Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 10, 2018 8:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051001
Тема| Балет, Театр оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль
Автор| Богдан Королек
Заголовок| Нуриевский фестиваль – 2018: кто здесь классик
Существует ли в Казани запрос на новое и разное искусство?

Где опубликовано| © «БИЗНЕС Online»
Дата публикации| 2018-05-10
Ссылка| https://www.business-gazeta.ru/photo/381606
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Сегодня в театре оперы и балета им. Джалиля открывается ежегодный — старейший балетный форум России. Нынешний сезон мало отличается от 30 предшествующих, но, по крайней мере, один пункт афиши может стать для консервативной казанской сцены знаковым событием. Для «БИЗНЕС Online» программу Нуриевского фестиваля комментирует балетный критик Богдан Королек.


Фото: Сергей Елагин

«ТЕПЕРЬ ФЕСТИВАЛИ РАСТУТ НА КАЖДОМ УГЛУ ЧТО СОРНАЯ ТРАВА»

Трудно поверить, что имеющий статус международного Нуриевский фестиваль начинался совсем в другой стране — в то время, когда в Советском Союзе имели смутное представление о том, как подобные интернациональные смотры проходят в цивилизованном мире. И вот уже тридцать один год кряду любители балетного искусства в Казани радуются искренней и нерассуждающей радостью, и на все фестивальные представления билеты раскупаются заранее.

Все же в названии «Нуриевский фестиваль» есть доля лукавства — в обеих его частях. Имя Рудольфа Нуриева, за последние тридцать лет истрепанное массовой культурой до неприличия, фигурирует на афишах Казанской оперы лишь по праву принадлежности великого танцовщика татарскому народу. Нуриев в Казани не родился, не учился, не танцевал, не ставил. Связь с его партиями и работами в качестве балетмейстера скорее номинальна — неожиданных и остроумных концептуальных решений здесь не жди. В конце концов, весенне-летний балетный фестиваль в Уфе тоже носит имя балетного гения — с разницей лишь в одну букву «е» — и это соседство придает обоим начинаниям гротескный оттенок.

Нет и главного, что всерьез позволило бы называть фестиваль именем Нуриева — неожиданных и экстравагантных кураторских жестов, какими титульный персонаж славился в годы руководства балетом Парижской оперы. Именно в эту шестилетку, с 1983 по 1989 годы, Нуриев буквально за ноги втащил в святилище европейского классического балета актуальный американский танец модерн в лице Пола Тейлора, Мерса Каннингема и Люсинды Чайлдс. В это же время он привел в зал и представил надменным парижанам вечно жующего огромный бургер сумасшедшего очкарика-американца по фамилии Форсайт — вывел на большую европейскую сцену человека, ставшего одной из важнейших фигур классической хореографии рубежа веков. В тот же год, когда в советской Казани открылся балетный фестиваль, в Париже Уильям Форсайт ставил один из самых знаменитых своих балетов, In the Middle, Somewhat Elevated, почитающийся ныне классикой конца ХХ столетия.

Что до слова «фестиваль», набор идущих подряд спектаклей, даже при участии артистов-легионеров, еще не имеет оснований этим словом называться. Теперь фестивали растут на каждом углу что сорная трава — без внятно артикулированной миссии и хоть какой-нибудь кураторской идеологии. В идеальном варианте фестиваль есть акт сопоставления разных театральных моделей и эстетических систем, повод столкнуть хорошо известное с неизведанным и таким образом высечь смысловую искру — перечесть знакомые сценические тексты в новом контексте ко всеобщему эстетическому удовольствию.

Впрочем, судя по программам предыдущих лет, создатели и зрители Нуриевского фестиваля озабочены этим в последнюю очередь. Слово «фестиваль» имеет в данном случае архаическое звучание — некий регулярно отправляемый в городе праздничный ритуал, способствующий всеобщему процветанию и радости, ненарушаемый священный церемониал. В 2018 году структура его осталась неизменной: премьера — репертуарные спектакли с приглашенными артистами — гала-концерт — гастрольный спектакль. Однако, по сравнению с предыдущими фестивалями, внутри этой дежурной схемы произошли некоторые сдвиги, на первый взгляд незначительные, а на деле очень важные и способные при определенных условиях опровергнуть предшествующие рассуждения.

ПРЕМЬЕРНАЯ «БАЯДЕРКА» ВЕСЬМА УСЛОВНО СВЯЗАНА С 80-ЛЕТИЕМ НУРИЕВА

Выбор премьерного названия — «Баядерка» — руководство фестиваля привязывает к 80-летию со дня рождения Нуриева и напоминает, что партия Солора в этом балете была одной из коронных в репертуаре юбиляра, а постановка «Баядерки» в Париже стала последней его работой в качестве балетмейстера. Привязка весьма условна: о переносе в Казань той самой парижской версии «Баядерки» (что было бы концептуально красивым ходом) говорить не приходится, а редакцию Владимира Яковлева, основанную на спектакле Кировского театра 1941 года, с редакцией Нуриева роднит разве что название да некоторые хореографические фрагменты. Наконец, сложно предсказать, чем будет отличаться премьера от предыдущего спектакля, еще недавно шедшего на казанской сцене.

Очевидно, интригу нынешней премьеры составит не хореографическая редакция и даже не обновленная сценическая обстановка (манера и стиль художников-постановщиков, Анны Ипатьевой и Андрея Злобина, казанской аудитории известны хорошо), а работы танцовщиков. Первый показ, вопреки мировым фестивальным приличиям, отдан казанцам Кристине Андреевой и Олегу Ивенко. Лишь во второй день, 11 мая, в главных партиях выйдут ведущие солисты Балета Сан-Франциско. Матильда Фрусте, воспитанница Школы Парижской оперы, несколько раз выступала в России; ее партнер, премьер труппы Витор Луиз — питомец Школы Королевского балета Великобритании — на российскую сцену выйдет впервые.

Профессиональные достоинства остальных guest stars 2018 года неравноценны. В «Лебедином озере» 12 мая в России дебютируют Лауретта Саммаскейл, в нынешнем сезоне без потери статуса этуали перешедшая из Английского национального балета в Баварский государственный, а также Истван Саймон, приглашенный премьер Дрезденского балета. Национальная гордость и обязательный пункт фестивальной программы, «Шурале» (13 мая), доверен солистам Мариинского театра — второго из двух театров, имеющих этот балет в репертуаре. В партиях Сююмбике и Былтыра выйдут Рената Шакирова, работающая в труппе третий сезон, но активно поощряемая руководством (многие знают ее как победительницу последнего сезона телешоу «Большой балет»), а также премьер Тимур Аскеров, выдвинувшийся в премьеры на фоне мариинского затишья последних лет. Заглавная партия отдана Руслану Савденову, казанцам хорошо известный артист — разве что рядом с его именем теперь появилась красивая приписка «Балет Капитолия Тулузы».

Логично, что для трюково-циркового «Дон Кихота» выписаны воспитанники кубинской школы, слывущей мировым рассадником балетных виртуозов. 14 мая на сцену выйдут Адиарис Алмейда и Тарас Домитро — оба уже выступали в «Дон Кихоте» минувшей осенью в Москве, хотя и не вызвали бурной реакции зала. Показ «Ромео и Джульетты» театр обеспечит местными силами (20 мая).

Позицию традиционного финального гала — сборной солянки, парада артистических амбиций, высшего по эмоциональному накалу пункта программы — занял концерт Казанского хореографического колледжа, отмечающего ныне 25-летие (19 мая). Впрочем, без эмоциональных потрясений зрители не останутся: в гастрольную часть программы на этот раз включено два пункта — и это бесспорная заслуга устроителей фестиваля-2018.

«НАЛИЧИЕ ТАКОГО ВЕЧЕРА В ПРОГРАММЕ ФЕСТИВАЛЯ СЕРЬЕЗНО ПОДНИМАЕТ ЕГО ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ КОТИРОВКИ»

Допустим, визит подопечных Бориса Эйфмана (16 и 17 мая) еще не событие: петербургская труппа не раз приезжала в Казань, а спектакль «Чайковский. PRO et CONTRA» (постановка 1993 года после косметического ремонта 2016-го) мало чем отличается от прежде показанных здесь работ. Та же китчевая обработка биографии великого художника с показным упором на духовно-страдательную ее сторону; та же агрессивно-наступательная манера в кордебалетных сценах; те же преувеличенно экзальтированные соло и дуэты, впрочем, всегда эффектно бьющие по нервам зрителей — в этом смысле Эйфман большой театральный мастер, и его балеты про жизнь замечательных людей всегда вызывают ответную истерику в зрительном зале.

Настоящее же явление — гастроли Московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко (22 и 23 мая). Труппа с приходом нового руководителя, этуали Парижской оперы Лорана Илера, взяла резко вверх и обрела глянцевый лоск — пока еще не в плане исполнения, но по части репертуарной политики. Три премьеры, выпущенные под началом Илера — программы одноактных балетов, большинство из которых в России не исполнялось, — образовали коллекцию, редкую по чисто хореографической содержательности и осмысленности художественных контрастов.

И вот на фоне однообразных редакций нетленной классики, коими полон казанский репертуар, возникает классика иного рода. «Сюита в белом» Сержа Лифаря — сфера пластических абстракций, образец благородной французской школы середины прошлого столетия. «Маленькая смерть», шедевр Иржи Килиана — пример столкновения старой и попросту заигранной музыки (медленные части фортепианных концертов Моцарта № 23 и № 21) и новой выразительности, лежащей за пределами пуантного танца; важно увидеть, как предельная чувственная заостренность и трагическая интонация в балете возникают вне нарратива и надрывно-героических плакатных па, к коим столь склонны отечественные зрители и постановщики. Финал вечера — постановка того самого Уильяма Форсайта, американского дичка, привитого Нуриевым благородной парижской школе. Его The Second detail («Вторая деталь») тоже есть балет классический — и по лексике, и по изощренному ансамблевому узороплетению, и по музыке (электронщика Тома Виллемса одна из коллег остроумно и точно назвала Минкусом ХХ века). Это классика современная, дизайнерски аскетичная, лишенная всего наносного, черпающая энергию во внутренних, чисто пластических ресурсах.

Наличие такого вечера в программе фестиваля серьезно поднимает его художественные котировки — и показывает, сколь широко может пониматься классика применительно к сегодняшнему балетному театру. Гастроли москвичей компенсируют отсутствующий в Казани, но жизненно необходимый для любой труппы и любой аудитории сегмент репертуара, который позволяет испытывать приятные и полезные эмоциональные-стилевые перепады, а также учит находить смыслы и получать удовольствие не от богатых украшений или от узнавания давно виденного, а собственно от музыкально-пластических построений — то есть от балета, а не от мифа о балете.

В этом смысле от пришедших в Оперный театр 22 и 23 мая потребуется некоторое зрительское и слушательское усилие. И может оказаться, что казанская публика не столь консервативна, как о ней можно судить по фестивальным программам прежних лет, и что в городе есть запрос на новое и разное искусство. Тогда можно будет уверенно сказать, что фестиваль 2018 года увенчался успехом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10848

СообщениеДобавлено: Чт Май 10, 2018 12:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051002
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Фестиваль, Персоналии
Автор| Роман Володченков
Заголовок| Традиции и новации
Где опубликовано| © «Музыкальные сезоны»
Дата публикации| 2018-05-08
Ссылка| https://musicseasons.org/tradicii-i-novacii/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

«Воронежские звёзды мирового балета» – таково название фестиваля балетного искусства, прошедшего с 22 по 28 апреля на сцене Воронежского государственного театра оперы и балета. Преодолев трехлетний возраст, этот танцевальный форум в нынешнем году отдал дань уважения великому мэтру хореографии Мариусу Петипа, чье 200-летие по-разному – с размахом и без оного – отмечается по всему миру.

Относясь с особым пиететом к имени Петипа и понимая его значение для всей хореографии, воронежцы, тем не менее, не решились на грандиозные торжества в его честь, но и не стали довольствоваться дежурными концертными мероприятиями. В программу фестиваля они поставили лучшие репертуарные спектакли из разных периодов творчества французского балетмейстера – «Лебединое озеро», «Жизель» и «Корсар», а также посвятили ему вечер из трех одноактных премьер.

Если многоактные классические спектакли привлекли зрителей мастерством и академическими тонкостями известных столичных артистов (Марии Аллаш, Егора Хромушина, Дианы Косыревой, Ивана Алексеева, Вячеслава Лопатина – все из Большого театра), то разные по стилю одноактные новинки произвели впечатление настоящего творческого прорыва воронежской труппы. Балетная тройчатка, обозначенная в афише как «Вечер современной хореографии», стала особой точкой отсчета, после которой стало понятно, что руководство Воронежского балета (главный балетмейстер Александр Литягин) определило одну из важных линий репертуарной политики, настроенную на обновление и развитие балетной труппы.

Три балетных произведения и три хореоавтора с абсолютно разными почерками – Иван Кузнецов, Александр Литягин, Андрей Меркурьев. И у всех разные школы и разный балетмейстерский опыт. Но каждый из них талантлив, самодостаточен и обладает художественным видением мира. Как раз такое сочетание и могло подогреть интерес к воронежскому «Вечеру современной хореографии».


«Просветлённая ночь». Юлия Непомнящая и Максим Данилов


Показанный первым в программе вечера балет Ивана Кузнецова (главный балетмейстер Ростовского государственного музыкального театра) «Бизе-сюита» – произведение, вдохновленное бессюжетным творчеством Джорджа Баланчина. Его лучшими образцами (как один из самых ярких примеров – балет «Симфония до мажор» на музыку Жоржа Бизе, поставленный Баланчиным впервые в 1947 году на солистов балетной труппы Парижской Оперы). В этом балете Кузнецов, так же как и Баланчин, находится под влиянием дансантной, провоцирующей на хореографические мысли музыки и, так же, как и Баланчин, активно вводит в канву своего балета движения, а порой и целые комбинации из классического экзерсиса. Но Кузнецов не цитирует великого мэтра. Вдохновляясь баланчинским творчеством, он движется в своем желании услышать и увидеть содержание музыки, показать всю ее красоту и грацию через безупречные линии академической классики. И вот тут Кузнецов творчески соприкасается не только с Баланчиным, но и с гением Петипа, подарившим миру настоящие образцы хореографии и само понятие балетной традиции. В «Бизе-сюите» запомнились солисты Елизавета Корнеева, Михаил Ветров и Василий Шамаев.

Музыка «Болеро» Мориса Равеля как магнит притягивает к себе разных хореографов. Но немногим из них удается уйти от первоначальной идеи танцующего солиста в центре круглой площадки-стола (как это было, к примеру, в постановках Брониславы Нижинской и Мориса Бежара) и объединяющегося вокруг него кордебалета. Как и практически любой постановщик «Болеро» стремится отразить ритмичный, постепенно усиливающийся механический пульс номера, нежели сюжетные перипетии. От подобных клише Александр Литягин сумел уйти, показав свою темпераментную, не лишенную значительного смысла версию «Болеро». Для воронежского постановщика известный музыкальный материал стал основой для пластического диалога между двумя партиями-кланами – традиционалистов и модернистов (обозначение условное). Их на сцене представляют две группы танцовщиков в контрастных по цвету костюмах (понимание разности у зрителей исходит и от изображений на фоновой декорации «Джоконды» Леонардо да Винчи и «Звёздной ночи» Винсента Ван Гога, символизирующих разные эпохи и направления в живописи). В танцевальный спор группировок входит пара солистов в темно-бордовых костюмах (Диана Егорова и Иван Негробов), на которых влияют обе партии. Доказать свое преимущество никому не удается, однако сам процесс захватывает всех танцовщиков, и он в виде неудержимой молодой энергии передается зрителям.

Струнный секстет «Просветлённая ночь» Арнольда Шёнберга (1899) – одно из ранних произведений композитора. Здесь автор еще не увлекся кардинальными поисками музыкального языка – атональностью и додекафонией, с чем и ассоциируют имя Шёнберга. В основе данного программного сочинения лежит романтическое стихотворение немецкого поэта Рихарда Деммеля о встрече мужчины и женщины, в которой последняя признается в измене, а мужчина находит в себе силы простить ее. По замыслу поэта встреча происходит в холодную лунную ночь.

Переведенная Андреем Меркурьевым на язык классического танца «Просветлённая ночь» получилась чувственной, интимной, не лишенной страстных порывов. Хореограф не стал придумывать больше, чем заложено в музыкально-поэтическом творении. И сама музыка подсказывала Меркурьеву пластические ходы и строй композиции постановки.

За околосюжетной абстракцией, как это нередко бывает у других современных хореографов, Меркурьев не стал прятаться. Свое видение особых отношений мужчины и женщины он показал откровенно, с переживанием, но без драмбалетных разъяснений. Понятно, что мужчина – главный герой балета Меркурьева. И понятно, что он способен на настоящую любовь. В эту роль очень органично вошел Максим Данилов, танцевавший с большой отдачей, концентрируя энергию внутри себя и раскрываясь в дуэте со своей возлюбленной (Юлия Непомнящая). Эффектная, статная балерина – Непомнящая – танцевала прекрасно и привлекла внимание ценителей ее красоты.

Роль кордебалета у Меркурьева – связующая, развивающая драматургию спектакля. И именно кордебалет помог хореографу высказаться глубже, с философскими подтекстами, так, что зрители смогли осмыслить поступки героев.

Оркестр под руководством Станислава Вольского, дирижировавшего «Болеро» и «Просветлённой ночью» («Бизе-сюита» шла под фонограмму), не всегда был подвластен опытному музыкальному руководителю. А зависело это, скорее всего, не от воли дирижера, а от огрех в звучании отдельных инструментов.

Воронежская балетная школа давно известна своим профессионализмом, что убедительно доказывают ее воспитанники, ныне танцующие не только на родной сцене, но и в первом театре нашей страны. Удостовериться в этом зрители могли, придя на фестивальные спектакли Воронежского театра оперы и балета. Здесь же публика убедилась, что внутри коллектива происходят интересные творческие процессы, направленные на развитие культуры в городе. И одним из самых ярких проектов, демонстрирующих это, стал «Вечер современной хореографии».

В самой идее проведения такого вечера нет ничего нового: время от времени подобные устраивают разные театры. Однако цели, задачи и ресурсы у всех разные. Воронежской балетной труппе, возглавляемой молодым и энергичным балетмейстером Александром Литягиным, удалось обратить внимание на современную хореографию, связанную с освоением структурных и стилистических особенностей классической музыки XIX–XX веков. Недавняя же премьера одного из шедевров балетной классики – «Корсара» (постановка и новая хореография Юрия Бурлаки), также показанного в рамках фестиваля, и «Вечер современной хореографии» наглядно демонстрируют, что Воронежский театр умеет грамотно сочетать лучшие традиции и перспективные новации, чем и обеспечивает себе активную и полнокровную жизнь.



Фото предоставлены пресс-службой Воронежского театра оперы и балета
===================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 10, 2018 10:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051003
Тема| Балет, Нью-Йорксий Сити-балет, гала-вечер, Персоналии Джером Роббинс
Автор| Майя Прицкер
Заголовок| Весенний гала-вечер Нью-Йоркского Сити-балета
Роббинс в юбилейной рамке

Где опубликовано| © "В Новом Свете"
Дата публикации| 2018-05-10
Ссылка| http://www.vnovomsvete.com/culture/2018/05/10/vesenniy-galavecher-nyuyorkskogo-sitibaleta.html
Аннотация|

Для любителей светской хроники и тех, кто пришел 3 мая поглазеть на «красную дорожку» гала-вечера Нью-Йоркского Сити-балета, главным событием стало явление Сары-Джессики Паркер (актриса входит в Совет попечителей труппы) с восьмилетними дочками-близнецами. Других знаменитостей тоже было немало: от Михаила Барышникова до Лена Блаватника.


Джером Роббинс, "Зима" из балета "Времена года"

Не было ушедшего в январе в отставку Питера Мартинса,бывшего главы труппы. Вместо него вечер открыла Мария Ковровски, одна из лучших балерин Сити-балета и последняя в Сити-балете, кто работал с Джеромом Роббинсом. Именно ему Сити-балет посвятил и гала-вечер, и начавшийся им фестиваль «Роббинс-100» (по 20 мая). Показали, как нынче принято, небольшой фильм – он был скомпилирован из кадров репетиций Роббинса, его фотографий и слов. Ничего нового фильм не сообщил, хотя и сделал некоторые акценты, в частности, на том, как важна для Роббинса была музыка, которую он бесконечно, одержимо слушал, ища в ней хореографию будущего спектакля.

Вот откуда эта органичность, которая не перестает удивлять в балетах Роббинса, это ощущение легкости, непретенциозности, простоты, это отсутствие пафоса, мелодрамы, гипербол. Иногда даже кажется, что, любя балет, он не принимал его слишком серьезно. Он не был воспитан в благоговенном пиетете, как Баланчин. Он был американцем, пришедшим в классику из танца модерн и мюзикла.

О мюзикле – в конце. А в начале были «Времена года» (The Four Seasons) на милую балетную музыку из трех опер Верди (в 40-е и 50-е годы XIX века ни одна серьезная оперная постановка без балета не обходилась). Это зрелый Роббинс, виртуозно использующий классическую лексику и форму для создания красивого зрелища, где в абсолютной гармонии с музыкой Верди царит танец, порой лирический, всегда остроумный, украшенный характерными деталями – танец, в котором солисты могут блеснуть техникой и артистизмом , что не преминули сделать Сара Мирнс в «Весне», Тереза Райхлен в «Лете» и Тайлер Пек в веселой вакханалии «Осени». Других не называю – они не были так хороши.

Затем пришла очередь блистать ученицам Школы американского балета, созданной Баланчиным для воспитания кадров молодой труппы. Забавная «Цирковая полька», написанная Стравинским в 1942 году (первоначально для Баланчина) и использованная Роббинсом через 30 лет по случаю Фестиваля Стравинского, всегда встречается «на ура»: три группы, скоординированные по росту, а также цвету костюмов, «управляемые», как юные лошадки на арене, самовлюбленным дрессировщиком (эту роль Роббинс взял на себя).

Хорошее настроение должна была вызвать и заказанная для вечера композиция “Easy” («Легко») Дастина Пека на музыку знаменитого соавтора Роббинса и другого юбиляра года Леонарда Бернстайна: смешной занавес с абсурдными надписями, пронзительно-неоновые краски костюмов, озорной «перепляс» трех пар, джазово-синкопированные ритмы. Увы, минут через пять стало скучновато, и ничего, что нарушило бы предсказуемый ход танцев, так и не произошло.

Зато 15 минут «Сюиты танцев» на пустой сцене с Хоакином де Лузом и виолончелисткой Энн Ким показались мигом. «Сюиту» Роббинс сочинил для Михаила Барышникова в 1994 г., на музыку четырех частей из виолончельных сюит Баха. Роббинс всегда создавал хореографию вместе с исполнителем, ориентируясь на его личность и пластику, и «Сюита» - лучшая тому иллюстрация (еще и из-за мгновенной узнаваемости стиля Барышникова), и де Луз с этим не спорил, был так же легок, элегантен и вдумчив. Может быть, с чуть меньшей степенью интенсивности.

На десерт подали «именинный торт» под названием «Something to Dance About» – заказанную Уоррену Карлайлу композицию из танцевальных номеров Роббинса, созданных для бродвейских мюзиклов. Если смотреть не в программку, а на сцену, то, не зная этих мюзиклов изначально, не всегда поймешь, откуда что взято. «On the Town», «Вестсайдскую историю», «Король и я» или «Скрипача на крыше» узнать было легко, а вот Billion Dollar Baby или Gipsy – нет. Логики в выборе или последовательности тоже заметно не было. Раздражал пронзительный голос Джессики Воск (в вокальных номерах, которые пронизывали композицию) и сентиментально-слащавый тон всего «подношения», начавшегося арией из «Питера Пена». Танцовщики Сити-балета, как и оркестр под управлением Эндрю Литтона, очень старались, но вырванные из театрального контекста эпизоды, особенно «Америка» в исполнении группы белокожих блондинок, да еще с добавлением бездарной хореографии П. Дженнаро, и «Свадебный танец» из «Скрипача на крыше» в аккуратно- холодном исполнении мужского кордебалета никого не зажгли. Роббинса загнали в рамку, которая ему не подошла.

Так что ищите спектакли, которые создавал он сам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 12:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051101
Тема| Балет, Театр оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль
Автор| Елена Кривопатре
Заголовок| На открытии Нуриевского фестиваля показали историю о несчастной индийской любви
Где опубликовано| © «Татар-информ»
Дата публикации| 2018-05-10
Ссылка| http://www.tatar-inform.ru/news/2018/05/10/610867/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Первый балет фестиваля этого года «Баядерка» был обновлен к 200-летию его создателя Мариуса Петипа.

Сегодня в Татарском академическом государственном театре оперы и балета имени Мусы Джалиля состоялось открытие XXXI Международного фестиваля имени Рудольфа Нуриева.

Открывающей фестиваль постановкой стала обновленная «Баядерка» на музыку Людвига Минукса, с хореографией Мариуса Петипа. В этом году балетмейстеру исполняется 200 лет и именно к этой знаменательной дате руководством театры было принято решено обновить спектакль.

Премьера балета состоялась в 1877 году. С тех пор постановка многократно изменялась, однако считается одной из самых близких к оригиналу в плане сохранения хореографии Петипа. Балет ставил и сам Рудольф Нуриев в Париже за несколько месяцев до своей кончины. Кроме этого, танцовщик долгое время исполнял в «Баядерке» партию воина Солара. 80-летие Нуриева, которое отметили в марте этого года, стало еще одним поводом обновить балет, вошедший в историю его творчества.

В казанском театре оперы и балеты партию Солара уже не первый год исполняет заслуженный артист Татарстана и лауреат международных конкурсов Олег Ивенко.

«Новая постановка яркая, красочная, сильная, эмоциональная. Мы готовили ее на протяжении долгого времени, каждый вкладывал туда частичку себя — это сто процентов. Руководитель, Владимир Алексеевич Яковлев, вложил душу, себя всего, свое время. Все работники театра вложили очень много времени в этот балет», — отметил артист.

Совсем недавно Олег снялся в фильме о Рудольфе Нуриеве, где сыграл главную роль, это помогло ему по-новому взглянуть на балет.

«Мне стало легче играть все роли после фильма, потому что я узнал полный спектр актерского мастерства. Когда мы танцуем, мы используем только жесты и мимику, а когда я начал использовать еще и голос, я начал по-другому играть и чувствовать», — отмечает Ивенко.

Примечательно, что специально к премьере было сшито 270 новых костюмов из натуральных индийских тканей. Сценограф Андрей Злобин и художник по костюмам Анна Ипатьева, многие годы живущие в Индии, сами привезли материалы из далекой страны. В своей работе они постарались передать весь колорит и богатство культуры и искусства Индии.

«Мы уже лет 15 живем в Индии, и мы очень хорошо знаем этот материал изнутри. С „Баядеркой“ нам было безумно интересно работать, соединить классику и какое-то живое ощущение от Индии. То, что Андрей писал в декорациях, там очень много символики, много сложных моментов. Костюмы – они тоже многослойные, в них много сочетаний цветов и по колористике они тоже сложные. Это живое впечатление от Индии, которое мы положили на основу классического спектакля», — поделилась Анна Ипатьева.

Все действия балета разворачиваются в далекой и жаркой Индии. Баядерками там называют девушек, которых родители отдавали в качестве танцовщиц в храмы. Главные герои — баядерка Никия и воин Солор, чья несчастная история любви рассказывается на протяжении трех действий.

Главные партиии в постановке исполнили солисты казанского театра оперы и балета, в числе которых Кристина Андреева в роли Никии и Аманда Гомес в роли Гамзатти — девушки, ставшей женой Солора.

Аманда, также как и Олег, играла в предыдущей версии балета и отметила, что самое яркое изменение в нем – это декорации и костюмы.

«Мне очень нравится эта партия. Она достаточно сложная и по характеру героини, и технически тоже. Но мне очень понравилось готовиться к открытию фестиваля. И я думаю... нет, я не думаю, я знаю, что мы все очень старались и готовы к премьере», — рассказала она перед спектаклем.

Новые костюмы вызвали некоторые затруднения у артистов. «Конечно, это все очень красиво, но было сложно работать, потому что обычно материал для балетных костюмов используется немного другой. В начале было что-то неудобно, мы переделывали, но в конце все получилось, вы увидите, насколько красиво все это», — заключила она.

Действительно, яркие костюмы блистали на сцене, как огоньки. Яркие рыжие, розовые и фиолетовые наряды создавали на сцене настоящее буйство красок. контрастируя между собой, они еще больше обращали на себя внимание. И костюмы, и гиганских размеров декорации помогли зрителю по-настоящему погрузиться в атмосферу Индии. Использование в движениях танцоров типичных индийских жестов и движений еще больше передавали колорит экзотической страны.

Еще раз полюбоваться «Баядеркой» гости нуриевского фестиваля смогут 11 мая, но уже с другим составом. На сцену выйдут танцоры из Большого театра России, а также из США и Казахстана.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 9:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051102
Тема| Балет, Театр оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Премьера, Персоналии, Кристина Андреева, Олег Ивенко
Автор| Татьяна Мамаева
Заголовок| Нуриевский-2018: немного о несбывшемся
Где опубликовано| © Реальное время
Дата публикации| 2018-05-11
Ссылка| https://realnoevremya.ru/articles/98645-nurievskiy-2018-nemnogo-o-nesbyvshemsya
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: kazan-opera.ru

Накануне на сцене Татарского академического театра оперы и балета им.М.Джалиля открылся Международный фестиваль классического балета им. Рудольфа Нуриева. Он проходит в Казани в тридцать первый раз. Традиционно в первый фестивальный вечер давали премьеру – балет Людвига Минкуса «Баядерка». Подробности в материале «Реального времени».

В паре

Фестиваль этого года, на спектакли которого давно уже нет билетов, посвящен сразу двум юбилеям – двухсотлетию Мариуса Петипа и восьмидесятилетию Рудольфа Нуриева. Впрочем, в «Баядерке» эти юбилеи словно сошлись воедино – балет идет в Казани в хореографии именно Петипа, а партия Солора была одной из любимых у Нуриева.

Именно в третьем акте «Баядерки», в акте «Теней», он получил запредельную порцию оваций от парижских балетоманов, когда впервые приехал в Париж с труппой Кировского театра. И именно постановкой «Баядерки» он простился и с публикой, и со сценой в октябре 1992 года в том же зале Опера Гарнье. И «Баядерку» Нуриев хотел поставить в Казани, если бы не ушел из жизни. Поэтому каждая постановка этого балета Минкуса на казанской сцене – это словно гимн несбывшемуся этого Чингиз-хана балета, как называли Нуриева на Западе.

Сейчас странно слышать разговоры, что казанский фестиваль якобы неизвестно почему носит имя Рудольфа Нуриева. Чтобы узнать ответ, надо всего лишь чуть-чуть покопаться в фестивальной истории. Свое имя казанскому фесту дал сам Нуриев в мае 1992 года после того, как продирижировал на нашем балетном форуме «Щелкунчика», его устроил исполнительский уровень казанской балетной труппы.

Фестиваль в Уфе образовался много позже, кстати, не стоит забывать и то, что приехав навестить мать в конце восьмидесятых годов, Нуриев в родном городе просто-напросто не мог попасть в родной театр, где видел когда-то первые балетные постановки. Казань же приняла его более чем радушно.


Именно в третьем акте «Баядерки», в акте «Теней», Нуриев получил запредельную порцию оваций от парижских балетоманов, когда впервые приехал в Париж с труппой Кировского театра. Фото rudolfnureyev.ru

Фестивальную афишу этого года можно условно разделить на две части. Первая, когда пойдут спектакли классического репертуара, и она посвящена Мариусу Петипа. И вторая часть, когда будет представлен современный балет, к которому, впрочем, как и к классике, тяготел Рудольф Нуриев.

Вчерашнее открытие фестиваля несколько отличалось от того, что привыкла видеть публика. Впервые в розовой гостиной для тех, кто пришел на час раньше, балетный критик Александр Максов прочел обстоятельную лекцию о «Баядерке». Это – часть параллельной программы, которая впервые есть в афише балетного феста.

Естественно, в большом фойе развернута выставка, посвященная Мариусу Петипа и Рудольфу Нуриеву, а в гостиной можно вблизи разглядеть подлинные костюмы персонажей из спектаклей, идущих сейчас на казанской сцене. Краткое, но очень информативное вступительное слово перед спектаклем произнес элегантный и харизматичный профессор ГИТИСа Сергей Коробков.

Укус змейки

Новая «Баядерка» на казанской сцене – торжество «большого балета». Роскошь востока всячески подчеркнута декорациями Андрея Злобина и костюмами Анны Ипатьевой. Суперзанавес в стиле театральных работ Головина возвращает нас к Серебряному веку российской сценографии, задник первого акта удивляет изысканными цветовыми сочетаниями изумрудного и розово-пудрового. Богатство декора второго акта, блеск костюмов в сцене празднования свадьбы Солора (Олег Ивенко) и Гамзатти (Аманда Гомес) поразителен. И – как по контрасту – третий акт «Теней» с его монохромной гаммой.

Любовный треугольник Никия (Кристина Андреева), Солор и Гамзатти – центр спектакля. Нерв его – именно Никия. Уже в первом акте, когда по сюжету, кажется, еще ничто не предвещает несчастья, Никия-Андреева существует на сцене с трагическим ожиданием беды, она вся – ее предчувствие. Дуэт Никии и Гамзатти – отчаянная попытка, нелепая, детская выходка хоть как-то спасти любовь. Царственная Гамзатти – Гомес на секунду тоже становится девочкой и падает перед соперницей ниц. Но только на секунду, царская дочь знает себе цену и сознает свою власть.

Танец Никии с букетом во втором акте – трагическая смена настроений у Кристины Андреевой. От отчаяния к надежде и снова к отчаянию. Когда Великий Брамин (Нурлан Канетов) предлагает Никии противоядие от укуса змеи, она бросает быстрый взгляд на Солора, но напрасно. Он стоит отвернувшись, рядом с Гамзатти. Дальше жить для Никии не имеет смысла.

Солор – Олег Ивенко – победительно красив, он — триумфатор, получивший приз, руку и сердце Гамзатти. Но уход из жизни Никии все ставит с ног на голову. Без этой девочки реальная жизнь скучна и уныла. Гармония только там – в забвении, в сновидениях, в мире теней. Но и тени ускользают.

Символический момент вчерашнего спектакля – появление в партии Солора Олега Ивенко, который только что сыграл роль самого Рудольфа Нуриева в фильме «Белый ворон». И безукоризненным каскадом прыжков Ивенко напомнил нам «летающего татарина».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 10:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051103
Тема| Балет, Театр оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Премьера, Лекции
Автор| Елена Кривопатре / Фото: Ильнар Тухбатов
Заголовок| Критик Александр Максов рассказал о мистике в «Баядерке»
Где опубликовано| © ИА «Татар-информ»
Дата публикации| 2018-05-11
Ссылка| http://www.tatar-inform.ru/news/2018/05/11/610868/
Аннотация|

XXXI Нуриевский фестиваль открыли лекцией о балете «Баядерка».



XXXI Международный фестиваль имени Рудольфа Нуриева открылся в Казани лекцией, посвященной премьере обновленного балета «Баядерка». За час до показа о спектакле рассказал балетовед и балетный критик из Москвы Александр Максов.

В программу «Ballet Talk / Разговоры о балете» входит цикл из семи лекций, которые прочитают известные искусствоведы и балетные критики. Помимо «Баядерки» гости фестиваля смогут узнать интересные факты о балетах «Лебединое озеро», «Шурале», «Дон Кихот», «Ромео и Джульетта» и других.

Балет «Баядерка» называют мистическим и даже священным, подчеркнул Адександр Максов. «Мистика заложена в либретто этого спектакля – действия происходят в двух мирах, герой оказывается в мире потустороннем. С этим спектаклем очень много связано вещей символических», – пояснил он.

В этом году отмечаются два крупных юбилея: 200-летие выдающегося балетмейстера Мариуса Петипа и 80-летие Рудольфа Нуриева. В жизни последнего «Баядерка» сыграла далеко не последнюю роль.

«Во время выступления Нуриева в Париже со спектаклем "Баядерка" он произвел эффект разорвавшейся бомбы. И "Баядеркой" же закончился его жизненный и творческий путь – 8 октября 1992 года Парижская опера давала премьеру балета "Баядерка", которую Нуриев очень хотел подарить французской публике. К сожалению, он был уже очень болен, ему специально оборудовали ложу в Опере Гарнье. Он полулежал, потому что уже трудно было сидеть, на груди у него блестел орден Почетного легиона – высшая награда Франции. И через непродолжительное время его не стало, так что "Баядерка" как бы замкнула этот мистический круг», – напомнил Максов.

Этот балет впервые был поставлен в 1877 году великим балетмейстером Мариусом Петипа, который к тому времени уже многие годы возглавлял балет Мариинского театра.

«Тогда ему было 58 лет, и он поставил вот этот свой спектакль, в котором прощается со своими романтическими иллюзиями. И, может быть, неосознанно для себя подарил нам спектакль, в котором сделал удивительные прозрения о тайне жизни, о превратностях любви и искусства», – рассказал критик.

Лектор также объяснил зрителям необычное название балета: «Баядера в переводе с португальского означает "танцовщица". Так называют индуистских храмовых жриц, девадаси (в переводе с санскрита "слуга Бога"). Баядерки – это храмовые танцовщицы, которые в ритуальных плясках воздавали дань индуистским божествам. Баядерками становились двумя путями. Либо это были девушки из знатнейших и богатейших семей Индии, у которых считалось очень престижным отдать дочерей храму, либо это были девочки из беднейших слоев, которые были обузой для своих родителей. И чтобы избавиться от лишнего рта, родители сдавали этих еще совсем маленьких девочек в храм».

Баядерки должны были быть непорочными, они не могли иметь любовные связи и выходить замуж, и это становилось сюжетом для драматических коллизий, отметил балетовед.

Зрители захотели узнать сюжет постановки заранее, и Максов с удовольствием рассказал им о нем. «Баядерка Никия служит в индуистском храме. Она не только любит, но и любима воином Солором, который клянется ей на священном огне в любви и преданности. Но баядерка Никия вызывает бурные страсти в душе великого брамина, жреца, который пытается склонить ее в свою сторону. В это же время правитель этого царства решает выдать свою дочь за Солора», – пояснил он.

Подробнее узнать о балете можно будет сегодня в 17 часов в Розовой гостиной Театра оперы и балета перед показом «Баядерки» с новым актерским составом из США и Казахстана.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 3:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051104
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Соломон Волков
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Соломон Волков: «В перестройку Большой театр пытались приватизировать»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2018-05-11
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/person/198196-solomon-volkov-v-perestroyku-bolshoy-teatr-pytalis-privatizirovat/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Издательство АСТ («Редакция Елены Шубиной») выпустило в свет книгу «Большой театр. Культура и политика. Новая история». О том, как пересекаются театр и власть, может ли сценическое произведение стать документом эпохи и действенным инструментом идеологии, мы поговорили с автором — известным искусствоведом Соломоном Волковым.


культура: Популярны Ваши книги-диалоги с великими художниками: Дмитрием Шостаковичем, Джорджем Баланчиным, Иосифом Бродским. Как возникла идея навести бинокль на Большой театр и рассмотреть его через взаимосвязи с государственной политикой?
Волков: Диалоги — отдельная сфера моей деятельности. К перечисленному Вами можно добавить еще и беседы с давним другом Володей Спиваковым и не вышедшую в России книгу о Юрии Любимове. Но все же главная тема для меня — взаимодействие культуры и политики. Она интересует меня с детства. Советские мальчишки коллекционировали почтовые марки или игрушечных солдатиков. Я же собирал иное — тщательно вырезал из газет и журналов фото Сталина с деятелями культуры: Горьким, артистами Художественного и Большого театров. К последним годам жизни снимки вождя в периодике ограничивались буквально двумя-тремя отретушированными портретами — приглаженные волосы, мудрые усы, всевидящее око, военная форма генералиссимуса. Репортажные фото начали появляться сразу после смерти Сталина: будто плотину прорвало, все издания публиковали огромное количество доселе неизвестных оттисков. Тогда, в 1953-м, мне еще не исполнилось девяти лет. Вырезок скопилось много, я ими дорожил. Сейчас кажется, что увлечение оказалось чуть ли не судьбоносным и указало на то, чем я буду заниматься в жизни.

Меня всегда интересовало, как искусство связано с властью. Этому посвящена моя первая большая книга — «История культуры Санкт-Петербурга». Потом появились «Шостакович и Сталин» и два тома о русской культуре, от протопопа Аввакума до Солженицына. Большой театр как центральная институция на российском государственном культурном пространстве активно заинтересовал меня еще во время работы в журнале «Советская музыка». Я собирался писать кандидатскую диссертацию на тему «Постановки «Бориса Годунова» Мусоргского», проследив, как оперу интерпретировали в соответствии с требованиями времени. Научный руководитель отговорил вступать на «минное поле». Уверен, когда люди утверждают, что культура независима от политики, они тем самым делают политическое заявление.

культура: Монографий о Большом театре немного. Какими источниками пользовались?
Волков: Недостаток материалов — грандиозное заблуждение. В перестройку образовалась лавина прежде засекреченной информации. Вопрос стоял скорее не о дефиците опубликованных документов, а об избытке. Другое дело — их неумело читали. Все, что печаталось в «Правде» и «Известиях», по привычке считали пропагандистским чтивом. Мой приятель, исследователь Пастернака Лазарь Флейшман, научил внимательно относиться к текстам официальной прессы. Другой образец — Юрий Тынянов. Он говорил, что любой документ надо «продырявить» — тогда увидишь, что за ним скрывается. К сожалению, люди этим не занимаются.

культура: Вы «продырявили», и открылось поле битвы, на котором за Большой театр сражались Ленин и Сталин. Эта схватка интересно описана в книге. Чем она Вас захватила?
Волков: Это важнейшая часть книги, но тут я не первооткрыватель, поскольку, как я уже сказал, все материалы были доступны, но никто не брался их надлежащим образом комментировать. У меня немало недостатков, как у любого пишущего человека, но есть и некоторые достоинства. Главное из них — желание и умение поставить себя на место того, кто выпускал тот или иной приказ. Показать автора не абстрактной куклой, а живым человеком, который не просто писал или диктовал документ, а пытался с его помощью решить определенные задачи.

культура: Анализируя роль Ленина в драматической коллизии, связанной с Большим театром, Вы цитируете Горького. Верите его свидетельствам?
Волков: Очерки о Ленине и Толстом — два высших достижения Горького-писателя. Никому во всей мировой литературе не удалось лучше воссоздать сложный и противоречивый ленинский характер. Мы все знаем про образованность «вождя пролетариата»: вырос в культурной семье, знал иностранные языки, музицировал и тем не менее относился к театру отрицательно.

культура: Но он же готов был слушать «Аппассионату» каждый день...
Волков: Дочитайте извлечение из Горького до конца. Там о том, что «сегодня гладить по головкам никого нельзя — руку откусят — и надобно бить по головкам, бить безжалостно...». Большой театр был для Владимира Ильича ненавистным куском «чисто помещичьей культуры», содержать который считал нецелесообразным. Ленин маниакально шел к цели — уничтожить эту институцию, да и «все театры в гроб положить», чтобы деньги сэкономить.

Тяжелобольной, умирающий, он дважды вызывал к себе на длительные аудиенции бывшего народного комиссара Колегаева, выдал ему особый мандат с абсолютно диктаторскими полномочиями, позволяющими обойти Луначарского и расправиться с Большим. Почему Ленин так доверял Колегаеву, боюсь, мы так никогда и не узнаем.

культура: Большой театр оказался под угрозой закрытия?
Волков: Фактически да — в ноябре 1922 года. Был издан беспрецедентный приказ за подписью директора Елены Малиновской о закрытии Большого и выплате всем членам трудового коллектива увольнительных пособий. Защитил и отстоял театр Сталин, оказавшийся изощренным мастером бюрократической интриги и подпольной игры. Он не выступал в открытую против воли Ленина, маневрировал осторожно и в итоге победил.

культура: В книге есть несколько рифм, одна из них — 20-е и 90-е годы прошлого столетия.
Волков: В перестройку Большой театр пытались приватизировать, отдать в частные руки. При такой ситуации ему снова грозила опасность закрытия.

культура: Еще одно важное сопоставление — Николай I и Сталин. Почему выбрали эти две фигуры?
Волков: Обратил внимание на следующее обстоятельство. Известно, что Сталин в начале 30-х годов стал внятно насаждать культ двух царей — Ивана Грозного и Петра I. Их полностью реабилитировали, в одночасье превратив из деспотов, волюнтаристов, тиранов и злодеев в прогрессивных строителей России, собирателей земли русской, борцов с реакционным боярством. На киноэкраны вышли «Петр Первый» с Николаем Симоновым и шедевр Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» с Николаем Черкасовым. Сознательная линия переосмысления никак не коснулась, однако, Николая I, которого с царских времен называли «Палкиным» и представляли душителем отечественного искусства. Монарх попал под умолчание именно потому, что Сталин для себя выбрал николаевскую модель «ручного управления культурой». Помните у Маяковского «я себя под Лениным чищу»? Сталин себя чистил под Николаем I, ориентировался на него, соревновался с ним. Оба лично контролировали все, что происходило в театре.

культура: Театр в России возник как дело государственной важности. Разве монархи не осуществляли надзор за ним и раньше?
Волков: Начиная с Ивана Грозного, правители интересовались культурой и пытались ее контролировать. Екатерина II могла беседовать с Державиным потому, что он был придворным, входил в ее непосредственное окружение. А Николай I устанавливал контакты с людьми без высоких титулов, с теми, с кем глава государства не должен общаться: с Гоголем, Пушкиным, художником Александром Ивановым и многими другими. Он выделял их персонально, вникал в их проблемы, вызывал на ковер, давал советы, отчитывал, поощрял. Так же, по николаевской модели, похожей на метод дрессированной блохи Хармса, что сначала укусит, а потом почешет, общался с деятелями культуры Сталин. Как строгий отец: одобрит — упрекнет или, наоборот, поругает — похвалит. Сталин выстраивал личные отношения с Булгаковым, Пастернаком, Шостаковичем. Император стоял у колыбели создания оперы Глинки «Жизнь за царя», ставшей музыкальной визиткой дома Романовых, Сталин всю жизнь стремился сделать то же самое на советском материале. Но не сложилось.

В итоге пришлось отредактировать «Жизнь за царя» — музыка Глинки вновь зазвучала, опера вернулась на сцену, название изменилось, либретто барона Розена переписал поэт Сергей Городецкий. Костромской крестьянин теперь спасал не молодого монарха Михаила Романова, а вставал на защиту Москвы от нашествия поляков.

Сталин до последнего надеялся на советских композиторов. Известно о его заказе оперы «Минин и Пожарский». Похожий сюжет не случаен. Музыку на либретто Михаила Булгакова должен был писать Борис Асафьев, потрясающе одаренный человек. Когда Сталин увидел, что не получается, то решил вернуться к Глинке. Кстати, текст Булгакова опубликован в журнале «Советская музыка» в перестроечные времена. Еще одна неосуществленная затея Сталина — опера «Мадемуазель Фифи» по одноименному рассказу Мопассана и тоже на либретто автора «Белой гвардии», над музыкой начинал работать Исаак Дунаевский.

культура: Почему Вы не пишете об этом в книге?
Волков: Такие отступления замедляли ход повествования, получался совсем уж другой нарратив. Так что линию Булгакова пришлось оставить за бортом, но для меня это дополнительные доказательства того, как дотошно и детально Сталин вникал в дела и какой навязчивой идеей было создание государственной советской оперы. Его не устроил «Тихий Дон», хотя автора — Ивана Дзержинского — он поощрил. А неудачную попытку Вано Мурадели создать образцовую советскую оперу, наоборот, раскритиковал. По мнению Сталина, в «Великой дружбе» автор не воспользовался «богатством народных мелодий». Система требований была достаточно четкой: мелодичность, песенность, революционный сюжет, идеологическая основа, опора на жизнь и народ. Образцовая опера должна отражать актуальную повестку, служить политическим сигналом, поднимать патриотический дух.

культура: С николаевских времен задача культуры выражалась в триединстве: «воспитывать, просвещать и развлекать». Существует ли подобная триада сегодня?
Волков: Да, это действующая формула, как и другая: «Православие, самодержавие, народность», которая приписывается графу Уварову. Она получила высшее одобрение и была выдвинута в качестве официальной культурной доктрины Николаем I. Сталин вместо православия подставил марксизм-ленинизм, культ личности вождя, понятное дело, заменил собой самодержавие, а народность осталась народностью. В течение почти двух столетий эти формулы сохраняют в России свою актуальность.

культура: Сталин видел в Большом символ великой державы СССР, но не выпускал театр за границу. Почему?
Волков: Да, при Сталине театр не выезжал на зарубежные гастроли, хотя вождь понимал, что профессиональный уровень труппы чрезвычайно высок, и в деле пропаганды она не подведет. Панически опасался того, что возвратятся не все: слишком разнился уровень жизни. Сталин знал, как велик этот соблазн — сам всегда заинтересовывал артистов материальными благами. Потому первые триумфальные гастроли Большого в Лондоне с Галиной Улановой в роли Джульетты состоялись лишь в 1956 году. Уже при Хрущеве.

культура: Отношения власти и театра изменились. Если Николай I и Сталин лично занимались и вопросами кадровой ротации и художественно-творческим развитием, определяли выбор репертуара, то сегодня вряд ли кто-то продиктует: поставьте оперу Десятникова или балет Ноймайера, закажите спектакль Майо или пригласите кого-нибудь из стана «режоперы», не так ли?
Волков: Причины не только в персонах, которые не уделяют должного внимания культуре. Стоит помнить, что пространство театрального искусства и классической музыки сжимается на глазах, как шагреневая кожа. Раньше театральная сцена была центральным полем для диалога между властью и публикой, тем полигоном, где их взаимодействие отрабатывалось, и заинтересованные вожди могли видеть, как публика реагирует на те артефакты, какие им предлагались или навязывались. А сегодня? Скажите, что важнее — Большой театр или телевидение, Большой театр или интернет? Ответ очевиден. Какое количество людей заинтересовано в том, чтобы увидеть новый балет Ноймайера или Майо? Однако театр все равно остается инструментом для диалога со зрителем. Национальному бренду этого не избежать.

культура: Спектакли становятся документами эпохи, символами времени. Балетные трактовки переходят в разряд классики и остаются в репертуаре. На мой взгляд, самый яркий пример — «Спартак» Юрия Григоровича, постановка недавно отметила полувековой юбилей.
Волков: «Спартака» я видел в Советском Союзе и сравнительно недавно, несколько лет назад, когда Большой привозил его в Нью-Йорк. Это великое произведение, насыщенное страстями и настоящим трагизмом, вбирает в себя множество смыслов. Не уверен, что когда Юрий Николаевич ставил балет, то думал, что «рассказывает» о периоде упадка времен Брежнева. А может, и думал — не знаю. Для меня «Спартак» — грандиозная аллегория и художественное выражение эпохи, в какую был создан. Он живет и будет жить.

культура: И все-таки, Вы можете предположить, какие спектакли Большого театра сохранятся для потомков и станут отражениями нашей эпохи? Используя Ваше выражение, «встроятся в традицию».
Волков: Не нам судить, должно пройти время. Если бы можно было предугадать, что попадет в точку, вызовет общественный интерес и станет сенсацией, выпускались бы только шедевры, «знаки времени». Могу назвать два спектакля, которые оказались в центре художественно-политической контроверсии. Опера «Дети Розенталя» и балет «Нуреев». Поймите, я говорю сейчас не об их художественных достоинствах, а о том, что они привлекли к себе всеобщее внимание. Невозможно достать билеты. Публика интересуется. Зрители идут на спектакль, не выбирая, кто поет или танцует. Станут ли эти спектакли визитной карточкой Большого, предугадать нельзя. Их судьбу через два-три десятилетия оценят будущие историки культуры. Когда появилась «Жизнь за царя», тоже никто не мог подумать, что она станет своеобразным художественным символом дома Романовых.

культура: Вы цитируете любопытные истории, рассказанные Вам Борисом Покровским, Кириллом Кондрашиным, Майей Плисецкой. Насколько они достоверны и объективны?
Волков: Нет такого понятия — «объективный документ», его не существует в природе. Это моя позиция как историка культуры. Любой приказ, постановление, статья что-то хочет доказать, и уже поэтому они субъективны. Особенно это относится к воспоминаниям и мемуарам. Рассказы знаменитых людей я принимаю как свидетельства важнейших участников культурного процесса в Большом театре. Не больше, но и не меньше.

культура: Будет ли продолжение книги? Жизнь подбрасывает новые рифмы. Например, два успешных театральных директора: князь Сергей Волконский и Анатолий Иксанов — оба потеряли свое положение из-за примадонн. Советские годы и время нынешнее роднит тот факт, что многие молодые артисты, воспитанные в Петербурге, пополняют труппу Большого...
Волков: Думаю, Вы преувеличиваете. Да, в сталинское время переехали в столицу Дмитрий Шостакович, балерины Семенова и Уланова, дирижеры Самосуд и Пазовский... Ленинградский партийный вождь Киров впал в истерику от такого кадрового перемещения, повторял: «Может, просто закроем Государственный театр оперы и балета?» Так называлась тогда Мариинка. Сегодня она — грандиозная фабрика по воспроизведению новых и новых дарований, и ситуацию трудно сравнивать с советской. Не думаю, что для Мариинки сейчас существует опасность уйти в тень Большого. Есть соревнование между главными театрами России, оно было всегда.

Что касается продолжения — если книга будет читателями принята благосклонно и через какое-то время встанет вопрос о новом тираже, то можно будет ее дополнить. Судьба Большого театра стала мне очень близкой, я стараюсь за ней следить. Мне повезло — в недавний приезд я первый раз в жизни смотрел спектакль из царской ложи. Это замечательное ощущение было щедро усилено тем, что рядом «Дон Карлоса» слушали Александра Пахмутова и Николай Добронравов, и я имел возможность выразить им свое восхищение.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 17, 2018 10:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 3:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051105
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии,
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| И это все о нем...
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2018-05-10
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/197975-i-eto-vse-o-nem-/
Аннотация| Премьера

Большой театр показал премьеру четырех одноактных балетов под общим названием «Пьеса для него».

Театр позиционирует вечер новинок как мужской бенефис, в программе — две мировые премьеры, еще две — впервые поставлены в России. Женские посвящения в истории сцены появляются чаще, и то, что бенефициантов четверо, как случилось в Большом, конечно, редкость. Можно вспомнить проект «Короли танца», но там на олимп поднимались венценосные монархи, балетные звезды, небожители, а дерзкие и нетитулованные почти не допускались. Премьер Вячеслав Лопатин, ведущие солисты Денис Савин и Игорь Цвирко, артист кордебалета Владислав Козлов — хоть и не обременены званиями и наградами, но успешны, любимы, молоды, да и партий в их послужном списке немало. Очевидно, что нынешнее руководство театра решительно поддерживает балетную юность и вовремя прокладывает нетривиальные пути.


«Обручение ради смеха»
Фото: Дамир Юсупов



Коллективный мужской портрет начал собирать петербургский хореограф Антон Пимонов: в серых тонах с добавлением дыма и теней. Его «Обручение ради смеха» создано специально для ГАБТа, хореография — грамотна, стерильна, тривиальна. Она не заставляет трепетать сердца публики в отличие от звучащего Вокального цикла Пуленка, исполняемого невероятно чистым, сильным голосом Натали Дессей. Статный Владислав Козлов широко и свободно управляется с набором танцевальных комбинаций, замирает в красивых позах и всеми силами старается вдохнуть в цепь движений хоть какой-нибудь смысл. Рядом вьются три пары в мышиного цвета костюмах. То пытаются привлечь внимание красавца-лидера, то сигают мимо него, видимо, подчеркивая самодостаточность и то, что одиночество героя их никак не касается. Сюжет словно заперт на замок, и комментарий хореографа, размещенный в программке, об «усложненной структуре» и разнообразных столкновениях участников «внутри танцевального текста» ясности не вносит. Что вовсе не мешает семерке артистов старательно транслировать умозрительные красоты лишенных внутреннего напряжения танцев.

Напротив, сознательно избегает балетных красивостей бельгийский хореограф Сиди Ларби Шеркауи в известной миниатюре «Фавн», которую Москва видела, но в репертуар своих трупп прежде не зачисляла. Симфоническая поэма «Послеполуденный отдых фавна» Клода Дебюсси приправлена этническими шумами и медитациями Нитина Соуни — британского композитора индийского происхождения. Вячеслав Лопатин открывает в лесном отшельнике такие эротические бездны, какие невозможно было почувствовать в нем ранее. Танцовщик без амплуа с внешней благопристойностью, телесной воспитанностью и отсутствием брутального начала умудряется в текучей пластике персонажа передать неуправляемую стихию желаний. Фавн Лопатина ползает, вьется, оседает и загорается. Тело переливается и трепещет, словно в нем нет костного скелета. Роль выстроена: от дикого влечения к Нимфе (Юлия Скворцова) и удивления неведомому чувству — к бурным радостям плоти и снедаемой страсти.

Третий мини-спектакль «Love Song» на песни Жака Бреля, Лесли Брикаса, Энтони Ньюли публика ждала с особым нетерпением. Его сочинителя Андрея Кайдановского Москва оценила после гротесковой новеллы «Чай или кофе?», показанной в рамках проекта «Точка пересечения» в Музтеатре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Аванс, выданный Андрею как сыну знаменитого отца и как человеку, который одновременно и свой, родной, и далекий, незнакомый, обязывал не промахнуться. Ровно половину своей 30-летней жизни танцовщик и хореограф провел в Германии и Австрии. В свое распоряжение Кайдановский получил тройку замечательных танцовщиков, с которыми разыграл простую и узнаваемую ситуацию в подчеркнуто бытовой манере. Мужчина вспоминает потерянную любовь, разбившуюся о быт, и никак не может избавиться от пережитого. Персонаж Дениса Савина пьет горькую, сидя за столом в углу авансцены, в его помутненном сознании всплывают образы вполне примитивной истории, случившейся с ним не так давно. Игорь Цвирко (герой в прошлом) и Екатерина Крысанова проходят долгий путь от неразберихи в отношениях к остервенелому раздражению, от любви к ненависти и обратно. Когда в финале танцовщики оказываются крепко спаянными одной рубашкой с четырьмя рукавами, становится понятно, как сложно расстаться с минувшим и начать все с чистого листа. Артисты не боятся выглядеть смешными, кричат, ругаются, сбрасывают одежду, ломают тела с куражом, нервом, иронией, разбирая своих непутевых героев буквально по косточкам. Кайдановский владеет редким умением через пластику выразить быт и натурализм, добавив острый гротеск и лукавые нюансы и обогнув при этом ловушки пошлости и примитива. Колючий и беспощадный реализм немецкого танцтеатра хореограф приправляет психологическими мотивировками, любимыми в отечественной традиции. Сплав выходит многообещающим, только жаль, что для встречи с Большим автор выбрал уже существующий опус, не воспользовавшись редким шансом показать на главной российской сцене мировую премьеру с уникальными и готовыми к любым экспериментам артистами.

Зато не упустили такой возможности Марихо Альварес, Пилар Альварес и Клаудио Хоффманн, поставившие душещипательный спектакль «Юг» на музыку Пьяццоллы и других композиторов. Гости из Буэнос-Айреса придумали сентиментальную и пронзительную историю о горячем треугольнике, пересказав ее языком танго. Гордый Хулиан (Игорь Цвирко), сбежав из тюремного заточения, находит свою надменную невесту (Мария Виноградова) в объятиях другого (Денис Савин). Соперники заходятся в схватке, возлюбленная их разнимает, но получает смертельный удар ножом. Сценарий впору объявить развесистой клюквой эстрадного пошиба, если бы не исполнители — трое солистов и шесть пар. Все истово и азартно осваивают незнакомый танцевальный сленг. Танго разворачиваются в мрачном тюремном дворе и в маленькой таверне, артисты танцуют их с таким удовольствием и самоотдачей, что временами вызывают обманчивое ощущение легкости исполнения. На самом деле каждому из них наверняка трудно погрузиться в незнакомую систему координат и сделать трюк незаметным, переключение скоростей — мгновенным, огневую страсть передать движением плеча, поворотом головы, дыханием кисти. Особой кошачьей грацией и взрывным темпераментом отличился Виталий Биктимиров. Бесстрашно и зажигательно соревновались в танце девушки, для чьих ножек, привыкших к пуантам, четко переступать на высоких каблуках — пилотаж высшего класса. Солисты настойчиво противостоят гламуру, доказывая, что изысканные танго — не только страсть и секс, но нежность и грусть.

Мужской портрет с участием дам в интерьере разнообразной хореографии оказался любопытным и продемонстрировал феноменальную одаренность артистов Большого театра, которым доступны разные стили: от неоклассики до пластического абсурда, от звериных повадок до глянцевой брутальности.
===================================================================

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 17, 2018 10:36 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 3:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051106
Тема| Балет, Театр оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Премьера, Персоналии, Кристина Андреева, Олег Ивенко
Автор| Алсу Туркунова
Заголовок| «Любовь не умирает после смерти» — обновленная «Баядерка» открыла Нуриевский фестиваль в Казани
Где опубликовано| © TatCenter.ru
Дата публикации| 2018-05-11
Ссылка| http://tatcenter.ru/news/lyubov-ne-umiraet-posle-smerti-obnovlennaya-bayaderka-otkryla-nurievskij-festival-v-kazani/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Новой постановкой спектакля «Баядерка» стартовал в Казани XXXI международный Нуриевский фестиваль классического балета. В этом году форум приурочили к 80-летию Рудольфа Нуриева и 200-летию со дня рождения выдающегося балетмейстера Мариуса Петипа, а программу обогатили лекциями и кинопоказами.


«Баядерка» — бесспорный шедевр

Спектакль «Баядерка» — трагическая история двух влюбленных: индийской танцовщицы Никии и храброго воина Солора. Их страстная любовь друг к другу не имеет счастливого конца на Земле и только на небесах им удается обрести то счастье, которому было не суждено сбыться наяву.

Рудольф Нуриев впервые поставил «Баядерку» в октябре 1992 года на сцене Гранд Опера в Париже. «Баядерка» же стала последним его спектаклем. Со дня этой премьеры прошло уже 26 лет, в спектакль необходимо было вдохнуть дух современности. Достигнуть этого удалось благодаря профессионализму актеров, работе постановщика, сценографов и в целом команды.

Как рассказал TatCenter художественный руководитель балета ТАГТОиБ им. М. Джалиля Владимир Яковлев, в «Баядерке» образца 2018 года удалось открыть купюры, которых не было в предыдущих постановках.

«Это именно обновленная „Баядерка“. Приурочили мы спектакль к юбилею Рудольфа Нуриева: 80 лет со дня рождения. Нуриев в свое время танцевал партию Солора. И его последней работой как руководителя и хореографа Парижской оперы стала именно постановка „Баядерки“».
Второй знаменательной датой стало 200-летие выдающегося балетмейстера Мариуса Петипа. Он впервые поставил акт теней — признанный шедевр, который и по сей день считают эталоном классического академического балета.

На сцене 10 мая блистали ведущие солисты Татарского оперного театра — Кристина Андреева, Олег Ивенко, Аманда Гомес.

11 мая в этих же партиях выйдут Матильда Фрустье (Балет Сан-Франциско) — долгое время она была солисткой Парижской Оперы, где «Баядерка» до сих пор идет в хореографии Рудольфа Нуриева. Ее партнерами по сцене станут солисты Большого театра России Игорь Цвирко и Анна Тихомирова.

«Спектакль „Баядерка“ наряду с „Лебединым озером“ должен быть визитной карточкой театра, потому что это бесспорный шедевр, один акт теней чего стоит!», — убежден Владимир Яковлев.

270 костюмов и уникальные декорации

Роскошь востока в Казань в буквальном смысле слова привезли приглашенные сценограф и художник по костюмам — Андрей Злобин и Анна Ипатьева. На сцене оперного театра им удалось воссоздать атмосферу культуры Индии — через удивительные декорации и костюмы артистов.

«Андрей Злобин и Анна Ипатьева — большие знатоки индийской культуры. Они многие годы живут в Индии, поэтому их концепция базируется на глубоком изучении и знании искусства этой страны», — рассказал Владимир Яковлев.

По его словам, авторы стремились передать колорит и богатство индийской архитектуры, декоративно-прикладного искусства.

Для спектакля сшили 270 новых костюмов. Часть костюмов изготовили из натуральных тканей, используемых для сари: материалы были подобраны и привезены из Индии.

Лекции, мистика на сцене и овации зала

Нуриевский образца 2018 года — не только балет. В специальную программу фестиваля вошли лекции"Ballet Talk" и кинопоказы.

За час до премьеры «Баядерки» в Розовой гостиной театра балетный критик Александр Максов рассказал казанцам об истории создания, последующих редакциях и изменениях, выдающихся исполнителях, роли и месте спектакля в истории мирового хореографического искусства. Балет, по словам Максова, мистический — мистика заложена в либретто спектакля. Смотреть спектакль после такой лекции — особое удовольствие. Зрителю приходит более глубокое понимание сюжета, радость «узнавания», достигается новый уровень восприятия.

Действия балета разворачиваются в жаркой Индии. В основе сюжета спектакля — любовь баядерки Никии, которая служит в индуистском храме, и воина Солора. Разбивает мечты свадьба Солора и дочери раджи Гамзатти. Дальнейшая жизнь для Никии не имеет смысла…

Каждое движение артистов пронизано чувственностью. Любовь и ненависть, страх и бесстрашие, страсть и безразличие — яркие составляющие спектакля, разыгранного на сцене казанского оперного. Спектакля обновленного, и воспринятого зрителями овациями и криками «Браво!».

Фотографии пресс-службы ТАГТОиБ им. М.Джалиля
=================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 8:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051107
Тема| Балет, белорусский Большой театр, Премьера, Персоналии, Андрис Лиепа
Автор| Ольга САВИЦКАЯ
Заголовок| Белорусские сезоны Андриса Лиепы
Балет "Петрушка" Игоря Стравинского впервые появится на белорусской сцене

Где опубликовано| © СБ-Беларусь сегодня
Дата публикации| 2018-05-11
Ссылка| https://www.sb.by/articles/belorusskie-sezony-andrisa-liepy.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



— Андрис, балет “Петрушка” Игоря Стравинского — один из трех первых спектаклей дягилевской антрепризы, который вы реконструировали в 1990-х.

— Балеты “Петрушка”, “Жар-птица” и “Весна священная” Игоря Стравинского совершили переворот в музыке ХХ века. Считаю, что именно на основе музыкальных экспериментов, которые происходили в начале прошлого века в дягилевской антрепризе, возникли произведения Дмитрия Шостаковича, Сергея Прокофьева, Арво Пярта и так далее. Игорь Стравинский был бы обязательно признан, но через антрепризу Сергея Дягилева он стал мегапопулярным композитором, классиком еще при жизни. Даже Чайковский до конца жизни не мог похвастаться безусловным признанием, потому что в Петербурге критики все время его обсуждали и осуждали, несмотря на то, что музыку Петра Ильича уже знали и ценили в других странах. А когда не стало Стравинского, весь мир осознавал, что ушел гений.

— Какая из граней этого балета, по вашему мнению, сверкает наиболее ярко — музыка, сценография, хореография?

— Они составляют единое целое. Когда появилась идея восстановить “Петрушку”, я встречался с внучкой хореографа Михаила Фокина, она предоставила некоторые материалы, в том числе клавир, который использовал хореограф, с его пометками. Балет “Петрушка” остался и в записях на кинопленке, потому что этот спектакль всегда присутствовал в репертуаре западных театров. Он шел в Гранд-опера, в Американском балетном театре. До 1942 года Михаил Фокин жил в Нью-Йорке, и этот спектакль, так же как и его “Шопениана”, был поставлен в “Метрополитен-опера”. Поэтому я сохранил в своих постановках все, что можно было максимально сохранить от Фокина.

Что касается сценографии, больше всего эскизов костюмов и декораций “Петрушки” я нашел в личной коллекции Никиты Лобанова-Ростовского, друга отца, с которым мы общаемся и дружим. У него была самая большая частная коллекция, связанная с искусством начала ХХ века и, в частности, с дягилевской антрепризой.

Автором сценографии “Петрушки” является Александр Бенуа, он же написал либретто этого балета. Известный русский художник, историк искусства, основатель объединения “Мир искусства”, Бенуа был одним из инициаторов вывоза русских балетов за границу в начале ХХ века. А Сергей Дягилев, которого именно Бенуа ввел в круг петербургской культурной элиты того времени, стал двигателем проекта “Русские сезоны”.

В 1905 году Дягилев представил в Париже выставку русского портрета, в 1906 году — произведения русских композиторов Николая Римского-Корсакова, Александра Скрябина, Милия Балакирева и так далее. В 1908 году впервые парижанам представили русскую оперу — премьеру “Бориса Годунова” Модеста Мусоргского, в которой с успехом выступил Федор Шаляпин. В 1909 году вывезли только балет — спектакль “Павильон Армиды” на музыку Николая Черепнина, который сам дирижировал на парижской премьере. Балет был воспринят “на ура” и стал на долгие годы неотъемлемой частью культурной жизни Парижа.

— А когда впервые был представлен балет “Петрушка”?

— Премьера балета “Петрушка” в постановке Михаила Фокина состоялась в 1911 году в рамках “Русских сезонов” в парижском театре “Шатле”. Сегодня этот спектакль, конечно же, не несет такой революционной нагрузки, как в начале ХХ века, а тогда он был равносилен культурному перевороту. На сцене появились люди с улицы — нищие, лавочники, извозчики, полицмейстер и другие. До этого ничего подобного не было, балет был искусством элитарным.

Декорации к спектаклю, созданные Александром Бенуа, изображали Адмиралтейство, Исаакиевский собор в Петербурге, а также Марсово поле, на котором, по сюжету “Петрушки”, шли народные гулянья и работал балаганный театр. Четыре основных персонажа — Петрушка, Балерина, Арап и Фокусник — куклы балагана, которые выступают перед гуляющей на сцене публикой. Прием “театр в театре” также был нов и необычен для того времени.

Главные партии танцевали звезды “Русских сезонов”. Тамара Карсавина, обожаемая хореографом Фокиным за ее талант, технику и артистизм, исполняла роль недалекой танцовщицы, дурочки, которая умеет крутить фуэте, но не может ничего в плане творчества. Петрушка, которого танцевал легендарный Вацлав Нижинский, влюблен в эту тупую красавицу, которой не интересна его любовь, потому что он ужасно одет. Зато Балерина реагирует на блестящие пуговицы и яркий тюрбан богатого и ленивого Арапа, которому ничего, кроме кокосового ореха, который он упорно пытается открыть, не нужно, в том числе и Балерина. Это, конечно, “театр в театре”, артисты танцевали кукол, но “Петрушка” вызывал очень много ассоциаций, связанных с жизнью. Материальное привлекало героиню больше, чем духовное — как в комедии дель арте, народные персонажи намекали на реалии современного общества.

Партию Арапа исполнил на премьере Александр Орлов, а Фокусника — Энрико Чеккетти, итальянец, который работал в Мариинском театре, а затем стал педагогом-репетитором в труппе Дягилева. Анна Павлова, Тамара Карсавина, Ольга Спесивцева — все лучшие балерины того времени — были ученицами этого итальянского педагога. И Фокусник руководил куклами на сцене так, как Энрико — балеринами каждый день в классе. А намного позже историки и критики начали ассоциировать Фокусника с самим Дягилевым.

— Сколько постановок “Петрушки” вы осуществили? Танцевали ли сами в этом спектакле?

— Я танцевал несколько вариантов “Петрушки”. А ставил этот балет также в Риме, Дрездене, Риге, Флоренции и других городах — на протяжении 25 лет я сделал больше тридцати постановок по всему миру. И, конечно же, “Петрушка” с успехом идет в Москве: в Детском музыкальном театре и на сцене Кремлевского балета.

Когда я работал у Михаила Барышникова, мне довелось посмотреть выступление замечательной труппы Роберта Джофри, которая представила в Нью-Йорк Сити Центр на Манхеттене три балета из “Русских сезонов” — “Петрушку”, “Полуденный отдых Фавна” и “Половецкие пляски”. Танцовщики очень старались сделать все по-русски, в “Петрушке” несколько темнокожих мальчиков пытались танцевать присядку и русские топотушки, но все это выглядело не совсем так, как должно быть на самом деле. Поэтому когда я начал делать свою версию, пригласил для участия в спектакле исполнителей народного танца, долгое время работавших в театре Игоря Моисеева. Когда они исполняли в спектакле, например, танец кучеров, зал просто взрывался аплодисментами от восторга, настолько это было красиво. Поэтому ставить народные танцы в белорусской постановке мы пригласили заслуженного артиста России Игоря Пиворовича, который тоже работал в ансамбле Моисеева и танцевал их всю жизнь.

— Как работается с белорусской труппой?

— У меня есть с чем сравнивать: я исполнял хореографию Григоровича и Бежара, Баланчина и Макмиллана, Фокина и других мэтров и много работал с теми спектаклями, о которых мечтал, в различных театрах по всему миру — Ла Скала, Американском балетном театре, Гранд-опера, в труппах Барышникова и Нуриева, в Нью-Йорк Сити балет. Я вижу, какой объем разной хореографии сегодня идет в белорусском Большом театре... Это прекрасно, потому что зрителям всегда интересно увидеть объемный пазл — все многообразие постановок разных хореографов. К своему 85-летию Большой театр Беларуси, коллектив, с которым радостно и приятно работать, подходит в прекрасной форме.

Автор фото: Виталий ГИЛЬ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 8:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051108
Тема| Балет, Театр оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Премьера, Персоналии, Кристина Андреева, Олег Ивенко
Автор| Ольга ЮХНОВСКАЯ
Заголовок| «А ПЕТЬ-ТО ОНИ СЕГОДНЯ БУДУТ?»: В КАЗАНИ ОТКРЫЛСЯ НУРИЕВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Казань»
Дата публикации| 2018-05-11
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/a-pet-to-oni-segodnya-budut-v-kazani-otkrylsya-nurievskiy-festival.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Премьерой балета «Баядерка» открылся в Казани XXXI Международный фестиваль классического балета им. Р. Нуриева, посвященный 80-летию «летающего татарина». Роскошная индийская сказка довела публику до экстаза: танцовщики парили на сцене в ярких костюмах среди диковинных интерьеров дворцов и храмов, на фоне диких джунглей и зарослей лотоса. Некоторые зрители даже сравнили сценическую постановку с кинопродукцией Болливуда.



«Баядерка» вернулась в репертуар театра им. Джалиля не случайно, ведь сам Рудольф Нуриев танцевал в этом спектакле партию воина Солора, а за несколько месяцев до смерти он поставил этот балет на сцене парижской Grand Opera. «Это была его последняя работа, которую Нуриев мечтал осуществить. Об этом он говорил во время визита в Казань в 1992 году», - вспоминает художественный руководитель балетной труппы театра им. Джалиля Владимир Яковлев. Казанская «Баядерка» в прямом смысле стала музыкальным приношением великому танцовщику и «создателю русского балета» французу Мариусу Петипа.

Обновленную «Баядерку» показывают на фестивале дважды — вчера и сегодня. В день открытия зрители аплодировали артистам казанского балета: утонченной Кристине Андреевой (Никия), воздушному Олегу Ивенко (Солор), экспрессивной Аманде Гомес (Гамзатти), драматичному в каждом жесте Нурлану Канетову (Великий Брамин), изящному Кое Окаве (Золотой Божок), да и всем артистам без исключения. Это был триумф молодости, красоты и страсти. В сегодняшней «Баядерке» будут заняты гости Казани – Матильда Фрустье (Никия) из Балета Сан-Франциско и артисты Большого театра России – Игорь Цвирко (Солор) и Анна Тихомирова (Гамзатти).

Сценический мир казанской «Баядерки» создан творческим тандемом художников - Андреем Злобиным (сценография) и Анной Ипатьевой (костюмы), чья концепция основана на глубоком проникновении в культуру и искусство Индии, где мастера живут уже много лет. Изготовленные в Москве сложные, многофактурные декорации превращают древнюю легенду в реальность.

Впечатление, что на сцене открывается временной портал и зритель переносится на тысячелетие назад. Так, если действие происходит в древнеиндийском храме, действительно кажется, что ты находишься в его прохладной тени. Дворец раджи поражает изяществом - его резные конструкции будто сделаны из настоящего сандала, и в какой-то миг кажется, что зал театра наполняется индийскими благовониями. Родник в виде бирюзовой кобры, священный огонь, индуистские колокольчики на лианах, каменные божества, даже игрушечные попугаи в руках танцовщиц – все детали создают эффект присутствия. 280 невероятных костюмов изготовлены в пошивочном цехе театра им. М. Джалиля — часть из них сшита из доставленных из Индии натуральных тканей, которые используют для сари.

…Атмосфера праздника витала вчера, в день открытия Нуриевского фестиваля, в каждом уголке театра. Надо отметить, что казанские балетоманы заметно отличаются от публики, посещающей оперный фестиваль. Если в двух словах, то стиль посетителей балетного форума – элегантная скромность. Никаких дам в бриллиантах и вычурных платьях. Многие пришли в театр с красивыми флористическими композициями (чего не скажешь о «людях февраля», которые не балуют артистов цветами). И ни разу в зале не звонил телефон!

Как обычно, публика с удовольствием дефилировала с бокалами игристого по зеркальному фойе и под музыку квартета Захара Штейнберга изучала экспозицию «Два гения». Больше всего театралов толпилось у стендов «Мариус Петипа – 200 лет со дня рождения», «Родословная Рудольфа Нуриева», «Нуриев и кинематограф», «Нуриев в Казани. 26 лет назад». Заглядывали и в Зеленую гостиную на выставку «Нуриевский фестиваль: история в костюмах». Увы, экспозиция оказалась крошечной – всего шесть костюмов.

Зато в Розовой гостиной был аншлаг на лекции московского балетного критика Александра Максова. Кстати, программа «Ballet Talk/Разговоры о балете» - это фестивальное новшество, впереди еще шесть бесед об искусстве танца.



Что касается диалогов не профессионалов, а рядовых зрителей, тут, конечно, не обошлось без анекдотов. Едва началось первое действие, как молодой человек наклонился к спутнице и довольно громко спросил: «Я не понял, а петь-то они сегодня будут?» Соседи затряслись в беззвучном смехе. Удивляться пришлось и в антракте, когда одна дама безапелляционно заявила: «Что-то маловато танцев в этой «Баядерке»!» Улыбнуться в третий раз корреспондента «ВК» заставил горячий спор среди зрительниц уже на выходе из театра. Одна гражданка с жаром убеждала свою подружку, что именно балет «Баядерка» - прообраз «прекрасных индийских фильмов, на которые в Советском Союзе стояли огромные очереди».

Фото Александра ГЕРАСИМОВА
================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 8:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051109
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Международный конкурс «Арабеск», Персоналии, Владимир Васильев
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Международный конкурс «Арабеск» отметил 30-летие: русский балет овладевает миром
Владимир Васильев: «Есть только один критерий – нужно танцевать хорошо или очень хорошо»

Где опубликовано| © Газета "Московский Комсомолец"
Дата публикации| 2018-05-11
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2018/05/11/mezhdunarodnyy-konkurs-arabesk-otmetil-30letie-russkiy-balet-ovladevaet-mirom.html
Аннотация| КОНКУРС, ИНТЕРВЬЮ

Более 250 участников из 16 стран (Германии, Ирландии, Бразилии, Израиля, Японии, Южной Кореи и других), а также 9 регионов России… 5 золотых, 6 серебряных и 5 бронзовых медалей… Таковы результаты международного конкурса «Арабеск», раз в два года проходящего в Перми. Один из самых знаменитых и престижных во всем мире балетных конкурсов, носящий с 2012 года имя легендарной балерины Екатерины Максимовой, прошел в этом году в 15 раз и отметил свое 30-летие.


Юрий Выборнов (серебряная медаль, II премия) и Екатерина Клявлина (диплом). Фото предоставлено пресс-службой конкурса

Уровень конкурса был традиционно высокий, отбор жесткий. Как результат: Гран-при - главную награду конкурса - не присудили никому.

Присуждение Гран-при на «Арабеске» вообще явление крайне редкое: всего три раза за всю историю конкурса. И последний такой призер – Кимин Ким, завоевавший Гран – при в 2012 году – сейчас одна из самых ярких звезд балетного небосклона.

Кроме, того, много сильных и обращающих на себя внимание танцовщиков не смогли пройти в третий тур.

- Очень тяжелый конкурс! - признается мне его главный победитель в мужской группе Никита Ксенофонтов, сравнивая «Арабеск» с другими балетными соревнованиями на которых он успел побывать.- Обычно, когда я на конкурсы приезжаю и вижу сразу претендентов, я вижу примерный уровень. Здесь это все очень плавало, потому что было очень много хороших, достойных участников. И постоянно это все менялось, все происходило достаточно для меня непонятно. Кого-то оставили, кого-то не пропускали на следующий тур. И постоянно я находился в каком-то подвешенном состоянии, потому что не понимал на кого ориентироваться.

Ксенофонтов - танцовщик яркий, с зашкаливающей эмоциональностью, резко отличающийся от других конкурсантов своей индивидуальностью. Мимо такого таланта жюри пройти (как прошло жюри московского конкурса) просто не смогло, присудив танцовщику первую премию и золотую медаль. И здесь вердикт жюри под председательством Владимира Васильева был настолько точным и безошибочным, что в этом вопросе с ним согласилась и публика, отдав Ксенофонтову (по результатам голосования) приз зрительских симпатий. Кроме того, за исполнение адажио из балета «Пер Гюнт» Никита Ксенофонтов и его партнерша Надежда Сорокина получили дипломы жюри прессы, как всегда работавшем на конкурсе.

Примерно в таком же положении находился и основной конкурент Ксенофонова на конкурсе танцовщик из Перми Кирилл Макурин, который в результате и разделил с ним золотую медаль и первую премию, а кроме того оказался обладателем второй премии в номинации «исполнитель современной хореографии».

И тут надо сказать об одной из самых прославленных своими выпускниками в стране и мире - пермской школе. Школа показалась на этом конкурсе просто блистательно. Помимо золота у Макурина, еще и в младшей группе сразу два победителя: золотая медаль у студента II курса пермского колледжа Данилы Хамзина, а серебряная у его брата-близнеца Алексея. И выступления на конкурсе этих танцовщиков полностью опровергают довольно распространенный миф о том, что на пермском конкурсе пермяки находятся в каком-то особом, привилегированном положении и им, как хозяевам конкурса, благоволит жюри.

По факту, вроде бы так оно и есть. Да, братья Хамзины и Никита Макурин получили призовые места. Но надо было видеть эти выступления: производившие самое благоприятное впечатление высокий рост и удлиненные линии никак не влияли на техническую составляющую этих талантливых участников. Не забывали юные исполнители и об образе. И в том видна работа педагога-репетитора близнецов Виктора Аликина, который хорошо потрудился и честно заработал премию жюри прессы за подготовку участников конкурса. А имена Никиты Макурина, Данилы и Алексея Хамзиных стоит запомнить любителям балета.


Самое благоприятное впечатление произвела и еще одна студентка этого училища Рэнцэндорж Булган представлявшая Монголию. Страна участницы не должна сбивать с толку, выучка у этой балерины пермская и серебряная медаль в старшей группе досталась этой танцовщице тоже по праву.

Лучше нее на конкурсе была только южнокорейская танцовщица Сон Чон Ын получившая золото, и в этом с вердиктом жюри тоже можно полностью согласиться. Так же, как и с безоговорочным лидерством в младшей группе другой южнокорейской танцовщицы Ким Ю Чин, несмотря на свой юный возраст практически уже готовой балерины.

Танцовщики из Южной Кореи, вообще, традиционно на Арабеске доминировали (их делегация включала 24 участника) и так же традиционно показывали великолепную к нему подготовку, но в отличие от прошлого конкурса они не стали почти исключительными обладателями призовых мест. Так еще один представитель этой страны Ан Сон Чон хотя и взял, после своего блестящего выступления на третьем туре конкурса серебро и вторую премию, но поделил её с россиянином Юрием Выборновым, солистом Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, в одиночестве представлявшем на этом конкурсе московские театры.

Со своим номером «Выйду ночью в поле с конем» поставленным для него Константином Матулевским он стал безальтернативным победителем, как исполнитель современной хореографии, и в этом ничего удивительного нет. Номер поставлен на русскую тему, а парень работал когда-то в национальном балете «Кострома», так что равных ему ни в русской теме (номер по стилю похож на номер Михаила Барышникова на песню Владимира Высоцкого «Кони привередливые»), ни вообще в исполнении современной хореографии на этом конкурсе просто не нашлось. Отлично исполняет Выборнов и классику. Со своей партнершей обладательницей спец-приза «Надежда России» Дома Дягилева и дипломанткой конкурса в младшей группе Екатериной Клявлиной (представляла училище «Гжель») он был совершенно неотразим и технически виртуозен в pa d`esclave из балета «Корсар» и стал главным открытием конкурса «Арабеск». Особенно поразительно то обстоятельство, что этот танцовщик участвует в конкурсах впервые (так же как и его педагог-репетитор Дмитрий Забабурин), и жаль, что в июне артисту исполнится 26, а это возрастной предел для будущего участия в такого рода хореографических состязаниях.

Самое большое впечатление на этом конкурсе было и от бразильцев, выпускников школы Большого театра в бразильском городе Жоинвиле. Особенно отметим Яго Маркоса отличавшегося на конкурсе исключительной красотой (он митис, в его жилах течет итальянская и индейская кровь), благородным обликом, красивыми ногами и «дотянутыми» стопами. Родился он на самом севере страны в городе Белема штат Пара, попал в училище в 13 лет из неблагополучной семьи, отца своего никогда не знал, мать его балет не любила и успехи сына на этом поприще не приветствовала. На конкурсе он заработал бронзовую медаль и третью премию, стал лауреатом жюри прессы, а также обладателем приза Пермского академического театра «За лучшее исполнение номера на музыку Чайковского». Его вариация из балета «Щелкунчик» и впрямь была вне конкуренции. Так же как и па-де-де из «Жизели», которое Яго проникновенно исполнил со своей партнершей Луанной Гондим, которая так же получила спец-приз пермского театра.

Призеркой третьей премии по старшей группе стала и еще одна выпускница школы в Жоинвиле Нунэс Майтэ, хрупкая как статуэтка из фарфора балерина, запомнившаяся своим изящным исполнением вариации принцессы Авроры из балета «Спящая красавица». Да и все бразильцы показали на «Арабеске» настолько хорошую подготовку и данные, что всю делегацию в составе 5 человек, заслуженный артист России, художественный руководитель пермского балета Алексей Мирошниченко пригласил в свой театр. А Владимиру Васильеву за организацию этой школы при жизни в Бразилии следует поставить памятник. Великий танцовщик это заслужил. Школа функционирует настолько хорошо, что почти каждый год её выпускники пополняют лучшие труппы мира.

Конкурс современной хореографии, традиционно проходящий в рамках «Арабеска» и получивший статус полноправной номинации 8 лет назад, один из самых авторитетных на всем постсоветском пространстве. Сюда всегда съезжаются наиболее интересные хореографы, и на это раз за премии здесь боролись 88 участников из России, Японии, республики Беларусь, Латвии и Кыргызстана.

Но итоги этого конкурса представляются не столь бесспорными, как у классиков. Алексей Расторгуев поставил хороший номер «Мой милый Сердан» на песню Эдит Пиаф (особенно тут впечатлило исполнение Александра Таранова), но на первую премию (которую в итоге ему и присудили) не тянул никак. Не слишком впечатлил своей оригинальностью и номер Марии Маркуниной «Иуда Искариот» получивший вторую премию. Неплохая, но вполне стандартная хореография. На конкурсе присутствовали и более самобытные номера.

- Мои личные предпочтения и мои оценки, например, не очень совпали с итоговыми премиями, которые присудило жюри – объясняет мне результаты конкурса член жюри Раду Поклитару. - Потому что жюри все равно это коллективный разум, который основывается на предпочтениях, на художественных приоритетах всей компании жюри. Я могу отметить некий прогресс в уровне работ современной хореографии на конкурсе «Арабеск». В частности, есть работы, которые реально зацепили меня как хореографа, а это сделать непросто. Когда меня спрашивают, почему тебе понравился тот или иной номер, я отвечаю, что если я вижу, что я такой номер могу поставить за 45 минут репетиций, то в этом нет искусства. А когда я вижу, что человек показывает нечто, что я никогда до этого не видел, совершенно новое (свежее, изобретенное, рожденное), то тогда для меня это искусство, и такие номера на конкурсе были. Не буду перечислять всех, но могу сказать, что на меня сильное впечатление произвели две работы из Челябинска. Одна называлась «Сто восемь» Татьяны Крицкой и Дениса Чернышова, другая «Фауна» Кристины Леоновой. Это чистая форма и именно по языку, по лексике, музыкальности, по исполнению, я их и выделил.

В любом случае предпочтение тех или иных хореографов – дело вкуса. Помимо названных Раду Поклитару участников, кстати, получивших дипломы жюри прессы, я бы отметил интересные номера Никиты Иванова из Москвы (для конкурса он их подготовил целых пять), Софьи Гайдуковой (тоже отмечена жюри прессы), Алисы Руденко, Марии Гуляевой, Романа Осипова и некоторых других хореографов.

Доволен результатами конкурса и его художественный руководитель, а также бессменный председатель жюри, один из самых выдающихся танцовщиков XX века Владимир Васильев:

- Еще раз укрепился во мнении - на конкурсе очень высокий средний уровень. И думаю, что такой высокий уровень в России не только в балете, но и вообще во всех видах театрального искусства. И конечно же всем нам очень хочется увидеть кого-то… Чтоб это был просто невероятный талант! Но должен сказать, что все-таки какие-то представители на этом конкурсе (и в этом я абсолютно уверен) в будущем могут стать действительно такими «звездочками». Прежде всего конечно эта девочка-кореянка Ким Ю Чин. Причем явно совершенно, что уже сейчас, хотя ей еще только 18 лет, она уже большая, готовая балерина. Я очень люблю артистов, которые слышат музыку. И несмотря на то, что иногда бывает так, что она чуть-чуть быстра, они все равно в неё успевают. Или наоборот, в медленном темпе они её проговаривают: пропевают то, что они слышат. И настолько это делают музыкально, что не могут не тронуть людей.

Если говорить о результатах конкурса современной хореографии, то очень рад, что мы сделали этот конкурс отдельным.

- Я обратил внимание, что в основном призы получили не те хореографы и танцовщики, кто выступал в этом отдельном конкурсе, но те, кто исполнял современные номера в основном конкурсе…

- Правильно! Хорошо, что вы на это обратили внимание. Это как раз хорошо. Потому что это означает, что у нас нет того большого различия между современностью и классикой. И лучшее доказательство тому – те классические танцовщики, лучшие из которых, прекрасно себя чувствуют сейчас и в современном танце. Но главным образом я рад за то, что все-таки и у нас появляются хореографы, которые несравненно лучше для меня, осмысленнее, нежели западные. Это самое главное!

- Прекрасные впечатления от этого конкурса от бразильцев…

- Это уже несколько выпусков подряд! Аманда Гомес, уже у нас лауреат двух конкурсов: серебро на Арабеске в 14 году и золото в Варне. И можно гордиться тем, что наша школа в Бразилии, единственная школа Большого театра за рубежом нашей страны, дает такие результаты. Там, конечно же, именно наши русские традиции. Традиции Большого театра и русского классического танца! И это здорово! И подтверждение: встретил сейчас на конкурсе Маргариту Кулик, которая долгое время работала в Корее, и она мне говорит: «Я все время с удовольствием вижу корейцев, как родных!» И я ей сказал: «Вы делаете огромнейшее дело!» Мне нравится, что именно наша русская школа овладевает всем миром!

- Владимир Викторович, по сравнению с прошлым конкурсом среди победителей все-таки много русских. Смотрите, какой сумасшедший успех у публики имел Никита Ксенофонтов, Юрий Выборнов. Ведь на прошлом конкурсе все-таки преобладали корейцы.

- Да, ведь еще в 2012 году был кореец феноменальный совершенно - Кимин Ким. Он просто потрясающий! Но на этом конкурсе себя очень хорошо показали русские артисты. И это тоже очень хорошо! Вот пермская школа – я все время раньше видел, что у них был недостаток, например, во вращениях. Вот вроде бы хорошая форма, а вращения такого крепкого нет! А сейчас я вижу – они стали вращаться великолепно.

- По поводу Перми… Все время слышу, что на этом конкурсе есть приоритет Перми. Своих танцовщиков они якобы тянут. Про конкурс говорят: зачем туда ехать, там Пермь всё своим отдаст. Но вот я посмотрел, и убедился - какая великолепная здесь школа! Какие замечательные здесь мальчики – Данила и Алексей Хамзины!

- Да это же не потому что они из Перми, мы, жюри, им призы даем. Они по праву занимают места. Они сейчас действительно крепче и лучше. Сколько девочек из Перми разбросано по всему свету! В Питере, в Москве они танцуют и так далее… Потрясающие же девочки были. А сейчас ребята великолепные появились.

- Так что результатами конкурса вы удовлетворены?

- У меня очень и очень приятные впечатления от конкурса. Они всегда здесь у меня были приятными, потому что в Перми какая-то атмосфера другая. Она теплая! В этот период времени весь город, включая всех конкурсантов и жюри, действительно дышит в унисон. Вот это мне больше всего нравится. Никаких подводных течений, никакого политеса: надо этим дать, потому что тем не дали… Отступают все привязанности личного характера. Есть только один критерий – нужно танцевать хорошо или очень хорошо. И тогда не важно кто: кореец, китаец, еврей, узбек, танцовщики из Казахстана (очень хорошие), из Кыргыстана (тоже)…. Вообще, огромное количество участников, которые не получили медали, а получили только дипломы, а некоторые вообще ничего не получили… Но все равно - это уровень! Раньше было это гораздо лучше видно, потому что рядом еле-еле кто-то что-то делал. Был разрыв. А сейчас я вижу огромный профессиональный уровень, и он все-таки стал очень высок!


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 17, 2018 10:40 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 12, 2018 9:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051201
Тема| Балет, Большой театр имени Алишера Навой, I Международный фестиваль балетного искусства «Palette of Ballet», Персоналии, Тамилла Мухамедова
Автор| Тамара Санаева
Заголовок| День Победы Тамиллы Мухамедовой
Где опубликовано| © Новости Узбекистана
Дата публикации| 2018-05-12
Ссылка| https://nuz.uz/moi-uzbekistancy/32745-den-pobedy-tamilly-muhamedovoy.html
Аннотация|

Ярким событием I Международного фестиваля балетного искусства «Palette of Ballet» - «Палитра балета» стал бенефис ведущей солистки Государственного академического Большого театра имени Алишера Навои, заслуженной артистки Узбекистана Тамиллы Мухамедовой.



Ведущие Екатерина Пашковская и Рахматилло Хасанов, открывая концертную программу – она совпала с Днём памяти и почестей и Днём Победы в Великой Отечественной войне – поздравили публику с всенародным торжеством. Символично, что в эту дату любимица публики, прима отечественного Большого театра, прощалась со сценой, служению которой отдала большую часть своей жизни.

Медленно раздвинулся пунцовый, расшитый золотом бархат, и под волшебную музыку «Вальса цветов» из «Спящей красавицы» Петра Ильича Чайковского закружились балерины. Аплодисментами встретил зал Тамиллу Мухамедову в поэтическом образе Авроры. Четыре Кавалера – солисты Тимур Шангариев, Бекзод Акимбаев, Данияр Хасманов, Сардор Садинов - участвовали в первой сцене трёхчасовой программы бенефиса, подготовленной заслуженным деятелем культуры Узбекистана, режиссёром Андреем Слонимом.

Прима словно оживила пушкинские строки:
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит…»

Именно такой – светлой, легкой, хрупкой, с ясной улыбкой на лице - запомнит публика одну из самых красивых балерин ГАБТа имени Навои. Ослепительным фейерверком промелькнули созданные ею образы в специально подготовленном творческом видеопортрете, чтобы воплотиться тут же, на реальной сцене, подтверждая техническое мастерство и неподражаемое изящество балерины.

Вечер бенефиса украсили не только выступления виновницы торжества, но и музыкальные подарки коллег – ведущих солистов оперной труппы Рахима Мирзакамалова, Усмана Рамизова, Кирилла Борчанинова, Руслана Гафарова. В ряду вокальных номеров прозвучали и «Куплеты Эскамильо» из оперы «Кармен», предварившие сцену из «Кармен-сюиты» Бизе – Щедрина, в которой вместе с примой выступил Бекзод Акимбаев.

Об этой партии балерина грезила не один год и сумела создать не похожий на другие образ грациозной и мягкой Кармен.

Каждая из исполненных в программе бенефиса партий любима балериной и выпестована во всех нюансах хореографии - выразительной пластике движений, в прыжках, вращениях, изяществе каждого па. Зрители увидели в этот вечер сцены из многих балетов классического репертуара, в которых выступала прима.

Сюрпризом бенефиса стала хореографическая композиция «Элеги» из балета «Лебединое озеро» в хореографии Хин Пен Ванга (Китай). Этот номер никогда не исполнялся в версии балета, знакомой ташкентской публике - он из постановки Дортмундского театра (Германия).

Марк Раджапов, сокурсник и в прошлом партнёр Тамиллы Мужамедовой по ташкентской сцене, а ныне солист Дортмундского театра, специально прибыл поздравить балерину и выступить вместе с нею в трогательный день прощания со сценой. Аплодисменты были заслуженной оценкой этого классического, одухотворённо и очень современно исполненного номера.

После Адажио из балета «Спартак» Хачатуряна, балерина вышла вместе со своим основным партнёром Тимуром Шангариевым и артистами балета в феерическом Гранд-па из «Дон Кихота» Минкуса.

Украсили вечер Адажио и кода из 3-го действия балета «Лебединое озеро». Прима показала индивидуальный, не похожий на другие образ вкрадчиво-обольстительной и нежной Одиллии, способной вмиг сменить любовь на коварство.

Завершили концертную программу Розовый вальс» и Па-де-де из любимого балериной спектакля – «Щелкунчика» Чайковского.

С детства она любила эту сказку, с двух-трёх лет сама кружилась в танце, стоило зазвучать музыке, пыталась встать на пальцы, как это делают балерины. Родители заметили одарённость дочери, и в назначенный судьбой и правилами срок, в 10 лет, преодолев все конкурсные барьеры, Тамилла поступила на классическое отделение Ташкентского хореографического училища. В выпускном классе была приглашена стажёром в балетную труппу театра и прошла все ступени сценического пути - от кордебалета, к работе в котором относилась с огромной ответственностью, до примы-балерины.

Успех пришел рано, главные партии классического репертуара танцевала спустя всего год после выпуска из училища. Освоила самые сложные технические элементы, требующие недюжинной физической выносливости и упорства, труда не до седьмого – до десятого пота. Виртуозно делала пируэты и повороты, прыжки, арабески в вариациях, крутила положенные 32 фуэте, сохраняя при этом безмятежную улыбку или выражая романтическую драматургию образа.

Выходя на поклоны, словно продолжала танец – признаться, так красиво кланяться, как Тамилла, мало кто умеет. Но за мягкостью и грациозным внешним изяществом балерины – твёрдый характер, самокритичный и несгибаемый.

Образ жизни балерины суров. С утра – ежедневные занятия в классе – у балетного станка. Затем несколько часов репетиций – пока пуанты не сотрутся. Их хватает на несколько дней, а упорства примы должно хватить на десятилетия. Тамилла не боялась никаких трудностей профессии, на вечерние спектакли выходила окрылённой, как бы ни была утомлена, и на сцене была обворожительно прекрасна и блистательна в любой из своих партиях.



Мало кто знает, чем платит балерина за аплодисменты и любовь публики. Поначалу случались и падения – и как непросто в такой ситуации встать и продолжить танцевать - танцевала! Были сложные, казалось бы, безнадежные травмы, месяцы лечения, отчаяние, боль. За внешней легкостью движений – труд, сбитые в кровь пальцы, вывихи, сложный перелом стопы… Вот и перед бенефисом случилась травма. Но могла ли Тамилла оказаться от бенефиса? Нет, не подвела ни фестиваль, ни зрителей, ждавших встречи с нею. Хирурги, уколы, заморозка… И она, открывая концерт, с ослепительной улыбкой и сияющими от счастья глазами вновь взлетает над сценой. Ибо балет – её жизнь, её судьба и предназначение.

Почти четверть века – 24 года отданы театру, который стал для заслуженной артистки домом, семьей. Более 30 партнеров за два с половиной десятилетия. Участие в международных конкурсах в США, Франции, стажировка Большом театре в Москве и Королевской балетной школе Эдинбурга в Шотландии, гастроли с ГАБТом в Гонконге, Индии, Китае, Малайзии, Пакистане, Сингапуре, Таиланде Турции, Японии.

Главным зрителем для Тамиллы всегда был ташкентский – ему она дарила своё творчество с полной самоотдачей. Казалось, так будет всегда. Но век балерины короток и суров – пролетает как вращение в фуэте. Принять решение уйти со сцены – это тоже победа над собой, даже звёзды мирового уровня не всегда вовремя принимают столь сложное испытание.

Прощаясь, балерина обратилась со сцены со словами любви и признательности к зрителями, поддержавшим её в этот час, как и во все предыдущие годы учителям, коллегам, дирижёрам и артистам оркестра – упомянув каждого, кто помог на творческом пути.

Карьера балерины завершена, но творческий потенциал и профессии, полученные на балетмейстерско-режиссерском факультете Высшей школы национального танца и хореографии, в магистратуре искусствоведческого факультета Национального института художеств и дизайна имени Камолиддина Бекзода, позволят служить театру и преподавать в своей alma mater, готовя новую смену артистов балета.

И самой ставить спектакли. Что ж, молодых хореографов в ГАБТе нет – возможно, это будет новая победа балерины над собой и временем.

Тамара Санаева
Фото Юрия Полянского и автора
Видео автора
===========================================
Фото и Видео - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 12, 2018 10:22 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 12, 2018 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051202
Тема| Балет, Театр оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Премьера, Персоналии, Кристина Андреева, Олег Ивенко
Автор| Зиновий Бельцев.
Заголовок| Нуриевский фестиваль: ​пышность декораций, индийские страсти и танцующий декан
Где опубликовано| © Интернет издание «Казанский репортер»
Дата публикации| 2018-05-12
Ссылка| https://kazanreporter.ru/post/2918_nurievskiy_festival-_-pyshnost-_dekoraciy-_indiyskie_strasti_i_tancuyuschiy_dekan
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В Казани премьерой «Баядерки» стартовал XXXI Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева. Обозреватель «Казанского репортера» стал свидетелем этого события.



НЕИЗБЕЖНОСТЬ ПРОЛОГА


Если театр, как известно, начинается с вешалки, то Нуриевский фестиваль – с обязательной публичной разборки правомочности танцевального форума носить это имя. Вновь и вновь вытаскиваются на свет истории про то, как знаменитый на весь мир «летающий татарин» незадолго до смерти приезжал в Казань, как он был восхищен уровнем казанской балетной труппы, как хотел поставить здесь «Баядерку», так много значившую лично для него, как охотно дал имя фестивалю, – словом, все те красивые легенды, которые оппозиционеры Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля с таким упорством из года в год пытаются выдать за чистые сказки.

Неизбежность этого пролога уже слегка поднадоела тем, кто помнит, как 12 мая 1987 года балетом «Жизель» открылся I Фестиваль классического балета, еще не имевший ни имени, ни престижного статуса, ни имен импортных звезд в афише.

Вот уже в тридцать первый раз зрители до предела заполняют кресла партера, амфитеатра, лож и балконов, чтобы насладиться праздником, который создают для них звезды мировых балетных трупп. Дороговизна билетов – до трех тысяч рублей за место – и относительная сложность их добычи не останавливают завзятых балетоманов.

Важно прохаживаясь по фойе вдоль выставочных стендов, повествующих о Мариусе Петипа, балетмейстеру в этом году двести лет, о Рудольфе Нуриеве, чье восьмидесятилетие – еще один повод для торжеств, и о спектаклях нынешнего фестиваля, ценители прекрасного о чем-то неспешно беседуют. О чем – разобрать трудно не только посторонним свидетелям дефиле, но и самим участникам разговора: струнный квартет Захара Штейнберга не оставлял ни малейшей надежды на это.

Впрочем, любой без особого труда мог бы угадать содержание диалогов – наверняка, обсуждали новшество этого года: в Розовой гостиной известные искусствоведы будут пересказывать занимательные факты об исполняемых в этот вечер балетах. Сегодня, например, балетный критик из Москвы Александр Максов поведал о мистической сущности «Баядерки».

– Мистика заложена в либретто этого спектакля – действия происходят в двух мирах, герой оказывается в мире потустороннем. С этим спектаклем очень много связано вещей символических, – убеждал он благодарных слушательниц среднего и старшего возраста. – В 1961 году во время выступления Нуриева в Париже со спектаклем «Баядерка» танцовщик произвел эффект разорвавшейся бомбы. И «Баядеркой» же закончился его жизненный и творческий путь – 8 октября 1992 года Парижская опера давала премьеру балета, которую Нуриев очень хотел подарить французской публике. Через непродолжительное время его не стало, так что «Баядерка» как бы замкнула этот мистический круг.

Все лекции перед спектаклями и кинопоказы и творческие встречи с гостями и участниками фестиваля в Доме актера имени Марселя Салимжанова объединены руководством фестиваля в две программы, получившие, почему-то, англоязычные названия – «Ballet Talk» и «Ballet feat. Cinema». Видимо, международный статус подчеркнуть желают-с.

СТЕНЫ РАСПИСАНЫ ВЯЗЬЮ САНСКРИТА

Премьерность спектакля, которым открылся Нуриевский, – весьма условна. В афише Татарского академического театра оперы и балета имени Мусы Джалиля «Баядерка» появилась в 1962 году. Время от времени менялись декорации, костюмы и исполнители. Последняя такая перемена была в 2007 году. И вот настала пора очередных декорационно-костюмных обновлений.

Оформлением спектакля занялись уже известные казанскому зрителю сценограф Андрей Злобин и художник по костюмам Анна Ипатьева. В их оформлении в нашем театре идут «Риголетто», «Спящая красавица», «Пер Гюнт», «Спартак» и «Лебединое озеро».

– В первой постановке балета Петипа уделил много внимания ориентальной пышности оформления, – пояснял художественный руководитель балета театра Владимир Яковлев. – Выбранные нами оформители «Баядерки» – большие знатоки индийской культуры, и их концепция базируется на глубоком изучении искусства этой страны. Они сумели передать колорит и богатство индийской архитектуры, декоративно-прикладного искусства.

Избыточная пышность декораций и костюмов и впрямь поражала даже самое искушенное воображение. Тонкая резьба по «дереву» и «кости» казалась из зрительного зала натуральной, естественной, а наряды были сочными и ослепительными как в картинах Болливуда. Замечу, что для спектакля сшито около трех сотен новых костюмов с использованием натуральных индийских тканей.

История баядерки – индийской храмовой танцовщицы – сама по себе экзотичная, в новой интерпретации оформителей и вовсе превратилась в яркую восточную притчу о превратностях любви Солора и Никии.

Но «Баядерка» – балет монументальный, где чувственная роскошь первых двух актов сливается со своей противоположностью – отрешенным бесстрастием третьего. И потому пространственное решение спектакля предстает в контексте драматического диалога: величие сказочных храма и дворца сменяется холодной отстраненностью садов.

Третий акт наполнен подлинно индусской мистикой – мистикой снов и перевоплощений. Правда, Гималайских гор Андрей Злобин, почему-то, возводить не стал, ограничившись невысоким холмом, а потому и призраки спустились отнюдь не из заоблачных высот, и пафосность сцены «Тени» в разы снизилась. Впрочем, и в таком виде она осталась главным шедевром спектакля.

Жаль только, что зритель окончательно разучился выражать свои эмоции при виде оформительской работы. В лучшем случае в темноте зала начинали мелькать огоньки гаджетов, на которые ценители прекрасного спешили запечатлеть источник своего восторга. Аплодисментов заслужили лишь слон, важно вышагивающий по площади перед дворцом раджи, да рычащий тигр, провезенный в клетке мимо гостей на договорной свадьбе Солора и Гамати.

ТЕ, КТО РУКАМИ ПОЕТ ПЕСЕНКИ

Диалогичность «Баядерки» прослеживается и в танце. В годы создания балета и пантомимный балет был еще на высоте, и хореографический театр уже громогласно заявил о себе. И потому Мариус Петипа пытается сочетать все богатство выразительных средств. Pas d’action – действенный танец, синтез пантомимы и чистого танца, – невероятно сложен для исполнения, поскольку опирается не столько на балетную технику – все-таки это не спорт, а искусство, – а на эмоционально-сокровенную чувственность и артистическое мастерство.

Самый сложный для исполнения, пожалуй, третий акт. Простое, на первый взгляд, медитативное адажио – артистки балета в белых пачках делают два шага в арабеск-плие, замирают, слегка наклоняются вперед, собирая пордебра, а после прогибаются назад, приоткрывая руки, подобно распускающемуся цветку, – необходимо многократно и однообразно повторить. Уже сводит ноги, но оркестр продолжает играть, и раз за разом синхронно надо повторять арабеск-плие, пока не выйдут все тени. На премьере в петербургском Большом Каменном театре их было шестьдесят четыре, в Мариинском – тридцать две.

Кордебалет в этот вечер был на высоте, и не только в третьем акте. И с признания ему в зрительской благодарности я и начну эту часть обзора премьеры.

Невероятно сложна в психологическом плане и партия Великого Брамина, с которой как всегда восхитительно справился Нурлан Канетов. Выпускник Алма-Атинского хореографического училища, он с 1996 года выступал на сцене нашего театра. Но в этом году, отпраздновав четвертьвековой юбилей сценической деятельности, Нурлан Исмагулович занял должность декана факультета хореографии Казахской национальной академии хореографии и впервые выступил на сцене родного ему театра как приглашенный иностранный танцор, представляя Астану.

Драматичный в каждом жесте, Канетов в каждой мизансцене убедительно выписывал характер своего героя, обуреваемого запретной страстью к той, девственность которой должен оберегать пуще собственного глаза.

Безупречная в технике Кристина Андреева будто бы рождена для роли Никии. Статная, стройная, невероятно органичная в своем внутреннем обаянии, она покоряла сердца не только по сценарию.

Как, впрочем, и экспрессивная Аманда Гомес очаровывала всех своей напористостью и энергичностью в партии Гамзатти.

Невозможно также не отметить Золотого Божка изящного Коя Окавы и очаровательную вариацию Ману в исполнении хрупкой Мидори Тэрада.

А вот Олег Ивенко, вышедший на сцену в образе Солора, несмотря на высокую технику исполнения партии, оказался мелковат для этой роли. Прежде всего актерскими талантами, средствами создания образа и силой эмоционального воздействия на зрителя. Чрезмерно картинен, он в каждой четко зафиксированной позе словно примеривался к тому, какой памятник должен был бы быть ему воздвигнут. Вполне вероятно, что Ивенко еще не до конца расстался с образом Рудольфа Нуриева, воплощаемого им в фильме «Белый ворон» Рэйфа Файнса.

Но если Рудольф Нуриев, одной из любимейших партий которого был Солор в «Баядерке», был брутальным в своей почти что животной страсти, то Олег Ивенко – хрупок и нежен в своих эмоциях, его герой скорее напоминает фарфоровую статуэтку.

Отгремели овации, вручены огромнейшие букеты роз, закрыт занавес и разъехались по домам довольные зрители. Но остался вопрос, ответ на который я, разумеется, знаю и сам. И тем не менее…

Вообще-то в «Баядерке» актов не три, как это играется в нынешних постановках, а четыре. Долгое время считалось, что оригинальная партитура Людвига Минкуса утеряна, и только лишь в начале нынешнего тысячелетия подлинная партитура была обнаружена в архивах Мариинского театра и даже восстановлена в некоторых постановках.

Начинается заключительный акт со свадебной процессии, в ходе которой является Никия, видимая одному лишь Солору. Как только руки Солора и Гамзатти соединяются, раздается гром, и дворец разрушается. Среди тел погибших Никия находит Солора, от ее прикосновений он пробуждается, и счастливые влюбленные соединяются на небе.

Так вот, почему бы в обновленной версии Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля – премьерной – не восстановить этот четвертый акт? Да, наверное, это бы создало сложности в приглашении звезд для исполнения балета на фестивале: мало кто выучит дополнение к уже освоенным партиям. Зато, возможно, дало бы дополнительные козыри в продвижении «Баядерки» в зарубежных гастролях нашего театра. Так или иначе, шанс уже упущен, премьера состоялась. И очередного обновления нам ждать еще как минимум десяток лет.



Зиновий Бельцев.

Фотографии: Владимир Васильев
==============================================

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 12, 2018 1:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18387
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 12, 2018 10:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018051203
Тема| Балет, Театр оперы и балета Якутии, Персоналии, Павел НЕОБУТОВ
Автор| Валерий Шадрин
Заголовок| Павел Необутов – здесь и сейчас
Где опубликовано| © sakhalife
Дата публикации| 2018-05-12
Ссылка| http://sakhalife.ru/valeriy-shadrin-pavel-neobutov-zdes-i-seychas/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Удивительное сейчас время, настоящее бурное, тревожное и светлое.
Во время своей продолжительной болезни, я лежу дома с аппаратом Елизарова, стараюсь усиленно привести в порядок свой большой архив, перебираю свой громадный фотоархив…

И вот позавчера нашел свои толстую папку со статьями о нашем якутском балете, оказывается, я достаточно много и активно писал около 30 лет про наших солистов Терпсихоры на Земле Олонхо.

Буду также продолжать писать про молодые таланты Якутии.
Мой сегодняшний герой – Павел НЕОБУТОВ, ведущий солист балетной труппы Большого театра Якутии.

Я убежден, что Павел с его великолепными балетными и внешними данными ждёт большое будущее.

Он уже танцует в театре 10-й сезон.

На мой взгляд, его отличает от многих якутских танцовщиков, природная настойчивость, трудолюбие, ум и смирение.

Это имеет большое значение для него, для его творчества, поскольку 10 лет, оттанцованных на сцене, очень важных лет его молодой жизни, наполненных тяжёлой работой, впечатлениями и опытом.

Он родился быть и осознал по-настоящему, что он будет балетным танцовщиком.
С тех пор, с детства, это желание никогда не менялось, делая его страсть и мечту — главной частью творческой жизни, которую он связал с танцем.

Для меня мир якутского балета всегда впечатливал меня.

В настоящее время, коллектив балетной труппы Якутии – это очень сильная команда во главе с балетмейстером, художественным руководителем Марией Васильевной САЙДЫКУЛОВОЙ, которая пришла в театр в 1972 году.

Павла НЕОБУТОВА я постоянно видел, что он станцевал много классических ролей и постоянно пробует себя в разных танцевальных стилях.

Ведь всегда интересно открывать для себя новый опыт, но, конечно, есть вещи, которые подходят для балетного солиста больше, чем другие.

Для молодого артиста, это прекрасная возможность проявить себя, а также очень важный танцевальный опыт.

Конечно, поскольку это к тому же и весьма сложная задача.
Так как ему оказывают его педагоги по театру, такую большую честь, и он, конечно, счастлив.

И Павел это понимает, так как помощь старших коллег на сцене и на постоянных репетициях, дорогого стоит.

Меня, как старого театрала, как сейчас, помню, впечатлила его танцевальная энергия на сцене, его стиль танца, и казалось чем-то удивительным и магическим.
Некоторые люди ошибаются и считают, что самое главное для балетного танцовщика — иметь хороший прыжок и быть отличным партнёром для балерины. Правильно, для балета нужен особенно целый комплекс.

Да, верно, любой танцовщик должен высоко прыгать и быть хорошим партнёром, но также он должен обладать координацией, присутствием на сцене, он должен быть личностью.
Кроме того, настоящий танцовщик должен иметь фанатизм.

У всех артистов есть достоинства и недостатки.
Даже когда есть сильная техника, всё равно можно улучшить её.

Я всегда был против такого утверждения, что, танцовщиков до сих пор воспринимают как “обрамление” для балерины, помогающее ей блистать на сцене.
Роль мужчины в балете кардинально поменялась: от просто партнёрства до главной партии, но я думаю, что балерина и солист по-прежнему – два главных действующих лица.

Я думаю и уверен, что он очень счастлив, так как его пестуют в театре, его педагоги Мария САЙДЫКУЛОВА, Наталья ХРИСТОФОРОВА, Игорь МЯСОЕДОВ, Ирина ПУДОВА, Надежда БАЛЛЫЕВА, и маэстро, дирижер Николай ПИКУТСКИЙ.
В Павле, в его балетных многочисленных партиях есть особая тайна, красота, радость от танца и яркость одновременно.

У него прекрасный семейный тыл – его супруга, солистка ансамбля «Виртуозы Якутии», скрипачка Екатерина СКУРТУ, которая всегда помогает ему во всех начинаниях.
Что ж, светлое будущее якутского балетного искусства надежно, если есть такие молодые, блистательные таланты, как Павел НЕОБУТОВ.

Справка от Евгении ТОМСКОЙ-МАТВЕЕВОЙ
Павел НЕОБУТОВ – выпускник 2008 г. Якутского хореографического училища им. А. и Н. Посельских.
В этом же году принят артистом балета.
Партии: Чиполлино (Приключение Чиполлино),
Принц (Белоснежка и семь гномов),
Жених (Принцесса Луны),

Принц (Золушка),

Золотой Божок (Баядерка), Волшебный Конь (Чурумчуку),
Голубая птица (Спящая красавица),
Альберт, вставное па-де-де (Жизель).
За последние годы он исполняет ведущие партии: Меркуцио (Ромео и Джульетта),
Колен (Тщетная предосторожность),

Джеймс (Сильфида),

Николас (Страна Фантазия) и др.
Павел Необутов – участник Всероссийского фестиваля балета «Стерх», гастролей театра во Владивостоке, Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Биробиджане, первых зарубежных гастролях театра в Монголии (Улан Батор), Китае (Пекин), Японии (г.Тойота), международных гастролях театра в городах России и ближнего зарубежья.
Участник международных конкурсов артистов балета: в Перми, Астане, Красноярске.
В 2014г. — Дипломант V Международного конкурса Юрия Григоровича «Молодой балет мира» (Сочи).+

Обладатель театрального гранта им. н.а. ЯАССР, з.а. РСФСР Е.А.Степановой (2014).
Обладатель юбилейного знака РС (Я) «380 лет Якутия с Россией» (2013).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 2 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика