Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2018-02
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2018 8:40 pm    Заголовок сообщения: 2018-02 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020101
Тема| Балет, Воронежский оперный театр, Премьера, Персоналии, Юрий Бурлака
Автор| Виктор СИЛИН
Заголовок| Декоративная красота
Где опубликовано| © газета «Коммуна» | №8 (26755)
Дата публикации| 2018-02-02
Ссылка| http://communa.ru/kultura/dekorativnaya_krasota_/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Год балета, которым объявлен 2018-й в честь 200-летия великого хореографа Мариуса Петипа, в Воронежском оперном театре состоялась премьера «Корсара»

И хотя впервые «Корсар» был показан в Париже (воронежская премьера прошла почти день в день: в столице Франции 23 января, у нас – 26-го, правда, с разницей в 162 года) в постановке Жозефа Базилье, современный балетмейстер Юрий Бурлака перенёс на воронежскую сцену ту версию «Корсара», которую предложил Мариус Петипа. Либретто, написанное по мотивам поэмы Байрона, предполагало, что спектакль сразу и надолго будет обречён на успех.


Сцена из балета «Корсар». Фото Натальи Коньшиной

Собственно, так всё и произошло, так как для этого имелись необходимые составляющие: закрученный авантюрный сюжет, – сейчас бы сказали «криминальный», экзотическое место действия, романтические герои. Но даже в середине девятнадцатого века публика уловила, что слишком уж наивен сюжет постановки. Он укладывается буквально в два предложения. Невольницу Медору похищает греческий корсар (то есть морской разбойник, пират) Конрад, но её бывший владелец Исаак Ланкедем умудряется хитростью и обманом вернуть себе Медору и продать её турецкому паше Сеиду. Однако пылко и страстно влюбленный в Медору Конрад вместе с друзьями освобождает пленницу и бежит с ней на корабле; они попадают в шторм, корабль тонет, но влюбленные спасаются. Вот, собственно, и всё. Как говорится, и жили они потом долго и счастливо.

По воспоминаниям современников, вся постановка у Мариуса Петипа делилась как бы на две части: первая – это зловещий, мрачный, агрессивный мир морских разбойников (наиболее показательная сцена в этом плане в приморском гроте, где от правосудия скрываются корсары) и вторая – «Оживленный сад» – мир покоя, целомудрия, гармонии. Вторую часть Мариус Петипа ввел для того, чтобы уравновесить изначальную сюжетную агрессивность и направить балет из пантомимного, каким он был в парижской постановке, на путь танцевального, хореографического. Этим же путем последовал и Юрий Бурлака, сохранив все придуманное Мариусом Петипа. Правда, Бурлака ввел сцены из двух утерянных балетов Адольфа Адана – «Гентская красавица» и «Питомица фей» – и тем самым дал вволю натанцеваться всем: солистам, статистам, взрослым и детям (в спектакле принимают участие учащиеся Воронежского хореографического училища). При всей фантастической зрелищности, роскошности мизансцен вставного эпизода «Оживленный сад» – а это по сути есть большое классическое па – он слишком затянут и просто становится утомительным. Да и на развитие сюжета никоим образом не влияет.

Теперь, собственно, об исполнителях. Конрад, которого танцует лауреат международного конкурса Иван Негробов, отнюдь не мрачен, как его раньше представляли танцовщики, а наоборот, порывист, даже в чем-то утончён. Тому способствует арсенал танцевальной лексики, в которую Негробов вносит свойственную ему легкость и изящество, помноженные на искрометную силу прыжка.

Технична Марта Луцко, исполняющая партию Медоры, порывист и по-своему обаятелен Максим Данилов в роли Бирбанто, помощника Конрада, неотразим Михаил Ветров, представляющий Невольника.

Считается, что «Корсар» – один из самых декоративных балетов позапрошлого века. Декоративно место действия (художник Заслуженный деятель искусств РФ Валерий Кочиашвили); декоративна красноречивая, а порой и слишком навязчивая пантомима; декоративны кисейные наряды артистов… В общем, красиво. Но складывается впечатление (может быть, как раз из-за этой декоративности), что красота какая-то неживая и надуманная.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2018 11:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020102
Тема| Балет, МГАХ, БТ, Персоналии, Денис Захаров
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Денис Захаров
Где опубликовано| © La Personne
Дата публикации| 2018-02-01
Ссылка| https://www.lapersonne.com/post/denis-zakharov-bolshoi-ballet-academy
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

3 февраля в спектакле Большого театра выступит студент Московской государственной академии хореографии Денис Захаров. Случай крайне редкий в балетном мире, и мы решили, что это весомый повод, чтобы взять у Дениса интервью.



Денис, через полгода ты станешь выпускником Московской академии хореографии. Какие у тебя чувства в преддверии такого события? Какие планы на этот период?

Время очень скоротечно, конечно. Кажется, что совсем недавно я поступал в академию, а вот я уже на выпускном курсе, и совсем скоро я выпущусь и начну работать в театре. У меня большое чувство ответственности за то, что должен делать. Конечно, чувство гордости, что я выпускаюсь в такой великой и знаменитой академии, из которой вышло множество мировых звезд.

Сейчас мне предстоит много работы.

В начале февраля ты танцуешь в спектакле «Спящая красавица» на сцене Большого театра. Случай крайне редкий, когда студент академии выходит на сцену театра. Но ты честно заработал этот шанс на конкурсе «Русский балет», став обладателем Гран-при, и у тебя появилась возможность, будучи студентом стажироваться и выступить в Большом театре. Ты был готов к такому развитию событий, что ты будешь танцевать в спектакле?

Я даже не задумывался об этом, мне важна работа и ее результат. Конечно, это честь для меня. Я был удивлен, когда мне сказали, что я буду участвовать в спектакле Большого театра, а тем более выходить в такой серьезной роли (прим. ред. Денис будет танцевать па-де-де Голубой птицы в балете «Спящая красавица»). Я не знал, что такое вообще возможно, поэтому это грандиозное событие.

Тем более, ты не раз говорил, что мечтаешь работать в Большом театре…

Да, это мечта с самого детства. Такая цель в жизни. Я в детстве еще понимал, что буду идти к этой цели, проходя через любые трудности. Быть в этом театре-легенде – это уже счастье.

Во время новогодних каникул ты отдыхал два дня, а потом каждый день ходил заниматься. Что это – фанатизм или необходимость?

Я просто не могу отдыхать, мне становится плохо без занятий, мне некуда деть свою энергию. А еще я понимаю, что теряю время, плюс, лучше поддерживать себя в форме, чем потом входить в нее заново.

Ты сказал, что уже с детства поставил себе цель о Большом. Учась в Уфе, ты стремился оказаться в Москве? Понимал, что тебе нужно попасть в Московскую академию хореографии для достижения этой цели?

Когда я только узнал о балете, я не думал, что поеду в Москву. Я просто занимался и любил то, что делаю. Уже намного позже я узнал об академии, и мне захотелось стать одним из ее студентов.

Как ты попал в МГАХ?

Я учился в колледже имени Рудольфа Нуреева, и после четвертого класса мы с мамой решили, что мне нужно двигаться дальше. Как раз тогда в Уфу приехал Юрий Бурлака, и он со мной репетировал. На одной из репетиций я спросил его: «Где меня научат мужскому танцу?» И он сказал, что я должен ехать в московскую академию, потому что именно там меня научат мужскому танцу и истинным традициям классического балета.

Я решил поехать в Москву и попробовать поступить. Меня взяли, и я попал в класс к Денису Медведеву.

Судя по вашей работе, встреча получилась судьбоносная? Редко случается такой тандем педагога и ученика.

Да. Это большая удача. С первого дня началась та работа, о которой я мечтал. Денис Владимирович, он мне больше, чем просто педагог, он мне как отец. Он всегда выслушает, даст правильный совет и, надеюсь, что в дальнейшем мы продолжим с ним работать.

Это возможно?

Я буду очень рад, если мне разрешат в театре с ним работать. Потому что он вычислил правильный подход в работе со мной. Кнут и пряник, как он говорит (смеется). С ним невозможно зазнаться, и я ему очень благодарен за то, что по большей части он со мной строг. Его ежовые рукавицы не позволяют разболтаться и помогают четко видеть цель. При этом он абсолютно человечный и эмоциональный.

Ты упомянул свою маму. За каждым артистом часто тылом выступают родители. Какую роль в твоей жизни сыграла мама?

Она никогда не настаивала на том, чтобы я занимался балетом. Она просто отвела меня в театр. Конечно, я вышел после спектакля и сказал, что хочу попасть в этот мир. Сейчас она меня очень поддерживает и знает очень много о балете. Мне кажется, что она знает намного больше о балете, чем я.

Что именно тебя привлекло в театре?

Этот особенный дух, непередаваемый… В театре атмосфера другого мира.

Сейчас ты уже взрослый, многое узнал и увидел. Отношение к театру не изменилось?

Конечно, окружающий мир меняется и меняет восприятие человека на различные вещи. Но когда я прихожу в театр, для меня важна работа, а не происходящее внутри него. На мой взгляд, доказывать, на что ты способен, нужно не за кулисами, а на сцене.

На твой взгляд, какие качества необходимы для того, чтобы стать настоящим артистом?

Процитирую Майю Плисецкую: «Характер – это судьба». Я абсолютно согласен с этим высказыванием. Если нет твердого и упорного характера, ничего не получится. Ведь жизнь артиста очень непостоянна, бывают разные периоды в жизни, когда требуется взять свою волю в кулак и несмотря ни на что двигаться дальше.

И, конечно, любовь к своему делу. Без нее никак!

Если отнестись к успеху, как к формуле, в которой три составляющие: талант, трудолюбие и удача. В каком соотношении ты бы их расставил?

Трудолюбие, прежде всего. Конечно, должна быть и удача…(задумывается). Думаю, что я бы сравнил эту формулу успеха с пирамидой, которая постоянно вертится.


Блиц

Первый выход на сцену

Танцевал арапчонка в опере «Аида»

Мне не нравится

Погода на улице

В моем плейлисте

Разная музыка

Я никогда не пробовал

Прыгать с парашютом

У меня всегда с собой эти три вещи

Паспорт, телефон и всё

Любимый город

Москва

Я горжусь

Своей девушкой

Яркий момент из детства

Парк аттракционов, первая поездка на велосипеде

Я читаю

Фантастику, классику

Мечта

Стать премьером Большого театра

Секрет успеха

Желание

Отношение к соцсетям

Разное

Отношение к критике

Адекватное

Казус на сцене

Бывало (смеется)

Способность, которой хотелось бы обладатьОстанавливать время

Идеальный день

Когда сделал все, что планировал и на максимум

Характер

Целеустремленный

Секрет счастья

Любовь

======================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2018 9:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020201
Тема| Балет, Пермский балет, Гастроли, Персоналии, Алексей Мирошниченко, Наталья Осипова, Никита Четвериков
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Пермский «Щелкунчик» - в Москве
Где опубликовано| © Вечерняя Москва
Дата публикации| 2018-02-02
Ссылка| http://vm.ru/news/457794.html
Аннотация|


Фото: Антон Завьялов/Пресс-служба Пермского театра


В Кремлевском Дворце в рамках Года великого русского хореографа Мариуса Петипа Пермский балет представил москвичам своего «Щелкунчика» с выпускницей Московского хореографического училища, а ныне прославленной прима-балериной Лондонского «Ковент-Гардена» Натальей Осиповой в главной роли. Балет был поставлен и показан (мировая премьера) в Рождество в Перми художественным руководителем театра – Алексеем Мирошниченко.
Несмотря на обилие хореографических версий балета «Щелкунчик» у нас в стране и за рубежом, есть в этом творении Чайковского какая-то неразгаданная до сих пор тайна, поэтому его эмоциональная драматически-образная музыка продолжает будоражить фантазию балетмейстеров.

Мирошниченко – один из немногих современных хореографов, кто в этой рождественской сказке Чайковского–Петипа о взрослении девочки Мари, о всепоглощающем чувстве первой любви, вспыхнувшем в ее сердце, услышал и попытался передать в пластике эмоциональный смысл нежной жалобы одинокой души композитора, воспевшего счастье юных влюбленных, и более того – воплотить его музыкальную тоску в танце. А Наталья Осипова (Мари) и Никита Четвериков (Принц) вдохновенно представили эти противоречивые, как сама жизнь, чувства композитора в знаменитом Адажио.

Кроме того, в образно-музыкальном мире Чайковского хореограф уловил ритмы современной жизни, которые граничат порой с фантасмагорией. Так что невероятные события, представленные в балете Мирошниченко, основываются на контрасте повседневной жизни и невероятных приключений героев повести Гофмана «Щелкунчик и Мышиный король» (1816), в которой много чудесных превращений и ярких образов.

Идея театра в театре не нова, но сделана Мирошниченко изящно и с выдумкой. Рассказ Дроссельмейера (Герман Стариков) о злой Мышильде и ее сыне Мышином короле, о неблагодарной принцессе Перлипат, о волшебном орехе Кракатук и смелом юноше, племяннике Дроссельмейера, который поборол Мышиного короля, но навсегда, по воле Мышильды, был превращен в Щелкунчика, раскалывающего орехи… Но навсегда ли?..
Балет закончился по-голливудски хэппи-эндом.

Оставив в спальне гофмановские переживания и кошмары рождественской ночи, Мари выбежала на улицу, чтобы включиться в праздничные народные гуляния. В толпе веселящихся она неожиданно встретила героев ночных сновидений и, прежде всего, кудесника Дроссельмейера. Он представил Мари своего племянника-офицера, напомнившего девушке сказочного принца из ее рождественского сна, и их танец стал пока еще робким, но необыкновенно искренним объяснением двух встретивших свою половинку молодых людей. Вот и не верь после этого снам!


«Щелкунчик» Алексея Мирошниченко получился ярким, зрелищным и, несмотря на стилизованную под старину сценографию (художники Альона Пикалова и Татьяна Ногинова), современным.

Виртуозная, наполненная внутренним чувством, умная балерина и одаренная драматическая актриса Наталья Осипова создала неповторимый образ Мари: то шаловливой девочки, то смелой бунтарки в борьбе с Мышами, то нежной, познавшей чувство первой любви девушки.
Уверенность в дуэте и изысканный стиль в классике продемонстрировал Никита Четвериков (Принц).

В балете-феерии Алексея Мирошниченко очень много танцев, во втором действии кажется, что их даже слишком много. Они разнообразные и исполнены артистами балета и учащимися Пермского хореографического училища мастерски. Некоторые вызвали особый восторг зрителей: восточная пара (Полина Булдакова и Иван Порошин), русская пляска (Елена Хватова и Артём Мишаков), изящные французы (Инна Билаш и Денис Толмазов), задорные итальянцы (Ксения Барбашева и Тарас Товстюк)…

Блестяще в форме лирической хореопоэмы поставлен Вальс цветов.
Пермский балет вновь доказал, что его молодая, хорошо выученная труппа – одна из лучших в России.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 02, 2018 11:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020202
Тема| Балет, Пермский балет, Гастроли, Персоналии, Алексей Мирошниченко, Наталья Осипова, Никита Четвериков
Автор| Сергей Конаев
Заголовок| Диктовка по куклам
Пермский «Щелкунчик» на гастролях в Москве

Где опубликовано| © "Коммерсантъ" от 02.02.2018, 21:29
Дата публикации| 2018-02-02
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3539613
Аннотация| Гастроли


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Пермский театр оперы и балета показал в Москве, на гигантской сцене Кремлевского дворца «Щелкунчика» в новой постановке Алексея Мирошниченко. Для участия в спектакле из Лондона специально прилетела прима-балерина «Ковент-Гардена» Наталья Осипова, заключившая с Пермью годовой контракт. Рассказывает Сергей Конаев.

Пермский театр оперы и балета настолько ассоциируется с Теодором Курентзисом, что известие об исполнении под фонограмму стало шоком для части аудитории, побежавшей сдавать билеты, несмотря на имя Натальи Осиповой, репутацию труппы и козырное название. Впервые представленный в 1892 году в Мариинском театре, «Щелкунчик» со временем превратился в ритуальный атрибут зимних праздников и в буквальном смысле кормит некоторые знаменитые театры.

В России балетные труппы, особенно в провинции, как правило, полагаются на проверенную десятилетиями версию Василия Вайнонена с ее тонкой драматургией и содержательной хореографией. Она и шла в Перми с 2006-го по январь 2017 года. Внезапное решение заменить ее на авторскую версию Алексея Мирошниченко, кроме замысла, который зрел, зрел и наконец созрел, можно объяснить тем, что у пермского балета планы не менее амбициозные, чем у оперы, и ему нужен гастрольный эксклюзив. Эти амбиции удачно совпали с потребностью Натальи Осиповой, несмотря на ее положение примы в «Ковент-Гардене», иметь возможность при случае станцевать в хорошей компании то, чего душа просит.

Новый пермский «Щелкунчик» — многонаселенная сюжетная постановка с разнообразными режиссерскими задачами, толковой пантомимой, интересными перестроениями в общих танцах и служебной хореографией. Алексей Мирошниченко азартно выстраивает личную драму героини и конкретные приметы эпохи. В данном случае — царской России 1870–1880-х годов, где у мужчин в моде были шикарные усы и пышные бакенбарды, остроумно обыгранные и подчеркнутые в гримах как танцующих, так и мимирующих персонажей. Главная героиня, в роли которой выступила Наталья Осипова, носит имя Мари и влюблена в гусара; Дроссельмейеру придано некоторое портретное и человеческое сходство с самим Чайковским — в неутомимом герое Германа Старикова больше сострадания, чем традиционной для этой роли мистики; у дамы на руках живой мопс; дети шалят; челядь и благородные гости разыгрывают домашний спектакль; на улице прохаживаются, ежась от холода, колоритные типы.

Сценография Альоны Пикаловой и костюмы Татьяны Ногиновой придают замыслу привлекательную наглядность — узнаваемостью архитектурных примет Петербурга и достоверностью нарядов. За свободой, с которой пространство преображается тканями и светом, а пачки простейших узоров при любом наборе па образуют изящную картину снежных вихрей, угадывается доскональное знание театральных 1890-х, полученное благодаря реставрациям балетных шедевров эпохи Всеволожского, заказчика и художника «Щелкунчика». На работе Пикаловой и Ногиновой держится вся сцена сна Мари, то есть почти весь второй акт, где сюжет останавливается и начинается долгий дивертисмент в условном балетном царстве. То, что к обычному набору характерных танцев прибавлены вариации Мари и Принца, изъятые из па-де-де, мало оживляет драматургию спектакля. Сами же новые танцы не блещут лексическим богатством и эффектностью, кроме вариации Принца, рассчитанной на способность Никиты Четверикова зависать в прыжках.

Впрочем, Мирошниченко удалось то, что крайне редко удается в «Щелкунчике»,— раскрыть на сцене патетику и надрыв знаменитого адажио Чайковского из па-де-де, которое стало кульминацией спектакля. Не хореографической, хотя лексика здесь обострена парой сложных (но неловко исполненных артистами) поддержек, а сюжетной. Начавшись как во всех балетных свадьбах, дуэт вдруг разлаживается. Герои попеременно впадают в отчаяние, как будто понимая, что им вместе не быть, принц вдруг убегает со сцены, и на ней вновь появляются персонажи из дивертисмента, на глазах Мари превращаясь в мертвых, сломанных кукол. А в конце концов такой мертвой куклой становится и сам принц. Героиня в ужасе просыпается и бросается на улицу искать не сказочного принца, а своего гусара. Великий датский хореограф XIX века Август Бурнонвиль, в балетах которого утверждалась радость жизни, а увлечение воображаемыми и потусторонними существами вело к краху, был бы очень доволен.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Апр 04, 2018 11:38 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Фев 03, 2018 10:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020301
Тема| Балет, Чувашский государственный театр оперы и балета, Персоналии, Данил САЛИМБАЕВ
Автор| Ирина Павлова
Заголовок| Данил САЛИМБАЕВ: Только на рыбалке я не думаю о балете
Где опубликовано| © "Грани". Новости Чебоксар, Новочебоксарска и Чувашии.
Дата публикации| 2018-02-03
Ссылка| http://www.grani21.ru/pub/danil-salimbaev-tolko-na-rybalke-ja-ne-dumaju-o-balete
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото Регины Аврамовой

Этот год для россиян обещает много приятного и удивительного в культурной сфере. Во-первых, мы отметим 200‑летний юбилей великого балетмейстера Мариуса Петипа, создателя “Лебединого озера”, “Жизели”, “Спящей красавицы” и многих других известных спектаклей классического репертуара.

Наш балет — это не только огромное культурное богатство страны, но и наша гордость, и наша слава. Неудивительно поэтому, что 2018 год указом Президента России объявлен в стране также и Годом балета.

“Проникнуть в мир балета и понять его непросто, к посещению театра надо готовиться и иметь хотя бы минимальный набор культурных знаний”, — говорит художественный руководитель балетной труппы Чувашского государственного театра оперы и балета Данил Салимбаев. Что скрывается за красивыми декорациями и виртуозными па, а также за кулисами, об этом наш разговор.

Путь на сцену

— Расскажите о себе. Откуда вы?

— Я родом из Советского Союза. У меня в роду и русские, и малороссы, и поляки, и узбеки. Все намешано. В большей степени я русский, но внешне совершенно восточный человек.

Родился в Новосибирске, родители — артисты балета, большую часть своей жизни прожил в Санкт-Петербурге. Папа руководил разными балетными театрами, мама до сих пор работает в Пермском театре оперы и балета ведущим педагогом-репетитором.

Окончил Пермское хорео­графическое училище, какое-то время отработал в Перми, потом уехал в Петербург и там трудился в Михайловском театре артистом балета. К окончанию своей карьеры был приглашен в театр оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории имени Римского-Корсакова артистическим директором труппы. Очень был этому рад, потому что не собирался задерживаться на сцене.

Я человек адекватный, считаю, что уходить со сцены надо вовремя. Изображать из себя принца в 50-60 лет — смешно. Не хотел обманывать ни зрителей, ни себя. К тому времени успел окончить Академию русского балета имени Вагановой как балетмейстер по классу народного артиста России профессора Николая Боярчикова, замечательного балетмейстера, живого классика.

— Семь лет назад вы поменяли столицу на провинцию. Как живется здесь?

— В нынешние времена, если вы профессионал и востребованы, ваше местонахождение ничего не значит. Потому что вас найти можно и в Чебоксарах, и в Усть-Качке, и в Москве.
В прошлом году меня разыскал Большой театр Республики Узбекистан. Пригласили в качестве постановщика на перевыпуск спектакля “Жизель”, а также предложили дать несколько мастер-классов. Поработал две недели с труппой. И у меня, и у них остались об этом хорошие воспоминания.

Интересно работать

— И вот вы приглашены в Чувашию.

— Да, меня пригласили как постановщика спектакля “Вальпургиева ночь” для премьеры на балетном фестивале. Все прошло замечательно. И через некоторое время получил приглашение возглавить труппу. Я, конечно, согласился. Потому что эта должность дает возможность заниматься собственным делом, то есть балетом.

И в провинции не все так плохо, как кажется. Здесь идет очень интересный творческий процесс. Подчас тут возможностей гораздо больше, чем в столицах. Поскольку они там находятся в рамках столичной жизни и столичного ритма, где востребованы бренды, истории, где сейчас без рекламы и самопиара не обойтись. А я далек от самопиара и никогда не умел это делать. Мне интересно работать. Поэтому я сюда приехал.

Поначалу было непросто. Период создания хорошей труппы составляет пять-семь лет. Первый год уходит на знакомство с артистами, репертуаром, на понимание того, в каком положении и в каком качестве находится труппа. Второй год — на определение направления движения. И уже дальше идут постановки. Они дают возможность труппе обучаться и расти.

Если у балетной труппы нет премьер, то она превращается в болото, профессиональный уровень начинает падать. В этом отношении нам очень помогли зарубежные контакты, которые позволяют ездить на гастроли за границу.

Гастроли по Европе

— Труппа гастролирует по городам Европы вот уже пять лет. Почему европейцам интересны наши постановки? Они редко видят балетные спектакли или слава русского балета вам помогает собирать залы?

— Конечно, слава русского балета. Мы уникальное явление в мире. Это доказывает история русского балета и история русской хореографии. Классиче­ский балет — это Россия.

Европейские хореографиче­ские школы достигли очень высокого уровня в своем развитии. Но мы пока вне конкуренции. К тому же надо понимать и то, что страна наша театральная. Нет в Европе такого количества театров оперы и балета с уникальным репертуаром, которые существуют в России практически в каждом крупном городе и столицах республик.

Российские театры отличаются от европейских тем, что это репертуарные театры. Балет, опера и оркестр, которые держат в своем репертуаре не одну или две, а 10-20 постановок, и они идут в течение сезона. Европейские театры делают постановку, гоняют ее в течение месяца, и на этом история заканчивается.

Репертуар, который позволяет в месяц посмотреть несколько спектаклей от пяти и более, — такое возможно только в России, а в Европе подобную роскошь могут себе позволить Гранд-Опера, Ковент-Гарден, такие города как Берлин, Мюнхен, Бордо.

— Какое отношение у нем­цев к русскому балету?

— Замечательное! Полные залы. Зрители после каждого спектакля благодарят. Представители русской диаспоры считают своим долгом посещать спектакли российских театров и знакомить с репертуаром своих детей.

— Гастроли — это не только опыт выступления на другой сцене перед совершенно иной аудиторией, но и зарабатывание денег. Правильно?

— Дать 40 спектаклей за 45 дней — это огромный и тяжелый труд. Поначалу это вызывало серьезные проблемы. Люди не справлялись, были травмы, срывы. А в этом году не было ни одного такого случая. Вот это показатель высокого профессионализма.

Дома мы даем пять-семь балетных спектаклей в месяц. Солисты разные, и им всем надо танцевать, чтобы держать себя в форме. Мне же нужно дать выступить одному, второму. И нет возможности постоянно занимать всех артистов. А там есть.

Конечно, балет за границей зарабатывает. Никто этого не скрывает. Речь идет не только об артистах. Зарабатывает и театр тоже. С каждого спектакля отчисляются проценты. За полтора месяца гастролей мы заработали театру 800 тысяч рублей. Это хорошие деньги.
Если обыватели думают, что мы ездим за границу, ходим по магазинам и гуляем в музеях и парках, то они ошибаются. Артисты видят гостиницу, театр и снова гостиницу. И все.

Нужно свое училище

— А по России гастролировать удается?

— Мы очень стараемся ездить по России. У нас были замечательные гастроли в Яро­славль на балетный фестиваль. Это для нас знаменательное событие, поскольку театр на такие мероприятия не приглашали очень давно. Мы к себе приглашаем, но нас нет.
Нынешнее сотрудничество стало возможным благодаря нашему художественному руководителю Сергею Киссу. Он вывел нас на другой уровень сразу же. Через него пришло приглашение, и под его гарантию мы поехали в Ярославль.

— В театре был период, когда приезжали молодые ребята из Москвы, набравшись опыта, собрав замечательное порт­фолио, снова уезжали. Как оцениваете такое отношение молодых талантов к провинциальным театрам?

— Это нормальный процесс. Из Москвы два года назад приехали пять человек. Из них трое остались здесь, прекрасно и замечательно работают, являются ведущими танцорами. А двое уехали. Артисты тоже люди: кто-то хочет танцевать, а кто-то гонится за заработком.

— У нас в Новочебоксар­ске Марийский театр оперы и балета дал уже два балетных спектакля. Вас конкуренты не смущают?

— Нет, я только рад за новочебоксарцев. Меня больше волнует другой вопрос: то, что у Йошкар-Олы есть хореографическое училище, а у нас нет. Нам приходится искать танцоров для театра по всей России.

В этом году в Йошкар-Оле доучиваются наши девушки, и они вернутся домой. Благодаря содействию нашего министерства культуры нам удалось отправить их учиться по целевым направлениям.

Но это не решает проблему глобально. Нам очень нужно свое училище. Потому что заманить сюда артистов на нашу зарплату невозможно, мы не можем конкурировать в этом плане не только со столицами, но и с такими городами, как Екатеринбург, Пермь и даже Йошкар-Ола. Может быть, в Новочебоксарске удастся открыть училище?

Счастливый человек

— У вас есть мечта? Вы же можете поставить все, что хотите.

— Так не бывает. Все, что хочу, невозможно поставить. Это большая иллюзия. Потому что есть нужды театра, его возможности, способности труппы. Есть зритель, который растет вместе со мной и запросы которого я должен учитывать.

Вот мы перевыпустили “Спящую красавицу”. Получился роскошный спектакль. Он удостоился главного приза республиканского театрального конкурса “Узорчатый занавес”. Реконструировать сложнее, чем поставить по новой. Проводится большая и нудная работа с материалами, просмотр колоссального количества видео, консультации со специалистами по балету, чтение специальной литературы. В итоге — замечательный спектакль с отличными отзывами.

Такие постановки — основа репертуара. Если их нет, то труппа начинает терять форму. “Золушку” мы поставили по просьбе нашего зарубежного импресарио, но пользуется популярностью она и у детей и взрослых и там, и тут.

“Чипполино” — незапланированный спектакль, его мы поставили, получив грант Минкультуры России. Детские спектакли всегда сложнее ставить, чем взрослые.

— У вас дочь?

— Две дочери. Одной 19 лет, она в Петербурге учится на актрису. Младшей скоро будет семь.

— Тоже пойдет в балет?

— Она занимается в балетной студии, но пока рано говорить о будущем.

— Вы счастливый человек?

— Да, конечно, я счастливый человек, потому что занимаюсь любимой работой.

— Что кроме балета вам еще интересно в жизни?

— Я большой любитель живописи и графики. Люблю читать. Много читаю, причем сразу несколько книг. А еще обожаю рыбалку. Только сидя с удочкой в руках, я могу не думать о балете.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 04, 2018 12:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020401
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Персоналии, Наталья Осипова
Автор| Полина Сурнина
Заголовок| Танцы с бубном
Наталья Осипова о шестиметровой фате, мистических сюжетах и неверном женихе

Где опубликовано| © бортовой журнал "Аэрофлот", стр. 26-28
Дата публикации| 2018 февраль
Ссылка| http://webfiles.aeroflot.ru/Aeroflot_February_2018.pdf#page=15
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балерина Наталья Осипова – единственная в своем роде. Ей 31 год, а она уже успела выступить во всех лучших театрах мира. Сразу после окончания Московской государственной академии хореографии Осипова была принята в труппу Большого театра и через шесть лет стала примой-балериной. А потом в 2011-м ушла из него – на поиски нового. Уже пять лет Наталья живет в Лондоне, служит в Королевском балете, делает свои постановки в жанре contemporary dance (следующая запланирована на осень 2018 года), а чтобы меньше скучать по родине, в этом сезоне танцует еще и в Пермском театре оперы и балета.



Наталья, какой постановкой начался ваш сезон?

Я танцевала в Мюнхене «Укрощение строптивой» по Шекспиру. Замечательный балет Джона Крэнко, очень смешной. У меня много драматических ролей, классических, а тут – сплошной юмор. Очень приятное было ощущение. Потом я вернулась в Лондон, и мы работали над одноактным балетом «Ветер». Сумасшедшая драма, на создание которой португальского хореографа Артура Питу вдохновил одноименный немой фильм 1928 года. На сцене стояли машины, которые создавали ветер. А мне нужно было танцевать в шестиметровой фате. Запрограммировать такие вещи невозможно, и это довольно страшно – мало ли, как ветер ее подхватит, вдруг запутаешься или она шею обмотает. Потом у меня была «Сильвия» в Ковент-Гардене. Очень сложный балет, больше танцевальный, чем драматический. А 1 февраля в Кремле состоится показ спектакля «Щелкунчик» Пермского театра оперы и балета.

Вы – прима этого сезона в Пермском театре. Как начали с ним сотрудничать?

Я давно люблю спектакль «Ромео и Джульетта» Кеннета Макмиллана. Его в прошлом сезоне не было в репертуаре Королевского театра, но его поставили в Перми. Я совершенно случайно увидела это в интернете. Связалась с главным балетмейстером театра Алексеем Мирошниченко и сказала, что очень хотела бы станцевать. Они тут же откликнулись. У меня остались фантастические эмоции от труппы, от театра. И возникло ощущение, что было бы правильно там периодически танцевать. После этого я выступила на Дягилевском фестивале, в сентябре танцевала «Жизель». Еще в планах «Дон Кихот». Четыре-пять спектаклей за сезон – это не так мало. Я люблю Россию, очень тянет возвращаться хотя бы иногда. В Москве бываю, потому что у меня тут живут родители. А теперь открыла для себя еще и чудесный Пермский край.

А почему вы захотели жить именно в Лондоне?

Так получилось. Карьера пошла вверх очень рано – в меня поверил Алексей Ратманский, который был тогда художественным руководителем балетной труппы Большого театра. У меня сложился прекрасный репертуар, и я начала ездить по приглашениям. Работала в Американском театре балета в Нью-Йорке, в Ла Скала в Милане, в Парижской опере. Отработав семь лет в Большом, ушла и стала выступать по контрактам – такое бесконечное турне. Где-то через два года меня позвали станцевать в Королевском театре в Лондоне «Лебединое озеро». Когда закончился отведенный на это месяц, я поняла, что хотела бы остаться. Директор Кевин О’Хара пригласил меня в труппу, и я не раздумывая согласилась.

Как к вам относятся коллеги?

Как к русской. Как к балерине Большого. Меня приняли, это мой театр, но все равно чувствую иногда себя иностранкой. Тут есть аргентинцы, бразильцы, итальянцы, японцы, корейцы, но они в основном учились в английских школах. А я пришла уже состоявшейся балериной – со своим характером и стилем. Про меня не скажут: Наталья Осипова, балерина Ковент-Гардена. Скорее просто назовут имя. Я часто езжу по приглашениям, делаю свои проекты. Однако все равно бо́льшую часть времени провожу здесь. Очень люблю тот статус и тот стимул, которые мне дают сцена и труппа Королевского балета.

Если бы вас попросили провести экс курсию за кулисами Ковент-Гардена, что бы вы показали?

Прежде всего свою гримерную и какое количество пуантов у меня там лежит. Наверное, пар сто. Здесь огромная закулисная часть: стоят одновременно декорации к четырем-пяти спектаклям. Есть еще несколько больших залов, где мы занимаемся балетом с видом на Лондон. Кроме этого, имеется центр физиотерапии – туда всегда можно обратиться за помощью. Такого оснащения почти нигде нет. Массажисты, физиотерапевты, специалисты, которые тебя после травм восстанавливают. Поддерживать здоровье очень важно для балетных артистов.

Плисецкая говорила, что балет – это насилие над телом. Получается, легкость и воздушность даются огромной ценой?

Мне – да. Это невероятно тяжелый вид искусства. Строгая дисциплина, огромное количество репетиций. Постоянно нужно себя поддерживать в форме. И чем старше становишься, тем больше надо работать. Сложнее, чем в спорте. Во-первых, карьера у нас дольше. Во-вторых, мы точно так же с утра до вечера занимаемся и репетируем. А спектакль – это же не только физика, мы туда сердце и душу вкладываем. Очень большие затраты. Мы актеры, танцовщики, спортсмены – все вместе. А плюс к этому – еще и женщины. И надо ими оставаться.

Может ли артист придумать новую трактовку классического балета?

Есть настоящая классика – «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Жизель», «Щелкунчик». В них тяжело найти свою индивидуальность, сделать историю современной. Мне всегда было интересно в этих балетах искать саму себя. Когда я репетирую, слушаю свою интуицию. Пробуждаю свои настоящие эмоции и жду, что мне подскажут тело и сознание. Я так работаю – сначала пытаюсь поставить себя в ситуацию. Очень помогает музыка, конечно. Но в принципе, это глубокая, я бы сказала, сначала психологическая работа. А потом ты свои мысли и ощущения пытаешься перенести в пластику. Причем порой я делаю что-то вроде бы совершенно неподходящее для этого спектакля, но подсказанное интуицией.

Что вы имеете в виду?

Может быть все что угодно – обычно это происходит спонтанно на сцене. Я могу так ударить в бубен, что зрители в зале подскочат с сидений. Могу пойти не в ту сторону, начать играть с партнером абсолютно по-другому. Никогда не импровизирую в отрепетированных танцевальных движениях, но именно мое состояние очень меняется на сцене. Когда меня еще не знали хорошо в труппе, я участвовала в «Лебедином озере» с выдающимся танцовщиком Карлосом Акостой. После генеральной репетиции он спросил: «А что это было?» Я выдергивала руки, куда-то убегала. Карлос был шокирован и попросил такого больше не делать. Раньше еще хуже было. (Смеется.) Когда я помоложе была, плакала от восторга, когда выходила на сцену, – сумасшедшая энергетика, сплошные эмоции. Это было очень опасно: я постоянно падала, поскальзывалась, потому что себя абсолютно не контролировала. А сейчас на сцену выхожу совершенно естественно.

Какие роли и сюжеты вам близки?

По психофизике – темные, мистические, необычные. Люблю вытаскивать черную сторону. Не потому, что мне самой такое близко, – просто моя артистическая личность позволяет это делать на сцене убедительно и интересно. С Артуром Питой до «Ветра» у меня уже были две совместные работы. Для проекта «Соло для двоих» с Иваном Васильевым он поставил балет Facada про невесту, которая убивает своего неверного жениха. В прошлом году для моего собственного проекта в Sadler’s Wells он придумал балет Run, Mary, Run, мы его исполняли с Сергеем Полуниным. Сюжет в духе истории Эми Уайнхаус – там много наркотиков, алкоголя, рок-н-ролла и другой музыки 1960-х годов.

Как я понимаю, Анна Андерсон в балете «Анастасия» Кеннета Макмиллана, которую вы в прошлом сезоне танцевали в Королевском театре, тоже попадает в этот ряд.

Анна Андерсон считала, что она великая княжна Анастасия Романова, – много лет страдала психическим расстройством. Весь третий акт балета, который идет 45 минут, она находится в сумасшедшем доме. Чтобы это почувствовать и продумать, ты начинаешь проигрывать все ситуации в душе, в голове. Безумие и кошмар для меня. К счастью, потом началась более светлая работа, и я переключилась.

В феврале и марте у вас в Королевском театре «Жизель», потом до мая – «Манон». Где еще вас можно будет увидеть?

У меня ожидается выступление в Американском театре балета, примой которого я раньше была, но уже давно там не танцевала. Очень надеюсь, что состоится моя премьера в Мариинском театре – ее я тоже с нетерпением жду и давно планирую. А весной начинаю работать над новой программой современного танца для Sadler’s Wells. Очень много выдающихся хореографов откликнулись на приглашение сочинить специально для меня новые балеты. Премьера намечена на сентябрь следующего года.

Вы остались довольны своим первым проектом для Sadler’s Wells, премьера которого была позапрошлым летом?

Все шло постепенно. На первых выступлениях мы с моим партнером Сергеем Полуниным только нащупывали, как надо. А вот когда через полгода привезли программу в Новую Зеландию, я испытала огромное удовольствие. Мы освоились. Там было по четыре тысячи зрителей на спектаклях, нас так принимали – зал стоял.

Что для вас самое главное в собственных проектах?

Интересная работа. Я люблю танец как таковой, не конкретные жанры. И мне нравится экспериментировать. Обожаю современную хореографию. Когда делаю свою программу, стараюсь отталкиваться от того, какое направление я бы хотела станцевать или какой сюжет мне сейчас интересен. Конечно, я никогда не затанцую контемпорари как люди, которые этим занимаются с детства. Нас по-другому воспитывают в балетной школе, но эти границы размыть вполне реально. Мне нравится, когда балерина с красивыми линиями и классической выучкой обращается к современному танцу. Единственное, я стараюсь никогда не совмещать: классика требует муштры, а контемпорари тут же тебя расслабляет. Для классической техники очень важно иметь стержень в себе, потому что мы делаем много балансов и пируэтов. А в современном танце люди ощущают пол как землю под ногами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 04, 2018 8:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020402
Тема| Балет, ГАТОБ, Казахстан, "Лебединое озеро"
Автор| Юрий КАШТЕЛЮК
Заголовок| Окрылённые началом
В этом году исполняется 80 лет со времени первой постановки «Лебединого озера» в Алматы

Где опубликовано| © "Вечерний Алматы"
Дата публикации| 2018-02-03
Ссылка| http://vecher.kz/allnews/tu-an-zher/okryljonnye-nachalom
Аннотация|



В 1938 году спектакль «Лебединое озеро» Чайковского положил начало созданию балетной труппы ГАТОБ. К этой постановке подключились ведущие творческие силы, приехавшие по зову казахстанского правительства развивать хореографическое искусство в республике.

Постановка этого балета имела важнейшее значение. В случае ее успеха алма-атинский театр выходил на качественно новый уровень, ведь постановка одного из шедевров мирового балета означает, что коллектив готов выполнять сложные хореографические задачи. По сути дела, это был выход на всесоюзный уровень.



Балетмейстером постановки был представитель московской школы Леонид Жуков, до приезда в Алма-Ату танцевавший на сцене Большого театра. Он досконально знал нюансы профессии, как танцовщик обладал легким, воздушным прыжком, выразительной мимикой, был блестящим партнером. В своей алма-атинской постановке он исполнил испанский танец. Партию Зигфрида танцевал питерец, ученик Агриппины Вагановой Александр Селезнев. Он приехал в Алма-Ату в 1937 году уже зрелым мастером, успевшим потанцевать на сцене Театра имени Кирова (ныне Мариинский) и в Большом театре. Первой балериной, воплотившей образ главной героини спектакля, заколдованной злыми чарами девушки-лебедя Одетты и коварной Одиллии, стала прима-балерина театра Зоя Плужникова, приехавшая из Ленинграда. Декорации к балету создавал русский и советский художник, знаток истории костюма Всеволод Теляковский; в музее ГАТОБ можно познакомиться с эскизами его декораций.

Учитывая значимость постановки, премьера была широко освещена казахстанскими периодическими изданиями. Наша газета, которая в то время выходила под названием «Социалистическая Алма-Ата», писала, что премьера говорит о росте коллектива: «Коллектив под руководством балетмейстера, заслуженного артиста РСФСР Л. Жукова одержал значительную победу – налицо крепкий ансамблевый спектакль». Далее газета отмечала, что новая премьера получила высокую оценку у зрителя, и желала театру смелее идти по пути дальнейшего освоения классического и современного балета.
Хореографические наработки Александр Селезнев, вскоре перешедший на педагогическую работу, использовал для подготовки будущих балетных кадров. Так, первый выпуск музыкально-хореографического комбината (ныне АХУ имени А. Селезнева) в качестве экзаменационной работы подготовил второй акт балета «Лебединое озеро». Это было в 1942 году. Экзаменационную комиссию возглавляла сама Галина Уланова, приехавшая в Алма-Ату в эвакуацию и танцевавшая на алма-атинской сцене.

В послевоенное время спектакль прочно закрепился в репертуаре ГАТОБ имени Абая. В главной женской партии блистали Сара Кушербаева, Фарида Койгельдинова, другие солистки. Партию Зигфрида исполняли Абдуахим Асылмуратов, Ануарбек Джалилов и целый ряд одаренных танцовщиков.

Заслуженная артистка Казахстана Людмила Рудакова выходила на сцену в образе Одетты – Одиллии 152 раза. Вместе со своим партнером и супругом – народным артистом СССР Рамазаном Баповым она собирала полные залы.

– Балет Чайковского «Лебединое озеро» – это экзамен на профессионализм балетной труппы, визитная карточка театра, и, конечно же, любая балерина мечтает исполнить партию Одетты – Одиллии, – отметила она.

Людмила Рудакова подчеркнула, что балет «Лебединое озеро» позволяет балерине раскрыть свои возможности как в техническом, так и в драматическом плане.

– Существует расхожее мнение, что в партии Одетты «нечего играть», а образ Одиллии, напротив, требует глубокого актерского осмысления. Но это не так. Исполнение партии и Одетты, и Одиллии требует большой профессиональной отдачи как с технической, так и с актерской точки зрения. Одетта тонка, нежна, воздушна, и в то же время она страдает, и это страдание нужно показать. Одиллия же коварна, она строит козни, это подчеркивается ускорением темпа, сложными техническими элементами, включая 32 фуэте. И здесь надо очень много работать, чтобы совместить технику с драматическим осмыслением образа, – высказала профессиональное мнение балерина.

В 2016 году ГАТОБ имени Абая представил обновленную версию балета «Лебединое озеро» в постановке народной артистки Казахстана, руководителя балетной труппы театра Гульжан Туткибаевой. Музыкальное руководство осуществил заслуженный деятель РК, генеральный директор и художественный руководитель ГАТОБ имени Абая Аскар Бурибаев. Сценография и костюмы народного художника России, лауреата Государственной премии РК Вячеслава Окунева. В главных партиях – Динара Есентаева, Фархад Буриев и другие солисты ГАТОБ.

Как отметил Аскар Бурибаев, авторы обновленной версии поставили задачу рассказать языком хореографии сказку, чтобы зритель ощутил подлинное творческое наслаждение.
По мнению художника Вячеслава Окунева, который много раз работал над сценографией «Лебединого озера» и видел разные хореографические версии, алматинская постановка вобрала в себя все лучшие находки.

– Гульжан придумала интересный ход, когда дивертисмент третьего акта, включающий венгерский, испанский, неаполитанский, русский, польский и другие танцы, обыгрывается как представление невест, – высказал свои впечатления Окунев.

Постановка «Лебединого озера» стала отправной точкой к созданию высокопрофессиональной балетной труппы театра, который сегодня демонстрирует свое мастерство не только в республике, но и за ее пределами – в странах Европы, Азии. На спектаклях ГАТОБ залы всегда полны. По традиции балетная труппа театра начинает каждый новый сезон спектаклем «Лебединое озеро».

Юрий КАШТЕЛЮК
Фото предоставлены АХУ имени А. Селезнева
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2018 1:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020501
Тема| Балет, Американский театр балета, Персоналии, Марк Райден, Алексей Ратманский
Автор| Дмитрий Кирсанов
Заголовок| Американский театр балета привез на гастроли в Вашингтон новую постановку Ратманского
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2018-02-04
Ссылка| http://tass.ru/kultura/4929167
Аннотация| гастроли

Декорации и костюмы для спектакля "Взбитые сливки" создал художник Марк Райден



ВАШИНГТОН, 4 февраля. /Корр. ТАСС Дмитрий Кирсанов/. Американский театр балета (АТБ) привез на гастроли в столицу США новую постановку Алексея Ратманского "Взбитые сливки". Мировая премьера двухактного балета состоялась весной 2017 года в городе Коста-Меса (штат Калифорния), а в Вашинтоне его не показывали ни разу. "Взбитые сливки" стали 13-й работой Ратманского для АТБ.
Либретто и музыку для "Взбитых сливок" написал немецкий композитор Рихард Штраус, а хореографом был Хайнрих Крёллер. Впервые балет поставили в 1924 году в Вене. Однако речь идет не столько о возрождении этого произведения, с которым Ратманский уже экспериментировал в 1990-е годы, сколько о его полной переработке. Новый спектакль отличается не только хореографией, но и декорациями и костюмами, которые для АТБ и Ратманского создал художник Марк Райден, имеющий репутацию основателя течения "поп-сюрреализма". Считается, что с одной из его картин несколько лет назад была позаимствована идея, воплотившаяся в "мясном платье" американской певицы Lady Gaga.

Создание балета

Райден рассказал в интервью корреспонденту ТАСС, что "весь проект от начала до конца занял примерно полтора года". "За это время пришлось выполнить невероятный объем работы! Я был чрезвычайно занят", - подчеркнул художник.
"Обычно на проект такого масштаба отводят больше времени, но у нас был очень амбициозный график, и премьера уже значилась в календаре. Поскольку я впервые трудился над костюмами и декорациями, помощь мне оказывали художник по костюмам Холли Хайнс и художник-декоратор Камеллиа Ку. Я, безусловно, никогда бы не смог выполнить этот проект без их опыта и знаний", - признался Райден.

Работа с Ратманским

По его словам, он думал, что дело, которым ему прежде заниматься не приходилось, может оказаться интересным, "и в действительности так и вышло". Райден отметил, что высоко ценит "возможность работать с Алексеем Ратманским и АТБ". "Между нами никогда не было совершенно ни единого конфликта. Все шло настолько гладко, насколько это возможно", - заверил Райден, комментируя взаимодействие с Ратманским, который работает постоянным хореографом АТБ с 2009 года после ухода с поста художественного руководителя балетной труппы Большого театра.
"Для меня было честью и привилегией работать с таким гением, как Алексей. На протяжении всего периода работы я постоянно находился под впечатлением его блестящих способностей. Я правда не припоминаю, чтобы между нами когда-либо были разногласия. Вся производственная группа действительно хорошо ладила между собой", - сказал художник.
Как уточнил Райден, он готовил предварительные наброски и затем встречался с персоналом АТБ и Ратманским. "Мы все обсуждали, и они решали, что мне стоит развивать дальше. Эта постановка, определенно, отражала видение Алексея, он принимал решения. В конце концов я готовил цветные рисунки каждого отдельного костюма, декорации или задника, между нами шла постоянная переписка по электронной почте", - поведал Райден.
По словам живописца, он сейчас не имеет "никаких конкретных планов" продолжения взаимодействия с театральным миром. "Это должен быть особенный проект, поскольку работа такого типа отнимает чрезвычайно много времени", - сказал Райден, отвечая на вопрос о том, хочется ли ему вновь поработать с театром или балетом.
Художник отказался пояснить, почему изображает на некоторых своих работах православные кресты и слова, написанные на русском языке. "Мне кажется, что одно из самых важных качеств произведения искусства - это ощущение тайны. Я чувствую, что теряется нечто очень важное, если я все объясняю. Мне нравится, когда интерпретацией занимается тот, кто смотрит на картину", - заявил Райден.
Кроме того, он добавил, что не ставит своей целью создавать полотна, шокирующие публику. "Я удивлюсь, если люди реагируют таким образом. Думаю, все зависит от того, что человек считает шокирующим. Чего я пытаюсь добиться, так это стимулировать у людей любопытство, воображение и ощущение тайны и чуда", - пояснил художник.

Двойная программа

Однако АТБ показал на сцене Центра исполнительских искусств имени Джона Кеннеди не только "Взбитые сливки". Зрителям представили и другую программу, состоявшую из еще четырех балетов, включая "Серенаду (по мотивам "Пира" Платона)" Ратманского и "Чувствую, как движется Земля" франко-американского танцовщика и хореографа Бенжамена Мильпье. Мировая премьера последней работы прошла лишь в октябре 2017 года в Нью-Йорке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2018 10:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020502
Тема| Балет, Пермский балет, Гастроли, Персоналии, Алексей Мирошниченко, Наталья Осипова, Никита Четвериков
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Урал натанцевал снежную бурю
Пермский балет показал в Москве премьеру своего "Щелкунчика"

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2018-02-05
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2018-02-05/6_7165_balet.html
Аннотация| Гастроли


Соединение реальности и сказки, быта и мечты привлекает к балету все новых постановщиков. Фото Антона Завьялова с официального сайта театра

В Государственном Кремлевском дворце показали версию, которую под Новый год представил балетмейстер Пермского театра Алексей Мирошниченко. Главную партию исполнила прилетевшая из Лондона Наталья Осипова.

В наши дни увидеть на гастролях в Москве лучшие отечественные оперные или балетные театры почти невозможно – исключение составляет фестиваль «Золотая маска», раз в год собирающий около двух десятков лучших спектаклей со всей страны. Балет пермского театра еще с советских времен провинциальным считается только по географическому, но не профессиональному признаку. Он обладает кордебалетом редкого единства, неординарными солистами и репертуаром, включающим несколько спектаклей – лауреатов той же «Золотой маски». У труппы много поклонников в столице. Тем не менее о гастролях, которые развернуто представили бы ее эксклюзивные балеты и новое поколение танцовщиков, остается только мечтать и радоваться внеплановой встрече.

Алексей Мирошниченко, автор нового «Щелкунчика», уже почти 10 лет стоит во главе Пермского балета. Как и основатели труппы, он – воспитанник Мариинского театра, поэтому академическая классика остается его фундаментом. Как и в Петербурге, стиль модернизируется благодаря балетам выдающихся мастеров ХХ века – Баланчина, Роббинса, Эштона, Макмиллана, а собственное лицо труппы создается постановками сегодняшних хореографов.

Обращение к последней балетной партитуре Чайковского назвать оригинальным сложно – вероятно, это самый репертуарный в мире балет. Популярность тем не менее не означает существования идеального – или приближенного к нему – варианта. Соединение реальности и сказки, быта и мира мечты, упоительного счастья и отчаяния манит на штурм все новых постановщиков. Не стал исключением и Мирошниченко. Хореограф, как все петербуржцы-ленинградцы, вырос на безмятежной сказочной версии Василия Вайнонена и в собственное путешествие взял классический сюжет и пуанты.

Но расшатанные сваи старого либретто, вбитые еще Мариусом Петипа, он укрепил гофманскими сюжетными подробностями. В спектакль Мирошниченко вернулись многочисленные второстепенные персонажи, цветочное царство Блюменбург заменило приторный Конфитюренбург. Сестра Луиза с дедушкой и родителями разыгрывает в домашнем театрике сказку о принцессе Пирлипат и волшебном орехе, а у Дроссельмейера появляется молодой племянник, который в финале оказывается точной копией приснившегося Мари Щелкунчика-Принца. Семья Штальбаумов переехала из Германии неопределенных времен в Петербург 1892 года, и с помощью сценографии Альоны Пикаловой и костюмов Татьяны Ногиновой убежденному пассеисту Мирошниченко удается создать впечатление, что, возможно, в соседнем доме с семейством живет и пишет музыку Чайковский. А в цирк посмотреть на представления уличных танцовщиков забредают не только Дроссельмейер и Мари, но и Лев Иванов, первый постановщик «Щелкунчика».

Живую связь времен в этом балете удается восстановить не только с помощью драматургии и визуального облика спектакля. Мирошниченко, кажется, никогда еще не сочинял с таким упоением и свободой классические ансамбли. Его 24 снежинки летают, поднимая настоящую снежную бурю, на волнах которой несутся Мари и Щелкунчик-Принц, согреваемые расцветающей любовью. Их приветствуют целым соцветием разнохарактерных танцев шесть пар влюбленных с разных концов света. На празднике в Блюменбурге гигантский ансамбль из 16 танцовщиц кордебалета и 4 солистов ткут живой цветочный ковер в Вальсе цветов. Но если на родной крошечной сцене в Перми артистам приходилось контролировать амплитуду каждого жеста, то гигантская арена Кремлевского дворца дала ощущение свободы.

Это было особенно важно для приглашенной примы – Натальи Осиповой. Она заставила забыть о том, что текст ее партии в этой версии довольно лапидарен, и станцевала Мари на фантастической элевации и таком эмоциональном накале, который способен сжечь даже балкон гигантского зала. Никита Четвериков – Щелкунчик-Принц – оказался ей не только партнером, но и союзником: не обладая столь же открытым темпераментом, в совместных адажио он помог Осиповой добиться эффекта непрерывного ликующего полета. Прима-балерины театра Полина Булдакова и Инна Билаш, танцевавшие Мари на декабрьской премьере, в гастрольном спектакле вышли в Восточной и Французской парах, украсив «Щелкунчик» своим мягким деликатным танцем. Единый актерский ансамбль, которым предстал в Москве Пермский балет, – почти утраченная в наши дни редкость. Снова увидеть ее можно будет 6 февраля, когда труппа вернется уже в Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко с премьерой прошлого сезона – «Золушкой», претендующей на звание лучшей в восьми номинациях «Золотой маски».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Апр 04, 2018 11:39 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2018 1:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020503
Тема| Балет, Государственный Театре Оперы и Балета (Азербайджан), Премьера, Персоналии,
Автор| Яна Мадатова
Заголовок| Сон разума порождает чудовищ: любовь и безумие на сцене Театра оперы и балета
Где опубликовано| © Информационно-аналитический портал Minval.az
Дата публикации| 2018-02-05
Ссылка| https://minval.az/news/123761406
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Сегодня весь музыкальный и культурный мир вспоминает гордость азербайджанкой музыки – великого Кара Караева. 2018-й год в Азербайджане будет проходить под эгидой 100-летия великого азербайджанского композитора.

В рамках культурной программы, открывшей приуроченные к 100-летию К. Караева мероприятия, 3 февраля в Государственном Театре Оперы и Балета состоялась премьера балета «Гойя» — на музыку Кара Караева и Фараджа Караева.

Василий Медведев – хореограф-постановщик балета, уже известен зрителю государственного театра оперы и балета. В 2008 году он поставил балет «Семь красавиц», музыку к которому также написал маэстро Кара Караев. Впоследствии, этот спектакль получил высшую азербайджанскую театральную премию «Зирвя», учрежденную Министерством культуры и туризма, и в феврале 2011 года был показал на сцене Большого театра в Москве.

Уникальное и яркое либретто было написано специально по заказу руководства театра оперы и балета известной писательницей Яной Темиз, автором нашумевших романов «Приют для перелетных птиц» и «Алиби для Алины» и «Рай на земле».

Балет «Гойя» одноактный (40 минут), но постановщикам удалось гармонично уместить в одном акте шесть пронзительных сцен, рассказавших о жизни, любви и болезни великого испанского художника.

Оригинальным спектакль был с самого начала: в ложах был размещен хоровой состав, одетый в черные костюмы, со свечами. Хористы исполнили молитву «Аве Мария», под которую медленно открылся занавес и зритель погрузился в атмосферу волшебной феерии, причем, волшебства, порожденного болезненными образами, роящимися в воспаленном воображении великого Гойи – одного из самых загадочных творцов в истории мировой живописи.

Скорее всего, авторы хотели рассказать зрителю не столько о последних днях гения, сколько о страшном периоде жизни, когда Гойя отправился в Кадис, где перенес неожиданную и загадочную болезнь. Некоторые исследователи полагают, что причиной этой болезни могли стать сифилис или отравление ядом. Как бы то ни было, Гойя был парализован и частично потерял зрение. Несколько месяцев художник провел на грани между жизнью и смертью. Именно в этот период были написаны его лучшие работы – офорты «Капричос», состоявшие из 80 картин.

Обстановка, созданная режиссером-постановщиком балета, вернула меня в Сарагосу – на родину великого мастера, в его дом-музей, где все его офорты были передо мной как на ладони – в мрачной черной комнате, драпированной алым освещением и белыми пятнами неонового света над каждым офортом.

Игра свето-теней на сцене Государственного театра Оперы и Балета, задуманная постановщиками, являлась определенной темой, своеобразным и страшным лейтмотивом страданий больного художника, окруженного созданными его собственным разумом чудовищами.

Зритель проникся неистовой игрой, лавированием Гойи (Анар Микаилов) по краю бездны, яростной попыткой сжиться с демонами, пожирающими душу и разрушающими плоть.

Спектакль был пронизан пронзительными сценами любви и страсти. Великолепная герцогиня Коэтана Альба (заслуженная артистка Нигяр Ибрагимова) представляла на сцене тройственность: любовь, ревность и сладострастие. В истории Каэтана более всего известна как покровительница и муза великого художника, хотя ей приписывали и любовную связь с Гойей.

Кошмар являлся художнику в образе страшного Инквизитора, словно восставшего из глубин Ада (заслуженный артист Макар Ферштандт). Королеву – образ богатства, успеха и абсолютной власти танцевала Аян Эйвазова — бронзовый призер международного конкурса артистов балета в Германии.

Прекрасные декорации, тонко продуманные постановщиками, дополняли развернувшуюся на сцене драматичную феерию. Декораторы представили самые известные картины Гойи (в том числе и обеих Мах – одетую и обнаженную), его офорты «Крон, пожирающий своих детей», «Ведьма» и «Санбенито». Главной декорацией являлось большое полотно, на котором был изображен главный офорт из серии «Капричос» «Сонм разума порождает чудовищ» — как апогей, наивысший предел воспаленного сознания больного художника.

Стоит отметить отличную работу костюмеров: необычные наряды, максимально приблизившие зрителей к страшной эпохе инквизиции, свирепствующей в Испании во времена Гойи, были весьма убедительны и эпатажны. Очень понравилась задумка со шляпой художника, украшенной свечами. Тут авторы постановки скорее всего, воспользовались идеей режиссера Милоша Формана, который представил аналогичный головной убор в своем гениальном фильме «Призраки Гойи».

Ну, и, конечно же, прекрасная игра камерного оркестра театра Оперы и Балета под руководством заслуженного артиста Азербайджана дирижера Эйюба Гулиева подарила зрителям радость слышать музыку великого азербайджанского композитора.

Стоит отметить, что инициатором постановки на бакинской сцене балета «Гойя» является дочь маэстро Кара Караева – Зулейха Багир, которая была хозяйкой вечера вместе с супругом Эльшадом Багировым – известным музыкантом, главным дирижером Стамбульского театра оперы и балета.

Зулейха ханум рассказала, что в рамках культурных мероприятий, приуроченных к 100-летию маэстро, проводится очень напряженная масштабная работа. Кроме того, балет «Гойя» на азербайджанской сцене был поставлен впервые, и работать с ним пришлось долго и кропотливо.

Кстати, хорошая новость для тех, кто желает посмотреть волшебную феерию еще раз: спектакль уже внесен в репертуар государственного академического театра оперы и балета. И я просто уверена, что он всегда будет проходить в режиме аншлага.

========================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2018 2:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020504
Тема| Балет, Государственный Театре Оперы и Балета (Азербайджан), Премьера, Персоналии, Василий Медведев
Автор| Самира Кязимова, Тофик Бабаев
Заголовок| Российский хореограф к 100-летию азербайджанского композитора Кара Караева поставил новый спектакль на сцене Бакинского театра оперы и балета
Где опубликовано| © "Москва-Баку"
Дата публикации| 2018-02-05
Ссылка| http://moscow-baku.ru/news/culture/rossiyskiy_khoreograf_k_100_letiyu_azerbaydzhanskogo_kompozitora_kara_karaeva_postavil_novyy_spektak/?sphrase_id=971656
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, ИНТЕРВЬЮ



Балетом «Гойя» стартовал цикл праздничных мероприятий, посвященных 100-летию со дня рождения всемирно известного азербайджанского композитора Кара Караева. Постановка балета была поручена художественному руководителю Санкт-Петербургского балетного фестиваля «DanceOpen», члену Международного совета танца при ЮНЕСКО, президенту Международного фонда наследия Мариуса Петипа Василию Медведеву. Его хореографические постановки идут с большим успехом на оперных сценах всего мира, на сцене Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета он также представляет свою хореографию не впервые. В интервью «Москва-Баку» известный хореограф-постановщик рассказал о постановке балета «Гойя» на музыку Кара Караева и своем отношении к творчеству выдающегося азербайджанского композитора.

- Это не первое ваше сотрудничество с Азербайджанским государственным академическим театром оперы и балета. В 2008 году вы поставили балет «Семь красавиц», музыку к которому также написал выдающийся азербайджанский композитор Кара Караев. Впоследствии, этот спектакль получил высшую азербайджанскую театральную премию «Зирвя», учрежденную Министерством культуры и туризма, и в феврале 2011 года был показал на сцене Большого театра в Москве. Как вам работается с азербайджанскими артистами?

- Я рад сотрудничеству с Азербайджанским государственным академическим театром оперы и балета. Сегодня не все театры могут себе позволить ставить новые спектакли: не хватает финансов и технической базы. В Баку эти возможности есть, и руководство театра умело их использует.

С удовольствием принял предложение, и мне было очень приятно работать с азербайджанской труппой. Очень талантливые и целеустремленные ребята. В отличие от балета «Семь красавиц», который в разное время ставился на сцене вашего театра несколько раз, «Гойя» - совершенно новый спектакль и в плане либретто, и в плане драматургии и режиссуры, и даже в плане музыкальной концепции. Помимо симфонии Кара Караева «Гойя», на основе которой был поставлен балет, мы использовали также музыку скрипичного концерта маэстро. Надеюсь, зрителям наш балет понравится. По-моему, «Гойя» получился очень сочным, красочным и зрелищным.Что касается азербайджанских артистов, после постановки балета «Семь красавиц» прошло целых 10 лет. Труппа обновилась, пришло новое поколение, появились новые солисты. Те артисты, которые были заняты у меня в «Семи красавицах», выросли до статуса ведущих солистов театра. Во время работы над балетом «Гойя» мне было интересно наблюдать за молодыми танцорами. Очень талантливая и перспективная молодежь. Мне кажется, «Гойя» подходит нынешней театральной труппе и в плане пластики и темперамента, и в плане открытия новых возможностей.

- Расскажите о команде, которая работала над постановкой «Гойя»

- Это та же самая команда, которая десять лет назад ставила «Семь красавиц». Художник-постановщик «Гойя» Дима Чербаджи – академик Российской Академии художеств, профессор, член Союза художников России, который создал великолепные красочные декорации и стильные костюмы. Автор либретто - Яна Темиз (Турция), хормейстер - заслуженный деятель искусств Азербайджана Севиль Гаджиева, художественный руководитель балетной группы - народная артистка Азербайджана Камилла Гусейнова. Большую помощь и поддержку в работе нам оказали дети Кара Караева – Фарадж Караев и Зуля Багирова. Как видите, большая интернациональная команда, которая нашла общий язык – язык музыки и танца. И дух великого маэстро Кара Караева нам помогал и вел к общей цели. Мы попытались показать на сцене внутренний мир великого Гойя, который любил и ненавидел, сомневался, презирал и боготворил. Гойя – уникальный художник, который пережил период пробуждения национальной культуры в конце XVIII века, нашествие Наполеона в начале XIX века, рождение испанской революции и ее трагическую гибель.

- Василий, в 1976 году вы окончили Ленинградскую Академию русского балета имени А. Вагановой. Вы пошли в Академию по собственному желанию или настояли родители?

- Сколько себя помню, всегда танцевал. Мама рассказывала, как в детстве я любил танцевать перед зеркалом. Сначала занимался в самодеятельном кружке при Дворце культуры «Красный Октябрь» в Москве, а затем во Дворце пионеров. А в Ленинградскую Академию русского балета мне посоветовала поступить художественный руководитель ансамбля танца Дворца пионеров, заслуженная артистка России Нонна Ястребова, бывшая балерина Кировского театра, за что я ей бесконечно благодарен.
Мне было четыре года, когда меня привели на просмотр в танцевальный кружок и суровая тетенька поднимала мне ноги, заставляла неестественно разворачивать их и поднимать высоко над головой. Потом после всей этой «экзекуции» она заявила, что у меня хорошие данные. Но больше всего ей понравилось то, что я эмоциональный и живой ребенок.

- Не хотелось заняться чем-то другим?

- Ни разу такого желания не возникало. Да, у меня, можно сказать, было потерянное детство. Уроки начинались очень рано. И вот ты сонный стоишь лицом к станку, с прямой спиной и тебя заставляют тянуть подъем и пальцы, высоко задирают ноги. И так каждый день. Ни тебе выходных, ни игр на улице. Потом репетиции, а по вечерам мы иногда были заняты в спектаклях Кировского и Малого оперного театров, которые заканчивались, бывало, поздно ночью. И мама героически ждала меня или на улице или под лестницей в театрах. Несмотря на все сложности, мне нравилось учиться, нравилось танцевать. Уже тогда я знал, что если хочешь достичь определенных высот в искусстве, нужно посвятить ему всю свою жизнь. Поэтому приходилось чем-то жертвовать, но я ни о чем не жалею.

- Затем вы занялись хореографией?

- Будучи учеником хореографического училища, я поставил при поддержке Наталии Михайловны Дудинской GrandPas из балета «Золотая рыбка», и она даже взяла вариацию из этого номера в свою редакцию «Пахиты». С тех пор началась моя работа хореографа, которую я много лет совмещал с танцем.

Когда я ставлю спектакль или номер, я исхожу, в первую очередь, из возможностей солистов. Я всегда вглядываюсь в солистов, раскрываю их потенциал и возможности, всегда пытаюсь занять в спектакле всю труппу.

- Куда направляетесь после Баку?

- Сразу после Баку лечу в Братиславу, где приступаю к репетициям балета «Эсмеральда». Это большой классический балет, который я ставил в Большом театре. Премьера спектакля запланирована на начало марта в Словацком национальном театре.

=================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 05, 2018 4:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020505
Тема| Балет, Пермский балет, Гастроли, Персоналии, Алексей Мирошниченко, Наталья Осипова, Никита Четвериков
Автор| Сергей Бирюков
Заголовок| Наталья Осипова станцевала «Щелкунчика» не по-детски
Где опубликовано| © газета @Труд"
Дата публикации| 2018-02-05
Ссылка| http://www.trud.ru/article/05-02-2018/1359005_natalja_osipova_stantsevala_schelkunchika_ne_po-detski.html
Аннотация| Гастроли


Наталья Осипова и Никита Четвериков в балете «Щелкунчик». Фото Александры Муравьевой

Пермский театр оперы и балета впервые приехал в Москву со своей новой прима-балериной


В Государственном Кремлевском дворце показали «Щелкунчика» Пермского государственного театра оперы и балета в версии хореографа Алексей Мирошниченко. Москва наконец увидела знаменитую балетную труппу с ее новым украшением – прославленной Натальей Осиповой, примой лондонского Ковент-Гардена, с прошлого года пожелавшей стать и примой в Перми.

Что только не делали хореографы мира из «Щелкунчика», от классической сказки у Григоровича или Вайнонена до полубредовой квазифрейдистской фантазии у Бежара. Пермские постановщики явно не хотели расстраивать основную часть балетной публики и придумали спектакль в общем традиционный. Их ноу-хау: действие происходит в антураже не гофмановской готики, а Петербурга времен Чайковского. Хотя, конечно, тоже сказочно преображенного – примерно как в отечественном мультике десятилетней давности на тот же сюжет (сценограф Альона Пикалова). В остальном же герои – ровно такие, какими большинство из нас привыкли их себе представлять. Ну, может, мыши отчего-то не столь инфернально-отвратительны, как обычно, а даже скорее забавны. Такие вряд ли могли сильно насолить Щелкунчику. Зато добавились некоторые герои, в традиционных балетных версиях отсутствующие, например племянник Дроссельмейера – дневное воплощение ночной грезы главной героини. А сам Дроссельмейер вырастает до фигуры почти масштаба моцартовского Зарастро (намек на главную музыкальную любовь Чайковского?).

Не сказал бы, что хореографическая партитура как-то особенно виртуозна и хлестка, но она ни секунды не скучна, а знатоки разглядят в ней игру тонких обертонов-намеков на мир романтического балета, от «Жизели» до «Лебединого озера» и даже дальше, до «Петрушки». Дивертисмент второго действия порой весьма увлекателен – имею в виду Испанскую пару (Анна Поистогова и Геннадий Еналдиев), Восточную (Полина Булдакова и Иван Порошин), Китайскую (Екатерина Пятышева и Арнай Омарбаев), Русскую (Елена Хватова и Артем Мишаков), Французскую (Инна Билаш и Денис Толмазов), Итальянскую (Ксения Барбашева и Тарас Товстюк). Очень красив Вальс цветов, где вокруг четырех солистов-стебельков вьют узоры шестнадцать девушек-цветков.

Но, конечно, сенсационность событию придало участие в нем Натальи Осиповой в роли Мари. Дело даже не в том, насколько технически совершенен ее танец (это само собой), но в хватающем за сердце эмоциональном посыле балерины. Наталья – мощная актерская и человеческая личность, наделенная громадным драматическим, трагическим даром. А это так ценно, особенно когда дело касается музыки Чайковского, для которого не существовало легких проходных тем даже в детской сказке: если уж радость – то до небес, а боль – на разрыв сердца.

Отдадим дань и хореографу, который чутко уловил это созвучие личностей композитора и исполнительницы. В главном, кульминационном дуэте Мари и Принца (Никита Четвериков) он услышал то, мимо чего обычно проходят постановщики – открытый трагизм этого потрясающего адажио. И нашел ему сценическое воплощение: Принц не может переступить порог сказочного мира, чтобы соединиться с девушкой из мира людей, он вынужден исчезнуть в момент, когда «счастье было так возможно, так близко»…

Нет, в конце концов все решается благополучно, и детей тоже смело можно вести на спектакль, плакать в конце они точно не будут. Вот только представление в Москве было единственным, теперь надо ловить момент, когда Наталья в ее мировых странствиях вновь заедет ради столь необычно трактованной ею Мари в Пермь – или театр прилетит на встречу с ней в одну из мировых балетных столиц.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 06, 2018 4:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020601
Тема| Балет, Пермский балет, Гастроли, Персоналии, Наталья Осипова
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Наталья Осипова: «В Большом я бы хотела исполнить что-то другое»
В Кремлевском дворце Пермский балет представил оригинальную версию «Щелкунчика»

Где опубликовано| © газета "Московский комсомолец"
Дата публикации| 2018-02-06
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2018/02/06/natalya-osipova-v-bolshom-ya-by-khotela-ispolnit-chtoto-drugoe.html
Аннотация| Гастроли, ИНТЕРВЬЮ

На сцене Кремлевского дворца Пермский академический театр оперы и балета им. П.И.Чайковского представил свою недавнюю предновогоднюю премьеру — балет «Щелкунчик» в постановке главного балетмейстера театра Алексея Мирошниченко. В роли главной героини Мари на сцену вышла прима-балерина Лондонского Королевского балета Наталья Осипова.


Наталья Осипова и Никита Четвериков в балете "Щелкунчик". Фотограф Александр Муравьев.

Цены на этот «Щелкунчик», прямо сказать, кусались и доходили в обычно не слишком дорогом для зрителя Кремлевском дворце до 10 тысяч рублей. Тем не менее 6-тысячный зал оказался почти заполненным. Лишний билетик спрашивали еще у метро. И это не смотря на то, что участие Теодора Курентзиса в спектакле, о чем сообщали афиши, расклеенные по всей Москве, мягко говоря, не соответствовало действительности — спектакль шел под фонограмму.

Не слишком повезло этому камерному «Щелкунчику» и с прокатной площадкой. Трудно было разглядеть балет как с галерки, так и с боковых мест: пермская постановка, рассчитанная на маленькую сцену, в гигантском ангаре Кремлевского дворца явно терялась.

Но ничто не могло омрачить встречу зрителя с Натальей Осиповой. Москва ждала свою любимицу, а в настоящее время мегазвезду мирового балета, с большим нетерпением. И была вознаграждена за столь длительное (Осипова в цельных спектаклях не выступала в Москве несколько лет) ожидание. В роли Мари Наташа была драматична и вдохновенна и перекрывала своим темпераментом циклопические размеры зала Кремлевского дворца.

Действие своего «Щелкунчика» Алексей Мирошниченко перенес в Санкт-Петербург в 1892 год, то есть в год постановки этого балета Чайковского в Мариинском театре. Соответственно моде тех лет одеты все персонажи балета, главные и не главные: городовой, трубочист, мещане с детьми, рабочие, студенты, бакалейщики, уличные мальчишки, а на сцене предстает наполовину реальный, наполовину вымышленный дореволюционный Санкт-Петербург: ярмарочные гулянья — совсем как у Бенуа в балете «Петрушка», архитектурные символы города (Казанский собор, копия Воронихинской решетки и др.).

К воссозданию всего антуража художник-постановщик Альона Пикалова и художник по костюмам Татьяна Ногинова подошли весьма скрупулезно, стараясь перенести на сцену даже мельчайшие детали быта тех лет. Однако с цветами художницы явно переборщили: в доме Штальбаумов очень резало глаз обилие красного цвета и в платьях дам, и в одежде детей. Даже детская матроска — и та оказалась алой. Плюшевые мыши же во сне Мари здесь окрасились в едкие лимонно-салатовые тона.

Решающее влияние на идеи балетмейстера оказал его педагог Игорь Бельский. Его знаменитую постановку «Щелкунчика» (1969 год) Мирошниченко, конечно, не застал, но многие идеи позаимствованы оттуда. Например, в Вальсе снежных хлопьев в пермской постановке действуют чуждые, даже враждебные героям силы: снежинки, образуя снежную бурю вокруг влюбленных, пытаются заморозить их чувства и усыпить Мари и Принца навсегда. Так же, как и у Бельского, введена в спектакль Мирошниченко и супермодная ныне тема про принцессу Пирлипат. Эту сказку вместе с родителями в домашнем спектакле разыгрывает сестра Мари Луиза.

Начиная с ироничного американца Марка Морриса (постановка 1991 года) кто только не использует сегодня этих не востребованных в первых постановках «Щелкунчика» героев сказки Гофмана. Совсем недавно на гастролях в Большом театре спектакль с этими героями показал «Балет Цюриха» и его хореограф Кристиан Шпук, перекроивший ради этой сказки всю партитуру Чайковского.

Как раз этого делать Мирошниченко не стал. Его спектакль можно смело назвать традиционным. Помимо Бельского тут множество отсылок к другим предшественникам хореографа. В первую очередь к спектаклю Василия Вайнонена, в котором нынешний главный балетмейстер пермского театра когда-то танцевал, будучи артистом Мариинского, а также к первой постановке «Щелкунчика» в хореографии Льва Иванова по музыкально-сценическому плану Мариуса Петипа. Спектакль этот не сохранился, но его осколки используются как в версии Баланчина, так и в английской версии Питера Райта, которая восходит к Николаю Сергееву, режиссеру и ассистенту Петипа, записавшему с помощью метода Степанова первоначальную хореографию Льва Иванова и поставившему этот спектакль в Лондоне в 1934 году… В спектакле Мирошниченко, в частности, сохранен старинный пантомимный монолог Принца, рассказывающего жителям волшебной страны о своих злоключениях.

Единственное изменение в партитуре касается финального па-де-де. Мужскую и женскую (на музыку челесты) вариации, изъяв из па-де-де, Мирошниченко поставил в своем спектакле перед Вальсом цветов как продолжение кукольного дивертисмента (впрочем, женскую вариацию переставил из па-де-де в начало второго акта еще Баланчин). Большое же адажио исполняется в новом спектакле теперь сразу после вальса. Таким образом постановщик постарался решить так называемую проблему Большого адажио, которая заключается в трагичности звучания музыки, отмечаемой всеми исследователями в этом балете. Как известно, в момент написания «Щелкунчика» Чайковский узнает о кончине своей родной сестры Александры Ильиничны Давыдовой, а за 5 лет до постановки от передозировки морфия умирает ее дочь, племянница Чайковского, Татьяна. Эти-то события и отразились в «Щелкунчике» трагическими мотивами. Американский исследователь Р.-Дж.Уайли в своей работе On meaning in Nutcracker нашел даже сходство главной темы адажио с музыкальной фразой заупокойной молитвы «И со святыми упокой».

Проблему, не дававшую покоя многим балетмейстерам, обращавшимся к этому балету Чайковского до Мирошниченко, он решает чисто режиссерскими средствами: Принц в постановке пермского театра предлагает Мари остаться вместе с ним в волшебном Цветочном городе — Блюменбурге, куда герои переносятся с помощью ангелочков (они есть и в постановке Баланчина, и в лондонской версии Питера Райта). Но небольшое сомнение девушки приводит к катастрофе: ожившие куклы разных национальностей, которые только что танцевали в городе толерантности и любви (некоторые зрители, не учитывая немецкое окончание, неверно перевели название города как «город голубых мужчин»), замертво падают на сцену, а Принц снова превращается в деревянного уродца, чье предназначение — колоть орехи. Счастливая развязка происходит лишь на последних тактах: как и у Гофмана, Мари знакомится с племянником Дроссельмейера, в котором узнает Принца из своего сна. Так что в напряжении и ожидании хеппи-энда зритель остается практически до самого конца.

Собственно, второй акт, действие которого и происходит в волшебном Блюменбурге, который у Мирошниченко заменяет собой традиционную Страну сластей — Конфитюренбург, в этой версии смотрится более выигрышно, нежели первый. Особенно поражает в этой части своей красотой знаменитый Вальс цветов, или Розовый (в первой версии он назывался Золотым) вальс, в котором у каждого цветка (Роза — Олег Куликов, Лилия — Николай Ланцев, Пион — Иван Ткаченко, Лотос — Павел Савин) есть соло, и исполняют эти партии неплохо выученные балетные юноши в окружении женского кордебалета. Головы солистов венчают головные уборы в виде расцветших бутонов, зеленое трико и колет символизируют стебель. Хореография Мирошниченко в этом фрагменте, как, впрочем, и во всем балете, отличается изобретательностью и музыкальностью, хореографу удается выстраивать здесь красивые ансамбли, да и труппа отлично справляется со сложными задачами, которые ставит перед ней балетмейстер.

Несколько сильнее женской части труппы смотрится мужская — из этого обстоятельства, наверное, и исходил хореограф, ставя свой Вальс цветов. Лучшим в труппе по праву считается Никита Четвериков, виртуозно исполнивший партию Принца. Помимо всего прочего премьер Пермского балета обладает прекрасными партнерскими качествами, которые он и проявил в дуэте с Натальей Осиповой, ставшей главным сюрпризом, ожидавшим московского зрителя в этой постановке.


С мегазвездой мирового балета обозреватель МК встретился после спектакля.

— Наташа, сколько тебя не было в Москве? Или ты по личным делам периодически наезжаешь?

— Да, здесь я давно я не выступала. Но, конечно, когда у меня есть время, я приезжаю к родителям. Летом, например. К сожалению, нечасто это получается. Очень часто встречаемся в аэропортах, но вот так, чтоб надолго, такого нет. Я и в Москве уже долго не была. Последний раз в Большом танцевала спектакль года три назад.

— А почему Пермь?

— Почему?.. Но вот так сложилось. В самом начале из-за «Ромео и Джульетты», который я, приехав к ним, станцевала, потому что мне очень хотелось… Я очень люблю этот спектакль, а он не шел в Ковент-Гардене в том сезоне. Он ведь не каждый сезон идет в Лондоне, а мне так хотелось! И Дэвид Холберг, мой любимый партнер, как раз выздоравливал. И я ему сказала: «Давай станцуем!» В итоге он, как оказалось, не выздоровел еще окончательно. Но поскольку мы договорились, я все равно станцевала «Ромео и Джульетту» в Перми и очень подружилась и с Лешей Мирошниченко, и с труппой. И педагоги там хорошие, и партнер Никита Четвериков отличный. Мне правда очень приятно там работать! И когда мне предлагают у них станцевать, я с удовольствием откликаюсь, потому что я в России редко бываю… А с Холбергом в марте предполагаем танцевать «Жизель» и «Манон» в Ковент-Гардене и летом в ABT опять вместе танцуем.

— Чем тебя привлекла новая работа Мирошниченко «Щелкунчик»? За сколько времени ты в нее вошла?

— Ну прилично — я ездила в Пермь и учила спектакль, наверное, около двух недель. Потому что это совершенно новая для меня постановка. Правда, я еще и «Легенду о любви» в Петербурге сейчас учу, у меня 16 февраля премьера в Мариинском театре.

— Мне лично в интервью ваш художественный руководитель говорил в отношении тебя, что в Королевском балете очень сложно кого-либо отпустить выступить на стороне. А ты вот везде выступаешь... Как это удается? Ты единственная там такая?

— Мне кажется, что да (смеется)… То есть мне действительно очень идут навстречу, и так получается, что я месяца два работаю, веду репертуар, а вот сейчас они меня фактически на два месяца отпустили. Правда, потом практически до конца сезона я уже уехать никуда не смогу…

— Не могу не задать этот вопрос, потому что многие поклонники вашей пары очень этим интересуются. Как у вас с Сергеем Полуниным складываются отношения?

— Мы по-прежнему танцуем вместе…

— Только танцуете? Вы расстались?

— Мне как-то про личную жизнь не очень хотелось бы говорить. Мы очень хорошо общаемся, у нас по-прежнему хорошие и даже замечательные отношения.

— Хорошо, потрясающая пара сохранилась, и слава богу! Тогда вернемся к «Щелкунчику»… Что тебя здесь привлекло? Не кажется, что он местами похож на вашу английскую версию Питера Райта, которая восходит к Николаю Сергееву? Вот эта пантомима во втором действии, когда Принц, оказавшись в волшебной стране, рассказывает о своих злоключениях, явно оттуда, например…

— Да, она есть и в английском варианте, это действительно сохранилось от первого спектакля. И вообще у Леши много в этом балете таких отсылок к старым спектаклям. Из английского спектакля здесь только этот монолог, и ангелочки тоже есть. У Питера Райта спектакль по-другому, конечно, построен, но что-то похожее есть в атмосфере, начало, куклы… А больше всего привлекла меня новая работа Алексея своим последним дуэтом. Мне как раз нравится, что заканчивается Лешин спектакль не традиционным па-де-де, а именно дуэтом, именно на этой музыке и на этой ноте. И что он внес сюда драматическую составляющую.

— Да, драма там есть. Действительно, с одной стороны, когда все жители волшебной страны обратно превращаются в кукол, это хорошо соответствует трагическому характеру звучания музыки, даже слезы в этот момент наворачиваются. Но, с другой стороны, несмотря на наличие прыжков, собственно танца в этом дуэте, сделанном на такую потрясающую музыку, маловато. Вы с Никитой Четвериковым ведь в основном там ходите?

— Ну вы же сами говорите, что слезы наворачиваются...

— Да, но это прием чисто режиссерский, а у Григоровича, например, в адажио хореографическими средствами это сделано. Когда двух протагонистов кордебалет поднимает на руки, а вокруг свечи, это смотрится как молитва в храме. И Григорович тоже добивается драматического эффекта в своей постановке, но с помощью хореографии…

— Да, но мне кажется, что лучше больше хороших спектаклей и разных. Обе версии мне очень нравятся. И танцевать в постановке Григоровича, и играть в версии Мирошниченко мне очень приятно. И мне очень понравилось, что Леша поставил передо мной такую задачу, дал возможность окунуться в это состояние. Потому что я танцевала под эту музыку и нуреевскую хореографию, очень тяжелую, в Парижской опере, и еще другие версии. И мне кажется, пусть выбирает зритель, что ему больше нравится — обычное па-де-де, или дуэт, или драма. Я думаю, все, что убедительно сделано, где ты не наигрываешь, а предельно искренен на сцене, что трогает зрителя, это хорошо. И я, конечно, получила большое удовольствие, танцуя в этом спектакле. И от того, как он заканчивается, и от того, как удачно Алексей поставил здесь женскую вариацию во втором акте на музыку челесты. Она тоже очень нетипичная, ближе, наверное, к английскому стилю, и мне это тоже очень понравилось.

— В этом спектакле ты танцевала впервые и на премьере в Перми выступить в нем не смогла?

— Да, у меня была достаточно серьезная травма в тот момент. Хотя я это не афишировала. Но я надеюсь еще выступить в Перми в этом сезоне.

— А Большой театр?

— Тоже буду там танцевать, но это будет не спектакль. Я буду танцевать на концерте «Бенуа де ла данс» в начале июня. И с Большим театром в конце мая буду участвовать в гала-концерте, посвященном 200-летию Петипа. Я думаю, что на этих концертах интересное что-нибудь станцую: и какую-нибудь классику, и на Бенуа есть предложение станцевать опять же, кстати, «Щелкунчика», но уже хореографа Сиди Ларби Шеркауи. Тоже па-де-де это знаменитое. И он хочет на меня и на своего очень хорошего танцовщика, с которым я уже много танцевала, сделать оригинальный номер на стыке классики и неоклассики. Его хореография очень красиво смотрится на балетных телах.

— Тем не менее ты не танцуешь в спектаклях Большого театра. У тебя с театром хорошие отношения остались, после того как ты в прошлом году уехала с гала-концерта, хотя была в нем заявлена?

— Да, к сожалению, так получилось, потому что в Ковент-Гардене так планируют, и если тебе сказали, что будет репетиция, то она будет и ты непременно должен в ней участвовать. Даже если нет спектакля, там делают такие сценические репетиции. В принципе там с этим строго, там строгая дисциплина и надо выполнять именно так. У нас, конечно, тут немного по-другому. И тяжело, конечно, перестраиваться и в этой системе работать.

— Не очень на тебя обиделись в Большом театре, что ты все-таки уехала с этого гала-концерта?

— Конечно, наверное, обиделись, я это понимаю.

— Тем не менее отношения сохранились?

— Да, отношения нормальные. Что касается полноценных спектаклей, то, во-первых, не складывается по времени. А во-вторых, я не хочу приехать и танцевать в Большом «Дон Кихота» или «Жизель» — миллион раз зрители меня в них видели. Правильно? Я бы хотела исполнить что-то другое, интересное…

— Что, например?

— Например, «Спящую красавицу». Я бы «Сильфиду» Йохана Кобборга с удовольствием станцевала, «Баядерку». Но приглашают, к сожалению, на другие роли. А на другие не могу сказать, что очень тянет.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Апр 04, 2018 11:46 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 07, 2018 12:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020701
Тема| Балет, Пермский балет, фестиваль "Золотая маска", Персоналии, Алексей Мирошниченко, Инна Билаш, Никита Четвериков, Теодор Курентзис
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Золушка. Без хрустального башмачка, но почти с «Маской»
Где опубликовано| © газета "Вечерняя Москва"
Дата публикации| 2018-02-07
Ссылка| https://vm.ru/news/459485.html
Аннотация| Гастроли, Золотая маска



6 февраля в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко представлен Пермским оперным театром балет Алексея Мирошниченко «Золушка», выдвинутый на театральную премию «Золотая Маска – 2018» сразу в восьми номинациях.
Хореограф Алексей Мирошниченко обладает завидным даром рассказывать пластическим языком известные истории на новый лад, сплавляя музыку, пантомиму, танец, сценографию, приемы драматического театра в целостный балетный спектакль. Его балеты сюжетны и зрелищны, их с интересом смотрят как заядлые театралы, так и те, кто пришел в театр впервые.

На этот раз Мирошниченко — един в трех лицах: автор либретто, хореограф и режиссер. Его «Золушка» не новогодне–рождественская сказка о взрослении и первой любви, а «балетная драма» об «оттепельных» 50–х и о нашем балетном театре того времени. В ней тоже есть Золушка, есть два принца и есть, как писал Чехов, «пять пудов любви». А еще есть персонифицированные Добро и Зло, и в своем противостоянии первое не всегда выходит победителем.

Используя излюбленный прием «театра в театре», Мирошниченко умело обрамляет классический балет интригами театрального закулисья, событиями и их участниками времен «оттепели». Так что хорошо информированные зрители могут гадать, кто есть кто, и даже негодовать, что отдельные балетные персонажи не похожи на своих исторических прототипов. Однако свою главную задачу хореограф видит не в перелистывании страниц занимательной истории, а в создании эмоционального портрета эпохи. И это ему удается.

Действие спектакля развивается в 1957 году в Москве в Главном театре, где молодой хореограф-новатор Юрий Звёздочкин ставит «Золушку» Прокофьева. В заглавной партии он видит юную танцовщицу из кордебалета Веру Надеждину, чье положение в труппе сродни положению ее героини в доме мачехи. В преддверии Международного фестиваля молодежи и студентов на роль Принца решено пригласить французского премьера Франсуа Ренара. Репетиции проходят под неусыпным оком главной чиновницы от культуры (догадайтесь, кого?), «товарищей из органов» (догадайтесь, каких?) и соперниц-доносчиц из театрального серпентария подруг по искусству.



Премьера «Золушки» прошла триумфально. Без хрустальных башмачков, но в удобных балетных туфлях, сшитых добрым Феем — сапожных дел мастером Дядей Яшей, — Вера вмиг стала любимицей зрителей, балетоманов и суровых критиков, которые высоко оценили ее исполнительское искусство и предсказали ей звездное будущее.

Однако средь ясного неба неожиданно грянул гром. В предпремьерной суете вездесущие кураторы из органов не углядели, что в закулисье Главного театра зародился неприятный для них любовный треугольник: на сердце и руку юной балерины объявились сразу два претендента: иностранный премьер, готовый увезти девушку в сказочный Париж, и талантливый отечественный хореограф.

Проблему решили с деликатностью гильотины — радикально: француза под прокофьевский бой часов прямо из банкетного зала отправили на родину, а юную балерину сначала сделали «невыездной», так что труппа Главного театра без нее представляла «Золушку» в Европах и Азиях, а потом и вовсе выслали из столицы в город Молотов (ныне, как и в довоенные годы, — Пермь). А что до молодого талантливого хореографа Звёздочкина, то он отправился вслед за любимой в ее ссылку…

Судя по приветливо светящимся на заднике сцены окнам Пермского театра оперы и балета, жизненный и творческий союз наших героев сложился удачно. И только воспоминания о прошлом пробуждают в памяти персонажей из столичной «Золушки» и ее закулисья. Их шествие замыкает старый мастер Дядя Яша, который подобно сказочному Фею подарил Вере в день ее премьеры победные пуанты. Он манит героев в темноту, а сам на авансцене гасит свечу, погружая сцену и зрительный зал в состояние светлой грусти, наполненное прозрачной музыкой Прокофьева, которую так тонко чувствует и передает оркестр «MUSIKAETERNA» под управлением маэстро Теодора Курентзиса.

В «Золушке» Мирошниченко много танцев. Хореография спектакля изобретательна и разнообразна. В ней есть pas de deux, adagio, гавот, вальсы, павана, паспье, мазурка, галоп, прописанные в музыкальной партитуре Прокофьева, а также собственные пластические находки хореографа, усиленные труднейшими поддержками из арсенала драмбалета…

Символическая образность пластического языка Мирошниченко создает контраст обыденной и поэтической «хореографической речи», антитезу высокого и подлого, трагического и смешного, эмоциональную напряженность в ощущении горя и радости героев, в борьбе добра и зла…

Инна Билаш вновь продемонстрировала лирико-драматические грани своего таланта, умение проникать в музыкально-хореографическую драматургию образа. Ее героини (Вера и Золушка) добры, обаятельны и беспредельно искренны в проявлении чувств.

Под стать ей и Никита Четвериков (Франсуа Ренар и Принц). Изящный, как старинный мадригал, и темпераментный, как истинный француз, виртуозный в танце и в драме, он наделил своих героев мужеством, искренностью чувств и благородством.

Запомнились также Артём Мишаков (Юрий Звёздочкин), Александр Таранов (Дядя Яша), Марат Фадеев (Педагог-репетитор)…

Балетная драма «Золушка» получилась необычной, не бесспорной, но интересной, а местами даже поэтичной.

--------------------------------------------------------------------
Фото: Антон Завьялов
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18953
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 07, 2018 8:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2018020702
Тема| Балет, Пермский балет, фестиваль "Золотая маска", Персоналии, Алексей Мирошниченко, Инна Билаш, Никита Четвериков, Теодор Курентзис
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| История Золушки в СССР
Пермский балет открыл танцевальную программу "Золотой Маски"

Где опубликовано| © Российская газета - Федеральный выпуск №7490 (27)
Дата публикации| 2018-02-07
Ссылка| https://rg.ru/2018/02/07/permskij-balet-otkryl-tancevalnuiu-programmu-zolotoj-maski.html
Аннотация| Гастроли, Золотая маска

Всякий раз при открытии балетной программы Нацфестиваля есть желание найти в ней тренд, скрытую логику или хотя бы "свойства сезона". И вот уже несколько лет обнаруживается, что самые интересные спектакли афиши родом из нестоличных театров Перми и Екатеринбурга. Иногда - из "вечно вторых" театров, например, столичного МАМТа. В 2018 году правило вновь сработало: перевес даже количественный, до конкурса дошли по два спектакля из Екатеринбурга и МАМТа. А вот гранды - Большой и Мариинский со всеми своими бюджетами - представлены однократно. Один спектакль выбран из Перми - и именно "Золушка", премьера прошлого сезона, открыла нынешнюю балетную афишу.


Сюжет новой "Золушки" сконструирован "театром в театре": действие разворачивается в реалиях советского балета 1957 года и приходит к современным дням. Фото: Антон Завьялов / goldenmask.ru

Событием он стал еще на премьере, поскольку "Золушка" росла любимицей сразу двух авторов, дирижера и хореографа. Теодор Курентзис нырнул в громадную партитуру Прокофьева с головой и увлек трепетный оркестр musicAeterna этой так называемой сказкой с волшебством струнных и жутковатым трагизмом духовых: все три часа действа мчатся легко, не давая опомниться. Хореограф Алексей Мирошниченко (бывший артист Мариинского, интересный автор "среднего" поколения российских хореографов и худрук Пермского балета, только что показавший в Кремлевском дворце своего нового "Щелкунчика") внимателен к истории не меньше. Сюжет новый, с любовно сконструированным "театром в театре": действие разворачивается в реалиях советского балета 1957 года и приходит в сегодняшний Пермский театр. Прекрасный принц здесь - звезда Гранд-опера (Никита Четвериков - номинант на лучшую мужскую роль), приехавший в Москву на фестиваль молодежи и студентов, милый и удручающе наивный - рядом с кое-что повидавшей отечественной Золушкой. Она - талантливая дебютантка Большого театра, затираемая немолодой народной артисткой (реинкарнация Мачехи), ее свитой и самой системой, очень не любящей новостей. Роман вспыхивает мгновенно и без просчета последствий, а уж они, последствия, не преминут появиться: Золушку уговаривают опомниться друзья, оговаривают враги и просто силой отдирают от принца работники КГБ, "сопровождающие" балетных артистов при контактах с иностранцами. Вместе с верным поклонником она выслана в Пермский театр и уже тут попадает под опеку Фея, пожилого мастера балетной обуви, выведшего ее в настоящие звезды провинциальной балетной сцены. Грустная сказка, но все-таки с хорошим концом - Золушка занималась любимым делом и, наверное, даже была счастлива с поехавшим с ней из Большого театра хореографом - верным пажом.

Поиск принца той самой девушки здесь превращен в бег советских артистов за дешевыми заграничными шмотками - лица напряженные, сумки громадные, темп бешеный

Ни разу Алексей Мирошниченко не перегибает и не ерничает, даже когда балетные артисты показывают в классе делегации министерства культуры "уровень мастерства", даже когда самая важная дородная тетка, как Никита Сергеевич, стучит туфлей по трибуне. Бег по авансцене, в традиционных постановках "Золушки" обычно иллюстрирующий поиски принцем (или его посланцами) той самой девушки, здесь превращен в бег советских артистов за дешевыми шмотками заграничного супермаркета - лица напряженные, сумки громадные, темп бешеный. Собственно танцевальные сцены, в том числе лирические дуэты главных героев, и подробные пантомимные мизансцены, объясняющие, кто кого ненавидит, сделаны очень дотошно. Именно они дали повод заподозрить Мирошниченко в реабилитации драмбалета - но не ложно высокопарного советского, а балета повествовательного, эдакого протяженного балетного "экшена".

На самом деле Пермский театр сделал для истории наверняка гораздо больше, чем планировал. Пока столица суетилась с выпуском или невыпуском роскошного диссидента "Нуреева", Пермь дала повод вспомнить о личности куда менее известной - Екатерине Гейденрейх, запечатленной Зинаидой Серебряковой балерины Мариинского театра, после доноса и лагеря оказавшейся в Перми и создавшей там Молотовское, ныне Пермское хореографическое училище. Тоже Золушки. Лучшего открытия Национального фестиваля не придумать.

Три балета на "Маске"

9 февраля - "Клетка. Забытая земля. Этюды", Большой театр, Новая сцена - три одноактовки мировой классики, прежде не шедшие в Москве, номинирована в конкурс только первая;

11 февраля - "Времена года", Мариинский театр, Санкт-Петербург - два показа премьеры Мариинского - много молодежи и зеленого цвета в декорациях;

16 марта - "Снежная королева", Театр оперы и балета, Екатеринбург - Большой театр, Новая сцена -- оригинальная постановка Славы Самодурова, равно интересная детям и умным взрослым, с интересными танцами и чудесной сценографией.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Апр 04, 2018 11:47 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 1 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика