Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
Не балетом единым-26

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25466
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 14, 2019 12:31 am    Заголовок сообщения: Не балетом единым-26 Ответить с цитатой

НАШ ПРАЗДНИЧНЫЙ КИНОЭКРАН
(это в дополнение к «Нурееву», который у нас тоже пришелся на праздники)

Т-34

Так много об этом фильме писали и хвалили по ТВ выходящие из зала зрители, что мы сочли необходимым посмотреть самим. Технически фильм впечатляет, особенно снаряды в полете. Все остальное – гран фуфло, к сожалению. Советские танкисты, взятые немцами из концлагеря, должны управлять безоружным танком Т-34 на полигоне в Тюрингии, где их буду расстреливать немецкие курсанты, совершенствующие свою боевую подготовку. Такое предложение исходит от немецкого аса Клауса, с которым герой фильма Николай, командир Т-34, уже встречался на поле боя под Москвой в 1941. Тогда Николай был младшим лейтенантом, только что выпущенным после ускоренных курсов. Но роту гауптмана (капитана) Клауса разгромил, умудрившись иногда подбить два танка одним снарядом. В дуэли с единственным оставшимся у немцев в строю танком Клауса оба танка подбиты, а Николай попадает в концлагерь. Где был, естественно, лишен практики ведения танкового боя. И вот там его узнает Клаус, к тому времени (1944) уже штандартенфюрер (полковник) СС, и выбирает командиром советского танка, поручая подобрать экипаж.

В трофейном танке Т-34 неожиданно обнаруживается небольшой (шесть снарядов) запас боекомплекта, что позволяет экипажу вырваться с полигона и помчаться к линии фронта. По пути танкисты заправляются на немецкой бензоколонке, а перепуганные бюргеры тихого немецкого городка, предполагая осуществившийся прорыв советских войск, вежливо выносят танкистам еду. Даже вооруженный полицейский безропотно сдается им в плен. В танке чудом оказалась сбежавшая русская девушка Аня, работавшая у немцев переводчицей, что позволило развить лирический роман Аня + Коля. Немцы пытаются остановить Т-34, высылая наперерез танковую роту и артиллерийские батареи. Но все обходится благополучно, благодаря искусству командира и его водителя никто из русских не пострадал. В финале, разгромив высланные на перехват части, препятствующие нашему Т-34, командиры русского Т-34 и немецкой Пантеры устраивают дуэль на мосту, в которой русский командир Николай одерживает победу, признанную немецким асом Клаусом рукопожатием, после которого он падает в реку вместе со своим танком. Забавно, кстати, что асы-танкисты оказываются тезками: Николай = Клаус. Музыка русская. Под «Лебединое озеро» наш Т-34 вальсирует, а роман с Аней разворачивается, если правильно помню, под концерт Рахманинова. В целом фильм напоминает компьютерные стрелялки-догонялки и не содержит сколько-нибудь запоминающиеся человеческие характеры. Но современной молодежи, судя по всему, нравится. А что? Наши побеждают, конец счастливый, и картинки красивые, особенно крупные планы снарядов в полете.

ЖАВОРОНОК

Фильм был показан в эти дни по ТВ. Выпущен в прокат 1 мая 1965 г. Это был год введения Советским правительством праздника – День Победы. С удивлением заметил, что события на экране что-то мне напоминают. Оказывается, новый боевик «Т-34» - это ремейк «Жаворонка». Причем авторы боевика этого и не скрывали, о чем мы не знали. В ГДР ходила легенда о пленных русских танкистах, вырвавшихся с полигона, где на них в 1942 испытывали новые бронебойные орудия. Различия в сюжете с «Т-34» были. Вместе с тремя русскими танкистами вместо девушки Ани в Т-34 был француз. И снарядов у русских не было, и горючего тоже хватило лишь на один пробег. А тихий немецкий городок еду добровольно не тащил, пришлось простимулировать. Танк встал напротив кафе, куда за добычей был послан один из членов экипажа. А танк в это время повращался на площади (опять же вальс, только без музыки), а потом пошевелил орудием, направленным на окна кафе с посетителями. Ну прямо как в миниатюре Жванецкого про то, что на танке надо ездить на рынок, где, покачивая пушкой, спросить: «Скоко, скоко? Одно кило или весь мешок?». Заканчивается фильм печально, один за другим погибают все наши солдаты. Последний из них – когда перед его танком оказывается немецкий малыш. Солдат выскакивает из танка, уносит малыша с дороги на обочину, и пытается вернуться в танк. Но тут раздается очередь из засады, и парень падает. Там много немцев, но стрелял один, и на него остальные солдаты смотрят неодобрительно – убил хоть и врага, но спасителя немецкого ребенка. Такой вот слезу выжимающий финал («Деточкин любил детей»). И все же события этого фильма в целом выглядят более реально, чем в новом боевике. Хотя тоже не без идеализации. «Жаворонок» вышел более человечным и понятным, но совершенно, я думаю, не во вкусе нынешнего поколения. И картинка не такая красивая (шестидесятые годы), и не видны спецэффекты - как летают снаряды, и конец не счастливый. Можно сказать, среднестатистический фильм на твердую тройку, хотя в годы создания воспринимался, наверно, гораздо лучше.

Колыма - родина нашего страха

Это документальный фильм Юрия Дудя. Снят в стиле клуба кинопутешествий, только маршрут у Дудя особенный – 2000 км по трассе Магадан-Якутск. Виды природы потрясающие – сопки, горы, озера. И рассказы старожилов о погоде впечатляют. Кабинки вдоль трассы, оборудованные печками, телефонами, с запасом воды и еды на сутки. Это если машина заглохнет про -40С или даже -50С, то чтобы иметь возможность вызвать помощь.

Но по пути Дудь и его спутники проезжают места расположения колымских лагерей, и навещают старожилов. К тому же они еще вмонтировали в фильм разговоры с родственниками тех, кто волею партийных вождей и НКВД провел на Колыме годы своей жизни. Центральное место занимает беседа с дочерью Сергея Павловича Королева (арестован в 1938, приговорен к 10 годам ИТЛ, потом приговор пересмотрен и наказание снизили до 8 лет, освобожден в 1944). Обвинение – в срыве подготовки и сдачи новых образцов вооружения (Королев был тогда зам. директора Реактивного института, арестовали всю верхушку института). В 1957 Королев реабилитирован за отсутствием состава преступления. В 1939 Королев попал на Колыму, направлен на общие работы на золотом прииске. В том же году, благодаря защите матери и депутатов Верховного совета СССР летчиков Громова и Гризодубовой, направлен в Москву для участия в заседании Особого совещания, которое рассматривало пересмотр дела.

Дочь подробно рассказывает о разных случаях, иногда анекдотических. Например, Королев опоздал на пароход из Магадана «Индигирка», последний перед закрытием навигации. Ему сказали, что нет мест, все забито. И он очень переживал, что теперь долго ждать следующей навигации. А этот пароход налетел на рифы и затонул, погибли все заключенные в трюме и весь экипаж. Или когда Королева привезли с Колымы в Москву и поместили в Бутырку, его жене и ребенку разрешили свидание. Дочь не знала, что отец арестован, мать говорила ей, что он летчик, у него важная работа, но вот сейчас он прилетел в Москву. И дочь рассказывает, как они вошли в маленький дворик Бутырки, поднялись на второй этаж корпуса, вошли в комнату, где было четыре стула. Они с мамой сели, а в двери вошел Королев с охранником. Пятилетняя девочка тут же спросила: «Папа, дворик такой маленький, как ты сюда сел?» Ни ее мать, ни отец не успели отреагировать, первым ответил охранник: «Эх, девочка, сесть сюда легко, выйти трудно».

После пересмотра дела Королев был отправлен в «туполевскую шарашку» в Москве, создававшую знаменитые самолеты по руководством Петлякова и Туполева. Через какое-то время после переезда туполевской шарашки в Омск Королева перевели в другую фирму того же типа - в Казани. Там он активно занялся разработкой ракетных двигателей для авиации, и продолжил работу даже после досрочного освобождения. Ну а позже пошли уже копии немецкой Фау-2, баллистические ракеты и космос.

Понятно, почему Королеву было посвящено в фильме больше времени, чем кому-то другому: известное имя должно привлечь внимание зрителей. Но были и другие, в том числе и известные личности. Так, о своем отце, но в несколько будничной тональности рассказывал известный артист, режиссер и певец Ефим Шифрин, родившийся в Магаданской области. Там его отец-бухгалтер, получивший в 1938 десять лет лагерей, был в то время уже на поселении. Был рассказ о самодеятельном музее ГУЛАГа, посвященному жизни в Магадане под властью НКВД.

Маленький шедевр - кадры с Анастасом Микояном, мне не знакомые. Ради них мне уже стоило посмотреть «Колыму». Анастас Иванович усидел на самом верху много лет, от Ленина до Брежнева (советская шутка: от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича). Микоян с упоением и пламенной страстью рассказывал историю об очередном Павлике Морозове: каком-то мальчике-пионере, который сообщил органам, что его отец причастен к каким-то хищениям. Страшное дело… И еще Дудь упоминал о квотах на аресты в разных регионах (что, в общем-то было известно). Но, оказывается, Микоян выступил со встречным планом: мол, в Армении еще много предателей и контрреволюционеров, и необходимо увеличить квоту для Армении. Какой класс!

При всем при этом после рассказов Варлама Шаламова, романа Евгении Гинзбург и всего остального, что я читал, особым открытием фильм для меня не стал, но эмоционально задел. Хотя его можно было бы украсить какими-то визуальными экспонатами (как, например, сделано в рассказе о музее) и получше срежиссировать, более четко выстроив драматургическую линию.

Ближе к финалу – кульминационный вопрос к собеседникам об их отношении к Сталину. И вот тут начался разнобой, как и во всей стране сейчас. Одни говорят, что он – убийца миллионов людей, что они его ненавидят. Другие – что он был не в курсе, это все «ближние бояре» натворили, зато как много он сделал: выиграл войну, получил страну с сохой, а оставил с атомной бомбой. На вопрос Дудя: «Как же так, ведь ваш отец сидел?» Ответ: «Да, но это он и научил так думать. И когда в 70-80 годы собирались с приятелями, то обязательно был тост за Сталина». Некоторые жутко нервничают: да что вам дался Сталин, почему не спрашиваете о Берии?

Но без ответа по сути остается «детский» вопрос Дудя, так что же перевешивает у Сталина - заслуги или преступления? Точнее, этот вопрос остается с легко предсказуемым ответом. Человек, которого научили считать Сталина богом, видит только его заслуги. Человек, считающий его преступником, воздерживается от признания заслуг. А может, и не надо выводить среднее арифметическое? И за Берией есть преступления, но есть и заслуги, и за остальными вождями. На Новодевичьем кладбище стоит памятник Хрущеву – бюст, половина которого белая, а другая – черная. Такой можно поставить любому из высших руководителей СССР той эпохи. Под расстрельными списками расписывались не только Сталин и Берия, но и Молотов, Ворошилов, Микоян, Хрущев и другие соратники великого вождя: «А вокруг него сброд тонкошеих вождей, // Он играет услугами полулюдей. ) Но не только высших руководителей. Если вспомнить стукачей и доносчиков, работавших не в Кремле, а рядом с обычными «винтиками», то черно-белый памятник можно поставить всей стране. И по-настоящему вопрос лишь один: как нам избавиться от этого наследия? Которое мало что не умерло, но возрождается уже во внуках тех самых именитых и безымянных героев, осваивавших планету ГУЛАГ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25466
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 14, 2019 8:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Предложение Leshaaa и последующий обмен репликами перенес туда, где они должны быть - в раздел Организационные вопросы.

Модератор
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Feola
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 19.04.2013
Сообщения: 1173

СообщениеДобавлено: Ср Май 15, 2019 7:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Минкультуры обнародовал зарплаты руководителей музеев и театров, кому интересно.
https://www.bfm.ru/news/414260
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25466
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 16, 2019 1:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



Позволю себе продолжить свое праздничное обозрение. На это время пришлись не только фильмы. Вот обложка книги, подаренной на праздниках одним из наших гостей (физиком, действительным членом АН РФ). Воспроизведу название в тексте для облегчения в будущем поиска по форуму:

Н. А. Кудряшов
Берия и советские ученые в атомном проекте
Кн. 1. Выдающиеся ученые-ядерщики Советского Союза
М., ЛЕНАНД, 2017

Одновременно вышел и второй томик, посвященный жизни и деятельности Л. П. Берия, его у меня пока нет. Наука – тоже часть культуры, но в этой теме она давно не появлялась.

Содержание кн. 1 следует прямо из оглавления, где перечислены имена героев очерков. Большинство знакомо по звонким именам: Берия, Ванников, Капица, Курчатов, Харитон, Щёлкин, Зельдович, Тамм, Сахаров, А. П. Александров, Минц, М. Г. Мещеряков. Многих из них еще застал, кого-то слушал на конференциях, о ком-то много писали, с кем-то был знаком лично и даже разговаривал. А о ком-то даже не слышал, так вот вышло. Например, незнакомо мне было имя Кирилла Ивановича Щёлкина, чл.-корр. АН СССР, трижды Героя Социалистического труда, лауреата Ленинской премии и трех Сталинских. Вот о нем хочется теперь рассказать.

Кирилл Иванович был приглашен в атомный проект Курчатовым и Харитоном (отцом атомной бомбы, главным конструктором и научным руководителем института). Весной 1947 г. Щёлкин стал заместителем Харитона в закрытом городе Арзамас-16 (ныне Саров), где они занимались созданием первой советской атомной бомбы. Человек он был прямолинейный и жесткий. Вот ряд рассказов с его работы.


Кирилл Иванович Щёлкин (4 [17] мая 1911, Тифлис, — 8 ноября 1968, Москва)

На полигоне при первом испытании атомного оружия Берия спросил его «Тебе инженер Иванов нужен?». На что Щёлкин ответил, что ненужных он не берет на полигон. Тогда Берия предложил ему сидеть и слушать, а сам вызвал какого-то румяного молодого генерала МГБ, который пришел с тонкой папкой в руках. На предложение докладывать генерал сообщил, что считает необходимым срочно удалить с полигона и арестовать инженера Иванова. На вопрос Берия, что у тебя на него, генерал достал из папки один из листиков и доложил, что в 41-м Иванов неоднократно высказывал недовольство и зачитал несколько резких высказываний Иванова в адрес военачальников разных рангов. Берия подумал и спросил: «А ты, значит, был доволен отступлением?». Лицо краснощекого генерала мгновенно стало серым и безжизненным, а Берия добавил: «Иди, мы с тобой разберемся. Иванова не трогать».


Ю.Б. Харитон у первой советской атомной бомбы

В 1954 в Арзамас-16 приехал Курчатов и объявил о создании параллельного ядерного центра Челябинск-70 (ныне Снежинск). Снежинск расположен между Челябинском - 123 км, и Свердловском (Екатеринбургом) – 105 км. Так было принято в Союзе – создавать дублирующую конкурирующую организацию, и пусть соревнуются друг с другом. Решение было обосновано коротко: «Харитону и Щёлкину на одном объекте стало тесно». Щёлкин был назначен главным конструктором и научным руководителем Челябинска-70. Оставаясь непримиримым борцом за свои мнения, Щёлкин испортил отношения с Ефимом Павловичем Славским, министром среднего машиностроения (так шифровалось атомное министерство) и даже с Н. С. Хрущевым.

С Хрущевым вышло прямое боевое столкновение. Вскоре после назначения Щёлкина Хрущев посетил Челябинск и на специальном совещании объявил, что поговорил с первым секретарем обкома, тот отдает ядерному центру новый корпус Челябинского тракторного завода и обещает давать сотрудникам объекта 10% строящегося жилья. Щёлкин заявил, что негоже строить производство атомных и водородных бомб в центре большого города. Хрущев слушать не хотел: мол, надо экономить средства. Тогда Щёлкин попросил освободить его от руководства Челябинском-70. После чего Хрущев обругал Славского, который был тогда первым замом министра средмаша, но имел уже две Сталинские премии и две золотые звезды героя за создание атомной и водородной бомб, за неправильный подбор кадров, которые считают себя умнее всех. После чего покинул совещание, поручив его вести Микояну и добавив: «Дай Щёлкину все, что он просит, а через год я снова приеду и специально заеду на объект посмотреть, как они выполнили постановление правительства». Видимо, все было выполнено, недаром Челябинск-70 работает до сих пор. В конце 50-х гг. там разгорелся новый конфликт. Хрущев мечтал о создании чрезвычайно мощных зарядов, а разработчики имели другую точку зрения. Победила власть. Самая мощная в мире Царь-бомба была сделана и сброшена с самолета в октябре 1961 г. на Новой Земле. Измерения показали, что мощность ее составила 58,6 мегатонн в тротиловом эквиваленте (что внесено в книгу рекордов Гиннеса). Заряд такой мощи невозможно применять в военных целях. Стало быть, Царь-бомба присоединилась к музейным экспонатам – никогда не стрелявшей Царь-пушке и не звонившему Царь-колоколу. Но Царь-бомба все же разок взорвалась. Судя по времени работы над ней 1954-61, Царь-бомбу сделали в Арзамасе-16, а не в Челябинске-70, которого тогда еще не было. Ее макет выставлен в экспозиции музея ядерного оружия в Арамасе-16.


Макет Царь-бомбы (официально – изделие АН602)

Конфликт со Славским был, в сущности, чепуховым. Щёлкин просил построить своим сотрудникам крытый бассейн, при этом не просил ни денег, ни материалов. Славский ответил, что в его городах ничего подобного нет. Однажды министр уехал в командировку, Щёлкин и директор института поехали в Москву и получили разрешение от Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР. Сразу позвонили на объект с приказом строить. Там все было готово: проект, материалы и даже уже выкопан котлован, Все силы строителей Челябинска-70 бросили на бассейн, и он был готов буквально на следующий день. Тут же министру Средмаша было кем-то доложено, Славский метал громы и молнии, но приказать все снести не решился.

В 1958 г. Щёлкин написал письмо секретарю ЦК КПСС, члену Политбюро ЦК КПСС (тогда оно называлсь Президиум ЦК) Н. Г. Игнатову о состоянии дел в атомной отрасли. Тревогу вызвал уход многих крупных ученых из средмаша: Боголюбова, Лаврентьева, Ландау, Флёрова, Франка, Гинзбурга, Халатникова и других. Щёлкин пишет, что это направление отошло на второй план после создания атомного и водородного оружия. Но что нельзя допустить полной научной демобилизации. Что из средмаша улетучилась научная атмосфера, небольшое число оставшихся специалистов заняты залатыванием прорех, их затягивает текучка по созданию зарядов для все возрастающего числа носителей. Копию письма направил зам. министра Средмаша с просьбой передать министру Славскому. Ефима Павловича Славского Щёлкин решил проигнорировать. В это время такой поступок был смелым шагом.

Хотя сейчас процесс оттока мне понятен (это уже не из книги). Перечисленные выше люди были действительно крупными учеными, они больше хотели заниматься чистой наукой, а не производственными проблемами. А научные задачи в Арзамасе-16 и Челябинске-70, представлявшие для них интерес, были решены. К тому же внимание и интерес Хрущева стал смещаться в сторону ракет, которым уже было что возить, главное – долететь.

Игнатов и ЦК на письмо Щёлкина не отреагировали, здоровье его ухудшалось (сердечные приступы), в феврале 1960 умер его друг И. В. Курчатов… Щёлкин пришел к выводу, что дальнейшая работа научным руководителем и главным конструктором Челябинска-70 бессмысленна в складывающихся обстоятельствах. Уговоры министра Славского не помогли, и в апреле Правительство решало вопрос о персональной пенсии Щёлкина. Министерство предлагало 400 рублей – огромная сумма по тем временам. Но Микоян сказал, что ему гораздо больше лет и он дольше работает на более ответственных постах, но на пенсию не просится. Анастас Иванович предложил дать Щёлкину пенсию в размере 180 рублей. (Для сравнения – это была зарплата младшего научного сотрудника с кандидатской степенью.) Правительство, знавшее о конфликте Щёлкина с Хрущевым, поддержало это предложение.

Очерк в обсуждаемой книге заканчивается замечанием, что в СССР согласно закону людям с двумя золотыми звездами устанавливался бюст на родине героя. Кирилл Иванович Щёлкин имел три звезды, полученные в 1949, 1951 и 1954, но бюст в Тбилиси был установлен лишь в 1982 году. Позже он был демонтирован по распоряжению грузинского президента (какого именно, в книге не сказано).


Владимир Зиновьевич Нечай (5.05.1936 - 30.10.1996)

Закончить хочу рассказом, не входящем в эту книгу. Щёлкин беспокоился о выживании отрасли, развитию которой он посвятил свою жизнь. Речь тогда шла лишь о развитии науки, но не о бытовой стороне. Закрытые города СССР были обнесены колючей проволокой и контрольно-следовой полосой. Они отлично снабжались и охранялись. Но Щёлкин, по счастью, не увидел тот распад, который наступил в перестройку и особенно позже, уже в период Ельцина. Такого никто и представить себе не мог. В 1996 году я работал в Германии и вечером, слушая как обычно русское радио, узнал о самоубийстве директора Челябинска-70 Владимира Зиновьевича Нечая. Я позвонил своей жене узнать подробности. Она как научный журналист бывала и в Арзамасе-16, и в Челябинске-70. А с Нечаем, лауреатом Ленинской и Государственной премий, даже танцевала на каком-то банкете. Она сказала, что все говорят очень неопределенно, но по слухам город Снежинск больше не снабжался, зарплата не то, что не росла, ее полгода не выплачивали. Люди, сковавшие, как тогда говорили, ядерный щит и меч, были брошены на произвол судьбы. Коммерцию там не развернуть, въехать в закрытый город людям со стороны невозможно, нужен допуск по первой форме. Где в таких городах можно было заработать? Разве что в отпуске продать арабам военные секреты и некоторые технологические устройства. Но за это могли посадить очень надолго (а при Сталине - поставить к стенке). Нечай отчаялся добиться изменения отношения к родному для него объекту, стыдно было смотреть в глаза тем, кто добился ядерного паритета и кому страна обязана своей безопасностью. Вынести такого Нечай не смог и застрелился в своем кабинете. Его биографии в обсуждаемой книге нет. И он мало известен даже в научных кругах, не связанных с военными разработками. Конечно, невозможно однозначно сказать, почему человек добровольно уходит из жизни, но изложенное – одна из версий. Правда или нет, но так тогда говорили в научном народе. А сейчас никак не говорят, забыли.


Памятник Е. П. Славскому на родине героя, в Макеевке (Донецкая обл.). Тогда у него было две золотые звезды, третью он получил позже

В книге, кстати, нет и биографии Славского (26.10 [7.11] 1898 - 28.11.1991), хотя наград у министра – огромное количество, и уважением в институтах он пользовался. Третью золотую звезду получил за Царь-бомбу, а у нас немного трижды героев. Но сказалось, возможно, личное отношение автора к историям конфликтов Славского с учеными (хотя Н. А. Кудряшов – зав. кафедрой МИФИ и лауреат нагрудного знака Росатома «Е. П. Славский»). В молодости Славский был одним из командиров Первой Конной. В отличие от сменившего его позже эффективного менеджера, распилившего некогда могучий Средмаш на три части, Славский отлично знал, чем он руководит. Сам копался в реакторах, посещал аварии, нахватал порядочно доз радиации, но богатырское здоровье позволило ему до 88 лет управлять Средмашем, а на пенсии дожить до 93 лет. Есть анекдот (или легенда), что на 70-летнем юбилее Славский произнес, что те, кто ожидают его скорой отставки, ошибаются: мол, у меня маме за 90 и я еще должен ее кормить. Ефим Павлович Славский – один из гигантов ушедшей эпохи. С ним не встречался, но ничего плохого о нем никогда не слышал. Ефим Великий – так его называли сталкивавшиеся с ним физики.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
А.Л.
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 03.05.2010
Сообщения: 452
Откуда: г.Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 16, 2019 9:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В Канаде придумали гениальную идею — объединить «Дома престарелых» с «Детскими приютами». Результат превзошел все ожидания. Пожилые люди обрели любящих внуков, сироты впервые почувствовали, что такое родительская любовь и забота.
Дальше по ссылке. В комментах написали, что такое есть и в Испании.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика