Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20261
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 09, 2019 10:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018053217
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Кимин Ким
Автор| Юн Чжиён танцевальный колумнист
Заголовок| Хочу, чтобы зрители не смогли уснуть после спектакля
Где опубликовано| © журнал "Koreana" Spring 2018 (Russian), стр. 38-43
Дата публикации| 2018 весна (апрель)
Ссылка| https://goo.gl/cF6tuj
или https://issuu.com/the_korea_foundation/docs/18_________________/40
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В ноябре прошлого года в балете «Лебединое озеро», представленном на сцене Сеульского центра искусств балетной труппой Мариинского театра, в роли принца Зигфрида блистал Ким Гимин — первый премьер-иностранец в истории этого знаменитого коллектива. В 2016 году на авторитетном балетном фестивале Benois de la Danse он был удостоен премии фестиваля как лучший танцовщик и продолжает завоёвывать мир. Мы пообщались с Ким Гимином по телефону.


Элегантный и сильный прыжок Ким Гимина заставляет зрителей затаить дыхание своей выразительностью и длительностью пребывания в воздухе. Бывший танцовщик, а теперь фотограф Пак Квисоп (BAKi) снял Ким Гимина в своей студии в 2015 г. для памятной выставки, приуроченной к 20-летию открытия отделения танца в Корейском национальном университете искусств.

Ким Гимин пришёл в балет вместе со своим старшим братом, Ким Гиваном, ныне солистом Национальной балетной труппы. Тогда ему было 10 лет. После окончания средних классов балетный вундеркинд поступил на отделение танца в Корейский национальный университет искусств, а сразу после его окончания был принят в балетную труппу Мариинского театра, став первым азиатским танцовщиком за всю почти 300-летнюю историю этого коллектива. Тогда, в 2011 году, ему было 19 лет.

С верой в потенциал

Юн Чжиён: Скажите, пожалуйста, есть ли какая-нибудь причина, по которой вы выбрали Россию?

Ким Гимин: Около 10 лет я учился у выдающихся представителей балета Мариинки Владимира Кима и Маргариты Кулик и влюбился в русский балет. Когда в 2010 году балетная труппа Мариинки выступала в Корее, Владимир Ким представил меня руководителю труппы, Юрию Фатееву, и через полгода после просмотра, в 2011 году, я официально вошёл в состав труппы, где до сих пор танцую в качестве премьера. Я приложил максимум усилий, но без поддержки моих учителей и без их веры в меня, это было бы невозможно. Сейчас я живу в Санкт-Петербурге, наслаждаясь романтическим летом и чуть более длинными, чем в Корее, зимними ночами.

Вопрос: В балетной труппе Мариинки из более чем 200 танцовщиков только двое иностранцев. Что, на ваш взгляд, является главной сильной стороной этого коллектива?

Ответ: В Корее на главные роли обычно назначают танцовщиков с превосходными физическими данными, а здесь неважно, насколько ты совершенен физически и какой у тебя рост — главную роль получает тот, кто идеально подходит для этой роли и может с ней справиться. Здесь умеют разглядеть потенциал и возможности танцовщика. Именно это вызывает во мне гордость как у члена этой труппы.

Также в этой труппе умеют выразить оригинальный характер каждого произведения, и, как правило, танцовщики не ограничены в плане интерпретации или игры. К примеру, сцену празднования совершеннолетия принца Зигфрида можно интерпретировать и сыграть по-разному — в зависимости от ситуации и исполнителя. Более того — на исполнение может влиять даже настроение танцовщика в день спектакля.

Например, я не использую особых жестов, чтобы показать, что я принц: зрители и так это знают. Вместо этого я стараюсь максимально естественно выразить то, что у него в душе. О принце в моём исполнении часто говорят, что «он смеётся, но в нём ощущается какое-то одиночество и горечь». Кажется, что со зрительских мест не видны мелкие детали, но на самом деле им всё передаётся.

Вопрос: Что, по вашему мнению, можно было бы назвать силой русского балета вообще и Мариинки в частности?

Ответ: Я полагаю, что нынешняя среда сформировалась благодаря государственной поддержке балета в советское время. В Мариинском театре балет был приоритетным направлением, поэтому удалось добиться такого развития. Мариинка настолько хорошо оснащена технически, что это пробуждает желание танцевать.


Ким Гимин в роли Аминты исполняет сольный танец в балете «Сильвия» на сцене Мариинки в октябре 2015 г. «Сильвия» (музыка Лео Делиба, хореография Фредерика Аштона) это один из романтических балетов XIX века, в котором рассказывается о любви пастуха Аминты и нимфы Сильвии. © Mariinsky Theatre. Photo by Valentin Baranovsky

Когда я впервые вышел на эту сцену, больше всего я был потрясён высоким уровнем российского зрителя. Както один из зрителей позвонил мне и, не упуская деталей, высказался по поводу моего костюма и танца. Сам факт того, что зритель может позвонить тебе, был чем-то абсолютно новым, но и весьма профессиональный уровень его советов меня тоже очень удивил.

Причина искушённости зрителей — это, несомненно, всеобъемлющая поддержка на уровне государства. Но и без творчества великих танцовщиков, таких как Вацлав Нижинский, Рудольф Нуреев, Михаил Барышников, это, наверное, было бы невозможно. Я сам бы встал в очередь перед театром, чтобы посмотреть их выступления. Я думаю, что соединение различных условий укрепило культурный фундамент, что в свою очередь позволило привлечь больше зрителей и повысить их уровень.

Уровень зрителей повышает танцовщик

Вопрос: В Корее балет не является популярным видом искусства. Какие, с вашей точки зрения, усилия необходимы для развития этой сферы?

Ответ: На мой взгляд, между корейским и российским балетом есть культурные различия. Например, в Корее, если во время выступления танцовщик споткнулся или уронил партнёршу, о нём судят по этой ошибке. Но в России зрители не зацикливаются на этом промахе и продолжают следить за развитием действия. И только после окончания спектакля дают взвешенную общую оценку. Другими словами, они не считают одномоментный промах проблемой и не судят по нему о качестве спектакля или исполнении танцовщика в целом.

Вопрос: Как вы считаете, откуда берётся умение распознавать художественную ценность?

Ответ: Одно дело просто смотреть на «Мону Лизу» да Винчи, не имея никаких фоновых знаний, а другое — наслаждаться портретом, слушая объяснение экскурсовода. Не так ли? Я думаю, что это относится и к балету. Есть ведь такое выражение: «Видишь столько, сколько знаешь»? Я считаю, что побуждать зрителей учиться — это тоже задача танцовщика. Нужно танцевать так, чтобы пробудить у зрителей любопытство. Зрителю захочется узнать больше, поучиться, только если танец его заинтересовал. А этого не добиться лишь при помощи зрелищной техники.

В плане мастерства исполнителей корейский балет тоже вышел на мировой уровень, но, чтобы развиваться дальше, нужно, как мне кажется, сосредоточиться на том, что по-русски называется «культура», а также на энергетике истории. История корейского балета коротка, поэтому ещё важнее изучать достижения учителей и наших старших коллег, которые заложили основу, на которой мы сейчас стоим.

В России придают истории первостепенное значение. Михаила Барышникова создали его учителя, но мы о них ничего не знаем. И можно ли говорить о полном знании Барышникова без понимания его учителей и их учителей? Я считаю, что в любой области подлинная сила возникает, когда признаёшь ценность истории. Поэтому корейские танцовщики и я сам должны глубоко задуматься о достижениях старших коллег, которые в тяжелейших условиях вели за собой корейский балет в его начальный период.

Остаться в памяти зрителей

Вопрос: Вы как-то сказали, что хотели бы когда-нибудь открыть свою школу балета. Что ещё вы хотели бы непременно сделать в будущем? Какие у вас планы и мечты?

Ответ: За моим желанием открыть школу балета стоит веская причина. Чтобы изучать балет в заведении, в котором ты хочешь, будь то школа или вуз, нужно соответствовать стилю этого места. И ради этого приходится отбросить стиль школы или курсов, на которых учился раньше, и учиться заново. Я видел много ребят, которые переживали стресс из-за подобной образовательной среды или вообще бросали учёбу.


Однажды один младший коллега спросил у меня: «Я учился у пяти учителей, и каждый учил меня по-своему. Что из этого правильно?» Мне кажется, что причина, по которой мало кто из корейских танцовщиков, работающих сейчас за рубежом, окончил вуз, кроется как раз в такой иррациональности системы. К сожалению, в Корее пока ещё не сложились условия, позволяющие артисту балета сосредоточиться только на балете. Поэтому для своих младших товарищей я хотел бы создать лучшую образовательную среду, открыв школу, где можно рационально и системно учиться балету.

Вопрос: Вы уже добились признания на мировой сцене. Что может стать кульминацией вашего творчества?

Ответ: У меня с детства есть одна мечта. Когда я учился в пятом классе, я увидел «Спящую красавицу» в исполнении Национальной балетной труппы, и главную партию в ней танцевал И Вонгук. В тот день ко мне никак не шёл сон. Не могу объяснить почему, но было именно так. И тогда я принял решение: я тоже хочу стать танцовщиком, который способен так взволновать. И если бы у меня спросили, как я хочу танцевать, я бы ответил, что хочу танцевать так, чтобы один зритель, увидев моё выступление, потом полгода не мог уснуть.

А ещё я хотел бы уметь исцелять или утешать. Как-то выхожу из театра после спектакля, а одна женщина преклонных лет мне говорит: «Год назад видела тебя в “Баядерке” и до сих пор перед сном слышу ту музыку, а перед глазами — то, как ты танцуешь». Мне хотелось бы, чтобы хотя бы один зритель, увидевший поставленный или исполненный мною танец, запомнил бы его надолго. И если мне не удастся воплотить эту мечту как танцовщику, я надеюсь, что она когда-нибудь осуществится, будь то благодаря моей работе в качестве хореографа или благодаря моим ученикам.


В сентябре 2013 г. на сцене Мариинки Ким Гимин блистает в роли Солора в балете «Баядерка». Став в 2010 г. приглашённым премьером корейской балетной кампании «Юниверсал-балет», он неоднократно исполнял эту роль, а в июне 2015 г. впервые выступил на американской сцене в роли Солора в версии Наталии Макаровой, поставленной Американским театром балета в Метрополитен-опера в Нью-Йорке. А его исполнение Солора в составе балета Парижской оперы в декабре 2015 г. на фестивале Benois de la Danse в 2016 г. принесло Ким Гимину премию «лучший танцовщик». © Mariinsky Theatre. Photo by Natasha Razina
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20261
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 27, 2019 11:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018053218
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Пьеса для него"
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| О ЧЕМ ТАНЦУЮТ МУЖЧИНЫ
«Пьеса для него». Вечер одноактных балетов. Большой театр России

Где опубликовано| © «Петербургский театральный журнал»
Дата публикации| 2018 апрель
Ссылка| http://ptj.spb.ru/archive/92/music-theatre-92/ochem-tancuyut-muzhchiny/
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ


В. Лопатин. «Фавн». Фото Д. Юсупова / Большой театр

«Пьеса для него» в афише Большого театра возникла неожиданно. О ней ничего не говорилось в момент объявления планов на сезон; даже когда подошел срок продажи билетов, потенциальные покупатели могли узнать лишь, что в этот вечер ожидается балет, а не опера. Где-то за месяц до премьеры выяснилось, что это идея начальника отдела перспективного планирования и специальных проектов (и по совместительству жены генерального директора театра) Ирины Черномуровой. Тут стало интересно: когда тандем Урин—Черномурова работал в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, именно с подачи Черномуровой в «Стасике» появились Джон Ноймайер и Иржи Килиан. Чуть ближе к премьере стал понятен и формат вечера: четыре одноактных балета для четырех артистов Большого театра. Для четырех мужчин, потому — «Пьеса для него».

Герои вечера находятся на разных ступеньках карьерной лестницы. Работающий шестой сезон Владислав Козлов официально числится в кордебалете — при том что в его биографии в Большом театре уже есть и Ленский, и принц Дезире, и Классический танцовщик в «Светлом ручье». Вячеслав Лопатин (пятнадцатый сезон) — премьер, но тут ситуация иная: ролей много, а «принцевых» партий — раз-два, и обчелся; всегдашний Йорик, а не Гамлет. Денис Савин (шестнадцатый сезон) и Игорь Цвирко (сезон одиннадцатый) — первые солисты, но с разными «зонами ответственности»: если Савин специализируется в основном на новой хореографии и именно в ней замечательно хорош, то Цвирко прочерчивает линию классического премьера. Объединяет четверку незашоренность взгляда — каждому из них, как бы ни выстраивалась карьера, по-настоящему интересны авторы XXI века, эти парни от работы с сегодняшними хореографами не отказываются.

Хореография XXI века и была приготовлена для них в этот вечер — две мировые премьеры и две премьеры российские. И траектория успеха напоминала американские горки: то прямо под небеса, то падение в бездну, то снова взлет, то вялый шелест устало подъезжающей к финишу таратайки. В любом случае — аттракцион по имени «Пьеса для него» принес публике Большого немало сильных ощущений.

Первым был показан балет Антона Пимонова «Обручение ради смеха» — мировая премьера, предназначенная Владиславу Козлову. Пимонов (что в прошлом году перестал быть солистом Мариинского театра и принял должность заместителя художественного руководителя балета Екатеринбурга, став вторым хореографом в труппе, которой руководит Вячеслав Самодуров) сочинил изящную неоклассическую композицию на музыку Франсиса Пуленка (вокальный цикл «Обручение ради смеха», в фонограмме была использована запись, где звучало сопрано Натали Дессей). Сцена не принадлежала только Козлову — да, он был главным героем, но ажурная схема танца включала в себя партии, придуманные еще для шести человек. Дарья Бочкова, Маргарита Шрайнер, Элеонора Севенард, Дмитрий Дорохов, Якопо Тисси, Марк Чино обозначали взаимоотношения героев лишь полувзглядами и полужестами; главной историей была история взаимодействия артистов с музыкой. Пимонов относится к тем редким в наши дни хореоавторам, что не берут композитора штурмом — в танцевальном тексте нет насилия. Есть диалог с Пуленком, уважительный, прохладный, с несколькими тихими шуточками. Хрустальная неоклассика, век XXI — утверждение прав классического балета. И Козлов с его протяженными линиями и парадоксальным «английским» чувством юмора — как портрет танцовщика нашего столетия.

Сразу вслед за «Обручением» — «Фавн» Сиди Ларби Шеркауи, это российская премьера. Бельгийский хореограф вослед многим авторам ХХ века заинтересовался как мифом Нижинского, так и мифом Природы (свободный секс, мужское—женское, обращение к архаике, в котором ищет опору разрушенный современный человек). «Фавн» Шеркауи (использована как знаменитая прелюдия Дебюсси, так и музыка Нитина Соуни) гораздо решительнее несчастного мечтателя-фавна Нижинского: никакого предвкушения, увидел — атакуй. Весь маленький балет — разнообразные сплетения двух тел. Обладание, пластическое рычание, всхлипывание, изнеможение; когда этот дуэт исполняют артисты Шеркауи — в зал точно нельзя пускать несовершеннолетних, эффект от этих танцев — почти порнографический. Юлия Скворцова и Вячеслав Лопатин превратили этот дикий и восхитительный текст в чтение учебника камасутры по слогам; каждый слог вроде бы звучит верно, но одно гимнастическое движение складывается с другим — и только. Фавн закрепощенный; фавн, загнанный в рамки; какой тоскливый фавн.


Д. Савин, И. Цвирко, Е. Крысанова. «Love Song». Фото Д. Юсупова / Большой театр

Третий автор — Андрей Кайдановский — послал все ограничения (вроде «священной сцены Большого театра») к чертям собачьим, и мы увидели самую яркую вещь вечера. «Love song», где в фонограмме звучат песни в исполнении Нины Симон, — история проживания заново закончившейся любви. У правой кулисы стоит стол, за которым мается, пьет, выворачивается над пластиковым ведром наизнанку и каждую секунду вспоминает любимую женщину герой (Денис Савин). А посреди сцены разыгрываются последовательно эпизоды знакомства, бурного секса, ежедневных нежностей и резкого расставания навсегда — тут присутствуют двойник героя (Игорь Цвирко) и та самая любимая женщина (Екатерина Крысанова). Секс — трогателен и нелеп, в угловатых и отчаянных движениях стоящей друг против друга парочки смешаны адское смущение и эротическая отвага, и в этом вполне условном дуэте больше правды, чем в самом экстатическом «Фавне». Герой Савина мгновенно напивается в хлам и все пытается что-то сказать своему двойнику, объяснить, как надо было себя вести, чтобы все не кончилось воплем героини «Я тебя ненавижу!», — и вот этот момент, когда он пытается заставить героя Цвирко сделать все необходимое, чтобы удержать девушку, — это так точно, что просто расплакаться можно. Балет сотнями лет рассказывает истории о раскаянии, о пьяных (ок, опиумных) грезах — и Кайдановский говорит о том же самом на языке нашего времени, на языке танцтеатра, но с ничуть не меньшей интенсивностью. Сделанная два года назад в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко одноактовка Кайдановского «Чай или кофе?» сразу была номинирована на «Золотую маску»; в следующем сезоне Кайдановский выпускает там же мировую премьеру, название которой пока не сообщается. Кажется, у нас появился хореограф, каждую работу которого мы будем ждать с нетерпением. Ну, не совсем у нас — Кайдановский (да, сын того самого Александра Кайдановского) живет и работает в Вене, но — в государстве танца, у которого нет границ.

Вероятно, именно это отсутствие границ сыграло свою роль в появлении последней одноактовки в программе — танцпьесы под названием «Юг», у которой оказалось сразу три хореографа — Марихо Альварес, Пилар Альварес и Клаудио Хоффманн. Поскольку идеи летают по воздуху, а наиболее мусорные из них — легче всего, к нам занесло тангодраму. Дюжину артистов Большого театра и трех солистов (Игорь Цвирко, Мария Виноградова, Денис Савин) аргентинские авторы отправили в БуэносАйрес. В местный кабак, где под музыку Пьяццоллы один пылкий тангеро хотел зарезать другого пылкого тангеро, но ненароком прикончил любимую девушку. И дело тут не в сюжете — мало ли отличных балетов выросло из всякой чепухи? — но в том, что использовать артистов Большого театра для дистиллированного варианта танго, где девицам надо только эффектно ходить на каблуках, а мужчинам — хмурить брови и хвататься за пояс, — занятие довольно нелепое.

Будет ли повторен этот вечер — неизвестно, во всяком случае, в этом сезоне его в афише больше нет. Будет ли повторен опыт (со спектаклями, поставленными, например, для танцовщиц Большого) — тоже пока неизвестно. Но две одноактовки — Антона Пимонова и Андрея Кайдановского — уже останутся в истории театра. Пьеса точно была для него — для Большого.

Апрель 2018 г.

==============================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
Страница 9 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика