Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 25, 2018 11:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042506
Тема| Балет, Украина, Персоналии, Екатерина Кухар
Автор| корр.
Заголовок| Екатерина Кухар: "Мне не страшно умирать на сцене"
Интернациональный дуэт украинки и итальянца зрители встретили бурными овациями

Где опубликовано| © Сегодня Lifestyle
Дата публикации| 2018-04-25
Ссылка| https://www.segodnya.ua/lifestyle/showbiz/ekaterina-kuhar-mne-ne-strashno-umirat-na-scene-1133473.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Екатерина Кухар. Фото: пресс-служба

В эти выходные прошел спектакль "Жизель" с участием примы-балерины Национальной оперы Украины Екатерины Кухар и премьера театров La Scala и Boston Ballet's Эрис Нежа. Интернациональный дуэт украинки и итальянца зрители встретили бурными овациями, а по окончании спектакля аплодировали стоя.

За кулисами, после спектакля нам удалось пообщаться с невесомой и воздушной Екатериной Кухар.

- Катерина, обычно вы танцуете в паре с Александром Стояновым, а Эрис Нежа со своей супругой Петрой Конти (примой балериной театров La Scala и Бостон балет). И вашу пару и их можно назвать парой балетных неразлучников. Насколько сложно вам было сегодня танцевать с Эрисом?

- Эрис опытный партнер, я чувствовала себя в надежных руках. К тому же с другим партнером есть возможность испытать другие эмоции. У нас было почти четыре дня полноценных репетиций. Сегодня мы танцевали с Эрисом, а уже в конце мая Саша будет танцевать с его женой Петрой Конти в балете "Спартак". Безусловно, когда продолжительное время работаешь с одним партнером, с ним не страшно делать самые сложные и опасные технические трюки. С Сашей мы уже дышим в одном ритме, когда я с ним танцую, я не думаю о технической стороне танца. Но работа с новым партнером позволяет научиться чему-то новому, привнести что-то из другой школы. К тому же у зрителя есть уникальная возможность посмотреть на артиста мирового уровня, увидеть представителя другой школы в Украине.

- Что было в этом спектакле для Вас самое сложное?

- Самое сложное – после смерти в сцене сумасшествия было удерживать свое дыхание. Поскольку после активной физической нагрузки, хочется дышать полной грудью, а ты должна лежать бездыханная, мертвая и в этот момент крайне сложно сдерживать и контролировать грудную клетку. Дыхание буквально вырывается, воздуха не хватает, но при этом ты понимаешь, что все взгляды прикованы к тебе, зрители в партере видят малейшие детали.

- Во втором акте вы играете духа, выходите из могилы, вы не суеверная?

- Зритель на сцене видит могилу, из которой я выхожу, но для меня это не совсем могила, хотя это неприятно и всегда волнительно. Поскольку этот спецэффект создается с помощью техники, всегда переживаешь, чтоб все в системе сработало правильно. Ведь малейшая поломка и Жизель не успеет выпорхнуть из подземелья, потребуется около 5 минут для того чтобы вернуться на сцену.


Эрис Нежа и Екатерина Кухар
Фото: пресс-служба


- Не боитесь умирать в спектакле?

- Мне не страшно умирать на сцене, я воспринимаю это как сценический образ. И мне наоборот интересно каждый раз проживать жизнь героя, на сцене я могу себе позволить то, что никогда не смогу сделать в жизни. К слову в разных театрах я каждый раз драматические сцены играю по-разному. В частности, в этот раз Эрис привнес свои коррекции во многие сцены в спектакле. Мы делали некоторую коллаборацию театров Ла Скалла, Национальной оперы Украины и Бостон балет. Например, мы танцевали не совсем стандартную сцену сумасшествия. Когда Жизель сходит сума и пытается вспомнить, как она гадала на ромашках, в нашей версии Альберт стоит в стороне и остается безучастный, осознавая, что он при придворных не может себе позволить проявить чувств к Жизели. В Миланской же опере Альберт очень эмоциональный, он подбегает к Жизели, ему все равно, что скажут о нем его придворные, люди и даже его законная невеста. Он осознает, что он предал невинность и любовь. Мы нередко сталкиваемся с какими-то интересными нюансами, когда выступаем как приглашенные артисты.

- Какие эмоции вы испытываете выходя на сцену? Вы чувствуете настроение зрителя?

- Я всегда чувствую поддержку и эмоциональную отдачу зрителя. Иногда, я даже вижу лица людей, когда выхожу на поклон, на авансцену.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 25, 2018 11:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042507
Тема| Балет, XV конкурс артистов балета «Арабеск» имени Екатерины Максимовой, Пермь
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Танцы вокруг Толстого
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2018-04-25
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/194382-tantsy-vokrug-tolstogo/
Аннотация| КОНКУРС

Вручены награды XV юбилейного конкурса артистов балета «Арабеск» имени Екатерины Максимовой, который проходит в Перми раз в два года.

Первый «Арабеск» состоялся тридцать лет назад. Успех любого хореографического смотра зависит от главного лица. У пермского их два — легендарный дуэт Екатерины Максимовой и Владимира Васильева. Имя великой балерины теперь присвоено «Арабеску».

Юбилейное соревнование собрало более 200 соискателей из 16 стран (помимо бывших республик СССР, на дягилевскую землю приехали юные таланты из Германии, Ирландии, Бразилии, Израиля, Монголии, Республики Корея, Японии) и 19 городов России. Просмотреть такое огромное количество участников — нешуточное испытание для жюри, возглавляемого художественным руководителем конкурса Владимиром Васильевым. Город на Каме гордится своим «Арабеском», который взят под патронат ЮНЕСКО, и неудивительно, что показы проходят при шумной поддержке зрителей, призовой фонд включает немало поощрений от местных организаций. Еще «Арабеск» славится своим демократичным нравом и просветительской миссией.


Мария Шевела — ​одна из самых юных участниц конкурса
Фото: Юрий Чернов


Открытие «Арабеска» — неизменный сюрприз от Владимира Васильева. На сей раз худрук срифмовал имена двух гениев: Мариуса Петипа (его 200-летию конкурс посвящен) и Льва Толстого, который, как известно, балет недолюбливал. Васильев, одержимый танцем осмысленным, несколько лет назад основал свою передвижную мастерскую, где молодые хореографы получают задание по пластическому освоению образов большой литературы. Публика разных городов уже видела опусы по Андрею Платонову, Виктору Астафьеву, Василию Шукшину, Николаю Гоголю. Теперь — проза Толстого. Рассказ автора идеи любопытен: «Петипа и Толстой — современники и долгожители. У них разница в возрасте всего десять лет. Оба творили в России второй половины XIX века и ушли из жизни в один год. Похороны Толстого собрали тысячи человек, а за гробом Петипа шли всего несколько его товарищей».

Шесть хореографов представили небольшие эскизы по тем толстовским произведениям, что еще не появлялись на балетной сцене. Алексей Расторгуев в «После бала» порассуждал о том, как случай может повлиять на судьбу. Душевные переживания героев повестей «Хозяин и работник» и «Крейцерова соната» увлекли Константина Кейхеля и Дмитрия Антипова. Морок вечных вопросов, сомнений и страхов — в «Записках сумасшедшего» Александра Могилева. Юлия Бачева занялась причинами разрушения личности в зарисовке по позднему «Дьяволу». «Севастопольские рассказы» вдохновили Павла Глухова, его «Молох» с одинокой повозкой, алой зарей и мальчишками, брошенными в военное пекло, запомнится надолго.

В первом отделении правил бал Петипа, представленный хозяевами — учениками Пермской балетной школы, артистами театра и лауреатами предыдущих состязаний в городе на Каме. Шквал аплодисментов достался нежному дуэту Инны Билаш и Никиты Четверикова и Ренате Шакировой и Кимину Киму, обладателю Гран-при конкурса 2012 года.

Конечно, главная задача конкурса — открывать артистические таланты. Но, помимо прямого сюжета, есть и иной, более глубинный: смотр показывает, куда движется искусство балета. Среди главных тенденций — крепкое освоение высокой техники и поиски индивидуальностей. Уровень профессионализма стал заметно выше, а вот раскрытие актерских дарований для большинства — дело будущего. Звездных взлетов не случилось, потому и Гран-при остался невостребованным.

Конкурс проводится в двух группах — младшей и старшей, у каждой — свой комплект медалей. Две женские золотые награды отправились в Корею: обе воспитанницы Сеульской школы Ким Ю Чин и Сон Чон Ын танцевали естественно и стабильно. Первую мужскую премию разыграли россияне. Никита Ксенофонтов из сибирского НОВАТа подкупил стихией перевоплощений и экспрессией пластики, ему же достался приз зрительских симпатий. Хорошо выступил второй золотой лауреат Кирилл Макурин, он же получил премию за исполнение современной хореографии.

Команда пермских юношей оказалась многообещающей. Ученики Данила Хамзин («золото» среди юниоров), его брат-близнец Алексей Хамзин («серебро»), дипломанты Иван Суродеев и Вячеслав Спильчевский — радовали выучкой, азартным танцем, темпераментом и хорошими манерами. Среди девушек, осваивающих хореографические премудрости в пермском училище, монголка Рэнцэндорж Булган (юниорское «серебро») запомнилась легким полетным прыжком и удлиненными линиями.

Особая статья, начатая прошлыми «Арабесками», — бразильцы на пермской арене состязаний. Молодая балетная школа Большого театра в городке Жоинвиль готовит отличных выпускников. С трепетным экзотическим удивлением высокие и статные бразильцы познают мир классического танца и отнюдь не робко с ним себя соотносят. Изящный артистизм отличал образы медалистов Майтэ Нунэс и Маркоса Яго, дипломантов Луанны Гондим и Габриэля Лопеса. Их имена стоит запомнить — они скоро появятся на афишах российских театров, ребята уже получили приглашения от нескольких трупп. Поразительно, что именно бразильский дуэт отметили призом «За лучшее исполнение номера на музыку Петра Чайковского».

Не только бразильские питомцы, но и японцы, и корейцы мечтают о работе в России. 13-летней Хомаре Каваи придется несколько лет подождать, но уже сегодня арбитры отметили ее безошибочную технику и взрослую серьезность, она честно заработала свою бронзовую медаль.

Обратили на себя особое внимание две пары. Челябинские солисты Виктория Дедюлькина («серебро») с феерическим вращением и бисерными па легких ног и Валерий Целищев, названный лучшим партнером, не участвовавшим в конкурсе. Непритворные тонкие отношения выстраивали в танце молодые лидеры Уфимского балета Софья Гаврюшина и Рустам Исхаков (оба завоевали «бронзу»). Серебряный призер Юрий Выборнов, солист Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко, танцевал с юной Екатериной Клявлиной из школы «Гжель». Отметим, что питомцы альтернативных негосударственных школ проявляют культуру, стиль, грамотную основу. Они перестали считать себя аутсайдерами и танцуют смело, ярко, на равных со всеми. Это и изящная дипломантка Мария Полунина из московской «Армиды», и с хорошей культурой ученики Иерусалимской школы имени Нины Тимофеевой, где дело знаменитой матери — примы-балерины Большого театра его «золотого века», — продолжает ее дочь Надежда Тимофеева.

Соревнование в современной хореографии на «Арабеске» дано отдельно, поощряются не только постановщики, но и исполнители. В этом конкурсе-спутнике произошел перелом. Ушли в прошлое недавние времена, когда соискатели невнятно объяснялись на языке contemporary dance. Его уже достойно освоили, но, увы, пока не все поняли, что он способен выразить не только босоногие терзания и страдания с голым торсом и заламыванием рук. Один из номеров назывался «Нечего сказать», и этот честный слоган можно применить ко многим опусам. Такие живые, милые, улыбчивые в закулисной жизни юные творцы в своих сочинениях теряют остроумие и наблюдательность, подчас им просто не хватает дерзости открывать новое. Задача, конечно, сложная: за четыре минуты создать вселенную человека, наполнить ее атмосферой, выстроить конфликт, выразить характеры, охватить пространство. Но без этого и не стоит браться за хореографию.

Лауреатами балетмейстерского конкурса стали Алексей Расторгуев за мужской дуэт «Vis-a-vis» и не лишенный кокетливого юмора диалог «Мой милый Сердан» под Эдит Пиаф — вольная фантазия на тему любви боксера и певицы; Мария Маркунина — за надменный, вспыльчивый и трагический монолог «Иуда Искариот». Выдержал конкуренцию нежный рассказ Саръяна Сулейманова «Не покидай меня» — о том, какова ценность простой жизни, где дышит любовь.

Отдельная группа номеров — танцы под песни. Соблазна иллюстративности счастливо избежал Константин Матулевский в номере «Выйду ночью в поле с конем» на композицию Игоря Матвиенко. Елизавета Чернова отмечена жюри прессы за лукавую и простодушную зарисовку под музыку Вивальди «Королевская двойня». Среди любопытных опытов — номера пермячки Арины Панфиловой, москвички Софьи Гайдуковой и челябинский десант молодых хореографов, где лидировали Денис Чернышов и Татьяна Крицкая.

Все десять дней творческая жизнь в замечательном театре на берегах Камы кипела, любые проблемы решались быстро и четко — команда конкурса под руководством директора Елены Завершинской работала оперативно, точно, доброжелательно и талантливо. В это же время в Пермской художественной галерее экспонировалась выставка живописи под названием «Танцующая кисть Владимира Васильева», посвященная 60-летию творческой деятельности мастера. В акварелях, печальных и радостных, нет ни отчаяния, ни слез. Такой неведомый талант у гения танца — находить прекрасное в окружающей жизни, радоваться тому, что имеешь, и неброский ландшафт наполнять волшебным счастьем.
=============================================================================

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 06, 2018 2:09 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 12:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042601
Тема| Балет, МАМТ, Гала-концерт в честь Петира
Автор| Майя Крылова
Заголовок| В честь Петипа: балет из России и Франции
Где опубликовано| © Ревизор.ру
Дата публикации| 2018-04-25
Ссылка| http://www.rewizor.ru/theatre/catalog/muzykalnyy-teatr-imeni-stanislavskogo-i-nemirovicha-danchenko/retsenzii/v-chest-petipa-balet-iz-rossii-i-frantsii/
Аннотация|

Гала-концерт в честь 200-летия Мариуса Петипа прошел в московском Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. В нем приняли участие ученики Московской академии хореографии и Балетной школы Парижской оперы, а также артисты балетной труппы театра


Фото: Светлана Аввакум


Юбилей мэтра императорского балета в этом сезоне отмечается повсеместно, а уж в России, где француз Петипа прожил бо́льшую часть жизни – тем более. Юбилейный концерт в Музыкальном театре прошел после гала в Мариинском театре и перед подобным же мероприятием в Большом. Уступая главным театрам страны в размахе, Музыкальный театр решил взять другим, благо что руководит здешней балетной труппой еще один француз – экс-премьер Парижской оперы Лоран Илер. На Большой Дмитровке решили соединить балет двух стран – Франции и России. "В юбилейном балетном концерте мне хотелось показать две великие балетные традиции, представленные лучшими учебными заведениями наших столиц", сказал Илер. И в Москву приехала команда из Парижа во главе с Элизабет Платель. Вместе со студентами на сцену вышли артисты труппы Музыкального театра.

Представление о мастерстве Петипа (его умении развекать и создавать зрелищность, комбинировать па, выстраивать логику дуэтов и архитектуру балетного ансамбля) можно было – в принципе - получить из отобранных для вечера фрагментов "Корсара" и "Пахиты". Оба балета – в числе мировых хитов. "Корсар" в последние годы реконструирован знатоками классического наследия в максимально возможном приближении к оригиналу. Сцена "Оживленный сад" из "Корсара", па-де-де из того же балета (на музыку Делиба) и детская мазурка вкупе со взрослым Гран-па из "Пахиты" — вполне репрезентативная картина. Сама по себе. Как замысел.

Если ограничиться дежурными славословиями в честь юбиляра и умилением от танцующих детей — все было в порядке. В любви к классике в очередной раз поклялись. Круглую дату отметили. Чувство преемственности – тоже. Ведь молодые выступали в один вечер с маститыми, и это, по словам организаторов, символично. Но если не закрывать глаза на реальность, переживать за качество и быть верным не букве, а духу слов Илера "Отдавая дань великому прошлому, мы смотрим в будущее" — следует признать, что проблем — разного рода — на юбилейном концерте было едва ли не больше, чем достижений.

"Оживленный сад" исполнялся силами Московской академии хореографии. В царстве женского классического танца (по сюжету действие происходит в восточном гареме), в недрах цветочных гирлянд и цветочных горшков, на фоне кордебалета солировали Александра Трикоз (лучше) и Анастасия Дедикина (слабее). Учитывая, что выступали не сложившиеся практикующие артисты, а ученики, не будем разбирать "Сад" по деталям и косточкам. Есть еще время уменьшить технические недостатки. И убрать сценическое волнение, если оно было. В социальных сетях зрители выразили впечатление от "Сада" непочтительной, но точной фразой "все такие зажатые". Где уж тут думать о парадной "нарядности" танца, о балеринском шике, необходимом в "Оживленном саду", если превалирует "деревянность" манеры? Это отсутствие навыков сцены? Или дети устали от репетиций — и, что называется, к вечеру перегорели?

В па-де-де Медоры и Конрада (на концерте зачем-то вставленном в середину "Оживленного сада", хотя в самом балете "Корсар" они разведены во времени и пространстве) тоже не все было гладко. ". Елизавета Кокорева и Денис Захаров танцевали слишком медленно, превращая танец в тягучую массу и заставляя оркестр под управлением Феликса Коробова скакать по темпам, то и дело снижая энергетику. Возникал вопрос – зачем? Если балетные па не отделаны до блеска, а замедленность как раз и позволяет это разглядеть. И будущая театральная практика должна привнести в исполнение танца- танец, а не показ отдельных движений, без пластической кантилены и связок: как говаривал в таких случаях Владимир Васильев, "отдельные слова есть, а связи между словами нет”. Будем надеяться, что это "не-танцевание", заметное прежде всего у Захарова – временное явление, связанное с непониманием, по молодости исполнителя.

Второе отделение было отдано гостям: ученики школы при Парижской опере танцевали балет Джона Ноймайера "Весна и осень". Конечно, в такой день предпочтительней было бы увидеть не этот, пусть и хороший балет на музыку Дворжака (его знаменитая "Серенада для струнных"), а опус юбиляра. И по следам выступлений еще раз обдумать, как новое поколение исполнителей России и Франции трактует балеты наследия. Но — это был выбор французской стороны, пояснили в театре, когда у многих зрителей возник вопрос "Почему Ноймайер, а не Петипа?". Учитывая принципиальную разность хореографов и хореографий, проводить какие-либо сравнения невозможно. Кроме одного – органичности сценического существования в предложенном материале. И тут французские студенты, танцующие бодро и с видимым удовольствием, которое не мешало французскому изяществу — переиграли российских. Были технические огрехи. Была и несинхронность. Иногда – суетливость. Но исполнители не производили впечатления "марионеточности". А юная солистка Карола Пудд показала, что такое современная пластическая серенада для подростков. И как Ноймайер реализовал игру слов в английском названии балета ("Полет и падение").

И, наконец, Гран па из Пахиты. Этот заключительный дивертисмент Петипа сочинил в 1881 году, возобновляя в России французскую "Пахиту". Театр показал Гран па в странной версии Пьера Лакотта, почти что без одной из главных прелестей этой вещи - каскада женских вариаций. И без какого-либо объяснении в программке по этому поводу. Но мы знаем, что у Петипа было не так. И мы знаем, что есть исторически достоверные постановки Гран Па, куда убедительней этой обрезанной версии. Так что досадно, что именно на юбилейном концерте оригинал Петипа превратился в усеченный фрагмент. Самое зрелищное в этом фрагменте – костюмы, которые сделаны по французским образцам, женские "пачки" из многослойных кружев и золотой парчи с изощренной вышивкой. Ну, и солисты Музыкального театра Оксана Кардаш и Дмитрий Соболевский порадовали поклонников.

Фото: Светлана Аввакум
=======================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 06, 2018 2:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 9:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042602
Тема| Балет, МАМТ, Гала-концерт в честь Петира
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Балетное садоводство
«В честь Петипа» в Музтеатре Станиславского

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №73, стр. 11
Дата публикации| 2018-04-26
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3613478
Аннотация|


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

На сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко состоялся российско-французский гала-концерт «В честь Петипа», посвященный 200-летию самого знаменитого русского француза. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

На юбилейном гала историческая родина главного российского хореографа была представлена Балетной школой Парижской оперы — ее, во главе с директрисой Элизабет Платель, пригласил в Москву худрук балета музтеатра Лоран Илер. Французы, однако, не нашли в запасниках работ Мариуса Петипа и чествовали юбиляра балетом Джона Ноймайера «Весна и осень» (1994) на музыку Дворжака. Одноактный опус о весеннем брожении молодых сил (на осеннем увядании хореография не настаивает) опытные балетоманы могли видеть в репертуаре Мариинки в начале 2000-х. Надо признать, что французские дети станцевали этот лирический поток сознания с большим пониманием его сути.

Юноши в белых шароварах выпрыгивали в зависающих прыжках к солнечному свету, ловко кувыркались, чувственно боролись друг с другом, подолгу застывая в скульптурных позах, и с непраздным любопытством изучали девушек — то осторожно поворачивая их в обводках, то взваливая на плечо в поддержках разной степени сложности. Разнокалиберные девушки в белых платьицах томно поводили бедрами, потягивались в port-de-bras, пробегали то порознь, то стайками и обмирали в объятиях партнеров. Солисты — худенький Натан Биссон, на удивление уверенно справившийся с коварными поддержками дуэта, и расцветшая Карола Пудд, отлично осознававшая свои женские чары,— солировали по праву: оба были технически сильнее своих сверстников, не всегда соблюдавших ровный строй в этом полуимпрессионистском-полуклассическом сочинении.


Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Сравнивать французского Ноймайера и российского Мариуса Петипа (его «Оживленный сад», сцену из балета «Корсар», отреставрированную Юрием Бурлакой для спектакля Большого театра и слегка адаптированную для школьников, показывала Московская академия хореографии) некорректно, как сопоставлять ростбиф с пирожным: иная техника танца, иные требования к исполнению, иные движения, наконец. И все же российские дети представляли разительный контраст с французами. «Оживленный сад» был исполнен ими с военной стройностью: ровность интервалов, линий, перестроений приближалась к параду на Красной площади. Школьниц научили округлять кисти рук, тянуть стопы и поворачивать головы в одном ракурсе. Бросались в глаза длинные ноги, стройные фигуры и, увы, угловатые руки, напряженно соблюдавшие указанные позиции. Девочки лучились любезными улыбками, за которыми не стояло ничего личного. Па-де-де, которое для пущего эффекта было вставлено в «Оживленный сад», выпускники — уже опытные лауреаты международных конкурсов Елизавета Кокорева и Денис Захаров — отработали с дежурным оптимизмом и без претензий на индивидуальность. К тому же девушка не блеснула в фуэте: стопа ее рабочей ноги расслабленно болталась с первых же поворотов, расшатывая и само вращение. В этом вымуштрованном оммаже Мариусу Петипа, вообще-то большому любителю женского разнообразия, самой живой и естественной выглядела Медора Александры Трикоз, станцевавшая и адажио, и вариацию без заметного напряжения, но с видимым обаянием. Почему-то принято считать, что наши люди танцуют душой, а иностранцы берут формой. Это заблуждение давно развеяли как гастролеры, так и россияне; а уж на гала в честь Петипа французская и русская школы обозначили свои приоритеты с полнейшей очевидностью.

Что продуктивнее — поощрять юношеское самовыражение или стискивать подростков клеткой железных правил — вопрос риторический: лучше, конечно, совмещать приятное с полезным.

Что и постарался сделать Лоран Илер с артистами «Стасика» в Grand pas из балета «Пахита». Тут стоит напомнить, что исторически балет Музтеатра Станиславского академизмом не блистал: с 1939 года основоположники труппы поощряли в танцовщиках прежде всего актерскую выразительность. Традиция сохранилась и поныне: восемь корифеек, шесть солисток и приму Оксану Кардаш в унифицированности не обвинишь; у каждой — собственное лицо и свой характер. Но француз Илер, лично репетировавший «Пахиту» и одевший артисток по французской моде (образцы пачек он вывез из Парижской оперы, и выглядят они весьма изысканно), умудрился упаковать вверенный ему цветник в стройный букет: ракурсы поз, положения рук, высота ног, амплитуда прыжков выверены им с нездешним педантизмом. Даже единственный мужчина в этом женском царстве — окультуренный Дмитрий Соболевский — летал в па-де-басках, двойных кабриолях и жете-ан-турнан c российской вольностью, но с французским самоконтролем. Остается пожалеть, что «Пахиту» показали урезанной (как в парижской версии Пьера Лакотта) — без женских вариаций, в которых многоликие солистки «Стасика» смогли бы поставить точки над i в вопросе балетной свободы и неволи.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 06, 2018 2:15 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 11:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042603
Тема| Балет, Украина, Персоналии, Екатерина Кухар
Автор| Лилия МУЗЫКА
Заголовок| Екатерина Кухар: «Когда я в четыре года первый раз села на шпагат, расплакалась от боли»
Где опубликовано| © Факты и комментарии
Дата публикации| 2018-04-26
Ссылка| http://fakty.ua/266238-ekaterina-kuhar-kogda-ya-v-chetyre-goda-pervyj-raz-sela-na-shpagat-rasplakalas-ot-boli
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Вся страна узнала имя балерины Екатерины Кухар после того, как она заняла судейское кресло в шоу «Танці з зірками» на телеканале «1+1». Артистка стала самым строгим судьей проекта, ее побаивались даже звезды шоу-бизнеса. А вот зрители искренне полюбили стильную и острую на язык балерину. Екатерина — уникальная украинская артистка. Получив множество заманчивых предложений из разных оперных театров мира, предпочла работать в Украине. Вместе с мужем Александром Стояновым они не только танцуют весь классический и почти весь современный репертуар оперного театра, но и делают свои проекты с приглашенными звездами мирового балета и вдохновляют хореографов на новые постановки. В семье артистов подрастают двое детей — девятилетний Тимур и трехлетняя Настя.

В Национальной опере на днях Екатерина выступила с приглашенным гостем из Boston Ballet Эрисом Нежа в спектакле «Жизель», а сейчас Екатерина и Александр готовятся к премьере в балете «Спартак». «Это будет необычное событие, поскольку впервые наш отечественный спектакль Анатолия Шакеры станцует приглашенная гостья из театра „Ла Скала“ Петра Конти в паре с Александром Стояновым. И у меня будет другой партнер», — приоткрыла завесу Екатерина во время интервью.

Свободного времени у балерины практически не бывает. Мы встретились в ее единственный выходной на Оболонской набережной, где Катя любит гулять с детьми.

— Екатерина, поздравляю вас с высоким званием. Говорят, коллеги в театре очень «оригинально» вас поздравили. Что, действительно подсыпали разбитое стекло?

— Перед тем, как мне присвоили народную, мы представили спектакль «Дети ночи». Между актами я отправилась в гримерку, чтобы сделать сложный макияж и прическу под образ Андрогина. Процесс был трудоемким, поэтому вылетала я на сцену в последние секунды. Передо мной вышла костюмер и стала как вкопанная. Я не поняла, в чем дело, пыталась отодвинуть ее со ступенек. Смотрю, а они усыпаны мелко битым стеклом. Если бы я прошлась по нему, точно поранилась бы и не смогла танцевать. Знаете, если честно, это первый и единственный подобный случай в моей карьере.

Все коллеги из театра звонили, поздравляли.

Я уже очень взрослая артистка балета. Благодарна министру культуры Украины Евгению Нищуку за то, что вернул нам пенсионный возраст. Год назад танцовщиков лишили льготного пенсионного возраста. Балерины могли выйти на пенсию только в 60 лет. Мне даже хотелось поставить спектакль для тех, кому за 50. Пригласить в зал руководство страны, тех, кто принимал такое решение, чтобы они получили эстетическое удовольствие… Но, к счастью, здравый смысл таки победил и нам вернули прежний пенсионный возраст.

— Впервые вижу женщину, которая радовалась бы выходу на пенсию. Многие артистки скрывают свой возраст. А вы как к нему относитесь?

— Пока не собираюсь оставлять сцену. Есть еще порох в пороховницах, много того, о чем хочется рассказать зрителю. Для примы важно вовремя уйти, будучи королевой, когда тобой еще восторгаются зрители. Я живу по принципу: все, что от тебя уходит, нужно легко отпускать, а то, что приходит, — следует с благодарным сердцем принимать. Тогда все происходит именно так, как предназначено судьбой. Мне всегда будет чем заняться. Есть много планов, реализовать которые пока не получается из-за плотного гастрольного графика.

— После участия в шоу «Танці з зірками» на ваших спектаклях стало больше зрителей?

— Многие пишут, что после танцевального шоу впервые пошли в оперный театр, открыли для себя балет.

— Для вас искусство с чего началось?

— С песочницы. В нашей семье никто не увлекался ни балетом, ни спортом. Мама — преподаватель по классу фортепиано. Она в детстве мечтала танцевать, но бабушка отдала ее на музыку.

Как-то мы с прабабушкой гуляли на детской площадке, а мимо проходила тренер по художественной гимнастике. Своим профессиональным взглядом она что-то во мне увидела и подошла. Попросила сделать несколько упражнений, проверила гибкость, стопу потянула и сказала, что я подходящий экземпляр. Кстати, я тоже, если вижу на улице ребенка с подходящими танцевальными данными, подхожу и говорю об этом родителям. Ведь 50 процентов успеха — это физические данные, а потом уже труд.

Так в четыре годика меня определили в группу художественной гимнастики. На первом же уроке я села на шпагат. Было очень больно, а тренер еще и сверху за плечи давил, опускал ниже. Я достала мышцами до пола, но расплакалась. Дома наотрез отказалась заниматься. Во Дворце спорта был также балетный кружок. Там мне все нравилось: белые бантики, носочки, накрахмаленные юбочки, купальники, классическая музыка, зеркала…

Ради меня бабушка уволилась с руководящей должности, возила на занятия. Когда я поступила в хореографическое училище, она устроилась туда агентом по снабжению, чтобы быть рядышком и помогать. Была как квочечка возле цыпленка.

— Что оказалось самым сложным во время учебы?

— Отказывать себе в сладостях. Когда началась подростковая перестройка организма, хотелось мучного, сладкого, всяких вкусностей. Росли физические нагрузки, и нужно было восполнять потери калорий. Постоянно хотелось есть. В 14—15 лет я так набрала вес, что педагог даже ставила вопрос о моем отчислении из училища.

Перед поступление в балетное училище мама приводила меня к педагогу Галине Михайловне Панковой на растяжки. Одну мою ногу ставили на банкетку, другую — на табуретку, сажали на поперечный шпагат, сверху клали пятикилограммовый груз, а сами шли на кухню пить чай. «Сиди так 20 минут, сдвинешься хоть на йоту, начнешь сначала», — говорили мне строго. И я терпела, кусала губы, хныкала, но сидела. А в училище я по несколько часов сидела со специальными грузами и палкой на плечах, чтобы держать осанку. В классах мы с девочками помогали друг другу: одна садилась в позу лотоса, другая — ей на плечи. Для детского позвоночника это плохо, но для балета хорошо.

На наши недоработки и лишние килограммы педагог указывала нетрадиционным методом. Например, могла уколоть ногтем в том месте, где был лишний вес.

— После таких экзекуций не возникало желания все бросить?

— Я была фанатичной ученицей, целеустремленной и узко сфокусированной. Смотрю сейчас на своего сына. Он занимается и английским, и футболом, но все равно у него есть свободное время, чтобы просто побегать. Я же возвращалась домой поздно вечером совершенно без сил. Родители помогали делать уроки, папа штопал пуанты, ставил заплатки.

— Каким был ваш первый гонорар?

— Первые деньги заработала в 14 лет еще в хореографическом училище на конкурсе «Приз Лозанны». Получила тысячу долларов. Это были огромные деньги для нашей семьи! Купила микроволновую печку домой, новый видеомагнитофон, а себе куклу Барби. Второй гонорар, тоже тысячу долларов, заработала в Японии за спектакль «Щелкунчик».

Если много работать, то балет позволяет нормально жить. Я с удовольствием трачу заработанное, обожаю покупать новые танцевальные пачки, украшать их камнями Сваровски. На одну пачку уходит до 50 метров тюля… А в жизни хожу в удобных вещах, люблю спортивные костюмы, кроссовки, летом — легкие платья. Наша квартира напоминает игрушечный магазин и огромный шкаф. Можно сказать, что я живу в шкафу.


* Екатерина Кухар в балете «Кармен»

— Когда почувствовали себя звездой?

— Недавно друзья прислали мне скриншот с газетного кроссворда, где было написано: «Судья «Танців з зірками» — и моя фамилия. Вот оно, признание. На проекте меня называли «генералом в юбке». Наташа Могилевская, которой частенько от меня доставалось, после эфира стояла с огромным букетом: «Катя, я знаю, что вы все равно очень добрая».

Другие участники реагировали на критику иначе. Я не хотела никого обижать, наоборот, стремилась простимулировать звезд к тому, чтобы они с каждым эфиром показывали лучшие результаты. Я говорила правду. Понравился Юра Ткач, от которого я уж точно не ожидала таких танцевальных способностей. Когда впервые показали его фото, засомневалась, что он может танцевать. А Юра оказался таким харизматичным, трудягой, максимально раскрылся.

О популярности я никогда не задумывалась. Все происходило постепенно. Большой удачей была встреча с Валерием Ковтуном, нашей легендой, которого Майя Плесецкая называла лучшим партнером в ее карьере. Он выбрал меня в пару японскому танцору, дал партию Машеньки в балете «Щелкунчик». Прима-балерина Татьяна Таякина готовила меня к конкурсу «Приз Лозанны». Я его выиграла и получила предложение остаться в Швейцарии, но отказалась.

— Вы рано вышли замуж, воспитываете двоих детей. Как удается совмещать семью и карьеру?

— Первый мой муж был артистом балета. Затем решил заняться бизнесом и перед самым уходом заметил меня. Но наш брак долго не продержался.

— Что для вас важно в мужчине?

— Внутренняя мужская сила, спокойствие, уверенность, доброта, харизма, чувство юмора, легкость, темпераментность, сексуальность…

— Сейчас вы описываете Александра, нынешнего мужа?

— У него много и других достоинств. Нас познакомила педагог Элеонора Стебляк и поставила в пару в спектакле «Ромео и Джульетта». Ее решение стало судьбоносным для нас. Не влюбиться в Сашу было невозможно. Он был внимательным партнером, терпел мои капризы, поддерживал, когда плакалась в жилетку, таскал мне пирожные и делал массаж ног. Я так привыкла к такому бережному отношению, что даже начала удивляться, а почему он не обращает на меня внимания как на женщину? Мое самолюбие было задето.

Потом он открыл свои чувства, признался, что давно был влюблен, просто вынашивал хитрый план, ждал, когда я созрею. Саша пригласил меня в ресторан, достал коробочку и просто спросил: «Пойдешь за меня?» Штамп в паспорте мне не нужен, а вот кольцо очень нравится. Мы так и не расписались официально, но венчались в церкви.

— Как уживаются два творческих человека в быту?

— С Сашей очень комфортно. Он добытчик. На рыбалку сходит и тут же рыбку приготовит. Умеет собирать и готовить грибы, а я люблю их есть. У нас нет мужских и женских обязанностей, все делаем вместе и стараемся меньше времени тратить на быт. В выходные гуляем с детьми, читаем, просто наслаждаемся жизнью.

— А вы уходили в декретный отпуск?

— Когда ждала Настю, готовила спектакль «Жизель». Выхожу на сцену и понимаю, что с организмом что-то не так. На следующий день все раздражало, не могла заниматься. Тест показал две полоски. Я сразу же пошла к врачу. Доктор спросил: «Деточка, сколько ты весишь?» — «42 килограмма». — «С таким весом невозможно забеременеть». Но я настояла на УЗИ. Врач был крайне удивлен. Балет очень травмоопасен, и я решила себя поберечь, перестала заниматься. Во время беременности я расслаблялась, ела много фруктов и любимую мамину пюрешку, разбавленную кефиром, с докторской колбасой. Конечно, это отражалось на фигуре.

— Как приводили себя в форму?

— После родов казалось, что никогда в жизни не занималась балетом. Садилась на диету, проходила курс интенсивного массажа. Это такая пассивная физическая нагрузка, после которой остаются синяки по всему телу. Я кормила грудью, поэтому ужасно хотелось есть, особенно любила чай с молоком и булку с маслом. Иногда по ночам бегала к холодильнику. Саша даже угрожал замок на холодильник повесить.

Сейчас только в дни спектаклей ем спагетти. В выходные готовлю марокканский пирог с кедровыми орешками. Когда уйду со сцены, закончу кулинарные курсы и буду радовать детей и мужа. Пока могу приготовить лишь несколько блюд, например мексиканское гуакамоле — салат с авокадо, помидорами, базиликом и лимоном. Главное, не перепутать его с эскамоле. Это мексиканский деликатес — яйца муравьев.

— Пробовали?

— Когда впервые приехала в Мексику на гастроли, нас пригласили в ресторан, предложив попробовать мексиканскую икру. На вид беленькие шарики, прожаренные с сыром, напоминают кедровые орешки. А на вкус как топленое молоко. Только когда я попробовала, мне рассказали, что это на самом деле.

— Ваши дети проявляют интерес к балету?

— Насте нравится смотреть, когда мы учим новые спектакли или вспоминаем пройденные. Она пытается повторить какие-то движения, помахать ручками. А сын, пользуясь своим положением, водит на балет девочек. Он всегда дарит мне цветы после спектакля. Такой гордый выходит на сцену с букетом. Но танцевать никогда не хотел. В три годика привела его за кулисы на «Щелкунчик». Когда начался спектакль, он замер у меня на руках минут на пять. Я обрадовалась: буду водить его в театр. И тут он поворачивается: «Мама, балет — неть!» И убежал.

Тимур занимается футболом. Как-то наблюдала за их тренировкой. Когда он делал растяжки, хотелось провалиться сквозь землю. Я его потом спросила: «Зайка, ты точно мой сын?» Он — деревяшечка. А Настя пластичная, играя, садится на поперечный шпагат. Я хотела бы, чтобы она занималась балетом. Кому же я передам приданое: пачки, диадемы, короны?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 2:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042604
Тема| Балет, БТ, "Спартак", Юбилей, Персоналии, Юрий Григорович
Автор| Людмила Гусева
Заголовок| Тот самый «Спартак»
Большой отметил юбилей одного из главных своих балетов

Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2018-04-26
Ссылка| https://musicseasons.org/tot-samyj-spartak/
Аннотация| Юбилей "Спартака"

«Спартаку» Юрия Григоровича – пятьдесят. У человека – возраст зрелости, у спектакля, который исполняется полвека без перерыва – рубеж, за которым он причисляется к классике.


Владимир Васильев. Спартак. Автор фото: Елена Фетисова

Версия Григоровича – не первая и не единственная в балетной истории удачная версия «Спартака» Хачатуряна. С момента первой его постановки в Кировском театре (1956, балетмейстер Леонид Якобсон) появилось около двадцати оригинальных спектаклей, но постановка Большого в хореографии Григоровича прочно закрепилась в массовом сознании как «тот самый», легендарный «Спартак».

«Спартак» – самый известный, хотя, возможно, не самый лучший спектакль Григоровича («Легенда о любви» изощренней, «Щелкунчик» – поэтичней). Но именно «Спартак» стал символом эпохи – советского периода в русском балете – и одним из пиков в истории Большого театра, когда новаторская для того времени хореография Григоровича (мужской героический танец, крепкая музыкальная драматургия и лаконичная балетная режиссура), концептуальная сценография Симона Вирсаладзе, выполненная в суровом стиле 60-х, соединились с феноменальной исполнительской мощью легендарного (и до сих пор непревзойденного) поколения танцовщиков Большого 60–70 годов ХХ века.

На премьере «Спартак» имел исключительный, триумфальный успех, но и по сей день он остается главным после «Лебединого озера» домашним хитом Большого и его визитной карточкой на гастролях за рубежом.

По приблизительным подсчетам «Спартак» вывозили на гастроли в 37 стран, в 13 из них он побывал неоднократно. Общее число зрителей этого спектакля также поражает воображение – более 700 тысяч человек.

Самое удивительное в этой истории то, что закончился Советский Союз, распался советский блок, сошло со сцены легендарное поколение героиков 60–70-х ХХ века, сменилось по два десятка исполнителей главных ролей, в балете произошла очередная эстетическая революция, Большой разводился с Григоровичем и опять помирился, но спектакль о восстании в самом сильном государстве античности продолжает жить, а публика – его любить.

Пятидесятилетие балета справили в Большом в начале апреля: премьера состоялась 9 апреля 1968 года, а юбилейный спектакль назначили на 8 апреля 2018-го (юбилейная дата попала на понедельник – выходной в театре). В директорской ложе перед спектаклем и по его окончании появлялся сам балетмейстер, а в партере сидели артисты разных поколений, танцевавшие в «Спартаке», в том числе и участники премьеры, кроме главного ее героя – Владимира Васильева. Первого состава исполнителей «Спартака», за исключением Васильева, уже нет с нами, зато в зале Большого были Лавровский, Акимов и Адырхаева – Спартак, Красс и Эгина, станцевавшие премьеру во втором составе. Зал долго рукоплескал выдающимся артистам и автору легендарного спектакля.

Труппа исполнила «Спартак» четыре раза, и заключительный спектакль блока был объявлен юбилейным. Да, сейчас в театре четыре разных, очень непохожих Спартака, что случалось в истории не часто: Михаил Лобухин (самая зрелая, умная актерская работа), Иван Васильев (однофамилец первого Спартака, танцующий Спартака уже 10 лет, хотя ему нет еще и 30), Игорь Цвирко (ровесник Ивана Васильева, по счету самый последний Спартак – в юбилейной серии он вышел в этой роли второй раз) и, наконец, – Денис Родькин, который и танцевал юбилейный спектакль.

Действующих Крассов – трое: старший премьер Александр Волчков, считавшийся (и по праву) лучшим Крассом в театре на протяжении более 10 лет, почти дебютант (всего второе исполнение) Артемий Беляков и главный Красс последних лет – Владислав Лантратов, который станцевал в блоке дважды, включая юбилейный спектакль.

Фригии все опытные: Мария Виноградова, танцующая эту партию уже пять лет (дебютировала в одном спектакле с Родькиным и Лантратовым), Нина Капцова (с этого сезона приглашенная), Анастасия Сташкевич и любимица Григоровича – Анна Никулина, участница юбилейного спектакля.

Эгину станцевали примы старшего поколения – Мария Александрова и Мария Аллаш (они уже за штатом), Екатерина Шипулина и Светлана Захарова. Не удивительно, что самой именитой – Захаровой – достался юбилейный спектакль.

Главных героев (включая антигеров) в «Спартаке» Григоровича пять. Не только Спартак с Фригией (полюс добра) и Красс с Эгиной (полюс зла), но еще пятый, коллективный – кордебалет Большого театра, главным образом, мужской: Спартак ведь – героический балет. Именно пятый главный герой балета, танцующий с увлечением и огромной самоотдачей, позволял спектаклю всегда оставаться на плаву, даже когда театр испытывал трудности с четверкой протагонистов. Время героиков в русском советском балете кончилось в начале 80-х, но иногда появлялись танцовщики, которые шли вразрез с трендом своего времени – в конце ХХ и начале ХХI века начали больше ценить чистоту и рафинированность исполнения, даже в мужском танце. Первый пример Ирек Мухамедов – главный Спартак 80-х. В отличие от первых Спартаков Большого, светлых героев, Спартак Мухамедова предвосхищал эпоху полевых командиров кавказских войн 90-х в период полураспада государства.

Или Иван Васильев, чудо-мальчик из Минска, с огромным прыжком и горячим открытым сердцем, категорически не вписывающийся в мир длинноногих фактурных танцовщиков Большого, появился в театре в 2006 году, а в 2008 в возрасте 18 лет дебютировал в Спартаке. Первая проба (хотя только в одном, первом, действии) состоялась как раз на праздновании 40-летия «Спартака», что было кстати, так как Спартаки в театре к этому времени почти перевелись. Юный, темпераментный, страстный, обладающий сильным и высоким прыжком танцовщик казался своего рода реинкарнацией советских танцовщиков 30–60 годов, а Спартак Ивана Васильева стал главным Спартаком своего поколения.

Спектакль 6 апреля, открывающий юбилейную серию, в котором как раз танцевал Иван Васильев, показал, что лучшие годы его Спартака уже позади. Пыл еще не утрачен, но прыжковая исключительность ушла, что понятно – Иван – ветеран «Спартака», 10 лет в строю, за тяжелую прыжковую нагрузку приходится платить. Когда-то юный Спартак Ивана Васильева казался свежим решением (напомню, что балет создавался на зрелых танцовщиков). Новостью было его мальчишеское, варварское, врожденное свободолюбие, физическая невозможность жить в неволе, его обаяние, его тело, обладающее феноменальной способностью выстреливать, которое жило в унисон с мощью музыки Хачатуряна и героической хореографией Григоровича. Сейчас осталась натуга, спортивное желание выпрыгнуть как можно выше, что иногда еще срабатывает, но большей частью уже нет, а актерского прогресса в роли не видно. Концепция стихийного вождизма уже не новость.

Зато прогресс партнерши (а по жизни и супруги) Ивана Васильева – его Фригии Марии Виноградовой очень заметен. Балерина вступила в пору творческой зрелости, когда техника перестает быть проблемой, текст льется свободно и легко, а тело живет в унисон с музыкой. Григорович недодал подруге Спартака красок, но фирменная нежность и преданность Фригии, легкое дыхание были отыграны и оттанцованы Виноградовой в полной мере. Сравнение двух Фригий – первого и последнего спектаклей блока, показал, что выбор на эту партию Анны Никулиной на юбилейный вечер не очевиден: она серьезно уступила Виноградовой в танцевальной кантилене и музыкальности, что сказалось на общем качестве спектакля.

Партии антагонистов главной положительной пары – римского полководца Красса и его фаворитки, гетеры Эгины – в этот вечер исполнялись крепко слаженным дуэтом Лантратов–Александрова. Александрова – умная, властная, вероломная Эгина, альтер-эго Красса–Лантратова, умело разыгрывала вариант отношений «головы и шеи», ее аппарат манипулирования Крассом был разветвлен от разжигания похоти до внушения стратегических решений. Балерина Александрова – обломок большого стиля, плоть от плоти Большого, наследница по прямой первой исполнительницы этой роли Нины Тимофеевой.

Лантратов, дебютировавший в партии Красса пять лет назад, прошел в этой роли большой путь. Сейчас это матерый Красс, рисунок роли которого выверен до миллиметра: властный, высокомерный аристократ, безжалостный и злобный человек. Решение цельное, но слишком актерское и безоттеночное. Конечно, очень красив, потрясающе танцует, но не очень похож на человека. Скорее символ жесткого государства, жестокого века, жестоких нравов.

Не хотелось бы очередной раз упоминать непревзойденного первого исполнителя партии – Мариса Лиепу, но, видно, без этого не обойтись. Существование Лиепы в партии Красса оставляло впечатление стихийности, импровизации, он каждую сцену менялся, переходя от образа брутального персонажа к трусливости и метаниям, его показная властность не оставляла иллюзий, что перед нами человек с подвижной, неустойчивой психикой, отталкивающий и одновременно притягательный персонаж. Красс Лиепы был живым свидетельством обаяния зла. Многие последующие исполнители просто подражали Крассу Лиепы, а Лантратов вылепил своего. Образ всемогущего, самоуверенного и непробиваемого Красса, которого сейчас представляет Лантратов – находится в максимальном удалении от того, что было поставлено на первого исполнителя. Таково пространство роли – один из маркеров классического произведения.

Лантратов станцевал два спектакля блока, первый и последний, юбилейный, что является подтверждением его сегодняшнего статуса главного Красса Большого.

Жаль, Красса Волчкова, который занимал это же место предыдущие 10-12 лет, – актерски более тонкая работа, но годы сказываются: обеспечить такую же ярость и мощь в танце, которую сейчас показывает его более молодой коллега, Волчков уже не может.

Лантратов станцевал Красса и в дуэте со Светланой Захаровой–Эгиной юбилейного спектакля. Эгина для Захаровой, казалось бы, не очевидная партия, балерина всегда считалась чистой классичкой лирического толка. Но это не так, она постоянно прорывается за предписываемые ей границы амплуа. Эгина – одна из таких партий. Казалось бы, ее партия в «Спартаке» – это Фригия, но она предпочла Эгину. Результат вышел вполне убедительный, хотя ее Эгина мало коррелирует со стилем Большого и его традициями. Это персональный стиль Захаровой – движение, отточенное до графической остроты, оттененное холодным эротизмом.

Оказывается, эта совершенная графика и эта холодность, сосредоточенность на себе самой – интересное решение партии. Эгина Захаровой, физически самое совершенное создание в римском государстве, начисто лишенное хоть каких-то чувств (и к своему Крассу тоже), кроме любви к себе самой. Ее поход к восставшим для разложения армии противника – тоже акт не любви к Крассу или спасительная мера для государства, а своего рода тест на силу собственной женской привлекательности, еще одна победа над мужчинами. Контакт с Лантратовым–Крассом у Эгины–Захаровой совсем иного рода, чем с Эгиной–Александровой, окрашенный взаимным притяжением, это откровенно циничные отношения: он гордится своей дорогой игрушкой, она – своим высоким положением фаворитки видного аристократа.

Заглавный герой, выбранный на спектакль в честь 50-летия, – Денис Родькин – последний крестник Григоровича: сколько таких артистов он заметил и вывел на широкую карьерную дорогу! Первая заметная партия была сделана юным Денисом Родькиным именно в балете Юрия Григоровича – это был Курбский в «Иване Грозном». На репетициях «Ивана» Григорович обратил внимание на Дениса, на исключительную фактуру, актерскую вдумчивость и исключительный прыжок, обязательную составляющую для партии Спартака. Родькин дебютировал в спектакле в 2013 году и с тех пор вошел в обойму главных Спартаков театра.

Это артист без ярко выраженного амплуа, штатный принц театра, артист, обладающий выраженным положительным обаянием. Танцует и Дезире, и Курбского, и Зигфрида, и Бориса из «Золотого века», и Онегина, и Спартака. Танцует всё. Универсал? И все же Родькин – скорей герой-любовник, чем герой. Но его Спартак легко и высоко летает, он искренен и страстен, он нежен с Фригией, в нем бьется живое сердце. У него слаженный и чувственный дуэт с Никулиной–Фригией, и вместе они показали чудеса в сложнейших поддержках. Никулина – одна из самых удобных и любимых партнерш для Родькина, а он – один из лучших партнеров в театре.

Пятьдесят лет «Спартака» Большой театр встретил во всеоружии – с живым классиком в зале, с крепкими и самобытными работами на сцене, с любовью артистов и зрителей. «Спартак» продолжается. Новым исполнителям превзойти первое поколение невозможно? Поживем-увидим. К началу шестого десятка лет «Спартак» прочно стоит на ногах, привлекая всё новых исполнителей.
==============================================================

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 06, 2018 2:17 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 3:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042605
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Анастасия Сташкевич
Автор| Материал подготовлен Алисой Аслановой
Заголовок| Анастасия Сташкевич
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2018-04-24
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/anastasia-stashkevich-bolshoi-theatre
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Анастасия Сташкевич буквально на днях стала лауреатом премии "Золотая маска" как лучшая исполнительница в балетном спектакле. Наше интервью с Анастасией о том, как она свои мечты осуществляет в реальности и, конечно, о Джульетте!



У меня возникла идея сделать с вами интервью после поста в Facebook, в котором вы писали, что мечта станцевать Джульетту осуществилась. Эта мечта еще со времен училища?

Нет, не с детства. Наверное, когда пришла в театр, и мне стали давать больше ролей драматического плана, где больше цепляет именно роль, нежели сам хореографический текст. Я стала очень любить такие роли, как Жизель, Анюта. Потом был важный для меня спектакль «Утраченные иллюзии», который ставился так же как и «Ромео и Джульетта» Алексеем Ратманским. Джульетту я очень хотела станцевать, это была, наверное, самая заветная мечта – прожить эту роль на сцене.

Ранее в театре шла версия «Ромео и Джульетты» Юрия Григоровича, почему до этого не удалось станцевать эту роль, ведь по амплуа попадание на сто процентов?

Не знаю, честно говоря.

Задумывались об этом?

Конечно. И спрашивала. Но у нас не так часто шел этот спектакль, а исполнительниц первого блока очень много. Всем надо успеть станцевать, видимо, новые вводы сложно было уже реализовать.

Даже в ранге примы нет гарантий…

Да. Все не так легко на самом деле, как может показаться со стороны.

Та же ситуация со «Спящей красавицей».

Да, все не складывается у меня. Не могу сказать, что я так же горю Авророй, как Джульеттой. История проще, нет такого драматизма. Этот балет держит тебя в потрясающей форме, как только начинаешь репетировать Аврору, у тебя все встает на свои места, все выправляется в теле. Хотелось бы станцевать на родной сцене этот балет, что говорить, но я уже даже не знаю, сложится или нет.

Теперь о «Ромео и Джульетте». Кто вдохновлял? Конечно, есть столько великих предшественниц. Опирались на них или вы против заимствований?

Я люблю смотреть разных исполнительниц. Начиная с Галины Сергеевны Улановой до современных балерин. Смотрела фильм Дзеффирелли. Я считаю, что нет ничего плохого в заимствовании, если что-то тебе нравится в исполнительнице. Не подражать, конечно, но это и не получится, потому что все люди настолько разные. Хотелось создать что-то свое, прожить что-то свое. Эта история, музыка – все накладывает огромный отпечаток. Слезы наворачиваются на глаза даже в зале, когда ты просто репетируешь. Это поразительно.

А вы же танцевали «Ромео и Джульетту» с мужем, Вячеславом Лопатиным?

С мужем, да.

Это же, наверное, еще более усиливает эффект?

Я очень люблю танцевать со Славой – мало того, что с технической стороны это мой самый удобный партнер. В связи с тем, что танцуем мы очень давно с ним вместе, эмоционально другие спектакли у нас получаются. Наверное, когда ты смотришь в глаза любимого человека, это все выглядит более естественно, ничего играть не надо.

В Джульетте очень важна драматическая составляющая. Сколько ушло времени на подготовку? И, может быть, расскажите, как именно вы готовили роль.

Мы никогда отдельно не работали над актерским мастерством, отдельно именно над текстом. Изначально к нам приезжали ассистенты Алексея, показывали весь спектакль. Они сами его танцевали, показывали в полную ногу, со всеми поддержками досконально.

А составов было много – все должны были станцевать или кто-то боролся за право станцевать?

Выбор оставался за Алексеем.

Кто-то не станцевал?

Не станцевали очень многие.

Какой спектакль получился у Алексея Ратманского, на ваш взгляд?

У Алексея спектакль о любви! Об огромном чувстве двух совсем ещё молодых, но сильно полюбивших друг друга людей. Спектакль о том, как два человека просто не представляли жизни друг без друга и о том, как они боролись за эту любовь вопреки всему!

Алексей очень требовательный хореограф в работе, расскажите про ваше совместное творчество?

Вы знаете, так получилось, что на протяжении всего моего творчества я с Алексеем в определенный этап жизни пересекаюсь. Когда я пришла в театр, он был художественным руководителем. Я только начала работать, в каких-то его спектаклях участвовала, например, танцевала Галю-школьницу.

Потом участвовала в премьере «Русских сезонов». Тогда мне казалось, что он просил то, что нереально выполнить, просто невозможно. Когда он приехал в Большой театр ставить «Утраченные иллюзии», мне было уже гораздо легче с ним работать, я лучше его понимала, и мне казалось, что все выполнимо. С ним всегда очень интересно репетировать. Он дико требовательный. Наверное, настолько требовательных я вообще не знаю балетмейстеров, потому что на каждое движение он что-то просит, замечает. Ты еще только готовишься к движению, а у него уже полно замечаний. К этому нужно привыкнуть, сначала это вводит в ступор, потому что сразу кажется, что у тебя вообще все плохо, все ужасно и ничего не получается.

С Джульеттой был тоже очень интересный период работы, незабываемый просто, я жила этой ролью, хотя было тяжело. Мы репетировали допоздна каждый день, уйму времени, мы практически в 12 ночи выходили из театра.

Когда Алексей Ратманский был художественным руководителем, он же давал возможность заявить о себе совсем молодым артистам. Тогда зритель узнал о Екатерине Крысановой, Наталье Осиповой, а вы тоже вошли в эту плеяду?

Я училась в то же время, но я не могу сказать, что я вошла в ту же плеяду. Нисколько не виню Алексея Осиповича за это, потому что я, действительно, была гораздо слабее девочек – и физически, и технически. Я еще не была на нужном уровне, когда он руководил труппой в Большом театре.

Настя, вы учились в звездном классе — Полина Семионова, Мария Кочеткова…

Да, я училась с ними, но потом я осталась на второй год.

У меня такой вопрос, все-таки у вас нестандартный рост для русского балета. Та же Мария Кочеткова решила уехать, понимая, что ей здесь танцевать максимум Красных шапочек. Когда вы шли в Большой, вы на что-то надеялись?

Ни на что не надеялась, честно вам скажу. Я даже ездила на третьем курсе училища в Берлин, потому что были большие сомнения, возьмут ли меня в Большой театр. А в другие театры идти не хотела. Я решила для себя, что если с Большим театром не получится, то уеду. У меня было очень даже неплохое предложение из Берлина, куда меня брали сразу с контрактом, неплохой зарплатой, и я уже очень серьезно раздумывала об этом предложении.

Но меня взяли в Большой театр. Конечно, меня пугало, что мой репертуар ограничится амурчиками, тем более как раз мне стали давать именно такие партии.

Что стало толчком к выходу из этих рамок? Ведь это, на самом деле, такая уникальная история в России, что получилось выбраться.

Первая такая партия, которая стала переломной, когда Юрий Бурлака почему-то поставил меня в Эсмеральду. Говорю «почему—то», потому что я сама к нему пришла и говорю: «Вы что? Какая я Эсмеральда?». Я человек в себе очень сомневающийся и сначала была в шоке от этой новости. Он говорит: «Я тебя вижу». Там были Наташа Осипова, Маша Александрова и я. Стала работать, и когда вышла на сцену, что-то во мне само переключилось. Во-первых, там сильно менялась моя внешность, я вышла в черном парике, такая цыганка. После этого у меня появилось больше веры в себя, а потом стали появляться такие партии, как в балете «Утраченные иллюзии».

«Жизель» состоялась же?

Да, я ее, к сожалению, не так много раз танцевала, но станцевала. Это тоже была знаковая роль для меня, тоже мечта. У меня был длительный период подготовки, я ушла с головой в эту партию. Наверное, до Джульетты именно Жизель была для меня самым ярким событием в моей творческой жизни.

А сейчас что мечтаете станцевать?

Мало реально, но очень хочется станцевать Татьяну в «Онегине». Меня все время на такие партии тянет, где надо играть, страдать, умирать, плакать.

Хочется еще танцевать «Жизель», я бы ее сейчас станцевала по-другому, потому что с каждой новой героиней я меняюсь, у меня меняется взгляд на многие партии, на свое поведение на сцене; встречи с хореографами тоже очень сильно меняют, не только в тех спектаклях, которые ты с ними готовишь или ставишь, а и в других, которые, казалось бы, давным-давно в твоем репертуаре.

А что-нибудь есть еще за пределами театра, что интересно?

Я очень люблю драматические театры, сейчас мне это интересно, мне нравится наблюдать за актерами. Я беру что-то и в свою профессию, конечно.

Мне интересно у вас еще спросить, а вы бы поступили как Джульетта?

Однозначно. Мне кажется, мы с ней очень похожи. Я не из тех, кто сядет, будет продумывать план. У меня эмоции на первом месте, если я вся очень загорелась – все, я лечу, и будь что будет.

==========================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1681
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 8:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042606
Тема| Балет, Персоналии, Брянцев, Наарин, Гёке, Шевцова
Автор| Александр Фирер
Заголовок| Туше на пуантах, или сто лет одиночества
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №4 (1185)
Дата публикации| 2018 апрель
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Премьера в Музыкальном театре

Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко в свою новую программу одноактных балетов Дмитрия Брянцева – Марко Гёке – Охада Наарина включил соответственно возобновленный шедевр «Призрачный бал» и две российские премьеры – «Одинокий Джордж» и «Минус 16»



Эрика Микиртичева и Денис Дмитриев

«Призрачный бал» на музыку Фредерика Шопена в истории балета стал образцом высокой поэзии любовного дуэта. Брянцев в своем сочинении художественно полемизирует с шопеновскими хитами Джерома Роббинса «В ночи» и «Танцы на вечеринке», при этом предлагая самобытную лексику. В этом брянцевском шедевре пять пар солистов растворяются в романтическом флере музыки, в извечном поиске своей половины, в призрачном медитировании по жизни не с тем, о ком ведали мечты. Адажио разделены и одновременно соединены променадами. Движения последующих дуэтов рождаются из первого. Кавалеры изысканно подают балерин-дам, пластически вокализирующих кантиленное туше на пуантах. Меланхоличные хрупкость и излом линий танцовщиц полифонично контрапунктируют с хореографически изощренной вязью поддержек, в сочинении которых Брянцеву не было равных в отечественном балете. «Призрачный бал» не только жемчужина, но и визитная карточка Музыкального театра. Нынешние исполнители выложились по максимуму, но спектакль приобрел иное звучание: во всех исключительно элегантных и лиричных дуэтах со своей неповторимой историей нынешним солистам (отрадное исключение – Ксения Шевцова) не хватило разнотембральной нюансировки. В мрачном унынии приглушенной освещенности все было чересчур призрачно, а артисты походили на сомнамбул. На сцене, скорее, обитали тени и скользящие силуэты в эстетизированной атмосферности «готического» романа.


Анастасия Лименько и Леонид Блинков

«Одинокий Джордж» на музыку Дмитрия Шостаковича был рожден Гёке как данс-«эпитафия» на смерть на Галапагосских островах в возрасте почти ста лет последнего отпрыска подвида абингдонская слоновая черепаха по имени Одинокий Джордж – самого знаменитого гиганта-холостяка в мире. Страстному драматизму и сложной фактуре письма Дмитрия Шостаковича хореоавтор нашел уникальный пластический эквивалент – «сверхзвуковую» импульсную «бессуставную» метеорность верхних конечностей с редкими всплесками «рваных» прыжков. Выразительная ластообразная гибкость рук будто волнообразные движения души, боящейся старости и дрейфующей в бескрайнем океане одиночества по судьбоносным превратностям жизни. Трансцедентально виртуозная метода автора требует колоссального по трудозатратам тернистого пути освоения, на который бесстрашно вступили артисты-трудоголики труппы. В отчаянных рефлексиях танцовщики вдохновенно познают не только новизну пластического почерка, но и безграничные аспекты сиротства.


"Минус 16"

Ораториальный по духу опус «Минус 16» на сборную музыку (от Вивальди до мамбо и традиционной еврейской музыки) создателя особого танцевального стиля «гага» Охада Наарина со знаменитым бросанием шляп, рубашек, штанов, ботинок под колосники и интерактивной кодой со зрителями – хитовый «джекпот» израильтянина, триумфально шагающий по миру и включенный также в известные спектакли «Анафаза» и «Дека Данс». Суперсовершенное число шестнадцать в названии словно открывает танцу энергетические потоки вселенной. В самозабвенном исполнении артистов пасхальный экстаз, весна чувств, ликующие эмоции переходят в дуэт, в котором танцовщики (в стилизованных корсетах под музыку Антонио Вивальди с лейтмотивом челночных движений сложенных кистей мужчины по направлению к женщине), кажется, хореографически обобщают духовные практики и упражнения на пути постижения прекрасного мира. В финале виртуозно выверенный акт с публикой, с «рекрутами»-энтузиастами, вытянутыми из партера и упоенно растворяющимися с танцовщиками труппы в музыке «Sway» Пабло Бельтрана Руиса, давал какое-то невероятное ощущение свободы. Дансантный кураж и великолепную форму демонстрировали и сами артисты. Это блаженство передавалось в зал, который ликовал и награждал танцующих несмолкаемыми овациями.

Фото Карины Житковой
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 10:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042607
Тема| Балет, США, Персоналии,
Автор| Майя Прицкер
Заголовок| Чего ждать от балетного сезона
Роббинс, Ратманский, Петипа

Где опубликовано| © В Новом Свете (МК в США)
Дата публикации| 2018-04-26
Ссылка| http://www.vnovomsvete.com/culture/2018/04/26/chego-zhdat-ot-baletnogo-sezona.html
Аннотация|

Балетно-танцевальный мир в Нью-Йорке живет без отпусков: в Сити-центре, театре «Джойс», в центрах исполнительских искусств университетов, на сценах побольше, как в Symphony Space, и совсем крошечных, как в Joe’s Pub, в студиях Центра Барышникова и в зрительных залах музеев, а с наступлением теплых дней и под открытым небом регулярно выступают группы разных стилей, размеров, качества и национальной принадлежности.


Сцена из балета А.Ратманского "Взбитые сливки". АБТ

Вот лишь маленький «апрельский срез». Театр балета Бориса Эйфмана, оттанцевав «Анну Каренину» в театре Дэвида Кока, отметил свой 40-й сезон, а в театре «Джойс» в Челси свое 50-летие отметила компания Лара Лубовича (он тоже юбиляр – 75 лет). В Сити-балете дебютировала кубинская группа «Акоста Данца», детище Карлоса Акосты, блистательного танцовщика, бывшего премьера Лондонского королевского балета, вернувшегося в родную Гавану. А в Бруклине, по соседству с БАМом, прославленная Компания Марка Морриса в своем собственном доме, где есть маленький театр, демонстрирует (по 6 мая) две программы из созданий своего руководителя и даже с его участием! Современные хореографы из Чехии, Словакии, Польши и Венгрии, традиционный танец из разных провинций Индии, южно-африканка Фана Шабалала со своим театром и новой пьесой «Индумба», Нью-Йоркский театр балета со своей вариацией на «Алису в стране чудес»... Чтобы узнать обо всех событиях даже одной недели, придется изучить несколько сайтов!

Но у поклонников классического балета свои ориентиры. Они знаю, что в конце апреля и первые дни мая на двух главных сценах Линкольн-центра начинается весенне-летний и самый продолжительный сезон ведущих американских балетных компаний: Нью-Йоркского Сити-балета в театре Кока и Американского балетного театра на сцене Метрополитен-оперы. Обе труппы привлекают самую широкую публику, от туристов до профессионалов.

Первая уже начала весенний сезон ( 24 апреля), как обычно, программой из одноактных балетов Джорджа Баланчина, чередуя ее с хореографией XXI века: два балета танцовщиков Сити-балета, ставших хореографами (Джастин Пек теперь хореограф-резидент), с главным «лакомством» - балетом Алексея Ратманского «Картинки с выставки» на музыку одноименного фортепианного цикла Мусоргского.

Ратманский уже давно является постоянным хореографом конкурирующей труппы АБТ, но продолжает время от времени ставить и в Сити-балете, и правильно делает: танцовщики здесь технически сильнее и, выученные на хореографии Баланчина, лучше отзываются на современную абстрактную пластическую лексику, в то время как АБТ по традиции ориентирован на полнометражные сюжетные композиции. Несмотря на программность фортепианных «Картинок с выставки», балет Ратманского не имеет ничего общего с иллюстрацией: он воплощает не конкретные образы Гартмана - Мусоргского, но состояния, настроения, динамику взаимоотношений. Он красочен, моментами – сказочен, часто драматичен и в то же время полон неповторимого юмора.

Однако главная тема сезона Сити-балета – 100-летие Джерома Роббинса, не просто выдающегося американского хореографа, оставившего заметный след как в классике, так и на Бродвее, но и одной из центральных фигур в судьбе Сити-балета. Ему посвящен гала-вечер 3 мая и последующие три недели, когда труппа исполнит 19 балетов самого Роббинса, созданных на протяжении 40 лет, плюс две премьеры, приуроченные к юбилею, – композицию Джастина Пека на музыку Бернстайна и компиляцию фрагментов из хореографии Роббинса к восьми известным бродвейским мюзиклам (от «Вестсайдской истории» до «Скрипача на крыше»), созданную Уорреном Карлайлом, обладателем «Тони» за лучшую хореографию в мюзикле.

Роббинс, всего на пару месяцев моложе Бернстайна и, как и тот, сын евреев-эмигрантов из Российской империи, начинал как танцовщик в Балетном театре (будущий АБТ) и в 1943 г. получил разрешение поставить свой первый балет. Им станет Fancy Free – первый совместный шедевр Бернстайна и Роббинса, из которого вырастет мюзикл, а позже и фильм «On the Town». В 1955 году появится «Вестсайдская история», а позже – многострадальный «Диббук». К тому времени Роббинс уже будет много лет работать в компании Баланчина, приглашенный туда как танцовщик, хореограф и второй худрук в 1949 г., в какой-то мере впитав его стилистику. Увидеть эволюцию Роббинса от Fancy Free (1944), Interplay (1945), драматичной «Клетки» (1951), изысканного «Послеполуденного отдыха фавна» (1953) до шедевров на музыку Шопена: Dances at a Gathering (1969) и In the Night (1970), с которыми он вернется в Сити-балет после 10-летнего перерыва, а также «Диббука» (1974) и многого другого (после смерти Баланчина он был – до 1989 г. - главным хореографом, вместе с Питером Мартинсом) – возможность редкая и привлекательная.

***

Американский балетный театр откроет сезон 14 мая, через два дня после окончания сезона Метрополитен-оперы, а завершит его 7 июля. Календарь прост: каждый спектакль идет ровно неделю – и на первый взгляд зауряден. Почти сплошь классика: с 14 мая - «Жизель», с 29-го – «Баядерка», с 11 июня – «Ромео и Джульетта», с 18-го – «Лебединое», с 25-го – «Дон Кихот». «На сладкое», в июле, «Взбитые сливки» Ратманского на музыку Рихарда Штрауса. Этот проверенный популярный набор рассчитан на рядового зрителя, не слишком искушенного, но честно любящего краски, эмоции и виртуозность классического балета или готового с ними познакомиться.

Сезон будет непростым для труппы: после внезапного ухода Марсело Гомеза (из-за восьмилетней давности обвинений в сексуальных домогательствах) и прошлогоднего запланированного Дианы Вишневой компания осталась почти без звезд. Дэвид Хольберг, вернувшийся на сцену после травмы и долгого перерыва, пока еще хрупок, хотя заявлен в нескольких ролях. Ветеран Герман Корнехо танцует все меньше. Даниил Симкин присоединился к труппе Берлинского балета, хотя пока еще занят во многих спектаклях АБТ– от «Жизели» до «Взбитых сливок». Помогут приглашенные солисты: дважды в «Баядерке» появится Кимин Ким – ослепительно техничный, легкий, с точеной фигурой и петербургской «шлифовкой» (он уже несколько лет танцует в Мариинском), дважды в «Жизели» танцует знаменитый итальянец Роберто Болле.

Среди балерин больше, чем в прошлые годы, будет занята Кристина Шевченко. Другие имена давно известны: Изабелла Бойлстон, Джиллиан Мерфи, Стелла Абрера, Мисти Копланд, Сара Лэйн, Хи Сио.

Вряд ли тут можно ждать сенсаций и откровений. За исключением единственного появления Натальи Осиповой в «Жизели» 18 мая, причем в паре с Дэвидом Хольбергом. Будем надеяться, что новых травм – вроде той, которая помешала ему закончить их с Осиповой первую «Жизель» нынешней зимой в Лондоне, - не последует.

Правда, много интересного обещают две премьеры. Изобретательный и современный Уэйн МакГрегор впервые выполнит заказ АБТ. Это будет новая интерпретация «Весны священной» Стравинского (Rite of Spring). МакГрегор создал новое либретто и назвал свой балет «Afterite», соединив «rite» (ритуал) и «after» (потом). Видеодизайн Рави Дипре, костюмы и декорации Вики Мортимер, свет Люси Картер. Все они уже работали с МакГрегором. Премьера состоится 21 мая, на традиционном гала, после чего балет будет идти в один вечер с «Жар-птицей» Стравинского в постановке Ратманского.

Ратманский тоже приготовил премьеру: увлеченный в последнее время хореографическими «раскопками», он обратился к двухактной комедийной «Арлекинаде» Мариуса Петипа на музыку Рикардо Дриго – балету некогда популярному, но после революции больше известному по фрагментам и сокращенным вариантам, часто в исполнении танцевальных школ. Фрагменты новой интерпретации тоже будут частью гала-вечера 21 мая, а целиком балет пройдет с 4 по 10 июня.

Создание 82-летнего хореографа по его же либретто, с типичным для комедии дель арте сюжетом, очаровательной хореографией, красочными костюмами и приятными мелодями Дриго содержит незамысловатую интригу, которая распутана уже к концу первого действия и большой дивертисмент. Но балет, который рецензент после премьеры назвал «хорошеньким», полон скрытых и явных сокровищ. Баланчин, танцевавший в «Арлекинаде» в свои школьные питерские годы и сделавший позже две редакции «Арлекинады» для Сити-балета, называл его образцом комедийного балета и вспоминал: «Больше всего мне нравились остроумие, темп и настроение балета, его доходчивость и изящество в изложении сюжета».

200-летие Петипа решил отметить и международный конкурс «Youth America Grand Prix»: фрагментом из его балета «Дочь фараона» должна была открываться и вторая часть традиционного гала-вечера, прошедшего 19 апреля в переполненном зале театра Дэвида Кока в том же Линкольн-центре. Увы, звезду Большого театра Ольгу Смирнову и молодого солиста Большого Джакопо Тисси мы в Нью-Йорке не увидели. То ли в сильно поредевших рядах американского посольства в Москве не нашлось тех, кто знает о YAGP, то ли не те формы были заполнены, но разбираться было некогда, и визу Смирновой не только не дали, но и в течение недели не позаботились ей об этом сразу сообщить. Скандал, особенно неприятный в свете более чем сложных отношений России и США, огорчил поклонников Смирновой (она должна была танцевать в двух номерах) и немало напряг устроителей. Но те достойно вышли из положения, представив, как обычно, пеструю ленту танцевальных номеров на тему «Звезды будущие встречаются со звездами сегодняшними».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 10:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042608
Тема| Балет, Опера, МАМТ, Планы на сезон
Автор| Юлия Бедерова, Татьяна Кузнецова
Заголовок| Премьерные примеры
Музтеатр имени Станиславского и Немировича-Данченко объявил планы на юбилейный сезон

Где опубликовано| © "Коммерсантъ"
Дата публикации| 2018-04-26
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3614711
Аннотация| Планы на сезон


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко рассказал о планах на юбилейный — 100-й — сезон 2018/19. Комментируют Юлия Бедерова и Татьяна Кузнецова.

Оперные планы столетнего театра (день рождения решили отсчитать с образования оперной студии при Большом театре в 1918 году), производящие впечатление репертуарной свежестью и концептуальной бодростью, могут показать пример молодым и старым театрам.

Во главе списка событий сезона в опере — одна российская премьера, причем современной партитуры, и одна мировая — одного из самых авторитетных российских композиторов в постановке одного из самых знаменитых дирижеров мира.

Владимир Юровский ставит в музтеатре новую партитуру автора, только что отметившего 75-летие, Александра Вустина, «композитора в резиденции» возглавляемого Юровским Госоркестра и поставангардиста круга последователей Эдисона Денисова. «Влюбленный дьявол» (премьера назначена на 15 февраля 2019-го) на либретто Владимира Хачатурова по одноименной повести Жака Казота 1772 года, скорее всего, ничем не похож на оперу популярного в России при Екатерине Второй итальянца Джованни Паизиелло «Инфанта из Заморы», хотя в основе последней — тот же мистический любовный авантюрный сюжет Казота о молодом ученике некроманта, вознамерившемся надрать уши дьяволу и встретившем любовь. За сценическую разработку партитуры отвечают художник Владимир Арефьев и режиссер Александр Титель. Еще одна их совместная работа — возобновление спектакля-фрески «Война и мир» (14 сентября 2018) к юбилейному фестивалю Сергея Прокофьева.

14 ноября 2018 года на сцене музтеатра зазвучит музыка кинокомпозитора Томаса Морза. На Большой Дмитровке представят российскую премьеру его оперы «Фрау Шиндлер» — своеобразный сиквел киноромана Стивена Спилберга с легендарной музыкой Джона Уильямса. Морз не может похвастать такой же степенью известности, хотя в его кинобиографии больше десятка фильмов. Режиссер-постановщик «Фрау Шиндлер» — тоже человек кино Владимир Алеников, автор историй про Петрова и Васечкина, но театральный режиссер по образованию. Вместе с ним оперу о вкладе жены Шиндлера Эмилии в дело спасения евреев, впервые показанную год назад в Мюнхене и вызвавшую большой резонанс, ставит художник Семен Пастух. Завершит сезон юбилейных оперных премьер «Отелло» Верди в постановке Андрона Кончаловского, так что оперная программа, как ни посмотри, выглядит интригующей, красивой и виртуозно-сбалансированной как в репертуарном, так и в эстетическом отношении.

Балетные планы тоже мудро сбалансированы: учтены интересы и консерваторов, и любителей новизны. Для поклонников традиционного балета — многоактного и сюжетного — в юбилейном сезоне труппа возобновляет кассовые хиты прошлых лет. Два из них, «Каменный цветок» Юрия Григоровича и «Золушка» Олега Виноградова, пополнят программу объявленного театром фестиваля Прокофьева. Для артистов эти многолюдные советские блокбастеры — с россыпью ярких сольных партий и фундаментальными кордебалетными сценами — тоже весьма полезны: профессиональные навыки здесь будет оттачивать вся труппа, а не только передовой отряд талантливых энтузиастов. Третье возобновление — «Чайка» Джона Ноймайера (ноябрь 2018-го). Этот балет появился в музтеатре в 2007-м, в эпоху директорства Владимира Урина и Ирины Черномуровой, страстных поклонников хореографа. С тех пор состав труппы изменился радикально, так что «Чайку» можно считать почти новой постановкой.

Но главным ньюсмейкером остается балетный худрук Лоран Илер, продолжающий придерживаться избранной стратегии, принесший ему и театру зрительский успех и «Золотую маску» за лучший спектакль прошедшего сезона: он представляет Москве знаковые постановки ХХ–ХХI веков. В сезоне 2018/19 — две новые программы одноактных балетов. В первой (премьера в октябре 2018-го) изысканный «Кончерто барокко» Баха—Баланчина сочетается с возобновленными «Восковыми крыльями» — самым сдержанным и тонким балетом Иржи Килиана из коллекции «Стасика». Увенчает программу мировая премьера (название и композитор пока не известны) — постановка Андрея Кайдановского, россиянина, работающего в Вене. В музтеатре Станиславского он дебютировал два года назад на вечере молодых хореографов «Точка пересечения», и с тех пор влюбившаяся в него балетная Москва ждет его новой работы.

Вторая программа одноактовок («Ингер/Браун/Прельжокаж», премьера в апреле 2019-го) радикальнее первой: двух из трех хореографов в Москве еще не ставили. Швед Йохан Ингер, некогда работавший танцовщиком в NDT, сочетает пластичность Иржи Килиана с бытовизмами и психологизмом Матса Эка. Выбранная Илером «Прогулка сумасшедшего» (2001) на музыку Мориса Равеля и Арво Пярта — замечательный образец его стиля. Второй автор — Триша Браун — фигура из энциклопедий, одна из основоположниц американского балетного постмодернизма. Свой медитативный спектакль «O zlozony / O composite» на музыку Лори Андерсон она сочинила в 2004 году для трех этуалей Парижской оперы. Лоран Илер в этой постановке не участвовал, но, видимо, оценил ее высоко, раз решил повторить в Москве. Третий балет программы, «Свадебка» Стравинского (1989) Анжелена Прельжокажа — один из ранних, безоглядных, фонтанирующих энергией и фантазией, спектаклей французского албанца. Надо полагать, что труппа музтеатра, разгулявшаяся на столь же темпераментном Охаде Наарине, совладает и со «Свадебкой».

В дополнение к репертуарным актуальностям «Стасик» проведет очередную «Точку пересечения»: приглашенные молодые хореографы, поработав месяц с избранными артистами, представят публике свои постановки в марте 2019 года.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 06, 2018 2:19 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 10:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042609
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Пьеса для него"
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Лабиринт "Фавна"
В Большом театре посмотрели "Пьесу для него" - четыре премьеры для ведущих танцовщиков

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7554 (91)
Дата публикации| 2018-04-26
Ссылка| https://rg.ru/2018/04/26/v-bolshom-teatre-proshla-premera-vechera-solistov-baleta-pesa-dlia-nego.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРЫ

Идея вечера - наш ответ "Чемберлену": русско-американскому продюсеру Сергею Даниляну, с 2006 года радовавшему мир "Королями танца". Данилян работал по принципу Оскара Уайльда "я неприхотлив, мне достаточно самого лучшего", скрещивая звезд-артистов со звездами-хореографами.


"Пьеса для него" - бенефис солистов балета Большого театра, которые представят собирательный портрет современного танцовщика. Фото: Пресс-служба Большого театра


В 2011-м он сам клонировал этот свой подход - с примами Большого театра. Теперь театр взялся за дело сам: артисты сугубо свои, лучшие - проект называется с брутальным подтекстом "Соло для него" и на афише имена Вячеслава Лопатина, Дениса Савина, Игоря Цвирко и Владислава Козлова, а вот с приглашенными авторами вышло по-разному: две российских премьеры порадовали, две мировые не очень.


Поначалу авторы многообещающе напомнили, что танго вообще-то мужской танец-спор


Первым станцевали "Обручение ради смеха" бывшего артиста Мариинского, а ныне приглашенного балетмейстера Екатеринбургского театра Антона Пимонова. Культурный саунтдрек - вокальный цикл Франсиса Пуленка с сумасшедшим сопрано Натали Дессей. Три пары и солист из отборной молодежи Большого. "Миленькая", ничем не раздражающая неоклассика. Дежурный комплект контрового света и клубов дыма, старательно замирающие в арабесках девушки и с трудом таскавшие их юноши сообщили пьесе щенячье обаяние, но не больше.

Другая мировая премьера "Юг" заняла все третье отделение вечера: дело было в таверне, где на опусы Астора Пьяццоллы и других поставили хореографию Марихо Альварес, Пилар Альварес и Клаудио Хоффманн, до премьеры в Большом мало кому ведомые. Поначалу авторы многообещающе напомнили, что танго вообще-то мужской танец-спор, но потом хореографическая мысль забуксовала и традиционные парочки перед рядами столиков закачались с разной степенью убедительности, а потом, кто бы сомневался, двое мужчин (Денис Савин и Игорь Цвирко) поспорили из-за женщины (Мария Виноградова) и по случайности полоснули ее ножом, но так осторожно, что до "Кармен"-лайт сюжет все равно не дотянул. В сравнении "Вечер в таверне" незабвенного Игоря Моисеева выглядит пастозно, но эффектнее, а уж сцена в таверне из "Дон Кихота", исполняемая артистами отечественных театров с большой душевной отсебятиной, - и вовсе шедевром.

На порядок лучше прошли российские премьеры. "Love Song" Андрея Кайдановского, русско-австрийского хореографа и наследника знаменитой фамилии, через МАМТ и Таганку идущего к статусу любимца Москвы, пытается скрестить русский психологический с немецким танцтеатром. Тут история о несчастливой любви, где Он рефлексирует о прошлом, глядя на себя же - другого, не в силах что-либо изменить. Поставлено для тех же Дениса Савина (амплуа главного интеллектуала Большого), Игоря Цвирко (возможно самого страстного танцовщика Большого) и неотразимой в облике взбалмошной хрупкой рыжей стервы Екатерины Крысановой. "Зай-кааа" - вопит Она сначала ласково, потом хамски требовательно, и так закручивается в трио, что уже не разобрать, где чьи руки и где чьи чувства. Опыт Савина и Крысановой времен "Болта" и "Вываливающихся старух" Алексея Ратманского, всех этих негарантированно звездных новых партий, в которые они ввязывались со здоровым аппетитом артистов - все проросло в профессиональных качествах, все в биографию, все недаром.

Однако гвоздем вечера - вполне ожидаемым - стала первая российская постановка "Фавна" действительно мировой звезды Сиди Ларби Шеркауи. С артистами работали его ассистенты Джеймс О’Хара и Дейзи Филлипс, и спасибо им: Вячеслав Лопатин танцевал так, будто детство его прошло не в родной балетной казарме, а на просторах природы - в крайнем случае на всевозможных мастер-классах танцевально-телесных техник. Умный каждой мышцей, трепетный без сомнений и тонкий без слабости, он проживал тягучие такты Дебюсси в гамме от опасливой надежды до буйной радости. Судя по прошлым ролям, и идущий вторым составом Георгий Гусев будет отличным гуттаперчевым Фавном - Большой все же не оскудевает большими артистами. Только вот вспоминает о них не так уж часто.

Как говорят юные, умным быть модно. Тренд - от гламура к доступному арт-хаусу, от блеска академического исполнительства - к интерпретации нестандартных хореографических решений


"Пьеса для него", если счесть вечер не случайностью, а звеном в цепи, сигналит о неочевидной смене зрительских пристрастий и недодуманного, но быстрого менеджерского на них ответа. Тренд - от гламура к доступному арт-хаусу, от блеска академического исполнительства - к обдуманной интерпретации нестандартных хореографических решений. Как говорят юные, умным быть модно. Ну и другое, слишком очевидное: артисты в Большом не просто хороши, а замечательны. Да что там - они лучшее, что в театре есть.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 06, 2018 2:20 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 26, 2018 11:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042610
Тема| Балет, Современный танец, Фестиваль"Золотая маска", Итоги
Автор| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| Объекты в приближении
Где опубликовано| © «Экран и сцена» № 8
Дата публикации| 2018-04-26
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=8547
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ИТОГИ


Сцена из спектакля “Зов начала (Алиф)”
Фото Р.НАЗМИЕВА


Балетная “Маска” 2018 года традиционно представила главные музыкальные театры страны – Большой, Мариинский, Музыкаль-ный имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, Пермский и Екатеринбургский, ставший в последние годы непременным участником фестиваля. Столичные театры были выдвинуты за признанные шедевры. Большой – за “Клетку” Джерома Роббинса выпуска 1951 года. Театр имени Станиславского и Немировича – также за образцовый репертуар XX века: неоклассическую “Сюиту в белом” Сержа Лифаря, поставленную в Парижской опере в годы немецкой оккупации, и более молодую “Вторую деталь” (1991) Уильяма Форсайта, с чьей радикальной хореографией исполнители отлично справились. “Сюита” стала данью театра рафинированному академизму. Станиславцы станцевали эталонную неоклассику без помарок, с настоящим французским шармом и изяществом, за что и удостоились победы в номинации “лучший спектакль в балете”. И хотя распределение премий выглядит слегка из разряда “всем сестрам по серьгам”, решения жюри можно счесть вполне справедливыми. Лучшим хореографом признали Алексея Мирошниченко, автора “Золушки” Пермского театра оперы и балета имени Чайковского.На сегодняшний день Мирошниченко и Вячеслав Самодуров (оба вагановцы) – главные ньюсмейкеры балетной сцены, исправно выпускающие оригинальные постановки, собственные и приглашенных хореографов. В нынешнем сезоне в Екатеринбурге состоялась премьера “Пахиты”, судя по отзывам, претендующая на участие в фестивале 2019 года. Нынешняя же “Маска” оставила балет Екатеринбурга “без серег“, не оценив ни “Наяду и рыбака”, ни “Снежную королеву” на музыку молодого композитора Артема Васильева. Жюри оставили равнодушными и живописные ансамбли, и динамичные дуэты, и трогательные тролли, и скандинавский колорит, и необычная трактовка андерсеновского сюжета, и остроумный остов мамонта (на нем выезжает Снежная королева), отсылающий к “Баядерке”, и прочие шутливые цитаты балетной классики.

“Золушка” же справедливо обрела награды еще в двух номинациях: “художник по костюмам в музыкальном театре” (Татьяна Ногинова) и “работа дирижера в балете”, здесь победил Теодор Курентзис, присовокупивший к имеющимся у него “Маскам” еще одну.

Алексей Мирошниченко, выступающий в “Золушке” и как либреттист, и как хореограф, подтвердил здесь и свои режиссерские способности. Он создал динамичный, с захватывающей интригой спектакль, отдав должное находящемуся в самом низу шкалы сегодняшних театральных приоритетов драмбалету, по поводу которого он иронизирует и коим восхищается. Собственно говоря, эта игра с жанром наравне с любовно-производственной историей в духе советской драмы (в данном случае хореодрамы) становится параллельным сюжетом спектакля. Куда только хореографы не помещали героиню Шарля Перро! Мирошниченко свою “золушку” Веру отправил прямиком в кордебалет Главного театра СССР времен оттепели. Но музыка Сергея Прокофьева, сказочная традиция и появление принца – солиста Парижской оперы Франсуа Ренара совершили превращение скромной юной танцовщицы в солистку, у нее появился второй принц-обожатель – молодой хореограф-новатор Юрий Звездочкин. Роману Золушки с заморской этуалью препятствует КГБ, следящее за каждым шагом влюбленных и выславшее Франсуа Ренара восвояси, в Опера де Пари. Героиня становится невыездной, и ее посылают танцевать в город Молотов, куда за ней отправляется принц № 2 – хореограф Юрий, и где оба, похоже, обретают личное и профессиональное счастье в театре, ныне Пермском театре оперы и балета имени П.И.Чайковского. В спектакле есть и шаржированные портреты политических деятелей, и лирические дуэты, и жанровые сценки, остроумно иллюстрирующие жизнь закулисья и триумфальные зарубежные гастроли с массовым шопингом артистов. Исполнители главных партий – великолепная Инна Билаш (Вера Надеждина) и по-французски элегантный Никита Четвериков (Франсуа Ренар) на премию номинировались, но ее не получили. Лучшей исполнительницей женской партии признали замечательно станцевавшую партию Новенькой в балете “Клетка” Анастасию Сташкевич.

А вот лучшим исполнителем мужской роли был назван Нурбек Батулла, представляющий на фестивале “современный танец”. Спектакль с его участием “Зов начала (Алиф)” (Фонд культурных инициатив “Творческая среда” и Театральный проект “Камень. Облако. Птица”, Казань) – произведение оригинальное и неожиданное. Его авторы – режиссер Туфан Имамутдинов и хореограф Марсель Нуриев сочинили спектакль об утрате национальной самоидентичности через насильственное изменение письменности. В 1927 году арабское письмо в Татарстане было заменено на латиницу, а в 1939-м – на кириллицу. Все эти преобразования Нурбек Батулла “прописывает” пластикой своего гуттаперчевого тела, вычерчивая им в воздухе буквы татарского алфавита. При том, что лицо танцовщика остается отстраненным и сосредоточенным, ему, принимающему самые невероятные позы, завораживающему гибкостью рук, ног и стана, выполняющему прыжки, в которых он, распластавшись, взлетает параллельно полу, удается передать не только грамматические метаморфозы, но и метаморфозы народного сознания. Следуя за танцовщиком, “каллиграфию” озвучивают три вокалистки, произнося сначала названия всех букв “мертвого” алфавита, а затем отдельно – упраздненных (их семь), утрата которых привела частично к потере мелодики, гибкости и глубины языка. Горечь этих потерь звучит и в стихотворении татарского поэта Габдуллы Тукая “Родной язык” (выпеваемом артистками), и в музыкальном сопровождении трио фольклорных музыкантов, делающих танец еще более драматичным и выразительным. И в финале, когда Нурбек Батулла, как убитый, падает на пол, кажется, что вместе с ним подстрелена душа целого народа.

Свою самостоятельную номинацию современный танец получил в 2000 году. В девяностые годы наблюдался небывалый всплеск энтузиазма, расцвет набиравшего силу “движения”. Российский современный танец вставал на ноги: зазвучали новые имена, рождались театры. Он был очень разным – российский contemporary dance первого созыва. Как всякий неофит, он осваивал, самоутверждался, изучал, дразнил, спорил, провоцировал, шаманил. Был яростным, иногда – корявым, искал и заблуждался, но у этого заблуждения имелась мощная энергия.

За три ушедших десятилетия отечественный contemporary dance узаконился и вырос. Лихо использует новейшие технологии – свет, звук, видеоряд. Он уже не пасынок отечественной культуры: стал более гладким (иногда даже пожалеешь о его юношеских шероховатостях), умозрительным и самодостаточным. Он больше не вопиет, адресуясь миру, а зачастую зацикливается на чисто физических экспериментах с телом.

Создатели конкурсного “Объекта в отдалении” (Краснодарская танцевальная компания “Воздух”) явно хотели что-то сказать миру, но сделали это уж слишком многозначительно и пафосно. Постановщики спектакля – Олег Степанов и Алексей Торгунаков – не дебютанты “Золотой Маски”, в 2015 году номинировались за спектакль “Всечтоямогубыть”, где сцена оказалась застлана белой бумагой, которую слой за слоем снимали три исполнительницы, придавая оторванным листам причудливые формы, что по замыслу создателей сопрягалось с психологическими изысканиями. В “Объекте в отдалении” хореографы тоже скрещивают предметный мир с духовным поиском. Девушки, которых теперь четверо, манипулируют, как в японской борьбе, деревянными палками: раскладывают и раскидывают их по полу, носятся с ними, словно самураи, даже ломают, так что обломки летят в сторону зрителей. И это не единственная провокация. В самом начале спектакля артистка просит радиста остановить музыку, поскольку якобы произошла ошибка. Данная работа была бы уместна на фестивале современного танца, но в рамках “Золотой Маски” “Объект в отдалении” выглядел не очень уместно, несмотря на то, что девушки хорошо двигаются и не щадят ни сил, ни тел.

Впрочем, в программе главного театрального смотра страны показалось странным и присутствие очередного экзерсиса на тему “синтез интеллектуальной телесности и эмоциональной выразительности” под названием “Эссенция” екатеринбургской компании “Zonk’a”. Еще более странно, что авторы и исполнители 21-минутного претенциозного номера – Анна Щеклеина и Александр Фролов были выдвинуты на награду аж в двух номинациях – как артисты и как хореографы.

В спектакле “Memoriae” еще одного авторского дуэта – Софьи Гайдуковой и Константина Матулевского – больше юмора, меньше эзотерики и претенциозности и выше качество исполнения. Но и эта забавная миниатюра вряд ли могла серьезно претендовать на статус лучшего спектакля, впрочем, как и постановка Ксении Михеевой из Петербурга под названием “Коллекционер” (Дом танца “Каннон Данс”, Санкт-Петербург), также претендующая на глубокое осмысление природы человека и пути его самопознания, оборачивающегося испытанием прочности тела. Брутальной демонстрации физических возможностей тела трио исполнителей “Коллекционера” отдается со всей возможной истовостью.

Традиционные конкуренты – Челябинский театр современного танца и “Провинциальные танцы” из Екатеринбурга – показали по-европейски отточенные работы “Шелк” и “Имаго-ловушка”. Первую из названных работ поставил европеец Риккардо Бускарини, завороженный российскими снежными пейзажами и воплотивший свои впечатления в медитативном танце слившихся в единое целое артистов, движениями, передающими переливы струящейся тонкой ткани. Предсказуемо победил спектакль “Имаго-ловушка”, сочетающий энтомологический сюжет и иносказания Эзопа, Лафонтена и Крылова. Соединив одонтологию (изучение стрекоз) и мирмекологию (изучение муравьев) с текстами известных басен о насекомых, Баганова в очередной раз высказалась на тему взаимоотношения полов. “Провинциалы”, безупречно владеющие собственными телами, очень точно воплощают замыслы своего гуру-хореографа. Их движения, по большей части монотонные, становятся то ползучими, то вкрадчиво-коварными, то агрессивно-резкими, колющими, пронзающими партнера. Девушки-стрекозы оседлывают мужчин-муравьев, стоящих на четвереньках, или усаживаются им на плечи, когда те выпрямляются во весь рост. В дуэтах- поединках разнополых особей есть место и нежности, и взаимоистреблению, и ловушкам, куда они заманивают друг друга, – всем видам моделей взаимоотношений мужчины и женщины.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 27, 2018 12:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042701
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Анастасия Лименько
Автор| Елизавета Емелькина
Заголовок| Гореть и танцевать. Анастасия Лименько
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2018-04-25
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/anastasia-limenko-stanmus
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Эта девушка несет на своих балетных плечах миссию, четко эту миссию перед собой видит и ничего не боится. Танцевать сказку, создавать прекрасное на сцене театра и оберегать зрителя от жестоких реалий жизни – та самая высшая задача ведущей балерины Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко Анастасии Лименько.



«Информационный поток, который образовывается вокруг нас, бывает, подчас, негативным. С ним сложно справиться. Приходя в театр, люди должны отключиться от этого и получать чистые и светлые эмоции от искусства. Пусть я через танец подействую лишь на нескольких людей в зале, но это мой личный вклад в их жизни и первостепенная цель на сегодняшний день».



Что, если не балет? Как бы сложилась ваша жизнь?

Я часто задавалась этим вопросом. Для нас, балетных артистов, выбор отпадает очень рано, времени «на подумать» нет. В 10 лет ты приходишь в хореографическое училище, и, если все складывается удачно, ты понимаешь, что балет становится твоей профессией. В не специализированном учебном заведении, напротив, открыт полный спектр возможностей. Я бы однозначно выбрала что-то творческое. Например, сейчас я планирую продолжить обучение, но уже в организаторской сфере. Мне нравится общаться с творческими людьми и пробовать объединять их, создавать что-то новое и преподносить это публике.

В одном интервью вы говорили о том, что, решая отдать вас в балет, мама руководствовалась желанием воплотить свою мечту. Не считаете ли вы, что это эгоистично?

Отчасти это и вправду эгоистично. Благо в моей истории все закончилось счастливо, и любовь к балету рождалась, пусть и поэтапно. Поступая в первый класс школы, я ни разу не видела балетного спектакля.

Если бы вам не понравилось? Дали бы возможность уйти?

Сложно представить такую ситуацию. Думаю, меня бы уговаривали попробовать еще.

И будете ли вы настаивать на том, чтобы ваш ребенок непременно танцевал? Или наоборот?

Все зависит от наличия данных и желания. Настаивать, конечно, не буду, но почему бы не попытать судьбу? На родителях лежит глобальная миссия помочь ребенку раскрыть талант. Нужно давать возможность пробовать себя во всем и таким образом найти подходящее занятие.

Вы учились в двух балетных школах. Вы себя ощущаете воспитанницей Минска или Москвы?

Я очень благодарна Минску. Именно там произошло мое становление. Педагоги, которые со мной работали, привили любовь к профессии. Москву я считаю вторым домом. Здесь я повзрослела, здесь стала артисткой, здесь закалились черты моего характера.

Раз речь зашла об учебе. Какие дисциплины вам давались проще, а над какими приходилось работать гораздо больше во время обучения?

Со мной до сих пор играет злую шутку синдром отличницы. (улыбается)
Я любила учиться. В детстве мне хорошо давались физика и математика, также я люблю читать, в МГАХе (прим. ред. Московская государственная академия хореографии) интересовалась философией и психологией. Сейчас я думаю, как лучше построить процесс получения еще одного образования, потому что мне явно этого не хватает. Обучение чему-либо очень дисциплинирует и помогает урегулировать распорядок жизни. Сейчас все очень хаотично, я даже разбрасываюсь, желая все и сразу попробовать.

Что больше нравится, учиться танцевать или танцевать? Быть вечной студенткой или театральной артисткой?

В академии повсюду рамки. Важна выучка, чистота исполнения, техника. Понятию «балеринская подача» я не придавала столько значения, сколько сейчас. В школе о нем даже не говорят. В театре есть пространство для самовыражения. Ставки делаются на индивидуальность, просто техникой никого не удивишь. Школьные наработки должны оставаться, безусловно, но способность раскрыть себя на сцене должна идти рука об руку с тем, о чем я сказала выше. Эту способность получается развить именно в театре. Поэтому сейчас мне очень интересно работать.

Вы уже 6 лет танцуете в одном театре. Не хочется ли время от времени перемен?

Если я найду место, где я буду более востребована, и где я найду новые пути для развития, то буду менять театр. Но пока я здесь, я пытаюсь совершенствоваться, находить что-то новое. Жизнь расставит все по местам, главное не переставать гореть, несмотря на сложности. Если раньше служили в театре, а театр был сильно благодарен за это артисту, то сегодня все ищут место под солнцем. Многие кочуют из театра в театр, и в этом нет ничего плохого.

Любимый балет из репертуара театра?

Конечно, любимые спектакли — твои ведущие спектакли. Классический репертуар в театре сократился, но из любимого остались «Дон Кихот», «Сильфида», «Щелкунчик», «Снегурочка». Сложно выбрать один. Они разные, раскрывают тебя по-разному, в каждом из них создается уникальная история.

Вы не хотите преподавать?

Пока не хочу, душа не лежит. Это огромная ответственность, ты влияешь на судьбы студентов. На постоянной основе точно нет, что касается мастер-классов и работы с кем-то из артистов, то можно попробовать, но попозже.

Что из современных постановок вы бы сейчас станцевали?

Я не против пробовать новое, но я глубоко убеждена, что классику танцевать сложнее, как бы современная постановка не была наворочена. Человек при определенных физических данных и без балетного образования сможет станцевать нечто подобное, а классику нет. Поэтому сейчас для меня первостепенно наращивать именно классический репертуар.

Как проходит ваш день до спектакля?

Встаю я рано, часы до работы идут на настройку духа. Люблю почитать, провести время в кофейне. Если есть силы, иду на пилатес или на йогу, которые помогают стабилизировать тело. К 11 часам утра иду на класс, его не пропускаю. После класса репетиция, далее перерыв несколько часов до спектакля. В перерыв стараюсь успеть попасть домой и поспать. Ничего специфического.

Есть ли ритуал перед выходом на сцену?

У артистов много суеверий. Забыла посмотреться в зеркало, обязательно постучать по сцене, не поднимать упавшие шпильки и много всего другого. Сейчас я избавилась от любых суеверий и обращаю внимание на психологическое состояние перед выходом на сцену, а не на пустяки. Важно быть внутренне спокойной, позитивно настроенной.

Бывает, что спектакль не заладился с первых мгновений?

Бывает, конечно. Но, как правило, я собираюсь еще быстрее. Поскользнулась или упала? На меня это действует отрезвляюще и помогает вмиг мобилизоваться.

Как вам театр сегодня? Несложно заметить, что он очень осовременился.

Действительно, театр очень сильно поменялся. Это вызвало разные реакции среди педагогов и труппы. Я постаралась остаться в этой ситуации непредвзятой и адаптироваться к происходящему. Я приверженка классики, потому что на ней воспитывалась, тем не менее люблю и современный танец. Открывая его мир, я отмечаю подходы, которые применяю потом и в классическом танце. Нас не воспитывали в училище универсальными артистами, телу необходимо время для переключения с классики на современный танец, и наоборот. А у нас сейчас происходит так, что нужно сразу с одного стиля на другой перестраиваться. Это вызов для каждого артиста, и нужно уметь работать и в таких условиях. Мы приспосабливаемся и стараемся изо всех сил. Это отличный опыт для физического ощущения и ментального состояния артиста.

Пофантазируем. Перед вами Настя 2012 года и Настя современная. Что в вас изменилось и что осталось неизменным?

Изменилось многое. В школе мне было проще. Одна цель – выпуск. Не приходится прогнозировать будущее, решать вопросы, переживать. Было проще совладать со своим эмоциональным состоянием. А в театре понимаешь, что многие вещи просто-напросто от тебя не зависят, иногда бывает сложно сдерживать амбиции. В этом плане жизнь стала сложнее. Я осталась такой же позитивной и открытой, какой была раньше, но мои розовые очки иногда спадают, хотя я тут же их поправляю на место. Я хочу верить в сказки, верить, что добро побеждает зло и рассказывать это на сцене. Иногда ты понимаешь, что реальность сильнее твоих иллюзий, но я стараюсь представлять, что все воплотимо!

Фото Анастасия Сеникова
=============================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 27, 2018 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042702
Тема| Балет, XVII Международный фестиваль балета, Персоналии,
Автор| Лариса Абызова
Заголовок| Dance Open. Финиш
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2018-04-27
Ссылка| https://musicseasons.org/dance-open-finish/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Проходивший на сцене Александринского театра в Петербурге XVII Международный фестиваль балета завершился


Het Nationale Ballet. ©НП «Дансе Оупен фестиваль»

По традиции программа щедро включала в себя спектакли зарубежных трупп. И – опять же по сложившейся традиции – были представлены труппы, уже известные петербуржцам, и, напротив, незнакомые.

Как старых знакомых зрители встретили Национальный балет Нидерландов (Het Nationale Ballet) с программой из шести номеров известных на мировой сцене хореографов: Кристофера Уилдона («Концерт Конкордия» на музыку Франсиса Пуленка), Дэвида Доусона (па де де из балета «Тристан и Изольда» на музыку Шимона Брошки), Алексея Ратманского («Воспоминание о дорогом месте» на музыку Чайковского), Кшиштофа Пастора («Подвижные пространства» на музыку Альфреда Шнитке). Два номера – соло из балета «Пять танго» Астора Пьяццоллы и «Déjà vu» на музыку Арво Пярта – принадлежат хореографу-патриарху Хансу ван Манену, который приехал в Петербург, чтобы возглавить международное жюри фестиваля.

Словенский Национальный театр Марибора в Dance open участвует третий раз. Показанные в прошлые приезды балеты в хореографии художественного руководителя труппы Эдварда Клюга «Весна священная» и «Пер Гюнт» настроили зрителей на серьезный лад. Но эти ожидания не оправдались. Программа «Левой, правой, левой, правой», объединившая опусы Йохана Ингера, Александра Экмана и Эдварда Клюга, глубиной не отличалась, но ее изобретательные хореографические изыски подходили для эстрадного представления. Получасовая «Прогулка сумасшедшего» от Йохана Ингера сделана с юмором в духе Матса Эка. Блестяще обыграна деревянная стена, которая складывалась и раскладывалась как конструктор. Безумство оправдывало происходящее на сцене, и даже то, что все это происходило под музыку «Болеро» Мориса Равеля. Сюрреалистичный «Сон Хилла Харпера» в постановке Эдварда Клюга – доказательство наличия вкуса у хореографа. Визуально стильная, лаконичная работа, решенная средствами графичной хореографии, где разнообразная горнолыжная атрибутика создает атмосферу зимнего курорта. Убаюкивающая музыка Милко Лазара, исполненная двумя очаровательными арфистками, еще больше способствует погружению зрителя в сон. Ныне, когда кроссовки стали главным модным трендом, танцовщики «Левой, правой, левой, правой» Александра Экмана бодро промаршировали по ленте беговых дорожек. Околотанцевальный опус Экмана насквозь пронизан иронией, которой обладает не только сам автор, но и вся труппа. Видео «балета-шествия» труппы Марибора по улицам города не могло оставить равнодушным и повеселило даже самого консервативного зрителя.

Наибольший интерес вызвали ранее не известные в городе коллективы. Балет Монте-Карло (Ballets de Monte-Carlo) показал «Золушку» Сергея Прокофьева в постановке руководителя труппы Жана-Кристофа Майо. Музыка Прокофьева дает широкие, многоплановые возможности для интерпретации. Майо идет не от сказочности, гармонии, а от гротеска. Впрочем, гротеск – не ерничество, в которое временами впадает хореограф. Идея сделать феей не абстрактную старушку, а родную умершую мать Золушки, не нова, такой ход был, к примеру, в спектаклях Джона Ноймайера и Марии Большаковой. Такой оборот событий возможен. Сомнение вызывает завершающий балет двойной любовный дуэт Золушки (Александра Тоньолони) – Принца (Франческо Мариоттини) и Феи-Матери (Мимоза Коике) – Отца (Джейонг Ан). Конечно, Отец перед этим раскаялся в измене, даже попытался задушить Мачеху (Мод Сабурен), но всё же проектировать несчастливую судьбу родителей на молодую пару вряд ли стоит, если быть верным музыке Прокофьева. Оригинальной находкой Майо стало решение отказаться от волшебных туфелек: босые ножки героини посыпаны золотой пылью, и это смотрится эффектно и сказочно.

Балет Большого театра Женевы (Le Ballet du Grand Théâtre de Genève) привез «Щелкунчика» в постановке Йерона Вербрюггена. Автором музыки значится Петр Ильич Чайковский, но сочинение композитора подверглось вивисекции. Неудобно говорить о правилах приличия работы с великой музыкой. Перекроенный сценарий Петипа был малопонятен даже самому искушенному зрителю. Логика драматургии прослеживается исключительно при наличии программки.

«Щелкунчик» имеет на балетной сцене многие лики, немало и таких, которые рассказывают о взрослении девичьей души. Вербрюгген тоже говорит о взрослении, только не души, а тела девочки Мари (Юми Айзава). Ее тяга к обществу старших подружек и мальчиков показана насмешливо и достоверно. Юноши-орехи с лидером Принцем (Захари Кларк) – забавны, сказочны и реалистичны одновременно. На головах у них колючие красные шапочки, как плоды рамбутана, ядовитые орехи которого при определенной обработке становятся деликатесом. Вот и Мари путем «обработки» добивается успеха – завоевывает Принца на зависть всем своим подружкам. Отметить танцевальные находки практически невозможно, так как, отбросив декорационную составляющую и некоторые режиссерские приемы (например, динамичное скольжение по сцене рам-порталов), говорить об особенностях хореографической выразительности не приходится. Кто действительно заслуживает похвалы – это болгарские дизайнеры, оформившие балет – Ливия Стоянова и Ясен Самуилов. Яркие стразы на масках, фрагментарно вписанный сочный цвет, хрустальная люстра, дождь из блесток – все это на фоне глухого матового черного выглядело очень эффектно, почти феерия от Swarovski. Огромный резной шкаф, завораживающий своей инфернальностью, в нем, будто в «Хрониках Нарнии», то появлялись, то пропадали сказочные персонажи. Балет оформлен роскошно, по-швейцарски. Поэтому ответ на вопрос: без кого из трех авторов спектакля можно было бы обойтись (без композитора, художника или хореографа), вполне очевиден…

На фестивале состоялась мировая премьера спектакля «Душа фламенко» – спектакля, возвратившего публику старшего поколения на три десятилетия назад, а молодым давшего возможность познакомиться с кумиром их родителей легендарным Хосе Антонио Руисом. В начале 1990-х на сцене Мариинского театра с триумфом шли его «Романс Луны», который он танцевал с Наталией Макаровой, и балет «Гойя-дивертисмент» (исполнитель главной партии Фарух Рузиматов присутствовал в зале Александринки). Хосе Антонио вышел на сцену со своими молодыми танцовщиками. Все вместе они продемонстрировали, что фламенко – танец, рожденный народом, танец простой и мудрый, страстный и нежный, исполненный естественно и честно, выигрывает у зрителей в эмоциональном плане.

Завершился фестиваль гала-концертом. Два отделения из 16 номеров разных жанров – масштабный финал, по итогам которого международное жюри присудило призы, представляющие собой хрустальные реплики скульптуры, сделанной в 1913 году Борисом Фредманом-Клюзелем со слепка ноги великой балерины Анны Павловой.

Гран-при достался премьеру Национального балета Нидерландов Марьину Радемякеру. Этот обаятельный блондин с большим воодушевлением и технической чистотой исполнил миниатюру «ШШШ» на музыку Фредерика Шопена в хореографии Эдварда Клюга. На Dance Open он выступил впервые.

В номинации «Мисс выразительность» победила Ксения Овсяник, прима Берлинского государственного балета, выпускница Белорусского хореографического училища, выступившая в дуэте из балета «No man`s land» в хореографии Лиам Скарлетт на музыку Ференца Листа. «Мистером Выразительность» стал артист Королевского балета Швеции Хироаки Ишида за номер хореографа Марко Гёке «Черный лебедь» на музыку из «Лебединого озера», исполненный им вместе с партнершей Амандой Лана. Решение жюри сомнению не подлежит, но трудно найти достойную награды выразительность в номере, где танцовщики дергались и распадались на части вопреки музыке.

Награду в номинации «Мисс Виртуозность» получила Анна Оль, прима Национального балета Нидерландов, выпускница Красноярского хореографического училища, за участие в pas de deux из «Эсмеральды». «Мистер Виртуозность» – премьер труппы Астана Опера Бахтияр Адамжан, показавший динамичный, силовой танец в pas de deux Дианы и Актеона из «Эсмеральды» в хореографии Агриппины Вагановой.

Лучшим дуэтом названы Екатерина Крысанова и Игорь Цвирко, солисты Большого театра, выпускники Московской академии хореографии, с азартом исполнившие дуэт из балета «Светлый ручей» Дмитрия Шостаковича в хореографии Алексея Ратманского.

Престижным считается «Приз зрительских симпатий». Публика опускает бюллетени с именами номинантов после окончания гала-концерта. В этом году награду разделили за номер «Трое» на музыку Астора Пьяццоллы трое исполнителей (они же и хореографы). Дэниэл Улбрихт, премьер Нью-Йорк Сити балета, на Dance Open уже в пятый раз! Своих партнеров американских гастролирующих танцовщиков Дениса Дроздюка и Лекса Ишимото он привез в Петербург впервые. Овации после их головокружительных пассажей подтвердили, что приз принадлежит этой троице по праву.

Фестиваль закончен. Зрители разошлись. Хрустальные ноги обрели владельцев и разъехались в разные стороны света. На следующего Dance Open всего один год.

=====================================================

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Май 06, 2018 2:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18530
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 27, 2018 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018042703
Тема| Балет, XV Открытый российский конкурс артистов балета им. Екатерины Максимовой «Арабеск-2018»
Автор| Игорь Карнаухов
Заголовок| Первые среди лучших
Пермские артисты преуспели на «Арабеске-2018»

Где опубликовано| © Пятница (Пермь)
Дата публикации| 2018-04-27
Ссылка| https://friday.perm.ru/articles/nk-4675753.html
Аннотация| КОНКУРС, ИТОГИ

В Перми завершился XV Открытый российский конкурс артистов балета им. Екатерины Максимовой «Арабеск-2018». Гран-при вновь не обрёл обладателя. Наряду с ним остался невручённым приз Екатерины Максимовой и Владимира Васильева, предназначенный лучшему дуэту конкурса. Однако для пермской сцены официальные итоги можно расценить как успешные.




Высокий средний уровень

Первую премию в старшей возрастной группе (участники от 18 до 26 лет) завоевал солист Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского Кирилл Макурин. Артисту нет ещё 20 лет: Пермское хореографическое училище он окончил в 2016 году и был принят в труппу «Дома Чайковского». На его счету партии Али в «Корсаре», выход в Венгерском танце в «Лебедином озере», па-де-де «Весна» во «Временах года». Два года назад, на «Арабеске-2016», молодой талант стал обладателем второй премии.

Вместе с ним нынче высокую награду разделил Никита Ксенофонтов (Новосибирск). Харизматичный сибиряк снискал также и приз зрительских симпатий. Первой премии среди девушек удостоилась Чон Ын Сон (Корея).

В младшей возрастной группе (до 18 лет) первенствовали: среди юношей — питомец Пермского хореографического училища Данила Хамзин, среди девушек — Ю Чин Ким (Корея). Юная кореянка также завоевала приз им. Галины Улановой «За одухотворённость танца».

Владимир Васильев, председатель жюри и художественный руководитель «Арабеска», народный артист СССР:

— Я бы отметил очень высокий средний уровень исполнительского мастерства участников, которых мы увидели. С одной стороны, это означает, что растёт уровень балета, повышается техническая подготовка артистов. С другой стороны, очень сложно выделить кого-либо. Как бы то ни было, ребята находятся в начале творческого пути, и мне кажется, что среди такого количества хороших танцовщиков и танцовщиц есть будущие звёзды.

Вторую премию в старшей группе среди мужчин заслужили Юрий Выборнов (Москва) и Ан Сон Чон (Корея), среди женщин — Виктория Дедюлькина (Челябинск) и Булган Рэнцэндорж (Монголия). Аналогичной наградой среди юношей отметили Алексея Хамзина (Пермь), среди девушек — Елену Исеки (Германия). Выборнов также получил первую премию за исполнение номера современной хореографии.

Третью премию в старшей группе поделили между парами Софья Гаврюшина / Рустам Исхаков (Уфа) и Маркос Яго / Майтэ Нунэс (Бразилия). Среди девушек в младшей группе третью премию жюри присудило Хомаре Каваи (Япония).

Приз памяти Георгия Зорича «За чистоту техники и артистичность исполнения», предназначенный танцовщикам, присуждён Серику Накыспекову (Казахстан). Приз Пермского театра оперы и балета за лучшее исполнение номера на музыку П. И. Чайковского отправится в Бразилию с Маркосом Яго и Луанной Гондим, им же, кстати, досталась премия жюри прессы.

Пермские участники Иван Суродеев, Мария Малинина и Вячеслав Спильчевский были поощрены дипломами.

Герои-«панфиловцы»

Зато результаты конкурса современной хореографии обернулись триумфом Алексея Расторгуева и «Балета Евгения Панфилова». Пермский артист и хореограф, которому через пять дней исполнится 40 лет, получил первую балетмейстерскую премию и диплом лучшему хореографу за миниатюры Vis-à-vis и «Мой милый Сердан». Он же удостоился премии Союза театральных деятелей России. Жюри прессы также наградило своими дипломами за постановку Арину Панфилову и Елизавету Чернову.

Кирилл Макурин взошёл в этом разделе на вторую ступень символического пьедестала почёта среди исполнителей. Третьим среди артистов стал Андрей Арсеньев (Санкт-Петербург).

Вторая премия среди балетмейстеров в танце модерн оказалась в руках Марии Маркуниной и также уехала в город на Неве, третья — у Саръяна Сулейманова (Уфа).

«Мы убедились, что выделить конкурс современной хореографии в отдельное состязание было удачной идеей. Молодые хореографы и исполнители получают у нас дополнительную возможность показать себя. Классика и современность идут в нашем конкурсе рука об руку», — считает Владимир Васильев, наградивший своим специальным призом именитого японского хореографа Такане.

Все флаги к нам

В конкурсе классической хореографии состязались 111 исполнителей из 15 российских городов, а также из других стран: кроме указанных, из Киргизии, Узбекистана, Азербайджана, Латвии, Израиля, Ирландии — всего из 15 держав.

В конкурсе современной хореографии приняли участие 79 исполнителей.

За 30 лет проведения конкурса «Арабеск» Гран-при присуждался всего трижды, и всякий раз его увозили в Азию: кроме японца Морихиро Иваты в 1992 году, дважды, в 2010 и 2012 годах, побеждали танцоры из Южной Кореи — Чжун Йон Дже и Кимин Ким.

В 16-й раз «Арабеск» пройдёт через два года. Молодые артисты и хореографы вновь соберутся в Перми в апреле 2020 года.


Фото: Эдвард Тихонов
=====================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 6 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика