Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11505

СообщениеДобавлено: Пт Фев 08, 2019 5:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018053206
Тема| Музыка, Персоналии, М. Кожена
Автор| Эва Туречкова
Заголовок| МАГДАЛЕНА КОЖЕНА: ПЕТЬ НАДО ВСЕМ ТЕЛОМ
Где опубликовано| © Czech Radio
Дата публикации| 2018-05-25
Ссылка| https://www.radio.cz/ru/rubrika/radiogazeta/magdalena-kozhena-pet-nado-vsem-telom
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Магдалену Кожену особо представлять не надо… Всемирно известная меццо-сопрано родом из Брно – мать троих детей и жена главного дирижера Берлинской филармонии сэра Саймона Реттла – посвящает все свое время не только оперному пению, но стремится также привить любовь к музыке детям. Ее благотворительная организация в Чехии ежегодно устраивает хепенинг ZUŠ Open. Не только об этом Кожена беседовала на волнах Чешского Радио с Яном Покорным.

Почему кто-то умеет петь, а кто-то нет?

«Голосовые связки – маленькая мышца размером в два сантиметра. Важна окраска голоса, которая дана физиономией человека, например, важно, какой формы у него скуловая кость. Это – основная предпосылка для того, будет ли голос звучать красиво или нет. Далее важен музыкальный слух, целеустремленность, трудолюбие, способен ли человек работать в условиях нервного напряжения. Круг людей, у которых все это есть, а, значит, они могут заниматься пением на профессиональном уровне, невелик».

В одном из предыдущих интервью вы сказали, что поете «всем телом». То есть, даже ногами?

«Да, важно стоять твердо на ногах. Вы знаете, мне не нужно как-то особо разминать голос перед концертом, но то, что для меня действительно важно, так это делать дыхательные упражнения. Я регулярно занимаюсь йогой и пилатес, мне нужно быть в хорошей форме полностью, иметь подтянутым все тело. Голосовые связки, собственно, только сжимаются и разжимаются, они много-то не делают».

Будучи ребенком, вы сами посещали художественную и музыкальную школу. Вам нравилось туда ходить?

«Вы знаете, я была довольно странным ребенком. Мне нравилось абсолютно все, даже играть гаммы, чего я сейчас уже не очень понимаю. Не знаю, стоит ли это говорить вслух, но когда я делала ошибку, то кусала тот палец, который допустил оплошность, чтобы он помнил об этом. Я бы сказала, что сейчас я уже стала более нормальной, и стараюсь неточности воспринимать с юмором. Это лишний стресс, все-таки мы не станки, а люди, то есть ошибки будем допускать всегда».

Ваша благотворительная организация ежегодно организует хепенинг ZUŠ Open. С какой целью вы этим занимаетесь?

«Главная цель – привлечь внимание к нашей уникальной системе музыкальных школ (ZUŠ), куда дети ходят добровольно, в свое свободное время, и где «воспитываются» не только будущие профессионалы, но и публика. Эти люди разбираются в музыке, понимают ее, сами пробовали ею заниматься. На мой взгляд, массовое посещение художественных и музыкальных школ повышает уровень культуры всего народа. В этом году в хепенинге приняли участие более четырех сот таких заведений, по всей республике прошла более чем тысяча мероприятий при участии профессионалов, например карловарского оркестра. В г. Оломоуце дети поставили оперу «Ода на тваружки» (традиционные сырки, прим.ред.). Музыкальные школы по всей республике вышли на площади, в костелы, в общественные заведения и показали, чем весь год занимались. В десятимиллионной Чехии музыкальные школы посещает более четверти миллиона детей, это действительно много, и нас эта цифра радует».

Вы как-то сказали, что оперным певцам трудно поддерживать дружественные связи, вы постоянно путешествуете, у вас мало возможностей завязать с кем-то более тесный контакт. Видите ли вы в мире классической музыки еще какие-то недостатки?

«Иногда мне мешает наигранная серьезность, именно поэтому я люблю музыку эпохи барокко. Там обстановка намного свободнее, это музыка, которую в то время играли во время застолья, люди под эту музыку занимались трапезой. Когда вы поете с симфоническим оркестром, иногда на вас давит вся эта атмосфера, музыканты во фраках, вы хотите угодить Густаву Малеру и спеть все точь-в-точь, как он этого хотел, то есть на вас нависает тяжесть ответственности и отсутствие спонтанности. Именно поэтому мне очень понравился наш совместный проект с Ондржеем Гавелкой и Melody Makers. На таких концертах радость хлещет наружу, и вы не думаете о том, понравится ли ваше выступление критикам».

Какие ваши концерты нас ждут в ближайшем будущем?

«Мне очень нравится проект, над которым мы работаем вместе с Collegium 1704 и Вацлавом Луксом, готовим новые итальянские кантаты, некоторые из них не звучали со времен эпохи барокко, так как были найдены только недавно в архиве в Неаполе. Эти концерты прозвучат кроме ряда европейских городов также в Яблонце-над-Нисой и в Остраве».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 19953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 31, 2019 7:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018053207
Тема| Балет, БТ, Концертмейстер, Персоналии, Артем Гришаев
Автор| Елена Воробьева
Заголовок| Артем Гришаев:
«Я сознательно полюбил музыку в 16 лет»

Где опубликовано| © журнал "Смена " № 5, стр. 78-85
Дата публикации| 2018 май
Ссылка| http://smena-online.ru/sites/default/files/smena_5-2018_ipad.pdf#page=80
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Артем Гришаев — концертмейстер Большого театра, яркий, одаренный музыкант, принимавший участие во многих музыкальных фестивалях и мастер-классах музыкантов и педагогов, таких, как Джордж Дарден, Антонелло Аллеманде, Евгений Нестеренко, Ирина Богачева, Массимилиано Булло и многих других. Он аккомпанировал артистам Молодежной оперной программы и стажировался в Вашингтонской национальной опере в рамках обмена между Вашингтонской оперой и Большим театром России.



— В Большом театре прошла премьера оперы «Альцина» — Георга Фридриха Генделя, написанная великим немецким композитором в 1735 году на итальянском языке — для его первого сезона в лондонском театре Ковент-Гарден, тогда она прошла с огромным успехом. Расскажите, пожалуйста, о современной постановке 21-го века.

— Премьера «Альцины» — важное событие, и очень радует, что у московской публики вновь появилась возможность послушать прекрасную оперу барокко. К сожалению, произведения Генделя идут в наших театрах очень редко. В 2015 году на сцене Большого театра с успехом прошла премьера «Роделинды» — это была совместная постановка с Английской национальной оперой.

«Альцина» — это тоже копродукция, но уже с французским Международным оперным фестивалем в Экс-ан-Провансе, где она и была представлена в 2015 году. Либретто создано на основе поэмы Людовико Ариосто «Неистовый Роланд», к которой Гендель уже обращался ранее при создании опер «Орландо» и «Ариодант».

Над нашей постановкой работала творческая интернациональная команда, дирижер-постановщик — Андреа Маркон. Маркон — органист, дирижер, большой знаток и исследователь старинной музыки. Из певцов Большого театра в одной из главных партий занята Анна Аглатова, она исполняет партию Морганы — сестры Альцины.

— Артем, вы посвятили свою жизнь музыке, скажите, пожалуйста, кто повлиял на ваш выбор профессии? Может быть, это преемственность?

— Моя мама — пианистка, она была моим первым педагогом, у папы два образования — дирижерское и искусствоведческое, поэтому, собственно говоря, выбора у меня не было, все происходило естественно. Мама «ставила» мне руки, занимались ежедневно по два часа утром и вечером. У нас всегда было великое множество пластинок, кипы нот, я очень любил читать за фортепиано «с листа» что-то новое. С папой в игровой форме слушали симфонические произведения — брали партитуру и следили за текстом, за сменами темпов и динамики, угадывали отдельные инструменты и группы. А это уже гораздо больше, чем две «фортепианные» строчки в нотах! Иногда теряли текст, и самое интересное было его «догнать», не останавливая пластинку, — приходилось быстро ориентироваться на слух, пытаясь сопоставить то, что ты видишь в нотах и то, что слышишь в данный момент… Сейчас мне это очень помогает в игре оперных клавиров — объемы огромные, и надо уметь «выхватывать» самое главное, не «закапываться» в мелочах.

— Вы занимались в детстве музыкой с удовольствием?

— Был интерес, большое терпение, упорство, граничащее с упрямством, но не помню большого удовольствия. Сознательно я полюбил музыку лет в шестнадцать, и, боюсь, я такой не один. Путь пианиста — тяжелый и длинный, но очень интересный. Сына мы с женой отдали в музыкальную школу — у него, можно сказать, пока тоже нет другого выбора — это то, в чем мы можем помочь, научить, подсказать. Моя жена — выпускница Московской консерватории, пианистка, работает концертмейстером в классе дирижеров в Академии хорового искусства имени Попова. Иногда я беру сына с собой на работу, в театр, он сидит на уроках, репетициях, слушает, как я занимаюсь с певцами.

Еще он поет в детском хоре Большого театра, мне кажется, это очень важный артистический опыт и развитие для будущего музыканта. Конечно, если однажды он скажет, что не хочет заниматься музыкой — принуждать не стану. Но удивлюсь непременно — уже слишком много музыки в его жизни!

— Тому, кто решил стать пианистом, помимо способностей, таланта, что еще необходимо, на ваш взгляд?

— Наверное, то же, что и молодому спортсмену, мечтающему стать олимпийским чемпионом. Усидчивость, терпение и работоспособность, поддержка родителей — поначалу, а в более сознательном возрасте — полное погружение и самоотдача, психологическая устойчивость к неудачам, вера в себя и в то, что ты делаешь. Распространенное в последнее время выражение «без фанатизма» я не понимаю. Без фанатизма не получится! Внутри должно быть ощущение священнодействия.

— Как обычно проходит ваш рабочий день?

— По расписанию в 14:30 у меня урок с солистом оперы — нужно повторить партию, 15.30 — 18.30 сценическая репетиция по «Дон Карлосу» — тут я просто «воспроизвожу» клавир, чтобы помочь работе режиссера с мизансценами, в 19:00 — спектакль «Так поступают все женщины» — играю речитативы. А с утра я уже снова в театре — чтобы повторить клавир «Дон Карлоса» к дневной репетиции. Эти самостоятельные занятия — вне расписания, но это как станок для танцовщика, как спортзал для атлета — необходимо всегда быть в форме. Когда каждую неделю играешь новую оперу, материал «замыливается», настоящее пианистическое качество, которому нас учили в консерватории, пропадает, рояль перестает звучать «оркестрово». А ведь певцам важно слышать в моей игре именно оркестр, чтобы потом уверенно чувствовать себя на спектакле.

— В опере «Так поступают все женщины…» Вольфганга Амадея Моцарта, которая идет в Большом театре, вы солируете на хаммерклавире. Сложно ли играть на этом инструменте, и вообще, что это такое?

— Хаммерклавир — это старинное молоточковое фортепиано, его камерный звук заметно отличается от привычного концертного звука современных роялей. Он суше, тише и не обладает широкой динамической амплитудой. Это более легкий клавишный музыкальный инструмент, нежели фортепиано, но есть у него и свои особенности — он хрупок, весь его механизм меньше, и ход клавиш тоже, поэтому надо приспосабливаться. Поскольку сами клавиши меньше, то приходится пальцы, что называется, «прибирать», игра в основном «кистевая», педали находятся у хаммерклавира под клавиатурой, и нужно управлять ими коленями снизу.

Для хаммерклавира писали свои великие произведения Гайдн и Бетховен. Моцарт специально заказывал инструменты у Вальтера, предпочитая всем мастерам именно эту модель. Отсюда и название — «моцартовское фортепиано».

— Что входит в обязанности концертмейстера? Как проходят у вас репетиции с певцами?

— Мы фактически сочиняем оперу заново. Ведь композитор, прочитав либретто, когда-то написал на эти слова музыку… так и получается опера, если в двух словах. Так и мы — прежде всего, читаем с певцами текст, будь то русский или итальянский, немецкий или французский, вникаем в него, разбираем синтаксис, ищем кульминации и направление фразы — ведь в каждом языке это происходит по-разному… И только после этого пытаемся на эту основу «положить» музыку, проинтонировать мелодию и спеть все это с оркестровым сопровождением в переложении для фортепиано.

Это касается как оперных арий, так и ансамблей, а особенно речитативов в операх Моцарта, Генделя, Россини — так как основное драматургическое действие происходит именно в речитативах.

Конечно, нужно понимать в вокале, чтобы общаться с певцами на «их» языке, неплохо знать на начальном уровне и иностранные «оперные» языки — итальянский, французский, немецкий. Важно также понимать особенности дыхания певца, в том числе особенность заканчиваться в самый неподходящий момент — если «затянуть» темп. Ведь бедный певец просто не имеет права взять дыхание в середине слова — а в музыке Верди иногда один слог распевается на несколько тактов. Какой выход? Один-единственный — правильно выбрать темп. Попробуйте проплыть под водой олимпийский бассейн на одном дыхании, и вы сразу поймете всех певцов, которые просят дирижера «подвинуть» темп вперед на длинной фразе! Певческое дыхание отличается от жизненного дыхания человека выдохом, большей продолжительностью.

— Как реагируют певцы на ваши замечания во время репетиций?

— К каждому нужен индивидуальный подход. Певцы ведь не слышат себя, когда поют, не могут оценить на сто процентов, как это звучит «снаружи», — у них все построено на внутренних ощущениях. И часто эти ощущения, в силу волнения и других причин, могут быть ошибочными, тут как раз может пригодиться совет, пожелание, а иногда и просто шутка. Оперный концертмейстер должен быть психологом. Конечно, все ошибки и недочеты я фиксирую и потом отправляю солистам по электронной почте для их самостоятельного анализа, но это уже чисто техническая информация, лишенная «оценочной» окраски. Певец должен уметь работать самостоятельно. Во время работы с концертмейстером можно записать урок на диктофон, прийти домой и прослушать все «со стороны». Увы, но это делают не все певцы. Еще одна проблема — иностранные языки, начальные знания которых необходимы для того, чтобы фразы произносились осознанно, текст был осмыслен и наполнен. Бывают шикарные голоса «от природы», но карьера у певцов не складывается только потому, что нет привычки работать самостоятельно, развивать свой музыкальный вкус.

— По окончании Московской консерватории вы поступили в Молодежную оперную программу Большого театра первого набора...

— Да, был большой конкурс, но, к своему удивлению, я оказался там, где оказался, еще толком не понимая, что меня ждет! Обучался два года, и было очень тяжело, потому что после консерватории кроме игры на рояле я ничего больше, можно сказать, не умел. Репертуар огромный, все приходилось читать «с листа», языков не знал. Потом случилось так, что несколько человек из нашей программы по обмену полетели на две недели в Вашингтон, в Молодежную оперную программу Пласидо Доминго, — мы очень хорошо поработали, дали совместный концерт в Посольстве РФ, — и маэстро Доминго пригласил нас на стажировку. Певцы не смогли поехать, а я отправился туда и проучился два года, а через год стажировался в летней оперной программе Мерола в Сан-Франциско. В общем, быстро преодолел языковой барьер, набрался опыта и в 2013 году вернулся в Москву. Итого, более пяти лет после окончания консерватории я «доучивался» на оперного концертмейстера. Такая вот получилась международная «аспирантура». В Америке эта профессия называется «оперный коуч», во Франции — «Chef de chant», в Германии — корепетитор. У нас же понятие «концертмейстер» довольно размытое — это может быть и класс вокала, и класс балалайки — то есть подразумевается исключительно музыкальное сопровождение, таперство. В этом большая разница.

— Что дала вам оперная программа в Вашингтоне?

— Я научился работать в театре. Понял, что от меня требуется, как от музыканта в опере. Плюс множество спонсорских концертов, презентаций, бесконечные вокальные уроки — все это колоссальный профессиональный опыт.

Мне дали возможность влиться в творческий процесс, полноценно участвовать в постановке наравне с известными и состоявшимися певцами, дирижерами и режиссерами. Помню, с каким волнением я подписывал контракт на шесть недель на постановку «Так поступают все женщины» в Вашингтонской национальной опере — это была моя первая работа в оперном театре. Конечно, такой кредит доверия стимулирует профессиональный рост и повышает самооценку!

Надо сказать, что Моцарт — особенный композитор, он умел выразить в музыке любую эмоцию, любое состояние души, тончайший намек и подтекст… В музыке Моцарта невероятно много граней и оттенков, и каждый раз они проявляются по-новому, когда ты прикасаешься к его творениям. Снова и снова открываешь что-то еще потаенное, абсолютно неизвестное…Моцарт — композитор невероятных глубин и высот. Можно поменять темп, сместить смысловые акценты, поэкспериментировать с динамикой — эта музыка подразумевает множество интерпретаций, ты всегда находишь что-то интересное в ней. Такие «фокусы» позволяют проделывать со своими произведениями далеко не все композиторы.

— Артем, что бы вы хотели пожелать зрителю?

— Приходить в театр, как в первый раз, все воспринимать с открытым сердцем, слушать красивую музыку, пение! Может быть, подумать о том, как все это происходит, какой труд за этим стоит… а, впрочем, лучше не надо! Мне кажется, что поход в театр подобен медитации, это своего рода перезагрузка, перенастройка эмоционального состояния человека.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Страница 4 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика