Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 15, 2017 8:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111503
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT Diana Vishneva, Персоналии,
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| От клезмера до Вагнера
Гала-открытие фестиваля CONTEXT

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №212, стр. 11
Дата публикации| 2017-11-15
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3466776
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

На сцене Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко прошло гала-открытие международного фестиваля CONTEXT. Diana Vishneva. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

Диана Вишнёва, открывшая концерт краткой речью, сама в нем не танцевала, сославшись на совет врача. Впрочем, на гала и без Дианы оказалось много звучных имен, а во всеядной программе уживались правоверная классика, жанровые сценки, танец концептуальный и танец развлекательный.

На разогрев дали как раз концепт — фрагмент из балета Уэйна Макгрегора FAR, и это оказалось не лучшей идеей. Публика была еще не готова переварить ни сложную конструкцию опуса, ни его лексику; для зрения он примерно то же, что для слуха музыка «шумового террориста» Бена Фроста, на которую и сочинено это танцисследование взаимодействия тела и интеллекта, вдохновленное книгой историка Роя Поттера «Flesh in the Age of Reason» («Плоть в век разума»). FAR стоит смотреть целиком и в оригинальном оформлении — показанный три года назад в Петербурге, он произвел сокрушительное впечатление.

Лучше уж было бы подать на закуску неизвестную в России труппу Bodytraffic из Лос-Анджелеса. В 15-минутной сюите с длинным названием «И в полночь зеленая невеста пролетала над рыночной площадью» хореограф Барак Маршал смешал серию танцев, составленных из дискретных поз с характерной жестикуляцией (вроде воздевания рук к небесам или хватания за голову), с актерскими диалогами, сладострастно описывающими приготовление блюд еврейской кухни. И приправил эту попсовую смесь клезмерской музыкой, дополненной песнями сестер Берри. Такое незатейливое блюдо могло быть изготовлено хоть полвека назад; от «Еврейской сюиты» Игоря Моисеева его отличают разве что скудость хореографии и невысокий профессиональный уровень артистов.

Столь же старомодно выглядел дуэт с необъяснимым названием «Змеи и лестницы», сочиненный на музыку Бриттена американцем Джастином Пеком. По букве и духу он напоминал советский балет эпохи глубокого застоя: между классическими обводками и кокетливыми, но скромными поддержками Юноша (солист Большого Денис Савин) и Девушка (балерина из Майами Дженет Дельгадо) демонстрировали созревающее чувство, держась за руки и подолгу вглядываясь друг другу в глаза.

Неподвластна времени лишь удивительная Алессандра Ферри. Сделав международную карьеру и уйдя на заслуженную пенсию, итальянка вернулась на большую сцену в 50 лет, вдохновив не только почтенного академика Джона Ноймайера, но и радикала Макгрегора, поставившего для нее балет по произведениям Вирджинии Вулф. В московском гала Алессандра Ферри вместе с Германом Корнехо тоже танцевала хореографию Макгрегора — любовный дуэт «Свидетель», и все трое были неузнаваемы: погрузневший и отяжелевший 36-летний танцовщик, невиданно нежный и проникновенный хореограф и балерина с юношески гибким чувственным телом, не ведающими преград ногами идеальной формы и зрелым актерским мастерством.

Сильнее Ферри поразил только Гойо Монтеро — испанец, возглавляющий Балет Нюрнберга. По заказу фестиваля CONTEXT он специально для пермской труппы поставил 20-минутный балет «На части» («Asunder») на музыку Оуэна Белтона и обработанного им Шопена, а также Рихарда Вагнера в аранжировке Ури Кейна — мудрый, лаконичный, сдержанный, беспафосный.

Для своей танцевальной антиутопии не страдающий от недостатка фантазии хореограф придумал простейший пластический ход: обоеполый кордебалет, сбитый в единое тело и затянутый в серое, семенит на присогнутых коленях, свесив руки и головы. Его шарканье широко и интенсивно: за секунды кордебалет меняет ритм, темп, строй, местоположение, геометрические очертания. Он может прыгать, бросаться на пол, вертеться, но как-то безвольно, будто ноги все еще подкошены, а головы не подняты. Стоит кордебалетному стаду распасться на отдельные особи, как люди буквально теряют стержень: вертикаль корпуса меняется на шаткую диагональ.

В балете есть и протагонистка, но она не лидер, не оппозиционер — не взывает и не противостоит. Солистка (Евгения Четверикова) просто отваживается оглядеться или отстает от толпы. И тогда кордебалетное тело поглощает ее, перемалывает и встраивает в свои ряды без раздражения или негодования. Есть у нее и пара маленьких дуэтов, обнадеживающих в своем начале и безысходных к финалу. В последней сцене хореограф остроумным ходом как бы опровергает социальность своего детища, сводя его смысл к теме подневольности искусства. На заднике вспыхивает свет, видны кулисы, черная яма зрительного зала и выстроившиеся в шеренгу танцовщики, дисциплинированно кланяющиеся пустоте. Через секунду понимаешь, что все это — виртуальный мираж: настоящая артистка только одна, и она сквозь прозрачный занавес авансцены тихо вглядывается в нас, сидящих в зале. К сожалению, хореограф, решив разжевать мысль до кашицы, чуть позже присоединяет к танцовщице и остальных артистов во плоти, перед этим позволив им краткосрочный танцевальный прорыв. И все же, несмотря на двойной финал и горький пессимизм, этот балет чрезвычайно красив и даже гармоничен. Каждый смысловой поворот, каждая смена мизансцен мотивированны и в то же время неожиданны. Безупречно ровно, точно, ярко станцованный пермской труппой этот теперь уже русский балет, возможно, лучшее приобретение CONTEXT за все пять лет его существования.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 05, 2017 5:56 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 15, 2017 9:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111504
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT Diana Vishneva, труппа Эрика Готье Gauthier Dance, Персоналии, Марко Гекке
Автор| Корр. ТАСС Ольга Свистунова
Заголовок| В Москве состоялась российская премьера балета Марко Гекке "Нижинский"
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2017-11-15
Ссылка| http://tass.ru/kultura/4729394
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Спектакль был показана в рамках V Международного фестиваля современной хореографии CONTEXT. Diana Vishneva

Российская премьера балета немецкого хореографа Марко Гекке "Нижинский" состоялась во вторник в Москве, на сцене Театра имени Моссовета. Показ спектакля в исполнении труппы Эрика Готье Gauthier Dance, организованный в рамках проходящего в столице V Международного фестиваля современной хореографии CONTEXT. Diana Vishneva, прошел с успехом, передает корреспондент ТАСС.

На премьере зал Театра имени Моссовета был переполнен - во всех проходах были поставлены дополнительные стулья для публики. Аншлаг был обеспечен акцией для студентов любых специальностей с бесплатным посещением балета "Нижинский". Для того, чтобы попасть на спектакль, требовалась только предварительная регистрация.
Перед спектаклем к зрителям обратилась основательница и арт-директор фестиваля, народная артистка РФ Диана Вишнева. "Мы рады, что смогли привезти на наш смотр потрясающий балет "Нижинский", - сказала балерина. Она отметила, что автор спектакля немецкий хореограф Марко Гекке за последние несколько лет стал одним из наиболее востребованных постановщиков в мире. "Гекке известен своим проникновенным авангардным языком танца и той смелостью, с которой он разрушает границы привычной балетной эстетики", - пояснила Вишнева, добавив, что в последнем опросе танцевальных критиков, проведенном журналом Tanz, Гекке был выбран лучшим хореографом 2015 года, а ранее в Монте-Карло стал лауреатом премии Нижинского.

Затем с приветственным словом обратился к зрителям руководитель немецкой труппы Gauthier Dance Эрик Готье. "Наша компания уже была в России три года назад на фестивале CONTEXT, и для нас большая честь быть здесь вновь", - сказал Готье. "Сегодня вы увидите что-то особенное", - пообещал он, сообщив, что новый полномасштабный балет Марко Гекке, созданный на музыку Фредерика Шопена, Клода Дебюсси и Libana, посвящен танцору и хореографу Вацлаву Нижинскому, имя которого неразрывно связано со славой русского балета.

"Месяц назад мы показывали "Нижинского" в Нью-Йорке, в декабре мы едем с этим спектаклем в Монте-Карло. Но нам важно было показать этот балет в России, где все знают, кто такой Нижинский", - заключил Готье.
В конце спектакля зрители аплодировали стоя. В среду "Нижинского" еще раз покажут в Москве, а 18 ноября спектакль будет представлен на сцене БДТ им. Товстоногова в Петербурге - городе, с которым связана история Вацлава Нижинского.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 15, 2017 10:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111505
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT Diana Vishneva
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Context в большом городе
Диана Вишнева провела V фестиваль современной хореографии

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7425 (259)
Дата публикации| 2017-11-15
Ссылка| https://rg.ru/2017/11/15/diana-vishneva-provela-v-festival-sovremennoj-horeografii.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Диана Вишнева дала фестивалю Context свое имя, связи и репутацию: рискнула, точно рассчитала профит. Для одних она безупречная классическая балерина петербургской школы, которая с непрофессионалами не свяжется, для других отважный экспериментатор, для третьих гламурная красавица, любящая и умеющая работать. И публика штурмует залы Context.


"Нижинский" - зрелище страстное, мрачное, скупое на выразительные средства. Фото: contextfest.com

Программа фестиваля обрастала дополнительными опциями: конкурс молодых хореографов (с премией-стажировкой в престижном театре), кинопрограммы, мастер-классы (на них прибыл хореограф Уэйн МакГрегор). Context начинался в Москве, а теперь проходит еще и в Санкт-Петербурге: в Новой Голландии открылась студия Дианы Вишневой Context Pro. Но и в Москве было что смотреть.

На гала-концерте показали не самые известные фрагменты из FAR Уэйна МакГрегора. Миниатюру Джастина Пека "Змеи и лестницы" на суровые диссонансы Бриттена с российской подмогой в лице Нового Русского квартета и солиста Большого театра Дениса Савина. Дуэт Сиди Ларби Шеркауи осмыслил в семиминутном танце условность мужского и женского.

Американская группа Bodytraffic представила фантазии на темы идиш-сефардо-поп культуры: танец мешался со стонами вожделения и пересказом рецептов под "Чирибим-чирибом" сестер Берри. Отличным дуэтом (опять МакГрегор) порадовали звезда American Ballet Theatre Герман Корнехо и прекрасная итальянская прима Алессандра Ферри, вернувшаяся на сцену после семилетней паузы. Наконец, труппа Пермского театра оперы и балета показала мировую премьеру испанского хореографа Гойо Монтеро Asunder, созданную для фестиваля Context; премьера останется в репертуаре Пермского театра.

Под занавес фестиваль оставил Вечер балетов Стравинского авторства Славы Самодурова (Екатеринбург), Алексея Мирошниченко (Пермь) и Владимира Варнавы. Москве показали "Нижинского" в постановке Марко Гекке: спектакль мрачный, страстный и скудный в выразительных средствах.

Да, громкие премьеры появляются в мире не так часто, как хотелось бы, и не все они долетают до Москвы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 05, 2017 5:58 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 16, 2017 10:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111601
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT Diana Vishneva, компания Gauthier Dance (Штутгарт)
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Полтела сделано
CONTEXT показал немецкого «Нижинского»

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №213, стр. 11
Дата публикации| 2017-11-16
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3467873
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

На сцене Театра имени Моссовета компания из Штутгарта Gauthier Dance представила российскую премьеру своего нового спектакля «Нижинский» на музыку Шопена и Дебюсси в постановке Марко Гёкке. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

Перед началом спектакля на сцену вышел руководитель труппы Gauthier Dance Эрик Готье и в очаровательно живой манере рассказал о спектакле, задуманном Марко Гёкке три года назад и впервые представленном в июне этого года в Штутгартском театре. Рассказ был нелишним: либретто, вложенное в буклет фестиваля, скорее пугало описанием сцен. Например, той, где Искусство и Терпсихора «вдохновляют друг друга, содрогаясь всем телом при прикосновении». Из объяснений господина Готье выходило, что к подобным благоглупостям относиться всерьез не стоит, что спектакль, с одной стороны, ликбез для западной публики, не знающей, кто такой Дягилев, а с другой — очень личный взгляд на жизнь и творчество Нижинского.

Собственно, зная работы Марко Гёкке (их не раз показывали в России гастролеры, один из его номеров танцевала на своем фестивале сама Диана Вишнева), можно было не сомневаться, что пылких дуэтов с Дягилевым или Ромолой в спектакле не будет. Что обозначенные в либретто знаковые роли Нижинского хореограф как-то трансформирует и Терпсихора едва ли выйдет на пуантах. 45-летний Гёкке, которого у нас до сих пор числят в молодых,— на самом деле увенчанный лаврами хореограф с 17-летним стажем, уже 12 лет состоящий в штате Штутгартского балета и признанный одним из лидеров современной хореографии. Свой оригинальный стиль он выработал с первых балетмейстерских опусов и до сих пор придерживается его неукоснительно, благо никто не отваживается имитировать почерк Гёкке, опасаясь упреков в плагиате. Придуманная им лексика основана на статике нижней половины тела и чрезвычайной подвижности верхней. Бывает, что во время номера артист вообще не сдвигается с места — стоит на расставленных ногах или вовсе сидит на полу. Танцуют корпус и особенно руки, предельно напряженные, согнутые острыми углами или, наоборот, нарочито скругленные, мелькающие, как спицы в велосипедном колесе на Tour de France, или мощно рассекающие воздух. Из-за неестественной пластики и резких, клюющих движений шеи и головы персонажей Гёкке часто сравнивают с птицами, животными или насекомыми. В то же время эти истеричные, экстатичные, нервные па способны передавать экстремальные состояния человеческого духа.

Однако для «Нижинского», сюжетного балета с конкретными прототипами, многолетних наработок хореографа оказалось недостаточно. Когда все персонажи спектакля, одетые в одинаковые черные брюки и различающиеся только торсами — обнаженными или прикрытыми, одинаково молотят руками, выбрасывают ноги, как кобра язык, и гнут бока с необычайной быстротой и интенсивностью битых 80 минут, рябить в глазах начинает еще до появления Нижинского (Росарио Герра) во второй части трехчастного балета. Надежда, что хореографа смягчит музыка двух первых концертов Шопена или «Послеполуденный отдых фавна» Дебюсси, безусловно, бесплодна: контраст между движением и музыкой, доходящий до антагонизма,— фирменный прием Марко Гёкке.

Нельзя, конечно, сказать, что хореограф не постарался сделать свой балет доступным. Конечно, без программки не понять, что большой агрессивный мужик с затянутым чулком лицом олицетворяет искусство, а маленькая невзрачная женщина, которую он молотит по разным частям тела,— муза Терпсихора. Зато Дягилев (Давид Родригес) опознается сразу — по усам и полупальто с меховым воротником (по повадкам-то он чистый жулик: трясет пустым карманом, пока не разбогатеет, а уж тогда, надев цилиндр и задрав нос, важно засеменит чаплинской походкой).

Введя «философских» персонажей (вроде музы и отвлеченных понятий типа Искусства), Марко Гёкке не опускается до пошлых иллюстраций биографии или творческого пути Нижинского. Если речь о Петрушке — на Нижинском оказывается круглый воротник, его руки выпрямляются в локтях и двигаются помедленнее. Когда речь заходит о «Призраке розы», что-то внезапно бабахает, с колосников падают лепестки, на сцену являются четверо в красных штанах, Нижинский пару раз вспархивает и прекрасная дама, сидя в кресле спиной к публике, свисает головкой с подлокотника. А вот Фавн у Гёкке не один, ибо, согласно либретто, «в эротическом сне Нижинский встречается со своим другом Исаевым» и тут же запускает руку ему в штаны. Причинное место у обоих трепещет, торсы напрягаются, и в общем-то только по музыке и характерному жесту оригинального Фавна — сомкнутым пальцам с оттопыренным большим — можно понять, что речь идет о шокирующем визионерском балете, наделавшем столько шума сто с лишним лет назад. Сейчас публику шокировать трудно: хотя начало «эротического сна» она приняла со смущенным смешком, финал балета увенчался полновесной овацией. Благо артисты танцевали великолепно — труппа у Эрика Готье сильная, особенно мужской состав.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 05, 2017 6:00 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 10:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111701
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль «Дягилев. P.S.»
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Что смотреть на фестивале «Дягилев. P.S.»
Выбор Татьяны Кузнецовой

Где опубликовано| © Журнал "Коммерсантъ Weekend" №39, стр. 42
Дата публикации| 2017-11-17
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3461208
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Bengt Wanselius


23 ноября в Санкт-Петербурге открывается Международный фестиваль искусств "Дягилев. P.S.". Родившийся в 2009-м, в год столетия парижских балетных сезонов, фестиваль постепенно расширяет сферу своих интересов: к уже освоенным территориям — выставкам, научным конференциям, публичным дискуссиям, симфонической музыке — добавится кино. Фестиваль открывается беседой Александра Сокурова с Теодором Курентзисом о нетерпимости — в искусстве и жизни — и просмотром одноименного фильма Дэвида Гриффита. На второй же день грянет сенсация: Теодор Курентзис и его оркестр MusicAeterna исполнят Первую симфонию Малера и Скрипичный концерт Берга с солисткой Патрицией Копачинской. Однако "дягилевцы" собираются удивлять публику все 10 дней фестиваля. Прежде всего — неизвестным России балетом. Татьяна Кузнецова выбрала три главных события фестиваля

Кукольная «Коко» и молодежный Norrdans

Кукол на фестивале еще не бывало, равно как и создателей этого спектакля для трех танцовщиков-артистов-кукловодов — норвежского хореографа Йо Стромгрена и нидерландского режиссера Ульрике Кваде. "Шанель", поставленная в мае этого года, не унылый байопик, а серия кульминаций трагической и залихватской жизни великой Коко: монашеское детство, любовь, чувственные авантюры, бизнес, триумф, одиночество. Главный танцевальный дуэт — избавление женщин от корсетной неволи — сочинен с фирменным стромгреновским остроумием, а сам спектакль удивительно человечен.

В тот же вечер шведская труппа Norrdans — специалисты по молодежной аудитории и дебютанты на российской сцене — покажет "AB3", постановку Мартина Форсберга на музыку Баха и Вивальди. Это законченный образец скандинавского юмора — ментального и пластического: гармонию числа три то и дело разрушает четвертый участник действа. Меланхолически шутит и патриарх Матс Эк, подаривший труппе свой "Pas de Danse" ("Нет танца") — падекатр, бывший фрагментом балета "Плоские пастбища"; но, как и всегда у Эка, дело не в гармонии геометрии, а в дисгармонии любви.

Молодежный театр на Фонтанке, 24 ноября, 19.00

«АвтоБИОграфия» труппы Уэйна Макгрегора

Тут фестиваль перещеголял даже Сергея Павловича: тот в копродукцию ни с кем не вступал. А "Дягилев. P.S." скооперировался с главной британской фабрикой по производству авангарда — театром Сэдлерс-Уэллс и Company Wayne McGregor, собственной труппой главного хореографа Ковент-Гардена Уэйна Макгрегора. Премьера "АвтоБИОграфии" состоялась в Лондоне всего полтора месяца назад; в этой работе поборник научных экспериментов Макгрегор перещеголял самого себя, сделав содержанием и формой балета расшифровку собственного генома. Главный сюрприз: каждое представление по сути премьера — ни один спектакль не похож на предыдущий. "АвтоБИОграфия" на музыку Jlin состоит из 23 секций — по числу хромосом человеческого генома. Но зафиксированы только начало и финал балета; последовательность остальных частей компьютерная программа устанавливает каждый раз заново, основываясь на генетическом коде хореографа. Поэтому танцовщики никогда не знают, что именно им придется танцевать сегодня — воспитание Макгрегора, его интуицию, память или сон. "АвтоБИОграфия" посвящена американскому классику Мерсу Каннингему, первым применившему принцип случайности и компьютерные технологии при сочинении балетов.

Театр музыкальной комедии, 26 ноября, 20.00

Одноактные балеты труппы Ballet de Lorraine

В программе — премьера этого сезона и два уникальных раритета. Свежий "След древних движений" на музыку Петера Реберга поставлен руководителем и хореографом компании Петером Якобсоном и научным консультантом труппы Томасом Келеем, давним соратником Каннингема. Авторы затеяли мудреные игры с пространством: мерцающая полупрозрачная сцена преображается то в клуб, то в стадион, диктуя танцовщикам все новые правила танцповедения.

"Тропический лес" (1968) на чириканье пташек и крики зверей, которыми наполнена музыка Дэвида Тюдора,— знаковая постановка главного балетного абстракциониста Мерса Каннингема, вспомнившего детство и давшего относительную волю чувствам. Оформил балет Энди Уорхол: его инсталляция "Серебряные облака" (серебристые подушки, наполненные воздухом и плавающие в воздухе) окружает шестерых танцовщиков, которым художник Джаспер Джонс порезал бритвой телесные трико, чтобы придать вид естественных шрамов. Уникальность фестивального представления еще и в том, что бескомпромиссный Каннингем в завещании запретил исполнять свои балеты после его смерти. Они нигде и не идут. Видимо, за редчайшим исключением — в Балете Лотарингии премьера "Тропического леса" состоялась за полмесяца до петербургской.

"Спектакль отменяется" и вовсе музейная сенсация: в 1924 году его придумал Франсис Пикабиа, музыку написал Эрик Сати, хореографию сочинил Жан Берлин, а немой фильм, ставший частью балета, снял Рене Клер. Получился "инстантеистский балет с кинематографическим антрактом и собачьим хвостом". Этот радикальный спектакль шведской труппы Ballets Suedois, отважно сражавшейся с дягилевскими Ballets Russes на их территории — в парижском Театре Елисейских Полей, история не сохранила. Однако всевозможных свидетельств о нем в избытке. В 2014 году "Relache" был реконструирован хореографами Петером Якобсоном и Томасом Келеем, поразив современных зрителей юношески отвязной смелостью.

БДТ имени Товстоногова, 1 декабря, 19.00


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 05, 2017 6:01 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 10:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111702
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT Diana Vishneva, Персоналии, ОЛЬГА ВАСИЛЬЕВА
Автор| Елизавета Разинкина
Заголовок| Зрителя нужно воспитывать
Где опубликовано| © "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2017-11-16
Ссылка| https://spbvedomosti.ru/news/culture/zritelya_nuzhno_vospityvat/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ИНТЕРВЬЮ


ФОТО предоставлено пресс-службой фестиваля

Сегодня в нашем городе начинается V международный фестиваль современной хореографии Context. Diana Vishneva. В 2016 году молодой хореограф Ольга Васильева одержала победу в конкурсе, который проходил в рамках этого фестиваля, а в программе нынешнего праздника танца участвует с постановкой, созданной в результате стажировки в Израиле. Журналист Елизавета РАЗИНКИНА поговорила с Ольгой ВАСИЛЬЕВОЙ о том, как правильно смотреть современные постановки, о популярности танцевальных телешоу и многом другом.

- Ольга, в вашей семье кто-то танцевал? Почему вы выбрали профессию хореографа?

- В моей семье никто не связан с творчеством: мама - экономист, папа - военный. Я занимаюсь танцами с четырех лет и в какой-то момент поняла, что люблю наблюдать за танцующими людьми и с их помощью транслировать мысли, которые меня занимают. Поэтому в Колледж культуры и искусства и в Академию Вагановой я поступала именно на педагога. Какое-то время много работала и как танцовщик: в компании Лилии Бурдинской (хореограф, основатель и руководитель студии современного танца ByeBye Ballet. - Прим. ред.) и других ребят. Сейчас у меня больше постановочной работы, но танцевать по-прежнему люблю. Хореография для меня - способ коммуникации с миром.

- Первую серьезную постановку вы сделали по рассказу «Спи» Виктора Пелевина. Чем объясняется выбор материала?

- Я делала эту работу на втором курсе обучения в академии. Мне хотелось опереться на литературный источник, я долго искала подходящий и к «Спи» пришла не сразу. На протяжении рассказа герой борется со сном и не замечает, как стареет. Эта история меня вдохновила, в голове сразу возникли картинки танца. На том вечере было показано всего две работы - моя и Кости Кейхеля (хореограф, педагог Академии танца Бориса Эйфмана. - Прим. ред.).

- В прошлом году вы победили в конкурсе фестиваля Context. Diana Vishneva. Почему вы тогда решили участвовать именно в этом проекте?

- Сначала я попала на конкурс как исполнитель - годом ранее участвовала в работе Лилии Бурдинской. Поэтому, подавая заявку как хореограф, уже знала, на что иду. Context отличается от других проектов доброжелательностью, высоким уровнем организации и, что особенно важно, лишен атмосферы конкуренции. У меня была отличная команда исполнителей: Володя Варнава, Саша Челидзе, Костя Кейхель, Полина Митряшина, и мы получили удовольствие от участия. Context - скорее творческая мастерская, чем конкурс, и это вдохновляет.

- В качестве награды за победу вы получили грант на стажировку в Израиле, стране, которая славится школой современного танца. Расскажите об этом опыте.

- Обучение проходит в рамках программы Maslool и состоит из двух этапов. Сначала приезжаешь на несколько дней, знакомишься с куратором (в данном случае это Наоми Перлов), проводишь урок-репетицию и определяешься с составом танцовщиков для дальнейшей работы. Я выбрала шестерых студентов - трех девушек и трех молодых людей - и вернулась в Петербург разрабатывать идею. Второй раз я приехала уже на месяц - непосредственно для работы над постановкой. Она называется Choice («Выбор»), длится около десяти минут и посвящена теме выбора, который каждый из нас совершает ежедневно. Эту работу мы покажем в Москве и Петербурге.

- Работая с израильскими студентами, ощутили разницу в подходе к ремеслу?

- В Израиле люди более открыты, всегда готовы к коммуникации, и сам танец свободнее. Чувствуется и высокая степень подготовленности зрителей. Особенно меня впечатлил вечер молодых хореографов известного израильского коллектива Batsheva. История современного танца в России и в Израиле очень разная, и это не может не отражаться на нынешнем положении дел. Безусловно, у нас свой путь, но важно в полной мере ощутить этот отрыв. В России есть несколько точек, где продвигают современный танец, а в Израиле это повсеместно, и диапазон возможностей танцоров гораздо шире.

- В России классический танец преобладает над современным.

- История российского современного танца молодая, ей всего сорок лет. Когда активно развивалась эта культура, мы были за железным занавесом и понятия не имели о том, что происходит в мире. Сегодня все по-другому: Интернет, мастер-классы, конкурсы, гранты. Важно поощрять осведомленность, и зрителя нужно воспитывать, давать возможность, например, посетить урок при любом уровне подготовки. Осенью в Петербурге начала работу студия Дианы Вишневой Context Pro, двери которой открыты для всех.

- Какие люди приходят в современный танец?

- Разные. Но в первую очередь меня восхищают те, кто после классического танца обращаются к современному. Они поднимают танцевальную культуру на новый уровень. Диана (Вишнева. - Прим. ред.) - прима-балерина, начавшая работать с современными хореографами и достигшая всемирного успеха, - невероятно вдохновляющий пример. И ее фестиваль - поддержка для молодых исполнителей.

- Насколько молодые хореографы востребованы большими площадками?

- Интерес к этой форме сотрудничества растет, несмотря на то что для крупного театра подобный опыт - всегда риск. Я сама с удовольствием сделала бы масштабную работу для репертуара театра.

- Как вы относитесь к популярности танцевальных шоу на телевидении? Теперь их несколько на разных каналах.

- Я в замешательстве. С одной стороны, неправильно, если знания людей о современном танце ограничатся просмотром телевизионных шоу, ведь у него чрезвычайно богатая история. С другой - познавательную функцию такие проекты все-таки выполняют. Но телевидение подразумевает определенный способ подачи, и не могу сказать, что он мне близок.

- Современный танец требует от зрителя еще большей открытости и восприимчивости, чем классический. На что опираться при просмотре постановок человеку, впервые оказавшемуся на фестивале Context?

- Здесь важно избегать однозначных трактовок: сколько людей в зале - столько историй. Поэтому следует концентрироваться на ощущениях. В первый раз достичь полного понимания, может быть, сложно, но в процессе погружения в материал зрителю начнут открываться новые грани увиденного. Главное - начать.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Ноя 17, 2017 3:31 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 11:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111703
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT Diana Vishneva, Персоналии,
Автор| Майя Крылова
Заголовок| В поиске гениев
Фестиваль Дианы Вишнёвой Context («Контекст») прошел в пятый раз

Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-11-17
Ссылка| http://musicseasons.org/v-poiske-geniev/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Творческая эволюция Дианы Вишнёвой в сторону современного танца началась не вчера. И произошла она не так, как часто бывает у солистов академических театров: когда возраст уже не позволяет танцевать «Жизель» или «Дон Кихота», можно попробовать что-то без пуантов и пируэтов. вишнёва вошла в мир современного танца в расцвете творческих сил. И двигала ею профессиональная неугомонность. Желание почувствовать, какие пластические, психологические и интеллектуальные возможности может дать иная система танцевальных координат.

Основанный Вишнёвой российский фестиваль современного танца Context («Контекст») – прямое следствие этого. Недаром Вишнёва всегда участвовала в фестивале как танцовщица (нынешний – исключение, связанное с состоянием ее здоровья). «Контекст» призван ко многому. Снимать шоры с глаз. Бороться с предубеждениями. Расширять кругозор. Для этого каждый раз готовится гастрольная программа, а также кинопоказы и лекции. И дать возможность российским авторам проявить себя, для чего проводится конкурс молодых хореографов. Конечно, это не гарантирует качества. Но важно создание условий, в которых потенциальный гений – или хотя бы талант – мог бы проявиться.




В этом году соискателей было пять. Их отобрали из 150 желающих. Приз «Контекста» – после конкурсного просмотра в Гоголь-центре – получила Ольга Лабовкина из Минска (выпускница петербургской Академии русского балета имени Вагановой). Она получает стажировку в одной из европейских компаний современного танца. Номер «Воздух» для троих танцовщиков – достаточно типовой продукт, созданный на стыке танца и видео-технологий со «скрежещущей» музыкой, в которой постановщику важно определенное, главным образом, гнетущее настроение. Танцовщики швыряются комьями синтетической ваты, которая, кажется, изображает сгущение тумана и облака. На «летающий» рядом с исполнителями воздушный шар проецируются их лица и их тени. Танец достаточно наглядно изображает вихри и турбулентности, невесомость и силу тяжести.

На открытии фестиваля на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко выступили компании из нескольких стран. Стили и манеры хореографов были разительно не похожи друг на друга. Это постоянная примета «Контекста»: понятие «современный танец» трактуется максимально широко. В сущности, подходит любая пластика, как-то связанная с отклонением тела от вертикальной оси. При этом в танце могут быть и пуанты, и кабриоли, но абрис и дух движений будут далеки от идеальной классической гармонии.

Британский хореограф Уэйн МакГрегор сочинил балет FAR вместе со своими танцовщиками: они импровизировали, а он отбирал то, что нравилось. Весьма распространенная практика, в результате которой, как минимум, достигается, качество исполнения: не будет же артист показывать что-то неудобное. Техногенные танцы МакГрегора, озабоченного физиологической стороной танца, напоминают пластический баттл. В FAR, где участники сидят, ходят и танцуют одновременно, самодостаточная механика тела кажется интересной. Балет навеян размышлениями о прошлом: хореограф прочел книгу «Плоть в эпоху разума» – о «прорыве в медицине» в XVIII веке и о «месте духовного в человеческом теле». А включенная в ультрасовременную партитуру ария-плач из барочной оперы звучит лирическим вступлением к заданной парадигме.

Кстати, МакГрегор, который, оказывается, может быть не только научно-брутальным, пригласил исполнить свой, почти лирический, дуэт из балета «Свидетель» аргентинца Эрмана Корнехо, солиста Американского театра балета, и великую Алессандру Ферри – звезду мирового балета, несколько лет назад оставившую сцену. Оказалось, что Ферри и сегодня в превосходной форме, а ее красивейшие ноги все так же искусны.

Восьмиминутный дуэт с интригующим названием «Змеи и лестницы», где американская балерина Жаннет Дельгадо выступила вместе с солистом Большого театра Денисом Савиным, проходил под живую музыку: «Новый русский квартет» играл Бриттена, а солисты соотносили танец со звучанием струнных. Проясняя смысл названия и настроение «ускользающей» музыки в сочетании телесных волн и «углов». Тонко сделанная музыкальная неоклассика, при которой игра полов неотделима и от иронии, и от серьезности, подтвердила, что за творчеством хореографа Джастина Пека нужно с интересом следить.

Точно так же невозможно было оторваться от пары Дрю Джейкоби–Метт Фоли, которым Сиди Ларби Шеркауи (один из лучших хореографов Европы) сочинил нечто с прямолинейным названием «Я полюблю тебя», на первый взгляд, напоминающее жестокую мелодраму. Но мелодраму на новый, современный лад, не исключающий антиелейных подтекстов.

Две комические программы концерта основательно разбавили серьезность. Компания «Gauthier Dance» (три энергичных солиста в бандажах) представила «Pacopeperluto», историю о мужских комплексах, когда смешливые размышления хореографа Алехандро Черрудо на тему «альфа самцов» которые внешне-то самцы, а внутренне – невротики, оборачиваются нешуточной жизненной правдой. Эстрадные песни Дина Мартина как нельзя лучше подошли этому параду двойственности, танцевально построенному на взаимодействии «скукоженности» и «распахнутости».

Американская труппа «Bodytraffic», вдохновленная живописью Шагала и песнями сестер Бэрри (их знаменитое «Чирибим-чирибом») забавлялась слегка абсурдистским, наполовину эстрадным, скудноватым по лексике танцем на стыке местечкового быта и балета в постановке Барака Маршалла. С длинным названием «И в полночь зеленая невеста пролетела над рыночной площадью». Особенно повеселили публику словесные интерлюдии, когда парни обольщали девушек подробным описанием кулинарных рецептов.

Третий вечер фестиваля отдали балету «Нижинский» хореографа Марко Гекке. Спектакль компании «Gauthier Dance» полон претензий на нестандартное осмысление мифа о биографии. В одном хореографу не откажешь: жанр балетного «философского комикса» – это, кажется, что-то новое. Гекке стремился показать, что все люди – психи, а творческие люди – психи вдвойне. И всегда (оттого в балете нет декораций и исторических костюмов, они помешали бы чистоте лозунга). Ну, и гормоны секса в балете на музыку Шопена тоже рулят. Иных идей, кроме психиатрических, судя по пластике, у Гекке не возникало. И безымянный персонаж без лица, олицетворяющий божественное вдохновение, и девица в брюках по имени Муза, с лирой, татуированной на голой спине, и Нижинский с Дягилевым, и жена Нижинского – все только и делают, что лихорадочно трясутся, кривляются и дергаются, нервно ломают руки, истерически хохочут, а также воют, стонут и рявкают. Гекке поставил персонажам каскад мелких мышечных усилий, с которым танцовщики отменно справляются. И из этого сора, по замыслу, растут стихи. То есть великий (это за кадром, но как бы подразумевается) танец Нижинского. Добавьте еще наглядную мужскую эротику (как без нее в таком сюжете?) и переосмысленные цитаты из «Фавна», «Петрушки» и «Видения розы» (знаменитые партии Нижинского).

Участие балетной труппы Пермского оперного театра дало возможность увидеть специально созданную для фестиваля работу испанского хореографа из Нюрнберга Гойо Монтеро. Музыка Вагнера и танец толпы – понятия, казалось бы, мало сопоставимые, но Монтеро все-таки их сопоставил. Балет под названием «На части», в котором масса солистов видоизменяется в слияниях и расхождениях, изредка выстреливая протуберанцами одиночек в противофазе, вполне описывается говорящим названием. На втором пермском проекте – «Балеты Стравинского» – представили хореографию сразу трех российских авторов: Вячеслав Самодуров сочинил «Поцелуй феи», Владимир Варнава – «Петрушку», а Алексей Мирошниченко – «Жар-птицу». Публика увидела мрачноватую сказку. меланхолическую клоунаду и специально обыгранные цитаты из балетов знаменитых хореографов XX века. Разность подходов к музыке одного композитора, имеющей солидный театральный багаж – самое интересное в этом концептуальном проекте.

Автор фото: Ирина Григорьева


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 05, 2017 6:06 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 1:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111704
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT Diana Vishneva, Персоналии,
Автор| Ольга Комок
Заголовок| Фестиваль Context. Diana Vishneva.
На верхушке айсберга, доступной для простых смертных, два балетных вечера

Где опубликовано| © DP.RU (Деловой Петербург)
Дата публикации| 2017-11-17
Ссылка| https://www.dp.ru/a/2017/11/16/Context__Diana_Vishneva
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ




Весь, ну просто весь цвет петербургской, российской и вообще мировой культуры брошен в эти дни на амбразуру (или же — к ногам) Петербургского культурного форума. Афиша устрашает количеством и качеством того, что очень нужно, но вряд ли получится посмотреть. Тут и гастроли нескольких грандов под сенью Александринского театра, и барокко высшей пробы, и китайская опера, и лекции в диапазоне от Венедиктова до Мединского, и цирк…

Надо же было такому случиться, что фестиваль Дианы Вишневой Context, никакого отношения к форуму не имеющий, проходит у нас в эти же самые окаянные дни. Похоже, поклонникам великой балерины и проповедуемого ею современного танца следует поднапрячься и отказаться от соблазнительной мысли бежать из переполненного культурой города "в глушь, в Саратов".

Международный фестиваль современной хореографии CONTEXT. DIANA VISHNEVA проходит в Москве в пятый раз, в Петербурге — второй (логистика по остаточному принципу, наверное, и вызвала такой странный выбор дат). Самая интересная часть этого айсберга, конечно, подводная: мастер–классы для профессионалов, лекции, конкурс молодых хореографов (кстати, поздравляем лауреата ContextLab–2017 Ольгу Лабовкину).

На верхушке айсберга, доступной для простых смертных, два балетных вечера. Один — российская премьера спектакля Марко Гекке "Нижинский" в постановке труппы Gauthier Dance из Штутгартского театра (18 ноября, БДТ). Второй — целый букет премьер, в том числе спродюсированных самим фестивалем, в гала–концерте на старой сцене Мариинского театра (19 ноября).

А теперь поподробнее. Фестиваль не зря носит имя Дианы Вишневой: концепция, конкретная программа, связи с дирекциями трупп и театров по всему миру — ее контекст, ее выбор. На вопрос, почему из всех существующих в мире спектаклей о Нижинском она привозит постановку Гекке, следует один ответ: потому что так захотелось. Спектакль, поставленный в Штутгарте летом 2016 года, — своего рода сеанс танцевального психоанализа с подробными остановками на ключевых моментах биографии пациента, от раннего детства Нижинского (детская фотография фигурирует в спектакле, вообще–то лишенном бутафории и декораций) до смерти сумасшедшего танцора, навязчиво рисующего ногами круги и глаза.

Тут есть Дягилев — соблазнитель–разрушитель — в узнаваемом пальто и с одним залихватским усом. Есть гомоэротические сцены и женитьба на Ромоле Пульской. Есть намеки на "Петрушку", "Видение розы" и "Послеполуденный отдых фавна", звучат Шопен и Дебюсси. По мнению видавших все критиков, среди достоинств этого "Нижинского" — доходчивость, эффектность, повышенная нервическая атмосфера, столь естественная для обстоятельного рассказа о превращении гения в безумца.

Танец "на разрыв аорты" — основная тема собственной фестивальной продукции, спектакля Asunder ("На части" — так перевел название балета Мариинский театр). Главный хореограф Нюрнбергского балета Гойо Монтеро провел эксперимент над труппой Пермского театра: что бывает, когда безликая масса рассыпается на множество индивидуальностей? Спойлер: хорошего мало. Мировая премьера Asunder состоится в очень требовательном контексте: на гала–закрытии будет исполнен легендарный Фортепианный концерт № 1 Алексея Ратманского на музыку Шостаковича — ода советскому авангарду в оформлении Георгия Цыпина (оно будет особенно внятно тем, кто смотрел открытие сочинской Олимпиады).

Национальный балет Нидерландов привезет (кстати, только в Петербург) еще и "Сарказмы" Ханса ван Манена на музыку Прокофьева. В программе — миниатюры Сиди Ларби Шеркауи, Джастина Пека, лос–анджелесской труппы Bodytraffic, дуэт "Свидетель", поставленный Уэйном Макгрегором для великолепной Алессандры Ферри, вновь вышедшей на сцену в 50 лет.

Одна беда — билеты на все это великолепие от 8 тыс. рублей. У демократически настроенных поклонников балета есть выход: 18 ноября в 15:00 встретиться с Алессандрой Ферри лично — на разговоре перед видеопоказом балета–триптиха Уэйна Макгрегора "Произведения Вулф", ради главной роли в котором Ферри и решилась в 2015 году попрать каноны профессии.

В кинотеатре "Англетер" стоит также посмотреть фильм–биографию любимого партнера Дианы Вишневой Марсело Гомеса, документальный блокбастер "Парижская опера" с лекцией свидетеля бурных закулисных событий Розиты Буассо, два режиссерских исследования на тему "Что такое балерина — женщина или робот?". Расписание, как говорится, на сайте, и, боюсь, оно более всего пригодится балетоманам: билетов в БДТ и Мариинку уже, кажется, нет.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Ноя 17, 2017 3:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 2:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111705
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль CONTEXT Diana Vishneva, Персоналии,
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Отталкиваясь от контекста
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2017-11-17
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/174477-ottalkivayas-ot-konteksta/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Московский этап V Международного фестиваля современной хореографии «Context. Диана Вишнёва» завершен. Программу смотра подхватывает Петербург. 19 ноября на сцене легендарной Мариинки состоится гала-закрытие.


Фото: Ирина Григорьева

Задачу фестиваля Диана сформулировала давно: показать лучшее из мира современного танца. Живой диалог с публикой ведут не только именитые иностранные гости, но и начинающие отечественные хореографы. Содержание «Контекста» складывается из кинопоказов, лекций, мастер-классов, творческих встреч и лабораторий. Переполненные залы представляли торжество демократии: среди зрителей — профессионалы и любители, балетоманы и VIP-персоны.

Молодые и непонятные

Ключевое звено «Контекста» — конкурс молодых российских хореографов. Само состязание проходило в формате видеопросмотров, из полутора сотен участников эксперты, трудившиеся целый год, отобрали пятерку финалистов, подготовивших номера специально для фестиваля. В жюри — сама Диана Вишнёва, куратор зарубежной программы смотра Самуэль Вюрстин и Наоми Перлов, худрук The Maslool — профессиональной танцстудии в Тель-Авиве.

Вишнёва — счастливый оптимист и вопреки очевидному упрямо проводит свой сюжет: «Главное — помочь талантливым российским постановщикам занять в этом мире свое место». Нынешние конкурсные работы, однако, навеяли тоску. Благие намерения организаторов показались утопией и не дали искомых результатов. Странное впечатление: вроде бы каждый номер, пусть и не выдающийся, сам по себе имеет право на существование, а все вместе образуют сумрачный контекст, погружая зрителя в мир болезненных рефлексий. Композиции — мелкотемные и малопонятные — раскачиваются, словно на волнах. Оказалось, что молодым неинтересны внятно изложенные истории, любой рассказ заменяется «выражением эмоций» из области мрачных комплексов, зависимостей, кошмаров. Человеческую природу лишают благородства и любви. Интеллект, юмор и ирония не в почете. Музыка зачастую заменяется шумами, звуками птичьего базара, лязганьем металла, вздохами и словами.

Андрей Короленко, математик из Новосибирска, сочинил дуэт «Аспи» — так называют себя люди с синдромом Аспергера. Девушка смятенно и депрессивно бегает, меняя направления, пока юноша нервически ломает собственное тело, примеряя позу дискобола. Потом оба вступают в жесткий поединок и завершают схватку нежным объятием. В кабинет к психиатру «заглядывает» и москвичка Мария Заплечная, чей претенциозный номер «Тьма опускается быстро» вдохновлен книгой американца Кея Джеймисона «Беспокойный ум. Моя победа над биполярным расстройством». Две девушки и мужчина пытаются выкарабкаться из гнетущих их страхов и тревожных предчувствий. В «Пятой зоне» петербурженки Полины Митряшиной — четыре женщины. Одна безостановочно вращается около дверного проема, временами кажется, что это какой-то 3D-фокус, — настолько безусильны выполняемые ею повороты. Другие выворачивают из своего нутра смерчи чувств и надрывные движения. Наконец, звучат слова «проэта» Саши Соколова из «Школы для дураков»: «Это говорю вам я, географ пятой пригородной зоны, человек, вращающий пустотелый картонный шар».

Пальму первенства на «Контексте» отдали минчанке Ольге Лабовкиной, выпускнице Академии русского балета имени Агриппины Вагановой. Жюри не могло не отметить в поставленном конкурсанткой изощренном трио поиска оригинальной лексики. Два парня и девушка, обуреваемые мечтами, по замыслу хореографа, томятся бездельем. «Воздух» — так называется номер — некий символ свободы, прорыва, космоса, о чем наставляют секундные видеокадры. Награда лауреату — стажировка в одной из ведущих мировых танцкомпаний. Приз зрительских симпатий ушел Юлии Коробейниковой из Красноярска, попавшей в танцевальный класс выпускницей экономического факультета университета. «ЧтоЕстьЯ?» — девичий номер. Шестерка танцовщиц познает себя с печальной сосредоточенностью, извивая ужами руки и вычерчивая изобретательные графические композиции. Все «женское» — качание младенца, прихорашивание, ласки — подверстывается в тему.

Куда как менее унылыми, чем конкурсанты, выглядели финалисты прошлых лет. Константин Кейхель и Павел Глухов с двумя десятками воспитанников Академии танца Бориса Эйфмана порассуждали на тему бережного отношения к живому, что нас окружает. Умные «Тропы» оказались важными для учеников профессиональным и экологическим уроками. Победительница «Контекста»-2016 Ольга Васильева сочинила свою работу «Выбор» на раскованных танцовщиков школы The Maslool — Professional Dance Program — Tel Aviv-Jaffa, где ей выпало стажироваться. Цветные футболки трех пар исполнителей после долгого серо-белого монохрома порадовали глаз, а лихой, хотя и незамысловатый, танец подарил надежду на то, что в мире еще существуют радость и улыбки.

Прорвемся, — ответит Опера

Когда французы говорят «Опера» (так называется фильм, показанный на «Контексте»), то сомнений нет: речь идет не о спектакле, а о национальном театре во дворце Гарнье. Чтобы избежать путаницы, на российских афишах делают уточнение: «Парижская Опера». Фильм 2017 года стал первым лауреатом в документальной программе 39-го Московского кинофестиваля. Режиссер Жан-Стефан Брон попал в «святая святых» осенью 2015-го, почти вслед за Стефаном Лисснером. Он, человек влиятельный и уважаемый, экс-руководитель «Оркестра де Пари», Экс-ан-Прованского оперного фестиваля, театра «Шатле» и миланского «Ла Скала», тогда возглавил главный театр Франции.

В это почти невозможно поверить, но режиссер никогда ранее не бывал в опере, и в этом почти неправдоподобном биографическом факте — залог точной и правдивой интонации талантливого фильма. Камера оператора Блэйза Харрисона фиксирует броуновское движение закулисья, которым режиссер явно ошеломлен. У него нет кумиров и антигероев. Нет вопросов и ответов, нет рекомендаций. И своего мнения — тоже. Ведь, чтобы они появились, необходимо знание предмета. Словом, тот редчайший случай, когда неосведомленность и отсутствие просчитанного сценария позволяют создать ценный документ. Без лоска, без любования роскошными фойе и парадными лестницами, без восхищения резным фасадом. Важно лишь то, что внутри и сейчас, — никаких реверансов триумфальной истории Оперы. Одним из героев становится пришелец из маленького южноуральского городка — юный баритон Михаил Тимошенко. Его, ни слова не знающего по-французски, прослушивает комиссия. Певца-дебютанта и выбирают Брон и Харрисон в качестве проводника в неведомое. Заодно разделяют с ним и радость, и разочарование, сменяющие друг друга в обстоятельствах старта карьеры. В остальном — фильм эпически уравновешен.

Вот камера деликатно всматривается в Стефана Лисснера: в сдержанном по виду интенданте явно кипят нешуточные страсти. Фильм снимался более года, и за это время много чего случилось. Честно запечатлено назначение на должность директора балета реформатора Бенджамена Мильпье. Мелькает профиль Лорана Илера, главного репетитора и хранителя традиций, которого и прочили на эту ответственную должность. В доказательство его педагогических заслуг — дивный фрагмент безупречно чистого лебединого кордебалета. Застал съемочный дуэт и отставку Мильпье, и признание Лисснером своей ошибки. Собственно, самого раскаяния нет, но стоит увидеть глаза интенданта и разочарованные лица артистов балета, и все становится ясно: допустил промах.

Сезон вообще выдался бурным. Готовится премьера незаконченной оперы Шенберга «Моисей и Аарон», артисты грозят забастовкой, хор выступает против решения дирижера Филиппа Йордана и режиссера Ромео Кастеллуччи вывести на сцену живого быка. Как странное напоминание о золотом тельце Аарона. Животное по кличке Беспечный Ездок затаилось, и непонятно, чем обернется его покорность во время мытья под струей из шланга или заточения в стальные тросы: может быть, смирится, а может быть, проявит свирепый норов. То и дело мелькает плутовской взгляд профсоюзного лидера. Темнокожая виолончелистка, похоже, уже объявила свой протест — вместо энергичной ноты упрямо выводит нежнейший звук, словно не слышит увещеваний дирижера. За окнами — отчаянно растерянный после терактов Париж. А театр трудится — упорно, исправно, безостановочно. Гигантская машина работает безупречно, гарантируя стабильный ежевечерний праздник.

С 23 ноября Центр документального кино выпускает картину в российский прокат.

Танц-парад

На этот раз сама Вишнёва в гала не участвовала. Запретили врачи, и, видимо, произошло это накануне, поскольку в буклете выступление мировой звезды анонсировалось. Вечер традиционно проходил на гостеприимной сцене Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко и открывался фрагментом спектакля FAR Уэйна Макгрегора, известного нашим зрителям по спектаклям Chroma в Большом, «Инфра» в Мариинке, по пластике в фильме «Гарри Поттер и кубок огня», и по напрасному ожиданию его «Весны священной» в ГАБТе — тоже. Тогда хореограф испугался кислотной атаки. Англичанин, увлеченный семиотикой танца, связями движения с рефлексами нервной системы, предъявил свой узнаваемый почерк — экстремальные пробы связок и суставов на выносливость: невероятные шпагаты, выгибающиеся в разных направлениях руки, живущий вне связи с конечностями торс. FAR — аббревиатура названия исследования Роя Портера «Плоть в эпоху разума» (Flesh in the Age of Reason) — о зависимости тела и психики. Жесткая и завораживающая пластика Макгрегора сменилась дуэтом «Змеи и лестницы», поставленным американцем Джастином Пеком. Музыку Бриттена исполнял расположившийся в глубине сцены «Новый русский квартет», а лирическая американка Жаннет Дельгадо и солист Большого театра Денис Савин не тушевались перед рефлектирующей пластикой.

Опьянило зал ироничное и хулиганское мужское трио немецкой труппы Gauthier Dance. В опусе Алехандро Черрудо почти обнаженные танцовщики резвились, принимали пикантные позы и ловко тасовали движения. Сиди Ларби Шеркауи в дуэте «Я полюблю тебя» соединил классический и современный танец, приправил микстом космических настроений и доверил непрерывный поток па американцам Дрю Джейкоби и Мэтту Фоли — ныне солистам балета Антверпена, которым он, марокканец по рождению, ныне руководит.

Впервые посетила Россию компания Bodytraffic из Лос-Анджелеса. В веселом номере «И в полночь зеленая невеста пролетела над рыночной площадью» хореограф Барак Маршалл проводит еврейскую тему — звучат этническая музыка, песни и забавные разговоры о кулинарных премудростях, проходят смотрины невест, разыгрываются свадебные обряды. Этот незатейливый номер добавил публике положительных эмоций перед главным чудом концерта — танцем блистательной итальянки Алессандры Ферри. Лет десять назад она, неподражаемая Джульетта и Манон, покинула сцену. Но без танца смогла продержаться всего шесть лет, и, отметив полувековой юбилей, к нему вернулась. Время оказалось не властно над ее хрупкой гибкой фигурой и нежной пластикой. Любовное адажио «Свидетель», поставленное Макгрегором, Ферри и ее партнер Герман Корнехо провели с подлинной чувственной страстью.

Повзрослевший «Контекст» выступил в роли продюсера, создающего не только фестивальный проект, но и целое сочинение. Балет «На части» (Asunder) заказали хореографу Гойо Монтеро для пермской труппы. Изобретательный сочинитель, он любит складывать смысловые рифмы: в музыкальном сопровождении скрестил нескольких композиторов, например Шопена и Вагнера; в действии соединил театр и реальность, то есть жизнь и ее отражения. Одинокие фигурки тянутся к земле, а сцепленные вместе — образуют сильный ансамбль. Зрителю испанец отвел роль участников действия. Когда актеры поворачиваются спинами к залу, то под лучами софитов, бьющих из арьергарда сцены, оказываются не только они, но и публика. (Кстати, такой прием использовал в своем «Занавесе» Слава Самодуров.) Пермяки вдохнули живые эмоции в достаточно рациональную умозрительную хореографию Монтеро. Они же показали на «Контексте» свою весеннюю премьеру — «Балеты Стравинского» с «Петрушкой» Владимира Варнавы, «Поцелуем феи» Самодурова и «Жар-птицей» Алексея Мирошниченко. Молодая труппа Gauthier Dance привезла на фестиваль балет «Нижинский» — современный байопик о легендарном танцовщике, для которого творчество оставалось превыше всего. Расстройство памяти кумира многих поколений Марко Гекке представил как плату за гениальность.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 05, 2017 6:09 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 3:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111706
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Анна Окунева
Автор| Интервью Алиса Асланова / Фото Дарья Ратушина
Заголовок| Завтрак в «Тиффани» с Анной Окуневой
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2017-11-17
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/tiffany-anna-okuneva
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Мы представляем материал месяца, созданный совместно с Tiffany & Co. и солисткой Муз. театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Анной Окуневой. Помните, как говорила Холли Голайтли в фильме «Завтрак у Тиффани»: «В магазине Тиффани не может случиться ничего плохого. Его тишина и величие умиротворяют меня». Наша героиня не имеет ничего общего с Холли Голайтли, но кое-что их все же объединяет – любовь к Тиффани. Наша редакция тоже сходит с ума от этих бриллиантов, и поэтому мы все «прыгнули в такси и умчались в мир Тиффани» – создавать этот материал для вас!

Этот сезон ты начала в новом театре. Как ты пришла к такому радикальному решению – перейти из Большого в Муз. театр Станиславского и Немировича-Данченко?

Когда все хорошо, из Большого не уходят. Говорить обо всем не хочу, но есть принципиальные вещи, которые повлияли на мое решение. Я давно следила за репертуаром «Стасика» и всегда завидовала тому, какие постановки осуществляет этот театр. Я себя больше позиционирую как артистку современного репертуара, чем классическую балерину. Мне больше по душе свободная пластика, и, мне кажется, она больше ложится на мою индивидуальность. Когда я услышала о планах Лорана Илера на новый сезон, я была в восторге, увидев в списке хореографов всех тех, с кем мечтала всегда поработать: Наарин, Геке, Экман!

Но это же было не спонтанное решение?

Нет, я долго к этому шла. Пять лет. В Большом театре я примерно понимала, что меня ждет в ближайшие десять лет…

А что тебя ждало?

Один и тот же репертуар, который я танцую уже десять лет. И вряд ли бы я смогла выбраться куда-то выше, а ждать вечность, когда наконец начнут ставить новые балеты Макгрегора, Килиана или Форсайта, невозможно. Это сомнительное занятие – жить в ожидании. Поэтому, отдав десять лет своей жизни Большому театру, я не особо жалею о том, что я его покинула. Когда, как не сейчас, что-то менять и узнавать новое. Не знаю, куда дальше меня занесет…

Какие риски этого перехода?

Скорее, не риски. Я человек, который небыстро привыкает к месту, поэтому, когда в моей жизненной системе начинает что-то меняться, это сказывается на моем самочувствии и состоянии. Я уже месяц работаю в новом театре и могу сказать, что первое время мне было достаточно сложно. Было привыкание к новому пространству, времени и даже новым редакциям балетов.

Такое тонкое восприятие перемен не мешает ли тебе, ведь жизнь артиста – это в целом отсутствие стабильности…

Да, есть такое. Для меня риски всегда связаны с моим психологическим состоянием. Я для себя выявила такую проблему, связанную с балетом, что на меня влияет даже не столько моя физическая форма, хорошая она или плохая, сколько мое психологическое состояние. Я могу быть в прекрасной физической форме, но если я не настроена правильно, я не могу выдать правильный результат на сцене. И сейчас я сконцентрировалась именно на этом, я пытаюсь с этим работать, стараюсь быть легкой в отношении каких-то неудач и сложностей. Конечно, не всегда получается, но я буду работать над этим и дальше.

Ты прошла через череду травм, после этого тоже крайне сложно возвращаться на сцену…

Да, безусловно. Я чувствовала дикую неуверенность в себе. После травм совершенно по-другому относишься к своему телу. Изменения всегда начинаются внутри, но как раз смена театра для меня станет таким небольшим толчком, который поможет в работе над собой.

Как получилось, что в течение десяти лет ты танцевала одно и то же? Ты ведь очень удачно заявила о себе в балете «Херман Шмерман»…

Да, но после этого спектакля почти все балетные премьеры того периода я пропускала из-за травмы, которая возникла по причине перегрузок. А когда я вернулась, уже не смогла влиться в те спектакли, которые ставились, и как-то так потихоньку начала уходить на второй план. Будто до этого я была в потоке, который меня вел к чему-то, а потом я стала идти поперек и никак не могла в него вернуться.

Зная твою целеустремленность и работоспособность, эта невостребованность переживалась трудно?

Да, этот период я сложно переживала. Во время травмы я пыталась переключиться: давала мастер-классы, работала над собой, старалась развивать себя. Но в театре это было просто неплодотворное время, где больше всего сил уходило на переживания, а не на работу. Конечно, появились мысли, что надо что-то менять, возможно, заканчивать с балетом, и это был замкнутый круг.

Ты сейчас так же фанатична в работе, как раньше. Насколько я помню, ты постоянно качаешь пресс и растягиваешься в зале дополнительно? Тебе не кажется, что в какой-то степени это чрезмерное стремление к совершенству и привело тебя к травме?

Да, этот излишний фанатизм привел к ощущениям, что я делаю все возможное, а не нахожу никакого отклика ни у зрителей, ни у руководства. Это было душевное потрясение, потому что я видела, как некоторые посвящают балету намного меньше времени, но у них все складывается намного лучше и успешнее.

Не могу сказать, что сейчас я фанат. Все, что сейчас я делаю дополнительно, вызвано любовью к своему телу. Пилатес, закачки и специальные упражнения – все это для моего здоровья, для спины, чтобы в 40 лет я не чувствовала себя старухой. Сейчас я хочу вернуться к тому состоянию, когда балет для меня был не работой, за которую я получаю деньги, а, скорее, хобби. Потому что, когда балет становится местом заработка, это превращается в ремесло, и творчество пропадает. От балета не должно зависеть благополучие в жизни, в этой профессии всегда должно жить только творчество.

Немного о новом театре: с кем ты работаешь теперь?

Я так поняла, что Лоран Илер вводит новую систему репетиций, когда за каждые небольшие сольные роли отвечают разные педагоги. Это тоже меня выбило из состояния равновесия, потому что я привыкла к камерной работе, где я со своим педагогом в зале отрабатываю все. Здесь все по-другому, все сконцентрировано больше на работе, чем на отношениях. Думаю, мне такой подход идет на пользу.

Аня, а ты амбициозна? Какие цели у тебя сейчас в новом театре?

Нет, не амбициозна. Это как раз то, что не нравилось Махару Хасановичу (прим. ред.: Махар Вазиев – художественный руководитель Большого театра). Когда он только начал работать в Большом, он сказал мне подготовить Повелительницу дриад, на что я ответила: «Нет!» Потому что я считаю, что недостойна танцевать такую партию. Так что с амбициями у меня плохо 🙂 У меня абсолютно трезвое отношение к своим возможностям, и я понимаю, что есть партии, которые мне противопоказаны, и есть люди, которые станцуют их лучше.

Но ты же понимаешь, что это пагубное мышление. Сколько балерин, которым тоже какие-то роли не очень подходили, в итоге танцевали эти роли так, что глаз нельзя было оторвать. Партию всегда можно наполнить чем-то большим, чем торчащие коленки, на которые никто и не посмотрит.

Да, согласна. Просто с какого-то времени я начала думать о том, что классика – не мое.

Немного отойдем от балета. Мы пригласили тебя стать героиней нашего проекта с Tiffany, потому что я знаю, что ты обожаешь Одри Хепберн, пересмотрела раз 100 «Завтрак у Тиффани» и всегда мечтала сняться в образе Холли Голайтли. Скажи, вы с Холли чем-то похожи?

Нет. Ноль совпадений. Краситься по утрам, вечеринки – это все не про меня. Я очень семейный человек. Я не заглушаю какие-то проблемы тусовками и связями с богатыми мужчинами.

Меня вдохновляет больше сама Одри, ведь это необычайно большой широты человек, который мог по-настоящему любить и дарить эту любовь. Она через многое прошла, при этом оставшись абсолютно не озлобленной. Мне бы тоже хотелось быть такой и находить ресурсы для любви не только к себе и своим близким, но и к нуждающимся.

Кстати, о любви, ты недавно стала невестой. Еще одна перемена.

Да, скоро я стану женой. Это большие перемены во всем. Меня это безумно вдохновляет. Сейчас я стала замечать, что начала принимать большинство решений сама. Стала больше прислушиваться к себе. Я почувствовала в себе силу, почувствовала, что смогу поменять что-то в своей жизни.

===========================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 4:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111707
Тема| Балет, Staatsballett Berlin, Персоналии, Полина Семионова
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Полина Семионова
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2017-11-02
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/polina-semionova-defiant-article
Аннотация|

«Сильный ум формирует сильное тело» – одно из любимых высказываний Полины Семионовой. Балерина, покорившая мир своим обаянием, любимица Германии, самая юная прима в истории Staatsballett Berlin и самая скромная суперзвезда, которая танцует в «высшей лиге» балетного искусства.



«Я знаю, что должна стараться быть лучше, и я сделаю для этого все, что от меня зависит. Но я никогда не забуду, что осталось в прошлом, где я начинала, как я начинала, через что мне пришлось пройти. Я очень ценю то, что имею». И Полина сделала все, что от нее зависело.

Выпускница Московской академии хореографии при Большом театре не побоялась принять судьбоносное решение 15 лет назад и уехать в Берлин по приглашению Владимира Малахова. Кто-то говорит, что Россия тогда потеряла будущую прима-балерину, но мне кажется, наоборот, ведь никто не знает, насколько карьера Полины состоялась бы в Большом театре, имела бы она такие масштабы развития, которые подарил ей Малахов.

А с масштабами 18-летняя Полина справилась. Никто и не сомневался, что справится. Еще в училище одноклассники отмечали ее железный характер и холодную сдержанность. Спросите любого, кто застал Полину в Москве во время учебы, и вам каждый скажет: «Полина сделала себя сама, адской работой». Ей с детства пришлось доказывать свое право быть в этой профессии. У Софьи Николаевны Головкиной поначалу она была принята только в экспериментальный класс, потому что в ней не видели балерину. Полина скрупулезно создавала себя в зале, работая вместе с педагогом Юрием Васюченко, который репетировал с Полиной очень много, прошел с ней через важные конкурсы и, наверное, оказал наибольшее влияние на ее развитие в начале пути.

«Сейчас прошло уже 15 лет, как я окончила академию, тем не менее этот отрезок в восемь лет ощущается длиннее, тяжелее и весомее, чем остальное время», – говорит Полина, вспоминая учебные годы.

Думаю, весь мир узнал о Полине на Московском конкурсе артистов балета в Большом театре, где ученица второго курса станцевала черное па-де-де из «Лебединого озера», как истинная прима-балерина. Я видела это выступление. Действительно, это было что-то невероятное, уже тогда она была способна гипнотизировать зал.

Затем был конкурс в Нагое, после которого сама Майя Плисецкая сказала о Полине: «Замечательная девочка из Московского училища. Очень красивые длинные руки, замечательная форма. Вообще, все на месте, начиная с мозгов. Всего 17 лет, а танцует по-настоящему умно. Думаю, тут нужно ждать большого будущего».

Сегодня мы наблюдаем это будущее. У нее поклонники по всему миру, на ее выступления зрители приезжают из разных стран, она желанная guest star на всех сценах мира.

Мы встретились с Полиной в Государственном Кремлевском Дворце, куда она приехала танцевать спектакль «Баядерка» в рамках фестиваля Кремлевского балета.

Мне очень хотелось показать Полину максимально близко, она поддержала меня в этой идее, и мы провели три дня вместе. Я была с ней за кулисами во время спектакля, на репетициях, в балетном классе и пыталась разгадать, как, пройдя такой сложный путь, она осталась настолько открытой, простой и скромной. Полина – настоящая звезда на сцене, но в гримерке и за кулисами она совсем не «звезда», а приятный человек, который не пренебрегает словом «спасибо» каждому, кто с ней как-то соприкасается, она внимательна к людям, постоянно улыбается, все в ее действиях принимает какую-то значимость, будто в ее жизни нет обычных мгновений и каждое особенное.

Когда смотришь, как она танцует, нельзя не отметить тот факт, что манера ее исполнения осталась русской, что тоже удивительно, учитывая, сколько лет она уже работает на западе. Я спросила об этом Полину: «Прежде всего русская душа, которая никуда не делась. Я очень люблю, ценю и постоянно к этому возвращаюсь: к русской литературе, живописи, природе. Мне кажется, в этом во всем и есть русская душа, ничего роднее не будет. Я очень люблю и ценю русскую школу, русских балерин, мы на этом выросли, и для меня они остаются любимыми балеринами. Я такая… русская (улыбается)».

Сейчас у Полины новый период, она совсем недавно стала мамой, и теперь «все по-другому».

«Совмещать материнство и сценическую деятельность непросто. Конечно, можно было бы оставить ребенка с кем-то и пойти в зал репетировать, на пилатес, что мне очень нужно для вхождения в форму, но я себе представить этого даже не могу. Душевно не могу. Не могу оставить ребенка на воспитание кому-то другому, потому что мне хочется наслаждаться этими минутами, которые так быстро проходят. Когда он такой маленький, когда ему каждую минуту нужна мама. В это время, в первые годы жизни ребенка, конечно же, мама преобладает больше, чем карьера. Но я довольно быстро вернулась на сцену, начала заниматься, когда Адриану было два месяца, а вышла на сцену, когда ему было четыре месяца. Физически я чувствовала, что это рано, тело не вернулось в ту же кондицию. Но я специально хотела вернуться раньше, для того чтобы этот перерыв не становился все больше и больше. Потому что на сцену не получится вернуться сразу в той форме, в которой я ушла, для этого нужен процесс».

Как-то в немецкой газете опубликовали статью, в которой было сказано, что такие люди, как Полина, рождаются раз в 100 лет: «Она несет в себе дух века, пресловутую ауру эпохи, которую невозможно объяснить словами».

Действительно, есть что-то в этой балерине нереальное, что и выделяет ее так сильно. Когда общаешься с ней близко, возникает легкая внутренняя противоречивость: богиня и просто девушка, прима и мама, аристократизм и простота, сила и хрупкость.

Я постаралась это отразить в двух видеоисториях. Первая часть отснята за кулисами, в атмосфере рабочего процесса. Ее вы сможете увидеть уже сегодня, в конце статьи. Во второй части, которая будет опубликована завтра, я постаралась отразить Полину такой, какая она есть в жизни. В этом видео принял участие Заслуженный артист России, дирижер Большого и Муз. театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Антон Гришанин. Для нас большая честь, что специально для этого видео он исполнил композицию Мишеля Леграна – “Summer of 42”.

Итак, новый выпуск «Непокорных» о Полине Семионовой, балерине, которая верит в любовь и, несмотря ни на что, остается собой.


P. S. «Мечты сбываются» – фраза банальная, но такая искренняя в данном случае. Встречей с Полиной я обязана Карине Житковой, которая смогла сделать этот материал возможным, организовать этот нелегкий процесс и превратить наши мечты в реальность. Именно ее фотографии вы видели в этой статье, и, насколько я знаю, сделать фотографии с Полиной тоже была ее мечта.

Поэтому не бойтесь мечтать. Все возможно. Нужно быть просто готовым к шансу, который дарит тебе судьба!

=========================================================ВсВсе фото и Видео - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 4:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111708
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Алексей Любимов
Автор| Валерия Эрза
Заголовок| Алексей Любимов: "Классический балет бесконечно непостижим"
Где опубликовано| © Voci dell'Opera - Интернет-журнал об опере и балете
Дата публикации| 2017-11-01
Ссылка| http://www.vocidellopera.com/single-post/lyubimov
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Ведущий солист театра Станиславского и Немировича-Данченко побеседовал с фотографом Валерией Эрза о татуировках, ночной жизни, импровизации и балете в пространстве "Проекция"

Как так получилось, что ты с детства занимаешься балетом? Это увлечение для тебя выбрали родители или всё-таки тебе хотелось танцевать?

Как и многие танцовщики, в балет я попал почти случайно, но танцевал я всегда. Я родился в Саранске, где достаточно серьёзно занимался бальными танцами. Преподаватели всегда отмечали: "Мальчик очень мягкий". В какой-то момент был объявлен набор в хореографическую школу при театре оперы и балета, в которую, с лёгкой подачи моей мамы, я просмотрелся и поступил. Но осознанный шаг — уехать учиться в Пермское хореографическое училище — я принял сам в 14 лет. Осознанно туда поступил, осознанно его окончил и с 17-ти лет начал зарабатывать балетом на жизнь.

Считаешь ли ты балет полноценным танцем? Мне кажется, весьма сложно раскрыться в трико под классическую музыку по строго заданному сюжету. Не устал ли ты от исполнения образов и выражения чувств героев вместо своих собственных?

Безусловно, классический балет не только полноценен сам по себе, он ещё и бесконечно непостижим. Если человек серьёзно занимается этой профессией, не бывает такого, что он достигает "потолка". Всегда есть, что улучшить. Мы учимся всю жизнь. Тренируемся каждый день. Только один день в неделе на отдых.

Естественно, находясь в системе тотальной дисциплины, любому творческому человеку хочется бунта. Выйти за рамки, сделать по-другому, не так, как все. Тут-то и появляется современная пластика, модерн и контемп. К большому счастью, я имею возможность танцевать всё это! Великие хореографы современности, такие как McGregor, Kylian, Duato, Neumeier, Forsythe — это отдельный мир, не менее увлекательный, чем классический балет.

На мой взгляд, до конца постичь мир танца невозможно. И устать от образов тоже, так как всякий раз примеряя роль, проживаешь её по-разному. Этим и интересен театр, каждый спектакль уникален. Я считаю, главное счастье артиста заключается в том, что за одну свою жизнь можно успеть прожить несколько абсолютно неожиданных, ярких и многогранных жизней. Пропустив их через себя, они уже не могут быть чужими. Это свои образы и свои жизни.

Есть ли у тебя возможность импровизировать на сцене, хоть иногда?

Когда я нахожусь на сцене, всегда есть место импровизации. Это, скорее, необходимость, ведь все — живые люди и имеют право на ошибку. На мой взгляд, к импровизации перманентно нужно быть готовым.

Ходишь ли ты танцевать, скажем, в клубы или куда-то ещё? Чтобы отдыхать от классики? Или нет такого желания?

Я очень люблю ночную жизнь. Люблю качественную электронную музыку, красивых людей, которые не просто пришли потусить, а продумывали наряд, готовились. И я с удовольствием бы посещал ночные вечеринки чаще, но (к сожалению или к счастью) режим не позволяет.

У тебя очень много татуировок. На тебя не смотрят косо коллеги в труппе? Или сейчас к этому даже в театре в центре Москвы нормально относятся?

Вообще, к татуировкам на теле танцовщика мало кто относится одобрительно. Ведь не в каждой роли, исполняемой на сцене, присутствует костюм, скрывающий тату. Многие партии исполняются с обнажённым торсом, и наличие татуировки, конечно, неуместно. Приходится всегда помнить об этом перед такими спектаклями. Поэтому приходится что-то заклеивать пластырем, что-то закрашивать тоном. Определённых неудобств при этом, конечно же, не избежать.

Какой твой любимый балет? И есть ли роль, которую ты мечтал сыграть или уже сыграл?

Сложно выделить любимый балет. Каждый из них уникален, а каждая прожитая партия накладывает неизбежный отпечаток на мой характер. Они становятся частью меня, они все любимые.

Что для тебя балет? Уж точно не волшебство и не сказка, как для детишек, которые приходят под Новый год смотреть "Щелкунчика". Как трансформировалось твоё отношение и понимание этого, на самом деле, очень трудного дела за столько лет на сцене?

Так сложилось, что балет для меня — это образ жизни. А иначе и не может быть. Балет полностью поглощает, оставляя совсем немного пространства на что-то кроме. Это огромный увлекательный мир, в котором ты можешь жить как угодно. Ну и, конечно же, балет для меня — это спорт!

Фотограф: Валерия Эрза
================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 17, 2017 5:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111709
Тема| Балет, Башкирский государственный театр оперы и балета, Премьера , Персоналии, Александр Полубенцев
Автор| Беседовала Нина ЖИЛЕНКО
Заголовок| За три недели до премьеры
Фрагменты уфимского "либретто" питерского гостя

Где опубликовано| © газета «Вечерняя Уфа»
Дата публикации| 2017-11-08
Ссылка| http://vechufa.ru/culture/11169-fragmenty-ufimskogo-libretto-piterskogo-gostya.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Знакомьтесь, уважаемый читатель, - Александр Михайлович Полубенцев, профессор кафедры режиссуры балета Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Николая Римского-Корсакова, заслуженный деятель искусств России. Известен и как педагог (его воспитанники возглавляют балетные коллективы в России и за рубежом, ведут педагогическую работу в различных странах мира), и как талантливый, самобытный хореограф. Он ставит балеты для детей и взрослых в разных городах, театрах, хореографических училищах. Весной Александр Михайлович плодотворно поработал в Башкирском хореографическом колледже имени Рудольфа Нуреева. Помог подготовить яркий, динамичный отчётный концерт учащихся, поставил одноактный балет "Как стать балериной". Сотрудничество настолько пришлось по душе обеим сторонам, что его решили продолжить.

И вот прекрасный результат: 26 ноября на сцене Башкирского государственного театра оперы и балета состоится премьера балета "Снежная королева" по волшебной сказке Ганса Христиана Андерсена в постановке Александра Полубенцева. Музыка тоже, можно сказать, волшебная: фрагменты лучших произведений любимых композиторов - Эдварда Грига, Яна Сибелиуса, Петра Чайковского, Модеста Мусоргского, Сергея Прокофьева... Оформляет спектакль давний друг и творческий партнер колледжа, театральная художница Фания Низамова.
До отъезда балетмейстера в город на Неве мне удалось побывать на репетициях балета, одним глазком заглянуть в его творческую лабораторию и, что особенно приятно, убедиться в том, насколько он интересный и обаятельный собеседник.

- Александр Михайлович, давайте напишем "либретто" Вашей уфимской жизни! Вы ведь не только талантливый хореограф, Вы сами пишете замечательные либретто для собственных балетов. Не случайно и книгу своих воспоминаний назвали "Либретто моей жизни". С чего Вы обычно начинаете, от чего, простите за вольность, пляшете - от музыки, литературной основы, от исполнителей?

- Нет, от некой идеи, потому что нужно сделать спектакль, не похожий на другие. Допустим, "Чиполлино". Первым постановщиком был Генрих Майоров. Потом я ставил "Чиполлино" и должен был придумать совершенно иной спектакль. А это значит - надо придумать иное либретто. И я придумал, ввёл новых персонажей, эпизоды... Целый год добивался от Карена Хачатуряна разрешения сделать изменения, перестановки номеров его музыки. Я благодарен композитору за то, что он понял меня, пошел навстречу, спектакль получился совершенно не похожим на "Чиполлино" Майорова.
Все мои работы - "Щелкунчик", "Дама с камелиями", "Кармина бурана" и другие - отличаются от других постановок с этими названиями.

- А с хореографией так же? "Снежную королеву" Вы ставили в Казани, Якутске, Воронеже, теперь у нас в Уфе. Это не братья-близнецы, не копии?

- Я никогда не делаю копии. Изменения хореографического текста зависят прежде всего от исполнителей. Всегда хочется добиться совершенства, что невозможно, но к этому стремишься. В казанском спектакле я увидел ряд своих просчётов, так что, перенося его в Воронеж, менял многое. Остается общая конструкция, режиссура, а хореографический текст меняется. У меня везде разные вариации Снежной королевы, иные поддержки в дуэтах Кая и Герды.

- Вы много работаете с детьми, Вас можно назвать своеобразным детским омбудсменом в балетном искусстве. Быстро находите общий язык с ребятами? Понятно, что у Вас огромный педагогический опыт, но студенты консерватории - люди уже взрослые, а тут юная поросль...

- Честно скажу: когда меня пригласили в Казанское училище, отнесся к этому скептически, поскольку я - человек нетерпеливый. Если артисты долго не понимают того, что от них требуется, выхожу из себя, раздражаюсь. А тут дети, как я буду с ними? С моим характером... Но, знаете, как-то сложилось, мне понравилось работать с детьми даже больше, чем со взрослыми артистами.

- Вы идёте на упрощения или предлагаете юным исполнителям совершенно взрослую, профессиональную хореографическую лексику?

- Не упрощаю. В принципе, все мои спектакли, поставленные именно для исполнения детей, один к одному могут быть перенесены в профессиональную труппу. Приятным признанием для меня стали слова знакомой журналистки. Она посмотрела "Снежную королеву" и воскликнула: "Я поражена! Видела, как взрослые танцуют для детей, но чтобы дети танцевали для взрослых... Это настоящий, профессиональный спектакль!"

- Александр Михайлович, Вы признаётесь, что, как Игорь Стравинский, сочиняете только по заказу. Ездите туда, куда Вас приглашают, и ставите то, что Вас просят. Что же тогда Вас вдохновляет? Или Вы настолько увлекающийся человек - что ни предложат, всё интересно, и Вы загораетесь?..

- Я и своих студентов учу тому, что настоящий профессионал должен работать по заказу и уметь сделать любое заказанное произведение интересным, ярким, самобытным. И всегда получать удовольствие от работы.

- У Вас головокружительная география поездок: Алматы, Казань, Пермь, Воронеж, Якутск... К любому городу привыкаете быстро? И есть ли у Вас любимый город?

- Любимый город, конечно, Петербург. Красота Петербурга, его архитектура, его пространство с Невой - это совершенство. Но город прежде всего определяют люди, с которыми ты сотрудничаешь. Поэтому многие города стали для меня родными. Как, например, Казань, Якутск, как вот сейчас Уфа.

- Александр Михайлович, уже весной о Вас говорили здесь с восхищением, - рассказывали о том, как с Вами интересно, как Вы зажигаете детей и педагогов, какой Вы профессионал, как помогли подготовить отчётный концерт, поставили одноактный балет... Как началась Ваша уфимская история?

- Началось она с телефонного звонка директора Башкирского хореографического колледжа Олии Галеевны Вильдановой. Определили, что нужно колледжу, что я должен поставить... И началась работа. Что меня поразило в первый приезд - большое количество учащихся, а это наблюдается не везде. Во-вторых, в БХК много мальчиков, причём с хорошими данными. И в Московской и Санкт-Петербургской академиях случаются недоборы мальчиков. Прошли те времена, когда профессия танцовщика считалась престижной, можно было зарабатывать... Увы, всё меняется...
Поразили в Башкирском хореографическом колледже и большие пространства, залы, классы, интернат. Например, в Саратове, в Воронеже небольшие помещения. А тут весь комплекс - богатейший. Иногородние дети приезжают, поступают, живут и учатся в прекрасных условиях. Радует все: обучение, то, что ребят хорошо кормят, воспитание, традиции замечательные, например, уважение к взрослым, учителям, приветливость, дружелюбие в общении. Дети все работали с удовольствием, с полной отдачей, педагоги принимали в репетиционном процессе самое действенное участие. К себе я чувствовал теплое отношение. И сейчас так же. Одним словом, хорошо, плодотворно, легко и с удовольствием работается.

- И в какой стадии спектакль?

- Сегодня я ставлю два маленьких эпизода - и балет готов. Это большой двухактный спектакль. За несколько дней до премьеры снова приеду, будем оттачивать, шлифовать, вносить последние штрихи, осваивать костюмы, реквизит...

- Что особенного в уфимской "Снежной королеве" по сравнению с теми, что были прежде? Родились изюминки?

- Ну, об изюминках судить зрителю... В других городах, допустим, я говорю: мне надо восемнадцать снежинок и шестнадцать цветов, то есть девочек-исполнительниц. Ах, отвечают, такого количества не набирается. Приходится возводить камерный состав. Здесь, в БХК, проблем не возникает, можно делать масштабнее. И не один состав, есть ещё запасные. Спектакль массовый, и это очень хорошо.

- Что, на Ваш взгляд, зрители должны вынести с этого спектакля, кроме, естественно, красоты танца и музыки?

- В первую очередь хочется, чтобы интересно было смотреть. Потом речь ведем о каких-то непреходящих ценностях и явлениях - любви, верности, дружбе, отношении человека к подлости, злу, о том, как важно разобраться в самом себе...

- Что лежит в основе Вашей хореографии? Есть у Вас ориентиры в мировой практике?

- В основе - классический танец. Мне близки такие хореографы, как Мариус Петипа, Джордж Баланчин, Ролан Пети... Морис Бежар оказал большое влияние, потому что он балетмейстер-философ, каждая работа - это какие-то глубокие идеи, и в основе его хореографии лежит тоже классический танец, который он смело соединяет с партерными мотивами, модерном, контемпорари...

- Александр Михайлович, бывая в Казани, Уфе, Вы наверняка наблюдаете некий культ Рудольфа Нуреева... Как Вы относитесь к его личности - как к человеку, танцовщику, хореографу?

- Я бы не сказал, что существует какой-то культ Нуреева. Для меня это выдающийся танцовщик, артист. В какой бы роли он ни появлялся на сцене, от него глаз не оторвать. В нем энергия, внутренний свет, это человек сильнейших эмоций, страстей, всё это захватывает. С ним работали все хореографы того времени. Но к Нурееву-балетмейстеру я отношусь прохладно. Он занимался как бы редактированием балетов Петипа. Почему так интересны и прекрасны балеты Петипа? Они построены на чередовании классического танца, характерного, историко-бытового, зрителям некогда было скучать. Нуреев же всё переводил в классический танец, острота ощущений и впечатлений сглаживалась. Особенно это заметно в его редакции балета "Дон Кихот", откуда вымывается вся сфера характерного танца. Синтеза классического и характерного танца не происходит, спектакль блекнет.

- А в "Снежной королеве" есть характерные танцы?

- Да, есть. Считаю, что это усиливает драматургию спектакля.

- Безусловно, Вы знаете, что 2018-й объявлен Годом балета и Мариуса Петипа...

- И я приветствую это, поскольку ещё не так давно дискутировал с некоторыми коллегами, которые утверждали, что классический балет умрёт, что эти "Спящие" никому не нужны и так далее. Слава богу, это не так. С каждым годом я всё больше восхищаюсь Мариусом Петипа; его спектакли и спектакли в его редакции, такие как "Жизель", "Эсмеральда" и другие, идут во всех театрах мира, его искусство, искусство классического балета, востребовано зрителями и, надеюсь, всегда будет приносить людям эстетическую радость.

Беседовала Нина ЖИЛЕНКО.
Фото автора

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 18, 2017 12:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111801
Тема| Балет, Современный танец, фестиваль DanceInversion, Национальный балет Марселя
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| С классикой на скрюченной ноге
Национальный балет Марселя на DanceInversion

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №215 от 18.11.2017, стр. 4
Дата публикации| 2017-11-18
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3472236
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

На сцене «Геликон-оперы» в рамках фестиваля DanceInversion Национальный балет Марселя показал «Кордебалет» и «Болеро» в постановке своих руководителей Эмио Греко и Питера Шольтена. Рассказывает Татьяна Кузнецова.

Созданная Роланом Пети в 1972 году труппа была для жителей СССР окном в Европу: гастроли Балета Марселя потрясли смелостью постановок и уровнем артистов. «Собор Парижской богоматери», перенесенный Роланом Пети в Кировский (Мариинский) театр, прорезал дыру в железном занавесе. Хореограф приглашал в свои марсельские спектакли русских звезд без оглядки на политику — то невозвращенца Барышникова, то народных артистов СССР Майю Плисецкую и Владимира Васильева с Екатериной Максимовой. Именитые артисты протаскивали балеты Пети на советскую сцену, исполняя на концертах их фрагменты. Словом, Национальный балет Марселя для россиян явление знаковое. Впрочем, с 1998 года, когда Ролана Пети «ушли» из труппы, ориентированная на «современность» компания сильно сдала позиции. В 2014 году ее возглавили хореограф Эмио Греко (Москва знает его с 1999-го, когда танцовщик выступал на Первом европейском фестивале современного танца, как тогда назывался DanceInversion) и его многолетний соратник режиссер Питер Шольтен.

Их марсельский первенец «Le Corps de Ballet» и был показан на DanceInversion. Соавторы объединили в нем «современность» в виде взмахов беззаконных рук, подвижного расслабленного корпуса и фривольных бедер с солдатской дисциплиной классической лексики, утрированной крестом пятой позиции ног, суровыми ракурсами поз и «деревянными», вытянутыми в локтях, руками. Совмещением противоположностей постановщики хотели подчеркнуть единство двух полюсов одного явления под названием «танец». К тому же для Эмио Греко и Питера Шольтена понятие «кордебалет» — основа не только балетного, но любого иерархического общества, так что изучение законов жизни «тела балета» — ключ к пониманию мира.

Однако понять концепцию «Кордебалета» было нелегко. Главным образом из-за слабости марсельской труппы, в которой рыхлые дородные танцовщицы и узловатые корявые танцовщики составляют весомое большинство. Костюмы — облегающие комбинезоны телесного цвета — лишь подчеркивали их физические особенности. Вдобавок танцевали они стандартный классический репертуар: сочинением оригинальных ансамблей Эмио Греко не озаботился, заполнив половину времени цитатами из наследия. «Белый» дуэт из «Лебединого» с крючками-аттитюдами местной Одетты, кособокая диагональ адажио из «Дон Кихота», антраша бесподъемной Жизели, убитые косолапостью фуэте, скрипучий круг jete en tournant казались чистой пародией, тем более что у Эмио Греко на пуанты взгромождались и мужчины. И только после многократных исчезновений артистов за «железным занавесом» (завеса из блестящих цепочек обрамляла сцену), после того как прояснилось значение масок-чулок на лицах танцующих (оказавшихся символом цельности и безликости кордебалета), после того как под финал вымотавшаяся труппа благоговейно исполнила grand plie (первое движение экзерсиса), стало понятно, что это не стеб, а манифест.

Пилюлю разочарования Балет Марселя подсластил равелевским «Болеро», балетом не концептуальным, но отчетливо чувственным. Хотя буклет уверяет, что соавторы «сосредоточились на конфликте тела и музыки», конфликт этот не просматривается. Как и во многих постановках «Болеро» (в первую очередь у Бежара), амплитуда и мощь движений тут нарастают вместе с музыкой, одновременно увеличивается и количество танцовщиков. У Эмио Греко протагонист ведет партию, остальные дублируют ее почти буквально, временами давая передохнуть солисту, фиксирующему особо патетическую позу. Серые длинные прозрачные туники скрывают подробности телосложения артистов, эмоциональность хореографии выгодно подчеркивает их актерскую самоотдачу, а подвижная непредсказуемость лексики узаконивает неровность исполнения одинаковых комбинаций.

Но главная сила этого «Болеро» — солист Анхель Мартинес-Фернандес. Высоченный, длинноволосый, с величественными жестами ветхозаветного пророка, с лицом христианского мученика и телом, полным неподавленной сексуальности, он унаследовал исступленно-самозабвенную и, казалось бы, неповторимую манеру танца самого Эмио Греко. А танец Эмио Греко и есть его хореография. Вывод однозначен: Балет Марселя Ролана Пети умер. Теперь будет здравствовать новый король. Благо Мартинес-Фернандес, сценическое alter ego хореографа Греко, достаточно молод и полон сил.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 05, 2017 6:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 18, 2017 12:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017111802
Тема| Балет, Беларусь, Юбилей, Персоналии, Валентин Елизарьев
Автор| Лариса Абызова
Заголовок| Искусство мысли Валентина Елизарьева
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-11-18
Ссылка| http://musicseasons.org/iskusstvo-mysli-valentina-elizareva/
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

«Балет – искусство мысли», – говорит хореограф Валентин Елизарьев и многие годы доказывает собственное кредо творчеством. В том, что доказывает это он убедительно, можно было удостовериться на юбилейных торжествах в честь 70-летия именитого хореографа, проходивших в Минске, на сцене Большого театра Беларуси



А завершились торжества гала концертом, собравшем на сцене и в зале элиту мирового балета.

Валентин Николаевич Елизарьев – выпускник Ленинградского хореографического училища имени А.Я.Вагановой и Ленинградской консерватории имени Н.А.Римского-Корсакова, где учился у хореографа-новатора Игоря Бельского. Он обрел известность еще в студенческие годы, в 1970 году став лауреатом Всесоюзного конкурса балетмейстеров в Москве. Закончив в 1973 году учебу, Елизарьев принял приглашение в Большой театр Белоруссии на должность главного балетмейстера. Эта веха стала важным моментом не только личной судьбы 26-летнего хореографа, но и отсчетом начала истории всего белорусского балета.

Усилиями Елизарьева труппа из слабой превратилась в профессиональную, способную решать технически сложные задачи. В балетах хореографа ясно прослеживались традиции ленинградской балетмейстерской школы: тесная связь хореографии и музыки, использование хореографического симфонизма, сквозная драматургия, многообразие пластических выразительных средств, обращение к философским темам, к метафорам и ассоциациям, яркая зрелищность. Такой тип хореографии был нов для белорусской сцены. Спектакли Елизарьева сформировали в Минске круг поклонников балетного искусства, а он сам получил известность как один из выдающихся деятелей современного театра.

Значимыми работами Валентина Елизарьева на белорусской сцене были балеты «Кармен-сюита», «Сотворение мира», «Тиль Уленшпигель», «Спартак», «Щелкунчик», «Кармина Бурана», «Болеро», «Весна священная», «Ромео и Джульетта», «Дон Кихот», «Страсти (Рогнеда)», «Жар-птица», «Спящая красавица». Они-то и образовали оригинальный репертуар труппы театра, стали ее визитной карточкой на родине и за рубежом, «эпохой Елизарьева» в развитии национального балета Беларуси.

Впрочем, Елизарьева хорошо знали за пределами Минска, он ставил в Ленинграде и Москве, где работал с Майей Плисецкой, Ниной Ананиашвили и Андрисом Лиепой, в Варшаве, Стамбуле, Каире, Любляне.

Поздравить юбиляра приехал Николай Цискаридзе, ректор Академии русского балета имени А.Я.Вагановой, школы, где Елизарьев делал первые шаги в профессии. Цискаридзе приехал не один, он привез нынешних воспитанников Академии, открывших вечер изящным «Па-де-катром» из балета «Пробуждение Флоры» Рикардо Дриго в хореографии Мариуса Петипа. Ректор Московской академии хореографии Марина Леонова тоже привезла питомцев. Показали свои достижения и ученики Елизарьева, самый именитый из которых Раду Поклитару сочинил для учителя специальный номер «D-moll» на музыку И.С.Баха, исполненный Леной Салтыковой и Артемом Шошиным из «Киев модерн-балета».

Главные балетные труппы России прислали своих лучших артистов. Большой театр представляла Светлана Захарова в номере «Revelation» Мутоко Хирояма на музыку Дж.Уильямса. Солисты Мариинского театра Анастасия Матвиенко и Александр Сергеев исполнили адажио из «Золушки» Алексея Ратманского. Екатерина Борченко и Иван Васильев танцевали от лица Михайловского театра. Премьер труппы Бориса Эйфмана Олег Габышев и ведущая солистка Любовь Андреева танцевали дуэт «Мужчина-женщина» на музыку Моцарта в хореографии Эйфмана и искрящийся юмором номер «Лень» на музыку Айги в постановке Габышева.

Творчество самого юбиляра было представлено шестью адажио из его знаменитых спектаклей. Зрители убедились, что большое адажио со сложнейшими верхними поддержками из «Спартака» в исполнении звезд белорусской труппы Ирины Еропкиной и Антона Кравченко смотрится и сегодня авангардно. Сверкающее юмором и веселой буффонадой адажио из «Легенды об Уленшпигеле» в исполнении Александры Чижик и Дениса Климчука заставило сожалеть, что балет ушел из репертуара. Адажио из балетов «Ромео и Джульетта» (Яна Штангей и Егор Азаркевич), «Сотворение мира» (Ирина Еромкина и Антон Кравченко) и «Щелкунчик» (Екатерина Олейник и Олег Еромкин) продемонстрировали лирическое мастерство хореографа. Адажио и финал из «Кармен-сюиты» в исполнении Марины Вежновец, Олега Еромкина, Дениса Климука и кордебалета Большого театра стали завершающим аккордом гала.

Но когда концерт завершился, никто не ушел. Несмотря на поздний час, зрители не желали покидать зал, стоя приветствуя героя вечера и давая понять, что расставаться со спектаклями Валентина Елизарьева они не намерены.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 05, 2017 6:14 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 4 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика