы «52» — первой постановки в этом жанре в истории БДТ. Этот феноменальный гезамткунстверк объединяет разные виды искусства — музыку, ироничный видеоарт и тексты Льва Рубинштейна.

В драмтеатрах, прямо скажем, оперы обычно не идут — ваше произведение «52» стало первым в репертуаре БДТ.

И кроме того, «52» — моя первая опера, написанная специально для постановки в Питере (и во многом про Питер) и при этом дошедшая до постановки. Вся визуальная история, которая в ней разворачивается, снята в Петербурге. Видео для этой оперы я нарисовал заранее — сделал раскадровки, как в кинематографе. Город прекрасен тем, что ты можешь нарисовать кадр, заранее зная, как все в нем будет происходить, потому что в Питере всегда все происходит более-менее одинаково. Ты знаешь места, в которых будет нужная тебе атмосфера, понимаешь, как люди будут двигаться там в кадре, даже если не был в этих локациях несколько лет. Приезжаешь — все как ты себе и представлял. Наверно, это свойство не только Питера, но мест, к которым прикреплен сознанием, душой. Опера «52» создана специально для БДТ — театра, который я люблю, который для любого питерского человека с детства означает что-то очень важное. Я бывал ребенком еще в том, легендарном БДТ, о котором здесь очень хорошо помнят при всех новациях, которые происходят сегодня. Мне хотелось помимо решения своих композиторских и визуальных задач добиться высвобождения имеющегося в театре потенциала, дремлющей в нем возможности. Театр для меня — это возможность оркестровать музыку и атаковать слушателя сразу на нескольких визуальных и смысловых уровнях. Способ воздействовать на большее количество рецепторов. Словом, волшебная история.

А как бы вы описали сюжет этой оперы?

Рассказывать о нем — значит расписаться в собственной беспомощности. Он точно «про что-то», даже очень сильно про что-то. Из всего, что я делал, это одно из самых нарративных, повествовательно-осмысленных, сюжетных сочинений. Не всегда в опере должен быть объяснимый сюжет, а здесь он есть. Мне хотелось, чтобы героем являлась публика, зрители. В какой-то момент они и видят себя на экране. В этом нет ничего нового — так пытались, наверно, поступать и Еврипид с Эсхилом.

Вы ведь далеко не сразу стали композитором. Как складывались отношения с музыкой?

Я с детства мечтал быть музыкантом, ничего другого мне не хотелось. Мои родители не имели отношения к музыке и поначалу волновались за меня, настороженно отнеслись к тому, что я уже во взрослом возрасте решил предаться занятиям, у которых не было шанса прокормить меня в будущем. Но они абсолютно чудесные в смысле сумасшедшего доверия ко всему, что я делал, мне с ними ужасно повезло. Я не учился в музыкальной школе, получал музыкальное образование частным образом. После общеобразовательной школы поступил в университет на экономический факультет, а окончил его с дипломом антрополога. Затем отправился в аспирантуру как религиовед-антрополог, написал кандидатскую работу, но решил, что не хочу ее никому показывать, спустил в унитаз по своему тогдашнему обыкновению — и пошел служить на флот.

Как это по-ленинградски! И какие впечатления остались от службы?

Первые месяцы я провел на Балтийском море, где было не очень хорошо, а остаток службы — в Питере, в Адмиралтейском оркестре, и вот это было чудесно. Хотя у тебя совсем другой взгляд на город, когда выходишь на улицу в форме. Это уникальный опыт: являясь, по сути, несвободным человеком, ты совсем по-другому смотришь на среду, которую привык видеть, будучи до этого свободным. Но этот год службы был очень плодотворным в творческом плане, да и оркестровая жизнь была прекрасной. Командиром был Алексей Карабанов, замечательный человек: если он видел, что у тебя есть мозги и ты не будешь фордыбачить, давал возможность существовать достаточно свободно. Я почти каждый день вел тренинги в Формальном театре у Андрея Могучего — на Пушкинской, 10, или в «Балтийском доме». С Андреем у нас были общие музыкально-театральные работы: например, маленькая оратория «Муму» по одноименной повести Тургенева, и мы должны были исполнять ее в «Манеже». Помню, что Могучий писал моему командиру письмо от имени Формального театра с просьбой отпустить меня на это исполнение. Я бежал в ЦВЗ со всей дури, стараясь не опоздать, благо от Адмиралтейства было недалеко. Но переодеться не успел — как вбежал в «Манеж» в матросской форме, так в ней и дирижировал. Получилось очень смешно, потому что публика решила, что это такой тонкий концептуальный ход.

Эдакий матрос Герасим…

В Питере все, что происходит как бы само по себе, тут же превращается в концептуальный ход. А еще во время службы я вел почему-то детский театрально-музыкальный кружок и написал первые свои сочинения. Правда, каталог своих сочинений я сначала постоянно вымарывал, а некоторое время назад перестал вести вообще — у меня возникло стойкое ощущение, что пока я ничего стоящего не создал.

Получается, служба на флоте спровоцировала творческую активность?

Когда ты спишь в среднем по три с половиной — пять часов в сутки, очень сильно обостряются восприятие мира и интуиция, возникает странный род опьянения. Свою первую оперу, «Пир во время чумы», я написал в 1994 году, едва дембельнулся, — за месяц сочинил. Сейчас, спустя двадцать пять лет, эту партитуру захотели исполнить в Красноярске, что и произойдет поздней осенью этого года. Я придумал, что сделаю редакцию, в которой я сегодняшний буду вести диалог со мной тогдашним, — такая игра, дуэль, комментарий. А заказчиком «Пира во время чумы» был не кто иной, как создатель Новой академии изящных искусств Тимур Новиков. Тогда еще никаких соцсетей, конечно же, не было, написать он мне в них не мог — нашел где-то мой номер, позвонил и сказал, что слышал мою музыку на кассетах: «Мне кажется, вы можете быть нашим новоакадемическим композитором. Вы и есть в естественном порядке неоклассик. Давайте с вами познакомимся». Назначил свидание. Я о нем и о его прекрасной группе художников, разумеется, знал. Встретились мы в некрополе Александро-Невской лавры среди могил, в том числе великих композиторов — от Чайковского до Римского-Корсакова. Сидели у склепов на мраморных скамейках. Тимур Петрович был в окружении «строгих юношей» в сюртуках. Сегодня это кажется чрезмерно театральным ходом, но тогда, в ранние 1990-е, такая сцена воспринималась как абсолютно естественная история. Питер прекрасен тем, что благодаря прекрасной, немножко мертвенной декорации города все здесь становится театром.

ВАЖНО ЗНАТЬ, ЧТО

Камерная опера «52» написана Александром Маноцковым на основе произведения писателя-концептуалиста Льва Рубинштейна «Все дальше и дальше», состоящего из 52 фрагментов, которым соответствует такое же количество музыкальных эпизодов. Сочинение исполняют на шести языках актрисы БДТ Виктория Артюхова и Анна Вишнякова под аккомпанемент квартета инструменталистов.

Особняк Бетлинга Английская наб., 64
Особняк Бетлинга в 1913 году был перестроен в стиле северного модерна, и сюда переехало посольство Швеции, огромный лепной герб которой и сегодня украшает фасад дома. После революции и до 1936 года в здании размещалось шведское консульство, затем Электромеханический техникум, а в 2006 году оно перешло в частные руки и в части, выходящей на Галерную улицу, было перестроено под многоэтажную гостиницу. Интерьеры на Английской набережной по-прежнему не отреставрированы


=============================
ФОТОСЕССИЯ – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4354

СообщениеДобавлено: Ср Июн 26, 2019 4:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062603
Тема| Музыка, Конкурсы, Конкурс Чайковского, Пианисты, Персоналии, Василий Петренко, Константин Емельянов, Дмитрий Шишкин, Тяньсю Ань
Автор| Наталья Зимянина
Заголовок| Пианисты на Конкурсе Чайковского играют концерты с оркестром
Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2019-06-26
Ссылка| https://rg.ru/2019/06/26/pianisty-na-konkurse-chajkovskogo-igraiut-koncerty-s-orkestrom.html
Аннотация| КОНКУРС

Третий тур конкурса Чайковского для меломанов - все равно, что финал футбольного чемпионата. Только страсти потоньше, игра проходит в гробовой тишине, в зале душно, никто не шелохнется. Каждый уже болеет за своего участника и готов отстаивать его достоинства в яростных спорах. Теперь в Большом зале консерватории - настоящие концерты, уже с симфоническим оркестром: пианистов сопровождает великолепный ГАСО под управлением специально приглашенной мировой звезды - предельно волевого и четкого дирижера Василия Петренко.

Поэтому уже за час до прослушиваний на подступах к консерватории собираются стайки людей, обсуждающих в том числе и вопрос: а как все-таки проникнуть в зал, если все билеты давно проданы? Обсуждаются какие-то тайные ходы по подвалам и чердакам. У спекулянтов не лучший билет стоит 8 тысяч рублей. И что вы думаете? Покупают!

На Константина Емельянова возлагали много надежд - настолько успешен он был в двух турах, поразив, прежде всего, особенным звуком, ровностью, почти забытой интеллигентностью. Увы, финал конкурса жесток. В Третьем концерте Прокофьева лучше всего у конкурсанта получается марево, от которого буквально впадаешь в очарование. Однако в этом шедевре 20-х годов прошлого века главное - с безоглядной решимостью передать неумолимые, сносящие крыши, ритмы того времени, а Емельянов - пианист, я бы сказала, чеховского толка.
Так, и Первом концерте Чайковского, главной звуковой эмблеме конкурса, он выделывает затейливые тонкости там, где можно было бы обойтись святой простотой - каждому хочется хоть как-то разнообразить нерушимый шаблон. Но ювелирные красоты изумительного молодого мастера, жемчуг его поразительной техники в Первом концерте Чайковского резко упали в цене. Спасибо, хоть не грохотал, а обаяние емельяновского звука окутывало зал.
Приятно, что дирижер Петренко, который за весь вечер ни разу головы не повернул к конкурсантам, имеет обыкновение после их выступления поворачиваться лицом к залу и долго хлопать и продолжать полновесно аплодировать, уходя за исполнителем со сцены.
Вслед за ним по совпадению абсолютно с той же программой выступил Дмитрий Шишкин - у них с соперником поклонников примерно пополам. Шишкин, напротив, начал Чайковским - с безукоризненно выверенными по звуку мощными октавами, с хорошо знакомыми темами, которые после английских газонов предшественника обрели наконец плоть и кровь. В идеальном сочетании воды мертвой и живой, чего полно у Прокофьева, вышел его незабываемый Третий концерт.

Дмитрий сорвал такие долгие овации, что можно было только порадоваться за пианиста, который давно должен занять подобающее место в ареопаге российских фортепианных небожителей, но по какой-то своей удивительной скромности все ждет, что большая слава сойдет на него с небес. С музыкантами это часто бывает. Так может быть, оно случится сейчас, на этом конкурсе?.. На выступлении Шишкина публика в партере уже стояла у стенок, что строжайше запрещено. Но если народ очень хочет, его же не остановить. Некоторые даже любят слушать весь вечер стоя - есть теория, что в экстремальном состоянии восприятие обостряется.
Однако выстоять китайского пианиста Тяньсю Аня невозможно. Ну вот, рояль наконец и загрохотал! Да, хотелось встать во фрунт и отдать честь: ведь в четкой, как по приказу офицера, Рапсодии на тему Паганини, от Рахманинова не осталось ничего. А в Первом концерте Чайковского, где пианист особенно старался, казалось, сами его пальцы источают нечто металлическое. Возможно, этот звуковой привкус - особенность нового китайского рояля "Янцзы Ривер", привезенного на конкурс впервые (каждый участник сам выбирает инструмент; а некоторые имеют договоренности с фирмами - это не возбраняется).
Дальше мы услышим в один вечер Алексея Мельникова и Александра Канторова (Франция), а в четверг пианистический конкурс завершат еще два его явных лидера: японец Мао Фудзита и американец Кеннет Броберг, настолько сильные, что уж не знаю - не вызовут ли к памятнику Чайковского конную милицию, как это однажды случилось, когда с концертом в Москву приезжал Вэн Клайберн.

==================
ФОТОГАЛЕРЕЯ – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4354

СообщениеДобавлено: Ср Июн 26, 2019 4:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062604
Тема| Музыка, Опера, Пермская опера, musicAeterna, Дягилевский фестиваль, Персоналии, Теодор Курентзис
Автор| Юлия Баталина
Заголовок| Жизнь после Курентзиса
В Пермском театре оперы и балета с нового сезона сменится художественный руководитель

Где опубликовано| © Новый компаньон
Дата публикации| 2019-06-25
Ссылка| https://www.newsko.ru/articles/nk-5278808.html
Аннотация|

Новость о том, что Теодор Курентзис покидает Пермский театр оперы и балета, уже давно, по существу, не новость: в неофициальных источниках эта информация уже просто банальность. Ждали только конкретной даты, и вот она объявлена: Курентзис остаётся в должности худрука до конца августа, в новый сезон театр войдёт уже без него. Дирижёр уходит с государственной службы под крыло частного фонда, который обеспечит функционирование и развитие оркестра и хора MusicAeterna. При этом Курентзис останется художественным руководителем Международного Дягилевского фестиваля в Перми. Как будет организовано новое руководство Пермским театром оперы и балета, пока неизвестно.

В официальном сообщении Пермского театра оперы и балета говорится: «Коллектив MusicAeterna не становится частью какой-либо из существующих институций, а формирует независимую структуру управления и будет осуществлять концертную деятельность, просветительскую работу и экспериментальные проекты в сфере музыки. Новый формат существования MusicAeterna предполагает создание творческих резиденций в Санкт-Петербурге и Москве и регулярные выступления в регионах России. Большая часть концертов будет сопровождаться работой Лаборатории современного зрителя — инициированного маэстро просветительского проекта, который создаёт условия для более осмысленного и глубокого восприятия музыки и новых форм театра. MusicAeterna также продолжит активно гастролировать, представляя сегодняшнюю Россию в Берлине, Вене, Париже, Гамбурге, Баден-Бадене, Лондоне, Нью-Йорке, Токио. Новый этап развития коллектива стал возможен благодаря спонсорской поддержке банка ВТБ и Сбербанка, а также поддержке фонда «Альма Матер».
О причинах решения Курентзиса покинуть должность в театре мы достаточно написали в материале «Не верьте слухам»: это и непонятная ситуация со строительством новой сцены театра, и сложности с репетиционными площадями, и многие другие «непонятки» во взаимоотношениях Курентзиса и краевых властей. Однако, думается, есть и ещё одна, не событийная, а сущностная причина: Курентзис — музыкант, а не оперный интендант. Он хотел совмещать эти две ипостаси, но они постоянно приходили в противоречие друг с другом, и выбор между ними, хоть и наверняка непростой, был предопределён.
Вопросы дальнейшего сотрудничества между Курентзисом и Пермским краем ещё находятся в стадии обсуждения, но уже есть договорённость о том, что дирижёр останется художественным руководителем Международного Дягилевского фестиваля в Перми, который, как и прежде, будет проходить ежегодно.
В театральном пресс-релизе говорится: «Поскольку фестиваль давно вышел за пределы только театрального проекта и стал событием, вовлекающим в свою орбиту десятки городских сообществ, культурных деятелей и институций, штабом Дягилевского фестиваля и основной площадкой станет Дворец культуры им. Солдатова, кроме того, в проектах фестиваля будет задействовано пространство завода им. Шпагина. При этом с 2021 года на базе театра Шатле будет создан филиал фестиваля, что соединит Пермь, где импресарио провёл детство, с Парижем, где проходили его знаменитые «Русские сезоны», и утвердит влияние актуального, авторского российского искусства на мировую культуру».

Вместе с дирижёром театр покидают оркестр и хор MusicAeterna — покидают в первую очередь как бренд, потому что он официально принадлежит именно Курентзису, а не театру. Последняя работа дирижёра в качестве сотрудника театра и хора MusicAeterna в качестве театрального подразделения — это выступления на Зальцбургском фестивале в июле и августе нынешнего года. С Курентзисом отправляются в Санкт-Петербург (именно там будет отныне база MusicAeterna) главный хормейстер театра Виталий Полонский и директор оркестра Никита Лебедев, а также пресс-секретарь Оксана Гекк. Кто из музыкантов и певцов поедет на новое место жительства, будет определяться в ходе персональных собеседований.
Как сообщил «Новому компаньону» министр культуры Пермского края Вячеслав Торчинский, в условиях неизбежного ухода Курентзиса с поста театрального худрука первостепенным вопросом было достижение с ним определённых договорённостей о дальнейшем сотрудничестве, и эти договорённости были достигнуты. По словам Торчинского, Курентзис остаётся художественным руководителем не только Дягилевского фестиваля, но и большого симфонического ангажемента с оркестром MusicAeterna.
Кроме того, министр надеется, что Теодор будет осуществлять одну большую оперную постановку в Перми в течение сезона, однако источник в окружении дирижёра не советует на это очень-то надеяться. Возможно, такие постановки и будут, но они точно не будут регулярными.
Как пояснил исполнительный директор театра Андрей Борисов, репертуар первой половины следующего сезона сформирован с участием пока ещё действующего, но уже почти бывшего худрука, и все его задумки и указания будут выполняться. По словам Борисова, Курентзис будет оставаться в театре «важным актором» даже после своего ухода с руководящей должности и продолжит влиять на художественный процесс в театре.
В том, как будет организовано новое руководство Пермским театром оперы и балета, полной ясности пока нет. Сейчас минкульт склоняется к конструкции «директорского театра», которая существует во многих столичных музыкальных театрах, например в Большом, а в Пермском крае — в Коми-Пермяцком театре драмы. Есть мнение, что помимо директора необходим музыкальный руководитель из числа людей, готовых сотрудничать с Курентзисом. Информированный источник называет в качестве предложенной Курентзисом кандидатуры Валентина Урюпина, бывшего кларнетиста и дирижёра оркестра MusicAeterna, а сейчас — руководителя симфонического оркестра Ростовской филармонии.
Планируется также сформировать худсовет, который будет определять названия новых репертуарных спектаклей и кандидатуры постановщиков.
По договорённости с минкультом у Курентзиса в Перми будет постоянная резиденция в ДК им. Солдатова, где для него оборудуют рабочий кабинет. В этом же ДК будет репетиционная база MusicAeterna и штаб Дягилевского фестиваля. Расписание работы дворца будет скорректировано с учётом пожеланий дирижёра. В частности, репетиционную базу и основную площадку Пермского губернского оркестра под управлением Евгения Тверетинова планируется перенести в ДК им. Калинина, где заканчивается капитальный ремонт. По словам источника в минкульте, в новом помещении у духового оркестра будут более просторные и более хорошо оборудованные площади. Работа детских творческих кружков ДК им. Солдатова не претерпит изменений.

Это решение со всей очевидностью показывает, что Курентзис старается дистанцироваться от театра, очевидно, опасаясь, что появление Владимира Кехмана на совещании у губернатора, посвящённом строительству нового здания Пермской оперы, — это не случайный эпизод. В случае прихода Кехмана с командой Курентзис совершенно точно не будет с ними сотрудничать.

Пока что Вячеслав Торчинский уверяет, что строительство новой театральной сцены будет идти в запланированном порядке и при этом будут учитываться все пожелания Теодора Курентзиса.

Андрей Борисов, исполнительный директор Пермского театра оперы и балета:
— Наступает время перемен. В конце августа Теодор Курентзис покидает пост художественного руководителя Пермского театра оперы и балета. Мне очень жаль, что это произошло, но я уважаю позицию Теодора. Театр вступает в новую реальность, его ожидает переходный период. Мы будем сохранять и развивать традиции, заложенные Теодором, держаться курса, им намеченного. Вместе с тем Теодор остаётся с нами и со своим зрителем, которого уважает и не в силах покинуть.
Эпоха Теодора Курентзиса в Перми продлилась всего восемь лет, но какие это были годы! Его стремление к запредельному качеству исполнения определило место Пермской оперы в авангарде современного театрального контекста. Наш театр стал конкурировать не только со столичными театрами, но и с лучшими мировыми сценами, нередко определяя зарубежную новостную повестку. Записи оркестра MusicAeterna неоднократно отмечались и признавались в числе лучших экспертами таких международных премий, как ECHO Klassik, Edison Klassiek, Gramophone Classical Music Awards, Diapason d'Or, Der Preis der deutschen Schallplattenkritik и другие. В 2018 году хор MusicAeterna был назван лучшим коллективом мира, став лауреатом премии International Opera Awards — оперного «Оскара». Труппу театра, которую благодаря усилиям и таланту Теодора отличают высокое качество исполнения и профессиональный подход к подаче материала, ждут на крупнейших мировых фестивалях и в самых знаменитых концертных залах. Он задал нам всем эту высокую планку, на которую мы будем равняться и впредь.
В последние дни мы с Теодором обсуждали празднование 150-летия театра и планы на новый сезон, программа которого сформирована при его непосредственном участии. Разумеется, мы не расстаёмся, мы будем дружить и сотрудничать, но каким образом это будет происходить, зависит не только от труппы и администрации театра, но и от зрителей. Надеюсь, они нас поддержат.

«Замечательно, что этот роман не прекратился, а лишь приобрёл новую форму»

Владимир Гурфинкель, театральный режиссёр:


— Талант живёт внутри творца и требует своей реализации. Замечательно, что местом такой реализации для Теодора Курентзиса так долго была Пермь, сначала абсолютно не принимавшая его, позже разделившаяся на два лагеря и уже затем, в завершение романа, в едином порыве протягивающая свои ручки: «Куда же ты?! Вернись!»
Замечательно, что этот роман не прекратился, а лишь приобрёл новую форму. Замечательно, что Теодору сегодня не надо доказывать свою необходимость для Перми — все всё понимают.
Дальше всё зависит от Перми: если здесь будут созданы для таланта условия лучше, чем где-либо, — Теодор будет работать здесь.
Будем надеяться, что серость не займёт места в чиновничьих креслах. Будем надеяться, что город не станет писать письма, в которых Теодора обвиняют во всех театральных грехах.
Будем ждать новых премьер, новых фантастических фестивальных проектов от Теодора.
Хочется, чтобы все помнили: для творца родина там, где ему хорошо.

«Театру нужен новый хозяин»

Екатерина Бирюкова, шеф-редактор отдела академической музыки Colta.ru:


— Насколько я понимаю, ситуация, которая существовала де-факто, перешла в статус де-юре. Теодор Курентзис на протяжении последних двух лет занимался Дягилевским фестивалем, концертами, зарубежными гастролями, которые давно уже не укладываются в пермские габариты, и не занимался повседневной жизнью театра. Сейчас эта ситуация перешла в статус официальных договорённостей, и это правильно, потому что если эти договорённости будут соблюдаться, если не возникнет какой-то форс-мажор, если не налетит коршуном Кехман и все не рассорятся, то всё будет хорошо.
За Курентзиса можно не беспокоиться: он в любом случае не пропадёт. Он — человек очень востребованный во всём мире. А вот за его коллектив MusicAeterna тревожно: кому-то из музыкантов придётся бросать в Перми дома, дачи, друзей, коллег и снова обустраиваться на новом месте, а кому-то, наоборот, переживать, что его не взяли в новый проект. Правда, оркестр MusicAeterna всегда наполовину состоял из приглашённых музыкантов, но всё же подобные перемены вряд ли будут безболезненными для коллектива. Конечно, боязно за всё это.
Что касается будущего театра, то ему нужен новый хозяин, и его надо было приглашать уже давно. Должен быть кто-то, кто следил бы за «порядком в доме». Нужно заниматься театром, который, кроме всего, должен функционировать как городской репертуарный театр, а не только продвигать его как бренд.
Команда Теодора продвинула этот бренд очень талантливо, и он остаётся козырем Пермского края. На протяжении последних восьми лет театр был источником драйва, выхода на широкий мировой простор, новых горизонтов. Надо радоваться этому опыту и уметь им пользоваться и впредь.

«Репертуар, который держался на Курентзисе, без него вряд ли жизнеспособен»

Лариса Барыкина, музыкальный и театральный критик, в разные годы председатель экспертных советов и член жюри Национальной театральной премии «Золотая маска»:


— Первое. За последние восемь лет я получила сильнейшие в своей жизни музыкальные и театральные впечатления, причём в родном с детства и любимом Пермском театре оперы и балета. Этот опыт всегда со мной, он не забудется, не исчезнет, он — на всю жизнь. И за это благодарность Теодору и его соратникам.
Второе. Понятно, что Курентзис не собирался оставаться в Перми вечно, уже давно стало очевидно, что расставание не только неизбежно, но и очень близко. И всё же от того, как именно это произошло, как подавалось и подаётся в публичной сфере, остаётся ощущение неловкости, недоговорённости, полуправды. Почему у нас ничего нельзя сделать цивилизованно, по-европейски, без умолчаний и откровенной лжи?
Третье. Особый разговор — о будущем Пермского оперного театра. Балет, к счастью, в порядке, за него можно не волноваться, а вот с оперой всё сложнее: репертуар, который держался на Курентзисе, без него вряд ли жизнеспособен, да и его очень мало. В ближайшее время будет понятно, что останется от оркестра, хора и солистов и где та нижняя планка, от которой нужно будет плясать. В сущности, всё придётся начинать сначала. Нужен новый лидер, либо творческий, либо в сфере менеджмента. Причём если директор, то лучше всё-таки интендант с художественными принципами и мощной волей. И вот тут момент истины. Мне кажется, у пермских властей за эти годы уже было немало ошибок в формировании чётких договорных отношений с выдающимся художником, каким является Курентзис. Сделать это не так просто, но необходимо. И, кстати, с будущим лидером тоже. Здесь не может быть унификации. Это нужно хотя бы для того, чтобы максимально сохранить дальнейшее творческое присутствие Курентзиса в Перми, которое нам сегодня обещано.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4354

СообщениеДобавлено: Ср Июн 26, 2019 4:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062605
Тема| Музыка, Опера, Пермская опера, musicAeterna, Дягилевский фестиваль,Персоналии, Теодор Курентзис, Владимир Кехман
Автор| Алексей Мокроусов
Заголовок| Курентзис и спецназ
Уход знаменитого дирижера из Пермской оперы ставит вопросы и перед фанатами, и перед властью

Где опубликовано| © Новая газета
Дата публикации| 2019-06-25
Ссылка| https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/06/25/81022-kurentzis-i-spetsnaz
Аннотация|

«Не дадим Курентзису уехать!», «Крупный скандал» и даже «Падение Вавилонской башни» — как только не реагировала пресса на новость о том, что Теодор Курентзис покидает пост худрука Пермского театра оперы и балета.
Самые спокойные, правда, напомнили, что разговоры о конце пермского периода в биографии русско-греческого дирижера ходили давно, ежегодный Дягилевский фестиваль, регулярное участие в фестивале в Зальцбурге и назначение главным дирижером оркестра в Штутгарте не оставляли времени на уральский театр. Премьеры под управлением Курентзиса становились все реже, признаки тихого конфликта с властями проявились в конце прошлого года. Сперва комиссия при губернаторе не наградила дирижера званием почетного гражданина Пермского края, хотя в списках кандидатов он был.
Затем краевая контрольно-счетная палата провела по запросу УФСБ по Пермскому краю проверку театра и нашла недостатки, в результате театр обязали вернуть в казну около 20 млн рублей. Поводом для запроса, считают многие, стала статья на сайте ИА Regnum —пермский корреспондент страдает стойким неприятием Курентзиса, но в истории новейшей России случаи, когда публикация в СМИ приводит к запросу ФСБ, немногочисленны.
Финансовое давление на театр продолжилось в декабре, краевой министр культуры отказал в финансировании главной премьеры Дягилевского фестиваля — «Лулу» Альбана Берга. Как рассказал несостоявшийся режиссер оперы Максим Диденко, причиной было названо то, что Берг слишком далек от пермского зрителя.
Театр отбивался, пресс-служба заявила, что 20 млн не проблема, что «Лулу» перенесут на 2020-й, но конфликт уже было не скрыть. «Мы вас любим, но вы бываете у нас мало» — на упрек властей возразить дирижеру нечего.
В этих условиях обидится и менее сложный человек, чем Курентзис, хотя в свое время его неожиданный отъезд из Новосибирска от отличного театрального директора Бориса Мездрича произвел неприятное впечатление (правда, при атаке на Мездрича после «Тангейзера» он выступил в его защиту).
Курентзису позволено многое, это редкий сегодня тип дирижера было вымершего караяновского типа. Курентзис кутается в тогу демиурга и чувствует себя в ней неплохо, умение принимать статуарные позы сочетается с выдающимися музыкальными результатами, иначе это был бы просто плохой вкус. Впрочем, может ли вкус быть плохим, если последний конфликт разгорелся после появления в Перми Владимира Кехмана? Он, кстати, и нападал на Мездрича, от него Курентзис защищал культуру.

Кехман неожиданно подключился к долгим разговорам о новой сцене пермского театра, к проекту классика архитектуры Дэвида Чипперфильда присоединилась как возможный застройщик связанная с ним фирма. Курентзис сразу сказал, что с Кехманом работать не станет, понять его можно. После появления у Министерства культуры универсального пугала по имени Кехман кадровые решения в стране упростилась. Куда ни пошли экс-торговца бананами, обанкротившегося не только как физическое лицо, людей охватывает печаль, немногие готовы с ним сотрудничать, тем более если речь о художниках мирового уровня. Культурную политику можно вершить одним приездом Кехмана, черную метку не поймет лишь ленивый. Кехман выполняет роль культурного спецназа, его оружие — слова. «Я как человек верующий, крещеный, православный, как еврей воспринимаю это как оскорбление. Это демонстрация внутреннего нечестия в стиле и духе союза воинствующих безбожников».
Прозвучавший на минкультовском обсуждении «Тангейзера» текст вошел в историю не только незабываемой красотой. Кехман вскоре получил в управление оперу Новосибирска, став единственным в стране худруком двух театров. Интересное начинание, его легко перенять и в футболе — тренировать сразу «Спартак» и «Зенит», и во внутренней политике: быть губернатором одновременно Красноярского и Краснодарского краев, чем не счастье? Следом — параллельное управление Россией и Панамой, впрочем, разговоры о наших удачах во внешней политике сегодня не в чести.
Курентзис ушел бы из театра и сам, он неважный, судя по всему, администратор. Последнее время не занимался репертуаром, международная карьера ему интереснее Перми, не случайно хор musicAeterna, по сведениям Forbes, уже зарегистрирован как юридическое лицо в Дании, филиал Дягилевского фестиваля создан в Париже при театре Шатле. Но характерно, что катализатором в процессе расставания выступил Кехман, выполняющий в культуре ту же роль, что в общественной жизни играют завсегдатаи «качалок» в Екатеринбурге (те помогали церковникам в борьбе за землю для храма) и активисты движения «Лев против». Власть настаивает: других партнеров для диалога с обществом у меня нет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4354

СообщениеДобавлено: Ср Июн 26, 2019 4:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062606
Тема| Музыка, Опера, Пермская опера, musicAeterna, Дягилевский фестиваль,Персоналии, Теодор Курентзис
Автор| Ольга Богданова
Заголовок| Ностальгия с маэстро
Где опубликовано| © ежедневная пермская интернет-газета ТЕКСТ
Дата публикации| 2019-06-26
Ссылка| https://www.chitaitext.ru/novosti/nostalgiya-s-maestro/
Аннотация|

На прошлой неделе стало известно, что Теодор Курентзис покидает должность художественного руководителя Пермского театра оперы и балета.

«ТЕКСТ» вспоминает ключевые события, связанные с началом работы дирижёра в Перми: пресс-конференцию после назначения на должность в театре, первый концерт оркестра и выступление хора musicAeterna, а также Дягилевский фестиваль в 2012 году, когда программа событий впервые была сформирована лично Теодором Курентзисом.


Главные планы на новой должности


Художественным руководителем Пермской оперы Теодор Курентзис был назначен в январе 2011 года, а 3 февраля состоялась его первая пресс-конференция в театре, на которой он рассказал о свои планах на новой должности. В тот день было сделано несколько ключевых заявлений.

Своим приоритетом новый худрук назвал работу над качеством исполнения в театре. Планировалось менять и репертуарную политику. Предлагалась новая система — гибрид блочной схемы формирования афиши (когда несколько дней подряд идёт один спектакль) и европейской stagione, когда для постановки специально приглашают участников и спектакль показывают продолжительное время.

За сутки до встречи с журналистами в Перми Теодор Курентзис дал пресс-конференцию по этому же поводу в Москве, где сказал: «Сейчас в Перми собралась замечательная команда во главе с Борисом Леонидовичем (Мильграмом, на тот момент зампредом регионального правительства — ред.). У них очень амбициозный план: когда Пермь станет культурной столицей — это не должно остаться на бумаге, это должно быть в действительности».


Первый концерт оркестра musicAeterna в Перми


10 февраля оркекстр musicAeterna впервые дал концерт на сцене пермского театра. «Репертуар для своего «явления Перми» Курентзис выбрал безошибочно: играли две последние симфонии Моцарта, 40-ю и 41-ю («Юпитер»). Лёгкая, многим знакомая музыка, на которой можно наглядно продемонстрировать отличие «фирменного» исполнения от привычного; с другой стороны, это позднее барокко с элементами зарождающегося классического симфонизма, требующее от исполнителей виртуозности», — писал после концерта «Новый компаньон».

Непривычным для пермских театралов в этом концерте было очень многое. Вечером перед театром зрители пытались перехватить свободные билеты — такого ажиотажа меломаны не видели уже несколько десятков лет. Оркестр играл стоя, как было принято во времена Моцарта. В musicAeterna объясняли это просто: стоя музыканты чувствуют себя более свободными и им легче коммуницировать друг с другом и дирижёром. Больше всего зрителей впечатлила манера работы самого дирижёра, который позволял себе и «шипеть», и подпрыгивать, и «махать руками как крыльями».

«Это было знаковое событие: отныне музыкальная и театральная жизнь в Перми заметно изменится» , — написали тогда СМИ.

На бис оркестр musicAeterna исполнил сцену «Грозы» («Orage») из второго действия оперы-балета Жана-Филиппа Рамо «Платея, или Ревнивая Юнона».


Презентация хора musicAeterna


Хор musicAeterna впервые выступил перед пермскими зрителями 20 ноября 2011 года. Концертом, который проходил в Органном зале, дирижировал Теодор Курентзис. В анонсе выступления говорилось, что хор станет частью коллектива театра и будет специализироваться на музыке Возрождения и Барокко, а также партитурах XX – XXI веков.

Основу коллектива составили солисты New Siberian Singers — хора, созданного за семь лет до этого Теодором Курентзисом и ведущим хормейстером Новосибирского театра оперы и балета Вячеславом Подъельским. На момент презентации в musicAeterna было 16 артистов, и набор ещё продолжался: каждый день его руководитель Виталий Полонский получал по несколько заявок от кандидатов из разных городов.

«Сложные многоголосые произведения — мотеты Иоганна Баха и Франсиса Пуленка — продемонстрировали виртуозное мастерство хора и его руководителя. Публика тоже проявила себя: кричала маэстро Курентзису «Браво!» под продолжительные овации, которые готова была устраивать и вовремя и не вовремя, когда исполнители едва умолкали в перерывах между фразами», — написала после концерта «Российская газета».


Дягилевский фестиваль в новом формате


В 2011 году фестиваль ещё носил название «Дягилевские сезоны» и проводился прежним руководителем театра — Георгием Исаакяном. Но уже тогда чувствовался дух перемен. На закрытии фестиваля губернатор края Олег Чиркунов объявил, что теперь событие будет проходить раз в год, а не в два, как было прежде, и планируется создать для него большой фестивальный оркестр, в который пригласят высококлассных музыкантов.

«Просто на глазах смещается центр тяжести — и в культуре самого города, и в музыкальной ситуации страны. И это только начало. Вводятся фигуры кураторов, в следующем году это будут режиссёр Анатолий Васильев и французский композитор Паскаль Дюсапен. Планируется выйти на уровень, страшно сказать, Авиньона, Эдинбурга и Экс-ан-Прованса. Копродукции с Западом, мировые премьеры новых партитур, ансамбль «Модерн», Петер Селларс и Михаэль Ханеке.

Руководитель балетной труппы Алексей Мирошниченко, сам не веря в произносимое, анонсирует работу с Иржи Килианом — «Свадебку» Стравинского», — так на OpenSpace.ruподводила итоги фестиваля Екатерина Бирюкова.

В 2012 году название события сменилось на более лаконичное и он стал называться Дягилевский фестиваль. Генеральный менеджер Пермского театра оперы и балета Марк де Мони тогда рассказал, что программа событий создавалась Теодором Курентзисом и была сформирована полностью на его вкус.

Главными героями фестиваля стали композиторы-минималисты. Тогда же в программе впервые появились ночные концерты, которые вызвали одновременно и большой интерес публики, и её недоумение. Непривычный формат (в полной темноте, без объявления произведений, публика может лежать прямо на полу — на коврах и подушках, почти что под роялем) был принят пермским зрителем с высокой долей скепсиса, хотя сразу же получил своих преданных поклонников.

«Пермь живёт иной жизнью — по ночам люди предпочитают спать, а не музицировать, и музыку любят красивую и понятную. И это вовсе не значит, что народ здесь сплошь бездуховный и отсталый: мы ведь говорим не о любителях попсы и рэпа, а о поклонниках классики, — пишет в «Новом компаньоне» Юлия Баталина — У этих людей отобрали любимый фестиваль — ведь на протяжении почти 10 лет «Дягилевские сезоны» были «сбычей» мечты увидеть и услышать любимых артистов, которые ни за что не добрались бы до Перми, не будь фестиваля».

Завершился Дягилевский выступлением обещанного годом ранее фестивальным оркестром под руководством Теодора Курентзиса. В составе созданного специально к событию коллектива играли скрипачи Елена Ревич и Гайк Казазян, виолончелисты Борис Андрианов и Антон Павловский, кларнетист Алексей Богорад, саксофонист Никита Зимин, тубист Джон Сасс и другие. Они усилили и без того яркий коллектив оркестра musicAeterna, в котором на тот момент уже состояли яркие представители молодого поколения музыкантов: кларнетисты Валентин Урюпин и Георгий Мансуров, скрипачи Андрей Баранов и Артемий Савченко, альтист Федор Белугин, виолончелист Игорь Бобович и другие.

На закрытии фестиваля оркестр исполнил сюиты из балета «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева и балета «Жар-птица» Игоря Стравинского и первый концерт для фортепиано с оркестром Иоганнеса Брамса, солировал в котором пианист Алексей Любимов.

Кардинальные перемены, произошедшие с Дягилевским после перехода его под управление Теодором Курентзисом, СМИ лаконично описали изменённой под ситуацию известной французской фразой: «Фестиваль умер. Да здравствует фестиваль!».

==================================
Фото, видео, источники – по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4354

СообщениеДобавлено: Ср Июн 26, 2019 4:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019062606
Тема| Музыка, Опера, Пермская опера, musicAeterna, Дягилевский фестиваль, Персоналии, Теодор Курентзис, Владимир Кехман
Автор| Дмитрий Ренанский
Заголовок| Теодор Курентзис уходит из Пермской оперы. Это плохо не только для театра и города, но и для всей музыкальной сцены России
Где опубликовано| © Meduza
Дата публикации| 2019-06-22
Ссылка| https://meduza.io/feature/2019/06/22/teodor-kurentzis-uhodit-iz-permskoy-opery-eto-ploho-ne-tolko-dlya-teatra-i-goroda-no-i-dlya-vsey-muzykalnoy-stseny-rossii
Аннотация|


фото: Charis Akriviadis / EPA / Scanpix / LETA

21 июня Пермская опера объявила, что в начале следующего театрального сезона дирижер Теодор Курентзис покинет пост художественного руководителя театра. Курентзис сосредоточится на дальнейшем развитии оркестра и хора musicAeterna, но при этом останется художественным руководителем Дягилевского фестиваляв Перми. По просьбе «Медузы» музыкальный критик Дмитрий Ренанский объясняет, что привело к самому громкому скандалу нынешнего театрального сезона и чем он может обернуться для российской культурной сцены.

Почему это вообще важно?

С тех пор, как в 2011 году Теодор Курентзис возглавил Пермский театр оперы и балета, за уральским городом в короткий срок закрепился статус третьей музыкальной столицы России. На репертуарном поле, на котором играл Курентзис, у Пермской оперы не было конкурентов — по крайней мере в России: старинную музыку (Перселла, Люлли, Моцарта) здесь с рок-н-ролльным драйвом играли на диковинных исторических инструментах, а широкую публику приучали вслушиваться в шепоты и крики композиторов-современников, создававших новые оперы специально по заказу театра.
Одновременно Курентзис сотрудничал с ведущими мастерами западной художественной сцены, впервые работавшими в России за пределами столиц — от легендарного американского режиссера-дизайнера Роберта Уилсона, поставившего в Перми «Травиату» Верди, до итальянского визионера Ромео Кастеллуччи («Жанна на костре» на музыку Артюра Онеггера) и классика arte povera Янниса Кунеллиса, создавшего сценографию для оперы «Носферату» Дмитрия Курляндского. Подопечные Курентзиса оставались главными ньюсмейкерами отечественного музыкального театра 2010-х — это видно хотя бы по статистике «Золотой маски»: из года в год Пермская опера получала по несколько десятков номинаций на самую престижную театральную награду России и не раз становилась ее лауреатом (в 2019 году — 22 номинации и 2 награды).
Когда восемь лет назад руководство Пермского края вело переговоры с Курентзисом, тогда занимавшим пост главного дирижера Новосибирского театра оперы и балета, условием переезда греческого музыканта на Урал называлась абсолютная свобода художественной политики, подкрепленная солидным финансовым и административным ресурсом. Курентзис получил возможность собрать «команду мечты», рекрутировав в оркестр и хор musicAeterna лучших музыкантов со всей страны, многие из которых срывались ради работы в Перми с насиженных мест в Москве и Петербурге. Оперный театр с почтенной академической историей, до прихода Курентзиса игравший заметную роль в контексте региональной сцены, превратился в средоточие всего самого нового и актуального, что есть сегодня в музыкальном театре. Вскоре о пермских проектах Курентзиса заговорили в Европе: оркестр и хор musicAeterna стали резидентами лейбла Sony Classical, а их записи трех опер Моцарта («Свадьба Фигаро», «Так поступают все женщины» и «Дон Жуан») произвели сенсацию, после которой пермяки стали желанными гостями на самых статусных сценах мира — от Зальцбургского фестиваля до Берлинской филармонии.
Интерес к musicAeterna на музыкальном рынке неуклонно повышался, так что значительную часть времени Курентзису и его оркестру приходилось проводить в зарубежных гастролях. Драматургия оперного сезона в Перми выстраивалась по схеме, которую в девяностых годах предложили российской публике Валерий Гергиев и Мариинский театр: новые программы готовятся и впервые представляются на родной площадке, затем один или несколько раз звучат в Москве, чтобы потом отправиться в мировое турне. При этом кульминация сезона и наибольшее количество выступлений музыкантов на стационаре приходится на фестивальный марафон, проводящийся в конце весны или начале лета: организованный Пермской оперой Дягилевский фестиваль в 2010-е стал таким же объектом паломничества культурных туристов со всего мира, каким в 2000-е были мариинские «Звезды белых ночей».

Когда и почему в Перми что-то пошло не так?

Трансфер Теодора Курентзиса из Новосибирска на Урал был одним из ключевых достижений проекта «Пермь — культурная столица», осуществлявшимся в эпоху медведевской оттепели командой культуртрегеров во главе с Маратом Гельманом, которым покровительствовал тогдашний губернатор Пермского края Олег Чиркунов. Однако с тех пор, как с 2012 года в регионе не раз сменялось руководство, взаимоотношения Пермской оперы и ее учредителей становились все более и более напряженными.
Самым спорным моментом еще с 2000-х годов оставался вопрос строительства нового здания театра: историческая сцена Пермской оперы — самая миниатюрная среди музыкальных театров России, а ее допотопные технические возможности не соответствуют требованиям современного театрального дела. Проблема строительства новой сцены стала особенно актуальна с приходом Курентзиса: Пермская опера развернула интенсивную концертную деятельность, но в отсутствие в городе большого концертного зала, пригодного для исполнения академического репертуара, и музыкантам, и публике приходилось мириться с несовершенством акустики исторической театральной сцены. К тому же рассчитанный на 843 человека оперный зал не способен был вместить всех желающих прикоснуться к «пермскому чуду». Теодор Курентзис не раз заявлял, что покинет Пермь, если вопрос со строительством новой сцены не будет решен, однако его решение постоянно откладывалось.
Весной 2019 года в этом запутанном сюжете неожиданно появился новый игрок — худрук Новосибирского театра оперы и балета и петербургского Михайловского театра Владимир Кехман. В каком именно статусе он выступает в Перми — как сторонний эксперт-консультант или как потенциальный претендент на кресло руководителя Пермской оперы — пока неясно, однако сам факт привлечения одиозного бизнесмена к строительству новой сцены, никак не согласованного с худруком театра, не мог не вызвать у Теодора Курентзиса справедливого раздражения. Заочно кажется, что именно эта ситуация стала последней каплей, спровоцировавшей новый конфликт между руководством Пермского края и худруком местной оперы, закончившийся 21 июня отставкой Курентзиса.
В 2018 году Теодор Курентзис возглавил оркестр SWR в Германии, в ближайшие месяцы у него запланированы ангажементы с самыми престижными симфоническими коллективами Европы — так, в ноябре он дебютирует за пультом Берлинского филармонического оркестра. Впрочем, Курентзис всегда подчеркивал, что приоритетным для него является работа с собственным оркестром и хором musicAeterna: в будущем сезоне они будут резидентствовать в открывающемся после многолетней реконструкции парижском театре Châtelet, а в ноябре впервые выступят в Америке, дав серию концертов в культурном хабе Shed в Нью-Йорке. Вполне вероятно, что на фоне этого карьерного подъема и в обстоятельствах затрудненного диалога с властью Курентзис принял решение переосмыслить свое сотрудничество с Пермским краем. В конце концов, по состоянию на 2019 год один из самых востребованных дирижеров мира способен свободно определяться с карьерными приоритетами и соглашаться работать лишь на тех условиях, которые кажутся ему оптимальными и бескомпромиссными.
Сам Курентзис пока никак не прокомментировал свою отставку. Можно лишь предположить, что в сложившейся ситуации он не видел перспектив дальнейшей работы на Урале — а значит, не был готов продолжать в дальнейшем исполнять обязанности худрука Пермского театра оперы и балета.

Что теперь будет с Курентзисом, musicAeterna и Пермской оперой?

Судя по информации, содержащейся в распространенном 21 июня пресс-релизе театра, в ближайшее время Теодор Курентзис сконцентрируется на сольной карьере и на работе с собственным оркестром и хором. musicAeterna отныне перестает быть коллективом Пермской оперы и продолжит независимое существование, не примыкая к уже существующим культурным институциям в России или за рубежом.
Курентзис и его музыканты по-прежнему будут готовить новые программы в России, чтобы потом представлять их на международном рынке, — только отныне впервые их будут слышать не в Перми, а в Москве или Петербурге. В Перми соратники Курентзиса были оформлены в штате театра, теперь менеджменту musicAeterna придется заниматься одновременно поиском финансирования и обеспечением репетиционной базы.
Работа musicAeterna будет поддерживаться тремя источниками — банком ВТБ, Сбербанком и Фондом «Альма Матер», который знакомые с ситуацией источники «Медузы» называют аффилированным со структурами бизнесмена и мецената Сергея Адоньева (именно он, среди прочего, финансировал проект Ильи Хржановского «Дау», в котором Курентзис сыграл главную роль). Однако практические детали дальнейшего существования коллектива пока не раскрываются — на запрос «Медузы» руководство musicAeternaответило, что пока не готово обсуждать организационные вопросы публично. Вероятнее всего репетиционная база для музыкантов будет расположена в Москве или в Петербурге — это наиболее удобно с логистической точки зрения для выстраивания дальнейших гастрольных маршрутов. Ближайшие выступления Теодора Курентзиса пройдут в июле и августе на Зальцбургском фестивале — во главе Фрайбургского барочного оркестра и хора musicAeterna он примет участие в постановке оперы «Идоменей» Вольфганга Амадея Моцарта.
Сотрудничество Теодора Курентзиса с Пермским краем отныне ограничится художественным руководством Дягилевским фестивалем, который, как и прежде, будет проходить ежегодно. Вместе с уходом Курентзиса афишу Пермской оперы покинут и спектакли, созданные под его руководством — выращенные в уникальных лабораторных условиях, они могут существовать в репертуаре лишь под пристальным надзором их идеолога и музыкального руководителя.
Будущее самого Пермского театра оперы и балета сейчас неясно — по крайней мере, ни руководством театра, ни властями Пермского края имена возможных кандидатов на пост худрука до сих пор не назывались. Восемь прошлых лет лидирующую роль в работе пермского театра играла опера, однако можно предположить, что в сложившихся обстоятельствах Пермский край в ближайшие годы сделает ставку на поддержку балетной труппы, которая под руководством хореографа Алексея Мирошниченко уверенно вошла в пятерку лучших балетных компаний России.
Единственное, о чем сегодня можно говорить с уверенностью, — отставка Теодора Курентзиса окажет сильнейшее влияние на российский оперный процесс. На наших глазах перестает существовать форпост нового музыкального театра, даже в годы «консервативного поворота» отечественной культурной политики не изменявший идеалам поиска и эксперимента — и сумевший положить на лопатки тяжеловесов, Большой и Мариинку. На российской музыкальной сцене 2010-х не происходило ничего сопоставимого по значимости с пермскими «Травиатой» и «Жанной на костре»: по сути, с уходом греческого дирижера из Перми оперный театр в России теряет свой смысловой центр — и последствия этой потери ему еще предстоит осознать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 5 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика