Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
Весенний сезон 2003 в США
На страницу Пред.  1, 2, 3
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 29, 2003 4:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

New York City Ballet
25 мая 2003
«Коппелия»


Др. Коппелиус – Роберт Ла Фосс
Сванильда – Александра Ансанелли
Франц – Бенджамин Миллепье
Об остальных исполнителях – по ходу рассказа.

Очень необычный балет, и я чрезвычайно рад, что удалось посмотреть его. Музыку рекламировать не надо – красивая, все знают, и Чайковскому нравилась. Хореография Баланчина и Александры Даниловой по постановке Петипа 1884 г. Так указано в программке. Поставлен в 1974. Один из немногих полнометражных балетов Баланчина. Хореография восстановлена Баланчиным по памяти, так, как он запомнил балет со времен своих выступлений в Мариинском театре. Выдающаяся балерина Данилова, танцевавшая в балете, восстановила второй акт, благодаря, как написано там же, «своей фотографической памяти». И тут же сделано важное утверждение, которое имеет ценность в русле наших прошлых бесед о старинных балетах (и с которым, конечно, можно соглашаться или не соглашаться): «Аутентичность никогда не состояла в воспроизведении точной последовательности движений, но скорее в соблюдении духа и стиля». Соответственно, указание на оригинал Петипа 1884 г. следует воспринимать cum grano salis. Баланчина тогда еще не было на свете, как и при постановке 1894 г., которая легла в основу реконструкции Вихарева. Ее некоторые форумчане лицезрели в исполнении новосибирцев в «Стасике» 9 апреля 2002 и интенсивно обсуждали на Балет 60 и 61. Однако даже при последующих наслоениях балеты сохраняют многое от оригинала. В данном случае это относится прежде всего к первым двум актам.

Первый акт, как известно, – завязка интриги. В сцене, когда Франц оказывает знаки внимания механической кукле, сидящей на балконе дома Д-ра Коппелиуса, и шлет воздушные поцелуи, все это наблюдает Сванильда, в отличие от версии Вихарева. Все остальное показалось каноническим – выходной вальс Сванильды, мазурка польских гостей (костюмы были очень странные) и центральный эпизод акта – Баллада о колосе и последующие Вариации на славянскую тему. В Балладе Сванильда гадает по пшеничному колоску, пытается услышать имя нареченного, но колосок молчит. Вполне естественно – девушка уже ревнует, а в версии Вихарева этот момент утерян. У Баланчина с Даниловой есть вставная вариация Франца, которой не было в оригинале. (Музыка для всех вставных номеров – это тоже Делиб, только другие произведения.) «Вариации на славянские темы» - любимый номер. Показались вполне каноническими, явный Петипа (с оговоркой, что не помню, естественно, точного порядка движений). Но было все, что помнил – и три выхода Сванильды, и танцы четырех двоек с общей кодой. Кордебалетная восьмерка танцевала очень прилично.

Сванильду танцевала Александра Ансанелли - уже в ранге principal, который получила за день до спектакля. Ранее она обратила на себя внимание в экзотической «Русской» в местном «ЛО» (см. выше). Девочка хорошая – гибкая, неплохие линии, работа стоп. Очень соответствовала образу – легкая, кокетливая. И даже к рукам особых претензий не было, что для здешних балерин редкость. Единственная, может, претензия – хотелось бы, чтобы умела держать позы чуть дольше. Франц – Миллепье, француз из Бордо, в труппе с 1995, principal с прошлого года. Симпатичный, живенький и игривый, что опять же вполне соответствует роли. Коротковаты ноги, что сказывается на жете ан турнан. Но в хореографии Баланчина это не самый главный элемент. Зато хорошие вращения (впрочем, в Доме Баланчина они почти у всех хорошие). Роберт Ла Фосс – Коппелиус. Можно представить себе три варианта: зловещ, жалок, смешон. Здесь было выбрано последнее. Комический старичок, очень хорошо сыгранный известным в прошлом танцовщиком. Не смейтесь только, но грим делал его отчасти похожим на Б.Б.Акимова:).

Второй акт – в доме Коппелиуса. Тоже все как надо. И куклы почти не танцуют – несколько «механических» движений у каждой. И обсуждавшийся нами когда-то арабеск Сванильды с зеркальцем имеется. Нет, правда, испанской куклы. Снятая с нее мантилья (у Вихарева – выхваченный веер) стимулирует Сванильду, притворяющуюся оживленной куклой, на испанский танец. Здесь веер и что-то типа вуальки, только надетой сзади, подает из шкафчика Коппелиус. Жига вызвана шотландским шарфом, как обычно. Больше никаких заметных изменений не вспомнил. Францу здесь почти нечего делать – напился и спит, а весь акт ведут Коппелиус и Сванильда. Оба были на высоте. Ансанелли была очень хороша – и куклой, и ожившей девушкой.

Третий акт – дивертисмент, Праздник колокола. Тут был маленький, но приятный пустячок. На колоколе обычно отлито имя мастера, год изготовления и т.п. На здешнем театральном колоколе написано: «Изготовлен Лео Делибом, Париж, 25 марта 1870 (римскими цифрами)». Так в сценографии отдали дань уважения композитору и напомнили о премьере оригинальной версии Сен-Леона.

В этом акте Баланчина было больше, чем Петипа, причем вполне узнаваемого. Вальс утренних часов, как и у Вихарева, превращен в па д’ансамбль – танцуют все 24 часа. Только у Вихарева были четыре шестерки девушек в разных одеждах (символы утра, дня, вечера и ночи), а здесь все – в розовых пачках. Причем исполняли дети, учащиеся Школы американского балета – НюЙХУ Smile. А часы различались ростом (возрастом детей) и, соответственно, исполняемыми па. Было преумилительно, причем детишки танцевали вполне серьезно – с пор де бра у маленьких, с вращениями и простыми прыжочками у старших. В дальнейшем детишки сцену не покинули, но играли роль кордебалета для последующих номеров – стояли с выставленными ножками и проч., как взрослые. Очень и очень полезное занятие. Разве что пачечки могли быть не такими уж ярко-розовыми.

Далее пошли сольные номера. «Заря» – Аби Стаффорд. На это раз вполне ничего. «Молитва» – Дана Хансон. На молитву совсем не похоже, и девочка не слишком приглянулась. «Работа» – здесь это называется Spinner (Пряха). Вариация построена на виртуозных вращениях, с которыми хорошо справилась ладная Паскале ван Кипнис (ранее тоже понравилась в “Симфонии в трех частях”). На месте Деревенской свадьбы стоит совсем другой номер – Четыре шутихи. И музыка показалась незнакомой. Ни хореография, ни номер особо не запомнились. Далее – «Распря и Война». Этого номера у новосибирцев нет. После спектакля, помнится, Вихарев, общавшийся с нашей дружной компанией, сказал, что запись хореографии не сохранилась и они номер изъяли. Здесь Распрю представляла солистка с восьмеркой кордебалетных девушек, а Войну – солист с восьмеркой же юношей. Все с дротиками в руках, разводки и танцы напоминали сцену на охоте в «Дочери фараона». Не слишком впечатляюще, правда. Как и у Вихарева, нет номеров «Мир» и «Победа». Музыка Мира использована для адажио в пдд Сванильды и Франца. Музыку вариации Сванильды все знают по конкурсам. Вариация Франца и кода – вставные номера, по-моему. Во всяком случае, в партитуре Делиба они не предусмотрены. Пдд – в основном баланчиновское. Соответственно, балерина и премьер блистали – все-таки у них выработаны навыки баланчиновской хореографии. Красивое пдд, ничего не скажу, но смущает, смотрится несколько инородным телом. Сохранена обсуждавшаяся поддержка балерины почти вверх ногами (здесь это не так подчеркнуто, как у новосибирцев, поэтому смотрится более в стиле). У Вихарева, помнится, кода шла на музыку финального галопа, здесь кода новая, и галоп танцует весь ансамбль – Сванильда с Францем, солистки (Заря, Молитва, Работа), кордебалет, включая детишек. Зрелище яркое и красочное. У Вихарева под эту музыку в коде четыре корифейки крутили параллельно фуэте на авансцене. Авторы спектакля уверяли, что так было в хореографической записи, что вызывало резонные сомнения – фуэте в то время только появились и не были номером для корифеек. Здесь, как и в Лондоне, такой экзотики нет. Танец вечерних часов купирован, как у Вихарева. К тому же нет ни герцога (как в лондонской версии), ни епископа (как у Вихарева) – все официальные функции, что разумно, выполняет бургомистр городка.

В общем, от «Коппелии» Баланчина-Даниловой остались двойственные чувства. Точнее, смущение – уж слишком Баланчин контрастировал с Петипа. Смотрел с интересом, исполнители понравились, но необычно, как-то неуютно себя чувствовал. И опять же – сожаления: так много в мире балетов, и так скуден репертуар нашего БТ. Ну, не «Коппелию» Баланчина наверно надо брать – в МАХУ бытовала версия Радунского, ее танцевала с Андрисом Лиепа Нина Ананиашвили в свои 16-17 лет. Хотя бы в Училище восстановить и показывать, как «Волшебную флейту».

Имеется довольно много других вариантов (даже на коммерческих видеокассетах есть, на Горбушке). Постановка где-то в Лат. Америке с Бухонесом – нечто чудовищное, хотя сам Бухонес впечатляет. Версии Вихарева в Новосибирске и Нинет де Валуа в Лондоне (есть запись с Линн Бенджамин и Карлосом Акостой, «живьем» видел с Сарой Уилдор и Йоханом Кобборгом) обе восходят к Н.Сергееву, хотя и различаются между собой. Продается запись ленинградской версии Виноградова с Ириной Шапчиц. Известна версия Вацлава Орликовского в Вене. Где-то у нас по стране бродит версия Сахаровой. Словом, каждому театру – свою «Коппелию». Музыка уже сама по себе гарантирует успех Smile .

А в АБТ с завтрашнего дня начинается блок «РиД» – 11 спектаклей. Распределение: по 2 спектакля у пар Эррера-Гомес, Ферри-Бокка и Кент-Малахов, по одному спектаклю у пар Таттл–Карреньо, МакКерроу–Стифель, Дворовенко–Белоцерковский, Рейес–Корейя и Вишнева–Малахов. Свой первый спектакль Владимир Малахов танцует с Джулией Кент в пятницу, 30 мая.

Этот блок будет перемежаться с блоком «ДК», там намечено 10 спектаклей: по 2 у пар Эррера-Карреньо, Мёрфи-Стифель, Дворовенко–Белоцерковский, Рейес-Корейя, Ананиашвили-Гомес.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 02, 2003 6:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Суббота, 31 мая 2003
New York, Juillard Theater
Отчетный концерт Школы американского балета


НюЙХУ (официально SAB, School of American Ballet) – это Школа при New York City Ballet, к АБТ отношения не имеет. Они давали три спектакля в театре рядом с МЕТ, в том же Линкольн-центре. Мы были на втором. Большая программа из трех отделений, на 2 часа 45 мин. Как сказано во вступительном слове Питера Мартинса, руководителя Школы, для концерта «выбраны четыре хореографа, которыми Баланчин особенно восхищался: Мариус Петипа, Лев Иванов, Август Бурнонвиль и Михаил Фокин».

1-е отделение.
«Шопениана». Именно так и назван этот балет (Chopiniana), а не «Сильфиды», как принято на Западе. Гипотеза: в этой постановке девочки танцуют не в «шопенках», а в коротких платьицах, типичных для балетов Баланчина. Соответственно, отпала аналогия с сильфидами. Вот и взяли исконное название Smile . Но короткие юбочки выглядят совсем не романтично. Говорят, что когда-то при постановке Даниловой этой «Шопенианы» для NYCB в прессе разгорелась дискуссия между ревнителями традиций романтических балетов и новаторами, которым нравилось, что стали видны красиво работающие ножки. Наверно, я бы присоединился к первым, хотя ножки – это хорошо.

Вот и довелось, наконец, увидеть «живьем» «Шопениану», где использована исконная мужская мазурка (когда-то обсуждали на форуме). Поддержка в 7-м вальсе была на плече, никаких подъемов на «покойничка» - опять же, как надо. Только ножка балерины, вздымающая обычно пену «шопенки», на сей раз поднялась и опустилась. Нет, все-таки мне больше нравится романтическая одежка. Главная Сильфида – Сара Меарнс (7-й вальс и мазурка, как положено и как уже не делают в БТ). Девочка не очень мне показалась - белокурая пышечка с не слишком крепкой техникой (даже с поправкой на юный возраст). Похожа статью, но чуть получше технически барышня, танцевавшая Вальс (Лорен Кинг). Вообще, девочки почти все не худенькие – здесь другие критерии и, может, более правильные. Потому как более естественные (в житейском смысле). Мальчик – Тайлер Энгл, был неплох. Даже очень неплох. И такой хорошенький-хорошенький, можно представить волнение в кордебалете, появись он у нас. Брат у него работает солистом в NYCB. Прелюд танцевала барышня Ликолани Браун, она больше всех и понравилась. Живенькая, стройная, есть шарм и хорошая техника. Маленькая еще, но уже stage presence налицо.

2-е отделение.
«Праздник цветов в Дженцано». Тут была просто феерия! Особенно хорош мальчик – Аррон Скотт. Ну просто чудесный парнишка. Готовый танцовщик в стиле Бурнонвиля: четкие ронды, красивые отчетливые заноски, мягкие прыжки – как резиновый мячик. Хоть завтра в БТ брать, если не отпугнут Smile . Девочка – Баретт Ванс. Мне показалось, что подстать мальчику, хотя спутницам понравилась меньше. Очаровали стопы – арки, чуть ли не как у Ферри. Очень хорошо работала и ножками, и корпусом, и головкой (туда-сюда – помните?). Упрекали, что чуть резковата, но мне все равно очень понравилось. Есть сценический темперамент. Пара вызвала первую бурю оваций в зале. Надо бы запомнить имена – кто знает, кем они вскоре станут.

«ЛО», Белое адажио. Одетту танцевала та самая мисс Ликолани Браун, что понравилась в «Шопениане». Адажио шло полностью, с последней частью, музыку которой вырезают у нас и которую использовал Нуреев для вариации Зигфрида в своей венской версии. И снова эта девочка была очень неплоха, хотя совсем для этой роли незрелая. То есть ногами все правильно вроде, но нет женственности и певучести. Мальчик особенно не запомнился. Но тут могут сыграть роль внешние обстоятельства. Он вышел на замену объявленного в программе, но травмированного танцовщика Злато Фагундеса. Сам Злато, высокий и красивый парень, сидел с костылями в зале. Жаль, конечно, мальчика, и, судя по его внешним данным, этот дуэт мог бы выступить лучше. Но публика приняла хорошо и даже бурно.

«Неаполь», Ballabile из 1-го акта
Опять сюрприз. Пара главных героев померкла перед лидером кордебалета. Там их шесть девочек и столько же мальчиков, в программе поименованы в алфавитном порядке. Разберись теперь, как звали темнокожего с усиками танцовщика, который творил чудеса в заносках и всех этих бурнонвилевских прыжочках. Он прыгал с места вверх невероятно высоко, создавалось ощущение нереальности. И очень мягко приземлялся. Вторая буря оваций.

3-е отделение.
«СК», Свадьба Авроры

Хореографом указан Питер Мартинс (по М.Петипа). Ой, много чего здесь было. Пышечка из «Шопенианы» выступила Феей Сирени – примерно те же впечатления. Потом, как водится, танцевали Феи драгоценных камней. Тут Золотом был мальчик, а Рубином – наша знакомая по Московскому конкурсу Миса Куранага. Музыку понахватали из 1-го акта: Миса, например, танцевала под Канарейку. Эта миниатюрная грациозная японочка и была лучшей в данном квартете, на мой взгляд. Хорошие прыжки, вращения, бесшумные приземления – все при ней, все, за что ее отметили на конкурсе золотой медалью (младшая группа, девочки-солистки; Полина Семионова получила тогда «золото» в дуэтах). К тому же, она еще и При де Лозанн уже тогда имела. Странно, что не на первых ролях в Школе (может, внешность подводит, ножки коротковаты). Она была готовой балериной уже два года назад. Я помню, что буквально у всех на форуме вызвала тогда восторг. Очень странно: здесь все-таки не так цепляются за линии и хрупкость фигуры, как у нас.

Потом пошли гости. Кстати, мантии Королевы и Флорестана поддерживали крошечные мальчики-пажи, и одного из них звали… Николас Фокин! Кот в сапогах был прыгуч и вожделел к Кошечке по-настоящему. Кошечка кокетлива, полностью в образе. Эта пара очень понравилась. В программке, кстати сказать, указаны даже имена носильщиков Белой кошечки. А в «больших» театрах всегда приводят полный список всего кордебалета. Укор нам – все артисты обязательно должны быть упомянуты, разве не так?

Ударный номер - пдд Голубой птицы. Прошло весьма посредственно. Красная шапочка. Тут снова нововведения (не знаю уж, так выглядит эта версия, или специально для Школы поставлено). Во-первых, в ролях были поименованы шесть Деревьев. Оказалось, маленькие мальчики в желтых трико с елками в руках. Выбежали на сцену, присели – получился лес. Туда вошла Красная Шапочка – крошечная девчушка. Скакала, пряталась от Волка за деревьями. У нее так уморительно дрожали коленки в полуприсяде (визуализация метафоры)! Пантомима прошла на «ура», девчушка была совершенно очаровательна и в высшей степени артистична. Потом появились Придворные шуты – невесть откуда (в СК их вроде сроду не было), да еще под незнакомую, как показалось, музыку.

Наконец, свадебное па де де - Ана София Шеллер и Тайлер Энгл (тот самый, что был в «Шопениане»). Девочка слабовата. А вот мальчик явно с задатками принца – поластичный, с мягкими приземлениями. В хореографии вторжения Мартинса не заметил. Просто исполняли принятый на Западе вариант (см. например видеокассету Evening with the Royal Ballet). В адажио, например, три подряд поддержки вниз головой – вверх ногами (как в конце коды в нашей версии), шене не на прямых ногах в вариации Авроры и т.п. В финальном апофеозе пажи сняли королевские мантии с плеч Флорестана с супругой и перенесли их на плечи Авроры с Дезире, а король с королевой возложили на них свои короны. Заслуженные бурные аплодисменты.

Театр симпатичный и не маленький, хотя имеется лишь партер и один балкон. Как у них водится, отовсюду хорошо видно, даже с предпоследнего ряда балкона. Праздничная обстановка, красивые костюмы из NYCB, красивые и информативные программки. В зале множество мальчиков и девочек с балетными походками. Там же, очевидно, родители и друзья юных артистов. Почти все как у нас, и не совсем. Конечно, русская классика, исполненная с западным акцентом, несколько режет глаз вообще, а в ученическом исполнении – тем более. Но я думал о другом. В целом для школы все выглядело на очень хорошем уровне. Программа, как каждый видит, достойна любой крупной труппы, но все роли, абсолютно все, исполняли дети. Никаких приглашенных партнеров, как это принято у нас в Москве. Вопрос: сумели бы в МАХУ своими силами станцевать такой расширенный 3-й акт “Спящей”?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Anna
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 243

СообщениеДобавлено: Вт Июн 03, 2003 3:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Всем добрый вечер. Я тоже была в субботу на концерте SAB. Впечатления смешанные. В плане девочек выпуск показался мне слабым. Расстроило, что сегодняшние технические недостатки и манерность труппы прививаются со школы.

"Шопениана" без тюля и пантомимы показалась занятным, но не вполне удачным экспериментом. Хореографию видно лучше, но она не кажется такой интересной, как прежде. Данилова защищала своё решение использовать оригинальную фортепьянную музыку и короткие белые юбочки тем, что изначально это скорее всего так и было. Как театральное действо балет лишен таким образом смысла и попросту скучен. Кто-то из критиков иронично писал в '72, когда сей эксперимент шёл в театре, что "провал постановки в том, что "Шопениану" не удалось превратить в истинно "баланчинский" балет." Очень метко, но связь между этим балетом и Баланчиным оказывается, тем не менее, подчеркнутой. Из исполнителей очень понравилась романтичная Ликолани Браун. Девочка музыкальна, у нее красивые ножки и немножко того, что Инга называет балеринским шармом.

Оба Бурнонвиля поставлены в этом году Николаем Юббе и смотрелись очень достойно. Arron Scott в "Дженцано" действительно был выше всяких похвал. Стопы, заноски, ронды, epaulement (что для наших нетривиально) - все великолепно, все играючи. Плюс держит взгляд и понимает, зачем на сцену вышел. Готовый солист для любого театра.

Михаил Александрович, замеченного Вами (и мной) мальчика с усиками зовут Джермел Джонсон.

"Спящая". Кажется, Мартинс досконально изучил запись с Фонтейн на "Evening with the Royal Ballet". И деревца оттуда, и тройка шутов (под другую музыку - в РБ на Трепак из "Щелкунчика"). Только pas de trois на pas de quatre заменен ("Камни"). Миса Куранага (Рубин) танцевала замечательно. В ней есть все для солистки, кроме фигуры. Меня как раз не удивило, что ей не дали танцевать что-то ещё. На Аврору не тянет, на Одетту вроде тоже. Если только "Дженцано ". Но и в своей вариации она смотрелась очень выигрышно.

Ана София Шеллер была вполне адекватна в роли Авроры. Крепкая и технически оснащенная, она оттанцевала pas de deux с апломбом, видимо спутав его с королевской статью и женским шармом.

Очень понравился Принц - Тайлер Энгл. У мальчика замечательные пропорции, лицо развращенного ангела, красивые стопы, мягкий прыжок, и вообще очень приличная техника. Его видимо берут в театр - он уже параллельно стажируется.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 10, 2003 5:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

American Ballet Theater
5 июня 2003
«Дон Кихот»


Китри – Нина Ананиашвили
Базиль – Марсело Гомес

Это сообщение мне хочется начать с конца. Четыре тысячи человек вмещает зал Метрополитен-Оперы. По окончании спектакля аплодировали все, а по наблюдениям за публикой в окрестности первых рядов партера, от трети до половины зрителей стоя просто орали, ревели и стонали от восторга. Мне бы очень хотелось иметь возможности вывезти в Нью-Йорк на сезон хотя бы парочку представителей т.н. «профессиональных зрителей» БТ – пусть посмотрят на нормальную, никем не заводимую публику. Вопль из полутора тысяч балетоманских глоток – такое действительно стоит посмотреть и послушать.

Виновницей вакханалии стала, естественно, Нина. Она продолжает меня удивлять. Ну ладно спектакли, которые вообще не танцует в БТ или крайне редко - естественно, открываются новые черты таланта и личности. Но первую Китри Большого театра я видел неоднократно - чем, казалось, еще может удивить? Однако после спектакля вышел с впечатлением, что такого зажигательного «ДК», такого фейерверка мне еще видеть не доводилось. Собеседники поправили, конечно: в БТ был похожий (хотя и другой) - с Андреем Уваровым.

Публика орала не только в конце спектакля, крики и стоны начались уже по ходу представления. Все описывать – дело неблагодарное, только наиболее яркие моменты. Выходная вариация: Нина так выстреливала ногу в па де баске, что, казалось, пуанты «Фрид» улетят куда-то на колосники. Сцена сна. Вариация Дульсинеи – романтично, изящно, точно и ... бесподобно красиво. Все остальные балерины выглядели всего лишь оправой бриллианту. Прыжковая диагональ – три прыжка с перебежками, легко и быстро. Таверна – какие «рыбки»! Отважно, с большого расстояния, быстро, сильно прогнувшись в спине в руках партнера – сердце замерло, зал дружно ахнул. Ну и венец – свадьба Китри. Не могу отказать себе в удовольствии еще раз процитировать голливудского киноактера, произносившего после «ДК» речь в кружке зрителей: «Не нужно видеозаписей, фотографий, рецензий. Танец Ананиашвили мы сохраним в памяти и сердце. Мы должны благодарить Бога, что нам довелось побывать на таком спектакле». Дальше он перечислял великих балерин прошлого, начиная с Анны Павловой, и говорил, что Нина стоит в том же ряду.

Партнер – бразилец Марсело Гомес. В труппе – с 1997, с прошлого года – principal. На этой теме уже упоминался: гала на открытии («Эсмеральда» с Эррера), «Оффенбах» с Ниной и в Clear, плюс “РиД” с Эррера. Совсем молодой парень, и уже такой репертуар. Базиля танцевал впервые (когда после спектакля его поздравляли с дебютом, он сделал галантный жест благодарности в сторону Нины). Не очень выходили у него верхние поддержки в первом акте, не совсем получилась вариация в третьем. В остальном – очень и очень хорош, особенно в прыжках и вращениях. Здесь такие танцовщики как Бокка или Карреньо владеют эффектными прыжками - напор и ураган. Гомеса отличает не это, но чистота выполнения. Отдельно – о драматическом даровании. Марсело был таким Базилем, что за ним глаз да глаз нужен, тем более после свадьбы. С подружкой Китри не просто пофлиртовал, но и завалил в уголке при удобном случае. То же – с цыганкой в таборе. Разбитной первый парень на деревне, наглый, знающий себе цену. Перед мнимым самоубийством, закутавшись в плащ, вышел на авансцену и подмигнул публике, давая понять, что сейчас шутка последует. Публика поняла, настроилась и далее живо реагировала на мелкие детали. Все пантомимы с Ниной разыгрывали на одном дыхании, будто действительно амуры крутили. Гомес был принят публикой очень хорошо. Уже после спектакля видел, как приостановилась проезжавшая машина (артист стоял с кем-то на перекрестке) и пожилая элегантная дама, опустив стекло, пронзительно крикнула «Браво, Марсело».

Уличная танцовщица в этой версии объединена с Мерседес. Появляется во всех трех актах (после первого – на каблуках) как подруга и партнерша Эспады. На сцене – дольше, партия – менее интересна, в первом акте что-то укорочено. К слову: мне всегда было жаль, что наша Уличная исчезает из балета после первого акта (даже амурчики из Сна возникают на свадьбе, и цветочницы). Танцевала эту роль Кармен Корейя, сестра Анхеля. Девушка Кармен хорошего впечатления не произвела: прыжки тяжелы, и, казалось, вот-вот упадет с пуантов в па де бурре назад. Тут Уличную и Повелительницу танцуют по очереди те же барышни – с трудом могу представить Кармен в Сне, хотя пресса хвалит. (Я имел неосторожность вздохнуть вслух о Маше Александровой, но получил в ответ от местного балетомана, что Александрова на роли Уличной – это позор для БТ: давно переросла, и нечего сравнивать.) Зато Эспада тут – выше всяческих похвал, действительно, второй Базиль. Танцевал Карлос Молина. Огонь и изящество, такая вот комбинация! Вероника Парт танцевала Повелительницу дриад. Как увидел программку, так обомлел. Но Вероника на удивление оказалась гораздо лучше, чем ожидал. Хорошая школа, очень мягкая балерина, плавные движения. Несмотря на пышность форм, свои пять прыжков в диагонали выполнила, и в такт (ну, дирижер слегка помог). Даже увидел какую-то грацию в полете (как у шмеля – не бабочка, но тоже летает, и, стало быть, грациозен как все в природе). Вариация – та, которую танцевала Сизова в «Корсаре» с Нуреевым. Справилась средне. Итальянские фуэте не вполне получились. Или вполне не получились. Если бы не видел Парт в первых спектаклях, наверно обругал бы сильно, а так, можно думать, у нее вышло лучшее выступление в сезоне из увиденных (леди Капулетти не в счет). Амур отдельного упоминания не заслуживает: вздыхал по Капцовой, хотя ее использование в такой роли - тоже позор для БТ, конечно. В двойке девушек-цветочниц танцем выделялась Анна Ликейка – заметил ранее в «Тенях». Зато вторая, Сандра Браун, очень симпатична на личико (ранее, правда, оставила неплохое впечатление в современных номерах на гала). Наконец, еще одна пара – цыган с цыганкой в таборе. Цыган – яркий Хоакин Де Луц с его фантастическими прыжками-трюками. Партнерша, Эрика Корнехо (тоже вроде сестричка солиста), особо не запомнилась.

О версии. Автором числится сам МакКензи вместе с неизвестной мне Сьюзен Джоунс. Говорят, что при уходе из театра Барышников запретил танцевать свою версию, и пришлось ставить новую. Почему было не взять из России? Вот и понаставил мистер МакКензи! А декорации остались прежними, что при Барышникове. Легко узнаваемы: во время короткой увертюры сцену закрывает экран с изображением веера, расписанного испанскими сюжетами – коррида и прочее. После увертюры на сцену дают свет, и за прозрачным экраном с веером видны Дон Кихот и Санчо, странствующие в горах. На склоне возникает à la Никия видение Дульсинеи, благородный идальго дает обет верности Прекрасной Даме - на том пролог и заканчивается.

Первый акт очень не понравился. В целом, естественно, все похоже на наши спектакли, в БТ и Мариинке, разве что нет сцен с Санчо (попытка кражи в трактире, ухаживания за местными барышнями и последующее наказание). Но почему-то МакКензи увлекся побочными сценками, разыгрываемыми персонажами во время танцев. Скажем, Гамаш, а потом и Дон Кихот с аппетитом едят и пьют за трактирным столиком – с мелкими правдоподобными деталями, отвлекающими внимание от главных событий. Каждый из толпы что-то свое делает, какое-то мельтешение на сцене возникает. Как плюс: у Китри с Базилем есть больше возможностей порадовать зрителей комическими сценками ревности, любовной игры и т.п. Кстати, Гамаш мне понравился (Гийом Гриффен, ветеран АБТ). Не совершенный идиот – тоже идальго, правда крайне неуклюжий, неловкий и трусливый. Но не чистая клоунада, как принято у нас. Самое чудовищное в этой постановке – разрезание на куски пдд Китри и Базиля (напомню, речь о первом акте – в третьем все ОК). В него вставлен менуэт, постоянно вмешиваются то Дон Кихот с копьем, то Гамаш со своей шпагой. Даже антре отделено от адажио подобными сценками.

Цыганский табор переделан полностью. Начинается этот акт с небольшого лирического адажио Китри и Базиле в духе постановки Нуреева, но не столь развернуто и на другую музыку. При появление цыган следует танец – цыганка и соревнование Базиля с Цыганом, все на ту же музыку Желобинского. Потом в него включаются Китри с цыганкой, причем Базиль увивается за цыганкой, а к Китри клеится цыган. Нет, это даже забавно было – на акробатические прыжки Хоакина Де Луца Марсело Гомес отвечал классическими гран-пируэтами. Нет кукольного театра: Дульсинея появляется видением где-то внутри ветряной мельницы, что и вызывает бурную реакцию благородного дона. Поскольку московский надрыв на тему тяжелой судьбы цыган в феодальной Испании меня никогда не трогал, переделка акта особого отторжения не вызвала. Хотя, конечно, придание излишнего эротизма вряд ли может быть одобрено ревнителями стиля.

Сон с дриадами – канонически, слава Богу. Таверна – более или менее, главное сохранено. Здесь, как и везде, таверна идет после дриад, непосредственно перед свадьбой. Что логично: чем еще заниматься, если благословение уже получено? Под венец скорее, как бы греха не вышло. На свадьбе танцуются две вариации, как в Большом; пдд – то же самое.

Вот в основном и все. Как уже сказал в начале, Нина была великолепна, свежа и легконога. Можно предвидеть, что Гомеса ожидает хорошая карьера и любовь многочисленных поклонниц. Спектакль удался, и это – главное. Настроение радостное, выездное заседание клуба «Револьтад» прошло успешно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 11, 2003 7:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Пятница, 6 июня 2003
Принстон, McCarter Theater Center
МИХАИЛ БАРЫШНИКОВ
в программе «Соло с фортепьяно и без...»


Тот же уютный театр, в котором на выступлении труппы М.Морриса почерпнул два месяца назад свои первые впечатления о текущем балетном сезоне в США. Сейчас здесь два дня подряд выступал артист с легендарным именем. Барышникову уже 55 лет - осень великого танцовщика. Классику он не танцует давно, но то, что было показано в Принстоне, я бы с трудом назвал даже современным танцем (во всяком случае, в том понимании, которое у меня сложилось после хождения по театрам Европы). В наборе совсем простых движений я не увидел ничего такого, чего не смог бы сделать любой другой танцовщик, и не обнаружил возможности для проявления опыта и артистизма, действительно присущего Барышникову. Кроме, возможно, мимики. В целом было очень скучно и отчаянно тоскливо, так как хотелось запомнить Барышникова совсем другим. Программа состояла из шести номеров, все поставлены в этом году, четыре заказаны самим Барышниковым с учетом его нынешних возможностей. Танцует он совершенно один, в промежутках аккомпаниатор исполнял разные пьесы. Два номера шли под фонограмму – отсюда и название программы.

Содержание:
1. Нечто на музыку из «Фантастических пьес» Шумана. Описать не берусь, но показалось малоинтересным. Запомнились какие-то пассы руками. Называется непонятно – Upon a Whim (у Шумана эта часть – «Причудливые образы», здесь что-то близкое – прихоть, каприз). Хореография – Ruth Davidson Hann.
2. «Indoor Man». Учитывая традиции русской литературы, можно понять как «Человек в футляре» (ну, или «Комнатный человек», если более точно). Барышников с надетой на себя большой коробкой (выше головы, ниже пояса), открытой спереди. Внутри коробка имитирует комнату с обоями, на стенках – светильники, включаемые танцовщиком. Снаружи (когда поворачивается, то видно) – репродукция Вермеера. Человек в «комнате» просыпается, зевает, включает свет. Нет, нет, не все так уныло: под конец коробку снимает и что-то еще делает, похожее на танец. Хореограф – Tere O’Connor.
3. Opus One. Нечто на сонату Альбана Берга, самое первое его сочинение, поскольку op. 1. Так что хореографу (г-жа Lucinda Childs) не пришлось долго думать над названием своего номера. Барышников появился полуобнаженным, в красных трусиках. Торс крепкого пятидесятилетнего мужчины, хорошо выглядит, можно позавидовать. В этом номере были какие-то намеки на классический танец – пируэты, шене. Мне кажется, Лавровский в свои годы вертится лучше, и Васильев – видали на юбилеях.

После перерыва:
4. In a Landscape. На музыку Джона Кейджа, хореография Cesc Gelabert. К этому времени уже расстроился, устал (стоячие места в конце партера, по $5!), так что этот номер не воспринял и даже плохо помню сейчас – видно, организм не успел адаптироваться после перерыва.
5. Rattle Your Jewelry. Музыка Битлз, хореография – Michael Clark. Сердце порадовало лишь звучащее “Back to the USSR”. Запомнился бег вокруг сцены – видимо, символ нежелания Барышникова to be back.
6. Mr. XYZ. Хореография – Eliot Feld. Музыка здесь джазовая, сборная – песни. Некоторые с символическими названиями («Пожалуйста, не говори обо мне, когда уйду», «Моя клюка»). Появился лирический герой - с клюкой и в темных очках (слепой?). Дальше – нечто вроде грустной иронии над самим собой, уже неспособным танцевать. Какие-то аллюзии к известным балетам – полз по сцене как Блудный сын, например. В какой-то момент выкатилось офисное кресло на колесиках, и Барышников раскатывал в нем по всей сцене. Ухаживал за девушками (сначала – манекен, причем просто болванка, а не человеческая фигура, и тоже на подставке с колесиками, а потом появились две длинноногие барышни в купальниках, вполне настоящие, только не танцевали). Разбросал дорожку из белых лилий, как Альберт, отходящий от могилки Жизели. Катался очень виртуозно – с вращением вокруг вертикальной оси, по диагоналям, и по кругу тоже. Столь же виртуозно когда-то танцевал. Прозрачная идея, вполне очевидные символы, и все слишком тривиально и прямолинейно, чтобы захватывало.

Публика принимала очень тепло, хлопала в унисон, кричала, и даже погромче, чем на лучших спектаклях ABT (однако подозреваю, что в относительно небольшом зале аплодисменты производят больший эффект). Нет, на самом деле все было настоящим – наблюдалось какое-то количество совсем не аплодировавших (и не столь малое), но в основном энтузиазм был неподдельным. То ли очень вежливые люди живут в Принстоне (как-никак, знаменитый университет, где работал Альберт Эйнштейн), то ли магия имени сделала свое дело. Однако мне было грустно. Успели появиться две рецензии: Роберт Джонсон, «Легенда демонстрирует свой возраст» в The Star-Ledger ( http://www.nj.com/entertainment/ledger/index.ssf?/base/entertainment-1/105513922963860.xml ) - полностью разгромная, и Анна Киссельгоф в «Нью-Йорк Таймс» ( http://www.nytimes.com/2003/06/10/arts/dance/10BARY.html ) – можно узнать о хореографах и корнях их произведений.

Ох, не надо возвращаться туда, где был счастлив и имел успех. Давайте смотреть записи, где 1976 год, где Барышникову – 28, и еще жив Иосиф Бродский:

«Как славно в вечеру, вдали Всея Руси,
Барышникова зреть. Талант его не стерся!
Усилия ноги и судорога торса
с вращением вкруг собственной оси
рождают тот полет, которого душа
как в девках заждалась, готовая озлиться!
А что насчет того, где выйдет приземлиться,
земля везде тверда: рекомендую США».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 12, 2003 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Суббота, 7 июня 2003
New York City Ballet
Программа балетов Баланчина:
«Могила Куперена»
«Стойкий оловянный солдатик»
“Баллада”
“Венские вальсы”


Все балеты – поздние, 70-х гг, и, как мне пояснили, не относятся к числу баланчиновских шедевров. Так сказать, второй эшелон. Ну, не знаю – к последнему балету это вряд ли применимо.

Le Tombeau de Couperin. Музыка Равеля, поставлен в 1975. Четыре части: прелюд и старинные танцы форлан, менуэт и ригодон. Черно-белый балет со строгой геометрической композицией. Танцуют две четверки пар, т.е. восемь девочек и восемь мальчиков. Левая и правая четверки не смешиваются, но постоянно выстроены идентично и танцовщики в правой делают те же движения, совершают те же перестановки на сцене, что и в левой. Получается структура кристалла, повторение элементарной ячейки. Или нечто вроде калейдоскопа с прихотливой игрой форм, образуемых танцовщиками. Солистов здесь нет, все участники совершенно равноправны и одинаково одеты. Поскольку внутреннее движение в четверках разнообразно и изобретательно, симметричное повторение композиций порождает занимательные узоры даже когда четверки пространственно разделены. Но Баланчин использует и «диффузию» четверок, когда они взаимно проникают друг в друга, продолжая сохранять свою индивидуальность (скажем, образуя два наложенных ромба), и здесь возникают узоры еще изощреннее. Спутница обратила внимание на связь с готической архитектурой. Этот балет, на мой взгляд, скорее дает пищу уму, нежели эмоциям. Хотя что это я забылся? Красивая геометрии (или уравнения) могут вызвать эмоции посильнее, чем самый мелодраматичный и «сострадательный» сюжет. Мне было интересно. Подобные композиции навеяны двадцатым веком с его наукой и функциональностью формы, в 19-м веке такого появиться не могло. Связь с Купереном осталась для меня загадкой.

The Steadfast Tin Soldier. Один из немногих сюжетных балетов Баланчина, почти точно по сказке Андерсена. Хорошо известен по записи с Патришей МакБрайд и Михаилом Барышниковым. Здесь танцевали Алессандра Ансанелли и Дамиан Войтцель – эти имена уже встречались на данной теме. Ансанелли что-то неловко сделала в первой вариации, но затем была полностью в образе куклы, то бишь бумажной балерины - механические движения, стопы «утюжком», вращения на пятке и т.п. Войтцель был безупречен. Конец истории (разгоряченная танцем и любовью балерина открывает окошко и ее уносит сквозняком в камин; огорченный солдатик достает из пепла свое оплавившееся сердечко, ранее им подаренное девушке) исторг скупую мужскую слезу. Жалко птичек.

Ballade. На музыку Габриеля Форе, поставлен в 1980. Исполняется парой солистов (Венди Вилан и Филипп Нил) и женским кордебалетом. Действительно, этот балет выглядит вторичным. Немного от «Изумрудов», немного от «Вариаций Доницетти». Вилан хороша, как всегда.

Vienna Waltzes. Наконец добрался (заметили, как торопился?). Очаровательный балет, совершенно прелестный. Можно отнести к числу шедевров. Сначала – маленькая преамбула. Случайно (или не случайно) как раз в эти дни в «Нью-Йорк Таймс» появилась большая статья о музыке в балете: Jennifer Dunning, “Dance's Musical Heartbeat”, http://www.nytimes.com/2003/06/06/arts/dance/06DANC.html, которая начинается с такого пассажа:
Джордж Баланчин хотел создавать балеты, как он сам однажды выразился, где бы можно было увидеть музыку и услышать танец. И близко подошел к этому. «Музыка была для него более важна, чем танец», - сказал Хьюго Фиорато, в прошлом главный дирижер New York City Ballet. «Кто бы мог подумать, что можно сделать действительно великий балет на вальсы Штрауса? <...> Но он сделал. Такое у этого человека было воображение.»

Итак, балет на музыку И.Штрауса мл., Легара и Р.Штрауса. Поставлен в 1977, состоит из пяти частей, разных по характеру, музыке, настроению, персонажам.

Часть первая. Декорации – густой лес, стволы деревьев, между которыми появляются прохаживающиеся или вальсирующие пары. Задник – едва видное зеркало, задернутое кисеей, так что создается впечатление, что где-то за деревьями, на следующей поляне веселится другая компания. Все в туфельках, исполняется парой солистов (Рэчел Резерфорд и Джеймс Файетт) и большим смешанным кордебалетом. В общем, баланчиновский вальс на музыку «Сказок венского леса».

Часть вторая. Некоторые из деревьев поднимаются вверх, полянка становится просторнее. На ней резвятся сильфы в коричнево-зеленоватых юбчонках и штанишках. Пара солистов – Алессандра Ансанелли (вышедшая на замену, так что два балета за вечер станцевала, чему был рад) и Питер Бол. Небольшой кордебалет – четыре пары. Здесь – сугубо классические движения, выполненные солистами с отменным качеством и искрящимся весельем. Так могли бы праздновать свадьбу Сильфида и Джеймс, принятый в лоно сильфидного сообщества, если бы их история не пошла по другому пути. Музыка – «Весенние голоса». Единственная часть, где танцуют на пуантах – далее все снова на туфельках. Наиболее близка к любимому нами всеми классическому балету, и потому понравилась более всего. Ансанелли и Бол танцевали здорово!

Часть третья. Под польку (Штрауса мл., опять же) пляшут забавные персонажи – девицы из варьете в одежках для канкана и парни в полосатых брючках, с ними особо не церемонящиеся. Пара солистов (Аманда Эдж и Том Гоулд) и три пары кордебалета. Скорее комический номер, но тоже с выдумкой.

Часть четвертая. Деревья уходят вверх, зеркальная стена полностью обнажается, она лишь скупо украшена ветвями со светящимися гирляндами, как на Рождество. Мы оказываемся в бальном зале, среди вальсирующих ходит некто в мундире. Наверно, принц. Возможно, это придворный бал. Появляется женщина в темном (ситуация напоминает «Веселую вдову»). И у нее роман с принцем. Эту пару танцевали Дженннифер Рингер и Чарльз Аскегард, они тоже уже упоминались в предыдущих рассказах. Музыка – «Золотой и серебряный вальс» Легара.

Часть пятая. Все гирлянды становятся белыми, покрываются инеем. Меняется свет – все в лунном сиянии. И начинается совсем другой бал – очень светлый, даже ослепительно светлый, не от мира сего. На нем присутствуют солисты всех предыдущих частей, но их облик изменился. Какие у дам красивые светлые платья с шлейфом, отливающие стальным блеском. И все одинаковые. Они все, эти вальсирующие под музыку из «Кавалера роз» Рихарда Штрауса, похожи на ангелов, не на светских дам. Широкий, свободный танец. И возглавляет его Царица бала с партнером, у нее – первый дуэт (потом и все остальные солирующие пары получат маленькие дуэты). Здесь эти роли исполняли Дарси Кистлер и Филип Нил. А поставлено было на саму Сьюзен Фаррелл.

Балет разнообразен, у Баланчина на самом деле богатое воображение. И действительно его хореография зримо воплощает музыку. Видимо, можно найти и символические толкования четырех первых частей (неоднозначные, конечно). Скажем, времена года как символы различных периодов жизни. Или разные аспекты любви. Но замыкающая часть трактуется, видимо, более однозначно: если Любовь, то уже не от мира сего, если Жизнь, то уже по ту сторону. Но даже если философией не заниматься, то балет все равно не может не восхитить – настолько красив. Хотя четыре части из пяти – по движениям скорее бальные танцы, чем классический балет. Но не по композиции. В поисках аналогии вспоминаю Рождественские балы в Вене: там тоже используется идея балета на музыку вальсов, но те постановки (будь то с Малаховым, или Меркурьевым и мариинскими барышнями) - это не мистер Би, отнюдь не он. «Венские вальсы» пополнили мою копилочку, куда я складываю свое почтительное восхищение Джорджем Баланчиным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 12, 2003 5:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В качестве предварительного объявления и для любителей статистики. Вчера, 11 июня с.г., Диана Вишнева дебютировала в составе труппы АБТ и, одновременно, в заглавной роли балета «Ромео и Джульетта» в версии К.МакМиллана. Танец Дианы – выше всяческих похвал, воодушевление зала нарастало от выхода к выходу, достигнув кульминации в сценах в спальне и в склепе. Ее партнером был Владимир Малахов, их дуэт отличался полным взаимопониманием и проработкой тонких деталей взаимоотношений героев. Надеюсь, что сообщение с более полными впечатлениями еще появится на этой теме.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 16, 2003 3:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Балетный сезон в США продолжается. В АБТ грядет блок "Лебединых озер", последний спектакль на закрытии танцует Нина Ананиашвили. Как объявлено на сайте ABT, на этом спектакле будет отмечено 10-летие ее пребывания в труппе. Завершающий блок в NYCB - это "Сон в летнюю ночь". Всего за 8 недель весеннего сезона один театр показывает 63 спектакля, другой - 64. При этом в МЕТ - 4000 мест (плюс 300 стоячих), в NYCB - около 3000 мест. Я надеюсь, что на этой теме еще появятся впечатления от спектаклей, а пока мне хочется сделать первое лирическое отступление (второе собираюсь посвятить рассказу о рынке балетной литературы в США).

ВНУТРИ ТЕАТРА И ОКОЛО НЕГО

1. Около
Как я уже упоминал, оба театра, ABT и NYCB, расположены на площади с фонтанчиком, где собирается народ, назначаются встречи и т.п. Обычно много детей, в том числе балетных. Запомнилась пара девочек лет 12-ти, которые сначала показывали друг другу разные па, а потом взялись за руки и отпрыгали танец маленьких лебедей. Без музыки, но по ритму и движениям сразу угадывалось, что они изображают. На эту площадь выходят главные входы в театры. В АБТ можно также попасть и с нижнего уровня, с парковки - этот вход ведет прямо в гардероб, то есть потоки зрителей сразу разделяются.

У нижнего входа - салон с видео- и аудиопродукцией (второй магазинчик в МЕТ расположен на уровне главного входа, у касс, но там в основном продают записи опер). За три с лишним года, что я не был в Штатах, балетный ассортимент особенно не пополнился. Из сравнительно новых поступлений отмечу "Жизель" с Бессмертновой и Лавровским, документальный фильм о постановке в Штутгарте "Жизели" в версии Марсии Хайде (сам балет, достаточно экзотический, был давно доступен на Горбушке), кассета, посвященная Людмиле Семеняке (фрагменты "Спящей", "Жизели", "Легенды", "ЛО", "Спартака", "Талисмана", "Щелкунчика"), совсем новая кассета "Рожденные быть дикими. Ведущие танцовщики АБТ" (Карреньо, Корейя, Малахов и Стифель), "Солисты Кировского театра" (фрагменты: "Диана и Актеон" с Тереховой и Ковмиром, "Собор парижской Богоматери" с Ченчиковой и Бережным, "Бахиана" на муз. Вилла-Лобоса с Большаковой и Гуляевым, "Бабочка" с Колпаковой и Бережным и др.), несколько балетов в исполнении австралийцев. Записи Баланчина - все старые, на Горбушке нет только прелестного балета из 18 номеров для четырех пар солистов на муз. Шумана - Davidsbundlertanze (у нас обычно переводится калькой - "Танцы Давидсбюндлеров"). Запись первых исполнителей, как я понимаю - Сюзен Фаррелл, Карин фон Арольдинген, Жак д'Амбуаз, Питер Мартинс и др.

Рядом с салоном - галерея, где была развернута выставка-продажа фотографий ведущих артистов АБТ: хорошие работы, в рамках и с автографами артистов. Стоят очень дорого, по 200-400 долларов, но через месяц стены галереи уже опустели - почти все было распродано. В этом помещении 12 июня была устроена презентация книги Нины Аловерт "Владимир Малахов". И сам Володя там был, подписывал купленные экземпляры (Ольга Пачикова, организовавшая презентацию, смогла привезти в Нью-Йорк лишь несколько десятков книг, все они были раскуплены в течение часа). Присутствовали известные критики, замечены артисты АБТ. За несколько дней до того в книжном магазине "Барнс и Ноблс" состоялась презентация нового фотоальбома об артистах АБТ, где присутствовали Кевин МакКензи, Нина Ананиашвили и другие артисты (увы, туда мы опоздали из-за пробок на дорогах). К сожалению, закрылся магазинчик "Ballet Company" на Бродвее недалеко от Линкольн-центра - витрина заклеена и висит надпись Out of Business. Раньше там можно было "нарыть" старые видеозаписи и книги. Теперь остался лишь салон в МЕТ и небольшой киоск в NYCB (записи балетов Баланчина, немного старых книг, в том числе - старых балетных журналов по совершенно бросовым ценам, где попадаются интересные материалы). Учитывая, что магазин Dance Books переехал из Лондона куда-то к черту на кулички, а в Париже такого рода материалы разбросаны по магазинам FNAC и киоскам внутри Опера (к тому же большая часть тамошней продукции - во французском СЕКАМе, который у нас не распространен), Горбушка стала самым богатым источником балетных видеозаписей в мире.

Нельзя умолчать о еще одном замечательном заведении, расположившемся там же, в Линкольн-центре, в здании сбоку от МЕТ-Оперы. Это Нью-Йоркская публичная библиотека исполнительского искусства. Здесь собрано все, что касается театра. Входишь, поднимаешься на балетный этаж, сдаешь сумку на хранение и садишься к столику с компьютером. Система поиска - потрясающая, гораздо эффективнее и удобнее, чем предложенная этой же библиотекой в Интернете. Скажем, нужна была статья, я знал имя автора и тематику, но ни года издания, ни даже названия журнала. Ввел имя и ключевое слово, появилось три позиции, одна из которых была искомой. Далее заполняешь анкетку (имя, адрес, на ней ставят твой личный номер на это посещение, никаких документов показать не просят), заполняешь требование, и сдаешь девочке. Через 10-15 минут заказанные журналы приносят (на табло над стойкой высвечивается твой номер), и в соседней комнате с них можно сделать ксерокс (15 центов за страницу). Возвращаешь журналы вместе с анкеткой - и свободен. Если лень ехать, можно все сделать из дома, через Интернет, но дороже. Есть прейскурант: стоимость зависит от того, сами ищете или поручаете библиотеке, хотите получить по почте или файлом, как быстро - за два часа, за день или за пять дней. Но самое потрясающее в библиотеке - это штук 20 столиков, где помимо компьютера стоит еще и монитор. Точно так же ищешь в каталоге нужную видеозапись, жмешь на кнопку, где-то в недрах библиотеки заказанный диск ставится на проигрыватель, и тебе остается смотреть на экран и слушать музыку в наушниках. Например, запись репетиции "Теней" с Марго Фонтейн и Рудольфом Нуреевым (коммерческой записи не существует). Имеются и совсем экзотические источники - кинопленки, которые надо крутить вручную на специальной установке. В этом месте можно провести год, наверно. Удивительно, что в многомиллионном городе при небольшом размере балетного зала (мест 200, наверно) всегда есть свободные столики.

2. Внутри
Из-за событий 11 сентября в театрах принимаются меры предосторожности - при входе охранники просят открыть сумки и даже дамские сумочки и мельком туда заглядывают. В МЕТ сумки предлагают сдать в гардероб, в NYCB обходятся без этого. В киосках внутри театров кроме кассет и книг продают сувениры - T-shirts и кепочки с надписями ABT или NYCB, фотографии артистов и т.п. В АБТ можно купить пуанты, подписанные ведущими балеринами театра. Безумно дорого, несколько сот долларов (нинины - самые дорогие, $800). Как я понимаю, это даже не коммерция (ну, вдруг купит кто-нибудь - все доход театру), а способ рекламы. Тысячи зрителей, которые приходят в театр редко, если не впервые, сразу узнают много имен и если туфельки стоят так дорого, то $90, 50, 40 за билет выглядят уже вполне приемлемой ценой. Я так понимаю эту акцию.

На нужном ярусе у нужного входа тебя встречает билетерша, очень приветливая (даже не похоже, что лишь по долгу службы): "Здравствуйте, добро пожаловать, можно взглянуть на ваш билет - три ступеньки вниз и направо, получайте удовольствие от спектакля". Тут же вручают программки, они здесь бесплатные. Толстенький буклетик с материалами о театре и текущем репертуаре, фотографиями артистов, списком труппы, администрации и спонсоров, в серединке - переменная часть: составы на текущий спектакль, либретто и несколько слов о балете, его постановке и проч. В зале хорошо видно, как уже писал неоднократно, с любого места. NYCB - удобнее, компактнее, зал в МЕТ очень уж большой, без бинокля никак не обойтись. А в первых рядах партера в МЕТ сидеть не рекомендуется: голова оказывается ниже планшета и срезаются стопы. В NYCB стены фойе на всех ярусах увешаны фотографиями разных спектаклей с самыми разными артистами, в том числе - звездами прошлых лет. Нашел, в частности, фото из "Диббука" Дж.Роббинса, который когда-то там шел. Очень интересно ходить в антракте и все разглядывать. Ну, буфеты, само собой, и просто фонтанчики с питьевой водой.

Цветы относят, как и у нас, в служебный подъезд. Но на сцене их не вручают танцовщикам, и не все - балеринам. В основном цветы несут к ним в гримерные, на сцену выносят т.н. presentation flowers, специально оформленные композиции (мужчинам - в виде венка, эдакой подковки), и не более одного-двух. Кое-кто бросает букеты через оркестровую яму, кое-кто предпочитает вручить лично за кулисами.

3. За кулисами
Попасть туда можно вместе с платной экскурсией в дневное время или после спектакля с помощью любого из principals. Опять же в связи с боязнью терроризма приняты меры предосторожности. На двери в отсек, где расположены гримерные ведущих артистов, висит распоряжение, которые читал с чувством глубоко удовлетворения. Примерно так: "Вводятся ограничения на посещение отсека ведущих танцовщиков после спектакля. Каждый из ведущих артистов может пригласить не более четырех гостей, для чего необходимо сообщить их фамилии на пост охраны не позже, чем за полчаса до спектакля. При желании пригласить большее число гостей артист должен за час до спектакля сообщить об этом начальнику охраны". Получив сообщение, что ты приглашен, называешь охраннику свою фамилию (можно пройти через служебный вход снаружи или сразу из фойе через внутреннюю дверь - список приглашенных есть в обоих местах) и идешь к своему любимцу (любимице). Там толпится куча гостей, приглашенных разными артистами, сами артисты, еще в гриме и костюмах - обнимаются, целуются, фотографируются, выслушивают комплименты… Гримерные - обычно на двоих (в одиночестве сидят Нина Ананиашвили и Джулия Кент), на двери - таблички с именами. Не только постоянных членов труппы, но и гостей, приехавших всего на 1-2 спектакля (Алина Кожокару, Диана Вишнева).

Столь же просто оказалось попасть на репетицию - мы были дважды, видели, как Колпакова работала с Ананиашвили над "ДК" и МакКензи - с Вишневой и Малаховым над "РиД". В этих случаях приглашающие просто подходили к охраннику и говорили фразу типа "это мои гости". И никаких проблем! На грудь мы получали белую наклейку с надписью Visitor, но к концу того же дня белое поле наклейки покрывалось красными диагональными надписями "Истекла" (Expired), так что использовать ее в другой раз уже невозможно.

Сами репетиции проходят в одном из трех больших залов. В "нашем" на стене висит большое панно Шагала (аналогичное - в зале для репетиций оркестра). Перед репетицией с Ниной посмотрели кусочек, минут 10, репетиции "ДК" Ирины Дворовенко и Максима Белоцерковского (кода Гран па). Когда они закончили, Ирина с Ниной затеяли профессиональный разговор (он тоже свидетельствует об отношениях в труппе). Нина пожаловалась, что в прошлый раз ее чуть не зашибли "испанцы" с тамбуринами, которые в этой версии подошли с непривычной стороны, и попросила Ирину напомнить, каков там порядок разводки на сцене. Потом Ирина попросила разрешение примерить нинины пуанты и восхищалась, какие они удобные ("Фрид" по спецзаказу).

Сама репетиция - зрелище интересное, тем более что видел впервые. Нина сотни раз танцевала "ДК" во всех версиях. Однако как школьница выслушивала все замечания Колпаковой: "Да, Ириночка Александровна, все поняла, сделаю". В тот день партнер Нины, Марсело Гомес, был на сцене - утренний спектакль "РиД" с Эррерой, так что Нина отрабатывала свои вариации - все до одной. Под конец репетиции появилась следующая пара - юная кубинка Рейес и Анхель Корейя. Анхель поцеловался с Ниной, тоже пощебетали о чем-то своем, балетном. Нина была настолько любезна, что потом поводила нас по театру, показала механизмы, которые ставят декорации, вместе посмотрели из боковой кулисы Сцену в спальне - Эррера была очень убедительна, на близком расстоянии было видно, что она живет в этой роли. Повстречались с Амандой МакКероу, рыженькой балериной, победившей на конкурсе в Москве (когда-то наши конкурсы были престижными, американцы выпустили тогда целую видеокассету, посвященную этому событию). Нина нас представила, Аманда остановилась поговорить. Пробегал сам худрук МакКензи, времени у него не было, но он изобразил рукой хвостик и, повиливая им, побежал дальше. Совершенно не солидно для худрука такой труппы.

На репетиции Малахова с Вишневой нам открылось, что Володя - прирожденный педагог. В сущности, все технические вещи объяснял Диане Владимир. (У нее не ладился фирменный макмиллановский прыжок балерины спиной к партнеру с последующей верхней поддержкой под лопатки на вытянутых руках в Сцене у балкона.) МакКензи оставалось лишь комментировать: "Much better". До начала репетиции Володи с Дианой посмотрели немного на работу Колпаковой с Вероникой Парт над ролями Уличной и Повелительницы дриад. В какой-то момент Вероника не рассчитала диагональ и налетела на разминавшуюся в углу Диану, что Володя прокомментировал словами: "Могла получиться вишневая лепешка".

Ой, кажется, превысил даже свои обычные (не маленькие) нормы по объему. Но действительно хотелось дать представление, почему я вскоре почувствовал себя в Нью-Йорке и в театрах, будто провел там полжизни. Удивительно доброжелательное отношение - и персонала, и артистов, и даже администрации (МакКензи согласился дать интервью, несмотря на занятость и горячие дни текущего сезона). Удивительное и непривычное ощущение свободы. Я думаю, такое же испытывают танцовщики: мне кажется, я писал (или только хотел написать?), что уже на первых спектаклях мне показалось, будто Нина чувствует себя свободнее, танцует раскованнее, чем в Большом. Теперь думаю, что не показалось - там дышится легче, и артистам в труппе тоже, наверно. И жить легче, и планировать: сейчас уже известно, например, что будет танцевать Малахов в осеннем сезоне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 7605
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 18, 2003 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Малахов и две его Джульетты

В этот раз Владимир Малахов приехал в АВТ всего на два выступления в спектакле "Ромео и Джульетта" Макмиллана - 30 мая и 11 июня. Ничего не поделаешь, руководство балетной труппой отнимает, должно быть, много времени. Получилось, однако, что его попросили станцевать еще и в спектакле 6 июня вместо Х.М.Карреньо. В первых двух спектаклях партнершей Малахова была Джули Кент, а в последнем - Диана Вишнева, выступившая в труппе АВТ "по обмену" (весной в труппе Мариинского гостила Кент в роли Жизели). Это был двойной дебют Дианы - в труппе АВТ и в новой для нее версии "Р&Д". Несмотря на то что на спектакле 6 июня я не была, думаю не ошибусь, утверждая, что лучшим из трех спектаклей был последний. Малахов с Вишневой - это уже вполне сложившийся, гармоничный, красивый дуэт, с несомненным сценическим синергизмом.

Интерес к спектаклю 11 июня был велик, и огромный зал MET - полон. Среди публики угадывались возбужденные балетоманы (не иначе как с balletalert Smile ), мелькали знакомые балетные лица - в частности, пришла Ирина Александровна Колпакова, которая в АВТ репетирует русские балеты, но не Макмиллана. Спектакль принимали очень тепло, с криками bravi, а главных героев во время поклонов (очень красиво исполненных) забросали из зала цветами. Володе, как и на первом спектакле, вынесли подкову из орхидей, а Дине - два букета положенной формы (другие букеты, которые наблюдались в руках у некоторых зрителей, пошли в гримерные).

"Р&Д" идет в АВТ в оформлении Георгиадиса, более мрачном, чем постановка Ла Скала, которую мы видели осенью в Москве (худ. Э.Фриджеррио). Да и массовые сцены в исполнении итальянцев мне показались более сочными. В то же время друзья Ромео - Меркуцио (Корнехо 30 мая и Де Луц 11 июня) и Бенволио (оба раза Холберг) - танцевали с блеском. Их партии построены на бесконечных вращениях, которыми в труппе АВТ прекрасно владеют не только первые солисты обоего пола. У Холберга - статного 20-летнего блондина, принятого в труппу в прошлом году, еще и замечательный прыжок. Вероника Парт, которая, как мне кажется, младше Вишневой, 11 июня изображала мать Джульетты. Ей сейчас тяжелый ренессансный костюм идет гораздо больше, чем пачка, а объемный тюрбан только подчеркивает красоту лица., но уже с трудом вспоминается, что еще пару-тройку лет назад она танцевала в родном Мариинском Одетту.

На сей раз версия Макмиллана мне показалась утомительной, перенасыщенной бытовыми мизансценами (чего стоит скачущий через всю авансцену нищий на костылях!) и нестройным хором шпаг во время многочисленных боев. В первой сцене на рыночной площади у Ромео и его друзей, помимо общего танца с прыжками и многочисленными вращениями туда-сюда, обнаружились небольшие соло, которых нет на доступных видеозаписях. У Ромео - даже с двумя двойными ассамбле, которые Малахов выполнил не бравурно, но чисто. Впрочем, малаховским фирменным стилем - красотой линий и поз, мягчайшей пластикой, полетностью, легким изящным бегом - были окрашены оба спектакля. В то же время, несколько заковыристые макмиллановские вращения (в разные стороны, с переменой ног) не всегда выглядели уверенными, особенно на первом спектакле. Вообще говоря, роль Ромео в этой версии (Малахов еще много танцевал версию Кранко) я не склонна отнести к самым сильным его работам. В первую очередь, потому, что он со своими эльфовыми особенностями не слишком вписывается в макмиллановский "бытовичок". Партия Ромео сделана фактически на Нуреева (хотя изначально задумывалась на Кристофера Гейбла). И некоторые сцены требуют напора и натиска Рудольфа Хаметовича, которые просто вне органики Малахова. Это как если бы картина "Последний день Помпеи" писалась не буйными масляными красками, а нежной акварелью. И вот эта "акварельность" иногда входила в противоречие с логикой хореографа - например, когда Ромео в маске при всем честном народе на балу у Капулетти танцует соло. Драматургически это вообще малоубедительно, а для нежного, совсем юного Ромео-Малахова (а именно так Володя смотрится, несмотря на свои 35 лет) и вовсе неестественно. Малаховская "акварельность" особенно резко контрастировала с Джульеттой - Кент. Для этой роли у нее (сейчас?) недостаточно гибкая спина и руки, пронзительное выражение лица, что особенно мешает в первых беззаботно-лирических сценах. В трагических эпизодах она была более убедительной.

Дина Вишнева, напротив, продемонстрировала свойственную ей гибкость стана и прекрасные "петербургские" руки. Мне даже временами казалось, что она ими иногда злоупотребляет - обилие выразительных "заламываний" их несколько обесценивает. Дина была намного интереснее Кент в сцене с няней, почти по-итальянски эмоциональной в сцене с родителями, искренне нежной в балконном дуэте и отчаянно-безутешной при расставании в спальне. Зная, что Вишнева намного артистичнее в движениях, чем в мимике, я не злоупотребляла биноклем со своего dress-circle (наш второй ярус), но редкие ближние планы, которые я ухватила с помощью достижений оптики, оставили благоприятное впечатление. Дуэты, которые кажутся мне самым сильным местом в хореографии Макмиллана вообще, парой Вишнева-Малахов были исполнены вполне проникновенно, чтобы забыть о несовершенствах постановки и сценографии.

Рецензии можно найти по адресам:
http://search.ft.com/search/article.html?id=030613001041&query=ballet&vsc_appId=totalSearch&state=Form

http://www.nytimes.com/2003/06/16/arts/dance/16ROME.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 24, 2003 3:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Весенний сезон в США продолжается - к сожалению, уже без нас. В АБТ идет заключительный блок "Лебединых озер", в NYCB - "Сон в летнюю ночь". Приходится вспоминать, облизываться и ограничиваться рецензиями.

Анна КИССЕЛЬГОФ
Летая, как печальная королева или влюбленная девушка

New York Times, 23.03.2003
http://www.nytimes.com/2003/06/23/arts/dance/23SWAN.html

За десять лет выступлений c Американским балетным театром Нина Ананиашвили никогда не терпела неудач, ей всегда удавалось озарить сцену. Она принесла свою живость и изумительные, пожирающие пространство прыжки из Большого балета в Москве, прима-балериной которого она была и остается.

Но подобно многим международным звездам наших дней, она установила постоянные взаимоотношения с одной или несколькими труппами. Несомненно, она является любимицей публики АБТ. Десятилетие этого сотрудничества праздновалось труппой в пятницу, на вечернем представлении "Лебединого озера", где главные роли исполнили г-жа Ананиашвили и г-н Хулио Бокка. В предыдущий понедельник г-жа Ананиашвили продемонстрировала в выгодном свете свой диапазон в другом образце классики 19-го века - балете "Дон Кихот", где она танцевала главную партию в партнерстве с Марсело Гомесом.

До перехода в Школу Большого театра, она начала обучение в своем родном Тбилиси в Грузии. Г-жа Ананиашвили была одной из первых советских балерин, открывшихся навстречу западным хореографам. Историческое приглашение в New York City Ballet привело к ее первым появлениям в балетах Баланчина в 1986 г. С тех пор американская публика увидела ее в работах Баланчина с труппой Большого театра в Нью-Йорке и Вашингтоне. Но именно Американский балетный театр предоставил ей широчайший простор для демонстрации чувства юмора, обаяния, крепкой техники или лиричности.

Страстный напор в ее танце - это московский фирменный знак, и все же она не является типичной балериной Большого театра. В ее индивидуальном стиле присутствует человечность.
Ее "Лебединое озеро" в меньшей степени связано с академическими формами, и в большей - с выражением основных эмоций роли в целом. По контрасту, ее "Дон Кихот" превращается в блестящий и привлекательный классический портрет веселой и влюбленной юной девушки.

Ее Китри хорошо сочетается с новым Базилем, г-ном Гомесом. Оба высоки, и их синхронный танец обретает полную гармонию. В свои 40 лет г-жа Ананиашвили показывает скорость и энергию, присущие ее танцу в прошлом. Можно только изумляться ее соло в 1-м акте с пируэтами по диагонали и быстроте ее работы на вонзающихся в пол пуантах.

Звездный облик, который она приносит на сцену, неизменно наполняет драматизмом каждый эпизод. Так было в Сцене видения во 2-м акте, где чистота ее классическое соло выразило идеал женщины. Все же публика всегда ждет феерии па де де 3-го акта. Здесь г-н Гомес как партнер показал всю силу мужчины, а в своем соло выглядел отлично, если не захватывающе. Г-жа Ананиашвили открутила 30 фуэте в коде, придерживая одной рукой юбочку или поместив обе руки на бедра.

Ее Одетта в "Лебедином озере" - это чаще всего протрет Королевы лебедей в печали. В данном спектакле она тронула сердца своей грустью и страхом, хотя вопреки обыкновению партия не была вполне пропета. Возможно, это связано с тем, что не всегда каждая поза удерживалась и была вполне развита. Но в 3-м акте в роли Одиллии, зловещего двойника Одетты, г-жа Ананиашвили ослепила г-на Бокка, что вполне можно понять. Его принц был убедительно смущен, но не до конца. Он выбрался из всех трудностей своей коды [конструкция оригинала "He pulled out all the stops in his coda here" мне не понятна, дал приблизительный смысл, как я понял по контексту - М.А.]. Это удачное партнерство вызывает удовольствие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25016
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 02, 2003 2:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Американский рынок балетной литературы – беглый взгляд гостя
(обещанное второе лирическое отступление)

Как водится, на рынке есть три источника, три составные части.

1. Обычные магазины. Довольно много (в сравнении с почти полным отсутствием у нас) книг по балету, в основном посвящены американцам. Биографии Баланчина, Роббинса, Грэм и других, мемуары знаменитых балерин, книги по технике танца, по медицинским вопросам в балете и даже о физике в балете (правда, не очень интересной показалась при пролистывании). Далеко не все книги изданы недавно. Эта часть рынка поддерживается, как известно, постоянными допечатками тиража тех книг, которые хорошо раскупаются. Все довольно дорого. Те же книги можно найти и заказать в Интернете, но разница в ценах мне не показалась слишком большой.

2. Самая интересная часть рынка – это виртуальный букинистический магазин. Продающий, естественно, никуда не ходит, книг не несет, но каким-то образом (наверно, через владельцев сайта за процент с выручки) помещает объявление, какой товар предлагает. Видимо, сам же устанавливает цену, потому что можно встретить то же название в той же степени сохранности, но совершенно за другие деньги. Степень сохранности иногда указывается лапидарно («хорошая» или «почти как новая»), иногда – очень подробно («на страницах таких-то – карандашные пометки владельцев» «обрез слегка запачкан чернилами» и т.п.). Цены – разнообразные, можно найти отличную книгу за 5-10 долларов, но бывают и очень дорогие. Скажем, подборка литографий с портретами балерин периода романтизма предлагалась в нескольких вариантах, в том числе и роскошном подарочном. Самая дешевая из них была за $180, самая дорогая – за $700, на все это великолепие пришлось только облизнуться, конечно. В списке – несколько сотен наименований. Можно найти книги и относительно недавние, и давно вышедшие (20-30-40 лет назад), и даже 40-х или 30-х годов. Попадаются совсем старые, но уже реже. Из известных имен - почти все книги Айвора Геста и Сирила Бомонта, мемуары Даниловой, Марковой (леди Алисия несколько книг написала), Фаррелл и др., сборники статей знаменитых критиков прошлого и т.п. Понятное дело, богатство этой части рынка не должно удивлять - в виртуальном букинистическом магазине участвует вся страна, есть там и зарубежные продавцы. Книги продают частные лица, букинистические магазины разных городов, библиотеки колледжей и университетов, «чистящие» свои фонды и т.д. Владельцы сайта дают информацию (в виде звездочек, от одной до пяти) о степени надежности продавца. Тут же указаны сроки высылки – обычно от 24 часов (это случаи, когда книга есть прямо на складе у владельцев сайта, видимо) до нескольких (3-5) дней. Плюс время на доставку почтой к порогу твоего дома. Там же указан адрес (e-mail) владельца на случай, если надо задать уточняющие вопросы.

Два последующих абзаца – не совсем уже по теме, но интересно, мне кажется. Процесс покупки прост. Жмешь кнопку «положить в корзину», вводишь ответы на вопросы анкетки (почтовый адрес, номер кредитки и т.п.) и ждешь посылку. Маленький нюанс, о котором у нас пока не слышал (может, уже где-то и есть). Для борьбы с похитителями номеров кредитных карточек банки предлагают замечательную услугу - специальную программу для генерирования виртуальной кредитной карточки. На экране возникает изображение такой же карточки, что у тебя на руках – Visa, Master-Card, etc. «Укладываешь» на нее нужную сумму (скажем, надо заплатить $48, пишешь $50 – спишется автоматически с основной кредитки), сам указываешь срок истечения годности (скажем, одна-две недели с данного момента) – и жмешь Enter. Номер карточки генерируется компьютером случайным образом – и все, карточка готова, ею можно тут же расплатиться в виртуальном магазине (проверка продавцом показывает, что все в порядке). В случае хакерства на использованной карточке уже почти нет денег, а скоро она вообще испарится в связи с истечением срока действия.

Из дюжины сделанных покупок ни разу не было сбоев или случаев обмана. Книги приходили быстро, в ожидаемые сроки. Находил их в пакетах у своей двери, иногда с записочкой от бывшего владельца типа «спасибо за покупку, получайте удовольствие». Однажды была большая задержка, на полтора месяца, но в том случае книга шла из маленького города во Франции, а американская таможня сейчас проверяет все зарубежные посылки, на что требуется большое время. Впрочем, мне разъяснили, что в случае обмана тоже есть меры воздействия. Владелец карточки, заплативший деньги и не получивший товара (это на все распространяется, не только на книги), сообщает компании, выпустившей кредитку. Означенная сумма объявляется спорной, покупатель получает назад свои деньги, а с продавцом разбирается уже компания – Visa или ее аналоги. Говорят, так разбирается, что потом неповадно бывает жульничать. Но я с такими случаями не столкнулся.

3. Наконец, еще один источник. Вот это – самое удивительное, потому как должно быть мало покупателей. Есть фирмы, специализирующиеся на репринтах совсем старых изданий – 19 века, скажем. У них также есть каталоги. Предлагают не только книги – ноты, например, перепечатки клавиров и партитур старинных опер и балетов. Возможно, их основными клиентами являются не частные лица, а оркестры и театры – этого не знаю. Но раз такие фирмы существуют, стало быть, они приносят доход. Цены сравнительно низкие – за 15-20 долларов можно заказать репринт старинной книги, и получить ее в красивом мягком переплете, где указана компания и текущий год, а потом уже идет титульный лист оригинала и все дальнейшее содержимое. На своем сайте они обычно предлагают посмотреть несколько страниц, чтобы покупатель знал, какого качества будет репринт. Если оригинал очень плох, то предупреждают о возможных трудностях чтения. Очень полезная услуга. Если ты не коллекционер и тебе нужен просто текст и иллюстрации, а не раритет как таковой, то за оригиналом нет смысла гоняться.

Упомянул выше о сборниках статей известных критиков. Очень интересно читать рецензию на премьеру «Четырех темпераментов», скажем, когда балет уже стал классикой, почти как «Жизель» или «ЛО». Безумно интересно читать о наших, про гастроли БТ в США в 1962 году, например. Хвалят исполнителей и ругают... как вы думаете, что? Правильно, репертуар – за архаичность, современную хореографию – за примитивность. В старом Dance Magazine писали даже в таком ключе. Сколько гениев может появляться в одной стране? В Америке – Марта Грэм и Джером Роббинс, в России – Фокин и Баланчин примерно за тот же период времени. Но двое последних уехали из страны, и вот - последствия. Как свежо и актуально, не находите?

Вообще, о месте в истории могли бы задуматься не только артисты, но и критики. Глядишь, когда-нибудь выпустят томики Кузнецовой, Крыловой, Гордеевой:). Заодно вспомнил (кажется, об этом еще не писали). Некоторое время тому назад ситуация в ABT и NYCB была не слишком радостной, и критики очень ругали спектакли и театры. И вот недавно один из них, очень знаменитый, лишился своей работы. Владелец газеты вполне резонно решил, что ему вообще не нужна балетная колонка и хорошо оплачиваемый обозреватель, раз в балете все так плохо. Нашим - в назидание Crying or Very sad.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Anna
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 243

СообщениеДобавлено: Пт Авг 08, 2003 12:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Площадь Lincoln Center давно превратилась в танцплощадку, и на Бродвей выносятся звуки танго и Big Band. В Central Park, под открытым небом, играют Шекспира (летняя традиция). NYCB, как обычно, закрыл весенний сезон блоком двухактного “Midsummer Night’s Dream” Баланчина ('58 ) (в будущем году обещают поставить в Перми). АБТ ответил блоком одноактной версии Аштона - “The Dream”, поставленной в 1964. И ещё одна традиция - последний вечер в АБТ принадлежал Нине Ананиашвили в “Лебедином Озере”.

В основе «ЛО» Маккензи лежит постановка Давида Блэра (Blair, есть запись с Макаровой и Иваном Надь - Nagy). Что можно сказать о нововведениях Маккензи, теперь, когда поистерся шок первых просмотров? Танцы первого акта, кордебалетные сцены четвертого и дивертисменты третьего суетливы и однообразны. В ассортименте - два Ротбарта. Ротбарт-1, доставшийся в наследство от Блэра - салатного цвета, с зелеными рогами и накидкой из болотной паутины. Ротбарт-2 имеет человеческое обличье, носит усики и темную бородку, ходит по балам, совращает высокородных барышень.

Самое скверное - это наличие Пролога. На скриме нарисовано озеро. Скрим становится прозрачным, и мы видим Ротбарта Первого. Он осматривается, и исчезает. Появляется Одетта, встречает Ротбарта Второго. Под гром ударных - первое появление темы филина - они делают вместе несколько невнятных па, затем он перекидывает её через плечо, и исчезает. Из “вод” возникает его зеленый напарник, самым недвусмысленным образом сжимая в объятьях игрушечного лебедя в натуральную величину. Маккензи, как это бывает, видимо не мог решить, какое «ЛО» поставить - сказочное или смысловое, и пошёл на компромисс, лишив нас и сказки и смысла. Его видение балета - “Молчание Лебедят".

Впрочем, есть и определенные плюсы, тем более, что после постановки Питера Мартинса любое озеро станет по колено. Второй акт в целом не тронут, но в него возвращена пантомима, в которой Одетта повествует принцу о своей судьбе. Отдельное спасибо за то, что назойливый Шут, без которого не может обойтись ни одна русская постановка, отсутствует как класс. Наставник ведет себя, как подобает приличному человеку в летах, подвизающемуся на воспитательном поприще.

Финал практически идентичен Блэру - Одетта бросается в озеро, Зигфрид следует за ней, лебединый гарем бунтует, а у бедного зеленого Ротбарта, потрясенного таким беспрецедентным поворотом событий, случается сердечный приступ, от которого он видимо и умирает. Над озером встает солнце, внутри которого “проявляются” наши герои, соединившиеся в мире ином. Кордебалет, выстроившись по диагонали и спинами к залу, тонет в тумане. Так же было у Блэра, и, кажется, принято у англичан, если судить по рассказам на форуме.

Ротбарта II исполнял Марсело Гомес - высокий, темноволосый danseur noble. В своем неуемном желании разьяснить сюжет, Маккензи поставил для Ротбарта вариацию и pas de cinque с невестами. На музыку “Русского” дивертиссмента, лиловый Злой Гений гипнотизирует одну принцессу за другой, очевидно выбирая следующую жертву. Ротбарт, как дон Жуан или как серийный насильник? Мсье Фабру есть чему поучиться. Гомес несколько сглаживает обычно крайне жуткое впечатление от этого эпизода. Он знает, что Ротбарт - китчевая роль, и только слегка вуалирует шутливую искру в глазах.

Хулио Бокка танцевал Зигфрида со своим неизменным напором. Чересчур ребячливый и наивный в первом акте, он навевал мысли о том, что такой принц вряд ли дожил бы до совершеннолетия. Тем не менее, арка роли точно и тонко проработана, прыжок при нем, вращения стабильны, и в каждом движении фирменный порыв.

Для меня самым ярким впечатлением и воспоминанием сезона стала, конечно, Нина. Десять спектаклей за восемь недель. Поразительной была физическая метаморфоза от роли к роли. Нина не мнет стилистику той или иной работы под свою индивидуальность. В каждом балете она выглядела, как новая пластическая форма - другое тело, другой характер. Каждая роль продумана до деталей. Следить за реакцией её героинь на окружающий их мир значительно интереснее, чем за теми, кто этот мир составляет.

Надо сказать, что Нью-Йорк безусловно любит свою приму. Каждый спектакль кончается стоячей овацией четырехтысячного зала, половина которого буквально стонет от восторга, и кричит “Brava” до хрипоты. Без всякой клаки. Сам. И здесь я должна сказать mea culpa. Год назад, приняла голливудского актера, о котором рассказывал Михаил Александрович, за клакера. Естественно, никаких клакеров в Мете нет, и быть не может. Просто я никогда ещё не встречала таких, по-старинному страстных, балетоманов.

Хотя весь сезон в кассах было полно билетов, в день последнего “Лебединого” оставались только места по краям партера и стоячие верхних ярусов, где приютились мы. Впрочем, к вечеру раскупили даже эти. Когда, после всех первых ужасов постановки, Нина, наконец, появилась на сцене в белой пачке, по залу прокатилась овация, и он сосредоточенно замер.

Все было. Каждая фраза была пропета так, что порой казалось, что музыка исходит от нее самой. Были изумительные руки - невозможно женственные, поющие, любящие. В предплечьях, в шее, в кистях появилась новая, большая утонченность и простота. Были тонкие, хрустальные serré. Чуткое понимание контрапосто и epaulement создавало чудеса chiaroscuro. Разрезая позами пространство, она выстраивала совершенные композиции, как на картинах Рафаэля, создавая удивительный эффект линий, простирающихся в бесконечность. Это было невероятно красиво. Год назад, я смотрела на Нину в адажио Бизе, а позже в «Лебедином», в «Баядерке», и не могла понять, откуда возникает эта совершенно умопомрачительная иллюзия преломленного пространства вокруг её тела. Мне кажется, что этот эффект появляется из-за поразительнoй пластичности и корректности, с которой она танцует.

Против обольстительной, дивнo женственной Одиллии Нины у Бокка не было ни малейшего шанса устоять. Это не женщина-вамп, в ней нет даже тени вульгарности, она скорее напоминала красиво ограненный бриллиант. Несчастный принц взглянул и утонул в нем. Фуэте были откручены в таком бешеном темпе, что перехватывало дыхание, и по окончании пдд зал сотрясало от восторга. Надо сказать, что Бокка был очень хорош в своих вариациях.
После спектакля Нину и Хулио не отпускали больше пятнадцати минут, что необыкновенно долго для нью-йоркской публики. На этой замечательной ноте закончился весенний сезон в NY.

Аррон Скотт, который так хорошо станцевал «Дженцано» на концерте Школы, принят на стажировку в младшую труппу ABT. Летучего Хермана Корнехо подняли в ранг principal dancer. А наследного принца Дэвида Холберга (Hallberg) оставили пока в кордебалете. Правда, с огромным репертуаром. На другой стороне плацы Мария Ковроски и Питер Боал сверкали в своих лучших ролях – Титания и Оберон в «Сне в летнюю ночь», а в ABT оказалось, что Карлос Акоста незаменим в «Сне» Аштона. Без достойного Оберона по балету идут трещины. Будем надеяться, что возвращение Акосты в октябре окажется долгосрочным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 7605
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 10, 2003 8:59 pm    Заголовок сообщения: Беседа с Кевином Маккензи Ответить с цитатой

Идя навстречу просьбе М.А. и в качестве завершения темы о весеннем сезоне Американского балетного театра в Нью-Йорке, вывешиваю полный текст моей беседы с директором АБT Кевином Маккензи, подготовленный по заказу НГ.
Принятый в этом издании формат публикаций, увы, не позволил воспроизвести ее в газете целиком. Очевидно, что при сокращении объема почти в 3 раза(!) теряются не только целые сюжетные линии, но и некоторые нюансы высказываний. Такова жестокая реальность ежедневной газеты, нравится она мне или нет. Редакция выбирала наиболее близкие к интересам газеты куски. В то же время, надеюсь, что и не вошедший в публикацию текст может представлять интерес для любителей балета, особенно сейчас, когда так много говорят о методах и стиле руководства балетной труппой.

В этом году весенний сезон Американского балетного театра в здании Метрополитен-Оперы в Нью-Йорке начался гала-концертом, на котором КЕВИНА МАККЕНЗИ тепло поздравили с 10-летием на посту художественного руководителя труппы. А закрылся он чествованием НИНЫ АНАНИАШВИЛИ, которая сотрудничает с АБТ тоже ровно 10 лет. В этот вечер прима-балерина Большого театра и АБТ танцевала главную роль в «Лебедином озере» в версии К.Маккензи. С известным в прошлом американским танцовщиком, а ныне балетмейстером и руководителем одной из знаменитейших балетных трупп мира встретилась ИРИНА АРУТЮНЯН.

Мистер Маккензи, в октябре 1992 г. вы взяли бразды правления в практически обанкротившемся театре. В то время поговаривали о скором закрытии АБТ и роспуске труппы. Сейчас публика наполняет на спектаклях АБТ огромный зал Метрополитен Опера…
Дело, за которое я взялся, казалось больше моих возможностей, и я не был уверен, что смогу что-то изменить коренным образом. С другой стороны, я ничего не терял при этой попытке. В этой труппе я сформировался как артист, как личность. Так что у меня действительно было свое видение того, что надо поправить в театре. На деле сработал не только мой первоначальный план, но и хорошие идеи других людей. Я всегда считал, что трудности АБТ заключались не в художественной стороне дела: проблемы были с финансами, а это – большая разница. Труппа может иметь замечательные, роскошные спектакли, но не уметь их продать, не знать, как привлечь людей в зрительный зал. Изначально я планировал кое-какие изменения в репертуаре, которые, я чувствовал, найдут отклик у публики и дадут возможность артистам предстать в лучшем виде. Однако мне объяснили, что пока мы не будем проводить правильную рекламную политику, все будет впустую. В результате я согласился жить в режиме жесткой экономии и тратить деньги в основном лишь на новые работы и рекламу. Это позволило нам прийти в себя. Вы знаете, есть разница между реальным успехом и чувством успеха. В течение ряда лет мы ощущали свои успехи, но правда заключалась в том, что мы не знали, на что купить свой следующий обед. Но со временем ощущение стало реальностью, и вот мы такие, какими вы нас видите.
В те годы нам был нужен бюджет в 27 млн. долларов, но мы урезали его до 13 млн. Сейчас наш бюджет составляет уже 30 млн. Пожертвования и вклады попечителей дают ровно половину. А вторую половину мы зарабатываем сами. Мы получаем также небольшую поддержку от правительства.
Принимая труппу в кризисном состоянии, выговорили ли Вы себе особые полномочия? В частности, право приглашать в труппу именно тех артистов, которых Вы считали нужными?
Никогда не просил ничего особого. Всегда подчеркивал, что пришел как художественный руководитель, а не как бизнесмен. Менеджеры не должны вмешиваться в дела худрука, и наоборот. Они должны договариваться и находить взаимоприемлемые варианты. Потому что очень хорошая, с точки зрения искусства, идея нередко ведет к финансовому бедствию. А решение, очень хорошее с точки зрения бизнеса, обычно вызывает смертную скуку в зрительном зале.
Я чувствовал, что ключ к успеху Американского балетного театра лежит в самом его названии, с ударением на слове «американский». Не в смысле гражданства, но по самой сути Америки как страны взаимопроникновения различных культур. История показала, что это – наилучшее решение, с этого начинались США.
Что касается артистов, то у меня было две задачи: пригласить звезд извне, создать им условия врастания в труппу, и одновременно выращивать в труппе своих, чтобы те и другие двигались навстречу друг другу. Это начинает сейчас осуществляться. Такие звезды как Нина Ананиашвили и Владимир Малахов с труппой уже много лет. А рядом с ними, бок о бок, выступает уже поколение ведущих солистов, выращенное внутри труппы, - те, кто тогда пришел в театр совсем молодыми. То влияние, которое Нина и Влад оказали и оказывают на нынешнюю плеяду ведущих танцовщиков, никогда не будет забыто, его ощутят и следующие поколения артистов. Это определит лицо труппы в будущем.
Каковы взаимоотношения художественного директора и Совета попечителей? Были ли случаи вмешательства членов Совета в Ваши решения по репертуарной или кадровой политике?
Да, они влияют на решения. Идея может выглядеть прекрасной, я прошу их найти средства, но если они отвечают «нет, нам это не кажется достаточно интересным», тогда я должен их убедить. Например, попытаться уговорить отложить постановку лишь на время и найти требуемую сумму - в течение, скажем, пяти лет. Но они не решают, надо ли ставить балет или нет. Вообще говоря, у нас с ними есть полное взаимопонимание, это же не Совет директоров, а Совет попечителей. Они понимают эту разницу, и они очень великодушны. С другой стороны, бывает так, что буксует деловая сторона, и тут неоценимо мнение попечителей как специалистов, они хотят видеть отчеты по бизнесу. Иногда это нарушает мои планы, но это – каждодневная жизнь. Если ты исчерпал свои лимиты по кредитной карточке, ты не сможешь ничего купить, пока не заплатил по предыдущим счетам.
Видимо, Вы обычно бываете очень убедительны, раз при Вас в АБТ появилось много новых спектаклей самого разного жанра и стиля. Вы абсолютно свободны как в выборе репертуара, так и при подборе исполнителей. Что же первично, все-таки? Вы подбираете артистов под сверстанный репертуар или формируете репертуар, исходя из имеющихся исполнителей?
Случается и то, и другое. Есть коллектив танцовщиков, которым нужны спектакли, где бы они могли проявить себя. Но бывает и другое. В какой-то момент я вдруг подумал: «Господи, труппа с такой историей и опытом не имеет в своем репертуаре таких балетов, как «Онегин» Джона Кранко и «Сон» Фредерика Аштона? Это наше непростительное упущение». В таких случаях нам нужны танцовщики под выбранные балеты. По большей части я отталкиваюсь от репертуара, учитывая, что мои артисты достаточно разносторонни. Мне нужны люди, которые не будут говорить «я Китри, но не Жизель» или «я современная танцовщица, но не классическая». Я хочу, чтобы они были способны на многое. До определенного предела они должны делать даже то, что им особо не подходит, по крайней мере пробовать. После этого артисты лучше и по-другому будут танцевать то, что им подходит
Универсальных артистов– тех, которые могут почти все - в мире единицы. Разносторонние – другое дело. В том смысле, что их влекут разные стили, разные балеты. Я сам был таким танцовщиком: танцевал и классику, и современный танец. Современный танец для меня был вызовом, это - как гора Эверест, на которую взбираешься... просто потому, что она есть. Но я не мог с легкостью переходить от одного стиля к другому – мое тело этому сопротивлялось. После «Лебединого озера» мне нужно было неделю тренировать мышцы, чтобы не получить травму на современном танце. Длительное время я танцевал только классику. Потом все отбросил и танцевал лишь модерн. А затем, когда снова обратился к классике, то заметил, что мой классический танец становился все лучше и лучше. В современном танце было нечто, чему не мог научить меня классический.
Что же так привлекает международных звезд в АБТ, которому они на долгие годы остаются верны?
Думаю, хорошим танцовщикам нравится выступать в компании других хороших танцовщиков. Но это еще не все. Их привлекает репертуар. Я смотрю на этих замечательных артистов – они все принадлежат разным школам. Я вижу, как они работают вместе. «Как тебе удается делать такое плие? Господи, я никогда не видел таких вращений – как ты это делаешь?» Они наблюдают друг за другом, можно заметить, как они обмениваются идеями, опытом, чтобы выжать из себя максимум возможного. У них нет узко местнического подхода типа: «Мои педагоги учили меня так, и я не стану делать по-другому». Вместо этого они говорят: «Моя школа учит иначе, но у тебя получается хорошо – значит, это тоже правильно».
То, о чем вы говорите, предполагает очень дружескую атмосферу в труппе. А как же ревность, столь обычная в артистических кругах?
Я думаю, профессиональная ревность всегда присутствует, и до определенной степени это – здоровое явление. Я каждому артисту говорю: «Энергия рождает энергию. Здоровая и чистая энергия порождает здоровую и чистую энергию, а негативная энергия рождает, извините, дерьмо. Если у вас что-то не ладится, если вы постоянно расстроены и постоянно чувствуете себя несчастным, то поищите причину в себе. Значит, чего-то вам не хватает, и я не могу это исправить – только вы сами. Я не могу давать вам роли и гладить по головке, чтобы излечить вас». Все десять лет я проповедую это, и они начинают понимать.
Как происходит оценка труда артиста? Кто и как принимает решения поощрить, повысить ранг тех, чьими выступлениями довольна публика и администрация? Или расстаться с теми, кто не удовлетворяет критериям, принятым в АБТ?
В конечном итоге я, но я не какой-то деспот, который тут сидит и продвигает кого-то, потому что ему нравится цвет волос. Я достаточно объективный парень, слушаю, что говорит мой персонал, но не обращаюсь к мнению публики, потому что это опасно. И я не спрашиваю попечителей – это тоже опасно. Но я прислушиваюсь к комментариям, чтобы понять, что нравится, а что – нет. Это влияет на мое решение. Не обязательно стремиться к консенсусу по таким вопросам – я верю своему внутреннему голосу.
В АБТ танцуют представители русской школы балета. Вопрос о давнем сотрудничестве АБТ с такими звездами как Нина Ананиашвили и Владимир Малахов особенно интересует наших читателей.
Я бы не хотел быть понятым неправильно. У меня с этими артистами давнее сотрудничество, потому что они талантливы, а не из-за того, что представляют русский балет. У меня сейчас много кубинцев, вообще испано-говорящих. В прошлые годы беглецы из России были звездами первой величины. Сейчас русские артисты имеются у нас на всех уровнях – от ведущих танцовщиков до кордебалета. Не все так легко для нас, и не все так легко для них. Это не профессиональные проблемы, просто жизнь в Нью-Йорке отлична от жизни в Санкт-Петербурге. В этих городах играют в разные игры. Всегда проходит большой период адаптации.
У нас есть чудесные примеры. Ирина Дворовенко и Максим Белоцерковский. Они невероятно усердны, работают до упаду. Я должен им говорить: «Вы убьете себя, ребята. Отдышитесь, расслабьтесь». Но они подают хороший пример другим, которые не склонны трудиться так много. У нас есть Нина Ананиашвили, которая являет собой пример удивительного баланса личной жизни и жизни в профессии. Ни та, ни другая не завладела ею целиком, в ней сложилось идеальное равновесие между артистом и человеком. Владимир Малахов. Он... Вы не можете описать его, это Создание! Вы не понимаете, что он такое, но вы чувствуете что-то особенное. И еще я с надеждой думаю о Диане Вишневой. Я очень горжусь, что мы сумели осуществить этот обмен – послали танцевать в Мариинский театр Джулию Кент, а к нам на «Ромео и Джульетту» приехала замечательная артистка из Петербурга. Помимо всего прочего, я должен отметить, что Диана предварительно настолько тщательно изучила свою роль, что можно было подумать, будто она танцевала эту редакцию по крайней мере пять раз. Жизнь устроена так, что в АБТ зачастую нет месяцев и месяцев на подготовку спектакля. Сколько раз приходилось слышать от приезжающих из России: «Как, завтра у меня репетиция, а на следующий день уже спектакль?» Приживаются те, кто может приспособиться к нашему темпу.
Пока сотрудничество с русскими танцовщиками происходит в основном на личном уровне, а не в результате регулярных контактов с русскими труппами. Я слышала, что у вас была идея укрепить подобные связи на официальном уровне.
Ну, это пока в эмбриональном состоянии. В должности художественного руководителя я много езжу, встречаюсь с худруками других балетных трупп. Знаю, что они постоянно приглашают моих танцовщиков. Но для АБТ это гораздо сложнее. Понимаете, в одной лиге с АБТ находится пять-шесть театров, таких как Мариинский и Большой, Королевский балет и Парижская Опера. Но у них всех, кроме нас, есть постоянные здания, где они дают 150, 200 и даже больше спектаклей в год. А у нас за восемь недель весеннего сезона в Нью-Йорке - всего 64 спектакля. (Осенний сезон еще короче – примеч. И.Н.А.) Каждый из них – на вес золота для артиста. Я должен защищать своих людей, давая им необходимое количество спектаклей. Для меня трудно приглашать гостей. Мне проще, если я могу сказать балерине: «Слушай, я хочу, чтобы ты уступила спектакль в МЕТ-Опере, на твое место кто-то приедет, а в обмен ты получаешь спектакль в Мариинском театре, Большом театре, Королевском балете...». Такие вещи понятны. В определенной степени это эксперимент, я пока не знаю, как такая идея будет работать. До сих пор все функционировало на основе личных приглашений. Но поскольку многие руководители балетных трупп заинтересованы в моих танцовщиках, я надеюсь на взаимопонимание и обмен информацией.
Что в Ваших обязанностях художественного директора балета Вы считаете наиболее неприятным и обременительным и что – самым приятным?
Самое обременительное в должности художественного руководителя – это необходимость производить перемены. Очень тяжело ранить чувства людей. Любое твое решение – это грандиозная новость для одних и крах надежд для других. Так было в начале. Сейчас стало легче, потому что я понял, что не могу сделать всех счастливыми. Но бремя ответственности все равно достаточно неприятно. А самая приятная сторона такой должности – это видеть, что люди с радостью выполняют свои обязанности.
Какими свершениями АБТ вы бы хотели похвастаться через 10 лет?
Главное, что бы я хотел увидеть в АБТ через 10 лет, со мной или без меня, это финансовая безопасность. Мы никогда ее не имели: все 62 года своей истории мы жили от сезона к сезону без всякой гарантии, что следующий сезон состоится. Несмотря на то, что публика любит нас и хочет, чтобы мы продолжали нашу деятельность. Но в Америке этого недостаточно. Мне бы хотелось, чтобы в городе Нью-Йорке у АБТ появился надежный дом, где мы бы могли давать больше спектаклей. Пока нам приходится арендовать залы в МЕТ-Опере и Сити-центре. Хотелось бы иметь достаточно пожертвований, чтобы не потонуть даже в случае принятия ошибочного решения о той или иной постановке. И еще очень хотелось бы иметь собственную балетную Школу, где студенты воспитывались бы разносторонними и универсальными танцовщиками. Эта школа не должна быть исключительно классической, но немного учить всему, что может понадобиться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3
Страница 3 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика