Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2018 5:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032309
Тема| Балет, академия Русского балета имени А.Я. Вагановой, Персоналии, Мария Хорева
Автор| Сергей Погребняк
Заголовок| Мария Хорева: Балерины трудятся как грузчики
Где опубликовано| © «Эхо Москвы» БЛОГ
Дата публикации| 2018-03-23
Ссылка| https://echo.msk.ru/blog/pogrebnyaks/2170996-echo/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В свои 17 лет юная балерина Мария Хорева уже выступает на ведущих сценах всего мира. Ее называют самой талантливой балериной своего поколения. Мария рассказала о своем типичном распорядке дня, знакомстве с Николаем Цискаридзе, и едят ли балерины сладкое.

— Мария, добрый день! Тебя называют самой талантливой балериной своего поколения, а в Инстаграме на тебя подписано 200 тысяч человек. Как тебе удается справляться с таким вниманием?

— Все это внимание для меня — некая параллельная реальность. Сейчас я погружена в очень сложную и интересную работу с моими любимыми педагогами. Работу по совершенствованию себя. У меня даже не остается времени подумать о чем-то другом, да оно меня и не очень интересует, это другое. Тот мир, в котором я нахожусь, мне очень нравится.

— Сейчас ты являешься студенткой последнего курса академии Русского балета имени А.Я. Вагановой. Опиши свой типичный распорядок дня в учебный день.

— Я встаю в половину восьмого утра, завтракаю и иду в академию. Занятия стартуют в девять двадцать. Я прихожу немного пораньше, чтобы размяться, подготовить свое тело. День начинается с теоретических предметов: история хореографии, история музыки и другие. Дальше — как минимум два часа классического танца. Потом идут специальные предметы: характерный танец, дуэтный танец, актерское мастерство, классическое наследие и исторический танец. В половину шестого начинаются репетиции к нашим театральным выступлениям. Они продолжаются до восьми часов вечера. После репетиций мы немного отдыхаем, восстанавливаемся, иногда я снимаю сюжеты для соцсетей и только потом я иду домой.



— Чем ты любишь заниматься в свободное время?

— Чтение, музыка, интернет, английский язык – всего любимого и не перечислишь. Фильмы и сериалы стараюсь смотреть именно на английском. Если свободного времени чуть больше, то я очень люблю готовить. Особенно десерты. Они у меня получаются вкусными, семье, друзьям, гостям очень нравятся. А мое хобби №1 — это Инстаграм. Бесконечный простор для вдохновения и творчества. Ну или конечный. Но пока я еще не дошла до его предела.

— Все твои соц. сети полностью на английском языке. Ты сама их ведешь?

— Конечно, сама. Я это дело очень люблю. Я чувствую этот язык все больше и больше, что заряжает меня позитивом. Так получилось: основная моя публика не из России. Никаких специальных усилий я для этого не предпринимала, но результат меня радует. Новые люди, новые впечатления, другой стиль мышления. Как будто путешествуешь, не выходя из дома.

— Есть ли у тебя в планах изучение других иностранных языков?

-Желание, конечно, есть. Вот только где найти время? Я с большим восхищением смотрю на людей, которые разговаривают на нескольких языках. Буду стараться.

— Ректором академии Вагановой является Николай Цискаридзе. Опиши свое первое впечатлений при знакомстве с Николаем.

— Я тогда была маленькая и встреча с ректором ничего, кроме страха не вызывала. Он шел по коридору и ученики замолкали при его приближении. Именно страх перед руководителем всей школы.

— Какие советы можно услышать от Николая во время репетиций?

— Мне не удалось плотно поработать с ним, однако те репетиции, в которых он принимал участие, давали много в плане профессии. Например, одно из последних замечаний было по поводу приводящих мышц, без которых невозможно сделать ни одно движение правильно и красиво.

— Балет — это многочасовые ежедневные тренировки. Нагрузки сопоставимы с футболом и хоккеем. На твой взгляд, можно ли назвать балет спортом?

— Балет – безусловно, спорт. На все 100%. Невероятные нагрузки. Репетиции плюс спектакли – все вместе дает ежедневно и без перерыва на выходные и праздники от 6 до 10 часов того, что в спорте называется тренировками и соревнованиями. Но да, в отличие от некоторых видов спорта, у нас есть еще оркестр, сцена, зрители, аплодисменты и многое другое, что в свое время подтолкнуло меня оставить художественную гимнастику и начать заниматься балетом.

— С большими нагрузками всегда приходят травмы. Часто ли они случаются в балете?

— Травмы, действительно, случаются часто. Это очень печально. Но никто от них не застрахован, как в балете, так и в спорте.

— Что тебе помогает их избегать?

— Правильная подготовка к занятиям, репетициям и выступлениям. Тело должно быть готово к высоким нагрузкам. Ну и, понятно, физиотерапия, мази и витамины. Я стараюсь не очень часто практиковать агрессивную медицину, которая может сказаться на здоровье в будущем. После травм важно соблюдать покой, но мой график не всегда это позволяет.

— Гастролируя с академией, ты успела посетить множество городов в России и за рубежом. Какой город произвел на тебя самое сильное впечатление за время поездок?

-Я безумно рада, что мне удается так часто путешествовать. Путешествия меня вдохновляют как ничто другое (после балета, конечно). Мне всегда хочется путешествовать еще больше. На сегодняшний день самое сильное впечатление на меня произвел Токио. Чувствуется огромное различие в культуре и людях, мощь этого города.

— За границей к балету относятся так же, как и у нас?

— Если говорить конкретно о японцах, они любят балет, наверное, больше всех на планете. Японцы сильно привязаны именно к русскому балету. Различия между культурами и традициями балета, безусловно, есть. Например, на Западе танец больше ориентировано на модерн. А в России продолжают сохраняться традиции классического балета.

— Есть ли у тебя кумир в мире балета, человек который тебя по-настоящему вдохновляет?

-Для меня кумир — это не один человек, а некая мозаика из людей. В каждой хорошей балерине есть черты, которыми я восхищаюсь. Я могу назвать много имен прекрасных балерин. Например, Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина, Сильви Гиллем, Светлана Захарова и многие-многие другие. У каждой из них был свой путь, каждая стала алмазом с неповторимой комбинацией граней. Нет двух одинаковых судеб, нет двух похожих балерин.

-Тебя часто сравнивают с примой Большого Театра — Ольгой Смирновой.

Да? Мне такого не говорили. Мы с ней очень разные. Ольга, безусловно, замечательная балерина, а ее линии просто волшебны. Она закончила академию Вагановой, и я сейчас занимаюсь у того же педагога, что и она. Конечно, Ольга — очень красивая балерина.

— Перед тем, как воплотить на сцене новый образ, изучаешь ли ты произведение и историю своего персонажа?

— Обязательно. Всегда обращаюсь к литературному первоисточнику и музыке. Узнаю все про композитора, автора и хореографа. Изучаю, как воплощали этот образ многие другие балерины до меня. Сейчас это не сложно сделать. В интернете можно найти множество видео, исследований, текстов.

— Для балерин особенно важно держать себя в форме. В поддержании формы, безусловно, важную роль играет питание. Есть ли у балерин бан-лист в плане продуктов питания?

— На самом деле, это миф. Никакого бан-листа нет. Более того, есть план питания, как у спортсменов, которого я стараюсь придерживаться. Еда должна помогать нагрузкам. Нужно питаться так, чтобы это было полезно для тела и помогало выдерживать тот объем физической работы, который у нас сравним с хоккеистами и грузчиками. (смеется). Сладкое, мучное, молочное и все такое прочее – едим без проблем.

— Давай вспомним твое первое выступление на главной сцене Мариинского театра. Какие эмоции ты испытывала в тот момент?

— Это была роль карлика в балете «Шурале». Очень маленькая, я тогда была в первом классе академии, но довольно сложная физически – надо было в полусогнутом состоянии носить тяжеленный костюм с узкой прорезью для глаз, забранной сеткой. Все это происходило в почти полной темноте и ориентироваться на сцене приходилось почти на ощупь. Конечно, я волновалась. Но уже тогда я чувствовала некое единение с чем-то недосягаемым — с труппой Мариинского театра.

— Присутствует ли это волнение у тебя до сих пор?

— Волнение присутствует каждый раз, когда я выхожу на сцену. Оно трансформировалось. Стало другим, но осталось. Без него никак. Да и не нужно стараться избавиться от волнения, из него частично берется вдохновение, энергия представления своей роли зрителю.

-Множество юных балерин мечтают быть похожими на тебя. Какой совет ты могла бы им дать?

У меня не самый простой путь. Бывают легче. (смеется). А вообще надо работать, работать и работать. Всё возможно, если есть трудолюбие и немного везения. Без последнего мало что получится, это факт. Единого рецепта успеха здесь нет, ну или я его не знаю. Нужно обладать фанатичным трудолюбием и удачей, чтобы добиться успеха. Чего я и желаю всем и себе тоже.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 23, 2018 6:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032310
Тема| Балет, Театр "Киев модерн-балет", Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Олег Вергелис
Заголовок| Раду Поклитару: Спящую красавицу встретил под Киевом
Где опубликовано| © Зеркало недели (Украина)
Дата публикации| 2018-03-23
Ссылка| https://zn.ua/art/radu-poklitaru-spyaschuyu-krasavicu-vstretil-pod-kievom-279012_.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В театре "Киев Модерн-балет" Раду Поклитару репетирует "Спящую красавицу" П.Чайковского (премьера модерной версии заявлена в столице на конец мая). В перерывах между репетициями балетмейстер делится мыслями о Чайковском, Швейцарии и "самоокупаемости" своего театра.


© Театр "Киев модерн-балет"

Пока дворец короля Флористана, одного из героев балетного сюжета, еще не готов для сценической эксплуатации (он достраивается), Раду репетирует свой новый спектакль на Подоле, в репетиционном зале Киевского муниципального детского музыкального театра. Уже довольно долгое время "Киев Модерн-балет" пребывает в "приймах" в этом здании, собственно говоря, в здании бывшего Дома культуры "Пищевик". За истекший период семейных скандалов и разборок на одной территории не наблюдалось. Но тема собственного помещения для "Киев Модерн-балета" — не отменялась.

— Раду, недавно твой театр получил статус академического. Насколько это отразилось на зарплатах и на большей самостоятельности коллектива?

— Мы сохранили тот же уровень зарплат, который и был до нашей недавней автономии. Ведь, как известно, все артисты "Киев Модерн балета" раньше числились артистами Муниципального музыкального театра для детей.

Сегодня слегка удалось поднять зарплаты исполнителям за счет повышения разрядности. Но говорить о каком-то невероятном финансовом скачке, учитывая еще и нашу инфляцию, никак не приходится.

— Твой театр активно гастролирует, избороздил практически все пригодные для балетов сцены Украины. Можно ли говорить о самоокупаемости такого эфемерного детища, как "Киев Модерн-балет" в наших условиях веселой экономической реальности?

— Такого не может быть. К тому же наш театр является "неприбыльным" и по своему статусу. Мы должны тратить на развитие театра, на новые проекты. Нас, кстати, постоянно спрашивают представители бизнеса — о самоокупаемости. Но она невозможна, поскольку и жанр дорогой, и подобные проекты всегда дотационные. Ведь мы существуем не в системе антрепризы или бродвейского мюзикла, когда одно название амортизируется долгое-долгое время. "Киев Модерн-балет" — современный репертуарный театр.

— Тем не менее, разговоры о поиске какого-либо отдельного помещения для такого репертуарного театра — то возникают, то затихают. На каком этапе сегодня эти мечты о будущем?

— Мечтать не вредно. И могу сказать, что "Киев Модерн-балету" очень нужен свой дом. При этом я достаточно рациональный человек и прекрасно понимаю, что нынче мечтать о строительстве какого-либо нового театра — со сценой и со всеми остальными прекрасными архитектурными достижениями — даже не имеет смысла.

Мне вообще трудно представить, что в это время кто-либо этим захочет и сможет заниматься. И можно только порадоваться за Виталия Ефимовича Малахова, которому, несмотря на все проблемы и препятствия, все-таки построили в Киеве новый современный театр. Причем прекрасный театр. И, не будем забывать, это практически единственный новый театр в Киеве за годы Независимости. Впрочем, не только Независимости.

— Но все же некоторые театры в Киеве хотя бы перестраивались. И заново открывались, наподобие красивого кукольного по улице Грушевского.

— Вот именно, перестраивались, открывались. А вот новый театр — один-единственный за столь продолжительный период. А этот период — столетие. Поэтому о новом здании я, конечно же, думаю, но в то же время понимаю, что, может быть, на этом этапе нам не менее нужна хотя бы база для театра. Репетиционный зал, какие-то административные помещения.

— Есть варианты?

— Варианты есть всегда. Но главное — чтобы совпадали желания и возможности. Министерство культуры, департамент культуры Киева в этом плане очень хотят помочь "Киев Модерн-балету". И я это вижу. Ведь и они, и мы понимаем, что репетиционная база — это хотя бы работа в нормальном помещении, в нормальное время. А не по вечерам, как мы репетируем сейчас "Спящую красавицу", разделяя поочередность репетиционных помещений с хозяевами Детского музыкального театра. Нечеловеческое столпотворение, которое есть здесь и сейчас, конечно же, не сильно вдохновляет, но мы работаем.

Как раз новая работа Раду — более чем амбициозная: культовая "Спящая красавица", музыка Чайковского, либретто Всеволожского и Петипа, сюжет Шарля Перро. Кто ж не видел, эту "Спящую"? Кто ее не будил сто раз в детстве? Но, как всегда, у Поклитару предполагается очередной эстетский хореографический перевертыш на основе классики. На основе той истории, внутри которой живут не тужат красавица Аврора, принц Дезире, фея Сирени, фея Карабос и другие прекрасные и ужасные существа.

— По-моему, это уже третий классический балет Чайковского, к которому ты прикладываешь модерную руку?

— А у Чайковского вообще-то три балета.

— И если все его балеты иссякнут, то что потом — начнутся оперы в репертуаре твоего театра?

— Оперы, конечно, тоже могут быть в разработке — с прицелом на наше направление. Но если брать, например, "Пиковую даму" в адаптации для балета, то там "мешает" текст Пушкина.

— Чем же он тебе мешает?

— Мешает в переносном смысле. Я имею в виду, что великий текст как бы довлеет в этой истории, авторское слово создает неповторимую магию внутри пушкинского сюжета. Поэтому мне пока не до опер, занимаемся балетом.

"Спящая красавица" — гениальная партитура. И я знал, что рано или поздно к ней приду. Вообще я стараюсь в репертуаре "Киев Модерн-балета" чередовать большие и малые формы. В один сезон ставлю гранд-спектакль, на следующий — достаточно камерную вещь. Вот была "Жизель", потом был балет "Вверх по реке".

Но, если честно, к "Спящей красавице" я даже не подступился бы.

— Что останавливало?

— Ничто не останавливало. Но не было и особой опоры, поддержки. Теперь, к счастью, она нашлась — помощь Швейцарского посольства. Собственно, этот проект — инициатива швейцарской стороны. И у них, и у нас есть огромный интерес к созданию нового культурного продукта, который можно расценивать как копродукцию творческих сил Швейцарии и Украины.

— С украинской стороны — ты, кто в "Спящей красавице" представляет Швейцарию?

— Эту страну представляет художник, замечательная Марианн Холленштайн.

— У нас наверняка о ней не так много знают.

— Она вообще в Украине будет делать свой первый проект. И уже несколько раз была здесь у нас по делам "Спящей красавицы".

Я сознательно искал художника "оттуда", с европейскими корнями. Швейцария — небольшая, красивая страна. И то, что нам удалось найти художника такого уровня, как Марианн, — большая удача.

В ее работах для театра есть замечательное сочетание яркой образности и экспрессии, то, что буквально вовлекает зрителя в сценическое действие. При этом Марианн остро чувствует современные художественные формы. У нее достаточно серьезный послужной список, много спектаклей, выставок, разнообразных наград. С 2006-го она работает свободным художником в Ульме и Базеле. Работает сценическим дизайнером оперы, балета и драматического театра — в театрах Германии, Швейцарии, Турции, Греции. А еще — в странах Африки, в Израиле. Год назад она получила немецкую федеральную театральную премию. А обитает эта художница и в Ульме (Германия), и в Базеле (Швейцария).

— Все-таки Марианн более тяготеет к авангарду или к традиционным художественным ценностям?

— Послушай, что такое авангард? Вообще странно произносить сегодня слово "авангард" в применении к любому искусству, поскольку мы совершенно не знаем, кто же впереди нас!

— А насколько этот проект будет подъемен и мобилен — для показа не только на стационарной площадке (премьера на сцене Театра имени Ивана Франко), но и на других гастрольных территориях?

— В первую очередь, мы как раз и проговаривали с Марианн подобный аспект. Поскольку "Киев Модерн-балет" — театр глубоко и подолгу гастролирующий. И поэтому нам просто необходимо иметь спектакли, которые подходили бы не только для сцены Театра имени Ивана Франка или экс-Октябрьского дворца, но были бы органичны и на других сценических площадках.

— Извини, если коснусь финансового вопроса. В какой степени швейцарская сторона экономически покрывает создание подобного проекта?

— По идее — 100% финансирование. Но наверняка надо будет искать и другие средства, поскольку всегда в ходе работы возникают непредвиденные траты. Но пока говорим именно о 100% финансировании. И для нашего театра это колоссальная редкость и радость.

Еще одно условие швейцарской стороны — мы должны будем показывать "Спящую красавицу" и на фестивалях, и на гастролях в Швейцарии. Вот это условие для нас совершенно потрясающее! И мы с ним глубоко и безоговорочно согласны.

"Спящая красавица" — один из древних мифов культурного мира. Как известно, задолго до П.Чайковского этот же сюжет взволновал французского композитора Фердинана Герольда. И он создал балет под похожим названием — "Красавица в спящем лесу", использовав либретто Эжена Скриба. Премьера состоялась в 1829-м на сцене Парижской оперы. А ровно через 60 лет появилась гениальная версия "Спящей красавицы" от Чайковского и Петипа, она стала канонической.

Тем временем, Поклитару на основе мифа о "Спящей красавице" ищет новые источники вдохновения. И находит их в творчестве неаполитанского поэта и сказочника Джамбаттиста Базиле. Еще в начале XVII века он создал сборник "Сказка сказок", объединивший пять десятков сказочных сюжетов на неаполитанском диалекте. И многие писатели-последователи неоднократно пили воду из этого неиссякаемого источника, адаптируя или переосмысляя старинные сюжеты на свой лад. В том числе и "Спящую красавицу".

— Придумывая что-нибудь новое, иногда бывает полезно вернуться к чему-то очень-очень старому, — так парадоксально заворачивает свой спич Раду Поклитару. — Я решил обратиться к первоисточнику "Спящей красавицы". И с удивление обнаружил, что задолго до Шарля Перро одним из тех, кто первым записал эту сказку, а потом и издал ее, был именно Джамбаттиста Базиле. Он — итальянец, он один из тех, кто открыл целому миру сюжеты "Золушки", "Кота в сапогах".

Впоследствии все это переписывалось другими. Это как в случае с Лафонтеном, басни которого также адаптировали на свой лад и Иван Крылов, и Леонид Глибов.

"Сказка сказок" Базиле предполагает сквозной ход: молодые люди поочередно в течение пяти дней рассказывают невероятные волшебные истории. Отсюда и еще одно название — "Пятиднев". Историки подчеркивают, что в основе этих сказок — сельский фольклор, адаптированный под стиль барокко. Те же историки утверждают, что в связи с Базиле имеем первый в истории европейской литературы сборник народных волшебных сказок!

— В общем, ты отыскал оригинал у Базиле — и чрезвычайно вдохновился.

— Повторюсь, не просто вдохновился, а с удивлением открыл для себя много новых подробностей, о которых не хочу говорить, поскольку кое-что из этих открытий появится на сцене в премьерном балете.

Из того, о чем могу говорить… Некоторые изменения претерпит двор короля в первом акте. Поскольку на сцене будут не человеческие существа, а некие необычные фантазийные образы, навеянные той мифологией, которую я перерыл, готовясь к спектаклю. Это будут некие существа из потустороннего мира. Вместе с художником Марианн Холленштайн и нашим художником по костюмам Дмитрием Курятой, надеюсь, удивим подобными существами и спектаклем как таковым — и украинского, и швейцарского зрителя.

Мы как раз очень много времени проводим, обсуждая детали будущего спектакля. В какой гамме это все должно быть выдержано? Как это все должно сочетаться музыкально и хореографически? Насколько здесь важен диссонанс как осознанный прием?

— Знаю, что готовясь к новым проектам, ты обычно уезжаешь в Голландию и уже там медитируешь, что-то записываешь, фантазируешь — ищешь образ новой постановки.

— На этот раз все было иначе. Я не поехал ни в какую Голландию, где действительно зачастую пишу свои экспликации. На этот все было скромнее. Я уединился под Киевом, в Ворзеле. И, можно сказать, именно там и встретил свою "Спящую красавицу", когда ходил в наушниках лесами и полями Ворзеля, слушая музыку Чайковского.

А уж после этих прогулок приходил в гостиничный номер, садился на ноутбук и работал.

— Так все-таки в этом проекте ведущий — Чайковский? А не экзотическая литературная основа?

— Петр Ильич — абсолютный гений и моя абсолютная любовь долгие годы. Я и прежде проходил через сказочные испытания "Спящей красавицы" — как артист балета. Это было в Перми, в хореографическом училище. Уже позже, в Белорусском театре оперы и балета, где я десять лет работал артистом, танцевал и женихов Авроры, и одну из моих любимых партий — фею Карабос. Как известно, в подлиннике это мужская роль. А в 2001-м делал новую редакцию классической версии "Спящей красавицы" в Кишиневе — на сцене Театра оперы и балета. Тогда получилась компактная двухактная версия, хореография Петипа, без отклонений от канонов.

И вот спустя 17 лет — совершенно новая иная версия "Спящей красавицы".

— Что в этом балете и в музыке Чайковского для тебя наиболее важно — именно на эмоциональном уровне, если сравнивать с теми балетами, которые делал раньше?

— "Лебединое озеро" и "Щелкунчик" как бы "легче" для восприятия зрителей, слушателей. В "Спящей красавице" — большое количество музыки, которая даже не всегда балетна по своей форме: много симфонических антрактов, которые имеют отношение скорее к симфоническому жанру.

Я все это пытаюсь сохранить. Потому что с музыкой, которую люблю, расстаюсь неохотно. В этой же музыке есть и цикличность, и балетная сюитность. И то, что музыка балета близка великим симфониям Чайковского, — это для меня чрезвычайно привлекательно как для хореографа.

— Будущая "Красавица" — более драматична или еще более иронична по сравнению с предыдущими твоими проектами на музыку Чайковского?

— "Спящая красавица" — один из наиболее продолжительных балетов. Там около трех часов музыки. И даже если я смотрю классическую версию "Спящей красавицы", то важно, чтобы танцевала труппа категории А — только великие.

Что же касается нашей версии, то, полагаю, зритель найдет там и драматизм, и иронию. А главное, надеюсь, он найдет там сказку… Во всяком случае, мне этого очень хочется.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 24, 2018 9:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032401
Тема| Балет, Юбилей Петипа, Фестиваль российских балетных школ,
Автор| Роман Володченков
Заголовок| В честь Мариуса Петипа
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2018-03-24
Ссылка| https://musicseasons.org/v-chest-mariusa-petipa/
Аннотация| Фестиваль российских балетных школ

В этом году Россия и весь балетный мир отмечают 200-летие со дня рождения великого классика хореографии Мариуса Петипа. Значимость достижений этого балетмейстера и педагога сегодня рассматривается не только в плане истории (свершений прошлого), но и в ракурсе постоянного влияния на жизнь современного классического балета. Вклад Петипа, его хореография, достигшая вершин академизма, одинаково высоко оценены выдающимися деятелями культуры прошлого и настоящего. Особым президентским указом круглая дата Петипа в 2018 году отмечается официально и с должным масштабом.


Р. Дриго. Pas de six из балета Эсмеральда. Хореография М. Петипа. Постановка и новая хореографическая редакция Ю. Бурлака. Эсмеральда — Полина Афанасьева, Гренгуар — Дмитрий Смилевски

К юбилею балетмейстера Московская государственная академия хореографии и ее ректор М.К.Леонова готовились загодя, а их старания в итоге вылились в большую и разноплановую программу торжеств. Все мероприятия, приуроченные ко дню рождения Петипа, Академия соединила под эгидой Фестиваля российских балетных школ, который в течение трех дней (с 11 по 13 марта) проходил в стенах самой Московской академии хореографии и на Новой сцене Большого театра.

На открытии фестиваля М.К.Леонова в своем приветственном слове отметила решающую роль наследия Петипа в формировании артистов балета, а почетные гости и руководители балетных школ, съехавшиеся на форум, произнесли слова благодарности в адрес Академии и фестиваля. После чего началась активная работа по секциям: теоретики объединились за круглым столом, чтобы заслушать доклады и выступления, а практики увлекли всех интересующихся в балетные залы на мастер-классы.


Специально к Фестивалю российских балетных школ подоспел содержательный сборник «Балеты М.И.Петипа в Москве», подготовленный исследователями и балетоведами Московской академии хореографии (издательство «Прогресс-Традиция»). Составителями сборника выступили М.К.Леонова и Ю.П.Бурлака, редактор Е.П.Белова. Московское творчество петербургского балетмейстера – непопулярная тема в профессиональной среде, однако она имеет место быть и посвящение ей отдельной книги уже давно назрело. Новая книга о Петипа дорисовывает известный образ хореографа-иностранца – всевластного повелителя столичного балета второй половины XIX века. Среди авторов сборника: мэтр московского балетоведения Е.Я.Суриц, музыковед А.П.Груцынова (ее перу принадлежат три статьи), балетовед, исследователь хореографических текстов Петипа – А.С.Галкин.

Проект «Посвящения Мариусу Петипа» подытожил красочный и продолжительный трехчастный концерт учащихся ведущих балетных школ России в Большом театре. В нем приняли участие юные артисты из Москвы, Санкт-Петербурга, Перми, Красноярска, Уфы, Новосибирска, Якутска. В этот день особая атмосфера царила в зрительном зале, где собрались многие известные деятели балета, педагоги, волновавшиеся за своих воспитанников, вездесущие поклонники высокого танцевального жанра.

Открыла концерт сюита «Оживленный сад» из балета «Корсар» в исполнении студентов и учащихся Московской академии хореографии. Этот номер (балет в балете), олицетворяющий райские кущи – один из шедевров Петипа, который постоянно вносил изменения в его симметричные фигурные композиции. В новой хореографической редакции Ю.Бурлаки «Сад» раскрывает многообразие хореографических форм классического танца, приближаясь к эталону, созданному некогда Петипа. Здесь в партии Медоры особое внимание привлекла Александра Трикоз, чей танец отличался воздушностью и легкостью, красотой линий и детальной отработкой. В канву густонаселенного номера постановщики концерта вместили па де де Медоры и Конрада, исполненное Елизаветой Кокоревой и Денисом Захаровым. Любимцы публики, запомнившиеся по многим конкурсным выступлениям, Кокорева и Захаров «замахнулись» на зрелую классику и показали, что им она вполне «по росту». Артистизм обоих скрасил еще не совсем станцованный корсаровский дуэт молодых лидеров балетной сцены.

Во втором отделении концерта великолепно показались учащиеся балетных классов Санкт-Петербургской академии танца Бориса Эйфмана. В недетской хореографии из «Красной Жизели» балетные школьники умудрились продемонстрировать высокий эйфмановский стиль классического танца с элементами модерна. Грациозным и изящным танцовщицам были подстать молодцеватые с юнкерской выправкой отроки. И пускай многие из канонов классики еще не вошли в их тела, но зато уже видны артистизм, подача и профессиональный настрой, которые, очевидно, приведут к серьезным свершениям.

С пониманием актерских и танцевальных задач выступили учащиеся Красноярского хореографического колледжа Анастасия Шевцова, Ева Ромашова и Лидия Черноморец, исполнившие Танец «Ману» из балета «Баядерка». В Адажио из «Спящей красавицы» обратила на себя внимание музыкальная, тонко чувствующая стиль хореографии Екатерина Клявлина из Московского хореографического училища при Театре танца «Гжель». Ее партнер – Александр Водянский – старавшийся достойно поддерживать балерину, не всегда справлялся с волнением.

Уверенно, с танцевальным азартом показались в па де труа одалисок из балета «Корсар» студентки Новосибирского государственного хореографического колледжа Екатерина Сабанцева, Вероника Ситало, Василиса Ушакова. Юные балерины продемонстрировали стабильную технику и серьезные задатки к дальнейшему совершенствованию в танце. Студенты Якутской балетной школы им. Аксении и Натальи Посельских – Ангелина Сивцева и Николай Выломов – уверенно и темпераментно станцевали Pas d`esclaves из «Корсара». А завершил второе отделение Pas de six (постановка и новая хореографическая редакция Ю.Бурлаки) в исполнении студентов Московской академии хореографии Полины Афанасьевой (Эсмеральда) и Дмитрия Смилевски (Гренгуар). Солисты, как и танцевавшие партии четырех цыганок, отличались прекрасной формой, хорошими внешними данными и техническим потенциалом.

В продуманной и разнообразной программе концерта, состоявшего из отдельных номеров (классических и характерных) и танцевальных картин, заметно выделился Pas de quatre «Розарий» из балета «Пробуждение Флоры» (хореография М.Петипа, постановка Ю.Бурлаки), исполненный студентками Академии Русского балета им. А.Я.Вагановой. Об их танце можно говорить с нескрываемым восхищением! Стиль, пластичность, танцевальность, артистизм, музыкальность – все это присутствовало в выступлении Марии Хоревой (Аврора), Светланы Савельевой (Диана), Марии Булановой (Геба), Александры Хитеевой (Флора). Думается, что Петипа остался бы доволен мастерством этих молодых петербургских дарований. А вот большой и развернутый Танец часов из оперы А.Понкьелли «Джоконда» (хореография М.Петипа, постановка и хореографическая редакция Ю.Бурлаки), представленный студентами Пермского хореографического училища, показался сложным для усвоения материалом. Статным и выученным девушкам не всегда удавалось направить свою технику на создание единого ансамбля.

Финальный аккорд вечера был поставлен принимавшей стороной – Московской академией хореографии, показавшей Вальс и адажио Принцессы Авроры и четырех кавалеров из «Спящей красавицы». Выступление «академиков» показало, что классика Петипа, ее жанровые, стилистические особенности и композиционный строй продолжают увлекать зрителей и нести в себе заряд положительной энергии. В этой части очень хорошо показалась Стефания Гаштарска (Аврора), обладающая мягким шагом, устойчивостью и балеринской подачей.

Подобный масштабный балетный форум, объединенный именем Мариуса Петипа и инициированный Московской государственной академией хореографии, в будущем мог бы стать ежегодным. Это способствовало бы укреплению связей между хореографическими училищами страны и позволило бы совместно преумножать лучшие традиции, доставшиеся нам в наследство от Петипа.

Фото автора
================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 29, 2018 6:21 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 25, 2018 10:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032501
Тема| Балет, Государственный театр оперы и балета Республики Саха (Якутия), Персоналии, Сарыал Афанасьев
Автор| Санаайа Иванова
Заголовок| Конкуренция, сорванные связки и высокие принцы: Сарыал Афанасьев о балете в Якутске и Москве
Где опубликовано| © ЯСИА
Дата публикации| 2018-03-25
Ссылка| http://ysia.ru/glavnoe/konkurentsiya-sorvannye-svyazki-i-vysokie-printsy-saryal-afanasev-o-balete-v-yakutske-i-moskve/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«Я живу балетом», — уверенно говорит артист якутского театра оперы и балета Сарыал Афанасьев. За его спиной родное училище в Якутске, международные конкурсы и работа в Московском театре им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. Но, кажется, свое профессиональное счастье он нашел именно на родной земле. Артист рассказал ЯСИА ко Дню культуры, который отмечается сегодня, чем же отличается «столичный» балет и почему он предпочел сцену «поменьше».




Сарыал, расскажи немного о себе. Тебя знают как солиста театра оперы и балета, но какой ты человек?

Я закрытый человек, не люблю входить в новые компании. У меня мало друзей, да много и не нужно. Конечно, как артист я люблю слышать аплодисменты, ради этого и танцую. Но излишнего внимания и комплиментов не требую.

Как ты попал в балет?

Мама сама мне предложила заняться балетом, потому что хотела, чтобы кто-то из детей занимался искусством. Привезла меня в Якутск из деревни на кастинг. Потом ей кто-то сказал, что это довольно травмоопасное занятие, артисты могут стать инвалидами, и она начала меня отговаривать. Но тогда я уже твердо решил, что останусь.

Было легко поступить в балетное училище?

На самом деле мог и не попасть. Я видел журнал того кастинга: у меня было совсем мало баллов. Не было данных, как у по-настоящему одаренных детей — пластики, шпагата, прыжка. С самого начала у меня была только музыкальность. Она тоже играет большую роль, ведь мы танцуем под оркестр. Если немузыкальные дети не слышат в музыке ритма, то им потом придется очень трудно. Я прошел. Наверное, это судьба.

А насколько важны природные данные?

Природные данные очень много значат. Сейчас в училище берут подопечных уже со второго класса. Позже, конечно, тоже можно поступить, но если есть большое желание и талант. Но таких единицы. В детстве, правда, не увидишь, каким вырастет ребенок, но учителя как-то хорошо замечают, будет ли он высоким, низким или гибким. Я не понимаю, как они это делают. В комиссии и врачи сидят, которые осматривают ребенка и спрашивают про наследственность, но, если бы ко мне привели ребенка, я бы не смог ничего сказать. Во мне, наверное, тоже что-то увидели.

Поэтому ты в Якутске уже давно ведущий артист балета. В Москве, конечно же, все иначе. Что заставило тебя вернуться в родной театр?

Люди говорили, что я не выдержал конкуренции в московском театре. Конкуренция там совсем другая. Для центральных городов нужна красота: высокий парень принц. А у них таких принцев куча. В Якутске я всегда играл ведущие роли, здесь я всегда был принцем. В Москве меня ставили на необычные, но маленькие роли. Я был золотым божком в «Баядерке», шутом, танцевал в дуэте в вставном па-де-де. Другие роли мне не светили. Если балерина высокая, то артист балета должен быть еще выше. А по их меркам я низкий. Если встану рядом с их примой, то картина будет совсем другая.

А деньги?

Да, многие говорят, что меня не устраивали деньги. Такого тоже не было. Я меньше танцевал, но намного больше получал. Мне не хватало творчества. Я лучше оттанцую весь спектакль, чем буду просто сидеть и ждать своего маленького выхода. Мне давали несколько раз потанцевать Щелкунчика и Солора из «Баядерки», и на этом у меня закончились большие роли. Меня это не устраивало.

Как ты вливался в коллектив московского театра?

Очень трудно. Особо ни с кем не общался. Это продолжалось довольно долго. Я поступил в театр в сентябре и до самого нового года сохранял чисто деловые отношения с ребятами из труппы.

Что стало переломным моментом?

Это скорее всего они сами пытались наладить со мной отношения. Я не люблю идти первым на контакт, хотя потом жалею об этом. Ребята начали звать меня с собой куда-нибудь отдохнуть. А там уже как-то подружились. В Москве точно было больше свободного времени для себя.

Скучаешь по этому?

Нет. Мне не нравится просто сидеть, мне нужно работать в зале. У меня нет хобби. И да, мне самому странно из-за этого. В Москве после репетиций я просто приходил в квартиру и сидел. Разве что кота завел. Я, наверное, потолстел…

Теперь планируешь окончательно остаться в Якутске?

Мечтаю стать директором нашего училища, но сперва поработаю педагогом. Хочу передать свои знания детям. Даже если не здесь, то в другом месте. Я будущего своего не знаю. Всегда думаю о Якутии, о нашем театре, о наших детях, хотя завтра могу проснуться и захотеть уехать.

С какими трудностями ты сталкиваешься?

Сейчас для меня самое трудное — мое тело изнашивается, колени болят, связки уже не те, суставы хрустят. Каждый спектакль дается мне уже не так легко, как раньше.

Были серьезные травмы?

Не было. И тяжелые моменты наступают очень редко. Один раз на репетиции спектакля «Спартак» в 2014 году я чуть не потерял сознание. Когда уже кулисы закрылись, все в глазах потемнело. Спектакль идет три часа, и все это время я на сцене, а у моего персонажа очень много прыжков. А на втором показе я сорвал мениск. В постановке есть движения, когда нужно с прыжка приземляться на колено, а защиты никакой нет, ты в одних трико.

Плачут ли артисты балета на сцене?

Когда танцевал в спектакле «Ромео и Джульетта», я думал, что в конце расплачусь, когда увижу Джульетту в склепе, даже приготовился к этому. Но к концу спектакля ты уже настолько устаешь, что у тебя внутри просто пустота, ты пытаешься выжать из себя слезу, но не получается. Хотя я замечал, что балерины иногда плачут. Этого не видно зрителям, потому что они далеко сидят: «Это пот или слеза?». Все же лучше показать эмоции языком тела, это сыграет намного сильнее, чем одна капелька на лице.

Расскажи об одном особенном выступлении.

В этом году мы поставили спектакль 11 января, в мой день рождения. Я так радовался на сцене, даже не думал о технике, просто воодушевленно танцевать. А когда зрители аплодировали, представлял, что поздравляют именно меня.

Какой ты сейчас артист? Опиши себя на работе.

Я живу балетом. Один спектакль мы обычно готовим около месяца. Мне не нравится долго работать. Я перегораю. Я люблю все делать быстро, так остается чувство новизны и азарта. Мне хватает двух недель. Мой рекорд — 4 дня: солист повредил ногу и не мог выступать, поэтому его партию пришлось выучить мне. А еще в училище я никогда не думал, что балет станет моей работой. Мне просто нравилось приходить на занятие и заниматься у станка. Считал это своим хобби. Балет до сих пор остается моим любимым делом.

Фото из личного архива Сарыала Афанасьева
============================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 25, 2018 11:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032502
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Джон Ноймайер,
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Анна в ожидании поезда
Большой театр показал "Анну Каренину" Джона Ноймайера

Где опубликовано| © Российская газета
Дата публикации| 2018-03-25
Ссылка| https://rg.ru/2018/03/25/bolshoj-teatr-pokazal-annu-kareninu-dzhona-nojmajera.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Вопреки балетным привычкам упрощать любые сюжеты до удобных для ног, Джон Ноймайер читает роман Толстого, пристально вглядываясь в характеры. Эта тщательность выдает в нем большого знатока и поклонника русской литературы.


Ноймайер поставил драмбалет, где главные радости - читаемый сюжет и отличные работы артистов. Фото: Дамир Юсупов/ Большой театр


По ходу трехчасового спектакля не раз возникает впечатление, что сочинял его 76-летний хореограф не в балетном классе, а в кресле у камелька, неспешно размышляя, что людей изменить нельзя, можно лишь успеть сказать им важное, сочинив героям необходимый текст. В "Анне Карениной", появившейся в июле прошлого года в родном Ноймайеру Гамбургском балете, он прочерчивает все главные линии толстовского романа - и говорит о важном подробно и тщательно. Иногда даже слишком.

Первая сцена швыряет зрителя в предвыборную гонку: Каренин баллотируется на важный пост, жена и сын позируют на публику: идеальное "святое семейство". Российских аллюзий нет, разве что секьюрити привычны до боли. После шума публичности у Анны наедине с Карениным попытка нежности, но в этот момент приносят первые сводки голосования, и ему, конечно, не до нее. Тут-то Анне и подворачивается маскулинный красавчик из фитнес-клуба Вронский, который вскоре звонит ей на мобильный. Дальше дурная обыденность - тусовка, зажженная для Анны сигарета, случайный жест, поданная сумка. Вокзал, задавленный поездом рабочий (труп с грохотом валится с колосников, вызывая в зале не ужас, а смех) и сцена скачек как лакросс - это известная за океаном и неведомая нам до Ноймайера игра, таки сбивающая Вронского с ног и поэтому годная для сюжета.

Сцены с сыном очень предсказуемы: паровозик на детской железной дороге (использованный в "Анне Карениной" Борисом Эйфманом), игривость Анны и эдипов комплекс Сережи под самые сентиментальные отрывки Чайковского (Ноймайер точно указывает в программке, что где звучит, кроме Чайковского много Шнитке, например, из музыки к фильму "Комиссар") . В подружках у беспутного Стивы натурально балерины Большого театра в пачках. А вот толстовец Левин - настоящий ковбой в кожаных штанах и клетчатой рубахе, размышляющий о счастье труда в стоге сена под песенку в стиле кантри. Радость свободного труда на земле - категория универсальная: ее можно ощутить хоть не только в Тульской губернии, но и в Миллуоки, откуда родом Ноймайер. Вообще вторые сюжетные линии Кити-Левин и Долли-Стива автор постановки прочерчивает внятно и не без юмора.

Вопреки балетным традициям упрощать любые сюжеты, Джон Ноймайер читает роман Льва Толстого, вглядываясь в характеры. Эта тщательность выдает в нем большого знатока и поклонника русской литературы
Ноймайер поставил полнометражный драмбалет, где главные радости - читаемый сюжет, мерцающий психологизм и отличные работы артистов. Нервная трепетная Долли-Анастасия Сташкевич. Туповатый юбочник Стива - Михаил Лобухин. Совершенно прекрасный нескладуха Левин - Денис Савин со своим изумрудным трактором. Внезапно взрослый и надежный Каренин - Семен Чудин: за него действительно можно голосовать, и чужую дочку он, взяв, не бросит. Наконец, Анна-Светлана Захарова - почти бесстрастная в первых сценах с Вронским - Денисом Родькиным и сильная к финалу. Во всех актерских биографиях они теперь "первый исполнитель роли в балете Джона Ноймайера "Анна Каренина". В историю вошли, Толстого станцевали.

Кстати

Лабиринт сцеплений: как танцевали Толстого


Вывести на сцену танцующую Анну Каренину первой рискнула Майя Плисецкая: в 1972 году в Большом появился балет на мaузыку Родиона Щедрина, поставленный ею с единомышленниками Виктором Смирновым-Головановым и Натальей Рыженко - был скандал, вмешивались члены ЦК. Позже в 90-е исполнение отрывков из этого балета в разной хореографии было частью обязательной программы конкурса "Майя".

Затем появилось почти полтора десятка версий толстовского романа на разную музыку. Авторский спектакль поставил Борис Эйфман (2005, театр балета Бориса Эйфмана, 6-8 апреля его покажут на гастролях в Линкольн-центре, Нью-Йорк). Благонравную версию - Кристиан Шпук (2014, Балет Цюриха; 2016, МАМТ).

Жесткий спектакль с динамичной сценой скачек - Алексей Ратманский (2004, Датский королевский балет, перенесена в Мариинский в 2010-м).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 29, 2018 6:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 25, 2018 11:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032503
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии, Вячеслав Самодуров
Автор| Юлия Зиньковская
Заголовок| "С одной стороны, мы многое сохранили, а с другой – потеряли Петипа". Интервью с Вячеславом Самодуровым
Где опубликовано| © ТВ Культура
Дата публикации| 2018-03-25
Ссылка| https://tvkultura.ru/article/show/article_id/237285
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



1 марта исполнилось 200 лет со дня рождения Мариуса Петипа – танцовщика, балетмейстера и педагога. К празднованию круглой даты готовились основательно. И, конечно, под эгидой юбилейного года пройдет Международный фестиваль балета Dance Open. VII сезон крупного танцевального форума стартует 2 апреля. Его откроет спектакль «Тщетная предосторожность» Екатеринбургского театра оперы и балета. Наш корреспондент Юлия Зиньковская взяла эксклюзивное интервью у Вячеслава Самодурова – артиста балета, хореографа и художественного руководителя балетной труппы Екатеринбургского театра.

Ю.З. - Расскажите о Вашем знакомстве с Dance Open. Почему именно «Тщетная предосторожность» откроет фестиваль?

В.С. - «Тщетная предосторожность» – это один из моих любимых спектаклей в репертуаре нашего театра. Мощный спектакль, сделанный замечательной командой, гигантами Павлом Гершензоном и Сергеем Вихаревым. «Тщетная предосторожность» сочетает консерватизм и новаторство. Это очень необычный взгляд на то, как можно работать с классическим наследием сегодня. Спектакль всегда завоевывает сердца зрителей, он очень увлекательный и живой. Наша труппа уже во второй раз принимает участие в Dance Open. Для Екатеринбургского театра важен и тот факт, что мы второй год подряд открываем фестиваль. У этого смотра всегда очень интересная программа. Я сам планирую остаться на пару дней и постараюсь увезти с собой все самое интересное и новое из того, что увижу в Петербурге.

Ю.З. - Когда речь идет о балетах Мариуса Петипа, часто прибегают к интерпретации. Что Вы берете от старой балетной традиции, а что добавляете?

В.С. - С балетами Петипа, как хореограф, я работал только на примере нашей премьеры – «Пахиты». Над спектаклем должна была трудиться команда «Тщетной предосторожности» – Павел Гершензон, Сергей Вихарев, Лена Зайцева и Алена Пикалова. К сожалению, Сергей Вихарев скоропостижно скончался. Мне пришлось заканчивать начатый им спектакль. Это был первый раз, когда мне довелось работать с хореографическими нотациями балета Петипа. Я старался сохранить танцевальный текст, поместив его в новую театральную оболочку, предложенную авторами концепции.

Ю.З. - А стал бы современный зритель смотреть «Пахиту» XIX века? И что необычного в новой «Пахите»?

В.С. - Зрители, как и люди, бывают очень разные. Будет народ и на «Пахиту» XIX века, и на «Пахиты» всех других веков. Новый спектакль Екатеринбургского театра – это диалог с прошлым, очень необычный способ работы с классическим наследием, наполненный любовью и иронией. Это увлекательное путешествие по балету Петипа во времени и в пространстве. Такой способ работы с прошлым позволяет открыть новые возможности старого балета и сделать балет более актуальным.

Ю.З. - Балет «Пахита», с которым Мариус Петипа 170 лет назад дебютировал в России как танцовщик и хореограф, вошел в юбилейную программу Екатеринбургского театра. Что можно узнать из спектакля об этом великом хореографе?

В.С. - Та версия «Пахиты», с которой работали мы, – вторая редакция этого спектакля. Если сравнить первую и вторую редакции, то возникает не образ Петипа – седовласого гения, но трудоголика и великого ремесленника, живого человека, который эволюционировал как художник и совершенствовал спектакли как своих современников, так и свои собственные.

Ю.З. - Сталкивались ли Вы с такой проблемой: то, что мы называем искусством Петипа, никакого отношения к его искусству не имеет? Как вычленить оригинальное «лекало» и возобновить то, что было создано им?

В.С. - О, это большая проблема. Она вызывает бесконечное количество споров. Мы так долго смотрели на одни и те же образы, что забыли, что они означают. Само осознание того, что есть «балет Петипа», перезагружается. Мы многое сохранили, но только сейчас начинаем понимать, сколько было потеряно.

Ю.З. - Расскажите о лично Вашем знакомстве с балетами Петипа.

В.С. - Я учился в Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. И с первых времен нахождения там мы были окружены понятиями «балет Петипа», «русская классика». Потом я работал в Мариинском театре. Тогда Павел Гершензон и Сергей Вихарев начали реконструировать спектакли по нотациям Н. Г. Сергеева. В молодости я, конечно, считал репертуар Мариинки священным и неприкосновенным. На данный момент я пришел к тому, что все должно поддаваться ревизии и любая традиция хороша, пока она дышит и развивается. Все, что прекращает движение и переходит в состояние статики, становится излишне консервативным и вымирает.

Ю.З. - Поделитесь, пожалуйста, ближайшими творческими планами.

В.С. - У нас очень насыщенная весна. Наш театр едет на «Золотую Маску». Два очень интересных хореографа – Антон Пимонов и Игорь Булыцын – в первый раз создают балеты для нашей труппы. Затем у нас фестиваль Dance Open и много всего нового. Так что как всегда: времени мало, а работы очень много.

Фото: Вадим Шульц


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Мар 25, 2018 10:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игорь Безгалов
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 01.03.2018
Сообщения: 10
Откуда: Saint-Petersburg

СообщениеДобавлено: Вс Мар 25, 2018 5:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032504
Тема| Балет, Большой театр, Спектакль "Анна Каренина", Артем Овчаренко
Автор| Александр Иванов
Заголовок| "АРТЕМ ОВЧАРЕНКО НА РЕПЕТИЦИИ АННЫ КАРЕНИНОЙ ДЖОНА НОЙМАЙЕРА В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ"
Где опубликовано| © World of Ballet
Дата публикации| 2018-03-24
Ссылка| https://worldofballet.com/anna-karenina-the-bolshoi-theater-john-neumeier/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

За несколько дней до премьеры Джон Ноймайер поделился, чем именно его заинтересовал роман Льва Толстого. Это произошло на его творческом вечере в театральном музее имени Бахрушина за несколько дней до премьеры, убежав со световой репетиции (Джон Ноймайер — не только хореограф-постановщик балета, но и автор либретто, сценографии, художник по костюмам и создатель концепции светового оформления). Ноймайер, литературовед по образованию, напомнил, что никогда не инсценирует литературные произведения буквально, а исследует круг авторских идей в контексте времени, а потом, опираясь на собственные впечатления, сам моделирует ситуации на тему сюжета романа. Так, рассказал хореограф, посмотрев «Чайку» Андреа Брет в театре «Шаубюне», он понял, что в пьеса Чехова — это треугольник отношений «любовь-жизнь-театр», и поставил свою «Чайку», превратив Треплева в хореографа-модерниста, Аркадину — в балерину классического балета, а Тригорина — в хореографа-академиста.

Балет “Анна Каренина” – это не книга и не иллюстрация произведения, а скорее то, какие чувства и мысли я испытываю, читая его”, – пояснил свою концепцию Ноймайер, который перенес события романа Толстого из XIX века в сегодняшний день, поскольку, по его словам, Толстой тоже писал о реальности, которая его окружала. Главное желание хореографа, согласно его формулировке, – разобраться в том, кто такие Анна, Каренин, Левин, Вронский, Кити, почему так складываются их отношения, и какие движения их души ведут к таким поступкам. Он стремится разобраться в том, что такое любовь, предательство, верность, долг.
Рассуждая об «Анне Карениной», Ноймайер обратил внимание на то, что в романе Толстой описывает актуальные, современные ему события. Например, в финале Вронский уезжает на сербско-турецкую войну, которая началась в 1876 году, то есть во время создания первых глав романа в 1873 году, ни о какой войне еще речь не шла. Пользуясь приемом Толстого, создатель балета перенес свою «Анну Каренину» в наше время. Поэтому паровоз — только игрушечный, в руках у Сережи, зато Кити и Левин носят клетчатые рубашки канадских лесорубов и ездят по сцене Большого на тракторе, а Вронский вместо скачек играет в лакросс.

Выбирая музыку к балету, хореограф сделал ставку на Чайковского, добавив Альфреда Шнитке ( все откровенные, сексуальные сцены идут под Шнитке) и Кэта Стивенса, взявшего имя Юсуф Ислам после перехода в ислам. По мнению Ноймайера, его духовные искания близки поискам смысла в жизни Константина Левина.

В «Анне Карениной» хореографа Ноймайера нет правых и виноватых: «Герои могут быть прекрасными людьми и одновременно совершать чудовищные поступки. Ведь даже Орфей оглянулся в подземном царстве, спустившись за Эвридикой».

Роли героев романа репетируют: Светлана Захарова, Ольга Смирнова, Кристина Кретова (Анна), Денис Родькин, Артем Овчаренко, Артемий Беляков (Вронский), Семен Чудин, Андрей Меркурьев, Александр Волчков (Каренин), Григорий Иконников, Алексей Путинцев, Артем Калистратов (Сережа), Анастасия Сташкевич, Нина Капцова, Екатерина Шипулина (Долли), Михаил Лобухин, Егор Хромушин, Александр Водопетов (Стива), Дарья Хохлова, Евгения Саварская, Екатерина Фатеева (Кити), Денис Савин, Георгий Гусев, Артем Беляков (Левин) и другие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение AIM Address
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 25, 2018 10:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032505
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Джон Ноймайер,
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Балет "Анна Каренина" в Большом театре
Где опубликовано| © Ревизор.ру
Дата публикации| 2018-03-25
Ссылка| http://www.rewizor.ru/theatre/catalog/bolshoy-teatr/anna-karenina/retsenzii/balet-anna-karenina-v-bolshom-teatre/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Спектакль Большого – копродукция с Гамбургским балетом и Национальным балетом Канады. Хореограф Джон Ноймайер сотворил действие на три часа, где, разумеется, нашлось место не всем событиям романа. Но увиденного хватает, чтобы понять: постановщик замахнулся на глобальное прочтение первоисточника



Собственно говоря, Ноймайера на постановку спровоцировала прима ГАБТа Светлана Захарова. Она захотела станцевать в его же спектакле "Татьяна" ( по "Евгению Онегину"), но хореограф решил, что Татьяна Захаровой не подходит. А что подойдет? Анна Каренина. Так появился балет, который сам по себе – вызов Толстому: великий писатель балет ненавидел, и каждый, кто прочел "Войну и мир", помнит ехидное описание танцевального спектакля… Тем не менее, балетов о грустной судьбе русской аристократки существует великое множество.

Ноймайер продолжил традицию большого сюжетного спектакля, наполненного и даже переполненного разного рода подробностями. Но не захотел застревать на точном следовании роману – в смысле внешних примет, обстановки и костюмов. Он перенес действие в наши дни. И в неопределенное место. Где-то. Соответственно переосмыслен сюжет. В новом спектакле Каренин (Семен Чудин) – "политик, стремящийся к переизбранию", а граф Вронский (Денис Родькин) – неясно кто, то ли спортсмен, то ли военный. Стива (Михаил Лобухин) – богатый плейбой в джинсах, Долли (Анастасия Сташкевич) – зачуханная домохозяйка с шестью детьми. Самое разительное превращение претерпел Левин (Денис Савин). У Ноймайера он похож на американского ковбоя. Или фермера из Айовы. Клетчатая красная рубашка, шляпа с полями, резиновые сапоги, в которых Левин придет на собственную свадьбу. И копна сена под луной, на которой герой возлежит и рядом танцует "экологически чистое" соло, пока звучит песня на английском, про "Moon Shadow". У Левина и трактор есть, разъезжает прямо по сцене. Правда, косит он по старинке – косой.

Первое, что нужно сделать зрителю на спектакле Ноймайера каким бы этот спектакль ни был, это вспомнить, что перенос действия - нормальная, даже рутинная практика в мировом музыкальном театре. Российскому зрителю, с его "мы это проходили в школе", готовностью уличить иностранца в незнании наших реалий и повышенным – в принципе- консерватизмом, без уразумения права художника зрелище не сразу и переварить. Или переварить, но с некоторым усилием, успеху которого может помочь сходство "Анны Карениной" с балетами всенародного любимца Бориса Эйфмана. Достаточно посмотреть одноименный спектакль Эйфмана – и заметишь типологическую близость постановок. Кстати, упрек в незнании реалий, даже если вы найдете много "блох", здесь не сработает. Потому что, кроме православной иконы над кроватью сына Анны, ничто особо не указывает на действие в России.

Другое дело, зачем действие вообще переносить. Из прошлого в наши дни. Ради смены внешней картинки? Так это дело нехитрое. Балет построен так, что вопрос "зачем?" преследовал автора этих строк весь вечер. Ноймайеру, по его словам, важно показать, что фабула и ее смыслы актуальны на все времена. Но принципы построения "Анны" совершенно те же, что были, например, в исторически-костюмной "Даме с камелиями" того же автора. Правда, любопытен выбор музыки. Это Чайковский, (потому что современник Толстого), Шнитке (как и Петр Ильич, в нарезке) и Кэт Стивенс (в фонограмме). Первый отвечает за лирику, второй – за смятение, третий - за философское "ковбойство" Левина. Такая партитура-лозунг подчеркивает иллюстративность и без того достаточно буквального действия. От буквальности не спасают периодически возникающие символы и аллегории. А дирижер Антон Гришанин еще и старался поддать "жирных" эмоций, Шнитке, например, противопоказанных.

После поднятия занавеса мы видим митинг сторонников Каренина (с плакатами на французском языке). Вот ликующий электорат, вот охранники в темных очках, сам политик, в дорогом костюме, его натужно улыбающаяся холеная жена в модном платье и румяно-образцовый ребенок. Счастливая ячейка общества, напоказ . Но мы-то знаем, что это не так, поэтому доза червоточинки тоже есть. После вполне очевидной, всё разъясняющей пантомимы следуют танцы – Каренина (Семен Чудин) и его жены (Светлана Захарова), вместе с сыном, здесь великовозрастным (Григорий Иконников), но с повадками восьмилетнего. Танцы, надо сказать, мало что прибавляют к уже показанным мизансценам. Так строится почти весь балет: сперва мимическое разъяснение, потом – то же самое – танцем, который красноречив до крайности. Пируэты и прыжки "с отчаянием", мелодраматически "дрожащие" пуанты, нервические заломы рук, "надрывы" в красиво изогнутой спине, пируэты "некуда деваться из круга", душераздирающие поддержки со сползанием по фигуре партнера, томные "обвисания" на руках, голова женщины под коленом мужчины, много катаний по полу и любимый прием хореографа – проползание персонажей под мебелью. Уже сказано, что "выражение: "Терять голову от любви" или "Падать в омут с головой" у Ноймайера становится ощутимым". Буквальным, можно добавить.


В изображении очевидного Ноймайер весьма дотошен, отчего автору этих строк в какой-то момент стало скучновато. Правда, случались и забавные казусы. Вронский, любитель спорта в трусах и майке, с полотенцем на плече, именно в таком виде сталкивается в городе с Анной. Еще до ее поездки к брату. Видно, пробежку по улице совершал – и столкнулся. И станцевал в трусах дуэт с уставшей от холодности мужа женщиной. А может, ей грезится сильный полуголый мужчина, и Вронский в белом мундире, встреченный потом – воплощение грез наяву. Или эпизод с рождением внебрачной дочери, буквально показанным (корчи Анны на кровати с аккомпанементом четырех акушерок, в финале – сверток с младенцем) и завершенным странной мизансценой – трио роженицы с любовником и мужем, которые прямо в ботинках залезают к ней на кровать. Это, простите, не работает. Что в прямом смысле, что в переносном. Разве что смех вызывает.

В этом спектакле так много всего. Неизменные белые конструкции декораций (они для всего), которые крутят туда и обратно. Двери в конструкциях - в эти проемы все время входят и выходят (знак общей душевной тревоги). Бокс и лакросс (он вместо скачек). Супрематизм на стенах дома Анны. Муж Каренин, читающий газету, в то время как жена мается. Голый (в плавках) Стива в постели с гувернанткой. Потом он же в одной брючине, вторую не успел нацепить, танцующий с разъяренной Долли, швыряющей в изменника пакетом с продуктами и бьющей его в пах. То же Стива, крутящий романы с балеринами Большого театра (они в "пачках"). Кити (Дарья Хохлова) в смирительной рубашке(??), сходящая с ума картинно, словно персонаж из Бедлама. Станционный мужик, символом рока бродящий по двум действиям (прием, для балетов "Анна Каренина" вполне стандартный). Посещение Карениной оперы "Евгений Онегин", где героиня ассоциирует себя с Татьяной, а Вронский нагло прогуливается перед носом Анны с княжной Сорокиной. И штамп из штампов, виденный сто тысяч раз – паровозик ребенка, который ездит по авансцене туда-сюда. Все эти призывы к психологизму в итоге скользят мимо сознания, складываясь в бесконечный перебор деталей. В финале Анна, естественно, гибнет, проваливаясь под сцену в люк, то есть в пропасть, но это не совсем конец, поскольку будет еще многозначительная сцена с главными персонажами, которые как нам показывают, продолжат жить, как кто может. У края пропасти. Ну, и паровозик проедет еще раз. Сходя с рельсов, конечно.

Главное достоинство балета – уровень его исполнения. Все, от эпизодических акушерок до главных героев, танцуют прекрасно. Труппа Большого театра вытягивает зрелище на уровень первоначального замысла Ноймайера – сделать спектакль не об адюльтере девятнадцатого века, а о людях и их проблемах. Во все времена. Везде.

Фото: Дамир Юсупов/пресс-служба Большого театра
=====================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 29, 2018 6:29 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 25, 2018 11:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032506
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Джон Ноймайер,
Автор| Феликс Грозданов
Заголовок| Жена знаменитого политика стала героиней балета в Большом
Где опубликовано| © Дни.ру
Дата публикации| 2018-03-25
Ссылка| https://www.dni.ru/culture/2018/3/25/394179.html#comment
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В мире балета имя Джона Ноймайера – синоним нестандартности, креатива и даже дерзости. За это его и любят. Премьера балета "Анна Каренина" на Исторической сцене Большого театра, в чем убедился корреспондент Dni.Ru, подтвердила славу Ноймайера как провокатора и кудесника.

"Анна Каренина", по заверению Ноймайер, завершает его русскую трилогию, начатую "Чайкой" и Татьяной" в музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Это такое приношение классике, которой Джон заболел еще в юности.

Но его "Каренина" – не буквальное прочтение романа Льва Толстого. Это скорее впечатление от книги, взятой как отправная точка, его мысли и чувства после прочтения. Ноймайер вдохновляется историей, придуманной полтора столетия назад, но делает ее очень современной, помещая героев в наши дни.


Анна Каренина – Светлана Захарова. Вронский – Денис Родькин. Фото Дамира Юсупова/ Большой театр.

В спектакле Каренин – переизбирающийся на новый срок политик в дорогом костюме, Вронский – увлеченный модной игрой в лакросс спортсмен, Левин – удачливый фермер, а Анна – дама с мобильным телефоном и в модном брендовом платье. Причем для Ноймайера это принципиально. "В романе очень подробно описывается, как одевается Анна. Когда она возвращается домой после встречи с Вронским, целых три абзаца посвящено ее одежде. Ясно, что это важно и для нее, и для Толстого, – рассказывал хореограф в одном из интервью перед премьерой. – Я хотел, чтобы было четкое различие между нарядами Анны и остальных, и поэтому решил, что Анне Карениной нужен свой кутюрье и пригласил дизайнера Альберта Креймлера".

С Креймлером Нормайер работает не впервые – этот кутюрье разработал более 60 костюмов для балета Джона Ноймайера "Сказание о Иосифа", который был поставлен в Гамбурге в 2008 год. Интересная деталь: Креймлер – креативный директор швейцарской марки одежды, в костюмах которой в свете появляются актриса Анжелина Джоли и бывший Госсекретарь США Кондолиза Райс. Так что выбор постановщиком дизайнера для жены известного политика Карениной вполне оправдан.

У Нормайера нет второстепенных деталей – каждую секунду он всеми доступными способами доносит до зрителя свою мысль. Чего только стоит полосатая пижама Сережи Каренина – символ того, что ребенок стал пленником ситуации, и не в силах вырваться.

Ноймайер отбрасывает многих второстепенных героев романа, хотя одним из главных действующих лиц становится Мужик. В романе у Толстого его маленькая жуткая фигура – один из символов надвигающейся беды. Он возникает в решающие минуты жизни Карениной: за несколько мгновений до ее знакомства с Вронским, перед родами и в день гибели. Причем не только присутствует наяву, но и видится персонажам во сне. У Ноймайера же этот мужик – дорожный рабочий в узнаваемой оранжевой робе – падает из под колосников. И потом на протяжении трех с половиной часов то и дело возникает в спектакле – преследует Анну, сопутствуя почти всем главным событиям. Особенно эффектно в балете решена сцена с поддержками и кувырками, где умерший рабочий является во сне то Карениной, то Вронскому.

В этой постановке Ноймайер сосредотачивается на демонстрации чувств и эмоций героев, концентрируется на их судьбах, убирая все лишнее. Поэтому декорации – сценографию, как костюмы и световое оформление Ноймайер традиционно придумывает сам – он сделал минималистичными, но очень функциональными. Две белые стены с дверью – вот, собственно, и все. Хотя есть в спектакле и настоящий трактор, и большой стог сена – это идиллия жизни Левина и Кити. Поезд же, без которого "Анна Каренина" немыслима, здесь – игрушечный, постоянно появляющийся на авансцене и самостоятельно, и как игрушка в руках сына Карениной Сережи. Это образ неизбежности, рока и того самого толстовского эпиграфа "Мне отмщение, и Аз воздам".

А лучшим фоном для демонстрации страстей, кипящей в героях, у Ноймайера являются несколько струнных квартетов и отрывки из "Евгения Онегина" Петра Чайковского, музыкальные темы Алфреда Шнитке из фильма "Комиссарша" и даже кантри– фолк-баллады здравствующего британского мультиинструменталиста Кэта Стивенса (после прихода в ислам он взял себе имя Юсуф Ислам)! Их выбор неслучаен, ведь жизнь каждого из означенных композиторов связана с постоянным преодолением общественного мнения и себя. Так же, как и жизнь героини Толстого и Ноймайера.

Большой театр заранее не анонсировал составы премьеры. Было известно лишь, что партию Анны репетируют Ольга Смирнова, Кристина Кретова и Светлана Захарова. Последняя, кстати, участвовала в спектакле "Дама с камелиями" – первой постановке Джона Ноймайера в Большом театре, осуществленной в 2014 году. Ее красота, пронзительность и образ в роли Маргариты Готье именно тогда и вдохновили Ноймайера на постановку Карениной. В календаре Захаровой в ближайшие месяца значатся выступления в Новосибирске, Милане, Софии и Праге. Но поклонники надеются, что в июньском блоке показов "Анны Карениной" в Большом снова будет блистать именно она.

В начале 70-х Каренину на сцене Большого танцевала Майя Плисецкая. И долгое время ее воплощение самой женственной из героинь Толстого считалось эталонным. Теперь же новую планку задает Светлана Захарова. И на это стоит посмотреть.
======================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2018 12:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032601
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Джон Ноймайер,
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Жена кандидата в президенты несчастлива
В Большом театре станцевали "Анну Каренину"

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2018-03-26
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2018-03-26/7_7197_balet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

С тех пор как в 1972 году Майя Плисецкая первой отважилась перенести на балетную сцену роман Льва Толстого, в мире появилось уже десятка полтора разных интерпретаций – на музыку Родиона Щедрина, и не только. Версия-2018 для Большого театра – копродукция с Гамбургским балетом. Автор либретто, хореограф-постановщик, сценограф, художник по костюмам и автор концепции светового оформления Джон Ноймайер впервые представил свою «Анну Каренину» в Гамбурге 2 июля прошлого года. В спектакле звучит музыка Петра Чайковского, Альфреда Шнитке и Кэта Стивенса (Юсуфа Ислама).


И вновь любовный треугольник. Фото Дамира Юсупова/Большой театр

Образцово-показательная жена кандидата в президенты несчастлива – по-своему. Казалось бы, чудесный сын, любящий муж, элегантный гардероб. Но без пяти минут первая леди одинока и душевно опустошена. Поиски потенциального электората приводят кандидата с супругой в спорткомплекс, где крутые парни готовятся к матчу по лакроссу. Всякому понятно, почему внимание скучающей дамы привлекает сложенный, как спасатель Малибу, белокурый красавец. Ведь времени и сил на жену у преуспевающего политика решительно не хватает. Случайный знакомый к тому же не какой-нибудь фитнес-тренер, а офицер. Участники этого любовного треугольника – Анна Каренина (Светлана Захарова) и два Алексея – Каренин (Семен Чудин) и Вронский (Денис Родькин).

Есть в балете и ветреный Стива (Михаил Лобухин). Застигнутый врасплох, не успев толком натянуть джинсы, он по мобильному вызывает сестру разобраться с устроившей сцену Долли (Анастасия Сташкевич), а сам переключается с гувернантки на балерин. Есть и попавшая из-за Вронского в психушку Кити (Дарья Хохлова), и влюбленный в нее Левин (Денис Савин). Этот без конца подносящий к губам и сердцу горстку земли патриот русской деревни в кожаных штанах, клетчатой ковбойке и техасской широкополой шляпе – ловкий косарь, тракторист и вообще светлая душа. Правда, в столицах ему не по себе – ни дать ни взять Крокодил Данди в Лос-Анджелесе.

Даже княжна Сорокина есть: юное очарование Элеоноры Севенард, возможно, заставит забеспокоиться еще не одну героиню. Есть люди в черном – охрана Каренина. Именно они выставляют из дому Анну, тайком пришедшую повидать сына. Есть персонаж в оранжевом комбинезоне дорожного рабочего (в такой же облачается в некоторых сценах Вронский).

В самом по себе «переодевании» героев, в переносе действия в другую эпоху, страну, культуру нет ничего криминального. Нет посягательства на святое искусство, а есть попытка показать, что проблемы и страсти человеческие вечны и универсальны. Безусловно, не надо забывать, что, вдохновившись тем или иным литературным произведением, постановщик балета (как и любого спектакля или фильма) вовсе не дает клятву ни на йоту не отступить от первоисточника. Да и зачем? Литературное произведение уже создано. Спектакль – творение заведомо новое, другим автором задуманное и выношенное, другим языком рассказанное.

Джон Ноймайер уложил без малого в три часа едва ли не все основные события романа. Что и говорить, Толстой предоставляет столько всевозможных деталей, что они как будто сами напрашиваются на визуализацию. Но вот парадокс – при помощи слова писателю удается передать такие нюансы, оттенки, эмоциональные и психологические состояния, для которых и названий-то в языке не существует, создать живые, сложные и объемные образы, которые вербализации в принципе не подвластны.

А хореографы, в чьей власти «искусство состояний», кому, кажется, и карты в руки, не хотят или не умеют перевести на язык пластики толстовскую вязь, паутину поступков и побуждений, желаний и запретов, рационального и неосознанного. Вот и Ноймайер, стремясь не упустить детали сюжета, стараясь следовать букве романа, по сути, изменяет его духу. Остаются лишь «мыльные» выяснения отношений, семейная идиллия в стилистике рекламного ролика. Сериальные мотивации, сериальные страсти.

С одномерностью своих персонажей пытаются бороться артисты. Благодаря им в спектакле есть по-настоящему драматичные и трогательные эпизоды. Например, Каренин и Вронский у постели Анны. Или сцена, где Левин помогает Кити вернуться к жизни – заново, как ребенка, учит ходить. Прием растиражированный. Но Денис Савин делает его уникальным, как уникальна такая минута для каждого, кому случилось ее пережить, пусть даже в масштабах человечества подобных минут миллиарды.

Однако дела это не меняет. Лидия Ивановна, выписанная у Толстого не хуже Анны, с глубочайшим постижением непостижимого, невыразимого, но такого знакомого в человеческой натуре, у Ноймайера – лишь удачно воспользовавшаяся случаем секретарша-перестарок. Банальная история любовного треугольника разворачивается на банальном фоне.

Метафоры вроде игрушечного паровозика, отметившегося чуть ли не в каждой балетной «Анне Карениной». «Распятая» в акробатичной поддержке героиня. Страстно краснеющая на фоне черного платья сумочка – как символ горячего сердца и искры, из которой вот-вот возгорится пламя большой любви. Пасторальное счастье на тракторе (сверкающий высокотехнологичной зеленой краской настоящий трактор – одна из фишек спектакля) в противовес несчастью чванливых столиц. Показная парадная белизна фурок, суетящихся от кулисы к кулисе, против их же дешевой изнанки. А ведь, и правда, символично…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2018 10:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032602
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Джон Ноймайер,
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Трактор танцу не помеха
Джон Ноймайер поставил «Анну Каренину»

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №50, стр. 11
Дата публикации| 2018-03-26
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3584738
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Дамир Юсупов / Большой театр


На Исторической сцене Большого театра состоялась премьера двухактного балета «Анна Каренина» в постановке Джона Ноймайера — копродукция Гамбургского балета, Большого театра и Национального балета Канады, выпущенная при поддержке главы ВТБ Андрея Костина в партнерстве с Cartier и «Северсталью». Татьяна Кузнецова, просмотрев два состава исполнителей, обнаружила, что увидела два разных балета.

После «Татьяны» — тоже копродукции, идущей в Музтеатре Станиславского, в которой из постели лысого Онегина выпархивают проститутки, а на именинах Татьяны отплясывают красноармейцы,— от живого классика Джона Ноймайера можно было ожидать любых эскапад. Беспокойство подкрепляли сведения с гамбургской премьеры «Анны Карениной», прошедшей в июле прошлого года: Каренин баллотируется в президенты, Левин колесит по сцене на тракторе, а половозрелый Сережа вступает с матерью в дуэтные отношения.

Единоличный создатель спектакля Джон Ноймайер (режиссер, хореограф, автор либретто, сценографии, костюмов, световой концепции и музыкальной партитуры, составленной из произведений Петра Чайковского, Альфреда Шнитке и Кэта Стивенса) поставил свою «Анну Каренину» в Москве без купюр, так что и трактор, и президентские выборы были на месте. Однако ничуть не шокировали. Мотивы хореографа, перенесшего действие в наши дни, казались обоснованными, логика сценического действия — непогрешимой, музыка — умно подобранной и тонко скомпонованной. Новая «Анна Каренина» выглядела успокоительно традиционной — как по хореографическому языку, так и по трактовке романа. Джон Ноймайер не забыл о «социально-бытовом» аспекте романа, хотя и не подчеркивал его. Помнил и о роке, персонифицируя его в образе станционного мужика, однако не впадал в мистику. И не грешил морализаторством, предоставив слово чуть ли не каждому из главных персонажей.

Свое многофигурное повествование Джон Ноймайер поместил в нарочито аскетичные декорации. Катающиеся на колесиках белые стены с прорезанными в них дверями заменяют все романные интерьеры, а заодно и вокзал; распахнутая во всю ширь сцена обозначает пашню Левина, голубой задник с нежным облачком символизирует Италию. Зато персонажи романа, их характеры, взаимоотношения выписаны чрезвычайно подробно. Эта «Анна Каренина» сделана как телероман — с законными для такого жанра длиннотами (первый акт тянется аж 105 минут), с крупными планами, моментальными сменами мест событий и резким монтажом. Служители передвигают декорации прямо во время действия, эпизоды, как часто бывает у Ноймайера, наползают друг на друга — скажем, пока Анна, лежа на полу на огромной подушке, переживает первое соитие с Вронским, а тот, сидя над ней на прозрачном пластиковом стуле, пытается осмыслить случившееся, мимо любовников уже идет на матч участник игры в лакросс, заменившей тут толстовские скачки.

Как и в телесериале, в этом балете многое зависит от артистов — только они способны придать напряженность неторопливому повествованию. В Москве Джон Ноймайер и его ассистенты подготовили три состава исполнителей. Вообще-то это редкость: в отведенные на постановку сжатые сроки приглашенные хореографы обычно концентрируются на одном составе. Обозреватель “Ъ” видела первый и третий, и третья команда обошла первую, хотя в «основе» были собраны главные звезды театра. Удивляться нечему: в такой хореографии не столь принципиальны технические и физические возможности артистов, гораздо важнее актерский дар, причем тонкий, почти «киношный». Балеринские данные первой Анны — Светланы Захаровой — неоспоримы, линии захаровских ног ласкают глаз, однако все ее адажио — с мужем, Вронским, с кошмарным станционным мужиком — выглядят одинаково: все те же шпагаты, перевороты через спину, растяжки ног на six o`clock. Актерствовала Светлана Захарова тоже без полутонов, столь же старательно, как танцевала, и обелила свою героиню до полной стерильности. Сексуальности в ее Анне было не больше, чем в официальном СССР, во Вронском она искала родственную душу, наркотики глотала, как ребенок — карамельку, с Сережей нежничала с фальшивым энтузиазмом мачехи.

Анна №3 — Кристина Кретова, не эффектная, почти невзрачная — была прежде всего женщиной, а уж потом балериной (хотя к ее танцу тоже не придраться). Чувственной, сексуальной, разноликой, но естественной везде и всегда: с мужем, в обществе, с ребенком, в любви с Вронским, наедине с собой. Заставив следить за каждым шагом, каждым вздохом героини, Кристина Кретова позволила разглядеть все нюансы хореографии Ноймайера, оказавшейся чрезвычайно тонкой и психологичной.

Денис Родькин, первый Вронский, был под стать Светлане Захаровой. Рослый, мужественный, эффектный, спортсмен и лидер, он высоко прыгал, отлично держал партнершу, выказывал пылкость чувств, но был одномерен, как лозунг. Этот Вронский к концу спектакля с энтузиазмом переключился на княжну Сорокину — ни дать ни взять молодой Стива Облонский. Вронский Артемия Белякова — инфантильнее и чувствительнее, его любовь к Анне-Кретовой полна примечательных подробностей, интрижка с Сорокиной выглядит светским флиртом — не больше, и даже отсутствие лихости в сольном танце Белякова играет на придуманный им образ рефлексирующего интеллигента.

А главная удача этой «Анны Карениной» — Левин, вылитый американский фермер в клетчатой ковбойке и шляпе, вытанцовывающий свои неакадемические па то босиком, то в резиновых сапогах под баллады Кэта Стивенса. Персонаж, которого никому не удавалось сделать сколько-нибудь занимательным, оказался самым живым в спектакле. (Оба московских Левина великолепны, хотя, пожалуй, молодой Георгий Гусев чуть точнее и искреннее опытного Дениса Савина.) Адажио влюбленного Левина с больной Кити — укрупненный видеоизображением простейший дуэт, состоящий из трех поддержек и пары элементарных комбинаций — оказался эмоциональной кульминацией всего спектакля, доказав, что сценической правде и всамделишный трактор не помеха.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 29, 2018 6:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2018 11:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032603
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Джон Ноймайер,
Автор| Людмила КРАСНОВА
Заголовок| Балет «Анна Каренина» Джона Ноймайера на сцене Большого театра
Где опубликовано| © Информационное агентство NEWSmuz
Дата публикации| 2018-03-26
Ссылка| https://newsmuz.com/news/2018/balet-anna-karenina-dzhona-noymayera-na-scene-bolshogo-teatra-40735
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Большом театре представлен балет «Анна Каренина» Джона Ноймайера по одноимённому роману Льва Толстого на музыку Петра Чайковского, Альфреда Шнитке, Кэта Стивенса (Юсуфа Ислама).

Либретто, хореография, сценография, костюмы и концепция светового оформления принадлежат Джону Ноймайеру. Дирижировал маэстро Антон Гришанин. Спектакль создан совместно с Гамбургским балетом.


Анна Каренина – Светлана Захарова. Вронский – Денис Родькин

Новое произведение Джона Ноймайера обращает нас к вопросам соотнесения содержания романа Толстого и того, что представляется на сцене языком современной хореографии в авторском варианте. Действительно, язык хореографии Джона Ноймайера оригинален и универсален. Нет таких положений в спектакле, которые были бы сами по себе, а не несли бы некую конкретную смысловую нагрузку, связанную с содержанием романа. Тем не менее, хореография в данном конкретном случае не является иллюстрацией романа.

Сам автор балета, Джон Ноймайер, перед премьерой говорил, что его балет вдохновлён романом Льва Толстого «Анна Каренина», но не иллюстрирует его буквально. По словам маэстро, для него важно показать правдиво героев, такими, какими он увидел их. Для этого надо создать хореографию, которая могла бы передать эмоции и события романа, считает маэстро. Для автора балета все элементы хореографии выражают внутреннее состояние героев. Это никак не связано ни с поддержками, ни с темпом, добавляет хореограф. По признанию Джона Ноймайера, он выбрал ситуации романа и персонажей и пытался сделать их яркими и эмоциональными, заметными на сцене. Его цель была сделать хороший спектакль, признался художник.

Начинается спектакль изящной демонстрацией приёма актуализации на примере представления зрителям Алексея Каренина (Семён Чудин), чиновника, делающего успешную карьеру в высоких государственных сферах. Ему помогает жена Анна (Светлана Захарова) и сын Серёжа (Григорий Иконников). Тут и митинги, поддержка народа, плакаты с призывами голосовать. Всё актуально, «на злобу дня», но нет неприятия этих приёмов у зрителей, так как задумано мастером и исполнено артистами высочайшего уровня.

Встреча Анны с Алексеем Вронским (Денис Родькин), зарождение и развитие их любви, конфликт Анны с мужем, итальянское путешествие Анны и Вронского, тайные встречи Анны с сыном Серёжей – всё это есть в спектакле, и остаётся в памяти как кадры хорошего фильма.

Сцена родов Анны исполнена на каком-то невероятно высоком градусе эмоционального накала и, пожалуй, может быть названа кульминацией всего спектакля. Зрители всё это пережили, они участвовали в этом непростом событии. Вронский уже скучает. Анна отвергнута высшим светом, а в глубине сцены монотонно прохаживается девушка с зонтиком, будущая разлучница.

Предвестник трагического исхода судьбы Анны, мужик (Сволкин), копошащийся и постоянно что-то бормочущий, преследует и пугает её. А по краю сцены безмятежно бегает по рельсам состав поезда детской железной дороги, как будто и ничего не предвещает. Серёжа забавляется этой игрушкой, не ведая о трагическом финале своей матери. Перед зрителем проходит жизнь Китти (Дарья Хохлова) и Левина (Денис Савин), представленная с момента их первой встречи, свадьбы, счастья и трудных жизненных ситуаций до достижения ими гармонии в жизни обыкновенной. И тут как нельзя лучше подходит сцена с дружными косарями, и тракторёнком, чистеньким и ухоженным, который плавно передвигается по сцене, утверждая верховенство созидательного труда над обыденной суетой.

История взаимоотношений Долли (Анастасия Сташкевич) и Стивы (Михаил Лобухин) показана в спектакле драматически достоверно. Тут и семья, и дети, и легкомыслие отца семейства, и ссоры, и примирения, т.е. жизнь во всём её многообразии.

Декораций практически нет, кроме нескольких трансформер-конструкций. Всё внимание зрителей сосредоточено на персоналиях, на их характерах, на их судьбах.

Особое место в оформлении спектакля принадлежит световым решениям сцен. Это одна из особенностей художественного метода Джона Ноймайера, как и костюмы героев спектакля, их цветовое решение.

Хореографический язык спектакля совершенно новый, необычный, нетрадиционный. В сочетании с музыкой, это перетекающие одно в другое движения персонажей, напоминающие движения клеток в живом организме, которые можно увидеть в микроскоп. Да, это сама жизнь сложного человеческого организма, созданного Богом и зависящая от Его Воли.

Балет «Анна Каренина» Джона Ноймайера, представленный на Исторической сцене Большого театра, безусловно, является значимым событием в культурной жизни России. Хочется надеяться на долгую сценическую жизнь нового творения великого Джона Ноймайера.

Фото Дамир Юсупов/Большой театр
==========================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Мар 26, 2018 4:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2018 2:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032604
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Екатерина Крысанова
Автор| Светлана Захаренкова
Заголовок| Екатерина Крысанова: Творчество – сфера без гарантий
Где опубликовано| © Forbes Казахстан
Дата публикации| 2018-03-26
Ссылка| https://forbes.kz/life/afisha/ekaterina_kryisanova_tvorchestvo_sfera_bez_garantiy/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

27 марта в Алматы стартует Второй международный фестиваль Ballet Globe, посвященный 200-летию со дня рождения великого хореографа Мариуса Петипа


Фото: teatral-online.ru

В рамках фестиваля алматинцы увидят такие знаменитые постановки Петипы как «Спящая красавица» и «Баядерка». В преддверии фестиваля мы побеседовали с исполнительницей главной партии в спектакле «Баядерка» – Екатериной Крысановой, примой-балериной Большого театра (Москва).

Что для вас было самым сложным на пути к тому положению, которое вы сейчас занимаете в Большом театре?

- Всё было непросто! Но, в первую очередь, это преодоление себя, когда приходилось работать и через «не хочу», и через «не могу». Сам болеешь, настроение «хворает», все тело ломит – не важно – надо вставать и делать, и ты встаешь к станку и делаешь. А то, что самому всегда тяжело пробиваться – это общее место. Когда нет протекции, когда тебя никто не «двигает», когда все и всегда надо доказать своим трудом, своим мастерством на сцене, когда сам себе дорогу прокладываешь… Но мне повезло с проводником на этой дороге – моим педагогом Адырхаевой Светланой Кантемировной.

Шли ли вы на какие-то серьезные жертвы в жизни, чтобы достичь этой высоты?

- Балет – очень требовательная профессия, но серьёзная жертва, пожалуй, только одна – свободное время, его не остается. Как повелось еще с о школы – у меня один выходной в неделю, так и до сих пор, режим не меняется. А так я не могу сказать, что я чем-то жертвовала или была чего-то лишена… Некоторые артисты жалуются, что у них не было детства. Не знаю, у меня было. Наверное, все от семьи зависит. У меня было прекрасное детство – коньки, лыжи, санки. Я не чувствовала себя обделенным ребенком, что у меня нет каких-то возможностей, которые есть у сверстников.

Дмитрий Медведев как-то сказал, что балет – это секретное оружие России. Согласны ли вы с этим утверждением? Чувствуете ли вы на себе, что Большой – это не только большой балет, но и большая политика?

- Не думаю, что балет можно как-то привязать к политике, но балет действительно наше достояние. Несмотря на то, что балет зародился не в России, именно здесь он набрал обороты, именно здесь создалась культура балета, именно здесь создалась схема, по которой теперь весь мир обучается. Самые первые яркие хореографы и балерины – тоже наши. До сих пор, куда бы мы не приезжали, труппу Большого всегда встречают на ура, с распростертыми объятиями. Всегда аншлаги, всегда билеты выкуплены задолго до самого преставления.

Готовы ли вы рассматривать предложения от ведущих театров в Париже, Нью-Йорке, Лондоне? Или для вас не существует альтернативы Большому?

- Готова! С удовольствием станцевала бы в «Гранд-опера», в Нью-Йорке или Милане. Но про постоянную смену театра я и правда не думаю, для меня нет альтернативы Большому. А разовые контракты с другими труппами – это, как мне кажется, необходимость для артиста. Это обогащает, дает стимул для дальнейшего творчества и развития. Очень многому можно научиться, танцуя в новой труппе, подсмотреть что-то… Это как творческий отпуск – набираешься новых впечатлений, эмоций, приемов, вдохновения.

В отличие от Мариинского и Большого, в репертуаре зарубежных театров все большую долю занимает бессюжетная хореография и contemporary-балет. Как вы считаете, будут ли в России всегда актуальными классические постановки? Или все-таки тренд в направлении contemporary имеет место и у вас?

- В России в таких театрах как Мариинский, Большой, Михайловский, в театре Станиславского, Новосибирска, Перми, Екатеринбурга, думаю, все равно будут выстраивать свой основной репертуар на классике, потому что ничто так не держит настоящего балетного артиста в форме, как она. Классика держит наше здоровье, она необходима. Утренний балетный класс, пожалуй, это и есть жертва нашей профессии, наша утренняя зарядка. Ноги болят, мышцы тянет, когда такая скованность, что кажется, ты ничего не можешь. Утренний классический балетный урок направлен на то, чтобы все мышцы привести в тонус, плавно их разогреть, чтобы тело тебя слушалось. Это процесс восстановления. Классика незаменима – это и жизнь, и здоровье артиста.

А современная хореография… Я считаю, артисту, который с блеском исполняет сложнейшие ведущие роли из «Спящей красавицы», «Лебединого озера» «Раймонды», «Баядерки», в принципе ничего не стоит станцевать любое contemporary, будь то валяние на полу или тебя в воздухе поднимут – это все уже этапы постижимые. А классика – это основа для театра!

Какое значение вы придаете светской стороне жизни артиста? Остается ли время для съёмок в теле- и кинопроектах?

- Я не люблю съемки, гламурные в том числе, и интервью не очень люблю. Обычно мне звонят и долго уговаривают, а я долго отказываюсь. Мой педагог считает это неправильным, но профессия нас полностью выжимает, часто на эти сторонние вещи нет ни времени, ни сил. Я соглашаюсь на передачи, интервью, когда это действительно необходимо, когда проект интересный. Вот недавно мы делали фильм «Дивы», который скоро выйдет на телеканале «Культура». Фильм про меня! Это потрясающе, когда про тебя целый фильм делают, но мне часто было сложно, приходилось заставлять себя что-то рассказывать, делать… Поэтому я крайне редко соглашаюсь, а на просто имиджевые вещи не вижу смысла тратить время. Если бы можно было это рассматривать как дополнительный заработок, но, как правило, артистов балета приглашают выступить просто так, для «личного пиара».

Дополнительный заработок – это важно? Может ли человек, выбравший профессию артиста балета, рассчитывать на финансовую независимость? Какие дополнительные возможности существуют для заработка: рекламные контракты, государственные премии, квартиры, коммерческие гала-концерты?

- В наше время получить от государства что-либо практически нереально. У меня достаточно серьезный возраст и статус для балерины, репертуар у меня огромен и танцую я много, но до сих пор не получила звание Заслуженной артистки России. Премия – это и вовсе из области фантастики. А зарплата в театре – «сдельная». Оплачивается спектакль. Сколько ты в месяц оттанцевал, столько и получил. Но тут вопрос не твоей выдержки и силы, а репертуара. В один месяц у меня может быть пять спектаклей, в другой – ни одного. Нет спектаклей – нет зарплаты. Только самые танцующие, постоянно задействованные в постановках, обеспечивают себе финансовую независимость. Так что тут от артиста к артисту все по-разному. Творчество – сфера без гарантий.

Вы тесно сотрудничаете с балетом Монте Карло под руководством Жана-Кристофа Майо. Расскажите нам о последней премьере в Большом театре.

- Это нельзя назвать сотрудничеством в строгом смысле слова, я не выступаю у них в труппе, а то, что недавно мы были в гостях у этой труппы – заслуга хореографа Жана-Кристофа Майо. Он переносил себе в труппу московскую премьеру – спектакль «Укрощение строптивой». И поскольку я и Владислав Лантратов были первыми исполнителями партий Катарины и Петруччо, он пригласил нас поучаствовать в двух спектаклях. Всего показов было 8, мы вышли в третьем и пятом.

Вы не любите светские мероприятия, а по каким принципам выбираете профессиональные? Долго ли вы думали, прежде чем согласиться приехать на фестиваль Ballet Globe в Алматы?

- Практически не думала. Вернее, так: я сразу решила, что хочу поехать, а вот реальное согласие на участие необходимо было согласовать с моим театром. Я посмотрела по графику – могу ли я быть свободна в эти дни, стоят ли в графике «мои» спектакли, то из репертуара, куда меня может назначить худрук, потом пошла к Махару Хасановичу Вазиеву выяснить, могу ли я быть свободна на этот срок. В театре сейчас идет постановочный процесс «Анны Карениной», я в нем не задействована, поэтому «выезд» мне одобрили. А по приглашению я сразу поняла, что это здорово, и я хочу ехать на Ballet Globe. Так что я сразу сказала «да», а потом уже мы утрясали «технические моменты». Я очень рада этому приглашению, участие в таком фестивале – это и есть тот творческий отпуск, о котором я говорила. Поэтому я очень признательна коллегам из ArtClassic и «Фонду Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы», который поддержал этот фестиваль, за приглашение на Ballet Globe. В Казахстане серьезно относятся к балету, ваша страна – постоянный ньюсмейкер, открываются новые театры, новая академия хореографии. Поэтому я с нетерпением жду не только встречи с алматинской публикой, но и с юными артистами из училища Селезнева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2018 4:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032605
Тема| Балет, IV Рижский международный конкурс балета, Персоналии, Регина Каупужа
Автор| Андрей Шаврей
Заголовок| Регина Каупужа: «Рижский международный конкурс балета состоится в четвертый раз»
Где опубликовано| © LSM.LV
Дата публикации| 2018-03-26
Ссылка| https://rus.lsm.lv/statja/kultura/kultura/regina-kaupuzha-rizhskiy-mezhdunarodniy-konkurs-baleta-sostoitsja-v-chetvertiy-raz.a272703/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Некогда солистка Латвийского балета, ныне педагог и хореограф Регина Каупужа с 18 по 22 июня проводит уже IV Рижский международный конкурс балета (заявки от участников принимаются до середины апреля). Rus.lsm.lv побеседовал с Региной о том, насколько трудно поднять такое мероприятие. Понятное дело, что трудно, конечно! Но приятно, что в самом начале, когда задумывался конкурс, успехов пожелал сам Михаил Барышников...

Беседа состоялась в служебном кафе Латвийской Национальной оперы. Устраиваясь за столиком, Регина обратила внимание на артиста балета за соседним столиком:

— Вот вам сразу же сюрприз: солист нашего балета Герман Шевченко, потенциальный участник, заявился на конкурс в старшую профессиональную группу. Герман очень хороший, сильный и техничный танцовщик со своим амплуа. В юности участвовал в нашем конкурсе в категории «малышей», в прошлом году участвовал в знаменитом конкурсе в Москве и теперь вернулся в наш конкурс в уже старшую группу.

— Герман, уже знаете, что покажете на конкурсе?
— Я буду танцевать в ариацию из «Пламени Парижа» Бориса Асафьева, номер «Талисман», Раба из «Корсара» Адольфа Адана. Все прыжковые номера...

(Реплика Регины: — И трюковые, самые яркие. Держу кулаки!)

— Регина, как и когда родилась идея конкурса? Где-то шесть-восемь лет назад?
— Идея была уже старая, чуть ли не с прошлого века. Она, как посаженное семечко, росла-росла, и в 2013-м мы впервые что-то попытались сделать. Ко мне тогда подошла солистка балета Марина Сейко и сказала: «Регина, давайте что-то делать...» И тогда с легкой руки для первого раза получилось все более-менее нормально. В следующий раз провели конкурс через год, в 2014-м. Но потом поняли, что каждый год проводить такой конкурс — это очень трудно. Какие-то маленькие конкурсы балета можно проводить ежегодно и даже два раза в год, а вот такой по-настоящему солидный, международный...

— Знаменитый московский конкурс проводят вообще раз в четыре года!
— Правильно, для настоящего профессионального конкурса необходимо время, чтобы его подготовить. И в результате мы видим, как меняются поколения артистов. И очень приятно видеть рост участников конкурса. Очень радует, что у всех, кто получил места и премии на Рижском конкурсе, просто расцвела своя карьера.

Например, золотой медалист предыдущего вашего конкурса Карлис Цирулис теперь солист латвийского балета, получал медали на конкурсах в ЮАР, Южной Корее, в Москве... А победитель конкурса 2014 года, танцевавший в Большом театре Дмитрий Загребин потом танцевал в Вене, а сейчас в Швеции. И многие лауреаты мне потом писали благодарности, что Рижский конкурс им очень помог в карьере — например та же победительница предыдущего конкурса в старшей группе Елена Шарипова из России.

В общем, идея конкурса долго прорастала. Ведь прежде у нас подобного конкурса не было, хотя у нас действительно такие большие хореографические традиции. В Риге опытный зритель, он избалован хорошим уровнем. Так что почему не в Риге? Почему мы должны быть позади, а не впереди планеты всей?

— Что же препятствовало организации конкурса? Финансы?
— Конечно, прежде всего. Хотя были и организаторские проблемы — кто-то за это должен был ответственно взяться. У нас

сейчас все говорят Mākslai vajag telpu, то есть «Искусству нужно помещение», ну так балету ведь тоже необходимо помещение! Нужна сцена, нужен театр.

Все конкурсы мы проводим на просторной сцены театра Дайлес, в этом году только гала-концерт впервые проведем в Латвийской Национальной опере 22 июня.

— Интересно, Опера предоставляет сцену свободно?
— Нет. Договориться, чтобы предоставляли бесплатно? В наше бизнес-время это невозможно, хотя мы все вроде знакомы, и у нас председатель жюри конкурса художественный руководитель латвийского Национального балета Айвар Лейманис. Но помогают Фонд капитала культуры, Рижская дума, Фонд Тетеревых. И частные спонсоры, конечно.

— Аналогично: когда Елена Образцова решила отметить юбилей на сцене Большого театра, в котором пела десятки лет, ей пришлось заплатить за аренду зала...
— Да, теперь другие условия. Все стоит денег. И если одному кому-то сделают поблажку, то другой возмутится: а почему всем не помогают? Но оперный гала-концерт состоится, потому что в любом случае — очень доброжелательные отношения и со стороны Дайлес, и Оперы.

В гала примут участие лауреаты нынешнего и предыдущих конкурсов. И веду переговоры с теми. кто получал первые места на мировых конкурсах. Жаль, что не будет наша Эвелина Годунова, победившая в прошлом году в Москве, но в этом году как раз в дни концерта она решила себя еще раз попробовать в известном конкурсе в Джексоне (США).

— Интересно, какова сумма премий вашего конкурса?
— Да, важно показать себя на конкурсе, но для артистов важна и финансовая составляющая. Как на любом состязании — важно выиграть и получить премию! Во взрослой группе премии по 2 500 евро, у юношей по 2 000 евро, а победители в младшей группе получают возможность обучения в известных балетных школах мира, возможность участия в мастер-классах.

В общем, мероприятие действительно не из дешевых. Надо ведь и членов жюри пригласить, и поселить их с артистами, накормить. Технически очень много организаторской работы.

— Кстати, кто станет в этом году членами международного жюри?
— К прежним участникам жюри присоединится Джозеф Мориссей из США, очень хороший современный классический балетмейстер, директор центра искусств.

А еще будет Альмира Ocманович — ассоциированный профессор Театральной академии Сплита (Хорватия). Из Большого театра, где он работает репетитором, вновь приедет Виктор Барыкин. Вновь будет прекраснейший и приятный человек Сирилл Атанасов, некогда звезда французского балета, ныне профессор в Национальной Парижской консерватории музыки и танца. Будет Валентина Козлова, в свое время уехавшая в Америку и там организовавшая конкурс своего имени, очень уважаемый. Екатерина Щелканова — педагог-репетитор Канадского Королевского балета, организатор фонда Open World. Иоланта Рибарска — художественный руководитель Варшавской балетной школы. Марек Розецки —художественный директор Берлинской Государственной балетной школы.

Прямо говоря,

я не очень стараюсь изменить состав членов жюри, потому что оно работает очень честно. Ни у кого не было претензий, что кто-то получил премию не по заслугам. И даже если во время обсуждения проблематичные моменты, обсуждение происходит лояльно и открыто. И главное, у всех большой профессионализм.

Конкурс той же Валентины Козловой достаточно известный и, что очень важно, как и мы, состоит в международной федерации конкурсов балета. И то, что мы прошлым летом вступили в эту федерацию — это шаг вперед для развития нашего конкурса. Совершенно верно — это сравнимо с тем, когда тебя принимают в Олимпийский комитет. Рада, что они пригласили в федерацию, потому что для этого нужны какие-то предыдущие заслуги. И самое приятное, что одновременно с Рижским конкурсом принимали в федерацию один из старейших международных конкурсов мира в Джексоне (США) и международный конкурс балета в Лозанне (Швейцария).

— Помимо денег лауреаты получают же еще медаль...
— Да, это медаль работы нашего известного мастера Яниса Струпулиса, она из бронзы. Столько денег, что чеканить еще медали из серебра и золота, у нас пока что нет. Но главное, что есть интерес от участников. До 15 апреля можно заявляться на конкурс на сайте ibbc.lv. К нам приезжали участники и из Южной Африки, и из Южной Кореи, и Японии — это лишний раз говорит о том, что к нам едут не только за премией, но прежде всего за повышением своего уровня.

— Поверьте, что только что родился шальной вопрос. А была ли идея пригласить членом жюри Михаила Барышникова, который сейчас часто бывает на родине в Риге?
— Была идея. И он уже отказался, что вполне понятно.

— Он не любит судейства?
— Он вообще не признает конкурсы. И нигде не участвует. Он очень хорошо и интеллигентно поприветствовал нас, что мы идем на такое дело, и пожелал хорошего начала и удачного пути.

Радует, что он вообще любит нашу Рижскую хореографическую школу, заходил в нее и когда приезжает со спектаклями, выделяет часть билетов для школы. Он высоко держит марку самого качества образования!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2018 8:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018032606
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Джон Ноймайер,
Автор| Светлана Наборщикова
Заголовок| От мщения к прощению
В Большом театре состоялась премьера «Анны Карениной» в постановке Джона Ноймайера

Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2018-03-26
Ссылка| https://iz.ru/724854/svetlana-naborshchikova/ot-mshcheniia-k-proshcheniiu
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В репертуаре Большого балета появилась «Анна Каренина» в постановке Джона Ноймайера (он же сценограф, автор костюмов и светового решения) — спектакль столь же яркий, сколь и глубокий. Лидер мировой хореодрамы еще раз доказал: в умении насытить зрелище философским подтекстом ему сегодня нет равных.

Этой постановкой (копродукция Гамбургского балета и ГАБТа) «самый русский из иностранных хореографов», как назвал Ноймайера Юрий Григорович, завершил свою русскую литературную трилогию. В «Чайке» он сосредоточился на судьбе художника, в «Татьяне» — на загадочной женской душе. Ну а роман Льва Толстого вдохновил его на семейный балет.

История трех союзов, счастливых и несчастливых по-своему, разворачивается на фоне музыки Петра Чайковского (лирика и быт), Альфреда Шнитке (наваждения и галлюцинации) и Кэта Стивенса (сельская идиллия). В драматургическом отношении спектакль спаян столь же крепко. При этом акценты хореограф, восхищающийся Толстым, расставляет иначе.

Анна в балете Ноймайера — существо изначально обреченное. Ломкие линии Светланы Захаровой многократно усиливают это впечатление, но и исполнительницам с более крепкой телесной конструкцией (в других составах заявлены Ольга Смирнова и Кристина Кретова) не дано вырваться из замкнутого круга. Так выстроена роль. В отличие от писателя, периодически дарящего Анне надежду, хореограф неотвратимо ведет ее к гибели.

В самом деле — что сулит героине жизнь с достойным, но занятым исключительно политической карьерой супругом (Семен Чудин)? Разве что сомнительное удовольствие постоять в центре размахивающего плакатами электората. А шалопай и бонвиван Вронский (Денис Родькин), усиленно демонстрирующий незаурядные физические кондиции? Он для нее, скучающей светской дамы, — возможность разнообразить жизнь, она для него — очередное приключение, по недоразумению затянувшееся.

Парадокс, но эти герои, по определению главные, имеют лишь один полноценный, целиком принадлежащий им дуэт, в то время как Левин и Кити (Дарья Хохлова) — два. И гимном страсти (а Ноймайер — мастер таких эпизодов) его не назовешь, скорее — наваждением. Это любовь без радости, страсть без взлета — в буквальном смысле: дуэт лишен привычных для хореографа экстатических поддержек. К тому же в нем есть третий — огромная подушка, в глубины которой Анна периодически погружается, то ли от стыда, то ли в поисках забвения.

Собственно, и вся ее жизнь — стремление забыться: в играх с сыном (роль шестилетнего Сережи исполняет взрослый танцовщик, что вносит в эти моменты элемент гротеска), в путешествии в Италию (бескрайнее небо готово поглотить героиню со всеми ее сомнениями), в поездке в театр, где дают «Евгения Онегина», героиня которого, не в пример Анне, любовь хотя и потеряла, но себя сохранила.

Любимых постановщиками ослепляющих паровозных фар и скрежета колес у Ноймайера нет. Анна, утвердившись посередине суетящейся толпы, широко крестится и проваливается в люк. Прощальным приветом равнодушному миру мелькает ее ярко-красная сумочка. А жизнь продолжается: был человек — и нет человека...

Любопытно, как изящно сочетаются в этом спектакле пристрастия Ноймайера — режиссера, и Ноймайера — читателя. Первый следит за переплетением сюжетных линий, равнозначной подачей персонажей и функциональностью минималистского оформления. Второй выбирает любимых героев и погружается в их судьбу. Главный в этом списке — Левин, поданный хореографом с особой душевной симпатией. В стартовом составе его танцует Денис Савин, и за 15 лет службы в Большом театре это, пожалуй, главная и лучшая роль талантливого артиста.

С виду нелепый, неловкий, с болтающимися конечностями. В светском салоне ведет себя как слон в посудной лавке. Любимой девушке дарит странную игрушку, отчего та приходит в смущение и не знает, куда ее девать. Полная противоположность утонченным, безупречно одетым и координированным посетителям столичных собраний.

Свободен и раскрепощен он у себя в деревне в окружении свежескошенных полей и сельских жителей. И здесь выясняется, что среди пестрой галереи персонажей он единственный, кто не зациклен на себе. Под нелепой оболочкой скрывается добрейшая, распахнутая миру душа. Кити этот толстовско-ноймайеровский подвижник спасает от безумия, утешает и вдохновляет на новую жизнь. Хореограф откровенно любуется их тихим счастьем с младенцем и в награду за пережитое дарит Левину эпилог многоплановой истории.

Финальная мизансцена фиксирует погруженных в свои мысли Вронского, Каренина, Сережу с игрушечным паровозиком. В центре композиции Левин с воздетыми к небу руками. «Мне отмщение и аз воздам»? Вряд ли. Ноймайеровский герой молит о понимании и прощении. В этом раскладе драмы он единственный, кто имеет на это право. И потусторонний перезвон в оркестре дарит надежду на то, что зов услышан.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 5 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика