Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 20, 2018 9:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112002
Тема| Балет, БГАТОиБ им.Цыдынжапова, Фестиваль, Персоналии, Иван Васильев, Евгения Цыренова
Автор|
Заголовок| ​​В Бурятии завершился IV Фестиваль балета имени Ларисы Сахьяновой и Петра Абашеева
Где опубликовано| © «Байкал Медиа Консалтинг»
Дата публикации| 2018-11-20
Ссылка| https://www.baikal-media.ru/news/culture/353909/
Аннотация| Фестиваль

В течение пяти дней, с 14 по 18 ноября, на сцене БГАТОиБ им.Цыдынжапова мировые звёзды балета и артисты театра представляли своё мастерство на IV Фестивале балета в Бурятии.

Зритель проявил огромный интерес к этому событию. Так, билеты на балет «Дон Кихот» с участием премьера Михайловского театра Ивана Васильева и Гала-концерт были раскуплены более чем за неделю до начала Фестиваля. В целом, спектакли в рамках этого события посмотрело около 3000 человек.

Такой праздник балета дал возможность бурятскому зрителю познакомиться с ведущими артистами балета мирового уровня; на фестиваль были приглашены заслуженный артист РФ Иван Васильев, народная артистка РФ Татьяна Предеина, народный артист РФ Дмитрий Гуданов, заслуженная артистка РФ Наталья Ершова и лауреат и дипломант международных конкурсов Артем Пугачев.

Вместе с тем, артисты Бурятского театра оперы и балета получили колоссальный опыт в рамках этого мероприятия.

Евгения Цыренова стала партнершей пригашенной звезды Фестиваля Ивана Васильева в балете «Дон Кихот». Свою работу в спектакле она называет «характерной» и отмечает, что это был продуктивный процесс:

«Дополнения со стороны моего партнера, конечно же, были, но в паре с Иваном работа протекала естественно. Я бы еще добавила – с «размахом». Это ценная опция для балета – танцевать именно с «размахом», даже если ты не обладаешь такими данными. Но абсолютно вся труппа отработала на триста процентов, и сейчас этого запала хватит еще на очень долгое время».

Гала-концерт Фестиваля подарил зрителю большую программу, которая включала в себя наиболее известные сцены из текущего репертуара театра, а также постановки в авторской интерпретации.

Открыла гала-концерт зрелищная сцена «Оживленный сад» из балета «Корсар», премьера спектакля состоялась весной 2018 года. Во втором отделении выступил Художественный руководитель Фестиваля Морихиро Ивата. Под аккомпанемент композиции Владимира Высоцкого артист исполнил авторский номер «Всё не так».

Еще в первый день Фестиваля Морихиро Ивата обратил внимание на то, что Фестиваль становится хорошей традицией с тенденцией на сокращение сроков его проведения. Так, во второй раз Фестиваль балета проходил в Бурятии спустя 12 лет после I Фестиваля, зато временное расстояние между третьим и четвертым фестивалем сократилось до пяти лет. Бурятский театр оперы и балета будет стремиться к тому, чтобы такие события случались как можно чаще в культурной жизни республики.

Источник: пресс-служба БГАТОиБ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 20, 2018 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112003
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Уильям Форсайт, Эдвард Клюг
Автор| Корр. ТАСС Ольга Свистунова
Заголовок| ​​Большой театр представляет первую балетную премьеру 243-го сезона
Серия премьерных показов продлится до 24 ноября

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2018-11-20
Ссылка| https://tass.ru/kultura/5811341
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Государственный академический Большой театр России (ГАБТ) представит во вторник на Новой сцене первую балетную премьеру 243-го сезона. Это будет Вечер одноактных балетов, включивший "Артефакт-сюиту" Уильяма Форсайта и "Петрушку" на музыку Игоря Стравинского в оригинальной хореографии Эдварда Клюга, созданной специально для артистов Большого театра, сообщила ТАСС пресс-атташе ГАБТ Катерина Новикова.

"Начинающаяся сегодня серия премьерных показов продлится до 24 ноября включительно", - сказала собеседница агентства.

В постановке живого классика

"Откроет программу балет "Артефакт-сюита", созданный живым классиком Уильямом Форсайтом", - рассказала Новикова. Балет был поставлен в 1984 году, когда хореограф возглавил Франкфуртский балет. Сам Форсайт определяет "Артефакт" как "балет о балете". "Я придумал этот балет за три недели и потом доставлял его еще тридцать лет", - сказал он.

Балет "Артефакт-сюита" создан на музыку Эвы Кроссман-Хехт и Иоганна Себастьяна Баха. Автором хореографии, костюмов и света является сам Форсайт. Переносом балета на сцену Большого театра занимались педагоги-репетиторы Кэтрин Беннетс и Ноа Гелбер, которым Форсайт доверил перенос и постановку своих балетов в разных труппах мира.

В репертуаре ГАБТ балет Форсайта до этого ставился лишь однажды - в декабре 2010 года состоялась премьера балета "Херман Шмерман". Переносом тогда также занимался Гелбер. "В прошлый раз я приезжал в 2008 году, рад видеть тех людей, с которыми работал, и новых исполнителей. На сей раз мы обратились к постановке Форсайта 1984 года, которая ничуть не устарела и является сегодня вызовом новым исполнителям", - сказал Гелбер на пресс-брифинге перед премьерой.

По словам одной из ведущих балерин Большого театра Ольги Смирновой, балет Форсайта для нее абсолютно новый опыт. "Ничего подобного я не танцевала. Это очень сложно, но и очень интересно", - отметила она. В спектакле также заняты Ксения Жиганшина, Маргарита Шрайнер, Анна Тихомирова, Анастасия Сташкевич, Дарья Бочкова, Денис Савин, Владислав Лантратов, Михаил Лобухин, Семен Чудин, Эрик Сволкин, Марк Чино, Давид Мотто Соарес, Вячеслав Лопатин и другие.

Эксклюзив для Большого

"Вторым спектаклем в премьерном вечере одноактных балетов станет "Петрушка". Балет Игоря Стравинского впервые был поставлен Михаилом Фокиным в 1911 году для "Русских сезонов" Дягилева, исполнителями главных партий были Вацлав Нижинский и Тамара Карсавина", - рассказала Новикова.

В Большом театре в 243-м сезоне оригинальную хореографию создал известный современный хореограф, руководитель балета Марибора (Словения) Эдвард Клюг. Балетмейстер сам предложил Большому поставить именно этот балет. Он признался, что еще с детства испытывает особые чувства к произведениям Стравинского. На брифинге Клюг рассказал журналистам, что уже ставил "Весну священную" и "Свадебку" на музыку композитора.

"Для меня было абсолютно естественно работать с музыкой Стравинского. Мне так нравятся его свежесть, непредсказуемость и современное звучание. Всегда знал, что буду делать "Петрушку", потому что это моя любимая музыка. Счастлив, что поставил спектакль в стране, которой принадлежит это произведение, в стране, где "Петрушка" так значим и любим", - поделился хореограф.

Клюг высоко оценил работу в Большом театре. "Прошло всего два месяца, как я здесь, но я уже чувствую себя здесь, как дома. У меня сложились замечательные отношения и с артистами балета, и с руководством, и с техническими службами, и с сотрудниками мастерских, которые совершенно потрясающие в Большом театре", - сказал он. Клюг выразил надежду, что сможет вступить в диалог с публикой, у которой уже есть свои знания о "Петрушке", и рассказать ей по-новому эту чудесную сказку.

У танцовщиков будут двойники - настоящие деревянные куклы, раскрыл хореограф один из секретов постановки. "Сама метафора Петрушки очень вдохновляет, - считает Клюг. - Потому что деревянная кукла готова отдать свою деревянную кукольную жизнь тому, у кого есть человеческая душа. Мы же сами разбрасываемся этими эмоциями и часто становимся управляемыми куклами".

По его словам, при работе над спектаклем были очень трудные моменты. "Но мы это преодолели, и с нетерпением ждем премьеры", - заключил Клюг. Для спектакля подготовлены несколько составов исполнителей, в их числе Артем Овчаренко, Семен Чудин, Денис Савин, Владислав Лантратов (Петрушка); Антон Савичев, Давид Мотто Соарес, Дмитрий Дорохов, Денис Захаров (Арап); Екатерина Крысанова, Анастасия Сташкевич, Дарья Хохлова, Маргарита Шрайнер (Балерина); Вячеслав Лопатин, Георгий Гусев, Алексей Гайнутдинов (Шарлатан) и другие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 20, 2018 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112004
Тема| Балет, Фестиваль, Книги, Персоналии, Наталья Метелица
Автор| Арсеньева Зинаида
Заголовок| ​​Наталья Метелица: «По всему миру обращаются к наследию Мариуса Петипа»
Где опубликовано| © «С.-Петербургские ведомости»
Дата публикации| 2018-11-20
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/tretiy_vek_petipa/
Аннотация|

Торжества, посвященные 200-летию Мариуса Петипа, продолжаются. Вышел в свет двухтомный энциклопедический альбом «Петипа. Танцемания». А мрачный ноябрь нам скрасит фестиваль «Дягилев. P. S.», который начинается завтра. В этом году он целиком посвящен великому хореографу. Презентация двухтомника «Петипа. Танцемания» пройдет 28 декабря. Но его составитель Наталья Метелица, директор Музея театрального и музыкального искусства, арт-директор фестиваля «Дягилев. P. S.», рассказала о нем уже сейчас нашему обозревателю Зинаиде Арсеньевой.


Иллюстрация pixabay.com

- Название книги - напоминание о балете, в котором Петипа еще совсем ребенком дебютировал как танцовщик. Слово «танцемания» - емкое, многозначное, оно означает и страстное увлечение балетом, которое свойственно многим. Этот альбом - большой труд, прежде всего сотрудников нашего музея и Театральной библиотеки, под одной крышей с которой мы живем многие годы. Вместе мы храним большую часть наследия Мариуса Петипа, уникальные материалы по истории его балетов.

После национализации императорских театров коллекция оставшихся костюмов, эскизов, афиш, документов, фотографий была разделена между музеем и библиотекой. Так, в библиотеке хранится 4000 подлинных эскизов к костюмам для балетов Петипа. А у нас все остальное и гардероб императорских театров; многие из костюмов - к балетам Петипа. Часть этих ценнейших экспонатов вошла в наше издание.

Для создания книги мы объединили коллекции и усилия. Первый том называется «Эпоха Петипа». Это история, наследие, которое он нам оставил, ставшее основой и даже синонимом русского классического балета как такового. 64 балета, и те, что до сих пор идут на мировой сцене, и те, что давно со сцены сошли и почти забыты... Здесь собрана вся информация о спектаклях: краткое содержание, паспорт премьеры, фотографии, эскизы костюмов и декораций, афиши, программки, оригинальные театральные костюмы - более 400 иллюстраций.

Второй том - «После Петипа» - рассказывает о том, как обстояли и обстоят дела с наследием балетмейстера в XX - XXI веках. Современные хореографы обращаются к его сюжетам, создают новые авторские версии. Читатель может узнать, как его наследие «живет» во Франции, Англии, Нидерландах, США. Не говоря уже о России, которую по праву можно назвать родиной хореографа. В этом томе рассказывается и о новых редакциях балетов Петипа, и об авторских, подчас весьма смелых и далеко уходящих от оригинала версиях балетов, идущих сейчас на мировой сцене.

Среди авторов статей - российские и зарубежные историки балета, в частности Вадим Гаевский, Мартин Кан, Джейн Притчард, Ольга Розанова. Участники проекта - Академия балета им. Вагановой, музеи Мариинского и Большого театров. Михаил Егоров, который предоставил частный архив Сергея Вихарева. А также зарубежные партнеры - Национальная библиотека Франции, Музей Виктории и Альберта (Лондон) и Музей танца (Стокгольм). Многие современные фотографы безвозмездно дали для издания свои снимки. Среди них - Валентин Барановский, Нина Аловерт. Звезда балета Сильви Гиллем поделилась фотографиями из своего архива.

Двухтомник издан на трех языках - русском, английском и французском. Перевод нашей книги на французский язык сделан безвозмездно сотрудниками Французского института.

Фестиваль «Дягилев. Постскриптум» в этом году тоже целиком посвящен Петипа. Особенно важна концепция балетной программы. Она называется «Петипа. P. S.». Акцент мы сделали на том, как работают с его наследием современные хореографы - от Екатеринбурга до Японии, от Норвегии до ЮАР. Это ли не доказательство того, как до сих пор востребован Петипа на мировой балетной сцене? По всему миру, в любом большом театре, в каждой маленькой труппе так или иначе обращаются к нему. Мы отобрали только лучшие постановки.

Хочу подчеркнуть, что в отличие от многих балетных фестивалей во главу угла мы ставим не исполнителей, а именно хореографов. Нашу программу заключительного вечера «Петипа. P. S. Метаморфозы. XXI век» я бы назвала аналитической. Мы хотим дать возможность сравнить канонические хореографические тексты Петипа и версии современных балетмейстеров. С одной стороны, тщательно воссозданные по записям Николая Сергеева, хранящимся в Гарварде, реконструкции балетов, сделанные Алексеем Ратманским, Юрием Бурлакой. С другой - авторская хореография XXI века: Матса Эка, Ролана Пети, Джона Ноймайера, Анжелена Прельжокажа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 20, 2018 1:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112005
Тема| Балет, Берлинский государственный балет, Премьера Персоналии, Алексей Ратманский
Автор| Текст — Екатерина Баева / Фото — Ян Ревазов
Заголовок| ​​ «Баядерка» Алексея Ратманского
Где опубликовано| © NO FIXED POINTS
Дата публикации| 2018-11-18
Ссылка| http://www.nofixedpoints.com/bayadere-berlin
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

4 ноября состоялась премьера «Баядерки», восстановленной Алексеем Ратманским по материалам в нотации Сергеева, хранящимся в библиотеке Гарвардского университета. Тщательно изучив материалы оригинальной постановки, хореограф создал очень старомодный и очень ностальгический спектакль, пропитанный «очарованьем старины», который призван хоть немного продлить, кажется, исчезнувший дух балета XIX века.



Нужно понимать, говорит Алексей Ратманский, что в ХХ веке классический балет сильно изменился, но развитие это произошло не естественным путем. После революции 1917 года в театр пришел новый зритель — тот, который нежной музыкальности и грации предпочитал мощь и акробатику, то есть шпагаты, мощные вращения и другие эффектные трюки. Ваганова, Горский, Лопухов это понимали и делали все возможное, чтобы, сохранив классическую основу, не дать балету умереть в смутное советское время. Более того, за последние сто лет изменились и тела танцовщиков: они стали выше, гибче, сильнее, и хореография стала меняться им под стать. Как же вы приспосабливаете современных высоких танцовщиков под хореографию Петипа? «О, я просто даю им волшебных грибов, как в „Алисе в Стране чудес“, и они уменьшаются! — смеется Ратманский. — Нет, на самом деле, мы просто очень много репетируем. Сначала медленно, а потом в нужном темпе. Чем больше практики, тем лучше результат».

Спектакль Ратманского очевидно сделан с большой любовью и уважением. «Представляете, между Петипа и Баланчиным — всего каких-то 12 лет, меж тем, хореографию Баланчина-то никто не меняет, а с Петипа делают, что хотят!» — сетует хореограф. Поэтому в этой версии хореограф и его команда старались работать как можно ближе к тексту оригинала, тем более, что в нотации все прописано — положение рук, головы, торса и т. д. Там, где хореографического текста не сохранилось, Ратманский уже поступал по собственному усмотрению, но стремясь сохранить дух и настроение балета той эпохи.

Художник по костюмам и декорациям Жером Каплан тоже не копировал старые постановки, а больше ориентировался на общее настроение и стиль. Изучив иллюстрации прежних времен, он намеренно сделал спектакль чуть свежее, чуть, по современным меркам, эффектнее, чем оригинальный, также желая подчеркнуть особенности тел современных танцовщиков с наиболее выгодной стороны. «Баядерка» - балет с колониальным ДНК, вдохновленный индийскими страстями и красками, и потому помимо основной команды в постановке также участвовала американская танцовщица и эксперт по индийскому танцу Раджика Пури. Она помогала в работе с мимансом, чтобы сделать его игру как можно более аутентичной. На пресс-конференции волнение постановщиков было заметно; «я уверен, что найдутся те, кто будет ругать наш спектакль, но буду рад, если кому-то он придется по душе»

Эта «Баядерка» не похожа на привычные современному зрителю версии, основанные на редакции 1941 года, но все ее 2 часа 50 минут с одним антрактом смотрятся на одном дыхании. Действие по-настоящему логично, динамично, понятно, нет затянутых сцен или странных монтажных склеек. Большое внимание в спектакле уделено актерской игре. Полина Семионова (Никия), одна из самых красивых и статных балерин нашего времени, уже в первом действии продемонстрировала драматическую сторону своего дарования: она и трепетная возлюбленная, и строгая жрица. Алехандро Виреллес (Солор), пожалуй, немного переигрывал, истово вздымая брови и вращая глазами, но оставался внимательным партнером.

Прекрасно выступил Ваге Мартиросян (Великий Брамин) — в кои-то веки соперничество военачальника и жреца было совершенно на равных, и, глядя на точеные плечи и черные брови брамина, женская часть аудитории, вероятно, не совсем могла объяснить выбор Никии. Во втором акте все празднуют бога Бадринату, а не свадьбу Солора и Гамзатти (Йоланда Корреа), которая привычно хочет убить самодовольную жрицу, которая слишком много себе позволяет. Золотой божок присутствует, но не танцует, Никия выходит с индийской гитарой и широким движением ударяет по струнам, а не изображает мельницу, как мы привыкли. Змея вылезает, Никия умирает, Солор, тем не менее, должен жениться.

Знаменитые «Тени» в исполнении Берлинской оперы были особенно тенисты: они появляются словно с вершин Гималаев (как и было задумано), и на фоне черно-желтого ночного неба белые пелерины танцовщиц действительно на какое-то время превращают сцену в колышущееся облако. Вероятно, привыкшим к широкой сцене и медленным темпам Мариинки такие «Тени» могли показаться чуть более бойкими, чем бы хотелось, но важно одно — призрачно-туманный эффект был достигнут. Даже высокая Семионова в этой атмосфере зыбкого полусна казалась нежным бестелесным видением. Конечно, потеряв ее, Солор был безутешен.

Завершает балет сцена «Гнев богов»: на свадьбе Гамзатти и Солора невидимым никому, кроме Солора, привидением появляется Никия, и дворец рушится, едва брамин соединяет руки новобрачных. В 2002 году такую «Баядерку» — с четвертым актом, возмездием и землетрясением — уже пытался реконструировать Сергей Вихарев в Мариинском театре, но спектакль, увы, не прижился, по ряду причин. Поэтому очень хотелось бы, чтобы кропотливую и любовную работу Ратманского ожидала долгая и счастливая сценическая жизнь.
==================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 20, 2018 4:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112006
Тема| Балет, МАМТ, Премьера Персоналии, Баланчин, Киллиан, Кайдановский
Автор| Людмила Гусева
Заголовок| ​​ От Баланчина к Кайдановскому
Новая программа одноактных балетов в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко

Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2018-11-20
Ссылка| https://musicseasons.org/ot-balanchina-k-kajdanovskomu/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

МАМТ имени Станиславского и Немировича-Данченко, или на языке улицы и интернета «Стасик», показал первую балетную премьеру сезона 2018/19. В сезоне первую, а по сути – очередную. В своей репертуарной политике нынешний худрук балета театра француз Лоран Илер проявляет завидную последовательность – это четвертая программа одноактных балетов с момента его назначения (январь 2017), и похожая, и не похожая на предыдущие.

Да, это (опять) одноактники, да, в основном бессюжетные, да, балеты в основном от известных зарубежных балетмейстеров, да, программа комплектуется под разные вкусы и эстетические взгляды и рассчитана на широкий круг зрителей – от любителей консервативной неоклассики до тех, кто считает пуанты и пачки анахронизмом и предпочитает нервные конвульсии новомодных хореографов. Но эта программа, начавшись с одного из самых известных балетных названий ХХ века, завершилась, как сейчас принято говорить, мировой премьерой, поставленной специально для большой сцены МАМТа нашим соотечественником. И судя по энтузиазму, с которым эту премьеру станцевали артисты, труппе особенно понравилось исполнять то, что создано на нее.

Но начали с Баланчина, главного балетмейстера ХХ века. Небольшой по времени, но большой по значению в балетной истории, спектакль на музыку концерта Баха для двух скрипок с оркестром – «Кончерто барокко» – считается одним из величайших в наследии Баланчина. Балету почти 80, но он не сходит со сцен мира. В России и Москве исполняется не впервые: «Кончерто» танцевали Большой и Пермский театры, но особых лавров в его интерпретации, впрочем, не сыскали.

Вроде бы этот балет прост, в нем нет каких-то высокотехнологических трюков, но для русских балетных артистов инструментальный жанр, в котором поставлен этот балет – визуализация музыки через движение (в «Кончерто барокко» солисткам отданы партии первой и второй скрипки, а корифейки представляют остальной оркестр) – традиционно представляет сложность.

Мы уже начали привыкать к тому, что русский Баланчин – мягкие руки и вязкие ноги, и очень похож на Петипа, разве что освобожденного от атрибутики большого императорского театра. Но Баланчин – выпускник этой же школы, начинавший артистическую карьеру в Мариинском театре – создал в Америке собственную, отличную от русской, школу, в которой быстрота и четкость ног дополняется строгой функциональностью рук, а приоритетом является музыкальность танцовщиков.

МАМТ танцует Баланчина всего второй раз: первым балетом было не менее популярное название – «Серенада», станцованная год назад с ученической старательностью и без особого резонанса. Нынешнее продолжение баланчиады оказалось более успешным, – возможно, потому что ансамбль исполнителей невелик: 8 корифеек, 2 солистки и один солист, партию которого в обоих составах, вышедших на премьере, исполнял Георги Смилевски-старший, статус которого (незаменимый) укрепляется с каждой премьерой театра.

Солистки второго состава «Кончерто» – выпускницы Вагановской академии Ксения Шевцова и Елена Соломянко, справились с Баланчиным лучше первых скрипок премьерной серии – Натальи Сомовой и Натальи Клейменовой. Исключение – адажио: тут Сомова в притершемся за долгие годы дуэте со Смилевски с присущими ей нежностью и деликатностью выглядела уместней Шевцовой. Смилевски был предельно корректен – идеальный партнер, самостоятельно не играющий, но умело подающий первую скрипку. Соломянко внесла неожиданный игривый акцент в свою партию, а новоиспеченная прима Шевцова с присущей ей бестрепетной манерой чуть ближе всех протагонисток подошла к стилю Баланчина.

«Кончерто» получился приятным вступлением к новому балетному вечеру, несмотря на то, что, как выяснилось в премьерной серии, театр не располагает необходимым количеством вытянутых, худощавых и длинноногих балетных барышень, которых так любил и на которых ставил Баланчин, и остается верен русской традиции исполнения Баланчина (мягкие руки, мягкие ноги). Возможно, с русским акцентом у Баланчина, исполняемого артистами русской школы, придется смириться как с неизбежностью, но у МАМТа есть и шанс выйти за учебный формат исполнения, учитывая тот энтузиазм и бесконечное желание учиться, с которым балет театра Станиславского осваивает новые для себя стили. «Кончерто», такой заурядно-привычный в русской интерпретации, при точном соответствии авторскому стилю (загляните на ютуб!) смотрится освежающе бодрым. Только… если баланчиада Музыкального будет продолжаться, хотелось бы увидеть менее затертые репертуарные названия. Наследие Баланчина велико, но русские театры почему-то предпочитают танцевать примерно одно и то же. Что ведет к неизбежному сравнению маленьких театров с большими, почти всегда не в пользу маленьких.

Второй номер нового балетного вечера Музыкального театра – «Восковые крылья» выдающегося балетмейстера конца ХХ века Иржи Килиана – стал центральным не только по счету, но и по значению. Вроде бы балет был выбран не новый, а тот, который труппа станцевала 5 лет назад, когда первой в России собрала авторский вечер Килиана (эта программа выпала из репертуара при очередной смене руководства, когда приоритеты сменились в пользу более консервативной хореографии). «Восковые крылья», представленные на новом витке, когда современная хореография стала повседневной работой, исполнены как откровение – труппа наконец-то проросла в эту хореографию, почувствовала себя в текуче-стаккатной пластике Килиана как дома, будто базируется не в Москве, а наезжает из Амстердама, где работает родная труппа Килиана – Нидерландский театр танца (NDT). Если у вас есть желание видеть выдающуюся современную хореографию без потери качества и скидок на академический статус труппы – добро пожаловать на «Восковые крылья». Вам особенно повезет, если на сцене в этот вечер будут Георги Смилевски, Евгений Жуков, Иван Михалев, Анастасия Першенкова, Анна Окунева и Оксана Кардаш. Сам балет, созданный для четырех разнополых пар, перемежающий дуэты, трио в разных гендерных сочетаниях, ансамбли и динамичные мужские соло, лишь сценографическим намеком (перевернутый мир – дерево, корнями обращенное в небо, и перемещающийся подобно солнцу софит) отсылает к мифу об Икаре, красоте и тщете дерзновенной мечты человека долететь до солнца. На деле балет абстрактный, своей упругой хореографией отсылающий скорей не к известному мифу, а к английскому названию балета, звучащему столь же звонко, скоро и упруго: Wings of wax, и лаконичной музыке, будто специально подобранной к этому названию.

Собственная премьера театра и единственная новинка – балет Андрея Кайдановского «Пижамная вечеринка» – ударно закрывала программу. Автор – сын известного актера Александра Кайдановского – начинал образование в МГАХ, а завершал за границей, учился в том числе и у Пестова в Штутгарте, живет в Вене, танцует в Венской государственной опере. Ставить он стал также за границей, но в нашей стране его имя популяризировал МАМТ, включив его балет «Чай или кофе?» в первый проект «Точка пересечения». Спектакль стал самым громким достижением проекта, который получил две номинации «Золотой маски» и был показан в Лондоне в авторской программе Сергея Полунина, а в этом сезоне пройдет на Малой сцене уже в четвертый раз. Теперь МАМТ предложил своему «крестнику» поставить первый спектакль для большой сцены.

У Кайдановского – редкое для современной хореографии амплуа. Сочинение танцев – не самая сильная его сторона. Он, конечно, владеет всеми приемами актуального танца, но его хореография грубовата, обытовлена и не оригинальна, главный же интерес в спектаклях Кайдановского представляют драматургические и режиссерские идеи, а также работа с актерами. Его балеты скорей можно отнести не к чисто балетному, а к смешанному жанру – пластическому театру. Можно было бы сказать, что он работает на поле Пины Бауш или Саши Вальц, если бы его работы были столь же серьезными. Но иронический контекст, присутствующий в известных работах Кайдановского, скорей отсылает к современной скандинавской школе – балетам Матса Эка, Александра Экмана, Йохана Ингера, замешенным на изрядном чувстве юмора.

Кайдановский не ставит бессюжетных балетов, но и чисто сюжетными его балеты назвать трудно. Он сочиняет для своих балетов остроумные сценарии и вытаскивает из исполнителей скрытые актерские способности. Его балеты – всегда о чем-то. О чем на этот раз?

О том, что, несмотря на мужские игры (вроде бы взрослые, но по сути мальчишеские, несерьезные, где военное обмундирование заменяют пижамы, оружие – подушки, а боевые заграждения – гора матрасов), которые из-за дурацких амбиций грозят довести мир до гибели, миром правит любовь. Балет закольцовывается двумя небольшими любовными сценами – в начале и в конце, а буйные мужские потасовки на сцене моментально прерываются спокойными выходами женщины. Она не воспринимает всерьез мужские игры, драчливые мальчишки, как под взглядом мудрого Каа, подчиняются ее воле, а огромная красная (ядерная?) кнопка, зловеще выползающая в разгар мужских войн, под умелой женской ручкой превращается в романтический ночник.

В роли женщины неотразима ведущая прима театра Оксана Кардаш, просто и естественно управляющая мужскими массами. Незаменимы в кастинге (один состав на все спектакли премьерного блока) оба лидера мужских команд: Денис Дмитриев – друг (муж? любовник? спутник?) женщины, чья инфантильная внешность к этой роли пришлась как нельзя кстати, и Алексей Любимов – его главный противник по боям в пижамах, артист старшего поколения, возраст и опыт которого также принципиальны для спектакля, т.к. мужская агрессия и амбициозность не имеют возраста.

Выразителен подбор музыки, музыкальное ассорти от этнической музыки до симфонической (Дмитрий Чеглаков), и сценография, сочетающая красоту минимализма и образность символизма (художники – Каролина Хугль, Александр Сиваев и Сергей Рылко).

Первый спектакль Андрея Кайдановского для большой сцены вышел веселым, остроумным и занимательным, что (и это тому пример) не всегда является синонимом развлекательности.

А в новой программе одноактников, которые театр обещал подготовить к лету, будет представлен балет Йохана Ингера. Интересно будет посмотреть уже после Кайдановского. Сравним?

==========================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Дек 03, 2018 3:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 21, 2018 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112101
Тема| Балет, БТ, Премьера Персоналии, Уильям Форсайт, Эдвард Клюг
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| ​​ Архитектура движений: Большой театр порадовал москвичей двумя премьерами
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2018-11-21
Ссылка| https://vm.ru/news/559143.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Большом театре состоялись сразу две премьеры балетов мирового репертуара. Это «Артефакт-сюита» Уильяма Форсайта и «Петрушка» Эдварда Клюга, составившие программу Вечера одноактных балетов.

«Артефакт-сюита» — это сокращенная и осовремененная авторская редакция 2004 года первого спектакля Форсайта «Артефакт», созданного им для труппы Франкфуртского балета, которую он возглавлял с 1984 года целых двадцать лет. Своеобразное благодарственное послание Джорджу Баланчину за все, что молодой хореограф узнал, наблюдая за его работой.

В основе бессюжетных балетов находится, как известно, эмоциональный образ вместо образа смыслового. Это не история, воплощенная в танце, а ощущения, чувства, настроения, запечатленные в пластике. У истоков направления стояли хореографы Михаил Фокин («Шопениана»), Александр Горский (сцена теней в «Баядерке»), Федор Лопухов (танцевальная симфония «Величие мироздания»), Джордж Баланчин («Серенада»), Леонид Якобсон («Хореографические миниатюры»), Касьян Голейзовский («Мимолетности»)...

Форсайт не только уловил эту тенденцию, но развил ее, превратив в настоящий энергетический коктейль из классической и современной пластики, «подсмотренной» у того же Баланчина и придуманной им самим…

В «Артефакт-сюите», этом «балете о балете», хореограф, опираясь на контрапункт музыки Иоганна Себастьяна Баха и Эвы Кроссман-Хехт (концертмейстера Франкфуртского балета), сформировал эмоциональную пластическую драматургию сопоставления балетных эпох.

Подобно пушкинскому Сальери, Форсайт «дерзнул, в науке искушенный, предаться неге творческой мечты» и стал «поверять алгеброй гармонию» души. Талантливый «разрушитель» классического балета предложил зрителям стать свидетелями его экзерсисов с линиями и формами тел танцовщиков в пространстве. Вместо эстетики образов и чувств — завораживающая эстетика геометрических линий, что любопытно и несомненно заслуживает внимания. Присущую большинству художественных творений недосказанность Форсайт обозначил падением занавеса в пиковых местах действа, давая зрителю возможность самому додумать финал…

Звезды Большого театра Ольга Смирнова и Семен Чудин, Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин наполнили сложные форсайтовские дуэты чувством, а кордебалет продемонстрировал редкостную синхронность индивидуальностей.

Теперь о балете Игоря Стравинского «Петрушка», который за сто с лишним лет сохранил магию легенды, но утерял очарование злободневности и новизны. Читать о нем куда интереснее, чем смотреть безуспешные попытки восстановить то, что ушло в вечность вместе с его гениальными создателями.

Однако Эдварду Клюгу удалось, на мой взгляд, вернуть «Петрушке» сценическую жизнь. И прежде всего благодаря тому, что он выступил в роли хореографа-постановщика, а не балетмейстера-реставратора, предложив свою версию истории из жизни балаганных кукол, в которой присутствует «любовный треугольник» и кукловод с пляшущими под его управлением марионетками.

С «Петрушкой» Клюга можно соглашаться или не соглашаться, но балет оригинален в идее («Для кукол — куклы, все — марионетки, театр в театре, сложный сон во сне…»), в трактовке музыки Стравинского, в оформлении спектакля (Марко Япель) и, конечно, в современном хореографическом решении, придуманном балетмейстером для своих героев — Петрушки (Денис Савин), Балерины (Екатерина Крысанова), Арапа (Антон Савичев), Фокусника (Георгий Гусев), а также для ансамблевых сцен и массовок, которые мало похожи на русские масленичные гулянья (достаточно вспомнить кустодиевские зарисовки с натуры знаменитого цикла «Масленица»), но живо смотрятся в предложенных хореографом обстоятельствах.

Вечер одноактных балетов в Большом театре, судя по благодарным аплодисментам зрителей, удался. Он показал, что Уильяма Форсайта и Эдварда Клюга, художников разного мироощущения и разного творческого кредо, объединяет поиск в хореографии своего смысла, телесного и духовного, на основе классики — поиск весьма перспективный и успешный.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 21, 2018 1:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112102
Тема| Балет, театр «Русский балет», Персоналии, Вячеслав Гордеев
Автор| Инесса Рассказова
Заголовок| ​​ Народный артист СССР, балетмейстер Вячеслав Гордеев: В театре «Русский балет» танцуют и азербайджанцы, и японцы, и американцы!
Где опубликовано| © "Москва-Баку"
Дата публикации| 2018-11-21
Ссылка| http://moscow-baku.ru/news/novosti/narodnyy_artist_sssr_baletmeyster_vyacheslav_gordeev_v_nashem_teatre_russkiy_balet_tantsuyut_i_azerb/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Google

Живая легенда мирового балета и Большого театра, художественный руководитель созданного им еще 37 лет назад «Русского балета» Вячеслав Гордеев в эксклюзивном интервью «Москва-Баку» рассказывает о том, почему в Россию ради балета по-прежнему стремятся толпы американцев и японцев, что заставляет их оставить Родину, учить русский язык и танцевать за совсем небольшие деньги, соглашаясь даже не на жизнь в столицах, а в Перми, Ростове или Владивостоке. Об азербайджанцах в «Русском балете», своих впечатлениях от Баку. И… почему из современных звезд сцены в основном знают только Волочкову и Цискаридзе, которые к сцене имеют весьма отдаленное отношение, как «ящик» разделил людей на «медийных» и остальных, которые «вроде бы как и не люди». Об обществе манкуртов, не помнящих родства и ложных ценностях, и почему балет в России, перефразируя строчку из шлягера Аллы Пугачевой, перестал быть Богом.

- Вячеслав Михайлович, каждый ваш день расписан по минутам, и при этом вы как-то сказали, что, если ты просыпаешься утром, и у тебя ничего не болит, значит, надо увеличить нагрузку…

- Просто есть такое выражение – если после пятидесяти ты просыпаешься, и у тебя ничего не болит, то, скорее всего, ты умер. Но у меня немножко по-другому. Я говорил это достаточно давно, когда еще сам выходил на сцену и активно танцевал. Правда, всегда, когда я просыпался, у меня обязательно что-нибудь болело. Такого дня не было, чтобы я проснулся и почувствовал себя прекрасно – я летаю, и никакой боли нигде нет! На репетициях каждый раз приходилось делать больше, чем ты можешь. Вообще залог успеха – сделать больше, чем задано. В любом деле. И это мой принцип. Даже сейчас, когда я занимаюсь и, если позволяет сопровождающая музыка, я стараюсь усилить, добавить плие, или релеве. Не за счет качества, а за счет количества движений я развивался. Но это вырабатывается с годами, приходит понимание того, что именно тебе нужно. Иногда нагрузка на голову получается больше, чем на мышцы.

Насколько сейчас танцовщики близки к этой философии – сделать больше, чем полагается? Мне кажется, это скорее прекрасные, но утраченные принципы «олд скул», старой школы.

- Вы знаете, бывают разные танцовщики. И те, кто танцует сегодня, и те, кто танцевали давно – они тоже разделяются на думающих людей и просто исполнителей. На людей с данными и тех, кому приходится вытягивать возможности из своего тела. В балет необязательно приходят с прыжком, гибкостью, выворотностью, подъемом. Но если человек хочет, думает, он развивает все это. Когда в училище принимают ребенка, педагоги никогда не пишут: выдающийся шаг, подъем очень хороший… Потому что многое зависит от того, как это будет потом развиваться. Умные танцовщики, зная свою ограниченность в чем-то пытаются ее преодолеть, и, как правило, у них получается! Есть, конечно, и другие люди, которые просто используют то, что им дала природа. Я с ним особенно не знаком, только когда они стоят в классе, я вижу, что они из себя представляют.

- Охотно ли мужчины в современном мире идут в балет, хотят танцевать?

- Многое зависит от страны и ее культуры, даже религиозных обычаев. Предположим, я много лет возглавлял конкурс в Токио. И каждый раз спрашивал: «Почему у вас одни девчонки приезжают на конкурс?». Японцы рассказали, что причина кроется в национальных и религиозных особенностях. Мальчика нельзя трогать! А это неизбежно, когда он стоит в классе и для того, чтобы вывернуть ему ножку, показать, как надо, есть вещи, которые не объяснишь словами, но только движением – поставить его так, как он должен стоять и запомнил свои координационные ощущения. Очень жаль, потому что японцы очень умны, они как машинки готовы трудиться бесконечно и схватывают все на лету. У меня в театре танцуют три японки, кроме слов восхищения у меня в их адрес больше ничего нет! Им достаточно сказать один раз, один раз показать – они уже повторяют. Невероятная способность нации.

А в России другие соображения. Бизнесмен – да, даже бандит – да… О космонавтах уже забыли, раньше превыше всего у нас были космонавты и балет… Я сам начинал со студии, и тогда у нас было очень много мальчиков. Как-то нас заманивали: мячом, прыгалкой, белые носочки, маечки, это как-то сразу подтягивало. А сейчас уже и мальчики иначе настроены. Благодаря телевизионным передачам, где только о деньгах и говорят. Они мечтают с детства быть миллионерами. В балете не стать миллионером. И нужно очень много, серьезно работать. Это, конечно, никого не прельщает. Хочется легкого, а легкого в балете искать не стоит. Они просто не приходят.

- Несмотря на название вашего театра – «Русский балет» - у вас интернациональная труппа. Японки, американки, и, перед началом балета «Семь красавиц» на музыку азербайджанского и советского композитора Кара Караева вы сказали, что в вашем театре работают и азербайджанцы...

- У нас всегда была многонациональная страна, поэтому все логично. И Азербайджан был частью нашей страны. Правда, репертуар у нас в основном русский. Хотя, кстати, «Семь красавиц», были поставлены в Азербайджане, и мы взяли его специально, потому что палитра должна быть. Невозможно все рисовать одной краской. А восточная тема, раскрытая восточными людьми – она же звучит совсем по-другому, и изобразительно тоже! Совсем другая пластика, другие нюансы, и это очень важно, идет обогащение. Во многих классических балетах есть ориентальные сцены. И нужно знать культуру этих стран, а если педагоги не могут из артиста все это вытянуть и особенно показать, то это неправильно. Значит, идет упрощение и обеднение хореографии, а этого допускать нельзя.

В «Семи красавицах» у Виталия Ахундова получилось создать хореографические образы, которые слились с музыкальными, и это прежде всего его заслуга, как балетмейстера, хореографа. Композитор написал прекрасную музыку и оставил ее, а привести в соответствие хореографию и музыку – это очень большая, серьезная работа…

- Что заставляет тех же американцев или японцев ехать в Россию, в ваш театр?

- Во-первых, это только, наверное, тысячная часть тех, кто хотел бы работать в нашем театре. На любых гастролях к нам приходят толпы, но мы не можем всех взять. Причина проста. Они здесь учатся в хореографических училищах, потому что здесь их могут научить, хотят продолжать учиться, раскрыться и танцевать на высоком уровне. У нас не очень большая труппа – точнее, она достаточно большая, но ее нельзя сравнивать, например, с труппой Большого театра. Много людей означает борьбу за место под солнцем и, соответственно, интриги. У нас это исключается, потому что я подбираю труппу на определенный репертуар, и нет десяти претендентов на одну роль. В Большом, я помню, я за сезон станцевал только девять раз «Ромео и Джульетту» - только «Ромео и Джульетту» и больше ничего!

А у нас всем хватает работы. И много спектаклей. Сто спектаклей в год мы должны станцевать, не имея собственной сцены. Это означает, что нужно доехать до театра, сесть в автобус, приехать в подмосковный город, танцевать свою партию, затем ждать окончания спектакля, станцевав, например, па-де-де в «Жизели» в первом акте, но приходится ждать, пока освободятся все, потом - дорога домой, возвращаемся мы из подмосковных городов нередко за полночь… Сейчас еще в Подмосковье сделали нормальные дороги, а раньше по колдобинам, по морозу, в автобусе едешь два часа и привозишь сосульки. Так что очень трудная жизнь в «Русском балете». И тем не менее – рвутся. У меня работают три японки, они живут в моих квартирах, которые я превратил в своего рода общежития, я ищу возможности оплачивать их работу – и из собственных средств, и с помощью спонсоров. Американки учились у нас в России, в хореографическом училище, потом пришли целенаправленно ко мне, попросились. И еще одна американка вокруг нашего театра ходит… Они хотят работать, даже согласны зарабатывать меньше, чем русские! В моей квартире их живет семь человек, мне пришлось установить дополнительный душ…

- А азербайджанцы?

- Один из них – Виталий Ахундов, известный артист балета, заслуженный артист Азербайджана. Он, кстати, скоро будет ставить «Тысячу одну ночь». Это был очень хороший танцовщик, сейчас репетирует, дает класс, как педагог-репетитор, учитель для молодых. Виктория Ахундова, его жена, тоже была балериной, танцевала па-де-де, очень техничная девочка, красивая. И - Александр Сульдин, он у нас уже работает шесть лет, я его зарегистрировал в своей квартире, из которой сделал общежитие, регистрацию мы продлеваем каждый год.

- В Баку вам, наверное, приходилось бывать, и не раз?

- Баку на меня произвел очень яркое впечатление. Впервые я попал в Баку очень давно, я тогда танцевал, выводил в свет двух новых девочек – Яну Казанцеву и Елену Князькову. С Еленой я танцевал в Баку балет «Жизель», а с Яной Казанцевой «Дон Кихот». Мне очень понравился и театр, и отношение было очень хорошим, конечно мы сходили и на рынок (смеется), посмотрели ночной город. Все было очень по-доброму и хорошо. Интернациональный город – какой-то очень добрый, гостеприимный, теплый.

А прошедшим летом я был в Баку на международном конкурсе. Центр, конечно, выглядит сейчас потрясающе. И Старый город, и Девичья башня – так красиво, я просто в восторге был и от города, и от отношений между людьми. Все по-домашнему, по-семейному, никакой свойственной Западу помпезности, а как-то камерно, с одной стороны, а с другой… Сцена театра – такое намоленное место, публика, которая приходила и восточные сладости на столе у жюри. Это все видели конкурсанты, и это тоже вызывало у них и приятное впечатление, и восторг.

- Как бы вы объяснили, почему балет в России утратил свой прежний ореол, блеск, свою магию? Если вспомнить СССР, то, как вы и сами заметили – в космосе и балете мы гремели на весь мир и были «впереди планеты всей». «Балет, ты с давних пор мой Бог», - пела Алла Пугачева. Что случилось? Почему балет перестал быть Богом? Билеты в Большой стоят огромных денег, зрители готовы их платить, но в то же время… У звезд сегодняшнего дня нет такой известности, как у Улановой, Плисецкой, или у вас с Надеждой Павловой. В основном люди знают Волочкову и Цискаридзе. Это герои нашего времени.

- Конечно, балет утратил многое по сравнению с советским. Прежде всего мы потеряли огромное количество педагогов, уехавших за границу. Хорошие исполнители – как только они оперились, сразу же начинают смотреть на Запад. И порой уезжают даже в какой-то заштатный театр, даже если репертуар их там не устраивает. Просто ради комфорта. Я этого не понимаю. Я понимаю, когда уходят в Большой. Но вот так… Большой театр может предложить хорошие условия. Мариинский. Театр Станиславского. А многие другие, и я в том числе, к сожалению, нет. У тех театров, которые я перечислил, есть гранты…

- У вас, несмотря на все ваши выдающиеся заслуги и награды – нет?

- У меня нет. Понимаете, сейчас пришли люди, которые этого не помнят. А может быть, и не знают. Нет знаний. Интересуют проекты. Финансовые. А Господь неслучайно выгнал из храма менял. Театр называют храмом искусств. А медицину – предметом изучения человека. Если в медицине что-то сделать не так, может случиться страшное. В искусстве – мы потеряем первозданное. Все, чем мы владеем. Культура определяет всю нашу жизнь. Недаром же говорят: у этой нации, у этого народа вот такая культура, у другого народа – другая. Народ вырастает и становится на ноги благодаря культуре. Даже не только культуре танца. Вообще культуре. Сейчас мы сталкиваемся с издержками культуры. Я не могу сказать, что спектакли, или кино, которое сейчас снимается – это образцы культуры. Нет! Это требование времени, определенной аудитории, которая заточена, которой интересно смотреть то, что мы сейчас смотрим. Культура воспитывает. Поведение, общение. Это все культура. После советской власти – а я основную свою жизнь проработал при советской власти, и мы многое можем сказать о том, чего тогда не хватало – но у людей была память. Уважение. Отношение. Даже если они тебя не любили. Уважительное отношение.

- Уважение утрачено?

- Пока не укажет лично президент, даже голову не повернут в твою сторону. У меня иногда создается впечатление, что все мы сейчас живем в обществе манкуртов (По роману Чингиза Айтматова «Буранный полустанок» («И дольше века длится день») – человек, попавший в плен и превращённый в бездушное рабское создание, полностью подчинённое хозяину и не помнящее ничего из предыдущей жизни. В переносном смысле слово «манкурт» употребляется для обозначения человека, потерявшего связь со своими историческими, национальными корнями, забывшего о своём родстве – прим. ред). Они не помнят родства своего. Они вообще ничего не помнят. Это беда нашего общества. То, что я вижу сейчас по телевидению – это прославление непонятно чего. Но только не ценностей. У нас всегда было неприлично говорить о деньгах. Мы не знали, как насчет зарплаты договариваться. А сейчас приходят артисты и первое, о чем они спрашивают: «Сколько вы мне будете платить?». Не «какой репертуар вы мне дадите», «какие гастроли у нас будут, куда мы поедем, где будем выступать». Я в свое время пришел в Большой на оклад в 98 рублей, а меня звал Моисеев на 250. Я пошел на 98, потому что мне хотелось танцевать в Большом.

Мне как-то сказали, что наш театр – это слишком дорого для Московской области. Есть даже мнение, что нас, может быть, стоит вообще разогнать. И вместо этого приглашать Большой. Я спросил у руководства Большого, как они относятся к такой идее. Они очень удивились, как такая мысль вообще могла прийти кому-нибудь в голову. Это настолько далеко от реальности, если представить себе декорации Большого – как их размещать на подмосковных сценах? И потом, артисты Большого стоят так дорого, что подмосковного бюджета хватит в лучшем случае на несколько спектаклей. То же с театром Станиславского. Наконец, есть амбиции определенные. Там еще и разговаривать не со всеми будут. Конечно, можно тешить себя иллюзиями о приглашении, скажем, Мацуева. Но Мацуев берет за концерт не один миллион – об этом, кажется, не очень-то думают.

Кстати, вот вы спросили, почему сейчас в основном знают Волочкову и Цискаридзе…

- Да, почему?

- Все просто. «Ящик» определяет медийных личностей и вытаскивает на свет Божий имена тех, кто участвует в ток-шоу, они приходят на какие-то скандальные передачи и делают себе таким образом рекламу.

Вокруг Волочковой часто вспыхивают скандалы, которые все обсуждают. Цискаридзе тоже задействован в шоу, он все время на экране. Собственно, это нормально для капиталистического мира. По телевизору ведь балет непосредственно давно не показывают. Только по каналу «Культура», и то в основном западные постановки. Молодые могут прославиться благодаря конкурсу. Они пашут где-то на своих площадках, по телевизору их не видно, а между тем они танцуют хорошо, как, например, в балете Большого театра «Баядерка» - Чудин и Смирнова, очень хорошие исполнители, просто первоклассные. Но те, кто пришел ко мне на юбилейный вечер, когда показывали «Баядерку», спрашивали – а кто это? Потому что в конкурсах эти танцовщики не засветились, а на гастролях их не рекламировали. Даже я, человек, интересующийся балетом, порой не знаю, где проходят гастроли Большого, информация, наверное, где-то присутствует, но не как прежде, в программе «Время», которую смотрела вся страна. А если молодые звезды не на слуху, то как они могут быть медийными? Они и не медийные.

- Такое происходит только в России?

- Нет, конечно. Не только. В Америке совершенно конкретно, рассматривая человека в качестве кандидата в балетную труппу, смотрят, сколько у него подписчиков в Инстаграм, или на канале Youtube, в соцсетях. Если там всего пять тысяч, их не берут на работу. Нужно 15, или 20 тысяч. Ко мне пришла американка, которая так и сказала: «Меня в Америке не взяли в театр, потому что у меня не хватает подписчиков». В США объясняют свою стратегию так: «Нам нужно продавать билеты». У нас до такого, к счастью, пока не дошло.

- Еще не докатились.

- И я бы не хотел, чтобы докатывались! Не количеством проданных билетов определяется уровень и качество театра. Тот же Серебренников, вокруг которого столько шума. Что такое его спектакли? Это же фейки, которые даже смотреть неприятно. Но об этом говорят и будут говорить.

- Не хочется ударяться в ретроградство и вздыхать: «Вот раньше было лучше», но от каких-то истин не получится отвернуться и отмахнуться, их невозможно игнорировать: раньше человека возносил талант и сцена. Его уникальность, его работа. И все-таки я не понимаю: неужели интересно смотреть на медийных, с подписчиками в Инстаграм, но посредственных?

- Смотреть – где? Не стоит сравнивать Советский Союз и то, что происходит сейчас. Когда мы с Надеждой Павловой танцевали в Большом театре и выезжали на гастроли, гастроли Большого были для телевидения событием номер один! Тогда даже если о тебе две строчки написала газета «Правда», ты становился знаменитым. Теперь газет никто не читает. Только телевидение. В проекты «Большой балет» выбирают людей, которых никто не знает. И это тоже по-своему хорошо. Но действительно сильных танцовщиков туда не приглашают, для этого проекта они не интересны, не подходят под формат. Да дело даже не в этом. Выйдите на улицу и спросите: «Вы смотрите передачу «Большой балет»? Скорее всего, нет. Какой канал «Культура»? НТВ, Первый, политические ток-шоу, расследования, сериалы… Поэтому тот, кто мелькает по телевизору, становится медийным и узнаваемым. А все остальные вроде как не люди.
===================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 21, 2018 3:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112103
Тема| Балет, Большой театр оперы и балета Республики Беларусь, Персоналии, Валентин Елизарьев
Автор| Дмитрий Михайлов
Заголовок| ​​ Он вернулся! Восемь Джульетт Валентина Елизарьева
Где опубликовано| © "АиФ"
Дата публикации| 2018-11-21
Ссылка| http://www.aif.by/social/persona/on_vernulsya_vosem_dzhulett_valentina_elizareva
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Валентин Елизарьев снова в деле. Он полон сил и творческих планов. В большом интервью "АиФ" он рассказал, чего стоит ждать зрителям в ближайшее время. Но с оговоркой, что принял решение ничего не афишировать, а "просто начинать тихо делать".


Елена Силутина / АиФ

- Спустя 9 лет вы вернулись в свой театр и в этот свой кабинет. Какие ощущения у вас после такого длительного перерыва?

- Как бы вам сказать, вообще-то я в душе с этим театром не расставался. Если говорить именно про кабинет, то он мне показался чужим и сейчас обживается по-новому. Самое главное в кабинете - это не его стены, а люди, которые сюда приходят, и решения, которые здесь принимаются. Кабинет - это не главное помещение, где я бываю. Это в паузах нужно, чтобы подписать какие-то срочные бумаги - не более того.

- Основное время вы сейчас проводите в зрительном зале и в репетиционном, работая над новой редакцией балета “Ромео и Джульетта” Прокофьева?

- Да, это так. Есть спектакли, которые обязательно нужно отсмотреть. Несмотря на то что посещал все оперные и балетные премьеры, с творческими возможностями многих новых исполнителей не знаком. Для меня самое главное - не кабинетное знакомство, а сцена как лучшее место раскрытия творческого потенциала артиста. Выходите на сцену и там доказывайте, какого класса вы певец или балерина.

- Понятно. Чем будет отличаться новая редакция “Ромео и Джульетты” от той, которая 30 лет шла на этой цене? Вы не собираетесь вдруг использовать идею изначального сценария со счастливым концом, написанного Прокофьевым, Пиотровским и Радловым, но, правда, не разрешенного в 1935 году?

- По-моему, правильно сделали, что не разрешили. Не надо поправлять Шекспира, великого драматурга. В его сюжете смерть юных героев в конце трагедии есть та цена, которая привела к примирению враждующих кланов Монтекки и Капулетти.

Вообще это удивительное произведение – наверное, самое балетное. Потому что про любовь можно бесконечно ставить спектакли. Мне кажется, что наш театр, создав этот спектакль уже три десятилетия назад, поступил очень разумно - выбрав собственную драматургию и музыкальную редакцию балета. Спектакли вообще существуют как живые существа – у них есть дата рождения, точка наивысшего развития и т.д.

Я – хореограф, сочинитель балетного текста, и я же его воплощаю на сцене как постановщик. Но не через меня он проходит к зрителям – он приходит к ним через артистов. Всё зависит от исполнителей -талантливые артисты через призму своей индивидуальности раскрывают смысл моего хореографического текста.

Со временем балетный спектакль ветшает, замыливаются мизансцены, приходят средние, а то и плохие исполнители, которые упрощают и деформируют хореографический текст. Это убивает спектакль.

Я сейчас занимаюсь новой авторской редакцией этого спектакля. Снимаю всю шелуху, которая накопилась за эти десятилетия, ввожу новых исполнителей с учетом их индивидуальности, многое поправляю в хореографии. Я отношусь к этому своему "ребёнку" очень творчески. Хочу, чтобы этот спектакль продолжил свою сценическую жизнь, воспитывая и вдохновляя еще многие поколения нашей страны. За рубежом спектакль пользовался неизменным успехом и любовью публики, что меня и подвигло к решению отредактировать и восстановить спектакль. Его ведь показывали на гастролях более чем в 20 странах мира (причем в ряде стран многократно), и везде этот балет был очень высоко оценен не только публикой, но и критикой.

- А среди нынешних солисток вы нашли много достойных Джульетт?

- Пока еще ищу. У меня 8 Джульетт сейчас. Но это начальный этап.

- А Ромео выбрать легче?

- Нет, у меня сейчас и 8 Ромео. Через неделю мне надо будет определиться и к премьере подводить только 2-3 пары.

- И у каждого Ромео только одна Джульетта?

- Нет. Пока они репетируют, я их меняю в парах, чтобы найти наилучшие сочетания.

- А после премьеры у каждой Джульетты будет только один Ромео? Это настоящая пара?

- Да. Замены изредка бывают, но только по необходимости. Хорошо, когда пара станцованная, когда они чувствуют друг друга, когда уже привыкли, отрепетировали, вжились вместе в эти образы. Очень важен контакт, возникающий между партнерами.

- Вы всегда ставили балеты только на очень хорошую музыку. Среди ваших работ есть еще одна на музыку Прокофьева - “Классическая симфония”, которая была поставлена только в Варшаве. Почему её так и не увидели в Минске?

- Дело в том, что она часть моей дипломной работы в Московском классическом балете, а потом я, как приглашенный хореограф, повторил ее в Варшавском Большом театре.

- В прошлом году вы отреставрировали свой “Спартак” на музыку Хачатуряна, в этом году – “Ромео и Джульетту” на музыку Прокофьева. Кроме этого, в репертуаре театра числятся ваши балеты “Кармен-сюита” на музыку Родиона Щедрина, “Кармина Бурана” на музыку Карла Орфа, “Сотворение мира” на музыку Андрея Петрова…

- “Сотворение мира” не сохранилось

- Очень жаль. Я знаю, что вы этот балет очень любите. И публика его любила. А, например, “Страсти”?

- Со «Страстями» произошла очень странная история. Пока я отсутствовал, в театре Юрий Троян, который никогда не танцевал этот спектакль и не был даже моим ассистентом во время постановки, достаточно вольно отреставрировал хореографический текст. Я минчанин, живу в двух автобусных остановках от театра. Почему меня не пригласили на возобновление моего авторского спектакля? Для меня это большая загадка. Наверное, это говорит о профессионализме дирекции.

- Когда вы только ушли из театра, помню, звучали такие мнения, что Елизарьев слишком долго руководил балетом. Вот теперь, мол, откроются возможности для новых молодых хореографов. И будет всем счастье. Прошло 9 лет - и ничего ценного так и не было создано. Как по-вашему, почему?

- Этот вопрос стоит задать не мне, а тем людям, которые руководили театром последние девять лет. Надо их спросить, в чем была логика развития театра в эти годы? По-моему, логики формирования репертуара просто не было. Случайно выбирались названия, случайно приглашались хореографы очень среднего класса, за исключением Баланчина и Килиана, разумеется. Но это спектакли, взятые как бы на прокат. У театра нет прав собственности на этот спектакль. Заключается договор на год, на два или на определенное количество спектаклей - и всё.

- А «Шесть танцев» Килиана еще могут показываться в Минске?

- Пока да. Это очень хороший хореограф, и я приветствую, что это произведение появилось в репертуаре театра.

- А как вы относитесь к постановкам «Петрушки», «Жар-птицы», «Шехерезады», в которых Андрис Лиепа претендует на восстановление хореографии знаменитого Михаила Фокина?

- Андрис Лиепа занимается благородным делом. Он общественный деятель, талантливый человек и танцовщик, но он родился в 1962 году – через несколько десятилетий после того, как Михаил Фокин поставил свои балеты в Париже в начале прошлого века. Поэтому он не мог посмотреть эти балеты в оригинальной постановке, да и видео тогда не было. Сохранились только эскизы декораций и костюмов. Еще сохранилось очень много воспоминаний, связанных со знаменитыми «Русскими сезонами» в Париже. Андрис Лиепа работал с хорошими художниками и явно был вдохновлен этими балетами и «Русскими сезонами», которые были в свое время откровением для Европы.

Деятельность Андриса Лиепы и его фонда помогает вновь привлечь внимание к искусству музыкального театра, к музыке Стравинского, к «Русским сезонам». А к его балетам я отношусь как к парафразам на темы Фокина. Спектакли у него разные по качеству, но подлинность фокинской хореографии доказать очень сложно.

- Наверняка вы вернулись в театр как художественный руководитель с какими-то планами. Что планируете делать дальше?

- Я один из тех людей, кто несколько раз очень сильно ошибался, афишируя свои будущие планы. Поэтому несколько лет назад решил ничего не афишировать, а просто начинать тихо делать, а когда это уже станет реальностью, тогда объявлять. А иначе тут же появляются люди, которые или мешают, или советуют, или просто суетятся под ногами. Поэтому все, что я могу вам сказать, – буду заниматься несколькими крупными проектами в балете и в опере, буду реставрировать свои балеты и ставить новые.

Больше вы из меня не вытащите ни одного слова. Потому что потом мои слова искажаются, превращаются непонятным образом вообще во что-то, о чем я и не думал, и не говорил, а все это уже разносится и живёт своей жизнью сплетни, что доставляет мне немало неприятных эмоций.

- Понимаю. А есть у вас в планах приглашение других хороеографов, режиссеров, художников, артистов?

- Обязательно. Мы живем не в закупоренной консервной банке, мы должны общаться со всем миром. Мы должны приглашать сюда лучших постановщиков оперы и балета. Мы, конечно, должны держать в хорошей форме наш классический репертуар, но мы должны быть знакомы и с лучшими современными произведениями музыки, хореографии и режиссуры, которые рождены в наше время. Только новое и талантливое двигает театр вперед.

- Можете назвать хотя бы несколько имен хореографов, которых вы могли бы пригласить в театр?

- Я бы очень хотел пригласить французского хореографа Прельжокажа, что-нибудь из наследия ведущих американских хореографов, стоит продолжать сотрудничество с Килианом, хотелось бы закрепить в нашем репертуаре произведения Джона Ноймайера и Бориса Эйфмана. Но просто лицензия на их произведения стоит огромных денег, и без спонсорской поддержки здесь не обойтись.

- Правильно ли назвать то направление, в котором работаете в балете вы, Эйфман в Санкт-Петербурге и Ноймайер в Гамбурге, «неоклассикой» - как говорила Диана Вишнёва в одном из интервью?

- Я думаю, это неправильно. Неоклассика – это новая классика. А у каждого крупного современного хореографа свой собственный язык. Я знаю точно, что там, где появляется талантливый лидер труппы, вокруг него появляется хорошая труппа и возникают талантливые произведения. А все остальные пользуются хорошими или плохими копиями. Желательно, чтобы каждый театр имел своего художественного лидера. Если он есть, то есть и творчество. Если нет, то я бы сказал, что остается только его искать…

- Во время паузы в театре вы работали в Белорусской Академии музыки и готовили молодых хореографов. Раду Поклитару уже стал известным, но есть и другие. В свое время я помню, каким успехом пользовались вечера ваших одноактных балетов - таких как "Кармен-сюита", "Кармина Бурана", "Болеро". Вы не думали, чтобы дать такой же шанс показать себя молодым хореографам?

- Обязательно. Я просто уже собрал заявки от молодых композиторов и от молодых режиссеров, хореографов. Я считаю, что театр активно должен искать и находить таланты внутри своей страны. Мы обязательно будем давать возможность каждый год сделать две-три постановки молодым. Можешь – сделай, не можешь – отойди в сторону.

- Вы пришли в этот раз на должность художественного руководителя не только балета, но и оперы. Репертуар оперы выглядит объемным, но каким-то трафаретным…

- Вы не правы в том, что у нас большой оперный репертуар. Хотелось бы обновить репертуарную политику театра, включив в него новые наименования как классического, так и современного репертуара. Монополия на постановки в опере должна быть отменена. Надо дать возможность проявить себя молодой белорусской режиссуре . Надо пытаться создавать все условия и для создания новых оперных и балетных произведений белорусских композиторов. Конечно, это большая, титаническая работа - написать оперу или балет, но надо этим театру заниматься.

Необходимо упорядочить многие вопросы, возникающие в оркестре, опере, балете, хоре … Я начал серию встреч с художественными коллективами театра, и хотелось бы, чтобы каждый артист мог внести свои созидательные предложения по организации рабочего процесса, чтобы главным итогом всего художественного творчества было качество.

- Недавно какой-то шум был поднят вокруг новой постановки оперы Штрауса «Саломея». Стоит ее смотреть?

- Конечно. Великолепна музыка Р. Штрауса. Все надо смотреть и слушать, не верить слухам и сплетням, а доверять только собственному восприятию. Ситуация, сложившаяся вокруг спектакля – грандиозный пиар для театра.

- Последний вопрос. А как вас встретили в театре? Григоровича, помнится, в Москве в Большом театре в аналогичной ситуации встретили неласково.

- Я не могу сказать, чтобы меня плохо встретили. Вот некоторые напряженно здоровались, но большинство было искренне радо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 21, 2018 7:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112104
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Джон Ноймайер
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| ​​Танец по Станиславскому
Свое столетие Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко встречает "Чайкой" Ноймайера

Где опубликовано| Российская Газета
Дата публикации| 2018-11-21
Ссылка| https://rg.ru/2018/11/21/reg-cfo/teatr-stanislavskogo-otmechaet-stoletie-chajkoj-nojmajera.html
Аннотация| Премьера

Знаменитый спектакль Джона Ноймайера" по пьесе Антона Чехова, созданный для Гамбургской труппы, был поставлен в Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко в 2007 году. Ноймайер интерпретировал чеховскую пьесу как универсальный текст об искусстве, сместив ее драматический конфликт внутрь балетного искусства и представив в образах Треплева, Нины, Аркадиной, Тригорина танцовщиков и хореографов.


"Чайка" Ноймайера - о живом развитии балетного искусства, о конфликте модернизма и классики. Фото: Александр Куров / ТАСС

Спектакль Ноймайера - о живом процессе развития балетного искусства, о столкновении экспериментальных идей и традиций, о конфликте модернизма и классики, о творческих импульсах людей искусства. Хореограф, театровед, знаток русской культуры, Ноймайер вложил в свою трактовку "Чайки" многослойные подтексты, связанные с Серебряным веком и началом футуризма: музыка Шостаковича, Чайковского, Скрябина, ударные Эвелин Гленни (для авангардиста Треплева), авторские ассоциации с балетными персонами того времени - Михаилом Фокиным, Джорджем Баланчиным, Анной Павловой, Матильдой Кшесинской, мотивы Казимира Малевича в сценографии и костюмах. Именно эту ноймайеровскую "Чайку", реформаторски развернувшую труппу к актуальной современной хореографии, Музтеатр Станиславского и Немировича-Данченко решил возобновить к своему 100-летнему юбилею.

Джон Ноймайер интерпретировал чеховскую пьесу как универсальный текст об искусстве


В преддверии премьеры Джон Ноймайер, поставивший также на этой сцене балет "Татьяна" по "Евгению Онегину", а в Большом театре - "Анну Каренину", прокомментировал в Музыкальной гостиной театра собственную версию "Чайки".

О русской теме

Не могу сказать, что у меня было какое-то особенное намерение концентрироваться на русской литературе. Но это факт, что великих русских писателей очень много, и я их не придумал. Я смог почувствовать в их произведениях то, что для меня лично было важно, что тронуло меня. Литературные произведения я использую как источник вдохновения и не имею в виду, что должен перекладывать эти сюжеты, сцена за сценой, на язык танца. Я нахожу в произведении суть, то, что соотносится с моим внутренним миром. Именно поэтому мою работу нельзя расценивать как представление литературных произведений - это мои эмоции, мои ощущения от Толстого, Пушкина, Чехова.

О Станиславском

Имя Станиславского очень много значит для меня и для всех художников моего поколения. Его актерская система была революционной для искусства Америки, где метод Станиславского часто называют просто Метод. И то, что развивали потом последователи его системы, Ли Страсберг с командой, стало частью полного образования практически всех художников моего поколения. Я внимательно изучал актерский метод Станиславского: его подход к работе над ролью через реализм, поиск эмоциональной мотивации. Поэтому приглашение поставить балет "Чайка" в Театре Станиславского и Немировича-Данченко было для меня не только большой честью, но и ощущением, что я возвращаю собственную работу и интерпретацию метода Станиславского к его истокам. Уже в Гамбурге, создавая "Чайку", я пытался научить своих танцовщиков иной манере, иной сути поведения на балетной сцене. Мне хотелось в этом балете показать глубокие, правдивые и чистые чувства.

О балетной "Чайке"

Я не предполагал, что буду следовать за пьесой Чехова и переносить в спектакль мир писателей и актеров. Я решил создать балет, который будет вдохновлен пьесой Чехова, но иметь собственную жизнь. Поэтому чеховский мир актеров и писателей я перенес в мир танцоров и хореографов. Кроме прочего, это стало для меня возможностью исследовать историю танца, какой она была во времена Чехова. Именно в тот момент в России происходила революция современного танца (в моем спектакле это хореография Кости Треплева), одновременно продолжал свое движение классический танец (его представляет в балете Аркадина). Мой собственный стиль передает нарратив. Также я включил в спектакль сцену, не написанную Чеховым: опыт Нины в Москве, где она участвует в ревю (форма танца, в то время уже существовавшая в Москве). Верю, что через эти четыре типа танцев я смог создать собственный мир "Чайки", параллельный чеховским актерам и писателям.

О любви в искусстве

Базовой темой "Чайки" я считаю связь между чувством любви и искусством: насколько моя любовь определяет мое искусство и насколько мое искусство определяет мою любовь? Это основной вопрос для меня. Костя Треплев мечтает о новом искусстве, надеется и держится за эту надежду, но, возможно, ему просто не хватает силы реализовать свою мечту. Для Нины же важно понимание своего места в искусстве и места искусства в своей жизни. Она понимает, как важно идти за своей мечтой и реализовывать ее на том уровне, на котором она может. Аркадина у Чехова - известная актриса, но мы никогда не видим, как она играет, а только слышим, как она говорит о своих успехах и своем понимании искусства. Я ассоциирую Аркадину с танцовщицей того времени, возможно, с Анной Павловой. Анна Павлова - великая балерина, но когда смотришь фильмы о ней, кажется, что все ее движения немного преувеличены. Поэтому я сделал сцену спектакля с участием Аркадиной в этой преувеличенной манере, рефлексируя стиль балета XIX века. Еще одна моя идея заключается в том, что Тригорин - хореограф, в том числе спектакля, в котором участвует Аркадина. Он в моем представлении похож на Баланчина. Известно, что Баланчина очень вдохновляли красивые женщины, с которыми он работал: с красивыми руками, красивыми ногами. Ему очень нравился физический контакт с ними в процессе создания хореографии. И я увидел эту параллель с Баланчиным, создавая па-де-де Нины и Тригорина, когда Нина чувствует соблазнение, исходящее от старшего мужчины. Мне кажется, именно это происходило между Баланчиным и великими балеринами, с которыми он работал.

И все-таки мне кажется, важно, не то, что хореограф говорит о своем балете, а то, то, каждый увидит в нем для себя.

Кстати
Премьера возобновленного спектакля Джона Ноймайера "Чайка" в Музыкальном театре имени К.С. Станиславского и В.И.Немировича-Данченко состоится 22 и 23 ноября.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 21, 2018 7:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112105
Тема| Балет, театр “Астана Балет”, Премьера, Персоналии, Николо Фонте
Автор| Ольга Шишанова
Заголовок| ​​Танцы при луне
Где опубликовано| © "Новое поколение"
Дата публикации| 2018-11-13
Ссылка| http://www.np.kz/cultura/24547-tancy-pri-lune.html
Аннотация| Премьера

В столичном театре “Астана Балет” в буквальном смысле слова с началом нового театрального сезона ожила сцена.

Десять танцовщиков под руководством известного американского хореографа из США Николо Фонте показали на ней новый неоклассический одноактный балет “Утерянные кумиры любви” на музыку итальянского композитора Эцио Боссо

Первая премьера юбилейного, пятого, сезона театра “Утерянные кумиры любви” стала ответом хореографа на философский вопрос “Как не переставать жить и любить, зная, что все когда-нибудь закончится?”. Благодаря многоплановому, выразительному, а иногда и экстремальному танцевальному языку танцовщики представили на сцене миг жизни, говоря зрителям: “Живите здесь и сейчас! Есть только один миг жизни. Все, что вам нужно, - ощутить резкий толчок к действиям”!

И действительно, музыка Эцио Боссо, по мнению хореографа, обладает невероятно “легкой” темнотой, сопоставимой с внутренним светом, который ищет трещину в стене, чтобы, наконец, быть освобожденным. Хореография сложная, но с ней, по отзывам артистов, было интересно работать. Им предстояло рассказать зрителю хореографическим языком, что такое миг жизни. Этот мир так быстро меняется, что человек должен жить здесь и сейчас, потому что именно в этом, оказывается, и заключается смысл жизни.



Не случайно спектакль сорвал шквал оваций, а зал буквально требовал продолжения.

- Мы рады, что в нашем репертуаре появился новый хореографический язык. Очень выразительный и говорящий. Я думаю, посыл дает магическая музыка Эцио Боссо. Движения солистов балета - это их откровение в своих монологах и диалогах. Оно выражает суть и идею хореографа. Для меня мысль хореографа заключается в бесконечности противоречий самого прекрасного и главного чувства человечества - любви, - отметила главный балетмейстер театра Мукарам Авахри. Приглашенный хореограф театра “Астана Балет” Рикардо Амаранте подчеркнул, что он с Николо Фонте тоже работал несколько раз в Европе и был свидетелем того, как публика бурно реагировала на его постановки: “Обычно после его спектаклей отмечается быстрый рост компании. Потому что он заставляет артистов расти, работать и обучаться”.

К слову, впервые встреча труппы с балетмейстером произошла в Нью-Йорке во время прошлогодних гастролей театра. Посмотрев программу коллектива, Фонте поделился положительным впечатлением о профессиональном уровне театра, отметил красоту и энергичность танцовщиков. А позже приняли решение о создании оригинального творения, сочиненного специально для столичного коллектива, чего удается добиться не каждой труппе.

“За время работы с Николо Фонте мы получили огромный опыт. Он не только “лепил” нас, но и прислушивался, спрашивая, что мы чувствуем, какие импульсы дает музыка нашему телу. Это не классические линии, которые мы привыкли видеть, а другие, немного ломаные линии, связанные со скульптурой. В этом есть своя красота. В постановке ты себя находишь в совершенно новом образе. Твое тело сливается с музыкой и начинает выражать что-то другое, не то, что ты обычно привык делать. Мы старались передать все эмоции, вложенные в работу хореографа”, - рассказала ведущая солистка театра Татьяна Тен.
По словам другой ведущей солистки театра Айжан Мукатовой, несмотря на сложную хореографию спектакля, она работала с американским хореографом с большим интересом. “Он очень эмоциональный балетмейстер, все показывает и доступно объясняет. Он быстро нашел контакт с артистами”.

Между тем параллельно с одноактным балетом “Утерянные кумиры любви” Николо Фонте зрители в эти дни смогли увидеть и одноактный балет Джорджа Баланчина “Серенада” на музыку серенады для струнного оркестра Петра Чайковского. Этот балет, поставленный Баланчиным в Америке, давно признан шедевром неоклассической хореографии. При всей внешней простоте “Серенада” очень сложна в техническом, музыкальном и стилистическом плане и вызывает эстетическое волнение в сердцах зрителей от прикосновения к прекрасному и вечному искусству. “В этом балете танцовщики просто движутся под прекрасную музыку. Единственный сюжет балета - музыка серенады, если угодно - это танец при Луне”, - отмечал сам создатель балета.
Премьера этого спектакля состоялась в театре “Астана Балет” еще в мае прошлого года. Сам балет подготовили в сотрудничестве с Фондом Джорджа Баланчина и выполнили в соответствии со всеми принятыми стандартами его стиля и техники.

А вот следующей премьерой, которую покажут на сцене столичного театра, может стать “Бейбарс”. Постановочная работа, где хореографом выступает главный балетмейстер “Астана Балет”, уже началась. “Это будет спектакль в двух действиях, с развернутым сюжетным стержнем. Как некий эксперимент, где художественные и сценические решения выступят на равных, нечто вроде кинобалета. Надеемся, это даст нашей сцене необычный опыт. Потому как основная цель - погружение зрителя в атмосферу истории о личности героя, который прошел путь от воина-раба до правителя”, - отметили в пресс-службе театра, добавив, что дата премьеры “Бейбарса” станет известна позже.

Автор выражает благодарность пресс-службе театра “Астана Балет” за помощь при подготовке материала.

Астана
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 21, 2018 9:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112106
Тема| Балет, Большой театр оперы и балета Республики Беларусь, Персоналии, Вероника Овчинникова
Автор| Виктория Ковальчук / Фото: Надежда Бужан / GO.TUT.BY
Заголовок| ​​ "Если поужинаю, то на следующий день не завтракаю". Балерина — о лишних кг, сладком и судорогах
Где опубликовано| © GO.TUT.BY
Дата публикации| 2018-11-21
Ссылка| https://news.tut.by/go/615965.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

GO.TUT.BY поговорил с солисткой Большого о постоянном страхе набрать вес, нагрузках до изнеможения и фундаментальном вопросе "Ради чего все это?"



Сейчас Вероника Овчинникова, молодая солистка Большого театра оперы и балета Беларуси, готовит ведущую партию Одилии-Одетты для «Лебединого озера». Эту роль Майя Плисецкая называла пробным камнем для всякой балерины. О главной партии в «Лебедином» мечтают многие ведущие мастера сцены, а Овчинникова близка к ней уже в свои 23 года.


В 10 лет Вероника переехала из Толочина в Минск, променяв мамины обеды и уютный дом на еду из столовки и общежитие хореографического колледжа. Шесть дней в неделю балерина проводит на репетициях и уже многие годы учится любить овощи и вареные яйца больше, чем оливье и жареную картошку.

GO.TUT.BY поговорил с солисткой Большого о постоянном страхе набрать вес, нагрузках до изнеможения и фундаментальном вопросе «Ради чего все это?».

«В 10 лет научилась сама стирать и готовить еду»

Вероника Овчинникова росла в 10-тысячном городе Толочине. Играла на фортепиано, ходила на уроки по классическому танцу. А в девять лет услышала от подружки о просмотре в столице, который устраивал Белорусский государственный хореографический колледж.

— Я побежала к маме с криками: «Мама-мама! Я тоже хочу в Минск». Честно говоря, мне просто хотелось куда-то поехать. Тем более что у нас в Минске живут родственники. Мы съездили на просмотр, а заодно и к ним в гости, — улыбается балерина. — В колледже надо было продемонстрировать физические и внешние данные, показать творческий номер. Я что-то исполнила. И вскоре узнала, что меня приняли, а подружку, которая позвала с собой за компанию, — нет.

Веронике пришлось быстро решиться на переезд в столицу. В 10 лет одной, в незнакомый город и новое окружение.

— У меня началась совсем другая жизнь. Мама сделала ремонт в общажной комнате. Немного боялась оставлять меня в Минске, спрашивала, уверена ли я. Было непросто. Надо было рано всему научиться: стирать, готовить себе еду, потому что в столовке ее было мало, да и не очень вкусная. Как и любому ребенку, мне хотелось сладкого, домашних оладушек, — ностальгирует солистка Большого.

В общаге хореографического колледжа на станции «Спортивная» Вероника Овчинникова прожила семь лет. Признается, были периоды, когда хотелось все бросить и попрощаться с балетом.

— Тот период вспоминается разными эмоциями. Иногда вечерами собирались с девчонками во внутреннем дворике, устраивали уютные посиделки под пледами. Но помимо отдыха, было и очень много работы. В определенный период пропало желание танцевать — я начала прогуливать занятия, потолстела, не могла смотреть на себя в зеркало. Педагог показывала фотографии со словами: «Посмотрите, какие вы были худенькие, а сейчас, как с мясокомбината», — пересказывает ее слова Вероника. — К счастью, наступил момент икс, когда я взяла себя в руки. Однажды к нам на занятие пришел Валентин Николаевич Елизарьев. А я к тому моменту уже прогуляла немало уроков. Педагог Ольга Александровна Лаппо отставила меня на крайний станок. Но Валентин Николаевич в конце урока подошел почему-то именно ко мне, похвалил и сказал: «Ничего, Вероника, я тоже таким был. Главное, больше так, пожалуйста, не делайте». Я тогда одновременно испытала и стыд, и огромную мотивацию.

«Съем булку и потом ругаю себя: „Господи, ну зачем?“»

После хореографического колледжа и академии музыки Вероника Овчинникова пошла работать в Большой театр по распределению. Теперь в ее графике репетиции значатся шесть дней в неделю. Балет занимает почти все время. Если у артистки не классический урок у станка или репетиция, то спектакль. Если не спектакль, то просмотр видео выступлений ведущих артисток других театров на YouTube. Если не видео, то чтение или поход в музей.

— Балерина должна быть не роботом, а духовно наполненной личностью. В единственный выходной день хочется, честно говоря, положить ноги на полку и просто лежать.

Отпуск у балерин случается раз в году — 45 дней в летний период.

— Стараюсь выехать к морю и просто поваляться на пляже. Хотя прошлым летом посвятила весь отпуск ремонту, — улыбается Вероника. — Каждый раз после 45 дней отдыха очень тяжело входить в форму. «Спадают» мышцы, набирается лишний вес, теряется тонус — это всегда бесит! Некоторые балерины сокращают отпуск и начинают заниматься самостоятельно. Хотя я за лето особо не полнею — налегаю только на фрукты и ягоды.

Вероника Овчинникова не отрицает, что лишние килограммы — вечный страх балерин. Партнер ценит, когда рядом с ним изящная и легкая артистка.

— Мы всегда должны весить меньше, чем норма для наших параметров. Например, при моем росте 176 см (а я длинная каланча!) норма — 56 кг. Но стремлюсь, конечно, к более низкой отметке. Надо не постоянно худеть, а просто не есть. Не есть определенных продуктов: жирного, жареного, мучного. Например, я люблю жареную картошку, но ее можно только по праздникам.

Со сладостями у балерины тоже официально-деловые отношения: съел плитку шоколада — будь добр, отработай с утра на репетиции.

— Если организм требует, я ему не отказываю. Иначе в какой-то момент сорвешься и как наешься всего! Вот недавно мне очень захотелось булки. Это всегда дилемма: ты ходишь, думаешь, есть или не есть — покупаешь, конечно, не сразу. В итоге съела кусочек сдобы и потом долго себя ругала: «Господи! Ну зачем?».

«Бывает, в 12 ночи садимся с парнем и стругаем оливье»

Сладкое Вероника старается съедать в начале дня. После вечерней репетиции или спектакля, если очень голодна, разрешает себе кусок мяса или вареное яйцо.

— Если поужинаю, то на следующий день не завтракаю, — раскрывает нюансы питания балерина. — А вот обед не пропускаю. Беру в театральной столовой салат, суп и гречку с отбивной или курицей. За три часа до спектакля уже ничего не ем — максимум чай или кофе. В это время я настраиваюсь, накладываю грим, думаю о танце, а не о еде.

Молодой человек Вероники Овчинниковой — Артем Баньковский — тоже солист Большого. Их графики настолько загружены, что днюют и ночуют артисты чаще в театре, чем в собственной квартире.

— Дома готовим редко. Приходим вечером, а сил и времени на это как-то не остается. Бывает, Артем говорит: «Так хочется оливье!» Мы садимся в 12 ночи и начинаем стругать салат. А потом неделю его едим, — смеется артистка. — Иногда на выходных Артем готовит яблочный штрудель. У меня нет задвига, мол, я должна во всем себя ограничивать. Все зависит от порций. Если это пирог, то отрезаю себе небольшой кусочек, если салат, то накладываю блюдечко, а не огромную тарелку.

Помимо существования в жестких рамках, балерина постоянно борется с физической и психологической усталостью. По рассказам Вероники, вечера после спектаклей часто становятся для артисток испытанием.

— В конце спектакля иногда думаю: «Сейчас отвалятся ноги!». Бывает настолько тяжело, что не успеваю перевести дыхание. Внутренний голос говорит: «Не выйду, больше не могу». Но, конечно, или сам выходишь на сцену, или тебя выталкивают.

После спектакля я прихожу домой и сразу распариваю ноги, чтобы предотвратить судороги. Был период, когда готовила роль Мирты для балета «Жизель» и исполняла на репетициях много прыжков. Ноги жутко уставали. Пару раз я просто орала от боли, судорог, пугалась, видя, как икру буквально выворачивало. Так организм реагировал на стрессы.

«Когда слышу „браво!“, готова забыть про усталость и повторить всю программу»

Артистка признается, что, отдавая себя на сцене, хочется видеть взаимность со стороны публики. Чувствовать, что они понимают и переживают схожие эмоции.

— Наша публика разношерстная. Приятно, когда в театр приходят люди искусства. Но для многих сходить на балет то же самое, что и сходить в кино. Зачастую люди глубоко не вникают, могут рассмеяться над падением, не сопереживают и не задумываются, что балерина, возможно, в этот момент получила травму. У меня был такой инцидент: запомнилось и очень задело, — говорит Вероника. — Наверное, со временем мы становимся культурней, осознанней. Но люди все еще опаздывают на спектакли, что очень некрасиво. На мой взгляд, если ты задержался на работе, лучше уже не иди в театр. На гастролях в некоторых странах, где балет в диковинку, в залах пахнет попкорном, а зрители снимают видео на телефон и светят фонариком прямо в лицо артистке, которая исполняет вращения.

На вопрос, ради чего все эти жертвы и лишения, балерина отвечает:

— Ради выхода на сцену. Ради того, чтобы прожить там несколько разных жизней. Да, на сцене сложно. Мы танцуем по полтора-два часа, отдаем все силы. Но, выходя на поклон, испытываем невероятные эмоции. Когда я слышу крики «браво!», кажется, готова забыть про усталость и повторить всю программу.

=================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 22, 2018 9:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112201
Тема| Балет, БТ, Премьера Персоналии, Уильям Форсайт, Эдвард Клюг
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| ​​ Танцы из-под палки
«Артефакт-сюита» и «Петрушка» в Большом театре

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №215, стр. 11
Дата публикации| 2018-11-22
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3806048
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


"Танец живых марионеток и деревянных манекенов — одно из ноу-хау хореографа Клюга"
Фото: Дамир Юсупов/Большой театр


На Новой сцене Большого театра в одной программе объединились российская премьера балета Уильяма Форсайта «Артефакт-сюита» и мировая премьера «Петрушки» Стравинского в постановке Эдварда Клюга. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

С тех пор как труппу Большого театра возглавил Махар Вазиев, появление спектаклей Форсайта на московской сцене стало неизбежным: именно постановка четырех форсайтовских балетов в Мариинском театре оказалась одним из главных его достижений в пору работы заведующим петербургской балетной труппой. «Золотой век» Мариинки директор Вазиев решил повторить и в Большом, выбрав для этого многолюдную и многосложную «Артефакт-сюиту».

Огромный четырехчастный балет на музыку Иоганна Себастьяна Баха и Эвы Кроссман-Хехт реформатор Форсайт поставил в 1984 году, едва возглавив Балет Франкфурта. В нем он представил собственную концепцию развития классического танца, с персонажами вроде Женщины в историческом костюме. В 2004-м уже для Шотландского балета Форсайт сюжет из «Артефакта» изъял, оставив чистый танец, и разделил балет на две половины: в первой, баховской, части доминируют две пары солистов, во второй главным героем оказывается кордебалет. В таком виде балет гуляет по разным честолюбивым труппам: «Артефакт-сюита» — своеобразный пропуск в мировую балетную элиту.

Сам Форсайт в Москву не приехал, балет в Большой переносили его доверенные ассистенты, многоопытные Кэтрин Беннетс и Ноа Гелбер (еще с петербургских времен ответственный за всего «российского» Форсайта). Добившись почти идеальной четкости и синхронности, они так и не смогли внедрить в балетные массы революционный драйв. Экстерьер труппы превосходен: все стройны, прекрасно сложены, дисциплинированны. Однако фирменную форсайтовскую деформацию позиций (руки, заведенные за спину, выгнутый торс, смещенная ось корпуса) москвичи смягчили почти до классической нормы; соблюдая ракурсы и интервалы, по привычке отказались от самовыражения. А ведь кордебалет Форсайта тем и отличается от классического, что реформатор, сохранив иерархическую пирамиду старинного балета, разрешил каждому ее кирпичику иметь собственный голос.

В труппе Большого этой возможностью воспользовались мужчины-корифеи — мощные, яркие, темпераментные соло «шестерок» и «четверок» во второй части «Артефакт-сюиты» электрическим разрядом разбивают аккуратную мерность кордебалетных манипуляций. Блистательный премьер Вячеслав Лопатин в очередной раз восхитил всемогуществом своей техники: из-за легкости, с которой этот виртуоз пропархивает сумасшедшие пассажи своей партии, зрители даже не осознают, насколько она сложна. Анастасия Сташкевич, его жена и партнерша по первой части балета, тоже легка и ловка, однако лишена той женской победительности, которая превращает любой форсайтовский дуэт в гендерный поединок. Борьбы полов не было и у первой пары — отличный танцовщик Семен Чудин добровольно скрылся в тени Ольги Смирновой. Поразительная красота ее умного танца (дебютировавшая в форсайтовском репертуаре балерина не упустила ни нюанса непривычного текста) вполне заменила требуемые сексапильность и агрессивность.

Степень благообразности московской «Артефакт-сюиты» точнее всего отразил концептуальный — хотя и не танцевальный — эпизод. В первой половине балета в разгар действия на авансцену несколько раз обрушивается передний занавес — хореограф довел до абсолюта каннингемовские эксперименты со сценическим пространством, просто-напросто его аннулировав. Обычно зрители ахают от неожиданности, приняв прием за накладку. В Большом занавес спускался поспешно, но чинно — кое-кто даже успел поаплодировать. Похоже, академичность московского Форсайта (если он сохранится в репертуаре) со временем только возрастет, поселив в публике уверенность, что автор этого научного и слегка скучноватого в своей рациональности балета вовсе не так революционен, как о нем принято говорить.

По контрасту в живеньком и простеньком «Петрушке» Эдварда Клюга концептуальности ни на грош. Взяв сценарий Бенуа—Стравинского (соавторов легендарной фокинской постановки 1911 года), хореограф из словенского Марибора сочинил эстрадную хореографию для кордебалетного «народа», стилизованную а-ля рюс посредством ковырялочек, присядок и жестких коромысел рук. Историческому «Петрушке» Эдвард Клюг оппонировал последовательно: сделал кордебалетные танцы синхронными, мизансцены — статичными, Фокусника — маленьким, Петрушку — высоким. Главная образная находка — палки Фокусника для манипуляции марионетками. Похоже, задача объединить двумя палками трех солистов увлекала хореографа больше, нежели отношения Петрушки, Балерины и Арапа: за их совместными кувырками, колесами, перелезаниями через палки, превращениями палок в балетный станок потерялись и четкость любовного треугольника, и вариации героев — на них музыки не хватило. Финал спектакля хореограф позаимствовал из 1930-х, у экспрессиониста Курта Йосса: Фокусник-манипулятор сам превращается в марионетку.

Замечательным артистам Екатерине Крысановой, Денису Савину, Георгию Гусеву, Антону Савичеву, умеющим сыграть-станцевать хоть телефонную книгу, делать в этом спектакле нечего: использовать их в таком скудном материале все равно что микроскопом гвозди забивать. Спасли спектакль музыка — дирижер Павел Клиничев с наслаждением смаковал Стравинского, не упустив ни оттенка; сценография — ездящие по сцене исполинские плюшевые матрешки Марко Япеля придают спектаклю современный вид и даже некую загадочность. Костюмы, особенно женские — художник Лео Кулаш заставил юбки взвихряться в плясе даже тогда, когда их носительницы едва поворачиваются. И зрители. Обрадованные немудрящей динамичностью действа, они устроили «Петрушке» полновесную овацию. Театр может поздравить себя с мировой премьерой. Мариборского масштаба.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Дек 03, 2018 3:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 22, 2018 10:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112202
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Джон Ноймайер
Автор| Ольга Свистунова
Заголовок| ​​ Джон Ноймайер возвратил свой балет "Чайка" на московскую сцену
Где опубликовано| ©ТАСС
Дата публикации| 2018-11-22
Ссылка| https://rg.ru/2018/11/21/reg-cfo/teatr-stanislavskogo-otmechaet-stoletie-chajkoj-nojmajera.html
Аннотация| Премьера

Эстетика хореографа развивала принципы, заложенные основателями театра - Станиславским и Немировичем-Данченко, отметила пресс-атташе МАМТ Ирина Горбунова

Московский академический музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ) возвратил на свою сцену балет Джона Ноймайера "Чайка". Премьерные показы спектакля, возобновленного при участии хореографа, пройдут в четверг и в пятницу, 23 ноября, сообщила ТАСС пресс-атташе МАМТ Ирина Горбунова.

Она напомнила, что российская премьера балета "Чайка" состоялась в марте 2007 года. "Именно "Чайка", поставленная на музыку Шостаковича, Чайковского, Скрябина и Гленни, была первым опытом работы нашей труппы с Джоном Ноймайером, затем на сцене появились его спектакли "Русалочка" и "Татьяна", - сказала пресс-атташе МАМТ.

По ее словам, эстетика хореографа развивала принципы, заложенные основателями театра - Станиславским и Немировичем-Данченко. "Сам же Ноймайер - знаток и исследователь русской культуры - признавался перед московской премьерой "Чайки": "Для меня было важно вернуть результаты моих исследований, моей работы в Россию, в театр, носящий имя Станиславского", - процитировала хореографа Горбунова.

"Не случайно, в юбилейном сезоне (в декабре МАМТ отметит свое 100-летие - прим. ТАСС) художественный руководитель балетной труппы Лоран Илер решил вернуть в репертуар именно этот - знаковый для театра спектакль", - подчеркнула Горбунова.

Ноймайер о новой "Чайке"

Возвращением "Чайки" на московскую сцену занимался сам Ноймайер. "Конечно, это полностью возобновление того спектакля, который был", - сказал балетмейстер в беседе с ТАСС. "Но это не еда, которую можно подогреть, чтобы съесть. Мы имеем дело с живым материалом, с живыми артистами, поэтому возникают новые идеи и мысли, но в основном это тот же самый текст", - сказал хореограф.

Относительно будущих проектов он сообщил, что намерен поставить балет "Стеклянный зверинец" по Теннесси Уильямсу с труппой Гамбургского балета, которой руководит. "Как всегда, сначала в Гамбурге, а потом, может быть, и в России, время покажет", - заметил Ноймайер.

Что же касается "Чайки" образца 2018 года, то в возрожденном спектакле предстанут: Наталья Сомова, Ольга Сизых, Анастасия Першенкова (Аркадина); Евгений Жуков, Иван Михалев, Максим Севагин (Треплев); Станислав Бухараев, Алексей Любимов, Сергей Мануйлов (Сорин); Ирина Захарова, Валерия Муханова, Анна Окунева (Нина); Александр Селезнев, Георги Смилевски, Сергей Мануйлов (Тригорин). Дирижер-постановщик - Феликс Коробов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 22, 2018 11:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112202
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Гастроли, Персоналии, Михаил Лобухин (БТ), Юрий Клевцов
Автор| Masha Hinich
Заголовок| ​​ «Баядерка» глазами солиста и хореографа
Где опубликовано| © ISRAEL CULTURE.INFO
Дата публикации| 2018-11-12
Ссылка| https://www.israelculture.info/bayaderka-glazami-solista-i-xoreografa/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«Баядерка» – один из лучших классических балетов Мариуса Петипа, основателя направления романтического императорского балета в России. 2018 год объявлен годом Мариуса Петипа в честь двухсотлетия со дня его рождения. Мариус Петипа творил в Мариинском театре около 50 лет, создал за этот период более 100 балетов и, по праву, «Баядерка» считается одним из лучших его шедевров.

«Баядерка» – это спектакль, требующей от солистов и труппы высочайшего технического и артистического уровня. Не каждый театр справляется с такой задачей, и, возможно, эта причина тому, что этот балет еще никогда не показывался в Израиле. С 22 по 27 ноября впервые на сценах нашей страны будет представлена «Баядерка» – классика прошлого, живущая и сегодня. «Баядерка» будет показана в постановке хореографа Юрия Клевцова и художника-сценографа Дмитрия Чербаджи в Челябинском театре оперы и балета, история которого насчитывает 63 года. В основе либретто – романтическая баллада Гёте «Бог и баядерка» и древнеиндийский трактат «Шакунтала». В гастролях в Израиле участвуют звезды московского Большого театра – прима-балерина Юлия Степанова и премьер Большого театра, заслуженный артист России Михаил Лобухин.

Сложная хореография «Баядерки» требует от исполнителей высочайшего технического и художественного мастерства, поэтому не случайно главные партии танцуют звезды Большого театра. Прима-балерина Юлия Степанова, исполняющая партию Никии – талантливейшая танцовщица, с отличием окончившая в 2009 году Академию русского балета им. А.Я. Вагановой. В 2009-14 гг. Юлия Степанова танцевала в составе труппы Мариинского театра, где исполнила множество ведущих и центральных партий. В 2014 году она получила Приз Тальони в номинации «Лучшая молодая балерина». В сезоне 2015/16 Юлия Степанова перешла в балетную труппу Большого театра, где в ее репертуар входят партии в таких балетах, как «Русские сезоны», «Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Герой нашего времени», «Жизель» «Баядерка», «Пламя Парижа», «Спящая красавица», «Корсар», «Раймонда», «Кармен-сюита», «Дочь фараона» и другие.

Ее партнер – премьер Большого театра, один из самых харизматичных и запоминающихся танцовщиков, заслуженный артист России Михаил Лобухин. Михаил Лобухин родился в Ленинграде (Санкт-Петербурге). В 2002 году окончил Академию русского балета имени Вагановой, получив диплом с отличием бакалавра искусств, и в том же году был принят в балетную труппу Мариинского театра. С января 2010 года он вошел в состав балетной труппы Большого театра.
Михаил Лобухин виртуозен не только в классической хореографии, но и в современных номерах. Постоянный участник проекта «Русские сезоны XXI века», лауреат Первой премии Международного балетного конкурса «Vaganova-prix», высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» в номинации «Лучший актерский ансамбль в балетном спектакле».

Михаил Лобухин дает краткое интервью.

– Михаил! Добрый день! Насколько я знаю, в Израиль вы прилетите из Китая?


– Да, израильским гастролям предшествуют наши выступления в Китае, где мы – группа артистов Большого театра- показываем «Аморе», проект Светланы Захаровой, примы-балерины Большого театра. «Аморе» – это три одноактных балета, объединенных одной темой – любовь. «Аморе» был поставлен два года назад, мы периодически гастролируем с ним, на сей раз – в Китае.

– Балет про любовь… Эти слова можно отнести к любому балету, особенно классическому, и, конечно, к «Баядерке», с которой вы приезжаете в Израиль. Бывают ли балеты не о любви?

– Бывают современные, modern-dance бессюжетные балеты, к примеру, в хореографии Уильяма Форсайта и других, где на первый план выходят техника, физика обнаженного движения. Но, конечно, классический балет – это сюжеты на темы любви.

– Доводилось ли вам самому участвовать в постановках жанра modern dance?

– В период работы в Мариинском театре я танцевал в современных спектаклях, в том числе таких хореографов как Уильям Форсайт, Дэвид Доусон. В Большом театре это были постановки Джона Ноймайера, с которым мне посчастливилось работать…

– В Израиль вы приезжаете с «Баядеркой» – балетом, который показывают у нас в стране в полном объеме впервые, хотя театры балеты приезжают к нам на гастроли очень часто, есть и свои труппы классического балета. Чего нам ожидать и почему «Баядерку» редко показывают? И второй вопрос – как технически происходит процесс репетиций?

– Не могу согласиться с тем, что «Баядерка» – редкий балет. Его представляют и в Большом, и в Мариинском, и в Казани, и в Белорусском театре, в Лондоне в Ковент-Гарден, в Гранд-Опера в Париже, в Берлинской опере… Этот балет – не редкий гость на сцене. «Баядерка» в репертуаре театра – это визитная карточка, показатель уровня классической труппы. Этот спектакль не может исполнять труппа маленького состава или недостаточно профессиональная. Это своего рода лакмусовая бумажка, пришедшая к нам со времен Петипа. Поэтому никогда не возникают сложности, когда танцуешь этот балет с другой компанией – ведь этот материал всем хорошо знаком. Тем более, что мы приезжаем в Израиль с моей партнершей Юлией Степановой, с которой мы уже неоднократно танцевали этот спектакль.

Челябинский театр оперы и балета – театр достойнейший. На Урале есть две очень сильные балетные школы – в Перми и в Уфе, и выпускники этих школ разъезжаются работать в первую очередь по близлежащим городам и балетным компаниям. Одним из первых моих педагогов был также уралец - Виктор Михайлович Баранов, выпускник пермского училища, прекрасный педагог….

– Хореограф Юрий Клевцов также был вашим педагогом?

– Юрий Клевцов был в свое время премьером Большого театра, мы пересекались как танцовщики, у него был очень большой репертуар, и после того, как он закончил свою сценическую карьеру, он некоторое время был педагогом-репетитором в Большом, а потом его пригласили руководить балетом Челябинского театра. Он совмещает работу в Челябинске и в Москве, был ответственен за постановку балета «Герой нашего времени» режиссера Кирилла Серебрянникова и Юрия Посохова, талантливого хореографа, очень востребованного сейчас в мире.

– В «Герое нашего времени» вы исполняете партию Печорина, а в «Баядерке» – воина Солара. Каково ваше личное восприятие этой партии, этого балета – уже давнего, но настолько красивого!

– Красота не стареет. «Баядерка» – красивый, нежный, романтичный балет, в нем абсолютно нет никакой архаики. Этот спектакль не просто танцевать. Классика требует очень точного исполнения – любые огрехи тут же заметны, их не спрячешь за актерской игрой или современной пластикой. Я люблю партию Солара – это настоящая мужская партия, с красивыми вариациями, с красивыми дуэтами, ну и конечно, как не упомянуть о Танце теней – это шедевр, созданный Мариусом Ивановичем Петипа, это безумно красиво, это всегда и везде впечатляет зрителей: синхронный танец 32 теней на красивейшую музыку Людвига Минкуса. Пожалуй, ни в одном другом балете Петипа нет ничего подобного, похожего на акт теней.

Вопрос к хореографу Юрий Клевцову:

– Юрий, вы уже столько рассказывали о труппе Челябинского театра, скажите на сей раз несколько слов о солистах.


– Я сотрудничал с ними, еще когда работал в Большом театре в качестве педагога: хорошо знаю и Юлию Степанову, и Михаила Лобухина, с которыми мы делали спектакль ««Герой нашего времени», с успехом прошедший в Большом театре. С моей профессиональной точки зрения, оба они – мастера высочайшего уровня: Михаил – опытный танцовщик, у него масса российских и международных наград, он заслуженный артист России. А Юлия Степанова работает с Людмилой Семеняка, то есть с лучшим педагогом на сегодняшний день. Это Вагановская академия, питерская школа.
И Юлия Степанова, и Михаил Лобухин – истинные продолжатели традиций классического русского балета, думающие, профессиональные танцоры, прекрасно владеющие своей профессией, и имеющие души – то, что всегда отличительно было в нашем театре, еще в советское время. То, чем мы всегда покоряли Запад, когда приезжали на гастроли – никто не умел так выражать эмоции, так танцевать классику. И это было признано и признается по сей день всеми.


*****



Челябинский Государственный Академический театр Оперы и Балета имени Глинки.
Солисты Большого театра- прима-балерина Юлия Степанова и премьер Большого театра, заслуженный артист России Михаил Лобухин.

«Баядерка» Людвига Минкуса и Мариуса Петипа в полной оригинальной сценической версии – ярчайшая постановка, декорации ручной росписи, костюмы «от кутюр», древнеиндийская драма и баллада Иоганна Вольфганга Гёте – с 22 по 27 ноября в четырех городах страны. Не пропустите первую и столь редкую возможность увидеть этот великий балет, по сей день остающийся непревзойденным шедевром, в Израиле.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20267
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 22, 2018 10:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018112203
Тема| Балет, Украина, Гастроли, Персоналии, Владимир Малахов
Автор| Татьяна Полищук
Заголовок| ​​ Тот, кто покорил мир танца
Одесса, Киев, Львов, Днепр и Харьков — гастрольный маршрут легендарного Владимира Малахова

Где опубликовано| © газета "День"
Дата публикации| 2018-11-22
Ссылка| https://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/tot-kto-pokoril-mir-tanca
Аннотация| ГАСТРОЛИ


НЕОБЫЧНОЕ ВИДЕНЬЕ БАЛЕТНОГО ШЕДЕВРА — МИНИАТЮРЫ «УМИРАЮЩИЙ ЛЕБЕДЬ» В ИСПОЛНЕНИИ ЗВЕЗДНОГО ДУЭТА: ЭМИ ХАРИЯМА (ЯПОНИЯ) И ВЛАДИМИР МАЛАХОВ (АВСТРИЯ) / ФОТО C САЙТА MALAKHOV.COM

24 и 25 ноября в нашей столице В. Малахов выступит как звезда балета и представит свою новую постановку — «Коппелия». В нынешнем году Владимир Анатолиевич отпраздновал юбилей, принимал поздравления из разных континентов, потому что в разных странах Малахова знают и любят миллионы почитателей высокого искусства. В настоящее время для киевлян он подготовил прекрасные подарки. 24 ноября будет выступать вместе с мастерами балетного искусства в гала-концерте, а 25 ноября предстанет как автор либретто, хореограф и постановщик романтичной «Коппелии» (по мотивам сказки Е. Гофмана на музыку Л. Делиба) в исполнении студентов Киевского хореографического училища.

Напомним, будущая мегазвезда балета родился в городе Кривой Рог. Начиная с 1990-х работал во многих известных театрах Западной Европы и Северной Америки. Как отмечают искусствоведы, Владимир Малахов сумел вернуть мужскому танцу кантилену, лирику и изысканность, а также по-новому на сцене осветил эстетический и этический смысл балета — красоту и виртуозность танца. Благодаря особенным данными и феноменальной пластике он является одним из лучших танцовщиков современности. Его визитными карточками считают легкость балетных полетов и благородство сценических манер. Владимир Анатолиевич был приглашенной звездой в ведущих театрах Нью-Йорка, Берлина, Вены, Штутгарта. Руководил балетными труппами Берлина и Токио.

— На свой юбилей я пригласил коллег, и мы вместе решили сделать небольшое турне по Украине, — рассказал В. МАЛАХОВ. — 22 ноября выступали в Одессе, после Киева, 26 ноября пригласим на гала-концерт львовян, 28 покажем программу в Днепре, а 29 ноября ожидайте нас в Харькове. На сцене выступают звезды балета со всего мира. Так, впервые в Украине свое искусство представит труппа из Японии под руководством знаменитого хореографа Тору Шимазаки. Запомнится зрителям пара из Парижской оперы — Алессио Карбоне и Летиция Ван Ден и дуэт из Загреба (Хорватия) — Гилем Гамейро Алвес и Ива Витич Гамейро. Еще одна фантастическая пара из Берлина — Яна Саленко и Дину Тамазлакару. Будут, конечно, артисты из Национальной оперы Украины, в частности, Елена Филипьева и Никита Сухоруков. Известная японская балерина Эми Харияма станет моей партнершей — мы представим необычное виденье миниатюры «Умирающий лебедь» на музыку Сен-Санса. Знаете, чтобы «летать» по сцене, нужно очень поработать на репетиции.

Хотя Малахову уже исполнилось 50 лет (для балетного мира солидная цифра!), но когда Владимир выходит на сцену, то до сих пор очаровывает своей виртуозностью зрителей, а его постановки никого не оставляют безразличным.
Свой первый балет — «Баядерку» Л. Минкуса по мотивам спектакля М. Петипа — он поставил в Венской государственной опере (1999), а позже повторил постановку уже на сцене Берлинской государственной оперы. Для Венского государственного балета создал спектакль «Верди-балет: Бал-маскарад» на музыку Дж. Верди. В частности, в Берлинском государственном балете Малахов осуществил такие постановки: «Золушка» С. Прокофьева, «Спящая красавица» П. Чайковского по мотивам спектакля М. Петипа, «Пери» Ф. Бургмюллера. Постановка дуэта «Дух», созданного специально для балетного гала-концерта «Малахов и друзья», а недавно в Японии представил свою версию «Лебединого озера» П. Чайковского...

Кстати, четвертый год подряд балетмейстер дарит Киевскому хореографическому училищу постановки известных балетов в собственной хореографии: «Бал-маскарад» (2015), «Гран-па» из балета «Пахита» (2016), «La Peri» (2017), а весной 2018-го состоялась премьера «Коппелии» (именно эта работа будет презентована в воскресенье на сцене Национальной оперы Украины).

— На меня звездный дождь просто так не капал, — говорит танцовщик. — Я всегда знал, чего хочу добиться, и упрямо шел к поставленной цели. Я не хочу быть вторым Нуреевым, как меня часто называют в зарубежных СМИ, я сам по себе и звать меня Владимир Малахов! Хорошо понимаю, что сегодня ты первый на сцене, а завтра придет на смену кто-то другой.

В настоящее время в репертуаре танцовщика — классические балеты и постановки ведущих современных хореографов. Напомним, для Малахова специально создавали балеты: Саша Вальц, Мауро Бигонцетти, Патрис Барт, Джорджио Мидияна, Борис Эйфман и др. Кстати, Международный совет по танцу признал Владимира Анатолиевича лучшим танцовщиком столетия! Малахов является почетным гражданином Киева, почетным профессором Украинской академии балета и Пекинской академии танца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 5 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика