Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 21, 2018 9:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018022916
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Персоналии, Александр Литягин
Автор| Юлия Горшкова / фото: Анна Буравкова
Заголовок| Александр Литягин: «Когда танцевал Шахрияра, я обожал «Тысячу и одну ночь», а когда танцевал «Жизель», то считал, что это лучший балет на нашей планете»
Где опубликовано| © журнал ZVOOK ONLINE №6 (Воронеж)
Дата публикации| 2018 февраль
Ссылка| https://ru.calameo.com/read/005431461e1c6bccfd4a9/9
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Александр Литягин рассказал корреспонденту ZO о пути танцовщика и роли главного балетмейстера в Театре оперы и балета.



ZO: Как была выстроена работа над балетом «Корсар», премьера которого состоялась в конце января?

Александр Литягин:
Работа была проделана грандиозная. Чтобы осуществить постановку, мы должны были всё быть четко спланировать, поскольку в ней занято очень много людей: артистов балета, учеников хореографического училища. Особенность спектакля в том, что здесь всем есть чему учиться: от детей 10-12 лет до самых зрелых артистов. Это работа на возрастание, на то, чтобы труппа развивалась, и партии передавались из поколения в поколение. Здесь есть все, на чем можно учиться. Тем более, что этот спектакль делает Юрий Бурлака (балетмейстер-реконструктор, заслуженный артист России - прим. ред). Это наше классическое наследие, это Мариус Петипа (балетмейтер, педагог - прим. ред.), 200-летие которого мы отмечаем в этом году. Мы хотим, чтобы все было в. лучших традициях российского балета. Такой спектакль, как «Корсар» может себе позволить только театр федерального уровня. Востребованность балета Адольфа Адана объясняется тем, что зрители хотят его видеть, а артисты хотят его танцевать.

ZO: Как удается совмещать роль балетмейстера и танцовщика? Получается, что вы видите балет с двух сторон?

А.Л.:
Сейчас я стал намного меньше танцевать и очень редко выхожу на сцену. Это может быть три-четыре раза в год. Все больше моя деятельность в качестве главного балетмейстера, руководителя труппы направлена на то, чтобы совершенствовался балет. Очень дорожу тем, что удостоился такой чести. Ценю, что есть много талантливых артистов балета, которых необходимо вести вперед, и они видят: я хочу, чтобы труппа достигла большого профессионального успеха. Смотрю на балет с одной стороны: лишь бы он двигался вперед, лишь бы о нем больше говорили, чтобы знали о нем во всем мире, уважали, ценили и понимали, что это не просто название, а коллектив, работающий на высоком профессиональном уровне. Любая моя деятельность направлена на то, чтобы наш театр рос и становился лучше.

ZO: Сейчас появляется все больше фильмов о танцовщиках. Например, «Большой» Валерия Тодоровского. Это истории преодолений, личные драмы. А как складывался ваш путь?

А.Л.:
Если не лукавить, то любой артист балета хотя бы раз в сердцах хотел все бросить. Это, наверное, накопленная усталость, переживания за то, что что-то не получается, а хочется, чтобы было лучше. И когда мы учимся, видим себя в зеркале каждый день, порой понимаем, что у кого-то все выходит легко, а у меня никак. Но это минутные слабости Дальше понимаешь, что если хочешь танцевать, надо встать к балетному станку и продолжить работать над собой. Так – все восемь лет нашей ученической жизни. Когда мы становимся артистами балета, оказывается, что все, что ты сделал в течение восьми лет – это самое-самое начало. И продолжаешь трудиться до того момента, когда уходишь на пенсию. Если кто-то мне скажет, что он научился всему в этой профессии, значит этому человеку здесь действительно нечего делать. Я не видел такого танцовщика, который бы сказал, что у него все получается, если этот танцовщик не остановился в своем развитии. Как только это происходит, значит дальше этой профессией заниматься не нужно.

ZO: Какие спектакли относите к числу любимых?

А.Л.:
Могу перечислить много, но хочу сказать, что если ты не влюбляешься в ту партию, которую нужно танцевать, не влюбляешься в музыку, в партнершу, то и танцевать этот спектакль не нужно. Когда я танцевал Шахрияра, обожал «Тысячу и одну ночь», прекрасную музыку Фикрета Амирова. Когда танцевал «Жизель», то считал, что это лучший балет, который вообще существует на планете. Когда танцуешь современную хореографию, думаешь, какая есть огромная возможность для самовыражения, ищешь новые движения, новые пути. Каждая постановка, которую мы танцуем, является способом самовыражения: проявить себя для себя, для зрителя, для коллег, которые смотрят. Не могу назвать моего любимого спектакля, но я знаю, что это (пропуск в журнале - Е.С.)

ZO: Что хотелось бы поставить? Что ближе – классическая или современная хореография?

А.Л.:
Очень-очень много в голове. Я тот человек, который, получив школу классического балета, имея в репертуаре много классических названий, хотел бы ставить и сам развиваться в неоклассическом направлении, в том, что не так часто идет на воронежской сцене. Это будут новые названия, они обязательно прозвучат. Я верю в это, думаю над этим. Есть становятся много номеров, которые я поставил, но хочется сделать большое полотно. Имен пока не скажу, но это будет, на мой взгляд, что-то новое для Воронежа.
Классика – это то, на чем мы учимся, то, что можно бесконечно совершенствовать. Мы с Юрием Бурлакой очень долго говорили. Ему интересно развиваться в том, что он находит в архивах, изучать записи Мариуса Ивановича мы Петипа и других постановщиков. Я спросил, не хотелось ли ему придумать свою историю, выразить ее по-своему. Он ответил, что ему это неинтересно. Мне как раз наоборот интересно придумать свою историю, найти музыку, выражающую эмоции, которые у меня внутри. И из этого сделать текст своей хореографии.

ZO: Как относитесь к танцовщикам, исполняющим современную хореографию, у которых нет классического образования?.

А.Л.:
Есть разные направления в хореографии. Если это устраивает балетмейстера, что у артистов нет базы, нет школьного образования, если направление хореографии позволяет это делать, как стиль Contemporary, который сейчас стал популярен по всей Европе, если балетмейстер способен этой хореографией что-то выразить и зрителю это нравится, тогда замечательно. У одного из величайших современных хореографов Начо Дуато в труппе работают люди, не имеющие профессионального образования. Но при этом его хореографию они исполняют достаточно хорошо. И значит, они ему нужны, значит ему интересно с ними работать. Если мы говорим о таких танцовщиках в классической хореографии или в профессиональных театрах, то мы понимаем, что этого быть не должно. Это другой подход, немножко другая отрасль.

ZO: Каким видите балет в современных реалиях?

А.Л.:
Очень радует, что балет стал развиваться. Я имею в виду, что престиж этой профессии наконец-то в заново возрождается. Сейчас нашем театре выпускаются фильмы, говорят о Большом театре, о Мариинском, вообще о балете. Это прекрасно. Как я вижу балет будущего? Спектакли классического наследия не умирают. Они развиваются, масштабнее. В эту историю гармонично вкладывается техническая революция. Мы понемножку включаем в «Лебединое озеро» и «Корсар» проекции. Но при этом полноценные сценические декорации тоже есть. Улучшаем, улучшаем, улучшаем. Я имею в виду все театры, которые ставят на своей сцене большие полотна. Если говорим о современной хореографии, то в ней появляется больше элементов акробатики, артисты становятся более разноплановыми: могут работать не только в классической хореографии, а знают много видов танца, исполняют цирковые элементы. Балет будет прогрессировать, я в этом уверен. Главное, чтобы это было необходимо государству, и русский балет также будет брендом нашей страны.

ZO: Балет – это искусство скорее элитарное или все же доступное понимаю широкой аудитории?

А.Л.:
Судя по тому, сколько ходит зрителей и насколько разного они возраста, могу сказать, что опера – да, элитарное искусство, а балет скорее требует неких азов понимания. Это не элитарное искусство, но подготовка к нему необходима. Приходят дети, и мы видим их реакцию. Иногда они молчат, иногда смеются, им интересно, значит, дело движется.

ZO: Сейчас в Воронеже появилась хореографическая труппа в Камерном театре, работает Центр современного танца. Как Вы оцениваете такую активную «танцевальную» ситуацию?

А.Л.:
Это замечательно. Люди. двигаются вперед. Михаил Бычков хочет найти какое-то новое направление, приглашает новых хореографов. Если это будет интересно зрителю, значит, все это сделано не зря. Если мы посмотрим на нашу столицу и другие города (Санкт-Петербург, Красноярск, Пермь, Новосибирск), то увидим, что в этих мегаполисах тоже существует не одна балетная труппа. Если есть востребованность со стороны зрителя, значит, это должно быть. Нам интересно следить за тем, что делают в Центре современного танца, но это не значит, что мы оставим это направление. Наш театр тоже будет со своим видением расти в рамках современной хореографии, но при этом также будет делать спектакли, относящиеся к классическому наследию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 16, 2018 3:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018022917
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Денис Дмитриев
Автор| Беседовала Елена Воробьева
Заголовок| Танец при луне
Где опубликовано| © журнал "Смена" № 2 (1840), стр 58-64
Дата публикации| 2018 февраль
Ссылка| http://smena-online.ru/sites/default/files/smena_2-2018_ipad.pdf#page=60
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Денис Дмитриев — премьер балетной труппы Московского государственного музыкального театра имени Станиславского и НемировичаДанченко. Незабываемый Зигфрид в «Лебедином озере», принц в балете «Щелкунчик», граф Альберт в «Жизели», Вронский в «Анне Карениной», Парис в «Ромео и Джульетте»... Талантливый молодой танцовщик, обладающий при этом красивой внешностью, он буквально создан для этих ролей и надолго запоминается зрителям.



— В ноябре прошлого года в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко состоялась премьера одноактных балетов «Баланчин, Тейлор, Гарнье, Экман» — в название вынесены имена выдающихся хореографов. Вы тоже танцуете в этих спектаклях. Расскажите, пожалуйста, о своем участии в них...

— Публике представлены четыре балетные постановки: «Серенада» — Джорджа Баланчина, «Ореол» — Пола Тейлора, «Онис» — Жака Гарнье и «Тюль» — Александра Экмана. Мне очень понравился подготовительный процесс, как шла работа над этими постановками. Балеты бессюжетные, но это нисколько не уменьшает их красоту, например, «Серенада» — это первый неоклассический балет Джорджа Баланчина, поставлен им еще в 1934 году на музыку «Серенада для струнного оркестра» Петра Ильича Чайковского и признан шедевром неоклассической хореографии.

— Невозможно не процитировать самого Баланчина: «В этом балете танцовщики просто движутся под прекрасную музыку. Единственный сюжет балета — музыка серенады, если угодно — это танец при луне…»

— Денис, вы заняты в спектаклях «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Жизель», «Манон», а что бы вам еще хотелось исполнить?

— Партию Солора в балете «Баядерка». Существуют различные постановки этого прекрасного балета: Горского, Нуриева, Григоровича, Малахова, Макаровой, Комлевой, Асылмуратовой, а сочинен он был и поставлен впервые в 1877 году Мариусом Петипа на музыку Людвига Минкуса. В нашем театре балет «Баядерка» идет в постановке всемирно известной балерины-ассолюта, хореографа Натальи Макаровой. Макарова сама была яркой исполнительницей главной партии этого балета — прекрасной Никией.

— Теперь Никию танцует ваша жена, Эрика Микиртичева. Интересно было бы увидеть вас вместе на сцене! Такая красивая пара…

— Мне бы очень этого хотелось, надеюсь, что моя мечта сбудется!

— В 1869 году француза Мариуса Петипа пригласили в Россию руководить балетной труппой в Петербурге. Прошло немало лет… Теперь, с января 2017 года, художественный руководитель балетной труппы — Лоран Илер, один из самых ярких, выдающихся танцовщиков мирового балета. 22 года Илер являлся этуалем Гранд опера. Как вам с ним работается? Не мешает языковой барьер?

— Работается с Лораном Илером очень интересно, творчески, Илер — человек высокой культуры, харизматичная и яркая личность. Мы, артисты, общаемся с ним по-английски и через переводчика, поэтому особого языкового барьера не существует. Илер был премьером — танцовщиком и балетмейстером Парижской национальной оперы, репетировал репертуар Рудольфа Нуриева, Пьера Лакотта, Сержа Лифаря, Джорджа Баланчина, руководил творческим процессом восстановления балета Мориса Бежара «Весна священная». Он — ученик и преемник Рудольфа Нуриева.

— В вашем театре Лоран Илер подготовил замечательные премьеры, и сейчас готовится к новой постановке — редкий театр может поставить в свой репертуар балет «Дон Кихот» в хореографии Рудольфа Нуриева.

— На кастинг приедут постановщики из-за рубежа и будут сами выбирать артистов, кастинг всегда справедливый. Надо сказать, что хореография Нуриева сложная, технически насыщенная, мелкая техника, виртуозные пируэты, поддержки, и все это очень интересно артистам — постигать в балете абсолютно « новый язык».

— Балетный агент Жанин Ренгэ в 1960 году увидела молодого Нуриева в партии Базиля в Ленинграде и делала все возможное, чтобы молодой артист станцевал во Франции. Она обращалась даже к Екатерине Фурцевой — советскому министру культуры того времени. Прошли годы, в 1966 году Нуриев создал свою хореографическую редакцию на классической основе и танцевал Базилио в «Дон Кихоте» для Венской оперы, в 1970 году — осуществил постановку для Театра балета Австралии, в 1972 году снял фильм-балет «Дон Кихот». А вам хотелось бы исполнить партию жизнерадостного Базиля?

— Конечно! Любому артисту-танцовщику интересно попробовать себя в различных амплуа. По фактуре и технике мне предназначено танцевать принцев, но очень хочется попробовать танцевать и другие партии.

— Денис, в балет вы пришли, вероятно, как многие дети, по родительской воле? Или это было ваше желание поступить в хореографическое училище?

— Нет, в детстве даже не представлял себе, что это такое. Я родился и вырос в Саратове, после учебы в школе занимался плаванием, не могу сказать, что были какие-то особые успехи в этом виде спорта. Но бывает так, что во все вмешивается его величество случай! Однажды мы с мамой проходили мимо хореографического училища и увидели объявление — проходил набор детей. Мама сказала мне — попытайся, попробуй себя. А почему бы и нет? Я пришел на кастинг и прошел все туры. Честно признаюсь, первые три года обучения мне не очень нравились, потому что в классе, у станка, нужно монотонно, изо дня в день, повторять одни и те же упражнения, движения. А в детском возрасте мальчишкам так хочется побегать с ребятами, поиграть в футбол, что я и делал после занятий. На четвертом году обучения что-то во мне, наверное, изменилось, и я стал заниматься с большим удовольствием, все больше и больше углублялся в процесс обучения, и так втянулся, что уже не мыслил себя вне танца. Помню, как пересматривал по много раз видеокассеты с записями балетов. Балет захватил меня!

— Как вы пришли в театр?

— По окончании училища в Саратове я поехал в Москву и прошел кастинг в замечательном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, где служу и по сей день. Начинал с кордебалета, первые полтора года мне не давали возможности танцевать, а так хотелось — хотя бы и небольшие партии. Потом, когда начал танцевать сольные, то мечтал станцевать все ведущие партии репертуара! Хотелось танцевать все!

Любая партия помогает артисту раскрыться, найти в себе что-то новое, неизвестное, и помогает познать что-то новое. Каждый выход на сцену для меня — это всегда развитие, это сравнимо с прочтением новой книги, это как глоток свежего воздуха…

— Кто является вашим педагогом-репетитором в театре?

— Георги Смилевски — премьер нашего театра, прекрасный наставник и танцовщик.

Первым моим педагогом был Вадим Сергеевич Тедеев, так рано ушедший из жизни, светлая ему память… Вадим Сергеевич — мудрый учитель, мог дать хороший совет и в жизненной ситуации. Дуэт Маргарита Дроздова — Вадим Тедеев был одним из наилучших балетных дуэтов своего времени. Поклонники балета помнят эту пару.

Потом я занимался с Андреем Ивановичем Уваровым, народным артистом, в недалеком прошлом — знаменитым танцовщиком, премьером Большого театра.

Андрей Иванович меня облагородил и, что называется, «сломал», я был угловатым, а он «огранил» меня и помог раскрыться как танцовщику, это, знаете, как ювелир шлифует камень и придает ему новые грани, так и артисту надо помочь — «отшлифовать» его. Есть хорошие танцовщики, но им как бы чего-то не хватает, когда смотришь на них, то думаешь, что здесь нужен хороший педагог, чтобы он «огранил» этого артиста. Андрею Ивановичу я очень благодарен, было приятно и ценно с ним работать.

— Часто можно слышать шутку: мол, артисты балета всю свою жизнь носят женщин на руках … Денис, сколько должна весить балерина, чтобы с ней было комфортно танцевать?

— Самый хороший вес — это сорок семь — сорок восемь килограммов, максимум, не больше пятидесяти пяти. Скажу, что важен даже не столько вес, сколько некая «удобность», есть легкие девочки, но проблем с ними бывает гораздо больше. Комфортнее, конечно, работать с опытной балериной...

В спектакле «Манон» я танцую партию кавалера де Грие, постановка сложная, в первом акте — очень тяжелый «кусок», станцевал первую вариацию, потом идут два сложных адажио, после первого адажио у меня три минуты отдыха, а вот когда уже наступает время заключительной поддержки — тогда вес балерины имеет значение. В других же балетах вес партнерши не очень важен.

— В Театральном музее имени Бахрушина в Москве у вас с балериной Эрикой Микиртичевой, вашей женой, был творческий вечер...

— Он прошел в приятной атмосфере, мы рассказывали о своем творчестве, о себе, показывали в видеозаписи отрывки из балетов с нашим участием. По традиции, уже в конце вечера, ведущий задал вопрос, какая у вас есть мечта, и заметил, что у всех артистов, кто отвечал на этот вопрос, мечта сбывалась. Я ответил, что хочу исполнить партию кавалера де Грие в балете «Манон». И на следующий сезон меня утвердили в театре на эту роль! Мечта действительно сбылась! Танцевал я «Манон» с Ксенией Рыжковой. Правда, премьерный спектакль «Манон» я хотел танцевать с Эрикой, но нам не дали этого шанса, и я был очень расстроен…

— Помимо балета чем вы еще увлекаетесь?

— Люблю кино, музыку, смотрим с Эрикой все громкие премьеры, а потом вместе обсуждаем увиденное, раскладываем по полочкам: какие задачи ставил режиссер, какие идеи, какие актерские работы нам понравились. Из фильмов мне нравятся драматические, жизненные, а музыку я слушаю всех стилей и направлений — от классики до рэпа.

— Кто вам нравится из современных танцовщиков?

— Вадим Мунтагиров, Руслан Скворцов, Артем Овчаренко, Владислав Лантратов, Леонид Сарафанов, Роберто Боле, Карлос Акоста…

— Есть ли любимые места, куда тянет еще раз вернуться?

— Рим — мой любимый город, я восхищаюсь им, его историей, архитектурой, колоритом, атмосферой. Был в столице Италии дважды, и мечтаю еще там побывать.

— Какого зрителя вам хотелось бы видеть в зале?

— Умного, думающего, мудрого зрителя. Зрителя, который бы не поддавался рекламе, по принципу: все идут, и я тоже пойду.

Хотелось бы, чтобы зритель приходил в театр и открывал для себя новых артистов.

==================================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 25, 2019 4:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018022918
Тема| Балет, Театр балета имени Леонида Якобсона, Премьера, Персоналии, Йохан Кобборг, Жером Каплан
Автор| ЕКАТЕРИНА БЕЛЯЕВА
Заголовок| ПО ЖЕСТКИМ ПРАВИЛАМ СТАРИННОГО БАЛЕТА
Где опубликовано| © «Петербургский театральный журнал» № 91
Дата публикации| 2018 февраль
Ссылка| http://ptj.spb.ru/archive/91/music-theatre-91/pozhestkim-pravilam-starinnogo-baleta/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Л. Минкус. «Дон Кихот». Театр балета имени Леонида Якобсона.
Либретто и постановка Йохана Кобборга по мотивам спектакля Мариуса Петипа, сценография и костюмы Жерома Каплана


В Театре балета имени Леонида Якобсона состоялась премьера «Дон Кихота». Свою авторскую версию предъявил датский танцовщик и хореограф Йохан Кобборг, хорошо известный у нас благодаря многочисленным выступлениям на сцене Мариинского театра в качестве гостя Международного балетного фестиваля в начале нулевых и гастролям Балета Ковент-Гардена, вместе с которым он приезжал.

Несколько лет назад артист завершил танцевальную карьеру и сейчас работает преимущественно как постановщик. Среди театров, которые заказывали Кобборгу спектакли, значатся Королевский балет Ковент-Гардена и Большой театр — датчанин делал для них две разные версии балета «Сильфида». Примечательно, что в Петербурге Кобборг запомнился не как один из ведущих Джеймсов (главный герой балета «Сильфида»), а именно как Базиль (персонаж «Дон Кихота»). Незабываемый спектакль с ним состоялся в 2005 году. Кобборг иначе прыгал и иначе мимировал, история его персонажа имела частный характер и рассказывалась в связи с конкретной Китри — его постоянной партнершей Алиной Кожокару. Кобборг не танцевал главную мужскую партию, широко улыбаясь и накручивая пируэты, как часто случается при исполнении трюковых партий, а исполнял роль плутоватого парня Базиля. Он акцентировал свои детали танцевального рисунка и сюжетные «мелочи» не делал проходными. И как постановщик он не похож на других. Часто худруки разных трупп сами делают так называемые версии классических спектаклей, добавляя свое имя после Петипа, Горского, Иванова. В Театре балета имени Якобсона, руководимого Андрианом Фадеевым, подобная практика не приветствуется. Худрук приглашает на постановки специальных людей, часто иностранцев, чтобы классика, идущая в этом театре, была интересной, «другой» и не конкурировала с продукцией «больших братьев» — Мариинского и Михайловского театров. В прошлом сезоне приезжал француз Жан-Гийом Бар и ставил «Спящую красавицу». Он тоже делал версию «после Петипа», но в его редакцию попали приятные во всех отношениях французские детали, элементы французского стиля, который танцовщики разучивали во время репетиций с постановщиком.


А. Бочарова (Китри). Фото М. Логвинова

Кобборг не считает себя пропагандистом датской школы, так как бoльшую часть жизни прожил в Лондоне и проработал в многонациональной компании Королевского балета, где стиль формируют в меньшей степени англичане, в большей — русские, украинцы, датчане, кубинцы и другие представители стран Латинской Америки. Как бы там ни было, но директора компаний приглашают Кобборга, рассчитывая, что он, как минимум, во время репетиций «подтянет» артистов технически и поделится с ними секретами великой школы Бурнонвиля. И «Дон Кихот» не стал исключением: не самая сильная петербургская труппа вдруг затанцевала в строгой датской манере, где все подчинено жестким правилам, — прыжки солистов стали высокими и компактными, туры аккуратными, а не по-русски размашистыми, пируэты утратили трюковость, но обрели связь с музыкой, жесты артикулировали не темперамент артистов, а были связаны с мизансценами.

Датчанин работал вместе с парой французских художников — Жеромом Капланом (общий дизайн и костюмы) и Венсаном Милле (свет). Кобборг хотел, чтобы история молодых любовников Базиля и Китри «оторвалась» от реальной Испании и заодно от трафаретной балетной заношенности «Дон Кихота», когда ждут танца главной героини с кастаньетами, выхода Тореадора, кражу колбасы у Лоренцо вороватым пройдохой Санчо Пансой, живых лошадей, ослов, цыган с их страстной предводительницей, танцующей пошловатый танец на каблуках, и финального гран-па. Каплан, специалист по графичным бумажным декорациям, предложил начать историю в рабочем кабинете Сервантеса. Балетный пролог застает писателя в глубоком творческом кризисе. Посторонние люди проникают в его дом и выносят книги, чтобы продать их за долги, но покинувшее было Сервантеса вдохновение вдруг возвращается, и вот он уже выходит из страницы иллюстрированного Гюставом Доре фолианта в облике пресловутого идальго на улицы Испании — Барселоны, Севильи, Мадрида… и ищет встречи с прекрасной Дульсинеей. Кобборг придумывает для этого ходульного начала отличную, совсем не скучную пантомиму в датском духе.

Премьера «Дон Кихота» прошла на уютной сцене БДТ имени Товстоногова. Оркестр там с трудом размещается, но искусственно возникшую тесноту и неожиданную близость музыкантов к зрителям постановщики использовали как специальный прием. Ведущими стали инструменты, которые умеют не только звучать мелодично, но также превосходно шуметь, шуршать, топотать (за счет всевозможных col legno плюс вариации пальцев и дерева и пальцев и струны). Перед традиционным сюжетным Прологом был устроен дополнительный — музыкальный, при закрытом занавесе. Так было сделано, чтобы заявить музыку не сопровождением веселого ритмичного действия с хаотичными танцами, а направляющей этого самого действия.


Сцена из спектакля. Фото М. Логвинова

Испанские песни и танцы не «жили» ежедневно на площадях больших городов, как рассказывает балет, но тяготели к закрытым помещениям. Сцена БДТ с шумным и одновременно аккуратно камерным оркестром создает иллюзию нашего присутствия в каком-то замкнутом пространстве, а бумажные, рисованные декорации Каплана отправляют outside, но апеллируют не к реальным площадям реальной Испании, а к фиктивным, книжным: вот были времена, когда на всех соборных площадях Испании танцевали прекрасные девы с кастаньетами. Поэтому в вымышленной Барселоне мы можем встретить знакомый по путеводителю фасад Севильского собора (самый знаменитый музыкальный цирюльник ведь оттуда родом, и балетный Базиль недаром брадобрей). Цвета платьев у цветочниц скорее севильских тонов и узоров — коричневые и голубые, матовые, чистого шелка, сложного покроя, с элементами андалусского барокко, с оборками и складками (нарядные сеньоры, с обязательным высоким украшением на голове, веерами и цветами в руках, до сих пор имеют обыкновение прогуливаться на правом берегу Гвадалквивира в севильской Триане, которая тоже опознается в желтых и оранжевых домиках Каплана).

Пока Испания из конкретной страны с конкретными городами превращалась в книжную Испанию par excellence (сильный момент, когда Дон Кихота вывозят на сцену на деревянной подставке в виде лошади), Кобборг убрал все общие места — он сохранил танцевальную ткань каждой из картин и привычную схему спектакля, но старые танцы вставного типа, никак не связанные с сюжетной канвой, убрал или поставил заново. Богатый жених Китри Гамаш перестает быть просто дурачком, у которого кривые коленки и комично завернутые внутрь стопы. Теперь у вельможи, не отличающегося большим вкусом в одежде, в первом акте есть танцевальная вариация с ожерельем ассамбле, но что поделать, если Китри (Алла Бочарова) нравятся парни, штопором взмывающие в потолок (отличный Базиль Андрея Сорокина, экссолиста Екатеринбургского балета и премьера Театра имени Якобсона).

Эспада (Андрей Гудыма) здесь выступает двойником Базиля, и это логично, так как укротитель быков и соблазнитель Кармен исторически во всех постановках присутствует на сцене. В новом «Дон Кихоте» Эспада получил дополнительные патуры аля датский «штопор» и более тесные отношения с его девушкой — уличной танцовщицей Мерседес (Светлана Свинко). Цыганская сцена сведена почти на нет вместе с хрестоматийной музыкой Валерия Желобинского и хореографией Касьяна Голейзовского. Время и место, прежде отведенные под цыганку, хватающую подол платья кулаками, занимают юные герои, танцуя свой первый романтичный танец, более интимный, чем они могли себе позволить на площади.

Акт дриад решен традиционно, кроме «книжного» введения. Сказочные балерины сна Дон Кихота «вырастают» прямо из паутины леса, оттуда же льется музыка, словно оркестранты спрятались в кустах.

В третьем акте герои наконец-то добираются до Каталонии — на заднике-гравюре виднеется величественная Монтсеррат. Китри и ее подруги наряжаются в праздничные платья (вспоминаем Гойю с его махами — модными женщинами низкого сословия). Рисунок гран-па изменен — лишен парадности. Новый гран-па не вставить в гала-концерт, он слишком связан с сюжетом и носит нежный, камерный характер. Частная свадьба с большим количеством приглашенных, в числе которых оказываются и получившие по вариации Гамаш и Санчо.

Мужское и женское в спектакле датчанина уравновешивается, и в этом смысле можно сказать, что Кобборг состарил балет, сделал его предшественником балериноцентричной эпохи Петипа и Горского, процитировал идеологию Бурнонвиля, велевшего мужчине-солисту не уступать место даме и много танцевать самому, и драмбалетные находки англичанина Макмиллана, разрешившего солисту рефлексировать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20564
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 24, 2019 11:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018022919
Тема| Балет, Государственный театр оперы и балета Республики Саха (Якутия), Персоналии, Сарыал Афанасьев
Автор| Беседовала Ольга Донская
Заголовок| О ЧЕМ МЕЧТАЕТ САРЫАЛ АФАНАСЬЕВ? ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ С ИЗВЕСТНЫМ ЯКУТСКИМ АРТИСТОМ БАЛЕТА
Где опубликовано| © портал kerekuo.ru
Дата публикации| 2018-02-27
Ссылка| https://kerekuo.ru/o-chem-mechtaet-saryal-afanasev-yeksklyu/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Имя Сарыала Афанасьева у многих на слуху. Из перспективного молодого танцора, он вырос до зрелого, уверенного в себе артиста, который умеет подать себя и привлечь внимание любого. Труд и упорство, два слова, которые характеризуют, без преувеличения, одного из самых талантливых мужчин якутской сцены. О возвращении в родной театр, о том, как он чуть не ушел в вольную борьбу, сколько детей хочет и кем станет через десять лет, Сарыал рассказал в откровенном интервью порталу kerekuo.ru.



Какие ощущения после возвращения домой?

Начнем с того, что я работал в Москве год. Я туда поехал попробовать свои силы, ведь не каждый день выпадает такой шанс. Но, было сложно. Я там никого не знаю, из близких людей была только одноклассница по балетному училищу, но виделись мы редко. Я приезжал в Якутск на различные концерты и фестивали, после них я чувствовал прилив сил, эмоциональный подъем, радость и счастье. И потом подумал, это же все-таки мое место, мне здесь нравится, тут я счастлив и зачем мне себя мучать там? Пусть и в престижном театре? Долго думал, и после отпуска в Якутске решил что останусь дома.

Ты не жалеешь?

Ни разу не жалею. Мне здесь нравится, я танцую все свои спектакли, я востребован. Я ведь не знаю, что меня ждет в будущем, вдруг я завтра проснусь и решу поменять все и уехать.

В театр пришли молодые и перспективные артисты. Чувствуешь ли ты конкуренцию?

Мы делимся на амплуа, есть кто-то, кто подходит только на роль принца, а есть те, кто только на мужественные партии. Я, пока, удачно совмещаю все амплуа.

Хорошо когда есть конкуренция, она помогает развиваться. Я надеюсь, молодежь смотрит на меня, и берет пример, старается быть лучше меня и понимает, что нужно много работать, успех ведь не приходит просто так.

Какая разница между работой в Москве и Якутске?

Ну, разница в том, что в Москве нужно было просыпаться раньше, я ехал до театра 40 минут, а тут мой дом совсем рядом с театром. А если серьезно, балетный мир везде одинаков: по утрам разогревочный класс, потом репетиции, по вечерам спектакли. Разница в том, что в Якутске репетиции до вечера, а там после обеда ты уже свободен, потому что в том театре много залов и репетиции не накладываются одна на другую.

А как обстояли дела с субординацией? Ведь тут в Якутске, ты ведущий артист, каково было прийти туда в неизвестность?

У меня случился небольшой казус. На свой первый урок я зашел в зал и встал, по привычке, на середину. А на середину встают, обычно, ведущие артисты. Но меня оттуда быстро выгнали. (смеется). Они то, меня не знают, я ведь новичок. А так со временем мы подружились со всеми.

Как думаешь, чего не хватает в Якутии для развития балета?

Глобальных изменений не нужно. Ведь школа у нас отличная, педагоги в театре тоже. Разве что считаю нужно добавлять современного репертуара, ведь у нас только классический репертуар.

Век артиста балета довольно короткий. Чем бы ты хотел заняться после? Стать постановщиком или педагогом, а может вообще сменить поле деятельности?

Сейчас мне кажется я стану отличным педагогом. Когда был в Москве, я многому научился. Увидел разницу между подачей материала там и здесь. Но если быть педагогом, то рассматриваю не только Якутск. Весь свой багаж хочу передать молодым артистам. Не только мужчинам, но и девушкам. У них есть свои способы, как красиво подать себя.

Кто твоя любимая партнерша?

Юля Мярина.


Сарыал Афанасьев и Юлия Мярина

Если тебе скажут выбери абсолютно любую партнершу, ты все равно выберешь Юлю?

Да. С ней легко работать, я не помню, чтобы когда-нибудь у нас были недопонимания. Она очень «удобная», она слушает меня. Думает не только о себе. Думаю, у нас есть связь. Юля всегда помогает, пытается сделать все, чтоб мне было удобно. В балете удобство – это помогать в поддержках, дать толчок.

А были ли конфликты с партнершами?

Нет, я неконфликтный человек. Но считаю, что самый большой плюс в партнерше, это когда она слушается мужчину. Потому что я управляю ею, я держу ее, верчу ее, а когда девушка не слушается, дуэта не получается, не только в духовном плане, но и в исполнительском. Должно быть, полное доверие и подчинение партнеру. Я – за “патриархат” в балете.

Что ты чувствуешь, когда танцуешь? И веришь ли ты в приметы?

Когда я танцую, я стараюсь прочувствовать персонажа. Пронести все через себя. Представляю, что бы чувствовал я в той или иной ситуации.

В приметы не верю, думаю, что все идет из головы, как себя настроишь, так и пойдет. А вообще, примет знаю мало, например, не фотографироваться до выступления, не мыть голову за день выступления. Ну, сфоткает меня кто-то до начала спектакля, ну и что.

Как отреагировали твои коллеги на твое возвращение? Я почти уверена, что многие вздохнули с облегчением, ведь главный конкурент, то есть ты, уехал и освободилось “место под солнцем”?

Не заметил такого. Все спрашивали: «Почему?». Большинство восприняли позитивно, а другие говорили, что нужно было остаться там, в Москве, и перетерпеть.

А что сказала мама?

Мама не вмешивается в мою карьеру. Она поддерживает меня во всем. Ну и чтоб я не говорил, если что, это ты виновата в чем-либо. Моя мама всегда хотела, чтоб из семьи хоть кто-нибудь был в творчестве. Нас в семье четверо. Старший брат был виолончелистом, но он скинул свою виолончель из окна, настолько ему не нравилось. Сестра занималась танцами в студии, а моего брата близнеца хотели отдать в высшую школу музыки, но он не прошел кастинг.

Вы с братом одинаковые?

Нет, мы разнояйцевые.

Мама сама отдала тебя на балет?

Мама привезла на просмотр. Но там ее напугали что балет – это травмоопасный вид искусства. Тогда она впервые засомневалась и спрашивала меня, уверен ли я? Помню, как сидел в машине и она все спрашивала «ты точно хочешь в балет? Может не стоит?». А я уперся. Сейчас, если вспомнить я не знаю, почему я решил остаться. Да, меня посмотрели, но мне ничего особо не понравилось. Не было озарения, мол, это моя мечта, просто сказал что хочу. Даже чуть не заплакал, чтоб убедить маму оставить меня (смеется).

Ты ни разу не пожалел о решении стать артистом балета? Были ли травмы в итоге?

Нет, совершенно не пожалел. А травма была, во время «Спартака» случился разрыв латерального мениска. Долгое время болело колено, я не обращал внимания, но все же решил сделать МРТ, после которого мне предложили лечение в Центре травматологии и ортопедии в Москве, но так как я купил билеты на море, отказался. Звучит легкомысленно, но я чувствовал, что это будет лучшее решение для меня. В итоге я восстановился сам. Возможно, мне повезло. Хорошо, что у нас в театре есть очень хороший массажист. Каждый день я хожу к ней, восстанавливаться.

А представь, что ты не артист балета. Кем бы ты был тогда?

Я не знаю. Был бы студентом. Стал бы экономистом (улыбается).



Что ты можешь рассказать о себе такого, о чем никто не знает?

Ну, например, я умею колоть дрова, хотя многие думают, что артисты балета нежные и тепличные существа (смеется). Много лет провел на сенокосе.

Еще я плохо считаю, в уме не получается, начинаю считать на пальцах (смеется).

Чем ты занимаешься в свободное от работы время?

Ничем. Вся моя жизнь балет. Дом – работа – дом. Многие думают, что мы живем ярко и насыщенно, но все это не так. Каждый день с утра до вечера в зале. Про гастроли считают, что мы там гуляем, отдыхаем. В том году я посетил четыре страны: Испанию, Швейцарию, Италию, Германию. А я толком городов не видел, только гостиница, театр. Ну и дорога туда-обратно, все, что удавалось увидеть. Надо и сил набрать перед выступлением, и город посмотреть хочется, я всегда выбираю первое.

Тебе не становилось грустно? Сейчас молодежь много чем увлекается, появилось куча вариантов для хобби, тебе не скучно?

Работа отнимает слишком много сил. Хотя думаю, что если бы что-то, правда, очень нравилось, то я бы нашел время для этого занятия.

А как ты проводишь свой отпуск?

Мой типичный отпуск – это море, пляж. Стараюсь выбираться заграницу. В том году у меня, к сожалению, не получилось.

Ты повидал много городов, и все равно тебя тянет в Якутск?

Это мой дом. Мои корни тут. Много кто думает что Якутск – это дыра, откуда не выбраться, а я так не считаю. Заметил, что нынешнее поколение стремится уехать, в отличие от нашего. У нас спокойный, тихий город. Мои друзья тут. Я не жажду новых знакомств, не люблю новые компании.

Сейчас я задам вопрос, который интересует прекрасную половину человечества. Твое сердце занято?

Я свободен. Еще не нашел ту самую.

Какой у тебя идеал девушки? Или может ты считаешь, что идеалов нет?

Я хочу, чтоб моя будущая девушка была хозяйственной. Для меня это очень важно. И характер чтоб спокойный и мягкий. Не люблю таких, как «губы, клубы, вечеринки». И мне без разницы, из сферы искусства она или нет.

Ты не думаешь, что будет трудно с девушкой из «не балетного мира»?

Есть такое. К сожалению, многие думают, что раз станцевали любовь, то все, у нас чувства в реальном мире. Но это не так, наши партии – наша работа. Да, даже если девушка была бы из балетного круга, все равно было бы трудно.



У тебя есть поклонницы?

Ну, есть, наверно. Но они себя не проявляют. Друзья рассказывают, что в зрительном зале иногда девушки восторженно пищат при моем появлении (улыбается), но я этого не вижу и не слышу. Как-то раз подарили цветы. Это было давно, но я запомнил, было очень приятно. Никто мне не пишет, например. Может они думают, что я не свободен? (смеется) На улице узнали один раз, подошли сфотографироваться, это было очень мило. В общем, могу сказать, я не избалован женским вниманием. Может, потому что девушки у нас скромные?

О чем ты мечтаешь?

О семье. Я чувствую, что я созрел. Хочу спокойной жизни, заботиться о ком-то. Мне 26 лет, пора уже создавать семью. Скоро мне 35 лет и я уйду на пенсию. Думаю, что не стоит задерживаться на сцене и уйти вовремя. Не хочу, чтоб потом мое имя работало на меня, а я сам пешочком прогуливаюсь по сцене, а не танцую.

Сколько детей ты хочешь?

Я хочу троих. Золотая середина. Хотя, четыре тоже хорошо.

А в балет отдашь?

Девочку бы отдал. Посмотрел бы от данных и , конечно, спросил хочет ли она. Не понимаю, зачем мучить почти всю жизнь ребенка тем, чем он заниматься не хочет. Трудно быть артистом, не только физически, но и морально.

Я, например, жил в общежитии для иногородних студентов при нашем училище. В первую ночь старшеклассник пугал нас привидениями, которые живут в нашей комнате. Жить там не нравилось, хотелось домой, но о нас хорошо заботились и вкусно кормили. Я сильно скучал по дому, особенно по брату-близнецу. Ведь мы все время были вместе, а тут нас разлучили. В третьем классе мы даже пошли вместе на вольную борьбу.

Погоди, ты и вольная борьба?

Да. Ходил в секцию при школе. Года два, кажется. И я ради того, чтоб быть рядом с братом заявил маме, что бросаю балет и ухожу в борьбу (смеется). Мама, конечно, вернула меня с небес на землю. Жалко, что брат не был особо привязан ко мне, ему больше нравилось с другими, а я был как его хвост, тянулся за ним. Теперь у каждого из нас своя дорога.

Кто твой близкий человек?

Мама. Я могу рассказать ей многое, и она меня поддержит или опять же, спустит с небес на землю. Она помогает мне восполнить жизненные силы.

Беседовала Ольга Донская

Фотографии предоставлены героем материала
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6
Страница 6 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика