Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2019-05
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 7, 8, 9, 10, 11  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 25, 2019 3:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052503
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Персоналии, Игорь Артамонов
Автор| Таисия Савина
Заголовок| ​ «Диванные критики не выдержали бы и полдня». Танцовщик балета о стереотипах, боли и любви к театру вопреки всему
Где опубликовано| © Комсомольская Правда в Белоруссии
Дата публикации| 2019-05-25
Ссылка| https://www.kp.by/daily/26981.7/4040343/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Узнали, каково быть мужчиной-танцором балета в Беларуси, где многие считают это не профессией, а сексуальной ориентацией.


"Как бы пафосно это ни прозвучало, но это не работа, а призвание".
Фото: Павел МАРТИНЧИК


В рубрике «Влюбленные в профессию» мы рассказываем о специалистах в самых разных сферах, которые искренне увлечены своим делом. В этот раз нашим героем стал известный артист балета Игорь Артамонов.

СПРАВКА «КП»

Игорь Артамонов, 43 года. Родился и живет в Минске. Выпускник Белорусского государственного хореографического колледжа. Последние 25 лет - артист балета Большого театра Беларуси. В 2003 году получил звание заслуженного артиста, в 2010 году - Народного артиста Беларуси.

Мы застали танцовщика на вечерней репетиции в Большом театре. В небольшом зале только парни: концертмейстер играет на пианино, на сцене десяток танцовщиков делают растяжку, прыжки и развороты. Сквозь музыку доносятся обрывки французских слов: шанжман-де-пье, сисон ферме… Движения повторяются, пока не будут выполнены идеально. Спустя час Игорь Артамонов уже не кажется таким суровым преподавателем и рассказывает, что привело его в Большой театр и держит здесь уже 25 лет.

«Родители отдали в балет, чтобы я по дворам не шлялся»

Первоклассника Игоря отдали в кружок самодеятельности, но никакой тяги к танцу у ребенка долго не было.

- Родители отдали меня в балет, чтобы я по дворам не шлялся и был чем-то занят, - смеется один из самых известных в Беларуси танцовщиков.

В третьем классе мальчика пригласили в хореографическое училище рядом с Большим театром. Конкурс был 4 человека на место! Юного Игоря выбрали, но учиться оказалось очень тяжело:

- Я не представлял, как это выдержать. Каждый день полтора часа одного только классического танца, а еще растяжка и другие дисциплины… Это было больно и тяжело, с занятий мы выходили все мокрые. Сначала было обидно: дети играют на улице, а ты часами оттачиваешь движения. Но благодаря прекрасному преподавателю постепенно втянулся.

У учеников тогда не было доступа к интернету и видео, поэтому звезды мирового балета вроде Нины Ананиашвили или Михаила Барышникова казались людьми из другой реальности.

- В первом классе училища в спортзале поставили маленький телевизор с видеомагнитофоном и показали «Дон Кихот» Барышникова. Тогда я понял, что хочу заниматься этим всю жизнь, что это действительно мужская профессия.

Игорь был уверен, что скорее полетит в космос, чем станцует с кем-то из звезд балета. Но однажды Нина Ананиашвили приехала в Минск танцевать спектакль и позвала молодого артиста в Грузию, чтобы сыграть с ней в двух спектаклях Джорджа Баланчина. Игорь долго не мог поверить такой удаче.

- Мне нужно было за 20 дней выучить два спектакля. После 5 - 6 часов репетиций я еле доходил до отеля, за едой смотрел то, что выучил, а после - что будем разучивать завтра. Было сложно, но оно того стоило. Нина тогда сказала: станцуешь Баланчина - больше ничто не покажется сложным.

«Мы тренируемся так, будто у нас Олимпиада раз в неделю»

- Во многих странах артист балета - очень уважаемая профессия. Как-то мы с женой и друзьями сидели в кафе в Токио, и мужчины, которые пришли после тренировки по карате, узнали, что мы артисты балета. Они долго нас расспрашивали и говорили исключительно в превосходной степени. А вот белорусы очень по-разному реагируют на профессию артиста балета. Одни говорят: «Ясно, а работаешь-то ты кем?» Другие вообще уверены, что это не профессия, а сексуальная ориентация и для мужчины это ненормально. Но если бы эти диванные критики попытались прожить хоть один день из жизни артиста балета, не каждый бы продержался и до середины, - говорит Игорь Артамонов. - Ни один вид искусства не сравнится по физическим нагрузкам с балетом. В советской книге по охране труда и здоровья артистов балета писали, что труд артиста балета приравнивается к труду шахтера в дореволюционное время... Поэтому и на пенсию нас отправляют после 20 лет стажа. Балет - это пахота. Мы тренируемся так, будто у нас Олимпиада раз в неделю. Но сколько ни репетируй - на спектакле все равно тяжело, до изнеможения и потемнения в глазах. Если каждый день себя не преодолеваешь, ты даже на месте не стоишь - двигаешься назад. Ты должен репетировать, даже если устал, с болью и на таблетках… После спектакля наступает небольшая эйфория, если все прошло удачно. Но длится она недолго - утром пахота начнется заново.

Даже питаться три раза в день артистам не удается. До спектакля наедаться нельзя, и нормально поесть удается только после. А за килограммами приходится следить, и не только за своими. В кабинете заведующего труппой даже хранится большая секретная тетрадь, в которую записывают вес балерин.

- Артистки весят в среднем 50 - 55 килограммов. Но бывает по-разному: иногда девочка очень худенькая, но весить может 60 килограммов, кость тяжелая. И наоборот. Конечно, если кто-то наберет вес, в угол его за это не поставят и не выгонят. Иногда кто-то поправляется и сам извиняется перед партнером: «Прости, я уже неделю на одном кефире сижу…»

Говорят, классический балет изжил себя и на его место придет модерн. Игорь не согласен:

- Есть огромное количество разных театров, на сцене хватит места любым направлениям. Что касается классического балета, большинство зрителей хотят увидеть его. Да, элементы модерна вносятся, и классический балет от этого только обогащается. Люди хотят увидеть в театре то, что не видели в жизни и не могут получить с помощью телевизора. Хотя театральные эффекты достаточно наивны по сравнению со спецэффектами в фильмах, у него есть неповторимый шарм. На зрителя работает оркестр, кордебалет, солисты, осветители… Он хочет получить в театре маленькое чудо и отдохнуть от повседневности.

«Талант мог стать простым артистом кордебалета, не справившись со страхом сцены»

Страх сцены - один из самых сильных у человека, поэтому ученики балетной школы с первых классов постепенно выходили на сцену и к концу обучения привыкали. Проходили отчетные концерты, в конце года - выступления перед полным залом. Но справиться удалось не всем: многие талантливые люди, на которых возлагали большие надежды, из-за страха сцены становились не солистами, а артистами кордебалета.

- Брать свои эмоции под контроль - часть нашей профессии. Раньше перед выходом на сцену мне было ужасно страшно, сейчас опыт помогает.

У успеха артиста много составляющих. Во-первых, набор физических данных. Во-вторых, усердие. Да, славяне едва ли догонят темнокожих бегунов или составят конкуренцию китайским акробатам. Но именно благодаря эмоциональности на сцене, усердию и академизму исполнения танцоры русской классической школы балета известны во всем мире. В-третьих, большое значение играют педагог и… адекватная самооценка.

- Человек должен понимать, что он собой представляет. Часто наши ощущения от танца отличаются от реальности. Поэтому после каждого спектакля артист ждет педагога, который расскажет, как все прошло на самом деле. Иногда даже после премьеры я слышал много восторженных отзывов, а через пару лет понимал: ну и детский сад это был!

Как любому перфекционисту, танцовщику важна каждая мелочь.

- Грим я, как правило, сам наношу. Спасибо потрясающему педагогу, который в училище научил при помощи красок из обычного славянского лица делать хоть старика, хоть китайца... В балете важно все. Ты можешь тысячу раз отрепетировать, но поскользнуться на полоске скотча, которым заклеили линолеум.

Не все роли артисту давались легко. Он много внимания уделял технике исполнения, но на актерское мастерство времени хватало не всегда. Только с опытом пришло понимание, что обе составляющих должны быть в гармонии.

- В отличие от актеров, мы не поем и не говорим, а доносим эмоции на языке тела. Это и показывает уровень мастерства. Я станцевал много партий, но мне с детства ближе лирические персонажи. А в театре мне первым делом дали танцевать испанский танец в «Щелкунчике». Сначала было очень дискомфортно, зато потом сильно помогло - преподаватели раскачали меня эмоционально. Спустя время я уже не воспринимал себя как исполнителя одного амплуа. В этом прелесть нашей профессии: можно прожить много жизней, почувствовать себя и принцем, и предводителем пиратов.

«Не теряю надежды получить лицензию пилота»

Жесткий рабочий график с одним выходным днем по понедельникам подразумевает служебные романы. И в Большом театре действительно много пар не только в танце, но и в жизни.

- С таким графиком это неудивительно, люди сутками работают вместе. Когда у всех праздники и выходные - мы работаем, а в понедельник отдыхаем. Представляю, как мужей не из балета бесят их жены-балерины, которых или нет дома, или они смертельно уставшие…

Жена Игоря - бывшая прима Большого театра, заслуженная артистка Татьяна Шеметовец сейчас заведует труппой. Однажды Игорь и Татьяна сели в один автобус - и все закрутилось… Хотя Татьяна на 15 лет старше мужа, отношениям это не помешало: пара вместе четверть века! Супруги рядом на работе и дома. На видном месте в кабинете Татьяны (там мы беседовали) - семейные фото, а на одном даже любимый персидский кот. Лидера в семье нет:

- У нас равноправие, и я считаю, что это правильно. Нельзя подавлять кого-то за счет своих амбиций. А еще мы оба поглощены работой. Каждый раз договариваемся: «Все, про балет больше ни слова!» И через пару минут снова его обсуждаем.

Супруги любят отдыхать и отключаться от работы на даче в 150 км от Минска. Приезжают ночью в воскресенье, а во вторник в 6 утра уезжают обратно на работу.

- Мы любим гулять по замерзшему озеру, кормить животных, которые к нам уже привыкли и ждут. Вся эта красота помогает морально отдохнуть. Один выходной там - как неделя в Минске.

У танцовщика есть еще одна большая любовь - авиация. Увлечение пришло из детства и не отпускает до сих пор, стендовый моделизм не дает «мозгам засохнуть»:

- Недавно насчитал дома 40 моделей самолетов. Вроде немного, но если учитывать, что на изготовление одной модели уходит от года до четырех лет… Изредка, когда работа в театре позволяет, я езжу с ними на выставки и конкурсы. Позапрошлым летом я управлял самолетом с инструктором и до сих пор не теряю надежды получить лицензию пилота. Правда, обучение стоит дико дорого - около 12 тысяч евро!

«Работать здесь ради денег нет никакого смысла»

Игорь Артамонов признается, что звание заслуженного артиста стало для него полной неожиданностью:

- Друзья услышали об этом по радио и стали меня поздравлять. Я сначала подумал, что подшучивают, в балете все надо делить на два. Потом был в шоке: стать заслуженным артистом в 27 лет - это редкость. А через 7 лет я получил еще и звание народного артиста. Безумно приятно, но это и двойная ответственность. Раньше сам себя держал, а теперь еще одна планка появилась.

На вопрос о заработках артистов балета наш герой только вздыхает. Каждый год зарплаты творческих работников в Беларуси оказываются в самом конце рейтинга, наравне с библиотекарями, медсестрами и обслуживающим персоналом. У артистов кордебалета зарплаты очень скромные. Что касается солистов, то большое подспорье для них - гастроли театра и персональные гастроли. Игорь говорит, что руководство это не запрещает, да еще и по возможности дает артистам бонусы и премии. Платят на гастролях относительно немного, но за счет количества спектаклей выходит неплохая сумма.

Хотя в Большом театре получают больше всех артистов театра в Беларуси, само звание не дает почти никакой материальной выгоды, кроме небольшой доплаты самого театра. Например, обзавестись собственным жильем двум известным артистам оказалось сложно: супруги живут в квартире, доставшейся от мамы Татьяны.

Мысли бросить все и уйти на пенсию у Игоря иногда возникают, но быстро проходят:

- Многие знакомые из балета говорят: «Как все достало, скорей бы пенсия!» Но я, похоже, еще не натанцевался и на любви к своему делу пока могу продержаться. Иногда, устав после череды спектаклей, думаю: хоть бы попасть на больничный и отдохнуть! Потом попадаю на больничный и на третий день думаю только о работе. Как бы пафосно это ни прозвучало, но это не работа, а призвание. Люди, чего-то достигшие в балете, - это энтузиасты. Работать здесь ради денег нет никакого смысла.

=============================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 25, 2019 8:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052504
Тема| Балет, Астраханский театр оперы и балета, Персоналии, Анна Тихомирова, Артем Овчаренко, Анастасия Денисова, Денис Захаров, Дмитрий Дорохов
Автор| корр.
Заголовок| ​ Зал взорвался аплодисментами. Тихомирова и Овчаренко показали дочку со сцены астраханского театра
Где опубликовано| © KASPY.INFO - Новости Астрахани и Астраханской области
Дата публикации| 2019-05-25
Ссылка| https://kaspyinfo.ru/zal-vzorvalsja-aplodismentami-tihomirova-i-ovcharenko-pokazali-dochku-so-sceny-astrahanskogo-teatra/
Аннотация|

Два гала - концерта прошли в Астраханском театре оперы и балета с аншлагами

Два дня -20 и 21 мая- Астраханский театр оперы и балета был переполнен. Солистка Большого театра Анна Тихомирова, знаменитая внучка знаменитой бабушки, основателя Астраханской школы художественной гимнастики Людмилы Тихомировой, приехала в наш город с молодыми звёздами балета отметить юбилей бабушки. Хореографическая часть гала -концерта была великолепна.

Во вторник на встрече с любителями балета Анна Тихомирова сказала :» Бабушка ни разу не видела меня танцующей на сцене, и вот вчера мне казалось, что она тоже смотрит на нас и радуется…» Оказывается, бабушка говорила внучке:»Если ты хочешь чего -нибудь добиться в своей профессии, нужно вставать и начинать заниматься именно в 6 утра».

Так что успешной балериной Анна стала во многом благодаря бабушке. Уже в 6 лет она вышла на сцену Кремлёвского дворца в спектакле «Щелкунчик».В 2012 году стала лауреатом «Гран -при» конкурса «Большой балет. Она исполняет главные партии в балетах «Баядерка»,»Коппелия»,»Дон -Кихот»,»Онегин».

Анну и её мужа, премьера Большого Артёма Овчаренко, называют лучшей балетной парой. У Артёма множество балетных регалий, но сейчас чаще всего в СМИ упоминают, что он исполнил заглавную роль в английском телевизионном фильме «Рудольф Нуреев — танец к свободе» и в спектакле Кирилла Серебренникова «Нуреев», который назван балетом этого года.

Мне больше всего было интересно, действительно ли Артём, являющийся к тому же приглашённым солистом Гамбургского театра, отказался от участия в спектакле в Лондоне, как утверждают СМИ, ради концертов в Астрахани? Артём уточнил:»Я сначала принял решение выступать в Астрахани, а уже потом меня пригласили в Лондон.. Конечно, я отказался! Как иначе? Если бы не Людмила Александровна, не было бы и Ани, не было бы нашей дочки.»Кстати, кроха дочка, Арианна, тоже приняла участие в концерте : зал взорвался аплодисментами, когда Артём вышел на сцену, держа её, кланяющуюся публике, на руках.

Прекрасно выступили и другие солисты Большого театра: Анастасия Денисова( тоже астраханка!), Денис Захаров, Дмитрий Дорохов. Все они выпускники Московской государственной академии хореографии и танцуют в Большом сольные партии в балетах «Раймонда», «Спящая красавица», «Жизель», «Дон — Кихот», «Лебединое озеро». Дмитрий Дорохов из них самый именитый: он даже забыл, сколько именно у него престижных наград в международных конкурсах: пять или семь? Друзья на встрече с любителями балета помогли ему вспомнить: пока шесть!

На этой встрече присутствовал и отец Анны, Николай Тихомиров, о котором почти не упоминают СМИ, хотя биография у него не менее блистательна: бывший премьер театра оперы и балета Литовской ССР, старший преподаватель академии хореографии…Конечно, я не могла не спросить его и о нашем Астраханском балете, о том, как он оценивает хореографическую школу Уральского, с которой успел познакомиться ( благо, ни самого Уральского, ни наших солистов на встрече не было!) Оказывается, наш гость сердит на своих друзей: они только год назад сказали ему, что в Астрахани появилась прекрасная балетная труппа.Теперь он абсолютно с ними согласен и хочет пересмотреть все наши балетные спектакли. Собственно, год назад и родилась идея отметить юбилей Людмилы Тихомировой совместным гала — концертом с солистами Астраханского театра оперы и балета.

Ну, а осуществить эту идею помогло Тихомировым столичное землячество «Астраханцы».Олег Попков стал и соавтором сценария, и режиссёром — постановщиком. В программу этого необычного концерта, равного которому, пожалуй, в Астрахани ещё не было, вошли и выступления воспитанниц Спортивной школы олимпийского резерва имени Людмилы Тихомировой, и вокальные номера. Вспоминать этот концерт в Астрахани будут ещё долго.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 25, 2019 11:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052505
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Персоналии, Валентин Елизарьев
Автор| Владимир Писарев
Заголовок| ​ КЛАССИКИ — СОВРЕМЕННИКИ. Валентин Елизарьев – о дружбе с Майей Плисецкой и возвращении в Большой театр
Где опубликовано| © «Минск-Новости»
Дата публикации| 2019-05-25
Ссылка| https://minsknews.by/klassiki-sovremenniki-valentin-elizarev-o-druzhbe-s-mayey-plisetskoy-i-vozvrashhenii-v-bolshoy-teatr/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Его имя еще в минувшем веке стало синонимом понятия «белорусский балет». И хотя вышло так, что народный артист СССР и БССР, профессор Валентин Елизарьев надолго уходил из храма искусства, где работал до этого свыше 35 лет, его возвращение в Большой театр Беларуси получилось триумфальным. Корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовал с гением современности.



«Спартак» по-китайски

Осенью 2018 года легендарный хореограф назначен художественным руководителем отечественного Большого театра и сразу с головой окунулся в работу, вернув вторую жизнь нескольким поставленным в молодости знаковым спектаклям. Он по-прежнему подтянут, элегантен, энергичен, полон сил, созидательных идей и творческих замыслов. Словом, остался тем же Елизарьевым, который приехал из Ленинграда в Минск без малого полсотни лет назад.

— Валентин Николаевич, в начале мая балетная труппа Большого театра Беларуси триумфально выступила в Пекине, порадовав и поразив тамошних ценителей прекрасного возобновленным вами «Спартаком». Вы испытываете особую симпатию к Китаю, Японии, другим азиатским странам, где вас хорошо знают и очень высоко оценивают?

— О да. Я вообще люблю искусство стран с древней цивилизацией. Например, то, что в Поднебесной делали 4 тыс. лет назад из бронзы, сейчас никто не умеет делать. В музее в Шанхае видел подобные произведения, они оставили невероятное впечатление.

Мне, наверное, очень повезло в жизни, потому что имел возможность работать и в Корее, и в Японии. Многие мечтают попасть в Китай, а я побывал там уже 28 раз. Вот и в июле полечу туда в качестве председателя жюри 5-го Международного конкурса артистов балета и хореографов. Между прочим, еще в 1950 году в этой удивительной стране, после того как в 1949-м пришел к власти Мао Цзэдун, начал создавать национальный балет мой педагог Петр Андреевич Гусев. И зерно русской и советской хореографической школы, как выяснилось, упало в благодатную почву.

— Педагоги у вас всегда были замечательные. Но как удалось привлечь бакинского мальчишку к занятиям танцами, а не футболом, борьбой или боксом, и отдать в хореографическое училище, для меня остается загадкой.

— Все начиналось с самодеятельности. У нас был огромный двор, очень интернациональный, и многие дети чем-то увлекались: сражались на спортплощадках, ходили в разные кружки, рисовали, занимались музыкой. И человек 15 попали в детскую хореографическую студию, и я вместе с ними. Вот так приобщился к танцам. Родители никакого отношения к искусству не имели. Папа был военным, а мама — главным бухгалтером в Академии наук.

Из Баку — в Вагановку

— Для серьезных занятий хореографией нужны особенные данные — выворотность, растяжка, прыгучесть и так далее. У вас они были?

— Не могу похвастаться очень способным телом, но у меня, во-первых, был запал, а во-вторых, хореографические идеи. Мне безумно нравилось это все, с энтузиазмом ходил на занятия, не пропускал ни одного. Наш преподаватель, как мы потом узнали, был заведующим балетной труппой Азербайджанского театра оперы и балета. Он нас опекал, как родных. По его совету я и поступил в училище после 3-го класса общеобразовательной школы. И с большим удовольствием продолжал там заниматься.

— А как попали в Ленинград?

— Года четыре отучился в Баку, а потом перевелся, сдав экзамены в Вагановское училище. Оно уже тогда было академическим и знаменитым на весь мир. Жил в интернате, ходил на занятия общеобразовательные и в балетном классе.

— Не чувствовали себя в чужом городе, без родителей одиноким и покинутым?

— Нет, абсолютно не чувствовал. Мы все очень дружили, нам создавали хорошие условия, опекали педагоги, нас кормили, одевали, школьную форму выдавали: пальто, шапку, ботинки. Тогда такое время было, когда государство за все платило. Я вспоминаю его только добрым словом. Сейчас подобное редко встретишь, я ведь поездил по миру и многое повидал.

— Помните, как впервые вышли на большую сцену?

— Мы еще в Баку в театре оперы и балета имени Ахундова на сцену выходили. Потом в Ленинграде нас тоже в постановках занимали, был даже свой детский спектакль «Щелкунчик», исполнявшийся только силами учеников хореографического училища. А в последних классах я сам начал ставить миниатюры. Мне было очень интересно. Поэтому, когда узнал, что замечательный ленинградский и советский хореограф Игорь Бельский набирает курс, подал документы в Ленинградскую консерваторию на балетмейстерское отделение, окончив до этого Вагановку в 1967 году.

«Кармен-сюита» и дружба с Плисецкой

— А вы не мечтали продолжить карьеру танцовщика, стать солистом Кировского театра?

— Нет, хотелось поменять сферу деятельности, потому что артист и хореограф — абсолютно разные профессии. Я отучился в консерватории пять с половиной лет, полный курс. Последние полгода защищал диплом в Московском классическом балете, эта труппа и сейчас существует. Но еще на третьем курсе, в 1970-м, стал лауреатом Всесоюзного конкурса хореографов, так что меня приметили на союзном уровне. В том числе, видимо, и тогдашний министр культуры БССР Юрий Михневич. И после окончания консерватории в 1973-м распределили в Минск.

— И сразу на должность главного балетмейстера?

— Исполняющего обязанности. Здесь как раз не было руководителя, так что я никого не подсиживал, пришел на пустое место. В первый же год поставил «Кармен-сюиту», следом — «Сотворение мира». Думал, надолго не задержусь и вернусь в Ленинград, но потом перевез сюда жену с маленьким ребенком. Труппа стала родной и близкой моему сердцу, я полюбил тех, с кем работал, и остался здесь на всю жизнь.

— У вас были особые причины начать не с безопасной классики, того же Чайковского, а с модерновой в чем-то «Кармен-сюиты»?

— Когда приехал сюда, «Кармен-сюита» стояла в плане театра, что совпадало с моими желаниями. Хотел на эту замечательную музыку сделать спектакль, но не идти стандартными путями. Поскольку кубинец Альберто Алонсо уже поставил знаменитый балет в Москве для Майи Плисецкой, я искал новый подход и нашел его у Александра Блока в одноименном знаменитом цикле стихов.

— Не постановка ли балета на музыку Бизе, оркестрованную Родионом Щедриным, стала решающим аргументом для приглашения вас в творческую группу фильма-балета «Фантазия», сценарий к которому написала супруга Родиона Щедрина неподражаемая Майя Плисецкая?

— Меня кто-то порекомендовал Плисецкой, хотя я был уже довольно известным хореографом. А фильм-балет по мотивам «Вешних вод» Тургенева, поставленный талантливым театральным режиссером Анатолием Эфросом при участии легендарных актеров Иннокентия Смоктуновского, Андрея Попова и даже Пьера Кардена в качестве художника по костюмам, получился очень неплохим и понравился зрителю. Его и сегодня часто показывают по телевидению.

— И с великой балериной вы с тех пор подружились?

— Мы дружили почти сорок лет, пока ее не стало. К слову, во время постановки фильма у меня родилась дочка, сыну было два года. Плисецкая откуда-то с гастролей привезла чуть ли не чемодан детской одежды и игрушек. Это было очень трогательно.

Самое поразительное, что у Майи Михайловны оказались белорусские корни: папа родом из Гомеля, мама — из Вильно. Я по сей день общаюсь и поддерживаю хорошие отношения с Родионом Щедриным, живущим сейчас в Германии. Представляю, как ему без нее тяжело, они очень любили друг друга.

Будущий Папа поблагодарил за Бога

— До сих пор помню, какой ажиотаж в Минске вызвало появление в репертуаре нашего Большого театра балета «Сотворение мира» по мотивам рисунков Жана Эффеля. Сам с трудом доставал билеты. Что вас подтолкнуло именно к этой постановке и были ли вы лично знакомы с замечательным композитором Андреем Петровым?

— Разумеется, мы были знакомы. У меня хранится буклет, на котором рукой композитора написано, что это лучшая постановка его балета из всех, сделанных в Советском Союзе и за рубежом. Вышел я на эту тему не один, а вместе с гениальным театральным художником и своим хорошим товарищем Евгением Лысиком. Этот человек оказал на меня огромное художественное влияние, жаль, что он так рано ушел из жизни. Тем не менее мы вместе сделали несколько спектаклей. Я благодарен судьбе, сводившей меня не только с талантливыми исполнителями, но и с не менее талантливыми представителями других творческих профессий.

— Вы рассказывали, что на гастролях в Варшаве вас после этого спектакля пришел поблагодарить даже глава польской католической церкви кардинал Кароль Войтыла.

— Да, Кароль Войтыла не был тогда еще Папой Римским, но харизма ощущалась. После спектакля он подошел ко мне за кулисы, тепло пожал руку и сказал короткую фразу: «Спасибо за Бога».

— Выходит, будущий Иоанн Павел ІІ не счел столь легкомысленное толкование Библии крамольным?

— Нет, вероятно, посчитал его вполне убедительным.

— Считаете ли какие-то свои спектакли знаковыми для себя, может, поставленными лучше, чем кем-то еще?

— Я не люблю сравнивать свою работу с чьей-то. Пусть оценивают критики и зрители. Могу сказать одно: всегда старался найти оригинальный театральный ход, не шагать проторенным путем. Даже если беру всем известную по многочисленным воплощениям на сцене музыку, пытаюсь развернуться на 180 градусов и ищу свой путь. А спектакли, как дети, не бывают любимыми или нелюбимыми. Хотя ту же «Кармен-сюиту» нельзя не считать очень важной вехой в моей творческой судьбе. Если бы не она, вполне вероятно, не остался бы в Беларуси. Я всегда старался работать на благо театра, быть полезным стране, укреплять ее имидж за рубежом. И намерен, пока жив, все для этого делать.

Театра мне сильно не хватало

— Девять лет отсутствия в храме искусств, строительству которого вы посвятили большую часть жизни, для вас потерянные годы?

— Нет. Не уверен, что театру было без меня хорошо. Мне его тоже очень сильно не хватало. Однако времени даром не терял, углубился в преподавательскую деятельность, стремился передавать свои профессиональные навыки, воспитывать новых учеников, много работал в жюри международных конкурсов, ставил спектакли за рубежом.

Я ушел из театра. Со временем стал отчетливее понимать: возможно, поспешил. Впрочем, не бывает худа без добра.

— Наверняка у супруги, сына, дочери и внуков появилась бесценная возможность больше общаться с вами?

— Конечно! Очень хочется, чтобы внуки пошли по стопам дедушки и бабушки, тоже занимались искусством. Данные у них для этого есть. В жизни ведь очень многое зависит от воспитания. Как мои родители в свое время помогли мне стать тем, кем я стал, так и мы с женой старались и стараемся помочь своим детям и внукам.

— Как вы познакомились с Маргаритой Николаевной?

— Встретились мы во время учебы в Ленинградской консерватории, я был на два курса старше. С тех пор не расстаемся. И вот уже 49-й год вместе.

— Валентин Николаевич, в театре уже возобновлены постановки «Спартака», «Кармен-сюиты», на очереди другие спектакли, хореографическое воплощение которых выполнено вами. А есть ли в вашем распоряжении исполнители того же уровня, какими были когда-то Юрий Троян, Людмила Бржозовская, Инесса Душкевич, Виктор Саркисьян, Владимир Иванов? Вы довольны профессионализмом и мастерством нынешних солистов?

— Многое поменялось с тех пор, и сравнивать не совсем корректно. То поколение было более духовным, нынешнее — прагматичнее. Но это не значит, что оно менее талантливо.

========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 26, 2019 10:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052601
Тема| Балет, The Mother, Персоналии, Наталья Осипова
Автор| Екатерина Баева
Заголовок| ​ Балерина Наталья Осипова — о том, как создавался мрачный балет «The Mother» по Андерсену
Где опубликовано| © "Афиша"
Дата публикации| 2019-05-15
Ссылка| https://daily.afisha.ru/brain/11878-balerina-natalya-osipova-o-tom-kak-sozdavalsya-mrachnyy-balet-the-mother-po-andersenu/
Аннотация| Интервью

В конце мая в Москве пройдут премьерные показы балета Артура Питы «The Mother» по мотивам сказки Ганса Христиана Андерсена. «Афиша Daily» поговорила со звездой постановки, примой лондонского Королевского балета Натальей Осиповой.

О вдохновении для постановки

«С этой сказкой Андерсена я раньше не была знакома. Другие, конечно, читала, как все мы, и все они достаточно печальные, многозначные — со вторым, а то и с третьим дном.

Мне доводилось много разных сюжетов играть, много разных любовных дуэтов, но любовь матери к ребенку не испытывала никогда, в том числе и в реальной жизни. Я очень давно работаю с Артуром Питой, и он меня очень хорошо знает. Изначально у нас была некая идея спектакля — совсем другого, на самом деле, — а тут он приходит ко мне и рассказывает, как увидел потрясающие жутковатые иллюстрации итальянского художника AkaB, и вот есть такая сказка Андерсена, — ну и я тоже загорелась».

О сюжете и жанре работы

«Сюжет похож на триллер, на кошмарный сон. Мать в надежде спасти своего ребенка — мы не знаем, то ли это видение, и ребенок жив, то ли он все-таки умер, и она уже беременна вторым ребенком, — во сне как бы путешествует по своей квартире.

Несмотря на жутковатый сюжет, я не могу сказать, что мне трудно этот спектакль танцевать. Есть другие, более тяжелые — где ты умираешь, где сходишь с ума, — их гораздо неприятнее переносить.

У «Матери» все-таки, мне кажется, светлый финал в отличие от сказки Андерсена, где все бесперспективно. У нас было две идеи для финала, и мы решили оставить его открытым — пусть зритель решает, что случилось. Многие зрители, правда, решили, что финал мрачный, но это надо своими глазами все видеть и понять.

По жанру это, конечно, не балет. Это контемпорари-танец, это драматический спектакль, это музыкальный спектакль, это визуальный спектакль. Ближе всего, наверное, к музыкальной драме. Там много декораций красивых и постановочных решений. Много работы вложено разных людей. Очень интенсивный процесс подготовки. Мы на месяц закрылись в студии и работали как сумасшедшие, что‑то сочиняли».

О русских мотивах в постановке

«В спектакле очень много и забавного, на самом деле. В какой‑то момент придумали, что в спектакле будет русская тема. Не напрямую, а хотя бы косвенно. Например, у нас русские имена, все происходит как будто в русской квартире. Звучит русское радио, танцуем русский танец, я пою колыбельную по-русски.

В сказке есть эпизод, где Мать поет — и потом отдает за ребенка свой голос. У нас там, понятно, вместо песни танец, и мы решили, что танец будет стилизованно русским, в духе ансамбля Моисеева, «Березки». Я заставляла Артура смотреть записи «Березки», которые он никогда не видел, и все были под большим впечатлением, очень восхищались. В итоге сделали небольшую аллюзию на русский народный танец — длинное платье, бесшовные шаги, движение это плавное. Я же изучала народный танец в школе, мне это знакомо».

О творческой команде артистов и постановщиков

В постановке спектакля приняли участие художник и сценограф Янн Сеарба, композиторы и музыканты-мультиинструменталисты Фрэнк Мун и Дэвид Прайс, а также сценарист Анна Рулевская.

«Музыка тоже написана специально для этого спектакля и всегда исполняется вживую самим композитором. Фрэнк (Мун. — Прим. ред.) — очень интересный артист. Я называю его человеком-оркестром. У него миллион инструментов, некоторые я вообще в жизни не видела: какие‑то погремушки, трещотки, ужасно необычно. Артур и Фрэнк очень давно работают вместе, и постановочный процесс вообще удивительный. Фрэнк сидит с нами на репетиции и тут же на компьютере создает музыку. Каждый акцент и поворот просчитан, можно прямо на месте обыграть любую эмоцию в музыке.

Я никогда такого совместного творчества музыканта и хореографа не видела; по-моему, это очень здорово.

В спектакле есть такой прекрасный момент. Героиня, которая уже отдала свои глаза, волосы, засыпает и слышит песню по радио. Мы хотели обыграть то, что у каждой пары есть своя песня, и как раз под звуки этой песни она начинает вспоминать своего любимого человека — как они познакомились, как полюбили друг друга, от него же она потом и ребенка родила… У меня там большой и очень физический, сексуальный танец, и вот эту музыку мы постоянно меняли, потому что мне все не нравилось. (Смеется.) Я говорила: нет, это не моя музыка, я под такое любовь танцевать не могу. Только с четвертого, кажется, раза удалось попасть».

«Мать» — это спектакль для двух актеров. Партнером Натальи Осиповой выступает английский танцовщик Джонатан Годдар. Его персонаж — Смерть — принимает семь различных обличий и по очереди крадет у Матери ее чувственные способности. Годдар — первый в истории неклассический танцовщик, получивший приз британских критиков в номинации «Лучший танцовщик» (2014).

«Джонатан — выдающийся танцовщик. Возможно, в России он не так известен, но в Британии он настоящая звезда. Помню, я увидела его в «Дракуле» и пришла в полный восторг: у него совершенно уникальное сочетание актерских способностей и удивительной пластики. Это наша третья работа вместе. Он принимал участие в моем вечере «Pure Dance» в Sadlerʼs Wells. Это партнер, которому я всецело доверяю и благодаря которому иногда даже могу почувствовать себя ведомой».

Хореограф проекта Артур Пита на заре своей карьеры танцевал у Мэттью Борна в New Adventures, а с 2003 года занимается постановкой и хореографией для опер, мюзиклов, спектаклей и фильмов.

«Артур — один из самых удивительных и позитивных людей в моей жизни. Мне всегда удивительно, как такой светлый человек придумывает такие спектакли. Наверное, сказывается его португальское происхождение и любовь к легендам: он верит в мистику, символы, параллельные реальности, любит вытаскивать наружу черную сторону человеческого характера. Очень любит черную комедию. С ним всегда ужасно интересно разговаривать.

И он потрясающе чувствует артистов. У него такое внимание к деталям, такое интересное видение, что иногда получаются настоящие шедевры. Я, например, обожаю его грандиозные «Метаморфозы» по Кафке, которые он сделал для Королевского балета. Очень люблю черную комедию «Факада» на португальские мотивы, которую он сделал для меня; мы ее еще переделывали с момента первой постановки. «Ветер» тоже очень люблю — хотя это тоже работа со мной, может, нехорошо так говорить: «Люблю все его спектакли, где я танцую»? (Смеется.) Но я и правда большой поклонник этих спектаклей. Меня восхищает его воображение. Для него история, образность и драматическое ощущение от спектакля гораздо важнее самих движений. А я артистка — я люблю работать во всех сферах. Я люблю и физические спектакли, где твоя физика, мощность тела, сексуальность выходит на первый план. Я люблю истории, где драматическая составляющая выходит на первый план. Я счастлива, что моя творческая биография позволяет мне все это охватить».

Показы «The Mother» пройдут с 24 по 26 мая на сцене МХАТ имени М. Горького.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 26, 2019 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052602
Тема| Балет, The Mother, Персоналии, Наталья Осипова, Артур Пита, Джонатан Годдар
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Мама против смерти
Где опубликовано| © ClassicalMusicNews.Ru
Дата публикации| 2019-05-25
Ссылка| https://www.classicalmusicnews.ru/reports/osipova-mother-2019/
Аннотация|

Знаменитая балерина Наталья Осипова привезла в Москву танцевальный спектакль «Мать».

Его поставил хореограф Артур Пита по мотивам мистической сказки Андерсена.

Осипова, прима Королевского балета Великобритании, давно не живет в России, ее выступления у нас носят редкий гастрольный характер. Но имя экс-солистки Большого театра по-прежнему собирает полные залы, что бы она в Москве ни показывала. Даже если это заведомый источник стресса, подобно нынешним ее гастролям.

В самом деле, анонс события гласил, что спектакль «Мать» сделан по Андерсену, причем за основу взята его «История одной матери». Те, кто уходил со спектакля, явно не прочли литературный первоисточник.

Страшней это страшной сказки трудно придумать: Мать борется со Смертью за жизнь своего ребенка, проходя все круги ада, но в финале добровольно уступает Костлявой почти уже одержанную победу, потому что неисповедимы пути господни.

Британский хореограф Артур Пита, постоянно сотрудничающий с Осиповой, сильно сместил акценты: взамен экзистенциальной богобоязни у Андерсена он сделал упор на страхи и фобии героини. Здесь и сейчас.

История матери в балете – кажется, цепь галлюцинаций, владеющих беременной. Женщину, живущую (перенос действия) в России второй половины двадцатого века, как гласит программка,

«терзает страх за судьбу еще не родившегося младенца».

Как рассказывает Осипова, ее героиня

«идет в потусторонний мир и встречает там разных фантастических существ. Хотя, возможно, все это происходит в ее голове, потому что она не выходит за пределы своей квартиры».

В финале, после серии визуальных ужасов, мы видим спокойную беременную даму в чистеньком доме, купившую очень маленькие предметы одежды. А потом задремавшую на стуле около будущей колыбели. Так что многосерийный страшный сон до этого – очевидно, игры подсознания. Как и возникающее запустение в доме.

Впрочем, что это Россия, известно лишь из программки. Почти никаких страноведческих примет в сугубо космополитическом спектакле, нет. Разве что бабка-ведьма, похожая на матерчатую бабу с чайника и откалывающая вместе с Матерью русские народные «ковырялочки». Да и они быстро переходят в некий всеобщий танец.

По телефону, когда мать звонит врачам, слышно «Ваш звонок очень важен для нас…». Ну, и из недр старенького радио иногда звучат русские фразы. Как и колыбельная «Придет серенький волчок». Возможно, в английских показах споют что-то иное.

Европейские анонсы называли это танцевальной драмой. Весьма слабое определение для брутальных ночных кошмаров, от которых не избавишься.

Идея поместить действие в обычный дом и сделать его метафорой мира здешнего и нездешнего, хорошо раскрывает изначальный посыл: жизнь ужасна, если ваша психика это позволяет.

Универсальный мастер, балерина и танцовщица, с равным успехом исполняющая и классические балеты, и новейшие постмодернистские опусы, понимает, что в этой постановке, сочетающей нарратив и вне-сюжетное обобщение, для нее открываются большие пластические и актерские возможности. Пантомимы, причем не условной, как в классике, а бытовой, понятной каждому, здесь едва ли не больше, чем собственно танца. А танец создан с расчетом на ее авторскую манеру.

Инфернальная жуть, за которой отчетливо видна житейская повседневная драма – золотое дно для импульсивной и вечно ищущей Осиповой.

Ей помогли сценограф Янн Сеарба, композиторы и музыканты-мультиинструменталисты Фрэнк Мун и Девид Прайс.

Композитор Мун, по словам Осиповой, сидел на всех репетициях и создавал свою сонорику (не музыку, а именно сонорику) на компьютере в режиме реального времени.

На сцене по бокам стоят две ударные установки с обилием известных и непонятных инструментов, плюс скрипка с гитарой и мандолиной. Звучит, правда, еще песня на русском языке в начале, но лучше бы не звучала: этакая смесь жалостливо-надсадной попсы с народным плачем.

Сеарба, как и режиссер, вдохновлялся хоррор-рисунками одного итальянского художника, иллюстрировавшего Андерсена. И создал пространство, вращающееся на поворотном круге помещения, соединенные сквозными дверями: три обычных комнаты, которые человеческое умение демонизировать преображает в выплеск хоррора.

Мебель прорастает колючими лианами, черные фигурки младенцев повисают на стенах, облезлый белый кафель в грязной ванной похож на чистилище, чучело огромной адской собаки возлежит на шкафу.

Среди всего этого смертного великолепия страдающая Мать вступает в контакт-борьбу с «доктором», «бабушкой», «садовником», ведьмой и «любовником». Все они – ипостаси Смерти. Всех играет и танцует выразительный Джонатан Годдар, поочередно преобразующийся то в элегантную красавицу на высоких каблуках, то в целителя в белом халате, то в бабу без лица, но в платочке, то в молодого солдата, то в зловещую черную фигуру в обтягивающем блестящем трико.

Именно им босая и неистовая героиня Осиповой отдает – ради спасения ребенка – свои глаза (слепнет) и волосы (седеет), именно они покрывают ее белое платье пятнами крови, привлекают и отталкивают, обещают и внушают ложные надежды в буйных, отчаянных, садомазохистских дуэтах.

Пластика их, как и в интерлюдиях-монологах Осиповой, построена на сочетании крупных мазков и мельчайших деталей: внезапные прыжки с диким, расхристанным акцентом – и нервная дрожь кистей рук, напор вывороченных высоких поддержек – и потухшая сила бытовых автоматических ритуалов.

Извилистая резкость женской пластики – аналог измученным женским нервам. И силе привычки. Обнять, покачать, успокоить, прилечь на кровати, устало глянуть в зеркало, опасливо прислушиваться к звукам. Ощупать лицо мужчины, когда ослепла. Бежать и медленно плестись. «Орать» и «шептать».

Осипова, как всегда, работает всем телом, не давая ему ни секунды покоя и преобразуя физическое усилие в знак ирреального. Это у нее получается тем лучше, чем больше сценарная активность Матери совпадает с природной энергичностью исполнительницы.

Поклонники Осиповой – а их в Москве множество – могут быть восхищены ее невероятной сценической отдачей и депрессивной (как тут и положено) харизмой. Но могут и разочароваться неизбывной мрачностью зрелища.

У нас в театр многие ходят отдыхать. А на «Матери» невозможно расслабиться ни на секунду, зрелище – с лезущим в уши плачем ребенка и игрушечным трупиком – не для слабонервных. Хотя история материнского самопожертвования – аналог «Жертвоприношения» Тарковского, просто выраженный в более жесткой форме.

Но если вы досидели до конца, с валидолом или без него, вам откроется истина: страшилки для взрослых могут быть так же увлекательны (по-своему), как жуткие-жуткие рассказы перед сном. Из времен детства.

================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 26, 2019 3:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052603
Тема| Балет, БТ, Benois de la danse, Персоналии,
Автор| Павел Ященков
Заголовок| ​ Балетный «Оскар» назвал победителей
На Исторической сцене Большого театра состоялась XXVII церемония вручения приза Benois de la danse

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2019-05-26
Ссылка| https://www.mk.ru/culture/2019/05/26/baletnyy-oskar-nazval-pobediteley.html
Аннотация| Benois de la danse

На Исторической сцене Большого театра состоялась XXVII церемония вручения одной из самых престижных наград в балетном мире — приза Benois de la danse. Бенуа часто именуют балетным «Оскаром», и в этом году количество континентов, которых Бенуа вовлекает в свою орбиту, увеличилось. К Америке, Европе, Азии и Австралии добавилась еще и Африка.


Даниэль Камарго в номере "Огнедышащий". Фото: Е.Пушкина.


Это отразилось и на эмблеме «Бенуа», где, подобно пяти олимпийским кольцам, появилось пять танцующих пар (как и олимпийские кольца, они синего, желтого, зеленого, красного и черного цвета), перекочевавших в символику прямо с приза Бенуа, ежегодно вручаемого победителям.

Главная награда «За жизнь в искусстве» досталась гению современного танца Иржи Килиану, который за призом не приехал, но прислал видеообращение на русском языке, где объяснил, что боится летать на самолетах, а «поездка на машине заняла бы слишком много времени, которого у него нет». В подарок Килиан прислал присутствующим свой видеономер, который 72-летний хореограф, вооружившись, словно Чаплин, тростью и котелком, станцевал лично. Хореография и исполнение маэстро были наполнены таким талантом, юмором, радостью и приятием жизни, что после этого исполнения можно было вообще не танцевать. Да и хореографию, показанную после этого номера, в расчет можно было уже не принимать. Тем более что и с хореографами в этом году было негусто.

Нет, они, конечно, были, и почти в полном составе приехали на церемонию, но, судя по номерам, которые были показаны на последующем после вручения приза гала-концерте балетного «Оскара», из них не был достоин никто. Особенно поразили «откровения» американца Септима Вебре и его похожий на постановку в самодеятельном клубе балет «Волшебник из страны Оз»: умиляла в нем только водимая неизвестным персонажем игрушечная собачка, которая забавно прохаживалась по сцене и махала своим механическим хвостиком.

Приз хореографам все же присудили, причем сразу двум: довольно хорошо известному в России немцу Кристиану Шпуку (в московском Музыкальном театре не так давно даже шел его полнометражный балет «Анна Каренина») за его спектакль «Зимний путь», фрагмент которого был даже представлен на сцене; а также шведу Фредерику Бенке Ридману за его балет «Дуэт с индустриальным роботом». Робот в этом балете не один, и самый настоящий, поэтому в Москву этот балет привезти не смогли (минутный фрагмент лишь продемонстрировали на заднике сцены), но на концерте показали забавный номер этого хореографа «Процедура» («Щелкунчик», Перезагрузка) на музыку Чайковского. Судя по нему, у Ридмана отличное чувство юмора, что уже неплохо и вселяет надежду.

А вот композиторов на «Бенуа» баловать не стали — приз не присудили ни одному из двух номинантов: ни Мэттью Пирсу за спектакль «Волшебник страны Оз» балета Канзас-сити, ни Кэйту Уитли за балет «Пламя» Бирмингемского Королевского балета.

Вообще, от состава жюри в таком конкурсе, как «Бенуа де ла Данс», зависит не просто многое, но в буквальном смысле все: само жюри не только выбирает победителей из участников конкурса, но этих самых участников и выдвигает. Поэтому голосуют международные эксперты, как правило, за тех, кого сами же и выдвинули. Такая тенденция на протяжении долгой истории конкурса действительно имела место, но на этот раз в этой схеме что-то не сработало, и победителем, например в мужской номинации, стал Вадим Мунтагиров, выдвигавшийся за партию принца Зигфрида в новой версии «Лебединого озера» в Королевском балете Великобритании. При этом «Лебединое» из Лондона можно назвать спектаклем, получившим самое большое количество статуэток: ведь «Бенуа» еще получил и художник этого спектакля Джон Макферлейн. Между тем представителей Великобритании в нынешнем составе жюри не было.

«Бенуа» Мунтагирову присуждается уже во второй раз: впервые статуэтку танцовщик получил еще в 2013 году. Награду и на этот раз можно считать вполне объективной. На сегодня Вадим Мунтагиров действительно является одним из лучших танцовщиков мира. Выступления уроженца Челябинска, окончившего Пермский хореографический колледж и уже в 15 лет ставшего победителем крупнейшего международного хореографического конкурса в Лозанне, всегда восхищают безупречностью исполнения и созданием на сцене поэтичнейших образов. Так это и было и совсем недавно на сцене Кремлевского дворца, где на гала под названием «Вацлав Нижинский — Бог танца» Мунтагиров впечатляюще воплотил на сцене одну из известнейших ролей Нижинского — «Видение розы».

Тело этого высокого, с удлиненными линиями рук и ног артиста, представляет собой небывалый по красоте материал, так что совсем неудивительно, что объективность вынесенного «Бенуа» вердикта подтверждают и другие международные эксперты. Так, в этом году в номинации «Лучший танцовщик» Мунтагиров получил самую престижную хореографическую награду Великобритании National Dance Awards.

На «Бенуа» в этом году Мунтагиров приехать не смог, а о своей награде узнал из моего поздравления в WhatsApp, отправленного вскоре по оглашению результатов. «Я ничего не знаю, еще на репетициях. А что, уже есть новости?» — ответил мне удивленный танцовщик, и через несколько минут, видимо, наконец осознав, что только что стал дважды лауреатом балетного «Оскара», отреагировал уже более бурно: «Ура! Спасибо за новость! От вас узнаю! Жалко, что на «Бенуа» не смог приехать!»

Такая награда тем более ценна, что конкурентов на этот раз у премьера Королевского балета было много. Например, напоминающий Барышникова уникальный виртуоз и тоже россиянин по происхождению, премьер сразу двух крупнейших театров (Американского театра балета и Государственного балета Берлина) Даниил Симкин. Из остальных артистов номинированных, но в итоге «Бенуа» не получивших, отметим в первую очередь премьера Большого театра Вячеслава Лопатина, выступившего на гала-концерте в номере «Письмо к Руди» из знаменитого балета «Нуреев». Чтения письма, текст которого на фоне музыки обычно произносит в этом балете актер Игорь Верник, на этот раз не было. И это парадоксальным образом позволило лучше почувствовать красоту и образность музыки Ильи Демуцкого, а также еще раз подчеркнуло уникальный пластический талант самого Лопатина.

Похожим пластическим талантом и музыкальностью на Бенуа выделялся еще один номинант — представитель национального балета Нидерландов Даниэль Камарго. Вместе со своей партнершей Элизой Баденес из Штутгарта он неплохо показался в заключении первого гала в па-де-де из балета «Дон Кихот», а на втором вечере под названием «Бенуа» — году театра» в современном номера Катаржины Козельской «Огнедышащий» и вовсе сразил публику наповал: артист показал такой класс, что оставил далеко позади вроде бы фактурного премьера Большого театра Дениса Родькина, удивительно не пластично оттанцевавшего чувственный номер Фредерика Аштона на музыку Глюка «Танец блаженных душ». Если тело Камарго буквально отдавалось во власть музыки и, казалось, следуя ей, «пело» в своем танце, то обнаженный торс Родькина был, словно деревянный, и никак не желал чувственно откликаться на чарующую мелодию Глюка. С ностальгией вспоминалось, как захватывающе и эротично исполнял этот же номер Аштона в давнишнем проекте «Короли танца» такой танцовщик, как Дэвид Холберг.

Лауреатками «Бенуа» как лучшие танцовщицы года на этот раз стали сразу две примы: прима-балерина театра Нью-Йорк сити балет Эшли Браудер и прима-балерина Берлинского государственного балета мексиканка Элиза Каррильо Кабрера. Присутствовавший на церемонии награждения посол Мексики тут же оповестил президента страны Лопеса Обрадора о победе их соотечественницы. Так что получала поздравления Элиза Кабрера после гала-концерта по телефонному разговору и от президента Мексики лично.

Приз американке присудили, видимо, за былые заслуги, потому что на «Гала-концерте номинантов» в прелестном па-де-де Баланчина из балета «Коппелия» и сама находящаяся после родов не в лучшей форме Баудер и ее партнер из Тихоокеанского северо-западного балета Сэт Орза запороли все что могли. Зато порадовала вторая лауреатка: дуэтом из балета «Ромео и Джульетта» в хореографии Начо Дуато со своим превосходным партнером премьером Михайловского театра Иваном Зайцевым артисты чувственно открыли второе отделение вечера, отданного лауреатам и номинантам этого года. Номером Уве Шольца на музыку Гайдна украсили Элиза Каррильо Кабрера со своим супругом премьером Берлинского государственного балета Михаилом Канискиным и второй вечер «Бенуа» — году театра».

Тематика вечера обязывала организаторов придумать для него что-то необычное. И необычное предстало в полном объеме — впервые на сцене Большого театра танцевали драматические актеры. Артисты театра Вахтангова показали на вечере фрагменты из своих знаменитых пластических спектаклей: финальную сцену из «Анны Карениной» и монолог Яго из «Отелло». Хореограф Анжелика Холина таким «почином» не ограничилась, и примерила на приму Большого театра Ольгу Смирнову «Дуэт Настасьи Филиповны и Парфена Рогожина» из еще не поставленного спектакля. При этом раскрыла приму Большого с неожиданной стороны: обычно прекрасно-холодная и недоступная, в этом дуэте она показала настоящие страсти-мордасти с поцелуями взасос, мордобитием и поножовщиной. Ее актерское мастерство при этом было захватывающе эмоционально: она и вопила в голос на сцене, и показала практически совершенный психологический портрет своей героини с помощью пластики.

Завершали двухдневный фестиваль «Бенуа» гости из Гамбурга. Отрывок из «части II балета «Проект-Бетховен» под названием «Героическая симфония» Джона Ноймайера исполнила лауреатка приза «Бенуа–Мясин» этого года (с недавних пор ежегодно вручается на «Бенуа» и такой приз) Анна Лаудере и ее партнер и супруг — премьер Гамбургского балета Эдвин Ревазов. Хореографии Ноймайера на этих двух концертах «Бенуа» было традиционно много: это и ставшие практически обязательными и исполняющиеся на каждом концерте па-де-де из II и III акта балета «Дама с камелиями» — их представили артисты Национального балета Нидерландов и Парижской оперы; и дуэт из балета Ноймайера «Орфей» в исполнении артистов Гамбургского балета Сильвии Аццони и Александра Рябко; и дуэт из сцены «Танец блаженных душ» из оперы Глюка «Орфей и Эвредика», который станцевали артисты Балета Джоффри.

Но самыми яркими выразителями хореографии Ноймайера, а пожалуй, и самыми яркими исполнителями на нынешних гала-концертах Бенуа, стали именно Лаудере и Ревазов. Их «Адажиетто» из балета Ноймайера «Пятая симфония Густава Малера» запомнится надолго: потому что такой органичности исполнения, такого проникновенного и захватывающего все пространство драматизма на сцене видеть давно не приходилось. Тела артистов буквально сливались в своем танце, растворялись друг в друге, показывая все психологические изломы хореографии Ноймайера. Редкое чудо единения на сцене, когда партнеры чувствуют и реагируют на каждое прикосновение, на каждое дыхание другого, такое чудо на сцене возможно и было показано публике Лаудере и Ревазовым. И я надеюсь, что именно эти совершенно уникальные артисты станут лауреатами следующей премии «Бенуа де ла Данс».

==========================================================================================
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июн 05, 2019 8:45 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 26, 2019 4:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052604
Тема| Балет, театр оперы и балета имени Мусы Джалиля, XXXII Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева, Персоналии,
Автор| Улькяр Алиева
Заголовок| ​Химия любви
На Нуриевском показали «артхаусное полотно»

Где опубликовано| © Реальное время
Дата публикации| 2019-05-26
Ссылка| https://realnoevremya.ru/articles/140317-romeo-dzhuletta-i-tma
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: vk.com

Нуриевский фестиваль преподнес роскошный подарок казанским балетоманам — самую известную постановку «Radio&Juliet» популярного современного хореографа Эдварда Клюга. Его хореография — своего рода интеллектуальная ниша, расширяющая диапазон эстетического восприятия современного сценического танца (контемпа) и побуждающая вновь задуматься о развитии балетного искусства. Подробности — в дневнике фестиваля.

Новая версия старой истории

Спектакль «Radio&Juliet» — это дитя своего времени. В его основе — не калька, а новое видение истории о двух веронских влюбленных: любви, ненависти, смерти, примирении с судьбой. Кусочки впечатлений от каждого номера спектакля, словно пазлы, складываются в целостное. Его с полным основанием можно назвать «артхаусным хореографическим полотном».

В спектакле наблюдения и размышления самого хореографа о любви, точнее, о природе «химии любви», преобразуется в фантазию, где важно не о чем его герои танцуют, а как танцуют. Но еще важнее, что они в своем танце «не договаривают». И хотя шекспировский сюжет в спектакле ограничен одноактной структурой, он имеет бесконечно-варьированный код информации — постоянно можно находить в постановке все новые аллюзии, смыслы.

Тем более, что хореотекст непосредственно связан с текстом песен (точнее, их образным строем). Недаром название балета состоит из двух составляющих: первая — название рок-группы (Radio), а вторая — название шекспировской трагедии (Juliet).

При этом хореограф осуществляет и своеобразную «перекличку эпох». К примеру, костюм героини (балетное трико со средневековым корсетом с перекрещивающейся шнуровкой) или видеоряд, открывающий спектакль. Это барочный фасад и старинная дверь, они вводят во вполне современную квартиру, в которой лежит мертвая Джульетта с кольцом на пальце, это кольцо она надела во время помолвки. В распахнутых, мертвых глазах героини проходят «обрывки» воспоминаний, событий прошлого. Они идут под первую композицию «Motion Picture Soundtrack» с начальными словами «Помоги мне вернуться к твоим объятьям» и финальной фразой «Увидимся в следующей жизни».

А изломанно-угловатые, механизированные движения первого сольного танца героини в исполнении Ольги Тымошевой под монотонную мелодекламацию композиции «Fitter Happier» не оставляют сомнений в «неживом» характере ее танца.

Вырваться из круга

Следующий, более короткий, сольный танец Ромео — Дениса Матвиенко — под композицию «Life In a Glasshouse» полон какой-то затаенной тоски. Что общего в начальной репрезентации танцев-портретов главных героев? Это острое чувство одиночества, ведь каждый из них, следуя словам песен Radiohead, день за днем живет обычной среднестатистической жизнью в «стеклянных домах». И только душа требует другого — вырваться из этого замкнутого круга (со слов «Only, only, only…» — «Только, только, только...»).

Как дуновение ветра проходит героиня сквозь двойной ряд синхронно покачивающегося, словно на ветру, мужского секстета (шестерки) исполнителей. Первая встреча, первый взгляд, первые робкие движения навстречу друг другу (буквально принюхиваясь друг к другу) и первый дуэт влюбленных.

Каждое прикосновение любимого/любимой обжигает (конвульсивные движения партнеров на «точечные» касания). Можно чувствовать себя пластилином в его объятиях, не замечать остальных (поочередное появление пяти танцоров за спиной) и ощущать приближение возлюбленного буквально «кожей». И весь любовный дуэт под гипнотическую, отрешенную композицию «How to Disappear Completely» с периодически повторяющейся фразой «Я не здесь. Это происходит не со мной». А кто сказал, что в любви не теряют себя?

Во втором кульминационном дуэте герои повторяют свои движения из сольных номеров, и только ласковое прикосновение Джульетты к лицу Ромео (жест, указывающий, что они уже не одиноки) знаменует начало танца любви. В финале танца герои, словно навсегда сцепленные одной судьбой, вступают в световую дорожку-проем, ведущую к падре Лоренцо.


Постановку Э. Клюга и по структуре, и по составу исполнителей — шесть мужских персонажей и один женский — можно с полным основанием назвать мужским балетным спектаклем. Фото afisha.ru

Мужской балет

Постановку Э. Клюга и по структуре, и по составу исполнителей — шесть мужских персонажей и один женский — можно с полным основанием назвать мужским балетным спектаклем. В мужских танцевальных номерах с участием Ивана Журавлева, Дмитрия Абрама, Алексея Кучеренко, Антона Булатецкого и Романа Баглая оригинально, словно в хореографической «игре в бисер», хореограф перебирает все ансамблевые движения.

Это унисон (исполнение всеми участниками одних и тех же движений), контрапункт (одновременное соединение разных движений), канон (повтор движения с небольшим опозданием во времени). Особо «цепляют» сцены поединков, которые по своему пластическому решению — стойка на руках в качестве опоры, уклоны с прогибом — рождают ассоциации с бразильским боевым искусством капоэйра.

Следует отметить, что в спектакле «Radio&Juliet», как и в большинстве современных одноактных балетов, отсутствует сценография в традиционном понимании этого слова. Пустое пространство сцены лишь наполнено эмоциями стихии танца. Все шесть мужских персонажей одеты в одинаковые костюмы (пиджаки на голый торс). И только по ходу сценического развития, зная сюжет трагедии, можно догадаться, кто есть кто.

Вот Джульетта синхронно уходит с Ромео и четверыми участниками за кулисы. И на сцене только Тибальд, словно изгой, под композицию «We Suck Young Blood» («Мы высасываем юную кровь») надевает медицинскую маску будто хирург или мясник. В этих масках появляются в следующем номере и все участники спектакля (аллегория — карнавальные маски на балу у Капулетти). Хирургические, но уже перчатки, надевает мужской ансамбль, забирая со сцены труп Меркуцио.

Роль нематериальной декорации выполняет только свет. Вырубки света, символизирующие сближение персонажей перед любовным дуэтом или круг света, «высвечивающий» в финале героев, словно роковой абрис смерти: круг как замкнутое пространство — мир без выхода.


Роль нематериальной декорации выполняет только свет. Фото titanium.lv

Классический многоугольник

Правда, у самого хореографа балет «Radio&Juliet» с полным основанием можно назвать «выходом в балетный свет». И, как его продолжение, — балет «Quatro» на музыку М. Лазара для четырех солистов (Д. Матвиенко, Л. Корсаковой, О. Тымошевой и И. Журавлева) под живое музыкальное исполнение Ю. Багмета (фортепиано) и А. Госачинского (виолончель). Мировая премьера этого балета уже состоялась на Нуриевском фестивале в 2010 году, и теперь вновь встреча с казанцами, но уже с новым составом исполнителей.

Не нужно искать особый смысл в этом спектакле (хотя скрепляющая идея присутствует — классический многоугольник непростых взаимоотношений двух пар), а надо просто наслаждаться стилистикой Э. Клюга: «рельефным» рисунком контура танца каждого участника, где органично переплетаются «крупнокадровая» жестикуляция с мелкой «стаккатной» техникой. И в качестве своеобразного «бонуса» Денис Матвиенко исполнил «на бис» сольную композицию из балета «Ssss…» («Шепот») Э. Клюга, где жестовая пластика так чутко следует за линией мелодического рисунка Фредерика Шопена.

В свое время Рудольф Нуриев открыл балетному миру талант У. Форсайта, а Нуриевский фестиваль продолжает открывать для казанских балетоманов мир современного танца. Танца, в котором у таланта, фантазии и времени нет границ.

Улькяр Алиева, доктор искусствоведения, профессор
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 26, 2019 10:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052605
Тема| Балет, The Mother, Персоналии, Наталья Осипова, Артур Пита, Джонатан Годдар
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Балет без саспенса, без хоррора
Притча Андерсена в The Mother волею Артура Питы превратилась в ужастик средней руки

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2019-05-26
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2019-05-26/6_7582_ballet.html
Аннотация|

Для своего нового проекта The Mother, показанного в Москве, балерина Наталья Осипова, фактически выступившая его сопродюсером, пригласила хореографа Артура Питу. Тот сам предложил сюжет для совместной работы с русской примой Королевского балета. В основу спектакля легла сказка Ганса Христиана Андерсена «История одной матери». Справедливо считая, что Осипова наделена и драматическим даром, постановщик убежден: образ матери, вступившей в схватку со Смертью за жизнь своего ребенка, способна воплотить именно она.


Фото с сайта ballet-osipova

Пита и Осипова сотрудничают с 2014 года, со времени постановки знакомой москвичам одноактовки «Факада». Португалец, родившийся в ЮАР, Пита учился танцу в Йоханнесбурге. В 1991 году девятнадцатилетним приехал в Англию, учился в London Contemporary Dance School, получил степень магистра. Был танцором диско, побеждал на чемпионатах мира. Создал собственную компанию, востребован первыми балетными труппами, включая Парижскую оперу и Ковент-Гарден.

«Современному танцу, – считает Артур Пита, – необходимо придать немного остроты и гламура». Хореографа привлекают мистика, кровавые конфликты и девиантность. Не случайно одна из самых громких его постановок – The Metamorphosis по Кафке. Это, видимо, по части остроты. Что касается гламура, то танцовщик и друг Мэтью Боурна, Пита тоже испытывает явное влияние кинематографа. Но если творчество Боурна он связывает с американским киномюзиклом, то себя называет Дэвидом Линчем в танце

На поворотном круге Большой сцены МХАТ им. Горького, где 24–26 мая проходили показы, разместилась декорация квартиры (сценограф Ян Сеабра). Из зала по очереди видны спальня, кухня, ванная. Обшарпанные обои в цветочек, телефонный аппарат на стене (действие перенесено в XX век), старый радиоприемник, белый (точно в мертвецкой) кафель, потускневшее зеркало, плетеная колыбель. Мать склонилась над хворающим младенцем. Из динамиков несется душераздирающий детский плач. Звучит живая музыка (композиторы и музыканты Frank Moon и Dave Price; у авансцены слева и справа расположены ударные установки и другие инструменты). Пытаясь вызвать доктора, женщина слышит в телефонной трубке лишь «ваш звонок очень важен для нас...». Нервно ходить по комнате героиня начинает задолго до того, как звучит третий звонок и в зале гасят свет. Так что, собственно, к началу действия зритель уже расхоложен затянутой преамбулой. Между тем первый танцевальный эпизод – молчаливый крик безысходности – обещает, кажется, в натуралистических выгородках экспрессионистский танц-театр. Мы еще не знаем, что эти заламывания рук и закручивания торса плюс некоторые акробатические элементы – почти все, что предложит хореограф персонажам.

Но вот замученная женщина погружается в тяжелый сон. Через зеркало в комнату входит некто в белом халате. Это Смерть (ее роль во всех ипостасях исполняет Джонатан Годдар). Под белым халатом черный костюм. Смерть забирает ребенка, и начинается страшное путешествие матери.

На кухне старуха без лица заставляет ее до изнеможения танцевать русскую, оборачивающуюся неистовым danse macabre (пляска смерти. – «НГ»). Звучит колыбельная про серенького волчка (чучело волка в натуральную величину пару раз появится по ходу действия то в комнате, то на кухне). Далее следует эпизод в спальне, где сквозь опустевшую люльку и кровать проросли колючие кусты. Садовник – рыжая дама в черном платье и темных очках а-ля Сильвана Мангано – слишком долго издевается над героиней, изодрав ее тело колючими ветками и лихо, что твой Фредди Крюгер, орудуя громадными садовыми ножницами. Окровавленная мать бредет дальше и оказывается в ванной. Булькает невидимая вода, слышен детский плач. Двигаясь неотличимо от остальных персонажей (к этому моменту уже очевидно однообразие пластического рисунка), появляется слепой Паромщик. В свою очередь, вдоволь поиздевавшись над несчастной, достает из шкафчика опасную бритву и вырезает ее глаза, неловко прилаживая на лицо исполнительницы кровавые «глазницы». Глаза он вставляет себе, прозревает и удаляется, вполне удовлетворенный.

Кружить из двери в дверь по собственной квартире героиня будет еще долго. Без саспенса, без хоррора. Без кульминаций, вернее – их так много, что они сливаются в монотонную череду. Появится ведьма, которая отнимет у матери волосы, надев на нее свой седой парик. Мужчина в военной пилотке. Погибший возлюбленный? Отец ее ребенка? К этому времени фантазия хореографа и вовсе сведется к банальным балетным объятиям и бесконечным «вращениям счастья». Потом Смерть в очередной раз сменит обличье – возникнет эдаким Фантомасом в черном латексе с люрексом. В садовой тачке привезет на кухню еще пару целлулоидных негритят к восьми, там уже расставленным. Мать будет переставлять их, прижимать к сердцу. Опять будет ванная, опять спальня и снова кухня. Смерть вернет героине глаза, волосы. И в конце концов она, беременная, прибранная и вполне благополучная, войдет в квартиру с покупками и мирно сядет возле приготовленной колыбельки.

Отточенная почти до библейского совершенства притча Андерсена о Божьем промысле и высшей мудрости волею Артура Питы превратилась в средней руки ужастик, не слишком строго к тому же соблюдающий законы жанра. Испытания-метафоры датского сказочника восприняты хореографом буквально и оттого теряют глубину и силу.

Артур Пита абсолютно прав в том, что Наталье Осиповой под силу выразить глубокие и самые разные переживания. Если дать ей такую возможность. Пока же остается впечатление, что мастер не дал работы инструменту, куда более сложному и в потенциале куда более эффективному.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июн 05, 2019 8:47 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2019 9:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052701
Тема| Балет, театр оперы и балета имени Мусы Джалиля, XXXII Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева, Персоналии, Саша Мухамедова
Автор| Татьяна Мамаева
Заголовок| ​Саша Мухамедова: «Я начинала в Амстердаме в кордебалете»
Дочь Ирека Мухамедова сегодня танцует Китри

Где опубликовано| © Реальное время
Дата публикации| 2019-05-27
Ссылка| https://realnoevremya.ru/articles/140385-kitri-iz-semi-muhamedovyh
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: instagram.com/sashamukh

Сегодня на Международном фестивале классического балета им. Р. Нуриева в партии Китри в «Дон Кихоте» выступит Саша Мухамедова — дочь казанца Ирека Мухамедова, в свое время ведущего солиста Большого театра, «звезды» Ковент Гардена. В конце девяностых годов прошлого века Мухамедов гастролировал на сцене ТАГТ оперы и балета им. М. Джалиля, и земляки видели его в трех партиях — Солора в «Баядерке», Альберта в «Жизели» и Базиля в «Дон Кихоте». Сегодня в «Дон Кихоте» публика увидит его талантливую дочь.

«Ой, это папочка!»

Ирек Мухамедов начал учиться в Казани в 122-й английской спецшколе в первом «В» классе. Проучился 3 года, и талантливого мальчика забрали в Москву, в хореографическое училище. Волею судьбы, у меня оказалась фотография Мухамедова — первоклассника, моя родственница была его одноклассницей. Мальчики и девочки этого первого класса сфотографировались с первой учительницей на прогулке в парке им. Урицкого.

«Ой, это папочка! Он на этом фото так похож на моего младшего брата», — Саша сразу узнает отца. «Перешлите мне фото, пожалуйста, я его папе отошлю», — сразу же просит она. Саша — очень позитивная, все время улыбающаяся девушка, очень похожая на отца. Ни капли «звездности», отработала старательно репетицию, после нее сразу же идем в гримерную записывать интервью. Правда, она немного комплексует по поводу своего русского языка, для Саши сейчас привычнее говорить по-английски.

— Саша, стать балериной для вас — это была неизбежность?

— Родители знали, какой это труд — балет, и не очень хотели, чтобы я стала балериной. И потом, я же дочь Ирека Мухамедова, надо соответствовать, а это еще труднее. Я в детстве пела, играла джаз, но в 13 лет все же решила — хочу быть балериной. Как папа и мама.

— То есть это было ваше осознанное решение?

— Да, мое осознанное решение.

— И папа взял вас в спектакль «Принц и нищий».

— Взял, к моей радости. В Англии есть такие детские труппы, куда дети могут прийти потанцевать, поучиться танцу. Они пробуют свои силы, решают, стоит ли им идти дальше. Я пришла в такую труппу, занималась в классе, потом папа дал мне в «Принце и нищем» небольшую партию, но там был даже сольный номер. И я окончательно определилась, поняла, что хочу заниматься балетом. Хочу быть на сцене.

— Родители не были против?

— Нет, они сказали, что раз я так решила, надо поступать в хорошую балетную школу. Я пошла в Королевскую балетную школу в Лондоне. Я пришла туда позже остальных моих ровесников, они уже все обзавелись друзьями, а я была как бы в стороне, я оказалась чуть ли не аутсайдером. Это было тяжело. И через 2 года меня родители оттуда забрали. Со мной начала заниматься мама, можно сказать, что я — ее ученица. Получив у мамы хорошую подготовку, я уехала работать в Амстердам.

«В Амстердаме у меня все хорошо сложилось»

— Почему вы не работаете с папой? Где сейчас работает Ирек Мухамедов?

— Папа работает везде! Он и в Амстердам часто приезжает.

— Он работает как балетмейстер или как коуч?

— Как коуч. Он очень востребован, ему постоянно звонят и просят позаниматься с артистами. Мама тоже очень любит именно преподавать, и у нее тоже много учеников. Родители сейчас живут во Франции.

— Родители учили вас русской классической школе балета, но Амстердам — это иная среда. Как вам удается сочетать несколько разные школы?

— Мама занималась со мной 2 года, мне было уже шестнадцать, и она преподавала мне ускоренный курс. Она учила мое тело работать, она помогала мне обрести уверенность в себе. Мама готовила меня к ежедневной тяжелой работе в балетной компании. Она дала мне хорошую «русскую базу». Папа занимался со мной меньше.

— Вы приехали в Амстердам, как там сложилась ваша жизнь?

— Очень хорошо! Мне было 18 лет, мне все было интересно. Мне понравился город, мне понравилась балетная компания, у меня сразу же появилось много друзей.

— В какой партии вы дебютировали?

— Я начинала в кордебалете! Потом появились небольшие партии, и сейчас я уже танцую главные. Два года назад я стала ведущей солисткой Национального балета Нидерландов. Шансы продвигаться были, и я много работала и каждый год что-то прибавляла.

— Вы лауреат многих престижных балетных конкурсов. Вы любите соревнования?

— К конкурсам меня готовила мама, и она всегда настраивает меня на победу. Победа в конкурсе дает уверенность в себе.

«Переезжаю в Сан-Франциско»

— Вы часто танцуете в России?


— К сожалению, нет. В первый раз я выступала с нашей компанией в Санкт-Петербурге. В Москву меня пригласил Андрис Лиепа, это была его программа в Кремлевском Дворце. Мы с партнером исполняли современную хореографию. А в Казани я буду танцевать впервые.

— В Казани вы в первый раз?

— Нет, когда папа танцевал здесь, мы с мамой тоже сюда приезжали, мне было 7 лет. Моих бабушки и дедушки уже нет в живых, но здесь живет мой дядя, папин брат. А еще одна бабушка, мамина мама, живет в Москве.

— Чем занимается ваш брат?

— Мой брат, он младше меня на — лет, очень талантливый и неординарный! Все, что он делает, он делает отлично. Он начинает одно дело, доводит его до совершенства, а потом говорит: «Ну вот, это я уже умею, чем бы мне еще заняться?». Он в свое время увлекся плаванием и у него были отличные результаты. Он начал заниматься балетом, и у него все классно выходило, но он получил травму. А вообще, мой брат очень талантливый человек.

— На каком языке вы разговариваете дома?

— Это хороший вопрос! Самое смешное, родители говорят с нами по-русски, а мы с братом отвечаем им на английском. Когда кто-то со стороны это слышит, например, на улице, наверное, удивляется, очевидно, мы производим странное впечатление.



— Вы танцуете все, что вам хотелось бы?

— Я очень довольна теми партиями, что я танцую. Месяц назад я впервые станцевала в «Лебедином озере», это, пожалуй, был последний балет, в котором я до этого не танцевала и в котором мне хотелось станцевать. Я 10 лет проработала в Национальном балете Нидерландов и поняла, что хочу посмотреть, что происходит в других балетных компаниях мира. И я решила уехать из Амстердама, поехать в Америку, в Сан-Франциско, буду танцевать там в балетной компании. Уже в июле туда переезжаю. Меня всегда интересовал американский балетный стиль, но пока не знаю, что я там буду танцевать.

— Что вам больше нравится танцевать: модерн или классику?

— Я всеядная, мне нравится все. Поэтому мне было хорошо в Амстердаме, где было и то и другое.

— Саша, вы очень позитивный человек, у вас, наверное, много друзей?

— Ну, я надеюсь. Надо быть позитивным человеком, негативный человек сидит и смотрит на мир, словно в дырку. Нет, так я не хочу!

— Чем занята ваша жизнь, кроме балета?

— Общением с друзьями, мы любим ходить и открывать для себя новые рестораны, новые кухни. Люблю смотреть кино, очень люблю. Люблю путешествовать в экзотические страны.

фото instagram.com/sashamukh
==================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2019 10:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052702
Тема| Балет, The Mother, Персоналии, Наталья Осипова, Артур Пита, Джонатан Годдар
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| ​Комнаты матери без ребенка
Наталья Осипова станцевала «The Mother»

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ", стр. 11
Дата публикации| 2019-05-27
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3981985
Аннотация|


Сказку Андерсена в интерьере загаженной квартиры Наталья Осипова станцевала с русской истовостью
Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ


На сцене МХАТа имени Горького прима лондонского Королевского балета Наталья Осипова представила собственный проект — танцевальную драму «The Mother», поставленную по сказке Андерсена хореографом Артуром Питой. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

В кои-то веки мы обскакали передовую Англию: спектакль «The Mother», мировая премьера которого состоялась на прошлогоднем Эдинбургском фестивале, прошел в российской столице на месяц раньше, чем в Лондоне. К чести москвичей, огромный зал МХАТа оказался заполнен, несмотря на то что заранее было известно: в «Матери» (которой во избежание путаницы с романом Горького оставили английское название) классическая балерина Осипова не будет танцевать «балет». Похоже, классики ей хватает и по месту работы в Ковент-Гардене; все ее личные проекты связаны с современным танцем разной степени радикальности. В этом смысле с «Матерью» не сравнится ни один из них. И уж точно можно поручиться: ни одна классическая балерина никогда не отваживалась на столь безоглядный физиологизм и натуралистичность, каких потребовал от Осиповой хореограф Артур Пита в своем жестоком и несентиментальном спектакле.

Сказка Андерсена «История одной матери» тоже, конечно, не для чтения детям на ночь. В ней речь идет о матери, которая в погоне за Смертью, похитившей ее ребенка, идет на чрезвычайные жертвы: поит своей кровью Терновник, отдает глаза Озеру, волосы — смотрительнице Сада Смерти. Но, заглянув в безнадежное будущее, которое ждет ее выжившее дитя, оставляет попытки его спасти и просит прощения у Господа за сопротивление Его воле.

Религиозный финал сказки создатели спектакля заменили реалистическим и открытым: после всех перипетий и ужасов мы видим уснувшую беременную женщину — то ли ей приснился кошмар, то ли во сне она вновь пережила ужас утраты первенца. И романтический флер сказки с путешествием героини по заснеженным лесам, озерам и садам в «Матери» вытравлен с корнем — все сказочные вымогатели приняли антропоморфный и оттого еще более жуткий вид. Озеро стало слепым паромщиком, терновник — садистского вида дамой с секатором, есть еще дородная старуха без лица, косматая седая ведьма, доктор, любовник героини и Смерть в черном латексе с макушки до пят; все роли, виртуозно меняя пластику и повадки, исполняет великолепный Джонатан Годдард. Художник Янн Сеабра выстроил на поворотном круге обшарпанную спальню с оборванными обоями, плетеной колыбелью и тусклым зеркалом, кухню с рассохшейся мебелью и древним радиоприемником, загаженную ванную с кафельной ванной и железным умывальником — все мытарства Матери происходят в пределах ее собственной квартиры, которую авторы считают похожей на советскую.

Из радиоприемника несется русская речь, инфернальная безликая бабка, срисованная с деревенских кукол-моталок, одета русской крестьянкой; любовник является героине в солдатской пилотке и защитного цвета плаще. А колыбельная на стихи Есенина естественно вплелась в поразительно конкретную и одновременно образную музыкальную партитуру, которую авторы Фрэнк Мун и Дэйв Прайс исполняют вживую, восседая по бокам сцены среди множества инструментов и всяческих звуковых приспособлений. Русский акцент явно сделан в расчете на Наталью Осипову: спектакль, требующий такой степени самообнажения, сил и мужества, должен давать протагонистке прочную душевную опору. А Наталья, с ее старомосковской, «мочаловской», исповедальной манерой сценического существования — несомненно, прежде всего русская актриса.

Весь спектакль она практически не уходит со сцены. Весь спектакль экстремален по актерским задачам — в каждой сцене героиню ждет очередное чудовищное испытание. По велению безликой бабки она отплясывает русскую, сбивая босые ноги; выпутывается из колючей цветочной проволоки, раздирая в кровь тело и руки; ложкой ей выдавливают глаза — три эпизода балерина танцует «вслепую», с кровавой марлей на лице; она баюкает мертвого ребенка, топится в ванной, гоняется за Смертью, да и с любовником не нежится — единственный лирический дуэт полон силовых поддержек.

Нельзя сказать, что Осипова прекрасно танцует — техника танца здесь неотделима от пластической и актерской партитуры роли, а саму роль Наталья не играет, а проживает с такой органичной истошностью, что оценки и сравнения неуместны — другой Матери просто не может быть. При этом избыточной мимики — открытого рта, заломленных бровей, чем балерина частенько грешит при исполнении классических партий,— Осипова здесь себе не позволяет, доверяя телу выражать душевные муки, не боясь быть некрасивой, жалкой, корявой и сломленной.

Удивительным образом эта русская балерина с открытым и неукротимым темпераментом нашла идеального автора в английском португальце Артуре Пите, чей национальный мистицизм, замешанный на черном юморе и гиперреализме, естественно привился в британской театральной культуре. Его «Факада» и «Мать» оказались самыми яркими среди современных работ Натальи Осиповой. И наверняка не последними.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Июн 05, 2019 8:48 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2019 11:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052703
Тема| Балет, Омский музтеатр, Премьера, Персоналии, Надежда Калинина, Екатерина Жигалова, Юрий Ковалев
Автор| Виталий Маевский / фото Александр Катаев
Заголовок| ​«Золушка» в Омском музтеатре: героиня высокая и спортивная
Где опубликовано| © Сетевое издание БК55 (Омск)
Дата публикации| 2019-05-27
Ссылка| https://bk55.ru/news/article/151172/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Екатерина Жигалова в балете Омского музтеатра "Золушка"

Времена требуют обновленной трактовки казалось бы канонических образов. Вот и бедная Золушка, которой жизнь уготовила испытания в виде новой жены ее отца, в версии омичей больше напоминает легкоатлетку.

В Омском музтеатре она с бойцовским характером и олимпийским спокойствием. Екатерина Жигалова появилась 24 мая в заглавной партии первого премьерного спектакля нового балета Надежды Калининой. Золушка Жигаловой — спортивная ногастая девушка с немелким размером обуви и высоким прыжком.



Танцовщица больше напоминает звезду отечественной легкой атлетики, прыгунью в высоту красавицу Анну Чичерова, чем танцовщицу классического балета.

Домашний наряд Золушки, в котором по воле главного художника Омского музтеатра Сергея Новикова она появляется в первом акте, состоящий из панталончиков и короткого невзрачного платишка, только подчеркнул -Жигалова балерина с весомыми достоинствами.

Золушка Жигаловой высоко прыгает, делает широкий шпагат и парит на сцене в поддержках. Порой в ее дуэте с принцем, партию которого исполнил белорусский премьер Юрий Ковалев, хочется, чтобы что-то артистка сделала и на полу, а не только порхала на высоте.

Но может быть именно этим- многочисленными высотными трюками- балетмейстер-постановщик Надежда Калинина хотела подчеркнуть полетность любовных чувств двух героев? Сложно сказать. Жигалова спокойно справляется с хореографией Калининой. Но вот актерского переживания пока явно не хватает. Возвращаясь к костюмам главных героев- Жигалова в сцене ее появления на балу (уверен многие читали сказку Перро, согласно которой фея (в версии омичей -это волшебник) вознаграждает Золушку выходом в свет на королевский бал) больше напоминает влюбленную Анну Каренину, чем скромную Золушку впервые побывавшую при дворе.

Принц в красно-черном костюме тоже эдакий прожженный любовник- оба цвета, выбранных для костюма Ковалева, только подчеркивают это.


Юрий Ковалев в партии принца

Зато покорили наряды мачехи и двух ее дочерей- в этих партиях удачно засветились Сергей Флягин, Анна Маркова и Анастасия Романова.


На фото слева направо -Анна Маркова, Сергей Флягин, Анастасия Романова

Пока, не очень понятно, как красавицу находит принц, когда в 12 часов ночи Золушка, как и положено по сказке, покидает бал. Эпизод с потерей туфельки-пуанты никак не отработан. Но вероятно в данном случае главное, что находит. Можно смело похвалить Сергея Новикова за яркие декорации, а Надежду Калинину за четко соблюденный хронометраж -три акта примерно по полчаса. Спектакль идет 2 часа 5 минут с двумя антрактами.

В 18.30 начало, 20.35 финал. Еще даже функционирует местный общественный транспорт. Таким образом на балет можно идти всей семьей. Предупреждение: за холода зал театра вымерз -отопление то отключили, поэтому дамам, которые собираются посмотреть балет 31 мая с уже Ниной Маляренко в заглавной партии, стоит воздержаться от очень оголенных нарядов. И на заметку областному минкульту- в Омском музыкальном есть собственный оркестр, однако спектакль на классическую музыку Прокофьева идет под фонограмму. По информации нашего ресурса -собрать необходимое количество музыкантов не удалось. Наверное, все-таки это неправильно, когда при наличии музыкантов в штате произведение отечественного классического автора воспроизводят на спектакле в виде записи. Зачем тогда оркестр?!

фото Александр Катаев
=========================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2019 11:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052704
Тема| Балет, Азербайджанский государственный академический театр оперы и балета, Премьера, Персоналии,
Автор| Нигяр Гасымова
Заголовок| ​В Театре оперы и балета состоялась грандиозная премьера хореографического эпоса о судьбе Насими - ФОТО
Где опубликовано| © Day.Az
Дата публикации| 2019-05-27
Ссылка| https://news.day.az/culture/1123622.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



25 мая в Азербайджанском государственном академическом театре оперы и балета состоялась грандиозная премьера балета "Насими", посвященного 650-летию со дня рождения великого азербайджанского поэта и мыслителя.

2019 год указом Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева объявлен "Годом Насими". Внося свой вклад в это значимое событие, коллектив Театра оперы и балета подготовил и представил премьеру балета "Насими" на музыку знаменитого азербайджанского композитора Фикрета Амирова.

Новый балетный спектакль о Насими - не первая попытка рассмотреть судьбу великого азербайджанского поэта и мыслителя в масштабах одного хореографического полотна. В основе попыток лежит гениальная музыка Фикрета Амирова "Сказание о Насими", полное драматизма, и даже трагизма симфоническое произведение. И если предыдущая балетная постановка, чья хореография принадлежит Наиле Назировой, по либретто Анара, так и называлась - "Сказание о Насими", и строилось целиком на оригинальном произведении Амирова, то новый спектакль кардинально отличается от прежнего решения, в первую очередь, изменением масштаба поставленной задачи.

Сам поэт писал в своих бессмертных строках о том, что в нем "вместятся оба мира, но я и в мире не вмещусь", декларируя величие духа, которое способно сделать своего носителя "больше, чем человек". И потому творческая команда в лице хореографа, народной артистки Азербайджана Камиллы Гусейновой, дирижера, народного артиста Азербайджана Ялчина Адигезалова и либретиста Аждара Улдуза, поставили перед собой задачу рассказать не только и не столько о самом Насими, сколько о его бессмертном наследии, философии и поэзии, которая прошла через века и жива до сих пор, являясь одним из фундаментальных постулатов азербайджанской национальной философии миролюбия и стремления к непрерывному познанию. Для решения этой задачи в музыкальную редакцию спектакля были включены музыкальные номера из другого бессмертного произведения Фикрета Амирова - симфонический мугам "Шур", который как нельзя более подошел для рассказа о сути философии Насими и стал истинным музыкальным воплощением духовного наследия мыслителя и поэта. Трансцедентальный и при этом невероятно нежный, мелодичный "Шур" пленяет вкусы как взыскательных знатоков симфонизма, так и неподготовленных слушателей. В этом и есть гений Амирова, умевшего творить так, чтобы быть понятным и любимым всеми, вне зависимости от пристрастий и вкусов. Симфонические произведения выдающегося азербайджанского композитора становятся поистине народными, а за легкостью восприятия лежат слои глубокой философии. Так, его музыка на песенное произведение "Mən səni araram" в симфонической интерпретации дирижера Ялчина Адигезалова, стала органичным эпилогом хореографической композиции, созданной Камиллой Гусейновой.

Примечательно, что молодой хореограф всего за год с небольшим уже успела проявить свой яркий талант в постановке новых балетных спектаклей, таких как одноактный балет "Джавад хан", и двухактная сказочная антология "Великий сказочник" по произведениям Ганса Христиана Андерсена, поставленная на музыку Франца Шуберта, что само по себе было весьма серьезным вызовом, с которым Камилла Гусейнова великолепно справилась. Работая в тандеме с драматургом Аждаром Улдузом, она создает спектакли, которые были бы интересны не только знатокам академического балета. Она прекрасно чувствует требования современного зрителя к высокой динамике сценического действия, но при этом ставит свою хореографию исключительно в рамках классического канона, храня верность академическим традициям.

Драматургия спектакля на первый взгляд классична, ее сюжетная составляющая выстроена вокруг судьбы Насими, однако уже в первой же картине появляется философский, и даже мистический элемент (Танец Стихий, вызванный сотворением Знака Мира), который великолепно отражает суть суфийской практики. И чем дальше по сюжету, тем ярче бытовые картины превращаются в хореографические цитаты поэтических произведений Насими, включая его бессмертную лирику. Образы жены и дочери поэта и философа скорее собирательны и символичны, но укладываются и в канву известных нам исторических реалий о судьбе поэта. Конфликт с египетским султаном интерпретирован как схватка двух мировоззрений, философии мира, и жажды власти, гибель же поэта и его обращение в сияющий образ, несущий на себе знаки Древа Мира и Познания, на самом деле воспринимаются как переход к истинному бессмертию.

Солисты Анар Микаилов и заслуженный артист Азербайджана Самир Самедов (исполняющие партии Насими и его наставника Наими, соответственно) великолепно показали смысл обучения, когда мудрость передается от учителя к ученику, но по-настоящему воспринимается и усваивается лишь через неизбежный конфликт старого и нового. Бунт Насими против скрытности и таинственности суфийских практик, его желание открыть мудрость всему миру, оборачивающийся трагедией в силу своей несвоевременности, трансформируется через покаяние в его духовный рост, он сам становится Наставником, которому предстоит заплатить высшую цену, которую платили последователи Прометея, несущего знания людям, во все времена. Отдельно следует отметить солисток: заслуженную артистку Азербайджана Нигяр Ибрагимову, воплотившую образ музы и спутницы жизни Насими, и Динару Ширинову, исполнившую короткую, но ярчайшую партию дочери поэта. Вся лирика и нежность поэзии Насими воплотилась в воздушных, тонких, изысканных образах, созданных этими балеринами. Образ же юного Насими, созданный Исламом Мамедовым, оказался настолько ярким и сильным, выполненным с таким артистизмом, что благословение Знаком Мира, посланное им в эпилоге в зал, вызвало у зрителей чуть ли не священный трепет.

Работа заслуженного художника Нусрета Гаджиева над декорациями заслуживает отдельной похвалы - сцена выполнена в виде древнего свитка, и оформлена в истинно восточной эстетике, одновременно абстрактной и условной, как того требует балетное искусство, но при этом выполняющей и свою непосредственную задачу передачи адресности, локации происходящих на их фоне действий. Стоит отметить и художника по костюмам - народного художника Азербайджана Рафиза Исмайлова, которому удалось подчеркнуть каждый образ узнаваемыми символами и передать характер героев и эпохи.

Результатом работы творческой команды стал балет, который должен пережить свое время, как философия и поэзия Имадеддина Насими, того, чья сила духа и масштабность гения сделала его "больше, чем человек", чей посыл миролюбия и миропознания через человеческую мысль и дух, словно флаг, подхвачен всей азербайджанской нацией, и несется в будущее через века.
=================================================================

Все фото (34) - по ссылке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2019 12:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052705
Тема| Балет, Тбилисский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии,
Автор| корр.
Заголовок| Балет "Два голубя" Мессаже покажут в Тбилиси
В сюжетной основе балета лежит одноименная басня Жана де Лафонтена

Где опубликовано| © Спутник Грузия
Дата публикации| 2019-05-27
Ссылка| https://sptnkne.ws/m6nZ
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьера балета "Два голубя" французского композитора, дирижера и музыкального общественного деятеля Андре Мессаже покажут 22-23 июня на сцене Тбилисского государственного театра оперы и балета им. З. Палиашвили.

Балет "Два голубя" считается лучшем из девяти написанных композитором балетных партитур.

В сюжетной основе балета лежит одноименная басня Жана де Лафонтена, рассказывающая о голубках, живших в любви и согласии до тех пор, пока одному из них не захотелось повидать мир. Несмотря на слезы своего друга, голубь отправляется в путешествие, но скоро, не выдержав различных невзгод, возвращается домой побитый и потрепанный. Мораль басни в том, что надо ценить любовь тех, кто находится рядом, а не искать счастье за тридевять земель.

Премьера балета "Два голубя" прошла 18 октября 1886 года в Гранд-Опера. Хореографом постановки тогда выступил Луи Мерант. В Грузии балет "Два голубя" впервые исполнили в 2006 году.

В июне на сцене Театра им. З. Палиашвили грузинские балетоманы увидят постановку "Два голубя" в хореографии Фредерика Эштона, в музыкальной редакции и оркестрировании Джона Ланчбери.

Постановочные художники балета - Александр Васильев и Давид Монавардисашвили.

Представление пройдет в рамках Тбилисского балетного фестиваля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2019 3:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052706
Тема| Балет, Омский музтеатр, Премьера, Персоналии, Надежда Калинина, Екатерина Жигалова, Юрий Ковалев
Автор| Кадырова Эльвира
Заголовок| ​ «Хоть поверьте, хоть проверьте…»
Где опубликовано| © газета «Коммерческие вести» (Омск)
Дата публикации| 2019-05-27
Ссылка| http://kvnews.ru/news-feed/hot-poverte-hot-proverte
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Омской Золушке достается не по-сказочному.

В Омском государственном музыкальном театре впервые поставили балет «Золушка» на музыку Сергея ПРОКОФЬЕВА по мотивам сказки Шарля ПЕРРО. Премьера состоялась 24 мая. Балет не назовешь классическим в привычном понимании, но ощущение волшебства осталось.

Балетмейстер-постановщик – главный балетмейстер театра Надежда КАЛИНИНА сочинила собственное либретто, отличающееся от известного либретто Николая ВОЛКОВА. В ее постановке «Золушка» стала модерн-балетом, а в сказочный сюжет добавилось много сермяжных жизненных реалий. Так, отец Золушки не просто добрый, но бесхарактерный человек – после смерти жены он заливает горе вином, поэтому и оказывается в цепких руках новой супруги, поэтому не может защитить дочь. О его падчерицах трудно не сказать плохого слова: мало что ведут себя вульгарно, так еще привозят с бала кавалеров, которых на утро можно застать в доме в неглиже. Неудивительно, что возрастная категория балета, обычно рассчитанного на довольно юную аудиторию, – 12+.



Трио – мачеха и дочери – становится главной изюминкой авторской версии. Здесь очень смелая, яркая, где-то рискованная хореография. Партию Мачехи танцует Сергей ФЛЯГИН (омской публике предстоит увидеть в ней и Валентина ЦАРЬКОВА). Назначение мужчины на женскую партию изначально обусловливалось необходимостью выполнения сложных поддержек, но в результате получился еще и потрясающий гротесковый образ. Под стать Мачехе и ее дочурки – Злюка (Анна МАРКОВА, Елена КРЕТОВА) и Кривляка (Анастасия РОМАНОВА, Ирина ВОРОБЬЕВА), постоянно устраивающие «батлы» за лучшие наряды и мужское внимание.

От КАЛИНИНОЙ всегда ждешь необычных актерских распределений, и ожидания себя оправдывают. В роли Короля в нынешней «Золушке» выходит солист-вокалист Антон ЗАВЬЯЛОВ. Вокалисты не впервые участвуют в балетных постановках омского театра. Например, знаменитая Маргарита ЛАВРОВА с ее царской осанкой долгое время была Королевой в «Лебедином озере». ЗАВЬЯЛОВ же нужен КАЛИНИНОЙ, чтобы создать сочный, колоритный комедийный образ. Король еще не стар и весьма перспективен как жених, поэтому становится объектом домогательств Мачехи и очень уморительно от них уходит. Партия не является хореографической, зато актерские навыки в ней куда как кстати. Балетные артисты, что греха таить, зачастую озабочены лишь техникой танца.

Уже традиционным стало участие в спектаклях иногородних исполнителей. Сейчас, помимо солиста балета Омского музыкального театра Андрея МАТВИЕНКО (его мы, к сожалению, не увидели на премьере из-за травмы ноги), на партию Принца приглашены ведущий солист Новосибирского государственного академического театра оперы и балета Михаил ЛИФЕНЦОВ и ведущий мастер сцены Национального академического Большого театра оперы и балета республики Беларусь Юрий КОВАЛЕВ. Последний довольно техничен, легок, обаятелен, хорош в прыжке. Но показалось, что его герой излишне ироничен и высокомерен.

Исполнившая партию Золушки Екатерина ЖИГАЛОВА еще недавно тоже была приглашенной танцовщицей. Год назад, будучи солисткой Балета Бориса ЭЙФМАНА (Санкт-Петербург), она с блеском выступила в балете «»Эсмеральда», после чего осталась в Омске. В общем-то, Омск – родной город балерины, и именно в студии нашего Музыкального театра она делала свои первые шаги в профессии. Золушка получилась у Екатерины трогательной, нежной, ранимой и стойкой одновременно, словом, такой, какой и положено быть данной героине. Для поклонников омского балета главная интрига в том, что Золушку будет танцевать еще и Нина МАЛЯРЕНКО – вечная «соперница» ЖИГАЛОВОЙ.

В спектакле создан волшебный и тревожный мир, населенный механизмами (сценография и костюмы – главного художника театра Сергея НОВИКОВА). Даже карета Золушки больше похожа на паровоз, а Учитель танцев становится Продавцом механических изобретений. Он предлагает постигать танцевальные премудрости с помощью кавалеров-роботов (играют их, слава богу, живые артисты). Герои спектакля словно находятся внутри огромных часов, где каждая секунда напоминает о быстротечности времени, о том, что упущенных моментов не вернуть. Также периодически возникает тема зеркал и Зазеркалья. Во всем этом нельзя не увидеть отсыл к кэролловской Алисе.



– Версий было много, – рассказывает Надежда КАЛИНИНА. – Мы с Сергеем думали очень долго и сошлись во мнениях: делать спектакль в стиле стимпанк. Это одно из направлений в научной фантастике, этакое признание механичности природы с отображением в стиле ретро. Поэтому все шурупчики, гаечки, шестеренки работают как один механизм, они есть в костюмах и декорациях. Мы делаем фантастическую, зрелищную сказку, интересную и детям, и взрослым.

Кстати, костюмы решаются в определенной цветовой гамме: красный – цвет дворцового бомонда, синий – свиты Волшебника, зеленый – платьев Мачехи и ее дочерей. После побега Золушки с бала всё во дворце погружается в нуар.

Основным отличием от привычного сюжета стало отсутствие Феи-крестной и замена ее Волшебником. Иногда возникает мысль, не тот ли это «подмастерье» Феи, который только учился? Сейчас у него весьма большие полномочия. Он и, как и положено, помогает Золушке попасть на бал, и становится распорядителем на балу. Он же ставит финальную точку в спектакле – переворачивает большие песочные часы, начиная для героев отсчет времени счастья. Надолго ли хватит того золотого песка?

Фото © Алексей ОЗЕРОВ

======================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 21439
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2019 4:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2019052707
Тема| Балет, Royal Opera House, Премьера, Персоналии, Сиди Ларби Шеркауи, Наталья Осипова, Мэтью Болл, Рёити Хирано
Автор| Вероника Кулагина
Заголовок| ​ Золотой час «Медузы»
Где опубликовано| © PRO Танец.
Дата публикации| 2019-05-21
Ссылка| https://clck.ru/GDo43
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Весь май на сцене лондонского Royal Opera House демонстрируются балеты трех хореографов, чьи имена то и дело появляются на афишах различных мировых балетных площадок. У каждого свой профессиональный почерк, жизненный багаж, взгляд на искусство танца, но объединяет хореографов одна основополагающая вещь, в российских реалиях, как выяснилось, не такая уж обязательная, − профессионализм.

Между балетом «В золотой час» (Within the Golden Hour) британца Кристофера Уилдона и «Схемой полета» канадского хореографа Кристал Пайт расположили мировую премьеру бельгийца Сиди Ларби Шеркауи «Медуза».

Кристофер Уилдон, чей балет открывает вечер, автор «Зимней сказки» (последней премьеры Большого театра), поставил «В золотой час» для Балета Сан-Франциско в 2008 году, в рамках празднования 75-летия компании. С 2016 года спектакль, вдохновленный «золотой» палитрой полотен Густава Климта, включен в репертуар Королевского балета. Хореограф создавал спектакль в сотрудничестве с итальянским композитором-минималистом Эцио Боссо – оригинальная партитура для струнных с включенной в неё музыкой Вивальди создана специально для балета – и художником по костюмам Джаспером Конраном, который придумал, как одеть артистов в климтовскую «мозаику»: танцовщики появляются на сцене в телесного цвета платьях (женщины) и комбинезонах до колен (мужчины) с закрепленными на них переливающимися прямоугольными «мазками».

Казалось бы, чем в XXI веке может пленить неоклассический балет, состоящий из антре, соло и коды? Тем же, чем и прежде, во времена Баланчина, − красотой логики хореографического синтаксиса, соединенного с доходящей до фанатизма музыкальностью. Четыре блестящих дуэта, один из которых – мужской, поставлены на основе известных всем классических па, но их сочетание с широкими прыжками по второй позиции и мечущимся, похожим на движение шайбы в аэрохоккее, движением корпуса, с поддержками на полу, словно тень на воде повторяющими движение в воздухе, вдруг сокращенными стопами и согнутыми коленями между русскими «припаданиями» со сложенными перед грудью руками, рождают то, что называется авторским почерком. В нем своеобразие и полет профессиональной мысли, без натуги и пафоса, без желания произвести впечатление. Так, из тех же слов, которыми пользуются все люди, состоят тексты Набокова.


Медуза - Наталья Осипова, Персей - Мэтью Болл. Балет «Медуза» в хореографии Сиди Ларби Шеркауи.
Фото Тристама Кентона


«Медуза» Шеркауи на музыку Генри Пёрселла – балет об изнасиловании и его последствиях – поставлен специально для Королевского балета. Взяв столь непростую тему, сорокатрехлетний хореограф, за плечами которого более пятидесяти балетных постановок (балет «Сутра» в 2014 году побывал в Петербурге в рамках фестиваля «Дягилев P.S.»), говорит о ней без надрыва и фальши. В основе – древнегреческая легенда (скорее всего, Шеркауи опирался на «Метаморфозы» Овидия) о Медузе, прекрасной жрице храма Афины, чья красота привлекала многих мужчин, среди них – воин Персей и морской бог Посейдон. Не привыкший к отказам, он овладевает девушкой силой. Однако гнев Афины обрушивается не на Посейдона, как можно было бы предположить, а на Медузу, обращенную за осквернение храма в чудовище с волосами-змеями и взглядом, превращающим в камень. Так мифология – основной инструмент самопознания человечества – являет нам вполне современную историю, где жертва становится виновницей, а «истинный герой» не только не получает наказания, но и продолжает преспокойно наведываться в храм, выбирая себе все новых красавиц.

Хореографические образы Шеркауи – безошибочны и потому беспощадны. В дуэте Посейдона и Медузы она, хватая ртом воздух, тонет, как в страшном, замедленном по всем правилам кошмара, сне; отталкиваясь от его плеч, тщетно пытается всплыть, но только глубже погружается в бездну. После этого все мужчины превращаются для Медузы в рыб, скользких и одноликих, (она, распластываясь в верхних поддержках, «косит» их головы ногами, словно римская колесница с серпоподобными лезвиями), все – кроме Персея. Посланный Афиной, он приходит за её головой. Изувеченная жертва, превратившаяся в палача, – она сопротивляется Персею, но словно лишь для того, чтобы эгоистичный и глуповатый храбрец смог почувствовать себя настоящим воином и в полной мере насладиться победой. Сорвав с Медузы голову (змеящийся головной убор в виде шапки, закрепляющейся под подбородком, придумала художник по костюмам Оливия Помп), он вручает её Афине (Оливия Коули).


Наталья Осипова перевоплотилась в Медузу со всей страстью, присущей её натуре, не знающей полумер (впечатление от исполнения было бы куда сильнее, если бы балерина не поправляла убор из змей во время действия и заправила бы бантики от тесемок, превращающие даже самые красивые стопы в «лохматые» заморыши). Партнерами, не поблекнувшими под натиском темперамента бурной примы, стали статный красавец Мэтью Болл (Персей) и невозмутимо опасный Рёити Хирано (Посейдон).

Мускулистая танцовщица, словно горгона с полотен Бёрн-Джонса, царила на сцене, погружая зрителя в мир боли и отчаяния. Одно Pas de bourrée спиной к залу, в котором её героиню, униженную, потерянную, превращенную в чудовище, словно било током, стоило целого спектакля. Последний же монолог под «O, let me weep» из семи-оперы Пёрселла «Королева фей» в фантастическом исполнении Айлиш Тинан (сопрано) стал гимном чистой души, уже исторгнутой из тела, всегда одинокой и всегда прекрасной.

Хореограф Кристал Пайт, сооружающая из танцовщиков кинетические скульптуры, прочно сосредоточена на общемировых проблемах. Её можно назвать Стефаном Цвейгом балетного искусства, размышляющим о том, что главное зло и главная надежда этого мира – человек. «Схема полета» (2017) на музыку «Симфонии печальных песен» польского композитора Хенрика Гурецкого поднимает на трагическую высоту тему миграции. Причем так высоко, что моя соседка справа решила, что это балет о Холокосте.

Человеческая «многоножка», состоящая из тридцати шести артистов балета, перемещается по сцене, то распадаясь на ансамбли, разрывающие пространство вертикальными шпагатами и поступательно содрогающимися вперед и вниз, будто от рвоты, телами танцовщиков, то собирается вновь, выстраиваясь в очередь, кажущуюся бесконечной – оба конца теряются за кулисами. Людей в серых пальто-шинелях (художник по костюмам Нэнси Брайан) засыпает снег и отсекают от двух других оставшихся на авансцене закрывающиеся ворота. Одна остается сидеть, другой мечется до тех пор, пока не замечает, что сидящей гораздо хуже, чем ему: она уже не протестует, а лишь качается из стороны в сторону в безмолвном плаче. Он касается её плеча, и они замирают, обретя каждый своё успокоение – он утешая, она получив утешение.

И зритель, пришедший на вечер трех балетов, обязательно найдет каждый свое: растворится в красоте логики Кристофера Уилдона, погрузится в трагически-очищающую историю Сиди Ларби Шеркауи или посочувствует мигрантам Кристал Пайт.

Фото Тристама Кентона

==================================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 7, 8, 9, 10, 11  След.
Страница 8 из 11

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика