Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-07
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10848

СообщениеДобавлено: Вт Июл 03, 2018 3:23 pm    Заголовок сообщения: 2018-07 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070301
Тема| Балет, Итоги сезона, Персоналии
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Итоги московского сезона: балет
Где опубликовано| © «Ревизор»
Дата публикации| 2018-07-03
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/reviews/itogi-moskovskogo-sezona-balet/
Аннотация|
Наверно, главное событие прошедшего сезона – празднование двухсотлетия со дня рождения Мариуса Петипа, великого хореографа, работавшего в России в позапрошлом веке, но нашего современника – всегда


Фото: Сцена из балета "Пахита" М. Петипа. Фото: balletacademy.ru

На балетах Петипа, как известно, держится репертуар балетных компаний во всем мире. Юбилею было посвящено много событий в Москве. Прежде всего — это выставка в Театральном музее и научная конференция по его наследию и историческому контексту его времени. Трехдневные чтения в столице собрали докладчиков со всего света, и можно было ознакомиться (или углубиться) в разнообразные детали биографии, правила записи танцев и особенности хореографической нотации, узнать о Петипа в цифровую эпоху и проникнуть в особенности финансирования Императорских театров России.
Юбилейные концерты в Большом театре и в Московском музыкальном театре, конечно, были данью признательности мастеру балета в год его круглой даты. Концерт в Большом, например, длился четыре часа. Танцевали "звезды" из разных стран. Но удручало отсутствие какой-либо концепции. И приходилось писать: "жаль, что главный театр страны не придумал что-нибудь более изобретательное, чем просто длинный гала-концерт. К юбилею творца, которому российский балет всем обязан". Юбилей в Музыкальном театре в этом смысле был продуман серьезней. Глава балетной труппы театра Лоран Илер решил соединить балетные традиции Франции (родины Петипа) и России. В вечере приняли участие студенты московской Академии хореографии и балетной школы при Парижской опере. Вместе со студентами на сцену вышли артисты труппы театра. И если б не странно обрезанная театром версия Гран па из балета Петипа "Пахита", было бы меньше упреков в почтении наследия юбиляра больше словами, чем делом.

Спектакли "русского француза", созданные в девятнадцатом веке, оказались востребованы потомками так, что отрешиться от созданных Петипа канонов не может никто, даже эстетические противники. Сколько лавров снискали те, кто делал и делает многочисленные пародии на балеты Петипа! Не меньше успехов у тех, кто ушел от его эстетики — в сознательной полемике с нею. Что ж говорить о бесчисленных продолжателях и сторонниках, которые сделали себе имя и состояние на переделках и редакциях старинных балетов. Или о балетных реставраторах, бережно вынимающих подлинного Петипа из наслоений истории. Именно такой (или почти такой) взгляд на реальность продемонстрировал второй концерт балетного фестиваля "Бенуа де ла данс", проходивший под девизом "как современные хореографы смотрят на наследие Петипа". За этим важным, хотя неоднородным по качеству номеров событием, не стушевался и первый концерт, на котором выступили номинанты на приз "Бенуа" этого года. Хотя бы потому, что сразу несколько наград получила команда, создавшая в Большом театре балет "Нуреев". В том числе и Кирилл Серебренников.

Сама премьера "Нуреева" вызвала небывалый ажиотаж: виной тому — имя непокорного танцовщика-изменника родины" и адепта свободной любви, спектакль о котором прошел к тому же без арестованного режиссера. Но балет — верней, конгломерат оперы, драмы и танца — сам по себе оказался значительным художественным событием. А не "клубничкой" и не конъюнктурой.

Две других балетных премьеры Большого — "Анна Каренина" Джона Ноймайера и "Ромео и Джульетта" в постановке Алексея Ратманского. Фактом этих постановок театр демонстрирует, что ему по-прежнему близка традиция большого сюжетного и "костюмного" спектакля "с психологией", наполненного и даже переполненного разного рода подробностями. Особенно дотошен в деталях Ноймайер, у которого действие перенесено в наши дни. Все, от эпизодических персонажей до главных героев, танцуют прекрасно. Так "труппа Большого театра вытягивает зрелище на уровень первоначального замысла Ноймайера – сделать спектакль не об адюльтере девятнадцатого века, а о людях и их проблемах. Во все времена. Везде".

Шекспировский балет – второй в афише ГАБТа с таким названием (есть еще версия Юрия Григоровича). Но Ратманский, сочиняя свое "квазиисторическое повествование с ренессансным обликом", куда изобретательней работает с классической лексикой, благодаря чему она перестает быть реликтом прошлого и становится актом настоящего будущего.

А самая удачная, на мой взгляд, премьера Большого – одноактный балет классика двадцатого века Иржи Килиана "Забытая земля". На музыку Бриттена и по мотивам живописи Мунка. С техниками модерн-данса, расширяющими кругозор артистов и публики Большого театра. Уже приходилось писать, что это "балет о тревоге. О том, как это чувство переживает европейское сознание ХХ века и как художники работают с тревогой … Если представить себе, что Песнь Песней и Экклезиаст — это один текст, вы получите представление о балете Килиана".

Впрочем, столичный Музыкальный театр тоже проделал немалую работу в направлении репертуарного разнообразия. Похоже, что Лоран Илер задался целью приучить труппу к обилию пластических стилей и манер, распространенных в мире. Две премьеры одноактных балетов разных хореографов (Баланчин-Экман-Тейлор и Брянцев-Гёке-Нахарин) хронологически обнимают почти век, географически – Америку, Европу и Азию, а стилистически — необъятное поле между неоклассикой и концептуальным искусством. Вы можете — в прогулке по балетной истории двадцатого века — созерцать девические грезы, смеяться над пародией на барочные куртуазности, участвовать в интертактивном представлении ли узнавать, как выглядит "балет, рожденный изумлением человека в кроссовках перед существом на пуантах".

И есть еще интересный проект "Точка пересечения", где дают дорогу начинающим хореографам. В этом Музыкальный театр соприкасается с фестивалем Дианы Вишневой "Контекст", где, кроме обширной гастрольной программы из опусов современного танца, есть и конкурс молодых постановщиков, и круглые столы с обсуждениями, и лекции, и кинопоказы. В общем, всё, что нужно для расширения зрительского кругозора. Характерная примета "Контекста" — понятие "современный танец" трактуется максимально широко. Нынешний (пятый по счету) фестиваль дал возможность увидеть постановки Уэйна МакГрегора и Алессандро Черрудо, Сиди Лярби Шеркауи и трех российских авторов (Владимир Варнава, Алексей Мирошниченко и Вячеслав Самодуров), сделавших в Перми вечер "Балеты Стравинского".

Другой фестиваль современной хореографии — "Dance inversion" — шел почти полгода, в нем участвовали восемь иностранных компаний, от Кубы до Ирландии, и связь времен в программе фестиваля тоже прослеживалась очень четко. Был оммаж Мариусу Петипа — броские современные спектакли по мотивам "Лебединого озера" и "Спящей красавицы", были исследования связей народного и современного танца (в данном случае — фламенко). Танцы "абстрактные" и танцы сюжетные, босые ноги и пуанты, "аккуратность" классики и телесная "расхлябанность" модерна, "коллективное сознательное" кордебалета и самовыражение одиночек. Словом, весь мультикультурный и пластический багаж современности.

Итоги сезона (он был достаточно интересным) вполне вписываются в генеральную тенденцию последних лет. Как и следовало ожидать, сезон продемонстрировал тренд времени: витиеватую связь художественных направлений, когда пуанты в танце значат не больше, чем мультимедиа, геометрия сценического пространства закручивается из противоположных пластических векторов, а эстетика российского императорского балета непринужденно взаимодействует с ультрасовременными "корчами". И над этим хочется думать.

=====================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10848

СообщениеДобавлено: Вт Июл 03, 2018 5:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018063102
Тема| Балет, Образование, Вагановское училище, Персоналии
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Первая балетная школа России отпраздновала юбилей
Где опубликовано| © «Санкт-Петербургские ведомости»
Дата публикации| 2018-06-21
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/novoe_pokolenie_peterburgskogo_baleta/
Аннотация| Юбилей

4 мая 1738 года Анна Иоанновна подписала указ об учреждении «Танцовальной Ея Величества школы для сочинения балетов и танцования театрального, степенного и комического». Этот день стал днем рождения русского балета и первой профессиональной балетной школы - ныне Академии русского балета имени А. Я. Вагановой. В этом году знаменитой балетной школе исполняется 280 лет.

По давней традиции, выпускники академии демонстрируют свои таланты на сцене Мариинского театра. В течение трех дней зрительный зал был переполнен. В этом году в мир балета отправляют своих подопечных опытные преподаватели Людмила Кавалева и Юлия Косенкова, мужской состав подготовили Алексей Ильин и Фетон Миоцци. У Алексея Ильина значительный педагогический опыт, а Фетон Миоцци впервые представляет на суд профессионалов и зрителей свой выпускной класс и сам сдает своего рода экзамен.
Программа вечеров была посвящена в основном памяти Мариуса Петипа, 200-летие со дня рождения которого отмечает весь мир. Ректор академии Николай Цискаридзе продумал репертуар с целью показать не только достижения выпускников, но и возможности всего возрастного спектра участников - от детей младших классов до предвыпускников.

Спектакль торжественно открылся па-де-катром «Розарий» из балета Петипа «Пробуждение Флоры». Наивный мифологический сюжет давал простор хореографической фантазии, наделяющей каждую из четырех богинь своим характером и пластикой. С тонким ощущением стиля передали индивидуальности своих героинь Александра Хитеева (Флора), Юлия Спиридонова (Аврора), Светлана Савельева (Диана) и Мария Буланова (Геба). Балет Петипа «Наяда и рыбак» дошел до нас только во фрагментах, один из которых предстал перед зрителем в редакции Николая Цискаридзе. С юношеским задором исполнили партии рыбака Маттео и его возлюбленной Джаннины Эрвин Загидуллин, обладающий блестящей техникой танца и актерским обаянием, и Мария Петухова. Герой Загидуллина смело вступал в состязание с соперниками (Давиде Лориккио и Хорхе Паласиос), побеждая их экспрессией воздушных прыжков и головокружительных вращений.

Петипа создавал не только «большие», многоактные балеты, он с удовольствием сочинял хореографические фрагменты для оперных спектаклей, среди которых «Русалка» Даргомыжского, «Тангейзер» Вагнера, «Пиковая дама» Чайковского. Одной из жемчужин в послужном списке хореографа по праву считается «Танец часов» из оперы Амилькаре Понкьелли «Джоконда». Из большой сюиты Николай Цискаридзе выбрал «Танцы Дня и Ночи». Изяществом и гармонией, ясным мироощущением наполнил Марко Юусела танец «Часов Дня», сохранив аромат и наивность далекой эпохи. Гением тьмы предстала Мария Хорева в «Часах Ночи», наполнив образ горделивой статью и властностью.
Сергей Лифарь, французский и русский танцовщик и балетмейстер, утвердивший на французской сцене принципы русской хореографии, сочинил более двадцати балетов. Среди них «Сюита в белом» на музыку Эдуарда Лало - его шедевр. Сложная по хореографии и пластической выразительности «Сюита» под силу не всякой труппе. Николай Цискаридзе рискнул доверить исполнение этого балета воспитанникам академии. Рискнул и победил. Хореографическое действие развивается на двух площадках: танцу героев на подмостках аккомпанирует, словно античный хор, пластически ритмизированный «отклик» кордебалета на возвышении, опоясывающем полукружье сцены. Юные танцовщики ни на мгновение не теряли ощущения этого единства, создающего в итоге полотно, завораживающее красотой и динамикой. Девять частей «Сюиты», у каждой из которых свое название, - это девять новелл о любви, расставаниях, радостных встречах и неизбежных утратах.

Чистотой и элегантным совершенством формы пленила Мария Буланова в «Серенаде»; смелостью техники, дерзким сочетанием труднейших движений и каскадом виртуозных комбинаций поразил в «Мазурке» Михаил Баркиджиджа; нежностью и тревогой наполнили «Адажио» Мария Хорева и Рустам Азизов. «Сюиту в белом» восстановил для учащихся академии патриарх французского балета Аттилио Лабис, знакомый петербуржцам по гастролям Парижской Оперы.

Финал торжественного вечера вернул зрителей снова к Мариусу Петипа и его блистательно-парадному гран-па из балета «Пахита». И здесь зрителей ждала неожиданность: в партии Пахиты выступила не выпускница академии, а прима-балерина Мариинского театра Виктория Терешкина. Этой «подменой» Николай Цискардзе обозначил перекличку времен - юные выпускники увидели, какого совершенства может достичь танцовщица, окончившая Академию Вагановой. Терешкина царила на сцене, утверждая красоту в каждой академической позе и ослепительной виртуозности.
Выпускные спектакли словно соединили два «дома» Петипа - Мариинский театр, где состоялись премьеры почти всех его балетов, и репетиционные залы на улице Зодчего Росси, тогда Театральной, где в течение пятидесяти восьми лет великий балетмейстер и педагог оттачивал мастерство танцовщиков.

Выступления учащихся Академии Вагановой продолжились в Москве: 19 июня они выступили на сцене Большого театра, а 20-го - в Кремлевском Дворце съездов. Партию Пахиты в Москве тоже исполнили выпускницы академии - всемирно известная Светлана Захарова и восходящая звезда Элеонора Севенард.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10848

СообщениеДобавлено: Ср Июл 04, 2018 5:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070401
Тема| Балет, Персоналии, Н. Цискаридзе
Автор| Марина Токарева
Заголовок| Николай Цискаридзе: «Большой театр — это и я!»
Зачем звезде балета юридическое образование, созрел ли главный театр страны для перемен, и кто творит скандалы вокруг балета «Нуреев»
Где опубликовано| © «Новая газета»
Дата публикации| 2018-07-01
Ссылка| https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/01/77000-nikolay-tsiskaridze-bolshoy-teatr-eto-i-ya
Аннотация| Интервью

Звезда мирового балета. Премьер Большого. Магистр юридических наук. Талантливый менеджер. Пять лет назад Николай Цискаридзе стал ректором Санкт-Петербургской Академии русского балета. И приехал в Москву с учениками, чтобы отметить гала-концертами 280-летие знаменитой школы Вагановой. Мы поговорили про вчера, сегодня и завтра.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Чего я не боюсь в жизни, так это интервью, — с веселой улыбкой сказал он, едва мы встретились.

— А есть вещи, которых боитесь?

— Есть! Боюсь, когда люди болеют, страдают, когда есть какая-то неразрешимая, неотвратимая ситуация. Я не боюсь смерти или похорон, а вот всего остального не пожелал бы ни близким, ни себе, ни даже врагам, потому что мне их тоже жалко.

Как работать звездой

— Пять лет назад вы оставили сцену. Фантомные боли преследуют?

— Нет! В тот день, когда я для себя перелистнул страничку судьбы, сказал себе: все! И просто пошел дальше.

— Какой это был день, помните?

— Да, очень хорошо помню. Как-то перед этим сидел у телевизора и слушал Ольгу Яковлеву. Ей задали вопрос, какую роль вы так и не сыграли? А я много ее видел на сцене: мама была безумной поклонницей Эфроса. И вот Яковлева говорит: Раневскую не сыграла, не успела. Ей отвечают: ну так вы только скажите Олегу Палычу, он вам пригласит любого режиссера! Она так иронично смотрит: «Раневская — гипертрофированная женская сущность. Она едет в Париж, у нее любовь. Она в детородном возрасте! А у меня это все давно позади...» И я подумал: «О-о! Как это точно! Карениной 24 года, Вронскому 21, Каренину 44! Я вспомнил, что

Фадеечев мне рассказывал про Уланову, он начал с ней танцевать в 21 год, она была уже очень взрослой. Чем старше она становилась, тем танцевала все быстрее, быстрее, быстрее! Чтобы никто никогда не понял ее действительный возраст. Записи это показывают!

Вспомнил некоторых коллег с оплывшими боками и валиками в области талии… Когда все это в моей голове соединилось, я подумал: так, не останусь ни дня!

В свое время, в день выпуска, 5 июня 1992 года, я дал обещание своему педагогу. Петр Пестов мне сказал: «Твоя природа уникальна, но она будет актуальна, пока она свежа. Увядание у тебя будет чудовищное».

— Вам предсказали, что карета превратится в тыкву еще до начала бала?

— Да! Пестов сказал: «Не делай глупостей, не тяни лямку. Твоя природа не может ползти. Двадцать один год — самое большее, что для тебя возможно!»

И вот я танцую Жизель», и вдруг вместо того, чтобы бежать к двери, просто быстро иду. В этот миг у меня в голове ударил колокол. Еще не достигнув двери, понял: скоро все!
И мой последний спектакль, где я исполнял главную роль, произошел 5 июня 2013 года, через двадцать один год, день в день, как я дал обещание Пестову.

Вы самый титулованный артист своего поколения. Ректор знаменитой петербургской академии балета. Но в нынешнюю участь выплыли из череды жутких скандалов. С чем вас оставил этот опыт?

— С уверенностью. Я на суде сказал:
что бы вы ни делали, как бы ни выкручивались, двадцать один год существования Большого театра — это торжество искусства Николая Цискаридзе. Историю не написать по-другому.

И я в череде избранных артистов Большого — от Ростроповича до Галины Улановой, от Галины Вишневской до Майи Плисецкой, от Мариуса Лиепы до Максимовой, Васильева... Большой театр — это и я! Пройдет время, и будет сниматься один, другой, двадцатый фильм об истории Большого, где всегда будет упоминаться об этом суде и где они всегда будут проигравшими.

— Ну, раз уж мы заговорили о Большом: что вы думаете о сегодняшнем состоянии alma mater?

— Прошло пять лет, как я не служу в Большом театре. Я только что пришел на репетицию перед юбилейными концертами. В первый зал, который находится в историческом здании. Три года я служил в этом здании, с момента, как его открыли после реконструкции.

С первого дня было понятно, что с залом катастрофа. Он был уже сконструирован с ошибками. Ошиблись в наклоне пола, ошиблись в вентиляции, ошиблись в том, что окна сделали на потолке, из-за этого тени падают бог знает куда, отражаются в зеркалах и вам мешают.

Репетиционные залы и гримерные для артистов балета — основная часть жизни, и без комфорта многие вещи сделать невозможно. Я пришел 17 июня, жаркий день, находиться в помещении нельзя, вентиляция не работает. Раскаленное солнце повсюду, значит, из пространства в пятьсот метров триста нельзя использовать. Встать некуда, везде солнце слепит глаза — вращаться нельзя, в воздух не прыгнуть! Нельзя работать.
Нынешний директор тоже служит пять лет, как я, ректором. За пять лет для артистов не сделано ничего, все осталось по-прежнему в зале имени моего любимого педагога Галины Сергеевны Улановой. И здесь кончается искусство и дышит почва. Когда человек руководит предприятием, не понимая в нюансах профессии, никогда ничего не получится, какими громкими именами и цифрами себя ни окружай.
Человек, который руководит этим театром, должен понимать, что такое му-зы-ка! Об этом множество раз говорил Ростропович, об этом постоянно говорили Плисецкая, Вишневская, Образцова. А великая Джоан Сазерленд однажды прекрасно сказала: «Все забыли, что в опере прежде всего надо петь!» Режиссура — это второе. К тому же есть репертуар, который в Париже проходит на ура, а в Лондоне нет. И если вы берете названия, которые никогда в Москве не будут иметь успеха, названия, которые не нужны этому городу...

Привожу один пример уже много лет: мы прилетаем в другую страну. Что видим первым — туалеты и тележки. «Театр начинается с вешалки» — не просто фраза. Когда вы переступаете порог любого заведения, по туалету можно все сразу сказать о его начальстве. И можно говорить какие угодно высокие слова, но вы заходите в здание и сразу — по порванным коврам и халатному отношению к нуждам зрителя — понимаете, что происходит…

— А вы бы знали, что делать?

— Когда меня спрашивают, знаю ли, что надо делать с Большим театром, я просто отвечаю: я знаю, что надо делать вообще! Большой — мой дом. Знаю здесь все пути. И когда там люди начинают врать, я знаю, в какую сторону они двинутся, потому что я с ними вырос. Мне в детстве сделали прививку от их яда.
У меня однажды был конфликт с одной дамочкой, неудавшейся актрисой. Раз я ее аккуратно обошел, другой...
Наконец мне один важный чиновник говорит: Коля, ну что такое? Я ему отвечаю: понимаете, спать с народным артистом и стать народным артистом — две диаметрально противоположные вещи.
Как говорила покойная Алла Шполянская, «талант половым путем не передается!» Так вот, когда ты в самом сложном, самом главном, самом изощренном и на прекрасное, и на отвратительное коллективе становишься номером один в первый год, это просто значит, у тебя есть не только способности, но и мозги.

— Вы часто говорите, что работаете звездой. Что это значит?

— Многое. Первое. Это когда ты отдаешь себе отчет в своем статусе на сцене. Не просто стоишь в центре и ждешь поклонов, цветов. Ты играешь роль, у нее есть история исполнения, национальность, хореография. И со всеми этими отправными точками ты должен быть лучшим.
Второе. Это четкость поведения за кулисами и на сцене. Когда я служил в театре, я всегда мог зайти в буфет без очереди. Мало того, что у меня был статус такой, но ко мне еще все относились нежно. Я всегда вставал в очередь. Если сильно опаздывал, мог попросить: «Можно я возьму, у меня репетиция...» Но если люди лезут во всех отношениях без очереди, я быстро объясню, что здесь есть и покруче. Как мне сказала однажды Марина Тимофеевна Семенова на мою реплику «Вы великий педагог!» — «Ты думаешь, я не понимаю, кто я?» Урок на всю жизнь: даже если мы прекрасно понимаем, кто мы, почему мы должны об этом все время рассказывать?
У меня было ужасающее впечатление, связанное с одним артистом, которого все обожают и считают гением (я тоже считаю его гением). Про него в СССР сняли документальный фильм. Он в этом фильме играет Шекспира: показано, как он идет из дома, как его гримируют, как играет первый акт. Потом показывают антракт: сначала — артист, отрешенный, в кресле, потом крупным планом буфет, кто-то звонит в автомате за 2 копейки, кто-то покупает пирожные, кто-то пьет сок, и через репродуктор идет звук зрительного зала.
На все это наложен голос главного героя: «Быдло. Пришли! Не понимают, что они слушают Шекспира! Что надо готовиться!» В эту секунду у меня возник такой протест внутри! Если тебе публика неинтересна, не трать на нее свою жизнь. Терпеть не могу разговоров о том, что публика — дура.
Могу честно сказать: я скептически отношусь к критикам. Но к публике — никогда!
Третий момент — то, чем мы занимаемся сейчас. Давать интервью, фотографироваться — часть профессии. И чем ты становишься известнее, чем чаще появляешься в СМИ, тем яснее должен понимать: тебе повезло! Вот потому работаю звездой, если надо. А когда не надо — меня никто не увидит.

Я с детства был солистом

— Как вас воспитывали?

— У меня была прекрасная жизнь в Тбилиси. Мне никто ничего не запрещал, меня ни в чем не ограничивали, на меня никогда не давили. У нас проблема всегда в доме была одна: как Ника ест!

— А что, Ника плохо ел?

— Очень плохо. Надо было сесть и съесть вот эту порцию каши. И пока не съешь, не встанешь. Но если я сказал «нет», перебить это было нельзя. Я мог сутки просидеть перед манной кашей и не встать со стула, но к ней не притронуться…

— Ну и кто побеждал — вы или каша?

— Всегда я. Каша сворачивалась.

— Прямо образ будущего единоборства с жизнью. Когда в нее вошло тяжелое слово «призвание»?


— В тбилисское училище я поступил сразу. С первого дня все педагоги говорили: этого мальчика надо везти в Москву, и в воздухе витало имя — «Пестов»! Мама категорически не хотела, наконец ее уговорили. Меня привезли. Был полный набор, нам сказали: нет мест! Мы вернулись в Тбилиси. Привезли второй раз, потому что я себе сказал: буду здесь учиться! В московском балетном училище есть лестница, которая ведет к парадному входу. Каждый раз, как на ней оказываюсь, вспоминаю, как я спускался по ней, рыдая.
И второй раз меня не приняли, я отлично помню педагога, которая меня просматривала. Она сказала: у мальчика нет вообще никаких данных.

— Назовете имя?

— Зачем?! Но я понимал, что это неправда. А мама поверила: «Ника, ну какая Москва?!» Я ее уговорил на Ленинград. Были мартовские каникулы, снег, сосульки, очень холодно, меня просматривают и берут — с 1 сентября. Мы возвращаемся, и в этот момент празднуется семидесятилетие тбилисского балетного училища, приезжают делегации из всех городов, и я выступаю. Среди москвичей — выдающийся педагог Прокофьев. Он говорит маме: «Я мальчика возьму, но почему вы в Москву не приехали поступать?» «Нас не взяли». «Как не взяли?!» Мама грустно отвечает: «...мы до Головкиной не дошли. Нам сразу сказали: данных нету». «Как нету?! Мы таких детей днем с огнем ищем!»
И он объяснил, что надо сделать. В училище был такой человек в погонах — Дмитрий Аркадьевич Яхнин. За училищем всегда был присмотр, к тому же туда поступила Таня Андропова, внучка вождя, очень одаренная, никто Таню не возил на «Чайках», но все равно охрана была. Яхнин после войны долгое время работал в Тбилиси, и мама нашла людей, которые его знали. Он сказал: «Я обещаю только одно — его посмотрят честно». Меня действительно честно посмотрели, и я попал в класс к тому самому Пестову! Перевестись из республиканского училища в Москву была настоящая победа.
И когда я попал в балет, произошло чудо. Как в «Щелкунчике», когда Маша преображается. Мальчик с улицы, ни имени за ним, ни династии, но все происходило так, как должно было происходить. У меня было ощущение, что вся жизнь придумана для того, чтобы я был здесь! Я ведь вырос дома один. Няня все время готовила, стирала, убирала, а я сидел на огромной веранде со своими игрушками. Обо мне вспоминали, когда надо было поесть и положить спать. И я был абсолютно самодостаточным ребенком. Я уже был солист. В собственных глазах.

— Счастье, что вы стали солистом в глазах всего мира. Не всегда и не у всех получается…

— О, еще бы. Это настоящий трюк! Кстати, еще в школе я был на концерте в США, на сцену выходили очень известные артисты. И каждый подражал манере или Барышникова, или Нуреева. Я себе сказал: ни-ког-да! Мне так нравилось, что когда в Большом «Спящую» танцевали Семеняка, Павлова и Семизорова, это были три разных спектакля. Я с детства знал: не хочу быть похожим ни на кого!

— Ну так и было. Помню, как мне известный французский критик сказал: у вас на сцене уникальный случай — танцует Демон Врубеля…

— Знаете, однажды было забавно: пришли какие-то западные корреспонденты, меня снимают, восхищаются — какое лицо! А моя Лена, гример, в руках которой я вырос, говорит: «Если б кто-нибудь видел это лицо вначале. Мы все смотрели и думали: что с этим лицом можно сделать?! Это негримируемое все!»

Дари то, что жалко

— В детстве был урок, который остался важен?

— Мне няня всегда говорила: дари то, что жалко. Если я спрашивал: «Эту подарить игрушку или эту?» «А какая тебе больше нравится?» «Красная!» «Вот ее и подари...» «… что отдал, твоим пребудет, что оставил, потерял», — я потом прочел у Шота Руставели.

— Как начался для вас театр?

— С театра кукол, а потом были гастроли Образцова. Я влюбился не в «Аладдина» или «Золотой петушок». Я влюбился в «Необыкновенный концерт» как идеальную модель пародии, огромный способ игры, побег от реальности. И потом у меня дома были постоянные концерты, которыми я мучил маму, няню, соседей…

—Жизнь в Тбилиси со всеми ее ритуалами сама по себе театральна...


— Да, мама была дружна с семьей, где всегда бывал Параджанов. В этом доме собирался весь цвет грузинской и русской культуры, было принято ходить в консерваторию, в театры, на выставки, это был стиль жизни аристократического Тбилиси, мама все это обожала и всюду меня за собой таскала. У меня есть смешное воспоминание про выставку Параджанова. Пришли известные люди: Котэ Махарадзе с Софико Чиаурели, Джансуг Кахидзе, знаменитые артисты, композиторы… Для меня это все люди из телевизора, интересно, как они выглядят вблизи. И вот приехала Нани Брегвадзе. К ней кидается Сережа, восклицая: «Нани! Какое платье! Какая роскошь!» Она говорит: «Я тебе так благодарна, Сережа, что ты это все устроил. А то мы же встречаемся только на похоронах. Некуда выгулять наряды!» Я ей это недавно напомнил, она очень смеялась.

Шалите сколько хотите

— Когда вас назначили ректором, многие были уверены: скоро провалитесь! Но этот прогноз забылся очень быстро.

— Потому что мне дали карт-бланш.
Огромное количество людей, кричавших «караул», говорило: дайте ему карт-бланш и вы сразу увидите, какая это гадина.
А другие говорили: дайте ему карт-бланш и пусть он получит возможность доказать, что он что-то умеет. Прошел год: ни одной жалобы ни от педагогов, ни от родителей. Теперь прошло пять лет.

— И что сегодня?

— Ну что сегодня? Например, мне звонят и говорят: у нас визит первого лица такого-то государства и будет первое лицо нашего. Пожалуйста. У меня образцово-показательное заведение, и не в день высокого визита, а каждый день. Академия вошла в двадцатку элитных российских вузов по рейтингу Forbes. Я всех приучаю: жизнь должна быть только такой. Другой не бывает. Просто я сам организованный человек, у которого все всегда лежит по полочкам, по цвету, по номеру.

— Вроде немецкой крови в вас нет — только примесь французской?

— И как сказала одна моя знакомая, «теперь понятно, в кого ты такой мелочный и склочный!» Но я пытаюсь научить детей: самодисциплина — главное.

— Вы начали с того, что отняли у детей гаджеты...

— Не отнял. Я запретил ими пользоваться в классе. На переменах — пожалуйста: всюду специально сделан доступный интернет.

— Вы запретили педагогам курить...

— Неправда. Я все для них организовал так, чтобы они не курили на глазах у детей. Когда я пришел, крыша текла, сотрудники курили в лицо детям, в интернате в одной комнате жили восемь человек, окна не открывались, дисциплина была на нуле. Программа, которая готовилась к выпускному, — дикий «совок», оперетта Самарканда!
А воровство в столовой я изводил два с половиной года!

— Говорят, теперь в академии царит небывалая чистота?

— Я все взял у великой Головкиной. Она везде проверяла чистоту. Но когда она стала старше и шла в кабинет одним путем, в школе стали мыть только этот путь. Я понял: пока я в силах, буду ходить везде, чтобы везде было чисто, особенно там, где должно быть особенно! Столовая, санузлы. К сожалению, так как я веду уроки, все знают, что с одиннадцати до часу я не пройду нигде.

— И пользуются?

— И пользуются! Но есть люди, которые мне моментально в телефон присылают съемку нарушений.

— Стучат?! Не может быть, чтобы вы это поощряли!


— Марина, я не поощряю! Но я не поощряю и ситуации, в которых служители академии показывают не тот пример, который должны показывать! Я ненавижу бриться — видите, я небрит? Потому что мне не надо идти к детям или в телевизор. Из-за детей я бреюсь постоянно.

— Муштра и свобода как соотносятся в академии?

— Я в классе детям говорю: я не хочу Николая Цискаридзе! Никаких подражаний. Русский балет преподается со стула, показ — как последняя мера воздействия. Чтобы не навязать свою манеру. Ни Пестов, ни Семенова со стула не вставали. Только чтобы шлепнуть или так дать по морде, что искры летели.
Я детям говорю: «Шалите сколько хотите! Сделайте уроки — и шалите, я вам разрешаю!» Мячик — я им купил что-то еще — я им купил! Но я просил не разбивать окно в классе? Вы пообещали? Разбили? До свидания, мячик!

— Как они к вам относятся?


— Доверяют.

— Были случаи, когда приходилось вступать в конфликт между ребенком и педагогом?

— Постоянно! Иногда приходится действовать очень жестко. Был смешной случай. У нас, как ни странно, есть несколько сотрудников с фамилией «Путин». Однажды педагог вошла в пике с мальчиком. И он карандашом написал в своем дневнике на каждой странице, что такая-то — такая! Естественно, скандал, крик! Она отказывается принимать извинения, вызывают родителей, он стоит гордый, наглый: вызов! Я понимаю: главное — сбить с него этот героический настрой, беру дневник и на каждой страничке что-то стираю. Он внимательно на меня смотрит, не понимает, что я делаю.
Я ему говорю: «Думаешь, сейчас буду возмущаться? Нет, на каждой странице сотру одну буковку и отправлю в прокуратуру. И тебе предъявят оскорбление президента».
Он меняется в лице, мамаша берется за сердце. Я говорю: «Ты герой, да? Шикарно. Воюешь с женщиной? Значит, будешь отвечать как полагается». Он делается зеленый, я ему объясняю, как надо поступить, и он уходит. И мы остаемся с мамой и с педагогом, которая требует его отчисления. Я сказал: «Вы считаете, его нужно отчислить? Я вот помню, как мне в училище один педагог сказал: тоже мне Нижинский! И как я ему нагло ответил: пройдет время — и я стану как Нижинский! (потом он с гордостью посещал мои спектакли). Мы сегодня не знаем, кем станет этот мальчик, может быть, славой русского балета. Отчислять его нельзя!»

— Мне рассказывали, вы своих учеников сами в Эрмитаж водите.

— Да, вожу везде, где только могу, и постоянно с ними разговариваю. Никто из них раньше не видел ни одного советского фильма. Мои классы принудительно смотрят. Посылаю им ссылки на оперы, фильмы. Допустим, они читают толстовское «Воскресение», я им говорю: хочу, чтоб вы посмотрели картину Швейцера. Там гениальная режиссура. Это надо видеть, этим надо напитаться. Сами никогда не посмотрят — слишком длинно. Ритм другой. Они сегодня не пишут «спасибо», они пишут «сп.», и надо жить с этим.

— Вы двадцать один год сдавали самые сложные экзамены на мировом уровне. Сегодня вы человек, который их принимает.

— Я говорю им: двойка — ко мне! И когда они мне пересдают, у них волосы дыбом. Отметки не ставлю, сидит педагог, который оценивает пересдачу. А вот состоялась ли пересдача, решаю я. Не хотите со мной общаться? Сдавайте вовремя, и вы меня не увидите. В этом году пересдачи не было ни одной!

— Какие у вас отношения с Петербургом и его гением места?

— Фантастические. Но я город не вижу. Я живу напротив Никольского собора. Ни одного спектакля в моей жизни не прошло в Мариинке без того, чтоб я не зашел в Никольский, а уж потом на сцену. В каждый свой приезд я первым делом бежал в Никольский. Сейчас если за год два раза захожу в собор — это счастье. У меня физически нет ни часа. Я уезжаю из дома в 9.15. И возвращаюсь вечером, а за день так налаешься, что челюсть сводит.

Когда Терпсихора несется прочь

— Вы наблюдаете власть давно и близко. Она вам нравится?

— Я не могу говорить о власти как таковой. Потому что
о власти можно говорить тогда, когда ты ровня. Люди, которые дают советы, особенно из моего цеха, артистического, у меня вызывают оторопь. Господи, товарищи, вы в гримерке у себя уберитесь! Прежде чем учить, что делать со страной.
Меня впервые пригласили в Госсовет по культуре в 2011 году. Как любой артист, я наблюдательный человек: совет идет долго, времени много, мы там сидим по алфавиту, и я вижу рабочее место президента. И ему задавали вопросы, он что-то себе отмечал карандашиком. Потом стал отвечать. Я, как человек телевизионный, знаю, что такое «ухо», микрофон-подсказка. А уха нет! Я это вижу. Он моментально дает комментарий: «это сказано в таком-то законе, а это было тогда-то, мы пересмотрели, и теперь это идет вот в такой редакции...» Четыре часа совета у меня падала челюсть. Я начал заглядывать под стол: может быть, там суфлер и микрофон?! Не было никаких гаджетов, ничего. Человек в материале по всем пунктам! И я понял: или я соберусь, поступлю на юридический и научусь понимать проблему, или я никогда не буду руководить.

— Ради этого второе высшее?

— Абсолютно! Я никогда не хотел быть руководителем, но вся внутритеатральная ситуация привела меня к простой мысли: чтобы что-то сделать для искусства, надо стать руководителем и заниматься этим всерьез, потому и выбрал факультет «трудового права» в московской юридической академии, ведь всегда придется быть или работодателем, или работником.

— Русский балет — мировой бренд. В каком состоянии этот бренд сегодня?

— Русский классический балет как был первым, так и есть. Но относительно себя самого двадцатилетней давности он сегодня в сложном состоянии. Разрушили очень многое в 90-е годы и никак не хотят понять, что пока менеджеры будут стоять во главе процесса... Мы должны принять закон: в театре главное лицо — балетмейстер, режиссер, художественный руководитель (человек из артистической среды). Но ни в коем случае не чиновник, театровед, менеджер, тем более не представитель бизнеса.
Как только это происходит, Терпсихора и Мельпомена убегают стремглав. Аполлон разворачивает квадригу, Гелиос скрывается. Потому что в этом месте будет царить доллар.

— А современный балет, который теснит очень многое?

— Прекрасно. Пусть теснит. Но не смотрит русский зритель это, не смотрит! Это все фестивальная история. Взяли миллион, сделали в лучшем случае на триста, остальное распределили между своими, показали на фестивале, дали «Золотую маску» или другую местную премию, через день этого не видит никто. Могу назвать спектакли, длинный список, который, например, в Большом театре канул в Лету.

— А что происходит с «Нуреевым» Серебренникова?

— Ну он пока все же изредка идет. Я очень люблю Кирилла. Я его большой поклонник. Но во всем, что касается балета «Нуреев», есть один ответчик. Когда ставится балет, сначала пишется либретто, потом оно утверждается. Потом пишется музыка, заказываются декорации и костюмы. Потом начинается постановка. Это государственный театр, и это разные контракты. В этой истории Кирилл выступает автором либретто, автором декораций, режиссером-постановщиком. Значит, контрактов три. Значит, кто несет за них ответственность? Исключительно директор. Вы заказали и вы подписали. Но тогда почему за государственные деньги вы устраиваете такое, что потом сами и осуждаете?! Вы что, не понимаете, что есть публика, которая — хотите вы этого или нет — непременно и остро среагирует? Вы не знаете, сколько ставится спектакль? Не знаете, как составить расписание? Как же вы можете говорить, что не хватило времени и надо переносить премьеру? Это работа менеджера. Вы и ее не можете сделать?! Значит, вы не на своем месте. Здесь очень много вопросов, которые давно пора задать.

— То есть вы считаете, что не политический хайп вокруг «Театрального дела» определил трудную судьбу этого балета?

— Я не верю в политический хайп.
Я верю, что вся эта история продумана. Она была организована в предвыборный год. Была выбрана тема. Такая, что, если возникнет скандал, он получится громким. Потому что личность и героя, и автора очень привлекает внимание. И тема скабрезная. Она не о творчестве. Она о биографии. Когда начинается хайп, вы всегда можете сказать: это — биография! Но вы — ее заказчик!

— Полагаете, это часть заказа, который к этому времени был уже где надо размещен?

— Скорее всего. Балет — это долгая подготовительная работа. Я это вам говорю как человек, который знает с изнанки весь процесс. Могу точно сказать: когда отдел планирования Большого театра что-то планирует, они не могут не учитывать кассу, риски и гастроли. Знаете, один интеллектуал сказал, что политика — битва троянских коней. А это был Троянский конь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10848

СообщениеДобавлено: Ср Июл 04, 2018 5:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070402
Тема| Балет, Персоналии, И. Васильев
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| ИВАН ВАСИЛЬЕВ:
ЕСЛИ ТАНЦОВЩИК НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ОН ДЕЛАЕТ,– ОН ХУЖЕ ПЛОХОГО ТАНЦОВЩИКА
Где опубликовано| © «Музыкальная жизнь»
Дата публикации| 2018-07-02
Ссылка| http://mz.kmpztr.ru/ivan-vasilev-esli-tancovshhik-ne-znae/
Аннотация| Интервью

Ивану Васильеву (ИВ) – 29 лет. В его биографии – триумф на Московском конкурсе в 2005 году, служба в Большом театре и переход в театр Михайловский в поисках большей свободы. Танцовщик летает по миру, периодически приземляясь в Петербурге и Новосибирске, всюду собирает полные залы восторженных почитателей его таланта. В последние три года артист пробует себя и в качестве хореографа, а теперь основал собственную балетную компанию. Анне Гордеевой (АГ) он рассказал о создании авторского театра и о московской премьере спектакля «Любовь есть везде».

АГ У вас теперь собственная компания «В.И.В.А.Т.» («Васильев Иван Владимирович. Авторский театр»). Какая была необходимость в ее создании?

ИВ Творческая необходимость. Хочется что-то делать самому, чтобы ни от кого не зависеть. Это первый шаг к автономной компании. Сейчас мы сотрудничаем с артистами, которые служат в других театрах, работают только как приглашенные. Мы их приглашаем на проект. В дальнейшем, если все сложится удачно, мы планируем собрать собственный штат, будем сотрудничать с разными хореографами – как известными, так и начинающими. Авторский театр – не значит, что только я буду «мучить» артистов и зрителей своими творениями.

АГ Как вы пришли к сочинению танцев? Вы хотели танцевать что-то, что вам не предлагали?

ИВ Я анализирую сейчас свое прошлое и прихожу к выводу, что желание ставить возникло чуть ли не раньше, чем танцевать, а танцую я с четырех лет. На меня ведь и в классическом репертуаре часто ругаются, что я вношу в партии что-то свое. Но меня это всегда будоражило.

АГ Одно из важнейших свойств хореографа, вырастающего из танцовщика, – умение ставить танцы, предназначенные не для себя, а на другую пластику, другую фактуру. У вас это периодически получается. А когда вы придумываете балет, вы видите себя в нем или нет?

ИВ В некоторых балетах я придумывал главных персонажей с расчетом «на себя» (например, «Морфий»). А в других балетах я не вижу себя исполнителем и очень хочу, чтобы кто-то другой поскорее начал танцевать мои партии. К счастью, в Михайловском театре уже есть артисты, которым это с успехом удается. Будем стараться готовить несколько составов.



АГ Как вы выбираете людей для этой своей маленькой и пока контрактной труппы?

ИВ Мне нужны люди, которые горят и испытывают творческий голод. У нас очень открытая, честная атмосфера, что, на мой взгляд, очень важно в театре. Не бывает такого, чтобы артист задал хореографу вопрос, а он отошел в сторону и не сказал ни «да», ни «нет», и артист остался без ответа, не поняв до конца, зачем и почему ему надо работать. Это как движение на дороге – можно встретить водителя, который не знает маршрута. Он просто стоит и не понимает, в какую сторону ему нужно вырулить. Он может встать поперек ряда. Вот то же самое и с артистами. Если танцовщик не знает, что делает, – он хуже плохого танцовщика. Надо общаться со всеми без утайки. У нас есть идея. Мы должны ее неким образом воплотить. Интересно? Да. Работаем? Конечно! Все.

АГ Вы довольно часто используете в своих спектаклях очень известную музыку. На вас не давит «груз истории», предыдущие великие хореографы, которые уже использовали ее?

ИВ Я никогда не задумываюсь о том, что именно делали предыдущие авторы. Возникает некая идея, к ней начинаешь подбирать звучание, перебираешь пьесы, треки, и вдруг какая-то композиция полностью совпадает с твоими эмоциями. Так произошло со Стравинским – я уже два балета поставил на его музыку. Конечно, он очень сложен, куда легче было бы связаться с Минкусом! Но мои балеты пока не ложатся на Минкуса.

АГ Спектакль «Любовь есть везде», который вы показали в Москве, был придуман таким же образом?

ИВ Он мне приснился! Во сне я ставил его в Ла Скала, и все артисты стояли на сцене и говорили мне эту фразу по-русски: «Любовь есть везде». Я проснулся с этой идеей. И тогда же первый раз обратился к Стравинскому. Главного персонажа зовут Игорь, героиню – Екатерина (как одну из жен Стравинского), другие герои получили имена его детей. И этот спектакль – некий «сумасшедший дом в сумасшедшем доме». А речь на самом деле – о нашей жизни. У всех – свой маленький сумасшедший домик, из которого не хочется выходить в еще более сумасшедший мир. Это наш маленький мир, и любовь в нем может быть везде.

АГ Для вас принципиальна классическая лексика?

ИВ Я пробовал танцевать разную хореографию. Порой доходило до экспериментальных вещей, но я причисляю себя к приверженцам истории в танце. Это может быть конкретный сюжет, философская идея, заложенная в спектакле. То есть я не сторонник балетов, где лижут йогурт с пола, едят на сцене лимоны, бананы, капусту – что угодно. Я этого не понимаю. Для этого существуют экспериментальные проекты, театры. Там перформансом называется трехчасовое выкручивание лампочки, и зрителям будет интересно искать в этом глубочайший смысл. Но если это выпускается как балетный спектакль, у меня появляется много вопросов. Я не понимаю, зачем это нужно? Мы девять лет учились классическому танцу, чтобы слизывать йогурт с пола? Это может делать официант из кафе «Krispy Kreme», где подают пончики. Он может прийти и вылизать крем лучше, чем профессиональный артист балета! Зачем мы учимся столько лет и тратим на это свои силы, здоровье, чтобы потом делать то, что, в принципе, может делать любой?

АГ Ваша жена – солистка Большого театра Мария Виноградова. В работе вы равны, или она вам подчиняется как руководителю труппы?

ИВ Руководителю труппы подчиняются все, причем с удовольствием. Я не заставляю, не ору, хотя иногда хочется. Нет, у нас все иначе. Все очень внимательны. И Маша тоже внимательна. Но ей, конечно, тяжелее вдвойне, чем всем остальным. Когда ко мне приходят некие идеи, я бужу Машу посреди ночи, пытаюсь делиться с ней, а в пять утра ей точно не до балета. Моему ассистенту Денису Савину тоже непросто – я звоню ему в три часа ночи. Кто ближе, тем и достается больше всех.

АГ У вас совершенно безумный график выступлений, с нескончаемыми перелетами. Как вы с этим справляетесь?

ИВ Мне мало 24 часов в сутках, мало семи дней в неделе, мало 30–31 дня в месяце. Потому что хочется танцевать, ставить спектакли, пробовать новое и непонятное – написать картину, сочинить стихотворение. Поэтому, если ты хочешь все успеть, – надо делать все быстро. Самое ужасное воспоминание о том времени, когда я работал в Большом театре – это репетиции. Бывало так, что приходишь в театр, репетиция идет три часа с перерывом. За это время ставится полторы минуты хореографии. Хореограф долго думает, артисты где-то в своем мире обитают, все разболтаны. И сам я таким был! А сейчас понимаешь, что за три часа можно много успеть. Вот есть у нас 30 минут, и мы должны максимально эффективно использовать их для работы. То есть артисты должны быть собранными, хореограф должен принести готовый материал – и в этом случае мы сэкономим друг другу время и нервы.

АГ Денис Савин на сегодняшний день – самый точный исполнитель вашей хореографии (если не считать вас). А какие его обязанности как ассистента?

ИВ Он должен запоминать сочиненный мной текст. Начнем с того, что Савин просто гениален. Он не просто ловит придуманное мной движение – он ловит мысль, цель, понимает, что мною движет, когда я что-то делаю. И он может донести это до артистов, объяснить, с какой энергией, мыслью, душевным порывом это все происходит. Не просто два tendu, три tendu, материал, схема. А откуда это вырастает. У нас несколько раз было такое: мы приходим вдвоем на репетицию, нам надо поставить с ним дуэт. Я начинаю двигаться, а Савин, глядя на меня, словно продлевает меня, то есть идет за мной, понимая любой жест. Он понимает мое движение в следующую секунду, он это чувствует. Может быть, потому что мы знакомы уже столько лет. Он очень интересный человек, много читает. С ним всегда можно о чем-то поговорить, обсудить людей, вести себя как нормальные мужики – посплетничать.

АГ Интересно ли вам быть в курсе дел других театров?

ИВ Конечно. Слежу за новыми постановками, артистами, которые пробуют себя как хореографы, как актеры. Вот Юрий Смекалов ставил в «Приюте комедианта» «Солярис» – очень сложная тема. Интересно следить за людьми, которые делают что-то значимое. А что касается театральных интриг, то я давно для себя понял, что это все как некий искаженный мир. Порой тебе самому расскажут что-то про тебя любимого такое, от чего думаешь: «Ничего себе! Это обо мне?» Это как сериалы, которые мы смотрим: забавно, интересно, но неправда.

АГ Есть какие-то вещи, которые вам хотелось станцевать, но вы этого еще не сделали?

ИВ «Легенду о любви» Юрия Николаевича Григоровича. У меня несколько раз появлялся в планах этот спектакль, но постоянно что-то препятствовало постановке. Все остальное я в принципе уже перетанцевал. Может, назову еще «Майерлинг». Был период, когда я очень хотел станцевать и «Манон», и «Майерлинг», а потом остыл к этим балетам. Кто знает, может я еще недостаточно взрослый.

АГ Интересуют ли вас хореографы прошлого?

ИВ Конечно. 7 октября будет Kremlin Gala. Фонд Бежара разрешил мне подготовить «Влюбленного солдата» (Хорхе Донн его танцевал). Я никогда не работал с хореографией Бежара, поэтому будет очень интересно поехать в Швейцарию, порепетировать с Балетом Бежара недельку.

АГ До какого года расписан ваш график?

ИВ Я всегда стараюсь охватить максимум сезон. Но даже этого в точности не получается: возникают какие-то спонтанные события, от которых не можешь, да и не очень хочешь отказываться. Так что надолго планировать невозможно. Ты же никогда не знаешь, чем закончится сегодняшний день.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3575

СообщениеДобавлено: Чт Июл 05, 2018 1:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070501
Тема| Балет, театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Любовь Андреева, Олег Габышев
Автор| Маргарита Костив
Заголовок| Искусство вне политики: Вена проводила театр балета Эйфмана стоячей овацией
Где опубликовано| © «РИА Новости»
Дата публикации| 2018-07-01
Ссылка| https://ria.ru/culture/20180701/1523717508.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ

ВЕНА, 1 июл — РИА Новости, Маргарита Костив. Стоячей овацией в венском Бургтеатре в субботу завершились гастроли Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана по Европе, где артисты выступили со спектаклем "Чайковский. PRO et CONTRA".

Турне стартовало в начале июня в Монако. После театр отправился в Берлин, затем в Братиславу и, наконец, в Вену. Завершая тур, артисты трижды вышли на сцену знаменитого венского Бургтеатра.
В субботу, в заключительный день гастролей постановка о Чайковском была здесь показана дважды. После окончания спектакля в зале раздались аплодисменты и крики "Браво!", после восторженная публика стоя рукоплескала артистам на поклонах.

Балет Бориса Эйфмана "Чайковский. PRO et CONTRA" — итог многолетнего осмысления хореографом личности и творческого мира великого композитора. Спектакль сочинен на музыку Петра Ильича Чайковского и философски осмысливает основные этапы жизненного пути и творческой биографии композитора.
Премьера спектакля состоялась в Санкт-Петербурге в конце мая 2016 года в преддверии 70-летия Эйфмана. В ноябре за исполнение партии Антонины Милюковой, жены Чайковского, солистке театра Любови Андреевой вручили премию "Золотой софит". Артистический ансамбль балета "Чайковский. PRO et CONTRA" удостоился специального приза экспертного совета "Золотого софита".

Искусство вне политики
"Для меня выступления в Вене всегда очень волнительны. Здесь очень сильные балетные артисты, и мы знаем, что они приходят на наши спектакли. А они знают, что от нас требует балетмейстеры", — рассказала РИА Новости солистка театра Любовь Андреева.
Дебют театра на венской сцене состоялся в июне 2016 года, тогда труппа Эйфмана танцевала в Бургтеатре "Роден", рассказала Андреева.
По словам заслуженного артиста России Олега Габышева, исполнявшего партию Чайковского, в каждом городе танцуется по-разному, но Вена всегда отличается радушием и гостеприимством.
"Мне кажется, в тот раз очень хорошо принимали спектакли, а в этот раз — особенно. Чувствуется, что зритель смотрит с такой концентрацией, вниманием, пытается уловить каждый жест, понять философию нашего балета. Наш балет очень символичен, в нем много подтекстов, он заставляет зрителя анализировать", — поделился своими впечатлениями Габышев.

Европейское турне театра прошло в непростой международной обстановке, но артисты не видят в этом затруднений для своего творчества.
"Искусство всегда должно быть вне политики, вне зависимости от положения или ситуации в стране и в мире. Мне хочется верить, что искусство действительно согревает сердца и сближает интернациональные души, соединяя их в единый поток", — отметил Габышев.
Солисты рассказали, что в их коллективе много людей из других стран, в том числе из Португалии и Украины, при этом они говорят о коллегах исключительно как о большой и дружной семье.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3575

СообщениеДобавлено: Чт Июл 05, 2018 1:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070502
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Персоналии, Дмитрий Антипов, Лилия Зайнигабдинова, Сергей Бикбулатов, Олег Шайбаков, Адель Филиппова, Алиса Алексеева, Радмир Кадыров, Софья Доброхвалова
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Короче!
Башкирский театр экспериментирует с одноактными спектаклями

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7605 (142)
Дата публикации| 2018-07-02
Ссылка| https://rg.ru/2018/07/02/reg-pfo/bashkirskij-teatr-opery-i-baleta-zavershil-sezon-premeroj-28-letnego-horeografa.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Сцена из спектакля. Фото: Пресс-служба Башкирского театра оперы и балета

Балетная труппа уфимского театра известна в мире благодаря тому, что именно ее спектакли привели в балет великого уроженца Уфы Рудольфа Нуреева. Но сегодня она полна решимости перейти из прошлого века в нынешний. Для эксперимента выбран 28-летний хореограф Дмитрий Антипов.

На афише Башкирского театра премьера вечера одноактных балетов выбивается из ряда "Лебединых озер", "Баядерок" и "Жизелей" - многоактных спектаклей-драм, созданных еще в позапрошлом веке для Императорских театров и с тех пор сохраняющихся практически в неизменном виде. Их исполнение требует финансового благополучия, многочисленной труппы и первоклассной выучки артистов. Уфа - один из немногих российских городов, обладающий всем комплексом возможностей для полнокровного представления этих балетов.

Но сегодня репертуар театра содержит практически полный комплект классики, и пришло время расширять представление о возможностях хореографии. Инициатором этого процесса выступил Дмитрий Антипов. Выпускник Воронежского хореографического училища, он рано переключился с исполнения балетов на их создание, окончил Московскую академию хореографии и стал активным участником всех отечественных проектов для начинающих хореографов. В его активе - постановочная работа в опере, мюзикле, телепроекте "Большой балет", балеты в театрах Красноярска и Японии.
Башкирскому театру Антипов предложил два одноактных спектакля, объединенных первоклассной музыкой, не часто звучащей в балетном театре. "Времена года, или Таинственный сад" возвращают на сцену редко исполняемую партитуру Александра Глазунова, созданную в конце XIX века для Мариуса Петипа. Для второй части вечера выбрана "Рапсодия на тему Паганини" Сергея Рахманинова, тоже имеющая сценическую историю. Вероятно, чтобы облегчить задачу привычному к традиционным либретто зрителям, хореограф предпослал каждому балету небольшое текстовое предисловие, хотя в обоих традиционный сюжет вычитывается и без словесных ходунков. Во "Временах года" в воображении юноши парковая статуя оборачивается живой девушкой, взаимоотношения с которой можно воспринять как природную стихию. В "Рапсодии" трио Диеза, Бемоля и Ноты в окружении других нот - повод сделать зримыми связи между музыкой и танцем.
Мелодическое обаяние обоих музыкальных произведений, их ритмическая ясность и зримая пластичность оказались выгодно подчеркнуты оркестром Башкирского театра под руководством Артема Макарова (фортепианную партию в "Рапсодии" исполнила Шаура Сагитова). Антипову сложно пока соответствовать композиционной изощренности Глазунова и Рахманинова, не хватило ему и широты "дыхания" - хореографические фразы выглядят гораздо лаконичнее и короче музыкальных. Но хореограф отозвался на музыку необычными сочетаниями движений, интересными комбинациями для небольших ансамблей, составляющих значимую часть балетов. Академическая подготовка уфимских танцовщиков позволила Антипову реализовать технически сложнейший текст, в который фуэте, большие пируэты и другие рекорды современной виртуозности вписаны как элемент художественной выразительности, а эстетику неоклассического балета довольно точно почувствовали Лилия Зайнигабдинова, Сергей Бикбулатов и Олег Шайбаков в "Рапсодии", Адель Филиппова, Алиса Алексеева, Радмир Кадыров, Софья Доброхвалова во "Временах года".
К достоинствам молодого хореографа можно отнести умение превратить постановку спектакля в работу единомышленников. Он сам выступил в качестве художника-постановщика и художника по костюмам, а в помощь себе привлек юных местных художников Айдара Галеева и Марию Редникову. Соавтором хореографа стала Ирина Вторникова - поставленный ею свет подчеркнул многомерность танца, его графическую точность в "Рапсодии" и цветистую размашистость во "Временах года". Неудивительно, что в процессе подготовки премьеры одноактных балетов Дмитрий Антипов начал воплощать в Уфе еще один проект - "Rudy Dance". Это лаборатория для шести начинающих хореографов, которых отберет международное жюри. В августе они соберутся в Уфе и поставят для артистов театра номера, посвященные Башкирии и ее легендарному представителю - танцовщику-новатору Рудольфу Нурееву. Их работы покажут 2 сентября.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3575

СообщениеДобавлено: Чт Июл 05, 2018 1:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070503
Тема| Балет, Шанхайский балет, Персоналии, Жозе Мартинез, Пьер Карден
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Беги, Поло, беги!
Шанхайский балет помог Марко Поло добраться до России

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7606 (143)
Дата публикации| 2018-07-04
Ссылка| https://rg.ru/2018/07/04/v-cheliabinske-shanhajskie-tancovshchiki-predstavili-balet-o-marko-polo.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Огромная, в сто танцовщиков, труппа впечатляет единством стиля... Фото: Пресс-служба Челябинского театра оперы и балета

На международном фестивале "В честь Екатерины Максимовой" в Челябинском театре оперы и балета впервые выступил Шанхайский балет. Он привез спектакль "Последняя миссия Марко Поло" в постановке хореографа Жозе Мартинеза (этуаль парижской Опера, возглавляющий Национальную танцевальную компанию Испании); за художественное решение отвечал Пьер Карден.

Огромная, в сто танцовщиков, труппа впечатляет единством стиля... Фото: Пресс-служба Челябинского театра оперы и балета
По российским меркам Шанхайский балет - компания молодая: основана в 1979 году, а средний возраст танцовщиков едва превышает 20 лет. За эти годы труппа добилась международного признания - гастролировала в США, Великобритании, Франции, Норвегии, Австралии, Японии и многих других странах. С труппой сотрудничали Пьер Лакотт, Дерек Дин, Патрик де Бана. Хотя компания была основана в эпоху, когда культурные связи Китая с СССР прервались, ее глава Ксин Лили считает себя последовательницей русской балетной школы.

Когда-то китайцы учились балету в России. Теперь нам впору поучиться у китайцев

Героем спектакля Мартинеза и Кардена стал Марко Поло, великий венецианский купец и путешественник, почти тысячу лет назад связавший Европу и Азию. Из книги его воспоминаний они выбрали историю любви Марко Поло и монгольской принцессы Кокежин, которую венецианец по поручению китайского императора Кубла-хана со многими приключениями доставил ее жениху - персидскому шаху. Постановщики использовали в трехактном балете все сюжетные ресурсы: из императорского дворца династии Юань зрители переносятся сначала на берег острова Ява, где хозяйничают воинственные дикари, а затем к персидскому двору с его красочными церемониями. Воздушные декорации, напоминающие то китайские пагоды, то живописный океанский берег, то узоры персидских ковров, подкреплены впечатляющими проекциями, которые воспроизводят то китайские рисунки, то волны и бури этого путешествия. Хореография, основанная на классическом пуантовом танце (ей не помешала бы более развернутая пантомима), тоже деликатно синтезирована с узнаваемыми национальными элементами.
Во второй половине ХХ века Запад почти полностью отверг большой сюжетный балет, но сегодня, идя навстречу требованиям публики, хореографы заново осваивают его приемы. И Жозе Мартинез, еще недавно исполнявший главные роли в таких спектаклях, чувствует себя в этом жанре раскованно. Он с видимым наслаждением разворачивает в начале каждого акта многофигурные ансамбли, свободно разбрасывая по сцене шестнадцать, восемь, три, две пары, играя то с женским, то с мужским составом, достигая кульминации в дуэте или соло главных персонажей. Его режиссерским и танцевальным решениям не хватает пока собственных оригинальных находок, но он отлично использует классические приемы Макмиллана, Крэнко, Нуреева. А чтобы разобраться в перипетиях сюжета, необязательно изучать либретто. Сочиненные Мартинезом комбинации позволяют показать блеск первоклассной выучки Шанхайского балета. Несмотря на то что эта труппа (по западным меркам огромная - сотня танцовщиков) собрана из воспитанников разных балетных школ Китая, в первую очередь она впечатляет единством стиля. Именно это качество когда-то отличало и отечественные балетные коллективы, но в последние годы почти утрачено. Когда-то наши педагоги заложили основы классического балета в Китае. Сегодня нам было бы не зазорно взять там несколько уроков.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3575

СообщениеДобавлено: Чт Июл 05, 2018 1:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070504
Тема| Балет, НОВАТ, Парижская опера, Персоналии,
Автор| Татьяна Шипилова
Заголовок| Звезды парижского балета станцуют в НОВАТ
Где опубликовано| © VN.ru
Дата публикации| 2018-07-04
Ссылка| https://vn.ru/news-zvezdy-parizhskogo-baleta-stantsuyut-v-novat/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Гастроли балета Парижской оперы пройдут 11 и 12 июля на сцене Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. Прославленная европейская балетная труппа представит программу из четырех одноактных балетов современных хореографов, в том числе знаменитый спектакль «Три гносианы» на музыку Эрика Сати. Все билеты проданы, невзирая на цены.

В гастрольных спектаклях примут участие этуали (от французского étoile/звезда – высший статус артистов балета) парижской труппы: Валентина Коласант, Лора Эке, Людмила Пальеро, Алис Ренаван, а также – примы: Ева Гринштайн, Ханна О’Нил, Мюриель Зюсперргю и премьеры: Франсуа Алю, Алессио Карбоне, Венсан Шайе, Флориан Маньене.
Спектакль «Три гносианы» на музыку Эрика Сати – одна из самых известных работ нидерландского хореографа Ханса ван Манена, уже признанного классиком, поставленная в 1982 году. Выдающий хореограф создал более 120 балетов, он славится своими балетными миниатюрами, для которых характерны классическая чистота линий и простота математически выверенных композиций.
Также в афишу гостей вошел балет «Фавн» бельгийского танцовщика и хореографа марокканского происхождения Сиди Ларби Шеркауи на музыку Клода Дебюсси и Нитина Соуни. Мастер удивлять – Шеркауи соединяет в своих балетах разные культуры, стили и направления. И «Фавн», созданный в 2009 году к 100-летию «Русских сезонов» – хореографическое размышление на тему балета «Послеполуденный отдых Фавна», диалог с «пантеоном балетной классики» и дань уважения великому Вацлаву Нижинскому.
Израильтянин Хофеш Шехтер – один из самых ярких и талантливых авангардных хореографов, работающих сегодня в Великобритании. Его почерк отличает особая эмоциональность и смелость экспериментатора, который не боится затрагивать острые вопросы и смешивать стили. Балет «Искусство не смотреть назад» – очень искренняя и личная работа, в которой обостренная пластическая чуткость соединяется с мощной энергетикой и ритмическим напряжением.
«Канон Времена года» на музыку Макса Рихтера по мотивам Антонио Вивальди поставлен в Парижской национальной опере хореографом из Канады Кристал Пайт. В 2017 году за этот спектакль она была удостоена приза «Бенуа де ла Данс»,известного в мире как балетный «Оскар».
Программа, которую увидят новосибирцы, отражает сложившиеся репертуарные традиции прославленного балетного коллектива – поиск новых форм и современных пластических решений с опорой на опыт, который дает балетная классика.

О других творческих деталях этой международной культурной акции новосибирские СМИ узнают на пресс-конференции, которая состоится 11 июля, в день открытия гастролей.
Пока же в пресс-службе НОВАТа нам сообщили: 96 французских гостей будут размещены в известном новосибирском отеле Хилтон Дабл Три.

Билеты на спектакли парижан – по цене от 7 000 до 10 000 рублей – уже все проданы.

Гастроли балета Парижской национальной оперы в НОВАТе организованы при поддержке Министерства культуры и Министерства финансов РФ.

Справка.
Впервые с искусством мастеров французского балета новосибирцы познакомились 2010 году, когда в рамках года культурного обмена Россия-Франция на сцене Новосибирского академического театра оперы и балета в сентябре трижды был показан классический балет на музыку Минкуса «Пахита». Перед этим новосибирская балетная труппа приняла участие в фестивале «Танцевальное лето в Париже», во время которого представила в театре Шатле три названия (18 спектаклей) – «Лебединое озеро», «Баядерка» и «Вечер Баланчина».

Владимир Кехман, художественный руководитель НОВАТа:
– Я хотел бы выразить глубокую признательность Министерству культуры и Министерству финансов Российской Федерации – мы не смогли бы реализовать этот знаковый для всей российской культуры и весьма дорогостоящий проект без их участия и всесторонней поддержки.

Справка. История балета Парижской оперы насчитывает более трех сотен лет. Основа классического танца была заложена во время правления Людовика XIV, который приказал создать Королевскую Академию Танца в 1661 году. На сегодняшний день балет Парижской оперы является одним из основных центров живого современного искусства, на сцене которого классические шедевры чередуются с новыми работами величайших современных хореографов.
Балетная труппа Парижской оперы состоит из 154 исполнителей, в основном выпускников хореографической школы, существующей при Парижской Опере и возглавляемой Элизабет Платель. Средний возраст участников труппы составляет 25 лет, что делает ее одной из самых молодых в мире.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10848

СообщениеДобавлено: Чт Июл 05, 2018 1:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070505
Тема| Танец, Фестиваль, Фестиваль танца в Монпелье, Персоналии
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Два тысячелетия беспокойства
Продолжается XXXVIII фестиваль Montpellier Danse
Где опубликовано| © «Коммерсант»
Дата публикации| 2018-07-05
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3676513?from=four_culture
Аннотация|



Наряду с выступлениями больших и богатых трупп вроде Nederlands Dans Theater или Batsheva Dance Company фестиваль танца в Монпелье представляет авторские проекты, сделанные с минимальным количеством участников. Они в программе фестиваля отвечают за разнообразие и творческий поиск, в чем убедилась Татьяна Кузнецова.

Обычно считается, что артисты, которым терять нечего, чаще идут на творческий риск, в то время как состоятельные компании вынуждены заботиться, чтобы их дорогой продукт окупился в прокате. Но правил тут нет. Скажем, небогатая труппа Baro d’evel, состоящая из француженки Камиль Декуртье и каталонца Блаи Матеу Триаса, явно чурается радикализма. В своей работе "La" («Там») соавторы применили испытанные методы самых демократичных жанров, от старой доброй пантомимы до работы с животными (третий участник представления — настоящая птица, мудрая скептичная ворона с белым пятном на груди). Пластических новаций в «Там» нет никаких, да и танца не больше, чем в каком-нибудь драматическом спектакле. Остальные слагаемые — обыгрывание типичных интонаций французского языка (все эти птичье-воркующие quoi?, oui, alors); характерные амплуа — застенчивая неврастеничка и робкий недотепа; нехитрые интермедии с вороной, похищающей и рвущей на мелкие кусочки шпаргалку у конферансье; легкая акробатика вокруг микрофона с переворачиванием друг друга вверх тормашками; рисование полуабстрактного пейзажа на белом мелованном заднике собственными вспотевшими телами и всем, что попадется под руку,— тоже не новость. Однако из обаяния артистов, упругого темпоритма спектакля, неожиданности его сюжетных и эмоциональных виражей, непривычности сочетаний разнотипных трюков рождается подлинная оригинальность этого живого непритязательного действа.

Его антиподом оказался экзерсис «Атлас. Этюды» — растянувшиеся на два полуторачасовых вечера претенциозные штудии Мишель Мюррей и ее компании Play. Хореографиня деятельно изучала балетную науку от классики до абстракционизма и теперь исследует, как «человеческое тело отражает нашу эпоху», применяя принцип «случайности» и «спонтанности» вслед за своим кумиром Мерсом Каннингемом.
Однако в том, как ее артисты ритмично боксируют, канканно выбрасывают ноги, падают с прыжка на пол, ищут равновесие в шатких позах на одной ноге и, лежа на полу, неудобно выворачивают конечности, спонтанности не больше, чем в таблице умножения. Да и сами тела — малопластичные и неразработанные — выглядят отнюдь не современно. Натужно сконструированные «исследования» ученой дамы кажутся отголоском американского постмодернизма 1970-х, причем образец безнадежно скомпрометирован провинциальным эпигонством.

Спектакль "aSH", созданный архитектором от хореографии Орельеном Бори для самой знаменитой индусской парижанки Шанталы Шивалингаппы, не скрывает корней: он углубляется в историю совсем уж древнюю. Выросшую в Париже уроженку Мадраса мать-танцовщица с детства посвятила в секреты танца кучипуди, который девадаси — «служанки бога», официально выданные замуж за божество,— танцевали в индусских храмах еще до нашей эры. Шантала, открывшая Западу это изысканное, точное и страстное искусство, с 13 лет служила современным театральным богам, участвуя в спектаклях Мориса Бежара, Питера Брука, Пины Бауш. Под вневременное очарование экзотической танцовщицы подпал и хореограф-постановщик Орельен Бори, увлекавшийся всевозможными трансформациями сценического пространства. Спектакль для Шанталы, названный крайними буквами ее имени, стал одним из его трилогии женских хореографических портретов.

В профессиональный танец «небесной танцовщицы» постановщик, естественно, не вмешивался, но ее кучипуди — изящная графика поз, то декоративно-дискретных, то сливающихся в повествовательную «танцевальную драму»,— лишь часть портрета "aSH". Спектакль начинают видео- и звуко-декорации: неподвижную темную фигурку героини поглощает геометрический орнамент, спроецированный на задник. Его рисунок и цвет меняются ежесекундно, видеополосы сталкиваются с грохотом рушащихся скал: на сцене разворачивается современная «Махабхарата» с танцующей Шанталой в эпицентре. Ткань утратившего неподвижность задника то нависает над хрупко-непреклонной Шанталой тяжелыми глыбами, то подхватывает ее разноцветным вихрем, то превращает в букву зашифрованного послания, то погребает в полном мраке. Сражение танцующей жрицы с космогонической агрессией декораций завершается победой героини. Ткань, покрывавшая пол сцены и осыпанная меловой крошкой, на которой она своим танцем (полурондами, растяжками, кружениями) весь спектакль выписывала затейливые арабески, вздымается вертикально. Орнамент, созданный на ней ногами танцовщицы, закрывает черные бездны пространства — плоскость с изысканным рисунком, автором и частью которого стала сама Шантала, доказавшая в очередной раз, что древние, с многовековой историей танцы никогда не выходят из моды. Инсталлированные в современный контекст, поддержанные передовыми технологиями, они выглядят куда актуальнее телодвижений, рожденных конъюнктурой нашего торопливого времени.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3575

СообщениеДобавлено: Сб Июл 07, 2018 1:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070701
Тема| Балет, НОВАТ, Персоналии, Михаил Мессерер
Автор| ТАТЬЯНА СОЛОВОВА
Заголовок| Брат Майи Плисецкой: Она была первой балериной, которую я увидел на сцене, но мы почти не общались
Где опубликовано| © «Комсомольская правда. Новосибирск»
Дата публикации| 2018-07-06
Ссылка| https://www.nsk.kp.ru/daily/26852.7/3893851/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В Новосибирск приехал главный балетмейстер Михайловского театра Михаил Мессерер, он же родственник известной артистки


Фото: Андрей КОПАЛОВ

С Михаилом Мессерером мы встретились в холле отеля Marriott, где он остановился. Нас сразу предупредили: на все про все - полчаса, а потом у балетмейстера - оперный театр и репетиции, репетиции, репетиции. Так что речь сама собой в первую очередь зашла об оперном театре.

- Михаил Григорьевич, Новосибирск и оперный театр прогремели на всю страну историей об отмене спектакля «Тангейзер» из-за православных активистов. Вы-то на чьей стороне были в этом культурном споре?

- Не слышал даже, поэтому не берусь судить, - удивил нас Мессерер. И тут же признался, что сам он не против экспериментов. Все-таки художник: - Я приехал в Новосибирск, чтобы ставить балет «Коппелия». Мы сейчас делаем версию спектакля с шикарным видеорядом, интересной актерской игрой с пантомимой. И мне кажется, мы должны идти вперед, а не застревать в прошлом. Кстати, это была идея художественного руководителя Владимира Кехмана– сделать спектакль в Новосибирске. Мне кажется, она очень ценная. Кехману вообще приходит много удачных идей…

- Вашего худрука в Новосибирске любят не все, признаемся честно. А вам как с ним работается?

- Мне предпочтительнее иметь дело со сложными людьми. С людьми легкими и простыми приятно посидеть в ресторане, в гостях, зато на работе с ними тяжело. Потому что никогда не знаешь, чего от них ожидать, и в них нет серьезности. Так что я предпочитаю иметь дело с таким человеком, как Владимир Кехман, - точно знаешь, что, если он сказал, так оно и будет. А что идеальных людей на свете не бывает, так это все знают. Мы должны обращать внимание на позитив: если мы хотим быть счастливыми, то надо оставаться счастливыми.

- О счастливых историях: вы, наверное, знаете, что минувшей зимой балерине Ксении Захаровой ее возлюбленный Николай Мальцев сделал предложение прямо на сцене после спектакля «Ромео и Джульетта». К ребятам на свадьбу попадете?

- Ксюша и Коля - замечательная пара. Насчет свадьбы не берусь ничего говорить, но в моем спектакле они участвуют оба. Ксюша и Коля отлично чувствуют свои роли - Сванильды и Франца. Если мы повезем этот спектакль на гастроли, артисты будут иметь международный успех.

- Поговорим о балерине, талант которой неоспорим уже не одно десятилетие, - вашей двоюродной сестре Майе Плисецкой.

- Моя мама Суламифь Михайловна стала для Майи Михайловны приемной мамой (после того, как родителей великой балерины арестовали. - Прим. авт.). Но у нас более 20 лет разница в возрасте! Общались мы редко.

- А какой вы помните Майю Михайловну из вашего детства?

- Она была первой балериной, которую я увидел на сцене. Для меня это было и навсегда останется проявлением высшего мастерства и красоты! Не зря ведь говорили, что Майя - это целая вселенная!

ИЗ ДОСЬЕ "КП"
Михаил Григорьевич МЕССЕРЕР
родился 24 декабря 1948 года (Майя Плисецкая была старше его на 23 года). 19 мая 2009 года стал главным балетмейстером Михайловского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 07, 2018 4:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070702
Тема| Балет, Академия русского балета им. А. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Юлия Шигарева
Заголовок| Николай Цискаридзе: «Просто я балет очень люблю!»
Где опубликовано| © Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 04/07/2018
Дата публикации| 2018-07-04
Ссылка| http://www.aif.ru/culture/person/nikolay_ciskaridze_prosto_ya_balet_ochen_lyublyu
Аннотация| Интервью

Для премьера Большого театра Николая Цискаридзе нынешний год - дважды юбилейный: 5 лет он находится на посту ректора Академии русского балета им. А. Вагановой.


Ректор Академии Русского балета им. Вагановой, народный артист России Николай Цискаридзе руководит репетицией концерта. 2017 г. © / Александр Гальперин / РИА Новости

А сама академия отпраздновала своё 280-летие концертами в Большом театре и Государственном Кремлёвском дворце, которые прошли с аншлагами.

Чтобы мир завидовал

Юлия Шигарева, «АиФ»: Вы, Николай, всегда таким неугомонным были или это с возрастом пришло? Сидели бы себе спокойно в кабинете ректора, почивали бы на лаврах, абсолютно заслуженных. Но нет - бегаете, организовываете, двери открываете, которые для других наглухо закрыты. Один только концерт на Исторической сцене Большого театра, посвящённый 280-летию Вагановской академии, чего стоит - чтобы питерцы в святая святых Москвы танцевали!

Николай Цискаридзе:
Почему бегаю? (Задумывается.) В какой-то момент мне стало обидно, что наш театральный мир начал рушиться. Менялись руководители - и в администрации, и в художест­венной части. И каждый следующий был бездарнее предыдущего. А артисты оказывались заложниками ситуации. Когда для учеников балетных училищ отменили отсрочку от службы в армии, когда нам навязывали эту болонскую систему образования, я стучался во все кабинеты, кричал: что вы делаете? К счастью, меня услышали.

И всё это время про меня говорили, что я идиот, что я таким образом хочу прорваться в руководство. Но у меня была лишь одна цель - сохранить это уникальное искусство, которое в России смогли поднять на невероятную высоту, а после подарить, разнести по всему миру.

Я очень спокойный и ленивый человек. Очень! Услышать от меня слово «да» можно очень редко. Но когда за что-то берусь, должен это доделать, как бы тяжело мне при этом ни было.

- На занятиях вы отпускаете в сторону учеников очень едкие замечания. Но ведь сами наверняка помните, как это больно, когда педагог во всеуслышание заявляет, что руки у тебя - как кочерга. Не хочется пожалеть ребят?

- Нет! А их жизнь не будет жалеть! Только самые психологически стойкие люди могут выходить на сцену и каждый раз штурмовать тот олимп, который был взят их предшественниками. Ты должен перепрыгнуть эту планку. Потому что, когда ты недолетаешь, сидящие в зале понимают: всё, пора на пенсию! Так что, как бы жестоко со мной педагоги ни обращались, я, конечно, расстраивался, но понимал: это делается любя. Потому что воспитывать свой организм - это очень непросто. И мои ученики знают, что я могу ругать только за невнимательность. А так я их очень люблю.

Особенности русского характера

- На нынешнем юбилее академии вы вновь вышли на сцену Большого театра. Как ощущения?


- А я отсюда никуда и не уходил - просто перестал исполнять роли классических принцев. Так как я неразрывно связан с моим родным театром (а сейчас - ещё и благодаря моим ученикам), то я вижу всё, что происходит. И лишний раз убеждаюсь: на мою артистическую жизнь выпало чудовищное время - эпоха перемен. Перемен в неважную сторону. Я готов простить человеку, которого, может, не очень люблю в жизни, всё, если он - профессионал. Но если вижу некачественную работу... Когда выпускники Вагановки, а ныне звёзды Большого театра выходят на сцену, никому не надо говорить, что хорошо, что плохо, - всё и так видно. Почему классическое искусство самое сложное? Потому что в нём моментально становится понятно, в какой форме исполнитель, стоит ли ему продолжать танцевать или уже можно начинать клясться в верности песням военных лет или современному танцу.

- Труппу Большого сегодня пополнили дети со звучными фамилиями. Деньги помогают крутить фуэте и делать арабеск?

- Дети со звучными фамилиями на эту сцену попадали всегда - и во времена Советского Союза, и по протекции в царское время. Но! Если во главе стоит профессионал, ты никогда не обратишь внимания, к какой династии принадлежит артист. Потому что он будет занимать своё место сообразно своим способностям. Трагедия в том, что рыба гниёт с головы. И если раньше я это говорил как артист, то сейчас говорю как чиновник, показавший отличный результат. Потому что знаю точно: если сам не прослежу за тем, что детям кладут в суп, как моют туалет, если своими ногами не пройду всё здание академии, всё будет функционировать по-другому. А когда в руководстве сидят люди, которые не понимают всех тонкостей театрального мира, то это отражается на качестве.

- Так, может, у нас в стране всё никак не налаживается, потому что тем, от кого зависит принятие решений, безразличен результат?

- Да! Почему все так ждут прямой линии с президентом? Потому что - и в этом я убедился на собственном опыте - если до него удавалось донести проблему, это решалось всегда. И некоторые получали нагоняй. К сожалению, равнодушие - оно же всегда было. Вспомним «Левшу» Лескова: там всё написано. Что, Николай I или Александр I были виноваты в том, как относились к талантам на Руси? Нет, виноваты в этом чиновники, которые оказались не на своём месте.

- К вопросу про своё место и своё дело. Футбол, как и балет, пришёл к нам с Запада. Но почему в балете нам весь мир руко­плещет, а с футболом как-то не выходит?

- Балет очень хорошо лёг на две наши национальные особенности. Первая: мы должны иметь всё самое крутое. Если дворец - то самый большой, если количество фонтанов - то больше, чем где бы то ни было. Почему Большой театр оказался самым большим в Европе? Потому что московские купцы, узнав об этой затее, подмогли казне, чтобы в Москве построили театр в два раза шикарнее, чем в Милане или Париже. На развлечения - оперу, балет, живопись, оркестры - Россия никогда денег не жалела.

Вторая - балет прекрасно ложится на славянскую структуру мышц. Поэтому же нам нет равных в фигурном катании, художественной гимнастике. А футбол – это не российская история. И надеяться не на что. Так что лучше играть в хоккей - в нём нам есть чем гордиться.

- Сейчас даже завзятые злопыхатели в восторге от того, на каком высочайшем уровне Россия проводит ЧМ. Как нам удалось за считаные дни сломать образ самого страшного народа в мире?

- Характер наших людей, он чем ещё отличается - когда возникает критическая ситуация, в нас рождается какая-то невероятная энергия. Меня поразила история, которую я услышал в Павловске. Когда началась война, девять молоденьких девочек-сотрудниц за считаные недели упаковали все экспонаты музея, статуи, люстры, вазы и зарыли их так, что немцы, даже найдя план парка, не смогли заполучить эти сокровища. А там, чтобы одну люстру снять, пара крепких мужиков нужна. Есть, видимо, нечто такое в нашем воздухе... Да, отношение к России на сегодняшний день очень сложное. И тут в нас просыпается эта национальная черта: а мы докажем, что мы лучше всех. И нам это удаётся!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 07, 2018 8:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070703
Тема| Балет, Бурятский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Морихиро Ивата
Автор| Аркадий МОЧАЛОВ, Улан-Удэ
Заголовок| Эй, пират, готовься к бою!
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2018-07-06
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/211753-ey-pirat-gotovsya-k-boyu/
Аннотация| Премьера

В Бурятском театре оперы и балета прошла премьера «Корсара».



Спектакль посвятили 200-летию со дня рождения великого хореографа Мариуса Петипа. Осуществил постановку художественный руководитель бурятского балета Морихиро Ивата, известный японский виртуоз Большого театра, победитель танцевальных конкурсов, знаток классического наследия и поклонник героической романтики.

Впервые пиратская история по поэме лорда Байрона увидела свет рампы в 1856 году в Парижской опере. Либретто написал Жюль Анри Сен-Жорж по просьбе и при участии Жозефа Мазилье, он же выступил балетмейстером первого спектакля. Через два года Жюль Перро представил «Корсара» Петербургу, доверив заглавную партию Мариусу Петипа, а тот, в свою очередь, дал свой вариант «Корсара» в Мариинском театре в 1863 году. Дальнейшая судьба саги на русской сцене оказалась запутанной: ставили много раз, всегда добавляя к партитуре Адольфа Адана музыку других композиторов. Менялись авторы и хореография, но в основе всех версий и редакций (их и подсчитать непросто) — ​картины из сочинений Мазилье, Перро, Петипа. Удивительно, что за 162 года сюжет сохранялся в первоначальном виде, весьма далеком от поэмы.

Морихиро Ивата дерзнул вернуться к романтическому первоисточнику, отточить характеры и обострить конфликты. По заказу хореографа написано новое либретто, где Байрону высказаны почет и уважение (автор — ​Ольга Ивата). Изменили лишь образ главного героя. Конрад у Байрона «безумно ненавидел всех людей», в Бурятии ему прибавили доблести и благородства: гневается он исключительно против поработителей, алчущих отвоевать земли у греков. В ряды лихих победителей морских штормов и рабовладельцев принимаются угнетенные и обездоленные, все действующие лица разделены на два лагеря: владельцу гарема богачу Сеид-паше противостоят лихие корсары-освободители.

В батальных сценах и монологе Конрада в тюрьме узнаются выразительные черты насыщенного лексикой мужского танца, напоминающие о «Спартаке» Юрия Григоровича. В сцене на площади читается легкая реминисценция балета «Дон Кихот». Ассоциации, однако, ничуть не угнетают самостоятельности хореографического мышления Морихиро Иваты и лишь подчеркивают целостность его замысла. Сеид-паша «получил» биографию — ​из мимического персонажа стал одним из главных героев, и Виктор Дампилов сделал наместника турецкого султана жестоким и вероломным. Горячий танец артиста передает восточный колорит, а сложная вариация второго акта становится одой мастерству. У Артемия Плюснина другие краски: его паша — ​гордый и самовлюбленный правитель, всласть унижающий подданных. В новом прочтении обольстительной красавице Гюльнаре хореограф дает изысканное адажио с Сеидом, и партия отчасти уравнивается с главной — ​героини Медоры. Гюльнара Лии Балдановой уверена в своих женских чарах, характер, начертанный Еленой Хишиктуевой, более ранимый и нежный. В сцене убийства Сеида она страшно пугается совершенного злодеяния, впадает в оцепенение, граничащее с обмороком. Утешение находит в поддержке Конрада, предлагающего ей отправиться с ним на пиратский остров. Обе балерины показали незаурядное актерское мастерство, одухотворенность и живость игры, техническая уверенность танца — ​дело их будущих стараний.



Конрад у Булыта Раднаева — ​олицетворение безудержной смелости и благородного героизма. Высокие победные прыжки и сложные широкие движения точно передают дух разбойничьей вольницы. Для Конрада виртуоза Михаила Овчарова — ​превыше всего честь и достоинство. Он бесконечно нежен со своей Медорой и грозно непримирим к турецким захватчикам. Прекрасен пронзительный дуэт Медоры и Конрада. Найдя в гроте возлюбленную без признаков жизни, корсар оказывается не в силах поверить в жуткую реальность, нежно подхватывает свою избранницу на руки, пытается оживить бездыханную красавицу. В новой версии Медора — ​не воспитанница работорговца Ланкедема, а, как в поэме, подруга Конрада, обитающая вместе с корсарами на пиратском острове. Партию исполнили две балерины. Героиня Евгении Цыреновой — ​величественно красива, чувствует себя непринужденно и раскованно среди флибустьеров, столь же свободен и техничен ее танец. У Харуки Уэмуры Медора — ​юна и неискушенна, не замечает никого вокруг, кроме своего суженного. Особый восторг зрителей вызывает завораживающе красивая сцена «Оживленный сад», бережно перенесенная из постановки Мариуса Петипа. Из гениальных танцев архитектора русской классической хореографии сохранены многие фрагменты, в том числе па-де-де Медоры и Конрада и трио Одалисок.

Маэстро Валерий Волчанецкий перекомпоновал музыкальную партитуру, которая давно разрослась за счет вставок фрагментов десятка композиторов. Оркестр под его управлением звучит ярко и эмоционально. Занимательная динамичная история с авантюрными приключениями разворачивается на фоне ярких декораций, созданных Алексеем Амбаевым. (Автор красочных костюмов — ​Алена Бабенко.) Артистический азарт и эмоциональная отдача, с какими труппа ведет спектакль, с лихвой перекрывают недостатки мастерства, заметные, пожалуй, лишь профессиональному глазу. «Корсар» дает возможность бурятскому коллективу, собранному из воспитанников разных хореографических школ, почувствовать себя единым целым и под присмотром Морихиро Иваты наметить перспективы роста.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 07, 2018 9:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070704
Тема| Балет, Чешский национальный театр, Персоналии, Александр Кацапов
Автор| Лорета Вашкова
Заголовок| АЛЕКСАНДР КАЦАПОВ – РУССКОЕ ФУЭТЕ ЧЕШСКОГО БАЛЕТА
Где опубликовано| © Радио Прага
Дата публикации| 2018-07-06
Ссылка| http://radio.cz/ru/rubrika/bogema/aleksandr-kacapov-russkoe-fuete-cheshskogo-baleta
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Собрание ролей Александра Кацапова – своего рода балетная хроника Чешского национального театра последних двух десятилетий: Высоцкий, Брель и Крыл – одним словом, Поэт, ставший его коронной ролью, Иван Грозный, Петруччо, Ромео, Эдип, «злой гений» фон Ротбарт, Вальмон, матушка Симона – комическую партию в «Тщетной предосторожности» традиционно исполняли мужчины. Всех образов не перечислить. Неотъемлемая часть этой творческой летописи – страницы классических и современных шедевров, созданные выдающимися мастерами – Джорджем Баланчиным, Иржи Килианом, Матсом Эком, сотрудничество с талантливыми хореографами Петром Зуской и Либором Вацуликом.


Пируэт длиной в двадцать лет

Александр Кацапов дебютировал в петербургском Государственном театре, где в течение трех лет танцевал Принца в «Щелкунчике», избранника Жизели Альберта, шекспировских героев, Петрушку и другие сольные партии. Переехав в Чехию в 1997 г., со временем начал выступать в качестве солиста, а потом и премьера в Национальном театре, окна которого выходят на Влтаву. Сегодня талантливый 43-летний танцовщик по-прежнему востребован как артист, одновременно работая педагогом-балетмейстером. Мы беседуем с выпускником Академии Русского балета, носящей имя «великой и ужасной» Агриппины Вагановой.

– В то время, в 1997–1998 гг., вы, вероятно, думали, что Прага станет лишь неким перевалочным пунктом, и вскоре вы отправитесь дальше. Когда вы почувствовали, что вам здесь действительно хочется остаться, поставить все на «чешскую карту»?

– В 2002 году к нам пришел Петр Зуска ( хореограф и танцовщик, сотрудничающий с рядом европейских балетных трупп, худрук балетной труппы до 2016/2017 г. - прим.), и я решил задержаться здесь еще на несколько лет. Потом меня, как говорится, затянуло: состоялись новые премьеры, произошла большая перемена в репертуаре, меня начали интересовать современные постановки, я получал приглашения из других театров... В итоге, я так никуда и не уехал, и, вдобавок, у меня здесь появилась девушка (со своей женой я развелся) – первая солистка Национального театра Никола Марова. Работа меня очень привлекала; я уже знал, что именно будет в репертуаре нового сезона. Когда вам исполняется 27–28 лет, вы понимаете, что все жаждут «вливания свежей крови», и поэтому устроиться в те или иные труппы крайне проблематично. А здесь меня начали любить, узнавать, появилась своя публика...

Высоцкий, станцованный на сцене

– Мне как стороннему наблюдателю кажется, что «взросление» ваших героев проходило относительно плавно. Спектакль «Соло для троих», вдохновленный судьбами и песнями трех бардов – Владимира Высоцкого, Жака Бреля и Карела Крыла востребован в Национальном театре более десяти лет и идет до сих пор, судя по программе. Вы еще задействованы в этом спектакле?



«Соло для троих», фото: Национальный театр

– В прошлом сезоне состоялось последнее «Соло для троих», его я тоже оттанцевал, как и премьеру. В планах нового руководителя балета данная постановка по-прежнему значится, но будет перенесена в стены пражского Сословного театра. Пока мы не знаем, как она там приживется, так как сцена Сословного немного скромнее по размерам, чем здесь. Сейчас я, конечно же, танцую меньше, но у меня по-прежнему остались роли возрастного характера – например, Вальмон в «Опасных связях». Как известно, это персонаж не для мальчишек.

– Вы работаете в Праге уже двадцать лет – исполнилась ли на подмостках чешского Национального театра ваша заветная мечта, касающаяся сценического воплощения какого-то конкретного образа?

– Безусловно. Помимо того, что я перетанцевал большую часть классического репертуара, меня также часто приглашали на роли в современных постановках. Для меня огромной радостью и счастьем было танцевать в спектакле «Кармен» выдающегося шведского хореографа Матса Эка. Таким образом, моя мечта осуществилась.

Прага в ожидании Килиана

– Зрителям наверняка запомнился и образ вашего царя в «Иване Грозном», за который вы были удостоены театральной премии «Талия»; также вы воплотили в жизнь идеи всемирно известного хореографа Иржи Килиана с самыми «золотыми», как подчеркивал Нуреев, ушами... Немногим, в отличие от вас, посчастливилось присутствовать при восстановлении его балета «Симфониетта» на музыку Яначека. Что вам принесло знакомство с его творчеством?


– Это, в первую очередь, разнообразие движений. В отличие других хореографов, он очень музыкален, его язык невероятно богат, непредсказуем, сложен; каждая нота должна быть передана с максимальной точностью – иначе страдает хореография. На следующий сезон у нас запланирован вечер Килиана, который будет состоять из четырех его произведений. Для нас это огромный подарок, так как его спектакли здесь давно уже не шли. Моя роль в данном мероприятии будет несколько иной – я буду педагогом-репетитором, ассистентом.

«Нет повести печальнее на свете…»

– В каких ролях вы сейчас заняты?


– В настоящий момент я танцую в «Ромео и Джульетте» под руководством Петра Зуски. Моя роль – отец Лоренцо, один из главных персонажей этой постановки. Далее – спектакли «Вальмон» и «Тщетная предосторожность».

– Трагедия «Ромео и Джульетта» с вашим участием – особая история. Начинали вы с Ромео, затем играли Меркуцио. Насколько мне известно, в один из вечеров даже была пролита настоящая кровь – вы поранили себе ладонь и отправились в больницу На Франтишку... Невольно вспоминается шекспировское, хотя и не из «Ромео», «Кто этот окровавленный?» Как это произошло?

– Да, совершенно верно. У вас замечательная память! Рука у меня и по сей день иногда побаливает, поскольку тогда был поврежден сустав. На самом деле кровь была пролита не раз: однажды во время поединка на шпагах одна из них переломилась и часть ее угодила мне прямо в глаз... Тогда я снова поехал в упомянутую вами больницу.

«Хотя б дожить до возраста Плисецкой, не то что танцевать...»

– Лет десять назад у вас была своеобразная установка – преодолеть 80-летний сценический рубеж Майи Плисецкой. Когда вы осознали, что тело … требует пересмотра представлений, более щадящего к нему отношения? Где вообще находится физический предел первого танцовщика главной сцены страны? Каково ваше назидание будущим преемникам?


– Как говорится, мы предполагаем, а Бог располагает. Сейчас я себя отлично чувствую, получаю огромное удовольствие от нахождения на сцене. Три года назад, когда мне было 39 лет, у нас танцевали один из сложнейших балетов Джорджа Баланчина. Тогда меня определили в первый состав. Премьеру я станцевал, но сначала, конечно же, очень этому противился, просил ассистентку из Нью-Йорка, чтобы она меня туда не включала. Однако ей было нужно, чтобы танцевал именно первый солист. В итоге, спустя несколько спектаклей, мои колени сказали «нет», начались боли в спине... Так что я вообще буду рад, если доживу до возраста Майи Плисецкой – не говоря уже о танце... Это вряд ли.


«Ромео и Джульетта»

«Это все мама …»

– Многим балеринам, в отличие от мужчин, дано прожить на сцене более длительный отрезок времени. Это связано с иной физической нагрузкой, множеством различных поддержек, не говоря уже о том, что приходится поднимать и балерин, у которых «тяжелая кость»?


– Да, безусловно, вы сами ответили на свой вопрос. Женщины на сцене никого не поднимают, в отличие от нас. Именно поэтому мы, так сказать, быстрее изнашиваемся: отказывают колени, спина. Как бы там ни было, все это очень индивидуально. Я, например, считаю себя железным человеком, ведь многие мои коллеги уже давно перестали танцевать. В этом отношении я неимоверно благодарен своим родителям, от них я унаследовал хорошие гены. Моя мама, которой сейчас 64 года, до сих пор бегает марафоны при температуре минус шестнадцать. Не только в России, но и в Чехии, когда сюда приезжает, и вообще везде. Я горжусь ею.

– Почему именно балет стал вашим призванием, вашей судьбой?

– Потому что мама настояла на своем. Балетом я совершенно не хотел заниматься, но она меня заставила. Так и пошло...

«Вальмон», подогнанный по фигуре

– Меня интересует и ваша работа с чешским хореографом и режиссером Либором Вацуликом. С ним у вас было очень много совместных проектов, в том числе Liftboy. Что вам принес этот опыт? И работа с настолько значимыми для вас хореографами и постановщиками, как уже упомянутые Зуска и Килиан?


– С Иржи Килианом мы в зале мало встречались, так как обычно сюда приезжал его ассистент. Он сам к нам заглядывал лишь на последние репетиции, оставался на премьеру. Я очень хорошо знал его маму, которая посещала наши спектакли. Я был ее любимцем. Иногда я чувствовал себя немного неловко оттого, что когда Килиан звонил домой, она только обо мне и говорила.

Либор Вацулик и его балеты помогли мне раскрыть все то, что во мне есть. Можно сказать, что карьеру танцовщика я сделал именно благодаря своему актерскому мастерству, хотя техника, безусловно, также важна – если артист заикается, это брак. Я признателен Вацулику еще и потому, что хотя наши первые встречи с ним были довольно прохладные, и он меня даже немножко недолюбливал, со временем я стал чаще участвовать в его постановках: тот же «Иван Грозный», «Total Eclipse», или «Полное затмение» – балет о «проклятых французских поэтах», и «Вальмон», который он подогнал специально под нашу «природу» – под меня и Терезу Подаржилову. Музыка Шуберта и Васкса, потрясающие костюмы...

В отсутствие кнута

– Ваши поклонники и знатоки современной чешской сцены знают, что вы являетесь выходцем из русской школы. Становление было непростым: вы как-то упомянули, что ваш учитель использовал также некие садистские методы. Позже вы этому дали положительную оценку, сказав, что «благодарны за такое ученичество». Известны и другие случаи бесконтрольной власти педагога над учащимися. Где лежит та грань, переступив которую, можно искалечить душу и тело подростка?


– Сейчас я на это смотрю как на отличную закалку, я прошел хорошую школу. Сегодня совершенно другие методы, люди стали мягче, и результат – соответствующий. Я не знаю, в каком состоянии сейчас педагогическая работа в Академии Русского балета, но здесь все друг друга жалеют, лелеют... Однако должен быть и кнут, и пряник.

– Военный дриль, вы полагаете?

– Безусловно, это же академия, и если вы хотите чего-то добиться, нужно в чем-то себя ограничивать … железные тиски, но, конечно, в нормальных рамках, без физического насилия и психического террора. Но, в принципе, я не жалею о том, через что прошел. Благодаря этому опыту я стал к себе более требовательным.

– Удается ли вам поддерживать связь с вашими российскими коллегами по балетному цеху в Санкт-Петербурге или теми, кто, как и вы, решили переехать в Чехию?

– К сожалению, с большей частью своих знакомых я общаюсь лишь посредством Фейсбука и Вконтакте. Реальных встреч нет. Тем не менее, у меня тут есть несколько друзей из России, которые не имеют к балету никакого отношения, но остаются его большими поклонниками. Я их часто приглашаю на премьеры. А в труппе у нас сейчас почти нет русских, она состоит, в основном, из иностранцев, поэтому все уроки и репетиции проходят на английском языке. Есть у нас и одна восходящая звезда из Кишинева, наполовину русская – Алина Нану.

Без «шуматохи»

– Оставшись жить в Чехии и узнавая ее культуру, историю, быт, людей, что вы больше всего цените в этой стране?


– В Чехии мне нравится то, что в целом в стране и в Праге очень спокойно, я чувствую себя – тьфу-тьфу – безопасно; здесь низкий уровень преступности. Чехи нам близки, но в то же время более сдержаны, прохладны. Еще мне нравится отсутствие «шуматохи», которую я постоянно ощущаю, приезжая в Санкт-Петербург: вечно кто-то куда-то рвется, все движется. Здесь течение жизни более спокойное.

– А любимые места, где вы отдыхаете душой, в Праге или других чешских городах у вас есть?

– Да, разумеется. Зимой я часто езжу на Шумаву или в Крконоше. Беру с собой своего сына, которому исполнится уже семь лет, и раза три за зиму мы куда-нибудь «сматываемся». Сейчас я, конечно, мог бы уже кататься на лыжах, но так как этому не учился, то, боюсь, что для моих ног это было бы фатальным. В основном, мы катаемся на санках, или же совершаем длительные прогулки на свежем воздухе.

А в Праге я люблю ходить на обеды в рестораны, открывать для себя вкус новых блюд. Сейчас, например, появилось очень много итальянских ресторанов. Из чешской кухни мне особенно нравится жареный сыр и маринованный камамбер, который идеально подходит к пиву,

– смеясь, завершает свой рассказ Александр Кацапов, признавшийся, что по выходным также любит посещать выставки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 07, 2018 10:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070705
Тема| Балет, Саратовский академический театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Владимир Кобекин, Кирилл Симонов
Автор| Роман Володченков
Заголовок| История любви
«Вешние воды» на балетной сцене

Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2018-07-03
Ссылка| https://musicseasons.org/istoriya-lyubvi/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Вешние воды. Мария Полозова — Татьяна Князюкова, Дмитрий Санин — Алексей Михеев

В Саратовском академическом театре оперы и балета с успехом прошла мировая премьера балета «Вешние воды» Владимира Кобекина по одноименной повести Тургенева. Спектакль стал главным событием XXXI Собиновского музыкального фестиваля, который каждый год предлагает новую программную тему и обращает внимание на редко звучащие произведения мировой музыки. На этот раз саратовский культурный форум затронул тему «литературных шедевров в русской музыке». А посвятили фестиваль 200-летию со дня рождения великого русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева, чей юбилей внесен в список памятных дат ЮНЕСКО, имеющих значение для всего человечества.

Тургенев уделял театру значительное место: писал пьесы, статьи по истории и теории драматургии, рецензии. На московской сцене тургеневские пьесы «прозвучали» во многом благодаря великому актеру Малого театра Михаилу Щепкину. А с помощью Марии Гавриловны Савиной, бывшей некоторое время ведущей актрисой саратовского театра, пьесы Тургенева получили новое сценическое рождение уже в столичном Александринском театре. Одна из них, самая известная, удостоилась внимания и балетной сцены – это «Месяц в деревне». На сюжет данной пьесы Фредерик Аштон поставил в 1976 году одноименный балет, сегодня воспринимаемый как классический спектакль английской хореографии.

Саратовские «Вешние воды» – не первое обращение балетного театра к сюжету любовной повести Тургенева. Еще в 1976 году был снят фильм-балет «Фантазия» Анатолия Эфроса с хореографией Валентина Елизарьева, где роль Марии Николаевны Полозовой исполнила Майя Плисецкая. В драматической роли Санина выступил Иннокентий Смоктуновский (его же голос ведет закадровое повествование), а Анатолий Бердышев – танцующий Санин. Довольно популярный в то время жанр телевизионного балета активно привлекал зрителей к известным литературным сюжетам, талантливо соединяя новые профессиональные возможности драмы и танца.

В юбилейный тургеневский год музыкальный театр не мог не отдать дани одному из самых ярких и самобытных творцов русской земли. Однако история создания балета «Вешние воды» на саратовской земле изначально не связана с заказом к круглой дате. Худрук театра и Собиновского фестиваля Юрий Кочнев, не привязываясь к юбилею Тургенева, обсуждал тему нового балета с композитором Владимиром Кобекиным, когда-то для Саратовского театра оперы балета сочинившим оперу «Маргарита» («Золотая Маска» 2008 года в номинации «Лучшая работа композитора»). И оба сошлись на интересе к любовной повести Тургенева. Сюжет «Вешних вод» увлек и хореографа Кирилла Симонова, давно обсуждавшего с Ю.Кочневым необходимость написания балетной музыки специально для Саратовского театра.

Никогда не сочинявший балетов Кобекин сумел уловить не только тургеневское настроение, атмосферу времени литературного произведения, но и вникнуть в особенности драматургии танцевального жанра.

«Вешние воды» по сюжету и по динамике развития эпизодов словно созданы для балета. Теперь, во многом благодаря Кобекину, они ожили на сцене и приобрели новое звучание, близкое современным зрителям. Красивая, запоминающаяся музыка композитора с улавливаемыми серебристыми прокофьевскими интонациями помогла хореографу найти пластическое решение спектакля в духе поэтического размышления, а не иллюстративного прозаического пересказа.

Фабула тургеневской повести и ее действующие лица (за исключением Панталеоне) практически сохранились в балете Кобекина–Симонова. Однако специфика танцевального вида искусства диктовала авторам свои правила и привела их не только к тесному сотрудничеству, но и к индивидуальному, конкретному подбору выразительных средств. Так, если Кобекин сумел «выйти из положения» благодаря мелодичным темам и образным характеристикам, то Симонову – обладателю довольно однообразного концентрированного пластического языка (у него нередко музыкальная фраза перенасыщена движениями) пришлось активно прибегать к режиссерским средствам выразительности.

В балете у Симонова есть и ясный пролог, и внятный эпилог: в начале спектакля зрители видят главного героя (Санина), которого окутывают воспоминания давно минувших дней, а в самом конце действа ожившие тени из прошлого (герои и персонажи повести) дают понять, что кроме воспоминаний у Санина ничего и не осталось. Но финал балета, несмотря на очень грустную историю предательства любви, не дает повода к печали. Ведь Санин сохранил в душе теплые чувства к красавице итальянке Джемме, а яркий свет этих чувств, даже спустя большое время, озарил его настоящее обыденное существование.

Между прологом и эпилогом Симонов в целом следует Тургеневу, а для логичной (без швов) связи хореографических эпизодов прибегает к так называемым кордебалетным связкам, когда группа артистов балета, не имея прямой смысловой нагрузки, отанцовывает музыку. Подобный прием, нередко используемый современными хореографами, способствует восприятию балета как целостного и динамичного произведения. Есть здесь и другие пластические и режиссерские идеи, помогающие Симонову найти художественное решение в отражении событий повести. Это и оригинальная «Пастораль» (танцевальное трио) – своеобразное театральное представление, за которым Санин и Полозова следят из своей ложи (как отголосок ноймайеровского танцевального эпизода «Манон Леско» в балете «Даме с камелиями»). Представляющая собой сценку с участием нимф и сатира, «Пастораль» вносит особое игровое настроение в спектакль, отвлекает и увлекает, незаметно втягивая в события с роковыми последствиями, когда уже совратив Санина и пресытившись им Полозова за ненадобностью бросает его. Да и эпизод «грехопадения» Санина решается Симоновым оригинально, правда, не без оглядки на предшественников (по идее напоминает сцену из балета Юрия Григоровича «Иван Грозный», где Анастасия, поднятая на верх в вертикальном положении и являющая собой вершину небольшой пирамиды из окруживших ее бояр, выпивает кубок с ядом): Полозова-триумфатор в облегающем длинном золотом наряде являет вершину пирамиды из человеческих тел, внизу которой падший Санин.

Декорации и костюмы (художники-постановщики Екатерина Злая, Александр Барменков) вносят весомую лепту в развитие драматургии спектакля, насыщая его символами и определенным цветовым контрастом. Так, состоящий из двух актов балет поделен, за отдельными исключениями, на чёрный и белый. Фактически, это два главных цвета «Вешних вод». Чёрно-белый контраст, наиболее отчетливо выраженный в костюмах, усиливает восприятие прошлого и настоящего, положительного и отрицательного в данной истории. Оригинальность же моделей говорит о необычной фантазии авторов. К примеру, запоминаются элегантные женские шляпки в виде оленьего рога, по линиям перекликающиеся с большими ветвистыми деревьями, составляющими часть декорационного оформления сцены. А местами разбитые стекла огромных серых полукруглых окон словно отсылают к забытому прошлому, внезапно всплывшему в голове Дмитрия Санина. Обратила на себя внимание и работа художника по свету Екатерины Чернощековой, организовавшей «негромкое», почти интимное пространство романтической истории со своими светлыми и темными сторонами.

Состав исполнителей балета оказался почти идеальным. Постановщикам удалось не только правильно подобрать артистов по партиям, но и добиться от них вживания в роли, ощущения единого ансамбля. Великолепная, технически сильная балерина Кристина Кочетова виртуозно исполнила партию Джеммы. Ее прекрасным партнером выступил Алексей Михеев, старательно и вдумчиво станцевавший Санина. Статная Татьяна Князюкова, минуя крайность манерно изображать женщину-вамп, последовательно и очень профессионально провела партию коварной богачки Полозовой. Яркими гротесковыми красками насытил образ Ипполита Полозова Александр Седов. Смело и раскованно исполнили танцевальные партии Офицеров Кирилл Родников и Александр Тюрин. В «Пасторали» интонационно точно «прозвучали» Валентина Коршунова, Юлия Гусарова, Пётр Бочков. Важную роль в развитии действия сыграли артисты кордебалета, практически не сходившие со сцены в течение всего представления. Их партии физически и эмоционально оказались не менее сложными, чем партии солистов.

Трудно переоценить значительную роль в создании спектакля Юрия Кочнева. Он не просто дирижер, которому абсолютно подвластен оркестр. Он человек, определивший художественный уровень звучания музыкального произведения композитора Владимира Кобекина. И совершенно справедливо, что именно Кочнев решает художественную концепцию всего Собиновского фестиваля, поскольку таким образом можно сохранить его идейную целостность и значительный уровень.

Авторы и постановщики балета «Вешние воды» серьезно увлеклись темой, а заразив ею исполнителей, показали и профессионализм, и высокое отношение к отечественной культуре. Это не могли не почувствовать зрители, присутствовавшие на мировой премьере, неотрывно следившие за развитием событий на сцене и одарившие всех артистов продолжительными овациями.

Фото предоставлены пресс-службой Саратовского театра оперы и балета
======================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 19, 2018 8:02 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 07, 2018 10:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018070706
Тема| Балет, БТ, Гала-концерт «Посвящение Петипа»
Автор| Людмила Гусева
Заголовок| Танцы Большого со звездами в честь Петипа
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2018-07-05
Ссылка| https://musicseasons.org/tancy-bolshogo-so-zvezdami-v-chest-petipa/
Аннотация|

В 2018 году Россия отмечает двухсотлетний юбилей самого именитого русского хореографа Мариуса Петипа, француза по происхождению, проработавшего в России более полувека и около трех с половиной десятилетий занимавшего пост главного балетмейстера императорской сцены. Петипа работал в тогдашней столице империи – Петербурге, но регулярно наезжал и во вторую столицу – в московский Большой театр – ставить и переносить свои спектакли, а в 1868 году создал для Большого спектакль, который и поныне является его визитной карточкой – «Дон Кихот». Празднование года Петипа в России – дело чести государства, и естественно, что Государственный академический Большой театр России как один из двух главных академических балетных театров страны включился в программу празднования.

Первоначальные планы Большого на юбилейный год Петипа были феерическими – создать программу одноактных балетов Петипа, пригласив трех самых известных и успешных в мире балетных реставраторов – Сергея Вихарева, Юрия Бурлаку и Алексея Ратманского. Три отделения – три одноактных балета. Классические одноактовки – сейчас репертуарная редкость, идут в основном многоактные балеты Петипа.

Но около года назад скоропостижно скончался Сергей Вихарев, и планы расстроились. Ратманский сделал «Арлекиниаду» для Американского театра балета, Бурлака отработал юбилей Петипа в Саратове, а Большой театр вместо эксклюзивного вечера решил провести балетные гала-концерты с участием мировых звезд.


Наталья Осипова, Джейсон Киттельбергер. Дуэт из балета «Кутб». Фото Михаила Логвинова/Большой театр

Правда, юбилейные мероприятия к году Петипа в Большом только концертами не ограничились. Петипа здесь танцуют вне зависимости от юбилея, на его произведениях держится классический репертуар. Афиша Большого включает «Лебединое озеро», «Дон Кихота», «Спящую красавицу», «Баядерку», «Корсара», «Раймонду». Только этого мало: к году Петипа приурочили восстановление двух спектаклей, связанных с именем Петипа, выпавших из репертуара за последние 5-6 лет. Оба спектакля – из числа прошлых удач театра.

Первый балет, «Коппелия» – реконструкция спектакля Петипа (по Сен-Леону) от известного балетного реставратора Сергея Вихарева. Этот спектакль уже вернулся в репертуар. Второй – «Дочь фараона», в котором от Петипа осталось только название и несколько женских вариаций. В конце 90-х годов ХХ века «Дочь фараона» наново поставил известный французский балетмейстер Пьер Лакотт, включив, однако, записанные вариации Петипа. Этот спектакль будет показан в конце июля.

А на рубеже мая и июня на сцене Большого состоялись два гала-концерта под названием «Посвящение Петипа» с участием артистов театра и международных балетных звезд.

Гала-концерт – сложная форма, серьезно уступающая по силе воздействия цельному спектаклю, к тому же довольно избитая. Но есть способы сделать из избитой формы эксклюзивное событие: собрать тематический вечер (пример – позапрошлогоднее гала Бенуа с темой балетного Шекспира), привлечь талантливого режиссера (пример – гала-концерты, режиссером которых был Дмитрий Черняков в период плотного сотрудничества с Большим) или пригласить редко встречающихся на одной сцене известных артистов. Эксклюзивность события будет зависеть от имен приглашенных артистов. Большой театр пошел по третьему пути – собрал хороших, очень хороших и исключительных артистов на своей сцене, чтобы станцевать в честь Петипа.

Концепция («Посвящение Петипа») в программе юбилейных вечеров Большого особо не просматривалась – традиционные сборные концерты, в которых классика чередовалась с неоклассикой и современным балетом, а сам Петипа был представлен всего в 1/3 номеров. Взяли не концепцией, а числом – концерт протяженностью более четырех часов вместил аж 19 номеров (1 июня). За режиссера и продюсера концерта был сам руководитель балетной труппы Махар Вазиев, а главным козырем стал своеобразный, редкий для Москвы, состав звездных участников гала.

Разумеется, в гала, в первую очередь, был широко представлен сам театр-организатор – от признанных звезд – Захаровой, Овчаренко, Лобухина, Сташкевич и Лопатина, Смирновой и Чудина до выдвиженцев директора балета – Ковалевой, Тисси, Шрайнер и Денисовой. Точнее от выдвиженцев до звезд театра: открывался гала двумя номерами в молодежном исполнении – адажио из «Бриллиантов» и па де де Флорины и Голубой птицы.

Ковалеву, Тисси («Бриллианты»), Денисову (Флорина), Шрайнер (Жанна из «Пламени Парижа») в Большом театре можно посмотреть в целых балетах, номера из которых они исполняли, а Шрайнер – даже в записи трансляции «Пламени Парижа». Поэтому обошлось без откровений.

«Бриллианты» Баланчина – главного неоклассика ХХ века, наследника Петипа по прямой, пара молодых артистов Большого Алена Ковалева и Якопо Тисси станцевала красиво, но безмятежно, оставляя шлейф ностальгических воспоминаний об этом же номере, когда-то часто исполняемом в аналогичных гала Лопаткиной. Да, можно исполнять это вот так, безоттеночно, как юная балерина, а можно в этом небольшом номере, следуя поворотам музыки Чайковского, сверкать разными исполнительскими гранями, переходя от безмятежности к смятению, от инфантильности к зрелой женственности, от чистой лирики к парадному величию, как это делала балерина зрелая.

На фоне стандартного, не очень уверенного исполнения партии Флорины Анастасией Денисовой (в па де де Флорины и Голубой птицы из «Спящей красавицы» – шедевре Петипа) блистал ее партнер – Артемий Беляков, обладатель большого прыжка и отличных заносок, базовой балетной техники для партии Голубой птицы.

Маргарита Шрайнер и Игорь Цвирко в одном из главных хитов советского балета – па де де из «Пламени Парижа» Вайнонена – выступили ожидаемо: она – легконогая, быстрая, чуть суетливая, он – мужественный, виртуозный протагонист героического стиля.

Шрайнер выходила в концерте и второй раз – в вариации из «Раймонды» в финале гала, такая же легконогая, быстрая и чуть суетливая.

Исполнять отрывки из балетов, идущих в театре, удобно для артистов, тем более вернувшихся с ответственных гастролей, но не очень интересно для публики, посещающей театр не только по праздникам, поэтому в выигрыше оказались те участники гала, которые исполнили менее знакомый репертуар.

Например, Захарова предпочла станцевать современный номер – «Тристан и Изольда» Кшиштофа Пастора на музыку Вагнера. Правда, она его уже исполняла на своих творческих вечерах, но очень давно – пришлось даже сменить партнера – вместо Андрея Меркурьева Тристаном стал Михаил Лобухин. Современный номер показал уникальную пластику балерины, поразительную гуттаперчевость ее уникального тела, что не позволяет проявить репертуар, в котором она сейчас занята в театре.

Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин изящно и стильно станцевали па де де из балета «Талисман». Партию бога ветра Вайю последнее время танцуют в героической манере, акцентируя прыжковую мощь персонажа, однако Вячеслав Лопатин показал, что это можно сделать и легко, без нажима и натуги: ветер не обязательно бывает бурным, бывает легким и стремительным. Номер, который частенько исполняют в гала-концертах, в интерпретации мастеров Большого смотрелся свежо по исполнению и уместно в юбилейном концерте: считается, что «Талисман» принадлежит Петипа, хотя и в нем угадываются наслоения советского героического балета.

Интересно и разносторонне показался в гала-концерте премьер театра Артем Овчаренко – в первом отделении в дуэте из нашумевшего «Нуреева» (партнерша – Кристина Кретова, танцевала за Марго Фонтейн), а во втором отделении в одном из самых заковыристых номеров неоклассического наследия – па де де на музыку Обера в хореографии Виктора Гзовского. Артем экстренно заменил Уго Маршана в паре с солисткой Парижской Оперы Сэ Ын Пак. В дуэте из «Нуреева» Оваренко поразил не только внешней похожестью на своего героя, но и схожестью с энергоемким нуреевским стилем. Несмотря на экстренный ввод в па де де Обера, Артем, похоже, идеально вписался в эту истинно французскую вещицу: чуткое партнерство, элегантность, технический блеск, тот род виртуозности, которая скрывает сложность хореографического текста и обнаруживает техническую безусильность.

В финал вечера было поставлено одно из самых оригинальных творений позднего Петипа – венгерское гран па, исполненное артистами Большого, во главе с Ольгой Смирновой, утонченной гордячкой Раймондой, и Семеном Чудиным – де Бриеном, первым классиком театра и галантным партнером. «Раймонда» идет в театре редко, примерно раз в сезон, а в сезоне 2017/2018 в полном спектакле эту пару мы не увидели, зато ей досталось почетное право завершить вечер, посвященный создателю «Раймонды».

Звезды Большого светят всесезонно, а вот артисты Мариинского театра на сцене Большого – редкие гости. И если программа гала на концепт не претендовала, то приглашение артистов из дома Петипа, как часто называют Мариинский театр, было если не концептуальным, то принципиальным решением. Пусть только на праздник, а не для участия в спектаклях Большого, в этот вечер на сцену Большого были приглашены ключевые балерины Мариинского театра Виктория Терешкина, Олеся Новикова, Екатерина Кондаурова, известные танцовщики Леонид Сарафанов (сейчас в Михайловском театре), Владимир Шкляров, Юрий Смекалов.

Новикова и Сарафанов показали на московской сцене эталонное исполнение па де де из «Спящей красавицы» – мягкое, элегантное, академичное, истинно петербургское, как мы его себе представляем. Знаменательно, что они вышли в костюмах из реконструкции «Спящей красавицы» Сергея Вихарева, с которой началась новая эпоха в балетной реставрации – возврат к истинным текстам Мариуса Петипа и освобождение их от наслоений ХХ века.

Терешкина с Шкляровым – пара главных виртуозов нынешней Мариинки – открывая 2-е отделение гала, вышла в концертном па де де Баланчина на музыку Чайковского. Шкляров показал иной тип виртуозности, чем, например, Овчаренко, и тот, на котором долгие годы специализировался Сарафанов (легкость и безусильность) – бравурный, эффектный внешне, с акцентом на технических сложностях и форсированных темпах. Публика это оценила. Виктории же удалось сочетать в своем танце легкость с победительностью.

Кондаурова со Смекаловым выбрали для сцены Большого современную хореографию – знаменитый дуэт с долгим поцелуем из «Парка» Прельжокажа. Этот спектакль в свое время был на гастролях в Москве, но его танцевали другие примы Мариинки – Вишнева и Терешкина. Теперь Екатерине Кондауровой представилась возможность выйти в этом культовом дуэте в Большом и доказать, что ее чувственная героиня самобытна, но ничуть не уступает героиням ее именитых коллег.

Второй большой десант приехал в Москву из Франции, родины Петипа, что не менее символично, чем приглашение мариинских артистов. Планировались три пары из Парижа: Людмила Пальеро с Маттиасом Эйманом, маститые этуали Парижской Оперы, молодая солистка той же труппы Сэ Ын Пак вместе с премьером Уго Маршаном (именно его заменил Овчаренко) и пара ветеранов – бывшие этуали Оперы, воспитанные еще Рудольфом Нуреевым, звезды мирового балета Изабель Герен и Мануэль Легри, ныне худрук балета Венской Оперы.

Первая пара танцевала финальное па де де из «Дон Кихота» в постановке Р.Нуреева, слишком навороченное, чтобы станцевать его чисто, эффектно и одновременно витально (за что мы любим этот дуэт в постановке Петипа), а исполнение Се Ын Пак партии из дуэта на музыку Обера, особенно на фоне восхитительной легкости ее партнера, смотрелось натянуто и скованно. То, что лучшие годы самой именитой французской труппы далеки от сегодняшнего дня, заставили вспомнить ветераны сцены Парижской Оперы. Эти легендарные артисты, которым сейчас уже за 50, как настоящие большие личности представляют интерес на сцене, даже если просто по ней ходят. Но они станцевали: Герен – с элегантностью и тем самым очарованием, которое во всем мире известно под французским словом шарм, а Легри – так пылко и технично, что заставил забыть о том, сколько ему лет. Французские звезды вышли в первом и втором отделениях концерта в подобающих их возрасту номерах, с похожим сюжетом и близким месседжем, увлекая зрителя в рассказанные языком пластики и танца истории: первая – о роковой женщине и гибели увлеченного ею мужчины (хореограф – Ролан Пети), вторая – о невозможности любви, встрече и неизбежном расставании (хореограф – Патрик де Бана). Несмотря на некоторую банальность этих номеров, появление на сцене Большого старой французской гвардии стало одной из главных кульминаций вечера.

К явлению такого же порядка можно отнести и выступление в гала-концерте известных балерин старшего поколения – испанки Лусии Лаккара и итальянки Алессандры Ферри.

Лаккара довольно часто появляется в московских гала-концертах. В гала Большого она станцевала два номера вместе со своим постоянным партнером Дино. Современный номер «Закрученная спираль» Рассела Маллифанта уже знаком московскому зрителю, но парение Лусии в руках своего мужа и партнера, когда, кажется, не работают законы земного притяжения – всегда захватывает. А в первом отделении концерта была редкая возможность видеть ее в классике – Лаккара и Дино исполнили белый дуэт из «Лебединого озера». Исполнен он был изысканно, но немного резало глаз, привычный к академической традиции, натуралистичное плескание рук Лаккары, отчасти знакомое по канону, созданному Плисецкой для фокинского «Лебедя».

Ферри, переживающая свою вторую молодость на сцене Ковент-Гарден, в гала-концерте вышла в дуэте «После дождя» на музыку Пярта от известного английского хореографа Уилдона вместе с Марсело Гомесом, еще недавно премьером Американского театра балета, а теперь фрилансером. На завораживающую музыку, в которой тягучую мелодию расчерчивают звонкие капельки дождя, разворачивается медитативный дуэт, выглядевший бы несколько расудочно-математическим, если бы Ферри неожиданно не внесла в него эротический подтекст.

Можно было бы сказать, что именно старшее поколение балетных звезд обеспечило эксклюзивность этому концерту, если бы не Наталья Осипова, редкая, но желанная гостья на московской сцене. Бывшая прима Большого, сейчас танцующая в Англии, так же, как и другие именитые гости Большого, появилась в двух отделениях концерта (1 июня, 30 мая – только в первом отделении). И если первое ее появление – в современной хореографии (отрывок из балета «Кутб» Сиди Ларби Шеркауи) в партнерстве с Джейсоном Киттельбергом можно было отнести к некоторому недоразумению (рожденный летать должен летать, а не ползать), то знаменитый дуэт Манон и де Грие, исполненный в партнерстве с Владимиром Шкляровым с ураганом страстей, оставил исключительно сильное впечатление. Сцена под этими артистами разве что не дымилась.

Дебют Натальи в этой роли состоялся на сцене Большого, на гастролях Английского королевского балета в Москве 4 года назад. Сейчас видно, насколько органично она себя чувствует в этой культовой роли, в чисто английском балете, являясь на сегодня одной из выдающихся исполнительниц балета Макмиллана. К Петипа это, конечно, не имело никакого отношения, но такое страстное исполнение можно было бы назвать самым горячим посвящением Петипа.

-===========================================================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 19, 2018 8:04 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 1 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика