Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-07
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 15, 2017 2:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073208
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Ольга Гришенкова
Автор| Лилия Вишневская. Фото автора, В. Дмитриева, из архива О. Гришенковой
Заголовок| В гостях у «Бумеранга» – солистка Новосибирского театра оперы и балета Ольга Гришенкова
Где опубликовано| © газета «Бумеранг» (Новосибирск)
Дата публикации| 2017-07-12
Ссылка| http://bumerang.nsk.ru/news/interview/Kogda_dusha_letit/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Она молода, талантлива, амбициозна. Каждое ее движение на сцене заставляет сердце заходиться в восторге. Но вне театра, когда нет сцены и софитов, вместо воздушных одеяний и тесных пуантов – джинсы и кроссовки... Знакомьтесь: звездочка большого новосибирского балета Ольга Гришенкова!



Оля Гришенкова в труппе театра с 2007 года. За это время исполнила партии в спектаклях «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Серенада» и многих других. Но эта хрупкая девушка не только блистательная балерина, но любящая мама и заботливая жена. «И как только всё успевает»? – хочется воскликнуть в изумлении. А ведь успевает! Танцевать, воспитывать дочь, путешествовать..

«Я благодарна маме, что не забрала меня из училища»

Ольга рассказала, как складывается ее обычный рабочий день, призналась, что любит поспать и полакомиться пирожными в театральном буфете. А силы восстановить помогает русская банька.

– Родилась я в Якутске. Семья у меня обычная, не театральная: папа – дальнобойщик, мама – офисный работник. И в балет я пришла случайно. Я не занималась ни гимнастикой, ни танцами. Училась в совершенно обычной школе. И вот однажды к нам в школу пришли педагоги их хореографического училища. У них был недобор и они искали талантливых ребятишек. Меня попросили сесть на шпагат, и я без труда это сделала. А поскольку в Якутске со своей славянской внешностью я была существом почти экзотическим, меня взяли без дальнейших испытаний. Первые две недели приходила домой заплаканная. Однажды мама не выдержала и предложила всё бросить и не мучиться. Но что-то удержало меня от побега (смеется). Еще долго ноги, спина болели невыносимо. Еще долго своих педагогов я ненавидела. Мы до сих пор общаемся, созваниваемся, они следят за моим творчеством, поздравляют с премьерами. Я им безумно благодарна – за то, что я стала балериной. И маме, что не забрала меня из училища.

– Ваша работа – колоссальный труд. Скажите, что помогает вам справляться с трудностями и преодолевать себя?



– У нас действительно очень непростая работа: она требует физической и эмоциональной выносливости, крепкого здоровья и нервов. И, конечно, бывают моменты, когда безумно устал и хочется всё бросить. Мы же не роботы! Бывает, после спектакля ты только и можешь воскликнуть: «Унесите меня со сцены, накормите и спать уложите». И вот в такие моменты мне очень помогает мой муж Максим. Он понимает меня как никто другой! Может словами приглушить мои комплексы, придать уверенности в себе и своих силах. Очень много значит поддержка близких людей и зрителей – она буквально заряжает новыми эмоциями и желанием работать.

– Как же вы восстанавливаетесь и откуда черпаете силы?

– Откуда силы? Сложный вопрос! Наверное, у каждого из нас есть какой-то особенный внутренний стержень. Ведь если бы его не было, то и нас бы в театре не было! А восстанавливается каждый по-разному. Я, например, принимаю ванну с килограммом морской соли. Может, это самовнушение, но я верю, что это помогает. И ведь вправду – помогает (смеется). Ну а когда совсем тяжко, мы с Максимом отправляемся в баню. Он меня веничком хорошенько пропарит – ноги легкие, голова светлая, мышцы в тонусе. Вот какая сила русской баньки!

– А как складывается ваш обычный рабочий день? Во сколько вы просыпаетесь, что позволяете себе на завтрак?

– Так как у нас есть маленькая дочка, сон у меня стоит на первом месте. Я постоянно недосыпаю, поэтому предпочитаю подольше поспать, пусть и в ущерб завтраку. Хотя многие могут сказать, что это неправильно, что завтрак – самый важный прием пищи, которым нельзя пренебрегать. Но ведь большинство людей не завтракает. У кого-то катастрофически не хватает времени, кто-то боится поправиться, кто-то просто не может проснуться и впихнуть в себя больше, чем чашка кофе. Я из последней категории (смеется). Просыпаюсь, выпиваю чашечку кофе, занимаюсь ребенком – умываю, одеваю, заплетаю ей косички. И мы едем на работу. В 10 утра у нас первый урок, который длится около часа. Потом забегаю в наш замечательный буфет, который мы все очень любим – здесь вкуснейшие заварные пирожные! И затем – репетиции по расписанию. Если они вечерние, я могу съездить домой, погулять с дочкой, заняться домашними делами – их всегда оказывается так много, что делать не переделать (смеется). Если предстоит спектакль, я приезжаю домой и устраиваю себе дневной сон – чтобы восстановить силы, настроиться. Приезжаю на спектакль к пяти часам, потому что за два часа до начала начинается обычное «колдовство»– прическа, грим, разогрев. Вот так проходит вся моя жизнь (смеется).



– Пирожными балуетесь? А как же диета? Принято считать, что балерины ограничивают себя во всем, что касается еды.

– Мы за спектакль теряем столько калорий, что никакое обжорство нам не грозит (смеется). Если честно, осознанно на диете я сидела всего раза два в жизни. Заключалась она в том, что я просто не ела после 6 вечера. А в основном, в еде и ее разнообразии я себя не ограничиваю. Иногда просто не успеваю либо забываю поесть. Но приходя домой после спектакля часов в десять, обязательно полноценно кушаю.

«Не думаю, что существует единая формула успеха, подходящая для всех. В нашей профессии главное – работать над собой, репетировать, стараясь сделать то или иное движение лучше, исправить ошибки, допущенные вчера. И не так важно, есть конкуренция или нет, если ты стараешься стать хотя бы чуточку лучше, значит, ты делаешь успехи и идешь вперед...».

Солистка НОВАТа Ольга Гришенкова


«Для меня семья всегда будет на первом месте»

Ольга призналась, что у нее самая прекрасная работа, о которой можно лишь мечтать. Она заменяет и экстремальный спорт, и хобби. Хотя горные лыжи – он них отказаться совершенно невозможно!

– Самое экстремальное, что у меня было – это езда на горных лыжах. Я, может, и хотела бы, например, прыгнуть с парашютом, но всё это травмоопасно, а травмы в нашей работе ни к чему. А вообще, я люблю активный отдых на природе с рыбалкой и палатками. Тренажерный зал не посещала ни разу, и особого желания, если честно, нет. Мне вполне хватает балетного зала. Иногда дома качаю пресс.

– Удается выкроить время для дорогих людей? Ведь работа , наверное, занимает большую часть времени...



– Очень сложно совмещать семью и сцену. Я даже в декрете толком не посидела: танцевала до четвертого месяца беременности, а вышла на работу через пять месяцев после родов. Конечно, хотелось бы больше времени проводить в кругу семьи. Поэтому, едва появляется свободная минутка, мы безмерно счастливы! Выходные проводим с дочкой, стараемся много гулять. И в отпуск – вместе. А вообще, расставляя приоритеты, для меня семья всегда будет на первом месте.

– Вы бы хотели, чтобы ваша дочь пошла по вашим стопам?

– Мы с Максом понемногу начинаем задумываться на эту тему. С одной стороны, хотелось бы. Ведь насколько наша профессия сложна, настолько интересна – она дает много возможностей. Макс однозначно только «за» – мечтает, чтобы дочка поступила в хореографическое училище, вышла на сцену нашего театра. Я же считаю – важно ее желание. Если у ребенка есть хоть какое-то стремление учиться танцевать, то его способности можно развить. Но если это ему не интересно, тогда и смысла нет мучить дитя. В то же время мы рассматриваем и альтернативу балету – гимнастику, например. Но уже сейчас она заявляет: «Мама, папа, пойдемте в театр, хочу на сцену!». Иногда гуляем в театральном скверике, она берет меня за руку и тянет к служебному входу (смеется). А зимой водила ее на балет «Чиполлино» – у Макса как раз была премьера Сеньора Помидора. Думали, зрелище нашу красавицу захватит. А вот и нет! Ей было интересно ровно пять минут, затем она начала подходить к людям – знакомиться, потом и вовсе улеглась на пол. Пришлось уводить из зала. Она еще маленькая, но очень активная – не может долго усидеть на одном месте.

«Настоящее счастье – это когда ты приходишь после тяжелого спектакля домой, уставший, но довольный, падаешь в объятия любимого мужа и целуешь уже спящую дочку. Семья – это настоящее счастье. Счастье знать, что тебя любят и ждут, видеть, как растет твой ребенок, любить и быть любимой...».

Солистка НОВАТа Ольга Гришенкова


– Цветы, овации, аплодисменты – всё это составляющие вашей популярности. Как вы ее ощущаете в обычной жизни? Здорово, когда тебя узнают, просят автограф?

– У меня такое было пока что один раз. Гуляла с дочкой в сквере у театра. Мы подошли к женщине, которая тоже гуляла с ребенком, наши девочки стали играть вместе. И в один момент я заметила, что дама как-то странно на меня смотрит, словно хочет что-то спросить. Потом наконец решилась: «Вы же Оля Гришенкова?».– «Да», – отвечаю. Она улыбнулась: «Я ходила на премьеру «Жизель», вы нам так понравились, так замечательно танцевали!»... Было очень приятно...

Вообще, Макс постоянно говорит, какое это неописуемое удовольствие, когда ты получаешь от зрителя отдачу. Когда выходишь на поклон, и весь зал стоя тебе аплодирует. В начале моей карьеры я этого не ощущала – спектакль для меня был просто работой. Естественно, я волновалась, но волшебного эмоционального контакта со зрителем не было. Наверное, это приходит со временем. И вот буквально недавно, выходя на поклон, я четко осознала, что Максим имеет в виду. Ты получаешь сумасшедшие эмоции от зрительного зала, и в этот момент у тебя действительно душа летит.


Ольга Гришенкова. Начинала учиться в Якутском хореографическом училище, затем переехала в Новосибирск. Окончила Новосибирское государственное хореографическое училище в 2007 году и в том же году поступила в труппу Новосибирского театра оперы и балета. Несколько лет танцевала на сцене Екатеринбургского театра оперы и балета, затем снова вернулась в Новосибирск.

В ее репертуаре партии Одетты – Одиллии («Лебединое озеро»), Жизели («Жизель, или Вилисы»), Фригии («Спартак»), Повелительницы дриад и Уличной танцовщицы («Дон Кихот»), Гамзатти («Баядерка»), Зобеиды («Шехеразада»), Гюльнары («Корсар»), Маши («Щелкунчик»), Магнолии и Графини Вишенки («Чиполлино»), Дианы Мирей («Пламя Парижа»), Принцессы Авроры («Спящая красавица») и многие другие. А также сольные партии в балетах «Шопениана, «Пульчинелла». Гран па из балета «Пахита» (хор. М. Петипа). С труппой театра гастролировала в Китае, Южной Корее.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 18, 2017 8:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073209
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Киллиан, Лифарь
Автор| Мария Тарасова
Заголовок| ТРЁХЧАСТНАЯ СЮИТА
Где опубликовано| © The Wall magazine
Дата публикации| 2017-07-12
Ссылка| http://thewallmagazine.ru/suite/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Июль – месяц, в котором театры завершают свой театральный сезон и начинают постепенно восстанавливать силы к следующему театральному году. Однако многие театры предпочитают «уходить» красиво и ставят на первые числа летнего месяца различные премьеры. Так поступили и два основных балетных театра Москвы – Большой театр и Московский академический Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко.



Большой объявил о премьере фундаментального балета, посвященного легендарному «невозвращенцу» советского балета – Рудольфу Нурееву, МАМТ планировал показать зрителю первую самостоятельную работу нового балетного руководителя театра Лорана Илера – три одноактных балета Сержа Лифаря, Иржи Килиана и Уильяма Форсайта. Первая премьера, которая должна была состояться 11 июля, была отменена с большим скандалом и множеством версий о причинах отмены. За день до этого на брифинге руководство Большого театра озвучило официальную версию: неготовность спектакля к показу из-за недостаточного количества репетиций и усталости труппы после масштабного зимнего фестиваля Юрия Григоровича и блистательных гастролей в Японии в июне, хотя сами артисты опровергают это и говорят, что спектакль был полностью отрепетирован и готов к показу публике. На фоне этого скандала театр им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко выглядит «тихой гаванью», куда могут прийти все желающие увидеть что-то новое с полной уверенностью в высоком уровне подготовленности долгожданных премьер.

«МАМТ стал «первооткрывателем» для российского зрителя хореографии Сержа Лифаря, чуть раньше впервые включил в свой репертуар балеты Иржи Килиана и Уильяма Форсайта»

Открывала вечер «Сюита в белом» Сержа Лифаря – хрупкое и нежное произведение хореографа, поставленное в самый разгар военных событий для французской труппы, исполнение которой прошло в Цюрихе в 1943 г. Именно эта часть вечера вызывала больше всего опасений, ведь для исполнения балетов Лифаря необходимо обладать уникальной музыкальностью и неповторимой чистотой танца. Для подготовки этого одноактника Лоран Илер пригласил Клод Бесси – выдающуюся французскую балерину, на протяжении 34 лет возглавлявшую Школу балета при Парижской национальной опере. Клод Бесси была выбрана не случайно, ведь она была любимицей Лифаря и неоднократно исполняла его балеты, в том числе «Сюиту в белом», и сейчас помогает переносить балеты мастера в танцевальные компании всего мира. В результате многочасовые репетиции помогли артистам Музыкального театра перенять французскую манеру исполнения и по-настоящему комфортно чувствовать себя уже в первые премьерные показы.

«Сюита» стала своеобразным ответом театра недавней премьере балета «Этюды» хореографии Харальда Ландера в Большом. То же единство классических па и музыкального сопровождения, красота белоснежных костюмов вперемежку с черными вкраплениями невольно заставляют восхищаться и восторгаться красотой балетного искусства. Сходства объясняются и тем, что при создании «Этюдов» Ландер опирался на хореографический материал «Сюиты». Конечно, по технической составляющей «Этюды» более сложные, однако в балете Лифаря смогли показать свои сильные стороны не только три главных солиста (как в «Этюдах»), но практически вся балетная труппа театра Станиславского. Анастасия Лименько блистала в Серенаде (каждый номер «Сюиты в белом» носит определенное название, предоставляя зрителю возможность домысливать и придумывать различные сюжеты), Оксана Кардаш в партии Сигареты была настолько пластична и очаровательна, что невольно вспоминались фильмы середины прошлого века, в которых облака сигаретного дыма только придавали особый шарм и привлекательность героине. Из мужчин особого внимания заслуживает Георги Смилевски, величественно и горделиво исполнивший Мазурку, перенеся весь зрительный зал в прекрасную эпоху торжественных балов.

Следующий балет – «Маленькая смерть» Иржи Килиана на музыку Моцарта уже шёл несколько лет назад на сцене театра и вроде бы никаких открытий не предвещал. Но и здесь новый балетный руководитель смог вдохнуть новые силы и довести до блеска мастерство 12 танцовщиков. Мужчины теперь справлялись со шпагами настолько синхронно, что никогда бы не пришло в голову, что еще пару лет назад с ними постоянно случались мелкие казусы, женщины стали более раскрепощенными и лучше чувствовали хореографию, созданную в 1991 г. для Нидерландского театра танца.

Завершал вечер балет Уильяма Форсайта «Вторая деталь», кардинально отличающийся как по музыкальной составляющей, так и по рисунку танца. Музыка Тома Виллемса больше подходит для занятий акробатикой, чем для высокого искусства, но помогает интерпретировать каждый звук и обратить внимание на каждую деталь. Хореография Форсайта сложна для исполнения, так как требует постоянного движения с короткими по времени паузами, не позволяющими артисту расслабиться ни на секунду. В этой постановке все артисты как бы получились обезличенными: одинаковые серые костюмы на сером фоне, синхронные движения и танец в глубине сцены с небольшими сольными вставками, однако это помогло не выделять конкретных танцовщиков, а следить за общей концепцией балета и заряжаться энергетикой, которую передавали все исполнители без исключения.

Так МАМТ за один вечер смог раскрыть многогранную историю балета XX века, включив в свой репертуар произведения хореографов, которых с полной уверенностью можно назвать классиками современного танца, а также с парижским шиком донести до зрителя величественную красоту «Сюиты в белом», философию «Маленькой смерти» и картинность «Второй детали».

-----------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 04, 2017 10:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073210
Тема| Балет, РАМТ, фестиваль «Летние балетные сезоны», Воронежский театр оперы и балета, Персоналии, Владимир Васильев, Юлия Непомнящая
Автор| Cветлана Гусева
Заголовок| Жертва света,
или Балет о нелегкой жизни гламурной барышни

Где опубликовано| © «Учительская газета», №30
Дата публикации| 2017-07-25
Ссылка| http://www.ug.ru/archive/70921
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Балет «Анюта» в постановке Владимира Васильева на музыку Валерия Гаврилина известен в нашей стране прежде всего благодаря телефильму Александра Белинского с Екатериной Максимовой в заглавной роли. Прекрасная музыка, замечательное либретто, в основе которого рассказ Антона Павловича Чехова «Анна на шее», и выигрышные танцевальные партии стали залогом счастливой сценической жизни спектакля. Но, несмотря на все составляющие успеха, в России он ставится не так уж часто. Гости традиционного московского фестиваля «Летние балетные сезоны», проходящего сейчас на сцене РАМТа, из Воронежского театра оперы и балета восполнили этот пробел, подарив столичным зрителям чудесную постановку из собственного репертуара.

Как выяснилось, выдающийся танцовщик и хореограф Владимир Васильев лично поработал с воронежскими артистами. История бедной девушки Анюты, пожертвовавшей молодостью и первым сердечным влечением ради спасения отца и братьев от нищеты и вышедшей замуж за чиновника Модеста Алексеевича, рассказана, по словам постановщика, посредством уходящих в прошлое форм балетного спектакля. Здесь есть и лирика, и романтика, и гротеск, и комедийность, и трагедия.

Великолепна работа художников по костюмам и сценическому оформлению - братьев Рафаила и Виктора Вольских. Постоянная перемена мест отмечается сменой декораций. Церковные своды, под которыми отпевают усопшую мать Анюты, городские пейзажи и особенно интерьеры - скромная и изящная комната в доме девушки, богатая гостиная и спальня Модеста Алексеевича, роскошная бальная зала, где в толпе высокородных дам и кавалеров блистает главная героиня, - выполнены с точнейшим чувством эпохи и стиля. Так же, как и костюмы героев. Художник не пытается повторить костюмы к прославленному телефильму, а смело и просто воплощает свое видение персонажей.

Надо признаться, что балет, привезенный воронежцами в Москву, не свободен от некоторых недостатков. К примеру, затянута стартовая картина отпевания - зрителю приходится слишком долго ждать собственно танца, а не драматического действа. Зато хороши общие мизансцены: гуляния на бульваре маленького городка, свадебное шествие, бал в дворянском собрании и финал на заснеженном катке. Молодые танцовщики прекрасно чувствуют атмосферу провинции и в движениях передают и смешные жесты сплетниц, и удалые выходки волокит.

Кстати, Анюту в спектакле вовсе не осуждают: забытые отец и мальчики служат укором не столько главной героине, сколько социальной среде, сделавшей девушку жертвой равнодушного света. Это свет хотел видеть ее ослепительной бессердечной красавицей, не заботящейся ни о нравственной чистоте, ни о своих близких.

В таком ключе трактует персонажа воронежская прима - лауреат международного конкурса классического и современного балета «Эллада» в Афинах Юлия Непомнящая. Для нее Анюта одна из самых любимых героинь. Ее поглотила и очаровала среда, о которой она не смела и мечтать, опьянило мужское внимание. Как здесь не закружиться голове? Вихрь наслаждений унесет прекрасную Анюту с катка, а на сцене, осыпаемые снегом, останутся неприкаянные отец и братья. Среда ли или собственное эго толкнули девушку в это суетное существование, а расплачиваться за минутное головокружение придется долго и, увы, не ей одной. Чем не актуальная тема для размышлений современным барышням, которым сегодня навязывают культ удовольствий?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 04, 2017 11:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073211
Тема| Балет, РАМТ, фестиваль «Летние балетные сезоны», Воронежский театр оперы и балета, Гастроли
Автор| Дарья Семёнова
Заголовок| Добро пожаловать на Летние сезоны!
Первыми Москву покорили воронежские звезды

Где опубликовано| © «Учительская газета»
Дата публикации| 2017-07-06
Ссылка| http://www.ug.ru/guest/431
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Фестиваль «Летние балетные сезоны» проходит в Москве уже в семнадцатый раз. Сцена РАМТа принимает гостей – интересную яркую труппу из Воронежа, московские коллективы «Театр балета классической хореографии» под руководством Элика Меликова и «Русский классический балет» под руководством Оксаны Усачевой, а в августе приедут итальянцы – Compagnia Nazionale (руководитель Луиджи Мартеллетта).


Воронежцы представили свою версию на вечную тему

Первым гостем Летних балетных сезонов в Москве стал коллектив Воронежского государственного театра оперы и балета. В столицу труппа, впервые принимающая участие в традиционном фестивале, привезла 7 замечательных постановок: «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Золушка», «Ромео и Джульетта», «Каменный цветок», «Жизель» и «Анюта». По словам главного балетмейстера Театра Александра Литягина, выбор репертуара обусловлен и пожеланиями принимающей стороны, и техническими характеристиками площадки, на которой спектакли должны прозвучать в полную силу. Особенно это относится к красочным, точно передающим настроение эпохи декорациям главного художника, заслуженного деятеля искусств Валерия Георгиевича Кочиашвили.

Но чем же еще открывать балетный сезон, как не «Лебединым озером»? У зрителей спектакль обречен на аншлаг и восторженный прием. То же можно сказать в адрес таких редко встречающихся на московских площадках балетов, как «Каменный цветок» и «Анюта», поставленная под непосредственным руководством Владимира Викторовича Васильева, долгое время работавшего с воронежцами.

Программа у артистов необыкновенно насыщенная: 12 вечеров без отдыха плюс каждодневные прогоны. Но молодая труппа готова к нагрузкам, потому что привыкла работать, ставя перед собой самые высокие планки. Александр Литягин отмечает, что цель участия в фестивале – показать не самих себя, а достойно представить родной театр – один из лучших в России. Важно и обсуждение профессиональных проблем со специалистами, приходящими на выступления.

Сегодня Воронежский театр является настоящим оплотом культуры в Центральном Черноземье. Главный балетмейстер коллектива убежден, что его труппа способна предоставлять зрителю пяти крупных областей России качественный продукт – высокопрофессиональные спектакли. Для этого у Театра есть силы, мастерство, желание работать и то, что важнее всего в любой деятельности, – горящие азартом глаза и стремление к новым вершинам. «Мы не боимся ошибок», – отмечает Александр, в качестве «играющего тренера» выходящий на сцену со своими подопечными.

Заслуженный артист Воронежской области в свои тридцать с небольшим успел принять участие в международных конкурсах, поработать в коллективе одного из лучших балетмейстеров мира Бориса Эйфмана, станцевать ведущие партии на сцене музыкального театра Ростова-на-Дону и вновь вернуться в родной город – сначала в качестве танцовщика, а затем и в другой, еще более трудной должности. «Я заставляю людей работать, требуя от них качества Воронежского балета. Это должно звучать так же, как качество Большого театра», – говорит Александр. Неудивительно, что при такой самоотдаче балетная часть коллектива полюбилась зрителям не только Черноземья, но и за его пределами.

Избалованная возможностями Москва присматривается к Воронежскому театру. Но через 15-20 минут после начала спектакля попадает под обаяние молодых красивых артистов, слаженно и с наслаждением танцующих сложнейшие партии. Балеты сопровождаются овациями и это, как с гордостью отмечает Литягин, не искусственно организованные аплодисменты, а искренняя благодарность публики коллективу, открываемому столице впервые благодаря Летним балетным сезонам.

Разноплановый репертуар призван продемонстрировать профессионалам возможности труппы, когда в один вечер солист исполняет главную партию, а на следующий день становится в кордебалет – поддержать партнеров. Артисты умеют перестраиваться, танцуя сегодня романтическую возвышенную «Жизель», завтра – мистический балет «Лебединое озеро», а послезавтра – задорную ироничную «Анюту». Балетмейстер признается, что сам с большим интересом наблюдает за работой своих исполнителей.

Ведущие постановщики нашей страны радуются возможности поработать с воронежцами. Так, спектакль «Ромео и Джульетта» консультировал Михаил Леонидович Лавровский, легендарный балетмейстер и один из лучших исполнителей заглавной партии. Для постановки «Руслана и Людмилы» в Театр приезжал Андрей Петров – руководитель Кремлевского балета.

Сегодня о профессии артиста балета напоминают телевизионные конкурсы и фильмы. Александр Литягин отмечает важность этих проектов для популяризации этого прекрасного и непростого вида искусства. В первую очередь, среди зрителей, впервые соприкасающихся с удивительным миром танца.

Молодой балетмейстер из Воронежского театра надеется участием в престижном московском фестивале привлечь внимание к одной из самых сложных профессий в искусстве. Балет – это огромные нагрузки и изнурительный труд: поступить в лучшие хореографические училища страны может один из десяти. Но если звезды зажигают – значит, это кому-нибудь нужно: Александр Литягин и его молодая, жадная до работы труппа верит в свой театр и правильность выбранного пути. Он может быть сложен и долог, но обязательно приведет к успеху.

Фото из архива Воронежского театра оперы и балета
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 16, 2017 12:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073212
Тема| Балет, театр «Астана Опера», Персоналии, Мадина Басбаева
Автор| Беседовал - Арыстан Алангожин
Заголовок| Мадина Басбаева: Если ты не видишь своих ошибок, тебе пора на пенсию
Где опубликовано| © портал El.kz
Дата публикации| 2017-07-17
Ссылка| http://el.kz/ru/news/kul_tura/madina_basbaeva__esli_ti_ne_vidish__svoih_oshibok__tebe_pora_na_pensiu
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ведущая солистка столичного театра «Астана Опера» продолжает прогрессировать из года в год. Постановка известнейшего балета «Манон» в Астане стала признанием казахстанского балета в мировом сообществе, а Мадина Басбаева удостоилась в ней главной роли.

В эксклюзивном интервью El.kz известная балерина рассказала об очень непростом процессе подготовки к мировой премьере, а также о том, чем приходится жертвовать артистам ради балета.

- Мадина, для начала расскажите о процессе подготовки к спектаклю «Манон» под началом строгих иностранных постановщиков.

- Как вам известно, далеко не в каждом театре возможно осуществить эту постановку. Для этого необходимо получить разрешение Фонда К. Макмиллана, у которого есть ряд требований к мастерству артистов балета, сумеет ли балетная труппа освоить хореографический стиль К. Макмиллана, театр также должен быть технически оснащен и т.д. Театру «Астана Опера» посчастливилось получить такую возможность – поставить балетную жемчужину современной хореографии. Чтобы лучше понять ее уровень в мире балета, можно провести аналогию с пятизвездочным отелем. В пробах на главную роль принимали участие 6 пар. Мы усердно репетировали, заучивали хореографические тексты, и по прошествии некоторого времени остались лишь 2 пары.

К нам приехали ассистенты великого балетмейстера К. Макмиллана, которые ставят его постановки по всему миру. Карл Барнетт и Патрисия Руанн, полагаясь на свой выбор, определили тех, кто должен сыграть главную роль. Думаю, исполнять балет «Манон» - это мечта любой балерины. Впервые этот спектакль я увидела лет пять назад, с тех пор у меня и появилась мечта станцевать именно его. И она сбылась. За это я также очень признательна Алтынай Асылмуратовой, которая сама танцевала заглавную партию в труппе лондонского Королевского театра. К. Макмиллан и его супруга Д. Макмиллан очень высоко ценили тот образ Манон, который создала А. Асылмуратова на их сцене. Думаю, во многом благодаря нашему художественному руководителю мы сегодня имеем в репертуаре такой прекрасный спектакль, как «Манон».

- Оцените эту постановку по десятибалльной шкале. Как вы считаете, в балете «Манон» вам удалось передать зрителям именно то, что вы хотели?

- Десять из десяти баллов. У артистов балета всегда бывают свои минусы и плюсы. Этот балет очень сложен как в эмоциональном, так и в техническом плане, особенно для мужчин-артистов балета. Кроме того, это была премьера. Поэтому, каждый из нас старался видеть свои недочеты и работать над их устранением. Если ты не видишь своих ошибок – значит, тебе пора на пенсию. Считаю, что у меня много ошибок, и это является стимулом к дальнейшему самосовершенствованию.



В балете «Манон» у меня многое, что не получилось. Постановщики подходили ко мне и говорили: «Ты это сделала неправильно, но это ничего. С каждым разом это будет получаться все лучше и лучше, все это приходит со временем». И я рада, что мне есть, над чем работать. Но, в целом даже таким тонким ценителям высокого искусства, как супруга сэра Макмиллана, наша постановка понравилась. Дебора Макмиллан осталась довольна и постановкой, и труппой. Продолжая тему, хочу отметить, что артистам балета ни одно движение не достается просто так, без усилий. Над каждым из них приходится много работать, репетировать. К примеру, над одним движением можно проработать час, а может и больше, пока оно не удастся.

- Любопытно узнать мнение г-жи Макмиллан об уровне казахстанского балетного искусства в целом.

- Она осталась очень высокого мнения о нашем балете. Как и зрители, которые были поражены увиденным спектаклем, он им очень понравился. Мне кажется, еще и за счет того, что этот балет очень жизненный. Как нам объяснили постановщики спектакля «Манон», в Великобритании очень щепетильно относятся именно к передаче эмоций. Только если удалось заставить зрителя поверить в то, что происходит на сцене, можно завоевать зрителя. «Вы должны все делать, как в жизни. Вы не должны делать это наработано, все должно выглядеть естественным», - говорили они. Поэтому, перед нами стояла довольно непростая задача передать каждую эмоцию ненавязчиво зрителю, не жертвуя при этом, техническим мастерством.



- Стала ли роль Манон самой сложной в вашей карьере на данный момент?

- Для меня она стала очень сложной именно в эмоциональном плане. Конечно, я играла эмоциональные роли в «Ромео и Джульетте», «Баядерке», в «Дон Кихоте», «Сильфиде» и в «Жизели», но «Манон» внутренне эмоционально сильно «съедает», «выжимает» все эмоции. В том же «Спартаке» я исполняла очень трагические моменты, приходилось участвовать в сценах смерти… Но «Манон» именно в эмоциональном плане для меня на порядок сложнее.

- Расскажите о вашем становлении, как артистки балета. Как проходили ваши детство и юность?

- Я – коренная алматинка, училась в школе-лицее №81 и параллельно получала музыкальное образование - игра на домбре в школе им. Курмангазы. Спустя несколько лет, прошла конкурсный отбор в хореографическое училище им. А. Селезнева теперь уже в далеком 1995 году, где я обучалась балетному мастерству 8 лет. Тогда я поняла, что хочу стать представительницей именно этой профессии.

А после того, как я окончила училище, в 2003 году меня пригласили работать в Астану в театр им. К. Байсеитовой. Начинала с кордебалета, пройдя все ступени творческого роста, стала ведущей солисткой театра. Также я активно участвовала в международных конкурсах. Особенно мне запомнился 2007 год, когда я получила Гран-при в казахстанском конкурсе и заняла второе место на престижном международном конкурсе в Италии.

10 лет назад произошло самое важное событие в моей жизни – я вышла замуж. На свет появилась моя дочь, которой уже 9 лет. Поэтому могу смело сказать, что достигла желаемого как в профессиональной карьере, так и в личной жизни.

- Вы сказали, что осознали свое желание стать балериной. Сколько вам тогда было лет? И что именно повлияло на ваш выбор?

- Я почувствовала любовь к балетному искусству, когда мне было 13 лет. Признаюсь, что в 10 лет, а именно столько мне исполнилось в момент поступления в училище, я еще не понимала, что такое балет. Большой интерес проснулся, когда мы ездили выступать в Бельгию, Германию, Нидерланды, Францию, представляя родное училище на различных хореографических конкурсах.

Как известно, балет дает большие перспективы артисту. Благодаря гастролям, можно путешествовать, увидеть весь мир. Это тоже сыграло какую-то роль в выборе профессии. Моя юность пришлась на сложные для страны, кризисные 97-98-е годы. Мне помогли мои родители, отправив на учебу за границу. Это стало для меня довольно существенным толчком, помогло мне в 13-летнем возрасте ощутить вкус к профессии и почувствовать свое призвание.

- На данный момент вы достигли определенных вершин: являетесь ведущей солисткой крупнейшего театра страны и одной из самых востребованных казахстанских балерин. Нам было бы интересно услышать о вашем тернистом пути к успеху и конкуренции на этом пути.

- Безусловно, конкуренция, как таковая, присутствует во всех театрах. Для любого артиста конкуренция – это стимул к дальнейшему росту. Подчеркну, что все балерины в нашем театре очень разные, у каждой есть своя «фишка». Я благодарна нашему художественному руководителю балетной труппы «Астана Опера» Алтынай Абдуахимовне Асылмуратовой за то, что она уделяет свое внимание и время каждому артисту балета без исключений.

Алтынай Абдуахимовна – прекрасный психолог и умеет найти индивидуальный подход к каждому из нас. Благодаря этому, в балетной труппе нашего театра присутствует именно здоровая конкуренция, располагающая к дальнейшему профессиональному и личностному росту, и в нашем коллективе всегда царит теплая, дружеская атмосфера. Всем нам дается одинаковая возможность танцевать, раскрывать себя на сцене в различных партиях.

- Тем не менее, кто-то воспринимает конкуренцию как стимул для дальнейшего развития, а на кого-то это действует угнетающим образом с точки зрения психологии…

- В нашей труппе не бывает такого, чтобы один артист танцевал, а его коллеги бездействовали. Конечно, у каждого из нас свои данные. Артисты могут задуматься о том, почему у кого-то что-то получается легче или быстрее. У нас не бывает таких ситуаций, когда возникает нездоровая конкуренция. К примеру, ведущие солистки – Айгерим Бекетаева, Гаухар Усина и я – балерины абсолютно разной фактуры, в каждой из нас своя «изюминка». Не бывает двух абсолютно одинаковых балерин, у каждой свои индивидуальные особенности: фактура, внутреннее состояние, то есть то, как она чувствует балет, и отсюда возникает свой путь личностного роста.

- Что в профессии балерины для вас является самым сложным? И насколько сильно внутреннее состояние балерины влияет на ее выступления?

- Здесь необходимо отметить, что балет – сама по себе очень сложная профессия, которая включает в себя мощную нагрузку как в физическом, так и в эмоциональных планах. Ведь наша задача заключается в том, чтобы донести до зрителя необходимые эмоции, чтобы он почувствовал на себе то, что происходит на сцене. Ведь истинные любители балета приходят в театр именно за этим. И мы от души стараемся это сделать максимально качественно. Когда я прихожу домой, у меня нет сил даже разговаривать, мне хочется просто лежать и отдыхать. Могу вас заверить, что физическая нагрузка на артистов балета очень высокая.

- Свою физическую форму в надлежащем состоянии вы поддерживаете ежедневно?

- Конечно! Мы занимаемся очень серьезно. Бывает так, что иногда попросту не удается даже позавтракать, пообедать и поужинать – в частности, так было при подготовке к премьере спектакля «Манон». Мы заходили в зал в 9 часов утра и выходили из него в 10 часов вечера, как говорится, «не снимая пуант». Тем не менее, в этом заключается моя работа, моя профессия, которую я очень люблю. Без нее я не могу представить свою жизнь.

- Как восстанавливаетесь в эмоциональном плане? В моем представлении, особенно после ваших слов, артист балета схож со стаканом воды, которые выплескивает эмоциональное содержимое на зрителей до дна, и уходит полностью опустошенным. Верно ли оно?

- По моему убеждению, лучше всего восстанавливает организм домашняя атмосфера. После спектакля, как правило, нам дают выходной. Если был сложный спектакль – предоставляется два выходных дня. Мы восстанавливаемся порой просто за счет сна и еды. По крайней мере, мне это подходит. И затраченные на выступление эмоции также восстанавливаются вместе со сном.

- Следуя направлению нашего разговора, не могу не спросить: вы суеверный человек? Многие люди творческих профессий подвержены этому. Не боитесь ли вы играть трагические роли?

- Боязни нет абсолютно, потому что это моя роль, я в нее полностью вживаюсь, и даже не задумывалась об этом. Очень люблю балет, поэтому мне некогда задумываться о таких вещах, как суеверие. Один мой знакомый шокировал меня своим заявлением: «Знаешь, Мадина, а ведь ты уже была замужем…». В ответ на мое несказанное удивление, и даже недоумение, он добавил: «За балетом». Поэтому, моя профессия – это для меня все, моя жизнь, моя любовь.

- Театр – это место постоянных импровизаций. Расскажите об интересных или курьезных случаях на сцене. Были ли такие в вашей карьере?

- Я помню, когда мы исполняли в Алматы балет «Ромео и Джульетта», впервые за 10 лет у меня оторвалась тесемка на пуантах. Причем, по закону подлости это произошло очень не вовремя – во время сцены, где главные герои должны встретиться возле балкона. Из-за порванной тесемки мне пришлось убежать за кулисы, скажу откровенно – я очень сильно расстроилась, потому что раньше со мной такого никогда не случалось. Случалось и падать на сцене, от этого не застрахованы даже легендарные балерины, звезды. В балете такое неизбежно случается. У нас даже есть такая поговорка: ниже пола не упадешь…

- Давайте, теперь, поговорим немного об уровне казахстанского балетного искусства в целом. Поделитесь своим мнением по этому вопросу. Возрос ли он за последние годы вследствие участившихся приездов крупных иностранных специалистов в Казахстан?

- Я уверена, что уровень нашей труппы вырос, чему мы рады. Конечно, не только за счет приезда иностранных специалистов, хотя обмен опытом тоже очень важен. Здесь необходимо отметить огромный вклад руководства страны, Министерства культуры и спорта РК, которое уделяет большое внимание развитию культуры и искусства.
На своем собственном примере скажу, что наших артистов ценят за рубежом. Когда мы ездили во Францию на гастроли, я работала со специалистами, которые дали высокую оценку моему мастерству. Это касается большинства наших коллег – Бахтияр Адамжан, Айгерим Бекетаева и многие другие.

У нас молодая труппа, артистам по 16-17 лет, самым взрослым же из нас не исполнилось еще и 35 лет. Поэтому, нас ждут большие перспективы. И я считаю, что если к нам приезжают такие постановщики, как Луиджи Бонино, Карл Барнетт, Патрисия Руанн, Борис Эйфман, Юрий Григорович и в нашем театре ставятся такие постановки, как «Собор Парижской Богоматери», «Манон», «Роден», «Спартак», то это является показателем высочайшего уровня казахской школы балета.

- В продолжении темы об иностранных специалистах – отличается ли работа с ними от репетиций с отечественными постановщиками? И чем?

- Начну с того, что мы репетируем с Алтынай Асылмуратовой, у которой есть богатый опыт работы не только в России, она успела поработать за границей, была прима-балериной в Королевском театре Ковент-Гарден. Поэтому, вернувшись на Родину в Казахстан, она передает свой богатейший опыт, что называется «из ног в ноги». И работа с иностранными постановщиками проходит гораздо легче, понятнее. Приезжая, они требуют от нас того же, что и А. Асылмуратова, дают полезные советы.

Думаю, что в нашем случае кардинальных отличий репетиций под началом отечественных и зарубежных постановщиков нет. Конечно, есть небольшие ментальные отличия, в частности, иностранные специалисты требуют от нас больше свободы и раскованности в наших действиях, особенно, в таком балете, как «Манон». Они хотят, чтобы мы были более естественными, и мы набираемся от них бесценного опыта именно в артистическом направлении.

Я очень рада, что для нас приглашают ведущих зарубежных педагогов и постановщиков, и у нас есть прекрасная возможность всесторонне развивать свое мастерство, оттачивая как техническую сторону, так и артистизм. Для любой балерины это является очень ценным багажом, и мы стараемся впитать от них все, что они говорят и дают нам. С труппой работают педагоги Мариинского театра – Заслуженный артист России Константин Заклинский и Елена Шерстнева.

- Предлагаю немного отклониться от темы балета и поговорить об артистах другого плана. У вас очень яркая внешность и высокий уровень артистизма, не приглашали ли вас сниматься в кино?

- В кино пока еще не приглашали ни разу. Зато, мне как-то раз сказали, что моя внешность не похожа на внешность казашки. Один из режиссеров заявил мне: «Если бы я пригласил тебя на какую-нибудь роль, ты бы не смогла сыграть казашку. Потому что ты не похожа на нее». По его мнению, у меня более европейский тип лица.

- Но, наверняка, вы смотрите кино. Поэтому, затрагивая тему отечественного кинематографа, хотелось бы услышать ваше мнение по поводу последних фильмов, которых вышло на экраны немалое количество. В частности, о фильме «Дорога к матери». Смотрели его?

- Конечно, смотрела! И мне он очень понравился. Более того, я сидела и плакала, потому что я – очень эмоциональный и чувствительный человек. Также я смотрела фильм о Президенте нашей страны – Нурсултане Назарбаеве – «Так сложились звезды». Я присутствовала на самой премьере этого фильма, поэтому я посмотрела его еще тогда, когда он не вышел еще в кинотеатрах. Считаю, что наши современные режиссеры и актеры – большие молодцы, потому что умеют снимать такие картины.

- Кто из актеров является вашим кумиром? Неважно, зарубежные это или отечественные работники кино.

- В этой сфере у меня нет конкретного кумира, меня сложно причислить к киноманам. Из наших актеров мне нравится Адил Ахметов, сыгравший в картине «Дорога к матери» главную роль. Мне нравится, и то, как он играет в фильмах, и его человеческая натура. Если говорить о зарубежных актерах, мне нравится как играет Дженнифер Лопес, я обожаю фильмы с ее участием. Восхищаюсь игрой Ричарда Гира. Тот же фильм «Красотка» - хоть он и старый, но великолепно поставлен, а актеры в нем играют просто замечательно.

- У известного актера театра и кино Асылболата Исмагулова есть замечательное хобби – он пишет картины, передавая через них свои эмоции. Есть ли хобби у вас? Что позволяет вам отвлечься от работы и морально расслабиться?

- Честно говоря, как такового хобби у меня нет. В свободное время стараюсь выспаться, сон, как я уже говорила, помогает мне восстанавливаться. Еще я очень люблю гулять с семьей в парке, или еще где-нибудь в городе. Я гораздо комфортнее чувствую себя дома, там я отдыхаю от всего.

- Многие ценители театрального искусства уверены, что оно несравнимо по уровню и качеству игры с кинематографом. Согласны ли вы с этим мнением?

- Мы все – люди искусства, и я не могу делить артистов подобным образом. В актерской профессии присутствуют свои сложности, в нашей – другие. Наша творческая деятельность сильно разнится, а потому, сравнивать их будет делом неблагодарным. Быть может, так говорят, потому что мы играем вживую, и как в кино не переснимешь эпизод, у нас существует вероятность ошибки, все зависит только от тебя на сцене. А на экраны кинотеатров и телевизоров выходит уже готовая картина, хотя, знаю, что для этого актеры кино работают в поте лица. Но об этом мне сложно говорить, поскольку я сама никогда не снималась в фильмах. Наша профессия, на самом деле, тоже очень сложная.

- Говоря о живой игре, бывали ли в вашей практике такие моменты, когда на репетициях все шло идеально, а вот на самом выступлении что-то пошло не так? Ведь психологический фактор играет большую роль в этом деле.

- Конечно, такое случается. Потому что во время спектакля, а уж тем более – премьеры, волнение бывает очень сильным. Если не сумеешь справиться с волнением, есть большая вероятность, что ты можешь забыть какое-то движение, или сделать его не так, как надо.

- Несомненно, опыт борьбы с волнением перед выходом на большую сцену, у вас богатый. Расскажите, как вы боретесь этим?

- Полностью перебороть волнение невозможно. Да это и не нужно, если направить переживания в нужное русло, они станут даже неким стимулом. Волнуются перед выходом все артисты, это естественно. Если перед выступлением человек не волнуется, то он, наверное, уже не артист. Просто перед выходом на сцену нужно помолиться и сказать себе, что все будет хорошо. И все.

- Спасибо за беседу! И удачи вам.

Фотографии: Astana Opera, 2017. Photographer: Karla Nur
=====================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 24, 2017 2:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073213
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Диана Вишнёва
Автор| Беседовал Александр Кобенко, фото: Данил Головкин, Алекс Гуляев, Марк Олич, Нина Аловерт
Заголовок| Диана Вишнёва: «Я не почивала на лаврах»
Где опубликовано| © Портал «Автомобили.ру»
Дата публикации| 2017-07-14
Ссылка| https://automobili.ru/live/persons/culture/diana-vishneva-the-lovely-diana/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«Одной ногой касаясь пола, Другою медленно кружит, И вдруг прыжок, и вдруг летит, Летит, как пух от уст Эола; То стан совьет, то разовьет И быстрой ножкой ножку бьет». Думаете, это только про Истомину? И про Вишнёву тоже!



Лауреат Государственной премии России, приза лучшей танцовщице Европы, шести премий «Золотая маска», приза «Божественная», «Benois de la danse», «Балерина десятилетия» и многих других наград

Народный артист РФ, прима-балерина Мариинского театра, principal dancer Американского театра балета, создатель и идейный вдохновитель фестиваля CONTEXT. Окончила Академию русского балета им. А.Я. Вагановой

Еще будучи студенткой стала стажером Мариинского театра (1995 г.), а через год дебютировала в Большом театре России, где продолжает выступать в качестве приглашенной балерины

Репертуар Дианы совмещает классическое наследие с работами самых значительных хореографов современности от Джона Ноймайера, Каролин Карлсон, Охада Наарина и др.

Три сольные программы современной хореографии: «Красота в движении», «Диалоги», «Грани»

В 2010 году по ее инициативе был учрежден Фонд содействия развитию балетного искусства




Александр Кобенко: До того как сесть на задний диван Genesis, вы ведь сами управляли своими автомобилями?

Диана Вишнёва:
Да, я была достаточно лихим автомобилистом и не могла поверить, что cмогу от этого отказаться , – просто сидеть сзади и чтобы меня еще кто-то и возил.

А.К.: Со скольких лет за рулем?

Д.В.:
Когда права можно получить? В восемнадцать? Значит, с восемнадцати. Всему меня научил папа. Я сразу стала довольно проворно водить, как будто машина всегда была частью моего пространства, моего характера.

Начинала с «Восьмерки», переделанной в спортивном стиле – трехспицевый руль, обвес, сиденья другие и мощность увеличенная. Потом купила «РАФ-4». Помню ее яркий красный цвет – словно у божьей коровки.

А.К.: Я думаю, у вас все машины должны быть в вишневых тонах.

Д.В.: Нет, почему же. После «РАФ-4» я приобрела черный «Лексус RX 300». А вот «Порш Кайен турбо» был, действительно, вишневого цвета.

А.К.:
Справлялись с ним?

Д.В.: Это одна из моих любимых машин. Я всегда любила внедорожники. В них обзор шире, можно сидеть повыше, удобнее следить за дорогой. Вдобавок чувствуешь, что ты управляешь огромной мощью, слышишь рычание мотора, повороты проходишь быстро – невероятный адреналин. Никогда не хотела маленькую спортивную машину. И будучи водителем, и теперь, в роли пассажира, люблю, когда в машине большое пространство, можно удобно устроиться. Особенно это ценно для нас, балетных артистов. После репетиций и спектаклей нам важно давать отдых ногам.

Но вот пришло время, когда я ощутила прелесть того, что можно сидеть на заднем сиденье и успевать делать множество вещей: отвечать на звонки, проверять интервью, обсуждать насущные вопросы по текущему репертуару или моим проектам. Мне не нужно думать о парковке, прогревать машину, беспокоиться о заправке. Для меня время стало ценнее удовольствия быть за рулем. Поэтому сейчас я очень комфортно себя чувствую на заднем сиденье Genesis G90 Long. Обожаю эту машину. Это просто невероятное чувство, словно находишься в бизнес-классе самолета. Я давно себя так хорошо не ощущала в машине. Как я уже говорила, ноги – мой инструмент, и когда они отдыхают в машине, это счастье.

А.К.: Но есть и другие комфортные автомобили, вы не пробовали?

Д.В.:
Мне сложно сравнивать, ведь я больше не за рулем. Могу говорить как пассажир. Не знаю, почему, но не очень люблю «Мерседесы» и «БМВ». Не мои это марки, и все. «Лонг» же меня просто восхищает и поражает, получаю огромное удовольствие от поездки.

А.К.: Любите восточный колорит?

Д.В.:
Да, наверное, это связано с моей татарской кровью. У меня мама чистая татарка, а папа русский.

А.К.: А фамилия, извините, у вас настоящая?

Д.В.:
У меня часто спрашивают, думая, что псевдоним. Очень звучная фамилия. Но, действительно, настоящая!

А.К.: Я знаю, что заниматься балетом вы начали в десять лет. Не было ли поздно?

Д.В.:
Профессиональная школа – с десяти лет. В Академию Вагановой я поступила в одиннадцать, меня взяли лишь с третьего раза. А начала заниматься очень рано, с шести, во Дворце пионеров имени Жданова в кружке хореографии.

А.К.: В шесть лет вы уже хотели стать балериной?

Д.В.:
Нет. Но я была очень дисциплинированным и послушным ребенком. Если родители говорили, слушалась. Папа приучал меня к спорту – велосипед, лыжи, постоянно ездила на соревнования. А мама очень хотела быть балериной. Думаю, во мне хотела реализовать свою мечту, поэтому двигала меня в этом направлении. Я не очень интересовалась танцем. Балет не был мечтой и желанием, но была сразу поставлена цель. Тем более когда меня в первый раз не взяли в Академию Вагановой, появился серьезный импульс к действиям. Я поняла, что хочу здесь быть, настолько меня заворожил внутренний мир Академии, поистине другой Вселенной.



А.К.: Хотели доказать?

Д.В.:
Нет, не доказать. Тогда я еще никому ничего не доказывала. Хотела приложить усилие к тому, чтобы поступить – добиться своего. Меня поразило, что, оказывается, в то время был такой большой конкурс – 90 человек на место. Для меня стало открытием, что Академия – престижная школа, куда приезжают со всего Советского Союза, и куда очень трудно поступить. Все это меня достаточно заинтриговало, и я поняла, что эту ступень нужно преодолеть.

Получился хороший урок в начале становления. Когда изначально что-то нужно преодолевать, то распределяешь время совершенно по-другому. Каждый день я ставила себе определенные цели. Даже если их не ставили передо мной педагоги или родители.

А.К.: Как я понимаю, учеба в училище это с утра до вечера пахота.

Д.В.:
Да. Но это осознаешь, когда спустя 8 лет выпускаешься, смотришь по сторонам и думаешь: «Оказывается, некоторые живут по-иному». Такой ритм был нормой. Я понимала, что учусь в одной из лучших балетных школ мира и если не буду работать, то мое место займет кто-то из этих девяноста претендентов. И так думал каждый, кто учился в Академии.

Конечно, учеба в Академии Вагановой не означала, что ты уже поймал золотую рыбку и точно станешь прима-балериной. Никогда не знаешь, как пойдут твои успехи, сможешь ли все осилить. Это как в спорте: все время на грани. Когда я стала лучшей ученицей, появилась уже совсем другая степень ответственности. Я должна была быть лидером класса, вести всех за собой.

Я понимала, что не могу подвести моего педагога. Каждый раз справляясь с одной задачей, мне уже ставили другую. Поэтому я никогда не ощущала ни своего статуса, ни званий. Ведь за ними всегда стояли труд и преодоление себя.

А.К.: Вы были заводилой?

Д.В.:
Я была очень ответственной. Если мне сказали, что это нужно делать, я буду стремиться к тому, чтобы сделать даже лучше, чем от меня ожидают.

А.К.: То есть не хулиганка?

Д.В.:
Нет. Я была очень сильным и эмоциональным человеком с детства. Бывало такое, что на половине уроков от усталости засыпаешь. Но я включала все свои ресурсы, концентрацию, внимание и никому рядом с собой не давала спуску. Могла так посмотреть на лентяя, что любой понимал: мы здесь работаем, а не филоним. При всем том, что, конечно, очень хотелось и поиграть, и просто подурачиться. Откуда во мне такие качества? Не знаю. Ведь меня этому никто не учил.

А.К.: Но все же видели, что у других детей совсем другое детство?

Д.В.:
Не видела. Я была совершенно погружена в мир балета, театра и школы. Другое меня не интересовало, я ушла из того, прежнего мира, в десять лет. Тот мир закрылся, и я чувствовала, что новый – это подарок судьбы, я должна максимум из него понять, узнать, впитать. Раньше и не знала, что такое существует, ведь я не была знакома с театральными семьями. Мы жили в новостройках, мои родители работали от звонка до звонка. Они были молодыми специалистами, приехавшими в Ленинград. У нас не было возможности часто ходить в театры. Все детство я провела, в основном, в музеях. Росла очень самостоятельной. Родители это одобряли, хотя и переживали, когда я в шесть лет одна отправлялась в школу в центр города, пересаживаясь из автобуса в трамвай и метро.

А.К.: В шесть лет?

Д.В.:
Бабушек в Ленинграде не было, никто не мог мне помочь. Я сама принимала решения, вырабатывала аналитическое мышление и логику. Родители, естественно, волновались, но, как сейчас понимаю, они видели, что мне можно доверять.

А.К.: А когда вы осознали, что, вот, «я, Диана Вишнёва, я – балерина и буду ею теперь всегда»?

Д.В.:
Наверное, когда уже сложилась карьера, появилось мировое имя. Школьные годы – это одна история, а карьера начинается в театре. Ведь можно прекрасно окончить школу, а потом что-то случится: не сложатся отношения с руководством, появятся проблемы в личной жизни, какие-то травмы – все, что угодно. И никогда нет никакого спокойствия, очень жестокая профессия. Ты все время должен и себе, и другим доказывать. Будь ты уже примой-балериной, все равно в каждом спектакле, в каждом выходе на сцену ты должен доказывать, что стоишь своих наград и доверия великого театра, который ты представляешь. Поэтому просто к своему имени, карьере, наградам я отношусь как к возможности еще больше сделать, реализовать, расширить познания, образованность в танце.

Я никогда не почивала на лаврах – вот что хочу сказать. Считала, что это просто результат того, что иду правильным путем. Мне всегда задавали такую серьезную планку, что порой я сомневалась, смогу ли ее преодолеть. Но когда достигала целей, поднималась еще выше. Это значит, что у тебя нет определенного потолка, ты можешь идти дальше. Это очень сложно, но я не жалуюсь. Это моя судьба и моя жизнь.

А.К.: А какой у вас типовой режим дня?

Д.В.:
Смотря в какой я стране и с какой труппой работаю в данный момент. Системы и загруженность в каждом театре отличаются. В России репетиции спектакля идут неделю или даже две, а если это новая работа, то и месяц. В Америке, например, напротив, все очень сжато. Потому что за каждый час аренды зала, за каждый день там платятся большие деньги. Поэтому за 8 часов работы они такую нагрузку дают, что думаешь: «Как же это можно выдержать, как же завтра встанешь?!» Но и к этому тоже привыкаешь. Такой ритм очень травмоопасен, на достижение результата тратишь много здоровья, но зато в сжатые сроки максимально выкладываешься, открывается уже не второе, а третье, четвертое… пятое дыхание! Поэтому достигаешь невероятных результатов. Уже что-то вне тебя тобой движет. Такой опыт достаточно серьезный, не каждый его выдерживает. Зависит, конечно, насколько ты подготовлен с детства к таким перегрузкам физически и психологически.

А.К.: А как питается балерина сейчас? Стейки ест?

Д.В.:
Да, конечно. Возможно, мне бы и хотелось стать вегетарианкой, но попросту не хватит сил на все. Может быть, с возрастом. Понимаете, все поэтапно. Но я считаю, что если ты хочешь хорошо поработать, то после этого должен хорошо поесть. Мой организм уже сам выстраивает меню. Например, когда я на отдыхе, мне не хочется мяса, потому что я не затрачиваю столько энергии, у меня нет физических нагрузок. Поэтому я очень прислушиваюсь к себе, у меня в целом очень хорошо развита интуиция. Самое главное, чтобы пища была свежей и качественно приготовленной. Если это домашняя еда, то еще лучше. Но вообще больше всего люблю зелень, салаты, овощи и фрукты. Мясо и рыба – это такая определенная необходимость.

А.К.: Ваш коллега, который сейчас возглавляет Вагановское училище, в котором вы учились, говорит: «Ах, я даже не знаю, как яичницу приготовить».

Д.В.:
Я знаю, как яичницу приготовить. Дело не в этом. Еду нельзя готовить на бегу, важно делать это с любовью, для чего необходимо время. У меня его нет. Я всегда отшучиваюсь рассказом, как Баланчин говорил, что балерина должна быть подальше от кухни. Но так я нашла себе оправдание. Знаю, что надо любить готовить, потому что через еду передается информация тому кто ест, от того кто готовил.

А.К.: Вы ощущаете, что вы живете в каком-то своем отдельном мире?

Д.В.:
Да, конечно, я живу в каком-то своем мире. В реальность редко возвращаюсь.

А.К.: Вам там уютно?

Д.В.:
Я выросла там. Знаю какие-то определенные законы, правила жизни моего мира и справляюсь с этим. Мне так не то, что уютно, а кажется, что там лучше жить, чем в реальности. Естественно, я возвращаюсь сюда, стараюсь что-то сделать для этой реальной жизни: хоть немного улучшить ее, помочь людям увидеть эмоции, дать вдохновение, которое несет наша профессия, показать красоту. Особенно если мы говорим о современном балете. Поэтому я стараюсь в реальную жизнь переложить все, что меня волнует и что я пережила.

А.К.: А политикой интересуетесь? Вы в курсе событий, которые происходят?

Д.В.:
Конечно. Я же человек разумный. Нет, я не мотылек, не бабочка, не стрекоза.

А.К.: Вы не ощущаете, что балетная жизнь очень трудная?

Д.В.:
Ощущаю, конечно. С каждым годом все больше.

А.К.: Собираетесь долго танцевать?

Д.В.:
Такой вопрос себе даже не ставлю. Насколько позволит здоровье, тело, проекты, которые тебе будут интересны. Не люблю загадывать наперед.

А.К.: Плисецкая танцевала до семидесяти с небольшим. Когда ей было шестьдесят с лишним, у Григоровича спросили: «А можно ли танцевать в шестьдесят?», на что он ответил: «Танцевать можно, смотреть нельзя». Но при этом она танцевала, все люди смотрели и восхищались.

Д.В.:
Смотря что танцевать. Понимаете, балерина же не только эфемерная танцовщица. С годами, с этапами в жизни и карьере она растет как личность. Поэтому по-настоящему большой артист, личность, как мне кажется, не позволит себе выйти на сцену и выглядеть неэстетично в роли.

Майя Михайловна танцевала постановки Бежара, он создавал для нее истории на мотивы древнегреческого эпоса. Плисецкая была уже в совершенно другом облике. Она не выходила в пачке в эти года. Поэтому ошибочно думать, что балерина видит себя только в роли Одетты. Марго Фонтейн тоже очень долго танцевала. Когда ее спрашивали: «Зачем?» – она говорила: «Ну меня же приглашают. Пока меня будут приглашать, пока я буду востребована для зрителя, я буду танцевать». И многие балерины поколения Плисецкой всегда давали молодым совет, что ты должна танцевать, пока ты можешь. Марта Грэм, которая долго танцевала, говорила, что танцовщицы умирают дважды: когда они заканчивают танцевать и когда приходит человеческий возраст. Поэтому это очень сложно.

Каждая клеточка тела привыкла танцевать, выходить на сцену. Жизнь просто кардинально переворачивается, когда перестаешь танцевать. Это достаточно непростой психологический момент. Многие даже обращаются к специалистам, чтобы найти себя в новой жизни.

Конечно, есть в балетной жизни определенная жестокость. На протяжении всего пути каждый год равноценен пяти годам обычной жизни, все очень интенсивно, сжато, так как профессия ограничена во времени. Тебе дается всего двадцать лет для реализации. А сопутствующие обстоятельства, и вообще мир театра, по-своему нелегки.

А.К.: Я не балетоман, но временами интересуюсь этой темой. Недавно зашел на современную постановку в «Опера» в Париже – еле досидел. И не я один – некоторые демонстративно покидали зал. А когда смотрю, например, Бежаровские постановки, – глаз не оторвать. Объясните, что это такое?

Д.В.:
Это все от вашего образования, сознания, от вашей насмотренности и восприимчивости. Это очень индивидуально. То, что вам показалось ерундой, другого человека, наоборот, очень тронет, а Бежара он воспримет как уже ушедшую и архаичную историю. А кто-то безумно восхищается классикой и считает, что только она и может существовать на этом свете, а современный танец надо исключить и вычеркнуть из жизни.

Это так же, как в любом искусстве, зависит от того, насколько вы подготовлены, насколько гибки и готовы открыться новому.

А.К.: Тогда какие вам балетмейстеры нравятся?

Д.В.:
Вопрос поставлен неправильно. Если бы я была на вашем месте, то есть зрителем, то могла бы с вами рассуждать, какой хореограф мне нравится. Но ведь я профессиональная балерина. Сейчас мне нравятся одни хореографы, но десять лет назад обращала большее внимание на других. А еще десять лет назад нравилась только классика, и я была погружена в ту же «Жизель», в то, как мне построить эту роль, найти свою Жизель.

В целом не мыслю такой категорией «сейчас мне это нравится больше». Каждый хореограф приходил именно тогда, когда я была готова к его постановкам. Без классики не было бы в моем репертуаре ни Марты Грэм, ни Охада Наарина, ни Матса Эка. Что интересно, после современной хореографии в классику возвращаешься обновленной – начинаешь чувствовать то, чего раньше не замечал.

Сейчас я больше погружена в современную хореографию, потому что мне интересно изучать себя, совершенствоваться и как личность, и как артист. Познавать свое тело и его возможности, узнавать, какие стилистические языки я еще могу освоить. Это как полиглот, который знает много иностранных языков. Если он говорит на языке, значит, знает культуру этого народа. Так же и здесь. Если ты не будешь говорить на языке другого хореографа, ничего не поймешь. А когда ты вступаешь на его территорию, в его мир, тебе совершенно по-иному открывается и твое сознание, и твой мир. Ты меняешься, не можешь не измениться. Естественно, это до такой степени цепляет и трогает, что хочется все больше и больше развиваться, погружаться в себя, идти к следующему мастеру. Я иду таким, пускай и непростым, путем, потому что мне интересно познавать новое.

Такое погружение привело меня к созданию собственного фестиваля современной хореографии CONTEXT, который проходит в Москве и Петербурге. Мне захотелось, чтобы и российский зритель познавал новое, а молодые российские постановщики могли учиться у зарубежных мэтров.

А.К.: Как вы считаете, все предопределено или нет?

Д.В.:
Предопределено, но не все. Всегда есть выбор. Тебе даются шансы. Как ими воспользуешься и что сделаешь, зависит только от тебя.

===============================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 01, 2018 2:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073214
Тема| Балет, БТ, Персоналии, СВЕТЛАНА ЗАХАРОВА
Автор| Лина Террас
Заголовок| СВЕТЛАНА ЗАХАРОВА: «Мой мир в танце»
Где опубликовано| © PREMIERE magazine (Кипр), стр. 26-30
Дата публикации| 2017 июнь-июль
Ссылка| https://issuu.com/premieremagazine/docs/__________________________10/26
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Светлана Захарова — лауреат государственной премии РФ, премий «Золотая маска», «Золотой софит», многих других наград. В 2008 году она была удостоена звания «Народный артист РФ», а знаменитый миланский театр «Ла Скала» присвоил ей почетный статус первой приглашенной балерины театра — «этуаль». Она возглавляет благотворительный фонд своего имени и является художественным руководителем фестиваля детского танца «Светлана». С недавних пор имя Светланы Захаровой носит гигантский 58-каратный якутский алмаз. Известно, что она целиком отдаётся любимому делу и изнашивает по три пары пуантов за один трехактный балет, часто танцует в Большом, где она и Кармен, и Золушка. Ещё Светлана одна из самых обсуждаемых балерин конца ХХ века и начала ХXI: ее стиль, оригинальная манера исполнения, стремительное повышение в труппе волнует профессионалов и любителей. При этом мнения критиков разделились. Именно о ней легендарный модельер Ив СенЛоран когда-то сказал: «Такой балерины не было, нет и не будет» !



Своим прошлым выступлением на острове Вы произвели неизгладимое впечатление на кипрскую аудиторию. Этим летом Вы планируете вновь посетить Кипр. Чем хотите поразить публику на этот раз?

Год назад, в мае 2016 года, в Италии состоялась премьера моего сольного проекта под названием «Amore». Это три одноактных балета, которые совершенно не похожи друг на друга. Страстная и драматичная «Франческа да Римини», философский балет «Пока не прошел дождь» и «Штрихи через хвосты» — балет с юмором. Все три балета соединяет одно чувство — любовь. Поэтому мы и назвали проект «Любовь».

(«Amore» по-итальянски — любовь). В спектаклях принимают участие артисты Большого театра. На протяжении года мы с огромной любовью и самоотдачей работали над спектаклями. И результат получился потрясающий. За год существования «Аморе» мы показали его с полными аншлагами во многих странах Европы, дважды показали с потрясающим успехом в Большом театре, у нас огромное количество приглашений от импресарио разных стран. И на данный момент график гастролей с «Аморе» расписан на два года вперёд. А 3-4 августа его можно будет увидеть в Лимассоле.

Балет — это великое искусство и колоссальный труд, ежедневная работа над собой. Как Вы мотивируете себя, что помогает поддерживать себя в форме?

Для меня балет сегодня — не только прекрасное искусство танца, а моя работа, моя профессия. Когда я слышу: «Вы занимаетесь балетом», мне странно это слышать. Это не хобби, не время пребывания в балетной студии, это большой труд, тяжёлая работа. То, что вы видите на сцене, это итог огромного количества часов в зале, отрабатывания техники, поиска нужных эмоций, пластики. Конечно, я очень устаю, и порой мне действительно нужна мотивация, чтобы каждый день заставлять себя встать и идти трудиться. Гастроли, спектакли, любимые зрители — это для меня и есть мотивация. Со мной работает огромное количество людей, которых я не имею права подвести, меня ждут мои поклонники, которых я должна все время удивлять и вдохновлять. Но есть моменты, когда я бываю очень усталой, и тогда я говорю себе стоп. Надо сделать паузу, немного отдохнуть и потом можно снова и снова продолжать творить.

Театр — это сказка, как Вы однажды выразились, кем Вы ощущаете себя в ней?

Наверное, Золушкой.

Ваш график очень насыщен. Создаётся впечатление, что Вы постоянно заняты. Как Вы проводите свой отпуск?

Я отдыхаю как все — ничего не делаю, люблю пассивный отдых. За сезон уходит много сил, поэтому свой отпуск я провожу в СПА-центрах. Массаж, водные процедуры, прогулки на свежем воздухе, тишина и покой. Очень люблю горы. Зимой стараюсь найти время, чтобы с семьёй отправится на горнолыжный курорт. На лыжах я не катаюсь, но сама атмосфера и чистейший воздух, это мне очень все нравится. Летом, конечно, бываю и на море. Очень люблю приезжать на свою виллу здесь, на Кипре, недалеко от Пафоса, наверху в горах, в тихой деревне, с видом на море. Идеальное место для отдыха. Теплое море, свежие продукты, потрясающие таверны с местной кухней и гостеприимные киприоты, все это придает острову особенный колорит и желание остаться здесь подольше.

Удаётся ли Вам путешествовать как обычный турист, слушать экскурсии, бродить по улочкам и магазинам?

Когда я была в декретном отпуске, мы с моим мужем (известный скрипач Вадим Репин — прим. ред.) побывали во многих местах действительно как ту­ристы. И я увидела те же самые города, в которых бывала много раз, совершенно другими глазами. Поэтому на гастролях, когда вижу туристов, немного завидую им. Это совершенно другое состояние, ты познаешь другой мир, другую культуру и особенности разных народов. Я люблю путешествовать по странам Европы, по Японии.

Как изменились ваши взгляды на жизнь после рождения дочери?

Жизнь и ценности очень поменялись с рождением нашей Анечки. Многое, что могло раньше приводить в смятение, раздражение я перестала замечать. Если раньше мне хотелось, чтобы все вер­телось вокруг меня, то сейчас я понимаю, для чего и кого я живу. Это совсем другой мир — жить не для себя.

Ваша дочь уже подросла. Занимается ли она балетом? Вам бы хотелось, чтобы она пошла по Вашим стопам?

Она пока не танцует. В профессиональную балетную школу ей ещё рано. А вот для гимнастики самое время. На тренировки ходит с удовольствием. Ещё она ходит в художественную школу, там учится рисовать и здорово лепит. В следующем учебном году мы готовимся пойти в первый класс. Пока прогнозы трудно дать, будет ли она балериной. В любом случае, я бы хотела, чтобы Аня пошла по моим стопам.

Сейчас у вас прекрасная семья, блистательная карьера. Могли бы Вы подтвердить, что все Ваши мечты реализовались?

Многое действительно у меня уже получилось, даже то, о чем я и не мечтала. Но я не хочу думать, что всего уже достигла. Наоборот, мне кажется, что интересное ещё впереди. Хочется ещё многому научиться, многое испытать. Делать новые проекты и продолжать жить в том же ритме.

Верите ли в судьбу?

Я верю в то, что при рождении каждому человеку Бог даёт способности и талант. А дальше каждый человек просто обязан развивать и преумножать то, чем Господь наградил. И тогда судьба будет удачной.

Считаете ли себя удачливым человеком?

Надеюсь, что это так.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 04, 2018 7:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073215
Тема| Балет, XXI Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа), Персоналии, Леонора Куватова
Автор| Докучаева Алла
Заголовок| Приметы танцевального праздника. О фестивале им. Р. Нуреева
Где опубликовано| © журнал «Бельские просторы» № 7 (224) (Уфа)
Дата публикации| 2017 июль
Ссылка| http://www.bp01.ru/public.php?public=6074&sphrase_id=2518
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

О завершившемся в июне XXI Международном фестивале балетного искусства имени Рудольфа Нуреева: беседа народной артистки Башкортостана и России, лауреата государственной премии им. Салавата Юлаева Леоноры Куватовой и писателя Аллы Докучаевой



А.Д.: – Леонора Сафыевна, интересно поговорить о XXI Нуреевском фестивале именно с вами, как с художественным руководителем балетной труппы, хотя прекрасно понимаю, что в подготовке и проведении принимал активнейшее участие весь коллектив театра оперы и балета и все его руководители. Но вы были, что называется, в гуще событий всех этих традиционных праздников танца, посвященных нашему выдающемуся земляку Рудольфу Нурееву, поэтому как никто другой можете отметить особенности нынешнего.

Л.К.: – Важно, что фестиваль проходил под знаком 90-летия другого знаменитого деятеля балета – Юрия Григоровича, лично знавшего Нуреева и поставившего в нашем театре восемь балетов. Среди них есть и те, в которых танцевал знаменитый Рудольф. «Лебединое озеро» и «Корсар», в частности, были показаны во время фестиваля с участием приглашенных солистов из Москвы и Санкт-Петербурга.

Главным событием, безусловно, стало открытие фестиваля неувядаемым балетом Льва Степанова и Загира Исмагилова «Журавлиная песнь». Спектакль был показан как премьера – в новой сценографии на грант Главы Республики Башкортостан. Прошло так много лет со дня первой постановки в далеком 1944 году, а балет не просто живой, он стал классикой национальной хореографии и вместил в свою историю такие великие имена, что охватывает чувство гордости за башкирское искусство.

Зайтуна Насретдинова и Халяф Сафиуллин в главных партиях; автор либретто Файзи Гаскаров; наконец, Рудольф Нуреев, который семилетним зрителем увидел легендарную Зайтуну в партии Зайтунгуль и, как сам говорил впоследствии, «из своего одинокого мира перенесся прямо на небеса», влюбившись в балет и сделав его своей мечтой и реальностью. Сегодняшняя версия «Журавлиной песни» воспринята публикой на ура, а сценография художника Рифхата Арсланова по красоте, насыщенности и попаданию в неповторимый стиль «Журавлиной песни» превзошла все ожидания. Балет всегда был в репертуаре нашего театра и останется жемчужиной башкирской хореографии, как «Лебединое озеро» в российской балетной классике.

А.Д.: – В этом году было немало приезжих участников.

Л.К.: – География фестиваля соответствовала его международному статусу: приехали танцовщики из Большого, из театра «Кремлевский балет», из известных питерских трупп, из Краснодарского театра балета Юрия Григоровича, а также из Сан-Франциско, из Парижа, из Словении. В основном молодые исполнители разной степени известности, но все – пробующие себя в конкурсах и фестивалях, что можно только приветствовать. Мы тоже стараемся наших солистов посылать на значимые балетные форумы, чтобы себя показать и на других посмотреть.

А.Д.: – Кстати, на заключительном концерте отлично выглядели наши танцовщики в номерах современной хореографии, особенно Сергей Бикбулатов в миниатюре «Небеса» хореографа Ирины Филипповой.

Л.К.: – Спасибо нашему генеральному директору Ильмару Альмухаметову, который как режиссер посчитал, что номера в такой хореографии помогут разнообразить гала-концерт. В самом деле, не только Сергей, но и остальные молодые исполнители с удовольствием работали – Алиса Алексеева и Тагир Тагиров в миниатюре «Куклы» хореографа Нины Мадан; Карина Салимова, Амина Халикова, Ильнур Зубаиров и Динар Шакиров в «Цветах любви» хореографа Вячеслава Пегарева.

А.Д.: – Гала-концерт вел известный искусствовед, лауреат премий Правительства России и имени Сергея Дягилева Сергей Коробков. Может быть, я не права, но мне показалось, что его комментарий был рассчитан на публику, не столь искушенную, как уфимская, которая воспитывается немало лет и на традиционных Нуреевских фестивалях, и на классических балетах, поставленных такими выдающимися мастерами, как Юрий Григорович, Владимир Васильев, а также незабвенным Шамилем Терегуловым, двадцать лет руководившим балетной труппой и выпестовавшим самых известных здешних солистов.

Л.К.: – Пожалуй, тут я с вами соглашусь, хотя вообще участие Сергея Коробкова статусно и желательно иметь это в виду в дальнейшем.

А.Д.: – Своими отступлениями я невольно прервала ваш рассказ об особенностях нынешнего фестиваля.

Л.К.: Воплотилась в жизнь еще одна идея нашего генерального директора – приглашение на фестиваль спектаклей из соседних театров оперы и балета, что способствовало как творческому взаимообмену, так и возможности для зрителей расширить свой «балетный кругозор». «Эсмеральда» Челябинского государственного академического театра оперы и балета им. М.И. Глинки позволила познакомиться с балетом Ц. Пуни, которого нет в репертуаре нашей труппы. А спектакль екатеринбуржцев «Ромео и Джульетта» ожидался с особым интересом, поскольку совсем недавно был награжден Российской национальной театральной премией «Золотая маска». Кроме того, в Екатеринбургском академическом театре оперы и балета танцуют выпускники Башкирского хореографического колледжа им. Рудольфа Нуреева, в том числе Игорь Булыцын, за партию Меркуцио удостоенный «Золотой маски».

А.Д.: – Отклики многих уфимских зрителей слышала восторженные, но были и скептики. А вы как отнеслись к версии Вячеслава Самодурова?

Л.К.: – Хотя я приверженец балетной классики, красота и гармония которой – на все времена, но этот спектакль, считаю, привлекает внимание. Хореограф имеет право на собственное видение, на эксперимент, и в этом плане Вячеслав Самодуров – один из наиболее известных сегодня постановщиков. Причем, работает в тесном общении с художниками. Мне понравились декорации Энтони Макилуэйна, выполненные в багрово-красных тонах и чуть наклоненные назад, что добавляет напряженности действию, напоминая о нестабильности жизненных обстоятельств. Выразительны костюмы Ирэны Белоусовой, они передают колорит средневековой Италии, опираясь на полотна мастеров эпохи Возрождения, – это ярко, экспрессивно и со вкусом, потому и воздействует на публику. А у вас какое сложилось впечатление о постановке?

А.Д.: – Она оставила яркое впечатление. При том, что полностью разделяю ваше отношение к балетной классике, которая никогда не покроется пылью прошедших веков, если танцевать не только с высоким техническим мастерством, но с артистизмом, передающим глубину и страстность чувств. Потому помним Джульетту Улановой, потому и постановка Шамиля Терегулова с Гульсиной Мавлюкасовой и Ильдаром Маняповым в заглавных партиях принята уфимской публикой как неравнодушное высказывание о неумирающей силе любви. Смею предположить, что хореография балета Самодурова, возможно, и не окажется востребованной через десятилетия, но сегодня она точно попала в нынешнее время с его агрессией, непредсказуемостью, излишней раскованностью молодежных тусовок. Например, картина в церкви, где по версии Шекспира происходит тайное венчание влюбленных, в балете представлена как место встречи, в котором можно укрыться от чужих глаз. Вряд ли это сделано случайно, скорее намек на участившиеся в последние годы среди молодежи так называемые гражданские браки без официальной регистрации или религиозных отправлений.

Л.К.: – Пафос большинства спектаклей «Ромео и Джульетты» в разных театрах, в том числе в прошлые годы, как правило, в том, что, несмотря на гибель влюбленных, любовь торжествует над миром вражды, и это воздействует как катарсис.

А.Д.: – Да, постановка в Екатеринбурге подчеркивает другое: как истинное чувство с его надеждами разбивается, по словам самого постановщика, «о ситуацию в обществе, о представления людей». «У нас в конце нет сцены примирения, – объясняет он свой замысел. – История нас никогда ничему не учит, и человечество бесконечно наступает на одни и те же грабли. Так что такой финал будет правдивее».

Мне показалось даже, что музыка Сергея Прокофьева с ее напряженным драматизмом и импульсивностью очень подошла для такой постановки, позволив исполнителям погрузить зрителей в атмосферу самого разного существования людей – любви и страсти, ненависти и мщения, временами полного безумия, а где-то веселья и юмора.

Л.К.: – Музыка действительно столь выразительна, что из нее можно черпать идеи до бесконечности. Как и у тех корифеев, чьи произведения звучали на протяжении фестиваля, будь то гениальный Чайковский в бессмертном «Лебедином озере» или более близкие к сегодняшнему времени Шостакович, Стравинский, Хачатурян, Артемьев, украсившие своими мелодиями номера гала-концерта.

А.Д.: – Леонора Сафыевна, вскоре после закрытия XXI фестиваля состоялся отчетно-выпускной концерт Башкирского хореографического колледжа имени Рудольфа Нуреева, мне довелось на нем присутствовать в Концертном зале «Башкортостан». Приятно поразило, что и народу набралось не меньше, чем на фестивальных аншлагах, да и концерт прошел великолепно. По-моему, включить такое действо в Нуреевский праздник было бы вполне уместно. Что думает на этот счет художественный руководитель колледжа?

Л.К.: – Не всегда выпускные экзамены совпадают по срокам с фестивалями. Но в какой-то мере этот концерт завтрашних артистов балета можно считать своеобразным продолжением большого танцевального форума. Наша задача, и это всегда подчеркивают и директор колледжа Олия Вильданова, и мои коллеги-педагоги, вырастить настоящих профессионалов, которые сразу включатся в репертуар театров; а станут ли они яркими солистами, зависит исключительно от их способностей и умения трудиться без устали. По крайней мере, десятки наших выпускников себя проявили с лучшей стороны. Москва, Санкт-Петербург, театры других городов России и зарубежья – всюду есть наши ребята, имена многих из них прославили нашу страну и наш колледж: Николай Годунов, Роман Рыкин, Андрей Меркурьев, Наталия Сологуб, Аркадий Зинов, Татьяна Краснова и еще, и еще. В нашем театре рядом с известными Гульсиной Мавлюкасовой, Ильдаром Маняповым, Гузелью Сулеймановой, Андреем Брынцевым, Рустамом Исхаковым, Валерией Исаевой, Ринатом Абушахмановым танцуют в ведущих и сольных партиях вчерашние наши ученики Софья Гаврюшина, Бэлла Оздоева, Сергей Бикбулатов… Надеюсь, что и выпускники этого года не подведут своих педагогов и родную республику.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 04, 2018 7:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017073216
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Гастроли, Персоналии, В. Самодуров, И. Булыцын
Автор| Ильина Александра
Заголовок| Чужая война. Постановка В. Самодурова балета С. Прокофьева "Ромео и Джульетта"
Где опубликовано| © журнал «Бельские просторы» № 7 (224) (Уфа)
Дата публикации| 2017 июль
Ссылка| http://www.bp01.ru/public.php?public=6075&sphrase_id=2519
Аннотация| ГАСТРОЛИ

В анонсе спектакля «Ромео и Джульетта», привезённого в Уфу труппой Екатеринбургского театра оперы и балета в рамках XXI Международного фестиваля балетного искусства им. Рудольфа Нуреева, хореограф-постановщик Вячеслав Самодуров обещал сбить пафос традиционного балетного прочтения бессмертного сюжета. И это ему удалось.

Словно вторя шекспировскому «весь мир – театр...», постановка открывается приготовлениями к репетиции «Ромео и Джульетты» в театре «Глобус». Сразу обращает на себя внимание своеобразная хореография – неклассическая, местами очень прямолинейная, с сильным акцентом на актерство, которое то соседствует с танцем, а то и существует помимо него. Иногда создается впечатление, что танцовщики ощущают себя в этой пластике не очень уютно.

Когда действие плавно перетекает в картину на городской площади, выглядит оно – не знаю, явилось ли это частью режиссерского замысла – именно репетицией и не более того. Актеры словно приберегают себя до премьеры и танцуют вполсилы. В сцене всеобщего веселья и кокетства Монтекки с женщинами легкого поведения (да, здесь есть и такие) это ещё не сильно режет глаз, но вот по сюжету страсти накаляются, великая музыка в блестящем исполнении оркестра бьет в сердце сразу и безоговорочно, и к моменту появления Капулетти и началу кровопролития возникает явный диссонанс. Трагедия у Самодурова получается с душком фарса, что ей не идет.

Впечатление от спектакля начинает выправляться в сцене бала во дворце Капулетти. И это во многом заслуга художника по костюмам Ирэны Белоусовой. Потрясающие камзолы и платья, с необъятных шлейфов которых на зрителя смотрят картины эпохи Возрождения, можно считать визитной карточкой балета – по иронии судьбы, так как простора для танца они почти не оставляют, зато прекрасно создают торжественное и тревожное настроение, созвучное «Танцу рыцарей».

Картина бала становится для спектакля определяющей. Именно здесь зритель окончательно понимает, кто главные звёзды этой версии «Ромео и Джульетты» – это не озорная и невесомая Джульетта (Екатерина Сапогова) и не Ромео (Александр Меркушев), к этому времени вообще мало успевший себя проявить. На первый план в балете Самодурова выходят остроумный и искромётный, открыто веселящийся и откровенно гримасничающий Меркуцио (Игорь Булыцын), а также горячий и брутальный Тибальд (Сергей Кращенко). Абсолютно разные, но одинаково неотразимые, они затмевают главных, в традиционной трактовке, героев. Это не умаляет заслуг сыгравших Ромео и Джульетту Екатерины Сапоговой и Александра Меркушева – с отведённой им в этом спектакле ролью несчастных детей, попавших под жернова кровной вражды, они справились на «отлично». И все же противостояние Тибальда и Меркуцио у Самодурова и ярче, и пронзительней, чем трагическая история любви.

Отрадно, что Игорь Булыцын, получивший за роль Меркуцио «Золотую маску», – наш земляк, ученик уфимской танцевальной школы, в своё время окончивший Башкирское хореографическое училище им. Р. Нуреева. В шестой картине на городской площади он особенно блистателен. Вначале – просто какой-то Джим Керри от балета. Преследуемый Тибальдом, он будто находится в нескольких местах сцены одновременно. Бой превращает в игру, веселую и отчаянную. Меркуцио весь – насмешка над смертельно серьезным Тибальдом, да и над смертью как таковой. Он так увлечен игрой в дуэль, что не сразу замечает нанесенную рану, а, заметив, еще долго не верит, что она смертельна – похоже, просто не может себе этого представить. И вот здесь смешное так плавно и незаметно переходит в страшное, что по коже идут мурашки. Искрящийся танец Меркуцио в одно мгновение становится ужасающим. То, как Игорь Булыцын сыграл безмерное удивление юного и прекрасного существа перед тем, что смерть реальна, стоило «Золотой маски».

Так начавшаяся веселой потасовкой сцена, в которой погибает сначала Меркуцио, а потом и Тибальд (от руки Ромео, который наконец обращает на себя внимание) вновь сводит фарс с трагедией, однако на этот раз их союз рождает катарсис, и то, что сначала казалось огрехами и шероховатостями, теперь представляется частью большого и красивого замысла.

Это кульминация спектакля, остальное же действо – его обреченный постскриптум – хороший (особенно в сцене сомнений внезапно повзровслевшей Джульетты перед принятием яда), разве что немного затянутый. И это ощущение избыточности третьего акта – прямое следствие смещения акцентов с юных влюбленных, павших невинными жертвами на чужой войне, на мальчишек, в эту войну заигравшихся. Ромео и Джульетта – случайные гости на этом празднике смерти.

И создатели балета, и большинство критиков подчеркивают, что шекспировская трагедия в постановке Самодурова тесно переплетается с современностью, и это, безусловно, так. Основное средство, которым режиссер добился такого эффекта, – не костюмы, в которых большинство героев как будто взошли на сцену прямо с улиц нашего города, не сюжетный ход с репетицией и даже не авторская хореография. На мой взгляд, главная особенность постановки Самодурова в том, что он увел спектакль от темы враждующих семей и вендетты и рассказал универсальную историю о жестокости, столь же актуальную, сколь и вечную. Массовые драки – даром, что ведутся на рапирах – смотрятся боями «стенка на стенку» ребят из соседних дворов. Насилие здесь творится не во имя высокой цели – это забава, образ жизни, и выглядит оно тем страшнее, что показано (вплоть до эпизода смерти Меркуцио) обаятельным и задорным.

В финале в склепе Капулетти влюбленные лаконичны в своем горе – по сравнению с предыдущей картиной в спальне Джульетты, где они более раскрепощены. Никакого примирения семейств не происходит. Эпилог, в котором процессия покидающих сцену актеров ненароком подхватывает Ромео и Джульетту и несет с собой, окончательно смыкает круг и подчеркивает будничность происходящего. Война, начавшаяся ни с чего, заканчивается ничем. Вместо печальнейшей повести на свете Вячеслав Самодуров предлагает зрителю правду жизни, оказавшуюся не менее печальной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9
Страница 9 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика