Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
Весенний сезон 2003 в США
На страницу 1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 9:38 am    Заголовок сообщения: Весенний сезон 2003 в США Ответить с цитатой

Поскольку впечатлений об американском балете прибавляется, счел возможным открыть специальную тему, чтобы не прерывать потом обычных обсуждений текущих спектаклей в БТ. Для начала переношу сюда сообщения, появившиеся на запасном форуме.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 9:44 am    Заголовок сообщения: Майями Сити Балле Ответить с цитатой

Было опубликовано в http://www.russianballet.ru/wwwboard/board.html, 04/05/2003, 08:10

Пятница, 25 апреля 2003, Ньюарк
Центр исполнительского искусства шт. Нью-Джерси, Большой зал
Труппа Майями-балет
Худ. рук. – Эдвард Виллела

Пару слов о Виллеле. Ему 67 лет, был премьером у Баланчина, на него ставились «Рубины», «Тарантелла», на него возобновлялся после длительного перерыва «Блудный сын». В программке с гордостью отмечено, что во время гастролей труппы Баланчина в Москве Виллела был единственным американцем, которого заставили станцевать «на бис». В NYCB продается документальным фильм о нем с фрагментами выступлений. Из «Тарантеллы» - оба мужских соло и кода. Впервые, может, понял, как надо танцевать этот номер, сделанный ПОД Бурнонвиля, но не в Дании, а в Америке! Такой самоотдачи давно не встречал, так сейчас не танцуют, даже в NYCB. То же могу сказать про «Рубины».

В программе был «тройник». Первым номером шел балет самого Виллелы на сборную музыку – «The Neighborhood Ballroom”. Точнее, показали фрагмент 3-го акта этого балета. Сам балет, как сообщила программка, рассказывает о жизненном пути героя (поэта), от его 17 лет до 60. Музыка отражает соответствующие периоды жизни – вальс-бостон, квик-степ, чарльстон и т.п. В показанном отрывке герою около 40, звучат мелодии Дюка Эллингтона и в стиле Биг Бэнда – военные годы. Эта часть называется «Фокстрот: танец в темноте», по мелодии Эллингтона «Dancing in the dark”. Герой приходит в соседний дансинг (ресторан), где встречает голливудскую кинозвезду (танцевала Дженнифер Кроненберг, она прима, кажется, в этой труппе). Начало отношений – она за столиком, вытаскивает сигарету, он подносит ей спичку. Они курят марихуану, танцуют романтическое пдд (под Dancing in the Dark). Дальше идут танцы других персонажей - четверка девушек с барменом, четверка мужчин с приятелем - летчиком, пришедшим на свидание с голливудской дивой. Танец трех курильщиков, чувственное пдд кинозвезды и летчика. Когда поэт очнулся от наркотика, все уже ушли. Что-то в таком духе. Театр танца, не балет в нашем понимании, не динамичен, вяловато течет, но никакого отторжения не вызывал, вполне смотрелось.

После перерыва – главный номер программы – «Четыре темперамента» Баланчина на муз. Хиндемита. Это – шикарно, это – великий балет, это надо иметь в репертуаре. Вообще, после Баланчина все наши московско-питерские игры с Пети кажутся ужасно старомодными и провинциальными. Дело не в абсолютном возрасте постановок – Баланчин до сих пор современен, как и Петипа. «Четыре темперамента» более или менее известны у нас. По крайней мере, есть запись на Горбушке. Сначала – три дуэта, три пары, три темы. Потом идут вариации – две мужские, две женские, каждая соответствует какому-либо темпераменту, согласно средневековой классификации. В целом очень неплохо, подвела лишь девушка-сангвиник. Зато девушка-холерик (это последняя вариация) была, что надо – жесткая и резкая (Мишель Меррел). Мальчики в труппе хороши, как и кордебалет. Все время прикидывал, могут станцевать в БТ этот балет. Большие сомнения, в первую очередь в отношении нашего кордебалета. Да и солистов еще поискать надо. Очевидно лишь, что холерик – роль для Александровой, в этом никаких сомнений. Будто на нее ставилась:).

После второго перерыва – зрелище, ранее невиданное: баланчиновское же «Убийство на 10-й авеню». Это часть бродвейского спектакля “On your toes”, поставленного еще в 1936. Много позже, уже в конце 60-х, Баланчин переделал его в отдельный балет. Музыка Ричарда Роджерса, очень дансантная. Начало музыки напомнило мне «Легенду», танец красного кордебалета. Дома попробую сравнить – может и показалось.

Конструкция сюжета: театр в театре, то есть артисты разыгрывают артистов, играющих спектакль. Есть прима, исполняющая в том спектакле роль стриптизерши, выступающей в низкопробном ночном баре. Есть ее партнер, классический танцовщик, не справляющийся с джазовыми движениями и замененный на чечеточника. Потеряв главную роль, классический танцовщик (ему предстоит играть роль владельца бара и мужа стриптизерши) задумывает убийство чечеточника. В прологе на авансцене классический танцовщик «заказывает» гангстеру соперника. Объясняет, что предстоит представление, что по ходу действия чечеточник в какой-то момент выстрелит себе в висок из театрального пистолета, все зааплодируют, и в этот момент гангстер должен выстрелить по-настоящему, никто не услышит. Гангстер получает билет на представление, входит в зрительный зал (настоящий) и садится в первом ряду. Эту роль исполнял сам Виллела.

А далее на сцене начинается то самое представление, то есть театр в театре. Бар, в углу маленькая сцена. Стриптизерша – снова Дженнифер Кроненберг. Разыгрывают пьесу в танцах. Роман с чечеточником, муж ревнует, «убивает» жену, чечеточник хватает пистолет, убивает мужа. Потом в отчаянии танцует, приближаясь к самоубийству. Прима лежит на маленькой сцене, свесив вниз длинные волосы и изображая мертвую стриптизершу. И тут ей передают записку, предупреждающую о готовящемся убийстве. Стриптизерша передает записку чечеточнику, который как раз готовится «выстрелить» себе в висок. Тот читает, замечает гангстера в первом ряду партера (нашего) и приходит в ужас. Делает разные пассы в его сторону (мол, не сейчас, еще не тот момент), и снова начинает танцевать последние па (музыка повторяется). Снова приближается к финалу, поднимает руку к виску, гангстер поднимает свой пистолет, и чечеточник, делая уморительные умоляющие жесты в его сторону, снова пускается в пляс. Эта сцена повторяется несколько раз, чечеточник тянет время, пока в партер (настоящий) не вбегают полицейские и не уводят «гангстера». После чего чечеточник благополучно доводит представление до конца. Очень забавно, хотя опять же не балет в прямом смысле слова. Никаких пуантов, это джаз. Но гений есть гений. Удивительно: бродвейский спектакль, но смотрелось на одном дыхании. Может, Катерина*** и была права насчет коктейлей:), то бишь смеси жанров. Не все же классических принцев разглядывать.

Труппа Майями-балет произвела очень хорошее впечатление, ее безусловно стоит смотреть. Зал, где проходил этот спектакль, поражает. По размерам не меньше Мариинки, но все очень удобно, видно с любого места. Это – целый комплекс, есть еще малый зал и бог знает что там еще накручено – рестораны и т.п. Перед началом выступила администратор этого Центра и объявила, что губернатор Нью-Джерси не предусмотрел в новом бюджете расходов на искусство, и Центр лишился государственного финансирования. Сказала, что в программки вложен листок, и желающие могут послать при желании слово в поддержку Центра местным властям. К вопросу о рыночных отношениях и возможности театру существовать только от доходов с продажи билетов, каковую лапшу нам вешали и продолжают вешать на уши. К сожалению, зал был заполнен наполовину.

Впереди еще рассказы о NYCB (баланчиновский «тройник» – Donizetti Variations, Symphony in Three Movements и Chaconne), программе балетов Энтони Тюдора в New York Theater Ballet (Фанданго, Сиреневый сад, Левые руки и Суд Париса). Завтра (т.е. уже сегодня) – снова NYCB, «ЛО» с Марией Ковроски.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 9:47 am    Заголовок сообщения: Анна Киссельгоф Ответить с цитатой

Для полноты картины - рецензия.

ANNA KISSELGOFF
Gangsters, Marijuana Smokers and Ballroom Lovelies
Miami City Ballet
New Jersey Performing Arts Center
New York Times, May 1, 2003
http://www.nytimes.com/2003/05/01/arts/01PERF.html

NEWARK, April 25 — It was Miami City Ballet lite when this ever-enterprising company, directed by Edward Villella, made a lightning visit here tonight.

The program in the performing arts center's Prudential Hall was anchored by the company's streamlined and slightly subdued performance of George Balanchine's "Four Temperaments." The novelties were breezier and included Mr. Villella in a hilarious cameo as a gangster recruited to shoot a hoofer in Balanchine's "Slaughter on Tenth Avenue," and a one-act excerpt (to swing music) from "The Neighborhood Ballroom," a recent full-evening work that Mr. Villella choreographed.

Frank Regan was listed as the period and stylistic choreographer for the piece, which is built on ballroom styles from the end of the 19th century to the 1950's.

The choreography onstage suggested that Mr. Regan had recreated the authentic social dances and ballroom routines for each era, and that Mr. Villella had given them a balletic stylization (some are on toe) and added them to other choreography for his scenario.

A program note speaks of a poet who "strives to master the complexities of the human Dance of Life." Unfortunately it was hard initially to identify the poet in the excerpt on view, set in the 1940's and called "The Fox-Trot: Dancing in the Dark." A possible candidate was the elegant man in top hat and tails who made a dramatic entrance at the top of the steps of the mauve Hollywood nightclub designed by Arnold Abramson.

Yet this figure turned out to be a chauffeur (Kenny Easter) for a movie star (Jennifer Kronenberg). Perhaps you need the first two acts ("The Waltz" and "The Quick Step") and the fourth act ("Mambo No. 2:00 a.m.") to place this excerpt in context.

The stylized ballroom dancing grew monotonous. Mr. Villella nonetheless studs the choreography with lively specialty numbers. There is a broken-lined trio of marijuana smokers, stupendously danced by Luis Serrano, Renato Penteado and Jeremy Cox. There is also a classical solo stunningly executed by Mikhail Ilyin. Ms. Kronenberg has a silky allure, and Carlos Guerra gave the poet impressive bluff bravura.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 9:50 am    Заголовок сообщения: Энтони Тюдор Ответить с цитатой

Было опубликовано в http://www.russianballet.ru/wwwboard/board.html, 04/05/2003, 18:59

Нью-Йорк, 1 мая
New York Theater Ballet
Программа балетов Энтони Тюдора
“Fandango”, “Jardin aux Lilas”, Les Mains Gauches”, “Judgment of Paris”

Маленькая и малоизвестная труппа (худрук – Диана Байер), выступает в небольшом (примерно мест 300) зальчике во Французском культурном центре на углу 59 Ист стрит и Мэдисон авеню. Зал практически заполнен и отовсюду все видно (уже начинаю привыкать и даже не удивляюсь). Наш интерес к этому спектаклю вызван, конечно, программой – у нас Тюдора практически не увидишь. Тюдор (1909-1988) – классик, один из родоначальников английского балета. Учился у Мари Рамберт и Николая Легата, танцевал в труппе Рамберт и труппе Вик-Уэллс, предшественницы Королевского балета. Упражнения в хореографии начал очень рано, в возрасте 20-и с небольшим лет. С 1940 работал в АБТ, в 50-м встал во главе Балетной школы МЕТ-оперы. Мне показалось, Тюдора можно считать предтечей Макмиллана, но здешний эксперт видит связь его хореографии с Мартой Грэм. Одной из основных характеристик творчества считается психологизм, тонкая разработка деталей балетных миниатюр-рассказов.

Первый номер – «Фанданго». Создан в 1963, сейчас восстановлен Дианой Байер. Танец-соревнование пяти девушек, у них даже имена есть – Кончита, Эсмеральда, Серафина и т.п. У каждой свой характер, свои амбиции. Не на пуантах – в туфельках. Славный номер, хорошо подошел бы для концерта МАХУ. Об исполнительском мастерстве членов труппы лучше не говорить - все профессионалы, школа есть, но не слишком высокого класса. Разве что выделялась девушка итальянских кровей, Кристина Паолуччи, начинавшая в Бостонском балете.

Три других балета восстанавливала Салли Вильсон, бывшая солистка у Тюдора. Забегая вперед: после спектакля она с худруком и двумя солистами (Паолуччи и мальчик, не помню имени) вышла на сцену и общалась со зрителями, отвечала на вопросы, рассказывала о Тюдоре и его балетах. «Сиреневый сад» у нас в общем-то известен – когда-то его даже показали по ТВ в исполнении Поликарповой, Тереховой, Яковлева и Куркова. Музыка Эрнеста Шоссона, постановка 1936 г. Вечеринка перед свадьбой. Невеста встречается со своим любовником, пытается с ним расстаться. Там же бродит женщина из прошлого ее будущего мужа. Тут же – гости. Серия встреч-дуэтов и ансамблей, вполне понятные эмоции и отношения героев и гостей (некоторые из которых в курсе личной жизни своих друзей). В финале все расходятся, жених и невеста под ручку – браку без любви ничто не может помешать. Расходятся, не разрешив проблем и ни с кем не расставшись. Дама из зала спрашивала потом, когда и где происходит действие – не на американском ли Юге, что похоже по стилю? Салли Вильсон ответила, что скорее всего во Франции, исходя из музыки. А мне вот сюжет показался исключительно русским – Петр любит Наташу, Наташа сохнет по Владимиру, который безнадежно страдает по Соне, безумно влюбленной в Петра, и все остается на своих местах. Хореография спокойная, не вычурная, такое должно нравиться нашей публике.

«Левые руки» – маленькая философская притча, поставлена в 1951. Женщина (та самая барышня Паолуччи) и Мужчина приходят к оракулу с вопросами о своем будущем. Женщина выходит от него с розой в руке, предвещающей сильную любовь. Мужчина – с петлей в руке, предвещающей смерть. Далее у них идут дуэты, перебиваемые танцем оракула (солистка). Женщина радостно возбуждена – быть может, это ее суженый, с кем ей предстоит испытать грандиозное счастье. Мужчина сдержанно насторожен – быть может, это та, которая доведет его до петли? А может, намекает танец оракула, ничто не предопределено, все предсказания – не более, чем одна из возможностей, и все зависит от самих героев?

«Суд Париса» – очаровательная шутка на музыку Курта Вейля, поставлена в 1938. Действие происходит в маленьком кафе, пять действующих лиц. Клиент и официант, все подливающий ему крепкий напиток из бутылки. За другим столиком – три проститутки в возрасте – Юнона, Венера и Минерва. Каждая танцует, обещая клиенту свое (Венера держит в руках два обруча, как символ обручальных колец, видимо). Танцы не на пуантах, в туфельках, очень смешные. Как и гротескные костюмы. Каждая из ladies of pleasure разочарованно отходит за свой столик, вызвав лишь мимолетный интерес клиента. В конце концов клиент, уже изрядно нагрузившись, делает знак Венере и угощает ее бокалом того же напитка. После чего внезапно клюет носом, и погружается в пьяный сон. Видя это, официант и проститутки обирают его, деля все, что нашли в карманах.

Вот такой небольшой спектакль, шел час с небольшим чистого времени с одним антрактом. Остался очень доволен – где еще найдешь возможность посмотреть ранние балеты Тюдора?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 9:54 am    Заголовок сообщения: "Карнавал" Ратманского в Сан-Франциско Ответить с цитатой

Было опубликовано в http://www.russianballet.ru/wwwboard/board.html, 04/05/2003, 07:25

Кажется, новый успех настиг Алексея Ратманского – на это раз в Калифорнии. О «тройнике» в СФБ пишет
Octavio Roca
Splashy new ballets round out S.F. season
Three young choreographers weave surprise, hilarity into world premieres
San Francisco Chronicle, May 3, 2003
http://www.sfgate.com/cgi-bin/article.cgi?file=/chronicle/archive/2003/05/03/DD225056.DTL

Фрагмент, посвященный «Карнавалу»:

Ratmansky's "Le Carnaval des animaux" came next, a scherzo of a ballet that was the evening's biggest hit. Comedy is hard, and the success of this romp set to Camille Saint -Saens' score was exhilarating. Sandra Woodall created a set that at first looked like Paris' Trocadero at night: a vast marble space with a city just beyond the horizon. As lights came up, her costumes for the animals of this carnival gave suggestions of their personalities, but it was the dancers who took the chance to be shameless in Ratmansky's delicious comedy.

What can you say about a ballet that gives you Lorena Feijoo in tutu, tiara and pigtails, playing the Elephant and making fun of her own virtuosity? Or of Pierre-Francois Vilanoba playing the Lion, with a Tina Turner wig as his mane? Add to these an exquisite -- and exquisitely loopy -- Muriel Maffre as the Swan who really means to die, Piantino and Sofranko as a pair of hunky racehorses, Peter Brandenhoff and Pauli Magierek as sexy kangaroos. Kristen Long, Caroline Loyola and Elizabeth Miner got to do the chicken, on pointe. Michael McGraw and Daniel Waite were the piano virtuosos in the pit.

It sounds like too much, but it worked. And for all the fun Ratmansky pokes at ballet, there is real love in his choreography. Refreshing and truly funny, this "Carnaval" is the most affectionate tribute to ballet since Roland Petit's "Ma Pavlova." It is an important, major new ballet that also happens to be a hoot.


Последний раз редактировалось: Михаил Александрович (Ср Май 07, 2003 10:04 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 8011
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 9:57 am    Заголовок сообщения: NYCB, 29.04 Ответить с цитатой

Было опубликовано в http://www.russianballet.ru/wwwboard/board.html, 05/05/2003, 04:19

В Америке началась балетная весна. Открыл сезон New York City Ballet, завтра по соседству гала-концертом в МЕТ-Опере начинает свой двухмесячный марафон ABT.

Нью-Йорк, 29 апреля
New York City Ballet
Программа балетов Баланчина:
“Вариации Доницетти” на музыку к опере «Дон Себастьян»;
«Симфония в трех частях» на музыку Стравинского;
«Чакона» на балетную музыку из оперы «Орфей и Эвридика» Глюка.

Ранее имела представление только о «Чаконе», по записям серии Balanchine Library, и то, как выяснилось, весьма поверхностное. «Вариации Доницетти» оказались эдакой баланчиновской бурнонвиллианой, но по-баланчински невероятно быстрой и виртуозной. По сути дела, это Гран па, развернутое па де де, где кроме адажио, вариаций и коды имеются также танцы двоек-троек и ансамбля. Балет радостный, весенний, солнечный, розово-голубой. Солировали Дженнифер Рингер и тот самый Дамиан Войтцель, который из-за травмы не доехал до Мариинского фестиваля. Танцовщик весьма впечатляющий – прыгучий, мягкий, с прекрасными вращениями, коих в этом балете поставлено множество, и самых разнообразных. Рингер оказалась техничной, складной и внешне привлекательной балериной. Последние два определения далеко не тривиальны для труппы. Линиями и формами ни солисты, ни кордебалет в целом похвастаться не могут.

Опять, например, понадобилось некоторое время, чтобы сосредоточиться не на фигуре, а на движениях Венди Виланд (знакомой по фестивальным «Рубинам»), которая солировала в «Симфонии». Этот балет – самый поздний из серии балетов Баланчина на музыку Стравинского. Чем-то похож на «Агон» и на мой непросвещенный взгляд уже изобилует самоцитатами, хотя и завораживающими. Но Баланчин – это планета, из которой нам знакомы только несколько островков, да и то в описаниях «иноземцев», не говорящих на языке аборигенов. Как и «Агон», это черно-белый балет. Большой белый кордебалет, поменьше – черный, и в них вкраплены три пары с солистками в розовых купальниках разных оттенков – от бледно- до темно-розового. Главная из солисток (бледно-розовая) – Венди Вилан, ее партнер – Джек Сото, который был ее партнером в «Рубинах» на Мариинском фестивале. В отношении этого танцовщика хочется выразиться по Высоцкому: «Я это никогда не полюблю», хотя, конечно, прекрасно помню баланчиновское «балет – это балерина». Танец Вилан был хорош – острый, быстрый, четкий. Очень неплоха была также солистка в другой паре – темно-розовая (кажется, Паскале ван Кипнис). Дуэты этих трех пар, перемежающиеся танцами ансамбля, были в первой части. Во второй части «Симфонии» – только дуэт Вилан и Сото, в третьей части - весь ансамбль. Каюсь, не схватила с одного раза все сложные узоры геометрических перестроений и перекличек дуэтов. Но после спектакля еще долго вспоминались завораживающие взгляд танцевальные хитросплетения.

В «Чаконе» представилась возможность увидеть собственно баланчиновскую балерину – последнюю, Дарси Кистлер. Она вышла на замену заболевшей Киры Никольс (Kyra Nichols), которую очень хвалят. Дарси уже сорок лет, это наложило отпечаток на ее формы, особенно талию (как тут не вспомнить, как трепетно иные завсегдатаи БТ зоркими взглядами измеряют балеринские талии). В «Чаконе» Дарси вышла в семейном дуэте, со своим пасынком Нилом Мартинсом, сыном руководителя труппы Питера Мартинса. При явном сходстве со своим отцом, красавцем-викингом, Нил является его как бы сплющенной копией. К сожалению, качество танца не позволило глазу отвлечься от его приземистой фигуры с рубенсовскими формами. А вот Дарси, несмотря на возраст, все-таки доказала, что мастерство есть мастерство, хотя иногда и отставала от музыки. Да, почему я имела ранее поверхностное представление о «Чаконе». В той записи из серии «Бибилиотека Баланчина» «Чакона» дана не полностью – только дуэты солистов и немного чего-то еще, в полном же варианте там полно танцев: па де труа, два па де де – главных героев и другой пары солистов, женский па де сэнк и собственно чакона, главная пара с ансамблем.

Вот уже по данному описанию можно понять, сколько солистов труппы заняты в больших партиях в этом «тройнике». Что касается кордебалета NYCB, то в нем были замечены крепкие солистки, но в целом работал не слишком слаженно, что очень важно в четких геометрических построениях Баланчина. Из-за быстрого темпа создавалось также впечатление суетливости и недоделанности, смазанности движений. Говорят, так бывает в начале сезона, когда первые спектакли напоминают скорее генеральные репетиции. Что ж, поживем – увидим. В наших планах есть еще несколько посещений NYCB. Сам театр просто замечательный, четыре яруса, отовсюду хорошо видно. Вмещает около 3000 зрителей, побольше, чем влезает в Большой при том, что там стулья на ярусах натыканы так, что не повернуться. Единственный недостаток – отсутствие центрального прохода в партере, зато расстояния между креслами большие. Впрочем, в целях экономии мы разместились, и очень удобно, на втором ярусе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 10:02 am    Заголовок сообщения: NYCB, 3.05 Ответить с цитатой

Было опубликовано в http://www.russianballet.ru/wwwboard/board.html, 05/05/2003, 08:35

Нью-Йорк, 3 мая
New York City Ballet
«Лебединое озеро».

Утренний спектакль (начало в 14 часов), огромный зал упакован почти плотно – свободные места есть, но не так много. Полно детей. Версия Питера Мартинса, в программке указано, что ставилась по Петипа, Иванову и Баланчину. Хм, версия вызвала довольно сильно отторжение, хотя никаких фрейдистских вывертов не замечено, музыка использована адекватно, почти чистая классика, казалось бы. Однако... Далее отмечу запомнившиеся моменты, отличающие эту постановку от других.

1-й акт, 1-ая картина.
Пейзанский вальс. Девочки в простеньких юбочках и корсажах самых разных оттенков ядовито-зеленого цвета, двух одинаковых нет. В вальсе принимают участие и дети, уморительные девчушки, не просто создающие умилительный фон, но что-то делающие: вращающиеся, поднимающие ручонки в третью позицию, а в какой-то момент у них появляются и маленькие кавалеры, придерживающие их за талию. Дети - самый яркий эпизод балета, пожалуй.

Выход Принцессы (в костюме с «воротником от Веласкеса»). Ее сопровождают два малыша-пажа: один несет высокий зонтик над ней, второй – золотой арбалет на красной подушке.

Па де труа. Танцуют две пейзанки и друг принца Бенно. Хореография вариаций очень простая, до примитивности. Мальчик понравился – Stephen Hanna. Девочки - ни в какие ворота.

Как всегда и везде, публика тепло принимала прыжки Шута (Adam Hendrickson), хотя Ивата впечатляет больше. Наставника вообще нет, сцена между ним и шутом отсутствует: на соответствующую музыку в кресле принца спит Шут, Принц его сталкивает (без всякого благородства манер) и тот присоединяется к танцу пейзанок.

В полонезе с кубками тоже принимают участие дети. Хотя вроде это прощальная застольная «песня», уже очень поздно и даже взрослым кутилам пора расходиться.

2-ая картина.
Помимо Принца с Бенно, на озере полно охотников, как и было в оригинале. Ну, лебедей пострелять им не дали, просто попугали птичек. Встреча с Одеттой, появление Ротбарта – Одетта своим телом защищает колдуна от Принца. Очень быстро проникается чувствами и сходу обвивает Принца ручками – девушкам из порядочной знатной семьи вроде так торопиться не положено. Выходы лебедей. Вот тут вспоминается призыв нашего Игоря о запрете в законодательном порядке любых изменений в белых актах. И лебеди выходят не так, и вся хореография поменяна. Какие-то движения узнаются, но другие перестроения кордебалета. Вот «колючкой» руки держат, это узнаваемо. В адажио нет «гинекологической» поддержки, зато довольно часто Одетта лежит, изогнувшись через колено Принца. Адажио удлинено за счет обычно опускаемого куска (было в партитуре, но, кажется, его использовал только Нуреев в венской версии для вариации Принца). Маленькие лебеди есть, больших – нет. Зато есть вариация Принца (сейчас трудно вспомнить, на кажется, что как раз на музыку для больших лебедей). Все лебеди, кроме Одетты, в длинных тюниках.

В роли Одетты/Одиллии – Мария Ковроски, лучший лебедь американщины. Девочка хорошо сложена, красивые линии, музыкальна, технически крепкая – вроде все умеет делать: хорошие вращения, баланс, шаг. Арабески – загляденье: идеально вытянутая выворотная нога высоко поднята, прямо для учебника. Принцем был статный Чарльз Аскегард из Дании. Адажио станцевали очень неплохо, если не обращать внимания на изменения хореографии и полное отсутствие кантилены. Темпы - как в партитуре, очень быстро. Говорят, так Баланчин ставил, у нас со времен Петипа так не танцуют, но Чайковский написал… Очень красиво здешняя Маша распахивала ножки в верхних поддержках. Но свою вариацию Ковроски откровенно завалила. Она танцует ЛО в третий раз, плюс еще в Мариинке выступала на фестивале. Девочка хорошая, да учить некому, как говорят. И версию сомнительную приходится танцевать. Вариацию почему-то танцевала в полном одиночестве, ни кордебалета, ни Принца на сцене не было в тот момент. После отлета лебедей Принц дает клятву – самому себе и небесам, наверно.

2-й акт.
Здесь Мартинс сохранил музыку, как было в партитуре. Прибытие и дефиле гостей – венгры и проч. Танец карликов – Шут и три карлика разных размеров, от подростка до малыша из Школы. Вальс невест: танцуют все шестеро, но одна из девушек по очереди лидирует: стоит впереди остальных, перед Принцем. Ну, как положено, прибытие Ротбарта с Одиллией. Почему-то у Ковроски трепетали ножки, как должно быть при встрече Зигфрида с Одеттой (страх, трепет перышек). Здесь это совсем не уместно, но так поставлено.

Далее следует па де катр на музыку па де сис, обычно никем не включаемого (иногда берут в Черное пдд музыку коды и один из номеров для женской вариации). Здесь исполняется тремя солистками и солистом: адажио, две женские, мужская и снова женская вариации и кода. То есть выходит шесть номеров, а в па де сис их семь – какая-то вариация вроде не использована, но до конца с ходу не разобрался. Подобное делалось в Лондоне, есть запись Макаровой с Доуэллом. (Англичане везут к нам в июне другую версию, не знаю, как там решен вопрос с па де сис. Кстати, недавно сообщали, что после травмы Дарси Бассел нуждается в операции и она надеется войти в строй ко второй половине русского тура, т.е. к гастролям в Петербурге).

Итак, использование музыки па де сис - это хорошо, но хореография вышла похожей на па де труа первого акта с пейзанками, хотя здесь – блестящий бал во дворце. То есть сама идея мне нравится, а воплощение – нет.

Характерные танцы. Хм, смесь характерных с классическими на самом деле. Костюмы – что-то чудовищное по расцветкам. Чардаш – ОК, «венгерские движения», красивая музыка. «Русский» - первый сюрприз. Классическая пара (девочка на пуантах) в татаро-монгольских одеяниях. Она в шальварах с голым животом, он – в юбке и короткой куртке. У нее – движения Шехеразады, у него – Наездника из Половецких плясок. Но девочка – просто прелесть (Александра Анзанелли), гибка, отзывчива, глаз не оторвать. Очень понравилась. А мальчик – не очень или даже совсем нет (Нилас Мартинс, сын главы труппы). Испанский – две пары, все тривиально и не интересно. Тарантелла – на пуантах (в баланчинском стиле) пара солистов и четверка девушек для фона. Ничего, но не более того. Мазурки в этом месте не было.

Черное пдд – обычная музыка, женская вариация – «Шалунья». Это единственная из вставных фортепьянных пьес, сохраненная в этой версии. Опять-таки, очень неплохо станцовано адажио, не очень понравилась женская вариация (хотя и получше «белой»). Полный завал на фуэте в коде. Ковроски отставала от музыки уже в первой половине, ее пронесло через полсцены, нужного числа оборотов не сделала и вдобавок еле устояла в финале. Ну, всякое бывает, конечно.

Потом пошло что-то чудовищное. Все придворные стали танцевать под музыку опущенной мазурки из дивертисмента, и на этом фоне начался торг Принца и Ротбарта. Какая-то абсолютно идиотская мимика. Примерно так: «хочу ее», «тогда женись», «с этим погодим», «тогда не получишь», «можно и жениться», «тогда дай клятву», «с этим погодим», «тогда не получишь», «можно и поклясться, в конце концов», «слабо, слабо», «а вот и не слабо, вот и не слабо – смотри», «ну и дурак, сам посмотри в окошко, там лебедь бьется о стекло, ха-ха-ха». Когда выясняется подвох, Зигфрид бросается к Ротбарту с обвинениями – прямо как Альберт на Ганса-Иллариона. Все убегают, 3-й акт (без антракта) начинается с шута, забирающегося под лебединые темы на трон и там растягивающегося поспать немного. Декорации дворца (если это вообще можно назвать декорациями) уходят, на их место опускаются декорации озера (все очень минималистские), трон с Шутом уезжает в боковую кулису.

3-й акт.
Все разводки другие, тоскующие лебеди выстраиваются, например, буквой М (символом Mort, что ли?). Ой, не хочется о плохом. Ну зачем было притрагиваться к белым актам?! ОК, прибегает Зигфрид, ищет, как положено Одетту, и находит ее лежащей в знаменитой позе, т.е. склоненной на вытянутую ногу. Дальше он бегает вокруг, а она почему-то неимоверно долго лежит и только ручками всплескивает. О финале. Значит, так. Ротбарт колдует, грубой потасовки с Принцем нет, конечно. Зигфрид оказывается наконец перед ним, сзади выстраивается в каре корда лебедей, отрезая Принцу путь к отступлению. Между Зигфридом и Ротбартом бросается Одетта, на этот раз защищая Принца. Девушка раскидывает руки крестом («Жизель», Жизель»), а Принц поднимает свою правую, давая очередную клятву. Ротбарт такого не выдерживает, и помирает от инфаркта в страшных корчах. Одетта нежно-нежно танцует немного с Принцем, обвивая того ручками, как у них повелось. А потом ее тянет в небо. Принц пытается не отпустить (снова «Жизель»), но с судьбой не поспоришь. Одетта проходит сквозь строй лебедей и они всей стаей улетают за кулисы, оставляя безутешного принца в одиночестве. Раз обет был нарушен, то девушки остаются навсегда в птичьем обличии, несмотря на смерть злого волшебника.

Вот такие дела у здешних пернатых. Пожалуй, здешнее «Лебединое» мне нравится еще меньше григовского. Ну что за несчастный балет! Ковроски хорошо бы отправить на годик стажироваться в Мариинку, девочка хорошая. А может, ничего страшного не происходит, а? Танцуют Баланчина в других театрах, и не всегда хорошо. Пусть теперь театр Баланчина потанцует «Лебединое». Глобализация репертуара, если по научному:).

В NYCB мы еще походим, а завтра открывается сезон ABT в соседнем здании МЕТ-Оперы, на ряд спектаклей которого билеты уже куплены. Так что впереди – новые впечатления. Вот только ABT-ишное «ЛО» в версии Маккензи посмотреть уже не удастся. Вообще, хорошо на этой площади Линкольн-центра, где буквой П выстроены три театра – NYCB (левая «ножка» буквы П), филармония (правая «ножка» ) и МЕТ-Опера (“перекладина”). Во время антракта прогуливаешься по балкону, и видишь на других балконах зрителей в других зданиях, где тоже антракт. Настоящая театральная площадь с фонтаном в центре.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 10:09 am    Заголовок сообщения: "Карнавал животных" Ратманского в Сан-Франциско Ба Ответить с цитатой

Сообщение Марии, http://www.russianballet.ru/wwwboard/board.html, 07/05/2003, 00:44

Карнавал Животных в постановке Ратманского в Сан Франциско Балле
--------------------------------------------------------------------------------

1 мая - премьера. Балет небольшой, длился минут 25-30. Довольно трудно описать - действительно карнавал разных животных:кенгуру, лев, лощадки, лебедь, медуза, курочки, птички. Пролетел мгновенно, такой темп. Одни животные еще только уходят (уползают,улетают), а уже следующая группа вылетает на сцену. Не успеваешь даже осмыслить все. Очень смешной балет, на протяжении всего времени зал смеялся. Особенно смешной кусочек со слоном, исполненным балериной, движения классические, но каждое движение заканчивается комически. Также умирающий лебедь, движения все традиционные, к которым мы привыкли, но все очень утрированно, такой агонизирующий лебедь, прекрасно был исполнен француженкой Мюриэль Мафр. Балет исполнялся в тройнике с двумя другими балетами, но явно произвел наибольшее впечатление на публику.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 10:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Рецензия на упомянутую выше программу Баланчина.

A Balanchine Driven, Serene, Then Bubbling
By JACK ANDERSON
New York Times, May 03, 2003
http://www.nytimes.com/2003/05/03/arts/dance/03CITY.html

The New York City Ballet opened its spring season at the New York State Theater on Tuesday night with fine dancing in three major works by George Balanchine.
The most exciting performances were in "Symphony in Three Movements," in which Balanchine matched a propulsive Stravinsky score with jet-propelled choreography. The proper tone was set at the outset by the way a line of women slashed at the air with their arms. Then other dancers hurtled onto the stage led by three couples: Abi Stafford and Tom Gold, Pascale van Kipnis and Arch Higgins and Wendy Whelan and Jock Soto. Mr. Gold was especially forceful.

Whereas the first and third movements of "Symphony" are hot-blooded, the the second is a pas de deux that could be called cold fire. Ms. Whelan and Mr. Soto looked commandingly imperturbable in the duet's intricate meetings and partings.

Balanchine bubbled in "Donizetti Variations," a frolic to a ballet sequence Donizetti composed for his opera "Don Sebastian." But the choreography does more than just bubble prettily. It bubbles in a special way, for Balanchine often appears to be paying tribute to the light and sometimes even dainty style associated with early 19th-century French and Danish ballet. Indeed, the way the men sometimes let their feet move with unusual nimbleness while keeping their upper bodies calm recalls one of the features of the technique associated with the great Danish choreographer August Bournonville.

Jenifer Ringer and Damian Woetzel, who headed the cast, appeared at ease in the constantly changing and often subtle choreographic shifts of weight, and Mr. Woetzel's turns were impressive without looking forced.
Ballet music from another opera, Gluck's "Orphйe et Eurydice," served as the source of "Chaconne," a celebration that seems to begin in the Elysian Fields and descends to a sophisticated terrestrial court. Darci Kistler, replacing an injured Kyra Nichols, was the ballerina in both the heavenly and the earthly festivities. Although she could have been more ethereal in Elysium, she and Nilas Martins were attractive courtiers in a long this-worldly pas de deux.
During the aristocratic divertissements that are part of the courtly fete, Antonio Carmena made a debut in a little duet in which he bounded pleasantly with Amanda Edge.

The evening's conductors were Andrea Quinn and Maurice Kaplow.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 07, 2003 10:14 am    Заголовок сообщения: New York Times об "ЛО" Ответить с цитатой

Рецензия на "ЛО" с Ковроски


By ANNA KISSELGOFF
New York Times, May 05, 2003

There is no old-fashioned storybook tone to the "Swan Lake" with a difference that Peter Martins staged so creatively with the Danish painter Per Kirkeby for the New York City Ballet in 1999 and that the company revived for the first time in three years with three casts over the weekend.

Everything is contemporary and a fabulous feast for the eye at the New York State Theater, where Mr. Martins stresses streamlined neoclassical style and pure dance over literal tale telling.

This full-evening "Swan Lake," the company's first, is as much art show as theatrical experience: a "Swan Lake" for gallerygoers as well as balletomanes.

Passions, however, ran high among balletomanes in 1999, when Mr. Kirkeby, a leading figure in the international art world, shocked many with his abstract dйcor, and when Mr. Martins focused more on dance's formal values than emotional expressiveness.

One is reminded here of Martha Graham when she saw a painting by Kandinsky in 1923. She described it as a streak of red on a field of blue. "I will dance like that," she said.

In the 21st century the 19th-century ballet classics have caught up with the 20th century in this "Swan Lake." At the end of Act I, Prince Siegfried, still to meet his ideal in the swan queen Odette, stands in a rear corner, reaching out to the wings. He is in blue, his friend Benno is in red, and his jester is in orange. All are in a diagonal against an ochre set. Color and spatial composition tell all: a seeker and his retinue caught in emotional isolation.

Mr. Kirkeby's two dazzling front curtains and two backdrops suggest a distillation of nature and, by extension, emotional states. Mark Stanley's stunning lighting turns rivulets of paint that evoke branches against rocks and even a lake into a dramatic clime. Tchaikovsky's much mangled ballet score is used as more than backdrop as well.

Mr. Martins, taking his inspiration from George Balanchine's one-act "Swan Lake," keeps most of the set choreography of the 1895 standard "Swan Lake" by Lev Ivanov and Marius Petipa and adds his own. Like Balanchine, he assumes that the less cluttered the dancing ground, the clearer the story.

Odette thus has no mime to explain why Rothbart, a man in an orange cape, has made her a swan by day and a maiden by night. But it is clear that Rothbart is the personification of evil, while she is good and there is no happy end.

The three casts on view were very different. On Friday night Wendy Whelan and Damian Woetzel as Odette-Odile and Siegfried, found no terrors in Andrea Quinn's superfast conducting. They came up with the icy formal treatment, although Mr. Woetzel tried to act and his dancing was silky smooth. Ms. Whelan is a stern Odette, prone to arm-flapping, but exciting.

Strangely all the ballerinas were more at home as Odette than as Odile. On Saturday afternoon, Charles Askegard was in top form in every respect as a dramatic Siegfried, and Maria Kowroski was a magical Odette, molding the traditional adagio in Act II into stretched elegance. But again, as in the past, she faltered in the fouettйs as Odile.

Miranda Weese, beautifully taut in her line and footwork, was the most tender of the Odettes, with Peter Boal as the most lyrical and elegant Prince. The sorrowful Odette of traditional productions needs a slower tempo, and both Ms. Kowroski and Ms. Weese kept up a rapport with their respective Princes, thanks to the conducting of Richard Moredock on Saturday afternoon and Maurice Kaplow in the evening.

Much of the production's freshness comes from the new or amended choreography, although Stephen Hanna was a standout in a standard solo in Saturday afternoon's pas de trois. The new is often difficult and is now better danced. In Act III the intricate pas de quatre was brilliantly executed by Philip Neal, Alexander Ansanelli, Jennie Somogyi and Pascale van Kipnis on Saturday night, and in the afternoon Benjamin Millepied, Yvonne Borree, Carrie Lee Riggins and Janie Taylor were bolder.

Tom Gold as the jester on Friday and Saturday nights and Adam Hendrickson on Saturday afternoon captured high springs and wit in a role that Mr. Martins has created with typically thoughtful detail. His Rothbart is violent, and while James Fayette (Friday) was imposing, Henry Seth was especially dramatic at the other performances.

A word of praise is in order for the children who danced so charmingly in Acts I and III.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 8011
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 08, 2003 10:41 am    Заголовок сообщения: ABT, 5 мая Ответить с цитатой

Нью-Йорк, МЕТ-Опера, 5 мая 2003
Гала-концерт, посвященный открытию сезона

Счастливые обстоятельства неожиданно позволили побывать на открытии сезона АБТ. Это торжественно обставленное светско-балетное событие, с акцентом на первое слово. Балетоманы называют его вечером пингвинов, и недаром: большинство мужчин – в смокингах и бабочках, дамы – в бриллиантах и вечерних платьях. Для этих самых «пингвинов» был предусмотрен еще прием, из-за чего представление началось в 18:30, на полтора часа раньше обычного. А я-то по наивности поначалу решила, что будут танцевать дольше обычного. Так или иначе, но вечер начался в атмосфере общего возбуждения от возможности себя показать и других посмотреть, а также от массового распития шампанского.

Гала, который концептуально является как бы preview репертуара предстоящего сезона, открылся вальсом и фрагментом Гран па (адажио и кода) из «Баядерки». Гамзатти танцевала Ирина Дворовенко, выпускница Киевского хореографического училища (в АБТ с 1996, прима с 2000), Солора – Итан Стифель, запомнившийся со времен первого мариинского фестиваля. Дворовенко совершенно не впечатлила – ни статью, подобающей Гамзатти, ни техникой. Итальянские фуэте еще скрутила, а вот с обычными совсем не справилась. И прыжки были не из тех, от которых дух захватывает. Публика аплодировала, но без особого восторга, который был продемонстрирован позже, после других выступлений. Правда, к оркестровой яме выскочил мужчина и перебросил Дворовенко букет с бантом. Больше этих явно русских штучек не наблюдалось, хотя многие артисты в дальнейшем срывали гораздо более бурные аплодисменты.

Небольшое отступление о цветах вообще. Букеты, все одинаковые, преподносились только балеринам, причем во время curtain calls (поклонов перед занавесом). Букет передавали партнеру из-за занавеса и он сам вручал его балерине. Они все вынимали розочку из букета (элегантного, но отнюдь не «клумбы») и дарили партнерам. Словом, поклоны были в стиле Нуреев-Фонтейн:).

Нельзя не упомянуть кордебалет в «Баядерке». Он был вполне слаженным и не шумным. Стука пуантов не услышала за весь вечер, хотя сидели мы в третьем ряду партера. Не знаю уж, чем больше это определяется – манерой танца, балетными туфлями от Freed (официального поставщика балетной обуви труппы) или суперсовременным покрытием сцены. Может, всеми факторами, просто констатирую факт.

После сцены из «Баядерки» на авансцену вышел Кевин МакКензи с благодарностями спонсорам, артистам и т.п. От лица спонсоров выступила дочь Джона и Жаклин Кеннеди Каролина. Сообщила, что когда-то ее впервые привела в театр мама, и сегодня она здесь со своей 10-летней дочкой, что только так можно поддерживать традиции, передавая их из поколения в поколение. Поздравила МакКензи с 10-летием пребывания на посту арт-директора труппы, и т.д. и т.п.

Вечер продолжился дуэтом из «Опавших листьев» (Тюдор на муз. Дворжака, есть на Горбушке) в исполнении Аманды МакКерроу и Чарльза Гарднера. Балерина уже 21 год в труппе, элегическую хореографию одного из основателей ABT станцевала чувственно и с чувством меры. Ее партнер был малозаметен (впрочем, и отрывок был небольшой), хотя в поддержках вполне надежен. Не знаю, откуда он взялся – в списке труппы и приглашенных звезд его имя не числится.

Далее Палома Эррера и Марчело Гомес показали пдд из «Эсмеральды». Кроме женской вариации хореография мне показалась незнакомой. Написано «Ж.Перро», но не похоже. В вариации с бубном Эррера не опускалась с носка и как-то хитро била им три раза (кажется, у нас делают два), что даже привело к незначительному сбою. Балерина похудела, что пошло ей на пользу, и продемонстрировала прекрасную танцевальную форму, особенно балансы и вращения. Выступала броско, с шиком и вызовом, чем захватила аудиторию и получила самые бурные аплодисменты (на том же уровне в дальнейшем публика благодарила только Ананиашвили с Бокка). Здесь это ценят. Марчело Гомес (бразилец, в труппе с 1997, премьером стал в прошлом году) – очень мягкий исполнитель, склонный, как почти все латиноамериканцы, к бравурному танцу. В пдд смотрелся очень хорошо, в расписании объявлен в «ДК» в паре с Ниной, в «РиД» и «ЛО» с Эррера. В «ДК» я его вполне вижу, в романтически-лирических образах – не знаю.

После «Эсмеральды» на сцену буквально вылетел Анхель Коррейя в соло из нового двухактного балета HereAfter (премьера через неделю). Первая часть поставлена австралийкой Натали Уэйр на музыку Джона Адамса Harmonium, вторая - Стентоном Уэлшем на муз. Карла Орфа «Carmina Burana». (Уэлш, возглавивший сейчас Хьюстонский балет, знаком нам по постановкам для Театра танца Ананиашвили-Фадеечева). В исполнении второй части будут участвовать также певцы - солисты и 120 человек хора. Танец Корейи – бурное, насыщенное прыжками и вращениями соло, исполнялось на очень высоком темпе. Анхель Корейя на 200% продемонстрировал свои возможности виртуоза и природное обаяние.

Затем на сцену вышли Джилиан Мерфи и Хосе-Мануэль Карреньо – пдд «Диана и Актеон». К сожалению, снова только адажио и кода, без вариаций. Но уже здесь Карреньо показал столь редкий в современном балете именно мужской шарм. О прыжках и вращениях не говорю – все при нем. Мерфи родилась в Уимблдоне, Англия, в АБТ с 1996, прима с 2002. Статная, светло-рыжеволосая девушка, в антре не продемонстрировала положенной напористости и остроты, но затем покорила вращениями и прыжками с прекрасным баллоном.

Отрывок из «Дон Кихота», поименованный в программе «Па де де для четверых» (Pas de Deux à Quatre), оказался уморительным сюрпризом, заготовленным специально для этого гала. На одного Базиля (Хулио Бокка) пришлось целых три Китри. В адажио Бокка вышел с Ашли Таттл (одна из немногих балерин американского происхождения), которую вскоре сменила (точнее, к ней присоединилась) Ксиомара Рейес (молоденькая кубинка, в труппе с 2001, c этого года principal). Это было так: Таттл крутит туры в руках партнера, рядом возникает во вращении Рейес, Бокка бросает Таттл (та продолжает вертеться) и кидается поддерживать Рейес, затем возвращается назад и мечется между двумя девушками. Когда же вышла и третья Китри, Нина Ананиашвили, Базиль впал в растерянность, так что девушки махнули на него рукой и умчались за кулисы. Бокка собрался начать бравурную вариацию, но при первых звуках музыки выскочила Нина и сделала после вихревых туров два двойных ассамбле влево, чистоте которых мог бы позавидовать любой премьер. Похоже, «пингвины» даже не поняли, что им показали чисто мужские прыжки – так легко и стремительно было все проделано. Только потом несчастный Бокка-Базиль сумел приступить к своим прыжкам. Хулио несколько взматерел, в лице появилась этакая утомленность – то ли жизнью, то ли образом жизни, но технически все еще очень впечатляющ. Женскую вариацию исполнила Нина, причем в российском варианте. В коде тройка Китри продолжила надругательство над Базилем, который, спасаясь от них, прыгал и наворачивал такие туры на такой скорости, что рябило в глазах. Фуэте крутила Нина – уверенно, в таком бешенном темпе, что у нее слетела сережка из уха. В финале к огорчению и удивлению трех домогающихся его дам Базиль закололся той самой бритвой, что из Таверны. Публика, обречено приготовившаяся в сотый раз смотреть «ДК», очень веселилась. Мне, безусловно, тоже было бы любопытно посмотреть такое на нашей первоапрельской встрече, но обидно, что свою коронную партию Нине пришлось «станцевать на троих».

После поклонов, срежиссированных в духе номера, Бокка пригласил на сцену пейзанок с Зигфридом – вальс из 1-го акта. Принца танцевал Максим Белоцерковский, но показать себя ему было негде. Не могу сказать, что этот вальс был уместен для завершения 1-го отделения, особенно после озорства в «Дон Кихоте». Всего это отделение длилось ровно час, вместе с речами.

Во втором отделении целиком дали 30-минутный балет памяти Джорджа Харрисона «Within You Without You». Премьера его состоялась в осенний сезон, который проходит на другой площадке, в Сити-центре. Шесть песен покойного экс-битла были приведены в движение четырьмя хореографами – Уэлшем, Уэйр, Парсонсом (номер «Пойманный») и Энн Рейнкинг (бродвейским хореографом и «музой» Боба Фосса). Она стала автором чувственного пдд, которое исполнили Сандра Браун и Карреньо при участии черного пластмассового стула (без стульев никак нельзя!). Балет начинается с динамичного соло в великолепном исполнении Коррейи, потом следует трио для Джулии Кент, Стифеля и Херманна Корнехо (очень впечатляющий танцовщик, жаль только, что небольшого роста). Следом идет то самое пдд со стулом, после чего - групповая сцена (10 участников), в которой была, наконец, замечена Вероника Парт, прошлым летом покинувшая Мариинку ради АБТ. Она явно выделялась – отсутствием чувства стиля, раскованности, остатками петербургского epaulement (явно в этом балете неуместного) и, увы, не балеринскими формами. В программе сезона на первых ролях ее имени не обнаружено. Пятым номером шел дуэт Мерфи и Стифеля – несимметричный, с акцентом на мужскую партию (Стифель блеснул). Самой впечатляющей стала финальная часть, поставленная Парсонсом на всех участников. Она вся построена на быстрых непрерывных проходах слева направо двоек, троек, четверок... Очень динамичных, напичканных виртуозными прыжками и сложными поддержками. Все вроде бы происходит хаотично, но одновременно очень слаженно: если четверка мальчиков делает на бегу двойные ассамбле, то приземляются все как один и т.п. Естественно, в финале над опустевшей сценой высвечивается портрет Харрисона, к которому Джулия Кент протягивает руку. И, естественно, артисты преимущественно одеты в майки и джинсы (в бордово-коричневых тонах, от Калвина Клейна, которому выражена благодарность за финансирование постановки). Самоотдача, с которой артисты танцуют, прекрасно поставленный свет и, конечно, замечательные песни Харрисона превращают этот балет почти в наркотическое зрелище.

Для меня, как для зрителя, идея обзорного гала перед началом сезона показалась очень удачной. Сразу увидела почти всех солистов – не было только Малахова, который приезжает в этот раз на короткий срок танцевать «Р&Дж», приглашенных Кожокару и Вишневой, которая будет партнершей Малахова в «Р&Дж». Впрочем, возможно, и для солистов это гораздо лучше, чем биться за право первыми станцевать первый в сезоне балетный спектакль.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 08, 2003 11:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Нью-Йорк, MET-Opera, 06.05.2003
American Ballet Theater

“Offenbach in the Underworld”
“Clear”, “Diana & Acteon”
“Within You Without You” – A Tribute to Gerogre Harrison.

Первый регулярный спектакль АБТ в весеннем сезоне. Четырехтысячный зал набит достаточно плотно – свободные места есть, но немного. Публика – совсем другая, нежели на открытии: нет обнаженных женских спин и бриллиантов. А впечатления – полный восторг!

Первый балет, название которого можно перевести как «Оффенбах в аду» (по аналогии с «Орфеем в аду») поставлен Энтони Тюдором в 1954-55 (было два варианта). Музыка, вестимо, Жака Оффенбаха. Отличный комический балет минут на 40. Все время задавал себе вопрос, может ли такое идти в Москве? Нет, нет, не в БТ – упаси Бог чему-то легкомысленному проникнуть в твердыню, где должны царить героика и сильные чувства. А вот в маленькой труппе, антрепризе Фадеечева, например, вполне будет смотреться. К тому же Ананиашвили уже знает главную роль.

Действие балета (напоминаю, что Тюдор – мастер психологических миниатюр в танце) происходит о Франции 1870-х в популярном ночном кафе, посещаемом богемой и имеющем сомнительную репутацию. Чем могут заниматься эти легкомысленные французы после окончания франко-прусской войны? Правильно, танцевать и флиртовать. Вот они и флиртуют напропалую. В центре общества, там собравшегося, стоит опереточная дива (Нина Ананиашвили) – кокетливая, взбалмошная и расчетливая. Танцует, паршивка, со всеми, начиная с увивающегося за ней мужского кордебалета. Попутно примечает безденежного художника, расплачивающегося портретами хозяйки заведения и ее малолетней дочери. Но главная цель дивы – великосветский искатель приключений, Его Сиятельство Великий герцог (эту роль танцует бразилец Марчело Гомес, один из principals ABT). Есть еще две дамы: невинная девица из хорошей семьи, скрывающаяся под вуалью, и некая соблазнительная особа в ярко-рыжем платье. Дальше начинается любовная путаница, когда все оказываются не с теми, на кого нацелились. Герцог и молодой офицер, предмет воздыханий невинной девицы, спорят между собой из-за особы в рыжем, опереточная дива ревнует и пытается вразумить герцога. В конце концов дело доходит до потасовки, чуть ли не дуэли, все смешалось в этом доме, и все убегают выяснять свои отношения. Кроме дивы, которая преспокойно сидит спиной к кафе (в профиль к зрителям), положив ножки на стол. И остается наедине с художником, когда и дает волю чувствам. Следует лирический дуэт. Потом все возвращаются, канкан, дым коромыслом, оргия, кутеж, черт знает что – настоящий ад. Все полегли в изнеможении, и идет самая пронзительная сцена балета. Под нежные звуки баркаролы из «Сказок Гофмана» («Bonne nuit, nuit d’amour») как во сне скользят в объятиях пары – каждый с тем, кто им по сердцу. Дива не с Герцогом, а с Художником, Герцог – с соблазнительной особой, невинная девица – с офицером. Кажется, это конец балета, но нет. Мелодия меняется, пора расходится, и все уходят с теми, кого изначально выбрали по расчету (Дива под ручку с Герцогом и т.п.). Но и это не конец. Несчастный бедный художник остается один, принимается за очередной портрет Мадам хозяйки заведения с дочерью, и тут украдкой вбегает Нина, сует ему в руку записку (очевидно, приглашение на любовное свидание) и тут же убегает к своему аристократу-любовнику. Жизнь продолжается, и она не так плоха, как кажется. О-ля-ля!

Балет очень насыщен танцами, интересными и интенсивными, хотя внешне не представляющимися технически сложными (нет там ни 64-х фуэте, ни двойных ассамбле, ни шести пируэтов). Но смотрится на одном дыхании, старомодная сценография идеально передает атмосферу периода. Очень хорош Гомес. А Нина – просто прелесть, замечательная комическая актриса, оказывается. Много ли у нее в БТ таких ролей? Собственно, мы видели лишь «Прелести маньеризма». Ну, элементы комического в Китри. Сейчас мне открылась еще одна грань дарования балерины. А публика ревела и свистела от восторга. Теперь с нетерпением жду «Тщетную».

Во втором отделении – два номера. Маленький, минут на 20, балет Стентона Уэлша «Clear». Даю торжественное обещание никогда больше не делать заявлений в духе, что в БТ – лучшая в мире мужская труппа. Если забудусь, то напомните мне – «Clear» в ABT. Это – нечто, это как раз для форумчанок, даже меня проняло. Мужской балет – три главных солиста (Анхель Корейя, Максим Белоцерковский и Марчело Гомес), четверка солистов – Херман Корнехо, Хоакин де Лутц, Крэг Салстайн и примкнувший к ним Геннадий Савельев (почему выделил тройку – станет ясно дальше). И всего одна барышня – Джулия Кент. Но балет не про нее. Там можно накрутить философских притч, но мне сие не интересно. Я увидел дивную пластику, бешеный темп, невообразимые вращения и прыжки. Эта семерка полуобнаженных парней свела бы с ума половину зрительниц БТ, уверен. Можно считать балет цирком – мне это очень понравилось. Музыка – Бах, пять частей, набранных из концертов для скрипки и гобоя и скрипичного концерта соль минор (мне кажется, есть фортепьянный аналог). Джулия Кент в общем-то была на подтанцовке, хотя неплохо смотрелась. Первая часть – быстрая, соло Корейи с ансамблем танцовщиков. Высший класс! Вторая часть – медленная, дуэт Белоцерковского и Гомеса, оба хороши. Третья часть – снова быстрая. Это – вообще нечто, танцевала та самая выделенная выше тройка солистов, в которой все были прекрасны, но блистал Де Лутц. Ну кого оставит равнодушным повторенная подряд несколько раз связка из двойного тур ан л’эр с немедленным после приземления переходом в тройной или четверной пируэт? Темп, азарт, драйв, как сейчас говорят. Далее – лирический дуэт Кент и Корейи, тоже здорово. И кода всего ансамбля, 7+1. Конечно, прикидывал, как бы ЭТО смотрелось в БТ. Ответ неутешителен: никак! У нас просто не наберется семерых мальчиков, которые способны так станцевать.

Второй номер – «Диана и Актеон» в исполнении Джилиан Мёрфи и Геннадия Савельева. Мёрфи – впечатляющий прыжок, хороший баллон, отличные вращения, баланс. Не знаю, как там насчет актерских данных, но в концерте смотрится идеально. Савельев… Черт знает что вытворял этот парень, таких акробатических прыжков даже у Акосты не видел. Цирк, скажут у нас, и соглашусь, пожалуй. А может, все-таки современный балет? Зал заведен, буря аплодисментов после обоих номеров.

На закуску, в третьем отделении, снова балет памяти Харрисона, о котором собирается написать I.N.A. Мне лично в первый раз не показался, хореография в целом достаточно примитивная. По второму разу пошло лучше: есть настроение, есть эмоции, и это главное, наверно. Тем более, что танцевали все хорошо. Отметить можно многих – и балерин Кент, Сандру Браун и Мёрфи, и танцовщиков - Стифеля, Карреньо, Корнехо. Однако зал заметно опустел после второго антракта. Удручила Вероника Парт, бывшая солистка Мариинки, участвовавшая в проходках на фоне задника, разок прыгнувшая в жете и пару раз повращавшаяся. Любая девочка из кордебалета справилась бы с такой (самой маленькой) ролью в этом балете. Очень понравилась последняя часть – постановка Парсонса. Это – своего рода дефиле всего ансамбля. На фоне задника слева направо движутся танцовщики: кто в прыжке, кто в поддержках, кто просто идет. Кто парами, тройками, кто в одиночку. За кулисами они забегают на другую сторону, и снова выходят на сцену, так что эта цепочка танцующих девочек и мальчиков кажется нескончаемой – под песню Харрисона My Sweet Lord. Зрелище завораживает. Но и участники здесь не слабые: помимо выступавших в сольных номерах в дефиле были заняты упоминавшиеся выше Рейес, Де Лутц, Салстайн.

После несколько халтурного гала на открытии (короткая программа – всего полтора часа, плохо подобранные друг к другу номера) этот спектакль стал впечатляющим началом сезона и укрепил мою пошатнувшуюся было веру в ABT. Шикарная программа и наша великолепная Нина Ананиашвили, которую впервые в эти дни увидел в качестве principal зарубежного театра. Рассказы Игоря на форуме, имевшего эту возможность намного раньше, не были преувеличением. Напоследок – фраза из программки АБТ, из вступительного слова МакКензи: «Ни одна труппа в мире не имеет более обширного репертуара, чем АБТ». Похоже, что правда, и можно позавидовать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Inga
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 546
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 08, 2003 2:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Спасибо за рецензии! Завидую! Звезды в оригинальных номерах – это всегда интересно. Ну почему наши звезды так не любят новые балеты?!!
Михаил Александрович, меня заинтриговала фраза «Ну кого оставит равнодушным повторенная подряд несколько раз связка из двойного тур ан л’эр с немедленным после приземления переходом в тройной или четверной пируэт?». Не такую ли комбинацию Васильев и Годунов делали в пдд из «Дон Кихота» в фильме «Звезды русского балета»? Фильма у меня нет, так что проверить не могу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25190
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 08, 2003 7:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Инга, не помню, я сейчас очень далеко от своей коллекции Confused .
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Anna
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 243

СообщениеДобавлено: Чт Май 08, 2003 10:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

“Harrison Tribute”. Михаил Александрович, позвольте не согласиться с тем, что в балете, или в искусстве в принципе, главное эмоции или какие то ещё побочные эффекты. Форма на первом месте -- если этого нет, все остальное не интересно. О “форме” “Харрисона” (не того, который “божественный”) серьёзно говорить не приходится--все тривиально, с переходами в пошлость (pas de deux a trois со стулом, например.)

О “Clear” можно было бы сказать почти тоже самое. В АБТ действительно очень много виртуозных мужчин---МкКензи коллекционирует их по всему свету. Мальчики, раздетые по пояс и лоснящиеся от пота, прыгают, крутятся, и катаются по полу под бурный, восторженный рев публики. При чем здесь Бах, Кент, и что там должно стать “clear”-осталось туманным. Меня потуги Welch’a на значимость---последнее “tableau”, когда Коррея и Кент тянутся в луч верхнего прожектора на темной сцене, и т.п. ---откровенно раздражали, и чем этот балет, при примитивности замысла, композиции и полном отсутствии музыкальности, отличается от рафинированного стрипшоу мне, простите, “unclear”. Опять же, АБТ по своей концепции и философии всегда был, есть, и будет business-труппой, и если они хотят воспитывать в своих артистах трюкачество, а в публике дурновкусие---флаг им в руки.

Что касается “Offenbach in the Underworld”, то это действительно замечательный во всех отношениях балет, и Нина, оказавшаяся тонкой комедийной актрисой (даже не знаю почему меня это удивило), в нем великолепна.

Вообще, этот сезон балует нас Тюдором, балеты которого обычно практически не идут. Михаил Александрович уже прекрасно написал о вечере NY Theater Ballet и постановках Вилсон, я не буду повторять. Замечу лишь, что Фанданго танцуется на пуантах---не в туфельках, а по поводу связи Тюдора и Graham скажу, что она была особенно очевидна в “Сиреневом Саду”, и выражалась не только в пристастии обоих хореографов к “псих-балетам”, но родство чувствовалось и в том как выстроена композиция, в том как использован кордебалет, в том как использован жест-во многих деталях. Это очень интересно, потому что Graham и Тудор работали в одно время, но говорили по сути на совершенно разных языках. (МакМиллан же тащил откуда мог.)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика