Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-06
На страницу 1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июн 04, 2017 11:05 am    Заголовок сообщения: 2017-06 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017060401
Тема| Музыка, Опера, МТ, Персоналии, Ахмед Агади
Автор| Юлия АНДРЕЕВА
Заголовок| Героический тенор
Разговор с Ахмедом Агади о Востоке и Западе, об опере и любви

Где опубликовано| СБ-Беларусь сегодня
Дата публикации| 2017-06-02
Ссылка| https://www.sb.by/articles/geroicheskiy-tenor.html
Аннотация| Интервью

Его голос, как из «Метрополитен-опера». История жизни, как из старых советских фильмов. Пастушок, рожденный в маленьком казахском кишлаке, седьмой ребенок в большой семье подневольного иранского иммигранта и оренбургской татарки, до 20 лет не знавший ни нотной грамоты, ни русского языка, — ныне один из самых востребованных теноров мира, заслуженный артист России, народный артист Татарстана, лауреат Государственной премии, солист Мариинского театра.



Огромная заслуга главного режиссера Большого театра Михаила Панджавидзе еще и в том, что по его зову в Минск слетаются замечательные певцы. Пусть на один–два спектакля, но это сразу вливает в жилы нашего театра свежую кровь, заставляет постоянных артистов энергичнее и интереснее работать.

И... эти певцы очень нравятся публике! Особенно Ахмед Агади — огненный красавец с невероятно красивым голосом (ни красота, ни голос ничуть не померкли с возрастом, хотя певец уже перешагнул 50–летний рубеж). Он поет весь репертуар героического тенора — кроме опер Вагнера, но это уже особая история. А героический тенор — это, чтобы вы знали, совершенно особое лицо в опере. Самый любимый, самый востребованный, ведь без него невозможно исполнить практически ни одну оперу из любимого народом репертуара. Но и самый редкий. У нас — неизменно дефицитный. Ведь давно у нас нет теноров калибра Зиновия Бабия или Виктора Кириченко.

Поэтому Ахмеду Агади минчане особенно рады. За последние годы он исполнил в нашем Большом такие партии, как Калаф в «Турандот», Каварадосси в «Тоске», Водемон в «Иоланте», Радамес в «Аиде».

На сей раз певец приехал в Минск ради «Турандот». В прямом и переносном смысле:

— Понимаете, я же не должен был в этот раз петь здесь Калафа. На роль Турандот пригласили Жупар Габдуллину, и я напросился с ней спеть.

Жупар Габдуллина — уникальная певица с огромным голосом, лауреат международных конкурсов, ведущая солистка «Астана- опера». У нас пока ее меньше знают, но ее успех в «Турандот» превзошел все ожидания. И вообще спектакль, получился отменный. Оркестр, хор, дирижер Виктор Плоскина, Андрей Валентий в роли Тимура были выше всяких похвал.

Накануне спектакля я успела немного пообщаться с Ахмедом Агади. Несмотря на цейтнот, он охотно и искренне ответил на мои вопросы.

— Скажите, легко ли гастролеру с одной репетиции войти в готовый спектакль? Ведь опера уже не та, какой была еще пару десятков лет назад. Сейчас недостаточно выйти и спеть, а нужно еще полноценно сыграть свою роль.

— Я пою партию Калафа по всему миру. Пел в очень многих постановках. Поэтому настолько вжился в эту роль, что каждая фраза для меня наполнена драматическим смыслом. Я знаю, что происходит с моим героем. Я проживаю его жизнь. С первых же нот я Калаф или, допустим, Каварадосси.

— И вы каждый раз умираете, когда Каварадосси убивают?

— Да! И только потом слышу взрыв аплодисментов — я живой! Ко мне подбегают, помогают подняться... Когда ты знаешь, что хочешь зрителю сказать — через музыку, через актерскую игру, — когда ты органично существуешь, на сцене не пустой, а наполненность внутреннего состояния пропускаешь через душу и сердце, зритель тебе верит. И не важно, прошел ты по сцене чуть правее или чуть левее. А без этого вообще не нужно выходить петь. Пустые звуки никому не нужны.

— Помогает ли вам Панджавидзе?

— Да! Панджавидзе — очень талантливый человек. Я работал с ним во многих постановках и часто без всяких слов понимаю, что он имеет в виду. Вот скажет он, например: «Ахмед, здесь в музыке взрыв!» И я от взрыва падаю, я ранен, я ползу, и он меня не останавливает, если по смыслу это правильно и нормально. Если же видит, что это вранье, он останавливает и начинает показывать.

— А как удается находить взаимопонимание с партнерами?

— По–разному бывает. Вчера в другом городе со мной пела примадонна. Мне надо с ней обняться, а она мне руку на грудь ставит, потому что уже возраст немаленький, надо взять верхнюю ноту. Если она меня поцелует, то может сорваться. Как–то я пел в «Аиде» с одной певицей. Она, по роли, очень долго уговаривает меня вместе с ними бежать, потом я ее целую, пою «Аида!», оркестр играет «та–пам!», а дальше она поет: «Ты меня не любишь!» Так после поцелуя она все забыла...

— А Жупар?

— Совсем другое дело. С ней достаточно обменяться взглядом. Жупар — из тех редких певиц, у которых не только красивый голос, но и теплое человеческое нутро. Какой ты человек — это все ощущается на сцене. С Жупар мне комфортно и хорошо.

— Как вы думаете, почему сейчас в мире все больше и больше певцов из Средней Азии и почему они имеют такой оглушительный успех?

— Потому что изменился мир. У молодежи есть компьютеры, интернет. Они слушают гениальных музыкантов и сами хотят петь.

— Наверное, сейчас и сама карьера певца для них стала доступнее?

Жупар:

— Конечно, раньше было сложнее. Мы очень далеко от Европы. Географически у нас перелеты 5 — 7 часов. Поэтому, когда не было интернета, казалось, что это очень сложно. А сейчас, если есть голос и очень хочется петь, возможно все!

— Да–да, — вторит ей Ахмед, — в советское время у нас не было возможности слышать мировых звезд. А тем более пробиться куда–то или поехать поучиться. А сейчас из Средней Азии многие ездят стажироваться в Италию и не только. Весь мир увлечен оперой, все хотят быть лучшими, и не важно, где ты живешь и откуда родом.

— А не мешает разница культур, Восток, Запад?

И опять в разговор вмешивается Жупар:

— Для меня нет восточной культуры и нет культуры европейской. Есть одна, единая для всех музыка. Музыка без границ!

— А знаете, на каком высочайшем уровне культуры Китай исполняет европейскую музыку? — подхватывает Ахмед. — Мир сейчас един, культура едина, и нужно найти в ней свое место.

Фото Большого театра Беларуси
==================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Ср Июн 07, 2017 12:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017060701
Тема| Театр, Музыка, Опера, Екатеринбургский театр оперы и балета, "Русалка" , Премьера
Автор| Гюляра Садых-заде
Заголовок| В Екатеринбурге поставили «Русалку» Дворжака
Мистическая партитура рубежа веков оказалась пригодна для семейного
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 2017-06-07
Ссылка| Досуг https://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2017/06/07/693372-dvorzhaka-rusalka
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Для чехов «Русалка» все равно что для нас «Евгений Онегин» Чайковского: одна из опор чешской национальной идентичности наряду с «Проданной невестой» Сметаны. Сказочный сюжет оперы полон типических романтических коннотаций, от «Ундины» де ла Мотт Фуке и «Русалочки» Андерсена до «Жизели» Адана. Эта опера открывает заветную дверь, ведущую в поэтичнейший мир музыки Дворжака, полный цветущих, чуть тронутых постромантическим тлением гармоний и мелодий пленительной красоты. Что же до самой Русалки – то в русской оперной литературе есть очевидный аналог: Снегурочка из оперы Римского-Корсакова. Ледяная дева влюбляется в Леля, языческого русского Орфея, пленяющего сердца дев своими песнями. Но Лель, подобно Принцу из «Русалки», предпочитает Снегурке земную девушку Купаву, с горячей кровью, пылкую и страстную.

Вот почему «Русалка» нестерпимо грустная сказка: у нее нет и не может быть счастливого конца. И поэтому оперу нельзя ставить как детский спектакль: слишком насыщена она архетипами и символами, слишком силен в ней метафизический подтекст. В «Русалке» отчетливо ощущается пряный, чуть тлетворный аромат fin de siecle. Вагнеровские влияния очевидны: опера начинается как «Золото Рейна» – с лукавого трио свежих девичьих голосов; Русалкины сестры плещутся в волнах и водят хороводы, как дочери Рейна.

Главная дилемма оперы – двоемирие, разделенность и несовместимость миров. Водный мир – лунный, сумрачный и прохладный. Такова и сама Русалка; Принц жалуется, что стынет в ее объятьях. Земной мир опален горячим солнцем, краски его ярки, контуры определенны. Принцу и Русалке не суждено соединиться, как невозможно соединить воду и огонь, лед и пламень.

Пиларом, приглашенную в Екатеринбург по рекомендации главного дирижера театра Оливера фон Донаньи, символика и метафизика оперы занимали мало. Целью было создать спектакль «для семейного просмотра». Так он и поставлен: просто, ясно, без затей, как милая сказочка. Правда, сказочка с плохим концом: в финале Принц, мучимый раскаянием, умирает от прощального поцелуя Русалки. А безутешная дева удаляется в холодный и темный омут, где пребудет вечно – одна.

У постановщиков получилась история про то, как нехороший Принц изменил Русалке, пленившись заморской Княжной – женщиной-вамп, туго затянутой в черное платье: ни дать ни взять Пиковая дама. Самым задорным, красочным и суматошливым оказался второй, «земной» акт. Полным ходом идет подготовка к свадьбе; придворные ропщут, Русалка тоскует, а Принц разочаровывается в своем выборе. Весь акт проходит на фоне мельтешения разноцветных конфет, шумно удирающих от преследующего их повара.
Лучшее в визуальном облике спектакля – видео, созданное видеодизайнером и художником-постановщиком Павлом Кодедой. Разнообразное струение вод на заднем плане в первом акте, огромная луна, повисшая над сценой (к ней обращается Русалка в своей знаменитой арии «Месяц на небе»), таинственный сумрак и колеблющиеся тени транслировали ощущение зыбкости, эфемерности, призрачности.

В первый день Русалку пела дебютантка Ольга Тенякова; голос ее звучал нежно и звонко, но вокальному потенциалу еще предстоит развиться. Гораздо выразительнее спела и сыграла опытная Елена Дементьева; под стать ей был и Принц из второго состава – Кирилл Матвеев; хоть это была его первая крупная партия в жизни, он и осанкой королевской вышел, и стабильным звучанием тенора порадовал. Второй состав вообще оказался сильнее первого в вокальном плане и смотрелся органичнее. Во второй день Княжну пела Надежда Бабинцева – глубоким, грудным, окрашенным вкрадчивыми обертонами звуком.

Оркестр под управлением фон Донаньи звучит прозрачно, предельно четко по артикуляции, корректно и аккуратно; чувствовалось, что маэстро любит эту музыку, дорожит каждой фразой, каждым нюансом оркестровки как драгоценностью. Собственно, выбор «Русалки» для постановки напрямую связан с деятельностью и художественными интересами главного дирижера театра, родившегося в бывшей Чехословакии. С успехом поставив в Екатеринбургском театре «Сатьяграху» Гласса и упрочив свой статус главного постановкой «Пассажирки» Вайнберга, он обрел право влиять на формирование репертуара – и этим правом воспользовался.
Екатеринбург
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Ср Июн 07, 2017 12:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017060702
Тема| Театр, Музыка, Опера, Геликон-опера , "Чаадский" , Премьера, Персоналии, А. Маноцков
Автор| Петр Поспелов
Заголовок| Композитор Александр Маноцков обрадовал Москву двумя премьерами одновременно В «Геликон-опере» сыграли оперу «Чаадский», в соборе Петра и Павла – «Реквием, или Детские игры»
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 2017-06-07
Ссылка| https://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2017/06/06/693179-aleksandr-manotskov
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Подходя к собору Петра и Павла, автор этих строк встретил композитора, который, успев раздать инструкции артистам, убегал с исполнения собственного сочинения на другую свою премьеру. Строго говоря, Реквием уже исполнялся в Доме музыки этой весной, но теперь сделана вторая редакция, созданная будто специально для богатой акустики собора, в которой легкие детские голоса разносятся, стелются и волшебным образом закручиваются в воздухе.

«Реквием, или Детские игры» – тотальный проект, Gesamtkunstwerk самого Александра Маноцкова как композитора и режиссера. Мастер церковной музыки, а равным образом знаток фольклора, он положил полный канонический текст латинского Реквиема на детское пение, сопровождающееся играми в ладошки, жмурками, пятнашками и прочими детскими ритуалами, в которых ученые-фольклористы различают структуру общения незрелых душ с потусторонним миром. Реквием исполнили 39 девочек и один мальчик (гендерная специфика тут не важна, просто так складывается детская хоровая практика) – хор «Аврора» под управлением Анастасии Беляевой, существующий при Детской музыкальной школе имени Владимира Крайнева. Дети пели и играли самозабвенно, виртуозно, окуная слушателя в терпкие диатонические созвучия, посылая ему протяжные ноты или пучки коротких мотивов, награждая совместными glissandi, похожими на «море волнуется» или колышущуюся рожь. Композиторская работа в Реквиеме умна: автор меняет техники, чередуя точно выписанный текст с фактурами, организованными по инструктажу, в его композиторских идеях интересно разбираться, даже если отвлечься от непосредственного обаяния детства. Можно вспомнить и Реквием Владимира Мартынова, где Dies irae тоже исполнялась на манер считалочки: судный день принесет не скорбь, а торжество, учат композиторы.

Опера «Чаадский» гораздо темнее, конъюнктурнее и компромисснее, но тоже сильна. Тут Маноцков был не один: это спектакль Кирилла Серебренникова, в котором есть секс с колоратурами, и это продюсерский проект Павла Каплевича (он с Маноцковым – соавторы либретто), ведущего линию постановок современных опер по русской классике (был «Щелкунчик», будет «Анна Каренина» в «Новой опере»). В начале цитируется вальс Грибоедова, и в целом либретто идет по тексту «Горя от ума», однако со вкраплениями из непатриотичного Чаадаева в устах главного героя, из кавалерийского и пехотного кодексов в устах Скалозуба, а также из Гоголя: в финале от несогласия с ярмаркой тщеславия у Чаадского настолько едет чердак, что он, потребовав карету, далее поет по тексту из «Записок сумасшедшего». И есть даже персидская поэзия для катарсиса.

Как и большинство современных опер, «Чаадский» состоит из творческо-технологических проблем. Это очередная литературная опера (до нее – «Сверлийцы» пяти композиторов, «Титий безупречный» самого Маноцкова), в которой композитор в первую очередь озабочен тем, чтобы пропустить через рты певцов немалое количество текста. Казалось бы, и в каноническом Реквиеме текста немало, но там он ритуальный, всем известный и его можно быстро проехать. В актуальной опере по Грибоедову он злободневный, гражданственный и даже слегка оппозиционный, его необходимо весь пропеть и усилить субтитрами. Тут уж не до арий и не до вокальных красот. Хотя артисты «Геликон-оперы» поют все хорошо, и надо выделить Дмитрия Скорикова (Фамусов в футболке с надписью Russia) да Максима Перебейноса (сам Чаадский), интересная вокальная линия наличествует только в эротической партии горничной Лизы, и тут уж Юлия Щербакова (она же была превосходной Лиу в недавней «Турандот») не упускает случая развернуть тембр и диапазон.
Щедрый автор

Музыка Александра Маноцкова скоро прозвучит еще в одной программе: 7 июня в Рахманиновском зале Московской консерватории исполнитель на маримбе Петр Главатских устраивает концерт-презентацию диска «Ненайденный звук», выпускаемого независимым лейблом Fancy Music. В программе также музыка Григория Смирнова, Вячеслава Гайворонского и Павла Карманова.

Иногда два диалога идут одновременно, возникает что-то вроде квартета или даже секстета, и это самые оперные по формату фрагменты «Чаадского». Но все же главное достоинство оперы – музыка, которую играет оркестр под управлением Феликса Коробова. Композитор нашел тембровый облик оперы, который определяет континуо, состоящее из целой стенки клавишных инструментов (клавесин, пианино, цифровая фисгармония, челеста, детское фортепиано), дополненной арфой, маримбой и вибрафоном. Обычный состав струнных и духовых подключается много экономнее. Гармонии и ритмы, точное сочетание чистых и политональных красок, в которых слышится весь ХХ век от Прокофьева и Хиндемита до Джона Адамса, создают красоту и тревогу этой мастерски сделанной партитуры.

Спектакль Серебренникова построен на решении, умело сопровожденном приемами. Он лишен театральной органики и сценического мелодизма, но эффектно придуман. Главная находка – артисты поют не с планшета, а со столешниц, которые всю дорогу, меся ногами землю, таскают на руках крепкие такелажники, в программке неловко названные «атлантами». С одной стороны, они символизируют вечное рабство русского народа. С другой стороны – русский народ непрост и чумазые грузчики смахивают на подручных палача, таскающих персонажей оперы в пыточную, на которую похож дом современного Фамусова в оформлении Алексея Трегубова. На женскую половину зала атланты производят брутальное впечатление, из их числа возникает и всецело голый буфетчик Петруша (художник по костюмам – сам Кирилл Серебренников), которого горничная Лиза споласкивает из душа и выбирает лирическим героем. В финале Чаадский таки спускается на горемычную землю, а образ России складывается вырви глаз – длинноногие девицы в нарочитых кокошниках на плечах у такелажников, собянинская иллюминация на весь театр и дорожные знаки, указывающие на объезд ремонтных работ.

Не объехать факт, что Реквием как художественное произведение в разы ценнее «Чаадского», но и премьера профессионально сбитой оперы случается не каждый день
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Ср Июн 07, 2017 12:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017060703
Тема| Театр, Музыка, Опера, Зальцбургский Pfingstfestspiele Персоналии, Ч. Бартоли, «Ариодант» Генделя
Автор| Сергей Ходнев
Заголовок| Во весь волос
Чечилия Бартоли в «Ариоданте» Генделя
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 2017-06-06
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3317777
Аннотация| Фестиваль классическая музыка

Зальцбургский Pfingstfestspiele, возглавляемый Чечилией Бартоли "филиал" большого летнего фестиваля, представил премьеру оперы Генделя "Ариодант" в постановке Кристофа Лоя. Хозяйка фестиваля впервые спела на театральной сцене одну из самых эффектных генделевских меццо-сопрановых партий — а заодно, получается, впервые выступила в мужской роли. Из Зальцбурга — Сергей Ходнев.

Положим, когда-то на заре туманной юности госпожа Бартоли все-таки пела Керубино, но одно дело — "мальчик резвый", которого сам Бомарше видел девушкой-травести, и другое дело — рыцарь без страха и упрека из "Неистового Роланда". Которого, однако, по-прежнему сложно поручить певцам-мужчинам: даже при возросшем спросе на сценическую наглядность в генделевских операх и при изобилии способных контратеноров партию Ариоданта, написанную для славного кастрата Карестини, чаще всего поют женщины.

XVIII век не видел в подобных ситуациях ни артистического, ни нравственного затруднения, но и теперь постановщики иногда выходят из таких положений с блеском. И иной раз певицы справляются с образами своих "брючных" персонажей так удачно и реалистично, что это приходится по нутру самой консервативной оперной публике, опасливо относящейся к современному драматическому театру, где гендерные перевертыши — жест не вынужденный, а концептуальный.

Зальцбургский "Ариодант" — спектакль в другом духе, и поначалу он вызывает ощущение, что переигрывает не столько сама Чечилия Бартоли, сколько художник по гриму, налепивший на лицо примадонны на редкость натуралистичную бороду. А сама певица так, развлекается в свое удовольствие. Смешно подбоченивается, смешно чеканит аршинный шаг, смешно предается мужским радостям вроде картинно-неумеренной выпивки.

Главная драматургическая коллизия "Ариоданта" (и это во всем генделевском наследии уникальный случай) отчетливо напоминает о Шекспире. Злобный герцог Полинесс, безответно влюбленный в шотландскую принцессу Гиневру, заставляет камеристку принцессы Далинду надеть платье госпожи — и путем нехитрого представления почти что губит и влюбленного в Гиневру Ариоданта, и само шотландское королевство. Как не вспомнить "Много шума из ничего": и, следуя шекспировскому гипнозу, типично британский колорит "Ариоданту" придавали многие современные постановщики.
Но Кристоф Лой идет дальше — вслед за Вирджинией Вулф, которой в том числе и шекспировские игры с переодеваниями подсказали идею ее "Орландо". Ариодант у Лоя именно что реинкарнация вулфовского Орландо, персонаж, чья гендерная самоидентификация по ходу событий эволюционирует от рыцаря до решительной дамы, которая в какой-то момент уже носит платье, но еще не утратила бороду.

Эта своеобычная драма взросления разыгрывается в созданном художником Йоханнесом Лайакером вневременном пространстве, которое объединяет белоснежно-филенчатый интерьер современного казенного дома и периодически раскрывающиеся посреди него пасторальные парадизы в духе сценографии XVIII века. Герои тоже непринужденно меняют современные одежды на старинные кафтаны и роброны. Да и танцевальные номера (для "Ариоданта" Гендель, борясь за внимание лондонской публики, написал рекордное количество балетных вставок) когда предстают трогательной и изумительно красивой реконструкцией балета генделевских времен, а когда жесткой пантомимой (сцена группового блуда, которая в кошмарном сне является, очевидно, и Гиневре, и Ариоданту).

Но чтобы самой хозяйке мероприятия все это как-то в театральном смысле всерьез помогло — это едва ли. Головные тонкости, двусмысленности и нюансы даются ей трудно. Зато она по обыкновению тонко чувствует музыкальный, композиторский абрис своей роли, и сам голос ее звучит без прикрас свежо и объемно. А самые убийственные по сложности колоратуры она по-прежнему выпевает уж так играючи, что да, можно к ним, уж так и быть, присоединить чисто цирковую клоунаду.

В остальном кастинг нынешнего зальцбургского "Ариоданта" кажется совсем спорным — Король в неаккуратном исполнении Натана Берга, пресный (хотя интересно сыгранный) Полинесс Кристофа Дюмо, крикливая Гиневра молодой американки Катрин Левек, возрастная Далинда в исполнении Сандрин Пьо. Зальцбургский дебютант Джанлука Капуано, дирижирующий новосозданным оркестром Les Musiciens du Prince, пытался действовать в духе старых прописей европейского аутентизма, но результат напоминал скорее дирижерские новации Теодора Курентзиса, с которым "Ариодант" будет состязаться напрямую: спектакль Кристофа Лоя будет идти и в рамках летнего фестиваля, когда худрук Пермской оперы вместе с Питером Селларсом покажет свою версию моцартовского "Милосердия Тита".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Ср Июн 07, 2017 1:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017060704
Тема| Театр, Музыка, Опера, Зальцбургский Pfingstfestspiele, Персоналии, Ч. Бартоли, «Ариодант» Генделя
Автор| Сергей Ходнев
Заголовок| Во весь волос
Чечилия Бартоли в «Ариоданте» Генделя
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 2017-06-06
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3317777
Аннотация| Фестиваль



Зальцбургский Pfingstfestspiele, возглавляемый Чечилией Бартоли "филиал" большого летнего фестиваля, представил премьеру оперы Генделя "Ариодант" в постановке Кристофа Лоя. Хозяйка фестиваля впервые спела на театральной сцене одну из самых эффектных генделевских меццо-сопрановых партий — а заодно, получается, впервые выступила в мужской роли. Из Зальцбурга — Сергей Ходнев.
Положим, когда-то на заре туманной юности госпожа Бартоли все-таки пела Керубино, но одно дело — "мальчик резвый", которого сам Бомарше видел девушкой-травести, и другое дело — рыцарь без страха и упрека из "Неистового Роланда". Которого, однако, по-прежнему сложно поручить певцам-мужчинам: даже при возросшем спросе на сценическую наглядность в генделевских операх и при изобилии способных контратеноров партию Ариоданта, написанную для славного кастрата Карестини, чаще всего поют женщины.

XVIII век не видел в подобных ситуациях ни артистического, ни нравственного затруднения, но и теперь постановщики иногда выходят из таких положений с блеском. И иной раз певицы справляются с образами своих "брючных" персонажей так удачно и реалистично, что это приходится по нутру самой консервативной оперной публике, опасливо относящейся к современному драматическому театру, где гендерные перевертыши — жест не вынужденный, а концептуальный.

Зальцбургский "Ариодант" — спектакль в другом духе, и поначалу он вызывает ощущение, что переигрывает не столько сама Чечилия Бартоли, сколько художник по гриму, налепивший на лицо примадонны на редкость натуралистичную бороду. А сама певица так, развлекается в свое удовольствие. Смешно подбоченивается, смешно чеканит аршинный шаг, смешно предается мужским радостям вроде картинно-неумеренной выпивки.

Главная драматургическая коллизия "Ариоданта" (и это во всем генделевском наследии уникальный случай) отчетливо напоминает о Шекспире. Злобный герцог Полинесс, безответно влюбленный в шотландскую принцессу Гиневру, заставляет камеристку принцессы Далинду надеть платье госпожи — и путем нехитрого представления почти что губит и влюбленного в Гиневру Ариоданта, и само шотландское королевство. Как не вспомнить "Много шума из ничего": и, следуя шекспировскому гипнозу, типично британский колорит "Ариоданту" придавали многие современные постановщики.
Но Кристоф Лой идет дальше — вслед за Вирджинией Вулф, которой в том числе и шекспировские игры с переодеваниями подсказали идею ее "Орландо". Ариодант у Лоя именно что реинкарнация вулфовского Орландо, персонаж, чья гендерная самоидентификация по ходу событий эволюционирует от рыцаря до решительной дамы, которая в какой-то момент уже носит платье, но еще не утратила бороду.
Эта своеобычная драма взросления разыгрывается в созданном художником Йоханнесом Лайакером вневременном пространстве, которое объединяет белоснежно-филенчатый интерьер современного казенного дома и периодически раскрывающиеся посреди него пасторальные парадизы в духе сценографии XVIII века. Герои тоже непринужденно меняют современные одежды на старинные кафтаны и роброны. Да и танцевальные номера (для "Ариоданта" Гендель, борясь за внимание лондонской публики, написал рекордное количество балетных вставок) когда предстают трогательной и изумительно красивой реконструкцией балета генделевских времен, а когда жесткой пантомимой (сцена группового блуда, которая в кошмарном сне является, очевидно, и Гиневре, и Ариоданту).

Но чтобы самой хозяйке мероприятия все это как-то в театральном смысле всерьез помогло — это едва ли. Головные тонкости, двусмысленности и нюансы даются ей трудно. Зато она по обыкновению тонко чувствует музыкальный, композиторский абрис своей роли, и сам голос ее звучит без прикрас свежо и объемно. А самые убийственные по сложности колоратуры она по-прежнему выпевает уж так играючи, что да, можно к ним, уж так и быть, присоединить чисто цирковую клоунаду.

В остальном кастинг нынешнего зальцбургского "Ариоданта" кажется совсем спорным — Король в неаккуратном исполнении Натана Берга, пресный (хотя интересно сыгранный) Полинесс Кристофа Дюмо, крикливая Гиневра молодой американки Катрин Левек, возрастная Далинда в исполнении Сандрин Пьо. Зальцбургский дебютант Джанлука Капуано, дирижирующий новосозданным оркестром Les Musiciens du Prince, пытался действовать в духе старых прописей европейского аутентизма, но результат напоминал скорее дирижерские новации Теодора Курентзиса, с которым "Ариодант" будет состязаться напрямую: спектакль Кристофа Лоя будет идти и в рамках летнего фестиваля, когда худрук Пермской оперы вместе с Питером Селларсом покажет свою версию моцартовского "Милосердия Тита".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Чт Июн 08, 2017 1:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017060801
ТемаМузыка, Опера, Персоналии, Д. Хворостовский
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| Я надеюсь!
Дмитрий Хворостовский о том, как петь, когда жить больно
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 2017-06-07
Ссылка| https://rg.ru/2017/06/07/reg-sibfo/dmitrij-hvorostovskij-rasskazal-kak-pet-kogda-zhit-bolno.html
Аннотация| Интервью

Всемирно знаменитый и любимый оперный певец Дмитрий Хворостовский приехал в Россию - принял участие в грандиозном гала-концерте на Дворцовой площади Петербурга и дал концерт на своей малой родине в Красноярске. Этот концерт несколько раз переносился из-за болезни певца, но красноярцы преданно ждали и не сдавали билеты.



Дмитрий Хворостовский два года противостоит ужасной болезни - опухоли головного мозга. Но его умопомрачительно красивый голос, феноменальная энергетика и широкая улыбка по-прежнему завораживают. Хотя теперь нельзя не заметить, что, всякий раз выходя на сцену, певец делает больше, чем возможно. Но при этом очевидно, что он не нуждается в панибратском подбадривании или утешении. И публика встречает Хворостовского неизменно стоя, долго не смолкающими овациями.
После выступлений Дмитрий Хворостовский дал эксклюзивное интервью "РГ".

Долго же пришлось вас ждать Красноярску...

Дмитрий Хворостовский: Красноярск - мой родной город. Я должен был приехать и дать концерт. И приехал, несмотря ни на что. И смог выступить перед своими земляками, любовь которых ко мне невероятна и очень дорога моему сердцу. Такого потрясения, таких грандиозных чувств, на грани человеческих возможностей, я давно не испытывал.

Но и Петербург принимал вас с восхищением.

Дмитрий Хворостовский: Да я это ощутил, но мне надо Питер объезжать стороной. Все плохое со мною случается в Питере. В 2015 году и сейчас "зусман" был жуткий! Но все пели хорошо. Я послушал Марсело Альвареса, Веронику Джиоеву - какой шикарный голос, как "Роллс-Ройс". Надо, чтобы она пела в "Метрополитен" и "Ковент-Гарден". Но мне в Питере опять не повезло. После концерта я упал, плечо повредил. Теперь два месяца придется с повязкой ходить.

А как родилась напугавшая всех фейковая новость о вашей госпитализации?

Дмитрий Хворостовский: Я приехал в Москву, заехал в институт Склифосовского, чтобы рентген сделать. Но не успел переступить порог клиники, как мой друг Павел Астахов, который был со мной, говорит, что в новостях уже сообщается о том, что я в больнице.
Быстро же "сливает" информацию "Склиф". А как же врачебная тайна и этика?!
Дмитрий Хворостовский: Какая этика! Они мне сделали исследование головы без всякого моего согласия. Спрашиваю: "Зачем?". - "Нам интересно", - отвечают...И я оттуда быстренько сбежал. Буду шевелиться, заниматься, и через несколько дней у меня рука будет действовать. Все будет нормально.

После паузы в четыре месяца вы триумфально вернулись на сцену в конце апреля. В Торонто у вас был феноменальный концерт с Анной Нетребко и Юсифом Эйвазовым, а ваше неанонсированное появление в Нью-Йорке на гала-вечере по случаю 50-летия "Метрополитен-оперы" вызвало фурор во всем мире...
Мой голос - часть меня, часть дела, которому я служу. Огромного дела, которое меня спасает сегодня, без которого я не могу жить


Дмитрий Хворостовский: Да, концерты были шикарные. Я остался ими доволен. И рад тому, что мне удалось вернуться на сцену. Мне мой доктор сказал: "Работай! Тебе подвернулось это удовольствие и счастье, не упускай его... Тяжело тебе - превозмогай себя!" Я раньше на коляске катался. Теперь уже без коляски справляюсь...
...В декабре прошлого года, на следующий день после концерта, опять-таки в Петербурге, я оказался в больнице с тяжелейшим воспалением легких. Тогда концерт в Красноярске я из машины "скорой помощи" отменял. Месяц провел в клинике. Мне было очень плохо. Я пережил серьезный кризис. Тогда я даже родителям категорически не разрешал приезжать, потому что видеть меня в таком состоянии нельзя никому, кроме супруги. Моя Флоранс ко мне ездила постоянно. Я уже концертирую, но процесс восстановления после этой истории еще не закончен. Мне нужно еще набраться терпения на несколько месяцев.

А загар у вас сейчас майамский или средиземноморский?

Дмитрий Хворостовский: Лондонский. Пока я дома сидел, чай целыми днями пил, сидя в садике во дворе. Всех близких своими чаепитиями замучил.

Вам по душе жить в Лондоне?

Дмитрий Хворостовский: Я очень люблю Лондон. Я там прожил большую часть жизни. И, к сожалению, мне сегодня трудно не заметить, что город очень сильно изменился за последние годы. И не в лучшую сторону. Днем и ночью по маленьким улочкам, которые недостаточно хорошо охраняются, ходят одни курящие и небезопасные арабы. Они могут вытворить все что угодно. И вытворяют все эти чудовищные теракты везде: в Лондоне, в Германии, во Франции, в Брюсселе. Мировая война уже объявлена! Но мой дом - моя любимая крепость.

И вам нравится вести домашний образ жизни?

Дмитрий Хворостовский: Сидя дома, я много работаю: вокализирую, занимаюсь спортом и йогой, потому что мои легкие "убило" это воспаление. Но выздоровление зависит прежде всего от позитивного настроя и от готовности бороться каждый день через боль, лень и все, что угодно другое! Если себя не заставлять, болезнь одержит победу над тобой. Надо ежедневно, ежечасно вытаскивать себя всеми возможными способами: exercises, дети, улыбки, любовь... И поворчать чуть-чуть тоже не возбраняется... Я, конечно, уже немного привык к домашнему образу жизни. Но лучше не привыкать.

А дети вас радуют?

Дмитрий Хворостовский: Старший сын Даня недавно познакомил меня со своей музыкой. И со своим соавтором. Он теперь пишет уже не бардовскую музыку, а больше похожую на джаз. У них есть студия, продюсер. Они часто выступают в клубах, в уличном формате. Я не могу сказать, что мне близка такая музыка, но это очень современно, достаточно сложно и интересно. В iTunes есть несколько их мелодий. И я этому рад. Сашенька, старшая дочь, она ко мне ближе. Но у нее сейчас жесткий депресняк. Она очень переживает - маму полтора года назад потеряла, папа болеет...
К счастью, младшие еще имеют возможность оставаться детьми. Максим, которому 7 июля исполнится 14 лет, пока со своими профессиональными интересами не определился. Он увлечен футболом, "Барселоной", Месси. А Ниночка, ей будет десять, подметки на ходу рвет. Везде и все успевает - и музыкой занимается, и танцами. Недавно они вместе, Нина и Максим, сделали портфолио, и на них тут же посыпались самые разные предложения - кино, телевидение, реклама, модные магазины и журналы. За всем этим процессом строго следит Флоранс, я в детали не вникаю. Мне просто отраден их успех.

А какие у вас планы после концертов в Питере и Красноярске?

Дмитрий Хворостовский: Приватный концерт в Лондоне. Потом два концерта с Аидой Гарифуллиной - в Замке Графенегг недалеко от Вены на знаменитом музыкальном фестивале и в Сочи на площадке Культурного центра "Сириус". Я готовлюсь и очень жду этих выступлений. Сейчас после каждого концерта, что даю в своем состоянии, я бываю по-настоящему счастлив. Человеческий голос творит чудеса с нами, нашими душами. Когда поешь красиво, сердцем ты воспаряешь над реальностью.

Венская государственная опера официально объявила, что ждет вас в следующем сезоне сразу в трех вердиевских постановках - "Бал-маскарад" в ноябре, "Отелло" в марте и в мае "Риголетто".

Дмитрий Хворостовский: И с "Метрополитен" у меня был уже подписан контракт на Томского в "Пиковой даме". И много еще какие договоренности были с другими театрами. Но я ото всех спектаклей отказался. Я не пою больше или временно, не знаю, в опере. Лучше я концерты спою. И в Венской опере, надеюсь, состоится концерт, который в марте был вынужден отменить. Правда, я поменял программу. Вместе с пианистом Ивари Илья исполню старинные русские романсы. Мой отец их очень любит. Я хочу сделать ему приятное. И спою концерт в "Карнеги-Холл". И в Москве обязательно. Только с датой надо поточнее определиться. Наверное, это произойдет в декабре.

А что из сделанного вами на оперной сцене для вас лично наиболее ценно?

Дмитрий Хворостовский: Я обожаю Симона Бокканегру, Родриго в "Дон Карлосе" - уверен, что "Карлос" - это лучшая опера, которая Верди была написана. Риголетто - дорогая мне роль. Рад, что мне удалось записать "Риголетто", и получилось потрясающе. Надеюсь, скоро выйдет диск на Delos. Замечательный был у меня и "Евгений Онегин" с фантастической Рене Флеминг в "Мет". Его даже на "Грэмми" номинировали. Много радости мне принесла и работа над "Демоном" с Димой Бертманом, его "Геликоном" и Мишей Татарниковым. И много чего еще было прекрасного. Сейчас, к сожалению, я так уже петь не могу...

Что сейчас для вас самое главное?

Дмитрий Хворостовский: У меня была потрясающая карьера. Я ее продолжаю. Мой голос - это часть меня, часть дела, которому я служу. Огромного дела, которое меня спасает сегодня, без которого я не могу жить. Но в любом случае я понимаю, что лучшее уже позади: молодость, лучший голос... Что поделать? Но я продолжаю биться с болезнью и надеяться. "Надежда" для меня сейчас самое насущное слово! Как говорится, я еще поиграю в шашки! Мой онколог смотрит на меня, как на чудо: "Ой, какой живой! Ой, какой здоровый!" У них нет, кроме меня, таких пациентов - певцов с мировым именем, которые поют везде и продолжают работать вопреки всему. Ныне я живу не прошлым и не будущим, как мне всегда было привычно. Я сосредоточен на сегодняшнем, завтрашнем дне, чтобы не обманывать ни себя, ни других. Чтобы радоваться жизни каждый день и час, и, как радуга, ко всему быть готовым.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 10:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061501
Тема| Театр, Музыка, Опера, БТ, Премьера
Автор| Корр. ТАСС Ольга Свистунова
Заголовок| Большой театр представляет премьеру новой постановки оперы Римского-Корсакова "Снегурочка"
Где опубликовано| ТАСС
Дата публикации| 2017-06-15
Ссылка| http://tass.ru/kultura/4337219
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Режиссер Александр Титель сообщил, что его задача состояла в том, чтобы современным языком рассказать о человеческой драме

Государственный академический Большой театр России (ГАБТ) представит 15 июня новую постановку оперы Николая Римского-Корсакова "Снегурочка".
"Это будет последняя оперная премьера завершающегося, 241-го сезона", - сообщили ТАСС в пресс-службе ГАБТ.

Постановку спектакля осуществили музыкальный руководитель - главный дирижер Большого театра Туган Сохиев, режиссер Александр Титель, сценограф Владимир Арефьев, художник по свету Дамир Исмагилов. В качестве исполнителей заняты артисты Большого и участники Молодежной оперной программы ГАБТ, а также приглашенные солисты. Начинающаяся в четверг серия премьерных показов продолжится до 18 июня, когда зрители смогут ценить современную версию хорошо знакомой "Снегурочки", отметили в пресс-службе.

"Снегурочка": современная версия

Актуальность "Снегурочки" стала главной темой пресс-брифинга, состоявшегося перед премьерой. "Чудеса с природой этим летом очень подозрительны и неслучайны", - отметил исполнитель партии Мизгиря певец Эльчин Азизов. "Друзья шутят, мол, в Москву никак не придет тепло, пока в Большом ставится "Снегурочка", - добавил артист.
Но, как выяснилось, на сцене действительно все объекты покрыты сугробами, метут метели, задувают ветры. "Возможно, такая концепция вызовет споры", - предположил Азизов, но, по словам артиста, "это именно то, чего добивались создатели спектакля".
"Неизвестно, в каком населенном пункте и в каком времени происходит действие", - включился в диалог с журналистами режиссер Александр Титель. "Сказку "Снегурочка" Островский написал 150 лет назад, чуть моложе опера Римского-Корсакова, сочиненная на ее сюжет", - напомнил он, подчеркнув, что ставил перед собой задачу - сегодняшним языком рассказать о большой человеческой драме. При этом Титель обратил особое внимание на то, что никаких глобальных нововведений и трансформаций в классическом произведении себе не позволил.

"В сказке Берендей произносит знаменитую фразу: "В людских сердцах увидел я остуду. Исчезло в них стремление к красоте. А видятся совсем иные страсти", - процитировал режиссер. "Это был один из ключей к нашему спектаклю, в котором мы шли по авторскому пути, стараясь современным языком рассказать про любовь, про труд, про надежду, все это содержится в пьесе, а уж как нам это удалось, судить зрителям", - заявил Титель.
Такой же точки зрения придерживается и музыкальный руководитель постановки дирижер Туган Сохиев. "Как музыкант, как дирижер я рад, что замечательная опера нашего великого композитора Николая Римского-Корсакова возвращается на сцену Большого театра, где она практически жила всегда в разных интерпретациях", - сказал Сохиев.
Он, однако, не умолчал, что за время своего существования опера обросла штампами. "В детстве я, например, воспринимал "Снегурочку" как новогоднюю сказку, в которой разве что не хватало мандаринов", - заметил маэстро. Он сообщил, что в новой версии спектакля в Большом театре его авторы боролись со стереотипами, стараясь максимально приблизиться к музыкальному замыслу композитора.

"При освоении гениальной партитуры возникло ощущение остроты, дерзости", - поделился маэстро. "Теперь мы с волнением ждем реакции публики", - заключил он.

Из истории "Снегурочки"

Впервые весенняя сказка А.Н. Островского "Снегурочка" обрела сценическую жизнь в 1874 году именно на сцене Большого театра. Пышный драматический спектакль, музыку к которому написал П.И. Чайковский, был поставлен силами Малого и Большого императорских театров, но успеха не имел. Пережив несколько представлений, он был снят с репертуара.

Спустя годы, к сюжету "Снегурочки" обратился Н.А. Римский-Корсаков. Он был настолько вдохновлен поэзией произведения, что написал оперу буквально за одно лето. Первая оперная постановка состоялась в 1882 году в Петербурге, но оказалась малоудачной. Зато следующая премьера 1885 года в Московской частной опере Мамонтова ознаменовалась триумфом.

Сам Римский-Корсаков очень любил это произведение. В письме к жене он признавался: "Кто не любит моей "Снегурочки", тот не понимает моих сочинений вообще и не понимает меня".

В Большом театре эта опера ставилась неоднократно. Впервые она появилась в Большом в 1893 году, значилась в репертуаре в течение семи лет, выдержав за это время всего 24 представления. В следующий раз к "Снегурочке" обратились в 1907 году, но тот спектакль прошел только четыре раза.

Настоящую судьбу любимая опера Римского-Корсакова в Большом театре обрела лишь в 1911 году, когда дирижером был Вячеслав Сук, а режиссером - Владимир Лосский. Эта постановка была признана лучшей и продержалась в репертуаре почти 40 лет.
Яркой оказалась "Снегурочка" 1954 года - режиссер спектакля Борис Покровский сделал главной героиней Купаву, поручив эту роль Галине Вишневской. В 1978 году эту оперу поставил в ГАБТ Борис Равенских. Затем, в 2002 году "Снегурочкой" в режиссуре Дмитрия Белова открылась Новая сцена Большого театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061502
Тема| Театр, Музыка, Опера, театр «Новая опера». Персоналии, Алексей Татаринцев
Автор| Людмила Краснова
Заголовок| О тенорах и русском теноре особенно
Где опубликовано| Орфей
Дата публикации| 2017-06-13
Ссылка| http://www.muzcentrum.ru/news/23041-o-tenorakh-i-russkom-tenore-osobenno
Аннотация|

В пространстве культурной жизни и, в частности, в пространстве оперного пения со временем особое место всегда принадлежало исполнителям, определявшимся по типу голоса как тенора. Певцы с такими голосами исполняли главные партии в оперных сочинениях. По содержанию это лирические партии, герои которых наделены высокими чувствами, как правило, герои с трагической судьбой. К примеру, судьбы Ромео, Вертера, Ленского, Оттавио и многих других из этого ряда.



Время создания и воспроизведения на сцене оперного сочинения вносит свои коррективы в трактовку характера того или иного оперного персонажа. Известно, что стереотипы представлений о том или ином герое весьма живучи, так как они связаны с интерпретаторами предшествующих поколений. Тем не менее, жизнь берёт своё и меняет устоявшиеся взгляды.

Из богатого оперными событиями прошлого столетия пришло к нам представление о романтическом герое в опере. Скажем, Ромео в опере «Ромео и Джульетта» Шарля Гуно традиционно представлялся утончённым, изнеженным юношей, таким, каким его представил великий Сергей Яковлевич Лемешев на сцене Большого театра. Пение великого мастера, божественной красоты тембр его голоса соединились с изяществом и красотой исполнителя. Вот вам и Ромео. Теперь зритель знает, какой должен быть Ромео и ждёт встречи именно с таким героем. Ломать стереотипы дело трудное и неблагодарное.

Время неумолимо вносит свои коррективы. В опере всё-таки всё идёт от голоса. Понравился голос публике, тогда и всё остальное получит одобрение и поддержку. Так было на спектакле «Ромео и Джульетта» в театре «Новая опера». Ромео был представлен Алексеем Татаринцевым, тенором, широко известным публике, интересующейся оперой. Певец - приглашённый тенор Большого театра и солист театра «Новая опера». График его выступлений связан с театрами и концертными залами не только Москвы и Петербурга, но и других городов нашей обширной Родины. Случаются, и довольно часто, выезды за рубеж для участия в спектаклях театров других стран.

В кулуарах зрительской аудитории было мнение о Ромео Алексея Татаринцева, что голос хорош, но это не Ромео, потому что Ромео не такой, а вот такой, как раньше. Но, позвольте, господа! Почему не такой? Всё-таки, вероятно, нежному юноше было бы не под силу преодолеть расстояние от Мантуи до Вероны верхом на коне, а это более трёхсот километров. Если быть верными исторической правде, то жизнь в Италии того времени была достаточно суровой и требовала физической силы и многих других навыков. Это и умение фехтовать, и владеть приёмами рукопашного боя, и быть подготовленным в верховой езде. С этих позиций Ромео Татаринцева вполне достоверен и органично вписывается в постановочную концепцию прекрасного спектакля театра «Новая опера», удостоенного премии «Золотая маска».

Другой герой, Принц Рамиро из оперы «Золушка» Дж. Россини в постановке театра «Новая опера», в исполнении Алексея Татаринцева уже соответствует мировым оперным стандартам, как в вокальном отношении, так и в сценографии. Вокальная составляющая партии исполнена уверенно, певец легко преодолевает все особенности музыкального текста партии. Голос певца сильный, объёмный, красивого, мягкого тембра, ровно звучащий во всех регистрах, передаёт те эмоции, которые заложены композитором в музыку. Публика с восторгом восприняла прекрасное исполнение!

В конце прошлого года на концерте в БЗК, который можно назвать семейным, так как партнёршей Алексея выступила прекрасная Агунда Кулаева, супруга певца, царила необыкновенная атмосфера красоты, счастья, высокого искусства, открытости публике. Были исполнены шлягеры мировой оперной классики, как сольные номера, так и дуэты.

Осталось чувство уверенности в том, что оперный жанр в нашей стране и за её пределами есть кому представлять на высоком исполнительском уровне.

Вскоре это подтвердилось в программе уникального концерта «Итальянская ночь» на сцене ММДМ. Алексей Татаринцев исполнил партию тенора в сочинении «Stabat Mater» Дж. Россини. Партию меццо-сопрано прекрасно исполнила Агунда Кулаева. За дирижёрским пультом был маэстро Дмитрий Корчак. Это был его дебют в качестве дирижёра в России. Понятно, сколь серьёзным был подход дирижёра-дебютанта к подбору исполнителей этой программы. http://www.muzcentrum.ru/news/21426-upoitelnyj-rossini-v-tvorchestve-dmitriya-korchaka Собственная мировая карьера маэстро Дмитрия Корчака началась с исполнения теноровой партии в «Stabat Mater» в Пезаро на ROF. В своей певческой карьере Дмитрий Корчак много раз исполнял эту партию, считаясь одним из лучших интерпретаторов духовной музыки. И вот теперь теноровая партия передана Алексею Татаринцеву самим Корчаком. http://www.muzcentrum.ru/news/20983-novye-grani-talanta Безусловно, это признание исполнительской компетенции музыканта Алексея Татаринцева. Как результат, восторженный приём публикой редкой программы замечательного концерта!

По типу творческих взаимоотношений Корчак-Татаринцев вырисовывается некий симбиоз, дающий новые, очень ценные в художественном отношении результаты. Так, к примеру, в силу невероятной востребованности тенора Дмитрия Корчака в спектаклях на мировых оперных сценах, наши любители оперы лишены возможности услышать Дмитрия Корчака в спектаклях. А тут как раз Алексей Татаринцев! Подтверждением этого положения послужил недавний спектакль «Любовный напиток» на сцене театра «Новая опера». Кстати, именно в этом театре начинал свою оперную карьеру Дмитрий Корчак.

О постановке можно говорить с грустью и недоумением, но опера, всё-таки, это пение. И тут Неморино-Татаринцев был на высоте, не разочаровал зрителей, а только усилил досаду на постановщиков. Но и в этом положении есть плюсы для Алексея. Куда проще выступить в симпатичных, хорошо пригнанных костюмчиках для Неморино, как, например, в Венской опере. А вот попробуйте, возьмите на себя смелость спеть знаменитую «Una furtiva lagrima…» в грязного вида ушанке, в ватнике, в кирзовых сапогах и с огромным, обшарпанным чемоданом в руках? Каждая деталь должна отталкивать зрителя от жалкого, несуразного вида Неморино. А тут происходит обратное, потому что великая музыка исполняется вдохновенно певцом Алексеем Татаринцевым! Прекрасное побеждает!

Ещё раз можно было услышать знаменитую арию Неморино в исполнении Алексея Татаринцева в концертном действе «Bravissimo» в театре «Новая опера». Тут Неморино был облачён в белоснежный мундир морского офицера и выглядел очень импозантно, не вызывая противоречия между внешним и внутренним содержанием. По отклику публики, тенор Алексей Татаринцев первый среди лучших!

/фото novayaopera.ru/

==================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 16, 2017 5:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061601
Тема| Театр, Музыка, Опера, БТ, Премьера
Автор| Сергей Буланов
Заголовок| «Снегурочка» в Большом: Сохиев VS Титель
Где опубликовано| портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-06-16
Ссылка| http://musicseasons.org/snegurochka-v-bolshom-soxiev-vs-titel/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



«Снегурочка» – финальная оперная постановка 241-го сезона Большого театра. Премьера провоцирует немало вопросов, и среди них есть минимум один, над которым имеет смысл размышлять: кто «автор»?

Можно быть приверженниками чего угодно (это на львиную долю зависит от вкуса), можно совершать попытки распознать скрытые идеи постановщиков, но ориентир на критерий «впечатляет или нет» никто не отменял.

В наше время опера преимущественно интерпретируется, это естественно и закономерно. Конечно, «весенняя сказочка» в декорациях 1882 года смотрелась бы сейчас, наверное, странно. А в условиях депрессивного заледенелого пространства, сломанного колеса обозрения, вагона электрички, ржавых бочек, непонятной бани и другой несуразицы – как?

Камень преткновения здесь лежит на поверхности. Перед нами тот самый случай, когда музыка и происходящее на сцене – «из разных опер». И крылатое выражение нужно воспринимать буквально: музыкальную часть выполнили так, что стоит только подставить другую «картинку», всё нормализуется. Либо к антуражу этого спектакля просто необходима иная музыка.

И так, музыкальный план спектакля оказался на бесспорной высоте, но от этого гораздо тяжелее осознавать, что певцы и музыканты вложили в репетиционный процесс максимум энергии, сил и здоровья, а результат удручающий. Идеи режиссуры не обрели адекватного воплощения?

Накануне премьеры мы записали интервью с режиссером-постановщиком Александром Тителем. По разговору стало ясно: концепция режиссуры худрука театра Станиславского в лучшем смысле «классическая» и вовсе не противоречит богатству смыслов, заложенному Островским и Римским-Корсаковым.

В конечном же результате на Исторической сцене мы видим два трагически несовпадающих плана. Дирижер и режиссер преследуют разные цели, каждый независимо друг от друга решает свои задачи: нет компромисса, нет тандема.

Если Сохиев пытался сделать «Снегурочку» скорее по композиторской версии, то Титель – свою собственную. Его спектакль и опера Римского-Корсакова явно «не пара». На сцене убого, а из оркестровой ямы доносятся чудесные лейтмотивы композитора в безукоризненных оркестровках и с роскошными оркестровыми соло. «При чём тут джинсы и рюкзак», – время от времени появляются комментирующие реплики зрителей.

Справедливости ради замечу, что под «Александр Титель» еще имеются в виду художник-постановщик Владимир Арефьев, хореограф-постановщик и режиссер по пластике Лариса Александрова, Дамир Исмагилов (его работа превосходна), и другие не менее важные участники постановочной команды.

Например, недавно совсем другое видение «Снегурочки» представили на сцене Парижской национальной оперы. Сравнение здесь неизбежно, но лучше сравнивать не результаты, а принципы подхода. Александр Титель избрал путь «надстройки» и сочинения второго плана, а Дмитрий Черняков с оригиналом в оппозицию решил не вступать, он акцентировал явно важное и гениально вскрыл то, чего мы не всегда замечаем.

Трактовка Чернякова как минимум достойна главного комплимента – убедительно, а на премьере в Большом основной реакцией зрителя был смех. От этого всё происходящее превращалось в неуместный фарс. Кстати, в последний момент постановщики все же убрали, например, красные линзы Снегурочки, какие-то парики, перчатки Берендея – но начинать исправление деталей одной большой ошибки было уже поздно.

Очевидно, что у Большого театра уже есть настоящий звездный состав, огромные артистические ресурсы! В спектакле заняты Агунда Кулаева, Богдан Волков, Анна Нечаева, Эльчин Азизов и другие великолепные певцы, заслуживающие своей абсолютной и должной реализации.

Открытие «Снегурочки» – Ольга Селиверстова. Певица тонко и филигранно исполнила крайне трудную партию главной героини, показала разные оттенки глубокого образа в сложнейшем развитии.

Фактически каждый артист на премьере показал высший пилотаж владения всеми гранями профессионального мастерства. Бесподобная Агунда Кулаева (Весна) завораживала объемным и мощным звучанием с первого же монолога, интересной комбинацией сдержанных чувств и восточной экспрессии наполнил образ Мизгиря Эльчин Азизов, Купава Анны Нечаевой настоящая, искренняя, её по-настоящему красивое сопрано – потрясающая находка для этой партии. Артистично представила молодого и обаятельного Леля Александра Кадурина, контральтовую партию с огромным диапазоном ей удалась спеть ровно и аккуратно. Крепко и хорошо прозвучал Мороз – Глеб Никольский.

Драматургическая основа развития действия в спектакле – фигура царя Берендея. Эту важнейшую партию блестяще спел ведущий тенор Большого театра Богдан Волков. Пожалуй, у него получилась самая качественная и детально продуманная работа премьерного дня. Богдан сам оказался не просто органичен в диалогах и ансамблях, а будто непосредственно это общее единство на сцене создавал. С особой тембровой сочность и ясностью, логичной фразировкой и вниманием к мельчайшим музыкальным подробностям он спел знаменитую Каватину Берендея и другие сольные фрагменты оперы.

Воплощение всех нюансов партитуры Римского-Корсакова, высшая и неподдельная музыкальность исполнения, где одинаково здорово звучали и солисты, и хор (значимость участия артистов хора вообще трудно переоценить), – во многом достижение дирижера-постановщика Тугана Сохиева. Парадокс в том, что не меньшее отношение к наполнению образов рельефной глубиной имеет режиссер! И зачем понадобилось изобретать противоречия самому себе?

Так или иначе, к огромному сожалению, удачным завершение сезона в Большом театре назвать нельзя. При наличии безграничных возможностей театр может и должен себе позволить совершенно другой уровень. А что касается этой «Снегурочки»: Сохиев – Титель (1:0).

фото Сохиев-Титель Дамира Юсупова

=================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 16, 2017 11:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061602
Тема| Театр, Музыка, Опера, БТ, Премьера
Автор| Екатерина Кретова
Заголовок| В Большом театре растопили «Снегурочку» прожекторами
Классику поставили в жанре триллера-антиутопии

Где опубликовано| Московский Комсомолец
Дата публикации| 2017-06-16
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2017/06/16/v-bolshom-teatre-rastopili-snegurochku-prozhektorami.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Отчего стрелялись Ленский и Онегин? Отчего утопилась Лиза? Отчего умерла Виолетта? Такие вопросы все чаще задают оперные режиссеры, соревнуясь в парадоксальных ответах. И вот уже Ленский мертв в результате несчастного случая, Лиза уплыла на лодке, а Виолетта подцепила СПИД. И только Снегурочке как-то удавалось таять от любви и жара Ярило-Солнца. Однако пришел и ее черед: не успела она погибнуть в кемпинге от руки Дмитрия Чернякова в парижской Opera Bastillе, как ее догнал Александр Титель в Большом театре и расплавил под лучами прожекторов гигантской электростанции. Все-таки нельзя забывать, что по первой своей специальности Александр Борисович — инженер-электромеханик.


Фото Дамира Юсупова/ Большой театр

Все уже случилось: ядерная война, экологическая катастрофа, глобальное похолодание и разрушение цивилизации. Мир завален снегом. Мерзнущие, кутающиеся в пледы берендеи ошиваются на проржавевших верхних люльках колеса обозрения, крыше недостроенного бетонного небоскреба с торчащей арматурой, возле вершин ЛЭП с оторванными проводами. То ли дело царь Берендей (Богдан Волков) — его «роскошный дворец» располагается в вагоне поезда, каким-то образом оказавшегося поверх многотонного снежного слоя. Чудеса? Ну конечно! Это же весенняя сказка — там все что хочешь может случиться. В том числе и появление девочки-Снегурочки (Ольга Селиверстова) — угловатой юницы с перевязанной рукой. Почему она перевязана (повязка к концу спектакля слегка увеличится) — никто так и не понял. Ну, может, просто рука болит. Весна (Агунда Кулаева) прекрасно поет свою арию. Хотя делать это ей нелегко: певице выпало на долю первой ввести зрителя в правила недетской игры под названием «Снегурочка» Римского-Корсакова в Большом театре, выстроенной в жанре среднебюджетного триллера-антиутопии о постапокалиптическом выживании человеческой цивилизации в условиях ядерной зимы.

Какое отношение это имеет к пантеистической, поэтической, невероятно красивой, полной чувственности и эротики истории, рассказанной Островским и Римским-Корсаковым? Самое прямое: всю эту чувственность, весь этот пантеизм и даже всю красоту музыки постановка отрицает на корню. Ну неинтересно это ни режиссеру, ни художнику Владимиру Арефьеву. И даже дирижер Туган Сохиев, который, казалось бы, хоть немного мог прикинуться, что он на стороне Римского-Корсакова, делать этого не пожелал, а встал в глухую оборону режиссерского решения. Вернее, не в глухую, а как раз весьма звучную: маэстро обнаружил в партитуре мрачные образы, выдерживал паузы между номерами и очень сильно сгустил краски. Образы сопротивлялись как могли, но проиграли. Вместе с композитором.



Описывать подробно эпизоды этого художественного высказывания не очень интересно — достаточно взять любой фильм на подобную тематику, которые выпускаются в Голливуде пачками. Сейчас, правда, мода на них несколько прошла, но лет пятнадцать назад мы видели и железные бочки с горящим мусором, у которых греется обездоленное человечество, и юродивых с бритыми черепами и перевязанными чреслами, которые тем не менее лихо отплясывают танец скоморохов, видели печенье и консервы, которые достают из вещмешков как бесценный груз, встречались нам и очки, защищающие от снежной болезни (где они их только достали?), и страшные фигуры, ползающие по бетону и арматуре, не давая Мизгирю (Эльчин Азизов) приблизиться к Снегурочке. Все штампы налицо. Интереснее описать то, что мы так и не увидели и не услышали: историю любви, движение чувств, волшебный переход от детской невинной холодности к зрелой женской страсти, гармонию эпоса и лирики, которая так зачаровывает в операх Римского-Корсакова, да и просто красоты этой музыки, мелодий, созвучий, которые заморозила ядерная зима, будь она неладна.

Заподозрить постановщиков в спекуляциях на климатическую злобу дня невозможно: понятно, что концептуальное решение созрело задолго до наступления нашего противоестественно холодного лета 2017 года. И вот тут пришла убийственная мысль: а что если все наоборот?! Если холод нашего лета спровоцирован столь радикальной трактовкой русской классики? А что если Ярило-Солнце осерчал на нас? И не будет нам лета в этом году?! Теперь хоть знаем, с кого спросить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 17, 2017 2:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061701
Тема| Театр, Музыка, Опера, БТ, Премьера
Автор| Валерий Кичин
Заголовок| "Снегурочку" сыграли в жанре народной трагедии
Где опубликовано| rg.ru
Дата публикации| 2017-06-17
Ссылка| https://rg.ru/2017/06/17/v-bolshom-teatre-proshla-premera-snegurochki.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Стряслась некая катастрофа. Космическая, военная, социальная - неважно. Земля погрузилась в холод. В ядерную заморозку, климатическую или метафорическую - каждый решит сам. Заволокло снегом не только небеса и земли, заморожены тела, сердца и души. Мир, где уже нет любви, осталась только тоска по ней. Израненная страданиями страна, израненные безысходностью люди.

Ты приходишь в театр с июньской холодрыги, и тебе это созвучно. Но вдумаемся: антиутопия - на материале Островского и Римского-Корсакова, да еще в Большом театре! Событие, прямо скажем, нерядовое.

Ставить "Снегурочку" "как есть" сегодня все труднее. Седобородые старцы, золоченые короны, цветочные венки, декоративные онучи и картонная буколика "весенней сказки" не нагоняют тоску разве что любителям музейной пыли. Посмотрите фото классических постановок: меняются имена звезд-легенд, но визуально они неотличимы. Одна из лучших русских опер давно воспринимается не как единый музыкальный поток, а как звуковые и фабульные подводки к трем-четырем шлягерам, существующим отдельно, как в концерте. Когда-то живая опера стала замороженной: устоявшийся стереотип не давал и шагу ступить в сторону. Да и сегодня многие склонны бдительно сверять с ним каждый новый спектакль.

Но и воспроизводить эту модель снова и снова невозможно: на дворе иной век. Сказка эта уже явно "не про нас", и тем более не созвучна умонастроениям молодых. Задумав новую "Снегурочку" уже на исторической сцене, Большой театр пригласил разморозить шедевр Александра Тителя, режиссура которого не раз взрывала эталоны новым прочтением, "выращивая" свои смыслы прямиком из партитуры и заново открывая нам насквозь знакомую музыку.

Подняв глаза к порталу сцены, не видишь привычной позолоты: ослепляет белизна. Белый занавес откроет черно-белый мир: кружится снег, из сугробов торчат верхушки опор былой ЛЭП, по ним будет карабкаться, пытаясь резвиться, закутанный в пледы народ. Кровь у этого народа течет медленней, и живет он заторможенно, и чувства в нем заморожены затянувшейся стужей, и беззаботные песни про перепелов звучат уже не так резво. Сценография Владимира Арефьева от акта к акту все глубже погружает нас в эту зону погибшей цивилизации: кабинки завязшего во льду колеса обозрения, остов проржавевшего вагона, старые бочки с тлеющими углями для обогрева, бытовка, превращенная в баню для омовения уцелевших прелестниц: по-своему красивая графика разрухи, апокалипсис, ставший бытом. В нем не живут - выживают. Терпят до оттепели, которая никак не придет. Конечно, в таком антураже многие тексты либретто кажутся безумным языческим ритуалом, упованием на чудо, но и это укладывается в фантасмагорию безумных вер и надежд. Все ищут любви, беспрестанно о ней поют-токуют, а ее все нет, как нет весны и тепла. "Не вижу в них горячности любовной, исчезло в них служенье красоте…" - веское берендеево слово теперь звучит как диагноз. Самоприговором становится даже озорное "А мы просо сеяли - а мы просо вытопчем" - созидание и разрушение, ужившиеся в одном сознании. Конвульсивное веселье, жутковатый танец скоморохов завершает эту картину непоправимо израненного народа (хореограф Лариса Александрова). Обостренная образность contemporary dance здесь достигает недоступного утонченной классике трагизма. Врезается в память некто бритый, изможденный, по-собачьи жмущийся к царю. В это покорное судьбе сообщество Снегурочка-"дикарка" является с дорожным рюкзачком - как Румата в Арканар. Она - другая, и то, что ей не выжить в этом отравленном воздухе, ясно с самого начала.

Честно говоря, мы уже не помним, что, по Островскому, само ее рождение стало причиной проклятья Ярилы. Что, по словам Берендея, Солнце знает, кого карать и миловать. Что лишь ее жертвенная гибель сулит спасение берендеям. Важно, что она пыталась нести этим несчастным что-то человеческое и естественное. Что она и была лучом света, за судьбу которого страшно. Лирическая опера стала жить по своим, менее мистическим и более земным законам. Впрочем, ее метафорический смысл широк и допускает аллюзии разные, для каждого свои - от "Сталкера" до "Трудно быть богом", от магической сказки-притчи до окружающих реалий. Но любая будет неточна, и это тоже входит в код спектакля - он не претендует на прогнозы и приговоры, он вслед за Островским предлагает "ложь-намек, добрым молодцам урок". Опера, над которой хочется думать.

Поражает работа маэстро Тугана Сохиева - она скрупулезна, подробна и просторна одновременно. Миниатюрна в каждом мгновении - и масштабна. Он по-прежнему перфекционист, и к филигранной гравировке звучаний оркестра, солистов и хора невозможно придраться. Опера пропевается словно на одном непрерывном дыхании, куда включены даже необычно глубокие для оперной ткани паузы. Возникли какие-то особые чистота и естественность голосоведения, пением оркестра наслаждаешься - словно здесь и сейчас случилось рождение музыки. Здесь музыкой общаются, и пресловутые "номера" уже не остров для услады - они вплелись в общий музыкально-драматический поток.

Ольга Селиверстова в заглавной партии - открытие: голос теплый, живой, прозрачный, как капель, и такой же ритмически прихотливый. Пение кажется спонтанным высказыванием, почти импровизацией - что в таком спектакле особенно важно. Да и весь ее сценический образ резко выделяется хрупкостью из толпы кряжистых, закаленных невзгодами берендеев. Азарт новаторства не коснулся поэтического Леля: никаких контртеноров, поет по-прежнему меццо-сопрано - блистательно артистичная Александра Кадурина. Купава у Анны Нечаевой - надежная, страстная, горячая, крепкоголосая, совсем уже не сказочная - земная. Мизгирь у Эльчина Азизова - персонаж и бытовой и былинный, он привносит и в музыкальный и в ролевой рисунок столь любимый русской оперой восточный акцент (спектакль вообще вписан в обширный музыкальный контекст русской истории, включая отголоски Мусоргского и Бородина). Царь Берендей Богдана Волкова - интеллектуал, гуманист, пастырь, но тем более зловеще звучит его нежданный цинизм: "Снегурочки печальная кончина и страшная погибель Мизгиря тревожить нас не могут…". И впрямь, восход Ярилы-солнца больше напоминает лазерную атаку, ослепляющую и уничтожающую, - что перед этим апокалипсисом две жизни! Помню, как озадачивали меня такие тирады в традиционных версиях "Снегурочки" - это бездушие в мире, толкующем о чистоте души. Им не было объяснения. Теперь и здесь вернулась логика.

Финальная славица царю в этом контексте звучит уже не так ликующе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Пн Июн 19, 2017 1:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061901
Тема| Театр, Музыка, Опера, БТ, Премьера
Автор| Юлия Бедерова
Заголовок| Театр после режиссуры
«Снегурочка» вернулась в Большой
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 2017-06-15
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3329308
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

«Снегурочка» Римского-Корсакова вернулась в репертуар Большого театра. Постановка режиссера Александра Тителя, художника Владимира Арефьева и дирижера Тугана Сохиева в выгодном свете представляет вокальные качества труппы, оркестровую аккуратность и современный режиссерский театр как пространство запустения и мрака. Рассказывает Юлия Бедерова.



У «Снегурочки» Римского-Корсакова неоднозначная репутация и скудная биография на современной сцене. Хрестоматийность и мультипликационность «русского Тристана» на рубеже XX–XXI веков перестали помогать репертуарной жизни оперы. «Снегурочкой» в 2002 году открылась Новая сцена Большого. Но спектакль, демонстрировавший охоту тогдашнего руководства к технической и художественной модернизации, запомнился разве что наличием видеопроекции. Попытка вывести «Снегурочку» на московскую сцену, которую предпринял театр «Новая опера», тоже оказалась неудачной.

Между тем в сезоне-2016/17 «Снегурочка» вдруг стала одной из самых обсуждаемых русских опер. Ее сделали популярной две важные премьеры: правда, одна не в России, а другая — не Римский-Корсаков. У спектакля Большого театра мало общего как с парижской версией Дмитрия Чернякова, так и с сенсацией последнего масочного конкурса — спектаклем «Снегурочка. Опера» композитора Александра Маноцкова, поставленным новосибирским театром «Старый дом». Но кое-что их все-таки роднит: это взгляд на берендейское царство как на странный, эмоционально ущербный, политически сомнительный и физически неуютный, практически непригодный для жизни мир. Но если у Чернякова социум берендеев существует в четких границах рутинной современности, а новосибирская Снегурочка — героиня внеисторического времени, то Титель и Арефьев сразу предлагают конкретные географические и хронологические обстоятельства: на сцене русская антиутопия, советско-российский постапокалипсис.

В течение почти четырех часов, именно столько идет спектакль, несмотря на значительные купюры (Сохиев ведет партитуру медленно, со щедрыми паузами и французской галантностью), за панелями сцены, оформленной как белая коробка, в бездонной черной пустоте сыплет искусственный театральный снег, создавая впечатление мрачного праздника однозначных ассоциаций. Невидимые зрителю, но явно жуткие обстоятельства индустриальной или политической катастрофы, отсутствие электричества, костры в железных бочках и темные приметы прошлого (покосившиеся вышки линий электропередачи, торчащие каркасы и столбы, заброшенный ржавый вагон) предлагают берендеям, закутанным в тусклые одеяла, нечто вроде жизни после жизни. А вся история Снегурочки (во втором премьерном составе — аккуратная и звонкая Ольга Семенищева в ансамбле с участницей парижской постановки Еленой Манистиной-Весной и другими) становится вслед масленичным гуляньям с закатанным в сугроб человеком еще одним суровым развлечением посмертного существования потерянного народа.

Далее по ссылке: https://www.kommersant.ru/doc/3329308
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Пн Июн 19, 2017 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061902
Тема| Театр, Музыка, Опера, БТ, Премьера, «Снегурочка»
Автор| Марина Гайкович
Заголовок| В Большом театре состоялась премьера оперы "Снегурочка" в современной интерпретации
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 2017-06-17
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2017-06-19/7_7010_opera.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Режиссер Александр Титель и дирижер Туган Сохиев в своих интервью как один говорят о том, что им меньше всего хотелось бы представить «Снегурочку» как детскую сказку времен изучения музлитературы за 6 класс ДМШ, пусть это и рискованно, ведь зрители именно такую и ждут. Первая реакция на эти высказывания – ироничная, не настолько же обладатели заветных билетов наивны, чтобы ожидать весеннюю сказочку. Судя по нескольким откликам от соседей по залу (два вечера в партере), все же визуальное решение оказалось довольно радикальным для зрителя. («О боже, это лес?» или «Долго это идти не будет. Несколько раз – и снимут»).

Между тем, хотя в вопросах леса (остовы бетонных конструкций) можно и согласиться, сама идея кажется довольно привлекательной. Постановщики рисуют постапокалиптический мир, ядерную зиму, где в нечеловеческих условиях пытается выжить горстка людей. Лютый холод, неурожаи, и, как следствие голод, демографический кризис ничем не отличает их от заявленных у Римского-Корсакова и Островского селян. Но современнику, воспитанному на фантастах ХХ века или западных сериалах ХХI-го, эта ситуация куда понятнее. Ядерная зима, согласно теории физиков, может наступить после ядерной войны (или цепи ядерных взрывов): мощный выброс пепла закроет солнце и на земле наступит ледниковый период: выживут не все, а кто выживет, снова начнет воевать – за территории. Берендеи, очевидно, воевали (но проиграли, так как лучшая территория – у воды, не в лесу): иные травмы и увечья вроде потери руки экс-генерала Мороза (черная перчатка) или потери глаза у Берендея, скорее, получены в бою. Но и выжившие страдают: лучевая болезнь проявляется и через поколение.

Большая часть берендеев живет общиной, но есть и отшельники: Леший живет в лесу, Мороз – обитает одиноко, Весна в этой системе координат выглядит контрабандисткой, которая мигрирует между лучшим миром (победителей, откуда, скорее всего и Мизгирь) и берендеевым. Ее задача – потомство, она опекает сирот и, в своей хижине-баньке заботится о фертильных и беременных. О тех, кто не «остудился» в чувствах, как подавляющее большинство сородичей.

Художник Владимир Арефьев весь портал сцены затягивает белым, над берендеевым царством висит белый куб, зависая на уровне человеческого роста и открывая затягивающую бархатную тьму, оттеняемую перманентно падающим снегом. Пристанищем берендеям служат остатки цивилизации: верхушки ЛЭП с висящими проводами, пара кабинок колеса обозрения, ржавый вагон электрички (это царские палаты). Вся их надежда – на живительный луч света. По преданию, сложившемуся в этом мире (тут мы вступаем на территорию догадок, так как сам спектакль об этом говорит лишь по касательной), дать свет, и как следствие, продолжение жизни или новую жизнь, способна настоящая всепоглощающая любовь, и слияние сердец высвободит сгустки энергии. Или – напротив, должны прийти те, избранные, чей союз будет желанен, но отвергнут мирозданием, и произойдет, если вновь обратиться к физике, явление аннигиляции (когда столкновения частицы и античастицы даст третью – в нашем случае фотон – уничтожив первые). Скажем, Купава и Лель, хоть и стали, не без сомнений со стороны Купавы (Леля за мужика тут не считают, а она все же без пяти минут невеста Мизгиря, скорее всего, представителя народа-победителя, завоевавшего прибрежные земли), парой, чудесного эффекта не произвели. Как читатель уже догадался, той самой частицей стала Снегурочка: заряд ее чувства зажег два мощнейших стадионных прожектора. Активизировавшая ее античастица – Мизгирь – стал еще одной неизбежной жертвой. Правда, концепция эта при всей кажущейся стройности, оставляет довольно много пробелов. Чем живут берендеи, по каким законам, каким молятся богам, что для них добро, что зло, во что они верят?.. Можно только домыслить, так как народ (хор) никак не персонифицирован. Почему лишь Весну заботит потомство, какие могут быть сироты и беспризорники, когда дети – самое ценное в подобных сообществах? Наконец, чем особенна Снегурочка? На удивление, эта героиня отличается от остальных лишь тем, что не мерзнет (не исключено, что следствие мутации), да слегка диковата в поведении (а впрочем, и сами берендеи не высоких манер). И – самое главное – в чем состоит ее преображение после баньки у Весны, обнаружить не удалось, элементарного превращения холодности в чувственность, кажется, не случилось. Да и чего бы Снегурочке вдруг полюбить того, кто парой часов ранее ее чуть не изнасиловал? Не мозги же у нее выпарились. Довольно сложно поверить, что Снегурочка и Мизгирь – это та самая пара, чья страсть изменит ход истории: они не только не поцеловались, даже не обнялись ни разу. Да и сам процесс превращения тьмы в свет, как снегурочкина смерть выглядит не подготовленным. Повторим, о причинах и следствиях приходится догадываться.

Самое печальное, что режиссерской концепции подчинена и музыкальная: унылая атмосфера, ощущение беспросветной тьмы – и в исполнении, где и песни Леля звучат как языческие молитвы, а крестьянской хор «А мы просо сеяли» – как набат. Но при уместности этого подхода все же Туган Сохиев совершает ошибку, лишая гениально оркестрованную партитуру Римского-Корсакова тембральной роскоши, заметно опрощая ее. Имея, к тому же, в руках вышколенный оркестр, где даже самые сложные соло звучат идеально стройно.

А вот кастинг, надо сказать, удался, хотя и вызывали опасения, скажем, две неизвестные певицы заявлены на заглавную партию. Ольга Семенищева и Ольга Селиверстова, первая – всего год в труппе Большого, вторая – солистка Екатеринбургской оперы (Титель там ставил «Кармен»). Брюнетка и блондинка, одна обладательница более сочного, другая – более звонкого, хрустального голоса, но обе – отлично звучат на пиано в верхнем регистре, а потому сцена таяния у обеих звучит до боли трогательно. Под стать им и мамы, в том числе и внешне: в паре с Семенищевой – Агунда Кулаева, голос с томными бархатными низами, в другом составе – Елена Манистина, тембр ее голоса – другого колорита, мягче и легче. Леля подбирали, возможно, под стать Купаве: вместе с «мясистым» страстным сопрано Марии Лобановой (Купава) – глубокий и насыщенный, почти контральтовый тембр Анны Бондаревской, а более высокому голосу Анны Нечаевой подошло меццо Александры Кадуриной. Среди исполнителей партии Мизгиря больше запомнился солист Новосибирской оперы Максим Аниськин, чей голос может и уступил Эльчину Азизову по насыщенности, но звучал очень мужественно и ровно. Наконец, настоящее приобретение – два потрясающих тенора, Богдан Волков и Алексей Неклюдов, с особенным чувством фразы, легкими верхними нотами, отличной кантиленой. Впервые за несколько лет Большой представил два полноценных и убедительных состава певцов, отрадно – что есть среди них и солисты труппы, и приглашенные артисты из российских театров, и даже экс-солисты Большого вроде замечательного Мороза Глеба Никольского.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Пн Июн 19, 2017 6:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061903
Тема| Театр, Музыка, MusicAeterna, "Реквием Моцарта", Персоналии, Т. Курентзис
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| В Московской филармонии представили Реквием Моцарта в новом прочтении
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 2017-06-19
Ссылка| https://rg.ru/2017/06/19/v-moskovskoj-filarmonii-predstavili-rekviem-mocarta-v-novom-prochtenii.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Московская премьера проекта Теодора Курентзиса "Реквием Моцарта" в исполнении оркестра и хора musicAeterna Пермского театра оперы и балета состоялась на филармонической сцене в Концертном зала Чайковского. Транзит нового проекта - Пермь (где Реквием был исполнен накануне московских гастролей) - Москва - Зальцбург. В городе Моцарта Реквием в исполнении Курентзиса и musicAeterna прозвучит 23 июля в программе Зальцбургского фестиваля.

Это уже не первый проект Теодора Курентзиса, связанный с Реквиемом Моцарта и попыткой открыть эту загадочную партитуру в каком-то другом измерении, проливающем свет на само существо моцартовского начала в мире, на тайну жизни и смерти, на мир вечного, который невозможно увидеть, но, вероятно, возможно услышать. Именно поэтому Курентзис, возвращаясь к Реквиему, постоянно обновляет ракурс музыкального зрения на этот текст, развивая его интерепретацию.

Нынешний проект вобрал в себя и курентзисовский радикальный опыт 2008 года, когда в незавершенный текст моцартовского Реквиема, дописанный, как известно, его учеником Францем Ксавером Зюсмайером и учеником Гайдна Йозефом Эйблером, были вставлены номера, заказанные современным композиторам - Benedictus Сергея Загния и Sanctus Владимира Николаева (на этот раз в текст Реквиема Моцарта Курентзис включил хор Osanna Сергея Загния), и "аутентичную” интерпретацию Курентзиса, записанную на диск "Mozart: Requiem" в 2011 году с новосибирскими musicAeterna и The New Siberian Singers.

В зале Чайковского прозвучало новое прочтение Реквиема, развернувшееся в актуальном для Курентзиса формате музыкального действа. На сцене - музыканты в черных рясах, стоящие у подсвеченных в темноте пультов, сомкнувшийся вокруг оркестра полукружьем хор, в центре - маэстро и солисты, тоже все в черном - визуализация темы траура, аскезы смерти, образа загадочного "черного” человека, заказавшего Моцарту Реквием.

Весь это антураж очень подходил к предыдущей курентзисовской интрепретации Реквиема, с ее резкими динамическими и темповыми контрастами, артикулированными штрихами, мрачными хоровыми всплесками в Rex и Dies irae, быстрыми фугами. Но, показалось, что нынешнему звучанию Реквиема более подошел бы ослепительно белый цвет - свет Aeterna, вечности, бессмертия. Потому что всю звуковую фактуру Реквиема Курентзис построил как музыкальную картину Рая - мира блаженства, из которого человек когда-то пришел на землю и куда он должен вернуться, пройдя путь земных испытаний и смерти. Легкость и прозрачность звучания musiсAeterna создавали в Реквиеме поразительный эффект "воздуха", сотканного из живой моцартовской красоты. Темпы частей были более быстрыми, тоже "воздушными", динамика - мягкая: даже форте не набирало здесь плотности.

В этом Реквиеме звучала потусторонняя гармония, а не канонические ужасы, о которых повествует Dies irae или страшные картины дантевского Ада, связанные в христианском сознании с ощущением смерти. У Курентзиса звучали трепет тремоло и нежность хорового многоголосия мира, "псалмы" и фуги, вытянутые в бесконечно красивые линии, словно невидимые прекрасные реки бесплотного мира, с его фантастическими ландшафтами, тонущими в туманных сфумато.

Отдельное чудо этой звуковой материи - хор musicAeterna (хормейстер Виталий Полонский) - дышащий, завораживающий красотой, текучестью, выровненностью звука и сверхчеловеческими скоростями фуг в Kyrie и в Domine Jesu.
В этом раскладе квартет солистов - Елена Свешикова (сопрано), Наталия Ляскова (меццо-сопрано), Томас Кули (тенор, США) и Эдвин Кроссли-Мерсер (бас, Франция) - не солировали даже, а словно выступали "голосами” моцартовски прекрасного, не карающего божьим гневом умершего человека, мира вечности.
И когда в Agnus Dei вливалась Osanna Сергея Загния, повествующая о том, как к Моцарту пришел черный человек и принес заказ на Реквием, как Моцарт почувствовал, что он пишет Реквием для себя, как он умер и на третий день был погребен, как "Ангелы пели и играли Реквием Моцарта на Небе завершенный", вставка это воспринималась не противоречащей общей драматургии, а как естественный художественный жест, соединивший в "вечности" концы мифа - Моцарта и его Реквием, гения и творение, его земную и вечную жизнь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10321

СообщениеДобавлено: Пн Июн 19, 2017 6:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061904
Тема| Театр, Музыка, Мариинский театр, Фестиваль, Персоналии, Р. Папе
Автор| Мария Бабалова
Заголовок| Басу не нужен босс
Немецкий певец Рене Папе на "Звездах белых ночей"
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 2017-06-16
Ссылка| https://rg.ru/2017/06/18/rene-pape-kultura-dolzhna-ostavatsia-vne-politiki.html
Аннотация| Интервью

На три дня в Петербург прилетел выдающийся немецкий певец, двукратный обладатель "Грэмми" Рене Папе. На фестивале Мариинского театра "Звезды белых ночей" он исполнил одну из своих коронных ролей - короля Марка в опере Вагнера "Тристан и Изольда". А накануне Рене Папе дал интервью "РГ".

В мире вы считаетесь прежде всего вагнеровским певцом. Для вас это комплимент?

Рене Папе: И да, и нет. Я все-таки гораздо больше, чем только вагнеровский исполнитель. Я так же очень люблю и пою Моцарта. Очень много пою Верди, Гуно, чуть меньше - Бойто, Мусоргского и Чайковского. И постоянно стремлюсь открывать для себя какие-то новые горизонты. Мне, в общем-то, повезло: могу петь все, что мне интересно.

Русскую музыку петь особенно трудно?

Рене Папе: Вопрос, конечно, в сложности языка. Но я вырос в Восточной Германии, нас в школе принуждали зубрить русский. Мне не нужно подписывать транскрипцию латинскими буквами, так как я читаю кириллицу. Хотя, конечно, не все понимаю и, к сожалению, не говорю по-русски. В юности учить русский мне категорически не хотелось. В то время он был для меня элементом коммунистической пропаганды. Не мог предположить, что стану певцом и буду исполнять великие русские оперы.

С какого момента вы сами к себе стали относиться как к профессионалу высшего класса?

Рене Папе: Трудно сказать, потому что каждый день находишь в себе какие-то несовершенства и начинаешь с ними бороться. Но формально, наверное, я стал профессионалом в 1988 году, когда по окончании учебы в Дрездене был принят в Берлинскую государственную оперу.

Русский поэт Александр Блок однажды заметил: "Сегодня я - гений". После каких-нибудь своих спектаклей, ролей вы могли бы сказать о себе нечто подобное?


Рене Папе: У нас, певцов определенного уровня, есть исключительное право быть частью великой музыки, любви к ней. Мы наделены уникальной возможностью дарить эту прекрасную музыку людям, забирая их из повседневной жизни. Они будут плакать и смеяться, у них будут "мурашки" бежать по коже... Так что, думаю, каждый из нас чувствует, даже если и не признается, свою гениальность. Но только на сцене. В реальной жизни я - обычный человек. Ведь я - бас, а не сопрано или тенор. И, как правило, я всегда в хорошем настроении: я - человек, который старается всегда мыслить позитивно.

Получается?

Рене Папе: Естественно, невозможно быть счастливым постоянно. Бывают разные периоды. И в личной, семейной жизни у меня было немало сложных моментов. Но мне повезло: хотя бы с вокалом у меня не было никаких проблем. Большое счастье - быть одним из лучших в профессии.

А на что-нибудь еще, кроме оперы, у вас время и силы есть?

Рене Папе: Однажды я купил огромную, расписанную матрешку, там внутри было 25 матрешек... Мне нравится искусство на переломе XIX - XX веков. Но я не слежу за аукционами. Покупаю, что приглянулось, что могу себе позволить как оперный певец.

А почему вы решили исполнить музыку группы Rammstein?

Рене Папе: Чтобы как-то вырваться из рутины обыденности. У меня бунтарская натура. Но это был не рок-концерт, а выступление с большим симфоническим оркестром. Музыку с использованием мелодий и текстов Rammstein специально для меня написал Торстен Раш. Так что в рок-певцы я не переквалифицировался. В будущем я, не исключено, стану делать в музыке то, чего никогда не делал и чего от меня совсем не ждут. Но не думаю, что смогу быть поп-певцом. У меня для этого слишком большой голос.
Сегодня, у вас абсолютная свобода выбора, каковы ваши приоритеты в выборе роли?
Рене Папе: Главное, чтобы роль и музыкально, и актерски нравилась. И чтобы не было конфликта с дирижером или режиссером. Это очень изматывает и не на пользу делу. Хотя в подобных ситуациях я пытаюсь не злиться, разговаривать спокойно, дабы найти приемлемое для всех решение.

С кем общий язык найти труднее: с режиссером или дирижером?

Рене Папе: Прежде дирижер был главной фигурой в оперном театре, а сегодня власть у режиссеров. И мне это не нравится, потому что большинство режиссеров мало что понимает в музыке: они пришли из драмтеатра и кино. У них нет музыкального чувства, они не умеют читать партитуру. Встречаются, конечно, такие, как Дмитрий Черняков, с которым я работал над "Борисом Годуновым" и "Парсифалем" в Берлине, но это исключение. Он - оперный человек, всегда знает партитуру наизусть. Обычно же режиссеры ничего не знают, но хотят быть боссами - это неправильно. Сегодня опере очень нужны дирижеры старой школы, как Баренбойм или Гергиев. Их катастрофически не хватает. Есть много потрясающих молодых маэстро, но никто из них не обладает мощными лидерскими качествами, необходимыми настоящему оперному театру.

А кого вам страшнее играть - Бога или убийцу?

Рене Папе: Бога. Мы, человеческие существа, никак не боги, и инстинкты убийцы всегда таятся внутри нас, такова наша природа. Иногда думаешь: "Ой, не хочу!". Но заходишь в театр, гримируешься, надеваешь костюм, а вместе с ним и маску персонажа, и ты уже не ты. Вотан из тетралогии Вагнера "Кольцо нибелунга", например, не из приятных богов. Тоже убийца по-своему. Но я люблю все свои роли: всех моих героев оправдывает музыка.

Для вас гастроли в России - эксклюзивная ситуация?

Рене Папе: Я хотел бы чаще приезжать в Россию, но это не от меня зависит. Конечно, Россия колоссальная страна. У вас тысячи талантливых людей. Естественно, им надо в первую очередь давать возможность работать. Но опера - искусство интернациональное, и очень важно не замыкаться.

Например, у меня замечательные, дружеские отношения с Валерием Гергиевым и с Мариинским театром. У Валерия всегда есть какие-то интересные предложения. Мне нравится, как он отдает всю свою энергию музыкантам, артистам - живет для них, строит театры, концертные залы, вкладывая и свои личные средства. Мне кажется, и в Москве должны быть такие люди, как Гергиев в Санкт-Петербурге.

Жаль, что почти за 30 лет карьеры я до сих пор не спел ни одного спектакля в Большом театре. Но я не стану напрашиваться. Спасибо Ольге Ростропович, пригласившей меня участвовать в гала-концерте на сцене Большого в ноябре прошлого года в честь ее матери - великой певицы Галины Вишневской. Такие акции, думаю, очень важны: они сближают наше прошлое и настоящее.

И вы не боитесь политических санкций?
Рене Папе: Я знаю о санкциях против России, и мне это очень не нравится. Это ужасная глупость. И я их не поддерживаю. Очень надеюсь, что российская экономика станет от них только сильнее. Вы сами столько всего можете сделать! Вам не нужна ни Америка, ни Европа в экономическом плане. А вот культура, искусство всегда должны оставаться вне политики и объединять народы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика