Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Пн Июн 26, 2017 2:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062602
Тема| Современный танец, фестиваль OPEN LOOK, Персоналии
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Люди как боги: гости Open Look, с которыми стоит познакомиться
Где опубликовано| «Фонтанка.ру»
Дата публикации| 2017-06-26
Ссылка| http://calendar.fontanka.ru/articles/5226/
Аннотация| Фестиваль, Танец

Фестиваль современного танца Open Look, который с 29 июня по 9 июля пройдет в Петербурге в 19-й раз, привозит в город прежде всего личностей. Людей, которым есть что сказать – и которые умеют разговаривать в танце. Мужчины и женщины, лирики и циники – их будет много в эти дни на Новой сцене Александринки. Финны, израильтяне, швейцарцы, венгры, испанцы, французы – и наш народ из Екатеринбурга и Челябинска, Москвы и Петербурга. У каждого – своя история. «Фонтанка» предлагает читателям представить себя некоторыми из них.

Сначала вас зовут Фредерик Гафнер. Вы живете в Женеве, ваша мама раньше была звездой в труппе маркиза де Куэваса, а сейчас возглавляет балетную школу. Отец – танцовщик, после травмы переквалифицировавшийся в фотографа. Понятно, что танцам вас начинают учить чуть не с рождения и к пятнадцати годам вы – юная надежда швейцарского балета, немецкие газеты сравнивают вас с Барышниковым, и Марсия Хайде берет вас восемнадцатилетнего в знаменитый на весь мир Штутгартский балет. Труппа любовно хранит наследие Джона Крэнко, ценит драмбалеты, молодежь честно выходит в вариациях и примеряет старинные наряды. Неожиданно вы срываетесь в Нью-Йорк – и не в American Ballet Theatre, что соответствовал бы вашей классической выучке, а к Мерсу Каннингему. Тому самому гениальному безумцу, что презирает все сюжетные заморочки в танце, но крайне заинтересован в танце как исследовании. И вы проходите с ним по его спектаклям – и уже The New York Times поминает в одном абзаце вас и Барышникова с совершенно равной интонацией. Вот в той вещи Каннингема, где вы повторяете и повторяете одно и то же движение – «исключительный», пишет The New York Times. Потом вы меняете имя (Фуфуа д’Имобилитэ – это запоминается, не так ли?) и создаете свою компанию. И вас больше никто ни с кем не сравнивает, это – только ваше.

Саркастический треп на сцене. Скрывающийся под этим трепом острый научный поиск, находящий общие точки у совсем разных стилей танца. Движение, захватывающее город, а не только зрительный зал. В общем, на Open look – два проекта.

«Dancewalk»: 29 июня, 16.00, Летний сад
«ХореоХроники»: 1 июля, 19.00, Новая сцена Александринского театра
«ХореоХроники»: 3 июля, 19.00, Центр имени Мейерхольда (Москва)


Владимир Луповской
Вы – студент физического факультета МГУ, кафедра общей физики и волновых процессов. И вам нравится ваша наука, и все у вас в порядке. Но вот отец увлекался фотографией, вел в школе фотокружок, вы там занимались. А ровно тогда, когда вы учитесь в МГУ, там переживает период своего расцвета студия пантомимы – и это занятие вам тоже интересно. Студией руководит Саша Пепеляев (сейчас – один из отцов-основателей российского контемпорари, тогда – химик, подавшийся в артисты), в то же время в Москве работают «предки» контемпорари, театр пластической драмы Гедрюса Мацкявичюса, например. Вы все успеваете – и с физикой, и со школой фоторепортажа при Центральном доме журналиста. Вы ловите в объектив первые движения появляющегося в стране современного танца. Но наступает время, когда кажется, что физика (и фундаментальная наука вообще) в стране умирает – и тогда вы уходите в танец насовсем. И становитесь лучшим фотографом в стране, специализирующимся на контемпорари.

Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля Open Look
Ваши снимки не облизывают артистов, не делают их «красивее» – но на 200 процентов выявляют экспрессию, выявляют талант. На фестивале – выставка.
«Разные поезда. Французский современный танец в России»: с 29 июня 17.00 – 9 июля, Новая сцена Александринского театра
Встреча с Владимиром Луповским: 2 июля 17.30, Новая сцена Александринского театра

Жозеф Надж
Вы – этнический венгр, родились в милой деревушке в бывшей Югославии, которая держит первое место в Европе по статистике самоубийств. Никто не знает, почему – возможно, дело в климате. На том свете уже друзья и знакомые – а вы вовремя уехали во Францию. И стали самым мрачным сочинителем танцев на планете. Вы делаете спектакли о том, как ужасна, тосклива, отвратительна жизнь – и как славно вот так р-раз бритвочкой и решить все проблемы. При этом спектакли эти так хороши, что публика внимает вам зачарованно, выходит в полном ошеломлении, на улице отряхивается и скоро хочет еще. Ваши спектакли – желанные гости на самых громких танцфестивалях мира; дважды вы получали «Золотую маску» за лучший зарубежный спектакль, показанный в России (выбор был – за весь год!). Теперь вы выпускаете мировую премьеру на фестивале Open Look – «Пензум», и, конечно, она о любви без взаимности и что лучше… ну, вы поняли.

История посвящена Йожефу Аттиле – венгерскому поэту, в начале ХХ века решившему свои проблемы самым радикальным способом. Спектакль – дуэт Наджа с контрабасистской Жоэль Леандр, занимающейся новой музыкой. Вы наверняка сделаете зрелище совершенно захватывающим.

«Пензум»: 4 и 5 июля, 20.00, Новая сцена Александринского театра
Творческая встреча с Жозефом Наджем и Жоэль Леандр: 6 июля, 18.00, Школа «Мастерс»


Ольга Пона

Вы окончили автотракторный факультет Челябинского политехнического института. Потом отделение хореографии местного института культуры. В городе, в котором можно дышать, только если ветер дует в сторону самого вонючего завода, а не от него, и в котором местная балетная труппа не приходит в сознание десятилетиями, вы обеспечиваете глоток чистого воздуха для замученных горожан. Сочиняя танцы с начала девяностых, принадлежа к первому поколению контемпорари в стране, вы очень долго пренебрегаете модой на жесткий взгляд, жесткий танец.

Люди на сцене жалеют друг друга, женщины мечтают о домике с садиком, а не о торжестве феминизма во всем мире – и ваши танцы, в которых периодически возникают отзвуки танцев народных (нет, не простодушные – отрефлексированные, умные) долго кажутся старомодными. Пока всю страну не накрывает тот же запах, что никогда не исчезал в Челябинске, пока публика не начинает и в контемпорари искать того убежища, что прежде искала лишь в классическом балете – и внимательнее вглядываться в ваши спектакли.

А там, как в приезжающем в Петербург «proКИНО», компания только что буйно махавшихся мужиков вдруг появляется на алом фоне неуловимыми мстителями, какими они мечтали быть в детстве – и это звучит и утешением, и обещанием. Жизнь еще не прошла, нет.

«proКИНО»: 7 июля, 20.00, Новая сцена Александринского театра

Софья Гайдукова

Вы – внучка ректора московского хореографического училища. И всю жизнь вас готовили быть лебедем в Большом. Желательно первым лебедем. Главным. Но к моменту окончания школы бабушки уже нет на этом свете и в Большой вас не берут. А танцевать хочется. И вы прибиваетесь к труппе, что гоняет по окраинам Китая покоцанные версии старинной русской классики. Труппа называется «Балет Москва». Да, тот самый «Балет Москва», что сейчас у всех на слуху, что собирает коллекцию «Золотых масок» и регулярно работает с интереснейшими хореографами. Просто тогда у него был другой директор (с прозвищем Карабас-Барабас; внешне был очень похож). Ну вот, вы танцуете классику бог весть где, а жизнь идет. И однажды этого директора снимают. И назначают Лену Тупысеву, что до того организовывала жизнь танцевального центра «Цех», где проходили отличные фестивали. И в труппе – раз премьера! Два! И все живет, дышит, движется, и выясняется – и так вот можно, и вот этак! И вы вдруг понимаете, что ваш главный козырь – не академическая выучка, а открытый темперамент и любопытство к новой пластике. И ваша Изольда в спектакле Режиса Обадиа становится чистым пламенем, и зал вопит, как никогда не вопил на «Лебедином озере». И теплившийся и прежде интерес к сочинению танцев вспыхивает в полную мощь. И возникает хореограф Софья Гайдукова.

Очень «женский» автор в достаточно жестком мире контемпорари – все про любовь да про то, как жить с этой любовью и без нее. И совершенно не собирающийся отказываться от воспоминаний о балетной школе, пристраивающий их к делу. В общем, «Memoriae», дуэт с Константином Матулевским. Очень честно, очень болезненно, очень ясно.

«Memoriae»: 8 июля, 18.00, Новая сцена Александринского театра

Вим Вандекейбус

Вы – сын ветеринара в бельгийском городишке, где нет и десятка тысяч человек. Как многие подростки, вы собираетесь стать психологом, чтобы разобраться прежде всего в себе. И даже поступаете в Католический Левенский университет на факультет психологии – но в 22 года отправляетесь на прослушивание к Яну Фабру и получаете роль в «Силе театрального безумия». Через год основываете свою компанию «Ultima vez» – и первый же спектакль приносит вам премию «Бесси». Теперь, через тридцать лет, вы в мире контемпорари значите примерно столько же, сколько в мире классики Мариус Петипа.

Вы – сын ветеринара в бельгийском городишке, где нет и десятка тысяч человек. Как многие подростки, вы собираетесь стать психологом, чтобы разобраться прежде всего в себе. И даже поступаете в Католический Левенский университет на факультет психологии – но в 22 года отправляетесь на прослушивание к Яну Фабру и получаете роль в «Силе театрального безумия». Через год основываете свою компанию «Ultima vez» – и первый же спектакль приносит вам премию «Бесси». Теперь, через тридцать лет, вы в мире контемпорари значите примерно столько же, сколько в мире классики Мариус Петипа.

Создатель корпуса текстов, педагог, сформировавший мозги нескольких поколений авторов, сначала – обожаемый учитель, затем – периодически – объект для тренировки скепсиса молодых и зубастых, при этом регулярно выпускающий спектакли более новаторские, чем юные коллеги. Кроме спектаклей, уже классикой стали ваши фильмы, в которых движение играет главную роль. В Петербург ваша компания привозит недавнюю премьеру – «Mockumentary of a Contemporary Savior».

Человек, в той же степени принадлежащий кино, что и танцу, вы берете в работу жанр мокьюментари – как бы документального кино, придуманного меж тем от начала до конца. И – как психолог – берете в работу нас. Может быть, вы нам поможете.


«Mockumentary of a Contemporary Savior»: 8 и 9 июля, 20.00, Театр-фестиваль «Балтийский дом»
«Здесь и потом», фильм Вима Вандекейбуса и лекция Виты Хлоповой о хореографе: 4 июля, 17.00, Школа «Мастерс»
«Вим», фильм Лут Вандекейбус о ее брате: 4 июля, 21.00, Новая сцена Александринского театра
«Дикие разумом», фильм Вима Вандекейбуса: 9 июля, 15.00, Новая сцена Александринского театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1667
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 27, 2017 11:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062701
Тема| Балет, Персоналии, Карлос Акоста
Автор| АЛЕКСАНДР ФИРЕР
Заголовок| «Кубания»-live
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №6 (2017)
Дата публикации| 2017 июнь
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Гастроли

Кубинская компания «Акоста Данса» выступила впервые в Москве

Чеховский фестиваль в последние годы стал самым значимым событием московского летнего театрального сезона, а танцевальная составляющая его программы впечатляет разнообразием и высочайшим профессиональным мастерством привозимых трупп. Высокий балетный старт задала кубинская Компания «Акоста Данса» из Гаваны, основанная четыре года назад знаменитым танцовщиком Карлосом Акостой, воспитанником легендарной школы кубинского балета. Завершив великолепную данскарьеру в статусе премьера лондонского Королевского балета, на пути неостановимого художественного развития и постижения новых рубежей в искусстве танца при поддержке кубинского правительства организовал свою труппу из двадцати трех танцовщиков, работающих в области современного танца или на базе классики. Среди его артистов талантливые кубинцы из Национального балета Кубы, из кубинской компании Современного танца и других. А связи Карлоса с Королевским балетом, «Сэдлерс Уэллс» и его авторитет в балетном мире гарантируют хорошие гастрольные перспективы для его молодой труппы, средний возраст артистов в которой 24-25 лет. Коллектив опекают кубинские власти: в Гаване артистам выделена собственная репетиционная база с тремя залами. Руководитель вводит в арсенал пластически одаренных танцовщиков различные стили и техники – от танго, фламенко до хип-хопа. В ближайших обозримых планах неутомимого Карлоса значится открытие в сентябре этого года Академии танца, где дети будут получать бесплатное танцевальное образование. Тем самым Акоста отдает дань родной стране, воспитавшей его как танцовщика.


Карлос Акоста

Москва стала второй страной (после Польши) в международной гастрольной географии коллектива «Акоста Данса». Молодая кубинская труппа привезла полнометражную внушительную программу из пяти одноактных балетов. Открыла вечер классика кубинского современного танца «Переход через Ниагару» (1987) Марианелы Боан на сочиненный в концентрационном лагере «Квартет на конец времени» Оливье Мессиана. Марианела Боан – видный деятель хореографии в Латинской Америке, автор пяти десятков опусов, основатель компании DanzAbierta («Открытый танец»). «Переход через Ниагару» создан по мотивам одноименной минималистской пьесы перуанца Алонсо Алегрия о достижении невозможного. Отправной точкой стал реальный факт перехода акробата Шарля Блондэна через Ниагарский водопад. Второй участник балета – персонаж Карло, демифологизировавший героя своим вопросом: «Вы – привилегированная персона, мастер балансирования, но вы зависите от натянутого каната. Я хочу, чтобы вы летали». Дуэт двух мужчин, отчасти изображающих Шарля и Карло, с использованием приемов тайчи с трансцедентальными наклонами, медитационной несуетностью чудес балансировки в невероятно трудных поддержках и составляет суть опуса. Невозможно оторвать взгляд от сакрального пластического континуума почти обнаженных, фактурно сложенных Карлоса Луиса Бланко и Алехандро Силвы. В непересекающихся траекториях желаний при полном тактильном слиянии видится близость и отчуждение, зеркальное отражение бездн интравертности. В этой философской притче пластически непостижимо стираются грани между реальными и фантастическими человеческими возможностями. Ниагаре в опусе тождественна тернистая пропасть всех бушующих стихий в душе человеческой, в преодолении и покорении которых и заключается истинный путь самопознания. Акоста резонно считает это произведение Марианелы Боан архиважным в истории кубинского танца.


Отражения Карлоса Луиса Бланко и Алехандро Силвы

Сочинение «Фавн» бельгийца марокканского происхождения Сиди Лярби Шеркауи на музыку «Послеполуденного отдыха фавна» Клода Дебюсси со звуковыми вкраплениями Нитина Соуни превосходно исполнили Янелис Годой и Хулио Леон. Автор услышал в импрессионистском строе Дебюсси пронзительную чувственность в еще не отравленных ядом ревности отношениях мужчины и женщины, пронзительно и тонко прорисованную ягуаровой пластикой, искрометностью инстинктивных импульсов, струйным потоком изощренных ласк, красноречивейшей вязью телесных переплетений. Шеркауинский фавн словно по лезвию бритвы балансирует на четко неопределяемой грани между животным и человеком. И эти метаморфозы живых сущностей раскрывают невиданные горизонты пластической лексики и хореографической фантазии.


Янелис Годой и Хулио Леон словно Мария Магдалина и Иисус из Назарета

Гойо Монтеро свой опус «И ничего вокруг» поставил по поэзии Хоакина Сабины и Винисиуса ди Морайса. В этом хореографическом экспериментальном этюде под музыку одного голоса отанцовывается как священное заклинание образное значение и энергетика слов. Танец переводит, по мнению автора, звучание голоса в иную реальность. По сути это поэтическое воспевание ежедневной прозаичности и рутинных бытовизмов, физиологизмов и иных жизненных цикличностей. В жесткой дисциплине напряженного ритма слаженный ансамбль артистов эффектно демонстрирует богатый ассортимент техники классического и современного танца.

Москвичи уже видели в незабываемом исполнении легендарной Сильви Гиллем номер «Two» Рассела Малифанта: эта десятиминутная миниатюра входила в программу «Push». На нынешнем фестивале в «Two» предстал Карлос Акоста, еще пребывающий в достойной танцевальной форме. Он сделал упор на скульптурно декоративную выразительность тела. А заключенный в ствол-сноп света, льющегося сверху, будто из космоса, танцовщик казался готовым к феерическому запуску в бесконечность. Красивые взмахи-всполохи рук и взрывная кинетика упругого и мощного торса метафорически олицетворяли далекие зарницы звездных войн, планетарные взрывы галактик.


На крыльях любви. Лаура Родригес - Кармен, Хавьер Рохас - Хосе

Венчала программу «Кармен» в хореографии Карлоса Акосты на музыку «Кармен-сюиты» Бизе-Щедрина. Карлос поставил этот опус для своего прощания со сценой Королевского балета, а для новой кубинской труппы он несколько его переделал. Если декорации и костюмы Тима Хатли сделаны с оглядкой на сценографию Бориса Мессерера в «Кармен-сюите» Альберто Алонсо, то Акоста-режиссер приблизил сюжет к Просперу Мериме, сделав героиню беспощадной уличной оторвой.


"Между нами пропасть легла". Лаура Родригес - Кармен, Хавьер Рохас - Хосе

Помещенная в клетку Кармен (Лаура Родригес) буквально опутывает цепями, будто паук паутиной, жертву – робкого Хозе (Хавьер Рохас), которого по-человечески даже жаль. Стремительная как перелетная птица страсть вульгарной карменситы его попросту уничтожает. Страстно влюбленный в себя, жаждущий казаться сексапильным Эскамильо (Луис Валье) демонстрирует нарциссический посыл и виртуозную классическую технику. Луис Валье сделал своего персонажа несколько отстраненным, но как в омут с головой бросающегося в объятия музыки и танца. А силуэтно дефилирующий на фоне грозовонебесного задника Бык (в исполнении полюбившегося публике по «Переходу через Ниагару» Карлоса Луиса Бланко) с забеленным лицом и рогами размером и размахом шире, чем у минотавра в «Лабиринте» Марты Грэм, уносит с собой в финале тело убитой Кармен как долгожданный трофей.


"Кармен". Цунами обольщения

Но эмоциональным и энергетическим кульминационным эпицентром в середине спектакля стал сапатеадный пляс всей труппы в таверне (на вставную музыку), нашедший страстный отклик у зрителя. Избранный для труппы стиль, сочетающий разные направления и техники танца, Карлос Акоста называет «кубания» и в этом видит залог успеха своего детища.

Фото Аллы Четвериковой предоставлены пресс-службой Чеховского фестиваля
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Вт Июн 27, 2017 12:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062702
Тема| Танец, Фестивали, Montpellier Danse, Персоналии, Анжелен Прельжокаж, Стивен Коэн
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Ход быком
Открылся 37-й Montpellier Danse
Где опубликовано| © Коммерсант
Дата публикации| 27.06.2017
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3336298
Аннотация| Фестиваль танец

В древней столице Лангедока начался 37-й международный фестиваль современного танца Montpellier Danse, порожденный французской «новой волной», дерзкому радикализму которой он верен по сей день. Из Монпелье — Татьяна Кузнецова.

Именно тут, за мощными стенами бывшего монастыря урсулинок, хореограф Доминик Багуэ в 1981 году устроил всеобщий сбор авангардистов-единомышленников, положивший начало Montpellier Danse. После ранней смерти «маленького принца» французской «новой волны» директор фестиваля Жан-Поль Монтенари взялся совмещать финансовые заботы с художественными: с 1991 года он — единоличный хозяин Montpellier Danse. В этом году бессменный куратор заявил, что представит пазл из истории современного танца с середины ХХ века до наших дней, однако явно поддался ностальгии: кумиры времен его молодости и авторы с громкими именами подавили молодых представителей актуального искусства.



Открыл фестиваль Анжелен Прельжокаж, самый востребованный хореограф Франции,— именно в Монпелье в компании Доминика Багуэ он начал карьеру танцовщика, а теперь возглавляет труппу по соседству — в Экс-ан-Провансе. На фестивале он представил балеты, сделанные в свое время для New York City Ballet, а сейчас перенесенные в его собственную компанию. «Spectral Evidence» (2013) на музыку Джона Кейджа — спектакль о салемских ведьмах, точнее — о свободе духа, коей жертвы узколобых пуритан поражают своих гонителей (центральный дуэт балета намекает и на плотский интерес судьи к обвиняемой). Балет «La Stravaganza», поставленный в 1997 году на музыку Вивальди с примесью современных авторов, рассказывает о гипотетической встрече двух эпох — современности и XVII столетия (если судить по черным камзолам с отложными воротниками, будто снятыми с плеча Оливера Кромвеля). Формально речь идет о поисках общего пластического языка, фактически — опять-таки о духовной свободе, и самым убедительным аргументом снова оказывается телесная близость.
Удивительно, как старомодно и компромиссно нынче выглядят эти сочинения главного возмутителя балетного спокойствия рубежа веков. Заметно, что Прельжокаж робеет перед труппой Баланчина: старается «оклассичить» свой язык, избегает пластических крайностей и телесных откровенностей. В результате в обоих балетах носители свободы духа — «ведьмы» и «современные люди» — со своими сиссонами и антраша кажутся неубедительно банальными, в то время как «гонители», сосредоточенно передвигающие угловатые тела по непривычным траекториям, выглядят подлинными мучениками совести. Надо добавить, что к американской «классике» труппа Прельжокажа приспособлена не вполне: лишь несколько артистов (в их числе две россиянки) свободно чувствуют себя среди туров и па-де-ша, остальные делают па как умеют — корявенько и неточно.

По контрасту с утомленным Прельжокажем, предъявившим на фестивале балеты прошлых лет, другой возмутитель спокойствия — знаменитый южноафриканский перформер Стивен Коэн — находит все новые способы шокировать публику. Его спектакль «Put Your Heart Under Your Feet… and Walk» посвящен умершему любовнику и, в сущности, является публичным похоронным ритуалом. Перформер, сделавший свое лицо и тело предметом искусства (белый бритый череп инкрустирован стразами, на макушке — маленькое деревце, на щеках увядают листья, приклеенные ресницы — до середины лба, печально изогнутые черные губы, две сияющие дуги вместо ушей, балетный корсет на туловище, полуистлевшая старинная пачка на бедрах, черные копыта быка на ступнях, белые гробики вместо котурнов и пара костылей для перемещения в пространстве), появляется на сцене трижды. Петляет между инсталляций — уложенные рядами пуанты дополнены атрибутами смерти вроде пистолета с загнутым дулом или черепов с глазами из драгоценных камней; сняв амуницию (кроме корсета), обвешивает себя четырьмя патефонами, играющими меланхолические мелодии 1920-х. Наконец, запалив свечи в старинных канделябрах, глотает ложку праха возлюбленного, запивая вином (а может, кровью) из венецианского бокала, и исчезает в клубах дыма, окутывающего все это мертвое великолепие.

«Живая» часть перформанса волнует не больше, чем эротические фантазии накокаиненных старушек, однако было еще и видео, разбивавшее выходы «чуда в перьях». Вот Стивен в своем сценическом облике опасливо блуждает по скотобойне, элегически поглаживая освежеванные бычьи тела, картинно зависая на крюках для туш и отворачиваясь от презрительных взглядов чернокожих мясников. Вот он барахтается в месиве загустевшей крови под душем из парных красных струй, стекающих на его драгоценный череп из могучей шеи забитого животного. А вот — крупным планом — процесс обезглавливания быка: нож проходит сквозь желтые дрожащие слои жира, перерезает синеватые трубы сосудов… глаз быка во весь экран недоумевающе расширяется и медленно меркнет. Стивен Коэн, достроив образный ряд своей тризны убийственным натурализмом, добился желаемого эффекта: однако шок вызывает не только страшная казнь быка, но и нравственная глухота автора, столь расчетливо убитого своим горем.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Вт Июн 27, 2017 5:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062703
Тема| Балет, Мариинский театр Персоналии, Ульяна Лопаткина
Автор| Юлия Яковлева
Заголовок| Лебединая песня. Балет без Ульны Лопаткиной
Где опубликовано| Петербургский Дневник
Дата публикации| 2017-06-21
Ссылка| https://www.dp.ru/a/2017/06/22/Lebedinaja_pesnja?from=subscribe_email
Аннотация| Сцену оставила Ульяна Лопаткина

Сцену оставила Ульяна Лопаткина. Мариинский театр сообщил об этом пресс–релизом, писанным Полиграфом Полиграфовичем Шариковым: казалось, автор не знал, кто такая Лопаткина, но хуже всего был тон — "незаменимых нет". Это прощание театра с великой балериной хорошо ложится в линию последних событий вокруг Исаакия и Публички: главные культурные институции Петербурга под натиском дикарей.

Впрочем, петербуржцам, кто такая Лопаткина, объяснять и не надо. Причем не надо уже давно. С самых первых сезонов Лопаткиной в Мариинском театре стало ясно, что к удлиняющейся сквозь столетия, медленно и редко, цепочке "Мария Тальони — Анна Павлова — Галина Уланова" добавилось новое имя. Петербург — очень балетоманский город, кто такие Тальони, Павлова и Уланова, в нем тоже объяснять не требуется.

Слава Лопаткиной разгорелась быстро и широко. Как у всех по–настоящему великих балерин, ее искусство провоцировало специалистов на изощренные интеллектуальные поэмы в прозе, но при этом брало в плен всех и без пояснений, даже тех, кто пришел в балет исключительно на шум вокруг имени, вдруг ставшего модным. Во второй половине 1990–х мода на Лопаткину уже трещала как лесной пожар. Керосина в пламя подливала Москва, не видавшая у себя великих балерин со времен Плисецкой и очень по ним соскучившаяся.

Лучшее, что написано о Лопаткиной, написал Вадим Гаевский — москвич и поэт великих балерин. Хорошее было время! Зайдя в антракте спектакля Мариинки в туалет, ты непременно обнаруживал там человека, который чистит зубы: московский балетоман между двумя поездами (с грязными зубами танцы Лопаткиной смотреть, видимо, было не комильфо). А петербургские девицы решали судьбу кавалера после совместного похода на балет, особенно если кавалер был москвичом. Долго потом отвергнутый искал истины: что не так с Анастасией Волочковой? — но приговор обжалованию не подлежал. Волочкова тогда тоже быстро обрела славу и тоже с московским замесом, да и слава Лопаткиной часто выглядела попсово: с экраном на Тверской и фуэте в программе Никиты Михалкова. Но Волочкова и Лопаткина были как антиматерия и материя.
Самое поразительное в искусстве Лопаткиной то, что оно — взойдя на старых классических балетах — по–настоящему так никогда и не покинуло пределов старого репертуара: лучшая Лопаткина — это Никия, это Одетта–Одиллия, это Раймонда, это умирающий лебедь, это Баланчин, которого Лопаткина танцевала так, будто он был постскриптумом к лучшим классическим композициям Петипа. Всё остальное, станцованное ею, выглядело интересно ("всё равно Лопаткина") — и спорно. Может быть, поэтому Лопаткина не стяжала по–настоящему международной славы и не выстроила по–настоящему международной карьеры.

Нет, ею восхищались по всему миру. Но все–таки самое важное осталось непереводимым и непереведенным — точно так же, как только русский поймет всю прелесть стихов Пушкина или Ахматовой и только для петербуржца они больше, чем гениальные стихи. Хотя великой современнице Лопаткиной — Диане Вишневой — удались и международная слава, и международная карьера. Но искусству Лопаткиной всегда нужен был контекст невских набережных, петербургского мифа, да даже и просто серенький петербургский свет и мокренький петербургский ветер
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Ср Июн 28, 2017 1:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062801
Тема| Балет, Фестиваль, Челябинский театр оперы и балета, Персоналии
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Знакомое болеро
Где опубликовано| © «Ведомости»
Дата публикации|28. 06.2017
Ссылка| https://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2017/06/28/699663-chelyabinske-idu
Аннотация| Спектакль об Иде Рубинштейн, одной из самых ярких русских танцовщиц начала ХХ в., открыл международный фестиваль в честь звезды конца века Екатерины Максимовой.


В Челябинске станцевали условный Париж
Андрей Голубев


С Челябинском ее связала одна из любимых учениц – Татьяна Предеина, благодаря которой о местном театре оперы и балета узнали за пределами страны. Сегодня Предеина сосредоточена на педагогической работе, а труппа, пройдя сложные времена, ищет собственное лицо.

Шестьдесят танцовщиков несут стандартный репертуар, от скромной «Анюты» до массивных «Баядерки», «Дон Кихота», «Эсмеральды» – без этого стандартного набора здания с колоннами на центральных площадях городов-миллионников у нас кажутся нерентабельными. Но в афишу девятого фестиваля их включать не стали, пожертвовав излюбленным провинциальным форматом «залетные звезды в наших собственных декорациях». Вместо этого предложили публике спектакли и стили, которых нет в собственном репертуаре. Из соседнего Екатеринбурга привезли победителя последней «Золотой маски» – «Ромео и Джульетту» Вячеслава Самодурова, созданных на стыке неоклассического балета, драматического театра и кино. «Иерусалимский балет» показал сборную программу неоклассики, включавшую постановки Нади Тимофеевой, Марины Кеслер, Егора Меньшикова и Одеда Ронена.

Челябинский «В честь Екатерины Максимовой» завершает цикл международных балетных фестивалей, проходящих в российской провинции. Этот цикл включает осенний фестиваль, посвященный Алле Шелест в Самаре, «Стерх» в Якутске, Улановский зимний фестиваль в Йошкар-Оле и два Нуреевских – в Казани и Уфе, проходящие в мае.
Челябинская труппа предстала в новом спектакле «Ида». Как известно, Ида Рубинштейн, чьи бесконечно длинные линии и бестелесный образ сохранил знаменитый портрет Серова, жила так, что могла бы стать героиней и современной мыльной оперы, и детектива, и монографии из серии ЖЗЛ. Но авторы балетного либретто не стали пользоваться ни одним из этих путей. Если бы не зафиксированное в названии имя, можно было бы предположить, что это обобщенная история любой успешной актрисы – не исключено, что Сары Бернар, или Веры Комиссаржевской, или Анны Павловой: кто из них не прошел через соперничество, признание, поклонение, утраченную любовь. Наводку дает возникающее в коллаже французской музыки рубежа веков равелевское «Болеро»: именно Ида Рубинштейн первой вывела его на балетную сцену, заказав постановку Брониславе Нижинской.

Хореограф из Петербурга Надежда Калинина, которой досталось уже готовое либретто, подошла к постановке со всем инструментарием выпускницы балетмейстерского факультета Петербургской консерватории и привыкшего работать по разнообразным заказам постановщика. Для нее не стало проблемой придумать ни парижский свет, ни условную дягилевскую труппу всего для 12 пар кордебалета, не забывая при этом выводить вперед слаженный и дееспособный женский состав и оставлять в тени часть предпенсионного мужского. Попыталась Калинина придумать индивидуальную лексику и для персонажей балета – возлюбленного героини Вальтера, Хореографа, Художника (который оказывается в либретто Александром Бенуа). Но, следуя за либретто, картины сменяются с калейдоскопической скоростью, не оставляя времени на то, чтобы разобраться в характерах героев и их отношениях. Здесь на помощь постановщику приходят исполнители – Александр Цвариани (Художник), Валерий Целищев (Вальтер) и по праву берущая на себя роль лидера Екатерина Хомкина-Сафронова (Ида), в чьем танце бесшовно соединяются неоклассическая лексика, эффектная драмбалетная подача и пластические изломы, позаимствованные из балетов Эйфмана. Сладостные узнаваемые мелодии Сен-Санса и Форе, силуэты Парижа в сценографии Антона Сластникова и костюмы Елены Сластниковой, напоминающие о летящих силуэтах эпохи джаза, в соединении с изящной хореографией складываются в мюзикл, поднятый на пуанты. Этот жанр сегодня оказался самым востребованным на российских просторах, вырвавшись за пределы театров музкомедии и угнездившись и в оперных театрах, и в драме. Челябинск, встретивший новый балет стоячей овацией, не стал исключением.

Челябинск
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Чт Июн 29, 2017 2:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062901
Тема| Балет, Екатеринбургский балет, Премьера, «Наяда и рыбак. Сюита»
Автор| Светдана Зенкова
Заголовок| Наяда и рыбак. Сюита». Реконструкция старинного балета
Где опубликовано| © Главная «ЕТВ»
Дата публикации| 29. 06.2017
Ссылка| http://ekburg.tv/programmy/gosti_ekaterinburga/2017-06-28/najada_i_rybak_sjuita_rekonstrukcija_starinnogo_baleta
Аннотация|

Закрытие 105-го сезона Екатеринбургский балет посвящает российской хореографии — ее истории и завтрашнему дню. Среди трех новинок — реконструкция старинного балета и две работы, сочиненные только что.

«Наяда и рыбак. Сюита» — избранные фрагменты балета на музыку Цезаря Пуни. Впервые балет был поставлен балетмейстером Жюлем Перро в Лондоне и затем перенесен в Петербург. Там в 1892 году его возобновил Мариус Петипа, а в 1903-м вернул на сцену Александр Ширяев, полностью заменив хореографический текст. Версию Ширяева и представит в Екатеринбурге балетмейстер Юрий Бурлака — всемирно признанный знаток музыки и хореографии русского балетного театра XIX столетия.
«Наяду» можно назвать младшей сестрой «Сильфиды» и «Жизели»: все эти балеты принадлежат эпохе романтизма и проводят главную романтическую идею — столкновение реального и фантастического. Сюжет прост: морская дева Наяда влюбляется в рыбака Маттео, у которого есть невеста. Уральский зритель увидит три большие сцены из балета: появление Наяды и ее дуэт с Маттео, деревенский праздник, танец Наяды со своей тенью. Над оформлением сюиты работают сценограф Андрей Войтенко и художник по костюмам Татьяна Ногинова: петербургские мастера знакомы зрителю театра по классическим версиям «Лебединого озера» и «Жизели».
Два других балета созданы по заказу Екатеринбургского балета участниками хореографических мастерских «Dance-платформа» 2016. Солист театра Игорь Булыцын, пробующий силы как хореограф, представит «Увертюру»: в качестве музыкальной основы избрана увертюра Антонио Сальери к опере «Катилина». Петербургский хореограф Софья Лыткина поставит «Па-де катр» на музыку Концерта для четырех клавиров с оркестром Иоганна Себастьяна Баха. Две работы составят одно отделение вечера.

Сюита из «Наяды и рыбака» пройдет в сопровождении симфонического оркестра Екатеринбургского театра оперы и балета. Дирижер-постановщик — Алексей Богорад.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Чт Июн 29, 2017 2:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062902
Тема| Балет, Балет Карелии, Персоналии, Н. Гальцина
Автор|
Заголовок| Душой исполненный полёт Натальи Гальциной
Где опубликовано| © Интернет-журнал "Лицей"
Дата публикации| 29. 06.2017
Ссылка| https://gazeta-licey.ru/news/59084-dushoy-ispolnennyiy-polyot-natali-galtsinoy
Аннотация|Юбилей

29 июня отмечает юбилей заслуженная артистка России и Карелии, лауреат Государственной премии России имени М.И. Глинки, прима-балерина Музыкального театра Карелии в 1966 – 1994 годах.

Вся творческая жизнь Натальи Гальциной связана с карельским балетом. Приехав в Музыкальный театр Карелии по окончании Пермского государственного хореографического училища в 1966 году, молодая артистка очень скоро стала ведущей балериной труппы. Она исполняла центральные партии практически во всех балетных постановках, как классических, так и современных: в ее репертуаре были «Лебединое озеро» и «Спящая красавица», «Жизель» и «Дон Кихот», «Баядерка» и «Тщетная предосторожность», «Тропою грома» и «Сотворение мира», «Перекресток» и «Анна Каренина» и многие другие.

«Жизель». 1979 год

Среди лучших работ балерины – партии в национальных балетах Г. Синисало «Сампо» (Невеста и Лоухи) и «Кижская легенда» (Олена и Маринка). За исполнение партии Лоухи в балете «Сампо» балерина стала лауреатом Государственной премии России имени М.И. Глинки. Ее мастерство и творческую индивидуальность высоко ценили такие известные в нашей стране и за рубежом балетмейстеры, как И. Смирнов, М. Мнацаканян, А. Кузнецов, в разные годы ставившие спектакли на сцене Музыкального театра Карелии.

«Сампо», 1970 год. Невеста — Наталья Гальцина, Илмаринен — Борис Крупчаткин

Искусство Натальи Гальциной – это не только блестящая техника исполнения, но и темперамент, музыкальность, драматическая насыщенность каждой роли, не просто станцованной, но и прожитой на сцене в полную силу. Недаром ее ценили и любили и простые зрители, и искушенные балетоманы в нашей республике и далеко за ее пределами. Ей посвящены публикации в журналах «Советский балет», «Север», «Лицей», страницы книги И.В. Смирнова «…танцует Карелия. Заметки и размышления балетмейстера». «То, что делает на сцене (и не только) Наталья Гальцина, не балет: это синтетический театр жизни. Театр одного актера с ансамблевой поддержкой…» – писали о ней.

Спектр творческих интересов Н. В. Гальциной давно вышел за рамки исполнительского танцевального искусства. Она успешно выступала как драматическая актриса в спектаклях петрозаводских театров и на телевидении, была автором и ведущей цикла передач «Площадь искусств» на Карельском телевидении. Ее статьи об истории балета Карелии и его современной жизни регулярно появляются в периодической печати, она автор книги «Стоит жить» об основателе и первом директоре Музыкального театра Карелии С.П. Звездине, а сейчас готовится к печати ее книга «Автопортрет на фоне Карельского балета», посвященная истории профессионального балетного искусства Республики Карелия. В 2008 году Наталья Гальцина стала кандидатом искусствоведения, защитив диссертацию на эту же тему.

По окончании карьеры балерины Наталья Васильевна посвятила себя педагогической работе: преподавала классический танец в школе искусств, а в 2009 году стала руководителем вновь организованной детской балетной студии Музыкального театра Республики Карелия. Ее воспитанницы участвуют в спектаклях и концертных программах театра. С 1997 года она проводит республиканский фестиваль хореографических коллективов «Танцует молодость», посвященный Международному дню танца.
Огромный вклад балерины в развитие хореографического искусства Карелии и России отмечен почетными званиями заслуженной артистки КАССР и РСФСР, а также орденом «Знак Почета».

Музыкальный театр Карелии от всей души поздравляет Наталью Васильевну Гальцину с юбилеем и желает ей крепкого здоровья, долгих лет творчества и вдохновения
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Чт Июн 29, 2017 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062903
Тема| Балет, «Балет Евгения Панфилова», «Исповедь неуспевшего», Персоналии
Автор| Юлия Баталина редактор отдела культуры ИД «Компаньон»
Заголовок| Почти мистическая история
Где опубликовано| ИД «Компаньон»
Дата публикации| 28. 06.2017
Ссылка| https://www.newsko.ru/news/nk-4096124.html
Аннотация| Сергей Полунин и Наталья Осипова исполнят роли Евгения Панфилова и его музы на вечере памяти хореографа

Когда Сергей Райник, художественный руководитель театра «Балет Евгения Панфилова», рассказывает о проекте хореографического вечера в память основателя театра, который планируется провести в сентябре, он честно предупреждает: «В этой истории очень много эзотерики».

Идея события принадлежит Елене Глорио, которая была солисткой в коллективах Евгения Панфилова и звездой пермской танцевальной эстрады ещё в 1980-90-х годах. Позже она основала собственное варьете и отправилась покорять Европу. В прошлом году Елена разыскала Райника через соцсети. Оказалось, что у неё случилась переоценка ценностей: бросив суетную жизнь в шоу-бизнесе, она ухаживает за больными в туринском хосписе.

По словам Райника, Елена рассказала ему о замысле, который явился ей откуда-то свыше.

13 июля нынешнего года исполняется 15 лет со дня гибели Евгения Панфилова. Елена Глорио считает, что душа хореографа именно в эти дни должна покинуть «нашу систему» (что бы это ни значило), и, чтобы астральный Панфилов благополучно добрался до высших сфер, надо придать ему ускорение мощным, энергетичным творческим толчком, наполненным светом нашей цивилизации.

Елена выслала Райнику музыку, которая должна стать основой будущего спектакля о Панфилове. По словам руководителя театра, на первый взгляд, это абсолютно эклектичная подборка: главная тема — чакона из партиты ре минор Баха, но к ней добавлены самые разные мелодии, очень неожиданные, вроде титульной песни из фильма о Джеймсе Бонде Skyfall или песен барда Елены Фроловой. Однако, подумав, послушав, Райник решил, что в этом подборе музыкальных тем есть что-то панфиловское, и добавил к списку ещё некоторые произведения Баха. Общее время звучания — 72 минуты, это довольно много для современного балета.

Пригласить международных звёзд Сергея Полунина и Наталью Осипову на главные роли в спектакле тоже предложила Елена Глорио. Она прислала Райнику фото Полунина, где он похож на молодого Панфилова как брат-близнец, а сама отправилась в Мюнхен, где в сентябре 2016 года Полунин и Осипова танцевали в «Жизели». Елене удалось передать танцовщикам диск с 15-минутным фильмом о Панфилове, который она сама смонтировала из фотографий и видеозаписей. И тут выяснилось, что в декабре Наталья Осипова будет в Перми — танцевать в «Ромео и Джульетте»!

Тут уж и Райник поверил, что это — судьба. Он уже загорелся этим проектом; по его словам, ставить перед собой высокую, практически недостижимую цель — это очень по-панфиловски. Когда Осипова приехала в Пермь, они встретились, и Наталья поразила пермского хореографа простотой в общении и открытостью к новым проектам. «Я мялся, робел, заикался. Но она — совершенное чудо, с ней сразу становится легко», — признаётся Райник. В финале беседы он решился спросить о возможной сумме гонорара и получил ответ в том смысле, что деньги ни её, ни Полунина в этом проекте не интересуют.

Началась длинная переписка с Осиповой, Полуниным и их общим менеджером Татьяной Токаревой. В мае уже нынешнего, 2017 года, Райник снова встретился с Осиповой в Перми, где она репетировала главную роль в «Жар-Птице» Стравинского в постановке Алексея Мирошниченко. Наталья подтвердила готовность участвовать в проекте, и были предварительно оговорены сроки работы.

Будущий балет получил название «Исповедь неуспевшего». Основной массив хореографии будет ставить сам Райник, но он хотел бы, чтобы по крайней мере два фрагмента поставили другие хореографы: в балете будет эпизод, когда молодой Панфилов очарован классическим балетом, и авторы проекта хотели бы, чтобы в этот момент к работе подключился художественный руководитель балетной труппы Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко, а фрагмент «Моя дочь — моё сердце» должна ставить Арина Панфилова.

В августе Сергей Райник собирается в Белград, где Сергей Полунин открыл свой творческий центр. Именно там будут проходить основные репетиции балета. Вечер памяти Евгения Панфилова «Исповедь неуспевшего» планируется провести на сцене Пермского театра оперы и балета 18 сентября.

Когда Сергей Райник говорит об этой работе, он щедр на лирические исповеди: «Я думал, что уже никогда не испытаю те эмоции, которые я испытывал, когда был впервые влюблён. И вот теперь я снова это чувствую». По его словам, в этой истории — тот творческий вызов, который давно ждал театр «Балет Евгения Панфилова». Если всё удастся, это будет выход на новый уровень — хореографический, продюсерский и творческий. «Весь балетный мир будет смотреть в эту точку», — говорит Райник.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1667
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 29, 2017 4:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017062904
Тема| Балет, Персоналии, Лагуна, Эк, Хайде, Жилло, Маршан, Джекоби, Лакарра, Дино, Посохов, Капцова, Волчков, Родькин, Смирнова, Чудин
Автор| АЛЕКСАНДР ФИРЕР
Заголовок| Лучшее еще впереди
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №6 (2017)
Дата публикации| 2017 июнь
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Гала «Бенуа де ля данс»

На Исторической сцене Большого театра прошел фестиваль мирового балета, отметивший 25-летний юбилей балетного приза Benois de la Danse двумя благотворительными гала-концертами с участием лауреатов этого года и прошлых лет



Марсию Хайде, получившую приз "За жизнь в искусстве", поздравляет Юрий Григорович


За четверть века «Бенуа де ля Данс» почетно приобрел репутацию наиболее маститой и престижной награды, подтверждающей определенный статус в современном мире танца. Рожденный в недрах Большого Региной Никифоровой и Ниной Кудрявцевой-Лури проект «Бенуа» был запущен на большую орбиту под председательством Юрия Григоровича и впоследствии обласкан ЮНЕСКО. Успешно пережив беспокойные времена скитаний по европейским театрам, Benois de la Danse в последние годы основательно вернулся на Историческую сцену Большого театра. Сам приз (в авторстве потомка Бенуа Игоря Устинова, проживающего сейчас в Швейцарии) представляет собой большую статуэтку из двух фигур – танцовщицы и танцовщика с воздетыми к небу руками, и чем-то напоминает обаятельных персонажей Гарри Бардина.


Юго Маршан и Денис Родькин - лауреаты "Бенуа де ля данс"

Награда традиционно присуждается по итогам прошедшего сезона лучшим танцовщице, танцовщику и хореографу, выдвигаемых на номинации членами жюри. Вся бригада уважаемых мэтров собирается накануне мероприятия и по результатам обсуждения и голосования общим решением избирает победителей. За всю историю существования Benois de la Danse в рядах жюри, номинантов и лауреатов перебывал весь цвет, отборные сливки, самые знаковые фигуры Танца.


Приз Юрию Посохову вручает Матс Эк

Среди славных имен фигурировал незадолго до кончины даже Рудольф Нуреев. В представительный состав жюри-2017 вошли гений хореографии Матс Эк, Хулио Бокка (арт-директор Национального балета Уругвая), прима-балерина Большого театра Светлана Захарова, Джули Кент (арт-директор Вашингтонского балета), финский хореограф Йорма Эло, Манюэль Легри (арт-директор Венского государственного балета), Брижитт Лефевр (экс-директор балета Парижской национальной оперы и арт-директор Бьеннале танца в Канне), Сю Джи-кан (арт-директор Корейского национального балета) и председатель жюри балетмейстер Большого театра Юрий Григорович.


Мария Риссетто - лауреат "Бенуа де ля данс"

Номинанты-2017 отражали внушительную географическую широту и большой стилистический спектр танцевальной картины в сегодняшнем мире. XXV церемонию вручения приза и благотворительный гала-концерт номинантов и лауреатов этого года (в пользу балетных ветеранов Большого театра) открыло дефиле звезд «Бенуа де ла Данс». Были объявлены новые лауреаты, которыми в 2017 году стали хореограф из Канады Кристал Пайт (к сожалению, она не приехала) за «Канон сезонов» в Парижской Опере, премьер Большого Денис Родькин за Солора в «Баядерке» и этуаль Парижской Оперы Юго Маршан за Ромео в нуреевской версии «Ромео и Джульетты», Мария Риссетто из Национального балета Уругвая (за партию Татьяны в «Онегине» Крэнко), известная по предшествовавшей карьере в Американском балетном театре и как «двойник» Милы Кунис в танцевальных сценах в нашумевшем голливудском «Черном лебеде», и этуаль Парижской Оперы Людмила Пагльеро (за исполнение «Других танцев» Роббинса), виртуозный и безупречный танец которой Москва имела удовольствие видеть неоднократно, в частности, на последних гастролях Парижской Оперы в Большом в «Пахите» Пьера Лакотта (на этот раз Пагльеро не приехала на «Бенуа» по неизвестным причинам). Прошлогодний приз за балет «Герой нашего времени», поставленный на Новой сцене Большого театра, получил из рук Матса Эка Юрий Посохов, сказавший, что именно Эк «воплотил мечту о полете в танце в реальность и заставил нас в это поверить». А приз «За жизнь в искусстве» из рук Юрия Григоровича получила муза Джона Крэнко, вдохновительница хореографической фантазии Мориса Бежара, Иржи Килиана, Джона Ноймайера, Матса Эка и многих других известных хореографов знаменитая Марсия Хайде. Легендарная танцовщица с трофеем «Бенуа» в обеих руках оптимистично заявила, что «лучшее еще впереди».

Гала открыла мировая премьера номера «TOI MOI» («Ты Я») Юрия Посохова на музыку Ильи Демуцкого (в исполнениии камерного ансамбля оркестранток Большого театра). Виктория Джайани (Балет Джоффри) и Джозеф Уолш (Балет Сан-Франциско) словно вдохнули танцевальную жизнь в устиновские статуэточные Бенуа-фигуры. Дуэт балерины и танцовщика в полумраке светорежиссуры пронизан лирическим настроением. Рукой опытного хореомастера в этой миниатюре неоклассическими средствами с любовью воспета красота танца в чудесном многообразии его полутонов. Созидательное мировоззрение художника сливает воедино покой и движение в уносящем потоке музыкального пространства по направлению к неувядающему горизонту рождающихся звуков.


Дрю Джейкоби и Матта Фоли

Самым художественно значимым и запомнившимся на первом вечере стало выступление Дрю Джекоби и Матта Фоли (Королевский балет Фландрии), исполнивших дуэт из «Дидоны и Энея» незаурядного Сиди Лярби Шеркауи на музыку Генри Перселла. Монументальная танцовщица Дрю Джекоби мифологизировала канонический сюжет до масштабов незабвенного сценического послания-откровения. Аутентично чувствующая телом малейшие нюансы современного танца она и ее прекрасный партнер превратили пряную кантиленную вязь Шеркауи в элегическую полифонию осмысленных подтекстов движения.

Достойно станцевали Дуэт из балета «Дама с камелиями» Джона Ноймайера на музыку Фредерика Шопена артисты Большого театра прима-балерина Нина Капцова и премьер Денис Родькин. Проникновенный и трепетный танец Капцовой затронул чувства первой исполнительницы роли Маргариты Готье Марсии Хайде, выразившей желание и готовность поработать с Ниной над этой заветной для балерины партией. Тем более огорчительно, что такая замечательная танцовщица, чье мастерство сегодня заслуживает самой высокой похвалы, была недооценена авторитетным жюри (если еще учесть, что этот приз имеет даже Анастасия Волочкова, когда-то скандально разделившая его с известной французской балериной Орели Дюпон). Дуэт Саломеи и Иоканаана из балета «Саломея» Демиса Вольпи на музыку Владимира Мартынова исполнили Элиза Баденес и Дэвид Мур из Штутгартского государственного балета. Эта версия библейского сюжета приближена к радикальному оригиналу Оскара Уайльда. В арсенале сладострастной Саломеи, натуралистично имитирующей эротический голод, представлено целое пиршество сладострастно чувственных тактильностей. В душных ароматах неотвратимого рока видится тщетная самооборона обнаженного танцпророка, пытающегося избавиться от любовных преследований Саломеи, желающего сбросить иудейскую царевну со своих плеч. В концертном эффектном па де де Дианы и Актеона из балета «Эсмеральда» Агриппины Вагановой на музыку Цезаря Пуни выступили Айано Кимура и Бруклин Мак из Вашингтонского балета. Партнерша воспроизвела технически сложный текст «на бровях», а темнокожий танцовщик выстреливал эффектными трюками, вызывая логические восторги части публики, и работал крупными штрихами.

Дуэт из «Ромео и Джульетты» на музыку Сергея Прокофьева в интерпретации свежеиспеченных этуалей Парижской Оперы Леонор Боляк и Юго Маршана еще раз показал, сколь технически сложна и «непредсказуема» хореография Рудольфа Нуреева. Для своего «звучания» она требует не только абсолютной виртуозности, но отточенного мастерства и изощренной нюансировки мелкой техники, в идеале присущей французской школе.

А дуэт Фригии и Спартака из балета «Спартак» на музыку Арама Хачатуряна в экзотическом и старательном исполнении Сеюл-Ки Пак и Джэ-У Ли из Корейского национального балета показал, что репертуарная популярность этого опуса Юрия Григоровича простирается от Мюнхена до Сеула.

Второй прекрасный вечер именовался «Звезды Бенуа де ля Данс – лауреаты за четверть века» и ожидаемо был более мастерски представительным по именам и также по программе, в которую входили сочинения Мориса Бежара, Ролана Пёти, Уэйна Макгрегора, Ханса ван Манена, Начо Дуато.


Люсия Лакарра и Марлон Дино

«Закрученную спираль» Рассела Малифанта на музыку Макса Рихтера показали Люсия Лакарра и Марлон Дино (Дортмундский балет). Номер представляет собой единодыханную танцевальную фразу, филигранно рисующую невероятные возможности любого вращения. Опус поставлен на незаурядное пластическое мастерство и воздушность Лакарры и недюжинную выносливость и завидные партнерские качества Дино. Сложносочиненные поддержки с обвитиями партнерши вокруг тела партнера, с непростыми переходами танцовщицы на плечо танцовщика и с плеча, сползая вниз, были исполнены совершенно, а неостановимые, как волна, спиральные закручивания создавали впечатление бесконечного движения.


Нина Капцова и Александр Волчков

Адажио Бьянки и Люченцио из балета Жан-Кристофа Майо «Укрощение строптивой» на музыку Дмитрия Шостаковича – жемчужина, ставшая желанным концертным хитом. Это гимническая песнь любви на стадии декларации, где лирически убедительны были прекрасные артисты Большого театра Нина Капцова и Александр Волчков.


Мари-Аньес Жилло и Юго Маршан

В дуэте из балета «Знаки» Каролин Карлсон на музыку Рене Обри выступили парижане – непревзойденная в этой партии Мари-Аньес Жилло и рослый красавец Юго Маршан. Артистичная балерина в своих коронных «Знаках» вдохновенно олицетворяет страстно затаенную, холерическую субстанцию и сценическую свободу, придающих современному танцу ту самую живую интонацию, обуславливающую его популярность среди широчайших слоев зрителей. В современном танце статуарный Маршан проявил свою индивидуальность и собственное пластическое мироощущение, фактурно и выпукло раскрывающие сокровенный смысл хореографических обобщений и условных символических кодов Карлсон.


Ольга Смирнова и Семен Чудин

Показанное артистами Большого театра «Большое классическое па» Виктора Гзовского на музыку Даниэля Обера, со времен Иветт Шовире слывущее визитной карточкой французской школы классического танца с ее аристократичностью и изяществом манер, стало украшением вечера. Ольга Смирнова и Семен Чудин станцевали этот номер на максимуме своего исполнительского мастерства.


Ана Лагуна и Матс Эк

Главным событием юбилейных торжеств стало выступление великих Аны Лагуны и Матса Эка в его номере «Память» на музыку Нико Рельке, в котором легендарные персоны танца «фрейдистски» погружаются в ностальгический экскурс по своей совместной жизни. Бытовой жест и даже ординарный лейтмотив движения в оригинальной фразеологии Эка превращается в красноречиво понятный каждому зрителю язык современного танцтеатра. Его фирменная самоирония, ясная логика, столь любимые неклассические диалекты пространственных перемещений сплетаются в феерический клубок Эковселенной с живописным «райком» колоритных и незабываемых обитателей. Великий гуру-хореограф переосмысляет сами принципы человеческих движений, рождая новые формы красоты танца, от которых перехватывает дыхание. Эк и Лагуна фантастически взаимодействуют-чувствуют друг друга в дуэте, когда малейший интонационный перелив мысли даже на четверть тона находит мгновенный душевный отклик друг у друга. У них оживают предметы мебели и домашней обстановки, оборачиваясь в давнишних приятелей, хранящих тайны их молодости и тернистые артефакты долгой совместной жизни. Оба артиста ошеломляют сокрушительными и всепоглощающими естественностью и обаянием. А искренность и наивность, как у детей, в их танце без красивостей поражают в самое сердце. Гениальная простота и пластическая артикуляция Лагуны и Эка позволяют нам испытать раритетную радость сопричастности к танцевальному чуду, творящемуся на наших глазах, и зрительское счастье быть современниками великих артистов.

Юбилейный торжественный праздник танца в Большом еще сильнее упрочил авторитетную репутацию Benois de la Danse. А собранные со всего мира Гранд персоны Танца на Исторической сцене – истинный праздник и нестираемая визуальная картина не только для восторженно млеющего взора балетомана, но и великолепное художественное событие-зрелище из разряда тех, которые вписываются в историю балетного театра.

Фото Михаила Логвинова предоставлены пресс-службой фестиваля «Бенуа де ля данс»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Пт Июн 30, 2017 12:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017063001
Тема| Современный танец, Фестиваль
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Эмануэль Гат вывел танцы на площадь
Где опубликовано| © Коммерсант
Дата публикации| 30.06.17
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3338411
Аннотация| Фестиваль танец


Фото: Татьяна Кузнецова/Коммерсант



Фестиваль Montpellier Danse оккупирует не только сцены города и его окрестностей, но и саму территорию Монпелье: уличные уроки, спектакли на площадях здесь обычное дело. В этом году танец внедрился в городскую жизнь еще теснее — его показывают прямо среди людей. День и час явления искусства известны заранее, и в урочное время толпа любителей уже ждет пару артистов, раскрашенные тела которых служат им костюмами, чтобы носиться за ними по прихотливому маршруту, невзирая на погоду и прочие неудобства.

Серию из пяти 20-минутных спектаклей поставил Эмануэль Гат и артисты его французской труппы. Разнополые и однополые «Дуэты» давали в палящий зной на классицистской Королевской площади — перед статуей Людовика XIV и на бортике бассейна; играли на эспланаде, ступенях и крыше концертного зала Corum после прошедшего дождя и под угрозой нового; танцевали под ногами покупателей в переполненном торговом центре «Полигон».

Тема всех «Дуэтов» — амбивалентность любви, легко трансформирующейся в соперничество, и за этими напряженными перипетиями наблюдать можно вплотную. То ты несешься по солнцепеку за сцепленными в объятии парнями, гадая, начнут ли они очередной раунд дзюдо или все-таки перейдут к сексу; то две девицы — синяя, как аватарка, и белая, как привидение,— охотясь друг на друга, проскальзывают перед твоим лицом, и ты можешь заглянуть в их расширившиеся зрачки; то выкрашенный белой краской пластичный азиат и красно-полосатая красотка с внешностью дочери вождя индейского племени ведут любовную игру прямо у тебя под ногами (на фото). Это особые ощущения: тебя принимают в игру и ты делаешься соучастником. Этот эффект обнаружили еще в 1970-е годы американские постмодернисты (оммаж в их честь и представляют собой «Дуэты» Гата). Этим и отличается современный интерактивный танец от уличного представления, популярного со времен раннего Средневековья.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10810

СообщениеДобавлено: Пт Июн 30, 2017 12:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017063002
Тема| Танец, Фестиваль Open Look
Автор| Марина Иванова
Заголовок| Международный фестиваль танца Open Look стартовал на открытом воздухе
Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 30.06.17
Ссылка| http://iz.ru/612192/marina-ivanova/mezhdunarodnyi-festival-tantca-open-look-startoval-na-otkrytom-vozdukhe
Аннотация| Международный фестиваль танца Open Look стартовал на открытом воздухе
В честь открытия форума состоялся променад-спектакль по мостам, паркам и набережным Северной столицы

В Санкт-Петербурге стартовал XIX международный фестиваль современного танца Open Look с участием трупп из России, Франции, Венгрии, Швейцарии, Финляндии, Бельгии, Испании, Израиля, Голландии и других стран. Программа отличается многообразием жанров и направлений — от вербатима до танца буто, от видеоарта до инсталляции. В честь открытия форума состоялся променад-спектакль по мостам, паркам и набережным Северной столицы.

Променад-спектакль в исполнении швейцарской труппы «Неопост Фуфуа» и образовательного проекта СОТА (Москва) стартовал от Новой сцены Александринского театра, прошел через Аничков мост, набережную Фонтанки, побывал в Летнем и Александровском садах и закончился у театра-фестиваля «Балтийский дом». Интеграцию танца в городское пространство начали несколько десятков танцовщиков. В перформансе-бродилке их сопровождала группа музыкантов с духовыми инструментами, барабанами и электрошарманками. В Летнем саду к артистам присоединились все желающие — получилось массово, искренне и позитивно.

— Мы привыкли, что танец исполняется на сцене, даже в открытом пространстве. Однако в этом формате мы имеем дело с танцем в самых неожиданных местах, и жители города становятся не только наблюдателями, но и соучастниками действия. Таким образом танец изменяется под воздействием окружающей среды, трактует и обыгрывает непредсказуемость жизни, — рассказал «Известиям» худрук швейцарской труппы Фуфуа Д’Имобилитэ.

Стартовав на пленэре, танец затем вернется на сцену. Мировой премьерой станет показ спектакля «Пензум» знаменитого француза Жозефа Наджа, поставленный в сотрудничестве с не менее знаменитой представительницей аванградной музыки, контрабасисткой Жоэль Леандр. Постановка расскажет о любовной драме поэта.
Бельгийская труппа «Ультима вез» представит «Мокьюментари на современного Спасителя» — квазидокументальный спектакль расскажет о взгляде известного хореографа и кинорежиссера Вима Вандекейбуса на развитие общества в будущем.

«Теро Сааринен», ведущая компания современного танца Финляндии, привезет спектакль «Повзрослевшие», где встретятся семь мужчин разных возрастов. Каори Ито — японка, работающая в Швейцарии, покажет спектакль «Я танцую, потому что не верю словам», в котором примет участие ее отец-скульптор. Тема вечная — взаимоотношения отцов и детей.

Открывшая фестиваль компания «Неопост Фуфуа» представит иронические «ХореоХроники», юмористическую трактовку развития современного танца. Также в программе зарубежных участников — спектакль «Тела» труппы Шарон Вазана из Израиля и балет «Абсурдия» венгерской компании «Сегеди».

Национальная платформа современного танца и театра Russian Look представит самое лучшее в российском contemporary. Выступления пройдут в жанре физического и визуального театра, современного танца и эксперимента, а также в форме циркового представления «Упсала цирка». В день закрытия фестиваля театр «Балет Москва» покажет премьеру — «Все пути ведут на Север».

Также в афише форума мастер-классы по танцевальным техникам — от модерна до йоги. Эксклюзивная кинопрограмма будет посвящена Виму Вандекейбусу: впервые в России покажут танцевальный фильм «Здесь и Потом» (2007), документальный фильм ВИМ (2016) и игровое кино «Дикие разумом» (2015). Кроме того, образовательный блок фестиваля включает лекции, творческие встречи, фотовыставки.

Фестивальный десант Open Look впервые совершит «вылазку» в Москву и на несколько дней разместится в Центре им. Вс. Мейерхольда, представив Swiss-программу, подготовленную совместно со Швейцарским советом по культуре «Про Гельвеция».
Фестиваль продлится до 9 июля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18306
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 01, 2017 11:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017063101
Тема| Балет, Американский театр балета, Персоналии, Джон Кранко, Диана Вишнева, Марсело Гомес
Автор| Alastair Macaulay
Заголовок| «Онегин»: две контрастные звезды
Где опубликовано| © The New York Times (перевод - портал "Музыкальные сезоны")
Дата публикации| 2017-06-29 (25 - оригинал)
Ссылка| http://musicseasons.org/onegin-dve-kontrastnye-zvezdy/
Оригинал| https://www.nytimes.com/2017/06/25/arts/dance/review-onegin-diana-vishneva-alessandra-ferri.html
Аннотация|


Диана Вишнёва в роли Татьяны в «Онегине»; её прощальное выступление в Американском театре балета. Фото – Andrea Mohin/The New York Times

Одно из определений балетомана: это тот, кого больше волнуют танцовщики, чем хореография, практически на грани безумия. «Онегин» Джона Кранко (1965 г.) – это просто кошмар для ценителя хореографии, но рай для балетомана. На прошлой неделе Американский театр балета представлял его четырьмя составами в Метрополитен-опере. Нью-Йоркские балетоманы, как и ожидалось, устроили овацию.

Сюжет «Онегина» подойдёт для самой душещипательной мелодрамы. Главная героиня, Татьяна, в начале показана молоденькой «книжной девушкой», живущей в русской провинции, а в конце – великосветской дамой Санкт-Петербурга. В первом акте юная Татьяна открывает своё любящее сердце главному герою байронического типа. Во втором акте в ответ на её признание он даёт резкую отповедь, а затем начинает заигрывать с её сестрой – невестой Ленского, своего лучшего друга; оскорблённый Ленский вызывает Онегина на дуэль и погибает от его руки. В третьем акте Онегин, полный раскаяния, спустя несколько лет вернувшись в общество, поражён зрелой красотой уже замужней Татьяны. Она признаётся, что всё ещё любит его, но, несмотря на это, просит оставить её навсегда.

В составах прошлой недели Татьяну танцевали две самые знаменитые в мире балерины, стоящие на противоположных точках своей карьеры. Для Дианы Вишнёвой это была возможность попрощаться с труппой, где она танцевала главные роли с 2003 года. Для Алессандры Ферри, чьё прощание с театром, которому она отдала двадцать лет, состоялось в 2007 году, эта роль стала ещё одним шагом на пути возвращения в балет, начатом ею в 2013 г. У каждой из них был «авторитетный» Онегин: у Вишнёвой – Марсело Гомес (в мае этого года отметивший двадцать лет работы в труппе), у Ферри – Роберто Болле (ведущий танцовщик театра с 2007 г.).

С 2003 г. Вишнёва является прима-балериной и Мариинского театра Санкт-Петербурга, и Американского театра балета в Нью-Йорке. Потрясающе красивая, с тёмными волосами и большими тёмными глазами, с идеальными пропорциями, она великолепно представила на своём прощальном выступлении восхитительную историю Татьяны. Наивная, но пылкая в первом акте, ранимая и страдающая – во втором, в третьем акте она предстаёт блистательной, благородной, но всё такой же страдающей.

Публика, в свою очередь, тоже была на высоте: дождём сыпались конфетти, на сцену летели цветы… Вишнёва и Гомес (чей Онегин был самым утончённым и многогранным из всех, кого я видел за тридцать девять лет) органично провели своё выступление до самого конца. Перед труппой балерина ещё раз повторила балетный жест любовного поклонения – она нарисовала руками нимб над головой партнёра и, словно обволакивая им всё его тело, сверху вниз, распростёрлась у его ног. На фоне огромного золотого занавеса он смиренно преклонил перед ней колени, покрыл поцелуями протянутую к нему руку и прижал её ладонь к своему лицу. Она склонилась над ним, почти по-матерински.

Один за другим звёзды прошлого и настоящего дарили ей букеты и заключали в объятия. И в разгар чествования Гомес поднял Вишнёву и быстро закружил на месте, так что её руки и ноги взлетели в воздух под взрыв аплодисментов.

В одном важном отношении карьера Вишнёвой была удивительна. Несмотря на то что у неё есть все данные, чтобы исполнять большинство ролей в репертуаре, она часто (подобно Марии Каллас или Михаилу Барышникову) танцевала некоторые партии восхитительно, но только один или два сезона, иногда даже для единственного шоу.

Трудно представить какую-либо другую балерину, которая была бы великолепна и в «Рубинах» Джорджа Баланчина (остроумный джазовый образ Нью-Йорка, созданный Стравинским), и в «Жизели» (её героиня – деревенская девушка, для которой любовь, танец и смерть связаны воедино), но к тому времени, когда она зарекомендовала себя как одна из лучших исполнительниц партий Жизели, она уже «вышла» из «Рубинов». Да, Вишнёва восхитительно танцевала заглавную роль трёхактного балета «Сильвия» Фредерика Аштона и ведущую партию в Ballet Imperial Баланчина – но больше она их не исполняет. Титания из «Сна» Аштона – ещё одна роль, которая идеально подходила ей, как и главная балерина в балете Алексея Ратманского «Первый фортепианный концерт», но её исполнение этих ролей осталось только в воспоминаниях.

Но некоторые роли – прежде всего, Жизель и Джульетту – она год за годом танцевала в Американском театре балета. За сорок два года моего просмотра «Жизели» в Нью-Йорке в заглавной роли выступали последовательно Алина Кожокару, Наталия Осипова и Диана Вишнёва – и всегда на высочайшем уровне, но каждая по-своему.

Теперь выступления Вишнёвой с труппой Американского театра балета станут воспоминаниями. Она будет продолжать танцевать в другом месте, и нельзя предугадать, когда Нью-Йорк снова увидит её – и увидит ли…

Но кто вообще может что-либо предугадать в балете? Ферри, яркая танцовщица, попрощалась и с Театром балета, и с балетом в целом в 2007 году. В прошлом году она опять танцевала Джульетту – свою прощальную роль. Она всё та же – от узкого свода стоп до заострённой линии носа. Она играет Татьяну менее утончённо, но более необузданно, чем Вишнёва; её трактовка образа – скорее, необычная, с оттенком мучительной напряжённости – достойна итальянской актрисы Анна Маньяни.

Однако это был просто «Онегин», балет, который низводит роман Пушкина «Евгений Онегин», где большое значение имеют тонкости и нюансы, до уровня дешёвого романтического чтива и смешивает музыку Чайковского с грубыми ритмами и чувственными танцевальными эффектами. Безвкусный танцевальный спектакль, в финальную сцену которого Кранко вставил величественную увертюру «Франческа да Римини» Чайковского, получился просто убогим. В какой-то момент Татьяна лежит на полу таким образом, что Онегину (ничего себе!) приходится тащить её, чтобы поднять вверх, и Татьяна своей ногой почти бьёт себя по голове. Сравнивая это творение с оперой Чайковского «Евгений Онегин», становится очевидным, насколько нелепым может быть балет, созданный в угоду толпе – в худшем своём проявлении.



The New York Times


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июл 02, 2017 9:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18306
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 02, 2017 12:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017063102
Тема| Балет, Академия русского балета им. Вагановой, Выпускной спектакль
Автор| Виолета Майниеце
Заголовок| Красиво, музыкально, артистично…
О концерте петербургской Академии русского балета в Кремле
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-06-30
Ссылка| http://musicseasons.org/krasivo-muzykalno-artistichno/
Аннотация|

Красота, музыкальность, артистизм, поразительный недетский профессионализм… Эти эпитеты по праву заслужила петербургская Академия русского балета им. Вагановой, которая третий год подряд показывает выпускные спектакли на сцене Кремлёвского дворца.


Балет «Пахита». Фото: В. Васильев


Такую роскошь себе не позволяет ни одно училище. Ректор академии Николай Цискаридзе делает всё возможное (и невозможное тоже!), чтобы эти короткие, весомые гастроли состоялись и прошли на высочайшем уровне. К ним старательно готовятся ученики и педагоги, каждый раз шьются новые красочные и элегантные костюмы, тщательно подбирается репертуар, в который включаются шедевры русской балетной сцены, придирчиво прорабатывается хореографический материал. Цискаридзе не любит выпускные концерты, он считает, что нужно показывать спектакли. «Мы готовим артистов балета, а не исполнителей концертных или конкурсных номеров. Дети должны участвовать в спектаклях, с детства знать, что такое балетный театр. Так в своё время было заведено в петербургском Императорском училище, а мы продолжаем эти традиции», – говорит Цискаридзе.

В этом году в Москве высадился мощный десант из ста сорока петербуржцев – от самых маленьких до выпускников, педагогов, репетиторов. Вечер продолжался три с половиной часа – больше, чем любой, даже самый длинный классический балет. Академия привезла сложный, разнообразный классический репертуар, какой себе порой не может позволить даже академический театр.

По просьбе зрителей вечер открыла уже знакомая москвичам «Фея кукол» Й. Байера, порадовавшая ещё в прошлом году изяществом и высоким уровнем исполнительского мастерства. Николай Цискаридзе разумно подсократил милый балет братьев С. и Н. Легатов. Он убрал устаревшие игровые сцены, придав зрелищу современный динамизм и сохранив при том очарование старины. Живёт в «Фее кукол» дух середины ХIХ века, когда вся Европа сходила с ума от поразительных танцев кукол-автоматов. Играть обожают и дети, и взрослые. А воспитанники академии с удовольствием вживаются в образы разных кукол: фарфоровых, кружевных, говорящих, француженок, китаянок, испанок…

Как и год назад, на ночном кукольном балу царит Фея кукол – техничная и артистичная выпускница Элеонора Севенард, два кавалера Пьеро (Павел Михеев и англичанин Оскар Фрейм) в танце соревнуются за благосклонность равнодушной красавицы. Под бурные аплодисменты зала проходит бравурный финал балета. В восторге и зрители, и исполнители, танцующие радостно и с удовольствием. Когда на сцене царит такое настроение, даже технические трудности не пугают исполнителей.

Крепким орешком даже для взрослых артистов считается картина «Школа танца» из балета «Консерватория» датского классика Августа Бурнонвиля. Очень трогательно его исполняют воспитанники академии, старательно сохраняя своеобразные положения рук и чуть наклонённого вперёд корпуса, как на старинных миниатюрах и картинках. Они внимательно следят за позициями ног, не пасуют перед мелкой бисерной техникой заносок и антраша, сложными координационными задачами. Педагог (он же премьер труппы) в исполнении Оскара Фрейма деликатно опекает двух балерин, уверенно задаёт комбинации другим. Кажется, маленькие исполнители понимают, что хорошая школа – основа будущей профессии.

Элегантную школу характерного танца юные петербуржцы продемонстрировали в шедевре Льва Иванова «Венгерская рапсодия» Ф. Листа, которую хореограф сочинил для «Конька-горбунка». Эта композиция – редкий гость в репертуаре училища. Восстановил её такой мастер сцены, как легендарная характерная прима и педагог Ирина Генслер.

Цискаридзе проявляет глубокий интерес и уважение к истории и великим выпускникам петербургской школы. Среди самых знаменитых – хореограф Леонид Лавровский. Он поставил «Классическую симфонию» Сергея Прокофьева в 1966 году для Московского хореографического училища с оглядкой на танцсимфонии Джорджа Баланчина. В Петербурге она никогда не шла. Для академии её отредактировал и поставил сын хореографа Михаил Лавровский. Постановка приурочена к 50-летию со дня смерти знаменитого хореографа.

Удлинённые пачки «колоколом» небесной голубизны, канделябры в руках элегантных юношей придают балету романтический петербургский флёр. Кажется, что действие происходит в бальной зале или на подмостках придворного театра. Свою юношескую симфонию Прокофьев сочинил как дань уважения к музыкальной культуре прошлого. Эта современная стилизация «под Гайдна» изящно воплощена на сцене Леонидом Лавровским. То чуть томно и затаённо, то с парадным блеском танцсимфонию исполняют воспитанники родного училища Лавровского. Особенно отмечу слаженность и чёткость танца юношей, синхронность исполнения. Цискаридзе сам танцевал в школе эту симфонию. Зная все тонкости и подвохи, он сумел не только её тщательно отрепетировать, но и привить хорошие манеры и вкус ученикам.

В честь 200-летия со дня рождения Мариуса Петипа, которое будет отмечаться в 2018 году, академия возродила (при участии такого знатока старинной хореографии, как Юрий Бурлака) последнее действие балета «Пахита». Начинается оно, как любой бал, с полонеза. В парадных свадебных одеждах в стиле ампир гостей приветствуют новобрачные – Пахита и Люсьен. Деликатно восстановлены историко-бытовые или так называемые салонные танцы: контрданс, котильон, гавот, бытовавшие во времена правления Наполеона. Старательно и безупречно исполняются учениками младших классов детский полонез и бальная мазурка (их разучивали и танцевали даже на детских балах). Сдержанно, без демонстрации тур де форсов классическое па-де-труа исполняют Влада Бородулина, Александра Коршунова и Руслан Стенюшкин. На юных артистах роскошные удлинённые пачки и испанские костюмы «под Гойю» (художник Дмитрий Парадиз), намекающие на место действия балета – Испанию. В гран-па женственно смотрится аккуратный, слаженный кордебалет учениц, способный конкурировать с ансамблями Большого и Мариинки. Фасон удлинённых пачек юных петербургских «испанок» напоминает наряды императорских прим.

В лазорево-голубой пачке (как когда-то её знаменитая родственница Матильда Кшесинская) уверенно, даже с блеском Пахиту исполняет Элеонора Севенард. Статностью и благородными манерами выделяется её жених – французский аристократ Люсьен д’Эрвильи в исполнении Егора Геращенко. У него соответствующий эпохе грим и причёска. «Печатью Цискаридзе» отмечена его элегантно исполненная вариация. Сам ректор Николай Цискаридзе, не жалея времени и сил, щедро делится знаниями с учениками. Результат налицо в «Пахите». Все танцуют свободно и красиво, получая удовольствие от театральности постановки. Свои умения в балеринских вариациях демонстрируют воспитанницы академии Мария Петухова, Юлия Спиридонова, Мария Хорева, Александра Хитеева.

Конечно, хотелось бы видеть у девушек более изысканную работу стоп. Порой они были чуточку вялыми и неоправданно расслабленными в разных балетах. Зато радуют музыкальность и артистизм учащихся академии – их редко видим в танцах самых прославленных трупп. Воспитанники знают: за немузыкальность исполнения «Цискаридзе убьёт!» Несмотря на профессиональную требовательность и напускную суровость, ученики его обожают! Ведь он может всё показать, станцевать за всех, объяснить ошибки – так образно и доходчиво, что навсегда запомнишь. Педагоги продолжают жить в учениках, особенно в балете, что доказали выступления петербуржцев.

Когда смотришь спектакли петербургской Академии русского балета, часто забываешь, что на сцене дети, а не взрослые артисты. Оцениваешь их без малейших поблажек. Участники выпускного спектакля кажутся самостоятельной балетной труппой со своим тонким, благородным стилем. Добиться подобного чрезвычайно трудно. Жаль, что выпускные спектакли – эксклюзив на три-четыре вечера. В таком составе, как на московских гастролях, эти балеты никто больше не увидит! Окончив академию, дети разойдутся по театрам. И осенью снова начнётся работа над репертуаром следующего года с учётом особенностей будущих выпускников.

===================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18306
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 02, 2017 12:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017063103
Тема| Балет, БТ, Гастроли, Япония
Автор| - ИГОРЬ ЦВИРКО -
Заголовок| Гастроли в Японии
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2017-06-26
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/blog/tsvirko/7562
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Страна восходящего солнца. Большой балет. Гастроли входят в заключительную фазу, последний город – Осака, и два завершительных спектакля из наследия мировой хореографии – «Жизель» и «Лебединое озеро». Но обо всем по порядку...



30 мая мы вылетели в Японию. После прилета в Токио многие артисты отправились в Хиросиму открывать гастроли «Лебединым». Мы с Женей Образцовой в это время остались в Токио, чтобы подготовиться к «Жизели», которой открывали проект «Русские сезоны» и, собственно, сами гастроли в столице. Партию Альберта я исполнял около года назад, в Москве времени вспомнить все нюансы было немного, поэтому пришлось брать с собой DVD и смотреть раз за разом, что я там натанцевал. Благо со мной была Женечка, которая станцевала этих «Жизелей» столько, что уму непостижимо.

День спектакля. Волнительно. С этой партией связана уже, можно сказать, легендарная история Большого театра, но до сих пор у меня присутствуют трепет и волнение. Особенно тяжело дается первый акт: конечно, чтобы роль осела в тело и сознание, должно пройти время. Как говорит Петухов, первые 4-6 спектаклей ты только примеряешь партию, смотришь исполнение других, где-то убираешь и оставляешь то, что подходит для твоего нутра. А вот после восьмого спектакля это уже целиком твоя история. Пока я прошел только два спектакля, но могу сказать, что это непросто, но безумно приятно! Особенно второй акт. Невозможно поверить, что этому спектаклю почти два века, а история такая животрепещущая…

После спектакля мы были удостоены почетной миссии – разрезания ленточки в знак дружбы между Японией и Россией. Затем гастроли продолжились «Лебединым озером», где я исполнял партию Злого гения. Когда-то эта роль далась мне с большим трудом и спустя долгое время. Но это не главное – важнее всего, как японская публика принимает артистов и как любит балет!

В Японии я впервые исполнял ведущие роли и испытал ощущение, будто я на красной ковровой дорожке. По окончании балета зрители выстраиваются в вереницу и аплодируют, после чего просят расписаться в буклетах и дарят маленькие сувенирчики. Такое внимание безумно приятно, а что самое удивительное – подобное отношение не только к ведущим артистам, но и ребятам из кордебалета. Японцы – безумцы в хорошем смысле этого слова, настоящие фанаты балета!

Пока труппа работала в активном режиме, каждый день выкладываясь на сцене, мы с Женей готовились к «Пламени Парижа» в городе Оцу. Роль Жанны для Евгении премьерная! Шикарный город, отель, расположенный на краю озера, и один из моих любимых спектаклей Алексея Ратманского «Пламя Парижа».

Когда я пришел в театр в 2007 году, начиналась постановка этого балета. Я тогда был артистом кордебалета, танцевал в Марсельском батальоне, исполнял партию Охотников. Позднее, во времена гастролей в Париж, умудрялся шесть раз переодеваться за балет, но никак не думал, что когда-нибудь буду танцевать Филиппа. Но время проходит, а удача, упорство и труд делают свое дело!

Этот спектакль впервые был показан японской публике, и я даже уверен, что зритель был в восторге! Потому что это балет Большого театра, больших страстей, потрясающей музыки и хореографии. Очень рад за Женю, которой эта роль давалась непросто, но она справилась и освоила еще одну партию, о которой и не мечтала Wink

Удивительный момент был после спектакля: мы искали, где купить воды, и вдруг на улице появляется женщина, давняя поклонница Большого театра, и несет два бокала разливного пива мне и моему педагогу. Честно? Слов нет описать, как я был благодарен ей в тот момент! Все-таки уникальные там люди… Душевные, скромные и очень милые.

Для любого артиста, да и человека, очень важен отдых. На гастролях он бывает редко, поэтому когда выпадает шанс расслабиться, хочется, чтобы все было идеально. В выходной мы отправились в неизвестном направлении с гидом Симачевым Р. Н., это было очень весело и занимательно. Окунулись в каких-то источниках, но главное – мы прокатились практически на всех видах транспорта: метро, автобусе, большом корабле, опять автобусе, фуникулере, наземном фуникулере и поезде. Находились, насмеялись. За это путешествие большая благодарность нашему гиду.

К огромному несчастью, во время спектакля «Лебединое озеро» наш премьер Семен Чудин получил травму, потребовалась срочная замена, и Влад Лантратов дотанцевал спектакль. Но проблема была еще и в том, что Семен исполнял партию Маркиза в «Пламени Парижа», а его заменить было некем. У меня намечались выходные дни, но, видимо, участь у меня такая – Родину защищать! Выходной был потрачен на изучение порядка, итог – очередная новая партия Smile)) Вся труппа желает Семену здоровья! А заменить его в последнем спектакле предстоящих гастролей должен был Денис Родькин, экспрессом вызванный из Москвы, где он открывал XIII Московский конкурс артистов балета и хореографов.

P.S. После описанных событий и возвращения в Россию прошла неделя. Впечатления от Японии живы и стоят перед глазами. Япония – невообразимая страна, одержимая балетом и искусством. Они скупают билеты за годы, ждут после спектаклей и плачут, когда с ними фотографируешься! Это Япония! Это страна, где просыпается солнце Smile

Но несмотря на не самую летнюю погоду в Москве, обилие дорожных пробок и других невзгод, труппа продолжает работать… Уже станцовано два «Онегина» и двойник «Дамы с камелиями». Параллельно движется премьера Нуреева. Балет, опера и оркестр не останавливаются, потому что искусство не остановить. Кто-то успевает в этой суматохе жениться, кто-то танцует в честь Кубка Конфедераций, кто-то – в холод для москвичей в парке, а кто-то просто продолжает жить…В этом и уникальность каждого человека, каждого москвича. К чему все это? К тому, что, несмотря на все прелести «другой» жизни, всегда приятно вернуться домой…

===================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18306
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 02, 2017 9:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017063104
Тема| Балет, XIII Московский международный конкурс артистов балета и хореографов, Персоналии,
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Без печали, но и без открытий чудных
Размышления о XIII Московском Международном балетном конкурсе

Где опубликовано| портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-06-25
Ссылка| http://musicseasons.org/bez-pechali-no-i-bez-otkrytij-chudnyx/
Аннотация| КОНКУРС, ИТОГИ


Эрнест Латыпов (Россия)


«Отзвучали заключительные аккорды волшебной музыки. В последний раз опустился занавес Большого театра. Закончился Первый Международный конкурс артистов балета…» – так начала интервью мне, начинающему журналисту Иновещания, выдающаяся балерина Большого театра Ольга Лепешинская, которая позже, начиная с V конкурса (1985), в течение двадцати лет была бессменным председателем его оргкомитета.

Ольга Васильевна поблагодарила артистов (семьдесят восемь человек из девятнадцати стран) за их участие в I конкурсе, высокое жюри во главе с Галиной Улановой за справедливое судейство, поздравила победителей (шесть золотых медалей, три серебряных, десять бронзовых, шесть почётных премий и два диплома), пожелала Московскому конкурсу долгой и счастливой жизни.

С тех памятных дней прошло почти полвека. Многое изменилось: нет больше Советского Союза, который «в области балета был впереди планеты всей», с 2001 года к исполнительскому конкурсу добавился конкурс хореографов, с 2013 года в программу младшей группы включён характерный танец (Danse de Charactère), с нынешнего года появилась официальная награда партнёру и в разы увеличен призовой фонд… А в остальном всё по-прежнему: исполнители волнуются, их педагоги и родители переживают, ревниво следя за соперниками, члены жюри пытаются быть беспристрастными, но как это соблюсти, если соревнуются твои ученики или того лучше – родственники?

По числу участников на нынешнем конкурсе лидировали Россия (тридцать три человека), Южная Корея (шестнадцать), Бразилия (тринадцать, в основном выпускники балетной школы Большого театра, открытой в рамках культурного сотрудничества в г. Жоинвиль), Япония (одиннадцать), США (восемь), Украина (восемь), Китай (семь)…

Всего в конкурсе приняли участие сто двадцать шесть исполнителей из двадцати трёх стран и тридцать хореографов из семи стран (больше половины из них – россияне). Не было французов, англичан, датчан, чехов, болгар… Но, по мнению европейских членов жюри Оливье Патэ (Франция), Николая Хюббе (Дания), Йоханнеса Охмана (Швеция), Томаса Эдура (Великобритания), которое они высказали на встрече с журналистами, причина проста: Московский конкурс проходит в неудобное время – в июне, когда во всех балетных школах Европы полным ходом идут выпускные экзамены и отчётные концерты выпускников. До конкурса ли тут?

Ныне во многих странах мира существуют международные балетные конкурсы, число их давно перевалило за полторы сотни. Являясь неотъемлемой частью развития мирового хореографического искусства, они способствуют (либо должны способствовать) повышению художественной культуры балетных коллективов, открытию талантов, росту новых поколений артистов балета и хореографов, указывают на успехи и недостатки школы, оценивают работу педагогов.

По мнению Юрия Григоровича, «балетный конкурс – это не только соревнование, но и смотр талантов молодых исполнителей и хореографов. Это тот самый «его величество случай», когда можно продемонстрировать зрителям, авторитетному международному жюри, критике, балетным менеджерам свои возможности, даже если ты не занимаешь пока ведущего положения в своём коллективе. Кроме того, конкурс – это прекрасное место установления творческих и дружеских контактов балетной молодёжи разных стран».

Нынешний XIII Международный балетный конкурс был щедр на призы, подарки и прочие почести. Прошёл он тихо, мирно, без печали, но и без «открытий чудных».

Grand Prix в обеих номинациях (артисты и хореографы) и на этот раз решено никому не присуждать, а это, помимо почетных знаков, $200 000, которые останутся в казне. За всю историю существования конкурса Grand Prix удостаивались только четыре артиста: Надежда Павлова (1973), Ирек Мухамедов (1981), Андрей Баталов (1997) и Денис Матвиенко (2005).

Остальные награды распределились среди исполнителей так: в младшей группе (соло) звание лауреата I премии и золотые медали присудили Элизабет Бейер (США) и Марку Чино (Россия); звание лауреата II премии и серебряные медали – Сыи Ли (Китай), Субин Ли (Южная Корея) и Игорю Пугачёву (Россия); звание лауреата III премии и бронзовую медаль – Карлису Цирулису (Латвия).

В младшей группе (дуэты) звание лауреата I премии и золотую медаль присудили Денису Захарову (Россия), Елизавете Кокоревой (Россия), Сонми Пак (Южная Корея); II премию жюри решило не присуждать; звание лауреата III премии и бронзовую медаль присудили Екатерине Клявлиной (Россия) и Виктору Гонкаувесу Кайшета (Бразилия).

Кроме того, званием дипломанта удостоили Татьяну Кулиш-Лубскую (Украина), Лорен Хантер (США), Каролине Джи Фрейтас Галвау (Бразилия), Алесю Лазареву (Россия), Размика Марукяна (Армения), Аслана Алиева (Кыргызстан), Елену Исеки (Япония), Ан Жулиет Дос Сантос Пинейро (Бразилия).

В старшей группе (соло) звание лауреата I премии и золотую медаль присудили Эвелине Годуновой (Латвия) и Бактияру Адамжану (Казахстан); звание лауреата II премии и серебряную медаль – Мяоюаню Ма (Китай); звание лауреата III премии и бронзовые медали – Лилии Зайнигабдиновой (Россия) и Марату Cыдыкову (Кыргызстан).

В старшей группе (дуэты) звание лауреата I премии и золотые медали присудили Коя Окаве (Япония); звание лауреата II премии и серебряную медаль – Аманде Мораес Гомес (Бразилия), Эрнесту Латыпову (Россия); звание лауреата III премии и бронзовые медали – Тераде Мидори (Япония), Динвэн Ао (Китай), Джанфыну Вану (Китай).

Кроме того, звания дипломантов присудили Мишио Оширо (Япония), Имен Сунь (Китай), Серику Накымпекову (Казахстан), Цзявену Лю (Китай), Екатерине Чебыкиной (Украина), Джой Вомак (США), Никите Ксенофонтову (Россия), Сангмину Ли (Южная Корея).

Диплом за партнёрство в старшей возрастной группе получил Михаил Тимаев (Россия), а приз журнала «Балет» вручен Геннадию Селюцкому «за высокий художественный уровень подготовки участника конкурса» – Эрнеста Латыпова.

Но есть у конкурсантов-исполнителей и «отдельные недостатки», которые как-то незаметно перешли в хронику. Это обилие далёких от оригинала редакций исполняемых произведений – как в хореографии, так и в музыке. Петипа, Горскому, Чабукиани приписывают вариации, которые они либо никогда не сочиняли, либо сочиняли, но совершенно иначе. Например, в вариации Актеона из балета Пуни «Эсмеральда», которую многие конкурсанты обеих возрастных групп исполняли как вариацию, придуманную Чабукиани, нет ни одного движения «неистового Вахтанга». К слову сказать, эта вариация входит в репертуар обязательной программы для юношей старшей группы в следующей записи: «Ч. Пуньи – «Эсмеральда». Вариация Актеона из III акта. Хореография А. Вагановой».

Не лучше обстоят дела с музыкой: её беспощадно кромсают, убыстряют, замедляют, ритмизуют, подгоняя под возможности исполнителя, хотя всё должно быть с точностью до наоборот. Даже танцуя под собственную фонограмму, некоторые конкурсанты умудряются расходиться с музыкой. Заявления современных хореографов, которые не в дружбе с музыкой, о том, что «главное в балетном спектакле – это движения, положение тел в пространстве, а звук можно подобрать и подложить потом», подливают лишь масла в революционный огонь низвергателей классики, приводят к тому, что артисты танцуют не музыку, а в лучшем случае под музыку или «под счёт», забывая, что балет – искусство синтетическое (музыка + хореография + сценография + костюмы).

Кстати, о костюмах. С ними тоже всё не так просто: многие конкурсанты предпочли «броский туалет» театральному костюму исполняемого персонажа, напомнив артисток кордебалета императорских театров, которые танцевали пейзанок и невольниц, сверкая бриллиантами в ушах. Странно видеть конкурсанта, исполняющего вариацию Актеона в яркой набедренной повязке с блёстками, словно он выступает в эротическом шоу кабаре.

Костюм активно участвует в создании сценического образа, помогает артисту не просто исполнить его, а наполнить жизнью, вдохнуть душу. Грамотно подобранный костюм помог юной Субин Ли (Южная Корея), танцовщице музыкальной, виртуозной, драматически одарённой, создать в короткой вариации запоминающийся образ Кармен и уже в первом туре заявить о себе, как о серьёзной претендентке на награды. В результате – серебряная медаль.

И вот сейчас самое время сказать об одной настораживающей тенденции в международном конкурсном движении. Московский конкурс её подтвердил. Я имею в виду усиливающийся приоритет техники над музыкальностью и образностью исполнения. Особенно в части интерпретации классического репертуара. Немногие конкурсанты, включая победителей, могут с таким блеском танцевать классику, как это делали недавно выпускники двух прославленных балетных школ России: москвичи на сцене Большого театра (17 марта) и вагановцы на сцене Кремлёвского дворца (21 июня).

Пушкинское определение танца как «душой исполненный полёт» воспринимается зачастую лишь в части «полёта». Стремясь добиться успеха и одобрительных аплодисментов определённой части зрителей, артисты насыщают танец разного рода трюками, вплоть до спортивной и цирковой акробатики. Взять хотя бы вариацию Базиля из балета Минкуса «Дон Кихот», которую любят исполнять конкурсанты. Ныне в её захватывающих дух полетах и верчениях нет и намека на «душу» исполняемого образа. Но танец не спорт, а искусство. Поэтому педагогам, готовящим своих питомцев к конкурсам, следовало бы больше обращать внимание на первые слова пушкинского определения, а членам жюри – ценить не только виртуозную технику исполнения, но и духовную, эмоциональную наполненность создаваемого образа.

Балет – искусство по своей природе травмоопасное («каторга в цветах», как говорила Фаина Раневская). Случай с конкурсантом Александром Омельченко, неудачно приземлившимся во время исполнения вариации Альберта из балета Адана «Жизель» в III туре, – яркое тому свидетельство. Поэтому добавлять риски, превращая балетных артистов в каскадёров, дело небезопасное, к тому же эстетически ничем не мотивированное.

С 2001 года конкурс артистов балета проводится совместно с конкурсом хореографов. Тогда I премию и золотую медаль получил Раду Поклитару за номер «Три грузинские песни», но уже на Х конкурсе в 2005 году жюри не присудило хореографам ни одной премии, ограничившись тремя дипломами. XI и XII конкурсы тоже прошли без «открытий чудных». Зато на этот раз жюри расщедрилось как никогда, выдав сразу шесть медалей: две золотые получили представители Китая и Чили (Сяочао Вэн и Эдуардо Зунига), две серебряные – россияне (Андрей Меркурьев и Нина Мадан) и две бронзовые – хореографы из КНР (Лун Чэн и Тхинтхин Лю). Удостоенные дипломов россияне Александр Могилёв, Кирилл Радев и Александр Рюнтю (дипломант прошлого Московского конкурса) были, на мой взгляд, не менее интересны, чем некоторые медалисты, но на них драгметаллов, видимо, не хватило.

Время идёт, а проблемы в балетмейстерском цехе остаются. Представленные на нынешнем конкурсе работы в основном вторичны, лишены креатива, оригинальных идей, свежих пластических решений. Об этом, в частности, сказал перед объявлением результатов член жюри хореограф Джон Михан (США). Он пожелал молодым хореографам искать собственные пути в искусстве.

Молодые постановщики забывают порой, что современная хореография во всех её видах и формах – это не набор отдельных, пусть даже оригинальных и виртуозных движений, не бессюжетный балетный спектакль, а новая эстетика музыкально-пластических искусств, которые отражают представление художника о современном мире и о себе в нём.

Ныне танец как ритмически и композиционно организованная пластика заменён набором конвульсивных движений, суетной маетой, ползанием и валянием по полу, бесконечными пробежками по сцене и акробатическими трюками. Вместо музыки – бытовые, индустриальные и природные шумы. Классическая музыка и вокальные произведения используются в основном для красивого фона. Вместо названия, являющегося по определению не только ключом к пониманию произведения, но и его художественным образом, – туманные многозначительные намёки на что-то очень «важное», понять которое дано только избранным. Например: «Три четверти», «Опус», «Угол зрения», «Звук и отзвук», «Игры разума», «Через невзгоды», «Что случилось?», «Изогнутые линии», «Путь», «Гнёт», «Аутофилия»…

Большинство новаторских балетных спектаклей построены, как известно, на символах, которые требуют для их понимания и дешифровки определённой работы ума и сердца. Все хореографы с этим согласны, но в практической работе упор делают в основном на символы, забывая порой о «работе ума и сердца» на сцене и в зрительном зале.

Образность хореографического языка создаёт контраст обыденной и поэтической пластики, антитезу высокого и смешного, эмоциональную напряжённость в ощущении горя и радости, в борьбе добра и зла. Такие спектакли трудны в постановке прежде всего потому, что в них важная роль отведена поиску пластических решений на основе интуиции и подсознания.

Нельзя наигрывать символ, стилизацию или гротеск. Они должны стать результатом внутреннего подхода, чувствования, понимания сущности произведения как постановщиками, так и зрителями.

Как бы ни была изобретательна хореография, она должна вырастать из музыки, из вслушивания в неё. Талантливый хореограф не накладывает танцевальные узоры на заданную музыкой тему, не делает музыку звуковым фоном, а самостоятельно мыслит в русле раздумий композитора, создавая собственную пластическую партитуру. Такую эстетику, такие принципы современного хореографического искусства создавали великие реформаторы К. Голейзовский, Л. Якобсон, Дж. Баланчин и др., исповедуют ныне их последователи (Б. Эйфман, У. Форсайт, У. МакГрегор и др.).

Больше всего низвергателям классики не нравятся балетмейстеры, выступающие за синтез музыки, пластики и смысла, а также выпускники хореографических училищ, которые-де не в состоянии освоить премудрости современной пластики. Громче всех об этом кричат те, кто сами либо нигде не учились, либо получили танцевальную подготовку в разного рода студиях и центрах, которые растут как грибы после дождя. Преподают там в основном самоучки, якобы стажировавшиеся у кого-то где-то за рубежом. («Наши преподаватели, имеющие международные сертификаты, всегда открыты для новых тенденций, импровизаций, креатива и творчества. Каждый из них – яркая личность, которая вносит свои черты в танец. Одним словом, сколько преподавателей – столько и стилей!»)

И всё было бы ничего, если бы обладатели «международных сертификатов» и их ученики творчеством доказывали преимущества своих пластических форм и стилей, а не вели изощрённую пропаганду, убеждая всех и каждого, что только истинный ценитель искусств может понять их творения. Кое-кто, не желая казаться ретроградом, делает вид, что понимает. Как тут не вспомнить сказку Андерсена о голом короле…

Хотя признанный реформатор балета Касьян Голейзовский думал иначе. Борясь со штампами и рутиной старого классического балета, он искал новое и в темах, и в танцевальных приёмах, и в хореографическом языке. Но школу классического танца он считал незыблемым фундаментом. «Лишь овладев профессиональными основами классического танца, можно смело экспериментировать, искать дальнейшие пути развития балетного искусства», – утверждал мастер. К слову сказать, Голейзовский учился в Московском и Петербургском хореографических училищах. Получили серьёзную профессиональную подготовку и другие реформаторы хореографии: Дж. Баланчин, Л. Якобсон, Дж. Крэнко, М. Грэхем, М. Бежар, П. Бауш, М. Эк, Дж. Ноймайер, У. Форсайт, Й. Эло…

Поиск, конечно, идёт и сегодня, но результаты, судя по конкурсу, пока скромные.

Справедливости ради следует сказать о режиссёрски интересных, на мой взгляд, работах, которые не совсем вписываются в балетный конкурс, но могли бы занять призовые места на конкурсе эстрадно-циркового искусства. Это – «Пятница» и «Власть» Никиты Иванова на музыку А. Шнитке, «Триумф вдовы Клико» Антона Кочнева на музыку С. Жукова, «Артистка фильма Феллини» Ольги Алфёровой на музыку А. Лядова, «Глазами скульптора» Александра Рюнтю на музыку А. Марчелло…

Торжественная церемония вручения наград победителям XIII Московского международного конкурса артистов балета и хореографов по традиции проходила на прославленной сцене Большого театра. Её открыла президент оргкомитета конкурса вице-премьер правительства России Ольга Голодец.

Завершил церемонию большой праздничный концерт лауреатов из Бразилии, Казахстана, Китая, Латвии, России, США, Чили, Южной Кореи, Японии…



Фотографии с сайта пресс-службы конкурса

------------------------------------------------------------------------
ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 7 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика