Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 23, 2017 2:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052304
Тема| Балет, МГАХ , Персоналии, Елизавета Кокорева
Автор| Фотограф Аскар Ибрагимов
Заголовок| Елизавета Кокорева
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2017-05-05
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/young_talent/7012
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Студентка первого курса Московской академии хореографии Елизавета Кокорева рассказывает о том, как начала заниматься балетом, Генделе и Kanye West, жизни в интернате и поставленных целях.



С самого рождения я знала, кем хочу быть. В моём доме всегда была атмосфера танца. Меня никто не принуждал танцевать, из всех моих братьев и сестёр только одна я сама решила пойти по этому трудному, но прекрасному пути. Мой папа солист балета, и дома у нас постоянно были его друзья – артисты балета, известные художники, музыканты.

До поступления в МГАХ я очень хотела танцевать на сцене. Может показаться странным, но я не училась балету и танцам с детства, хотя у меня были для этого все необходимые данные. Мой папа, как профессионал, считал, что нельзя отдавать ребёнка в различные танцевальные и балетные коллективы, а надо начинать учиться у профессионального педагога именно в МГАХ или в АРБ им. А.Я. Вагановой. Он не учил меня сам, не давал учить меня своим театральным педагогам. С детства он просто развивал мои физические и артистические способности.

Однажды меня заметила режиссёр, скорее как персонаж или актрису, чем балетную девочку. В результате в возрасте шести лет я исполнила главную партию в эксклюзивном проекте «Дефиле на пуантах» вместе с профессиональными артистами и звёздами балета, где мне посчастливилось не только двигаться, декламировать тексты, но и вести актёрскую линию на протяжении всего полнометражного спектакля.

Я родилась и жила в Москве, но в возрасте трех лет переехала в Челябинск, куда пригласили моего отца на должность главного балетмейстера академического театра оперы и балета им. М.И. Глинки. Всё свободное время я проводила в театре, была на многих репетициях, смотрела балеты и спектакли разных жанров. В 2010 году я вернулась в Москву, уже познав различные особенности балетного театра и с конкретной целью – поступить в МГАХ.

Вначале учёбы на подготовительном отделении, мне было сложно, так как все девочки в группе учились уже не первый год и знали основные движения, позы, умели танцевать разные танцы. Я же начинала «с чистого листа». Однако, с помощью моего первого педагога, Морозовой Валентины Владимировны, я смогла не только догнать своих подруг, но и научиться самостоятельно составлять и исполнять танцевальные композиции.

В начальной балетной школе меня в буквальном смысле «поставила на ноги» мой педагог Тамара Михайловна Негребецкая. Дело в том, что у меня было очень мягкое тело, которое гнулось куда угодно, но не выстраивалось в апломб. Такая работа давалась очень нелегко, тем не менее удалось почувствовать работу тела и начать руководить им. В результате на экзамене первого года мне поставили редкую высшую оценку.
С первого класса я живу в интернате. Мне было достаточно просто привыкнуть к такой жизни, так как я человек очень коммуникабельный. В интернате есть возможность постоянно обмениваться мнениями о профессии, работать над собой самостоятельно, а также пробовать что-то новое со старшими.

Настоящему мастерству меня учит мой педагог, Татьяна Александровна Гальцева, которая взяла наш класс в 2015 году. Под её руководством я начала работать над чистотой исполнения, стала сильнее физически и технически. Очень важно, что с ней я учусь нести образ героини, которую исполняю, начала готовить исполнять более серьёзные партии на сцене МГАХ и Большого.

За время обучения в Академии в моей жизни произошло много ярких событий: в первом классе я вместе со всеми принимала участие в концерте, посвященном открытию исторической сцены Большого театра. Это были 22 секунды счастья на музыку Прокофьева! Еще я танцевала Екатерину Максимову в образе Китри на вечере, посвящённом памяти этой легендарной балерины, и познакомилась с Владимиром Викторовичем Васильевым. В пятом классе была удостоена чести танцевать трио «Океан и жемчужины» из «Конька-Горбунка» на выпускном концерте МГАХ на сцене Большого театра в 2016 году , а 19 марта 2017 я впервые станцевала па-де-де из балета «Тщетная предосторожность» под живой оркестр на концерте, посвящённом юбилею ГИТИСа вместе со звездами балета и выпускниками этого ВУЗа.

Свободного времени у меня очень мало, поэтому я люблю отдыхать с семьёй и друзьями.

Люблю слушать разную музыку, далеко не всегда классическую: от Генделя до Битлз, от Рахманинова до Kanye West и Imagine Dragons)

С удовольствием продолжила бы учиться играть на фортепиано и хотела бы научиться разным современным видам танца.

Я стараюсь помогать по дому родителям и даже люблю готовить.

Балетные люди, конечно, абсолютно другие. Прежде всего, они должны уметь «вкалывать», работа в пол силы никогда не приносит ни успеха, ни удовлетворения.

Относительно моих планов: я хочу танцевать, хочу развиваться в своей профессии, пробовать новое и добиваться новых вершин.

=========================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 23, 2017 7:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052305
Тема| Балет, театр им. Джалиля, ХХХ Нуриевский фестиваль, Персоналии, Мария Яковлева (Венская опера)
Автор| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| "Если у тебя ничего не болит, либо ты мертв, либо плохо поработал"
Где опубликовано| © Idel.Реалии
Дата публикации| 2017-05-23
Ссылка| https://www.idelreal.org/a/28504754.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В эти дни в Казани проходит юбилейный – ХХХ Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева. В его афише – девять спектаклей из репертуара Татарского театра оперы и балета имени Мусы Джалиля и два гала-концерта. В них принимают участие более 30 приглашенных танцовщиков и дирижеров из России и зарубежных стран.

Фестиваль не всегда носил имя легендарного танцовщика: сам Нуриев дал на это согласие в мае 1992 года, когда впервые приехал на казанский балетный форум по приглашению директора Татарского театра оперы и балета им. Мусы Джалиля Рауфаля Мухаметзянова. Нуриев здесь не танцевал – дирижировал: под его управлением прошел "Щелкунчик" Чайковского, в котором главные партии исполнили солисты Большого театра России Надежда Павлова и Андрей Куделин. На нескольких афишах и программках он оставил тогда свой автограф: писал "Нуриев", а не "Нуреев". Поэтому в Казани решили писать фамилию великого танцовщика через "и".

В этом году впервые приехала на Нуриевский фестиваль балерина Венской государственной оперы Мария Яковлева. В самом популярном русском классическом балете – "Лебедином озере" Чайковского – она исполнила партии Одетты и Одиллии. Яковлева – одна из немногих на ХХХ казанском фестивале, кто больше других связан с Нуриевым. Разумеется, не напрямую (Маше было 7 лет, когда Нуриева не стало), а "через одно рукопожатие". Так, директор компании, в которой она работает, – Мануэль Легри, звезда Парижской оперы эпохи Нуриева. Среди тех, с кем она шлифовала свой репертуар, – хореограф и друг Нуриева Пьер Лакотт, воспитанные им балерины Флоранс Клер и Элизабет Платель. Не стоит упускать из виду, что Яковлева – выпускница Вагановской академии хореографии в Петербурге, как и Нуриев. Еще одна связь заключается в том, что Мария и Рудольф родились в один день – 17 марта.

Наша беседа состоялась накануне ее казанского дебюта.

– Мария, у вас уже есть гражданство Австрии?

– Да. У меня теперь двойное гражданство – российское и австрийское. В Австрии есть такой закон: если деятель искусств дорог стране, ему выдается гражданство. В Австрии я уже 12 лет работаю, а гражданство получила только год назад. Пришлось долго доказывать, что я этого достойна.

– Как вы оказались в Австрии? Почему выбор пал именно на эту страну?

– Моя мама всегда хотела, чтобы я работала за границей. Ее желание сбылось, вот как это было. На наш выпускной концерт в Вагановскую академию приехал Дьюла Харангозо – известный танцовщик, который через год становился директором балета Венской государственной оперы. Я на этом концерте танцевала в па-де-де Чайковского-Баланчина и в тройке теней из "Баядерки". Как я узнала позже, Харангозо запомнил меня. Через полгода он снова приехал в Петербург – на фестиваль балета "Мариинский". Я танцевала в кордебалете, но Харангозо меня узнал, подошел и предложил сольный контракт. Мне тогда было 19 лет – конечно же, я согласилась.

– Сольная карьера в Мариинском театре вам не светила?

– Любой, кто учится в Вагановской академии, мечтает поступить на работу в Мариинский театр. Но если в первый сезон у тебя не получается выбиться из кордебалета, то ты понимаешь, что о сольной карьере можно забыть. Я подавала какие-то надежды, но не особо большие, наверное. Танцевала "двоечки", "троечки", но заметных партий в первом сезоне у меня не было.

– Кто стал вашим педагогом, когда вы попали в труппу Мариинского театра?

– У меня не было педагога, к сожалению. Может, поэтому и не получилось пробиться. Я пыталась что-то репетировать с Галиной Кекишевой, но...

– Чувствовали себя сиротой?

– Да. Понимаете, в театре все зависит от вкусов директоров: самого театра и труппы. Кто им нравится, тот и танцует. И хоть лоб расшиби, грубо говоря, но если ты не нравишься, ничего не изменится. Я иногда думаю: а что бы было, если бы я осталась в Мариинском театре? И понимаю: такого количества ролей, и таких разных, я бы не станцевала. И с таким количеством выдающихся хореографов не поработала бы. Уже на второй год работы в Вене я танцевала Джульетту в "Ромео и Джульетте" Джона Кранко, Манон в одноименном балете Кеннета Макмиллана...

– А вы с первого раза поступили в Вагановскую академию?

– Да. Мое поступление не было запланировано. Моя мама, она хирург, хотела, чтобы я стала физически более крепкой девочкой. И решила показать меня своей знакомой – врачу из Вагановской академии. Та пригласила нас к себе на работу, и так получилось, что мы пришли в день вступительных экзаменов. Помню, знакомая мамы сразу повела меня к комиссии, у меня там осмотрели фигуру, проверили гибкость, прыжок, чувство ритма... Потом эта женщина-врач привела меня обратно к маме и сказала: "Ну, что? Маша поступила. С вас 10 рублей!".

– Десять рублей? Это за что?

– Это была какая-то пошлина, кажется. Все платили... Можно сказать, я случайно поступила в академию хореографии. Но с другой стороны – я очень хорошо помню, как в четыре года мама привела меня в Мариинский театр на балет "Щелкунчик", и я сказала ей сразу после спектакля, что хочу быть как Машенька – хочу танцевать. Меня отдали в приватный танцевальный кружок, а там говорили, что я слишком ленива, чтобы даже поступить в Вагановскую академию. Но у меня такой характер: я люблю и умею доказывать, что люди ошибаются, думая обо мне плохо. В той же академии мне говорили: ты маленькая, не "классичка", а характерная танцовщица, о главных партиях в классических балетах даже не мечтай! Но я оказалась в Европе, где нет штампов. И я танцую там со своим невысоким ростом "Лебединое озеро". В России это было бы невозможно. На Западе же считают, что Лебедь может быть и маленьким.

– Какой у вас рост?

– 166 сантиметров. Я считаю, каждый человек имеет право на самовыражение. Если мне Бог не дал лишних 10 сантиметров роста, это совсем не значит, что я не могу сделать роль Лебедя по-своему.

– В Вене вы танцуете "Лебединое озеро" в хореографической редакции Рудольфа Нуриева. Вы согласны с мнением, что она чрезвычайно сложна?

– Самый сложный для меня нуриевский балет – "Дон Кихот". Именно в техническом плане. "Лебединое...» немного проще, но все равно такое ощущение, что буквально на каждую ноту Чайковского Нуриев придумал определенное движение. Если в классической версии любого балета можно красиво встать в позу, выдохнуть и с новыми силами пойти танцевать следующую часть вариации, то в хореографии Нуриева такого нет. Это всегда очень большое испытание для танцовщика – исполнять хореографию Нуриева. Кстати сказать, его балеты идут сегодня не во многих театрах – только в Вене, Париже и Милане.

– Над "Лебединым озером" с вами работал Мануэль Легри?

– Да. А недавно у меня был интересный опыт: к нам в Вену приезжала как гость и педагог Флоранс Клер – этуаль Парижской оперы, которая в свое время репетировала "Лебединое..." с Рудольфом Нуриевым. Я занималась с Флоранс две недели, и это было потрясающе интересно. Все-таки Легри – мужчина, он не танцевал Одетту и Одиллию. А Флоранс – танцевала. После репетиций с ней я намного лучше стала понимать, о чем танцую то или иное движение.

– Откройте секрет: 32 фуэте Одиллии – это о чем?

– Меньше всего смысла в балетных спектаклях несут 32 фуэте. Это трюк. Это торжество твоих сил и техники, кульминация происходящего на сцене. Никакого актерского подтекста фуэте не несет. Просто нужно уметь его крутить. В принципе, не так уж это и сложно, если у тебя есть координация. Если поймать координацию этого движения, оно получается само по себе. Я имею счастье обладать довольно сильной техникой, спасибо природным данным и моим педагогам в академии, поэтому фуэте мне не доставляет проблем.

– Маша, а вы легко учились в академии?

– Нет. Было трудно. Если оглянуться назад и вспомнить, сколько времени мы проводили в балетных залах... В Европе такого нет. Нет такой строгости к ученикам. Требовательности. Такого погружения нет.

– Российская балетная школа – в первую очередь муштра?

– А в музыкальных школах разве нет муштры? Ученики там с детства занимаются чуть ли не по 12 часов в день, иначе не добиться результата – не стать громким именем. Армейская дисциплина – характерная черта русской школы всех исполнительских искусств. У нас, видимо, такой характер: по-другому ничего не добиться.

– Откуда вы так хорошо знаете про музыкантов?

–​ Спасибо моей маме –​ она заставила меня, параллельно с академией хореографии, закончить музыкальную школу по классу фортепиано. Развитый музыкальный слух очень помогает в балете. Есть в нашей профессии люди, его лишенные, и им, несчастным, приходится танцевать не под музыку, а под заученный счет: сами себе считают – или шепотом, или в уме. А музыку, ее ритм, они не слышат.

– Сегодня в венской труппе работает много танцовщиков из России?

– Сегодня в любой балетной компании можно найти русских танцовщиков. Кроме балета Парижской национальной оперы – это все еще очень закрытый театр. У нас в Вене выходцев из постсоветского пространства – очень много. Одних только ведущих солисток – пять: я, Людмила Коновалова, Ольга Есина, Кетеван Папава, Ирина Цымбал. И солистов немало – Владимир Шишов, Роберт Габдуллин, Денис Черевичко... Наших танцовщиков очень любил наш предыдущий директор Дьюла Харангозо: он венгр, но учился в Москве, ему близок русский балет. Когда венской труппой стал руководить Мануэль Легри, он всех русских оставил. Сейчас у нас в Вене, благодаря Легри, великолепная ситуация: в интернациональной труппе мы совмещаем свои хореографические школы с французской, которая славится сильной техникой стоп. Лично я чувствую профессиональное развитие. И мне это нравится.

– Какой язык в вашей труппе считается рабочим, основным?

– Английский. На немецком общаемся нечасто, потому что на этом языке не говорит Мануэль Легри. У него просто нет времени, чтобы его изучить. С утра он делает с нами урок, потом ведет почти все репетиции до конца нашего рабочего дня, а затем идет в офис решать директорские проблемы.

– А вы владеете немецким?

– Да, конечно. Было бы странно, если бы за 12 лет жизни в Австрии я им не овладела. Уроков немецкого я никогда не брала – смотрела местное телевидение, читала журналы и газеты. А потом решила получить автомобильные права. И это решение очень помогло мне продвинуться в немецком языке: я очень усердно готовилась к экзаменам. Сейчас могу говорить, писать и читать на трех языках: английском, немецком и русском. Надо бы взять себя в руки и выучить итальянский, очень он мне нравится. Но пока не до этого.

– Часто ли посещают ваши выступления родственники из Петербурга?

– У меня только мама осталась. Но она уже не живет в Петербурге – переехала в Болгарию. Теперь ей намного удобнее прилетать на мои спектакли в Вену.

– В пуантах какой фирмы вы танцуете?

– Freed of London. Мне кажется, стопы в них выглядят очень красивыми. Единственный большой минус – пуанты этой фирмы очень недолговечны: один акт спектакля – и все. Разумеется, я их заливаю лаком и использую на репетициях, потому что на спектакль их уже не наденешь. В Казань я привезла с собой восемь пар пуантов – на спектакль и сценическую репетицию этого должно хватить. Мастера из Freed of London делают мне индивидуальные пуанты – у них есть моя колодка. Но после получения заказа я трачу минимум два часа, чтобы приготовить одну только пару к работе. Обшиваю пятачок, пришиваю резинки, обрезаю стельку... Это настолько личное и сокровенное для балерины – ее пуанты, что нельзя заботу о них доверять кому-то другому.

– Покупка профессиональной обуви и приведение ее в порядок отнимает у вас больше времени, чем приобретение обуви для жизни?

- Да. На подготовку туфель к одному спектаклю может уйти шесть часов моего времени. Но выбрать обычную обувь для меня тоже тяжело. Мне очень важно, чтобы она была удобной. Особенно после травм.

– Много их у вас было?

–​ Серьезных - две. Три года назад я разорвала ахиллово сухожилие на правой ноге. До этого оно уже болело, но мы же не реагируем на боль, к сожалению.

– Мы – это русские танцовщики? Или все артисты балета?

– Русские танцовщики. В некоторых случаях это хорошо. Но в случае с моим "ахиллом" это был минус: если бы я вовремя обратилась к врачу, разрыва бы не случилось. От переработки у меня выросла пяточная шпора, которая терла "ахилл". И примерно через полгода болезненных ощущений, во время репетиции "Этюдов" Ландера, сухожилие не выдержало. Я выпала из рабочего ритма на восемь месяцев.

– Была операция?

– Да. Сшивали сухожилие. Потом шесть недель мне нельзя было ходить. Все это время я передвигалась при помощи костылей. Это было не очень-то и легко –особенно подниматься на костылях на пятый этаж: я тогда жила в квартире в доме без лифта. Но это был очень хороший фитнес!

– А травм, вы говорили, у вас было две?

– Вторая недавно случилась. После операции на "ахилле" прямо наступать на стопу мне было больнее, чем на ее внешнюю сторону. И я начала так ходить, а потом и танцевать так – вес всего тела давил на "ребро" стопы. Это было ошибкой! Образовался отек кости. Два месяца я была на больничном, из которых пять недель проходила на костылях. Отек кости – это синяк внутри кости. И это больно. Но терпимо: я танцевала с неприятными ощущениями в стопе целых два года. Для любого балетного артиста нормально, если у него что-то болит. Если у тебя ничего не болит, либо ты мертв, либо плохо поработал.

– У вас, наверное, только уши от работы не болят?

– Или нос (смеется — прим. ). Правда, иногда партнер может заехать по носу локтем. Но это мелочи.

– ​ Я правильно предполагаю, что туфли на каблуках вы не носите?

– ​Я очень люблю красивые туфли на высоких каблуках. У меня их огромная коллекция – полшкафа! Но я не самоубийца, чтобы носить их ежедневно. К счастью, в Вене есть традиция проводить балы. На бал я надеваю туфли на каблуках, но всегда беру с собой сменную обувь – балетки. После официальной части переобуваюсь. Я люблю одеваться удобно, понимаете? К тому же у нас в Вене почти все ездят на велосипедах. В туфлях на каблуках на велосипед же не сядешь, правильно?

– Вы еще и велосипедистка?

– Да! Я теперь живу довольно близко от театра: если начинаю ловить "красный" на светофорах, то за пять минут доезжаю от дома до работы. А если нет, то за три.

– Велосипеды в Вене не крадут?

– Крадут. Вот у меня только что украли, трех дней не прошло: разрезали замок, прямо у дома. Это уже третий велосипед, который у меня увели воры. Предпоследний, помню, прослужил мне пять лет. Он всегда стоял на улице, уже весь проржавел и его никто не хотел красть. А последний – полгода ему всего было. Новенький, беленький, очень красивый. Конечно же, его не найдут и не вернут. Предстоит покупка нового.

– Это доступно?

- Да. Можно, конечно, серьезно потратиться и купить велосипед за 5 тысяч евро. Но такой на улице не оставишь. У меня есть коллега, который носит свой дорогой велосипед повсюду с собой, нигде его не оставляет без присмотра. Но мне так неудобно.

– Маша, что после переезда в Вену было для вас самым трудным?

– Необходимость доказывать свое право работать в балете Венской государственной опере. Только доказала, пришел новый директор – и снова пришлось доказывать... Потом случился развод с мужем. И травмы. Все это пережить было непросто. Самое большое достижение в моей жизни, я сама так считаю, – это то, что после травмы вернулась в труппу на ту же позицию, которую вынуждена была оставить из-за болезни. Моим спектаклем-возвращением стала "Раймонда" в хореографии Рудольфа Нуриева. Не самый легкий балет для человека в моей ситуации! А потом исполнилась моя заветная мечта – я станцевала Татьяну в "Онегине" Джона Кранко. Многие, кстати, говорят, что в техническом плане и в плане качества мой танец стал лучше. Думаю, это потому, что я очень старалась извлечь уроки из своего печального опыта.

– Развод с мужем – тоже печальный опыт для вас?

– Ценный, скорее. Я не первая и не последняя в этом мире балерина, пережившая развод с мужем-танцовщиком. Многие через подобное проходят. И становятся сильнее. Если ты не пережил страстей, преодоления боли - трудно показать потом все это на сцене. Это большой плюс для профессиональной жизни. Не только седые волосы.

– Вы по-прежнему танцуете с ним в одной труппе?

– ​Мой бывший муж Кирилл Курлаев уже не танцует. В одной со мной труппе танцует его новая жена – Ольга Есина.

– Это нервотрепочно?

– Мы все профессионалы. И во время работы умеем забывать о личном. Нужно об этом забывать, иначе нет прогресса.

– Что, кроме работы, вы так же сильно любите?

– Кататься на велосипеде вдоль Дуная. Смотреть исторические сериалы – в последнее время полюбила российские: "Екатерина", "София"... Очень понравился сериал "Есенин" с Сергеем Безруковым в главной роли... Люблю свою квартиру, которую недавно себе купила... А еще я с огромным удовольствием шью себе сценические костюмы. У меня уже есть белая пачка для "Лебединого озера", костюмы для "Пламени Парижа" и "Арлезианки". Иметь собственные костюмы намного выгоднее, чем брать их для участия в выездных гала-концертах на прокат в театре. Прокат костюмов у нас дорогой - за один костюм нужно отдать около 200 евро. Так что я решила шить, тем более что это удовольствие для меня.

– В будущем чем хотели бы заниматься?

– Я прекрасно понимаю, что танцевать вечно не получится, хотя хотелось бы, конечно: я из тех, кто очень любит свою профессию. Мне сейчас 31 год, и о будущем я уже забочусь: создала агентство "MY entertainment". Австрия, как все знают, очень музыкальная страна, но это страна оперы – не балета, к сожалению. Так, как в России, балет здесь не популярен, особенно классический. И мне очень хочется, чтобы мое агентство организовывало проекты с участием артистов балета – концерты, тематические вечера... Я хочу работать как продюсер, тем более, что мне очень нравится все организовывать.

– Маша, в Вене вас узнают на улицах?

– Нет. Тем более у меня короткие волосы, это не укладывается в стереотипный образ балерины. Я постриглась коротко после операции на "ахилле", очень этого хотела, а до этого у меня была длинная коса.

– Когда вы попадаете в общество незнакомых людей, как вы себя чувствуете впервые секунды?

– Очень неуверенно. Очень неуютно. Всегда приятно, когда оказываешься в обществе доброжелательных людей: волнение сразу проходит.

– Как вы относитесь к алкоголю?

– Могу позволить себе бокал красного вина к стейку за ужином. Не больше. Я очень не люблю чувство, что ты перестаешь себя контролировать.

– Что для вас ваше тело?

– Это мой самый близкий и честный друг. Если ты его не любишь, не стараешься понять, не дорожишь им – далеко в нашей профессии не уедешь. А еще мое тело – это драгоценный инструмент, благодаря которому я могу воплощать в жизнь свои чувства.

==============================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 23, 2017 7:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052306
Тема| Балет, БТ, МГАХ, Выпускной концерт
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Романтичного танцовщика-«самурая» ждут в Большом театре
На Исторической сцене прошли выпускные концерты МГАХ

Где опубликовано| © Московский Комсомолец
Дата публикации| 2017-05-23
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2017/05/23/romantichnogo-tancovshhikasamuraya-zhdut-v-bolshom-teatre.html
Аннотация| Выпускной концерт

На Исторической сцене Большого театра состоялись традиционные выпускные концерты Московской государственной академии хореографии (МГАХ). Этот выпуск оказался особенно урожайным на мальчиков: аж шестерых отменно выученных танцовщиков, прекрасно показавшихся и в отчетном концерте, Махар Вазиев пригласил в Большой театр…

После таких важных для московской академии премьер, как балет «Времена года» Глазунова, перенесенный Джоном Ноймайером в академию в прошлом году, а также «Джульетта», созданный на увертюру-фантазию Чайковского «Ромео и Джульетта» хореографом Лучиано Каннито, МГАХ в этом году закономерно переключился на классику. Ее представлял в первом отделении трехчастного концерта балет Михаила Фокина «Шопениана». Возвращение к шедевру Серебряного века, бережно и стилистически точно возобновленного ректором Московской академии Мариной Леоновой, важно еще и потому, что, за исключением Детского музыкального театра им. Н.Сац в Москве, этот балет практически нигде не исполняется. В Большом театре последний раз он шел пять лет назад, в июне 2012 года.

Ну а новой звездой этого балета, как и всего выпуска, стал русско-японский танцовщик Марко (или Маруку) Чино (педагог Валерий Анисимов). Отличная выучка танцовщика, прекрасные внешние данные, черты лица, в какие-то моменты напоминающие одного из первых исполнителей этого произведения — Вацлава Нижинского (бога танца XX века за раскосые глаза еще со школы прозвали Япончиком), его пластика и стильность исполнения делали танец Чино исключительно выразительным и интересным. Причем романтичный танцовщик-«самурай» уверенно чувствует себя как в фантастическом мире сильфид, так и в атмосфере придворного этикета. Это было продемонстрировано Чино в па-де-де Мариуса Петипа из балета Чайковского «Спящая красавица», с чувством стиля и аристократизма станцованного вместе с итальянской балериной Камиллой Мацци (тоже выпускницей этого года) в третьем отделении концерта, составленном как дивертисмент.

Открывшийся адажио из «белого» акта балета «Лебединое озеро» (студентка выпускного курса Татьяна Осипова впечатлила здесь своими красивыми ногами, а студент II курса Денис Пестряков — благородной манерой и поддержками) и завершенный динамичными отрывками из совершенно напрасно забытого балета Арама Хачатуряна «Гаянэ» (танцевальную сюиту из этого балета показали в хореографии первого балетмейстера-постановщика этого балета — Нины Анисимовой) дивертисмент продемонстрировал таланты и других выпускников этого года. Григорий Иконников, Олег Пшеничников и Виталий Гетманов прекрасно показались в Danse des Forbans из балета «Корсар», Петр Гусев (запомнившийся еще Клоуном в балете Ноймайера «Времена года») и Дарья Каньшина — в «Болеро» из балета «Дон Кихот» (хореография Б.Борисова), Станислава Постнова и Анатолий Соя — в адажио из балета Д.Брянцева «Призрачный бал».

Особенно выделились в череде классических па-де-де, представленных на концерте в третьем отделении, два. Первое, из балета «Пламя Парижа», — за счет искрометного исполнения Игоря Пугачева (педагог Сергей Орехов). Танцовщику, поднявшему «на уши» зрительный зал и уснастившему свое выступление элементами ультра-си, явно не дают покоя «лавры» Ивана Васильева: почти такая же бесшабашность и энергия в танце и точно такая же «грязь» в позициях…

Со вторым па-де-де — из балета «Тщетная предосторожность» — студенты II курса Денис Захаров и Елизавета Кокарева завоевали Гран-при (Кокарева выступала вне конкурса) недавнего III Всероссийского конкурса молодых исполнителей «Русский балет». Так что было оно у них хорошо отрепетировано, танцевали его ученики легко и свободно.

Исключительная одаренность и потрясающие данные Дениса Захарова (педагог Денис Медведев) видны в этом па-де-де, что называется, невооруженным глазом. Отличительные черты этого танцовщика — удлиненные линии рук и ног, высокий прыжок, хорошее вращение, четкие приземления в правильные пятые позиции — проявились и в балете главного балетмейстера пермского театра Алексея Мирошниченко «Вариации на тему рококо», показанном во втором отделении концерта и отвечающем в нем за «новую» хореографию.

Поначалу этот балет ставился в 2011 году для отчетного концерта выпускников Пермского хореографического колледжа. Однако сочинение имело успех и вместе с выпускниками, зачисленными в балетную труппу, перекочевало на сцену местного театра. Составленная, в соответствии с классической формой, из нескольких па-де-де и па-де-труа балетмейстером, работавшим когда-то в труппе Баланчина «Нью-Йорк Сити Балет», эта хореографическая безделушка на музыку Чайковского задумывалась как оммаж основателю американского балета. Это подчеркивается игрой явных и неявных цитат, взятых из различных сочинений Баланчина. А обильным использованием движений из лексики французских придворных балетов опус в стиле баланчинского неоклассицизма прямо отсылает к обозначенному у Чайковского в названии изящному и изнеженному веку рококо.

Хотя до полного соответствия и игры со стилем в этом балете студентам выпускных и старших курсов Московской академии, конечно, еще далеко, тем не менее видно было, как балет увлек учеников своей «заковыристостью» и стильностью. Так что очередной эксперимент в стенах Московской академии можно считать удачным.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июн 06, 2017 4:21 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 23, 2017 10:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052307
Тема| Балет, XXI Международный фестиваль им. Р.Нуреева (Уфа)
Автор| Лейла Аралбаева
Заголовок| В Уфе XXI Международный фестиваль им. Р.Нуреева открылся легендарным балетом «Журавлиная песнь»
Где опубликовано| © ИА «Башинформ»
Дата публикации| 2017-05-23
Ссылка| http://www.bashinform.ru/news/1001976-v-ufe-mezhdunarodnyy-festival-im-r-nureeva-otkrylsya-legendarnym-baletom-zhuravlinaya-pesn/?yn
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



В Уфе ХХI Международный фестиваль балетного искусства им. Рудольфа Нуреева открылся премьерой национального балета «Журавлиная песнь». Эта постановка является знаковой для Башкирского театра оперы и балета — именно посмотрев этот спектакль в семь лет, будущий гений танца ХХ века Рудольф Нуреев решил посвятить свою жизнь балетному искусству.

«Мы очень рады, что сегодня в зале находятся ветераны. Благодаря им сохранена история этого легендарного национального балета «Журавлиная песнь», — подчеркнул, открывая фестиваль, генеральный директор театра Ильмар Альмухаметов.

Балет Льва Степанова и Загира Исмагилова был исполнен в новой сценографии: декорации создал главный художник театра Рифкат Арсланов. Главные роли блистательно исполнили любимцы уфимской публики, ведущие солисты Башкирского государственного театра оперы и балета — лауреаты премии им. С. Юлаева, народные артисты Башкортостана Гульсина Мавлюкасова (Зайтунгуль) и Ильдар Маняпов (Юмагул).

«Для меня партия Зайтунгуль — одна из самых любимых. Это национальный спектакль, а я сама башкирка, для меня это родное: я родилась и воспитывалась в этих традициях, поэтому я очень люблю этот спектакль», — призналась Гульсина Мавлюкасова.

В других ролях были также заняты лучшие силы башкирской балетной труппы. Партия Арсланбая стала дебютом для Сергея Бикбулатова. Роль Главного журавля станцевала Софья Гаврюшина, приспешников — Руслан Абулханов и Андрей Брынцев. Дирижировал спектаклем Марат Ахмет-Зарипов.

Почетным гостем открытия фестиваля стал глава Башкортостана Рустэм Хамитов. «За годы своего существования фестиваль превратился в настоящий праздник высокого искусства, прочно завоевал симпатии зрителей. С каждым годом он расширяет географию участников, обогащает репертуар выступлений молодых талантов», — говорится в приветствии главы фестивалю. Напомним, обновленную версию спектакля «Журавлиная песнь» удалось реализовать благодаря его грантовой поддержке.

После спектакля Рустэм Хамитов тепло поздравил и поблагодарил всю труппу.

«Осенью хотим повторить этот спектакль. Будет День Республики, и мы хотим, чтобы на торжественном мероприятии не концерт у нас был, а спектакль», — сказал глава республики.

Высокую оценку спектаклю дали и посмотревшие его гости фестиваля — известные балетные критики.

«Я сегодня в первый раз смотрела «Журавлиную песнь». Замечательные исполнители, очень высокий уровень. Кордебалет прекрасен совершенно — линии идеальные. Так что ваша труппа — большие молодцы!», — отметила после премьеры московский балетный критик Людмила Лаврова.

XXI Международный фестиваль балетного искусства им. Р. Нуреева посвящен 90-летию его почетного президента — выдающегося хореографа современности Юрия Григоровича. Фестиваль продолжится до 2 июня, полная программа — здесь

=============================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 24, 2017 11:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052401
Тема| Балет, «Киев модерн-балет», Премьера, Персоналии, Раду Поклитару, Анна Герус
Автор| Лариса Тарасенко
Заголовок| Бенджамин Баттон в пространстве сцены
В нашей столице представили две резонансные премьеры от «Киев модерн-балета»

Где опубликовано| © "День"
Дата публикации| 2017-05-24
Ссылка| https://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/bendzhamin-batton-v-prostranstve-sceny
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Постановки были представлены на сцене Национального театра им. И. Франко. Руководитель «Киев модерн-балета» Раду Поклитару поставил «Вверх по реке», а его ученица, прима труппы и хореограф Анна Герус Variations of live («Вариации жизни»). Но начали вечер, показав вначале давно полюбившийся одноактный балет «Квартет-а тет» на музыку для четырех виолончелей нидерландского композитора Ада Мааса, специально написанную для постановки Р. Поклитару и четырех артистов «Киев модерн-балета».


СЦЕНА ИЗ БАЛЕТА «ВЕРХ ПО РЕКЕ» (БАЛЕТМЕЙСТЕР Р. ПОКЛИТАРУ). ГЛАВНУЮ РОЛЬ БЕНДЖАМИНА БАТТОНА ИСПОЛНЯЕТ ДМИТРИЙ КОНДРАТЮК. ЭТО ЕГО АКТЕРСКАЯ УДАЧА

АКТ ПЕРВЫЙ — ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НЮАНСЫ

Несмотря на то, что ожидание премьеры — фактор, отвлекающий от уже знакомого, «Квартет-а-тет», в который раз пленил зрителей: грань и то, что по обе стороны, — это всегда актуально. Каждый человек каждый день балансирует на грани, решает, так или иначе, проблему выбора. Грань — это совесть. Преступая ее, будьте готовы к жутким личинам, которые рождают последствия ваших поступков. Грань — это судьба, которая склонна расставлять силки на избранном пути. Грань — это то, что необходимо установить и чего нельзя преступать в отношениях, иначе в уродливых формах возникают доминирование и подчиненность. Грань — это то, за что ведет нас любопытство, а открытия там могут ждать самые непредсказуемые. Грань преступленная — это разрыв старых связей и возникновение новых (желанных ли?). Сколько ни смотри этот спектакль, ассоциативный ряд будет расти. Небольшое по форме и безграничное по содержанию полотно, в котором удивительным образом соединились основные течения абстракционизма — размытость форм, оптическая иллюзия, и даже кинетизм (в финале, когда склеенные человеческие фигуры превращаются в детали фантасмагорического механизма, приводимого в движение извне)...+

Удивительный спектакль, в котором хореография по отчетливости рисунка приближается к графике, а наполняясь объемом, соперничает со скульптурой. И все это почти осязательно и неуловимо одновременно. Спектакль-явление: предопределение и предостережение.

АКТ ВТОРОЙ — ПРИТЯЖЕНИЕ ЖИЗНИ

Жизнь — вообще явление удивительное: банальное и исключительное, скучное и захватывающее, грустное и веселое, трагикомическое — в общем, вариантов много. Анна Герус, яркая танцовщица труппы театра «Киев модерн-балета», свой дебют в качестве балетмейстера так и назвала Variations of live («Вариации жизни»). Практически полностью авторский проект впечатлил: несколько претенциозно-отвлеченное либретто, контрастные костюмы (в соавторстве с Оксаной Никитиной), подбор соответствующей музыки (А. Шнитке, Г. Перселл, О. Арнальдс, С. Андерсен, М. Рихтер), эффектнейшие гениальные строки Цветаевой «Уж сколько их упало в эту бездну»... В бездну времени! Хореографическими приемами балетмейстер дала не только вариативность жизни, но и, пожалуй, главные ее инструменты: часы (механистический сольный танец Времени блестяще воспроизводит Петр Наку, ассистент и соавтор) и весы, на которых взвешиваются основополагающие моменты — партнерство и предательство, страсть и расчет, стремление возвыситься и беспомощность перед лицом неумолимого времени, которое бесконечно только само по себе, а для каждого конкретного индивидуума строго ограничено. Следуя эпиграфу («Время учит нас правильно распоряжаться временем, время учит нас ценить жизнь»), которым А.Герус предварила свою постановку, основные векторы движения героев — бег от времени и притяжение жизни. Эластичная красная ткань костюма Жизни, которую воплощает на сцене сама Анна Герус, весьма символична. Это и плацента вначале, «когда рождается из крови комочком синим человек», и что-то вроде крыльев, свойственных молодости и утрачиваемых в зрелости, и оправдательные покровы, которыми мы укрываем наши поступки, и река вечности, против течения которой еще никому не удалось подняться... Свету и цвету придается такое же значение, как и пластике: Жизнь со всеми ее страстями — красный; бесстрастное Время — белый, а собственно участникам досталась реализация их ипостасей и взаимодействий во «всех оттенках серого», который есть смешение всех красок. Эффектная игра со светом, тем не менее, наполнена глубоким смыслом и заражает оптимизмом, внушенным молодостью автора: каждый огонек новой жизни, отмеченный вспышкой фонарика вначале спектакля, в финале преображается в звезду на небосводе. Участь, достойную героев, праведников и просто порядочных людей, Анна Герус, подарив всем своим персонажам, как бы предлагает и каждому зрителю


АННА ГЕРУС — ПРИМА ТРУППЫ «КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТА» ДЕБЮТИРОВАЛА КАК ХОРЕОГРАФ С ПОСТАНОВКОЙ VARIATIONS OF LIVE («ВАРИАЦИИ ЖИЗНИ»)

Ревниво слушая строки Цветаевой, как музыкальный фон финала, первой реакцией был протест — мол, не замахивайтесь на святое. Но, благо, гениальное прочтение этого шедевра Аллой Демидовой, без надрыва и личностных акцентов, использованное в записи Макса Рихтера, примиряет с «кощунством», в ответ на который очень хочется поддаться соблазну впасть в собственный пафос. Финал спектакля показался возможностью прямого посвящения героям Небесной Сотни... Кстати, сто лет назад в Киеве по следам «божественной босоножки» Айседоры Дункан появился свой «театр босоножек» госпожи Савинской, которая рискнула сломать все стереотипы и предложила публике танец под аккомпанемент слов, которые на ее слух — та же ритмизованная музыка. Стихи специально писал А.Струве, подходящими считались также некоторые стихотворения К.Бальмонта. Были строфы с чисто плясовым мотивом, вальсовым, были даже целые балеты: «Пан и нимфа», «Хризис», в последнем из которых впервые принял участие мужчина-босоножка...

АКТ ТРЕТИЙ — ЖИЗНЬ НАОБОРОТ

Игры со временем заразительны. Вот так против волны и мы оказались в том времени, когда подходила к концу жизнь главного героя спектакля Раду Поклитару «Вверх по реке», поставленного по мотивам рассказа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Загадочная история Бенджамина Баттона». Напомним, после появления в 1922 г. этого маленького шедевра, в котором ничего ни отнять, ни добавить, спустя почти столетие к нему решился обратиться кинематограф. Что написано пером, не всегда доступно камере. Фильм снят тоже по мотивам, а мотивы, как известно, каждый художник слышит свои. Фицджеральд в поступки героя, проживающего жизнь наоборот, вкладывает (устами его жены, родственников) основную мотивацию, поистине викторианского толка: «Всякий поступок может быть приличен или неприличен, в зависимости от обстоятельств. Если ты решил быть таким оригиналом, что ж, помешать тебе я не могу, однако мне кажется, все это не слишком деликатно с твоей стороны».
Если фильм Дэвида Финчера делает акцент на любви — пожалуй, единственном чувстве, способном противостоять времени, то Раду Поклитару берет в помощь самого Мефистофеля и вручает судьбу героя ему, развязывая тем самым руки себе как творцу. Но самым, пожалуй, главным помощником берет музыку. При содействии известного киевского композитора Александра Родина, чьи произведения только и ждут сценического воплощения, задача пластического решения фантасмагорического сюжета становится практически решенной. Струнный квартет, написанный не как программный опус, из отвлеченного произведения превратился в текст, с отчетливостью художественного слова комментирующий происходящее на сцене. Рваное пиччикато и взвизги скрипок как нельзя более ложатся на пластику старческой угловатой беспомощности; встречные нисходящая и восходящая гаммы, будто сталкивающиеся на диссонансном аккорде, символизируют разнонаправленность хода времени для главного героя и его окружения.
Драматическое адажио виолончелей набрасывает вуаль печали и обреченности на радость жизни, переполняющую молодеющего героя, неумолимо теряющего прежние и новые привязанности, становящегося постепенно сверстником собственного ребенка, а затем и внучки. Наконец, незамутненное спасительное детское восприятие жизни и младенческое непонимание завершающейся драмы. Этакая анестезия.
В спектакле важную смысловую нагрузку несет многофункциональная конструкция, которая играет роль то сундука или могилы, то стола — операционного или обеденного, то ложа, но чаще всего — двери, врат, входа, выхода, туннеля... Казалось бы, достаточно в финале в последний раз закрыть дверь, обрубить свет жизни, и еще одна, хореографическая история Бенджамина Баттона завершена. Но все же последнее слово остается за Мефистофелем, резким взмахом развеивающем... прах. В какую бы сторону по реке времени ни двигаться, конец предсказуем. Каждому свой срок.
Художник-сценограф Александр Друганов в моменты наименьшего напряжения действия деликатнейшим образом вносил свои графические ремарки посредством проекций на тему времени и пространства жизни. К теме времени привязал свои костюмы Дмитрий Курята, сочетая «викторианские» кружева с грубым полотном, проштопанным по главным линиям соединения. Детство цвета песка или крем-брюлле, пламенеющая алым любовь, глухой черный рок...
Артисты «Киев модерн-балета» — коллектив индивидуальностей, способных решать подчас очень трудно исполнимые задачи. И снова зритель в этом убедился. Отдельно хочется сказать о Дмитрии Кондратюке, сыгравшем роль Бенджамина Баттона: о таких артистах, как он, Морис Бежар говорил как о «танцовщиках, научившихся думать телом». Безусловная актерская удача и глубокое потрясение для зрителя...+

Лариса ТАРАСЕНКО, фото Алины КРАСИЕВОЙ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 24, 2017 11:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052402
Тема| Балет, Омский государственный Музыкальный театр, Персоналии, Сергей Флягин
Автор| Ксения Белодедова
Заголовок| Балетный рай. Сергей Флягин рассказал о своей жизни и танце
Где опубликовано| © Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ в Омске
Дата публикации| 2017-05-24
Ссылка| http://www.omsk.aif.ru/culture/culture_theatre/baletnyy_ray_sergey_flyagin_rasskazal_o_svoey_zhizni_i_tance
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ноги, стёртые в кровь, ежедневные репетиции в балетном классе, профессиональные травмы и другие трудности, Сергея Флягина, заслуженного артиста России, совсем не пугают, потому что балет - его любовь.

Накануне 70-летия Омского государственного Музыкального театра, omsk.aif.ru пообщался с Сергеем Флягиным, у которого в трудовой книжке только одна запись.

В одном театре

Ксения Белодедова, «АиФ-Омск»: С чего у вас началось увлечение балетом?


Сергей Флягин: Моя мама занималась балетом в Омске. Она очень хорошо танцевала, и ей сказали, что её примут учиться в Новосибирское хореографическое училище без экзаменов, но её мама не отпустила в другой город. На этом хореографическая карьера закончилась. Она окончила музыкальное училище имени В.Я. Шебалина по классу фортепиано и теории музыки, а свою мечту стать артисткой балета воплотила во мне. Я танцую с 4-х лет. Мой отец был военнослужащим, поэтому мы часто переезжали и жили в разных городах. В хореографическое училище я поступил в Улан-Удэ. Там я прожил пять лет в общежитии, потому что отца снова перевели в другой город, а я хотел окончить учёбу. В результате я получил профессию «артист балета».

- Как вы оказались в Омске?

- Мои родители омичи, и мы часто ездили в Омск к дедушкам и бабушкам. Во время одной из поездок мы зашли в Музыкальный театр, и меня показали главному балетмейстеру Станиславу Колеснику. Он сказал, что я могу прийти работать в театр, поэтому после окончания училища я приехал в Омск. 9 сентября 1993 года я официально стал артистом балета Омского государственного музыкального театра. Вся моя карьера сложилась здесь. Считаю, что не нужно бегать с места на места, как сейчас многие делают. Кто-то гонится за рублём, кто-то за поездками, не думая о будущем. А ведь каждому нужно место, где он мог бы спокойно работать и строить свою профессиональную карьеру. К тому же, век артиста балета короток – у нас есть всего 20 лет, за которые можно что-то успеть… К 40 годам мы уходим на пенсию.

-Чтобы стать артистом балета, нужны особые данные?

- Знаете, у кого есть природные балетные данные, те как правило, ленятся. Это такой закон подлости, наверное, - кто может, тот не хочет. А у меня практически ничего не было, - только музыкальный слух, артистичность и хороший прыжок. Всего остального я добился своим трудом. Надо отдать должное моей маме, которая меня постоянно заставляла работать над собой.

- Помните свой первый спектакль?

- Честно говоря, свой первый спектакль точно не помню. Когда я пришёл в театр, я сразу попал во «взрослую» среду, где меня прозвали «малым». Мне повезло с коллегами, которые были не начинающие артисты, как я, а именитые, например, Виктор Тзапташвили, Олег Карпович, Наталья Торопова, Зухра Останкова, Елена Шихова. Были у меня и прекрасные педагоги – Людмила Кондрашова, Александр Шелемов и балетмейстер – Станислав Колесник. Я старался учиться у мастистых артистов. Конечно, сразу у меня не было сольных партий, да и не мог я их танцевать, потому что многого не умел. Начинал я рядовым артистом, танцевал вместе со всеми. А ведущим, я стал можно сказать, случайно. Самым значимым спектаклем для меня стал «Щелкунчик». Ещё в училище я танцевал этот балет. А в театре, случайно узнав об этом, ведущая артистка балета Вера Фильянова, предложила руководителю балетной труппы, мою кандидатуру. А вообще, сначала у меня были премьеры почти каждый день, и это было своего рода праздником, как для меня, так и моих коллег по творческому цеху. Ведь мы заняты не только в балетных спектаклях, а также в хореографических номерах опер, оперетт и мюзиклов.


Фото: Из личного архива

-То есть артисты балеты отмечают что-то как обычные люди?

- Конечно! От всех остальных мы отличаемся только тем, что работаем в праздники. У нас единственный выходной – понедельник.

- Расскажите, каков типичный день артиста балета?

- Наш рабочий день длится 8 часов. Каждый день мы приходим в театр к 10 утра к балетному станку, кроме понедельника. Любой хореографический коллектив не может обойтись без таких ежедневных репетиций. Мы обязаны держать себя в форме. В 11.00 у нас начинается работа с кордебалетом, а после в 13.00, с солистами. Далее до 17.00 перерыв, и затем вечерний спектакль или репетиция. За 45 минут до начала представления мы обязаны быть на рабочем месте, чтобы привести себя в порядок, разогреть мышцы и нанести грим.

Искусство и «доширак»

-О том, что едят артисты балета, ходят легенды. Как вы питаетесь?


- Я ем всё. А вообще мужчинам желательно питаться хорошо. У нас непостоянный график, и обедать в одно и то же время нам сложно. Как правило, мы утром и днём почти не питаемся, и наедаемся только вечером. Перед спектаклями много не съешь, иначе будет тяжело. На диете не сидим. За один спектакль я могу сбросить килограмм - полтора. Во время подготовки постановки балета «Шинель» я сбросил за полтора месяца килограмма четыре... Вообще, в еде я непривередлив, могу обойтись и «чойсом». Девушкам сложнее, потому что их нам поднимать. Заслуженная артистка России Наталья Торопова, с которой мы много танцевали, за неделю до спектакля сидела почти на одной воде, чтобы было легко партнёру.

-Расскажите о своей жене, как вы познакомились?

- Моя супруга не артистка балета, и это хорошо, потому что большой риск и героизм выдержать на протяжении всего творческого века жену или супруга – артиста балета. Конечно, есть такие пары, но это тяжело. Правда, работаем мы вместе – руководим одним творческим коллективом. Лена мне благодарна, что я привёл её в мир балета, и думаю, что какие-то нюансы она теперь понимает даже лучше меня. Я всегда прислушиваюсь к её мнению и считаю её бойцом невидимого фронта. Вместе мы уже 13 лет, нашему сыну Серёже - 9 лет.

-Вспомните какие-нибудь забавные случаи, которые происходили с вами на сцене.

-О, их было много! Забавный случай был на оперетте «Королева чардаша», когда надо мной подшутили артисты мужского балета. В спектакле есть момент, где все артисты должны были сделать поклон и уйти за кулисы. Но мне сказали остаться с народной артисткой России Валентиной Шершнёвой, подать ей руку и уйти вместе с ней, что я и сделал, но она на меня удивлённо посмотрела, как бы говоря «что стоишь, иди отсюда». Я поворачиваюсь в сторону кулис и вижу, как там все стоят и надо мной смеются. Часто бывает, что на заднем плане во время спектакля кто-то проходит. Как-то раз во время исполнения адажио в балете «Лебединое озеро» прошла уборщица в камуфляжной одежде. При этом она даже не смотрела в зал, а просто шла и что-то подметала. Сейчас строже за этим следят, а раньше неопытные сотрудники часто могли пройтись по «заднику» во время спектакля. Но такое случается во многих театрах.

-Где в Омске дети могут заниматься балетом?

- Я считаю, что Омск – театральный город. У нас много театров и творческих студий. Есть в городе и школы искусств, в которых есть хореографическое направление. Правда, лучше, чем в профессиональном балетном училище, артиста нигде не подготовят. В Омске, к сожалению, его нет. У меня есть своя театр-студия балета, в которой я занимаюсь с детьми и подростками. Кто-то считает, что балет – это «ад», но для меня это «рай», потому что я могу сказать, что состоялся как артист! Думаю, что в будущем моему сыну будет приятно похвастаться своим папой.

========================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 25, 2017 12:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052501
Тема| Балет, БТ, Бенуа де ла Данс, Персоналии,
Автор| Татьяна Хорошилова
Заголовок| Иван Васильев меняет профессию
В Москве отметят 25-летие Бенуа де ла Данс
Где опубликовано| © Союз. Беларусь-Россия - №791 (19)
Дата публикации| 2017-05-24
Ссылка| https://rg.ru/2017/05/24/v-moskve-otmetiat-25-letie-baletnogo-oskara.html
Аннотация|

В Москве в Большом театре при поддержке Министерства культуры РФ торжественно отметят 25-летие Бенуа де ла Данс, который еще называют "Балетным Оскаром". Бессменным председателем жюри конкурса является прославленный балетмейстер Юрий Григорович.

Из сюрпризов праздника - "оживление" Бенуа де ла Данс, которую жюри в виде статуэтки ежегодно вручает на сцене Большого лучшим танцовщикам мира. По этому случаю композитор Илья Демуцкий и хореограф Юрий Посохов сочинили дуэт, в котором премьер балета Сан-Франциско Джозеф Уолш и Виктория Джайяни из чикагского Балета Джоффри воплотят знаменитую скульптуру в танце.

Среди претендентов на статуэтку в этом году - 7 хореографов, 6 танцовщиц и 7 танцовщиков. А на церемонию открытия фестиваля ждут аж семь этуалей парижского балета.

Не обошел Бенуа вниманием и артистов Большого театра России: Нина Капцова номинирована за балет "Совсем недолго вместе", а Денис Родькин - за партию Солора в "Баядерке".

Гала-концерт "Звезды Бенуа де ла Данс - лауреаты за четверть века", который пройдет на следующий день, задуман как срез всего лучшего за всю историю приза. Так, Иван Васильев покажет балет, который он исполнит с Марией Виноградовой.

Солист Михайловского театра, приглашенный солист Большого театра Иван Васильев стал приглашенным солистом Американского балетного театра (АВТ) и Английского национального балета. География его выступлений охватывает весь мир. Ивану Васильеву 28 лет, он родился в маленьком поселке в семье военного в Приморском крае. Азы танца постигал в Белорусском хореографическом колледже. Танцевал в Большом театре балета Беларуси.

Когда он еще учился в Беларуси, на него "положили глаз" Большой театр и Американский балетный театр. Какими только эпитетами не награждают его критики: виртуозный, прыгучий, артистичный, страстный, гуттаперчевый... Ивану Васильеву подвластна хореография самых разных стилей и традиций. Неуемная творческая энергия артиста все время требовала выхода. Так он стал воплощать собственные хореографические идеи, а в 2015 году представил первые балетмейстерские работы. В 2014 году участвовал в картине "Первый бал Наташи Ростовой" на церемонии открытия Олимпиады в Сочи (хореограф-постановщик Раду Поклитару, который поставил свой дипломный спектакль в 1999 году на сцене Большого театра балета Беларуси).

- После окончания Белорусского хореографического колледжа меня взяли в Большой театр Беларуси. Но заметили в Большом театре России. И предложили перебраться. Педагоги и родители отговаривали. Но я сам принял решение, - рассказывал Иван Васильев.

- В минском хореографическом училище вас героем почитают...

- Героем не героем, но почитают, - говорит Иван. - С однокурсниками в "Фейсбуке" общаемся. Они пишут: "Ванек! Так здорово, что ты не изменился!"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 25, 2017 10:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052502
Тема| Балет, Воронежское хореографическое училище, Отчетный концерт
Автор| Юлия Симонова / Фото: theatre-vrn.ru, С. Смирнов
Заголовок| Когда зажигаются звёзды
Где опубликовано| © «Страницы Воронежской Культуры»
Дата публикации| 2017-05-24
Ссылка| http://culturavrn.ru/vrn/21373
Аннотация|

19 мая в Театре оперы и балета состоялся отчётный концерт Воронежского хореографического училища. Этот творческий отчёт стал итогом напряжённой и интересной совместной профессиональной работы преподавателей и их учеников. А 26 мая пройдёт концерт «Рождение звёзд». Главными героями этого события станут выпускники училища.
Каждый год из стен Воронежского хореографического училища выпускаются молодые профессиональные артисты. Училище является одним из старейших учебных заведений Черноземья и входит в число авторитетных балетных школ России. Училище готовит мастеров своего дела по двум направлениям, в нём есть отделения классического и народного танца. Выпускники не остаются без работы, став профессионалами они танцуют в музыкальных театрах и балетных труппах страны и мира, в прославленных коллективах народного танца, приумножают славу воронежской балетной школы. Как считает художественный руководитель училища, народная артистка РФ Татьяна Фролова, в этом году выпускается сильный курс. Театр Самары уже пригласил в свою труппу сразу всех выпускников, ещё поступили предложения из театров Екатеринбурга, Нижнего Новгорода и других.

Автор этих строк, молодая журналистка побеседовала с ученицами Татьяны Фроловой – студентками III курса – лауреатом Всероссийских и международных конкурсов Дианой Егоровой и Мариной Коротченковой.

Для молодых артисток завершается их последний учебный год, который принёс много новых достижений. Это – концерты, спектакли и, конечно же, конкурсы. В одном из них девушки участвовали вместе. В итоге Диана Егорова стала лауреатом 2 премии Всероссийского конкурса артистов балета и хореографов 2016, а Марина Коротченкова получила грамоту участника конкурса. В составе жюри были народный артист СССР Юрий Григорович, Вячеслав Гордеев, Николай Цискаридзе, Марина Леонова, Андрей Петров, Людмила Семеняка и другие известные российские деятели балета.

− Наверное, пришлось поволноваться выступая перед таким авторитетным жюри? Как вам удаётся бороться со своим страхом перед выходом на сцену?



− Чем больше танцуешь, тем больше ответственности. Конкурс за конкурсом ты должен каждый раз показывать себя и утверждать то место, на котором ты находишься. Период волнения, конечно, присутствует всегда. Но волнение бывает разное. И есть такое волнение, которое ни в коем случае нельзя допускать – это, когда ты не можешь совладать с собой и своим страхом, − говорит Диана.

− Легкое волнение должно присутствовать всегда. Но когда уже выходишь на сцену, то необходимо сбросить с себя всё напряжение и начать получать удовольствие от своего выступления. Я получаю удовольствие от репетиций и потом, когда выхожу на сцену к зрителям, то понимаю, что не зря старалась, − добавляет Марина.

− Выступления на дипломном концерте завершат годы начального обучения искусству хореографии. А какими путями вы пришли в стены училища?



− У многих из нас всё начиналось с детских самодеятельных коллективов. Кто-то занимался художественной гимнастикой или близкими видами спорта. Я сама занималась художественной гимнастикой. В то время мало что знала о балете, а о существовании училища даже не подозревала. Туда меня направил мой педагог, и близкие люди меня поддержали, − вспоминает Диана.



− А я благодарна своей маме за то, что она привела меня за руку в балет, − делится воспоминаниями Марина, − для меня всё было новым и очень интересным.

− Глядя на вас не могу не спросить: как удается держать свое тело в форме? Ведь в балете такие строгие требования...

Тут девушки поделись секретом о том, что история про балерин всегда находящиеся на изнуряющих диетах является не более чем мифом. Наоборот, ни в коем случае нельзя отказываться от еды, ведь силы необходимы для постоянных тренировок. Секрет стройной фигуры балерин прост − благодаря физической нагрузке их вес держится в норме.
Выпускницы очень ответственно относятся к выбору своего будущего места работы, они однозначно видят себя в театре, а не в гастролирующей балетной труппе.

− Каждый театр по-своему уникален. И все люди тоже разные. И каждый из нас сейчас делает сложный выбор. Самое главное − найти свое место, − размышляет Диана.

− Очень важно, чтобы в выбранном театре тебя ценили и любили, − считает Марина.



Хочется пожелать Диане Егоровой, Марине Коротченковой и всем их сокурсникам удачи и творческих успехов. Сейчас выпускники очень ждут встречи со зрителями на своём дипломном концерте под символичным названием «Рождение звёзд». Праздник танца пройдет 26 мая на сцене Театра оперы и балета. Билеты в продаже ещё есть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 25, 2017 2:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052503
Тема| Балет, театр им. Джалиля, ХХХ Нуриевский фестиваль,
Автор| Ольга ЮХНОВСКАЯ
Заголовок| НАД КАЗАНЬЮ ПРОНЕСЛАСЬ «ЗОЛОТАЯ ОРДА»
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Казань»
Дата публикации| 2017-05-25
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/nad-kazanyu-proneslas-zolotaya-orda.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Эпическую и полную метафор «Золотую Орду» представили вчера публике на ХХХ фестивале классического балета имени Рудольфа Нуриева. С момента рождения этого грандиозного балета в 2013 году его показали на казанской сцене чуть более десяти раз, поэтому зрителя не покидает ощущение, что он присутствует на премьере.

Нуриевский фестиваль, равно как и Шаляпинский, – особое пространство, где людям хочется впитать атмосферу праздника сполна. Публика начинает стекаться на театральную площадь примерно за час до начала спектакля. Некоторые еще надеются приобрести лишний билетик, и им везет: три заветных квитка буквально вырывают из рук. Пришедшие радостно отмечают, что клумбы перед входом в театр расцвели: «Надо же, вчера еще голая земля была», «Хорошо бы скамейки поставили, как в прежние времена…» Снисходительный смешок у балетоманов вызывает фраза проходящих мимо гражданок: «Золотая Орда»? Опера, наверное…»

Внутри театр благоухает, и кажется, что со всех сторон слышен хрустальный звон. Это звенят не люстры, а бокалы с шампанским.

Что касается пищи духовной, то театралов традиционно привлекает историческая и одновременно просветительская экспозиция в главном холле, а также выставка костюмов в «Розовой гостиной». Здесь не протолкнуться. Чего не скажешь о фойе на входе: почти никто не задерживается у прилавков с дисками и куклами ручной работы, в том числе милыми балеринками. Продавщица явно скучает, майским вечером она мерзнет в… норковой шубе

Наряды зрительниц соответствуют моменту и мере вкуса: тут и цветочные платья в пол, и экстрамини с туниками, и куртки с меховой оторочкой. Заметно, что публика на балетном фестивале отличается от «оперной» тусовки. Более изысканная, что ли... Во всяком случае, не замечено ни пафосных дам в бриллиантах, ни фриков в шапках а-ля Мономах с фальшивыми яхонтами.

Улыбаясь, прогуливается в элегантном синем костюме профсоюзный лидер Татарстана Татьяна Водопьянова, а вот и автор музыки к спектаклю «Золотая Орда» - композитор Резеда Ахиярова. Она в макси-платье бежевого цвета с вышивкой из стекляруса. Рядом с букетом белых роз заметно взволнованный автор либретто - поэт Ренат Харис.
- Душа трепещет, как только завижу афишу «Золотой Орды», - признался он корреспонденту «Вечерней Казани». - Я был на всех одиннадцати или двенадцати спектаклях, а волнуюсь, как в первый раз. У спектакля есть фанаты, которые посещают каждый показ. Сам смотрю постановку с огромной внутренней ответственностью, под конец совсем выдыхаюсь, ведь идет большая душевная работа.

Фестивальную «Золотую Орду» исполняли исключительно казанские танцовщики. Это было вдохновенно и очень зрелищно. Семеро главных героев балета – семь ярчайших образов. Пара возлюбленных – Джанике (Кристина Андреева) и Нурадин (Олег Ивенко) покорили зал подлинно сыгранным чувством. Ивенко просто парил в воздухе, заставляя публику задерживать дыхание.

Нурлан Канетов в партии коварного красавца Визиря показал как безупречную технику, так и редкий драматический дар. Впечатляющий образ создал Михаил Тимаев в партии Духа хана Батыя. Его рисунок на хореографическом полотне спектакля - словно ценнейшая вышивка на древнем холсте или шелке. Бурными аплодисментами наградила публика и Глеба Кораблева (партия Тимура), и вообще весь состав танцовщиков.

Особенность «Золотой Орды» в том, что в ткань балетного спектакля органично вплетен хор. Он тоже был безупречен, особенно впечатлил заключительный аккорд. Преклонив колени в молитве-мольбе, хористы как бы заклинали: «Время течет через земли и страны. Время связано с нашими сердцами. Поражения и победы смывает времени поток. Навечно в памяти остается сильнее времени любовь…»

«Катарсис!» - восхищались зрители после того, как опустился занавес.
Надо отметить, что возможность испытать катарсис от просмотра «Золотой Орды» за четыре года была дарована не только жителям Татарстана. Постановку театра им. Джалиля дважды показывал французский телеканал Mezzo, который вещает на 40 стран и имеет аудиторию в 150 миллионов.

Сегодня на сцене театра им. Джалиля – фестивальная «Жизель». Та самая, которую в июне покажут в Париже.



Фото Александра ГЕРАСИМОВА

====================================================
Все фото = по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 25, 2017 2:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052504
Тема| Балет, Опера, 27-й международный фестиваль оперного и балетного искусства «Сыктывкарса тулыс», Персоналии, Александр Максов
Автор| корр.
Заголовок| Критик Александр Максов: «Театр оперы и балета вообще очень дорогостоящее искусство»
Где опубликовано| © ИА БНК (Коми)
Дата публикации| 2017-05-25
Ссылка| https://www.bnkomi.ru/data/interview/63344/
Аннотация| Фестиваль, ИНТЕРВЬЮ

Детали, часто незаметные для обычного зрителя, всегда подмечают профессионалы и критики. Сразу три постановки Государственного театра оперы и балета Республики Коми на 27-м международном фестивале оперного и балетного искусства «Сыктывкарса тулыс» оценил критик, обозреватель журнала «PRO Танец», член Союза театральных деятелей России, международного Союза музыкальных деятелей и Российской хореографической ассоциации Александр Максов. О смекалке от бедности театральных деятелей, политике на сцене и допустимости режиссёрских поисков в классике он рассказал в интервью БНК.


Фото Николая Антоновского

- Фестиваль «Сыктывкарса тулыс» открылся балетом «Дон Кихот». Были ли у вас какие-то особые ожидания перед просмотром?

- Я ехал сюда с чувством волнения и трепета, зная, что фестиваль будет открываться спектаклем «Дон Кихот», я был в курсе произошедших в театре кадровых перемен. А любая перемена, плохая или хорошая, для театра в целом, для артистов, для всех служб – это всегда стресс. Я понимал, что в театре что-то происходит, но не знал, в какую сторону это все двинется. Кроме того, такой спектакль, как «Дон Кихот», требует особого тонуса от труппы: многочисленного состава исполнителей солистов и кордебалета, ожидает от артистов одинаково хорошего владения классическим, народно-сценическим танцем и пантомимой. Театр оперы и балета вообще очень дорогостоящее искусство. Не случайно его до революции содержала дирекция Императорских театров. Мы же хотим с одной стороны поддержать культурный уровень населения, особенно молодежи, и при этом слишком скупо выделяем деньги на культуру. Спектакль «Дон Кихот» сам по себе дорогой, потому что нужно одеть большое количество артистов кордебалета и в классические туники, и в цыганские костюмы, создать визуальные образы костюмы персонажей. И если мы хотим получить качественный спектакль, то его нужно изначально качественно профинансировать. Как я понимаю, особой щедрости в составлении сметы здесь не было. И это не вина театра, и не что-то из ряда вон выходящее, такое, к сожалению, у нас в стране часто встречается. В театре работают энтузиасты, подвижники, которые вынуждены выкручиваться, чтобы дать более или менее приемлемый результат. Это я и увидел на «Дон Кихоте».

- Что стоит отметить в деталях?

- Артисты вынуждены были по многу раз переодеваться из-за того, что в театре не хватает людей, а на сцене должно все же быть какое-то минимальное количество персонажей. Честь им и хвала, конечно, но это чрезмерная эксплуатация человеческого ресурса. Как-то по количеству людей художественный руководитель труппы Наталья Терентьева вышла из положения.

Если начать судить спектакль с абсолютных критериев, то за многое можно пожурить. А если встать на позицию людей, которые выпускали спектакль в сложных условиях, то в общем спектакль был оформлен, «одет». Не каждая картина убедила меня в равной степени. Например, показалось, что сцену сна Дон Кихота можно было сделать более яркой и выразительной. Все-таки балет 19 века, - а «Дон Кихот» относится к «золотому веку» отечественного балета, имел традицию живописных декораций. Было очень важно создать настроение именно сказки. Если сон Дон Кихота – иллюзия и мечты о чем-то прекрасном и возвышенном, то декорация должна была бы это показать, она должна увлечь нас в заоблачные выси, сохраняя испанский колорит, силуэты Пиренейских гор или райские кущи с волшебными цветами. А когда этого нет, то зритель, который вместе с Дон Кихотом тоже хочет окунуться в какую-то сказку и оторваться от бытовых реалий, чувствует, что он что-то подобное недополучил. Сказочности ему не хватило. Конечно, современные художники стремятся быть оригинальными, не хотят идти проторенным путем и повторять, пусть даже великих, предшественников. Но для меня академическое балетное искусство – не та полянка, где можно что-то изобретать и выдумывать, там все уже сказано и сделано. Нужно только в этом ключе, в этой эстетике профессионально, красиво, грамотно, художественно все исполнить.

Декорации получились, по-моему, не совсем театральные, а, скорее, полиграфические. Так можно оформить книжку, причём, на мой взгляд, это будут иллюстрации для юного читателя. Я понимаю, художник пытался себя проявить. Но сценограф должен с одной стороны поддержать сцену, выразив себя, но не перетягивать одеяло на себя. В «Дон Кихоте» для меня этот баланс не всегда соблюдался.

- Еще одна изобразительная часть спектакля – костюмы. Как вы оцениваете эту работу?

- Может, я слишком традиционен и некреативен, но я считаю, что уже найдено все настолько точно и хорошо за время существования классического балета, придуманы сочетания красок для испанского и цыганского костюмов, созданы роспись и расшивка этих костюмов, найден баланс между народным и театральным костюмом. Здесь, мне показалось, костюмы ушли в некую народность. Я не знаю, может, нужно было искать ткань или что-то еще, мало ли какими были обстоятельства художника. Но мне костюмы показались несколько примитивными. Одно дело шить цыганскую или народную юбку просто, другое дело подать ее на сцене, ведь она должна быть не слишком тяжелой, зрительно легкой, однотонность и мешковатость тоже не на пользу костюму. А это мастерство художников, портного, костюмеров. И мне даже кажется, что не нужно было ничего изобретать, можно было просто посмотреть эскизы ведущих театров и примерно так воспроизвести. С одной стороны, не хочется бить по рукам художника, который старается сделать лучше, а с другой стороны у нас художники часто не знаю историю костюма, не имеют понимания времени, не задумываются о социальном статусе персонажа, его национальности и иных задачах сцены. Вот и возникает налет некоей самодеятельности. Это я обобщаю, но в «Дон Кихоте» я увидел перекличку с подобной тенденцией.

- А «Бабий бунт», например, три состава исполняют.

- «Бабий бунт» мне, напротив, очень понравился. Оформление, видимо, не очень дорогое, но оно настолько выразительное, что ощущения экономии и скудости финансирования не возникает, оно передает характер самого произведения, пейзаж станичный. Декорация дышит, меняется, движется. Тут я просто в восторге. И костюмы мне понравились. Вот что значит своя тема, родная.

- «Кармен» - это новая постановка, от того, что сыктывкарский зритель видел ранее, спектакль сильно отличается. И много акцентов делалось на том, что сама Кармен изменилась, стала строже, сильнее характером. Что увидели вы?



- Я не сторонник того, чтобы, как сейчас стало модно, режиссеры создавали спектакли с приращением смыслов. Все смыслы у таких гениев, как Шекспир, Верди, Бизе и Мериме, уже заложены, и приращивать им уже ничего не нужно. Классика потому и является классикой, что она современна в любое время, она основные человеческие коллизии и эмоции отражает. С одной стороны, я поприветствовал желание режиссера показать Кармен в двух ипостасях – вокальной и хореографической. Поначалу с этим вполне согласился. Но потом этот прием показался несколько навязчивым. Уже после третьего раза стало понятно, что есть Кармен вокальная и пластическая, и есть перекличка двух ипостасей образа. Когда это случилось в очередной раз, подумал, что мы тавтологией занимаемся, герои просто дублируют друг друга, а не дополняют.

Потом, хор. Можно встать в позу: у Бизе группа мужчин, в поисках женских ласк приходит к сигаретной фабрике и ждет девиц». Здесь же такого хора нет. То есть формально он есть, но несколько своеобразный: одни и те же артисты изображают и солдат, и любовных воздыхателей. И это не режиссерский ход, а просто нехватка людей, мне кажется. Ну, нет у постановщика иных персонажей, которые пройдут в костюмах участников корриды, эти костюмы еще сшить надо. Но в опере-то это все заложено автором, потому что Бизе вдохновлялся церемониалом подготовки к бою быков, и на фоне этого шествия, циркового блеска и разворачивалась человеческая трагедия. Если всего этого нет, то и конфликт героев не отыгрывается, становится частным и камерным. А вообще мне многое понравилось с точки зрения режиссуры, я с интересом и удовольствием смотрел «Кармен».

- Если ставить классику такой, какой ее создали авторы, может проще снять фильм и не переживать, что режиссер вмешается в сценарий?

- Фильм, конечно, проще снять. Он уже не изменится. Но тогда потеряется элемент актерской импровизации.

- А в чём вообще допустимо импровизировать при работе с классикой?

- В качестве вокала, в музыкальной трактовке. Даже самые замечательные записи с выдающимися артистами можно посмотреть два-три раза, потом уже не интересно будет. Театр тем и хорош, что он жив, что он происходит здесь и сейчас, даже если певец сфальшивил или балерина сошла с пальцев, ты этому все равно сопереживаешь. Можно ведь исполнить все идеально, но неинтересно и холодно. Старый, классический материал вообще сопротивляется многим «модернизирующим» режиссерским ходам. И либо надо делать что-то радикальное, что я лично вообще не приемлю, либо надо уважительно ставить именно классику, и пусть хорошо сыграет дирижер и оркестр, Кармен не на Марсе исполнит свою партию, Хозе будет не толстым и старым, а молодым и страстным. И все, не надо больше никаких псевдоноваций.

- А нехватка денег на спектакли – это общее явление или беда провинциальных театров?

- Это общая беда. Страна в блокаде санкций. Раньше на культуру стабильно выделялось 5% бюджета, сейчас – сколько осталось. И я прекрасно понимаю, что нельзя в театре оперы и балета делать хорошие спектакли без денег: невозможно сшить костюмы, одеть сцену. Но с другой стороны, я понимаю, что, раз мы ведем такую сложную политическую игру, то и приоритеты у власть держащих людей совсем другие. В столицах пошли другим путем. Там создали попечительские советы театров, включили в них олигархов и президентов процветающих компаний, и теперь уже эти люди выделяют деньги на постановки вдобавок к тому, что дает государство. Таким образом, крупный театр имеет возможность какой-то уровень поддержать. На местах в регионах губернаторы могут идти таким же путем: «Помогите театру, ваши дети ведь тоже в него ходят». Понятно, что у кого-то есть возможность вывезти семью в Парижскую оперу или миланскую «Ла Скала», но чаще в Диснейленд. Однако это не заменяет художественную среду, которую надо создавать и поддерживать в родном городе. Среду, в которой находишься повседневно. Если такой поддержки элиты нет, то у театра остается только бюджет на не слишком большую зарплату.

- То есть получается, что часто все эти режиссёрские поиски, минимализм на сцене – от бедности?

- Вполне возможно. Одно дело ведь одеть актеров в костюмы испанского двора «Дона Карлоса», а другое дело – «Аида», перемещенная из древнего Египта в атмосферу Октябрьской революции. В какой-то степени такие поиски действительно бывают не только от желания эпатировать публику, но и от нищеты. Другое дело, что художники ведь могут так расписать хлопковую ткань, что из зала она будут смотреться золотой парчой, а можно купить натуральные меха и кожу, которые из зала впечатления подлинности не произведут. Тут все дело в мастерстве и таланте художника.

- Какую-то общую оценку увиденным вами трем спектаклям на фестивале можно поставить?

- С учетом всей ситуации театра – твердая «четверка», даже с плюсом. С абсолютных позиций – «троечка». У меня иногда возникают крамольные мысли – а надо ли держать в нищете такое количество театров? Может, стоит закрыть их и оставить десяток лучших с нормальным финансированием? С другой стороны, если бы я жил в Сыктывкаре, и в городе не было бы театра оперы и балета, я бы чувствовал себя очень несчастным. Из двух зол нужно выбирать что-то «третье». У людей должна быть возможность куда-то прийти, услышать эту музыку, увидеть эти спектакли, заинтересоваться и получить возможность расти культурно, духовно. Конечно, привести и приобщить к великому произведению ребенка. Есть и еще один выход – нужно просто улучшить положение театров, обеспечить приток кадров, качественное образование и достойную пенсию отслужившим артистам.

Зрелищная часть фестиваля «Сыктывкарса тулыс» - хорошо. Но было бы еще лучше, если бы организаторы имели возможность пригласить пять-шесть критиков, собрать их за круглым столом, запротоколировать их мнение, и положить потом этот документ на стол сначала министру культуры республики, а затем и министру культуры России. И тогда какое-то движение может произойти. Меня одного мало. Пара интервью интеллектуальную базу не пополнят. Нас, критиков, тут должно быть гораздо больше. И местные власти должны быть заинтересованы в театре. Напомню, что это ведь не только культура, но еще и тот самый электорат, за голоса которого надо уметь бороться, авторитет завоевывать. Процесс взаимообогащающий. Если работать с этой аудиторией постоянно, то попутно можно поправить положение театра. Пока я вижу, что в фаворитах спорт, ну, хорошо, хоть у спорта есть более широкие возможности.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 25, 2017 7:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052505
Тема| Балет, Дягилевский фестиваль, Персоналии, Диана Вишнева, Вячеслав Самодуров, Владимир Варнава, Наталья Осипова, Алексей Мирошниченко
Автор| Полина Дорожкова
Заголовок| Три истории
ДИАНА ВИШНЕВА, ВЛАДИМИР ВАРНАВА И ДРУГИЕ — О БАЛЕТАХ СТРАВИНСКОГО В ПЕРМИ

Где опубликовано| © COLTA.RU
Дата публикации| 2017-05-25
Ссылка| http://www.colta.ru/articles/theatre/14926
Аннотация| Фестиваль

Под занавес Дягилевского фестиваля в Перми выходит одна из самых ожидаемых премьер нынешнего балетного сезона — три партитуры Игоря Стравинского в постановке трех ведущих российских хореографов. Худрук Екатеринбургского балета Вячеслав Самодуров выпускает «Поцелуй феи», Владимир Варнава ставит «Петрушку» специально для Дианы Вишневой, в «Жар-птице» Алексея Мирошниченко на сцену Пермской оперы выйдет солистка лондонского Ковент-Гардена Наталья Осипова. К разговору о спектакле COLTA.RU вернется на будущей неделе, а пока о громком проекте рассказывают его авторы и исполнители.

Вячеслав Самодуров

Мне не слишком интересна собственно балетная музыка Стравинского, но «Поцелуй феи» как раз ближе всего — эта партитура абстрактнее других, я нахожу в ней то, с чем могу себя соотнести. В сценической истории балета не случайно отсутствуют канонические версии — уж слишком сложен этот материал для хореографа: «Чайковский/Стравинский», музыка с двойным дном — вроде бы мелодичная и легкая, но только на первый взгляд. На самом деле «Поцелуй феи» — чистый, ничем не разбавленный Стравинский, и иметь дело с комбинацией характерной для него колкости и обманчивой дансантности очень непросто. Стравинский — очень конкретный композитор, волей-неволей заставляющий хореографа вступать с ним в диалог: если в музыке что-то меняется, это ни в коем случае нельзя игнорировать. Было любопытно, скажем, разобраться, почему в «Поцелуе феи» на полпути меняется подход к тому, каким должен быть театр, — первая часть балета более повествовательная, но она вдруг в какой-то момент резко обрывается, и тебя отпускают в свободное плавание. Работать в этой пограничной зоне на стыке нарратива и абстракции мне очень интересно — причем не только в «Поцелуе феи».

Владимир Варнава

Жанр нашего «Петрушки» — «исповедь» / «чертова клоунада» — был придуман вместе с драматургом Константином Федоровым. Хотелось, чтобы в спектакле появился черт с отсылкой к фигуре Стравинского: мне он видится инфернальным персонажем, более ста лет заставляющим плясать под свою дудку разных авторов. Сначала была идея сделать спектакль-биографию о Нижинском, но позднее это решение показалось мне слишком очевидным, и мы решили уйти в сторону символизма. После каждого представления нашего Петрушку черт утаскивает в ад — чтобы на следующее утро он опять появился на ярмарке. Изо дня в день Петрушка умирает и заново рождается, в какой-то момент он даже находит свой труп, оставшийся после предыдущего спектакля, — но память героя обнуляется, и ему приходится переживать этот кошмар снова и снова. Петрушка — единственный живой персонаж нашего спектакля, все остальные существуют в режиме реалити-шоу. Все вокруг героя ведут странную, загадочную игру, но он об этом даже не подозревает — он занят лишь погоней за своей мечтой.


У Пермского балета получилась уникальная программа, которая могла бы украсить сцену Большого и Мариинки.

Диана Вишнева

Балеты Стравинского времен «Русских сезонов» — серьезный вызов и для хореографов, и для танцовщиков. За тем, что делает Володя (Варнава. — Ред.), я пристально следила с тех пор, как он стал призером фестиваля Context. Работать с ним было очень интересно: его «Петрушка» — не просто эксперимент, а серьезное художественное высказывание. В спектакле много фантасмагории, иллюзорности — такой тип театральности для меня ближе всего. У Пермского балета получилась уникальная программа, которая могла бы украсить сцену Большого и Мариинки: паломничество на эту премьеру — а билеты, как говорят, были
раскуплены за тридцать минут — уже само по себе говорит о многом.

Алексей Мирошниченко

Спектакли поставлены одним поколением российских хореографов, но все они получились абсолютно разными. Общая идея проекта такова: мы возвращаемся к своим корням, чтобы снова напитаться из источника и двинуться дальше. В «Жар-птице» мы путешествуем по эпохам и стилям, начиная с наших дней и заканчивая в мире Фокина, Карсавиной и Дягилева. Получилась вполне балетоманская история, но меня это не пугает: сюжет «Жар-птицы» за всеми стилевыми метаморфозами прослеживается очень ясно.

Наталья Осипова

Я мечтала станцевать «Жар-птицу» с детства и безумно загорелась, когда услышала предложение Алексея Мирошниченко, — для того чтобы прилететь в Пермь, мне пришлось полностью переверстать свое расписание в Ковент-Гардене. Идея показать в спектакле развитие балета как жанра показалась мне фантастической — ничего подобного в моей творческой биографии еще не было. Этот спектакль требует огромного расхода внутренней энергии: за считанные секунды приходится полностью перестраиваться, переключаться с одной танцевальной лексики на другую.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 26, 2017 12:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052601
Тема| Балет, Teatr Wielki Opera Narodowa, Премьера, Персоналии, Кшиштоф Пастор
Автор| Анна Гордеева
Заголовок| Учитель научил
Роман Николая II и Матильды — теперь в основе балета «Лебединое озеро»

Где опубликовано| © Lenta.ru
Дата публикации| 2017-05-26
Ссылка| https://lenta.ru/articles/2017/05/26/ozero/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Teatr Wielki Opera Narodowa

Давно прошли те времена, когда хореографы, взяв партитуру Чайковского, задумывались только о танцах, оставляя старинный сюжет в неприкосновенности. Среди знаменитых трактовок «Лебединого озера» уже есть и балет Джона Ноймайера, где главным героем стал король Людвиг Баварский, и балет Мэтью Боурна, где принц неназванного королевства влюбляется не в лебедицу, а в лебедя. Хореограф Кшиштоф Пастор, только что выпустивший премьеру в Варшаве, перенес действие в Санкт-Петербург, и вместо принца Зигфрида героем спектакля стал будущий Николай II. Миссия белого лебедя досталась гессенской принцессе Аликс (будущей императрице Александре Федоровне), а участь лебедя черного — балерине Матильде Кшесинской.

Поклонницам Николая II нет оснований волноваться о том, как выведен герой их грез в польском спектакле — в «Лебедином озере» Кшиштофа Пастора цесаревич Николай трогателен и человечен (роль досталась Владимиру Ярошенко, и танцовщик наделил своего героя обаянием и благородством манер). Он искренне любит Аликс; он не может не ответить пылкой Матильде — и всегда ведет себя как джентльмен. Очень неприятным типом во всей этой истории выглядит только Александр III (Роберт Бондара) — появившись еще в прологе, где юный Ники знакомится с двенадцатилетней Аликс, наигрывающей на рояле «лебединую» тему Чайковского, государь показывает себя злобным тираном, спугивающим малолетнюю парочку. В таком духе он продолжает и далее — в первом акте, на дворцовом балу, отказывает гессенской делегации, приехавшей с портретом повзрослевшей принцессы, хотя влюбленный сын очень хочет именно эту девушку заполучить себе в жены. Цесаревич, разумеется, страдает — и развлечь его пытается гусар Волков (Максим Войтул), представляющий ему двух балерин: Матильду Кшесинскую (Юка Ебихара) и Ольгу Преображенскую (Эмилия Стахурска).

Этот самый гусар заменяет многих привычных в «Лебедином озере» персонажей: друга Беппо, который сопровождал принца в XIX веке, шута, который появился в этом балете в веке двадцатом, и безымянного танцовщика в па-де-труа. Пастор вообще не церемонится с сюжетом и — что важнее — с музыкой, перекраивая партитуру под свою историю, соединяя придуманные для разных персонажей музыкальные фрагменты в один и добавляя куски из других сочинений Чайковского. Где-то это получается удачно, где-то музыка рвется болезненно, а «швы» грубы и слишком очевидны. Дирижер Алексей Баклан делает, что может: когда партитура не нарублена слишком мелко и музыка дышит свободно, он дает почувствовать настоящего Чайковского — вольного, грустного и мощного; в остальных же частях оркестр старается просто склеить порванный материал. Но вот что важно: если с музыкальной точки зрения это «Лебединое озеро» — не слишком удачный опыт, то с точки зрения рассказывания истории в танцах спектакль весьма обаятелен.

Наиболее удачен в нем второй акт, где цесаревич присутствует на маневрах. Начинается он с «Марша 98-го Юрьевского пехотного полка» (Чайковский, добавленный Пастором к Чайковскому же) — и с танцев солдат трех разных полков (судя по мундирам). В оригинале «Лебединое озеро» — самый сексистский балет из существующих на свете: мужчины в нем всегда присутствовали только в виде подставок под балерин, даже партия принца уничижительно называлась балетным народом «полторы вариации». В Варшаве же — отличный мужской кордебалет, и Пастору, видимо, было просто жаль не использовать возможности этой труппы. Вот и использовал: в первом акте у него летал по дворцу гусар Волков с группой товарищей, а во втором — эта развернутая картина маневров, со сложно сконструированными маршрутами передвижений войск. Навестить цесаревича и войска приходит царь в сопровождении «своего любимого исполнителя мазурки Феликса Кшесинского» (реальное историческое лицо, папа Матильды) и балерин; ночью в палатке цесаревич грезит о любимой Аликс (и тут идет первая «белая» лебединая картина, уже более ста лет назад поставленная Львом Ивановым, с привычным танцем маленьких лебедей), но Аликс далеко, а Матильда рядом — она пробирается в палатку, и в контровом свете мы видим соединяющиеся в поцелуе тени.

Теплоту и интеллигентность этой истории придают балерины. Можно запросто представить себе в роли Матильды какую-нибудь деву-вамп — и «Лебединое озеро» немедленно превратилось бы в раскрашенную клеенку, которые когда-то продавали на базарах. Но Юка Ебихара — японка, учившаяся в Китае и Канаде, а затем танцевавшая в Норвегии и Хорватии, пока не обосновалась в Варшаве — выдает своей героине безусловную нежность, сдержанность «на людях» и чувство такта. (Ну, один раз на шею цесаревичу бросилась — так это «неофициальный» костюмированный бал, все под масками). Ее Матильда — не карьеристка и не содержанка, ее интерес к Николаю — интерес пылкой молодой женщины к красивому молодому человеку, что вечно ходит с унылым видом. Что-то вроде пари, заключенного с самой собой: неужели я его не растормошу? И чем больше она его понимает, внимательно присматриваясь к книжке сказок, которую он везде с собой таскает (подарок Аликс) — тем больше им увлекается; и «черное» па-де-де Мариуса Петипа, которое становится центром бала-маскарада (третий акт) говорит не о торжестве обманщицы-завоевательницы (как было в оригинале), но о счастье влюбленной женщины. «Белая» Аликс (роль досталась питомице московской школы Чинаре Ализаде, ставшей примой в Варшаве) нисколько не теряется на этом фоне: ее интонация — замкнутость и достоинство, «положение обязывает», и при этом — самоотверженная, детская, наивная надежда на ее прекрасного Ники обозначена в каждом па. В последней картине, когда цесаревич получает сообщение о смертельной болезни отца и видит ночной кошмар, где он с отцом борется за свою любимую Аликс (белая картина «Лебединого озера», только вместо колдуна-коршуна по сцене мотается Александр III с плащом, на котором двуглавый орел, а так — лебеди все на месте), Чинара Ализаде является безукоризненным Лебедем, конечностями прорисовывающим в воздухе верность и обреченность.

У этого «Лебединого озера» счастливый финал — коронация. (У Петипа и Иванова герои, сражавшиеся со злым колдуном, воссоединялись уже на том свете; в советское время от балетмейстеров во всем варшавском блоке требовали торжества добра над злом и победы уже в реальности; в постсоветское творцы были вольны решать, угробить ли принца с Одеттой или позволить им пожениться). Под «Торжественный коронационный марш» (еще одно добавленное сочинение Чайковского) вышагивают по сцене придворные и офицеры, важно тянут носки обряженные в мундирчики младенцы из местной балетной школы, идет со свитой митрополит. А в правом углу скромно стоит Матильда, с которой цесаревич накануне решительно расстался, — парадная голубая лента через плечо, прямая спина, легкая печальная улыбка на губах. На лице же идущей к митрополиту рядом с мужем Аликс — торжество победительницы. Николай II почти незаметно приветствует Матильду и идет дальше с женой; сказка заканчивается. И жили они долго и счастливо, и умерли в один день.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июн 06, 2017 4:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 26, 2017 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052602
Тема| Балет, театр им. Джалиля, ХХХ Нуриевский фестиваль,
Автор| Улькяр Алиева
Заголовок| «Золотая Орда» на Нуриевском фестивале: на обломках балетной империи
Где опубликовано| © Реальное время
Дата публикации| 2017-05-26
Ссылка| https://realnoevremya.ru/articles/66354-ulkyar-alieva-delitsya-vpechatleniyami-ot-baleta-zolotaya-orda
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Рецензия профессора Улькяр Алиевой на балет о борьбе между правителями средневековья Тимуром и Токтамышем



В Казани продолжается фестиваль классического балета им. Р. Нуриева. После показа спектакля «Золотая Орда» аккредитованная на фестивале доктор искусствоведения, профессор Улькяр Алиева решила поделиться с читателями «Реального времени» впечатлениями от этого грандиозного балета.

Время истории

Создание нового национального балета — дело кропотливое, сложное. А новые музыкально-сценические произведения, причем такого уровня и поставленные в поистине монументальных масштабах, как балет «Золотая Орда» с участием смешанного хора театра, нужны и чрезвычайно важны — ни у кого не вызывает сомнения. Они, как «глоток свежего воздуха», не позволяют расцвести эпигонству, попытке жить национальному музыкальному театру исключительно старыми запасами.
Исходя из исторической фабулы нового татарского балета (история последних дней некогда великой империи), его с полным основанием можно причислить к жанру героического балетного эпоса. В основе его сюжета — два основных конфликта: политический (противопоставление двух государств и правителей — Токтамыша и Тимура) и любовный конфликт (в рамках классического любовного треугольника: Джанике — Нурадин — Визирь). Оклеветанный Визирем золотоордынский полководец Мурза в поисках мести и справедливости обращается за помощью к Тимуру, не подозревая, что является лишь «пешкой» в этой политической игре. И как итог — крушение империи Золотой Орды, сына и его возлюбленной.
Оригинальная составляющая либретто Рената Хариса — введение в спектакль трансцендентального образа Духа хана Батыя, «цементирующего» конструкцию постановки (драматургический прием «кольцевого обрамления». Балет начинается и заканчивается образом не упокоенного Духа). Данный образ вводит в фабулу балета новую смысловую объемность: понятия Время и Вечность. Сюжет выстроен так, что главные персонажи балета не сразу становятся участниками исторических событий, они «вовлекаются» в них. Так, Вечность входит во Временной поток, наступает Время истории, чтобы затем снова стать Вечностью.


На ажурных решетках возникает театр теней с очертаниями двух извечно свободолюбивых спутников кочевников — коней и соколов

Лиризм и драматизм

Балет очаровал стильностью, роскошью красок, воссоздающих покои правителей (красное золото дворца Токтамыша и традиционная керамическая бирюза самаркандского дворца) как сценография Андрея Злобина, так сценическими костюмами, созданными Анной Ипатьевой и воссоздающими национальное одеяние с сохранением основных элементов и характера орнамента. Оригинально используется в спектакле и видеоинсталляция в сольных номерах Духа Батыя: на ажурных решетках возникает театр теней с очертаниями двух извечных свободолюбивых спутников кочевников — коней и соколов, словно выражая тоску Батыя по временам величия своего государства.

И все это в «обрамлении» великолепной музыки Резеды Ахияровой, непосредственно связанной с народными истоками и соединяющей мягкий задушевный лиризм с подлинным драматическим пафосом. Здесь и мелодии «широкого дыхания» (особенно пленяет любовная лирика с женским хоровым вокализмом), и затейливые мелодические «ячейки», прихотливый ритм, множество фактурных и темповых особенностей. Все это создает удивительный калейдоскоп сменяющих друг друга эпизодов, которые так характерны для сюжета данного балета. Музыка моментами плакатно-яркая и экспрессивная, моментами удивительно ласковая и трепетная, а порой мистически-неземная. И в этом отношении нельзя не отметить замечательное прочтение партитуры столь многообразного (в стилевом отношении и в плане тембровой драматургии) балета оркестром театра под руководством Рената Салаватова.

Символы и знаки

Но какой бы ни была музыка балета, в театре она подчинена законам сцены, и качество постановки, зачастую на долгие годы, определяет судьбу произведения. Известный хореограф Георгий Ковтун, исходя из замысла балета, стирает временные рамки, одновременно вводя и перемещая спектакль в разные пространственные миры, которые выражены в гармонии художественной планировки сцены, в композиции танцев и решениях мизансцен.

Символических макро- и микродействий, активизирующих драматургическое начало и предварительно направляющих зрительское восприятия в определенное русло образных ожиданий, в балете предостаточно. Отметим эффектную сцену «Клятва на Коране», когда движения героев на сцене напоминает характерные рукны намаза на фоне «рукотворной» каллиграфической вязи кордебалета, а также сцену во дворце Тимура: на троне самаркандского правителя с золотым шлемом власти сидит Дух Батыя, воплощая тайные желания Тимура о захвате Золотой Орды.


Арба с колесами фортуны, делающими крутые виражи не только в судьбах людей, но и в истории народов; золотой шлем и золотой макет-прообраз, символизирующие власть и государство Золотой Орды...

И всё же большее впечатление своей поистине фресковой росписью оставляет финальная сцена нашествия и победы Тимура. Характерные дугообразные движения рук Тимура и его воинов, напоминающие взмахи крыльев хищных птиц. Эффект усиливается надвигающей хоровой «лавиной» с развевающимися полами черных халатов Они словно вороны, кружащие над телами поверженных золотоордынцев, через трупы которых переступает самаркандский правитель. И на кровавом фоне взмывающих вверх «языков» огня, превращающий в пепелища все и всех Дух Батыя покидает эту благословенную ему некогда землю.

Помимо лейтобраза (основного персонажа) балета — Духа хана Батыя — хореограф вводит и лейтобраз детей (совсем юных Джанике и Нурадина в исполнении Лии Гуриелидзе и Инсафа Латыйпова) как символ беспечной и безоблачной жизни в прологе и утраченного счастья в финале, а также лейтпредметы — арба с колесами фортуны, — делающие крутые виражи не только в судьбах людей, но и в истории народов. А также золотой шлем и золотой макет — прообраз, символизирующий власть и государство Золотой Орды. Именно этот прообраз золотоордынского государства будут в вакхическом исступлении разрывать и вертеть в разные стороны войска Тимура, и именно его с веревками (словно лоскутами — все, что осталось от некогда могущественной империи) заберет с собой Дух хана Батыя.
Символическое значение приобретает и хореографическое решение портретных характеристик двух правителей. Относительная статика Токтамыша (Максим Поцелуйко), у которого отсутствуют сольные номера, и активная мобильная хореография Тимура (Глеб Кораблев), выражающая его жажду завоевания новых земель.

Весьма впечатляюще выглядят дивертисментные номера, характеризующие роскошь дворцов, особенно впечатляет «Танец павлинов». Почему современные западные и хореографы постсоветского пространства имеют тенденцию включать этот танец в «восточные» дивертисменты, для автора — загадка, но тот факт, что у Г. Ковтуна «Танец павлинов» получился весьма эффектным — факт неоспоримый. Как и сцена «Смерть Визиря», поставленная в виде кинематографической сцены-экшн.


Нельзя не отметить интересную «змеевидную» пластику Духа в миксовом стилевом «переплетении»

Мужской балет и главная героиня

В целом эффектных приемов в хореографии предостаточно: это и барельефные построения сцен, и использование принципа «домино» (одно движение задает ритм другому, наподобие цепной реакции). В балете Г. Ковтун использует и национальную хореолексику в кордебалетных «Народном» и «Свадебном» танцах, характерные движения мужского татарского танца наездников в мускульно-ритмичном «Танце воинов».
Безусловно, балет «Золотая Орда» можно причислить к мужским балетам. Нельзя не отметить интересную «змеевидную» пластику Духа в миксовом стилевом «переплетении» (пластический «многомерный» экспрессионизм Рудольфа фон Лобана и элементы жестовой пластики рук Доры Вайер, когда вся техника сосредоточена на гибкости рук, кистей и каждый жест — искусство) в великолепном исполнении Михаила Тимаева, словно у танцовщика не тело, а божественный пластилин.

Что касается остальных мужских танцев, несмотря на развернутые сольные вариации, хореолексика весьма скупа и практически лишена индивидуального хореографического рисунка. Хореолексика Мурзы, Нурадина, Тимура в основном состояла из традиционного «набора»: пируэтов, далеко не самых оригинальных силовых поддержек в ансамблевых номерах, double sout de basque (прыжок с двумя поворотами в воздухе), jete en tournant (прыжок с полуоборотом и шпагатом) порой en manege (по кругу).
Несколько нелогично выглядят сцены-противоборства Визиря и Нурадина. Как может дворцовый чиновник-интриган безнаказанно пинать, а далее, в сцене смертельного поединка на копьях, и вовсе довольно легко одолеть профессионального воина? Если только воин не тяжело ранен, но сей факт приходится домысливать зрителю уже по ходу спектакля.


Андреева создала яркий образ своей героини в развитии, в выразительной трансформации

В таком масштабном «большом балете» (в стиле colossal) актерское мастерство должно проявляться у всех. И у солистов, и у кордебалета. Автора этих строк абсолютно очаровала прима Татарского театра оперы и балета — Кристина Андреева своей великолепной техникой, не давая публике ни малейшего повода подозревать, что исполнительница уже второй спектакль подряд выступает с травмированной стопой. И в плане актерского воплощения, К. Андреева создала яркий образ своей героини в развитии, в выразительной трансформации: от лучезарной, излучающей радость любви первой красавицы в кругу подруг до отчаявшейся, понимающей свою обреченность невесты ненавистного Визиря.

И все мужское окружение вполне достойно смотрелось рядом с такой обаятельной партнершей. Можно сказать, что спектакль — это спектакль-спор, спектакль-соперничество главных мужских персонажей не только за власть и сердце красавицы, но и за симпатии зрителей. Мурза Артёма Белова мужественен и благородно сдержан, Нурадин в исполнении Олега Ивенко порывисто романтичен, Глеб Кораблев замечательно передает в энергии танца честолюбие и властность самаркандского правителя. Отдельной строкой отметим образное перевоплощение Нурлана Канетова в партии коварного Визиря (партии злодеев всегда интересны с точки зрения актерского исполнения)… Канетов показал себя как мастер психологического портрета. Его персонаж с явными признаками хищности, который нападал и отступал, вкрадчиво втирался в доверие и ускользал, наслаждался болью поверженных врагов, — стал одним из самых ярких в спектакле.

В целом любовь, интриги, батальные сцены роскошного нового балета «Золотая Орда» на сцене Татарского театра оперы и балета словно «вырывают» зрителей из реального мира, перенося их в эпоху «когда мир был юным». Все это приятно очаровывает и завсегдатаев-балетоманов, и тех, кто ищет в постановках новизну, зрелищность и яркие эмоции.


Улькяр Алиева, доктор искусствоведения, профессор, фото Романа Хасаева
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Камелия
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 08.10.2013
Сообщения: 1695
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 26, 2017 10:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052603
Тема| Балет, Персоналии, Лоран Илер, Пол Тейлор, Серж Лифарь, Джордж Баланчин, Иржи Килиан, Александр Экман, Рудольф Нуреев, Марко Гёке, Охад Наарин, Жак Гарнье, Дмитрий Брянцев, Уильям Форсайт, Анна Тереза де Кеерсмакер, Уэйн Макгрегор
Автор| АЛЕКСАНДР ФИРЕР
Заголовок| Планов громадье
Где опубликовано| © Журнал «Музыкальная жизнь» №5 (2017)
Дата публикации| 2017 май
Ссылка| http://mus-mag.ru/index.htm
Аннотация| Новый сезон Музтеатра

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко объявил беспрецедентные балетные планы на новый сезон: шесть российских премьер



Лоран Илер

В театре произошла кардинальная смена руководства. Летом прошлого года генеральным директором МАМТа был назначен Антон Гетьман, а на пост художественного руководителя балетной труппы приглашен с января этого года француз Лоран Илер. Он относится к когорте выдвиженцев Рудольфа Нуреева, который будучи руководителем балета Парижской Оперы возвел танцовщика в ранг этуали после «Лебединого озера» Бурмейстера, дав артисту путевку в большую танцевальную жизнь. Илер был блистательным танцовщиком и одним из любимых и постоянных партнеров Сильви Гиллем. Высокий красивый артист с аристократичными и галантными манерами был истинным рыцарем благородного стиля французской школы классического танца. За его плечами огромный репертуар и работа со множеством известных хореографов. В 2005 году Лоран Илер занял положение педагога-балетмейстера, а с 2011 года был заместителем директора балета Парижской Оперы. С этим завидным багажом Илер прибыл в Москву.

На специально созванной пресс-конференции в МАМТе Илер познакомили балетную критику и журналистов с беспрецедентными планами на будущий танцсезон. Исключительность предстоящих событий в том, что впервые в России в репертуаре балетного театра появятся имена Пола Тейлора, Александра Экмана, Жака Гарнье, Марко Гёке, Охада Наарина и Рудольфа Нуреева. Ранее отечественная публика могла познакомиться с немногими опусами некоторых из этих хореографов и лишь на гастрольных проектах.

Музыкальный театр подготовит две программы одноактных балетов. В первую анонсированную на ноябрь 2017 года программу под названием «Баланчин / Тейлор / Гарнье / Экман» войдут «Серенада» Джорджа Баланчина на музыку Петра Ильича Чайковского и целых три российские премьеры – «Ореол» Пола Тейлора на музыку Георга Фридриха Генделя, «Онис» Жака Гарнье на музыку Мориса Паше и «Тюль» Александра Экмана на музыку Микаэля Карлссона. Следует сказать, что впервые в своей истории труппа на Большой Дмитровке обратится к творчеству Баланчина, а именно к поэме о красоте женского кордебалета «Серенаде». В «Ореоле» Тейлора возвышенную философию генделевской вселенной пластически интерпретирует квинтет солистов. «Онис» Жака Гарнье для трех танцовщиков идет в сопровождении аккордеонистов. Французский атмосферный дух оригинально разнообразит хореография с элементами классического и народного танца. В «Тюле» швед Александр Экман тонко иронизирует над клише и штампами высокого искусства белопачечного балета, выдавая эксклюзивно нетривиальный взгляд на природу танца.

Во второй программе (апрель 2018) «Брянцев / Гёке / Наарин» значатся возобновление шедевра Дмитрия Брянцева «Призрачный бал» на музыку Фредерика Шопена и две российские премьеры – «Одинокий Джордж» Марко Гёке на музыку Дмитрия Шостаковича и «Минус 16» Охада Наарина на сборную музыку (от Дина Мартина до мамбо, техно и традиционной израильской музыки). «Призрачный бал» на века останется великим романтическим гимном любовному дуэту. В «Одиноком Джордже» немолодая черепаха отчаянно «боится» старости и одиночества и пластически «ластообразно» рефлексирует под страстный драматизм музыкального языка Шостаковича. Ораториальный по духу опус «Минус 16» создателя особого танцевального стиля «гага» Охада Наарина со знаменитым бросанием шляп под колосники – одно из самых известных сочинений израильского автора.

Лоран Илер осуществит перенос «Дон Кихота» Петипа-Горского в хореографической редакции Рудольфа Нуреева, в которой сам протанцевал всю карьеру. Как известно, неистовый Нуреев «перелопатил» всю классику под свои индивидуальность и нутро. Нуреевский стиль шокирует приверженцев строгого академизма русской классики, но и находит своей живостью и непосредственностью ярких сторонников, среди которых была и Майя Плисецкая. А Парижская Опера с пиететом и гордостью сохраняет наследие Нуреева, считая его балеты национальным достоянием. Московские солисты столкнутся с еще большими техническими сложностями (нежели в канонической версии) и совершенно новыми пластическими акцентами. А балетоманское ухо может удивить некой «фривольностью» аранжировки Джона Ланчберри столь привычной и знакомой партитуры Людвига Минкуса. Грандиозными гала театр отметит в апреле 2018 года 200-летие со дня рождения Мариуса Петипа. В «блокбастеровских» торжествах примут участие балетная школа Парижской национальной оперы (во главе со знаменитой директрисой этуалью Элизабет Платель), Московская государственная академия хореографии (под руководством ректора Марины Леоновой), балетная труппа и оркестр Музыкального академического театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. К этому проекту будет привлечен маститый французский хореограф Пьер Лакотт для работы над номерами «Пахиты».

Уже в третий раз в феврале 2018 года пройдет «большедмитровский» workshop «Точка пересечения» (инициатор – управляющий труппой Андрей Уваров), куда приглашаются молодые хореографы, чтобы показать свежие работы с использованием артистов труппы Музыкального театра. Первая «Точка» открыла россиянина из Вены Андрея Кайдановского с его ярким трагифарсом «Чай или кофе?». Вторая «Точка» этого сезона собрала международный состав: Дастин Кляйн из Мюнхена показал «X в квадрате», преломляя в танце супрематизм, россиянин Дмитрий Хамзин из Цюриха представил «Железный занавес», Эяль Дадон из Израиля предложил комичную пьесу «То, да не то», а албанец из Вены Эно Печи сочинил отличную миниатюру «Дежавю» на современную музыку и шопеновские опусы. И театр продолжает исправно поддерживать это очень важное направление работы в поиске новых авторов.

В мае 2018 года ожидаются интереснейшие гастроли труппы «Rosas» под руководством крупнейшей и ярчайшей фигуры современного танца выдающейся фламандской танцовщицы и хореографа Анны Терезы де Кеерсмакер со спектаклем «Дождь» на музыку Стива Райха. В 1983 году она создала свою компанию «Rosas», а в 1995 – школу современного танца PARTS. Ее сочинения креативны и популярны повсеместно. Однако эти гастроли особенно будут интересны для нового поколения зрителей, которые вообще произведения Кеерсмакер в Москве не видели никогда.

Также сцена Музыкального театра будет предоставлена двум спецпроектам – фестивалю «Dance Inversion» и «Context. Diana Vishneva». Хотя проект «Dance Inversion» проводится совместно с Большим театром, не забудем, что рожден он был в стенах именно Музыкального театра. В этот раз он пройдет с сентября по ноябрь 2017 года и откроется гастролями Компании современного танца Кубы. Опус «Matria Etnocentra» Хорхе Сеспедеса повествует о самобытности кубинской нации, танцпьеса «Tangos Kubanos» («Кубинские танго») английского хореографа Билли Коуи расскажет о вспыхнувшей страсти между кубинцем и иностранкой, а «El Cristal» («Стекло») Хулио Сесара Иглесиаса поведает об одиночестве. Московская публика увидит, что, помимо авторитетной кубинской школы классического танца и Национального балета Кубы, воздвигнутыми Алисией Алонсо, на Острове Свободы существует и современный танец. Испанская компания Росио Молины привезет моноспектакль «Bosque Ardore» («Лес Ардора»). Хореограф и исполнительница Росио Молина выступит в своем сочинении с традиционной для фламенко обжигающей страстью. В гастрольную программу Танцевальной компании Дрездена-Франкфурта под руководством Якопо Годани войдут его сочинения «High Breed» («Высшая порода»), «Echos from a restless soul» («Эхо беспокойной души»), «Moto Perpetuo» («Вечное движение»).

Организаторы анонсировали особенную программу юбилейного V Международного фестиваля «Context. Diana Vishneva», который состоится на сцене Музыкального театра в середине ноября 2017 года. Диана Вишнева и артисты Пермского академического театра оперы и балета представят мировую премьеру балета испанского хореографа Гойо Монтеро. А танцевальная компания Уэйна Макгрегора впервые в Москве покажет опус «FAR» в постановке руководителя труппы. Создатель проекта Диана Вишнева также выступит в российской премьере спектакля «Нижинский» немецкой танцкомпании Готье Данс (хореография Марко Гёке, музыка Фредерика Шопена и Клода Дебюсси).

Скучать в ожидании нового сезона не придется, уже в июле зрителей ожидает премьера программы «Лифарь/Килиан/Форсайт» c соответствующими одноактными балетами «Сюита в белом» (российская премьера) на музыку Эдуардо Лало, «Маленькая смерть» на музыку Моцарта и «Вторая деталь» (московская премьера) на музыку Тома Виллемса.

Фото Батыра Аннадурдыева предоставлено пресс-службой Музтеатра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18826
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 26, 2017 10:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017052604
Тема| Балет, Нуреевский фестиваль (Уфа), Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии, Игорь Булыцын
Автор| Екатерина ВОЛКОВА
Заголовок| ИГОРЬ БУЛЫЦЫН: «В РОЛИ МЕРКУЦИО Я ВЫКЛАДЫВАЮСЬ НА 200 ПРОЦЕНТОВ!» (+ВИДЕО)
Где опубликовано| © Молодежная газета (Уфа)
Дата публикации| 2017-05-26
Ссылка| http://mgazeta.com/category/gost-mg/igor-bulytsyn-v-roli-merkutsio-ya-vykladyvayus-na-200-protsentov-video/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Вчера в Уфе на сцене Башкирского театра оперы и балета в рамках Нуреевского фестиваля был представлен спектакль «Ромео и Джульетта». Буквально месяц назад именно эта работа Екатеринбургского театра оперы и балета была признана Лучшим балетом года в России и получила престижную награду - «Золотую маску». Исполнителю роли Меркуцио Игорю Булыцыну, кстати, выпускнику Башкирского хореографического училища им. Р. Нуреева, также вручили «Золотую маску» в номинации «Лучшая мужская роль».




- Игорь, расскажите немного о столь триумфальном спектакле «Ромео и Джульетта».

- Спектакль «Ромео и Джульетта» был выбран для показа на Нуреевском фестивале ещё до всех номинаций и награждений. Такой выбор был сделан, мне кажется, потому что этот спектакль очень интересен своим новым прочтением, сильно отличающимся от классического. Постановка екатеринбургского хореографа Вячеслава Самодурова соответствует «бунтарской» музыке Сергея Прокофьева, который явно опередил своё время. Музыка поражает энергетикой, напором, накалом страстей! В первом акте, в сцене боя, под звук свистящих смычков, невозможно совершать красивые поклоны, нужно брать шпагу, лететь и стараться убить своего оппонента. Так и происходит в нашем спектакле. Слава Самодуров поставил балет не о каких-то сказочных персонажах, а о реальных людях. Что же касается сути происходящего, то шекспировский сюжет вечен – темы любви до гроба и вражды кланов актуальны и в наши дни.

- И общественность, и критики спектакль оценили по достоинству. Две «Золотые маски»!

- Именно так. 19 апреля стало известно, что «Ромео и Джульетта» стал «Лучшим балетным спектаклем России»! «Золотая маска» - это оценка работы всего театра, всей команды: пошивочный цех, монтировочный цех, осветители, артисты… все способствовали успеху балета.

Было очень неожиданно и приятно, когда назвали мою фамилию, и я вышел на сцену, чтобы получить «Золотую маску» за лучшую мужскую роль. Я тогда понял, что это не просто награда, а доказательство того, что я всё сделал правильно. Значит, не зря было вложено столько сил – я буквально с первой репетиции начал выкладываться на 200 процентов! И я делаю это каждый раз в каждом спектакле. И теперь уверен, что это правильно. Очень важно погружаться в материал полностью, отдавать себя всего во время спектакля, чтобы искры летели, не нужно стесняться или бояться. Это, кстати, очень важно осознать как можно раньше, тем, кто только начинает работать в театре, выпускникам училищ. И сразу с самого начала работать в полную силу. Это не останется незамеченным.


- Выпускникам училищ, наверное, бывает тяжело в театре: новый коллектив, борьба за роли, зависть?

- Это всё стереотипы. Причём устаревшие. По крайней мере, в нашем Екатеринбургском театре такого нет. Добиться какой-то роли, партии, можно не строя никаких интриг. Зал всегда открыт – приходи и работай, покажи, чего ты достоин, докажи это хореографу, режиссёру. У нас дружный коллектив, мы умеем концентрироваться, сосредотачиваться на своей работе и достигать поставленного результата. Во главе угла – творчество. Вне сцены мы тоже дружим, коллеги – это люди, которые всегда помогут. Когда новый человек приходит в наш театр, мы не ставим ему палки в колеса, наоборот, все стараются, чтобы он поскорее влился в коллектив, в работу. Если коллектив сплоченный, это и зрителю видно.

- Кто способствовал вашей карьере в самом её начале? Что привело вас в балет?

- В детстве я вовсе не мечтал стать «балериной». Был очень активным ребёнком. До 10 лет меня отдавали во все возможные спортивные секции и танцевальные кружки. Видимо, кто-то из педагогов и заметил, что я не только неплохо танцую, но ещё и делаю это с заметным удовольствием, посоветовал родителям попробовать отдать меня в балет. Кстати, интересно, что была альтернатива – Суворовское училище. Это я сейчас понимаю, что общее у этих двух заведений всё-таки было – дисциплина. В балете – как в армии!

- Вы окончили Башкирское хореографическое училище (ныне колледж), сами из Уфы, как же оказались в Екатеринбургском театре?

- Мои друзья, тоже выпускники Башкирского хореографического училища, работали в Екатеринбурге. Я поехал к ним в гости, походил на занятия, изучил репертуар и решил, что надо переезжать. После выпуска я сразу остался там, меня приняли. Ещё одна причина – мне очень хотелось самостоятельности. Пожить в общежитии, сжечь несколько кастрюль с гречкой, проверить себя – смогу я сам, без поддержки? Выплыву или нет? Что за жизнь без борьбы!

- А в Уфу часто приезжаете или только на фестиваль?

- Я уехал из Уфы 8 лет назад. Первые годы старался часто приезжать. На Новый год, например. 31 декабря утром спектакль «Щелкунчик», а вечером я умудрялся уже быть у родителей, в Уфе. Но постепенно график становился более жестким, появилась своя семья (супруга Игоря – прима-балерина Екатеринбургского театра Елена Воробьева, лауреат премии «Золотая маска-2014» за лучшую женскую роль), и я стал бывать здесь всё реже. Раз в год получается выбраться на недельку. В этом смысле Нуреевский фестиваль для меня – счастливая возможность заехать домой. В этот раз 23 мая мы уже были здесь, и у меня был день рождения – впервые за 8 лет я приехал отметить свой день рождения к маме! Я обожаю просто гулять по Уфе, приятно видеть, как она меняется в лучшую сторону: новые дома, современные отели, ухоженные парки, чистые улицы, фонтаны.

- На сегодняшний день вы не только успешный артист балета, но и хореограф. Это новая ступень самореализации?

- В Екатеринбурге вот уже несколько лет существует проект Славы Самодурова «Dance-платформа», в рамках которого реализуют свои идеи молодые хореографы. Первые два года я принимал в нём участие как исполнитель. Но однажды почувствовал, что ощущаю музыку очень фактурно, что мне хочется воплотить, воспроизвести на сцене те размытые картины, видения, которые появляются у меня в голове. И вот уже третий год я участвую в этом форуме одновременно и как хореограф, и как исполнитель. Постепенно всё больше погружаюсь в принципы построения хореографии, мне это нравится. А 21 апреля в Екатеринбурге состоялась премьера оперы «Русалка», где я выступил в качестве ассистента хореографа. Работа была непростая, было много проблем, которые требовали быстрого решения, много нюансов, но, находясь в этом стрессе, я понял, что делаю это с удовольствием.

- Наверное, сложно совмещать две профессии: артиста и хореографа?

- Об этом меня многие спрашивают. А я отвечаю: «Легко!». Но легко не в том смысле, что мне дается это с лёгкостью, а в том, что я очень люблю всё это. Получаю удовольствие и от неимоверных физических нагрузок, и от новых знаний, от собственных открытий в искусстве хореографии.

- Получается, вы очень счастливый человек!

- Получается так. Я нашёл своё призвание, за что очень благодарен и родителям, и педагогам, и обстоятельствам, и случаю, и судьбе. Надеюсь, удача будет мне сопутствовать и дальше. А «Золотая маска» - это не итог, а начало, своего рода старт-ап для чего-то нового, что ждёт впереди!

Фото и видео предоставлены пресс-службой Екатеринбургского театра оперы и балета.
===============================================

Все фото и Видео - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 6 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика