Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2018 10:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102202
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, фестиваль балета, Персоналии, Владимир Васильев
Автор| Анна ЯСЫРЕВА
Заголовок| Васильев в Воронеже представил балет, костюмы к которому стоили миллион долларов
Где опубликовано| © МОЁ! Online. Все новости Воронежа
Дата публикации| 2018-10-22
Ссылка| https://moe-online.ru/news/society/1022921
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ БАЛЕТА

В выходные прошли первые два спектакля балетного фестиваля, посвящённого 60-летию творческой деятельности выдающегося танцовщика и хореографа Владимира Васильева



Народный артист России Владимир Васильев давно, ещё с 2006 года, дружит с воронежским театром оперы и балета, он перенёс на нашу сцену несколько своих балетных спектаклей – «Золушку», «Анюту», «Макбета». Эти и другие постановки воронежские театралы увидят во время балетного фестиваля, посвящённого 60-летию его творческой деятельности.

В пятницу, 19 октября, фестиваль открылся постановкой «Балетные шедевры в оперной классике», который также есть в репертуаре воронежского музыкального театра. В субботу зрители увидели «Золушку» Сергея Прокофьева в исполнении артистов воронежской труппы – главные партии станцевали Марта Луцко и Михаил Ветров. Одна из особенностей этой постановки – мачеху Золушки всегда исполняет мужчина. Когда в 1991 году Васильев поставил этот спектакль для Кремлёвского балета, первым Мачеху станцевал он сам. Перед началом спектакля Васильев рассказал воронежцам, что, будучи совсем юным учащимся балетного училища, носил на руках саму Галину Уланову – одну из исполнительниц роли Золушки в Большом театре.

-- Нас было шестеро мальчиков, игравших кузнечиков. Мы перед каждым спектаклем репетировали эту сцену, когда мы поднимаем Уланову, и очень боялись её уронить. Потом я долго хотел поставить «Золушку» сам, но не мог придумать какой-то необычный ход. В итоге его мне предложила жена (балерина Екатерина Максимова –Ё!), она сказала: «А давай ты станцуешь Мачеху!» Мне очень понравилась та идея. Она же стала первой исполнительницей Золушкой в моём балете, хотя на тот момент ей уже было за 50! И с костюмами нам очень повезло. Когда мы начали работать над спектаклем, я оказался в Париже, и знакомый привёл меня в модный дом Нины Риччи. Времена были тяжёлые, и мы рассчитывали, что может быть, они сошьют нам хотя бы пару костюмов – для Золушки и Принца на балу. В итоге им так понравилась моя идея, что президент модного дома, господин Фукс сообщил мне, что они бесплатно сделают нам абсолютно все костюмы, даже бусы, короны и разные аксессуары. Уже потом я узнал, что это обошлось им в миллион долларов! Это было такое счастье! А дирижировал у нас на премьере Плетнев со своим оркестром. И это было тоже сказочно!

На следующий день, в воскресенье, в театре был аншлаг – давали «Анюту», где главные партии станцевали приехавшие в Воронеж артисты Большого театра, прима-балерина Анастасия Сташкевич и премьер Вячеслав Лопатин. Двухактный балет на музыку Валерия Гаврилина Владимир Васильев поставил в Большом театре ещё в 1986 году. Это был первый балетный спектакль по произведению Антона Чехова («Анна на шее»). Самое любопытное, что сам Гаврилин никаких балетов не писал.

-- Сначала, ещё в 1982 году я поставил этот спектакль для телевидения. Это не было готовое музыкальное творение, мы с автором либретто Александром Белинским собрали несколько произведений Гаврилина. Что любопытно, когда мы пригласили композитора на репетицию, он вежливо сказал: о, нет, Володенька, ты меня прости, но я не люблю балет. Но когда я снял первый кусок для телевидения, адажио, я всё-таки уговорил его прийти в дом кино и посмотреть. Смотрю, Валерий Александрович выходит, и у него слёзы на глазах. Это для меня было самое большое счастье!



Балетный фестиваль Владимира Васильева продолжится и на этой неделе:

23 октября, вторник
19:00 Театрализованное представление «Макбет. Актуальный ренессанс» с участием артистов хора театра в Центре Галереи Чижова.
24 октября, среда
19:00 Вступительное слово В.В. Васильева.
19:15 Показ балета «Макбет» К.Молчанова.
Солисты: артист Большого театра Иван Алексеев, прима-балерина ВТОиБ Юлия Непомнящая.
Специальный гость фестиваля – сын композитора, сочинившего это произведение, журналист и телеведущий Владимир Молчанов.
26 октября, пятница
19:00 Показ проекта современной хореографии «Творческая мастерская Владимира Васильева» (на тему творчества писателя Андрея Платонова). Ведение всего проекта – Владимир Васильев.
27 октября, суббота
17:30 Живой концерт артистов хора в театральном фойе.
18:00 Церемония закрытия фестиваля.
18:15 Гала-концерт с участием приглашённых солистов ведущих театров России и балетной труппы воронежского театра. Приглашённые солисты: солист Большого театра, заслуженный артист РФ Геннадий Янин, победитель телепроекта «Танцуй» на Первом канале, лауреат Всероссийских и международных конкурсов Александр Могилёв, прима-балерина и премьер Театра «Кремлёвский балет» Екатерина Первушина и Дмитрий Прусаков.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1736
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2018 2:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102203
Тема| Балет, Персоналии, Варнава, Осипова, Дорохин
Автор| Александр Фирер
Заголовок| Айседора, или шарм свободного танца
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №10
Дата публикации| 2018 октябрь
Ссылка| http://mz.kmpztr.ru/aysedora-ili-sharm-svobodnogo-tanca/
Аннотация| Антреприза Ardani Artists

Продюсерская компания Сергея Даниляна Ardani Artists представила на сцене МАМТа российскую премьеру балета «Айседора» Владимира Варнавы на музыку балета «Золушка» Сергея Прокофьева. В роли легендарной босоножки блеснула Наталья Осипова, а миссия доброй феи-спонсора выпала на долю Романа Абрамовича

Для двухактного спектакля «Айседора» Илья Старилов создал видеодизайн, изобилующий лейтмотивными метафорами и красноречивыми символами, а Галя Солодовникова одела полторы дюжины разнокалиберных исполнителей всех цветов кожи в костюмы популярных цветов радуги. Варнава скрестил и отождествил историю Золушки с судьбой Айседоры Дункан. Обретение данс-башмачка-туфельки героиней Перро увенчалось мажорным апофеозом, освободительное разувание американской танцовщицы тоже сделало ее счастливой, но финал истории трагический. Можно понять логику талантливого автора, обратившегося к драматически перенасыщенной балетной партитуре русского и советского классика. Но победить брутально образную конкретику, тревожные бездны чувств (даже не принимая во внимание отечественные традиции восприятия) этой знаменитой и заигранной музыки, будоражащей воображение хореографов, непросто.


Наталья Осипова - Айседора, Эмили Андерсон - Терпсихора

По сути автор создал некую фантазию на темы Айседоры, добросовестно проиллюстрировав основные ее биографические вехи. Спектакль насыщен и персонажами, и событиями: семья Дункан, ее возлюбленные Парис Юджин Зингер и Сергей Есенин, гибель детей, последователи Айседоры, а также сатиры и нимфы – все это стремительно проносится в судьбе сценической Айседоры. В первом акте героиня попадает в паноптикум классического балета с разношерстным кордебалетом и карикатурными Учителем танцев (Алексей Любимов) и Идеальной балериной, смахивающей на гренадера (Вероника Парт). Это выгодно выделяет танцевальную уникальность и пластическое великолепие Айседоры (конечно, благодаря незаурядной исполнительнице Наталье Осиповой), которая, насмотревшись неестественных реалий классического пуантного танца, по-видимому, и решает новаторски броситься в омут танца свободного. По бурным виражам судьбы героиню охранительно сопровождает в белом античном хитоне суровая фея Терпсихора а ля вождь апачей в перьевом головном уборе с висюльками. Вместо золушкиной кареты Айседору на бал в Россию доставляет легковой автомобиль класса люкс марки Bugatti. В молодой Стране Советов героиня опекаема новой феей – Лениным с крылышками, словно ангелом-хранителем. Это мифическое существо попросту устраняет фею-конкурентку Терпсихору. Ленин пылок с Айседорой, искушая ее поцелуями и соблазняя посулами бескрайних возможностей в советской аркадии. Она оказывается на Красной площади под звездами Кремля, на которую сценографически наслаиваются колоссы-колонны будто Луксорского и Карнакского храмов в Фивах: здесь открываются звёздные порталы и на брусчатку спускаются мощные вибрации, посылаемые высшими измерениями. Но не крылатая власть покоряет Айседору, ее сражает роковая любовь к русскому поэту – Сергею Есенину (Владимир Дорохин). Варнава подает Есенина как записного гуляку и раба инстинктов. Столь узко специфическая ипостась русского стихотворца украшена блистательной гуттаперчивостью исполнителя.

Над всей конструкцией спектакля поистине парит Наталья Осипова, для которой пластика современного танца стала родной стихией. Хореографический текст балерина экстравертно наполнила океаном эмоций и чутким нутром. Сегодня она безусловное явление танцтеатра. Никто так не являет междустрочие движения, покоряющего откровенным обаянием таланта, которому эксклюзивно присущи воздушная природа и легкость.

Айседора родилась у моря, и танец ее уподобляется ритмам волн, страстно и яростно пожирающим время. Балет начинается с антре танцовщицы, чей стройный силуэт рельефно выделяется на фоне свинцового бушующего морского горизонта одиночества, а заканчивается портретом Айседоры, чья шея опоясана кровавым шарфом-рекой, истаивающей в дымчатых безднах волн…

Фото Doug Gifford
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1736
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2018 2:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102204
Тема| Балет, Персоналии, Каррисо, Шартье, Маги Марэн, Мерзуки, Каннингем, Жобен
Автор| Александр Фирер
Заголовок| Лион биеннальный, или танцы по вертикали
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №10
Дата публикации| 2018 октябрь (на сайте опубликовано 25.11.2018)
Ссылка| http://mz.kmpztr.ru/tancy-po-vertikali/
Аннотация| Biennale de la danse в Лионе

Biennale de la danse в Лионе в восемнадцатый раз подводит художественный итог прошедшего танцевального двухлетия

За двадцать дней на самом престижном европейском танцфоруме в Лионе публике представили более двадцати мировых и французских данс-премьер. А помимо спектаклей зритель имел возможность в специально оборудованном пространстве в самом центре города посмотреть в свободном доступе, удобно устроившись у персонального экрана, видеозаписи и фильмы из огромного ассортимента по современному танцу, а также окунуться в зазеркалье виртуальной или смешанной реальности, снарядившись спецтехникой, и побывать на перформансах в античном театре и даже в церкви.

В этом году знаменитый фестиваль, руководимый Доминик Эрвьё, сделал ставку на авторитетные имена хореографов и полномасштабные спектакли. Это позволило увидеть зарекомендовавших себя ранее авторов в их развитии. Современный танец многолик и интересен в той мере, насколько неординарен сам творец и самобытен его почерк. Афишные фигуры этого года не разочаровали, более того, показав тенденцию в сторону театрализации постановочной концепции (вплоть до крена в нон-данс), представили новые находки танцтеатра. Жиль Жобен, Йоанн Буржуа и Мишель Реляк восхитили интерактивными экзистенциальными спектаклями-играми в головокружительной виртуальной реальности.


Жизнь как в бюро

Блестящий старт Biennale de la danse дала французская премьера «31, улица Ванденбранден» Лионской оперы, впервые примерившей на себя сложную технику бельгийского «театра тела» Peeping Tom (что означает «чрезмерно любопытный, повсюду подглядывающий»). Интернациональный режиссерско-хореографический союз аргентинки Габриэлы Каррисо и француза Франка Шартье, когда-то объединившихся, работая в труппе исследователя пределов и возможностей человеческого тела Алана Плателя, уже девятнадцать лет удивляет танцтеатр парадоксальными опусами, демонстрирующими чрезвычайные пластические, мышечные, суставные, гуттаперчивые потенциалы артистов-«контрактников», каждый раз набираемых для новых постановок. Спектакль 2009 года «32, улица Ванденбранден», триумфально прошествовав по миру, в 2015-м получил лондонскую премию Лоуренса Оливье и прекратил свое сценическое существование. По инициативе и приглашению артистического директора балета Лионской оперы Йоргоса Лукоса Франк Шартье создал новую версию для пятнадцати профессиональных артистов (вместо прежних шести) и изменил номер дома в названии. Некие изгои обитают в заброшенных автофургонах на продуваемой всеми ветрами и снежными вьюгами обочине в окружении горных хребтов. Абсурдистское действие бесшовно соединяет виртуознейшие номера на грани каскадерства в сюжетный калейдоскоп суетной метафоры жизни с ее жестокостью, нищетой, насилием, сексом, юмором и остродефицитной любовью. Акробатическая «камасутра» как психоаналитическая схема оргазма, вывернутые суставы после супружеских побоев как ирония над выворотной природой классического танца, альпинистская сноровка покоряющих крутые склоны навьюченных гастарбайтеров как символ конформистской выносливости всего сущего, парящие над миром «приклеенные» в объятиях мужчина и женщина как формула продолжающейся жизни. Психологические и психиатрические частности, трансформированные в движенческие нюансы, придают обаяния этой театральной фреске, в которой натуралистичное преодоление плоти гармонирует с эмпирическим постижением жестокого мира, в котором маяк надежды непременно вспыхивает как перо жар-птицы.

Мэтр и ветеран первой французской «новой волны» Маги Марэн поставила почти нетанцевальный спектакль «Ligne de crête» («Водораздел»), где события проистекают в бюро. Марэн использует философские и социальные аспекты Фредерика Лордона, автора книги «Добровольные рабы капитала: Маркс и Спиноза о желании». Здесь желание задает сущность человека и потому как неопределимое понятие лишено цели.
Аффективное обесценивание мира работы демонстрируется шестью немолодыми артистами, неуемно накапливающими потребительский хлам, затаскивая его в одну из шести офисных капсул-«келий» прозрачного стеклянного «муравейника». Комнаты, как склад, угрожающе обрастают всем – от туалетной бумаги и ноутбуков до чучел животных и микроволновок. Под жесткую метрономно-мантрическую партитуру «грузчики», не задевая друг друга, проносятся перед стоящим по центру портретом Карла Маркса. В выхолощенной пустыне эгоцентризма случайное проявление чувств в виде поцелуя украдкой или массового раздевания догола выглядит нонсенсом и тут же тонет в конвейерной пучине тотальной серой механистичной повседневности, в которой тривиальная алгоритмичность офиса перемежается физиологическими отправлениями на унитазе. Это сочинение «Водораздел» Маги Марэн о жизни-бюро убедительно вписано в контекст времени.

Хип-хопер Франции номер один, перенесший уличный танец в театр, Мурад Мерзуки со своей компанией «Кафиг» показал спектакль «Вертикаль». К пяти высоким вертикальным плоскостям с геометрическими рисункам сценографа Бенжамена Лебретона на резиновых лонжах привязаны пять артистов, азартно под ритмичный драйв композиций Армана Амара демонстрирующих полетные прыжки а ля аттракцион банджи-джампинг. Мерзуки в хореографическом поиске новых форм смягчил лексику хип-хопа лейтмотивами балетных па, что смикшировало вакханальность уличного жанра, но не убавило градус эмоционального накала исполнения. Танцы «по вертикали» нашли у публики, подуставшей «от партера», самый горячий отклик.

Национальный хореографический центр Анже показал два опуса легендарного американского хореографа-новатора, создателя собственного стиля современного танца XX века Мерса Каннингема, фрагментировавшего и компьютеризировавшего движение. Роберт Свинстон, несколько десятилетий ассистировавший Каннингему, реконструирует его опусы вопреки воле автора, якобы запретившего после смерти исполнять свои произведения, которые неизбежно со временем утратят перфекционную аутентичность.

В хореографической композиции «Beach Birds» («Морские птицы») на музыку Джона Кейджа впервые была применена 3D технология, когда фрагментированность тела, робото-импульсы, порожденные виртуальным видением, угловатые движения конечностей вначале были созданы на компьютере, а уже потом перенесены на артистов, облаченных в белые комбинезоны с черными крыльями-руками. Будто переписав законы координации, Каннингем расширил спектр существования танцовщика на сцене. Французские артисты очеловечивали строгую чистоту стиля Каннингема, привнося интонацию собственной интерпретации.

Созданный в 1999 году опус «Biped» на музыку британского экспериментатора Гэвина Брайерса основан на технике «остановленного движения», когда камера фиксирует движение сенсоров на теле танцовщиков и модулирует его в цифровое изображение на сценическом экране. В полифоническом диалоге танцовщики все же выигрывали у своих экранных клонов.

Жиль Жобен и компания Artanim, представили опус «VR_I», побивший рекорд камерности, ибо зрелище рассчитано лишь на пять человек. Зрителей вооружают специальными шлемами с очками и наушниками, рюкзачным компьютером, «чипируют» ноги и руки датчиками и размещают на небольшой сцене. Азартный драйв театрализованной «компьютерной» игры заключен в «диагностике» – кто живой аватар (компьютерная «реинкарнация» одного из пяти участников-зрителей), а у кого чисто виртуальное происхождение. Счастливчики-участники оригинального проекта с головой погружаются в куражный драйв, прощупывая все, что попадается на их пути. Зритель, оказавшись внутри игры, сам определяет сюжет происходящего в городских ландшафтах и в обрамлении картин знаменитых живописцев.

Но есть и событие, собирающее двести пятьдесят тысяч зрителей в центре Лиона. Грандиозное дефиле, пятитысячная костюмированная колонна танцоров-любителей из региона Овернь-Рона-Альпы, прошествовало по главной артерии Rue de la République и триумфально заполонила Place Bellecour, где к тотальному Танцу присоединились горожане и туристы. Девизом и темой этого года стал слоган «За мир» в безбрежии его понимания. Пиршество красок на залитых солнцем улицах Лиона вылилось в карнавальное празднество жизни в мажоре.

Фото Michel Cavalca


Последний раз редактировалось: Камелия (Пн Окт 22, 2018 2:51 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1736
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2018 2:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102205
Тема| Балет, Персоналии, Шмидт, Телчер, Боглер, Лензинг
Автор| Александр Фирер
Заголовок| Немецкие сезоны «Гавроша»
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №10
Дата публикации| 2018 октябрь
Ссылка| http://mz.kmpztr.ru/
Аннотация| Фестиваль «Гаврош»

На XII Международном фестивале спектаклей для детей «Гаврош» был показан «Механический балет»

Фестиваль «Гаврош», детище арт-директоров Терезы Дуровой и Марины Райкиной, проходит в «Театриуме на Серпуховке» уже в двенадцатый раз. Этот уникальный форум представляет Москве театральную палитру детских театров Европы в разных стилях и жанрах, ежегодно меняя географию. Монографический формат мероприятия определяет наличие в афише коллективов только одной страны. Чаще всего гостили французы (как-никак Франция – родина Гавроша), а немцы, как и итальянцы, прибывают во второй раз. Если у Виктора Гюго его отважный и добрый сорванец-парижанин Гаврош из «Отверженных» олицетворял Париж, а Париж в свою очередь – весь мир, то для организаторов фестиваля «Гаврош» тождественен любви к театру, которая приходит в детстве и навсегда.


"Механический балет"

В нынешнем немецком сезоне форум обрел мощный патронажный тыл в лице Министерства культуры, Союза театральных деятелей, московских «культурных» чиновников, Гёте-института. Фестиваль украшен и танцевальным блоком. Изюминкой этой составляющей форума в категории «6+» стал исторический спектакль 20-х годов прошлого века «Механический балет», реконструированный в 1987 году Йоргом У. Лензингом и дюссельдорфским Театром звуков – Theater der Klänge. Абстрактный 15-минутный опус был создан в 1923 году в Веймаре студентами Баухауса (Высшей школы строительства и художественного конструирования), учениками Василия Кандинского во главе с Куртом Шмидтом и Георгом Телчером. В отличие от сохранившегося баухаусного «Белого города» в Тель-Авиве от спектакля «Механический балет» не осталось практически ничего, кроме нескольких архивных фото и эскизов костюмов Шмидта, Телчера, Боглера. Сутью студенческого эксперимента стала ожившая на сцене и сублимировавшая идеи Баухауса архитектоника супрематических композиций, представлявшая динамическую гармонию разноцветных геометрических фигур.

Спектакль прошел лишь два раза и канул в лету, но успел оставить в театральном искусстве яркий след кометы. Для реконструкции Ханно Шпельсбергом заново написана музыка. Камерный ансамбль инструменталистов исполняет 40-минутную партитуру, а невидимые танцовщики, задрапированные в черное, на фоне черного задника появляются в виде плоских геометрических фигур.

Пять реконструированных персонажей именуются Танцор, Малыш, Ветряная мельница, Машиностроение, Локомотив. В лаконичных механистичных движенческих абстракциях кроется широчайший спектр человеческих страстей – от дружбы до любви, от ревности, измены до отчаяния. Взаимодействие и воздействие формы фигур и их цвета оживают занимательным сценическим диалогом. Завораживающая эстетика этих движущихся разноцветных форм не бессодержательна. Центробежные и центростремительные межцветовые притяжения-отталкивания, энергетические импульсы, рождаемые краской, геометрическая агрессия острых углов, меняющая восприятие колористически наполненная форма – постулаты «Динамической теории цветов» Василия Кандинского, когда-то сценически воплощенные его учениками, – спустя десятилетия перефразированы дюссельдорфским театром. Выбор основных цветов и их сопоставление не случайно: красный родственен безграничной теплоте с живой подвижной осмысленной силой, в отличие от жёлтого цвета, легкомысленного, разбрасывающегося во все стороны и охлаждающегося синим. А в слиянии эти цвета рождают оранжевый, зеленый, фиолетовый. Интригующий абстрактный драматургический формо-цветовой конфликт, талантливо воплощенный сценической геометрией движения, рождает таинство театра, расширяющего границы восприятия и уж тем более узко обозначенные рамки сиюминутного впечатления.

Фото Оливера Элтингера
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2018 11:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102206
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, фестиваль балета, Персоналии, Владимир Васильев
Автор| ТАТЬЯНА ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Заголовок| Владимир Васильев: Дурацкая фраза «Я так вижу» - от безнадеги!
На фестивале в Воронеже мэтр рассказал, как относится к переиначиванию классики, современному танцу и кумирам

Где опубликовано| © Комсомольская правда - Воронеж
Дата публикации| 2018-10-22
Ссылка| https://www.vrn.kp.ru/daily/26897.5/3942701/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

В Воронеж на неделю приехал выдающийся танцовщик и хореограф Владимир Васильев. 78-летний мэтр посетил фестиваль, который театр оперы и балета организовал в честь 60-летия творческой деятельности Владимира Викторовича. Показывать есть что: Васильев поставил для Воронежа пять спектаклей. Да и опыт имеется: 50-летие творчества Васильева десять лет назад тоже отмечали в Воронеже - премьерой «Анюты», в которой мэтр танцевал партию отца.

Владимир Викторович очень тепло отозвался о местной труппе, зато посетовал, что здание театра давно перестало напоминать храм, что для артистов ТОБ до сих пор не нашли здание, в котором они будут «квартировать» на время реконструкции театра (по предварительной информации, труппа переедет в ВКЗ).

Васильев перед каждым спектаклем фестиваля делится с воронежской публикой интересными фактами из собственной биографии. Например, перед «Золушкой» мэтр рассказал воронежцам, как ему, еще воспитаннику балетного училища, посчастливилось носить на руках саму Галину Уланову, которая в то время исполняла роль Золушки в Большом театре. А также, кто подсказал ему для собственной версии «Золушки» для Кремлевского балета станцевать самому роль Мачехи.

- Я долго хотел поставить «Золушку», но не мог придумать какой-то необычный ход. А моя супруга, балерина Екатерина Максимова предложила: «А давай ты станцуешь Мачеху!» Мне очень понравилась эта мысль! Максимова стала первой исполнительницей Золушкой в моем балете, хотя ей в то время было уже за 50! - отметил балетмейстер. - А как нам повезло с костюмами. Когда мы начали работать над спектаклем, знакомый в Париже привел меня в модный дом Нины Риччи. Я надеялся, что может быть, французы сошьют нам хотя бы пару костюмов - для Золушки и Принца на балу. Но им так понравилась идея, что они бесплатно сделали нам все костюмы, включая бусы, короны и аксессуары. Мне потом сказали, что модному дому это обошлось в миллион долларов! Это было счастье. А дирижировал у нас на премьере Михаил Плетнев со своим оркестром.

Перед стартом фестиваля «Комсомолка» поговорила с мэтром о классике, современном танце и кумирах.

КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ ПРЕВРАЩЕНИЯ ТЕАТРА В МУЗЕЙ

- Владимир Викторович, как вы относитесь к переиначиванию классики современными режиссерами? Стоит адаптировать классику для молодежи? - поинтересовалась "Комсомолка" у мэтра.


- Я с юношеских лет считаю, что классика на то и классика, что она во все времена актуальна. Но, конечно, важно, как ее делать, как играть. Превращать театр в музей - я против категорически. Каждое поколение говорит на своем языке, не так как предыдущее. Даже я сам по себе знаю: сейчас моя речь другая, чем была 50 лет тому назад. Но есть литературный источник, и надо сделать так, чтобы и сейчас произведение тронуло зрителя так, как и в свое время. Как это сделать? Задача одна: наше условное искусство сделать безусловным для зрителя. Это вопрос вкуса, образования, таланта режиссера. Я категорически против дурацкого утверждения «Я так вижу» - это от безнадеги. Ну и смотри для себя. Но если ты делаешь это для других, а классика хороша тем, что она для всех - и для тех, кто много прочитал, и тех, кто совсем не читал, незачем переиначивать. Это такая мода сейчас. Увидеть «Пиковую даму» в реалиях концлагеря. Ну глупость. Трудно сделать сейчас «Пиковую даму», время нужно передать тоже. Когда мы те времена в сегодняшнее время переносим, отсюда появляется несуразность текстов, которые поют певцы. В балете-то, слава богу, без слов. Ну не может Татьяна полуголая стоять на столе - другое воспитание, другая атмосфера, в итоге получается неправда, бог знает что. Может она красивая девушка с потрясающей фигурой и играет хорошо, но есть вещи, которые глупо получаются. И такое сплошь и рядом. Этот примитив идет от недостатка образования. Переодел артиста в брючки-джинсы с дырками - вроде новый герой - вот какой Хозе современный… Это как с мультяшками. За границей в восторге от мультика «Маша и медведь». А я вижу: Маша - хамка. У меня с моим воспитанием в голове не укладывается. А вот детям нравится, они в восторге. Может, я не понимаю. А вот зато мне понравился австралийский «Щелкунчик». Интересная версия. Я-то воспитан на спектакле Вайонена, и постановка Григоровича мне нравится. Я не думал, что можно так перевернуть, и чтобы хорошо получилось. Я пришел в восторг. Музыка осталась прежняя. А сюжет: каждое рождество старенькая Маша, проработавшая в балете, собирается с друзьями. Потом все расходятся, она засыпает и вспоминает свое прошлое. До революции. А акт с мышами как раз символизирует ее. Бой красной мышиной и белой армии. Там убивают ее возлюбленного кадета… Я ловил себя на мысли, как подходит музыка, будто Чайковский именно об этом и писал. Вот что такое классика. В этом спектакле все оправданно, логично. Все можно - вопрос как.

СКАНДАЛ ПРИВЛЕКАЕТ

- Как продвинуть спектакль?


- Все зависит от журналистов. Не от критики. Она странноватая была, есть и будет. Глубоких критиков раз-два и обчелся. Их по пальцам пересчитать, и не они вершат судьбы. Меня раздражает только то, что порой на пьедестал возводятся те произведения, о которых можно промолчать. А люди, которые приходят на спектакль, не всегда понимают, хлопают, воспитанные потому что. Думают: может, я чего-то не понимаю, может, я не дорос. В общем, надо делать хорошие спектакли, чтобы публика понимала, зачем мы вышли на сцену… Ну еще скандал привлекает. Когда к вам на Платоновский фестиваль эстонцы приехали голые - я же помню, какой был скандал. На другой день на тот спектакль больше зрителей пришло.

- Слышали про нынешний скандал в культурной сфере: сняли комедию про блокаду, это укладывается в ваше сознание?

- Я считаю, пока фильм не вышел, не надо об этом говорить. Столько раз меня обманывали. Говорили, что там есть вот это, это, это, а смотрю - этого всего и нет. Вот когда посмотрю фильм, отвечу. Но в принципе, есть вещи святые. Я помню, приехал в Ленинград в 1948-м, я видел эти руины, Петергоф был весь разрушен. Видел людей. Это такое горе. Так страшно. В каком-то большом романе об этом могут быть симпатичные юмористичные картинки, но не должно быть нахального сарказма… В общем, давайте подождем выхода фильма. А то сейчас начнут на депутатскую комиссию выносить, чтобы запретить - ничего хуже нельзя придумать, запрещать – значит, проявить еще больший интерес огромного количества людей. «Матильду» ругали, интерес был огромный, я посмотрел - ничего хорошего.

- А как вам скандал с балетом про Нуриева? Вы его смотрели?

- Не смотрел. Не хочется даже идти. Всегда есть разочарование, когда ты хорошо знаешь человека. Я его хорошо знал, встречался с ним и у нас, и за границей. Это человек очень противоречивый. И талантливый. Самый яркий пример для подражания был за границей. Но ореол мученика к нему не имеет никакого отношения. Такое, мне кажется, ужасное вранье. Да, остался там, потому что здесь не мог, здесь не было друзей. Там жил прекрасно, доминировал на этом поприще… А что памятник ставят ему - это хорошо, для башкирского и татарского народа он герой, их достояние. Но я - за правду.

ЗАЛОГ УСПЕХА СОВРЕМЕННОГО ТАНЦА В ХОРОШЕЙ МУЗЫКЕ

- В нашей стране не все понимают современный танец. В вашем проекте «Мастерская Владимира Васильева» для Платоновского фестиваля, вам удалось положить начало интереса к хорошему современному танцу.


- Мы специально берем молодых хореографов, своих, не западных. А то почему-то мы вечно своих ругаем, а западным плохим артистам кланяемся, расстилаем перед ними красную дорожку. А там чаще всего смотреть нечего: упражнения-упражнения не больше. Не понимают зачем, почему и как… Кстати, после Платоновского фестиваля мы начали делать мастерскую в разных городах – ставили номера по творчеству Шукшина, Гоголя, Толстого. Всеобщий недостаток для современного танца какой? Важно, какую музыку берут молодые хореографы. Музыка определяет все. А в большинстве своем в современной музыке нет мелодики. А именно в мелодике раскрывается тема.

- На конкурсе «Арабеск» побеждали корейские танцовщики. А наша школа на каком уровне?

- На высоком. Китайцы и корейцы побеждают, но они показывают русский стиль. Все с душой, все одухотворено. Как хорошо, что русская школа свои семена разбросала так далеко. Это наш большой подарок миру. В Китае в 1959 еще не знали о таком искусстве, не знали, как реагировать.

Я О СЕБЕ ВЫСОКОГО МНЕНИЯ, А ИДОЛОПОКЛОНСТВО ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУ

- Что самое необычное было в вашей карьере?


- Я не был зациклен только на балете. Меня всегда волновала литература, музыка, живопись. Хотелось себя попробовать в каждом из направлений. Это расширяло и мое главное профессиональное творчество. Может, в этом и везение, что много интересов… И сейчас их много - живопись, литература. Писательницу Гузель Яхину для себя открыл. Она меня так взволновала.

- Вы хотели бы, чтобы поставили балет о вас?

- Нет. Иначе сделал бы. Каждый хороший актер, я себя таким считаю, трагичен. Очень много вопросов к себе, много непознанного. И желание сделать больше того, что ты делаешь. Я о себе высокого мнения. Думаешь: я еще сделаю. А получается опять не то, что я думал. Но еще есть время… А для балета же надо найти такого балетмейстера, который будет также к творчеству относиться, как я. А идолопоклонство я терпеть не могу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2018 11:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102207
Тема| Балет, фестиваль Context. Diana Vishneva, Национальный балет Канады, Персоналии,
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Диана Вишнева и ее "Контекст"
Фестиваль современной хореографии "Контекст" проходит в Москве и Петербурге в шестой раз

Где опубликовано| © РЕВИЗОР.RU
Дата публикации| 2018-10-22
Ссылка| http://www.rewizor.ru/theatre/catalog/gogol-tsentr/festival-kontest/retsenzii/diana-vishneva-i-ee-kontekst/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Ascaf

Вдохновитель проекта — знаменитая балерина Диана Вишнева, чья любовь к современному танцу общеизвестна. Вишнева рассматривает "Контекст" двояко — как возможность преодоления разобщенности молодых хореографов России, существующих зачастую в финансовом и творческом вакууме, и как шанс российской публике увидеть достижения танцевальных компаний мира.

"Контекст" важен как лаборатория, "где зарубежные и российские хореографы могут показать свой творческий почерк и методы работы зрителям и друг другу". Причем неважно, насколько резиденты фестиваля радикальны в своем творчестве. Главное — представить панораму современного танца во всем ее многообразии (плюс программы документального кино о танце, мастер-классы и лекции). Тут важен накопительный эффект — за пять лет на фестивале были показаны работы 35 хореографов мира. Да и в России цифры внушительные: свыше 150 заявок в этом году на участие в конкурсе молодых хореографов. Не факт, что постановки каждого победителя прошлых лет были отмечены печатью особого совершенства: что есть, то есть, а задача "Контекста" — фиксировать текущий процесс в надежде прорыва. Хотя с решениями жюри, бывает, можно и поспорить.

На вечере конкурса молодых хореографов в "Гоголь-центре" были показаны новые работы, созданные специально для фестиваля. В соревновании участвовали шесть соискателей. Победитель, выбранный жюри, традиционно получил грант на зарубежную стажировку. На этот раз в Европу поедет Ольга Тимошенко – за номер "Вдоль другого". Почему именно она – жюри во главе с Вишневой не объяснило. Дуэт, название которого говорит само за себя, погружает публику в медитацию с помощью любовников в джинсах, выясняющих отношения на основе брейка и танца – унисекс: она так же запросто держит его на руках, как он – ее. Что именно тут очаровало судей, сказать трудно. И чем это лучше, танцевально и концептуально, например, многозначительной "Несовместимости" Константина Матулевского (на ту же тему "невозможности, недостижимости гармоничной прочной связи между людьми") или наивной "Aveever" Анны Шеклеиной (все о том же). На взгляд автора этих строк, работа Алексея Кононова "Душа и тело" (по произведениям Николая Гумилева) была сложней и интересней. Нелегко ведь показать средствами танца, как рождается "орган для шестого чувства".

В этом году в рамках "Контекста" предложены гастроли известных коллективов — Национального балета Канады и труппы "Батшева" из Израиля. Выступления проходят на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко

Канадцы привезли три одноактных балета. Первый из них – попытка философствовать с помощью танца. Премьер труппы Гиойм Котэ, познакомившись с трудом Сартра, сочинил спектакль, навеянный его трактатом "Бытие и ничто". В данном случае неважно, читали ли вы трактат французского философа или нет: Котэ, вслед за автором книги, показывает прежде всего трудности человеческой коммуникации. Ведь человеческая пластика это наглядно позволяет. И не он первый, надо сказать. Великий Матс Эк, например, сделал это гораздо раньше и гораздо компактней — в балете "Квартира".

"Ад — это другие", вслед за Сартром считает Котэ, избравший для выражения чувств минималистскую музыку Филипа Гласса. Приметы одиночества и ада в повседневности — дверь в сценической пустоте, кровать с лежащими на ней заклятыми врагами (мужчина и женщина, которые выталкивают друг друга с узкого ложа), одинокое кресло и ковер на полу. Да еще звонки из висящего на кулисе телефона, шнур от которого становится связующим звеном в па-де-труа двух исполнителей с аппаратом. Танцовщики двигаются так, как будто их жизненная ноша непосильна, но от нее никуда не денешься: бегают на пятках, хватают друг друга за головы, повторяемо вьются торсом и топорщат локти. Толпа мужчин в черных шляпах, как античный хор, "комментирует" действие и вмешивается в него, хотя действия как такового нет, есть лишь разрозненные грустные картинки — на тему всеобщей неустроенности. В финале одна из женщин нервически хватает себя за пятку, и свет гаснет. Бытия в спектакле много. Ничто тоже есть. Поскольку набор "экзистенциальных" и танцевальных трюизмов, предложенный хореографом, на философствование не очень провоцирует. А на иллюстрацию идеи–вполне.

Балет Джастина Пека "Paz de la Jolla" на музыку Богуслава Мартину посвящен детству хореографа в Южной Калифорнии. Безымянные персонажи щеголяют дизайнерскими купальниками и прочими легкими одеждами. Неоклассический опус похож на рекламу здорового образа жизни и правильного питания: танцовщики стремительно носятся из кулисы в кулису, ловко крутясь на пальцах и сияя белозубыми улыбками. Часть исполнителей напоминает бабочек или эльфов, часть — земных людей, и кажется, что счастливое калифорнийское детство Пек вспоминал сквозь шекспировский "Сон в летнюю ночь". Все это зверски серьезно — и потому немного забавно. Солисты канадской компании совершенно неразличимы в этом опусе про дружескую компанию, хотя и все ловки, как на подбор.

Понятно, что выбор имен для московского показа правилен в принципе: хореографы с афиши фестиваля известны в мире, но их постановок нет в репертуаре российских театров. Другое дело, что только "Возникновение"— постановка Кристал Пайт на электронную музыку Оуэна Белтона – заставило согласиться с выбором конкретных балетов. И как иначе, если декорация — задник с черной воронкой посередине - напоминает таинственный лаз в глубокую нору, а приемы движений танцовщиков – грацию муравьев в муравейнике? Пайт, которая хотела как она говорит, представить "развитие инстинкта социальной организации у насекомых как точную метафору взаимодействия между людьми", вполне преуспела в реализации замысла. Исполнители, соревнуясь в рваной пластике, дергали лопатками, сводя спины в судорогах, а руки – в подобии жестких "крыльев"за спиной, растопыривали дрожащие пальцы, взламывали воздух выпяченной грудью, ходили по сцене ползущими "синкопами"(как бы не человеческой походкой). В общем, всячески подчеркивали, что к оценке этого "хитинового" танца нужно подходить с дотошностью энтомолога.

Впереди — выступления израильской компании "Батшева" с балетом "Венесуэла". Труппа существует с 1964 года, и ее высокая репутация связана с автором спектакля Ахадом Наарином – многолетним худруком (теперь уже бывшим), автором многих постановок и главное, создателем уникального пластического языка "гага", владение которым придает танцу израильтян особый привкус. Абсолютная телесная свобода, которой добивается "гага", подразумевает, что движение в танце должно выглядеть так, словно оно для танцовщика – вторая кожа. В "Батшеве"это именно так. Под грегорианские хоралы и американский рэп танцовщики в черном швыряют в воздух белые платки и исследуют "тему диалога и конфликта между движением и заключённом в нём значении". Они демонстрируют не сдержанную почтительность к "высокой"музыке и не раскованность – в "низкой". Артисты вступают в разнокалиберный и непредсказуемый диалог с ней. А градус танцевальной энергии зашкаливает на неизмеримых высотах.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 14, 2018 3:09 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2018 11:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102208
Тема| Балет, фестиваль Context. Diana Vishneva, Национальный балет Канады, Персоналии, Карен Кейн
Автор| Ольга Угарова
Заголовок| Карен Кейн: «Я ищу тех, кто хочет экспериментировать и принимает вызовы»
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2018-10-22
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/karen-kain-canada-national-ballet
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Карен Кейн в 20 лет стала прима-балериной, много лет танцевала в дуэте с Рудольфом Нуреевым, работала с Иржи Килианом и Роланом Пети, а в 2005 году возглавила родную труппу в Торонто. La Personne удалось встретиться с художественным руководителем Национального балета Канады во время фестиваля Context. Diana Vishneva и первых в истории компании гастролей в России.



Два города, три показа, public talks и репетиции – попасть в четырехдневное расписание худрука Национального балета Канады было непростой задачей, и все-таки команда Context дала нам возможность встретиться с Карен Кейн в Петербурге. Тайминг интервью по плану должен был составить 30 минут, место встречи из-за плотного графика гостей менялось, такси опаздывало, но все же мне удалось влететь в фойе отеля на Исаакиевской площади за минуту до появления героини. Терпсихора всея Канады мгновенно располагает к себе: улыбается, становится другом, с удовольствием отвечает на все вопросы, и чтобы влюбиться в нее не нужно 30 минут – достаточно секунды.

Карен, вместе с фестивалем Context вы сделали нам бесценный подарок – привезли в Россию труппу Национального балета Канады. В программе тура: премьера вашей компании балет Гийома Коте «Бытие и ничто» по мотивам произведений Жана-Поля Сартра, постановка Paz de la Jolla Джастина Пека, звезды New York City Ballet, и «Возникновение» от новатора Кристал Пайт. Почему вы привезли именно эти постановки?

На фестивале участники исследуют современный язык танца. Эти постановки мы сделали недавно, поэтому они очень точно отражают то, к чему стремится Context. У нас получилась почти шизофреническая программа. Первую работу – «Бытие и ничто» – Котэ сделал довольно мрачным философским рассуждением. Вторая – Paz de la Jolla – напротив, очень веселая и искрящаяся: в ней Пэк, работающий с неоклассикой, вспоминает о своем детстве в Южной Калифорнии. В третьем отделении мы показываем экстраординарную постановку Пайт, которая только на первый взгляд рассказывает о жизни насекомых, а на самом деле охватывает вселенную. Мне хотелось продемонстрировать разные стороны жизни Канадского балета.

Как вы достигли в репертуаре золотого баланса современных техник и классики? В афише можно увидеть не только постановки Кристал Пайт и Уиллиама Форсайта, но и академическую «Спящую Красавицу» Рудольфа Нуреева…

Труппа всегда показывала все направления: Джон Ноймайер начал работать с нашим театром в 1972 году, Эрик Брун в 80-х поставил «Лебединое озеро», где Ротбарта исполняла женщина, при этом классические постановки никто не отменял. До меня труппу возглавлял Джеймс Куделка, очень современный хореограф, чьи балеты до сих пор любит публика в Торонто, но в его времена репертуар состоял в основном из его собственных творений. Когда я стала художественным руководителем, мне захотелось дать танцовщикам международный опыт мировых хореографов. Я пригласила Алексея Ратманского, Уэйна МакГрегора, Кристофера Уилдона, провокационную Мари Шуинар. Моим желанием в первую очередь было подарить новому поколению то, что сделало счастливой меня как балерину. Мне повезло: я работала с Фредериком Аштоном, Джоном Кранко, Роланом Пети, Иржи Килианом — с огромным количеством совершенно разных мастеров.

Вы не находите, что сейчас современные хореографы, в отличие от революционеров танца XX века, все же стремятся сохранить классическую традицию балета?

Думаю, да. Современные хореографы хотят работать с балетными артистами, с их вышколенными и отточенными телами, а их можно добиться только на многолетних классических уроках. Без этого, увы, никто не будет максимально хорош внутри современного текста, вбирающего в себя весь предыдущий опыт. Но танцовщик должен быть и сам заинтересован в исследованиях балетмейстера. Все ищут открытых ребят, которые готовы общаться и слышать.

Ваша компания вобрала в себя танцовщиков со всего мира, из разных школ и с разным опытом за плечами. Как вы их объединяете?

Вы удивитесь, насколько сейчас молодые люди готовы и способны взаимодействовать, они не акцентируют внимание на разнице между собой. Наши танцовщики могут быть откуда угодно, от них требуется только одно — стремление к высокому уровню классического и современного танца, это их и объединяет. Я ищу тех, кто принимает эксперименты, вызовы и новою энергию, потому что большой ценностью Национального балета Канады всегда была жажда приключений. Даже академичная «Спящая красавица» Нуреева отличается от традиционной версии своей смелостью и бесстрашием.

Вы больше десяти лет танцевали с Рудольфом Нуреевым. Насколько сильно отразился на вас этот уникальный опыт?

Нуреев оказал на меня самое большое влияние из всех, кто меня окружал. Он был одержим танцем, у него была неукротимая страсть к работе и профессии. И если вы были готовы работать так же тяжело и много, Рудольф был благодарен и многое отдавал взамен. Когда мы с ним познакомились в 70- х гг., я только начинала, но он, видя такую же любовь к танцу, был добр и заботлив. Нуреев был для меня наставником, который верил в меня как в танцовщицу и актрису. Он был другом.

Какими качествами сегодня должен обладать лидер танцевальной компании?

Выносливость, коммуникабельность, воображение, умение верить в людей и давать им шанс. А еще быть смелым в выборе репертуара, потому что даже хороший хореограф может сделать плохой балет.

Фото Karolina Kuras, Bruce Zinger

Благодарим Фестиваль Context. Diana Vishneva за помощь в создании материала!


=================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Окт 23, 2018 2:28 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 22, 2018 11:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102209
Тема| Балет, «Context Pro Театр», Персоналии, Людмила Ковалева
Автор| Алексей Кононов
Заголовок| Людмила Ковалева: «Я счастлива и не представляю свою жизнь вне балета»
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2018-10-21
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/luidmila-kovaleva-interview-context-vishneva
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В новом сезоне команда студии Дианы Вишневой запустила проект открытых встреч «Context Pro Театр» - его куратором стал хореограф Алексей Кононов, который планирует приглашать к диалогу артистов балета, оперы и драмы, режиссеров, художников и искусствоведов. Одной из первых героинь стала педагог и наставник Людмила Валентиновна Ковалева.



О балетной жизни

Алексей Кононов: Количество людей в зале, где сегодня негде даже стоять, – это подтверждение тому, как удачно вы реализовались в балетной профессии. Вы счастливы?


Людмила Ковалева: Честно говоря, я никогда не думала, что моя фамилия станет известной. Как так получилось? Не знаю. Да, я счастлива и не представляю свою жизнь вне балета. У меня больше ничего нет. При этом, ни я, ни мои родители не были связаны с этой профессией. В моем случае так распорядилась судьба. Совершенно случайно я оказалась в Ленинградском хореографическом училище, где сначала мне вообще не понравилось. Я думала, там нужно будет заниматься акробатикой, стоять на руках и делать мостики. Казалось, что все скучно. Но когда мама пошла забирать документы, мой педагог сказал, что ни в коем случае нельзя этого делать. А потом моя жизнь стала балетом.


О характере в балете

А.К.: Вы согласны с высказыванием Фаины Раневской о том, что «балет — это каторга в цветах»?


Л.К.: Да, но и цветы еще надо заработать, а у балета короткий век. Скажем, я была способная, но думала, что жизнь как поезд – еще будет идти. Кроме этого, мне не хватило характера и педагога. Если бы рядом был сильный человек, который вцепился бы в меня и толкал вперед, могло бы все сложиться по-другому. А у меня и психика была плохая: думала, что танцевать могут только небожители, но никак не я. И вообще, балерина – это сочетание многих личностей: педагога, хореографа, композитора. Но основа основ — это характер и отсутствие зависти, которая съедает. Например, Дина (Диана Вишнева — прим. ред.), никогда не завидовала Ульяне (Ульяна Лопаткина — прим. ред.). Лопаткина помогала Дине расти, и это было очень хорошо, они тянулись друг к дружке, а не соперничали.


О профессии педагога

А.К.: Многие балетные люди идут не на сцену. Например, меня она не тянула. Помните, как я после выпуска из Вагановского училища работал в Большом театре всего месяц? Я вам позвонил из Москвы и сказал: «Людмила Валентиновна, я ухожу». Вы мне тогда кричали в трубку: «Дурак! Останься хотя бы на один сезон для биографии!» А я вам ответил, что одного месяца для биографии уже достаточно.


Л.К.: Потому что лично тебя тянула другая профессия. Ты просто не хотел на сцену. Но так не у всех. Девочки хотят быть балеринами, а не педагогами и театральными сотрудниками. Когда я закончила курсы, и мне дали класс, в первый момент хотелось все бросить, но потом очень быстро у меня появилось желание что-то сделать из этих девочек. Это и направило мою педагогическую деятельность: мне надо самой развить их данные. Тут моя фантазия дала мне силу, а из подсознания всплыли образы Жизели и Одиллии, которые я смогла передать детям. Мне даже кажется, что настоящим балеринам труднее сделать других балеринами, ведь они вкладывают в учеников ровно то, что танцевали сами. А у меня все в снах и мыслях, поэтому я могу брать и делать из ребенка все.

О своих ученицах

А.К.: Я помню, как приходил в Вагановское училище, уроки начинались с девяти, а ваши девочки уже были в зале с восьми и разогревались. Как вам удалось их заставить так работать?


Л.К: Ты знаешь, а они сами тащились. Я не заставляла их. Наоборот. Ведь Дина (Диана Вишнева — прим. ред.) еще жила далеко — уж не знаю, во сколько она вставала. Они приходили все, и когда занимались, я ругалась даже, мол, «Куда вы в такую рань? Так устаете, что ничего делать не можете!». А потом были дополнительные занятия: если не до семи, то до девяти. Иногда девочки просили еще, а я им говорила: «Хватит, я же не фашистка какая-нибудь». Я добрая. Надо сказать, что и Дина, и Ульяна (Ульяна Лопаткина — прим. ред.), и Кристина (Кристина Шапран — прим. ред.) — это все личности, поэтому их было видно, даже в кордебалете «Лебединого озера».

А.К.: Что вы испытываете, когда выпускаете свои классы? По себе знаю: когда показываешь спектакль зрителям, то потом лежишь и чувствуешь, словно из тебя вынули нечто жизненно важное. Необходимо время, чтобы наросло обратно.

Л.К: Конечно, становится жаль. Всегда есть ощущение, что я могла бы дать им больше. Часто думаю: вот если бы еще годик. Как с экзаменом: ждешь его, ждешь, а как сдашь – пусто становится.


О будущем в балете

А.К.: Раз уж мы находимся в «театре» Дианы Вишневой, задам вопрос от лица многих родителей: как понять, будет ли у ребенка будущее в балете? Возможно ли определить это с ранних лет?


Л.К: Нереально. Попадаются случаи, как Диана, но это единицы. Многих детей берешь – настоящие звездочки, а потом происходят физические изменения. Не выросла, набрала вес – и все. Очень обидно, очень переживаю за таких девочек. Исчезают звездочки, и вперед выбираются средненькие, сухонькие, неприметные. Такое бывает, поэтому предугадать невозможно. И когда я беру класс, то никогда не знаю, кто будет тем «одним человеком».


О репетициях

А.К.: Как для вас проходят репетиции по созданию образа? Вы ведь не даете конкретно «урок Джульетты», или «урок Одиллии». Насколько для вас важна та связь с Диной (Диана Вишнева — прим. ред.), которая у вас возникла? Я знаю, что почти все ее роли вы готовили вместе.


Л.К.: Для меня в первую очередь интересен сам образ. На самом деле, мне просто очень повезло с Диной. Я работала конкретно с ней, а не в театре. Столкнулась с тем, что нужно делать образ к спектаклю так, как именно я его вижу и чувствую. У меня не было никаких рецептов успеха. Дина – феерическая ученица, это все ее вера в меня. Если я прошу, то она миллион раз сделает, пока мы не найдем правильную позу, жест, взгляд. Ее обожают хореографы, ведь она влезает в человека, берет все, верит безоговорочно.

Фотографии Cтудии Context Pro и Иры Яковлевой
========================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Ноя 15, 2018 10:32 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 24, 2018 12:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102401
Тема| Балет, Национальный академический Большой театр оперы и балета, Персоналии, Людмила Хитрова
Автор| Маргарита Полежаева
Заголовок| Самая счастливая. Прима белорусского балета - об успехе и материнстве
Где опубликовано| © "Аргументы и факты" в Беларуси № 43 23/10/2018
Дата публикации| 2018-10-23
Ссылка| http://www.aif.by/social/persona/samaya_schastlivaya_prima_belorusskogo_baleta_ob_uspehe_i_materinstve
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ведущая солистка белорусского балета Людмила Хитрова – об успехе, материнстве и ответственности перед зрителем.

Танцевать практически все ведущие партии в Национальном академическом Большом театре оперы и балета, побеждать на престижнейших международных конкурсах, войти вместе с партнером в историю мирового балета как вторая пара после Андриса Лиепы и Нины Ананиашвили, получившая «двойной» Гран-при на международном конкурсе балетных артистов… Стать обладательницей медали Франциска Скорины, параллельно окончить вуз, объездить с гастролями полмира, стать мамой и «без потерь» вернуться на сцену…

А недавно ведущей солистке белорусского балета Людмиле Хитровой присвоено звание заслуженной артистки Беларуси. Выглядит молодая мама и заслуженная артистка совсем юной. И голос задорный, почти девчоночий. Просто не верится, что это все о ней.

Простое «везение»

- Людмила, как можно столько успеть в возрасте, когда большинство молодых людей еще только «раскачиваются»? Причем успеть с максимальным результатом?


- Я просто организованный человек и очень люблю все, что делаю. Встаю к ребенку – и радуюсь его улыбке, ради которой готова подниматься хоть на пять часов раньше. Я с радостью иду в театр. Мне нравится процесс подготовки к спектаклю, и я обожаю сцену. Учиться, например, было непросто: гастрольный график не совпадал с занятиями и экзаменами. Но, когда удавалось погрузиться в учебу, это было такое удовольствие - узнавать новое! Думаю, мне просто повезло: я делаю то, что мне нравится – нужно только стараться, чтобы получалось хорошо.


Людмила Хитрова Фото: АиФ/ из личного архива

- Трудно было при такой влюбленности в свою профессию решиться на рождение ребенка? Ведь вас не было на сцене почти сезон...

- Почему-то считается, что профессия балерины не совместима с материнством: есть опасность потерять форму, а заодно и свое место под солнцем. Но это не совсем так. У балерин здоровье как у космонавтов (это обязательное требование к профессии), то есть в большинстве случаев если не лениться, то форма и физическая, и сценическая быстро восстанавливается. Другой вопрос, сможет ли балерина быть хорошей матерью, ведь у артистов балета очень плотный график: в десять утра - урок. До урока нужно позаниматься - разогреть тело. После урока - репетиция, которая может длиться два часа. А если новая постановка, тогда минимальный перерыв – и снова в зал. Вечером - спектакль… Свободного времени крайне мало, и тут сложность скорее в том, готова ли балерина посвящать это время семье и ребенку. Но такой выбор стоит перед женщинами любой профессии. Так что ничего особенного в тандеме «балерина-ребенок» нет.

Да, я не выходила на сцену почти год. Когда с детства работаешь практически по 18 часов в сутки, а потом вдруг переходишь в «спящий режим», это не очень просто. Но было важно не навредить будущему ребенку. Зато я восстановилась физически: спина, связки, мышцы уже требовали «перезагрузки». Я ходила в театр, смотрела спектакли и видеозаписи выступлений любимых артистов балета. До родов делала специальную гимнастику. Через несколько недель после появления Даника начала заниматься. Малыш спал - я растягивалась, гнулась. Вернулась в театр, когда поняла, что Даник может некоторое время обходиться без меня, а я без балета больше не могу. Сейчас вхожу в рабочий ритм постепенно.

Спасибо маме

- То есть вы поняли, что сможете быть хорошей мамой?


- Очень на это надеюсь! До рождения ребенка я считала, что я счастлива: у меня есть любимая работа, любимый человек рядом. Казалось, чего же больше! И только с появлением Даника я узнала, что настоящее счастье еще огромнее. Хочется удержать каждый миг, проведенный с сыночком. Действительно, счастье – это когда ты с одинаковым нетерпением бежишь на работу и возвращаешься домой.

- А Даник с няней, пока вы на работе? Как я понимаю, у мужа (ведущего солиста балета, заслуженного артиста Олега Еромкина. – Прим. ред.) тоже весь день расписан поминутно?

- Олежка, безусловно, иногда меня подменяет, а про няню изначально речи не было. Никогда бы не смогла доверить ребенка чужому человеку. К счастью, очень помогают родители. У меня золотая мама. Ей, конечно, непросто почти каждый месяц ездить из Нижнего Новгорода в Минск и обратно. Я ей бесконечно благодарна. И отцу – он приезжает, когда мама не в Минске. Вообще, родителям я обязана всем. Это мама настояла, чтобы я занималась балетом. На занятия в хореографическое училище ездить было далеко, мне это не нравилось, да и танец не был моим единственным увлечением: до этого мама меня водила в самые разные кружки, ведь я одинаково увлекалась «и пением, и чтением». Но ради мамочки я согласилась учиться балету. После окончания нижегородского театрального училища я уехала в Красноярск по приглашению государственного театра оперы и балета. Вот тогда я поняла, что мама была права, подтолкнув меня к выбору профессии. И по-настоящему оценила ее веру в мои силы, когда из Сибири приехала в Минск. В Большой театр меня взяли лишь в кордебалет, хотя в Красноярске я уже была солисткой, но мама поддержала и это мое решение.

Между Минском и Нижним

- Не жалеете, что выбрали в своем время белорусский Большой?


- Это был судьбоносный выбор. Именно здесь я состоялась как балерина. У меня есть возможность развиваться, продвигаться вперед, танцевать почти во всех спектаклях. У меня великолепные роли, о которых часто балерины могут только мечтать. Великолепные педагоги.

Театр решил даже мои бытовые вопросы: выделил служебную квартиру, где мы всей семьей и живем. Строительство собственного жилья в Минске обернулось катастрофой: все мамины сбережения и деньги от продажи бабушкиной квартиры я вложила в долевое строительство, полностью все оплатила, но квартиры так и не увидела. В результате мама живет между Минском и Нижним, потому что забрать бабушку некуда, саму бабушку обманываем, что все налаживается…

- Если честно, трудно себе представить семью заслуженной артистки балета в роли обманутых дольщиков, живущих вчетвером-впятером в однокомнатной «служебке». Все-таки артист балета представляет страну на дипломатическом уровне.

- К сожалению, среди таких обманутых дольщиков очень много достойнейших людей, которые не по своей вине оказались в этой дикой ситуации и даже не знают, откуда и можно ли ждать помощи. На их фоне я везучая – мне хоть не надо мыкаться по съемным углам.

Формула успеха

- Формула успеха, если в двух словах, это много-много работать, быть благодарной и радоваться всему, что в жизни происходит? Людмила, где силы берете?


- Если вы сейчас хотите вывести разговор на традиционное «а откуда силы, если бедные балерины ничего не едят», то ограничение в еде - это не самое сложное в жизни балетных артистов (смеется). В балете с самого детства учатся преодолению себя. Жесткой самодисциплине и аскетизму. Соблюдению строгого графика еды, сна. Правильному распределению времени. Твоя цель заставляет тебя двигаться вперед через «не могу», через «не хочу». Нельзя останавливаться. Нельзя капризничать. Ведь балетная жизнь очень короткая, и надо все успеть. Так что не есть все подряд – не так уж сложно, если ты мотивирован: это вопрос культуры, уважения к зрителю. Тело и душа – это инструменты, которыми работаешь: ведь хирург, к примеру, не имеет права приступить к операции с тупым и грязным скальпелем? Так и балерина не может себе позволить «растрепанные» чувства и низкую культуру тела. Это и вопрос уважения к партнеру (попробуйте два часа носить по сцене полцентнера, подбрасывать и поддерживать).

А что касается еды, то и я, и муж едим все. Но умеренно. Легкий завтрак. Обычный полноценный обед. Вечером можем выпить чаю с печеньем. А силы? Они генерируются: чем больше работаешь, тем больше сил становится.

===========================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 11:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102501
Тема| Балет, Театр Бориса Эйфмана, ТАГТОиБ им. М. Джалиля, Персоналии, Алина Штейнберг
Автор| Фото Ира Яковлева
Заголовок| Алина Штейнберг
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2018-10-20
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/alina-shteinberg
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Интервью с Заслуженной артисткой Татарстана Алиной Штейнберг о карьере, работе в Театре Бориса Эйфмана и собственной школе.



Алина – вы дочь известной балерины Луизы Мухаметгалеевой и скрипача Захара Штейнберга. Хотя вы говорили, что случайно решили провериться в хореографическое училище, и все-таки, вам предрешено было попасть в балет?

Родители у меня совсем не хотели, чтобы я была балериной. Может быть, потому что мама знала, какой это труд, и она не хотела, чтобы я пошла в балет. Да, я попала случайно на конкурс в училище: подруга детства пошла туда, и меня заодно проверили тоже. Меня взяли, мама сказала: «Хочешь – иди». На тот момент у меня не было мечты быть балериной. Для меня балетная действительность была нормой, и я пошла из-за того, что отчасти знала, что это такое, возможно, просто из-за того, что не видела какой-то другой жизни в детстве…

Получается, вы знали и сложную сторону балета?

Да, конечно. Я присутствовала на всех маминых репетициях, потому что после уроков, после музыкальной школы меня забирали и приводили в театр. Все спектакли я смотрела за кулисами, сидела на всех репетициях, делала уроки где-то в стороне, но прекрасно видела, какой это труд, насколько мама устает, как с нее 10 потов сходит. Видела мозоли, больные ноги и спину, но все это не помешало мне пойти по ее стопам.

Нередко про таких детей в школах говорят: «А, она своя, ее поддерживают. Учится, потому что известные… И так далее». Как вы справлялись с этой долей ответственности, что мама такая известная личность, и не избежать сравнений и разговоров?

Да, я с этим сталкивалась. От меня требовали в два раза больше, чем от других детей, потому что, действительно, на мне была большая ответственность, и, естественно, говорили, что у меня мама балерина, поэтому я учусь в училище. И с самого детства я чувствовала это давление на себе, для меня было очень важно стать лучше всех, чтобы соответствовать маме и папе.

В одном из интервью вы говорили, что у вас был какой-то переломный момент, когда по вашим словам, сначала не очень обдуманно занимались, а потом взялись за ум и стали лучшей в классе. Какой это был возраст, и с чем связан этот переломный момент?

Так действительно было, потому что в первые годы моей учебы у меня по классике была тройка, но это было, наверное, из-за возраста. Я же была совсем еще ребенком, хотелось играть, не хотелось напрягаться. И от моей лени какой-то детской… Но потом я повзрослела и поняла, как нужно работать. Мама спросила меня: «Ты действительно хочешь танцевать? Если хочешь, то надо серьезно этим заниматься и продолжать это делать всегда». Я подумала и для себя решила, что, да, я хочу добиться чего-то большего, хочу стать лучше. Это был где-то 4-5 класс хореографического училища.

В итоге вы выпустились как одна из лучших учениц, и вас пригласили в главный театр Казани. Какие цели в 18 лет вы ставили себе?

Знаете, глобальных целей не было. Да, я окончила училище, очень хотела танцевать – это на тот момент был главный план. Еще я мечтала о Театре Бориса Эйфмана, и через два года моя мечта осуществилась.

Чем именно привлекал этот театр? Репертуар, хореография Бориса Яковлевича?

Да, меня привлекал драматизм его спектаклей. Мне нравятся спектакли, которые несут в себе какой-то сложный драматический сюжет. Я смотрела на видео его балеты на одном дыхании. Все это мне близко по духу, я люблю больше актерские партии, где надо выстраивать роль и характер.

Расскажите про работу в труппе Бориса Эйфмана. Труппа, которая славится огромными нагрузками. Вы уехали в самом начале карьеры, наверное, было сложно поначалу?

Да, безусловно. Во-первых, я попала в абсолютно другую атмосферу, другой город, даже мир балета я по-другому увидела. Театр Эйфмана – это обособленный свой мир, его артисты абсолютно другие, они проводят в театре 24 часа в сутки… Работать у него очень тяжело, тяжело физически, для меня это был, можно сказать, экзамен на выживание. На тот момент мы пришли в театр вместе с Машей Абашовой, Димой Фишером, и у нас сложилась компания хорошая, мы все очень дружили и как-то проводили время вне театра тоже вместе, в этом плане мне очень повезло, именно с друзьями.

Вы по классике скучали?

Сначала нет, потому что для меня классика была не очень интересна, но в какой-то момент я поняла, что, да, я скучаю по каким-то классическим спектаклям. Отчасти это и подтолкнуло меня уйти из Театра Бориса Эйфмана. Хотя потом меня долго звали обратно на протяжении нескольких лет, но я для себя решила, что останусь в родном городе.

Всегда есть какая-то переломная партия в жизни артиста, которая поднимает его на новый уровень. Какая роль была у вас?

Главная роль в «Лебедином озере». А потом – «Кармен». «Кармен-сюита» – это мой самый любимый спектакль, но, к сожалению, сейчас он не идет в репертуаре театра.

Я знаю, что это одна из лучших ролей вашей мамы.

Да, это так. Я станцевала этот спектакль как раз на ее творческом вечере в честь 50-летия.

Она вам передавала роль из ног в ноги, это так символично…

Когда смотрю какие-то кусочки из этого спектакля, я иногда не могу понять, кто танцует, она или я. У нас очень похожа пластика в танце и манера исполнения. Кто видел маму на сцене в этой партии, тоже замечали сходство.

Алина, вы открыли свою школу хореографии. Каково это – творческому человеку быть директором? Ведь управленческая деятельность – это совсем другая деятельность. Как вы к этому пришли, как с этим справляетесь?

Поначалу было очень тяжело. Идея открытия школы возникла случайно. Я проводила мастер-класс, и ко мне начали подходить люди и говорить: «А вы не преподаете? У вас нет своей школы?». Я решила попробовать сделать что-то свое. Конечно, в плане организационных моментов, составления договоров, каких-то бытовых дел это тяжеловато, но мне это близко по духу, потому что чувствую в себе какую-то жилку руководителя. Пока справляемся.

А если глобально о целях, к чему вы стремитесь со школой?

Конечно, о мечтах не говорят, но хочется сделать это более масштабным проектом, когда дети выступают и добиваются каких-то определенных результатов, они становятся другими людьми. Для меня задача выпускать детей как можно больше на сцену, как можно больше давать разнообразных заданий, начиная от классических вариаций, заканчивая какими-то сценками и даже спектаклями целиком.

У вас занимаются и профессионалы, и любители?

Мы пока берем всех. У каждого своя цель стоит. В хореографическое училище не все хотят поступать, а просто приводят детей для того, чтобы поддержать осанку, чтобы дети были более гибкими, музыкальными.

Вы преподаете сами сейчас?

Да, я преподаю, конечно. Изначально было просто тяжело говорить на протяжении часа. Мы, артисты балета, не привыкли разговаривать, а здесь приходится все время говорить. С каждым уроком я и сама совершенствуюсь, потому что видишь какие-то свои ошибки и начинаешь уже анализировать, чем больше ты преподаешь, тем больше у тебя появляется опыт в этом деле.

Как вы все успеваете?

Я думаю, что многие люди, которые добились в какой-то сфере определенных результатов, никогда не стоят на месте, они все время растут – и в профессии, и в каких-то других сферах деятельности. Мне нравится идти вверх, постоянно стремиться к чему-то новому, ставить перед собой более высокие задачи. Это меня стимулирует на то, чтобы все успевать и правильно распределять время.

Алина, вы верите в судьбу или считаете, что человек свою судьбу создает?

Я, безусловно, верю в судьбу, но примеры разные есть в жизни. Судьба направляет, а в какую сторону идти – это решение самого человека.

Фото Ира Яковлева

====================================================
ВСе фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11719

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 12:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102502
Тема| Балет, Конкурс, Vaganova-PRIX, Персоналии
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Звезды нашли звездочек. Итоги фестиваля Vaganova-PRIX в Петербурге
Где опубликовано| © "Санкт-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2018-10-2
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/zvezdy_nashli_zvezdochek/
Аннотация| Закончился VIII международный конкурс Vaganova-PRIX, участие в котором приняли юноши и девушки от четырнадцати до восемнадцати с половиной лет из двадцати стран.

В этом году конкурс впервые проходил в необычном формате. В феврале в Лозанне состоялась встреча ректора Академии русского балета имени А. Я. Вагановой Николая Цискаридзе с художественным руководителем международного конкурса балета «Приз Лозанны» госпожой Кэтрин Брэдни. На встрече было достигнуто соглашение о проведении отборочного тура «Приз Лозанны» в рамках конкурса Vaganova-PRIX. В результате переговоров пришли к решению, что госпожа Брэдни войдет в состав жюри петербургского конкурса, где, возможно, выберет кандидатов от российского конкурса, чтобы пригласить их принять участие в следующем «Призе Лозанны». На практике так и получилось: приглашение получили Владислав Ходасевич (Белоруссия), Марат Султанов (Латвия) и Жуана Сенра (Португалия).

В состав жюри вошли помимо руководителя Академии Вагановой Жанны Аюповой руководители балетных школ из Дрездена, Сеула, Москвы, Токио и Штутгарта. Возглавила жюри одна из последних учениц Агриппины Яковлевны Вагановой народная артистка СССР Ирина Колпакова. Конкурс проходил в два тура.

Перед началом гала-концерта, проходившего на сцене Мариинского театра, Николай Цискаридзе сказал, что 2018 год для Академии Вагановой полон знаменательных дат: 280 лет со дня основания первой балетной школы в России, 200 лет со дня рождения великого балетмейстера Мариуса Петипа, жизнь которого в течение полувека была связана с Театральной улицей (ныне улица Зодчего Росси), и, наконец, 30 лет со дня проведения первого конкурса Vaganova-PRIX, основателями и организаторами которого были выдающиеся танцовщики Наталья Дудинская и Константин Сергеев. Очень многие из участников первых конкурсов стали впоследствии звездами мирового балета, среди них Ульяна Лопаткина, Светлана Захарова, Евгения Образцова, Игорь Колб, Владимир Шкляров и многие другие.

«Гран-при» был удостоен Михаил Баркиджиджа (Академия им. Вагановой), он же был награжден статуэткой, изображающей Галину Уланову в образе Одетты. Первой премии удостоены: Сейон Мин (Республика Корея, Высшая школа искусств, Сеул), Mарко Юусела (Финляндия, Академия им. Вагановой), Александра Хитеева и Анастасия Смирнова (Академия им. Вагановой).

Премия Н. Дудинской и К. Сергеева досталась Сейон Мин (Республика Корея), приз зрительских симпатий - Юлии Бондаревой и Аарону Осава-Горовицу (США), воспитанникам Академии им. Вагановой.

В заключение торжественного вечера студенты академии выступили в балете Сержа Лифаря «Сюита в белом».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 25, 2018 3:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102503
Тема| Балет, фестиваль Context. Diana Vishneva, Национальный балет Канады, Персоналии,
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Люди и муравьи. На фестивале Context выступил Национальный балет Канады
Где опубликовано| © «Санкт-Петербургские ведомости» № 199 (6308)
Дата публикации| 2018-10-25
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/lyudi_i_muravi/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В рамках международного фестиваля современной хореографии Context. Diana Vishneva, cозданного и возглавляемого выдающейся петербургской балериной, состоялись гастроли Национального балета Канады.


«Возникновение». Артисты национального балета Канады. ФОТО Каролины КУРАС предоставлено пресс-службой фестиваля

Для гастролей в России художественный руководитель труппы знаменитая балерина Карен Кейн выбрала работы трех хореографов - Кристал Пайн, Джастина Пека и Гийома Коте. Они наиболее ярко отражают сегодня творческие поиски коллектива в области современной хореографии, показывая одновременно возможности танцовщиков.

Вечер открылся одноактным балетом Гийома Коте на музыку Филипа Гласса «Бытие и ничто», поставленным по одноименному трактату французского писателя Жан-Поля Сартра, где обосновывается неспособность разума справиться с враждебностью бытия. Имя Гийома Коте знакомо петербуржцам: в 2011 году он был участником известного в те годы проекта «Короли танца», где показал себя талантливым танцовщиком и незаурядным композитором, сочинив музыку для ряда номеров.

...Сцена представляет собою коммунальную квартиру, условно разделенную на четыре части: спальня, где любовным утехам предаются юноша и девушка (Кэтрин Хозье и Феликс Паке); дверь, открывающая путь в темный коридор, где пара квартирантов разыгрывают между собой любовные шарады (Челси Мейсс и Джек Бертиншоу); в гостиной, устланной цветным ковром, супружеская пара (Хизер Огден и Брендан Сэй) выясняет отношения. И, наконец, раковина-умывальник, где безуспешно пытается побриться мечущийся среди обитателей жилья афроамериканец (Сифесиле Новембер). Вся сцена освещается единственной лампочкой без абажура, висящей на шнуре в центре потолка.

Главная героиня балета - Женщина (Грета Ходжкинсон), обуреваемая неразделенной страстью. Ее вариация, великолепно исполненная танцовщицей, - воплощение отчаяния, тоски, безнадежности. Герои балета постоянно окружены толпой - одиннадцатью мужчинами в черных костюмах-униформах. Они подслушивают, подсматривают, сплетничают, разрушая едва наметившиеся искренние человеческие связи.

В финале Женщина мечется между былым возлюбленным, голос которого она слышит по телефону, и новым избранником (Бен Рудизин). Бессильная сделать окончательный выбор, Женщина снова остается одна, и над ней, как и в прологе, зажигается лампочка без абажура.

Джастин Пек, танцовщик и хореограф «Нью-Йорк сити балета», создал жизнерадостный этюд-воспоминание о своей молодости, проведенной в Калифорнии. Paz de la Jolla («Танец радости») на музыку Богуслава Мартину исполнен юношеского задора, оптимизма, необоримой веры в жизнь и любовь.

Техническим мастерством порадовали солисты Челси Мейсс, Хана Фишер и Харрисон Джеймс. Но, при всей попытке создать что-то новое, балет оставил впечатление вторичности, чего-то уже виденного. Нет сомнений, Джастин Пек находится под влиянием творческой манеры Алексея Ратманского, создавшего в 2008 году на сцене «Нью-Йорк сити балета» свой Concerto DSCH, посвященный памяти Дмитрия Шостаковича (позже балет был перенесен на сцену Мариинского театра). Очевидно сходство стилистической манеры, хореографического решения, структурного построения сцен.

Кристал Пайт считается одним из ведущих хореографов Канады, яркой представительницей школы современного танца. Ее балету на музыку Оуэна Белтона «Возникновение» можно было бы дать подзаголовок «На заре человечества»: сквозь плотную скорлупу огромного яйца проклевывается, а затем появляется слабое существо, руки которого еще напоминают крылья. Постепенно аморфная масса обретает человеческие формы. И здесь хореограф делает резкий смысловой поворот: она представляет развитие человечества как эволюцию социальной организации у насекомых. Сцена, напоминающая ярко освещенный подземный улей, заполняется роем танцовщиков, их тела в танце создают причудливые формы, узоры, переплетения, которые, с точки зрения хореографа, едины для мира насекомых и человека. У насекомых есть враги - это птицы-фламинго с их острыми клювами, безжалостно вторгающиеся в жизнь ульев. Идет борьба за выживание. Хореограф великолепно владеет созданием массовых сцен, безупречных по своей ритмопластике и выразительности. Спектакль исполнен эмоционального напряжения, психологической убедительности.

Национальный балет Канады показал свое умение создавать репертуар из сочинений разных хореографов, весьма отличающихся по философской мысли, пластическому решению и эмоциональному воздействию на зрителя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 26, 2018 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102601
Тема| Балет, фестиваль Context. Diana Vishneva, Национальный балет Канады, Персоналии,
Автор| Андрей Галкин
Заголовок| Три шага по восходящей
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2018-10-26
Ссылка| https://musicseasons.org/tri-shaga-po-vosxodyashhej/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Ханна Фишер и артисты Национального балета Канады, постановка Paz de La Jolla. Фото: Каролина Курас

Шестой фестиваль «Context. Diana Vishneva» открылся не Гала-концертом, а монопрограммой Национального балета Канады. Это не слишком далеко увело от привычного формата, потому что три привезенных канадцами одноактных спектакля различаются не меньше, чем номера, показывавшиеся на открытии в прошлые годы.

Название первого из них – «Бытие и ничто» Гийома Котэ – повторяет заголовок философского труда Жан-Поля Сартра. Но драматургия имеет балетный прототип – «Квартиру» Матса Эка, откуда взята идея сконцентрировать дуэты и соло вокруг предметов интерьера (лампочки, кровати, двери, раковины, ковра и стула, телефона) и в массовом номере вывести действие за пределы воображаемого дома, на улицу. Впрочем, упрекнуть Котэ в хореографических заимствованиях или в отсутствии фантазии невозможно. Его балет поставлен в неоклассической, совсем не эковской, стилистике, и в течение тех 40 минут, что он длится, исполнители опробуют все мыслимые и немыслимые способы взаимодействия в танце. Проблемы возникают на уровне структуры. Минималистичная музыка Филипа Гласса, в которой многократно повторяются и чередуются короткие фразы, вызывает к жизни аналогичную общую динамику танца. Нет ни кульминаций, ни спадов, ни каких-либо изменений фактуры. Некоторое напряжение вносит лишь «уличный» кордебалет, наблюдающий за маленькими драмами из полумрака в глубине сцены, подкрадывающийся к солистам, синхронно или последовательно поворачивающий головы, взмахивающий руками. Ну, а собственно танцевальная мысль проясняется в самом конце, когда из оркестровой ямы раздается чуть более развернутое мелодическое построение, и Котэ сочиняет под него красивый финал «телефонного» адажио.

Джастин Пэк, автор второго балета программы («Paz de la Jolla»), следует традициям своей альма-матер – Нью-Йорк Сити Балле. Он упаковывает «пляжную» тематику «En Sol» Джерома Роббинса в иерархию «Рубинов» Джорджа Баланчина (пара – солистка – кордебалет), оглядывается на баланчинскую «Серенаду» в группировке кордебалета, на дуэты обоих отцов-основателей американской неоклассики в танце центральной пары. Пэк показывает себя верным учеником, чрезвычайно прилежным, но не бесталанным. Его хореография, несколько аморфная из-за назойливого кордебалетного аккомпанемента, в общем передает заложенные в симфониетте Богуслава Мартину колебания игривости и скрытой тревоги (в медленной средней части кажется, что очередное падение героя может обернуться смертью). Там же, где выразительности не хватает движениям, за балетмейстера «договаривают» солисты – Ханна Фишер и Харрисон Джеймс, танцующие с пикантным легкомыслием.

На солистов вовсе не полагается Кристал Пайт. Ее «Возникновение», завершавшее тройчатку, исключает какое бы то ни было самораскрытие исполнителей. Постановщица все время довлеет над ними, используя как живые краски в картине, где не меньшее, чем танец, значение имеют декорации Джея Гауэра Тейлора, костюмы Линды Чоу и освещение Алана Броди. Визуальный образ спектакля выстроен ими безукоризненно. В испещренном темными мазками оранжевом поле можно увидеть тропический закат, а можно и пламя пожара. Из жерла направленного в зал тоннеля выстреливает световая пушка, туда исчезают и оттуда выползают на сцену артисты. Танцовщицы в черных купальниках передвигаются под собственный хрустящий шепот с тихой неотвратимостью ползучей тьмы. Танцовщики с оголенными торсами, с прорисованными черной краской линиями позвоночника и лопаток изображают то ли стаю копошащихся жуков, то ли месиво человеческих костей в катакомбах. И уже не имеет значения, что из целого выбиваются изредка вводимые микроансамбли – ахиллесова пята постановочного мышления Пайт. Все усиливающийся напор массовых перестроений поглощает частности, не давая отвлечься на них ни разу вплоть до финала.

А когда финал наступает, становится ясным, что вечер Национального балета Канады – это, помимо прочего, еще и пример грамотной компоновки программы. Три балета расположены друг за другом так, что впечатления от них идут по восходящей, и после спокойной неоклассики «Бытия и ничто» и «Paz de la Jolla» еще вернее достигает цели энергетический взрыв «Возникновения».



фото предоставлены пресс-службой

CONTEXT. Diana Vishneva
=====================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Ноя 15, 2018 10:36 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 26, 2018 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102602
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Ксения Шевцова
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Ксения Шевцова
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2018-10-26
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/ksenia-shevtsova
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Совсем недавно по окончании балета «Манон» со сцены Муз. театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Лоран Илер объявил о том, что Ксения Шевцова возведена в ранг прима-балерины театра. La Personne встретился с Ксенией и поговорил о переменах в ее творческой жизни, новом статусе и об отношении к работе в целом.



Ксения, неделю назад ты стала прима-балериной. Что ты почувствовала, когда Лоран Илер объявил эту новость после спектакля?

На самом деле, была в полнейшем шоке. Сначала даже не поняла, что происходит. Очень как-то неловко и странно…

В театре не было такой традиции – объявлять о новом назначении со сцены, Лоран открыл ее для России.

Я в этот момент думала: «Опять со мной все помпезно». На выпуске педагог Ситникова Ирина Александровна мне говорила: «Пойдешь в театр – не выпендривайся. Оденься поскромнее». А я тогда пришла с бритой головой и вспомнила ее слова. И вот теперь каждый раз со мной происходит такая история, что я стараюсь не выпендриваться, но почему-то все очень помпезно происходит.

Мы с тобой встречались год назад и, мне кажется, этот год стал для тебя каким-то фееричным и очень насыщенным. Тогда ты рассказывала про свою премьеру в «Лебедином озере».

Да, это уже год назад было?

И вот, ты уже прима-балерина. Ты задумывалась о том, что теперь ты в новом статусе?

Нет, я еще не задумывалась, и совсем этого не чувствую. Не осознала, мне кажется.

На протяжении этого года у тебя были по-настоящему успешные вводы в новые ведущие роли: «Лебединое озеро», «Манон», «Сюита в белом». Ты год назад, наверное, еще и не думала о том, что успеешь так много станцевать за один сезон?

Это моя работа, которую нужно сделать. В мои планы изначально не входили такие цели, как стать прима-балериной или станцевать тот или иной спектакль. Я просто выхожу и делаю свою работу, дальше эта работа дает свои результаты. А руководитель уже решает, что нужно дать новую роль или сделать какое-то продвижение по результатам моей работы.

Конечно, сейчас будет сложнее, потому что все следующие спектакли и вообще последующие выходы на сцену будут уже расценивать как танец прима-балерины. Совсем другая ответственность, а ведь я-то осталась той же… Не знаю, посмотрим…


Я не мечтаю, у меня есть реальность, в которой я здесь и сейчас.


Как твой педагог отреагировала? Что тебе сказала Маргарита Сергеевна (прим. ред. педагог Ксении в театре Маргарита Дроздова)?

Она тоже не ожидала. Я у нее спросила сначала: «Маргарита Сергеевна, вы знали?» Она: «Нет, я вообще ничего не знала». Честно сказать, сейчас такое внимание к этому вопросу приковано, хотя я прошла все стадии в театре, начиная с того момента, когда на лавке сидела во время спектакля. И такие партии у меня были. Я танцевала двойки, тройки, стояла в кордебалете, просто никто не обращал на это внимание. Видимо, эта громкая ситуация в Мюнхене что-то переключила. Я и «Майерлинг» танцевала с первого года. На самом деле многих в театре не замечают, все дело случая. Мне повезло, конечно, но я не вылезла из ниоткуда и не начала сразу танцевать соло.

Получается, большую роль сыграла удача в твоей жизни?

Да. Когда я пришла в театр, первая больна партия была двойка подруг в «Дон Кихоте», потому что девочка заболела, и я вышла вместо нее. На этом спектакле была хореограф-постановщик, которая ставила «Майерлинг», она меня заметила. В итоге я попала в состав этого спектакля. Это такая цепочка из случайностей. И в Мюнхене тоже была случайность. Потом оно как-то по накатанной и пошло.

Но ты эти случайности используешь, выходишь и делаешь, несмотря на то, что часто это были быстрые замены, например…

Мама мне в детстве всегда говорила: «Ты плохо делаешь уроки. Если бы я делала плохо свою работу, меня бы уволили. Ты тоже должна хорошо выполнять свою работу, твои уроки – это твоя работа». Я это запомнила, каждый должен быть на своем месте и качественно выполнять работу.

Я знаю, что ты реалист, к себе относишься критично, при этом очень проста в общении, за что тебя в театре твои коллеги и любят. Тебе не кажется, что ты излишне критична к себе иногда?

Я стараюсь не относиться совсем критически к себе, у балетных такое есть, что «Ой, я плохо все делаю, я урод, кривая, косая и некоординированная». Но все же я стараюсь реально на себя смотреть. Я знаю, что у меня может получиться хорошо, а что плохо. Руководитель, который дал тебе работу, считает, что ты можешь это сделать, и ты должен выполнять, достигать чего-то невозможного и совершенствоваться. Конечно, у меня есть не все данные, и каких-то из них никогда не будет. Но я могу постараться это скрыть, спрятать.

Ты уже научилась вуалировать свои минусы какими-то сильными сторонами в главных ролях?

Да, я всегда старалась, даже когда в кордебалете стояла. Здесь это даже неважно – ведешь ты спектакль или нет. Я надеюсь, что мне это удается лучше всего – спрятать то, чего у меня нет, я очень на это надеюсь.

У тебя бывает страх, когда ты ведешь спектакль?

Мне никогда не было страшно вести балеты, у меня есть свой взгляд на то, как это должно быть. Наверное, не все с моим взглядом согласны, но он у меня есть, и я этому рада. У меня всегда есть четкое представление на ту или иную роль, и это дает мне такое бесстрашие.

Когда ты делаешь партию, ты думаешь о том, чтобы это понравилось зрителю, или ты ее делаешь для себя?

Нет, вообще не думаю об этом. Я думаю о том, что я должна донести до зрителя. Искусство необязательно должно всем нравиться, оно может быть неприятным, отвратительным, мерзким. И так же наши роли могут быть неприятными. Очень хочется сделать своего героя положительным, но всегда есть отрицательные герои, и их не нужно оправдывать. Это присутствует и в жизни, это реально.

Поэтому я думаю о том, как бы это было в реальности, а не как бы это было сладко. Мне не хочется смотреть узко на эту часть творчества.

Тот же балет «Манон». Многие говорят: «Манон должна быть вот такая». Не должна. Сегодня такая, завтра – другая, это театр, это не кино, не фотография, каждый раз что-то новое, абсолютно разное. Мне кажется, именно это расширяет нас, на сцене может произойти разное, ты репетируешь одно чувство, а на сцене почувствуешь совсем иначе.

Эти чувства невозможно предугадать, спектакль – это живой организм, и твоя роль живая, и ты на сцене живой, и тогда это интересно. Но это не может всегда нравиться зрителям, поэтому я не стремлюсь, чтобы им это нравилось всегда, пусть они получают любые эмоции – негативные или позитивные, но они получают их!


Искусство необязательно должно всем нравиться, оно может быть неприятным, отвратительным, мерзким.

У вас с Маргаритой Сергеевной достаточно свободные отношения в репетиционном зале. Она очень прислушивается к тебе, к твоим ощущениям…

Но она может сказать и строго. Если она видит, что мне не подходит, она скажет: «Нет, так ты делать не будешь. Это плохо, ты просто не понимаешь, что это нехорошо». Я ей доверяю полностью в этом плане. Вообще, удивительно, как у одного педагога все балерины совершенно разные. Она не навязывает свою интерпретацию никогда.

Да, в интервью она об этом говорила, что для нее очень важна индивидуальность.

Да. Когда мы на классе себя немного халатно ведем, занимаемся с хвостом, болтаем, врем комбинации, я понимаю – балерины такими не должны быть, наверное. Мы должны быть собранными, я пришла и работаю в зале. А мы хи-хи, ха-ха, что-то обсуждаем – платья какие-то новые, я бутерброды иногда обсуждаю. Она нас пресекает, иногда злится очень: «Я вам крестом задам или вообще уйду». Конечно, ее это раздражает. Но она дает свободу какую-то даже в этом отношении, и, удивительно, мы же все равно продолжаем над собой работать, а не закрываемся. Я думаю, что она тоже была такая, поэтому и нам разрешает (улыбается).

Ксюша, а ты за этот год поменялась внутренне, как ты думаешь?

Иногда смотришь на жизнь своих однокурсников и думаешь, что люди уже и театр сменили, и замуж вышли, и детей нарожали, и профессию поменяли, а я сижу на кухне до сих пор, и ничего не меняется. Оказывается, у меня тоже что-то поменялось, я уже прима-балерина, и партии другие готовлю. Может быть, это только работой ограничивается, конечно. Но, наверное, я изменилась, просто я этого не замечаю. Скорее, так можно сказать – я изменилась, но не изменила себе.

С тобой иногда репетирует Лоран. Он вносит какие-то иные краски в твои роли, непривычные для нашей культуры исполнения?

Мы начали репетировать «Жизель». Я пересмотрела в этой роли Колпакову, Терешкину, Осипову и других русских балерин, пыталась поймать манеру, какой-то дух что ли. Сегодня на репетиции присутствовал Лоран и внес иные акценты, нежели у нас. Но это нормально, для меня это интересно.

Получается, что у меня будет совершенно другой образ, мой язык тела будет другой, я изначально буду говорить другое. Для выстраивания роли я прочитала литературные источники, связанные с «Жизелью», чтобы понять для себя, какой будет моя героиня. Но еще и физически хочется как-то по-другому сделать роль, наверное, именно его замечания помогут сделать это в другом стиле.

Совсем недавно ты принимала участие в проекте «Большой балет», который скоро выйдет на телеканале «Культура». Кто занимался составлением репертуара?

Все вместе. Вообще весь театр, мне кажется, нам помогал. Помню, когда Лоран предложил поучаствовать в этом проекте я подумала: «Что я буду показывать? Кого я могу удивить? Я же ничего не могу». И я решила сделать акцент на том, что будет семь программ, в которых хочется раскрыться по-разному, можно выбрать семь совершенно разных персонажей.

Ты не раз говорила, что ты не конкурсная балерина и не любишь конкурсы, а тут мало того, что конкурс, еще и весь съемочный процесс делает этот проект сложнее.

Да, но я не воспринимала это как конкурс, я почему-то это воспринимала как шоу. Мне кажется, я очень скептически к этому относилась.

Тебе мешало, что нет зрителя, камеры все время в лицо?

Нет, мне было вообще все равно. Когда я на сцене танцую, я не думаю, что на меня смотрит зритель, потому что один смотрит на меня, другой смотрит на партнера, а третий вообще смотрит на балдахины. Я же не могу предугадать, когда люди будут смотреть именно на меня.

Мне кажется, ты очень четко, математически, расставляешь задачи — как, где и что ты должна сделать?

Я могу, конечно, их расставлять, но в тот момент, когда я танцую, мысли могут смешаться. Очень часто в последнее время я танцую, танцую, затанцовываюсь и забываю порядок вообще, просто белый лист.

В «Большом балете» за кулисами ты произвела, мне кажется, просто фурор своей дотошностью в создании образов: прическа, макияж, костюмы. Кто-то называл тебя капризной…

Да? Уже так говорят?

Скажи, эта дотошность в том, какая у тебя должна быть прическа, макияж – это ведь тоже часть той самой работы, которая должна быть сделана?

Да, все должны делать свою работу, все должны выполнять ее хорошо, а я не могу ее выполнять хорошо, если мне не нравится моя прическа. Зритель нас воспринимает так, как мы появились в первое мгновение, да и вообще люди нас воспринимают в обществе по одежке. Если я выйду, а у меня пучок висит на шее, а я танцую не «Жизель», это неуместно, ведь у каждой роли или персонажа есть свой стиль определенный. Мне кажется, это очень важно. Плюс нельзя выйти так, чтобы ты был некрасивый, чтобы ты не нравился себе. Это же уверенность в себе, в том числе. Возможно, я слишком акцентирую внимание на мелочах, но я считаю, что я права.

Меня этому научили в театре мои коллеги, которые были старше меня. И сейчас, когда я смотрю и вижу такие погрешности у молодых артистов, как порванные или грязные тесемки, или когда кто-то намазал себе синие тени до бровей, я не постыжусь, подойду и скажу, что это выбивается из всего контекста спектакля, что это нехорошо. Возможно, кто-то подумает, что я такая заносчивая и думаю о себе слишком много, но я искренне хочу помочь. Хочу помочь сделать спектакль целостным, чтобы ничего не отвлекало.

Ты за традиции в театре, да?

Наверное, да. Я за дедовщину!

Ты упомянула про уверенность, ты уверенная в себе балерина, женщина?

Нет, я ужасно не уверена в себе и пытаюсь это скрыть. Мне кажется, люди это видят. Конечно, как и у всех людей, у меня есть какие-то комплексы. Когда я о них говорю, люди говорят: «Да ты что? У тебя? Точно нет». Я просто знаю свои откровенные минусы и пытаюсь их убрать, скрыть, чтобы их не было видно другим людям.

Ты тщеславна?

Не знаю, сложно ответить на этот вопрос.

Артисту?

Артисту, да. И как человеку тоже, думаю. У меня нет этого комплекса отличницы, но он, наверное, должен быть. Я все время думаю: «Нет, нужно сделать так. Да ладно, никому это не нужно». Хочется сделать хорошо, а получается, как всегда.

Что тебя вдохновляет?

Мне кажется, меня вдохновляет, когда течет вода. Смотришь на воду, и сразу как-то много мыслей, словно они так сразу начинают тоже течь. Может быть, потому, что я водный знак, мне хорошо рядом с водой.

Ты живешь настоящим или думаешь о том, что ты строишь свою жизнь и к чему-то идешь?

Живу реальностью. Я не мечтаю, у меня есть реальность, в которой я здесь и сейчас. Когда я на сцене даже танцую, сейчас у меня есть первый выход, я думаю только о нем, я не думаю о том, как выйду на коду.

Почему ты отвергаешь социальные сети?

Мне кажется, никому моя жизнь не интересна вообще, а мне выставлять ее так тем более. Мне нечего выложить, мне нечем поделиться, наверное. Я не думаю, что кому-то интересно знать станцевала я «Лебединое озеро» или нет. Тем, кому не все равно, они и так знают об этом.

Представь, что через десять лет ты читаешь это интервью, что бы ты себе передала?

Молодец, сказала бы (смеется)!

Фото Карина Житкова
==========================================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20275
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Окт 27, 2018 11:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018102701
Тема| Балет, Музыкальный театр, Омск, Персоналии, Екатерина Жигалова
Автор| Екатерина Шишикина
Заголовок| Екатерина Жигалова: «Я ни разу не пожалела, что вернулась в Омск»
Где опубликовано| © Информационное агентство «Новый Омск»
Дата публикации| 2018-10-27
Ссылка| https://newsomsk.ru/oreol/news/80188-ekaterina_jigalova_ya_ni_razu_ne_pojalela_chto_ver/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В новом сезоне труппу Омского Музыкального театра пополнила новая солистка – Екатерина Жигалова. Балерина уже успела покорить сердца омичей исполнением главной роли в постановке «Эсмеральда». О своем творческом пути, особенностях балетного мира, шоколаде и любви к классической литературе Екатерина рассказала в своем интервью.


Фото из газеты «Ваш ОРЕОЛ»

С первых минут общения можно понять, что Екатерина – человек основательный и целеустремленный. Балет для нее – это не только филигранность движений, но и серьезная психологическая и эмоциональная работа. Екатерина родилась в Омске, первые шаги в балете делала в студии Музыкального театра. Но карьера Екатерины сложилась в Санкт-Петербурге, где девушка жила последние 14 лет. В этом году ради работы в Музыкальном театре она решила вернуться в Омск. Помимо «Эсмеральды», зрители могут увидеть Екатерину Жигалову еще в других постановках: «Идиот», «Юнона и Авось» и «Обнаженное танго». В них балерина исполняет главные женские партии.

Екатерина, что повлияло на ваше решение вернуться в Омск?

– В начале этого года я получила от главного балетмейстера Надежды Калининой приглашение принять участие в балете «Эсмеральда», который ставился в Омском музыкальном театре. Я видела работы Надежды Станиславовны и очень заинтересовалась ими. Поэтому ее приглашение для меня было заманчивым. Я приехала в Омск, отработала несколько показов в марте, потом в мае. После этого мне предложили работу в труппе Музыкального театра. На тот момент обучение в консерватории Римского-Корсакова в Санкт-Петербурге подходило к концу и я думала о своей дальнейшей карьере. Не могу сказать, что мне легко далось это решение – за 14 лет я привыкла к Петербургу. С другой стороны, поработать в Омском музыкальном театре было для меня интересно. Здесь очень обширный репертуар – есть и авторские, и классические постановки, а для любого профессионального артиста разноплановость ролей всегда привлекательна. Я подумала: ведь можно действительно рискнуть и сделать этот шаг. Приехать и насладиться творчеством и вдохновением. На данный момент я уже два месяца в Омске и пока еще ни разу не пожалела, что сделала этот выбор.

Я слышала много восторженных отзывов о вашей работе в «Эсмеральде». Каким лично вы видите образ этой героини, легко ли вам было воплотить его на сцене?

– Эсмеральда доверчива, но в то же время она очень благородна и никогда никого не обидит. Взять, например, момент, когда Квазимодо оказался у позорного столба и терпел насмешки толпы. Именно Эсмеральда дала напиться ему воды. Она не побоялась этого человека, несмотря на то что до этого он пытался ее похитить. Могу сказать, что в жизни я тоже доверчивый и наивный человек, поэтому образ Эсмеральды мне не противоречил.

Екатерина, существует мнение, что балет – это искусство для избранных. Здесь особые, жесткие требования. Вы согласны с такой точкой зрения?

– Когда я поступала в хореографическое училище, не все проходили отбор. Во-первых, ты должен соответствовать по здоровью. Все поступающие обязательно проходят медосмотр, где проверяют зрение, легкие, сердце и т. д. Во-вторых, немаловажное значение имеют пропорциональные данные внешности – в училище предпочитают брать стройных детей, с длинными руками и ногами. Конечно, в десять лет сложно предугадать, каким ребенок станет в процессе взросления. Бывают случаи, что маленькая, тоненькая девочка может потом превратиться в «кубышку». В таком случае идет отчисление по профнепригодности. Существует много других критериев для будущих артистов балета: гибкость, пластичность, чувство ритма и т. д.

Как вы попали в мир балета?

– Когда мне было пять лет, мама привела меня в балетную студию при Омском музыкальном театре. Я занималась там пять лет, принимала участие в спектаклях текущего репертуара театра. Как-то из Новосибирска приехала группа педагогов, они смотрели детей десятилетнего возраста. Наиболее способных пригласили приехать на вступительные экзамены в Новосибирское государственное хореографическое училище. Я попала в этот отбор, успешно сдала экзамены, и так с десяти лет началась моя детская самостоятельная жизнь. Учеба длилась восемь лет, в этот период я жила в интернате при училище. Во время моего последнего года обучения в Новосибирск приезжал на гастроли Санкт-Петербургский академический театр балета Бориса Эйфмана. Их директор пришел посмотреть выпускников нашего училища, нескольким студентам предложили приехать в Санкт-Петербург – была возможность попасть в труппу театра. Среди этих студентов оказалась и я, мы все подготовили свои номера для просмотра, после которого мне предложили работу в театре Бориса Эйфмана, где я отработала десять лет. Потом я решила поступить в консерваторию Римского-Корсакова на специальность «балетмейстер-репетитор».

Екатерина, «Театр Бориса Эйфмана» – это очень престижное место для любого артиста балета, почему решили оттуда уйти?

– Балетный век недолгий, в 38 лет артисты уже выходят на пенсию. Чтобы быть востребованным в дальнейшем, нужно подумать заранее о том, чем ты хочешь заниматься. 90% артистов продолжают карьеру по своей специализации и становятся педагогами, репетиторами. Есть и такие, кто уходят в совершенно другие сферы. Я отработала десять лет как артистка балета в театре, но потом решила, что пора идти дальше – хотелось реализовать себя в чем-то другом. Во время учебы я устроилась в театр оперы и балета при консерватории, но, к сожалению, этот опыт был не очень удачный – я заработала серьезную травму. Когда я восстановилась, меня позвали обратно в театр Бориса Эйфмана, но уже в качестве педагога-репетитора. Эту работу я совмещала 3,5 года с обучением в консерватории.

Артисты балета могут быть «свободными художниками» и работать сразу в нескольких местах и труппах?

– Да, у меня есть знакомые ребята, которые работают, как сейчас модно говорить, фрилансерами. В Санкт-Петербурге на данный момент много коллективов, которые регулярно гастролируют. Например, кто-то собирает на определенный период труппу из разных артистов, они уезжают на гастроли на два-три месяца, зарабатывают деньги, возвращаются, расходятся по своим театрам. Раньше артистам балета можно было работать только официально. Раз уж ты получил образование, нужно было куда-то устроиться, чтобы потом не было проблем со стажем работы. Ведь, в отличие от других профессий, у нас срок работы небольшой – 20 лет. Сейчас, когда появилось больше возможностей, конечно, хочется и там поработать и здесь, и съездить куда-нибудь. Есть ребята, которые так и работают, но по большей части все равно артисты стараются служить в государственном театре.

Расскажите о вашем рабочем дне?

– Рабочий день начинается в десять утра. Первый час для всех одинаковый – у нас идет урок, а дальше расписание строится в зависимости от текущего репертуара. Не могу сказать, что каждый день работа планируется одинаково. Она может продолжаться с 10 до 14, а потом с 18 до 20-21. У Эйфмана рабочий день у нас начинался с 11-ти. Мы работали до 15 часов. Следующий рабочий блок продолжался с 19 до 22. То есть у артиста между рабочими часами обязательно должен быть перерыв, чтобы была возможность восстановиться. Но если тебе нужно было что-то выучить, подготовить, то можно было взять дополнительное рабочее время.

Сколько часов в день в среднем работает артист балета?

– Примерно семь часов, но иногда может быть больше – восемь, девять и т. д.

Смотришь фильмы про балет, танцы или спорт, и там часто показывают, как человек, чтобы стать лучшим, начинает сутки напролет тренироваться. Это все преувеличение?

– Сутки напролет – точно нет. Балет – физически тяжелое искусство. Тело не может находиться в напряжении целый день. Поэтому перерывы и выходные дни необходимы.

Не только благодаря кинематографу, но и литературе, а также СМИ про балет сложился стереотип, что это одна из самых жестких профессий в плане конкуренции. Все эти истории про иголки в пачках и стекла в пуантах от конкуренток – это миф или в нем есть доля правды?

– Сколько работала в театре, никогда не сталкивалась с тем, чтобы сыпали в пуанты стекла или иголки. И среди знакомых из других театров никто про что-то подобное не рассказывал. Я иногда тоже смотрю эти фильмы и думаю – вводят же публику в заблуждение! Хотя, может быть, где-то такое и есть, берут же откуда-то сюжеты для таких фильмов. Что касается конкуренции, то, конечно, она есть. Как среди ведущих солистов, так и среди кордебалета. Где ты стоишь – в первой линии или последней, какие номера исполняешь – все это имеет значение.



Как, на ваш взгляд, можно выделиться среди остальных?

– На мой взгляд, лучше не оглядываться на других, а сконцентрироваться на себе. Приходить каждый день в балетный зал и стараться самого себя усовершенствовать. Каждый артист знает свои слабые стороны. Где-то увидеть их помогает педагог. Он может со стороны оценить и сказать – что хорошо получается, а что нет. Каждый раз ты приходишь в зал и думаешь, что ты хочешь конкретно в этот день получить. Так, маленькими шажочками пытаешься улучшить то, что тебе не удается. Просто целенаправленно стремишься делать что-то лучше.

Екатерина, что в балете важнее – отточенность техники или драматургия?

– Если мы рассматриваем классический балет – «Щелкунчик», «Жизель», «Лебединое озеро», то здесь на первое место выходит техническая сторона. По сравнению с авторским балетом, эмоции тут более сдержанные, каноничные. В авторском балете, к которому как раз относятся работы Надежды Калининой, драматургия и техника должны быть в совокупности. Без эмоций и чувств эти балеты существовать не могут. Зачастую такие работы имеют более глубокое содержание, чем классические. В авторском балете сочетаются литературный источник, видение балетмейстера и восприятие самих артистов.

Екатерина, на артисте всегда лежит большая ответственность, особенно если он исполняет центральные партии. Что делать, если накануне выступления, а особенно премьеры, артист заболел? Как поступаете вы – не выходите на работу или, превозмогая себя, все равно выступаете?

– Если я заболеваю, то все равно работаю. Если я дам себе слабину, то мне себя потом будет трудно собрать, а плохое самочувствие будет только усиливаться. Я уже давно поняла – как бы мне ни было тяжело в первый день, я лучше переборю себя, мне потом становится легче. Кто-то, наоборот, считает правильным день отлежаться, чтобы восстановиться, а уже потом выходить на работу. Конечно, если я сильно устаю, то могу целый день пролежать, не двигаясь. У меня была подобная ситуация перед премьерой «Эсмеральды» в марте. В плане стояла сценическая репетиция, а у меня ночью перед этим внезапно подскакивает температура до 38 градусов. Ушла с репетиции, сутки поспала, на следующий день вышла на работу.

Насколько я знаю, артисты балета придерживаются жесткой диеты: с одной стороны, должны быть силы для выполнения физических нагрузок, с другой – необходимо поддерживать определенный вес. Придерживаетесь ли вы какой-либо диеты?

– У меня нет диеты. Так получается, что я целый день почти ничего не ем, основное потребление еды у меня вечером. На завтрак я пью кофе, могу съесть ложечку меда. Никогда не обедаю, но бывает перекус – конфетка, печенька… На ужин могу съесть кусок мяса, курицы или рыбы. Фастфуд не люблю, предпочитаю домашнюю еду.

То есть сладкое для вас не табу?

0 От него я не могу отказаться! Это то, что должно быть всегда у меня доме. Очень люблю выпечку, печенья, торты… Раньше у меня вообще не было ни дня без шоколада, сейчас в приоритете сдоба. Если есть кусок мяса или торта, я отдам предпочтение куску торта. Мне никто не верит – невозможно быть такой худой и любить сладкое! Я думаю, что за долгие годы работы каждый артист выстраивает для себя определенный режим питания. Так, чтобы ему было комфортно существовать. Я знаю, что многие артисты для поддержания энергии едят шоколад. Для кого-то, наоборот, лучше съесть кусочек мяса. Также многие в день спектакля съедают порцию меньше обычного.

Екатерина, мы с вами очень много говорили про работу. Расскажите, а как вы любите отдыхать?

– В свободное время люблю читать. Из последнего, что мне особенно понравилось – это «Человек, который смеется» Виктора Гюго. С удовольствием перечитала бы эту книгу еще. Выбор произведения у меня зависит от настроения. Не всегда могу взять что-то крупное, иногда хочется просто почитать поэзию. Не так давно увлеклась поэзией Цветаевой.

Помимо чтения книг, я люблю ходить по музеям или выезжать за город. Когда жила в Санкт-Петербурге, мне очень нравилось ездить в Павловск, в Пушкин. Это те места, где душа отдыхает. Также я люблю ходить по театрам, смотреть за работой актеров в других жанрах. У каждого актера ты можешь найти что-то особенное и примерить на себя. И это может помочь тебе в своей работе. Мы все друг у друга учимся. Не важно танцуешь ты, поешь или говоришь.

=================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 5 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика