Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-06
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 12, 2017 9:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061201
Тема| Балет, БТ, XIII Международный конкурс артистов балета и хореографов
Автор| Светлана Наборщикова
Заголовок| Московский балетный конкурс пройдет без танцовщиков Большого театра
Главный танцевальный смотр четырехлетия стартовал с гала-концерта

Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2017-06-12
Ссылка| http://iz.ru/605203/svetlana-naborshchikova/moskovskii-baletnyi-konkurs-proidet-bez-tantcovshchikov-bolshogo-teatra
Аннотация| Открытие конкурса


Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков


На исторической сцене Большого театра открылся XIII Международный конкурс артистов балета и хореографов. Впервые в 48-летней истории состязания в конкурсе не участвуют артисты главного театра России. Также впервые стартовым мероприятием форума стал не премьерный спектакль ГАБТа, а гала-концерт, собранный председателем жюри Юрием Григоровичем.

Первоначально идея была хороша — представить сюиту из балетов мэтра, нечто вроде «Григорович: лучшее и главное». Балетоманы уже затаили дыхание, предвкушая масштабное зрелище — благо за долгую творческую жизнь хореограф поставил столько «лучшего и главного», что хватило бы на добрый десяток сюит. Да и фестиваль балетов Григоровича, которым Большой отпраздновал 90-летие своего старейшего сотрудника, с этим юбилейным дайджестом обрел бы достойное завершение, своего рода парадное резюме. Жизнь, однако внесла коррективы. Большой балет отправился на гастроли в Японию, а той части труппы, что осталась в Москве, перфекционисту Григоровичу, видимо, не хватило — пришлось ограничиться несколькими фрагментами собственных сочинений.

Открылся вечер мечтательным финалом из «Щелкунчика» в исполнении Нины Капцовой и Руслана Скворцова. Коротким темпераментным возгласом прозвучал «Панадерос» из «Раймонды» (Антон Савичев и ансамбль). Лирической кульминацией стало прощальное адажио Фригии и Спартака, где высший класс партнерского мастерства показал Михаил Лобухин, с легкостью вздымавший ввысь крупноватую для него Анну Никулину.

Эти же артисты вышли в самом популярном на сегодняшний день создании хореографа «ностальгическом Танго из «Золотого века». Остальные композиции гала составили хиты из «Сильфиды», «Корсара», «Баядерки», «Тщетной предосторожности» и «Дон-Кихота».

Большую часть этого репертуара зрителям предстоит увидеть в программе конкурса, и можно сказать, что танцовщики Большого поделились с конкурсантами своим видением исполнительских образцов. Наряду с уже заслуженными Светланой Захаровой (прима ГАБТа входит в жюри конкурса), Анастасией Сташкевич и Вячеславом Лопатиным выступили и те, кому по возрасту в самый раз участвовать в соревновании и, возможно, бороться за Гран-при. Но Дарья Хохлова, Артемий Беляков и Денис Родькин в конкурсном списке отсутствуют. Сами ли не захотели, администрация ли не пожелала дать возможность подготовиться — не суть важно. Танцовщиков главного театра страны в главном соревновании четырехлетия нет.

Как тут не вспомнить Нину Сорокину, Юрия Владимирова, Нину Ананиашвили, Андриса Лиепу, Вячеслава Гордеева, Ирека Мухамедова, Николая Цискаридзе и других славных, которые считали честью и обязанностью принимать участие в московском конкурсе, а руководство Большого вместе с Министерством культуры всячески их в этом поддерживало. Времена изменились — и не в лучшую, в первую очередь для публики, сторону. Смотреть выступления начинающих и мало кому известных артистов любопытно профессионалам и завзятым балетоманам. Нет звезд — нет конкуренции, а значит, и нет зрительского интереса. Дай Бог мне ошибиться, но похоже, что аншлагов в конкурсных залах не будет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 13, 2017 5:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061301
Тема| Балет, Краснодарский театр балета, Персоналии, Роман Тарасов
Автор| Александр Геннадьев
Заголовок| Ромео Романа Тарасова
Где опубликовано| © "Кубанские Новости"
Дата публикации| 2017-06-13
Ссылка| https://kubnews.ru/article/57285/
Аннотация| ДЕБЮТ

Театральный критик Александр Геннадьев рассказывает о дебюте солиста Краснодарского театра балета Романа Тарасова.



Бывают, правда, не так часто, как бы этого хотелось, и у театрального критика праздники. Такой радостью для души, да и для глаз тоже, явился дебют солиста Краснодарского театра балета Григоровича Романа Тарасова. Много лет танцовщик мечтал о партии Ромео, долго шел к своей мечте, тем более что и фактура, и внутреннее содержание артиста соответствуют этому романтичному образу.
В репертуаре григоровичской труппы балет «Ромео и Джульетта» идет давно, естественно, в редакции самого мэтра. Но достойных исполнителей этой партии было ничтожно мало. В лучшие свои годы дивным Ромео слыл Инь Даюн, однако и партнерша у него была не менее замечательная – знаменитая Елена Князькова! Сегодня театр заполучил еще одного вдохновенного шекспировского героя.

Роман Тарасов своим дебютом удивил и удивил по-хорошему, поразили легкость и эмоциональность, с которыми он провел партию. Практически на одном дыхании, на таком эмоциональном градусе, что мне стало немного не по себе: так обычно выкладываются натуры очень чувствительные, страстные.

Это говорит и о накопившемся внутреннем потенциале артиста, и о его готовности дальше работать в выбранном направлении. Я рад, что руководство театра балета дало ему такую возможность, и хотелось бы, чтобы это был не последний его дебют, так как та же партия Альберта из «Жизели», одного из лучших романтических балетов, пойдет танцовщику без всяких оговорок.

Если вернуться к самому спектаклю, то кроме пылкого и утонченного Романа Тарасова в этот вечер блистали еще двое артистов. Сергей Калмыков (Меркуцио) и Евгений Ланцута (Тибальд). Меркуцио-Калмыков явил такие легкость и очарование, что невольно вспомнился еще один чудесный друг Ромео – Алексей Кондратюк, когда-то с немалым успехом исполнявший эту роль. Но если у Алексея Меркуцио казался этаким ребенком, то у Калмыкова мы видим мужчину, знающего, на что он идет и что его игра – смертельная забава. А Тибальд Ланцуты – герой не менее азартный, но его пыл со злодейским оттенком, который танцовщик сумел передать выразительно и даже яро.
Вообще, спектакль в этот раз получился чисто мужским: трио Ромео – Меркуцио – Тибальд выстроилось в интересный ансамбль, где каждый чувствовал друг друга и работал не только на себя, но и на партнера. Такое единение тоже нечасто встретишь на театре, но оно бывает, и именно подобные минуты поднимают происходящее на сцене до уровня искусства.
Возможно, Джульетте Яны Цюпко пока недостает этого накала, хотя, бесспорно, как партнерша она очень удобная, складная, аккуратная, старательная, но хотелось бы большей внутренней отдачи и взнервленности, без чего балет «Ромео и Джульетта» не имеет смысла. Но самое главное, что состоялся хороший и нужный дебют, и состоялся ярко и красиво.

Фото: Константин Семенец


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Сен 03, 2018 5:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 13, 2017 6:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061302
Тема| Балет, 275-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| Уроки танца не кончаются
Где опубликовано| © "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2017-06-13
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/uroki_tantsa_ne_nbsp_konchayutsya/
Аннотация| ВЫПУСКНОЙ

Состоялся 275-й выпуск Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. По давней традиции, в июне выпускники демонстрируют свои таланты на сцене Мариинского театра в рамках фестиваля «Звезды белых ночей». В течение трех дней зрительный зал был переполнен.

В нынешнем сезоне выпускники академии продемонстрировали свое мастерство задолго до официальных дней выпускных отчетов на сцене Мариинского театра. С большим успехом состоялись их гастроли в Японии, несколько спектаклей прошли на сцене Эрмитажного театра. Выпускники Элеонора Севенард и Егор Геращенко были удостоены первой премии на конкурсе «Русский балет» в Москве, а в мае они же участвовали в благотворительном гала-концерте балетных школ в театре La Scala. В марте нашим юным танцовщикам аплодировали лондонцы: в обширной программе «Иконы русского балета» студенты академии исполнили фрагменты из балета «Фея кукол». Так, многие имена выпускников уже стали известны и петербуржцам, и зарубежным любителям хореографии.

В этом году в мир балета отправили своих учениц профессора классического танца Марина Васильева и Татьяна Удаленкова, наставники с большим педагогическим опытом. Мужскую «гильдию» подготовили доцент Мансур Еникеев и ректор академии Николай Цискаридзе.

По уже установившейся традиции, структура выпускных спектаклей состоит не из отдельных номеров, а из крупных блоков, дающих возможность показать зрителям не только выпускников, но и учеников академии разных классов. Программа выпускных вечеров обладала своей драматургией: выпускники предстали в сочинениях разных балетмейстеров, принадлежавших к самобытным хореографическим школам.

Открывались спектакли сценой из балета «Консерватория. Школа танца» знаменитого датского мэтра Августа Бурнонвиля, создавшего этот балет в 1849 году. Взяв многое от французской школы, Бурнонвиль создал свою неповторимую систему подготовки танцовщиков. Все отличалось своеобразием - трудные антраша, мелкая техника ног, необычное положение рук. Молодым выпускникам академии пришлось осваивать манеру и технику танца, во многом отличную от привычных канонов. С задачей они справились отлично. На сцене возник урок танца, которым руководит суровый и требовательный балетмейстер в ярком исполнении Павла Михеева. Его воле подчиняются не только малыши, делающие первые шаги на сцене, но и признанные звезды Элиза и Викторина, блестяще исполненные Владой Бородулиной и Марией Петуховой.

Признанный мастер характерного танца профессор Ирина Генслер возродила давно забытый шедевр русского балетмейстера Льва Иванова, создавшего в 1900 году яркий образец характерного танца: «Рапсодия» на музыку Листа вошла как фрагмент в балет Мариуса Петипа «Конек-Горбунок». С темпераментом и тонким ощущением национальной стилистики исполнили центральные партии Ольга Морева, Дарья Наумова, Александр Бленд и Сергей Осминкин.

В 1966 году прославленный советский хореограф Леонид Лавровский (кстати, выпускник Ленинградского хореографического училища) сочинил «Классическую симфонию» на музыку Сергея Прокофьева для выпускников Московского хореографического училища. Среди юных исполнителей был и нынешний ректор Академии им. Вагановой Николай Цискаридзе. Балет изобилует трудными комбинациями движений, изысканными вариациями. Среди многочисленных солистов запомнились Юлия Спиридонова и Руслан Стенюшкин, порадовавшие зрителей чистотой и совершенством формы.

Завершал парад балетной юности третий акт из балета Мариуса Петипа «Пахита», восстановленный по сохранившимся записям хореографом-исследователем Юрием Бурлакой. В центре многолюдного хореографического полотна - Пахита в блестящем исполнении Элеоноры Севенард, в танце которой сочетались темперамент, женственность и воля. Юная балерина царила на сцене, утверждая технической виртуозностью своего танца красоту классической хореографии. Ее достойным партнером стал Егор Геращенко, покоривший зрителей легким воздушным прыжком, вращениями, умением быть галантным кавалером в дуэтном танце. Украшением «Пахиты» стало изысканное па-де-труа, пленительная «камея» Мариуса Петипа, где отличной техникой и широтой танца покорили Влада Бородулина, Александра Коршунова и Руслан Стенюшкин.

Закончились выпускные спектакли, но юным танцовщикам еще предстоят испытания - выступления на сцене Кремлевского дворца съездов и грандиозный «Грандъ Бал» на сцене Октябрьского зала.

Часть выпускников уже получили приглашения в разные труппы - Большой театр России, Мариинский и Михайловский театры, Театр балета им. Леонида Якобсона. Их имена, будем надеяться, скоро украсят афиши наших театров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 13, 2017 6:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061303
Тема| Балет, БТ, XIII Международный конкурс артистов балета и хореографов
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Призы не для прим
В Москве открылся международный балетный конкурс

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №103, стр. 11
Дата публикации| 2017-06-13
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3324113
Аннотация| Конкурс


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

С 12 до 19 июня на Новой и Исторической сценах Большого театра проходит XIII Международный конкурс артистов балета и хореографов. От предыдущих двенадцати он отличается беспрецедентным призовым фондом и любопытным составом участников. Рассказывает Татьяна Кузнецова.


Еще до начала конкурса балетные люди доказали на практике, что они и впрямь не от мира сего. Невероятный по балетным меркам призовой фонд ($100 тыс.— гран-при в каждой из категорий, по $30 тыс.— победителям в старшей группе, по $20 тыс.— школьникам, и даже дипломантам перепадет по $3-5 тыс., то есть столько, сколько обычно платят за первое место на других конкурсах) не смог привлечь в Москву солистов из статусных мировых трупп, включая Большой и Мариинский театры. В сущности, это прекрасно: балерины и танцовщики занимаются своим прямым делом — танцуют спектакли. И никакие деньги и государственный статус конкурса не в состоянии оторвать их от театра и ролей.

В 1969 году, когда на Первый московский международный конкурс отбирали лучшие балетные силы из главных театров союзных республик, артистов не спрашивали, хотят ли они постоять за престиж государства. Как бы то ни было, Михаил Барышников, Нина Сорокина, Юрий Владимиров, Малика Сабирова, выступив единым фронтом, забрали все первые места. И лишь принципиальность председателя жюри Галины Улановой позволила прорваться к золоту солистам Парижской оперы: Франческа Зюмбо и Патрис Барт после исполнения дуэта из бежаровского "Бхакти" спровоцировали рекордную 40-минутную овацию, проигнорировать которую Уланова не смогла, несмотря на возмущение патриотов из министерств и ведомств. Со второго конкурса жюри возглавил Юрий Григорович, и подобных недоразумений больше не было: с одной стороны, иностранцев стали изредка допускать к золоту, с другой — сильные солисты из серьезных мировых трупп скоро перестали приезжать в Москву, чтобы не ставить членов жюри в неловкое положение.

В постсоветские времена реноме конкурса упало еще ниже — государство, которому было не до того, субсидировало его скудно. Теперь Россия, бросив на конкурс великие административные силы и невероятные средства, то ли вновь решила доказать миру, что в области балета мы впереди планеты всей, то ли просто собралась повысить престиж конкурса. Возможно, вторая задача даже реальнее. Ведь благодаря отсутствию в конкурсе российских балерин и танцовщиков, имена которых у всех на слуху, возможны сюрпризы и неожиданности. Сейчас в младшей группе (до 18 лет) — 52 конкурсанта, в старшей — 74 человека. В конкурсе участвуют 33 россиянина (чуть больше четверти), еще 24 артиста приехали из республик бывшего СССР, где по-прежнему преобладает советская методика преподавания.

Традиционно большой десант — из Японии, Южной Кореи и Китая. Попадаются юные американцы и немцы — завсегдатаи различных балетных конкурсов. Есть представители экзотических для балета стран — Панамы, Мексики, Чили, Португалии и даже Албании. Заметна Бразилия — там в 1990-е Большой театр открыл школу, что весьма оживило балетное дело в стране. Всего набралось 27 стран, и нежданного лидера, готового отхватить $100 тыс., можно ждать с самого неожиданного края света: балетный мир давно лишился границ и самородки из глубинки так или иначе попадают в поле зрения влиятельных театров и школ. Это, конечно, еще один стимул для конкурсантов, расценивающих московский конкурс как возможность для карьерного скачка.

Благо в жюри есть несколько потенциальных работодателей или учителей. Помимо председателя, 90-летнего Юрия Григоровича, среди судей два ректора российских академий — Марина Леонова (Москва) и Николай Цискаридзе (Петербург), которые наверняка не упустят наиболее талантливых детей из младшей группы. Есть среди судей три северных худрука (из Эстонии, Швеции, Дании), педагог из Фландрии, бывшая итальянская прима, худрук китайского театра балета "Ляонин", японская руководительница собственной компании, мировая звезда Владимир Малахов — ценные кадры тоже не пройдут мимо их внимания.

Отдельно соревнуются 30 хореографов, из них 19 россиян, есть украинцы, китайцы, два белоруса, киргиз, чилиец и бразилец. Обычно это самая уязвимая часть конкурса, но не исключено, что и здесь сверкнет какой-нибудь самородок. А за талантливыми балетмейстерами театры охотятся еще более азартно, чем за потенциальными звездами. Так что ближайшие семь дней будут весьма напряженными для искателей балетных сокровищ. Конкурс пройдет в три тура (первый и второй — на Новой сцене Большого театра, третий — на Исторической). 20 июня состоится награждение и гала-концерт победителей. О главных событиях первого тура читайте в ближайших номерах "Ъ".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 17, 2017 4:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 14, 2017 10:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061401
Тема| Балет, театр им. Гомбо Цыдынжапова, Персоналии, Баир Жамбалов
Автор| Союна Бухаева
Заголовок| «Минута из жизни» солиста балета Баира Жамбалова
Где опубликовано| © Ариг Ус
Дата публикации| 2017-06-14
Ссылка| https://arigus.tv/news/item/95237/?r1=ya
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Заслуженный артист Бурятии рассказал о своих любимых партиях и о том, как стать лучшим в своей профессии.

«Минута из жизни» Баира Жамбалова, ведущего солиста балета театра им. Гомбо Цыдынжапова. Заслуженный артист Бурятии. Балетом занимается с 10 лет. Родился в Джидинском районе, в селе Дырестуй.

-Что у Вас обычно бывает на завтрак?

На завтрак я кушаю различные каши, так как жирную пищу я по утрам не могу есть.

-Самый сложный элемент в балете?

Это, наверное, пируэт – вращение на одной ноге.

-Правда ли, что танцевать на пальцах очень больно?

Во-первых, на пальцах у нас мужчины не танцуют. Танцуют в основном девушки-балерины. Но у меня был непосредственный опыт, однажды я примерил пальцы и танцевал лебедя. Пальцы были мне малы и я натер кровяные мозоли.

-Ваша любимая роль?

Это лирические партии, это балет «Жизель». Мне очень нравится переживать те эмоции, что испытывает мой герой, граф Альберт. Это, наверное, моя любимая партия.

-Как стать лучшим в своей профессии?

Это, конечно, ежедневные тренировки, как и в любой профессии – это труд, без этого никак. Мы занимаемся каждый день, где мы тянем мышцы, качаемся, растягиваемся. Если без этого, даже если ты пропустил один день, то месяц интенсивных тренировок идет насмарку. Так что из-за этого мы каждый день работаем.

Ваша мечта детства сбылась?

Мечта детства была у меня довольно-таки примитивная. Я рос в деревне и больших планов я не помню. Чтобы я грезил о чем-то сверхъестественном. Я думаю, не сбылась. Сбылась, конечно, но не о том, о чем я мечтал по-настоящему.

-Представьте, что Вы чемпион мира. По какому спорту?

Мне нравится футбол. Я бы хотел быть чемпионом мира по футболу.

Совет дня – улыбайтесь почаще, жизнь прекрасна.


==============================================
ВИДЕО - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 14, 2017 10:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061402
Тема| Балет, Дягилевский фестиваль, Премьеры, Персоналии, Игорь Стравинский, Вячеслав Самодуров, Алексей Мирошниченко, Владимир Варнава, Диана Вишнева, Наталья Осипова
Автор| Екатерина БЕЛЯЕВА
Заголовок| Вальсирующие со Стравинским
Где опубликовано| © «Экран и сцена» № 11
Дата публикации| 2017-06-14
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=6837
Аннотация| Фестиваль, Премьеры


Сцена из балета “Поцелуй феи”. Фото А.ЗАВЬЯЛОВА

Премьерой трех балетов на музыку Игоря Стравинского в Перми завершился Дягилевский фестиваль. Это вторая балетная премьера сезона, которую посвятили памяти Олега Левенкова (1946–2016), известного балетоведа и продюсера, бессменного директора Дягилевского фестиваля. Изначально планировалось, что три балета поставят приглашенные хореографы. Каждый из них предлагал свое название из репертуара “Русских сезонов” Дягилева, но позже музыкальный руководитель проекта Теодор Курентзис сузил выбор до балетов с музыкой Стравинского. Кроме того, в обязательный список попала “Жар-птица”, ее постановку пришлось взять худруку Пермского балета Алексею Мирошниченко, хотя он только в конце декабря выпустил полнометражную “Золушку” Сергея Прокофьева. Вячеслав Самодуров выбрал “Поцелуй феи”, в котором на заре карьеры в Мариинском театре сам танцевал вместе с Ульяной Лопаткиной (в хореографии Алексея Ратманского). Владимир Варнава, самый молодой из тройки хореографов, думал о “Весне священной”, но в итоге остановился на “Петрушке”.

В первый день премьеры, он же последний день фестиваля, в заглавной партии “Петрушки” выступила Диана Вишнева, а в “Жар-птице” Наталия Осипова, прилетавшая репетировать в Пермь между спектаклями в Лондоне, где она сейчас живет и работает. Столичные звезды Самодурову не достались, зато ему удалось заполучить в “Поцелуй феи” в первый день лучшую пермскую балерину Инну Билаш. Сразу хочу оговориться, что автор этой рецензии смотрел второй и третий спектакли.

Поскольку в балете каждого постановщика имелась солидная декорация, требующая сборки и разборки, и трижды по 50 минут музыки, вечер длился рекордные четыре часа, в духе первого представления “Русских сезонов” 1909 года, когда в парижском театре “Шатле” показали три балета Михаила Фокина: “Половецкие пляски”, “Клеопатру” и “Пир”. Качество трех балетов в Перми не было равноценным, как, наверное, и тогда в Париже, но в каждом спектакле нашлось что-то замечательное, чего не хватало двум другим.

В команде Вячеслава Самодурова, чей балет шел первым, работали сценограф Энтони Макилуэйн, художница по костюмам Ирэна Белоусова, художник по свету Саймон Беннисон и ассистент хореографа Клара Довжик. “Поцелуй феи” создавался Стравинским в 1928 году на основе мелодизма Чайковского. В это время композитор стремился обращаться к протяжным песенным мелодиям, внимание к которым было несправедливо, по его мнению, утрачено. Стравинский в либретто “Поцелуя феи” (оно писалось в соавторстве с художником Александром Бенуа) отказался от реалий сказки Г.Х. Андерсена и перенес действие из Бернского нагорья в “Страну вне времени и пространства”. Заглавие предварил авторским уточнением: “аллегорический балет в четырех картинах, навеянный музыкой Чайковского”.

Самодуров уже попробовал в “Ундине” (Большой театр, 2016) уйти от конкретики прозаического либретто и построил свой спектакль по стихийным поэтическим законам. Там он вступил в некоторый конфликт со слишком сюжетной музыкой Хенце, но в случае с балетом Стравинского, музыка которого буквально сплетена из песенных и танцевальных мелодий, отсутствие либретто приятно интриговало. Балет Самодурова начинается с того, как из пурпурной взвеси вырастает плотное серое облако, держащее в объятьях молодого человека. Паренек так и вальсирует с ним спиной к зрительному залу под музыку переработанных Стравинским “Колыбельной в бурю” и баллады Томского из “Пиковой дамы” Чайковского, пока его не вырывают из теплых объятий какие-то разбойники во главе с энергичной девицей, затянутой в черный гипюр. Фея, а это именно она, агрессивно целует Юношу и принимается виртуозно танцевать. Ее непереносимо трудная для восприятия вариация строится из неудобных и изнурительных па – батманов, подскоков, оборотов, жете. Упавшего с плюшевого облака юнца модернистские танцы дивы и ее свирепой команды сводят с ума. Между тем незнакомцы исчезают, а на горизонте вырисовывается желтая мельница, звучит бодрая плясовая мелодия, собранные в пары деревенские парни и девушки танцуют на чьей-то свадьбе. Рисунок танца прост, он основан на повторении незамысловатых па, выполняемых в определенной последовательности. Но в этих танцах, как и в случае с вальсирующим молодым человеком, присутствует едва заметная неправильность – не ясно, перед кем выступают крестьяне, откуда нужно на них смотреть. Танцующие парочки держатся своего ориентира, но ни разу не получается рассмотреть в анфас хотя бы одного персонажа. Наконец появляется Невеста, она подходит к Юноше, они танцуют, затем на облаке проплывает кортеж Феи, свита соскакивает на землю и танцевальным смерчем разделяет сцену на два пространства. В земном измерении заканчивается без жениха свадебная вечеринка (пары ручейком утекают в кулису), а в космическом идет подготовка к таинственному балу. Фея снова целует Юношу, на этот раз в ногу, словно приглашая его на белый танец. Следующая картина разворачивается в абстрактном бальном фойе с дизайнерской люстрой в форме треугольника. Эта сцена в балете Самодурова как бы предвосхищает балет Джорджа Баланчина “Драгоценности”. Сам Стравинский кратко цитирует в этом музыкальном фрагменте использованную в “Бриллиантах” часть Третьей симфонии Чайковского, а также добавляет искрометную ритмичную мелодию из своего еще не законченного в 1928 году Каприччио для фортепиано с оркестром, которое впоследствии станет музыкой к баланчиновским “Рубинам”. Недостающая часть “Драгоценностей” – романтические “Изумруды” – материализуется из хореографии Самодурова, окончательно разрывающего все внятные сюжетные линии и переходящего к жонглированию стилями и эпохами. В романтичном по духу па де де (Юноша и Фея) мужской танец доминирует – танцовщик находится в прыжках и полете, балерина же кружится в бытовых партерных вариациях, а когда ритм танца задают джазовые искры Каприччио, партнер Феи и за ним все кавалеры на балу превращаются в дамских угодников, соревнуются в галантности, поддаются женским чарам, как в балетах Петипа. И снова создается ощущение, что в танцах имеется странность, недостаток гармонии: музыка навевает пируэт, а артист взлетает в воздух; прыгает в левую строну, когда удобнее было бы в правую, и тому подобное. После сцены бала идет музыкальный антракт, отсылающий к “скрипичному антракту” из “Спящей красавицы”, и завершает балет картина пробуждения всей компании в каком-то лофте. Спортивные фигуры фланируют в модном белье, наркотическое облако нависает и мешает рассмотреть лица присутствующих, картинка размыта, заметно только, как ноги-руки артистов послушно повторяют движения вчерашней дискотеки. Туманный финал дает возможное объяснение странностям хореографии: мир в зеркальном отражении, трансляция на сцену бессознательного, которое распоряжается нашими снами, романтическое раздвоение в духе Гофмана.

Трудно сказать, чья трактовка Юноши интереснее – у трепетного Артема Мишакова, раньше редко исполнявшего роли романтических героев, или у неистового Александра Таранова. Обе исполнительницы роли Феи Александра Суродеева и Полина Булдакова имеют в репертуаре партию Одетты-Одиллии, поэтому умело лицедействовали и в ведьминском амплуа первой части, и в романтической картине бала.

“Петрушка” Владимира Варнавы получился выпукло плакатным (художник-постановщик Галя Солодовникова), иллюстративным. Идея постановщика заключалась в том, что Петрушка больше не является персонажем ярмарочного театра, он переселился в цирк-шапито и каждый день выходит на арену в шоу Создателя. Его коллеги Силач и Дива такие же невольники, как и он, только более удачливые. Варнава определил жанр свей продукции как “чертова клоунада”. Хореографии в привычном понимании в балете нет, роли не снабжены и обязательным пластическим рисунком, хотя пунктирно он обозначен. Видимо, хореограф рассчитывал, что исполнители сами соединят линии. Было приятно смотреть на Диану Вишневу, которая танцевала в свое время Пьеро в балете Ратманского “Лунный Пьеро”. Но нежность и грусть, обаяние и болезненность, которыми балерина наполнила образ Петрушки-Клоуна, противоречили общему брутальному настрою спектакля, где царили Силач-плейбой в симпатичных стрингах, надетых поверх накладных мускулов, принимающий душ в обществе эротичной резиновой уточки, вульгарная Дива и неповоротливые слуги просцениума с мордами барсуков. Предполагалось, что выходы этих персонажей будут очень смешными – таковыми они и получились, но присутствие хрупкого интеллигентного Петрушки обращало действие в ужасный фарс нашей жизни, картину ежедневной битвы за права слабых и тотального в ней проигрыша. В спектакле без Вишневой (хотя претензий к Тарасу Товстюку нет, он запомнился эдаким персонажем картин “голубого” Пикассо) этот смысл также улетучился и остался просто бессвязный фарс, не имеющий отношения к музыке Стравинского. С другой стороны, плоская метафора цирка, найденная Варнавой, удачно “заземлила” утонченное аллегорическое высказывание Самодурова и подготовила к интеллектуальной игре следующей части.

Завершала вечер “Жар-птица” в постановке Алексея Мирошниченко. Он последовал за коллегами и отказался от либретто. “Жар-птица” предстала как гранд-тур по балетному царству с остановками и “посещением” самых главных хореографов XX и XXI веков. В роли чичероне выступила Жар-птица, танцевавшая во всех эпизодах, перевоплощаясь в музу дюжины хореографов. И чтобы не уйти совсем из волшебного пространства сказки, Мирошниченко предложил начать тур в нашем времени, пойти против часовой стрелки и завершить путешествие в начале XX века на свадьбе фокинских Ивана-царевича и Царевны. Художник Татьяна Логинова по ходу движения во времени одевала артистов в соответствующие “проезжаемому” стилю костюмы, сценограф Альона Пикалова снабжала меняющиеся картины разными артефактами, спускающимися с колосников. Зрители побывали в гостях у Пины Бауш, понаблюдали, как девушки перебрасывают друг другу красное платье будущей жертвы в “Весне священной”, была сделана остановка и на территории Мориса Бежара, создателя гениальной версии “Жар-птицы” с маоистским привкусом. Жар-птица примерила и красные трико балетов Уильяма Форсайта, и длинные платья королевы модернизма Марты Грэм. Свита Ивана-царевича посетила нью-йоркский театр Джорджа Баланчина, где всем пришлось срочно переодеваться в белые пачки из “Драгоценностей” и украшаться драгоценными камнями. Игра в “отгадай балет” или “определи стиль” добавляла юбилейные червонцы в сказочную копилку. Ратманский или Федор Лопухов? Джон Ноймайер или Иржи Килиан? Хотя нет, это сам Начо Дуато! В финале, когда Жар-птица при большом собрании народа благословляет счастливых жениха и невесту, а сверху спускаются декоративные элементы из всех картин, словно недостающие фрагменты красивой картины, начинается всеобщее ликование. И хотя пазл “Жар-птицы” собран, Мирош-ниченко не ставит точку в освоении наследия “Русских сезонов” Дягилева пермской труппой, наоборот, все только начинается. Уже известно, что в будущем сезоне он сам будет выпускать “Шехеразаду”.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 14, 2017 11:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061403
Тема| Балет, БТ, Юбилей, Персоналии, Михаил Лавровский
Автор| Алла МИХАЛËВА
Заголовок| Время бессильно перед харизмой
Где опубликовано| © «Экран и сцена» № 11
Дата публикации| 2017-06-14
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=6845
Аннотация|


Юбиляр. Фото М.ЛОГВИНОВА

В начале мая на исторической сцене Большого театра отметили 75-летие выдающегося артиста Михаила Лавровского – одного из самых ярких представителей блистательной плеяды отечественных танцовщиков, совершивших в шестидесятые годы прош-лого века настоящую революцию в области мужского танца, изменив представление о его значении и возможностях.

Юбилей отметили без пафоса, в сдержанно-благородной манере, как, наверное, и следует чествовать художника такого уровня и достоинства. Лавровский – не любитель банальностей и общих мест, а потому не захотел принимать поздравления, восседая в ложе. Он отложил чествование, дабы серьезно подготовить свой творческий вечер, обойдясь без видеохроники и традиционных воспоминаний. На сцене царил только танец: ученики и постановки Лавровского.

Выросший в интеллигентной театральной семье, Михаил Лавровский – человек высокой культуры и широчайшего кругозора, что всегда мощно резонировало в его танце и продолжает находить отражение в его балетах. В поле своих хореографических произведений Михаил

Леонидович вводит не только разные танцевальные стили, но и разные художественные эстетики. В своих работах он рассказывает истории, в их центре неизменно – яркая незаурядная личность. Танец ради танца автору не интересен. С помощью хореографии он заглядывает в души героев, пытается их понять. Он тщателен в подборе музыки, оформлении сцены и костюмов. Его балеты – высказывания и одновременно – диалоги со зрителем. И, конечно же, постановки Лавровского тотально театральны. Экспериментируя с разными сюжетами, он для каждого находит эксклюзивные выразительные средства, свой язык. Великий артист (один из лучших Спартаков отечественной сцены, блистательный Базиль в “Дон Кихоте”, потрясающий Альберт в “Жизели”), он и как постановщик создает выразительные партии-роли, даря исполнителям возможность не просто блеснуть отточенной техникой, но и раскрыться во всем богатстве индивидуальности.

В программу вечера вошли фрагменты балетов юбиляра и номера его учеников, выступивших в знаменитых партиях своего педагога. И хотя как танцовщик Лавровский в бук-вальном значении слова неподражаем, выходившие в его честь на сцену солисты Большого не посрамили наставника, продемонстрировав заразительный, темпераментный, по-настоящему мужской танец, отмеченный (как сказал об исполнительском мастерстве самого Лавровского Юрий Григорович) доблестью. Этим, почти вышедшим из современного обихода, словом можно охарактеризовать выступление Владислава Лантратова, станцевавшего с великолепной Екатерины Крысановой па де де из “Дон Кихота” во всем его триумфальном блеске.

Лавровский-хореограф был представлен знакомыми постановками, такими как “Фантазия на тему Казановы” и “Нижинский”, номером “Русская балерина” и незнакомым дуэтом “Амок”. Изысканный “Казанова”, сочетающий галантность эпохи рококо и открытую страстность современной хореографии, обрел в Большом театре новых исполнителей. В заглавной партии выступил Игорь Цвирко, каждой новой ролью расширяющий представление о своих возможностях. Знаменитый авантюрист и покоритель женских сердец представлен здесь и как одинокий романтик, и как соблазнитель-философ, и как страстный любовник, и как бунтарь, выступающий против нравов общества. Словно сошедшие с полотен Ватто герои этого, окрашенного изящным юмором, балета меняются на протяжении спектакля. Манерные пластические завитушки в духе рокайля уступают место подлинной чувственности. Московская премьера балета состоялась в 1993 году, а немного позд-нее атмосферу галантной эпохи передал в своем призрачном “Парке”, поставленном, как и “Казанова”, на музыку Моцарта, Анжелен Прельжокаж.

Рядом с этим куртуазно-изысканным, построенном на полутонах балетом Лавровского еще более резко и экспрессивно прозвучал “Амок” – дуэт-поединок мужчины и женщины, врача и пациентки. Цвейговский сюжет на тему овладевающего человеком “духа”, гонящего его неведомо куда и делающего способным на убийство, передан постановщиком как концентрированный образ этого морока. Женщина манипулирует мужчиной, заставляет его подхватывать нервные ломаные движения, вовлекает его в наэлектризованное поле. А затем ускользает, оставив как доказательство реальности своего существования шарф в руке партнера, словно подтверждая этим вещественным доказательством реальность собственного существования и вызывая массу ассоциаций – от платка, которым в балете Лара Любовича “Отелло” мавр душит Дездемону, до вариации Никии с шарфом в акте “Тени” из “Баядерки”. Фрагмент оперы-балета “Амок”, премьера которого состоится в 2018 году, исполнили артисты Большого Артур Мкртчян и Анита Пудикова. Надо сказать, что балеты Михаила Лавровского благодаря мощному ассоциативному ряду заставляют работать память и фантазию. Сюжет загадочной “Русской балерины” из балета “Дерево павлинов” Лавровскому подсказал Тонино Гуэрра, сочинив историю о том, как за стройной, но очень пожилой балериной тенью шел по улице юноша. Смущенная женщина, придя домой, рассказала об этом приключении дочери. Та, выглянув в окно, увидела внизу стоящего с поднятой головой… старика. У Лавровского эта пара соединяется в танце – гибком, отстраненном, с налетом чувственности. Перед тем как начать преследование незнакомки, молодой человек, явно не чуждый танца (однако не классического), верховодит тремя юными девушками, что вызывает ассоциации с баланчинским Аполлоном Мусагетом. Барышни демонстрируют ему свои танцевальные навыки, его же интригует легкая балетная походка таинственной незнакомки, скрывающей лицо. В номере-дуэте Лавровский соединил артистку Большого Викторию Литвинову и осетинского танцовщика и хореографа, своего ученика по ГИТИСу, Алана Кокаева, что создало особый эффект – в сюжете сошлись не только разные временные эпохи, но и разные танцевальные культуры.

Завершал вечер одноактный балет “Нижинский”. Заглавную партию – лежащего на больничной койке психиатрической лечебницы героя, исполнил в прошлом москвич, а ныне петербуржец, солист Михайловского театра Иван Васильев. Партию Ромолы станцевала солистка Большого Мария Виноградова, а в роли Дягилева на сцену вышел сам юбиляр. Как и во многих балетах Лавровского, в центре спектакля – яростная борьба за человеческую душу. Дягилев и Ромола, выступающие здесь как властные и агрессивные противники, не считаясь с чувствами несчастного больного, живущего только воспоминаниями о своей танцевальной карьере, пытаются вырвать из рук друг друга то, что осталось от прежнего Вацлава. А он – мечется между ними и пытающимися связать его санитарами. В его пластике проступают то позы Фавна, то гибкость и прыжковость Раба из “Шахерезады”, то оставленность бессильно поникшей фигуры Петрушки. Партия Нижинского идеально подходит Ивану Васильеву с его кошачьей гибкостью и виртуозным прыжком. Но в этот вечер в фокусе внимания был сам юбиляр. И, правда, время бессильно перед актерской харизмой и магией личности. На сцену вышел мощный, красивый, породистый Артист, не утративший внутренней силы, транслирующий в зал (несмотря на сомнительное поведение своего персонажа, тростью отталкивающего от супруга Ромолу) благородство и ту самую доблесть, которую отмечал в его танце Григорович.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061501
Тема| Балет, БТ, XIII Международный конкурс артистов балета и хореографов
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Взрослых одолели школьники
Итоги первого тура конкурса артистов балета

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №105, стр. 11
Дата публикации| 2017-06-15
Ссылка| https://kommersant.ru/doc/3325277
Аннотация| Конкурс


Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

На Новой сцене Большого театра завершился первый тур XIII Международного конкурса артистов балета и хореографов (о его начале “Ъ” писал 13 июня). Жюри пропустило на второй тур 30 человек из младшей группы и 32 конкурсанта из старшей. Татьяна Кузнецова считает, что результаты конкурса уже можно предсказать вполне определенно.


Скажем сразу: промежуточный вердикт жюри в целом выглядит справедливым. Обозреватель “Ъ” судила бы строже: не пустила бы во второй тур артиста из краснодарской труппы Юрия Григоровича или дурно обученную юную киевлянку, но понимает политкорректность жюри. И все равно итоги первого тура поражают.

Конкурс оказался чрезвычайно странным: в нем преобладают солисты и совсем мало дуэтов. В младшей группе это дело обычное: до 18 лет мальчики редко обзаводятся необходимыми кавалерскими качествами, а взрослого партнера школьнице найти нелегко. На сей раз в конкурсе оказалось всего три дуэта, два из них некондиционные, так что прошедшая на второй тур кореянка Сонми Пак, грамотно и с чувством станцевавшая дуэт из «Жизели» со взрослым партнером Сангмином Ли, осталась единственной претенденткой на медаль в этой категории. Вопрос только в том, какого достоинства окажется ее награда.

Удивительнее, что и взрослые конкурсанты предпочли танцевать поодиночке. Взрослых дуэтов было 16, до второго тура добралось семь женщин и шесть мужчин (разнополых артистов судят в розницу, поскольку некоторые партнеры в конкурсе не участвуют). Среди дуэтов — всего один чисто российский: за всю нашу страну отвечают артисты Детского театра имени Сац Анна Маркова и Иван Титов. Другие российские труппы представляют иностранцы: жизнелюбивая и женственная бразильянка Аманда Моралес Гомес — Казань, американка Джой Уомак — «Кремлевский балет», украинка Екатерина Чебыкина и киргиз Эрнест Латыпов — Мариинский театр; этот уроженец Бишкека, хоть и провел всю сознательную жизнь в Петербурге, выступает под знаменем родной страны.

Киргизы, кстати, в балетном разделении труда заняли место сдавших позиции трюкачей-украинцев: во второй тур их прошло пятеро. Все эти невысокие и легкие Актеоны, рабы и Базили прекрасно вертятся, запросто крутят в воздухе по два двойных тура подряд и вдохновенно штурмуют акробатические высоты в разного рода ноголомных кунштюках. Пример главного российского трюкача Ивана Васильева оказался заразительным: почти все солисты-конкурсанты пытаются с ним соперничать, полагая, что в этом и состоит искусство мужского танца. Мужчины вообще преобладают на конкурсе — во второй тур прошло пятнадцать, в то время как женщин всего четыре, причем отнюдь не балеринского уровня. Таким образом, медали поделят солистки из Башкирии, Латвии, Китая и Японии (пока японка — явный аутсайдер).

Похоже, поражающий воображение гран-при $100 тыс. на сей раз удастся сэкономить, разве что одарить им кого-нибудь из младшей группы — школьники на этом конкурсе положили взрослых на обе лопатки. В отличие от старших, частенько имеющих на лице такую мину, будто зрители для них то ли злостные должники, то ли злобные кредиторы, большая часть юнцов не трудится, а танцует — вдохновенно и с удовольствием. В целом школьники лучше выучены — интеллигентнее, тоньше, мягче, чище, изящнее. К тому же дети, особенно девочки, творят такие чудеса (вроде трех-четырех пируэтов на пальцах, стремительных и легких, или плавнейших спусков с пуантов, требующих стальной стопы), какие не снились старшим солисткам. И наконец, младшие гораздо ярче по индивидуальностям, они запоминаются сразу и бесповоротно, будь то Элизабет Байер из США, трепетный 15-летний ребенок с ногами от ушей и железной взрослой выдержкой, или благовоспитанная мягкая россиянка Елизавета Клявлина, или фаворитка обозревателя “Ъ” кореянка Субин Ли, готовая лирическая балерина с прекрасной технической базой.

Из младших во второй тур прошло восемь солистов (трое — из Московской академии, в этом году урожайной на мальчиков) и 19 солисток, среди которых победительницу определить трудно, поскольку судьям придется выбирать между 18-летними юными женщинами и 15-летними тинейджерами, танцующими ничуть не хуже. Впору изменять условия конкурса, определив в младшую группу школьников до 16 лет, а в старшую — конкурсантов до 22; жизнь доказывает, что если к этому возрасту артист не повзрослел, то и в 27 лет останется инфантильным.

И тут на первый план выходят педагоги. Учат не школы, а люди — это правило, очевидное для балетных практиков, конкурс доказывает с исчерпывающей полнотой. Например, нет большего контраста, чем разудалый танец Игоря Пугачева, сигающего очертя голову, махнув ногой на точность позиций, и благонадежные вариации Дениса Захарова, щеголяющего безупречностью поз, а ведь оба — студенты МГАХ, просто у них разные учителя. Из гимназии искусств города Сыктывкара прилетел восхитительный отрок Иван Сорокин, великолепно выученный педагогом Ковыляевой (по слухам, одаренного мальчика тут же перехватила ректор Московской академии Марина Леонова; хочется надеяться, что в Москве его не испортят). А вот у взрослых с первого тура слетела Алиса Содолева — солистка с вульгарными манерами и большими пробелами в технике, окончившая с отличием Академию Вагановой. Впрочем, во втором туре конкурсантов испытывают в современном репертуаре, и тут педагоги не помогут — на первый план выходит индивидуальность и качество хореографии. А с этим у постсоветских стран постоянные проблемы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 17, 2017 4:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 10:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061502
Тема| Балет, Театр балета имени Леонида Якобсона, Персоналии, Йохан КОББОРГ
Автор| Подготовила Татьяна ПОЗНЯК
Заголовок| Идальго танцующий
Где опубликовано| © Газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2017-06-15
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/idalgo_tantsuyushchiy/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


ФОТО предоставлено пресс-службой театра

Мировая звезда балета Йохан КОББОРГ, уже зарекомендовавший себя как хореограф, готовит в Театре балета имени Леонида Якобсона классическую постановку на музыку Людвига Минкуса «Дон Кихот».

- Йохан, какие доводы были главными, когда вы приняли предложение художественного руководителя театра Андриана Фадеева поставить «Дон Кихота»?

- Тут многое сошлось. Я знал и уважал Андриана как блестящего танцовщика. А теперь доверяю его профессионализму в новом статусе руководителя балетной труппы. И, по счастью, именно сейчас выдалось свободное время, чтобы заняться этим проектом.

- В чем новизна вашего подхода к классическому материалу «Дон Кихота»?

- Я танцевал в этом спектакле на разных сценах мира. Но когда я смотрю этот любимый всеми балет, всегда вижу слабость сюжетной линии. Книга Сервантеса очень толстая, балет же стал простым набором характерных танцев. А мне важно внятно прописать характер каждого персонажа и прояснить их взаимоотношения. Главное в работе над образом Дон Кихота - отделить его грезы от реальности. Герой на протяжении всего спектакля путает сон и реальную жизнь. Мы с художником как раз ищем пути решения этих сцен. И к премьере концепция может кардинально измениться.

- Укрепляя сюжетные линии, вы приближаете балет к литературному оригиналу?

- Не уверен, что сделаю что-то близкое к тексту Сервантеса, - я сделаю то, что близко мне самому. Следуя книге, можно поставить не один, а десять балетов. Я же взял те эпизоды, которые традиционно используются в балете «Дон Кихот», но переработал их. И главным ориентиром для меня является не текст, а музыка. А она не дает возможности изменить либретто целиком. Мы можем лишь частично изменить мизансцены. Сейчас главная задача - совместить мои идеи с музыкой.

- Легко ли вам работать с труппой и как вы оцениваете ее творческие возможности?

- Несмотря на языковой барьер, в балетном зале мы хорошо понимаем друг друга. Могут различаться лишь акценты или способы достижения одной общей цели. А техническая оснащенность артистов труппы меня абсолютно устраивает. Мне важно сделать такую постановку, которую будут с удовольствием смотреть по всему миру, поэтому мои исполнители не должны танцевать, как танцуют в Дании. Мы друг у друга учимся, меняем привычные подходы и создаем такой продукт, который понравится всюду.

- Известно, что вы были не только хореографом, но и художником по костюмам, когда ставили в «Ковент Гардене» дивертисмент из балета «Неаполь».

- Да, мне нравится создавать эскизы костюмов, это моя большая страсть - увидеть что-то стоящее и попробовать сделать еще лучше.

- Вы исколесили весь мир, какие города и страны вам ближе по духу?

- Значительная часть моей жизни и карьеры связана с Лондоном, но в большей степени я всегда чувствовал себя дома именно в России. Говорю это не потому, что делаю сейчас постановку в Петербурге. Если спросить, какие мои выступления за 20 лет в балете запомнились мне больше всего, то на 90 процентов это будут спектакли, которые я танцевал в России. В юности, когда еще не было Интернета, на своем старом видеоплеере я смотрел только записи постановок Большого и Мариинского театров - не «Ковент Гардена» и не Датского королевского балета... И позже не мог поверить, что наяву танцую на этих легендарных сценах. А сейчас у меня впервые появилось время рассмотреть Петербург не только из окна гостиницы. Здесь все дышит гармонией красоты и историей, и это вдохновляет.

- Дух места для артиста не пустой звук. После Ханса Кристиана Андерсена вы, наверное, самый знаменитый уроженец датского города Оденсе...

- С восьми до четырнадцати лет я почти физически ощущал присутствие великого сказочника в моей жизни. Тем более что каждое лето в городе ставят спектакли по сказкам Андерсена, и я в них участвовал. Именно тогда я начал серьезно заниматься пением. Истории Андерсена внятны как детям, так и взрослым, поскольку в них бездна смыслов. Смешное в них соседствует с трагичным. Тот же принцип я использую в мизансценах «Дон Кихота».

- Что вы думаете об игровых фильмах про балет, которые все чаще появляются на больших экранах?

- Последний раз я был в кинотеатре лет десять назад. Мне нравится смотреть фильмы дома, чтобы можно было нажимать на паузу и обсуждать увиденное. Но вообще профессионалы не жалуют игровые фильмы про балет. Например, про картину «Черный лебедь» я слышал от коллег только одну оценку - «ужасно». Но от таких фильмов есть и польза: они рекламируют этот вид искусства. После просмотра «Черного лебедя» весь Лондон повалил на «Лебединое озеро». Беда в том, что зрители фильма думают, что видят на экране настоящий правильный балет. А на самом деле это просто карикатура. Но, наверное, появятся и хорошие фильмы на эту тему.

- А как вы сами ощущаете себя в этой довольно драматичной профессии? Например, Вацлав Нижинский называл себя Божьим Клоуном.

- Может, я просто клоун: ведь было время, когда я подрабатывал клоуном в торговом центре... Манией избранничества не страдаю. Мне всегда говорили: не продавай себя, не думай, что ты лучше других, но не цени себя дешевле, чем стоишь. Если тебе нравится то, что ты делаешь, это счастье. Я не старюсь угодить всем, просто хочу быть перед публикой честным, как хороший клоун на манеже.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 12:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061503
Тема| Балет, Национальная опера Украины, Премьера
Автор| Таисия БАХАРЕВА
Заголовок| Проня Прокоповна будет пять раз менять наряды и станет одной из самых талантливых учениц школы бальных танцев
Где опубликовано| © Газета «ФАКТЫ» (Украина)
Дата публикации| 2017-06-15
Ссылка| http://fakty.ua/238564-pronya-prokopovna-budet-pyat-raz-menyat-naryady-i-stanet-odnoj-iz-samyh-talantlivyh-uchenic-shkoly-balnyh-tancev
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Национальная опера Украины закроет театральный сезон премьерой балета «За двумя зайцами»

В финале 149-го театрального сезона (29 и 30 июня) Национальная опера Украины представит премьеру балета «За двумя зайцами». Знаменитая комедия была написана Михаилом Старицким более 120 лет назад и до сих пор остается одним из самых репертуарных произведений украинского театра. Особую популярность она получила в начале шестидесятых годов, после того, как на Киностудии имени Александра Довженко был снят одноименный фильм с Маргаритой Криницыной и Олегом Борисовым в главных ролях.

Впервые комедия Старицкого будет поставлена в хореографическом жанре. Балетмейстером-постановщиком «За двумя зайцами» стал Виктор Литвинов. Музыку написал композитор Юрий Шевченко, обладатель восьми престижных наград «Киевская пектораль». Автор идеи и либретто — Татьяна Андреева, которая выйдет на сцену в роли неподражаемой Прони Прокоповны. За сценографию балета отвечает известный украинский режиссер Сергей Маслобойщиков. Костюмы создает театральный художник Анна Ипатьева. Дирижер-постановщик — Владимир Кожухарь.

— Этот балет имеет все шансы стать своеобразной визитной карточкой украинской столицы так же, как литературный первоисточник или его чрезвычайно популярная экранизация, — рассказал Виктор Литвинов. — Ведь неповторимой аурой старинного Подола, где «на дальней горе видно Киев», безусловно, вдохновлялись авторы этой «очень печальной комедии». Это как в жизни, где нам постоянно приходится выбирать, и обычно ничего смешного в этом нет. Но от непрерывности такого процесса наше бытие иногда превращается в смешную театральщину.

— Сценография спектакля будет представлять собой старинную разбитую театральную сцену, — приоткрыл секреты постановки Сергей Маслобойщиков. — Сквозь предметы, все разваленное и неживое, будут прорастать мальвы, создавая знакомый киевский пейзаж. Канва наших «Зайцев» только кажется простой и даже примитивной, а как только начинаешь в нее погружаться, понимаешь: все это может и так, но рассказать о промотавшемся цирюльнике и его приключениях языком симфонической музыки — чрезвычайно сложная творческая задача.


Юрий Шевченко три месяца раздумывал над тем, использовать ли в балете известную песенку Голохвастова и его компании «В небе канареечка летает…» В результате она таки появится в спектакле, как и еще несколько узнаваемых песен и народных мотивов.
Создавая костюмы для комедии «За двумя зайцами», Анна Ипатьева вдохновлялась творчеством Марии Примаченко и современного украинского художника Владислава Шерешевского. Актеры будут щеголять в стеганых ватниках, странных кожухах с невероятными принтами, аппликациями и кружевом. Проня Прокоповна будет пять раз менять наряды и станет одной из самых талантливых учениц Школы бальных танцев.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 5:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061504
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, V Международный балетный фестиваль «Балетное лето в Большом»
Автор| Улькяр Алиева
Заголовок| Поединок лебедей
(на сцене Большого театра Беларуси открылся IV Международный фестиваль «Балетное лето в Большом»)

Где опубликовано| © сайт театра
Дата публикации| 2017-06-??
Ссылка| http://bolshoibelarus.by/rus/novosti-novye/2663-o.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



IV Международный балетный фестиваль «Балетное лето в Большом» уже с самого открытия преподнёс своему зрителю уникальный подарок: в течение двух вечеров сравнить выступления (да и оценить класс) двух балетных пар в классической постановке балета «Лебединое озеро» П.И.Чайковского: молодой примы-балерины киевского Национального театра оперы и балета - Анастасии Шевченко и её коллеги по украинской сцене - Станислава Ольшанского, а также ведущей солистки Государственного балета Грузии – Нино Самадашвили и опытного солиста Мариинского театра - Игоря Колба.

Каждый спектакль – явление симультанное. Его сиюминутность обусловлено исполнительским талантом и мастерством: каждый исполнитель привносит в балет свою энергетику, свою интерпретацию образа, выбирает свою модель сольной вариации, да и в плане актёрского претворения исполнители «рассказывают» свою историю любви. Безусловно, метод «сравнительной характеристики» не всегда надёжен, а порой только мешает поглубже заглянуть в специфику конкретного явления (в данном случае, исполнения и образного воплощения). Однако порой сопоставление неизбежно, ибо в течение двух вечеров с «Озером» - были не просто разные исполнительницы, пытающиеся воссоздать в одном спектакле два мира и два образа, но это ещё и разные характеры, ведь танец, как и человеческая речь, обладает множеством интонаций. Тем более, когда речь идёт о битве лебедей за внимание наследного принца.

Украинская прима - Анастасии Шевченко - принца не пугалась, взмахи рук-крыльев Белого лебедя передавали внутреннюю душевную силу, надежду на освобождение, а скульптурно-чёткие позы, повороты головы выражали открытое доверие. У Нино Самадашвили те же движения наполнялись иным смыслом: раскрывали боль и трепет этой беспомощной и нежной души, и руки-крылья грузинского лебедя, взлетев, горестно опускались, выдавая затаённый испуг и трогательную грусть.

А.Шевченко моментами была весьма примечательна, но её исполнение не было отмечено абсолютной чистотой стиля и образной трансформации. Увы, но выступление украинской исполнительницы – ещё одно подтверждение хрестоматийных актёрских штампов, которыми «грешат» многие исполнительницы этой двойной партии: в Белом акте весь образ ангелоподобной страдалицы сводился к «бровкам домиком» и к эффектно застывшим изнеженно-рафинированным позам, а образ стервозной красавицы из Чёрного акта - резкостью движений и «стрельбой глазами».

Если видимые старания А.Шевченко вызывали сравнения с гадким утёнком, который вот-вот должен раскрыть свои крылья и превратиться в прекрасного лебедя, то по отношению выступления кареглазой красавицы Н.Самадашвили никаких сомнений не было - воистину царственная птица. Грузинская молодая прима (всего на год старше своей украинской «соперницы» по спектаклю) – балерина довольно сильная, профессионально выученная и исполнила свою сложную двойную партию (за исключением некоторых моментов) довольно грамотно и технично. И в плане образного воплощения у Н.Самадашвили-Одетты была царская лебединая стать, какой-то удивительный «внутренний стержень», позволяющий поддерживать характерный пульс и держать Белый акт в состоянии восторженного напряжения. А Одиллия была скорее элегантной и обольстительной, нежели женщиной-вамп.

Все силы украинской и грузинской прим были отданы Белому акту, и, как результат, Чёрный акт выглядел не столь убедительным. Блеска и властной энергии в коварных во всех отношениях вариациях (как в плане образного воплощения, так и в плане технического исполнения), которые искушали Зигфрида и убеждали зрителей о причине «временной слепоты» принца – особо замечены не были. Особенно явно усталость сказалась в столь ожидаемом зрителями фуэте. А.Шевченко, опоздав на такт, начала пируэты без внутреннего настроя. И, как результат, опорная нога, соскользнув с «пятачка», увела балерину по диагонали до самой авансцены, так и не «докрутив» до желанной цифры. Н.Самадашвили фуэте открутила аккуратно (чуть сместившись по прямой), однако закончить финал с бравурно-ярким настроем всё же не удалось.

Как правило, в рецензиях об «Озере» большая часть уделяется исполнительнице главной двойной партии, однако на сей раз Зигфрид – Станислав Ольшанский оставил более благоприятное впечатление, нежели его партнёрша: украинский премьер был более раскован в танце, внёс в образ Зигфрида ту долю непосредственности, на которую способна только молодость. С.Ольшанский деликатно «аккомпанировал» партнёрше, проявил себя в сольных вариациях и растворялся от счастья в любовных дуэтах.

И всё же класс между молодым украинским танцовщиком и его опытным коллегой – Игорем Колбом был заметен как в целом, так и в тщательно проработанных солистом Мариинки деталях. У Зигфрида-И.Колба была естественная кантиленность танца, органично заполняющая все промежутки между отдельными балетными па, которые исполняются без всякого нажима: вращался чисто, графика поз скульптурная, сольные прыжковые вариации довольно высокие (отдельно отметим double tour en l'air).

В целом, в дуэте Н.Самадашвили-И.Колб ощущался больший психологический контакт (а ведь в отличие от украинской пары, дуэт был «не сыгран» и объединился накануне лишь ради белорусского спектакля). Зигфрид – И.Колб естественно отзывался на душевные порывы Одетты-Н.Самадашвили, глядящей на него с восторгом и надеждой, а протяжённость линий и лёгкость пластики партнёрши, придавали особую выразительность и красоту поддержкам.

Отдельное «Браво!» всей балетной труппе Большого театра Беларуси, которая в течение двух вечеров не только выглядела достойно, но и порой гораздо предпочтительнее (в плане исполнительского и актёрского мастерства) своих зарубежных коллег.

Непривычно было видеть постоянного и штатного принца белорусской балетной сцены – Игоря Оношко – в партии хищного Ротбарта. Тем более, что фактурный Ротбарт-И.Оношко рядом с напряжённо-тонким, как вытянутая струна, Зигфридом-С.Ольшанским внешне выглядел гораздо предпочтительнее, начав своё выступление с эффектного jete en tournant en manege, заставляя женскую половину зала недоумевать - чем Одетте не угодил столь импозантный и чертовски обаятельный пусть и Злой, но Гений-И.Оношко? Да и сама молодая украинская прима с удовольствием подчинялась силе-заклятию белорусского премьера и сопротивление было скорее видимым, нежели ощутимым.

Ротбарт – Егор Азаркевич был более вальяжен, активно размахивал крыльями-рукавами (остаётся только жалеть, что костюм с крыльями частично нивелирует всю красоту движений рук), выразительно «выстреливал» хищным взглядом принца на Зигфрида-И.Колба и достойно противостоял особе королевских кровей из Мариинки.

В белорусском дворце оба шута оказались по-своему интересными. Такатоши Мачияма с увлечением и свободой преодолевал все трудности этой виртуозной партии, создавая даже на поклонах (заигрывая с публикой) хорошо продуманный образ неутомимого шутника и проказника. К.Героник был более сдержан в эмоциях (пусть и шут, но приближённая ко двору персона), но в танцах щедро демонстрировал лёгкость и живость.

Pas de trois в составе Надежды Филипповой, Александры Чижик и Никиты Шубы очаровал своей буквально до микрона выверенной синхронностью (казалось, что исполнители даже дышат в унисон). Отметим каскад великолепных харАктерных танцев из кульминационного третьего акта и волшебную гармонию женского кордебалета.

Впрочем, белорусские балетоманы, исходя из личных предпочтений, сами выбирали, какой королевской паре и кому из исполнителей отдать свои сердца, как и дирижёрам: Андрею Галанову с его умиротворённой трактовкой и скрытым нервом или тёплой лазури зачарованного озера в интерпретации Николая Колядко. Аншлаг, атмосфера праздника, горячий приём у зрителей, несмолкаемые овации и крики «браво» оказались в избытке, и вся атмосфера спектаклей удивительнейшим образом перекликался с основным «тоном» этих во всех отношениях сказочно-волшебных вечеров.

Выступление двух балетных пар в классическом хрестоматийном балетном спектакле ознаменовало открытие очередного международного фестиваля «Балетное лето в Большом», предоставляя белорусскому зрителю на протяжении семи вечеров ненадолго остановить Время, соприкасаясь с Вечным Искусством. А предстоящие выступления труппы Астана-балет, в которых будет представлена вся «палитра» творческих исканий этого молодого, но уже достаточно известного коллектива, наверняка заинтересует любителей современного и оригинального танца.



Улькяр Алиева – театральный и музыкальный критик, либреттист, доктор искусствоведения, профессор Азербайджанской Национальной Консерватории.
С отличием окончила специальную музыкальную школу им.Бюль-Бюля и Бакинскую Музыкальную Академию (научный руководитель – известный азербайджанский советский музыковед, профессор Эльмира Абасова).
Активно сотрудничает со СМИ Азербайджана и СНГ (интернет-порталами Day.az, Vesti.az, Ann.az, Teatralspb.ru, Belcanto.ru, Realnoevremya.ru), газетами ("Зеркало", "Каспий", "Эхо", "Известия Азербайджана"), журналами "Культура" (Азербайджан-Россия), "Балет" (Россия), “Партер” (Беларусь).
Автор 4 книг (последняя монография издана в Германии и была включена в международный каталог "Изобретение в музыке"), 2 брошюр, 55 научных и свыше 600 публицистических статей, в которых затрагиваются актуальные проблемы современного музыкознания.
Постоянный представитель Азербайджана на международных конференциях и в медиафорумах.
Действительный член Международного общества музыковедов (Швейцария) и Американского общества музыковедов. Член Союза журналистов Азербайджана. В 2016 году награждена высшей премией Союза журналистов Азербайджана – премией имени Гасан бека Зардаби.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 10:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061505
Тема| Балет, Современный танец
Автор| Вита Хлопова
Заголовок| Как фестиваль «Context. Диана Вишнева» изменил наше мнение о современном танце
Где опубликовано| © Бюро 24/7
Дата публикации| 2017-06-15
Ссылка| https://www.buro247.ru/culture/expert/15-jun-2017-context-diana-vishneva-contemporary-da.html
Аннотация|

О проекте, совершившем революцию в стране великого русского балета



В этом году фестиваль современной хореографии «Context. Диана Вишнева» празднует свой первый юбилей — пять лет. В стране, где интерес к современному танцу и любовь к классическому балету нельзя сравнивать, — это приличный срок. О секрете успеха проекта Дианы Вишневой Buro 24/7 рассказала куратор образовательной программы фестиваля и основатель проекта о современной хореографии No Fixed Poits Вита Хлопова.

Современный танец в России — это всегда очень тонкая и больная тема. Мы с давних лет гордимся тем, что у нас «балет впереди планеты всей», поэтому на развитие какого-то другого вида танца ни времени, ни желания ни у кого не было. Зачем поддерживать что-то новое, если старое хорошо работает и продается? Поэтому современный танец в России — это удел по-настоящему влюбленных фанатиков, для которых творчество и поиски нового порой важнее, чем признание и статус.

Говорят, что современного танца в России нет. Конечно, он есть. Даже, что любопытно, не в Москве центр его притяжения, а где-то за Уралом. Есть много имен, которые вызывают уважение за границей, есть много российских танцовщиков, которые делают прекрасную карьеру в труппах современного танца за границей. Единственная проблема заключается в том, что на этот современный танец до сих пор ничтожно мало обращают внимания. Ну существует же он как-то, пусть так и дальше будет, что там его развивать.

Поэтому для продвижения современного танца в России нужен был непререкаемый авторитет в этой области — тот, кто задает тренды в хореографии не только в нашей стране, но и по всему миру. Поэтому то, что Диана Вишнева решила сфокусироваться на современной хореографии, стало большой удачей. Ее слушают, на нее покупают билеты, и если Диана говорит, что это хорошо и качественно, значит, свободных мест в зале не будет.

К сожалению, другого пути для того, чтобы московский и питерский зритель обратил внимание на современную хореографию, нет. Существует множество фестивалей современного танца: многие из них известны знатокам, некоторые — профессионалам-практикам, и только «Context. Диана Вишнева» заманивает в залы людей, которые бесконечно далеки от мира contemporary dance.

Конечно, многие скажут, что Вишневой легче уговорить приехать Матса Эка или попросить поставить новую работу для фестиваля неуловимого Охада Наарина (да еще и исполнить это в паре с директором балета Парижской оперы Орели Дюпон), чем директору любого другого фестиваля современного танца. Конечно, легче, но нам-то от этого только лучше. Она потратила годы работы, чтобы сделать себе это имя и теперь легко зазывать к себе на фестиваль лучших из лучших.

С другой стороны, ей, конечно, было бы легче привозить каждый год такие труппы, на которые обязательно все купят билеты. Даже и без рекламы. Ну, к примеру, NDT или знаменитую труппу из Вупперталя, которой руководила раньше Пина Бауш. Но Вишнева не хочет нам потакать, ее задача — развивать и обучать нас. Поэтому мы из года в года знакомимся (а я вас уверяю, четверть имен в программе не каждый балетный критик знает) с тем, что происходит в Аргентине, Голландии, Америке или Израиле.

Помнится, что в первый год фестиваля большой процент публики был крайне удивлен и даже возмущен, узнав, что Диана Вишнева не будет исполнять что-то балетное на пуантах и в пачке. Вместо этого она в одном черном купальнике танцевала Килиана и Бигонцетти. «Как же так, где же балет?», — недоумевал после спектакля зритель. На второй год процент недовольных стал меньше. Теперь уже все ждут, чем же она удивит в этом году. «B/olero», которое она станцевала вместе с Орели Дюпон прошлой осенью, конечно, не приняли бы так в самом начале, потому что просто ждали принцессу Аврору — не меньше. Так что коллаборация с Дюпон и Наарином была невероятным риском. Пан или пропал. Но Диана не из пугливых.

Каждый год фестиваль обрастает новыми проектами и идеями. Более того, несмотря на свой звездный статус и недосягаемость, Диана и ее команда открыты ко всему новому. Пару лет назад, когда привозили труппу Марты Грэм, я поняла, что знаю про нее столько, что жутко хочется прочесть лекцию для зрителей фестиваля, чтобы они тоже загорелись любовью к этой великой американке. И я просто предложила эту идею. Так же, как и создать лабораторию по танцевальной критике. Ответ был получен сразу — и завертелось. Конечно, можно было бы пригласить более именитых и опытных критиков, на занятия которых сыпались бы заявки сотнями, но что заставляет полюбить «Context» сразу и навсегда, так это именно доверие к твоим мыслям и идеям. Поэтому в программе вы видите рядом с именами великих мастеров XX века названия молодых и талантливых трупп, о которых мало кто знает.

Чтобы понимать современный танец, надо «насматривать» глаз. Нельзя пропускать ни хорошее, ни плохое, ни талантливое, ни сделанное на коленке, ни аскетичное, ни напичканное спецэффектами. Когда сетчатка вашего глаза зафиксирует пару десятков постановок, вы начнете разбираться в современной хореографии. Хочется надеяться, что пройдет лет пять — и у нас и специалистов по современному танцу будет достаточно, и публика будет понимать, что классно и качественно, а что приехало в большую страну на «чес».

Когда пару лет назад пошли слухи, что вроде бы «Context» привозит труппу Марты Грэм, поверить в это было совершенно невозможно. Во-первых, за 90 лет существования труппы она так ни разу и не доехала до СССР (по вполне понятным причинам, если вы смотрели любой спектакль Марты Грэм). Во-вторых, эта труппа имеет такой насыщенный план на пару лет вперед, поэтому было сложно осознать, что они не испугались страны великого классического балета, где Марту Грэм не то что не почитают, но, кроме горстки критиков/историков и практиков, никто и не знает. За одно это фестиваль уже вошел в историю.

Сейчас предельно ясно, что амбиции фестиваля необъятны: в прошлом году второе закрытие состоялось в родном для Дианы Вишневой театре — Мариинском. Следовательно, «Context» расширяется и территориально. Что же касается контента, то тут совершенно наполеоновские планы. И главное, цель всего этого не только в охвате мировой хореографии, но и в нашем с вами образовании. Больше лекций, больше приглашенных специалистов, больше возможностей получше узнать мир современной хореографии. И если на один из первых фестивалей читать лекцию об американском танце приглашали бывшую танцовщицу труппы Триши Браун и главного редактора Dance Magazine, то представьте, что нас ждет дальше.

С прошлого года возникли три творческие лаборатории: невероятно талантливый фотограф Марк Олич обучал желающих тонкостям театральной фотографии. Теперь его студенты уже сами получают аккредитации на ведущие спектакли и фестивали России. Знаменитая Елена Крыгина, научившая всех нас правильно красится, делилась своим многолетним опытом сценического макияжа, в котором ей практически нет равных. Мои студенты лаборатории танцевальной критики продолжают активно писать: кто-то трудится в Петербурге, кто-то в Москве, а одна участница, начавшая писать только в нашей лаборатории, попала в лонг-лист премии для молодых музыкальных критиков «Резонанс». Так что «Context» готовит не только новое поколение зрителей, но и специалистов узкой направленности. Где еще вы можете получить навыки по сценическому макияжу без рассказов о том, что брови надо заклеивать клеем ПВА, а перед макияжем желательно обильно смазать лицо вазелином? Отдельно танцевальной критике практически не учат. По крайней мере, в Москве. Это касается и фотографии: курсов-то много, но снимать природу — это не то же самое, что летающих по сцене Сильфид и лебедей.

Приглашая каждый год зарубежных хореографов, Диана не забывает и о российских. Для этого был организован Конкурс молодых хореографов, где абсолютно любой может попробовать свои силы. Главный приз — не ваза или сертификат, и даже не деньги, а возможность уехать на стажировку за границу к мастеру современного танца. Попасть к Каролин Карлсон или к Охаду Наарину — это несбыточная мечта, но не для призеров «Context». Так, многие лауреаты предыдущих конкурсов уже известны российскому зрителю. Например, победитель первого года Владимир Варнава ставит спектакли в Опере Монте-Карло. Константин Кейхель много ставит не только в родном Петербурге и часто приезжает в Москву. Сама Диана стала на пару вечеров «Петрушкой» на Дягилевском фестивале.

За четыре года фестиваль прошел огромный путь: мы начинали с трехдневного спринта и сейчас вышли на недельный марафон. Успеть увидеть все не было возможным ни тогда, ни сейчас. Спектакли, бесплатные мастер-классы для всех желающих (давно ли вам так удавалось у Прельжокажа потанцевать?), лекции, кинопоказы, паблик-токи, лаборатории — все это лишает нас сна на несколько дней в ноябре, но какая разница, если в итоге мы получаем подзарядку на целый год вперед?

===============================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 11:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061506
Тема| Балет, Дягилевский фестиваль, Премьеры, Персоналии, Игорь Стравинский, Вячеслав Самодуров, Алексей Мирошниченко, Владимир Варнава, Диана Вишнева, Наталья Осипова
Автор| Марина Зимогляд / Фотографии — Александра Муравьева
Заголовок| Новые балеты Стравинского
Где опубликовано| © No Fixed Poits
Дата публикации| 2017-06-05
Ссылка| http://nofixedpoints.com/diaghilev-festival-stravinski
Аннотация| Фестиваль, Премьеры

Финал Дягилевского фестиваля, где были представлены три балета Стравинского «Поцелуй феи», «Петрушка» и «Жар-птица» в хореографии Вячеслава Самодурова, Владимира Варнавы и Алексея Мирошниченко, ожидали с нетерпением. Билеты на премьеру были раскуплены за 15 минут, а участие мировых звезд Дианы Вишневой и Натальи Осиповой заставили сорваться в Пермь балетоманов не только со всей России, но и из-за границы.

Три балета стали финальной точкой на большом пути фестиваля, насыщенного музыкальными премьерами, концертами и встречами, и прошедшие и прожившие весь путь вправе были воспринимать его как некий итог. Надо сказать, что на фестивале, все события которого происходили в шаговой доступности друг от друга, сложилось свое комьюнити и своя особая задушевная атмосфера. Весь фестиваль был чем-то вроде big party, где зрители, участники, организаторы, журналисты, слушатели образовательных программ, да и вообще все легко знакомились, независимо от того, прилетели они на весь фестиваль или всего на три дня.

Кружась каждодневно в пределах двух-трех кварталов между театральным сквером, филармонией «Триумф», Пермской галереей и домом Дягилева, сидя рядом на ночных концертах или встречая рассвет на Каме, публика в конце концов уже привыкла здороваться со всеми встречными и поперечными.

Основным местом фестивальной тусовки был павильон-палатка перед театром, где проходили пресс-конференции и встречи, лекции и обсуждения, занятия йогой и прочие активности. Здесь можно было выпить кофе, пообедать, провести переговоры, зарядить телефон, и отсюда же понаблюдать за танцующими участниками Remote Perm и служебным входом в театр, где всякий раз можно было заметить гуляющую фигуру хореографа Самодурова в наушниках, ставшую неотъемлемой частью фестивального пейзажа.

Закрытие фестиваля — его высшая точка — в полной мере оправдал девиз Дягилева: «Удиви меня!». Сидя в Пермском театре, на минуту показалось, что ты на какой-нибудь громкой премьере в Большом театре в Москве и все персонажи журнала Tatler вдруг сошли с глянцевых страниц и материализовались перед глазами. В итоге, публика в партер смотрела едва ли не внимательней, чем на сцену, постоянно проверяла телефон, беззастенчиво снимала сцену и vip-персон, с грохотом роняла сумочки и босоножки с ноги, и вообще была светски рассеяна.

Три талантливых российских хореографа поставили три балета Игоря Стравинского. Два из них — «Жар-птица» и «Петрушка» в хореографии Фокина — сто лет назад стали настоящей сенсацией Парижа, открыв имя Стравинского Европе, и став явлением, повлиявшим на все виды искусств от танца до моды. Третий балет «Поцелуй феи» относится к более позднему периоду творчества композитора: он был написан для труппы Иды Рубинштейн в 1928 году, но хореография Брониславы Нижинской была признана неудачной.

Стравинский писал свои балеты в тесном сотрудничестве с другими художниками, его музыка рождалась одновременно с декорациями и хореографией, а в случае с «Жар-птицей» и вовсе писалась по готовому либретто. Современным же хореографам досталась великая музыка и славная история вековой давности.


Утонченный Самодуров, смешной Варнава и образовательный Мирошниченко


Три хореографа продемонстрировали три непохожих подхода к созданию спектакля, обращаясь к различной публике и по-разному проявляя таланты пермской труппы. Балетные гурманы вполне оценили сложность хореографии «Поцелуя феи»; широкой и современной светской публике по душе пришлись остроумные шутки «Петрушки»; а высокое начальство и официальные лица, надо полагать, были поражены энциклопедичностью и масштабом «Жар-птицы», а также безграничными возможностями пошивочного цеха Пермского театра. С другой стороны, и для пермской балетной труппы, которая самоотверженно репетировала без выходных с десяти до десяти, это был неоценимый опыт.

Она освоила сложный хореографический язык Вячеслава Самодурова, позанималась актерским мастерством с Владимиром Варнавой и изучила историю хореографии 20 века под руководством Алексея Мирошниченко.


Вячеслав Самодуров «Поцелуй феи»


Сюжет «Ледяной девы» Андерсена в балете Самодурова сложно угадать, а декорации представляют собой что-то вроде мобильных элементов детской площадки: силуэты солнышка, тучки и кустиков обведены черной жирной линией, от этого они похожи на детский альбом для раскрашивания.

Балетный язык Самодурова довольно сложен: частые смены ритма, каскады пассе с развернутой в бедре ногой, быстрые заноски, стремительные туры то в одну и тут же, после приземления, в другую сторону, изощренные поддержки, — все эти вещи доставят удовольствие истинному балетоману. Такой танец требует предельной внимательности и четкости, любая помарка и любое отклонение от угла загрязняет всю хореографическую картину. При этой математической выстроенности каждого элемента в балете Самодурова есть место и тонкой иронии. Деревенский танец с упоительными мелкими шажочками, притоптываниями, покачиваниями голов, вкупе с мельницей отсылают к голландской «Тщетной предосторожности», которая была поставлена в Екатеринбурге 2 года назад.

Последняя сцена-эпилог отделяется от основного действия продолжительной паузой, где зритель предоставлен только музыке и довольно долго вынужден рассматривать колыхание легкой занавески.

Если бы не она, эпилог мог выйти по-настоящему щемящим. После того, как занавес, наконец-то, отодвигают, зритель видит разрозненные фигурки, кружащиеся в желтом тревожном свете. Главный герой (Никита Четвериков) танцует с воображаемой партнёршей. Вся эта сцена превращает предыдущее действие в сон, в игру воображения или сновидение.

Жаль, что на премьере часть публики уткнулась в телефоны и успела полностью рассеять свое внимание к финалу.

«Петрушка» Владимира Варнавы — зрелищный спектакль, доказывающий, что хореограф чувствует настроение публики, способен ее развлечь, заставить улыбнуться, а то и вовсе рассмеяться в полный голос.

Спектакль начинается необычайно эффектно: под барабанную дробь Теодор Курентзис пересекает зрительный зал, перелезает через бордовый бордюр и оказывается в оркестровой яме, как на арене цирка. Цирк этот населен персонажами какого-то гипертрофированного гофмановского мира (художник — Галя Солодовникова): карлики-бородавочники, конферансье-шляпник, медведь-панда, персонифицированная Смерть Петрушки, имеющая вид выцветшего Чиполлино с черными крестами вместо глаз.

Дуэт Силача-качка (Марат Фадеев) с поролоновыми накладными мышцами и манерной Дивы в купальнике (Евгения Четверикова), сценка с поролоновой уточкой, все эти гэги и мемы являются свидетельством того, что Варнава — наш современник, он чувствует запрос времени, а не живет в балете, как в закрытой крепости, за пределами которой как будто ничего не происходит.

Но если у фокинского «Петрушки» завязка конфликта уже в самой экспозиции, в том что Арап, Балерина и Петрушка живут-хранятся в одной коробке, и, грубо говоря, два кавалера не могут поделить одну даму, то в новом «Петрушке» совершенно непонятно, в чем конфликт и к чему все эти танцы. У Петрушки-Вишневой с самого начала нет никаких шансов на внимание Дивы, которую Силач самолично достал из своей ванной и даже фейковый боксерский поединок никак не продвигает сюжет.

Петрушка — нелепый, трагический и трогательный неудачник, Диана Вишнева сыграла его с присущем ей шармом и актерской харизмой. Приходится признать, что несмотря на остроумные сценки и насыщенную сценографию, весь спектакль немного рассыпается и сюжет провисает, лишенный внутреннего стержня драматургии.

Впрочем, завершается он также эффектно, как и начинается: Создатель Теодор неожиданно появляется на сцене, оставив дирижерский пульт на первую скрипку Афанасия, останавливает сольный танец Петрушки и забирает у него клоунский колпачок.

«Жар-Птица» Алексея Мирошниченко ошарашивает с самого начала речитативным прологом. Силуэты танцовщиков в причудливых головных уборах с неоновыми росчерками на груди вышагивают шеренгой из глубины сцены и произносят умный научный текст Проппа об исследовании волшебной сказки, о генезисе явления и об основном вопросе, поставленном в этой работе. То есть зрителю дают понять, что тут не просто балет, а целое научное исследование. Дальше перед публикой, словно живая презентация, разворачивается грандиозное полотно истории танца 20 века, в котором солирует Жар-птица в исполнении Натальи Осиповой.

Целые цитаты из Килиана, Форсайта, Бежара, Пины Бауш, Баланчина, Марты Грэм и Голейзовского, вплоть до Фокина воспроизведены с тщательной педантичностью, причем не только хореографически, но и визуально. Нельзя сказать, что все техники танца 20 века были освоены труппой, скорее, это имитация, но образовательную роль этого спектакля и для зрителя и для труппы сложно переоценить. Каждая новая страница этой балетной энциклопедии знаменуется новым элементом абстрактной декорации, спускающейся с колосников.
Правда, сочетание музыки и хореографической цитаты иногда выглядит немного комично. Например на лирический «Хоровод царевен», главной темой которого Стравинский сделал народную песнь «Как по садику», положена экспрессивная хореография «Весны священной» Пины Бауш. И совсем уж странно, когда на сцену к пинабаушевским девушкам вдруг входит клин разодетого кордебалета из «Драгоценностей» Баланчина, словно мы присутствуем на гала-концерте, где один номер просто сменяет другой. Но иногда, наоборот, балетная цитата в сочетании с музыкой дает новый неожиданный эффект и смысл.

Кульминационный «Поганый пляс кощеева царства» вдруг становится «Хрониками» Марты Грэм, (которые были созданы как реакция на Гитлеровскую Олимпиаду 1936 года), а под тягуче-восточную «Колыбельную Жар-Птицы» словно оживают советские барельефы в этюде Голейзовского.

Эпилог этого супер-балета уж совсем поражает торжественностью и полным отсутствием иронии: Жар-птица, словно прилетевшая с карнавала Рио-де-Жанейро благословляет склонившихся фокинских Ивана и Царевну, а затем воспаряет, поднятая на руках всего русско-народного кордебалета.

Сама идея осмысления обширного наследия хореографии 20 века актуальна и волнует многих постановщиков. Например, Борис Шармац в 2013 году поставил интерактивный спектакль-инсталляцию «20 танцовщиков ХХ века» где каждый из героев рассказывает и танцует свою личную историю взаимоотношения с той или иной хореографией. Почему же в Перми для исследовательского хореографического проекта был выбран язык официальной торжественной церемонии, в духе открытия олимпиады, остаётся загадкой.

Впрочем, «Жар-птица» доказывает, что Алексею Мирошниченко по плечу задачи любой сложности и сам спектакль можно считать грандиозной презентацией хореографа, труппы и всех технических служб Пермского театра.

============================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 16, 2017 11:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017061601
Тема| Балет, Беларусь, Персоналии, Ольга Лаппо, Виктор Саркисьян
Автор| Светлана Лицкевич
Заголовок| Жизнь на пуантах: невидимая жизнь эфирного искусства железных людей
Где опубликовано| © Sputnik Беларусь
Дата публикации| 2017-06-16
Ссылка| https://sputnik.by/culture/20170616/1029325146/starejshie-belorusskie-artisty-baleta-rasskazali-o-nevidimoj-zhizni-svoej-professii.html
Аннотация|

Легендарные балетные танцовщики Ольга Лаппо и Виктор Саркисьян рассказали Sputnik о той стороне балета, которую никогда не увидит зритель, а заодно и всему ли верить в новом фильме Валерия Тодоровского.



На днях вышел долгожданный фильм Валерия Тодоровского "Большой". Несмотря на противоречивые оценки критики, он вызвал большой интерес и снова заставил говорить о невидимом мире балета, который остается за кулисами. Об этой стороне балетной жизни корреспондент Sputnik Светлана Лицкевич поговорила с легендами белорусского балета Ольгой Лаппо и Виктором Саркисьяном. Совсем недавно они отпраздновали золотую свадьбу, а в день нашей встречи у них было полвека творческой деятельности.

Каждая балерина немного Виллиса

У всех нас есть некоторая предубежденность по отношению к балету — прекрасное эфемерное искусство железных людей. И красота, разрушающая понятия о пределах человеческого совершенства, требует огромной силы и жертвенности. К тому же, как и любая творческая среда, балетный мир достаточно агрессивный. Чего стоят только байки про стекло в пуантах.

"К сожалению, о балете существует немало мифов. Многие из которых порой огорчают. Поверьте, все не так страшно. Во всяком случае, та отдача, тот результат с лихвой окупают все", — говорит Ольга Лаппо.

Поклонники балета помнят ее потрясающую Еву в "Сотворении мира" или Китри в "Дон Кихоте". Уже много лет Лаппо преподает в Белорусской хореографической гимназии-колледже классический танец. Занятия здесь уже закончились, но у Ольги Александровны сегодня урок — родители попросили "погонять" девочек перед долгим летним перерывом. Тоненькие воздушные девочки старательно тянут ножки и делают батманы и плие. На уроке идеальная тишина. Ни одна рта не смеет раскрыть — а ведь им всего по 12 лет! А в фойе колледжа толпятся родители с детьми — сейчас идут вступительные экзамены. И конкурс сюда стабильно высокий. "Балет должен забирать полностью. Иначе не бывает результата, сколько бы вам ни дала природа. Только одержимость", — говорит Ольга Лаппо.

В моем детстве была очень популярна повесть Юрия Короткова о балете "Виллиса". Там девочка выбирает балет, отказываясь от простого человеческого счастья, чтобы стать Виллисой, как Жизель — мертвой девушкой, которая танцует, затанцовывая своего партнера до смерти.

"Да, пришлось отказываться от многого. Но если бы можно было все повторить сначала, я бы снова встала на пуанты", — признается Ольга Лаппо.

В отличие от многих, Ольге Александровне повезло — ее супруг всегда был с ней рядом. Они поженились еще в училище, недавно отпраздновали золотую свадьбу. Известный танцор и народный артист Беларуси Виктор Саркисьян преподает в Белорусской академии искусств — учит будущих актеров танцу и пластике. В феврале в Большом театре Беларуси шумно отпраздновали его 70-летие. 50 лет назад мама Ольги была в шоке от этого студенческого барка. Но постепенно все наладилось — они стали работать в театре оперы и балета, через два года Виктор Саркисьян стал лауреатом І Международного конкурса артистов балета в Москве. Он с удовольствием шутил над своей фамилией, когда еще был длинноволосым блондином: "Ну где вы видели лопоухих и белобрысых армян?". Саркисьян родом из шахтерского городка в Ростовской области, а фамилия досталась ему от отчима, которого он очень уважал.

"У Вити был невероятный летучий прыжок. Когда он приехал поступать к нам в предвыпускной класс, после просмотра мы все в один голос закричали: "Клавдия Федоровна, берем!". Они, ростовчане, россияне, такие — все огнем горело. Мы, белорусы, на их фоне казались такими спокойными", — вспоминает Ольга Александровна.

Виктор Владимирович так и запомнился всем поклонникам балета в образе отчаянно летящего Красса из "Спартака".

В театре их называли Саркис и Лапочка. Они и сейчас будто единое целое — мысль одного с легкостью заканчивает другой, в каждом жесте какая-то трогательность по отношению друг к другу. Сложно поверить, что эти душевные люди всю свою жизнь прожили в искусстве сколь прекрасном, столь и жестком. Эфемерном искусстве железных людей — балете.

"То, что у нас нет своих детей, мы не считаем это какой-то жертвой. Мы были больше увлечены театром", — они говорят об этом спокойно, без обиняков. Ольга признается, что по-женски не жалеет — вокруг нее всегда дети, ее девочки, ее воспитанницы. А то, что они потом уходят — все дети ходят, и свои, и чужие. И надо их отпускать.

Не все ведущие балерины могут себе это позволить. Ни у одной балетной примы — ни у Плисецкой, ни у Улановой, ни у Максимовой или Сорокиной, детей не было. Ибо как бы ни была ты гениальна, а пока будешь решать проблему воспроизводства, в репертуар введут другую танцовщицу, и сможешь ли ты вернуться на свое место на сцене, идеально восстановиться после родов — риск, на который не все соглашаются.

"Хотя исключения бывают. В нашем Большом есть потрясающий пример — Ирина Еромкина — мама троих детей. Она в прекрасной форме, отлично танцует сложные спектакли — и "Лебединое", и "Спящую", и современный репертуар. Но это абсолютно уникальный для балета случай", — объясняет Ольга Лаппо.

О роли сала в сценической энергии

Прямо возле колледжа висит реклама фаст-фуда. Такая аппетитная и соблазнительная. Воспитанницы коллежа уже привыкли не обращать на нее внимания. Скудное питание — нормальная привычка будущей балерины. Правила питания — как и правила правильного прыжка, здесь объясняют сразу.

"Лучше съесть котлетку, чем конфетку. Сладкое — вечное табу. От него распирает сразу", — убеждена Ольга.

По ее словам, если воспитанница начинает набирать вес — виноваты не гены или конституция, а тайная страсть к сладкому. "У меня была девочка в прошлом выпуске — поправлялась, мы уже не знали, что с ней делать. В колледже при мне она съедала только тарелочку супа, все домашние вместе с ней на диету сели. А вес все прибавляется. Но потом мама мне рассказала — отодвинули диван, и там все было усыпано обертками от шоколадных батончиков", — улыбается Ольга Лаппо.

— Ну а как же быть перед выступлением? Не танцевать же натощак, откуда энергию брать? Из морковки?

Лаппо:
Я, например, в день спектакля вместо обеда любила скушать немножко сала с хлебушком. От него не поправляешься, и энергию дает. А от морковки только живот распирать будет. К тому же морковка — это никакая не диета. Она сладкая. От нее можно поправляться, как и от яблок. Мясо, рыба, овощи — пища должна быть энергетическая, больше белковая, чем углеводная.

Саркисьян: А я сладкое всегда любил.

Лаппо: Да, Виктор известный сладкоежка. Но на мужчинах все по-другому сгорает.

Саркисьян: Это правда, за выступление танцовщик может потерять несколько килограммов веса. У нас был солист, так он когда танцевал "Спартак", — а это очень сложный спектакль, со сцены абсолютно мокрый прибегал. За кулисами всегда кто-то стоял с феном, чтобы хоть немного его подсушить.

— Ваши воспитанники приходят сюда еще совсем детьми, меняются, взрослеют. В том числе и внешне — кто-то становится слишком высоким, кто-то набирает вес. Приходится отчислять?

Лаппо:
Мы стараемся детей "сохранять", отчисляем только в вопиющих случаях. Впрочем, если человек по-настоящему одержим, то прорвется. У меня была ученица — Катюша Олейник — ее отчисляли после первого года обучения и после второго, казалось, эти плечи никак не расправить… Сейчас она — звезда мирового уровня. Танцует в разных странах мира, одержала победы на многих балетных конкурсах. Чем больше ей говорили, что у нее не получится, тем уверенней она твердила, что сделает это. Настоящий боец.

— Вы оба в прекрасной форме. И как я видела только что на уроке, для Ольги Александровны не составляет труда сделать любое па…

Лаппо: Гимнастика каждое утро — это обязательно. В форме надо быть хотя бы для того, чтобы правильно детей учить.

Саркисьян: Они берут глазами, а не ушами. Чтобы движение было правильным — его надо показать. Перед студентами приходится прыгать и извиваться, как уж. У нас в Академии искусств люди без хореографической подготовки. И попрыгать перед ними немало приходится. Форма как-то сама собой держится. Впрочем, почти все, с кем мы когда-то танцевали, сегодня в хорошей форме.

Елизарьев, московская школа и деревянные пуанты

Во многом свою счастливую судьбу на сцене артисты связывают с тем, что им выпал шанс познакомится с московской школой — Лаппо в свое время проходила повышение квалификации у самой Софьи Головкиной, а Саркисьян участвовал в международном конкурсе артистов балета. Ну и, конечно, то, что художественным руководителем минского театра оперы и балета стал Валентин Елизарьев, который смог в каждом из них увидеть что-то особенное.

Лаппо: Когда он вводил меня на роль Евы в "Сотворение мира", говорил, что там такая партия, что каждая балерина "заблестит". А когда я ее станцевала, сказал: "Это ваш личный творческий успех".

Саркисьян: Когда человек сам с искрой Божьей, он и в других ее видит. И никакие интриги здесь не вывезут. Мы очень благодарны судьбе, что с Елизаром (так называли Елизарьева в театре — Sputnik) посчастливилось работать. И поверьте, каждый хореограф перфекционист — не доверит он сольную партию кому попало, просто за красивые глаза. Думаю, то, что у нас обоих был московский опыт, тоже сильно нам помогло.

Лаппо: Когда я училась в Москве, это были разные миры. Оказалось, в Москве и Минске даже по-разному на пуантах стоят!

— Разве они не у всех одинаковые? Когда я в свое время увидела, как в театральных мастерских Большого делали пуанты, меня очень поразило — пальчики балерины стоят буквально на деревяшке.

Лаппо
: Сейчас все по-другому. Весь балет танцует в импортных пуантах, американских или японских. На пальцы надеваются специальные силиконовые накладки — совсем другие ощущения. А раньше был комбинат, который делал пуанты. И они были ужасны. Ребята которые их делали, конечно, очень старались, но тогда были другие технологии. Ноги долго к ним привыкали. Пальцы стирались в кровь, у всех деформированы косточки. Особенно сложно приходилось после отпуска. После репетиций выходили абсолютно окровавленные. В туфлях приходилось вырезать дырки, чтобы хоть как-то всунуть ногу, которая вся в кровавых мозолях, нарывах. Но мы не брали больничные — мы так и танцевали на кровавых нарывах. Но все это казалось нам совершенно естественным, не обращали внимания. Боль привыкли не замечать. Особенно на сцене. Нам очень хотелось танцевать. Поверьте, все эти трудности — это сущие мелочи в сравнении с той огромной энергией, которую дает тебе сцена. Может, это кажется шокирующим со стороны — но когда ты этим живешь, когда видишь нечто высшее, чем просто усталость или физические трудности — он просто не замечается, отходит на второй план.

Саркисьян: Все оказалось так скоротечно. 20 лет пролетели как 2 дня. Мы не замечали ни травм, ни болезней.

— А травмы были частыми?

Саркисьян
: Нет, если техника хорошо отработана, то травмы — редкость. Бывало, конечно, что рвали ахиллово сухожилие — это одна из самых распространенных травм в балете, с возрастом у всех болезни суставов появляются — как побочный эффект нагрузок и прыжков.

Лаппо: Травмы бывают, если танцовщика неверно выучили. Тогда может идти деформация ноги и другие беды — балерина просто не сможет танцевать. Поэтому я вырабатываю ноги девочек так, чтобы все делали грамотно и правильно — в этом залог их долгой жизни в балете. И эта "муштра" помогает.

— Кстати, по поводу "муштры"… У меня был стереотип о педагоге-репетиторе: железная женщина с прямой спиной, которая разговаривает с воспитанницами короткими командами, начисто лишена сострадания и воспитывает маленькие стальные гвозди. Вы полностью его разрушили: все у вас "детки" и "лапочки", голосок мягкий и тихий. Разве можно так воспитать балерину?

Лаппо: Мягкостью и спокойствием можно добиться большего, чем криком. Я очень люблю всех своих детей, но иногда приходится и прикрикнуть, если пропускают все мимо уха. Хотя я как-то сразу их приучила, что они не должны разговаривать, что надо напрочь забыть все, что происходит за окном, в телефонах и вообще во внешнем мире. Они вопят "спасибо за урок" и смотрят мне в рот. Просто вы видели детей, которые занимаются уже третий год. Вначале все не так было.

— Балетные в 37-38 лет уже пенсионеры. Для обычной профессии — самый продуктивный возраст, когда уже есть мастерство и еще хватает сил. Куда уходят из балета?

Саркисьян
: Балет — искусство молодых. Уйти надо вовремя. Очень печально смотреть на балерину, которая выходит на сцену за 40, а то и к 50 годам. Вся эта дряблость мышц — она не украшает. Впрочем, биологический возраст у всех разный. Конечно, на пенсии никто не сидит. Кто-то остается в театре, чтобы работать педагогом-репетиром, кто-то уходит в гимнастику, хореографию и даже в цирк. А многим приходится начинать все сначала и осваивать какую-то новую профессию. Но балетные — они, во-первых, умеют упираться по жизни, а во-вторых, образное мышление помогает. Все балетные актеры в быту не белоручки — умеют и дом построить, и мебель собрать, и дерево посадить.

Лаппо: Прожив всю жизнь в балете, я могу сказать, что в памяти не остается всех этих трудностей, боли и преодоления. Можно много рассказывать о том, какая это тяжелая профессия — артист балета. Но ведь никто из-за трудностей не уходит. Наоборот — все балетные — это фанатично преданные своему делу люди. И вспомнить обо всех этих неудобствах меня заставили только ваши расспросы. То, что было потом, что получает артист во время работы на сцене, овации, признание публики и коллег — оно окупает все с лихвой. Остается только свет, добро, красота. И это самая прекрасная профессия в мире!

==========================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 16, 2017 5:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 20170615602
Тема| Балет, БТ, XIII Международный конкурс артистов балета и хореографов
Автор| Тамара Блёскина
Заголовок| Балет под грифом «УД.»
Первый тур Международного конкурса артистов балета и хореографов.

Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-06-15
Ссылка| http://musicseasons.org/balet-pod-grifom-ud/
Аннотация| Конкурс

Тот, кто видел просмотры первого тура, в меру собственной взыскательности может расшифровать гриф в заголовке и как «удовлетворительно», и как «удручающе». Справедливой будет любая оценка общего уровня проходящего балетного смотра. Твердую четверку не позволяет поставить довольно значительное число конкурсантов без яркой индивидуальности и с элементарными пробелами школы.

Вожделенный GRAN PRIX опять вряд ли найдет хозяина. Если, конечно, не случится чуда, и кто-то, преодолев дебютное волнение, сможет покорить жюри блестящей техникой танца, артистизмом и… привлекательным обликом (с этим тоже проблемы). Пока никто даже близко не приблизился к четырем обладателям главного приза — Иреку Мухамедову, Андрею Баталову, Денису Матвиенко и первой гран-даме Надежде Павловой. Уже при их первом появлении на сцене у зрителей перехватывало дыхание. Было непонятно, как, например, в этой хрупкой девочке-пичужке Наде из Перми появился настоящий балеринский шик? Откуда взялась культура ее поразившего всех огромного шага в «Спящей красавице«, который позже другие балерины трансформировали из академического экарте в залихватское раздирание ног?

Если на втором конкурсе успех воспитанницы провинциальной балетной школы казался случайным исключением, то сегодня на карте смотра — вся география страны: Воронеж, Ижевск, Йошкар-Ола, Краснодар, Красноярск, Новосибирск, Пермь, Сыктывкар, Уфа, Якутск и Москва с С.-Петербургом. Не все участники пройдут до финала, но сам приезд посланцев отдаленных регионов — зримое свидетельство небывалой популярности в России искусства балета.

Такое происходит по всему миру, что подтверждают участники более двадцати стран, включая тех, где балет не был приоритетом национальной культуры. Потому откровением конкурса можно назвать довольно интересных представителей Албании, Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана. Сильные и многочисленные десанты участников прибыли из Бразилии и Китая, Японии и Южной Кореи.

Правда, появление новых многочисленных балетных школ породило проблемы с качественным обучением. Во-первых, не везде педагоги обладают должным уровнем подготовки. Во-вторых, большинство школ-студий полностью или частично существуют на частные средства, и тогда условия ставят ученики. Захотели дети танцевать Эсмеральду, Китри или Базиля с Актеоном — педагог соглашается, а мама платит. Оторопь берет, наблюдая на конкурсе явное несоответствие избранных вариаций с физическими данными исполнителя и степенью его владения техникой.

Впрочем, с техникой-то особо никто не церемонится, свобода замены поразительная. И когда видишь три подряд вариации Сванильды из «Коппелии» в постановке А. Горского, но абсолютно разные по хореографии, то понимаешь великую мудрость Medici.tv начать прямые трансляции конкурса только со второго тура. Иначе вконец можно запутать как зрителей, так и профессионалов, а, главное, невольно сам станешь пропагандистом дурных образцов классического балета и плохого вкуса.

Довольно слабых, на «троечку», участников на первом туре было немало и утром, когда выступали младшие (с 14 до 19 лет), и вечером, где соревновались старшие (от 19 до 27). Деление хотя и проходило по паспортным данным, но на сцене все смешалось. Неудачи не стоит списывать на естественное волнение, непривычно покатую сцену или покрытие пола: все находились в равных условиях. И лучше выступал тот, у кого не столько нервы крепче, сколько школа лучше. А с ней у многих проблемы.

Предполагается, что главная задача юных артистов младшей группы — показать корректное, «школьное» исполнение: чистоту движений, правильную форму, музыкальность, вкупе с которыми может проявляться чувство стиля и артистизм. Зачастую преобладало другое — неотработанные стопы, задранные плечи, «грязь» в мелкой партерной технике, не говоря уже о сорванных пируэтах и прыжках без полета.

У старшей группы заметна другая беда. Недостатки школьной базы многие артисты старались преодолеть эффектными трюками, среди которых — немыслимые револьтады-перевертыши в бесчисленных «Пламенях Парижа», явный расчет на внешнее впечатление, чрезмерная экзальтация каждого движения. Особенно выделялись азиаты, которые бескомпромиссно, в духе восточных единоборств вступали в стихию классического балета. В итоге на сцене хотелось видеть красоту и одухотворенность, а вместо этого прошла целая вереница похожих друг на друга корявых невысоких болванчиков — вертунов и прыгунов. Словно они не балетные танцовщики, а циркачи на арене. Правда, в цирке всё делают чище, прыгают выше и вертятся быстрее.

Результат закономерен: из 127 участников во второй тур прошло меньше половины, и лишь. 62 артиста продолжат борьбу за медали.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 4 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика