Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2017 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051603
Тема| Балет, Екатеринбургский театр, Персоналии, Игорь Булыцын
Автор| Наталья Шадрина
Заголовок| Игорь Булыцын: «19 апреля мне запомнится на всю жизнь»
Где опубликовано| © Областная газета
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| https://www.oblgazeta.ru/culture/33264/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


В редакцию «ОГ» мы попросили прийти Игоря с ценной наградой. Фото: Алексей Кунилов

В гостях в нашей редакции побывал артист Екатеринбургского театра оперы и балета Игорь БУЛЫЦЫН, для которого этот год стал одним из урожайных на награды. За роль Меркуцио в балете «Ромео и Джульетта» Игорь удостоен личной награды самого престижного российского театрального конкурса, за неё же назван лауреатом премии губернатора Свердловской области в сфере литературы и искусства, также спектакль претендует на призы областного театрального фестиваля «Браво!».

«Родители выбирали между балетом и… Суворовским»

— Игорь, мы знаем, что родились вы в Уфе, там же начали карьеру танцора. Чья инициатива была посвятить вашу жизнь балету?


— Мои родители никак с балетом не связаны, но всё детство водили меня в самые разные танцевальные и спортивные кружки, где преподаватели сказали, что у меня есть данные и мне надо поступать в хореографическое училище. В возрасте десяти лет меня привели в Башкирское хореографическое училище, куда меня взяли лишь на испытательный срок. Сейчас уже понимаю, что дело было в моём росте — я считаюсь артистом балета невысокого роста. А в 10 лет и вовсе трудно определить, насколько ребёнок вырастет и какие роли в дальнейшем сможет исполнять… Но всё получилось. И только спустя какое-то время родители рассказали мне, что выбирали между Суворовским и балетом.

— Сейчас, наверное, сложно представить, что могли бы стать военным?

— А знаете, почему бы и нет? В балете ведь тоже самое главное — это дисциплина. А в Суворовском проходят и хореографию, и уроки этикета. Если бы пошёл по другой стезе, наверное, был бы сейчас в каком-нибудь офицерском звании, думаю, это вполне возможно. Но, как говорится, это уже совсем другая история…

— После хореографического училища вы по распределению попали в Башкирский театр оперы и балета. Но уже через две недели уехали в Екатеринбург. Почему сделали такой выбор?

— Ещё в детстве мама пыталась мне объяснить о существовании меня в Башкирском театре. Понимаете, это республика, это национальные танцы, это подтекст Салавата Юлаева. А с моим цветом волос это вряд ли было бы возможно. Почему Екатеринбург? Всё просто, многие мои друзья — выпускники нашего хореографического училища — уже танцевали в Екатеринбургском театре оперы и балета. Поэтому я собрал чемоданы и поехал сюда — к друзьям. Решил сначала посмотреть на театр, как они тут работают, насколько большой здесь репертуар. Оказалось, здесь танцевали балеты, которые тогда не шли в других театрах, репертуар был шире, чем в Уфе. А это значит — больше партий, больше интересных ролей. И я не ошибся.

«В образе Меркуцио Слава поставил себя»

— Вы пришли в Екатеринбургский театр примерно в одно время с хореографом Вячеславом Самодуровым, с которым связан грандиозный скачок вперёд местного балета. За эти шесть-семь лет развитие как балетной труппы, так и театра шло семимильными шагами. Как вы это ощущали, находясь внутри процесса?

— Я проработал здесь уже год, когда пришёл Слава. У него европейский склад ума, более приближённый к системе работы там — в Европе. Он на тот момент работал в Лондоне, Амстердаме. Это было другое видение хореографии, развития современного танца, да и театра в целом. Изменения начались сразу, как он приступил к работе. Только представьте, труппе, которая танцевала «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Жизель» — дают современный спектакль «Н2О». Выступать в рамках биеннале — на заводе, в краске, когда на тебя сверху льётся дождь, всё это под электронную музыку, плюс специфика хореографии… Это было на грани шока для нас. После этого мы поняли, что дальше всё уже будет по-другому, всё будет меняться. И потом, для Славы должность в нашем театре в качестве руководителя балета тоже была первой. И разумеется, он искал пути общения с труппой, пути выстраивания репертуарной политики. А вместе со сменой репертуара менялись и мы, артисты. С хореографией Славы мы теперь в совершенстве… так очень громко сказано — в общем, мы теперь знаем, что в классическом арабеске можно стоять не так, а немножко по-другому, сместив ось, что передвигаться на сцене можно намного динамичнее. И потом, манера хореографии Вячеслава Самодурова в том, чтобы на сцене работали не только ноги, но и голова — постоянная смена счётов, акцентов. Сейчас эта мобилизация в современном балете здорово помогает нам и в классическом репертуаре — даже в «Лебединое озеро» возвращаешься совершенно по-другому.

— В полной мере это видно как раз в золотомасочном балете «Ромео и Джульетта», где канонический сюжет вы станцевали и сыграли по-новому. И ваш персонаж — Меркуцио в этом смысле яркий пример того, как нестандартно собирался образ…

— Это точно. Есть мнение, что в образе Меркуцио Слава поставил самого себя. Возможно, но это лишь один из вариантов. Ведь каждый артист интерпретирует роль исходя из каких-то личных ощущений. Сколько процентов там меня? Тоже достаточно много. Вообще главная задача для нас в «Ромео и Джульетте» — вести себя на сцене естественно, каждую из мизансцен подавать так, будто это не театр, и всё происходит на самом деле. Поэтому у многих возникает ощущение, что и Игорь Булыцын в жизни такой же, как Меркуцио — но и это всё-таки не так. Образ Меркуцио складывался из тяжёлых длинных репетиций, объёмных пожеланий к дальнейшим спектаклям. Разумеется, Слава корректировал меня, направлял… Я помню, как танцевал Меркуцио в предыдущей постановке театра — и там (как и в большинстве интерпретаций) — мне не нравилось, что моего персонажа преподносили лишь как хохмача, весельчака. Наша же задача была рассказать другого Меркуцио, с более глубоким психологическим портретом, ведь это отнюдь не проходящий персонаж: с него в принципе начинается трагедия — это конец праздника, конец веселья.

— И воплотить это получилось. Недаром львиная доля аплодисментов после спектакля — ваша. Но на «Золотую маску» номинировали не только вас, а ещё и Александра Меркушева — за роль Ромео. Чувствовали соперничество, да и вообще как восприняли новость о номинации?

— По реакции в зале нам сразу было ясно, что Меркуцио — персонаж, который нельзя обойти стороной. Ожидал ли я номинации — наверное, да. А с Александром мы не соперники, а партнёры по спектаклю, потому что не будь Ромео, не было бы и Меркуцио… И в этом смысле нам ещё больше важна «Маска» за лучший спектакль. С этой постановкой мы уже были на гастролях в Москве, Питере, Таллине — и публика везде встречала нас примерно одинаково. Уже когда привёз награду домой, подумал — мы с первой репетиции выкладывались на 250 процентов, столько сил было вложено в этот спектакль, чего стоит то, как танцует труппа… И пусть это прозвучит пафосно или грубо, но если бы театр не получил «Маску», то тогда зачем бы всё это? Хочу сказать другим артистам, а может и поколениям — если ты так работаешь, с каждым днём делаешь себя лучше — всё не зря, это не останется незамеченным. Хотя теперь, конечно, на нас большой груз ответственности, ведь сейчас многие приходят на этот спектакль просто посмотреть, а за что же дают «Золотые маски».

Мотор современного искусства

— После таких успехов принято пробовать силы в Москве или в Петербурге, но вы как-то сказали, что там слишком суетно…


— Дело даже не в этом. Просто зачем? В Екатеринбурге сейчас делают проекты, которые не каждый топовый театр может себе позволить. Здесь возможны эксперименты, и это оправдано. Потому что Большой и Мариинка — театры, куда приезжают посмотреть на то, что называется «русский балет», канонический во всех смыслах. Я себя там не вижу. И потом, Мариинский театр — это метр восемьдесят роста. Театр-эталон. Если «Три богатыря» — то все на одно лицо. А в Екатеринбурге мне интереснее. Ведь если сегодня хочешь увидеть что-то новое в современном искусстве — нужно ехать не Москву и не в Питер. Нет. Сегодня столичные критики настороженно следят за тем, что происходит в Екатеринбурге и Перми. Они готовы покупать билеты, как только слышат, что здесь готовится вспыхнуть что-то новое, чего ещё не было в современном искусстве и хореографии в целом. Этот мотор здесь — в Екатеринбурге, и нет смысла никуда уезжать.

— Но Вячеслав Самодуров поставил для Большого театра «Ундину», которая конкурировала со свердловским балетом на «Золотой маске». Труппа не ревнует, когда он уезжает работать с другими театрами?

— Нет. Я сейчас вернулся из Перми, где Слава готовит одноактный балет. А я уже говорил, что он ставить ОЧЕНЬ динамичную хореографию. Так вот там в балетных залах у его ассистента спросили: «неужели в Екатеринбурге они двигаются ещё быстрее?» Поэтому когда он поехал в Большой, мне просто было интересно, как они попробует это воплотить… (смеётся).

«Она прима, а я всегда рядом»

— Игорь, ваша супруга Елена Воробьёва — первая в области балерина, получившая личную «Золотую маску». Не тесно в одной семье двум таким ярким артистам?


— Лена — прима-балерина Екатеринбургского театра, которая блистает на сцене. А я тот персонаж, который всегда рядом. Тесно ли нам? Абсолютно нет. У нас очень высокий темп работы — мы приходим в театр, на вахте прощаемся и идём заниматься каждый своим делом. Дома мы — семья, на работе — артисты. Но при этом мы не из тех, кто дома забывает о работе, балет никогда не мешал нашей личной жизни, мы не стесняемся обсуждать что-то и дома…

Мало кто знает, но когда я поехал в аэропорт Кольцово, чтобы вылететь на награждение в Москву, Лена была уже в роддоме. Я так переживал, ведь мы договорились, что будем вместе, но внутренне я ощущал, что дочь родится, когда я буду где-то в другом городе… В это утро у неё начались схватки, и когда объявили посадку, Лена позвонила и сказала, что у нас родилась прекрасная дочка. Эта новость прибавила мне тысячу процентов сил, я готов был сам управлять самолётом! А то, что в этот же вечер объявили, что я получили «Золотую маску» — просто какое-то волшебство. Кто-то из драматических актёров уже во время фуршета спрашивал: в первый ли раз у вас «Маска» — говорю, в первый, но у моей жены тоже есть «Маска» за лучшую женскую роль в балете — восторг. Потом говорю, что утром у нас родилась дочка — снова восторг. Столько волшебства для нашей семьи — это не передать словами… Поэтому сейчас наш досуг — конечно, это дочка Ариша. 19 апреля — число, которое запомнится теперь на всю мою жизнь.

===================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Май 16, 2017 9:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2017 4:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051604
Тема| Балет, театр им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Персоналии, Вячеслав Лопатин (БТ)
Автор| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| СОЛИСТ БОЛЬШОГО ВЯЧЕСЛАВ ЛОПАТИН: «НЕ ЛЮБЛЮ ФИЛЬМЫ ПРО БАЛЕТ»
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Казань»
Дата публикации| 2017-05-16
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/solist-bolshogo-vyacheslav-lopatin-ne-lyublyu-filmy-pro-balet.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Роль чиновника Модеста Алексеевича - самую эффектную в балете Владимира Васильева на музыку Валерия Гаврилина «Анюта» - исполнил вчера на Нуриевском фестивале ведущий солист Большого театра России Вячеслав Лопатин. Перед началом спектакля, который завершился громовыми овациями, он побеседовал с корреспондентом «Вечерней Казани». Немногословный и сдержанный, говорящий максимально тихо, он явно берег энергию для сцены.

- Я первый раз участвую в Нуриевском фестивале, а в Казань приехал уже во второй раз. Впервые был здесь 15 лет назад - мы приезжали на фестиваль хореографических училищ и школ, - говорит Вячеслав Лопатин.

- Вы тогда учились в Воронежском училище?

- Нет, я уже был стажером в Московской академии хореографии... Я давно хотел приехать на Нуриевский фестиваль в Казань. Он замечательный! Поэтому, когда продюсер Айдар Шайдуллин предложил мне станцевать здесь Модеста Алексеевича в «Анюте», а моей жене Анастасии Сташкевич заглавную партию, мы сразу согласились. Я очень люблю этот балет - за прекрасный чеховский сюжет, красивую музыку, замечательную хореографию. Очень он близок русскому человеку, мне кажется. Очень понятен.



- У вас крутая карьера в профессии, как вы сами считаете?

- Не могу сказать - крутая, не крутая... Все идет своим чередом, мне кажется.

- Ну когда вы учились в Воронеже, предполагали, что станете солистом главного музыкального театра страны?

- Когда я учился в Воронеже, вообще не знал, что ждет меня впереди. Все изменил случай: меня пригласили на стажировку в Москву. Именно после этой стажировки мне предложили работать в Большом театре. Конечно же, я согласился.

- Недавно на экраны кинотеатров вышел художественный фильм Валерия Тодоровского «Большой».

- Я не смотрел его.

- А документальную картину Ника Рида и Марка Франкетти про Большой театр «Большой Вавилон» видели?

- Нет. Не захотел. Понимаете, я не люблю фильмы про балет. Там все иначе происходит, чем в реальной жизни. Да и вообще это странно - артисту балета смотреть фильмы про балет.



- В июле в Большом театре состоится мировая премьера спектакля «Нуреев» (по документам артист был НурЕЕвым, и это наиболее распространенный вариант написания его фамилии. - «ВК»).

- Да. У меня там партия классического танцовщика, который участвует в гала-концерте. Сейчас идет постановочный процесс - сложно представить, что получится. Кто роль Нуреева репетирует? Игорь Цвирко, Артем Овчаренко и Владислав Лантратов.

- Есть сегодня в мире балета фигура, вызывающая у окружающих такой же интерес, как в свое время Рудольф Нуреев, как вам кажется?

- Думаю, нет. Сейчас другое время. Никого нельзя сравнить ни с Нуреевым, ни с другими величайшими танцовщиками ХХ века - Барышниковым, Васильевым, Лавровским... Никто с ними не сравнится.

- В фильме, который вы не смотрели, - «Большой Вавилон» я имею в виду - меня поразило, что Акимов, народный артист СССР, ездит на работу в Большой театр на метро.

- Потому что на метро ему удобнее добираться до Большого театра, чем на машине. Быстрее.

- Вы тоже на метро ездите?

- Нет, я на машине. Потому что живу за городом.

- Кроме работы в театре чем увлекаетесь?

- Сравнительно недавно я начал преподавать танец студентам Щепкинского училища. Мне нравится работать с будущими актерами театра и кино. В отличие от будущих артистов балета, они какие-то независимые, свободные... Строгий ли я педагог? Нет, совершенно не строгий...


Фото Александра ГЕРАСИМОВА.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2017 10:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051605
Тема| Балет, Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Марек Грегор (Marek Gregor)
Заголовок| Знаменитый танцовщик Сергей Полунин: «Российский герб на руке я содрал незадолго до аннексии Крыма»
Где опубликовано| © Reflex, Чехия - ИноСМИ
Дата публикации| 2017-05-16
Ссылка| http://inosmi.ru/social/20170516/239357551.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


28 февраля 2017 года. Артист балета Сергей Полунин позирует после интервью с Associated Press в центральном лондонском отеле перед премьерой документального фильма «Танцовщик».
© AP Photo, Joel Ryan


Cергей Полунин (27 лет) — сегодня мировая суперзвезда. В 19 лет он стал премьером Королевского балета в Лондоне, однако покинул эту знаменитую сцену менее чем через три года. Несмотря на то, что Полунин до минимума ограничил свои выступления перед публикой, он по-прежнему взмывает над сценой с такой легкостью, что зрители немеют от восторга. Он заслужил массу прозвищ: Плохой парень, Джеймс Дин балета, Воплощение прыжка за гранью. В последнее время он начинает воплощать еще одну свою мечту — стать актером. Недавно закончились съемки фильма «Убийство в „Восточном экспрессе"» режиссера Кеннета Брана, где Полунин сыграл вместе с Джонни Деппом, Мишель Пфайффер и Пенелопой Круз.

Широкая публика заметила Полунина в конце 2014 года в клипе на песню ирландского певца Хозиера Take Me To Church, снятом фотографом Дэвидом Лашапелем. Потрясающие прыжки и пируэты тогда 24-летнего танцовщика, покрытого татуировками и шрамами, сегодня набрали на YouTube 20 миллионов просмотров. Парадоксально, но на Полунина обратил внимание и канал ВВС, который стал сопродюсером биографического документального фильма «Танцовщик». В конце мая фильм будет показан в чешских кинотеатрах.

Полунин родился в 1989 году в украинском городе Херсон на берегу Черного моря в русскоязычной семье. В 13 лет его приняли в балетную студию при Королевской академии в Лондоне, и почти сразу же о нем заговорили как о будущей звезде. В 19 лет он стал премьером Королевского балета — самым молодым за всю его историю. Но менее чем через три года он покинул эту сцену, и СМИ начали писать о его разнузданном образе жизни, полном вечеринок, алкоголя и кокаина. Он и сам признается, что нередко перед выступлениями подкрепляет силы разными субстанциями: «Тогда я не чувствую боли, впадаю в дурман и часто даже не помню, как прошло выступление», — бесхитростно рассказывает Полунин в документальном фильме, снятом в 2012-2016 годах. Два месяца назад в британской столице состоялась премьера масштабного спектакля Project Polunin, над которым Сергей Полунин работал вместе со своей девушкой Натальей Осиповой. Танцовщик предстал перед пражской публикой первого мая в Национальном театре в программе Dancer Live.

Reflex: Вы родом с Украины, долго жили и работали в Лондоне, а затем выступали в России. Вы много времени проводите в Лос-Анджелесе и только что вернулись из турне по Японии. Где вы чувствуете себя дома?

Сергей Полунин:
Я часто возвращаюсь в Лондон, и, несмотря на то, что этот город мне нравится и каждый раз поражает меня, я не считаю его своим домом. Так что, если уж вы об этом спрашиваете, ближе всего мне, пожалуй, Украина.

— После того как в 2012 году вы ушли из Королевского балета в Лондоне, полтора года вы танцевали в Москве и Новосибирске. Наконец, незадолго до аннексии Крыма российскими войсками, вы уехали. На кисти одной из рук у вас татуировка в виде герба России, на другой — Украины…

— Российский герб я содрал незадолго до того, что произошло, как будто предчувствовал, что будет. Украинский герб я нанес уже позднее. Так или иначе, я думаю, что пришло время этим двум странам снова сблизиться.

— Вероятно, на это уйдет некоторое время…

— Вы правы. Я хотел бы помочь наладить связи. В России я знаком с влиятельными людьми. В Новосибирске, где я прожил какое-то время, у людей искусства, особенно балета, есть привилегия: они встречаются с людьми, которые обычно друг с другом не пересекаются. Вы говорите с главой полиции, главой мафии, главой самого большого предприятия — в общем, со всеми, у кого есть власть… На Украине у меня особенно нет знакомств, пока… Поэтому я собираюсь туда вернуться.

— О российской экспансии у нас, чехов, тоже остались довольно свежие воспоминания. Еще не прошло и ста лет с тех пор, как нас под советским руководством оккупировали войска стран Варшавского договора. Не ужаснулись ли вы, когда на востоке Украины началась война?

— Я из русскоговорящей части страны, и там абсолютно такие же люди, как те, кто живет в России. Кроме того, я думаю, что, например, даже между Россией и Америкой нет особенных различий. Я твердо убежден, что мы должны отменить границы. Меня утомляет везде показывать визы, и когда я куда-то приезжаю, мне все равно, как это называется: Европа, Чешская Республика, Россия, Украина или США…

— Вы говорите, что в Лондоне не чувствуете себя дома, но живете там с вашей девушкой — солисткой Королевского балета Натальей Осиповой. Что вы думаете о Брексите?

— Опять произошло не то, чего я хотел. Вообще, все в моем окружении этим недовольны.

— Могли бы вы сравнить условия, созданные для искусства балета в разных уголках мира? В документальном фильме ВВС «Танцовщик» вы говорите, что танцовщики в Лондоне не могут себе позволить снять квартиру, и что они живут вчетвером или впятером в одной квартире…

— Когда я танцевал в Лондоне, никто из нас не мог себе позволить даже нормально поужинать. Я пахал, как лошадь. Я был солистом, но не мог купить машину, не говоря уже об экстравагантных вещах. То же самое начинается в России. Раньше там было принято давать квартиру тем, кто входит в труппу. Однако от бессрочных контрактов отказываются, и договоры продлеваются всего на год, в том числе, в Большом театре и Театре имени Станиславского. Человеку искусства жить в России непросто. Точно так же, как и танцору Королевского балета. В мое время танцовщики там получали по тысяче фунтов в месяц, а мне первый год как солисту платили две с половиной тысячи.

— Это было главной причиной для ухода из Королевского балета?

— И да, и нет. Деньги меня не так уж интересовали, я был молод и в них особенно не нуждался. Но мне казалось странным, что танцовщиков редко можно увидеть по телевизору. Я спрашивал сам себя, почему они не появляются, например, в рекламе? Я думаю, что это объясняется балетной политикой. Нам постоянно внушали, что агенты — плохие люди, что они только будут высасывать из нас деньги. Сегодня в мире балета все решает несколько директоров балетных сцен. А кто еще должен защищать наши интересы, если не наши агенты? Если тебя не видно в СМИ, ты не зарабатываешь достаточно денег, значит, тобой могут легко манипулировать. Я думаю, что танцовщики (не только учитывая время, потраченное на подготовку) заслуживают того же признания, что и, к примеру, актеры, не говоря уже о спортсменах. Так мне кажется уже давно, но мысль о том, что я должен все изменить, пришла мне в голову только после разговора с Дэвидом Лашапелем. Он спросил меня: «Как это возможно, что у тебя нет своего менеджера? Например, у оперных певцов есть свои агенты в разных странах, тогда почему их не должно быть и у звезд танца?» Поэтому недавно я создал собственный проект…

— Вы имеете в виду Project Polunin?

— Да. Я даже вступил в конфликт с собственными сотрудниками. Они говорили мне: «Что ты делаешь? Почему ты хочешь платить танцорам больше, хотя обычно им платят по 300 фунтов в неделю?» Да, таков стандарт, но именно поэтому никто из звездных танцоров даже в конце карьеры не может позволить себе купить собственную квартиру.

— Премьера Project Polunin прошла в Лондоне два месяца назад. Вы вернулись на лондонскую балетную сцену по прошествии пяти лет. Когда вы уехали, о вас писали, что вы ведете себя разнузданно, что на вас нельзя положиться. Как вас приняли теперь?

— Мне лично очень помогло видео Take Me To Church. До этого обо мне ходили довольно странные слухи.

— Известно, что люди искусства могут вести себя дико, а промоутеров и публику это притягивает.

— Но это не касается балетного мира. Если ты так себя ведешь, то идешь против системы. Люди, которые организуют балетные события, то есть директора театров, делают то, что выгодно им, а не то, что хорошо для выступающих. Через два часа после того, как я говорил с директором Королевского балета, он сделал заявление, что я ненадежный танцор, а ведь в тот момент я еще даже не осознал толком, что ухожу… Кроме того, после многих лет, проведенных в Великобритании, аннулировали мою визу, что мне, иностранцу не из Европейского Союза, создало большие проблемы. Вдруг я оказался в стране без разрешения на пребывание, хотя прожил там почти десять лет. Я думал, что поеду в Нью-Йорк, но там побоялись сказок обо мне, так что в итоге я обрадовался, когда получил приглашение из России. Недавно в Японии меня опять об этом спрашивали, говоря: «Вы настоящий профессионал». Это странный «полусвет».

— В заключительной части спектакля Project Polunin вы танцуете с Натальей Осиповой в композиции под названием Нарцисс и Эхо. Это о вас?

— Так думала лондонская критика. Честно говоря, это даже не была моя идея. Спектакль основан на идее о том, что разные художники выполняют свои собственные желания. Что касается древнегреческого мифа о Нарциссе и Эхо, то такое желание выполнил Илан Эшкери (лондонский композитор, сотрудничавший, например, с Дэвидом Гилмором, Энни Леннокс и Амоном Тобином; является автором музыки к документальным фильмам Дэвида Аттенборо, а сейчас готовит масштабный балетный проект с Полуниным и Лашапелем — прим. ред.). Эшкери уже давно хотел сочинить музыку на эту тему. Мой проект рождался довольно трудно, потому что приходилось вместе работать сразу нескольким «эго». Да, не смейтесь, объединить столько личностей, чтобы вместе они прекрасно сработались — это, вероятно, самое трудное из того, что мне приходилось организовывать.

— У Дэвида Лашапеля большое «эго»?

— Возможно, вы мне не поверите, но он совсем не показался мне «эгоманьяком», хотя все вокруг его ужасно боялись. Наше сотрудничество родилось благодаря менеджеру Габриэль Тана и помощнику Дэвида Лашапеля Милошу Гарайде, которому в 2014 году на вернисаже Дэвида в Лондоне пришло в голову снять вместе клип на песню Take Me To Church.

— Момент, когда в лондонском отеле Claridge's Лашапель предложил вам сотрудничество, вы описали так: «Я был совершенно на дне и потерян. Тогда была темная полоса в моей жизни. Я ненавидел балет и знал, что это будет мой последний танец. Сомнений в этом не оставалось». И вдруг всемирно известный фотограф пригласил вас сниматься на гавайский остров Мауи…

— Он прекрасный человек, и работать с ним было невероятно просто. Он умел хорошо прислушиваться к потребностям танцора. Мы по-прежнему поддерживаем связь. И ценим мнение друг друга.

— Стал ли Лашапель тем человеком, который открыл перед вами дверь в Лос-Анджелесе к голливудским кинопродюсерам?

— Скорее, к ним меня приблизил тот факт, что он снял видео на Take Me To Church со мной. Этот клип мне по-настоящему помог. На вечеринках в Голливуде случалось, что ко мне подходил какой-нибудь известный режиссер или актер и говорил: «Я невероятно рад Вас видеть, супруга рассказывала мне о Вашем клипе». Точно так же было и в Лондоне, где меня вдруг опять начали принимать. Представители ВВС захотели участвовать в уже создаваемом фильме «Танцовщик». На самом деле это невероятно: одна такая незначительная вещь, как клип длиной четыре минуты, и внезапно происходит столько всего…

— Недавно вы снялись в фильме с Джонни Деппом. Каково это — поменять балетную сцену на мир кинокамер?

— Кино — замечательная среда. Когда я уходил из Королевского балета, я задался естественным вопросом: что дальше? Я не хотел оставаться только танцором. Еще лет пять назад Габриэла, продюсер фильма Dancer, предложила мне поучиться в актерской школе, но тогда я еще не хотел полностью отказываться от танцевальной карьеры. И теперь, около полугода назад, появился такой шанс, буквально ниоткуда… Я даже снимался сразу в двух американских фильмах одновременно. Трудно сказать, какой из них лучше. В первом, в «Красном воробье» с Дженнифер Лоуренс в главной роли, я сыграл танцора. Одновременно ко мне обратился Кеннет Брана с предложением сняться в фильме «Убийство в „Восточном экспрессе"» (новая версия много раз экранизированного детектива Агаты Кристи; премьера фильма запланирована на осень текущего года — прим. ред.) вместе с Джонни Деппом. Брана предложил это мне — человеку, который очень хотел быть актером, но не имел никакой подготовки. В первый день я пришел на площадку, и уже в первой сцене, которую снимали в поезде, напротив меня сидел Уиллем Дефо, а рядом — Дерек Джакоби, поодаль — Мишель Пфайффер, а за мной — Пенелопа Круз. Они и не подозревали, что для меня это первая настоящая сцена в кино! Такие легенды! Кеннет просто сказал: «Начали!» И я играл без подготовки. Как будто тебя бросили, как четырехлетнего ребенка, в воду и сказали: «Плыви!» Только тогда я понял огромную разницу между балетом и игрой актера в кино, где каждое малейшее движение значит невероятно много.

— Вероятно, единственным известным танцором, который добился успеха на киноэкране, является Михаил Барышников.

— Но он по-прежнему оставался танцором. Я же хочу, чтобы когда-нибудь меня считали не танцором, который играет, а настоящим актером… Мне уже поступило следующее отличное предложение. Актерство делает меня счастливым и помогает развиваться в балетной — надеюсь, вы не возмутитесь, если я так скажу — индустрии.

— Вы говорите, что актерство делает вас счастливым. А что вас делает несчастным?

— Когда ничего не происходит. Это ужасно. Когда один день мне нечего делать, я в депрессии. Мне нужно быть постоянно чем-то занятым, за что-то бороться…

=============================================================
Оригинал публикации: Slavný tanečník Sergej Polunin: Ruský znak na ruce jsem si rozškrábal těsně před anexí Krymu

Опубликовано 12/05/2017 17:32
==========================================
(По смыслу "содрал" в заголовке следует читать как "создал" - Е.С.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2017 10:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051606
Тема| Балет, Персоналии, Сергей Полунин
Автор| АЛЕНА БОБРОВИЧ
Заголовок| Звезда балета Сергей Полунин решил уйти в кино: танцовщик дал интервью Metro
Где опубликовано| © Metro
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| http://www.metronews.ru/novosti/peterbourg/reviews/zvezda-baleta-sergey-polunin-reshil-uyti-v-kino-tancovschik-dal-intervyu-metro-1255881/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Звезда балета решил сделать карьеру киноактёра | Johan Persson | предоставлено кинокомпанией «Пионер»

16 мая киностудия "Лендок" представит петербургскую премьеру международного хита "Танцовщик" – документального портрета Сергея Полунина, феноменального артиста балета, который покорил балетный Олимп в двадцатилетнем возрасте, а потом шокировал всех своим резким уходом со сцены и отказом от звёздной карьеры. Накануне премьеры Сергей ответил на вопросы Metro.

"Танцовщик" – масштабное и подробное исследование жизненного и творческого пути Полунина, собранное из редких архивных материалов, семейной хроники, интервью с героем и со знаменитыми профессионалами балета.

Что было самым сложным для вас во время съёмок?
Доверять людям, которые снимали, и пускать их в свою жизнь. Когда ты живёшь и работаешь, не хочется видеть рядом с собой посторонних людей и камеры. Съёмочный процесс длился пять лет, мы подружились с продюсером фильма Габриэлой Тана. И следующую свою татуировку я посвящу именно ей. Но это произойдёт, когда соберусь с силами. Я просто боль не очень люблю.

Но у вас всё тело в татуировках. Кстати, сколько их у вас?
Сейчас не знаю сколько. Не считал, может, больше 16. К ним привыкаешь, они становятся твоей частью. Каждая татуировка, я уверен, несёт свою энергию.

Возникали ли в вашей профессиональной деятельности реальные конфликты из-за татуировок?
Когда я работал в Королевском балете Лондона, руководство собрало весь театр, был введён запрет на татуировки для танцовщиков.

Какие есть ограничения у артиста балета по внешнему виду? Можете ли вы при желании отрастить волосы, усы, бороду?
На самом деле, когда танцуешь, всегда надо бриться. А танцуешь обычно очень часто, поэтому не вырастает волос на лице.

Вы учились в Херсоне, потом в Киеве и Лондоне. Как считаете, в какой стране лучше развиваться артисту балета? И в чём отличие современного европейского балета от российского?
В России, на Украине заставляют, а на Западе – нет. Если ты вывернул ногу, то на Западе не имеют права тебя трогать, кричать.

Как вы считаете, какая система более продуктивна?
Стопроцентно русская. Она самая правильная, чтобы учиться. В России больше внимания уделяют танцу. А на Западе делают акцент на актёрском мастерстве.

Многие артисты балета, работающие в Европе, стремятся попасть в Россию, выступать на сценах Большого и Мариинского театров. Как вы считаете – почему?
Это легендарные театры. Я в Мариинскую школу пытался поступить. Но у меня был украинский паспорт, а делать российский для нас оказалось дорого. Мама приняла решение ехать в Лондон. Она оказалась провидцем.

Чем занимаются ваши родители?
Мама была костюмером в театре, в Национальной опере Украины, и ездила с ними сейчас по Китаю и Мексике. Папа – строитель. Долго работал в Европе, в том числе в Лондоне, сейчас вернулся в Херсон. Естественно, мы постоянно на связи.

Когда начинали танцевать, кто были вашими кумирами?
Владимир Васильев и Михаил Барышников. С последним мы встречались, разговаривали. У нас большая разница в возрасте и разное понимание жизни. Он очень серьёзно ко всему относится. Если Барышников фильм делает, то для него самое главное – сделать хороший, качественный продукт, и совершенно не важно, что подумают окружающие. А мне не всё равно, что подумают люди, кого вдохновит моя работа.

Недавно вы снялись в американских триллере и детективе ("Красный воробей", "Убийство в "Восточном экспрессе"). Cобираетесь сделать карьеру в кино?
Да, хочу полностью окунуться в киноиндустрию, меня это вдохновляет. Многие люди живут и равняются на актёров. За последнее время у меня изменились приоритеты. Сейчас мои кумиры – Марлон Брандо и Микки Рурк. Я каждый день обязательно смотрю какой-нибудь фильм с участием Микки.
======================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 17, 2017 12:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051701
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Джером Роббинс
Автор| Анастасия Попова
Заголовок| На Большой Дмитровке поставили спектакли Джерома Роббинса
Где опубликовано| © Известия
Дата публикации| 2017-05-17
Ссылка| http://izvestia.ru/news/706019
Аннотация|

В афишу МАМТа им. Станиславского и Немировича-Данченко вернулись балеты — «В ночи», «Другие танцы», «Концерт»


Фото: Анна Клюшкина

Музыкальный театр на Большой Дмитровке возобновил один из самых успешных своих проектов — вечер балетов Джерома Роббинса. Одноактные спектакли «В ночи», «Другие танцы» и «Концерт» иллюстрируют три направления стиля американского хореографа — лирическое, характерно-фольклорное и юмористическое.

Объединяет контрастную на первый взгляд триаду изысканный романтический флер и музыка Шопена, играющая для Роббинса первостепенную роль. «В ночи» — серия дуэтов о ночных свиданиях влюбленных, навеянная ноктюрнами композитора. Выразительные детали пьес — сладостные интонации томления, безответного вопроса, тонко обыгранные пианистом Константином Хачикяном, — хореограф подчеркнул рельефными девелоппе и устремленными вдаль арабесками. Струящуюся бесконечную мелодию — потоком долгих верхних поддержек. Мерное сопровождение — сдержанной сценической ходьбой.

Медитативный по темпоритму танец Роббинса требует хорошо сложенных пластичных солистов. Ближе всех к замыслу балетмейстера оказались аристократичные Оксана Кардаш и Сергей Мануйлов. Их графичные линии и филигранное исполнение акцентировали рафинированность и полетность хореографии.

Бессюжетная миниатюра «Другие танцы» — пластическое воплощение мазурок и вальсов Шопена. Виртуозное Pas de deux с удвоенным числом вариаций Роббинс создал в 1976 году для Михаила Барышникова и Натальи Макаровой. Фольклорный колорит танцевальных пьес композитора подчеркивается стопами «утюжком», залихватскими жестами, энергичными поясными поклонами.

К сожалению, харизмой и мастерством первых исполнителей не обладают ни премьер театра Денис Дмитриев, ни дебютировавшая в спектакле Эрика Микиртичева. В их интерпретации дуэт утратил непринужденную легкость, а народные элементы выглядели наигранными и жеманными.

Завершивший вечер «Концерт» — остроумный скетч о казусах музыкально-театральной жизни. Музыкально-хореографический контрапункт, занимавший хореографа в предыдущих балетах, здесь уступает место зрелищности и сюжетности. Этот спектакль, требующий скорее слаженной работы коллектива, чем индивидуальности отдельных исполнителей, оказался для труппы наиболее удачным.

Герои спектакля, пришедшие на выступление знаменитого пианиста (Александр Праведников), располагаются в партере. До музыканта, который вдохновенно исполняет Шопена, им нет никакого дела. Интеллектуал в первом ряду засыпает на второй минуте вечера, супружеская пара занята выяснением отношений, юные кокетки желают блеснуть эксклюзивными нарядами, практичная леди — обольстить соседа слева. Большинство собравшихся к тому же безбилетники и «действуют» под гневную пантомиму капельдинера.

Апогей абсурда наступает в финальном балабиле: пестрая компания оборачивается жужжащим роем насекомых, а не выдержавший бремени славы пианист гонится за почитателями своего таланта с сачком.

Другая линия «Концерта» — игривая пародия на классическое наследие балета. Роббинс живописно обрисовывает курьезы театрального быта: капризная прима, отвергающая партнеров, нестройный кордебалет, амбициозный солист, не желающий поднимать балерину.

Аллюзии на балетные шедевры XIX–XX веков хореограф помещает в формат искрометного шоу. В энергичных взмахах рук танцовщиц угадываются лебеди из балета Чайковского. Празднично марширующие кавалеры напоминают свиту тореадора в «Дон Кихоте». А запутавшийся в перестроениях женский ансамбль — ироничный намек на хореографию соратника Роббинса по Нью-Йорк Сити Балету Джорджа Баланчина...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 17, 2017 10:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051702
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Евгения Образцова
Автор| Марина Зимонина
Заголовок| Прима-балерина Большого театра: "Хочу быть Жар-птицей"!
Где опубликовано| © радио Baltkom
Дата публикации| 2017-05-17
Ссылка| http://www.mixnews.lv/ru/exclusive/news/221382_prima-balerina-bolshogo-teatra-xo4u-byt-zhar-pticej/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: classicalmusicnews

Готовиться к исполнению партии "Белого лебедя" в балете “Лебединое озеро” на музыку Петра Ильича Чайковского очень тяжело. Сложность же заключается не только в ежедневных физических тренировках, но и в необходимости точного копирования взмаха крыльев лебедя, рассказала в эксклюзивном интервью радио Baltkom прима-балерина Большого театра, заслуженная артистка России (2016) и лауреат премии "Золотая маска" (2007) Евгения Образцова.

Интервью вышло в рамках круглого стола на тему “Птицы” в среду. Его провела Марина Зимонина.


Baltkom: Евгения, близок ли вам образ лебедя из балета "Лебединое озеро"? Если да, то чем?

Евгения Образцова
: Да, конечно близок. Это один из самых привлекательных образов в балете. Я думаю, что каждая балерина мечтает воплотить этот образ на сцене. Лебедь - красивая птица и она олицетворяет балет. "Лебединое озеро" - это прекрасный спектакль на музыку Чайковского.

Baltkom: Как вы работали над преображением в образ лебедя?

Е.О.
: Преображение - это достаточно долгая и сложная работа, которая требует технического совершенства. Руки, положение шеи и головы - все должно соответствовать образу птицы. Все эти техники нарабатываются в зале. Но, помимо этого, нужна подпитка из вне - необходимо любоваться прекрасными птицами. Мои педагоги всегда мне советовали наблюдать за лебедями, особенно за их крыльями. Лебедь - большая птица и нужно быть с ней в соответствии.

Baltkom: И вы специально наблюдали за лебедями?

Е.О.
Конечно, я наблюдала и не раз. Они прекрасны. Я смотрела и пыталась скопировать их движения.

Baltkom: Что самое сложное в партии "Белого лебедя"?

Е.О.
Повторюсь - это руки. Пластика рук в этом спектакле - самое сложное, но в то же время самое привлекательное и желанное. Важно придать свой стиль спектаклю, ведь у каждой балерины есть свои особенности, а их надо подчеркнуть, показать с лучшей стороны и в итоге создать незаурядный образ.

Baltkom: Как долго вы готовились к спектаклю?

Е.О.
Мое первое выступление было в 2010 году, и подготовка к нему заняла не менее трех месяцев. Но нельзя назвать точное количество дней, недель или месяцев, которые мне потребовались на подготовку к этому спектаклю. Могу сказать, что работа над своим образом в этом спектакле шла долго и непрестанно.

Baltkom: И включала в себя ежедневные тренировки?

Е.О.
Да, конечно.

Baltkom: Евгения, танец в образе какой птицы вы бы хотели исполнить?

Е.О.
Жар-птицы!

Baltkom: А себя вы больше идентифицируете с какой птицей?

Е.О.
Себя? С человеком, скорее всего (смеется)!

Baltkom: Есть ли у вас любимые птицы?

Е.О.
Так трудно сказать, но мне нравятся красивые птицы и красивые животные. Я не могу назвать любимую, так как восхищаюсь всем животным миром. Все живое, трогательное и красивое, - это меня восхищает.

Напомним, 17 мая на радио Baltkom прошла программа "Круглый стол", на тему "Птицы" в рамках которого вышло интервью с Евгением Образцовой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 17, 2017 10:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051703
Тема| Балет, Одесский национальный академический театр оперы и балета, Премьера, Персоналии,
Автор| Мария Гудыма. Фото Кирилла Стоянова
Заголовок| «Спящая красавица» снова на сцене
Где опубликовано| © "Вечерняя Одесса" №53—54 (10463—10464)
Дата публикации| 2017-05-18
Ссылка| http://www.vo.od.ua/rubrics/kultura/38080.php
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



К177-летию Петра Ильича Чайковского Одесский национальный академический театр оперы и балета готовился долго.

Великолепный балет великого композитора потребовал серьезного подхода. «Спящую красавицу» осовременивать было бы глупостью (современные балеты появляются в репертуаре нашего театра своим порядком), классику нужно беречь и представлять публике, как наивысшую драгоценность. А чтобы создать на сцене сказку, достойную и музыки Чайковского, и хореографии Мариуса Петипа, пришлось выполнить трудоемкие расписные декорации, изящный реквизит (чего стоят бутафорские скрипочки и бумажные плетеные корзиночки для балета).

Сценограф Евгений Гуренко может гордиться и плывущей по сцене ладьей феи Сирени, несущей принца к его принцессе авроре, его спящей красавице... Долго и кропотливо работал над одеяниями героев художник по костюмам Сергей Васильев — артисты миманса в роскошных, украшенных бантами и каменьями платьях и камзолах, злая фея Карабос в эффектном декольтированном черно-красном платье, ее свита в плащах, напоминающих крылья летучих мышей. Придворные дамы принца Дезире, сопровождающие его на охоту, облачились в амазонки, ну а прелестные феи, нереиды и Аврора получили красивейшие балетные пачки нежных расцветок.

Автор режиссерской версии, заслуженная артистка Республики Молдова Мария Полюдова, использовала хореографию Мариуса Петипа, сочиненную для премьеры, состоявшейся в Петербурге в январе 1890 года, а также фрагменты хореографии Константина Сергеева и Федора Лопухова. Получилось столь красиво, достойно и в рамках традиции, что хочется посоветовать постановщику со временем расширить парад героев сказок Шарля Перро в сцене свадьбы принцессы, ведь и Золушка, и Мальчик-с-пальчик приглашены на бал, а номеров с их участием нет. Зато Кот в сапогах и Белая кошечка, Волк и Красная Шапочка, Голубая птица и принцесса Флорина украсили своими танцами финальный праздник.



Наряду со взрослыми артистами в спектакле участвуют воспитанники образцового ансамбля классического танца «Фуэте» Детской школы искусств № 4 и Детской хореографической школы, без маленьких танцовщиков и балерин немыслимы знаменитый Вальс цветов, сцены с пажами, придворными музыкантами. А партия принцессы Авроры, в которой блеснула Елена Добрянская, — главное достоинство спектакля, в дуэтах с принцем Дезире (Станислав Скрынник) балерина олицетворяет само благородство, очарование и красоту юности, чей расцвет козни злых сил не смогли погубить. Вопреки обыкновению главный дирижер ОНАТОБ Александру Самоилэ взял в работу балет, не оперу, и все сложилось. Безгранично любимый маэстро Чайковский как раз и не ограничивался сочинением популярных в его время танцевальных феерий, провозгласив: «Ведь балет — та же симфония». Новую «Спящую» должен увидеть каждый одессит, от мала до велика, и наверняка она станет поводом для заезжих балетоманов посетить наш театр.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 17, 2017 11:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051704
Тема| Балет, Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Саша Распопина
Заголовок| Великая красота: интервью с Сергеем Полуниным
Где опубликовано| © VOGUE Украина
Дата публикации| 2017-05-17
Ссылка| http://vogue.ua/article/culture/teatr/velikaya-krasota.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В прокат вышел документальный фильм «Танцовщик» о Сергее Полунине – самом известном украинском танцоре в мире. О прошлом и будущем с ним поговорила Саша Распопина.

Cъемка с Сергеем Полуниным в Баттерси-парке южного Лондона началась в 10 утра: небо затянуто тучами, синоптики обещали дождь после обеда, и команда быстро начинает работу. Переходя от локации к локации, Полунин болтает с фотографом и шутит обо всем на свете. Помощник стилиста три раза переспрашивает, какой чай любит герой. Черный без молока и без сахара, который просит Сергей, в Британии удивляет до такой степени, что всем кажется, будто это оговорка. «Сергей пьет хардкор-чай», – шутит помощник стилиста и убегает за чашкой. Перед камерой Полунин моментально преображается и позирует. Сказать, что он «входит в роль», было бы нечестно: переход от просто симпатичного 27-летнего парня к известному танцовщику Сергею Полунину выглядит предельно естественно.

«В балете танцовщиков должны ценить так же, как в Голливуде ценят актеров»

Сергей только что прилетел в Лондон из Новой Зеландии, где выступал вместе с балериной и своей девушкой Натальей Осиповой на Auckland Arts Festival, и буквально на днях он опять улетает: сначала на гастроли в Швейцарию, потом – танцевать в качестве приглашенной звезды в балете «Майерлинг» в мюнхенской Баварской опере. Я спрашиваю Сергея, как он выдерживает такой график – физически и морально – и как отдыхает от работы. «Последнее время я от работы не отключаюсь. Сейчас у меня такой момент, когда я хочу двигаться вперед, и каждый раз, когда прихожу домой, мне начинает казаться, что пора обратно – куда-то бежать и что-то решать». Его слова звучат искренне: всю съемку Сергей действительно находится в умиротворенном состоянии. «Я не делю жизнь на работу и отдых. Особенно если это съемки: на них я отдыхаю – это же приятно, ничего тяжелого». По сравнению с балетом, конечно. Без лишних комментариев он по просьбе стилистов переодевается и с удовольствием обсуждает каждую локацию вместе с фотографом. Тем временем подходит к концу шестой час беспрерывных съемок: из-за погоды команда решила отложить ланч, чтобы успеть отснять все до дождя, а потом перерыв опять перенесли, потому что вышло солнце и захотелось сделать еще несколько кадров.

Этой весной в Великобритании прошла премьера фильма «Танцовщик». Режиссер Стивен Кантор работал над ним несколько лет, и последнее время, признается Сергей, он жил под прицелом камеры. «Не очень комфортно, когда твою жизнь пытаются задокументировать, – Полунин старается подыс­кать правильные слова не только на русском языке, на котором сейчас говорит все реже и реже, но и на английском, чтобы не обидеть никого из команды, работавшей над фильмом. – Съемочная группа была отличная, но они пытались проникнуть в мою жизнь. Не всегда приятно, когда за тобой так пристально наблюдают».

Фильм довольно дотошно исследует детство и раннюю карьеру Сергея, в 19 лет ставшего самым молодым премьером Королевского балета в Лондоне, и то, какую роль в его успехе сыграла семья. Полунин родился в Херсоне, там же начал заниматься гимнастикой, потом – танцами, а в 9 лет поступил в Киевское хореографическое училище, откуда в 13 лет переехал в Лондон, выиг­рав конкурс имени Рудольфа Нуреева. Родителям пришлось от многого отказаться, чтобы Сергей обустроился в Лондоне и смог жить в Сохо, и, как намекают создатели фильма, возможно, именно это привело их к разводу.

Полунин вырос и сформировался в Украине, но в зрелом возрасте танцевал здесь лишь однажды: в 2013 году Национальная опера пригласила его исполнить партию Альберта в «Жизели». Сергей надеется, что в ближайшее время это случится еще не один раз. «Съемка для украинского Vogue – первое сотрудничество с Украиной за последние годы, и я этому очень рад. Сейчас меня тянет домой. В Херсоне, наверное, были самые счастливые моменты моей жизни».

«Я вообще не знал, что такое мир, пока не ушел из Королевского балета»

В ближайшее время фильм «Танцовщик» покажут и на родине Сергея. На удивление, Украина последней купила права на его показ, но Сергей очень рад, что кино все-таки выйдет. «Документальный фильм начали снимать еще до войны, но у меня почему-то было интуитивное ощущение, что я должен делать его в разных частях света, по всему миру, – и показать, что все мы одинаковые и только политика нас ссорит. И что если мы не будем единым целым, то никогда не полетим, например, на Марс».

В какой-то момент наше интервью после съемки переросло в беззаботную прогулку по парку. Агент Полунина подбегает и пытается покормить его фруктами после семи часов съемок, но Сергей держится бодро, и фрукты ему не нужны. Мы говорим о балете, и его мнение об индустрии оказывается весьма революционным. Он яростно критикует отсутствие инфраструктуры, многолетнюю привязанность танцовщиков к театрам, а также отсутствие у артистов менеджеров, адвокатов и помощников. Недавно он снялся в двух фильмах в Штатах и считает, что балет должен брать пример с Голливуда – скажем, в балете танцовщиков должны ценить так же, как в Голливуде ценят актеров, и юридически они должны быть защищены не меньше. Недавно в Лондоне Сергей запустил новый проект Project Polunin: это независимая платформа, которая поможет молодым артистам быть более свободными от контрактов с театрами и развиваться самостоятельно.

«Абсолютно все танцоры даже в 35 лет – дети. У них просто нет шанса повзрослеть: ты постоянно в студии, у станка, не видишь мир и делаешь только то, что тебе говорят. И этим пользуются многие театры, режиссеры и директора. Я до 21 года вообще не знал, что такое мир, пока не ушел из Королевского балета», – говорит Сергей с едва уловимой грустью.

Его уход из Королевского балета в 2012-м стал скандалом: самый молодой премьер за все время существования балета ушел из труппы без предупреждения, хлопнув дверью. О нем писали британские таблоиды, ходили слухи о наркотиках (после того как артист написал в своем «Твиттере», что перед спектаклем в Ковент-Гардене нюхал кокаин), журналисты сравнивали его со своенравным Джеймсом Дином. В то время пресса называла Полунина не иначе как bad boy of ballet – это время Сергей вспоминает с улыбкой и говорит, что и сам подбрасывал жару в медийный огонь, потому что ему это казалось забавным. Но через несколько секунд его лицо меняется, и он мрачнеет: «На самом деле это был сложный период, от меня практически все отвернулись, и некоторые театры до сих пор побаиваются моей репутации». Сейчас Сергей – приглашенный солист нескольких театров: Баварского балета в Мюнхене, Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, а также Королевского театра в Лондоне.

«Абсолютно все танцоры даже в 35 лет – дети. У них просто нет шанса повзрослеть»

В начале 2017-го он снялся в двух больших голливудских проектах: у Кеннета Браны в экранизации романа Агаты Кристи «Убийство в Восточном экспрессе» и в шпионском боевике Френсиса Лоуренса «Красный воробей». В первом компанию ему составили Джонни Депп и Джуди Денч, а во втором – Дженнифер Лоуренс. Еще подростком Полунин мечтал сниматься в кино и теперь признается, что счастлив – и всерьез намерен продолжить актерскую карьеру. Так же страстно он хотел попасть в мир моды – и после ухода из Королевского театра на это наконец появилось время: Брюс Вебер снял его в рекламной кампании Dior Homme, он стал лицом брендов Pal Zileri и Diesel.

В парке поют птицы, солнце начинает садиться, и мы, перед тем как попрощаться, говорим о возрасте и эмоциональном развитии – о том, как оно происходит в закрытой, практически парниковой среде балетных школ и трупп. «У нас в западной культуре нет наставников – людей, которые тебя предупредят: в 19 лет у тебя будет помутнение, поиски, ты захочешь все поменять, но в 25 все встанет на свои места», – говорит Сергей и улыбается как человек, чьи подростковые проблемы уже позади. «Возможно, я не ушел бы из Королевского балета, если бы у меня был наставник. Он бы мне тогда просто сказал: «Сережа, отдохни неделю, подумай».

Фото: Tung Walsh @2DM Management

================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 17, 2017 11:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051705
Тема| Балет, Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Филипп Вуячич / ФОТО: ЛИЗА МЕЛИНА
Заголовок| Сергей Полунин: «Классический балет мертв»
Скандальный танцовщик о кино, грядущих реформах в балете и образе плохого парня

Где опубликовано| © Buro 24/7
Дата публикации| 2017-05-17
Ссылка| https://www.buro247.ru/events/interviewheroes/17-may-2017-sergei-polunin-interview.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



15 мая в кинотеатре «Пионер» состоялась премьера документального фильма «Танцовщик» — биографии танцора балета Сергея Полунина. Фильм, выходящий под слоганом «Икона. Гений. Бунтарь», уже в первые пять минут выкладывает все карты на стол: «В прошлом Полунин честно рассказывал о легких наркотиках для развлечения, депрессии, сложных отношениях с коллегами. А еще он не приходит на интервью». Последнее утверждение закадрового рассказчика удалось легко опровергнуть — мы встретились с Полуниным и поговорили о возможном уходе из балета, первых шагах в большом кино и настоящем бунтарстве.

— Как вы вообще отважились на съемки документального фильма?

— Я хотел бросить танец. Когда предложили сняться в «Танцовщике», я подумал, что это отличная возможность запечатлеть выступления перед уходом — для архива. Решил, что если фильм не получится, то хотя бы останется видео на память.

Еще у меня была одна наивная идея. Я тогда находился в Москве, но часто бывал в Новосибирске. На Западе считают, что в Сибири есть только снег. Однако сам город красивый, мне он дико нравился, и мне было обидно, что люди не знают об этом. С помощью документального фильма я хотел показать, что в Новосибирске есть не только снег, но и прекрасный театр оперы и балета, например.

— Вот «Танцовщик» выходит под слоганом «Икона. Гений. Бунтарь»…

— И это ошибка! Не знаю, кто это придумал. Но это большая ошибка, так нельзя делать. Мне обещали, что больше так не будут, но, видимо, продолжают.

— А иконой? В русском балете.

— Не думаю, что я чего-то хорошего достиг в балете. (Улыбается.) Но мне хотелось бы изменить индустрию — облегчить жизнь молодым танцовщикам и приблизить балет к массовой аудитории. Я хочу, чтобы у всех зрителей был доступ к выступлениям — неважно, по телевизору, в кинотеатрах, на стадионах.

В современном балете не происходит ничего интересного. Классический балет мертв. Любовь публики к нему никогда не умрет, но внутри него уже нет никакой жизни. Индустрия недостаточно сильна, чтобы привлекать лучших режиссеров и музыкантов. Сейчас гораздо интереснее писать музыку для кино, оперы, видеоигр.

Если бы Моцарт сейчас жил, он бы работал над мюзиклами. Вопрос исключительно в том, где больше аудитория. А классический балет вовремя не раскрылся. Агенты и менеджеры не влились в систему — теперь она неинтересна ни в финансовом, ни в творческом плане. Выходят на сцену король и королева — такое больше не работает. Разве что для определенной публики.

— Выходит, у балета нет будущего?

— Кино и те же мюзиклы сейчас гораздо мощнее. При этом в России очень любят балет, его поддерживают на государственном уровне. Но ничего нового не происходит. Привозят европейское старье и подают его как новое. Я бы не хотел менять классический балет, я бы просто взял из него темы и оформление, которые соответствуют современной публике, в первую очередь молодежи. Я хочу, чтобы балет выглядел круто, чтобы мужчине было не стыдно пойти на представление.

Я вот сейчас был в Тель-Авиве, и там не стесняются затрагивать современные темы. Играет мощная музыка, иногда даже возникает ощущение, что ты в клубе, а не на балете. Это круто, это стимулирует — весь город живет этими представлениями. Надо открывать балет массовой аудитории, тогда все изменится.

— Реформы реформами, а вы все активнее снимаетесь в кино. Если встанет выбор, что победит?

— Я больше не ощущаю себя танцовщиком. Более того, я уже воспринимаю информацию не как танцовщик. Чисто интуитивно я тяготею к актерству. Я уже начинаю вести себя натурально перед камерой. Сразу думаю, как бы я взял вилку, как бы я что-то сказал.

Я уже задавался вопросом, что я выберу — балет или кино. Но окружение меня все еще поддерживает и не дает уйти из танца. Пока я совмещаю, но в моей жизни все меньше становится танца — в следующий раз я выйду на сцену в июле, а затем только в декабре. Это происходит все реже и реже. А вот когда я получаю предложение сняться в фильме или читаю сценарий — что-то загорается внутри.

— А от театральных предложений уже не загорается?

— Если это просто танец, уже существующий балет, то нет, уже ничего не горит. Хорошая искринка проскакивает, когда совмещены театр и танец. Балет не такой персональный и камерный — у театра иная энергетика, другой посыл. Даже после сверхгениальных выступлений в Лондоне зал вызывает артистов всего на один-два поклона. Но, если совместить балет и театр, получится настоящая бомба. Это мне было бы интересно.

— Вот вы про эксперименты говорите, а снялись у режиссера-традиционалиста — Кеннета Браны, известного в первую очередь постановками по мотивам Шекспира.

— В «Убийстве в Восточном экспрессе» нас было двенадцать человек. Среди них были легендарные актеры, для меня они словно с плакатов сошли. Кеннет славится тем, что контролирует все процессы на площадке, но мне он дал много свободы. Я сидел и думал: «Что вообще происходит? Они что, не понимают, что я...». Сначала у меня была паника. На самом деле тебя никто не научит, как правильно сидеть, как есть, как правильно вилку держать, когда включается камера. Нужно это просто почувствовать, твоя ДНК должна к этому адаптироваться.

Но вот что меня поражало. Мы отсняли дубль, и тут я замечаю, что мой сосед неправильно пистолет держит. Я говорю об этом своей экранной жене — Люси Бойнтон. Кеннет это все тоже замечает и говорит свои пожелания даже актерам с пятидесятилетним стажем. Ко мне он был очень добр, я ощущал, что он меня всегда поправит и не даст сыграть плохо. Мне было очень комфортно на площадке, кроме первого дня…

— А что было в первый день?

— Это был очень загруженный день. Первая сцена. Я сел перед Уильямом Дефо. А я даже не знал, что он в этом фильме снимается. И тут меня осенило, что сейчас это произойдет — камера включится. Меня посетила мысль, должен ли я вообще тут находиться. Какая-то нереалистичная ситуация.

— Ваше имя связано с многочисленными скандалами. Что для вас бунт?

— Обычно все считают, что чем тише, тем лучше. Встраиваешься в систему и плывешь по течению. Пытаешься усидеть на месте. Но стоит тебе заметить какую-то неисправность и заговорить об этом, как это тут же вызовет недовольство. Портишь себе репутацию, но только в самой индустрии, которая не хочет меняться. Мне как-то предложили померить одежду, и я честно сказал, что она мне не нравится. И тут же сказали, шутя, конечно, но все же: «Видимо, нам будет сложно работать». Просто потому, что у меня есть мнение. Таков мой бунт — задавать вопросы, не зная ответа. Я борюсь не за свободу, я просто хочу ощущать себя свободным. Хотя любой агент скажет, что нужно просто встроиться в систему и зарабатывать деньги.

— У вас образ плохого парня сложился естественно. Насколько сознательно вы его потом поддерживали?

— На самом деле, мне было очень сложно. У меня не сразу появилась команда. С такой репутацией очень сложно было работать. Все отворачиваются и любую твою ошибку трактуют в определенном ключе. Вот заболел ты и не пришел на репетицию, все сразу думают: «Ага, он плохой парень!». И неважно, что рядом есть люди в двадцать раз хуже — на них не обращено такое внимание. Репутация все-таки сложная штука.

— С появлением команды вы решили монетизировать этот образ?

— Сначала они хотели его поменять. Но потом поняли, что в каждом интервью всегда упоминается одно и то же. В итоге они решили, что это бесполезно, и оставили все как есть.

Документальный фильм «Танцовщик» в российском прокате с 18 мая.

======================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 17, 2017 11:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051706
Тема| Балет, балетная труппа театра им. Джалиля, Персоналии, Владимир Яковлев
Автор| Ольга ЮХНОВСКАЯ
Заголовок| КАЗАНСКАЯ «ЖИЗЕЛЬ» ЕДЕТ В ПАРИЖ
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Казань»
Дата публикации| 2017-05-17
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/kazanskaya-zhizel-edet-v-parizh.html
Аннотация| Гастроли, Интервью


Во Францию вылетит 5 июня балетная труппа театра им. Джалиля со спектаклем «Жизель». Казанским танцовщикам предстоит большой тур на многотысячных сценах в 11 городах, включая Ниццу и Париж. Договор с крупнейшей концертной компанией Franceconcert, которая известна сотрудничеством с театром Ла Скала, Венской государственной оперой, Театром балета Бориса Эйфмана, подписан 16 мая.

О подробностях предстоящего тура корреспондент «ВК» беседовала с художественным руководителем балета Татарского академического государственного театра оперы и балета им. Джалиля Владимиром Яковлевым.

- Владимир Алексеевич, когда поступило предложение от французской стороны?

- Менее трех недель назад, решение надо было принимать молниеносно. Руководитель Franceconcert Армен Карапетян и его правая рука Михаил Аваков прилетели в Казань на один день, вчера они присутствовали на фестивальном спектакле «Лебединое озеро» и выразили восторг от увиденного. Первое действие они смотрели в зале, затем наблюдали за работой артистов за кулисами, ну а после сразу же направились в кабинет директора, где и подписали официальный договор о турне. Добавлю, что оба гостя из Франции не просто концертные менеджеры, это люди балетные. Так, Аваков - выпускник знаменитого училища имени Вагановой Санкт-Петербурга, одногруппник художественного руководителя балета Большого театра Махара Вазиева.

- Это ваш первый контакт с Franceconcert?

- Да, и он состоялся исключительно по инициативе французской стороны. Компания за сезон организовывает гастроли до 320 балетных спектаклей, это более 90 процентов «балетного поля» Франции! Для нас это будет очень интересный творческий опыт, французские импресарио настроены на долгосрочное сотрудничество. Они хотят посмотреть, насколько слаженно казанская труппа работает в условиях гастролей. А вы же знаете, что у нас за плечами 25-летний опыт зарубежных поездок, за это время наши спектакли посмотрели 2,5 миллиона европейских зрителей.

- Почему именно «Жизель» и какие города увидят казанскую постановку?

- Таков выбор компании. Полагаю, что по этому спектаклю соскучилась французская публика. «Жизель» - это ведь классический хит, обожаемый зрителем. Служу в театре с 1969 года, и «Жизель» всегда была в его репертуаре. Спектакль, с которым нам предстоит выступать на площадках, собирающих по три-пять тысяч зрителей, создан в 2013 году. А расписание грядущего тура по Франции очень плотное, предстоит выйти на сцену 11 раз. Пятого июня вылетаем, шестого - знакомство и первая оркестровая репетиция с дирижером из Санкт-Петербурга Вадимом Никитиным, его ангажировали сами французы и характеризовали как блестящего балетного дирижера. Оркестр будет состоять из местных музыкантов. Первый спектакль состоится 7 июня в Тулузе, следом нас ждут Монпелье, Ницца, Марсель, Лион, Нант, Анже, Рен, Тур и столица Франции. В Париже запланировано два показа, в том числе в Парижском дворце конгрессов 18 июня. На следующий день вылетим в Казань, уже 21 июня на родной сцене покажем «Лебединое озеро».

- Каким составом едете?

- Так сложилось, что турне по времени совпало с Московским международным конкурсом, в котором участвуют солисты балета Михаил Тимаев, Аманда Гомес, Мидори Тэрада и Коя Окава. Во Францию едет Кристина Андреева, которой предстоит танцевать в паре с Михаилом Недельским из Новосибирска. Также пригласили в тур артистов Наталью Мацак и Ивана Яна из Киева, с которыми имеем давние творческие отношения. Таким образом, вместе со мной и замдиректора театра Эдуардом Багаутдиновым на гастроли выезжают 52 человека.

- Немаловажно, на каких условиях приглашен казанский балет?

- Это редчайший случай! Принимающая сторона берет на себя абсолютно все расходы. Сюда входят авиабилеты, доставка еврофурой декораций, реквизита и порядка ста костюмов (всего 90 кубов), внутренние перевозки по Франции, аренда театральных площадок, оформление виз, страховок и даже питание артистов. Включено сопровождение тур-менеджера. Более того, нам предоставят группу сценических рабочих из 14 человек. Для себя задачу этой интенсивной promo-гастроли определяем так: достойно представить высокий уровень казанского балета на крупнейших концертных сценах Франции.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 18, 2017 12:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051801
Тема| Балет, театр им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Персоналии,
Автор| Айсылу Хафизова. Фото: Султан Исхаков
Заголовок| Пресс-секретарь Нуриевского: «Кухня фестиваля работает в режиме нон-стоп»
Где опубликовано| © СОБЫТИЯ
Дата публикации| 2017-05-18
Ссылка| http://sntat.ru/kultura/49433-press-sekretar-nurievskogo-kukhnya-festivalya-rabotaet-v-rezhime-non-stop
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В Казани проходит XXX Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева. О том, как фестиваль открылся, как готовилась прима Кристина Андреева к премьере «Ромео и Джулльетты», что говорят о мероприятии иностранные гости, о спектаклях нынешнего балетного форума культурному обозревателю Айсылу Хафизовой рассказала пресс-секретарь фестиваля Елена Остроумова.

– Елена, расскажите, как начался нынешний Нуриевский фестиваль.

– ХХХ Нуриевский фестиваль открылся 13 мая премьерой балета «Ромео и Дужльетта». Хореография была та же самая, которая была у нас до этого в постановке 1999 года, хореография Бориса Мягкова. Спектакль долго был в нашем репертуаре, мы ездили на гастроли, и все у нас было успешно. Но спектакль изживает себя – надо обновлять костюмы, декорации, как-то модернизировать хореографию, и Владимир Алексеевич Яковлев, художественный руководитель нашего балета, обновил его. И премьерой спектакля в его редакции открылся нынешний Нуриевский фестиваль.

«Ромео и Джульетта» – это балет, который должен быть в репертуаре каждого театра, поэтому мы очень дорожили этим спектаклем. Премьера прошла с большим успехом, и все наши постановщики, педагоги-репетиторы и, конечно, сама труппа остались очень довольны результатом.

Конечно, Владимир Алексеевич Яковлев как балетмейстер-постановщик после спектакля замечает какие-то мелкие недочеты, но в целом он доволен результатом и говорит, что в первую очередь благодарен нашим солистам и всему балету, постановщикам. Они воплотили его замысел, исполнили всю хореографию, которую он привнес в этот спектакль. Он изменял мизансцены – режиссерски менял какие-то игровые сцены кордебалета, несколько усложнил хореографию. Например, в прежней постановке девушки у нас практически не стояли на пуантах, а в новой версии спектакля они на «пальцах», также у них добавилось немало прыжковых элементов. В первый день в главных титульных партиях были наша прима-балерина Кристина Андреева и премьер Михаил Тимаев. Они вместе танцуют много спектаклей из нашего репертуара, но в «Ромео и Джульетте» вместе впервые. В прежнем варианте Кристина танцевала с премьером Нурланом Канетовым, а Михаил Тимаев танцевал с Амандой Гомес, бразильской балериной. Артисты сами признаются, что отнеслись к работе весьма воодушевленно. Так сложилось, что весь март Миша и Кристина танцевали вместе, и думаю, что это еще больше их сблизило. «Ромео и Джульетта» – спектакль, где требуется не только техническое мастерство, но и актерское. И контакт между двумя персонажами очень важен. И на сцене 13 мая у них все получилось. Плакали не только зрители, потому что «нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте», плакали и сами артисты. Когда я пришла к ним за кулисы, все сами были в слезах, но все остались довольны результатом.

Второй день, 14 мая, был тот же спектакль, но уже с другими солистами. Солисты у нас были из Бразилии Таис Диоженес и Вагнер Карвалье. Это молодые танцовщики, они совсем недавно закончили школу Большого театра в Бразилии, где преподают русские педагоги. И, возможно, как раз эта их молодость и энергия помогли им передать характеры персонажей. Понятно, что у Кристины с Михаилом намного больше опыта, они уже ведущие танцовщики. И я думаю, что нельзя сравнивать эти два спектакля. Каждый из них был по-своему хорош. Теперь у нас «Ромео и Джульетта» пройдет в июле, тоже два раза.

– Я знаю, что вы с Кристиной дружите. Что рассказывает она о своем опыте?

– Кристина, конечно, ждала эту партию. Кристина работает в нашем театре с 2010 года, семь лет, и я знаю, что она от этой партии сначала отказывалась. Действительно, в одном спектакле нужно передать, можно сказать, практически весь жизненный цикл женщины. Это первая любовь, порыв страсти, замужество и смерть. Здесь очень богатый калейдоскоп эмоций. И она всегда отказывалась, ей казалось, что она не доросла. Но в какой-то момент она почувствовала, что уже можно брать эту партию на себя, это случилось два года назад. Она исполнила Джульетту в предыдущей постановке Бориса Мягкова. Я помню, тогда после своей премьеры она рыдала – настолько прониклась этой партией и никогда не думала, что этот спектакль так ляжет на нее, никогда не думала, что Джульетта – это ее роль. Потом спектакль ездил на гастроли, понятно, что он обкатывается, как говорят балетные, «втанцовывается». Ее партнером был Нурлан Канетов, сейчас – Михаил Тимаев, с каждым партнером совершенно другое чувство. У Кристины, можно сказать, случилась «любовь» заново с Михаилом Тимаевым – на сцене, конечно. Она очень ответственно относится к своей работе. Готовится не только на работе, но и дома. Она смотрит видео своих спектаклей и других театров, читает литературные источники. Также она готовилась, например, к Эсмеральде – тоже драматическая партия, и «Собор Парижской богоматери» был ее настольной книгой. Она действительно полностью отдается своей профессии. Для нее большая честь – танцевать на Нуриевском фестивале, открывать фестиваль – большая ответственность. Она всегда благодарна руководству за возможность танцевать на фестивале, ведь обычно фестиваль проходит с приглашенными солистами.

– Как балерина физически готовится к спектаклю? Есть ли такие же нормы, правила, как у спортсменов?

– Нормы каждый танцовщик задает себе сам, потому что они уже с детства занимаются этим видом искусства и каждый знает, какая нагрузка ему нужна, как нужно готовиться. Кто-то держит диету, кто-то не держит. Кристина диеты не держит, потому что Бог одарил ее хорошей формой. Вся балетная труппа занимается «уроком» в 10 часов утра в зале каждый день. Сначала гимнастика, разминка на полу, потом занятия у станка, вторая часть урока – это прыжковые вариации, которые задает педагог. Также иногда Кристина посещает фитнес-клуб, ходит на групповые занятия, пилатес. Балетные восстанавливаются на отдыхе у моря, потому что иначе просто их суставы и мышцы не будут выдерживать таких нагрузок.

– Есть ли в спектакле «Ромео и Джульетта» элементы контемпа или брейка?

– Нет, конечно, здесь никаких элементов контемпорари нет. Здесь – чистая классика. Хотя классика классике рознь, понятно, что «Ромео и Джульетта» – это не «голубая классика», как «Лебединое озеро» или второй акт «Жизели». Но никакого модерна в нашем спектакле явно нет. Это касается не только хореографии, но и сценического оформления, сценографии. Наши художники из Киева Андрей Злобин и Анна Ипатьева создали спектакль добротный, с рисованными декорациями. То есть, это действительно спектакль большого плана. Мы открыли арьерсцену (пространство за основной сценической площадкой – прим. редакции), и пространства стало больше – это видно невооруженным взглядом. Просто шикарные декорации, которые в меру подсвечены видеопроекцией, что добавляет объем. Например, в сцене бала нарисован потолок, обычно в спектаклях такого нет. То есть, бывают обычно кулисы, задник, а потолка нет. Здесь нарисовали потолок, он элегантный, как будто его расписывали в эпоху Возрождения. Благодаря видеопроекции создается ощущение, что это действительно потолок с лепниной.

– На фестиваль приезжает очень много иностранцев, и они тоже смотрят все спектакли. Какие-то отзывы уже звучали от них?

– Приехал менеджер из Нидерландов, куда мы регулярно ездим на гастроли. Он специально приехал смотреть спектакль открытия фестиваля, потому что «Ромео и Джульетта» поедет на гастроли зимой в Нидерланды. Он посмотрел и был в восхищении. От солистов он тоже был в восторге. Менеджер утверждает, что наш театр растет профессионально изо дня в день. Конечно, мировые театры следят друг за другом, и в Интернете выкладывают какие-то ролики, присылают друг другу. Его реакция понятна. У них за рубежом больше модерна, и они скучают по классике в какой-то степени. И для них приезд на наш фестиваль – отдушина, как и наши гастроли в их страну. Других отзывов пока не получали. Фестиваль только набирает обороты, думаю, еще будут отзывы о новом спектакле и на нашем сайте.

– Проанонсируйте, пожалуйста, другие постановки нынешнего фестиваля.

– В программе нашего ХХХ фестиваля девять спектаклей и два гала-концерта. В них примут участие болеет 30 танцовщиков не только из России, но и из других стран мира. В спектакле «Анюта» были заняты солисты Большого театра. В «Лебедином озере» – солисты Венской государственной оперы – Мария Яковлева в партии Одетты-Одиллии, а роль принца Зигфрида у нас исполнил японец (Масаю Кимото — прим. редакции). Это весьма интересно для наших зрителей. Также из классических спектаклей стоит обратить внимание на балет «Дон Кихот». В партии Базиля выступит Осиэль Гунео – это темнокожий танцовщик, и сейчас у него просто бешеная популярность, он на пике своей карьеры. Привезти сюда такую звезду – это очень здорово. В «Баядерке» будут танцевать солисты Софийского национального театра оперы и балета из Болгарии.

В ходе фестиваля у нас будет много и своих постановок. Помимо «Ромео и Джульетты» у нас еще будет балет «Эсмеральда», национальный балет «Золотая Орда» и спектакль по мессе си-минор Баха Dona nobis pacem в хореографии Владимира Васильева. В этих спектаклях заняты в основном наши солисты в сольных партиях. В «Эсмеральде» солирует Кристина Андреева, а остальные партии исполнят как наши солисты, так и приглашенные солисты «Кремлевского балета». В «Золотой Орде» целиком занята наша труппа. Это такой фестиваль, в котором дали возможность нашим солистам показать себя.

Есть такой балетный критик Наталья Михайловна Садовская, стоявшая у истоков фестиваля, она регулярно к нам приезжает. Она сказала, что видит, как уровень фестиваля и самой труппы растет.

На тот момент, когда пришел Владимир Алексеевич Яковлев работать с труппой, она была совершенно в другом состоянии. Во-первых, она была меньше и не так укомплектована хорошими кадрами и приезжими артистами. Сейчас у нас в труппе – Кристина Андреева из Красноярска, Олег Ивенко из Харькова, Нурлан Канетов из Казахстана.

Очень интересен гала-концерт, его режиссер – Андрис Лиепа. Он приезжает к нам чуть раньше, чтобы подготовить всю программу, укомплектовать. Будет много и классических номеров, и современной хореографии. Световая партитура этих современных номеров очень сложна и требует колоссального времени, чтобы все настроить. В гала-концерте примут участие артисты из Гранд-Опера, Национального театра Мюнхена, Норвежского национального балета, Дрездена. И конечно, представители наших российских театров – Екатерина Кондаурова, Михаил Лобухин, Дмитрий Соболевский. А также солисты нашей труппы. Гала-концерт обещает быть насыщенным.

– Что происходит «на кухне» фестиваля? Репетиции день и ночь?

– День и ночь – это точно. Сама кухня, действительно, идет в режиме нон-стоп. Нужно же приглашенным артистам репетировать с нашей труппой, с дирижером, с оркестром, чтобы все было музыкально и точно. Они приезжают, естественно, за день. Спектакль, который будет завтра, репетируют уже за день до этого. Оркестр утром у нас играет один спектакль, который будет завтра, а вечером играет сам спектакль по программе. Конечно, работа колоссальная и у нашей технической группы. Надо собрать и разобрать спектакль неоднократно, поэтому у нас работают в две смены.

– Это прогон со всеми декорациями?

– Нет, это без декораций. У нас, например, на декорациях «Ромео и Джульетты» репетировали «Анюту». Балет – это то искусство, где присутствует классическая хореография и ее все солисты знают прекрасно. Какое движение за чем идет, кто где должен стоять. Это даже уже не обсуждается. Я думаю, им не важно какой там фон, они репетируют просто на фоне другого спектакля. Темпы сверяют с дирижером, репетируют с новыми солистами, кордебалетом.

– Есть в Уфе дублер у Нуриевского фестиваля. Как казанский Нуриевский к нему относится?

– Да, наш театр про него знает, так же как и в Башкортостане знают о нас. Но у нас есть зарегистрированный товарный знак фестиваля, он зарегистрирован в 2015 году. Как и Шаляпинского, собственно. Только мы имеем право называться Международным фестивалем классического балета имени Рудольфа Нуриева. Просто мы уважаем и ценим искусство других республик и городов, поэтому мы ни в коем случае не подаем никаких бумаг в суд и так далее. Пусть там люди наслаждаются балетом и ходят на спектакли, и мы здесь будем выполнять свою миссию. Тот фестиваль существует не один и не два года, у него тоже есть своя история, просто мы уважаем друг друга и ценим. Но если кто-то новенький захочет, скажем, назвать, им следует знать, что фестиваль уже назван и им стоит поискать другое название.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 18, 2017 12:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051802
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Махар Вазиев
Автор| Анна Нехаева
Заголовок| Махар Вазиев: выступать в Японии под эгидой "Русских сезонов" - дополнительный стимул для нас
Где опубликовано| © Интерфакс
Дата публикации| 2017-05-18
Ссылка| http://www.interfax.ru/interview/562844
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Руководитель балетной труппы Большого театра рассказал о предстоящих гастролях в Японию

В июне этого года в Японии стартует первый проект "Русские сезоны" по продвижению российской культуры в мире. Жителям Страны восходящего солнца покажут выставки, концерты, постановки, фестивали, кинофильмы. Всего в рамках проекта запланировано более 200 мероприятий, которые будут проходить на протяжении года в более чем 45 городах Японии - как в крупнейших городах, так и в удаленных префектурах. Официальное открытие "Русских сезонов" состоится 4 июня на сцене Токио БункаКайкан, где выступит труппа Большого театра с постановкой "Жизель".

Перед официальным стартом проекта руководитель балетной труппы Большого театра Махар Вазиев дал интервью корреспонденту "Интерфакса" Анне Нехаевой и рассказал о предстоящих гастролях в Японию, величии русского классического балета, готовящейся постановке "Нуриев" и ограничении в искусстве.

- Махар Хасанович, расскажите, пожалуйста, об участии Большого театра в проекте Министерства культуры РФ "Русские сезоны". В рамках обширной программы театр представит несколько своих постановок - как они выбирались?

- Участие в проекте "Русские сезоны" для нас огромная честь, и выступать под его эгидой – дополнительный стимул. Это придает нашим гастролям особую значимость, государственность, если хотите. Относительно репертуара – поскольку это гастроли, существует приглашающая сторона– компания Japan Arts, с которой мы сотрудничаем уже многие годы. . В таких вопросах мы, как правило, пытаемся совместно прийти к общему знаменателю, учитывая все интересы. Мы открываем этот проект балетом "Жизель". Привозим "Лебединое озеро", что естественно, поскольку это один из главных спектаклей. А также новую для японской публики постановку – "Пламя Парижа" Алексея Ратманского.

- Кто из ведущих артистов труппы будет участвовать в балете "Жизель", который откроет "Сезоны" в Токио в июне?

- Наша задача заключается в том, чтобы показать свои лучшие силы, чтобы гастроли шли по нарастающей .Поэтому привлекаем лучших артистов – это Светлана Захарова, Евгения Образцова, и, конечно, Ольга Смирнова, Юля Степанова, Артем Овчаренко, Денис Родькин. Мы сами заинтересованы в этом, ведь это наша репутация - репутация нашей страны.

- В рамках "Русских сезонов" также откроется и фотовыставка, посвященная первому приезду ГАБТа в Японию 60 лет назад.

- Да, верно. За 60 лет накопилось немало материала, чтобы продемонстрировать и показать нашу историю сотрудничества с Японией. Это будет обширная выставка, на которой покажем снимки из фондов музея Большого театра. Посетители выставки увидят фотоматериалыначиная с 1957 года, когда трупа театра приезжала во главе с легендарной Ольгой Лепешинской. В своих лучших ролях пресдатнут Уланова, Плиецкая, Макисмова, Лиевпа, Васильев, Семеняка, Лавровский, Ананиашвили, Грачева и многие другие выдающиеся артситы балета. Для тех, кто следит за нами, поддерживает, это будет огромная ценность. Очень надеюсь, что экспозиция привлечет внимание публики и заинтересует ее. Возможно, впоследствии, подобную выставку мы организуем и в Москве.

- А как в целом в Японии принимают русскую, российскую культуру?

- Наверное, если бы к нам интерес пропал, этих гастролей не было. А так мы ездим в Японию, как уже отмечалось, шестьдесят лет с неизменным успехом. Более того, мы уже спланировали следующие гастроли. Интерес огромный. Надеюсь, что он таким останется.

- Как вы считаете, поможет ли проект "Русские сезоны" укрепить культурные связи между Россией и Японией?

- Мне кажется, что именно культурные события, как правило, и становились источником объединения, взаимного понимания. Деятелям искусства дается колоссальный шанс на сцене. Убежден, что именно в этом сила этой акции. Русская культура - богатейшая, нам есть что сказать, есть кем гордиться. Мы должны ее беречь.Вспомните, сколько приезжало талантливых зарубежных артистов, и вы становились их поклонниками. А через них во многом стали относиться с какой-то любовью, уважением к тем странам, которые эти артисты представляли. Мы ведь понимаем, что мир сегодня очень неустойчив. Искусство имеет мощнейшую гуманистическую силу. Да, может, музыкой Чайковского невозможно предотвратить войну, но музыкой Чайковского можно поменять состояние души человека. И отношение человека к человеку, это очевидно. Я считаю, что основная и главная сила - за художником.
Поэтому этот проект под патронажем и при поддержке министерства культуры я считаю одним из самых значимых проектов сегодня.

- Русский балет считается лучшим в мире. На ваш взгляд, почему?

- Наверное, потому что за всю историю своего существования русский балет проявил себя так, что интерес к нему стал самым мощным, сильным. Достаточно назвать несколько имен – начиная от Анны Павловой, продолжая Вацлавом Нижинским, Джорджем Баланчиным. Уже не говорю о Фокине, Лавровском, Григоровиче.

Дудинская, Уланова, Семенова, Плисецкая. И Барышников, и Нуриев, и Васильев, Владимиров, Максимова. Вы не найдете в классическом балете ни в одной стране столь мощных, ярких представителей этой школы. Поэтому к нам такой интерес. А имя Дягилева? Который перевернул весь западный мир. И который, кстати, дал огромный толчок в плане пропаганды русского классического искусства и в целом русского балета. У нас колоссальная история, она бесценна. В ее создании участвовали величайшие творцы. Другое дело, что, имея такую историю, мы не должны сидеть сложа руки.

- Как можно и нужно поддерживать эту планку?

- Ее поддерживать сложно и нужно. Надо просто кропотливо работать. Если вы действительно хотите дальше идти и развиваться, переходить на еще более качественный уровень. Это требует максимальной самоотдачи. И это не пафосные слова. Вот, например, меня никто не заставляет здесь 12 часов в день работать. Но я прекрасно понимаю, что это того требует. Мы, конечно, благодарны своим предшественникам, и сегодня русский классический балет востребован.

Могу твердо сказать одно – когда я пришел в Ла Скала, от меня не ждали, что я привнесу туда другую школу. Ждали как раз , что я привнесу стиль и школу русского балетного танца. В работе это происходило очень показательно – я смотрел что они делали и показывал им нашу школу. Итогда наглядно становилось понятно , что русская школа сильнее. Вы не можете только силой или страхом вести за собой людей. Если вы их не убеждаете, в искусстве очень сложно. Но я их убеждал, потому что я был и являюсь носителем той школы, где учился – то есть русской.

Можно иметь богатейшую историю и не справиться с ней. Поэтому надо быть очень осторожным и не отождествлять себя : "Я - Большой театр". Нет, абсолютно нет. Наличие истории - огромная ценность и ответственность иного качества.

- Вы уже почти год возглавляете балетную труппу Большого театра. Можете подвести какие-то итоги?

- Подводить итоги не совсем правильно, это некий процесс. Могу только сказать, что за этот год нам удалось немало сделать вместе. Другое дело – осуществил ли я за этот год все, что планировал. Мне кажется, надо быть реалистом. Последние лет 20 я живу под девизом "нет ничего невозможного". Если есть воля, желание и системный подход, можно добиться невозможного. Мне кажется, главное другое – найти тот ключ, который может увлечь всех. Самое главное, когда мы находим идею, за которой хотим двигаться и идем все вместе. В этом смысле, мне кажется, мы сегодня в едином направлении все вместе работаем.

Я очень доволен тем, как проходит процесс. Нравится ли мне здесь работать, не жалею ли я? Ну конечно не жалею, конечно мне нравится. Когда вы увлечены, это поглощает всю вашу жизнь и становится вашей жизнью.

Я возглавлял балет Мариинского театра 13 лет, 7 лет – балет Ла Скала. Второй год – в Большом театре. Все эти театры разные. И люди разные. Ментально. Но я не думал, что актеры балета ГАБТа окажутся наиболее открытыми и эмоциональными. В каком-то смысле это для меня стало откровением.

Бесспорно, есть множество вопросов,которые мы должны планомерно решать, и мы их решаем. Но любой руководитель должен понимать насколько он может увлечь за собой. Насколько ему могут поверить и начинают доверять. Тогда создается некая атмосфера. Мне кажется, у нас есть такая атмосфера понимания. При том, что не всё каждый день получается как мы желали бы, мне нравится, и я доволен, что работаю с актерами балета Большого театра.

- Что самое сложное в вашей работе?

- Когда пришел в театр год назад, единственным неожиданным открытием для меня стало то, что в труппе у нас 63 солиста. На Западе 63 человека – это целая компания. А у нас только солисты. И в этом смысле было достаточно сложно, ведь солисту балета надо чаще танцевать. Думаю, что самое важное внутри компании - составить такую мобильную структуру, которая будет функционировать очень четко и интересно.

Самое сложное для меня, пожалуй, хроническая нехватка времени. Прихожу с утра, после репетиции или спектакля еще чем-то занимаюсь и все равно не хватает времени, чтобы все сделать.

- Как находите общий язык с артистами?

- Основная задача - понимать актера и с каждым общаться доступно и понятно. Я жесткий , даже жестокий в отношений к тем требованиям, которые предъявляются в танце. Но не к людям, а именно к требованиям. Фокус в том, что в классическом балете существуют правила. В современном танце, модерн - никаких правил, делай что хочешь. Вы предлагаете правила не соблюдать? Давайте, но только без меня.

Там, где правила, там сложнее всего. Кажется, Стравинский говорил, почему он любит классический балет - потому что там правила торжествуют над произволом.

В то же время, почему классический балет по сей день остается самым привлекательным? Сами правила сформировали такую форму, которая совершенна. В чем секрет? В чистоте форм, внутреннем содержании. Это удел великих людей, это приковывает, становится образцом, тем, о чем мы мечтаем.

Думаю, вы должны разговаривать с человеком, стараться ему объяснить на его языке, чего вы хотите добиться. А не на своем.

- Что думаете по поводу сотрудничества ГАБТа с зарубежными коллективами? Например, музыкальный руководитель Большого театра Туган Сохиев говорил, что рад, если его подопечные едут за границу набираться опыта.

- Я тоже, как и Туган Таймуразович, рад, если наши актеры балета будут выезжать и выезжают, делятся своим опытом, в отличие от наших певцов, которые там набираются опыта.

Если наши актеры выезжают и их приглашают, я всегда с огромным удовольствием найду решение, чтобы они поехали и танцевали. Если приглашают - с удовольствием, давайте только скорректируем наш график.

Если человек хочет - я всегда оставлю двери открытыми. Я учитываю и его интересы. Важно давать возможность шагать дальше.
Например, Светлана Захарова - прима-балерина Ла Скала. Она сегодня самая востребованная балерина, но все время возвращается и танцует на нашей сцене.

- Как Большой театр будет отмечать юбилейный год 200-летия Мариуса Петипа?

- Петипа - это имя всех и вся в балетном мире. Едва ли не отец всего классического русского балета. Странно история складывается - француз из Марселя, Мариус Петипа, здесь обрусел, стал русским. И сегодня, говоря о русском балете и репертуаре, мы имеем в виду, прежде всего, балеты Петипа. А французы сегодня позиционируют себя с другой стороны - говоря о классическом французском балете, они говорят о балетах Нуреева.
Конечно, мы планируем отмечать - это дань, уважение признание и благодарность. Мы делаем проект, который посвящаем великому мастеру.

- Расскажите, пожалуйста, о постановке "Нуреев", над которой работают создатели "Героя нашего времени" Серебренников, Посохов, Демуцкий. Какова концепция постановки, на чем будет сделан акцент?

- Сам проект, премьеру которого покажем 11 июля, неоднозначный, творчески провокационный, с претензией. Да еще и Нуреев. Я уже слышал - при чем тут Нуреев в Большом театре? Он же тут никогда не работал, а был в Мариинке, Гранд Опера. Но мы же не собираемся ставить балет "Нуреев", имея в виду, что он "наш". Мы говорим о великом человеке, который сильно повлиял на развитие балетного танца. Достаточно сказать, что когда его увидели на Западе, многие школы стали молниеносно менять методику преподавания. В этом была его основная сила - неординарная личность, он был человеком бурных страстей, но единицы знают что происходило с ним внутри. Он человек мира.

Мы берем общие, главные этапы его жизни и рассматриваем их через художественную призму. . Мы хотим говорить о том, что нам представляется ценным в его истории, становлении.

Меня спрашивали, не боимся ли мы за такую тему браться –конечно, нет. Что значит бояться брать тему? Мы ставим балет, есть проект, есть идеей. Моя задача как руководителя заключается в том, чтобы создать максимально такие условия, которые бы бы дали основания надеяться на качественный результат.

- Если говорить в целом - есть ли какие-то критерии у проекта, по которому ему отдается предпочтение? Как отбираются новые балетные постановки для ГАБТа?

- Конечно. Это, во-первых, профессионализм. Насколько предлагаемое нам интересно, насколько мы считаем, что это даст нам интересный результат. И тут у нас нет ограничений относительно того, будет ли это ставиться на пуантах или босиком. Ведь в искусстве всякие ограничения приводят к печальным результатам.

Мы говорим о творческом результате. Это рост, интерес, свежесть. Свежесть не только в новых постановках присутствует.. Она должна быть и в "Лебедином озере", которое мы уже бесконечное количество раз показали. Всегда должно быть чуть-чуть иное значение, понимание, отношение. Чтобы это не казалось рутиной. Рутина - это когда бездарно танцуют.

Секрет и суть любого великого произведения заключаются в том, что оно отражает сегодняшние идеи, замыслы, переживания нынешнего поколения. Если такого не происходит, это становится вчерашним днем.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 18, 2017 12:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051803
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Персоналии, Андрей Петров
Автор| Роман Володченков
Заголовок| История «Аркаима» продолжается
Где опубликовано| © портал Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-05-18
Ссылка| http://musicseasons.org/istoriya-arkaim-prodolzhaetsya/
Аннотация|

Приглашённые постановщики, как правило, редко возвращаются к своим творениям, целиком полагаясь на силы того коллектива, с которым осуществили творческую работу. Однако бывают и исключения, когда по воле случая авторы вновь встречаются со своими сценическими произведениями.


«Аркаим». Сцена из спектакля. Фото Сергея Емельянова

Именно такой случай и привёл худрука «Кремлёвского балета» Андрея Петрова снова в Башкирский театр оперы и балета к его спектаклю «Аркаим», впервые поставленному в июне 2005 года. По просьбе руководства театра Петров ещё раз обратился к этому балету и провёл ряд репетиций по восстановлению его стилистических и технических особенностей.

«Аркаим» – эксклюзивный национальный спектакль. Он сочетает в себе множество важных качеств. Прежде всего, это новая, обогащённая интересными фольклорными традициями, с оригинальными темами музыка композитора Лейлы Исмагиловой. Это талантливая и изобретательная хореография Андрея Петрова. А также вовлекающая в сферическое пространство города-мифа своеобразная сценография Станислава Бенедиктова и созданные с чувством восточного колорита костюмы Ольги Полянской. Но каждый из этих компонентов ценен не сам по себе, а гармоничным сочетанием друг с другом.

«Аркаим» мало увидеть – в него надо «войти», как в особую заповедную зону, постигая величие мировой культуры, погружаясь в процесс формирования цивилизации, ныне существующей на Земле. Композитором балета, как это очевидно сегодня, не случайно стала Лейла Исмагилова. Ведь именно она, дочь классика башкирской музыки, знаменитого композитора Загира Исмагилова, унаследовала от отца талант цельного, глубокого музыканта, корнями связанного со своим народом, и смогла осилить замысел балета, расширенного Андреем Петровым до полнометражного двухактного спектакля. Работая над «Аркаимом», Исмагилова и Петров находились в подлинном творческом сотрудничестве. Не всегда этот процесс был ровным, порой даже физически напряжённым, но энергия двух авторов позволила им прийти к цели и создать качественный современный балет с идеей пространства-пантеона, объединяющего земной мир и космос.

Либреттистом спектакля (в сценической редакции театра) выступил Ярослав Седов. Сюжет автора оказался основательным, логичным для воплощения ясных и выразительных хореографических образов.

Балет начинается с пантомимного пролога, когда с открытием портального занавеса в свете рампы появляются археологи, исследующие разложенные на двух деревянных столах артефакты древнего городища Аркаим. Такое нетанцевальное вступление закономерно, поскольку далее зрителям предстоит увидеть саму ожившую танцевальную историю легендарного города. Эффект контраста (современности и далёкого прошлого) здесь правомерен и даёт художественное представление о пересечении времён.

Вслед за прологом сцена значительно оживает: на ней закипает жизнь восточного базара, который становится своеобразной ареной событий. В её центре отважный воин – Самбулат (Ильдар Маняпов), сын Верховного Жреца, появляющийся вместе со своим отцом на колеснице. Сердце сильного и храброго юноши стремятся завоевать первые красавицы в городе, и среди них – три девушки-невесты (Анастасия Алексеева, Софья Доброхвалова, Разиля Мурзакова), выбранные самим Жрецом. Именно они исполняют на площади величественный, с эротическими интонациями ритуальный танец. Но мечты Самбулата связаны не с земными красавицами, а с прекрасной девушкой-грезой – Дочерью Неба Йондоз (Гульсина Мавлюкасова), являющейся юноше под покровом ночи. В красивейшем, с пряными нотами Востока таинственном дуэте Йондоз и Самбулата как раз и раскрываются романтические фантазии героя. Им на смену приходят созвучные ритмам бубна шамана ритуальные танцы, управляемые Верховным Жрецом Аркаима, который настаивает на том, чтобы Самбулат выполнил волю предков и выбрал себе суженную. Но юноша отвергает всех невест, оставаясь верным Йондоз. Увлечь и соблазнить Самбулата не получается и у кокетливой Эрке (Лилия Зайнигабдинова) – дочери правителя соседнего племени Буги. Лишь на короткое мгновение она «цепляет» своим ярким и соблазнительным танцем сына Жреца.

Из-за отвергнутой Эрке (Самбулат разбивает ритуальную чашу с водой, предназначенную его избраннице) вспыхивает ссора. Послы и Эрке убиты. Атмосфера вражды и ненависти в племени Буги накаляется, что сопровождается не только резкими ритуальными перестроениями воинов, но и нарастающим ритмичным хоровым сопровождением. Сливаясь воедино, танец и вокал создают особое впечатление от заклинания, настраивающего на победу в кровавой войне.


«Аркаим». Йондоз — Гульсина Мавлюкасова, Самбулат — Ильдар Маняпов. Фото Сергея Емельянова

Самбулату вновь является Йондоз. Благословляя его на победу, она вселяет в его сердце духовную силу. Магический, завораживающий танец героини сопровождается сольным женским вокалом, действующим особенно проникновенно, как бы предостерегая от беды, погружая в легенду с благополучной развязкой.

Воины Сура готовятся к войне, но враги неожиданно нападают на их племя. Прямо на улицах города завязывается битва. Гибнут женщины и дети. Кажется, что не осталось ни одного живого человека. Аркаим превращается в город мёртвых. Но вот тяжело поднимается один-единственный выживший воин. Это Самбулат, спасшийся от смертельной раны благодаря амулету, подаренному Йондоз.

Самбулата окружают души умерших воинов и жителей города: в полумраке они выстраиваются в линии и неподвижно стоят. Боль за содеянное переполняет его, и герой переламывает пополам свой меч, принесший множество бед двум народам. Словно в ответ на земные муки Самбулата, богиня Хумай приводит Йондоз в мир людей. Самбулат счастлив, увидев во плоти свою мечту. Девушка и юноша соединяются для того, чтобы положить начало новому роду и новой цивилизации.

Завершает спектакль эпилог, где начавшие историю Аркаима археологи продолжают свою работу над раскопками городища, таящего в себе ещё немало тайн и загадок.

Пространство сцены на протяжении всего спектакля занято одной предметно-живописной декорацией, представляющей Аркаим в виде города-воронки, «затянутой» к звёздному небу, отчего и создается впечатление прямой связи поселения со Вселенной. Смена картин спектакля происходит при помощи световых затемнений и закрывающегося прозрачного занавеса. В отдельные моменты режиссёрская перемена происходит благодаря большим полупрозрачным тканевым полотнищам, которыми активно манипулируют сами артисты.

Заинтересовавшись идеей балета о древнейшем (рубежа III-II – начала II тыс. до н. э.) обширном поселении Аркаим, его авторы решились на создание нового сценического мифа о происхождении мировой цивилизации. Риск был большой, но и игра стоила свеч, поскольку новая тема оказалась близка балетному театру! Победителями здесь оказались все авторы, открыто и самозабвенно принявшие законы танцевального жанра. В их руках материал приобрёл ясные очертания и притягательную форму! Но, как бы ни была велика значимость композитора и художников в Аркаиме, объединить их всех сумел опытный режиссёрский взгляд хореографа Андрея Петрова. Именно Петров направил соавторов в нужное творческое русло и сумел подчинить действие балета его главному выразительному средству – танцу. А то, что «Аркаим» благодаря профессиональным силам Башкирского балета (главный балетмейстер Леонора Куватова) успешно продолжает свою жизнь и сегодня, спустя двенадцать лет со дня мировой премьеры, лучшим образом подтверждает его востребованность у зрителей.

=======================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 18, 2017 1:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051804
Тема| Балет, Современный танец, Фестиваль"Золотая Маска". Итоги
Автор| Алла Михалёва
Заголовок| Равновесие в танце
Где опубликовано| © газета «Экран и сцена» № 9
Дата публикации| 2017-05-12
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=6689
Аннотация| Золотая Маска. Итоги


Сцена из спектакля “Ундина”. Фото Е.ФЕТИСОВОЙ

За “Золотую Маску” в области балета в нынешнем году сражались два первых театра страны – Большой и Мариинский, а также вышедший в последние годы в лидеры танцевального искусства Екатеринбургский театр оперы и балета. Впрочем, острой борьбой их соперничество назвать трудно. Три хореографических миниатюры конкурировали с многоактными балетами “Ундина” и “Ромео и Джульетта” в постановке Вячеслава Самодурова, художественного руководителя Екатеринбургского балета, благодаря чьей деятельности этот коллектив и вступил в пору хореографического ренессанса. Бывший премьер Мариинки и лондонского “Ковент Гарден”, Самодуров принес в уральскую труппу струю свежего воздуха, питерский перфекционизм и европейское мышление.

Большой же театр, помимо “Ундины”, был номинирован еще двумя одноактовками – “Вариации на тему Франка Бриджа” Бриттена и “Совсем недолго вместе” Макса Рихтера и Бетховена, составившими вместе с поставленной ранее килиановской “Симфонией псалмов” своеобразный голландский триптих. Однако авторы спектаклей – легенда при жизни Ханс Ван Манен и сегодняшние руководители NDT (тоже готовые пополнить ряды классиков) Соль Леон и Пол Лайтфут – на премию не выдвигались.

Так что балет в номинации “лучший хореограф” кроме Самодурова (наряду с еще пятью постановщиками современного танца) представлял петербуржец Антон Пимонов, в данном разделе и победивший. Его тридцатиминутный “Скрипичный концерт № 2” на музыку Прокофьева в Москву не привозили, поэтому остается полагаться на решение жюри, признавшего его первым среди коллег. Впрочем, вполне возможно, что данная награда – дипломатический жест или реверанс в сторону Мариинки, в прошлой “Маске” не участвовавшей. Музыкальное жюри на этот раз, благо претендентов было не так уж много, в распределении премий соблюдало не раздражающее равновесие. Пимонов победил как хореограф. Лучшим спектаклем был назван екатеринбургский “Ромео и Джульетта”. А Большой театр поощрили лауреатством Павла Клиничева. В номинации “работа дирижера в балете” маэстро выступал в единственном числе, но в трех лицах – в качестве дирижера “Ромео и Джульетты”, “Вариаций на тему Франка Бриджа” и “Ундины”, за последнюю и был удостоен “Маски”. На этом балетные поощрения Большого театра закончились. Артисты ничего не получили: ни Екатерина Крысанова и Игорь Цвирко за “Ундину”, ни Людмила Шипулина и Денис Родькин за “Вариации на тему Франка Бриджа”, ни Денис Савин за “Совсем недолго вместе”. Женская “Маска” в номинации “балет/современный танец” вместе с ее обладательницей, прима-балериной Мариинки Викторией Терешкиной отправилась в Петербург, а мужскую увез в бывший Свердловск исполнитель партии Меркуцио Игорь Булыцын. Что вполне справедливо. Особенно если учесть, что это первая “Маска” одной из лучших российских балерин Виктории Терешкиной и что в герое Булыцына сконцентрировались принципы работы Самодурова, создавшего спектакль о буйстве подростковых страстей. В екатеринбургской постановке, о которой “ЭС” подробно писала (№ 6, 2016) война двух семей – отнюдь не первопричина междоусобиц. Молодежь Вероны горит жаждой заявить о себе, что проще всего сделать, задирая окружающих. В юных телах играют гормоны, эмоции ищут выхода и находят в розыгрышах, заушательстве, провокациях и бесконечных потасовках. Не будь у них противника в виде представителей другого клана, они, наверное, передрались бы между собой. Противостоять этой полудетской агрессии может только любовь, которая и посещает заглавных героев. И подвижный, как ртуть, быстрый, колючий забияка Меркуцио Игоря Булыцына, для которого каскад прыжков – не просто движение, а один из способов самовыражения, оттеняет лирические взаимоотношения Джульетты и Ромео.

По своей стилистике “Ромео” и “Ундина” столь не похожи, что можно подумать: они поставлены разными людьми. В своем открытом эмоциональном и пластическом посыле шекспировский балет Самодурова абсолютно экстравертивен, “Ундина” же – напротив принципиально интровертивна, начиная с психологических переживаний героев, обращенных внутрь себя. Этот отчасти бессюжетный балет – о поиске самого себя, о невозможности найти идеал в реальной жизни и о зыбкости границы, разделяющей сон и явь. Беглец, убегающий от себя и увлекаемый в глубины моря и собственного подсознания прекрасной Ундиной, обретает за линией горизонта множество отражений-клонов, но так и остается для зрителя закрытым, унося свою тайну в водные пучины. Балет насыщен красивыми текучими дуэтами, движения артистов плавны и рапидны. К финалу Самодуров ввел стремительный Pas de huit. Эффектный дивертисмент для восьми танцовщиков отсылает к “Рубинам” Джорджа Баланчина и завораживает пьянящей скоростью и парадом стремительных соло, дуэтов и трио. Конкурировать с самим собой Самодурову пришлось не впервые.

Так как в номинации “лучший хореограф” представители классики и современного танца состязаются плечом к плечу, казалось, что главным конкурентом Антона Пимонова и Вячеслава Самодурова станет Ольга Пона, представительница высшей лиги отечественного contemporary dance. Ее Челябинский театр современного танца – один из лучших коллективов страны. Пона создала свой дансантный стиль, окутанный теплом и флером провинциального обаяния. Сегодня ее артисты находятся на пике профессинального мастерства. Перфекционизм стал новым содержанием спектаклей челябинской труппы. В “Теоретической модели абсолютной свободы” на музыку Wolven танцовщики вступают в соревнование с неким механизмом – кинетическим объектом (автор Николай Панафидин). Маленькая подвижная конструкция на ножке ходит туда-сюда, выкидывая в стороны узкие сочленения, напоминающие детали детского конструктора. Четверо исполнителей – три женщины и один мужчина – двигаются в тех же направлениях вдоль и поперек сцены, словно переводя движения механизма на язык человеческого тела. При том, что двигаются танцовщики безупречно и действию сопутствует совершенный по красоте и изысканности свет Владимира Карпова, заливающий площадку то стерильной голубизной ледяного сияния, то оранжевой теплотой закатного солнца, спектакль дышит холодом. А свобода, так и оставшаяся теоретической, не высвобождает исполнителей из плена схоластического замысла. В результате люди проигрывают трогательному в своем одиноком подвижничестве кинетическому объекту.

Фестиваль презентовал также дебютные для своей афиши имена. Самое яркое из них – Андрей Кайдановский, блеснувший в прошлом сезоне острой и лаконичной миниатюрой “Чай или кофе?” на сцене Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Другое – Ольга Горобчук, хореограф Омского театра “нОга”, возглавляемого ею уже 17 лет. Спектакль омичей “Five” покоряет захлестывающей энергией. Пять танцовщиков согласно комментарию (или эпиграфу) рассказывают о пяти вещах, которые нужно знать о мужчинах. В начале спектакля подтянутые парни предстают в облике “белых воротничков” в темных костюмах с небрежно заложенными в карманы руками. По ходу действия они избавляются от всех социальных атрибутов, не только пиджаков, галстуков и ботинок, но и от уверенной манеры держаться, подходя к финалу сбившимися в кучку и промокшими под дождем испуганными мальчишками. Происшедшая с ними метаморфоза – смысловая доминанта спектакля, но самое важное здесь – азарт и бесстрашие, с которыми исполнители отдаются танцу, насыщенному брутальными мужскими развлечениями, включающими драки.

Победил в номинации “современный танец” также эксклюзивно мужской спектакль “Все пути ведут на Север” на музыку Давида Монсо “Балета Москва”. Чисто мужской танец обладает особой притягательностью, если хореографу удается направить энергию, генерируемую танцующими представителями сильного пола, в верное русло. Постановщик спектакля Карин Понтьес знакома России по работе с костромской компанией “Диалог Данс”. Одна из ее постановок в этом коллективе – “Мирлифлор” была удостоена “Золотой Маски”, на которую в этом году сама Карин не выдвигалась. Но уложить в прокрустово ложе законченной композиции зашкаливающие в своей несхожести темпераменты и характеры семи танцовщиков ей определенно удалось. Мужчины здесь дружат и соперничают, готовы поддержать друг друга (зачастую буквально) и оттолкнуть от себя. Они галантны и грубы; сплоченная компания и коллекция индивидуальностей; танцовщики и гимнасты, не чуждые брейка с его бесстрашными прыжками на руках, вращениями на голове. У каждого есть соло, в котором он демонстрирует наилучшие навыки. И хотя из контекста этого неистового спектакля не совсем понятно, почему “Все пути ведут на Север”, можно предположить, что настоящие мужчины водятся только в суровых нордических условиях или, говоря проще, местах не столь отдаленных.

“Диалог Данс” также удостоился спецприза жюри за моноспектакль пиар-директора компании Маруси Сокольниковой “the_Marusya”, поставленный танцовщиком и хореографом Александром Андрияшкиным, оказавшимся к тому же неплохим режиссером. Дело в том, что “the_Marusya” – отличный пример вербатима с абсолютным чувством стиля и слухом к особенностям жанра. Маруся обстоятельно и с юмором рассказывает, как увлеклась современным танцем, как пришла в компанию, как нашла в ней свое место и как родилась идея этой работы. За подробностями и деталями встает живая картина жизни танцкомпании – увлекательная, яркая и при всей обстоятельности повествования немного сумбурная. Взгляд человека, находящегося внутри “дела” и при этом слегка абстрагировавшегося от творческого процесса, оказывается свежим и парадоксальным, в результате чего многие привычные вещи преподносятся креативной Марусей совершенно неожиданно. Это – трезвый взгляд на себя и окружающий мир – цепкий и небанальный, чуждый стереотипам. И хоть танцев в спектакле нет, хорошо, что награда не прошла мимо “the_Marusya”.

В конкурсной программе были еще две работы, стоящие упоминания. “Кровь” в постановке “По.В.С.Танцев” и “Из глубины…” Казанского театра юного зрителя. В первом случае Альберт Альберт и Александра Конникова – одни из пионеров российского contemporary dance – в соавторстве с петербурженкой Алиной Михайловой занялись исследованием генетических корней. В совершенстве владеющие своими телами, они могут позволить себе подобные экзерсисы, очень мягко и корректно демонстрируя, как через нейтральную пластику начинают ненавязчиво прорастать окрашенные национальной интонацией движения. А в спектакле Анны Гарафеевой “Из глубины…” артисты драматического театра на удивление профессионально освоили технику буто, сделав ее союзником в попытке передать настроение, содержание и даже композиции полотен Ван Гога.

И, наконец, было бы неплохо, если бы номинация “современный танец” оказалась бы лаконичнее и ограничилась шестью упомянутыми названиями – это явно пошло бы на пользу фестивальной афише.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18666
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 18, 2017 2:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051805
Тема| Балет, театр «Астана Опера», Премьера
Автор| Дана Аменова
Заголовок| "МАНОН" вершина балетного искусства
Где опубликовано| © газета «Вечерняя Астана»
Дата публикации| 2017-05-04
Ссылка| http://vechastana.kz/kultura/1007015-manon-vershina-baletnogo-iskusstva-/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В минувший уик-энд в столичном театре «Астана Опера» состоялась грандиозная премьера балета «Манон» Жюля Массне в постановке прославленного британского хореографа Кеннета МАКМИЛЛАНА. Один из самых знаменитых английских спектаклей, который был поставлен для Королевского балета Великобритании в 1974 году, четыре десятилетия просуществовал в статусе легенды и теперь впервые перенесен на сцену казахстанского храма искусств.

Трехактный спектакль, основанный на романе аббата Прево «История кавалера де Грие и Манон Леско» с английской точностью воспроизводит эпоху королевской роскоши конца XVIII века накануне французской революции. На фоне характерных атласных драпировок, париков и кринолинов разворачивается история о всепоглощающей любви несостоявшейся монахини красавицы Манон Леско и бедного студента де Грие, по неосторожности влюбившегося в юную авантюристку.

Роман аббата Прево в сентиментальном балетном прочтении получил пов­семестную популярность, спектакль стараются заполучить в репертуар многие театры мира. За аутентичностью исполнения следит Фонд Макмиллана, который решает, кому отдать историю о прагматичной девушке-куртизанке, оказавшейся в самом центре интриг, выбирающей между любовью де Грие и богатством господина Г. М.

Бесчисленные адажио на лирическую музыку из нескольких опер Массне, в которых Макмиллан был непревзойденным мастером, повсюду гарантировали спектаклю беспроигрышный успех. Принято считать, что Манон - один из самых загадочных и популярных женских персонажей в истории мирового искусства.

- Мне повезло, что я была введена в этот спектакль при жизни Макмиллана. Девяностые годы - страна еще закрытая, выезжать, чтобы выступать в зарубежных спектаклях, было нельзя. Мы изучали видео, которое подпольно было привезено, несколько раз перезаписано, очень плохого качества - именно так знакомились с западной хореографией, в том числе и Макмилланом. На сцене шла классика - о таких спектаклях мы могли только мечтать. В репертуаре Мариинского театра тогда шло всего 3-4 западных балета. Вскоре занавес рухнул, и у нас появилась возможность ездить, выступать за рубежом. Мне посчастливилось работать в Ковент-Гардене в качестве приглашенной балерины. Балет «Манон» очень сложный, его танцуют и танцевали большие театры, как «Гранд-Опера». И, естественно, для наших артистов все новое: западная техника, пальцевая и дуэтная. Здесь акцент сделан на дуэты, чувства, это драматический балет с очень красивой музыкой, - вспоминает художественный руководитель балетной труппы театра «Астана Опера» Алтынай АСЫЛМУРАТОВА.

В течение нескольких месяцев казахстанские артисты оттачивали тонкости хореографии, чтобы публика увидела эталонное исполнение, которое иностранные постановщики «Манон» тщательно оберегают. Если рассматривать отечественную версию «Манон» как образец британского стиля с подробными изображениями бытовых и психологических деталей, то, несомненно, балет выглядит впечатляюще. Десятки артистов вполне гармонично вписаны в компактную сцену, декорации-занавесы обыгрывают театр в театре и придают королевский размах. Поэтому задача постановщиков Карла БАРНЕТТА и Патрисии РУАНН, которым Фонд Макмиллана доверил выпуск премьеры, была весьма непроста.

- Несколько месяцев назад я приехал в Астану, чтобы преподать основное из этого балета ведущим солистам и кордебалету. В последние дни перед премьерой у нас был марафон, мы работали практически без перерыва. Затем мы направили усилия, чтобы соединить их вместе и «испечь пирог». Хочу сказать, что прогресс налицо, появились результаты: балетная труппа все прекрасно усваивает, воспринимает, в чем можно убедиться. Этот балет замечателен тем, что здесь есть простор для интерпретации. Одна балерина, изображая героиню, выбирает реалистичный взгляд на мир, у другой может чувствоваться отстраненное отношение к происходящим событиям, - метафорично пояснил балетмейстер-постановщик Карл Барнетт.

- Самая главная трудность балета - его эмоциональная составляющая. Этот спектакль рассказывает о не зависящих от нас обстоятельствах жизни, которые могут сформировать судьбу. Артистам балета не просто приходится танцевать и делать какие-то па, но и выражать эмоции. Для того чтобы их передать, нужно не отвлекаться на технику, подразумевается, что она должна быть совершенной. Этого очень сложно добиться. Мне хотелось бы поблагодарить руководство театра, которое не побоялось поставить «Манон». Это очень массивная постановка, где нужно приложить много сил. Все костюмы и декорации вплоть до мелочей воссозданы и сохранены в первозданном виде, как задумано изначально. Всего двадцать театров мира имеют право ставить этот спектакль. Я разрешаю ставить этот балет по рекомендации Карла Барнетта и Патрисии Руанн. Они утверждают, что труппа «Астана Опера» вполне готова, - отметила супруга хореографа леди Дебора МАКМИЛЛАН.

- Балет непростой, когда начинают его ставить, возникает множество проб­лем. Мы ездили закупать материалы за границу. Нам пришлось вернуться к оригиналу, но за тридцать лет любой костюм меняется. Георгиадис был мастером цвета. Цветов, которые он требовал, сегодня практичес­ки нигде не найти. Вначале он рисовал акварельными красками и только потом обводил получившийся образ. Мы воссоздали костюмы XVIII века. В итоге было перекрашено более километра ткани. Необычно, что артисты танцуют в камзолах, больших платьях, - рассказывает координатор по костюмам Наталия СТЮАРТ.

Столичный театр подготовил два состава исполнителей любовного треугольника Манон - де Грие и господин Г.М. Заглавную партию в разные дни исполнили заслуженные деятели РК, примы-балерины Мадина БАСБАЕВА и Айгерим БЕКЕТАЕВА. Образ возлюбленного главной героини кавалера де Грие, прошедшего путь от трепетной и нежной любви до каторги и смерти любимой, воплотили заслуженный деятель РК Рустем СЕЙТБЕКОВ и лауреат международных конкурсов Олжас ТАРЛАНОВ. Роль Леско досталась заслуженному деятелю РК Бахтияру АДАМЖАНУ и лауреату международных конкурсов Арману УРАЗОВУ. А коварного господина Г.М. сыграли Жанибек ИМАНКУЛОВ и Рахметолла НАУАНОВ

==============================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 4 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика