Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 13, 2017 12:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051301
Тема| Балет, , Персоналии, Мария Александрова
Автор| Ольга Смагаринская
Заголовок| Мария Александрова: «В жизни мне не нравится быть роковой. Это разрушительная сила, а женщина должна созидать»
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-05-12
Ссылка| http://musicseasons.org/mariya-aleksandrova-v-zhizni-mne-ne-nravitsya-byt-rokovoj/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



С 30 марта по 1 апреля в Нью-Йорке с большим успехом прошли гастроли балетного спектакля «Богини и Демоницы». Это танцевальный дуэт прима-балерины Большого театра Марии Александровой и Бланки Ли, французского хореографа и танцовщицы испанского происхождения.

Посредством хореографии две богини танца исследуют многообразную природу женской натуры, используя элементы и классического балета, и фламенко, и современной хореографии. «Богини и Демоницы» – не просто красивое и захватывающее, но и очень гламурное зрелище, от необычных световых эффектов до платьев, предоставленных для исполнительниц такими знаменитыми кутюрье, как Аззедин Алайя, Стелла Маккартни, Жан-Поль Готье и Софи Телле. Всё в этом спектакле изысканно и продумано до мелочей.

Корреспондент «Музыкальных сезонов» встретилась с Марией Александровой за день до нью-йоркской премьеры, чтобы узнать всё об этом необычном проекте.



ОС: Мария, большое спасибо, что нашла время между репетициями и съёмками и согласилась дать интервью. Расскажи, как возник ваш творческий союз с Бланкой Ли и чем её проект «Богини и Демоницы» лично тебя заинтересовал? Ты сразу же согласилась или брала время на обдумывание?

МА:
Осенью 2015 года мне позвонила Брижит Лефевр (бывший директор Парижской оперы) и спросила, какие у меня планы на декабрь. В «Щелкунчике» я в том сезоне не танцевала, поэтому ответила ей, что у меня есть немного свободного времени. Тогда она мне рассказала, что хореограф Бланка Ли делает большой спектакль, для которого ей нужна классическая балерина, и она посоветовала ей обратиться ко мне.

Я очень люблю новые проекты, при этом осознаю, что это безумный риск, тем более в наше время, потому что никогда не знаешь, даже танцуя в театре, каким получится спектакль: роль может быть удачная, но спектакль нет, или, наоборот, спектакль удачный, но роль трудно складывающаяся. Но возможность познавать что-то новое – это, по-моему, самое интересное, что вообще есть в профессии. Это гораздо лучше, чем какая-то стагнация, даже в вещах, которые ты просто обожаешь, таких как большие классические спектакли. У меня достаточно авантюрный характер, поэтому я сразу согласилась, даже не думала.

ОС: Где вы репетировали и как тебе понравилось работать с Бланкой?

МА:
Когда Бланка узнала, что я согласилась, она приехала ко мне в Москву, – мы должны были понять, возможно нам вместе работать или нет. Потому что ужиться без проблем двум женщинам – это вопрос даже в жизни сложный, а в профессии тем более. Но надо отдать ей должное: мы сразу нашли общий язык, для неё этот проект был очень важен, и я так понимаю, что у неё уже был до меня неудачный опыт совместной работы, а мне было очень интересно попробовать. И между нами ни разу не возникло никакого негативного момента, даже на эмоциональном уровне, когда обе бываем очень уставшие, или когда случаются какие-то технические проблемы. Сначала мы репетировали в Москве – Бланке надо было понять мои физические возможности. Так получилось, что я хорошо восприняла все её задумки, потом она уехала, и после этого я уже приезжала к ней несколько раз в Париж. А примерно через пару месяцев, за две недели до премьеры, я уже была во Франции. Премьера спектакля состоялась в декабре 2015 года в Театре на Елисейских Полях.

ОС: Как она объяснила, о чём будет этот спектакль?

МА:
О женщине. О зарождении женского начала, о женской сути и разных женских ипостасях. Бланка, конечно, вкладывает в спектакль определённый смысл, понятный ей, но чёткой сюжетной линии там нет. Есть несколько небольших композиций, объединённых темой женщины. На протяжении восьмидесяти минут мы с ней вдвоём на сцене, танцуем дуэтом или соло – это достаточно тяжёлая работа в режиме нон-стоп.

Бланка находила вдохновение в древнегреческих мифах, богини в которых были всемогущи и прекрасны. В спектакле также есть сравнение женщины с природой, которая может быть и жестока, и добра. Мы как-то забываем иногда или не воспринимаем то, что сама природа, практически во всех культурах и ипостасях, имеет женское начало: она может быть очень опасна, но, в то же время, прекрасна и живительна. Но это не сюжетная линия, а просто образ. В спектакле задействовано много видео, проекций, безумной красоты световых эффектов, и всё вместе это создаёт многоликий образ женщины.

Вообще Бланка сама по себе очень сильная и независимая женщина, и она, насколько я понимаю, хотела этим спектаклем показать, что женщина – далеко не слабое существо. Она считает, что мир не очень справедлив в том смысле, что женщине в нём нужно бороться за своё место и доказывать своё равенство с мужчиной.. Я же к этому отношусь более спокойно: у меня тоже сильный характер, но я не собираюсь воевать за место, я знаю, что оно у меня есть и никто его у меня не отнимет. Я в этом смысле не очень западный человек; по-моему, в этом мире, действительно, главенствует мужчина, я с уважением к этому отношусь, но и признаю, что бывают моменты, когда роль женщины в мире очень велика, и без неё не обойтись. Но в матриархат не верю.

ОС: Есть ли у вас с Бланкой чёткое разделение того, кто играет Богинь, а кто Демониц, или вы делаете это по очереди?

МА:
Нет, но я, пожалуй, чаще изображаю светлое начало. И мне это нравится, у меня более разнообразные средства выражения, к тому же я несколько раз за спектакль танцую на пуантах. В каких-то эпизодах я олицетворяю светлое начало, а в каких-то – тёмное, при этом эти роли даже могут наслаиваться одна на другую. Мне очень нравится, что этот спектакль получился таким гламурным в хорошем смысле слова: он очень стильный, сделан со вкусом, что в наше время случается нечасто. Но при этом, на мой взгляд, он не затрагивает каких-то глубин, а просто создаёт очень хорошую и красивую атмосферу. Как качественный глянцевый журнал или прекрасный альбом фотографий.

ОС: А как чисто внешне в спектакле отличается Богиня от Демоницы? Как зритель понимает, кто есть кто? Всегда ли белое платье олицетворяет светлое начало?

МА:
Они отличаются костюмами и подачей образа. Не всегда это, правда, получается, потому что иногда к некоторым образам подходишь уже просто уставшей. В некоторых сценах смена доброго и злого происходит очень быстро: вот, например, в белом платье я сначала мягкая, светлая, а через секунду уже становится понятно, что вмешались какие-то злые силы, и я становлюсь иным персонажем. Когда я танцую соло в этом белом платье, то олицетворяю саму Природу, которая и дарит нам жизнь, и её же отбирает. Ну а какими средствами я этого добиваюсь, я не расскажу, это мои секреты. (смеётся)

ОС: Вот очень женский вопрос, который нельзя не задать, тем более что спектакль, действительно, очень гламурный, во всех аспектах. Костюмы, вернее, платья, для тебя и Бланки создавали ведущие кутюрье, такие, как Аззедин Алайя, Жан-Поль Готье, Стелла Маккартни и Софи Телле. Сколько платьев ты меняешь за вечер и какое из них твоё любимое?

МА:
Тот факт, что в спектакле задействовано много личностей, которые имеют огромный вес в мире моды, был, конечно, тоже очень важен. Я в своей жизни до этого работала только с двумя кутюрье для балетных постановок: с Игорем Чапуриным и Живанши, который делал когда-то костюмы для «Жизель». Больше кутюрье в Большой театр не приходят: для них это, может быть, очень тяжёлые или не очень интересные проекты. А здесь, наоборот, с нами сотрудничали такие именитые дизайнеры. Конечно, как женщине, мне это было очень интересно.

У меня шесть разных платьев за весь спектакль, а в самом начале, когда я изображаю зарождение женского начала, я танцую в телесного цвета купальнике и трико, что создает эффект обнажённого тела. Все платья одинаково нравятся, могу лишь сказать, какое самое тяжёлое. Белое, в котором я на пуантах исполняю сольный номер.

ОС: Кто написал музыку к спектаклю?

МА:
Её написал композитор Тао Гутьерез, частично это музыка его собственного сочинения, но иногда он использовал аранжировки известных композиций Шопена, Сен-Санса, Исаака Альбениса.

ОС: Что для тебя было самым сложным в спектакле?

МА:
Попросту дотанцевать до самого последнего своего выхода в спектакле. Потому что в этой череде долгих, непростых эпизодов финальный – самый сложный из них физически, технически и эмоционально. Нельзя сказать, что хореографический текст в «Богинях и Демоницах» какой-то уж очень неординарный, но его очень много, и в нём немало мелочей.

ОС: Вообще после классики непривычно браться за современную хореографию?

МА:
Переключиться на современную хореографию очень интересно, потому что это заставляет твой мозг и тело учиться чему-то новому и расширяет границы твоих возможностей.

ОС: Задам обратный вопрос: после классического балета эта хореография не показалась слишком простой и лёгкой?

МА:
Хореографии в спектакле дико много, попробуй всё это выучить! В чём-то она кажется лёгкой и спокойной, но объём огромный, и в некоторых местах хореография сложная. Есть эпизоды, которые требуют, действительно, физического вложения: например, сцена, где я два круга жете делаю, при этом на мне тяжеленное платье, у меня на голове парик с длиннющими волосами, кромешная тьма на сцене, проекция, мне ни черта не видно, я практически мечусь в некоем забытьи. По мере спектакля причёска трансформируется: от убранной и красивой головы к распущенным волосам по колено. С ними тоже надо научиться работать: иметь свои длинные волосы в жизни – это не то же самое, что танцевать с ними на сцене. Я после этого спектакля всегда в реально хорошей физической форме, это тяжёлый труд.

ОС: А что понравилось больше всего в процессе работы?

МА:
Благодаря этому проекту я поняла, что мир шире и многообразнее, я научилась воспринимать всё не настолько серьёзно, как в Большом театре. Потому что Большой, конечно, накладывает на тебя отпечаток: ты на весь мир потом смотришь с очень высокой планки, и себе её устанавливаешь высоко, и людям, и вообще становишься невероятно требовательным. А надо быть более открытым, лёгким, проще воспринимать свои неудачи, потому что вся жизнь состоит, в том числе, из неудач, разочарований и падений. И самое сложное – найти в себе силы подняться и идти дальше.

Этот спектакль меня сильно изменил в том смысле, что я осознала, что работа не должна проходить в атмосфере каких-то интриг, как в Большом. Театр переживает сейчас не самое лёгкое время для артистов: там бесконечные смены руководителей, и это достаточно тяжело. Как бы ты к театру и труппе не относился, руководитель всё равно задаёт определённый тон и нерв. Так что частая смена заставляет людей нервничать, и это не самое приятное времяпрепровождение в театре. Самые лучшие моменты – это когда ты на сцене. Но до неё ещё надо добраться.

После этого проекта на интриги и закулисные игры я уже смотрю совершенно по-другому и могу всему этому просто сказать «нет».

Но эта работа подарила мне ещё и огромную радость! Я всегда была позитивным человеком, верила в любовь, в людей, в то, что доброта спасет мир, хотя в последние годы и стала более закрытой.

ОС: Много ли для тебя личного в теме борьбы светлого и тёмного начал?

МА:
Жизнь ведь постоянно провоцирует нас делать какой-то выбор, причём ты осознаёшь, что всегда оставаться белым и пушистым может не получиться, внутри себя часто нужно принимать трудное решение, выбирая, на какой стороне ты играешь.

ОС: Мы, женщины, часто любим играть роль femme fatale и представлять, что в нас есть что-то ведьминское, потому что кажется, что быть ангелом – это вроде бы скучно, нужна какая-то изюминка. Ты сама по жизни частенько бываешь Демоницей? Нравится тебе роль роковой женщины?

МА:
Я знаю, что у меня очень сильный характер. И он может проявляться с очень разных сторон, некоторые из которых мне абсолютно не нравятся, и я стараюсь сдерживать такие эмоции. Наверное, как и в любом человеке, во мне намешано много разных качеств, мне хочется думать, что светлые стороны преобладают. Быть роковой, фатальной мне не нравится, потому что в любом случае это разрушительная сила. А женщина должна созидать.

ОС: Ты сказала, что Бланка вложила в этот спектакль свой смысл, может быть, что-то сродни манифесту феминизма. А лично для тебя о чём этот спектакль?

МА:
Он вообще о женщине. О том, что в каждой из нас есть и божественное, и дьявольское начало. Я вообще не люблю, когда ставят какие-то клише на человека. Никто, на самом деле, не может знать сполна другого, потому что какая-нибудь новая ситуация, проблема, стресс всё равно могут любого из нас раскрыть иначе.

ОС: В одном интервью ты сказала, что не хочешь, чтобы зритель, выйдя из зала, сказал: «Ах, как прекрасно Александрова танцевала!» Тебе бы больше хотелось, чтобы он после спектакля задумался, решил для себя какой-то вопрос, который его мучил. Какие вопросы после этого спектакля, на твой взгляд, возникают? И разве нельзя просто наслаждаться действием? Ты за то, чтобы зритель всегда сопереживал, думал?

МА:
Мне кажется, после этого спектакля надо в очередной раз понять, что женщина прекрасна во всех своих проявлениях. А с другой стороны, не надо никакого смысла в нём искать. Этот спектакль и надо смотреть просто ради красоты. Прийти, выпить шампанское, сесть и просто любоваться красивым зрелищем и не напрягаться. Всё зависит от спектакля, невозможно заставить человека сопереживать, если он смотрит, например, комедию. Пусть он просто веселится. Это тоже важно, смех продлевает жизнь.

ОС: Есть ли в спектакле элементы импровизации?

МА:
Нет, я импровизацию не люблю. А Бланка обычно часто её использует, но в этом спектакле от неё отошла, потому что нас на сцене только двое, мы зачастую должны танцевать в унисон, и, импровизируя, было бы очень трудно этого добиться. Поэтому она в результате сама вызубрила все движения, и мы очень долго этого добивались, потому что вообще мы очень разные!

ОС: В чём именно?

МА:
Да во всём. Я выше – она ниже. Она испанка – я русская. Я «классичка» – она с этим никогда не имела дела. Да и вообще: я, например, никогда ничего ставить не буду, а она ставит.

ОС: Ты ей советовала что-нибудь по ходу работы над постановкой, есть в хореографии какой-то твой вклад?

МА:
Вообще, у меня в жизни был только один хореограф, с которым я спорила по поводу его задумок. Это Лёша Ратманский, и случалось это по молодости. И не то чтобы я с ним спорила, а просто задавала вопросы: «А это что значит? А почему так?» Тогда он мне ответил: «Да ничего, Маша, это не значит. Просто делай, как сказал, и всё!» И после этого я никогда с хореографами не спорила. Это бесполезно.

ОС: Я не говорю, что надо спорить, но, быть может, внести какую-то свою идею, своё видение?

МА:
Создавая хореографию к «Богиням и Демоницам», Бланка во многом отталкивалась от моих способностей и особенностей как классической балерины. Но это полностью её проект. Она в него вложила много своих денег, полностью его сама создала и, конечно, очень им гордится. Все её спектакли обладают редким качеством – у них есть стиль, они очень зрелищны и всегда выглядят современно.

ОС: Ты как-то специально готовилась к этому спектаклю, помимо того что заучивала движения? Может быть, читала какую-нибудь литературу, смотрела другие балеты, вдохновлялась чем-то или кем-то, Айседорой Дункан, например?

МА:
Мне достаточно было подключиться к Бланке как к источнику: я вдохновлялась её напором и энергией. Вообще, она ни на кого не похожа. Быть может, название спектакля и какие-то движения и могут наводить на ассоциации с Айседорой Дункан, но на самом деле мы просто живём во времени, когда всё уже было придумано и сделано задолго до нас в этом мире и теперь идёт по десятому кругу. Поэтому всё что-то напоминает, все от кого-то и от чего-то отталкиваются. Но это не говорит о том, что нужно сесть и ничего не делать. Нужно всё равно вставать, пробовать и создавать!

ОС: Некоторые критики сетуют, что у тебя, такой первоклассной классической балерины, в этом спектакле не было шанса полностью раскрыть свои данные.

МА:
Потому что меня все знают как первоклассную актрису. Не зря же я ещё играю в драматическом театре… А здесь это не так очевидно требуется, потому что нет привычной для меня сюжетной истории.

ОС: Мне кажется, они говорили именно про технику.

МА:
Не знаю. Я не читаю критику, поэтому мне сложно сейчас ответить.

ОС: Скажи, что для тебя означает феминизм? Потому что в России к нему вообще многие относятся снисходительно и немножко даже негативно: люди считают, что феминизм и женственность несовместимы. А что думаешь лично ты? Ты вот сама же и очень сильная, независимая – и в то же время женственная.

МА:
Да, вот я живой пример перед вами сижу. (смеётся) Женщина может быть какой угодно, но при этом оставаться гармоничной: в ней не должно превалировать ни одно, ни другое. Я знаю, что обладаю очень сильными физическими данными и характером, но при этом я мягкая и ранимая внутри, просто не каждому это покажу.

ОС: В твоём инстраграме я видела, что ты сама делаешь себе грим для этого спектакля. Тебе никто не помогает? И причёски тоже сама успеваешь менять к каждому выходу?

МА:
Я это люблю. Для меня важно самой участвовать в этом процессе, ведь я знаю, когда мне надо переходить от одной сцены к другой и что требуется для каждого выхода. И потом, никто не знает моё лицо так, как знаю его я. Может быть, профессионалы посмотрят и скажут, что всё совсем не правильно. Но мне так комфортнее, я так себя чувствую лучше. В Большом тоже сама себя гримировала, там никто никогда моё лицо не трогал. Ещё на профессиональных съёмках я могу кому-то довериться. Для меня делать грим, поправлять себе причёску, менять костюм – своеобразный переход от одной сцены к другой, это всё работает на образ.

ОС: Каким в идеале ты видишь своё творческое будущее? Например, сколько лет бы ещё хотела танцевать?

МА:
На этот вопрос я не отвечу, потому что не люблю загадывать. Судя по этому году, лучше не строить планы. Я всегда говорила, что если мне надоест, то я закончу. Вот меня не устроила ситуация в Большом – и я приняла решение уйти из театра.

ОС: А в будущем ты больше себя видишь в современной хореографии или в классическом танце?

МА:
Во-первых, новая классика вообще сейчас не создаётся, никто в наше время так не мыслит, происходит либо реконструкция старой постановки, либо очередная редакция. Что мне интересно в идеале? Я люблю сюжетные спектакли. И, судя по моему опыту в драматическим театре, это действительно моё – драма без сюжета существовать не может (только в виде поэтических вечеров)! И мне это очень интересно, потому что театр, особенно русский театр, всегда ставит перед человеком глубокие вопросы, может быть, не всегда даёт на них ответы, но уж точно заставляет задуматься.

ОС: Я читала, что когда ты была маленькой и мечтала стать балериной, то сказала маме, что балет тебя научит жизни. Чему же он научил тебя?

МА:
Тому, что нужно, падая, вставать и идти дальше. Продолжать жить, несмотря на то, получилось у тебя что-то или нет, упала ты на сцене или не упала, с гипсом ходишь или без, ушёл ты из театра или остался – нужно всегда идти дальше, жить, делать то, что ты хочешь.

ОС: Как публика принимала «Богинь и Демониц» в Европе?

МА:
Сколько было выступлений, для меня каждый раз реакция публики была неожиданной. Некоторые сцены вообще каждый раз проходили под аплодисменты – вдруг такой тон задавался с самого начала. И всегда стояла гробовая тишина. Не было этих кашляний, всхлипываний, телефонов, ни у кого ничего не падало, никто не ругался. Эта гробовая тишина либо перемешивалась с аплодисментами, либо в конце уже просто происходил дикий взрыв, потому что публика дождалась момента, чтобы выразить свою благодарность.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 13, 2017 5:38 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 13, 2017 12:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051302
Тема| Балет, Венская Опера, Венгерская Опера, Персоналии, Карина Саркисова
Автор| Василиса Никольская
Заголовок| Карина Саркисова
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2017-05-12
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/7050
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ




Самая известная балерина Вены Карина Саркисова рассказывает о причине отъезда в Европу, Венской опере и ролях, которые она танцует в Венгрии.

Bi: Вам довелось учиться в нескольких балетных школах. Как вы оказались за границей?

КС:
Я родилась в Москве и проучилась почти во всех балетных школах города. Например, в школе Лавровского, в которой у меня были педагоги, танцевавшие в Большом театре – Нина Сорокина, Ида Васильева. Сам Михаил Лавровский приезжал к нам каждую неделю и давал уроки. В конце концов я поступила в третий класс Московского хореографического училища, где моим педагогом была Ирина Юрьевна Сырова.

Я очень благодарна всем своим учителям, каждый из них дал мне что-то свое: у Иды Валентиновны Васильевой я училась в 8-9 лет и в это время уже крутила 64 фуэте. Она говорила: «Надо встать и сделать – выбора нет». Благодаря ей, техника до сих пор осталась моей сильной стороной.

Из МГАХ я по приглашению уехала в Австрию. У нас был школьный концерт в Большом театре, мы показывали «Коппелию», где я была вторым составом. Так случилось, что девочка из первого состава заболела, и я танцевала Куколку в Большом театре. В тот день на спектакле были скауты талантов, они позвонили мне после и пригласили в две школы: в Штутгарт и в Вену.

В тот момент у меня был сложный период: у меня умер папа, мы с мамой остались одни, и у нее опустились руки. Я училась в «звездном» классе, у нас было много детей политиков, а моя семья была ничем незащищенная. Часто, если дети одинаково талантливые, то, конечно, танцевали дети знаменитых и «важных» родителей. Это до сих пор так и этого никто не скрывает. Поэтому, кто-то в училище посоветовал нам уезжать и не бояться. Мы выбрали Австрийскую школу в Вене и уехали туда вместе с мамой, правда, через неделю она вернулась обратно. Так в 12 лет началась моя австрийская карьера и со временем все устаканилось. Я жила в интернате, начала потихоньку учить язык. За время учебы выиграла довольно много конкурсов, в том числе известный в России «Фуэте» Артека, итальянский конкурс и конкурс в Лозанне в 1999 году. Меня пригласили в Амстердам, в Лондон и в Вену. И поскольку я уже жила в Австрии и знала язык, я решила никуда не уезжать.

Bi: На данный момент вы уже долго работаете в Европе. Много ли в вашем стиле жизни осталось русского, стараетесь ли вы это в себе поддерживать, либо, наоборот, подстраиваетесь под Европу?

КС:
Я никогда ни под кого не подстраиваюсь – ни под школы, ни под педагогов, ни под стили. Просто стараюсь учиться у людей и ситуаций. Моя философия: каждый человек такой, какой есть, нужно оставаться верным себе, только так ты можешь быть счастлив. Конечно, другая система и менталитет изменили мое воспитание, видение мира. Были случаи, когда я возвращалась в Россию, в Москву или в другой город, на несколько дней по делам, и многие вещи меня умиляли, смешили. Мне казалось прекрасным, что в этой стране именно так делается. Я скучаю по каким-то человеческим качествам. Русский темп жизни, эмоции и темперамент заложен в тебе, если ты родился в России. Даже если ты живешь в Европе, и это притупляется, все равно, когда возвращаешься, понимаешь насколько больше успевают люди, живущие в России, насколько глубже они чувствуют и насколько больше это выражают и в хорошем, и в плохом. Даже «просыпаешься» от этого.

Bi: Правда ли, что медийная известность пришла к вам в основном после той откровенной фотосессии в Вене для журнала?

КС:
Удивитесь, но – нет. Фотосессия уже была три месяца как опубликована. Это мужской журнал, фотосессия не должна была быть ню, это не было необходимо. Например, в этом же разделе до меня была Моника Белуччи абсолютно одетая, еще раньше – Кэмерон Диаз. А у нас так получилось. Я себя так чувствовала. Мы сделали это так, более откровенно. Этот журнал не сделал меня знаменитой. Но когда новый директор театра решил, что это неприемлемо для балерины, для театра, и уволил меня, не опираясь ни на один закон – вот это был скандал! Именно это увольнение.



«Если я сама не верю в то, что танцую, мне тяжело это передать»


Bi: В России эта история получила широкий резонанс, и многие узнали ваше имя благодаря этой ситуации.

КС:
Да, я знаю. Ко мне приезжали многие журналисты, снимали, спрашивали. Это был бум, на который я не рассчитывала. Это не было запланировано или сделано специально, я не хотела никакого скандала, не думала, что мне грозит увольнение. На самом деле, я очень страдала из-за этого в тот период, но в итоге эта медийность помогла мне. Многие поддержали меня в тот момент, и директор театра был вынужден взять меня обратно: надо было что-то делать, чтобы, наконец, все утихло, и люди шли на «Тоску», а не спрашивали: «Когда же Саркисова снова вернется в театр?»

Меня вернули, но отношения с директором не наладились, и, грубо говоря, я сидела «под станком». Я ничего не танцевала, и для балерины, которая 11 лет была солисткой Венской Оперы, это было невыносимо. В итоге я решила уйти сама.

Bi: Почему Вы выбрали именно Венгерскую Оперу?

КС:
Я рассматривала театры вблизи от Вены, так как мой сын живет в Австрии, и первым фактором для выбора нового рабочего места было расстояние, чтобы я могла видеть его как можно чаще. Венгрия – это идеальный вариант, потому что отсюда и на машине, и на поезде всего 3 часа езды, и я могу в любой момент приехать к сыну. Мне повезло, что меня захотели принять в этом театре, ведь даже для прима-балерины вовсе не обязательно, что ты можешь просто так прийти в любую труппу.



«Балет нельзя любить больше, чем он любит тебя, потому что балету ты становишься не нужен ровно после окончания твоего спектакля»



Bi: В вашем театре разнообразный репертуар. Вы любите современную хореографию? Есть ли среди хореографов фавориты?

КС:
Я люблю танцевать то, что мне удобно, как и все, наверное, то, что красиво, что я считаю красивым. Например, хореография Иржи Килиана – трудно не поставить его на первое место. Я работала и с неоклассическими, и с совсем модерновыми хореографами. Могу сказать, что неэмоциональные “валяния по полу” – это не мое. Даже если хореограф рассказывает мне о чем его валяния по полу, но я знаю, что зритель этого не увидит, не поймет, то меня сразу меньше мотивирует эта работа. Я эмоциональный человек и думаю, что театр существует для того, чтобы тронуть зрителя. Возможно, кого-то трогает и валяние по полу, и многие приходят смотреть на это. Это, как квадрат Малевича: для кого-то это шедевр, для кого-то просто абсурд. Могу сказать точно, если я сама не верю в то, что танцую, мне тяжело это передать.

Bi: На вас специально ставили хореографы?

КС:
Да, несколько раз. Недавно известный неоклассический хореограф, ученик Килиана, Йорма Эло ставил «Сон в летнюю ночь» в Вене. Была еще скандальная постановка Ренато Дзанелло на музыку Стравинского “Le Renard”, где сценические декорации были сделаны из видеопроекций очень известного австрийского художника Германа Нитша, который рисует кровью животных. Да, у него даже есть свой театр, в котором он проводит так называемые мистические оргии, где обнаженные люди обливаются кровью животных. Все немного брутально… Это была скандальная постановка, и на премьере половина зала кричала: “Браво!”, а другая – плевалась. Хореография была сложной и эмоционально изнуряющей, но это был интересный творческий опыт.

Bi: Что есть в вашей жизни, кроме балета?

КС:
В моей жизни есть много всего, а балет – это то, что я люблю, любимое дело. Я считаю, что так и должно быть на самом деле. Балет нельзя любить больше, чем он любит тебя, потому что балету ты становишься не нужен ровно после окончания твоего спектакля. Цветы, овации – это хорошо, но ты выходишь из театра и все, на твоем месте кто-то другой. Нужно задумываться об этом. И неважно кто ты – Малахов, Захарова или кто-то другой с громким именем. Конечно, потом еще некоторое время можно подпитываться известностью, но нужно быть счастливым самому, не только делать счастливыми других людей. У меня есть семья, двое детей, есть любовь – это тоже большое счастье. Мне повезло, что из-за мгновенно приобретенной известности, я имею возможность вести программы и участвовать в телевизионных передачах, сниматься в фильмах. Мне интересна жизнь, я ее очень люблю и благодарна за все.

Bi: Какими качествами, по-вашему, должен обладать артист балета?

КС:
Пофигизмом)))) (смеется) На самом деле, человек, если он уже стал солистом балета, обладает всем, чем нужно. Нужно быть немного расслабленным. Мне кажется, чтобы добиться успеха и наслаждаться, нужно относиться к этому спокойно, не ставить это на первое место в жизни. Те, кто с натянутыми на шее жилами всю жизнь по воскресеньям обшивает пуанты, а потом на старости лет, говорят, что всю жизнь угробили на балет… по-моему, они несчастны.

Bi: Скажите, есть ли какой-то образ, который бы полностью раскрыл ваш актерский и танцевальный талант?

КС:
Нет. Мои самые любимые фильмы – исторические. Все Екатерины, Тюдоры, Анны Болейн – вот что меня бы очень заинтересовало. Мне всегда давали танцевать все, что мне хотелось и подходило бы мне по образу. Я всегда была благословлена подходящими и любимыми ролями. Я знаю, что я не Спящая красавица, хотя похожую Машу в «Щелкунчике» я танцую. Но если бы ставили что-то в стиле Анны Болейн или по истории Екатерины, то, наверное, я бы грызла стены, чтобы станцевать это.

Блиц

Как проведёте вечер перед выходным?

Да как все, наверное, – оденусь и пойду куда-нибудь. Люблю кино, прогулки, рестораны.

Любимый город?

Стамбул.

В Вашем меню?

…всегда пиво.

Если не профессия балерины, то какая?

Актриса.

Вдохновение

От любви.

Чего Вы боитесь?

Предательства. А еще, если меня кто-то видит без макияжа)

Балетный ритуал?

Когда выбрасываю пуанты всегда говорю им «спасибо».

Если бы Вы были животным, то каким?

Крокодилом. Я могу тихо красиво лежать, а потом всем п****ц. У них всегда все круто! Ты же никогда не видишь крокодила, который паникует?)

Какую слабость Вы себе можете простить?

Влюбчивость. И я люблю творческий беспорядок.


Фотограф Octavia Kolt
=====================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Май 13, 2017 7:37 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Май 13, 2017 11:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051303
Тема| Балет, театр им. Джалиля, Нуриевский фестиваль
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Нуриевский фестиваль – 2017: эпоха реакции /
30-летие старейший в России балетный фест справляет в формате домашнего праздника

Где опубликовано| © «БИЗНЕС Online»
Дата публикации| 2017-05-13
Ссылка| https://www.business-gazeta.ru/article/345698
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Сегодня стартует Нуриевский фестиваль. Ничего нового публике театр им. Джалиля не предложит — все те же репертуарные спектакли с приглашенными солистами (на это потрачено 15 млн. рублей). О нынешних казанских постановках читатели могут узнать из архивных материалов нашей газеты, а балетный критик Екатерина Беляева специально для «БИЗНЕС Online» объясняет на примерах, как, в отличие от Казани, даже в рамках классического искусства можно интересно лавировать, не потеряв постоянной аудитории.




«ПУБЛИКЕ ЯКОБЫ НРАВЯТСЯ ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ, А ИМЕННО БАЛЕТЫ НАСЛЕДИЯ И СОВЕТСКИЙ ДРАМБАЛЕТ»

Сегодня в Казани в театре оперы и балета открывается старейший в стране международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева. Фестиваль пройдет в 30-й раз с 13 по 30 мая. К сожалению, красивая круглая дата не стала поводом для превращения добротного феста в креативный форум. Как и прежде, фестиваль предлагает зрителям слишком традиционные вещи — одну премьеру, репертуарные спектакли, в которых примут участие свои и приглашенные звезды, и два праздничных гала-концерта. В таком неизменном формате Нуриевский фестиваль существует из года в год.

Хотя однажды в 2014 году на фестивале случилась маленькая революция — на гастроли приезжал прекрасный Дортмунд-балет со спектаклями «Сказки Венского леса» и «Триптих». Экстравагантные гастрольные балеты, встроенные между «Жизелью» и «Дон Кихотом», вызвали большой резонанс в СМИ, передовые критики рассчитывали, что грядут приятные изменения, которые коснутся и репертуарной политики театра, но тщетно.

Вместо ожидаемых обновлений началась реакция. Следующие фестивали потекли по старому руслу. Театр открыто дал понять, что не собирается реформировать форум, так как публике якобы нравятся традиционные ценности, а именно балеты наследия («Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Баядерка») и советский драмбалет. Между тем и в рамках классического искусства можно интересно лавировать, не потеряв постоянной аудитории.

«ЛЮБОМУ ФЕСТИВАЛЮ, КРОМЕ РУКОВОДИТЕЛЯ, НУЖЕН ПО МЕНЬШЕЙ МЕРЕ КУРАТОР»

Не секрет, что Россия в целом серьезно отстала с фестивальным движением. Наверстать упущенное получилось только к концу 90-х годов прошлого века, а довести фестивальную культуру до совершенства лишь в середине нулевых. С балетом дело обстояло получше, так как здесь отставать было не от кого. Такого количества первоклассных балетных театров не было и нет ни у одной страны мира. На Западе проходили фесты современного танца, аналоги которых, как только рухнул железный занавес, появились у нас в разных городах. Но смотры contemporary dance чисто жанровые, они устроены по универсальному принципу — чем больше у фестиваля средств, тем знатнее приедут гостевые компании и тем больше отечественных перформеров смогут представить свои новинки. Государственным театрам эта схема не подходит, так как театры должны прежде всего занимать своих артистов. Татарский театр оперы и балета, будучи пионером фестивального движения, так с самого начала и сделал, и у него вышел фестиваль с плотной праздничной афишей и только.

Первая попытка организовать «другой» фестиваль балета состоялась в Санкт-Петербурге в Мариинском театре в 2001-м. Как видно по опыту Казани, добавка прилагательного «международный» гарантирует лишь присутствие иностранных танцовщиков, что само по себе приятно, но формат феста в виде домашнего праздника не меняет.

Любому фестивалю, кроме руководителя, нужен по меньшей мере куратор. Но не надо путать куратора с продюсером. Последний может организовать на фестивале отличные гастроли зарубежной труппы или устроить приезд мегазвезд. А куратор — это независимый (в идеале) эксперт, который неустанно следит за балетным процессом в мире, ловит тенденции, отсматривает премьеры в ключевых балетных компаниях, открывает новые имена хореографов, суммирует эти знания и затем долго ломает голову над тем, что из всего этого изобилия можно будет вплести в фестивальную афишу, а что — отвергнуть как бессмысленное в нашей реалии, и так далее — без устали и сна.

В Мариинском театре сложился гениальный тандем руководителя феста и его куратора, идеолога — это были худрук балетной труппы Махар Вазиев и его помощник Павел Гершензон. Пилотный фестиваль балета «Мариинский» прошел по традиционной схеме — премьера, спектакли с участием своих и зарубежных звезд и гала-концерт. Но следующие фестивали делались с учетом опыта, приобретенного во время первого феста.

«ВСЕ ЭТИ НАЗВАНИЯ ИМЕЮТСЯ В РЕПЕРТУАРЕ, ПУБЛИКА ИХ ЗНАЕТ, НО КОНТЕКСТ ПОЛУЧИЛСЯ СТОПРОЦЕНТНО ФЕСТИВАЛЬНЫЙ, ЭКСТРАОРДИНАРНЫЙ...»

Уже на второй год появились интересные, специально подготовленные тематические вечера. Так был собран вечер балетов Михаила Фокина, которые обычно идут в парах со спектаклями других хореографов. «Шопениану» танцевали мариинские балерины и наш соотечественник Владимир Малахов, тогдашний директор Берлинского государственного балета. Он же исполнил Петрушку в одноименном балете. В «Шехеразаде» вышел варяг из Москвы Николай Цискаридзе. Казалось бы, все эти названия имеются в репертуаре, публика их знает, но контекст получился стопроцентно фестивальный, экстраординарный. Потому что на сцене встретились несколько персонажей Нижинского, плюс «столкнулись лбами» артисты мирового класса, соперники, которые в обычной жизни никогда не танцуют даже в одной стране, не говоря уже о театре.

Дальше тематическое направление развивалось еще интереснее. В 2003-м, например, был устроен вечер «Темы и вариации классического балета», куда вошли вариации на романтическую тему во главе с «Па де катром» Антона Долина, на славянскую тему («Венгерская рапсодия» из балета «Конек-Горбунок»), и знаменитое Гран па из «Пахиты» украсило вариации на испанскую тему. Эти номера и фрагменты забытых спектаклей нужны было реконструировать, но для знающих людей, которых у нас в стране имеется как минимум двое (Сергей Вихарев и Юрий Бурлака), это посильная задача.

Проходили вечера советской хореографии, где показывали фрагменты «Лауренсии», еще до всех реконструкций Михайловского театра. Знатоки этого периода тоже живут в России и будут счастливы поучаствовать в новых реконструкциях. Там же в Мариинском театре придумали еще одну небанальную форму фестивального спектакля. В один год провели три вечера, посвященные ведущим балеринам театра. Тогда это были Ульяна Лопаткина, Диана Вишнева и Дарья Павленко. Получился настоящий агон, битва стилей и коррида темпераментов. Для каждого вечера был придуман постер с фотографией балерины крупным планом. Эти черно-белые плакаты развесили по всему городу. Программу вечера и партнеров балерины выбирали себе сами. На следующий год эстафету переняли мужчины — Игорь Зеленский, Фарух Рузиматов и Цискаридзе выступили в авторских программах. Некоторые из артистов смогли заказать себе новый спектакль по такому случаю, не беспокоясь, задержится ли он в репертуаре, так как на фестивальные постановки (гонорары хореографам, художникам и композиторам) для солистов средства дали частные спонсоры, поддерживающие конкретно этих артистов, а не махину театра.

«ВСЕ ЭТИ НАЗВАНИЯ ИМЕЮТСЯ В РЕПЕРТУАРЕ, ПУБЛИКА ИХ ЗНАЕТ, НО КОНТЕКСТ ПОЛУЧИЛСЯ СТОПРОЦЕНТНО ФЕСТИВАЛЬНЫЙ, ЭКСТРАОРДИНАРНЫЙ...»

Уже на второй год появились интересные, специально подготовленные тематические вечера. Так был собран вечер балетов Михаила Фокина, которые обычно идут в парах со спектаклями других хореографов. «Шопениану» танцевали мариинские балерины и наш соотечественник Владимир Малахов, тогдашний директор Берлинского государственного балета. Он же исполнил Петрушку в одноименном балете. В «Шехеразаде» вышел варяг из Москвы Николай Цискаридзе. Казалось бы, все эти названия имеются в репертуаре, публика их знает, но контекст получился стопроцентно фестивальный, экстраординарный. Потому что на сцене встретились несколько персонажей Нижинского, плюс «столкнулись лбами» артисты мирового класса, соперники, которые в обычной жизни никогда не танцуют даже в одной стране, не говоря уже о театре.

Дальше тематическое направление развивалось еще интереснее. В 2003-м, например, был устроен вечер «Темы и вариации классического балета», куда вошли вариации на романтическую тему во главе с «Па де катром» Антона Долина, на славянскую тему («Венгерская рапсодия» из балета «Конек-Горбунок»), и знаменитое Гран па из «Пахиты» украсило вариации на испанскую тему. Эти номера и фрагменты забытых спектаклей нужны было реконструировать, но для знающих людей, которых у нас в стране имеется как минимум двое (Сергей Вихарев и Юрий Бурлака), это посильная задача.

Проходили вечера советской хореографии, где показывали фрагменты «Лауренсии», еще до всех реконструкций Михайловского театра. Знатоки этого периода тоже живут в России и будут счастливы поучаствовать в новых реконструкциях. Там же в Мариинском театре придумали еще одну небанальную форму фестивального спектакля. В один год провели три вечера, посвященные ведущим балеринам театра. Тогда это были Ульяна Лопаткина, Диана Вишнева и Дарья Павленко. Получился настоящий агон, битва стилей и коррида темпераментов. Для каждого вечера был придуман постер с фотографией балерины крупным планом. Эти черно-белые плакаты развесили по всему городу. Программу вечера и партнеров балерины выбирали себе сами. На следующий год эстафету переняли мужчины — Игорь Зеленский, Фарух Рузиматов и Цискаридзе выступили в авторских программах. Некоторые из артистов смогли заказать себе новый спектакль по такому случаю, не беспокоясь, задержится ли он в репертуаре, так как на фестивальные постановки (гонорары хореографам, художникам и композиторам) для солистов средства дали частные спонсоры, поддерживающие конкретно этих артистов, а не махину театра.

Хотя аналогичных Мариинскому фестивалю смотров больше в России (да и в мире) нет, один достойный форум, чей опыт тоже стоит иметь в виду, назвать можно. Это Дягилевский фестиваль в Перми (он открывается как раз 14 мая), в котором присутствует солидный балетный контент. Из своего Пермский балет обычно показывает на фестивале новейшую премьеру и предыдущую, никаких заигранных репертуарных названий типа «Жизели» и «Дон Кихота» здесь не будет. Эти балеты можно смотреть весь год, а фест призван настраивать зрителя на новое, обращенное в будущее искусство. И всегда выступает одна или две зарубежные компании с новыми спектаклями, причем стараются привозить раритеты, посмотреть которые съедутся и столичные зрители.

...Не выходит из головы тот год в Казани, когда приезжал Дортмунд-балет, никогда и нигде в России ранее не выступавший. Учитывая, что в «Жизели», которая стояла в афише рядом с немецкими гастролерами, танцевали Светлана Захарова и Сергей Полунин, можно было с уверенностью утверждать, что тогда Казань превращалась на три вечера в балетную столицу...

Екатерина Беляева

Беляева Екатерина Германовна — музыкальный критик, балетовед, редактор и обозреватель газеты «Музыкальное обозрение», автор интернет-издания «Белканто.ru», «Петербургского театрального журнала», журнала «Музыкальная жизнь», Москва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 14, 2017 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051401
Тема| Балет, театр им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Персоналии, Михаил Тимаев, Кристина Андреева
Автор| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| «РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА» В КАЗАНИ: БАЛЕТ ДЛЯ ТЕХ, КОМУ НЕКОГДА
Где опубликовано| © Газета «Вечерняя Казань»
Дата публикации| 2017-05-14
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/articles/romeo-i-dzhuletta-v-kazani-balet-dlya-teh-komu-nekogda.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Юбилейный ХХХ Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева открылся вчера в Казани. Первым спектаклем стала премьерная постановка «Ромео и Джульетты» Сергея Прокофьева, которую для труппы театра имени Мусы Джалиля поставили хореографы Борис Мягков и Владимир Яковлев.



«ПРЕДАЛ ШЕКСПИРА»

«Ромео и Джульетта» - один из самых популярных и значимых балетов ХХ века. Великий Прокофьев написал его в 1935 году, и довольно быстро, однако отечественные хореографы не сразу взялись за постановку. Во-первых, смущала музыка: с таким грандиозным материалом сочинители танцев в СССР еще не сталкивались. Во-вторых, у Прокофьева не умирали ни Ромео, ни Джульетта. И официальные лица страны, решив, что композитор «предал Шекспира», настаивали на переосмыслении сюжета и музыки.

Мировая премьера «переосмысленного» балета состоялась в 1938 году в Чехословакии - в театре города Брно. Русская история танцующих Ромео и Джульетты началась два года спустя в Ленинграде: спектаклю Леонида Лавровского в театре имени Кирова (ныне - Мариинский) с Галиной Улановой и Константином Сергеевым в главных ролях суждено было стать легендой. И мощным источником вдохновения почти для всех крупных хореографов последующих лет: отталкиваясь от версии Лавровского, свои интерпретации шекспировской трагедии создали Биргит Кульберг в Швеции, Серж Лифарь во Франции, Кеннет МакМиллан в Великобритании...

«Ромео и Джульетта» - один из самых популярных и значимых балетов ХХ века. Великий Прокофьев написал его в 1935 году, и довольно быстро, однако отечественные хореографы не сразу взялись за постановку. Во-первых, смущала музыка: с таким грандиозным материалом сочинители танцев в СССР еще не сталкивались. Во-вторых, у Прокофьева не умирали ни Ромео, ни Джульетта. И официальные лица страны, решив, что композитор «предал Шекспира», настаивали на переосмыслении сюжета и музыки.

Мировая премьера «переосмысленного» балета состоялась в 1938 году в Чехословакии - в театре города Брно. Русская история танцующих Ромео и Джульетты началась два года спустя в Ленинграде: спектаклю Леонида Лавровского в театре имени Кирова (ныне - Мариинский) с Галиной Улановой и Константином Сергеевым в главных ролях суждено было стать легендой. И мощным источником вдохновения почти для всех крупных хореографов последующих лет: отталкиваясь от версии Лавровского, свои интерпретации шекспировской трагедии создали Биргит Кульберг в Швеции, Серж Лифарь во Франции, Кеннет МакМиллан в Великобритании...



РУДОЛЬФ НУРИЕВ ВДОХНОВЛЯЛСЯ САДИЗМОМ?

В спектакле МакМиллана, поставленного для Королевского балета Великобритании, Ромео танцевал Рудольф Нуриев (Джульеттой была Марго Фонтейн). Впервые это произошло в 1965 году, Нуриеву тогда было 27 лет. Прекрасный для классического танцовщика возраст - кульминация мастерства и сил в их редком, гармоничном сочетании. Через 12 лет Нуриев сам поставит «Ромео и Джульетту» - сначала для Лондонского фестиваля балета, затем для Ла Скала, а потом и для Парижской национальной оперы. В 46 лет - уже критические для танцовщика - Нуриев исполнял в своей постановке партию Меркуцио. Он делал это так ярко, что критики писали: балет следовало бы назвать не «Ромео и Джульетта», а «Меркуцио и Тибальд».

Нуриевская версия «Ромео и Джульетты» считается одной из самых сложных и захватывающих. В ней множество наитруднейших танцев, а сцены поединков, которые Рудольфу помогали ставить фехтовальщики из Голливуда, поражают жестокостью. Один из исследователей жизни и творчества Нуриева даже выдвигает версию, что Нуриев, когда ставил «Ромео и Джульетту», вдохновлялся садизмом.



НУРИЕВСКАЯ ПОСТАНОВКА В КАЗАНИ НЕ СЛУЧИЛАСЬ

Уже после первого приезда Нуриева в Казань в марте 1992 года ходили слухи, что великий Руди планирует поставить в театре им. Джалиля «Ромео и Джульетту». Сюиту из этого балета он, как дирижер, начал репетировать тогда с музыкантами Государственного симфонического оркестра РТ, в мае исполнил ее для казанской публики (актовый зал консерватории, ныне - БКЗ им. Сайдашева, был полупустым). Увы, это было одно из последних выступлений великого артиста: в январе 1993 года он умер. Кстати сказать, идея необычного памятника на могиле Нуриева - дорожного сундука, покрытого пестрым восточным ковром из смальты - принадлежит Эцио Фриджерио. Именно с ним - своим другом, выдающимся сценографом и художником, знатоком итальянского Возрождения - Нуриев неизменно работал на постановках «Ромео и Джульетты».

ДВА БЕЗ ТРЕХ НЕ БЫВАЕТ

Впервые на казанской сцене балет Прокофьева по трагедии Шекспира поставила в 1975 году балетмейстер Дина Арипова (Брауде). Это была работа «на вырост»: в интервью местным газетам постановщица сетовала, что для густонаселенного спектакля казанский кордебалет совсем невелик, и что не у всех исполнителей сольных партий есть дублеры. Больше всех радовались новому спектаклю музыканты оркестра театра и дирижер Равиль Мартынов: еще никогда прежде они не играли для казанской балетной труппы сочинение такого уровня сложности и красоты.

Вторую казанскую постановку «Ромео и Джульетты» осуществил в 1999 году хореограф Борис Мягков. Наша публика уже знала маэстро: в мае 1993 года на Нуриевский фестиваль приезжал коллектив Мягкова - московский хореографический театр «Балет России». Столичные артисты исполняли произведения своего руководителя - одноактный балет «Травиата» на музыку Верди и хореографические новеллы на музыку Рахманинова. Был успех.

В версии Мягкова в балете «Ромео и Джульетта» с нескрываемым удовольствием танцевала вся казанская труппа: изощренные и выразительные хореографические тексты постановщик сочинил для исполнителей и ведущих партий, и эпизодических. Однако главной особенностью мягковского спектакля был Ромео в исполнении Нурлана Канетова. Дело в том, что почти всегда и всюду балетных Ромео затмевают Джульетты. В Казани главным героем шекспировской трагедии на протяжении почти 15 лет был Ромео-Канетов - вдохновенный, готовый любить и любящий, бесстрашный и нежный. Что немаловажно - прекрасно сложенный, он очень красиво танцевал.

Еще в конце прошлого сезона в театре Джалиля решили, что в репертуаре должна появиться третья версия «Ромео и Джульетты». От сочинения Бориса Мягкова отказываться не стали: трактовку опытного мастера взялся дополнить художественный руководитель казанской балетной труппы Владимир Яковлев.

ПРОЩЕ ПРОСТОГО

Очевидно, что источником вдохновения для команды новых постановщиков не стал лучший балетный спектакль России в сезоне 2015/2016 по версии экспертов и жюри Национальной премии «Золотая маска» - «Ромео и Джульетта» Вячеслава Самодурова в Екатеринбургском оперном театре. Лаконичный в декорациях, сдержанный в костюмах и остро современный в хореографии - этот спектакль казанцы могут увидеть в одном из кинотеатров города в рамках проекта "Золотая маска" в кино"...

Визуальное решение новой казанской постановки «Ромео и Джульетты» осуществили Анна Ипатьева и Андрей Злобин. Их декорации и костюмы настолько яркие и многоцветные, что порой возникает ощущение, особенно в массовых сценах, будто к героям знаменитой итальянской трагедии присоединились персонажи других балетов - индийской «Баядерки» и, пожалуй, испанского «Дон Кихота».

Есть теперь в «Ромео и Джульетте» и видеопроекции: в начале спектакля это установленные на стене средневекового замка свечи с дрожащими на ветру язычками огней и кружащие в облаках голуби, в финале - статичные видеоизображения Ромео и Джульетты на условном небе.

В новой версии балет уже не четырехактный, как у Прокофьева, а двухактный. Сокращенный вариант упрощает развитие сюжета: теперь все происходит так быстро, словно трагедию Шекспира вам рассказывают участники конкурса скороговорок. Очевидно, что Владимир Яковлев ориентировался на знатоков литературного источника. И старался угодить зрителям, которым некогда тратить время на вдумчивое знакомство с печальной историей былых времен. В принципе, для казанского балетного театра он сделал с Шекспиром то же самое, что в 2011 году режиссер Владимир Чигишев сделал для казанского драматического театра. Чигишев тогда поставил на сцене ТЮЗа трагедию Шекспира «Отелло», исключив из произведения несколько второстепенных, по его мнению, сцен.

В новой постановке балета намного проще стала и хореография. Спектакль теперь тяготеет к дивертисменту: в нем немало сцен, когда группа эпизодических персонажей (массовка) просто стоит и дружно аплодирует танцам солистов. Сольные вариации изобилуют партерными пируэтами и прыжками жете, массовые пляски запоминаются старательной синхронностью и симметрией.

Характер персонажей тоже изменился. Взять хотя бы Кормилицу: в прежней версии это была благовоспитанная, степенная тетушка, теперь - старушка-разбойница, щедро раздающая слугам оплеухи и подзатыльники (Диана Ахметшина). Непривычный образ Джульетты создает Кристина Андреева: юная Капулетти - совсем не робкая девушка, которой «нет четырнадцати лет». Уже в первой своей сцене это знающая себе цену молодая и капризная красавица, похожая на купеческих дочек из пьес Островского. Она не влюбляется в Ромео, но позволяет ему себя любить.

Ромео в исполнении Михаила Тимаева - один из самых убедительных героев в спектакле. Он и другие мужчины - Меркуцио (Олег Ивенко), Бенволио (Алессандро Каггеджи) и Тибальд (Артем Белов) - кажутся в этой постановке самыми «шекспировскими». Несмотря на клиповый ритм спектакля, они успевают вжиться в свои яркие роли. И, конечно же, очень хороши в эффектных сценах поединков.

Практически без изменений сохранилась в новой версии «Ромео и Джульетты» сцена смерти Тибальда. Она решена в традициях старомодного театра внятных метафор: как только сердце Тибальда перестает биться, из кулисы выносят и протягивают вдоль всей авансцены широкую ленту идеально выглаженной красной ткани. Это река крови, затопившая улицы Вероны...

Сегодня на Нуриевском снова покажут «Ромео и Джульетту» в постановке Бориса Мягкова и Владимира Яковлева. Заглавные партии в спектакле, где все происходит очень быстро, исполнят дебютанты казанского фестиваля - выпускники Школы Большого театра в Бразилии Таис Диоженес (Джульетта) и Вагнер Карвалье (Ромео).


Фото Александра ГЕРАСИМОВА

====================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 14, 2017 11:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051402
Тема| Балет, ТГАТ оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Персоналии, Борис Мягков, Владимир ЯковлевМихаил Тимаев, Кристина Андреева
Автор| Татьяна Мамаева, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
Заголовок| Нуриевский фестиваль начался с трагедии
Балетный форум проходит при аншлагах

Где опубликовано| © Реальное время
Дата публикации| 2017-05-14
Ссылка| https://realnoevremya.ru/articles/65194-nurievskiy-festival-nachalsya-s-tragedii
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Вчера в Казани, на сцене ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля, состоялось открытие фестиваля классического балета им. Р. Нуриева. Он будет проходить до конца мая, и ни на один из фестивальных вечеров нет билетов. Нынешний фестиваль юбилейный тридцатый.


В поисках лишнего билета

Скопление людей вчера возле парадного входа в оперный театр сигнализировало о том, что большая часть балетоманов осталась без заветных билетов. А посему каждого подходящего к театру уже на подступах останавливали сакраментальным вопросом: «Нет ли лишнего билетика?». Естественно, лишние билеты достались, увы, немногим.

Десять спектаклей и два гала-концерта нынешнего фестиваля будут традиционно проходить при аншлагах. Как, впрочем, проходят даже и все спектакли текущего репертуара. Казанский зритель сориентирован на качественную классику, и этой потребности соответствует художественная концепция ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля.

Традиционно фестивали в оперном театре открываются непафосно, все внимание акцентируется на спектакле. Так было и вечера. Выставка в фойе рассказывала о Рудольфе Нуриеве и его театральных работах, публика рассматривала ее с весьма заметным любопытством, в фойе и в зрительном зале работало несколько телекамер, как всегда, на фестиваль приехал большой пул представителей федеральной прессы.

Нынешний фестиваль юбилейный, тридцатый, а посему любопытно проанализировать статистику. Например, за годы существования фестиваля его посетили около 300 тысяч зрителей. То есть на спектаклях фестиваля побывал каждый третий казанец. Если бы подряд играть все его спектакли, прошедшие за тридцать лет, то показ растянулся бы на девять месяцев ежевечерних представлений.

«Ромео и Джульетта» начинают

Первый фестиваль классического балета, прошедший в 1987 году и словно озаренный светом перестройки и больших надежд, начался со спектакля «Жизель». Позже фестивали стали открываться премьерами. Вчерашний вечер не стал исключением — первым фестивальным спектаклем стала премьера «Ромео и Джульетты» Сергея Прокофьева.

Спектакль традиционно предваряло вступительное слово, его произнес один из лучших балетных критиков России, профессор ГИТИСа Сергей Коробков, который сделал краткий экскурс в историю фестиваля и одновременно коротко проанализировал балет Сергея Прокофьева.

Фестиваль классического балета, который в 1987 году был основан директором ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля Рауфалем Мухаметзяновым и командой его единомышленников, поначалу не носил ничьего имени. В мае 1992 года за дирижерским пультом во время фестивального «Щелкунчика» стоял Рудольф Нуриев, который приехал в Казань по приглашению Рауфаля Мухаметзянова. После спектакля, удостоверившись, что художественный уровень феста весьма высок, великий танцовщик разрешил присвоить ему свое имя.

Нуриев строил планы сотрудничества с ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля. В это время карьера танцовщика была для него закончена, и он нашел себя в дирижировании, но и продолжал ставить спектакли. Тогда в Казани он говорил о двух названиях — это была «Баядерка» и «Ромео и Джульетта». Увы, планам не удалось сбыться, через несколько месяцев, в сочельник 1993 года, Нуриева не стало. Но майский фестиваль классического балета 1993 года открылся уже с его именем.

Вчера же зрители увидели шедевр Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетту», трагическую историю вражды, ненависти и бессмертной любви. Хореографами спектакля выступили Борис Мягков и Владимир Яковлев. Были овации, крики «браво», много цветов. Рецензия на спектакль будет опубликована в ближайшем номере «Реального времени».


Посмотреть в отдельном окне
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 14, 2017 11:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051403
Тема| Балет, ТГАТ оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Персоналии, Борис Мягков, Владимир Яковлев, Михаил Тимаев, Кристина Андреева
Автор| Оксана Романова / Фото: Ильнар Тухбатов
Заголовок| ХХХ фестиваль Рудольфа Нуриева в Казани открыла классическая постановка с элементами брейк-данса
Где опубликовано| © Татар-информ
Дата публикации| 2017-05-13
Ссылка| http://www.tatar-inform.ru/news/2017/05/13/552960/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ПРЕМЬЕРА

Уместно сочетая современные и традиционные элементы, хореография премьер-версии «Ромео и Джульетта» раскрывает диапазон возможностей казанской труппы.

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Сегодня в Казани премьерой «Ромео и Джульетта» в постановке Бориса Мягкова под редакцией художественного руководителя Театра оперы и балета имени Мусы Джалиля Владимира Яковлева открылся ХХХ Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева.

Партии Джульетты и Ромео в постановке исполнили заслуженные артисты Татарстана, лауреаты госпремии Тукая и международных конкурсов Кристина Андреева и Михаил Тимаев. Партии других ведущих персонажей также принадлежат артистам казанской труппы.

«"Ромео и Джульетта" в новой редакции – это наш авторский спектакль, поэтому, естественно, мы на этот спектакль никого не приглашали (танцовщиков из других театров – прим. Т-и). Он решен в традиционно классических критериях, сценография приближена к той эпохе – мы не одеваем Ромео и Джульетту в джинсы, мы не переносим события в трущобы Нью-Йорка или еще куда-нибудь. Жесткие декорации для постановки изготавливались в лучших мастерских Москвы, мягкие декорации делали здесь. Не должно быть никаких мелочей. Декорации, костюмы, свет, техника, исполнительский состав – все должно соответствовать уровню академического театра», – рассказал «Татар-информ» накануне старта фестиваля Владимир Яковлев.

Краски и роскошество атрибутики образов танцоров и сценических интерьеров действительно порой создают ощущение личного присутствия в описанной Шекспиром эпохе. Городская площадь, дворец и сад Капулетти, комната Джульетты и особенно собор буквально втягивают зрителя своей трехмерной магией в число участников действия. Костюмы удивляют сложностью дизайнерской идеи и исполнения – созданные сразу из нескольких сочетаемых ярких тканей, они, безусловно, вызывают эстетический восторг и в то же время вопросительное недоумение: как в таких роскошно-фалдящих нарядах возможно так безупречно танцевать.

«Больше всего неудобства доставляет, конечно, длина. И здесь раз на раз не приходится, сегодня, может быть, ты ходишь, не думаешь, не замечаешь, а завтра раз – споткнулся и упал. У меня, например, в самом начале карьеры бывало, немного другое, но бывало. Это была опера , и на сцене тогда был не линолеум, а была расстелена ткань. Ткань на полу скользит, ходит, он просто из-под меня ушла и я упал, секунды три потом только понимал, что произошло», – пояснил в интервью «Татар-информ» исполнитель партии Париса (жениха Джульетты) Ильнур Гауфуллин, который в антракте тайком переводил дух с помощью чашечки кофе.

Как рассказал танцовщик, вариации премьерной версии постановки заключаются в изменении некоторых технических моментов, в частности, в партии Парнаса прыжковых частей.

«Они усложнились, потребовав чуть больше внимания и работы, но это всегда плюс – плюс к своему телу, к своей физике. Мы достаточно долго репетировали, ставили, искали эти новые краски, новые моменты. Выходя на сцену, конечно, волнуешься, но во втором акте уже успокаиваешься, привыкаешь к сцене, привыкаешь к зрителям, к свету и чувствуешь себя как рыба в воде», – поделился впечатлениями актер.

Одним из самых ярких номеров постановки стал танец шутов. Пожалуй, именно здесь авторская вариация хореографии Владимира Яковлева была ярче всего заметна даже непрофессионалам балетного искусства: в номер гармонично и уместно вплетены элементы брейк-данса. По словам художественного руководителя, ему «хотелось показать возможности исполнителей этих партий, совместив современные элементы с техникой классического танца», что к тому же «органично вписалось в образ уличных шутов, которые должны были присутствовать на карнавальных шествиях».

«В новой версии добавлено видео, другой свет – его намного больше. Чтобы отработать постановку только с этой точки зрения потребовалось около двух недель сценических репетиций», – рассказала со своей стороны помощник режиссера Елена Зиганшина.

Несмотря на десятиминутные овации зрителей стоя и охапки букетов из белых роз, художественный руководитель театра Владимир Яковлев после завершения спектакля самокритично признался, что успел заметить несколько огрехов, но в целом результатом доволен.

«Все время вижу какие-то шероховатости в собственных постановках. Но в целом, мне кажется, что спектакль получился динамичным и получился режиссерски. И самое главное, что актеры все хорошо исполнили каждый в своем образе – спектакль был живой. Актерская группа, и все, кто принимал участие в этом спектакле, справились со своей задачей. Но самый главный ценитель – по ту сторону рампы. Они все говорят. Мы старались приложить максимум своих усилий, своего умения и художественного видения, чтобы донести до публики одного из величайших творений человечества, которое существует уже более 400 лет, а тема так и остается злободневной и по сегодняшний день», – подвел итоги премьеры и старта Нуриевского фестиваля Владимир Яковлев.

Напомним, авторская постановка «Ромео и Джульетты» будет показана и сегодня, 14 мая. Затем до 30 мая зрителей ждут еще 10 представлений, в числе которых «Баядерка», «Анюта», «Эсмеральда», «Дон Кихот», Золотая Орда», Dona nobis pacem («Даруй нам мир»), «Лебединое озеро», «Жизель» и два гала-концерта.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 14, 2017 12:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051404
Тема| Балет, ТГАТ оперы и балета им. Джалиля, Персоналии, Кристина Андреева
Автор| Ольга Любимова
Заголовок| Джульетта с характером. Прима оперного театра о балете, кумирах и хоккее
Где опубликовано| © Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19 Казань
Дата публикации| 2017-05-11
Ссылка| http://www.kazan.aif.ru/culture/person/dzhuletta_s_harakterom
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

13 мая в Казани стартовал XXX Нуриевский фестиваль. Как его традиции сломала принцесса из Красноярска и почему балерину интересует хоккей - об этом и не только, рассказала прима Татарского театра оперы и балета Кристина Андреева.


Кристина Андреева солирует во всех спектаклях театра оперы и балета им. М. Джалиля © / Татарский театр оперы и балета имени Джалиля

В Казани уже есть зритель, который ходит в театр «на Андрееву». Критики называют её принцессой. На спектакли, где танцует 24-летняя артистка, едут поклонники из других городов. Она солирует во всех балетах Татарского театра и танцует главную партию в премьерном спектакле, открывающем юбилейный Нуриевский, «Ромео и Джульетта».

Как закалялась сталь

Ольга Любимова, «АиФ-Казань»: Кристина, премьерный спектакль фестиваля доверили вам и вашему партнёру. Но обычно такие партии танцевали приезжие звёзды. Как готовитесь к этой роли?


Кристина Андреева: В прошлом году на открытии я исполнила партию Эсмеральды, а в этом году мне доверили роль Джульетты. Спектакль я готовлю с премьером нашего театра Михаилом Тимаевым. И сейчас до 13 мая в моей жизни нет никого, кроме Ромео - моего партнёра, люблю только его! (Смеётся.) Если серьёзно, этот балет очень насыщен актёрской игрой, хочется накопить максимум эмоций, чтобы показать их на спектакле.

- Вы лауреат премии имени Галины Улановой. Её образ Джульетты до сих пор считается эталонным во всём мире. А как работали над этой ролью вы?

- Джульетту я впервые станцевала два года назад. Эта партия мне очень близка, я чувствую себя в ней естественно. Это настолько потрясающая история! Спасибо нашему балетмейстеру-постановщику Владимиру Яковлеву за возможность импровизировать на репетициях.

Спектакль, который мы покажем на фестивале, - новая постановка. На мой взгляд, в ней стали более понятны актёрские сцены.

- Вы родом из Красноярска. Что для вас значит фестиваль имени Рудольфа Нуриева?

- Я приехала в Казань пусть неопытной, но уже готовой балериной. Балетная школа в Красноярске замечательная, все выпускники работают на известных сценах. Казань привлекла обширным классическим репертуаром. И сам театр произвёл впечатление, город. Я почувствовала, что это моё, и не прогадала.

Конечно, танцевать на фестивале имени Рудольфа Нуриева огромная честь, ответственность и удовольствие! На Нуриевском всегда много мировых звёзд, балетных критиков – профессио­налов. Получить их рекомендации - счастье. Горжусь, что в Казани ещё два года назад зарегистрировали исключительное право на использование брендов Нуриевского и Шаляпинского фестивалей.

- У каждого артиста - свой Пигмалион. Шаляпина «сделал» педагог Дмитрий Усатов, учивший его не только пению, но и жизни. У вас был такой человек?

- Это мой наставник в колледже - Лариса Борисовна Сычёва. Она полностью изменила меня. Раньше я была очень застенчивой. Лариса Борисовна заставила поверить в себя, закалила во мне стальной характер. Не будь его, вряд ли у меня что-то получилось. Балет, к сожалению, часто подразумевает жёсткое соперничество, зависть. Не каждый может это вынести...

В балетном зале меня многие считают девушкой с жёстким характером. Действительно, я не терплю, когда на репетиции позволяют себе танцевать «в полноги». Я перфекционист – с себя три шкуры сдираю и хочу, чтобы другие также отдавались своей профессии.

Не танцевать в «полноги»

- В чём специфика русской балетной школы?


- Зарубежные артисты, так же, как и русские, виртуозно владеют техникой. Но, думаю, истинно русской души никто из европейских артистов по-настоящему не чувствует. В Европе всё прекрасно в плане техники, но певучести не хватает.

- Есть ли сегодня балерины уровня Майи Плисецкой, Галины Улановой?

- На мой взгляд, это Диана Вишнёва, Светлана Захарова. Они танцуют по всему миру. Обе добились всего своим трудом, с таких артисток хочется брать пример.

- Что, на ваш взгляд, важнее в балете: физические данные или труд?

- Помимо физических данных в первую очередь артист балета должен обладать огромным желанием, трудолюбием и «дружить с головой». (Смеется.) Ведь бывает так, что человек со средними данными добивается профессиональных высот, и все потому, что он осознанно подходил к своему делу. Если у артиста хорошие данные, но он пустой, ничем не одухотворённый, танец не будет интересен.

- Прима всегда должна быть в форме. Что вы для этого делаете?

- Каждое утро артист балета начинает с урока классического танца (гимнастика на полу, упражнения у станка). Не могу сказать, что мне не хватает нагрузки в театре, но по возможности я посещаю фитнес-клуб - групповые силовые занятия, пилатес.

В эмоциональном плане мне очень помогает хоккей. Многие удивляются: хрупкая девушка и интересуется агрессивным спортом! Но ведь контрасты помогают ощущать полноту жизни. После того, как я однажды побывала на игре, мне захотелось вновь испытать эти потрясающие эмоции, получить заряд энергии.

«Даруй нам мир!»

- Вы готовы на жертвы ради балета? Или можете оставить сцену ради семьи, мужа?


- Сложно ответить. Наверное, могла бы оставить… Хотя как это сделать, если не представляешь себя без танца? Наши девочки-балерины уже через месяц-два после родов стараются войти в форму, начинают репетировать.

Для меня пока на первом месте карьера. Безусловно, хочется добиться в ней высот. И всё же я считаю, что главное в жизни - семья. Чувствую, что не смогу оставить детей на маму, няню, уехав на гастроли на три месяца. Для меня будет очень важно, чтобы близкие люди были рядом, и им всегда хватало внимания.

- На фестивале вы танцуете в спектакле по мессе Баха «Dona nobis pacem» («Даруй нам мир!»). Чем вам близка эта постановка?

- В этом спектакле три пары исполняют совершенно разные по тематике композиции. Постановщик Владимир Васильев хотел показать все периоды жизни – от начала до конца: рождение, взросление, ссора, любовь.

В финале мы все: оркестр, хор, артисты оперы и балета - возносим мольбу «Даруй нам мир!». Спектакль не­обычный - станцуешь в нём, и спокойнее становится на душе. Такое ощущение, будто в церкви побывал, свечку поставил…
=====================================================

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 14, 2017 4:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051405
Тема| Балет, Музыкальный театр (Беларусь), Премьера, Персоналии, Сергей Микель
Автор| Светлана ШИДЛОВСКАЯ
Заголовок| ЧЕХОВ БЕЗ СЛОВ
Где опубликовано| © "Вечерний Минск"
Дата публикации| 2017-05-11
Ссылка| http://vminsk.by/news/279/79777/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьеру балета «Вишневый сад“ театралы ждали с нетерпением и… опаской: балет сочинил пятикурсник БГАМ



Это ли не сенсация: написал либретто по мотивам пьесы Антона Чехова «Вишневый сад» и осуществил постановку выпускник Белорусской государственной академии музыки Сергей Микель, ученик народного артиста Беларуси и СССР Валентина Елизарьева. «Вишневым садом» сегодня в Музыкальном театре Сергей защищает диплом по специальности «Хореографическое искусство (режис­сура»).

Спектакль показали в конце апреля широкой публике, которая вначале с недоверием отнес­лась к «выпрямлению» неоднозначных чеховских линий и характеров: Лопахин превратился в законченного мерзавца, а Петя Трофимов стал обычным романтическим героем.

Но финал покорил всех.

Балерине Виктории Королевой удалось передать в роли Любови Раневской трагедию эпохи. С приходом прагматичных и практичных лопахиных вырубается не вишневый сад. Гибнет общество духа. Виктория Королева танцует финал под музыку Георгия Свиридова — под всемирно знаменитый романс из кинофильма «Метель». Музыка невероятной красоты и грусти только подчеркивает отчаянность жестов героини. Настоящая кульминация и настоящий катарсис…

По сути, в спектакле два главных героя: Любовь Раневская и вишневый сад. Образ сада — еще одно достижение молодого балетмейстера. Души вишневых деревьев оказываются для Раневской самыми родными, самыми близкими. На сцене произошло удивительное сплетение двух миров — реального и виртуального. От этого спектакль не стал заумным. Наоборот, на радость неискушенной публике создана хореографическая драма с понятным смыслом и эффектными сценами.

И все же, собираясь на балет, стоит еще раз перечитать Чехова, хотя бы для того, чтобы понять, какую задачу осилил Сергей Микель.

Подробности

Основой балета стали инструментальные сочинения Георгия Свиридова «Метель», «Маленький триптих» и «Время, вперед!». Выстроить драматургию спектакля молодому балетмейстеру помог известный белорусский композитор Олег Ходоско, он же написал ряд номеров. Использован также фрагмент музыки Петра Чайковского из оперы «Евгений Онегин“.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 15, 2017 9:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051501
Тема| Балет, ТГАТ оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Персоналии, Борис Мягков, Владимир Яковлев, Михаил Тимаев, Кристина Андреева, Олег Ивенко, Алессандро Каггеджи, Артем Белов, Максим Поцелуйко, Таис Диоженес, Вагнера Карвалье
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| У «Ромео и Джульетты» все случилось по-быстрому
Где опубликовано| © «БИЗНЕС Online»
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| https://www.business-gazeta.ru/article/345798
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ПРЕМЬЕРА

Нуриевский фестиваль открылся премьерным спектаклем театра им. Джалиля, выдержанным в стилистике растерянного постсоветского балета

«Возникает вопрос о нужности такого спектакля», — констатирует балетный критик Екатерина Беляева, специально для «БИЗНЕС Online» посмотревшая два вечера подряд новое творение худрука балетной труппы ТАГТОиБ Владимира Яковлева, занимающего эту должность с 1989 года. Об исчезновении из истории веронских любовников нежности и чувственности, тривиальных видеопроекциях, выдаваемых за технологические изыски, и юных бразильских танцовщиках из Казани — в нашем материале.


Фото: ©Максим Богодвид, РИА «Новости»

«БОЛЬШИНСТВО ВЕРСИЙ „РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТЫ“ ЗАКАНЧИВАЛОСЬ НЕ ТРАГИЧЕСКИ ПЕЧАЛЬНО...»

В минувшие выходные на сцене Татарского театра оперы и балета рассказывали в танце самую печальную повесть на свете — историю Ромео и Джульетты. Создателем новой версии знаменитого балета выступил худрук труппы Владимир Яковлев. Напомню, что премьерная постановка «Ромео и Джульетты» открывала 30-й международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева. Спектакль показали два раза с разным составом исполнителей. В первом в заглавных ролях выступили россияне, во втором — бразильцы, но не гостевые, а свои, которые недавно влились в казанскую труппу.

«Ромео и Джульетта» присутствует в афише практически всех балетных компаний мира. Настоящую популярность балету по трагедии Шекспира обеспечила гениальная партитура Сергея Прокофьева, написанная в 1935 году. Первая постановка «Ромео и Джульетты» состоялась в моравском городе Брно в 1938 году, так как московский Большой театр не принял новую музыку, сочтя ее нетанцевальной. О том спектакле мало чего известно, кроме того, что он был одноактным и имел определенный успех прежде всего из-за музыкальной составляющей. Важной вехой в истории партитуры и первого либретто к балету (драматурги Адриан Пиотровский и Сергей Радлов) был счастливый финал, но от него пришлось отказаться в виду изменившейся политической обстановки в стране после убийства Кирова и последовавшего периода репрессий, так называемого «Большого террора». Впрочем, счастливый финал тоже вещь относительная. Как любят шутить психоаналитики, трагедия Ромео и Джульетты могла бы стать куда более мрачной, если бы главные герои остались жить. Но они умерли молодыми и счастливыми, избежав участи других шекспировских любовников — Отелло и Дездемоны.

Прорабатывали ли такую версию Радлов и Пиотровский, когда придумывали счастливый финал, неизвестно. Пережитком первой редакции балета с хэппи-эндом осталась светлая умиротворяющая музыка Прокофьева в финале. Из-за этой музыки большинство версий «Ромео и Джульетты» заканчивалось не трагически печально, не с потоками слез и причитаний, как в сцене смерти Меркуцио и Тибальда, а с некоторым назидательным пафосом — молодые умерли, но их семьи помирились, и в городе наконец-то воцарится мир.

«НУРИЕВУ ХОТЕЛОСЬ ПРЕВРАТИТЬ БАЛЕТ В МОЩНЫЙ КИНО-БОЕВИК»

Первая постановка балета в СССР состоялась в 1940 году в ленинградском Кировском театре (сегодняшний Мариинский театр). Балетмейстером выступил Леонид Лавровский. На долгие годы эта подробная и драматически точная версия шекспировской пьесы стала не только хореографическим эталоном, но и образцом высокохудожественного спектакля. Сценограф балета Петр Вильямс и сам Лавровский провели много времени в библиотеке, сидя с альбомами по искусству итальянского Возрождения, стараясь передать в декорациях не только дух времени, но и придать предметам (гобеленам, мебели, фрескам) сценического реквизита какие-то конкретные черты знаменитых шедевров Ренессанса. Даже сегодня, когда мир открыт, и флорентийская галерея Уффици с полотнами Боттичелли, и венецианское Палаццо Дожей с его деревянными потолками или каменный балкон веронского Casa di Giulietta (так называемого Дома Джульетты) доступны для посещения любому человеку, имеющему загранпаспорт, балет Лавровского сохраняет свой архаический шарм.

Прорабатывали ли такую версию Радлов и Пиотровский, когда придумывали счастливый финал, неизвестно. Пережитком первой редакции балета с хэппи-эндом осталась светлая умиротворяющая музыка Прокофьева в финале. Из-за этой музыки большинство версий «Ромео и Джульетты» заканчивалось не трагически печально, не с потоками слез и причитаний, как в сцене смерти Меркуцио и Тибальда, а с некоторым назидательным пафосом — молодые умерли, но их семьи помирились, и в городе наконец-то воцарится мир.

«НУРИЕВУ ХОТЕЛОСЬ ПРЕВРАТИТЬ БАЛЕТ В МОЩНЫЙ КИНО-БОЕВИК»

Первая постановка балета в СССР состоялась в 1940 году в ленинградском Кировском театре (сегодняшний Мариинский театр). Балетмейстером выступил Леонид Лавровский. На долгие годы эта подробная и драматически точная версия шекспировской пьесы стала не только хореографическим эталоном, но и образцом высокохудожественного спектакля. Сценограф балета Петр Вильямс и сам Лавровский провели много времени в библиотеке, сидя с альбомами по искусству итальянского Возрождения, стараясь передать в декорациях не только дух времени, но и придать предметам (гобеленам, мебели, фрескам) сценического реквизита какие-то конкретные черты знаменитых шедевров Ренессанса. Даже сегодня, когда мир открыт, и флорентийская галерея Уффици с полотнами Боттичелли, и венецианское Палаццо Дожей с его деревянными потолками или каменный балкон веронского Casa di Giulietta (так называемого Дома Джульетты) доступны для посещения любому человеку, имеющему загранпаспорт, балет Лавровского сохраняет свой архаический шарм.

«В КАЗАНИ РЕШИЛИ, ЧТО БАЛЕТ МОЖЕТ ОТНЯТЬ У ЗРИТЕЛЯ МАКСИМУМ ДВА С ПОЛОВИНОЙ ЧАСА ВМЕСТЕ С АНТРАКТОМ»

Но все эти западные путешествия драмбалетного шедевра проходили без ведома советского зрителя. В СССР в солидных театрах с представительной труппой шла дорогостоящая (из-за достоверности декораций) редакция Лавровского, а в небольших столичных труппах и в провинции появились эпигонские спектакли. Они основывались, насколько это было возможно, на ленинградском прототипе, уступали ему в роскоши, но зато содержали танцевальные и драматические находки молодых балетмейстеров.

Татарскому театру оперы и балета повезло. Впервые балет «Ромео и Джульетта» возник здесь в 1975 году в редакции талантливой Дины Ариповой (Брауде), которая работала в театре главным балетмейстером. Ее постановка, заслужившая высокую оценку тогдашней критики, продержалась в Казани почти 25 лет. В 1999 году на волне моды на обновление театр позвал Бориса Мягкова, который создал для казанской труппы авторский спектакль. В роли Ромео выступил сегодняшний ветеран компании Нурлан Канетов. Постановка не была революционной, сюжет трактовался традиционно, изменения касались только танцевальной канвы. У Мягкова не было проходных эпизодов, случайных мест, для всех афишных персонажей хореограф прорисовал оригинальный контур роли и снабдил героев хорошими и разнообразными танцами. 17 лет постановка прочно держалась в репертуаре, пока ее не сочли слишком длинной. В театре решили, что по сегодняшним стандартам балет может отнять у зрителя максимум два с половиной часа вместе с антрактом. Поэтому было решено создать новую укороченную версию «Ромео и Джульетты», в которую должны были войти лучшие фрагменты хореографии Мягкова, отредактированные и переосмысленные худруком труппы Яковлевым.

«НИ О КАКОЙ ЛИРИКЕ, НЕЖНОСТИ, ЧУВСТВЕННОСТИ РЕЧЬ НЕ ЗАШЛА, ГЕРОЯМ БЫЛО ЭЛЕМЕНТАРНО НЕКОГДА»

Чтобы здраво оценить новую постановку 2017 года, нужно еще немного отклониться в историю бытования шедевра в XXI веке. Уже в конце XX века балетную историю веронских любовников начали тотально осовременивать. Ромео и Джульетта то оказывались в эпицентре жестоких разборок бандитских группировок (версия французского хореографа Анжелена Прельжокажа), то преодолевали кастовые различия семей. Но смена социальных декораций в этих постановках не меняла главного зерна в шекспировском сюжете — «любовь побеждает смерть». Прельжокаж показал, как из ненависти, жестокости, садизма и грязи прорастает всепобеждающая любовь. Возможно, новая улучшенная формула для «Ромео и Джульетты» из XXI века, который прирастает технологиями, еще не написана. Не берем в расчет минималистскую версию гениального шведа Матса Эка, так как он поставил балет «Джульетта и Ромео» на другую музыку (Чайковского). Но если пофантазировать, то новый спектакль для наших современников представляется чем-то исключительно оригинальным — в области ли технологии танца, или дизайна, или причудливого поворота сюжета, или какого-то еще бонуса, родившегося в результате более тщательного чтения опусов Шекспира.

Однако никакие из этих здравых требований времени не были выполнены в Казани. Новый спектакль, который показывали в прошедшие выходные — это динамичная версия старого, из которого извлечены красившие его нюансы (были сделаны музыкальные купюры и перестановки). Сюжет рассказывался в скупом стиле Юлия Цезаря «Пришел. Увидел. Победил». Особенно быстро все получилось у Ромео и Джульетты. Переглянулись на балу, станцевали, пока остальные гости отвернулись, встретились у балкона, снова станцевали, уже без свидетелей, пару раз обнялись, потом обвенчались, провели вместе ночь и умерли в склепе. Все их танцы основывались на прыжковых комбинациях и поддержках «девушка вниз головой». Ни о какой лирике, нежности, чувственности речь не зашла, героям было элементарно некогда, они спешили станцевать свой эпизод и уступить место коллегам из другой картины.

Спектакль превратился в пестрый дивертисмент. Заточенность заглавных персонажей на высокий прыжок и другие чисто технические выверты сделала артистов заложниками. Ведущая прима-балерина театра Кристина Андреева сосредоточилась на демонстрации своего технического потенциала, ее Джульетте явно не хватило красок для выражения чувств и эмоций искренней любящей девочки. Ее партнер, также очень опытный танцовщик труппы Михаил Тимаев, выглядел в роли Ромео гармоничнее, но его партия была еще больше перегружена турами (обороты в воздухе вокруг оси на 360 градусов) и неуместными перекидными жете.

«ВМЕСТО ВНЯТНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИ НАПОЛНЕННЫХ СЦЕН РОЖДАЛИСЬ КОМИЧЕСКИЕ ЭПИЗОДЫ»

Сильное место постановки — массовые сцены на площади и живописные драки. Когда сцена наполнялась танцующим народом, она напоминала оживший ренессансный рельеф. Не забыл хореограф и про мощный образ карнавала, образ мира-перевертыша, бравирующего своей лицевой и изнаночной стороной одновременно. Бьющая ключом жизнь молодых гуляк, смеясь, убивающих друг друга, их распущенные подружки-босоножки на подтанцовке — это авансцена, второй слой — церковники, чинно проносящие через толпу зевак миниатюрную статую Богородицы, и верхний ряд — шуты, настоящие цирковые трюкачи, то скачущие как резиновые мячики на месте, то ловко жонглирующие шариками, задирающие и высмеивающие всех и вся. Трудно выделить лидеров — хороши были и изысканно изящный Олег Ивенко и рафинированный Алессандро Каггеджи (Меркуцио), равно как брутальные Тибальды Артема Белова и Максима Поцелуйко.

Эпизоды с их участием поистине захватывающи, так как сделаны со вкусом и знанием дела. А все то, что происходило в кабинетах и спальнях между двумя-тремя персонажами — выглядело драматически беспомощным, не имело внутреннего развития (особенно пострадали лирические, любовные моменты). Вместо внятных психологически наполненных сцен рождались комические эпизоды. Кормилица так сильно переигрывала, что периодически напоминала вдову Симону из «Тщетной предосторожности», а синьор Капулетти, шагающий по сцене как мультяшный стражник, вызывал в памяти образ нелепого жениха Китри Гамаша из «Дон Кихота». Охристые тона его костюма только усиливали сходство папы Джульетты с незадачливым севильским вельможей.



«ВОЗНИКАЕТ ВОПРОС О НУЖНОСТИ ТАКОГО СПЕКТАКЛЯ»

Оформлением балета занимались художники из Киева Андрей Злобин и Анна Ипатьева. Они не первый раз работают в Казани и уже хорошо знают установки заказчика на стилевую эклектику и многоцветную палитру. Злобин должен был сделать декорации, которые могут трансформироваться в киноэкран. Механизм это несложный — ставится жесткая рисованная декорация (здесь были изображены зубчатые крепости и церкви Вероны) в глубине сцены, а на переднем плане крепится тканая декорация, которая может быстро подниматься и опускаться. На самом деле видео никакой особой роли не играет, только общая картинка усложняется движущимися фигурками (тени героев, птички в небе) или какой-нибудь волнующейся стихией (огонь). Столь тривиальный видеоряд выглядит бледно на фоне поистине фантастических находок сценических инженеров прошлого, хотя театр представляет его зрителям как технологический изыск.

Возникает вопрос о нужности такого спектакля, выдержанного в стилистике растерянного постсоветского балета. Те балетмейстеры реально не знали, что им делать, когда железный занавес поднялся и сделал мир открытым. В 2017 году такое непредставимо. Может, было бы честнее воздать почести Нуриеву, который дал фестивалю свою имя, и перенести в Казань его роскошный парижский спектакль, который нигде больше в России не идет. Наверное, такой проект «съел» бы весь фестивальный бюджет, но разве это важно для театра, который позволяет себе нанимать солистов в оперные постановки, в том числе и иностранных, подписывает контракты с бразильскими балетными артистами...

Прекрасная юная пара Таис Диоженес и Вагнера Карвалье как раз танцевала главных героев во второй день премьеры. Бразильцы, вообще, особенная нация. Это люди, которые умеют радоваться жизни, ценить ее каждую секунду, не отчаиваясь в беде и нищете. Плюс присущая им танцевальность и врожденные грация, которой оба солиста обладают в избытке. Они изо всех сил пытались поймать ускользающую романтическую нить сюжета, удержать ее и сделать томный стоп-кадр. Маленькую территорию свободы чувств юные артисты вчера отыграли. Это их личная победа. А фестиваль между тем идет дальше по заданному руслу, показывая зрителям сотни раз виденные балеты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 15, 2017 9:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051502
Тема| Балет, Бурятский театр оперы и балета , Премьера, Персоналии, Валентин Бартес, Джанлука Саитто
Автор| корр.
Заголовок| Улан-удэнцам представят «зрелищную» «Коппелию»
Где опубликовано| © Байкал-Daily
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| http://www.baikal-daily.ru/news/16/250527/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Итальянский дизайнер внёс национальные мотивы в костюмы героев, а румынский балетмейстер поразился дисциплине бурятских артистов

17 и 18 мая в театре оперы и балета пройдёт премьера балета Лео Делиба «Коппелия». По данным минкультуры Бурятии, эта постановка принадлежит к легендам мирового балетного репертуара.

В центре истории – пара Сванильда и Франц. Чтобы вернуть любовь жениха, Сванильда проникает в дом мастера и переодевается куклой Коппелией, - таков сюжет произведения.

Для постановки балета в Улан-Удэ были приглашены румынский балетмейстер Валентин Бартес и итальянский дизайнер Джанлука Саитто. Отметим, что Валентин ставил «Коппелию» в Египте.

- Я поразился энергии Валентина, он с утра до вечера работает, и заряжает энергией артистов, открывает для них новый взгляд, - отметил худрук балета театра оперы и балета Морихиро Ивата сегодня на брифинге. – И настолько получился зрелищный спектакль. Такой энергетический взрыв.

Он отметил и «удивительную цветовую гамму» костюмов, пошитых Джанлукой

- Он объясняет, почему этот костюм в этом цвете, подбирает ткани, - описал Морихиро Ивата.

В преддверии премьеры приглашённые специалисты поделились впечатлениями от работы с бурятским коллективом.

- Мои коллеги рассказали всё, мне осталось станцевать, - пошутил Валентин Бартес. – Но я хочу сказать, на каком уровне здесь, в Бурятии, балет, какая дисциплина. Всегда кто-то устаёт, кто-то звезда – а здесь не так, они с утра до ночи работали без проблем, и вот такой результат – на который я надеюсь, и который вижу.

Джанлука Саитто рассказал о процессе работы над костюмами.

- Начиная работать здесь, я отталкивался от места и исторической эпохи, в которую разворачивается действие в балете. Это стилистические детали, местные – я походил здесь, посмотрел, изучил и кое-какие детали в костюмы внёс. В балете три акта – первый более традиционный, второй – волшебный, и третий – праздник, торжество. И вот именно в третьем акте я развернулся в творчестве, именно там больше всего привнёс национальных элементов. Я хотел сделать гармонию из трёх элементов – балет, моё видение и национальные особенности, и надеюсь, что мне удалось создать нечто уникальное, что понравится зрителю, - сообщил дизайнер.

Он заявил, что здесь получил определённый багаж знаний, который сможет использовать у себя на родине.

В первый день главные партии исполнят Баярма Цыбикова и Булыт Раднаев, во второй – Елена Хишиктуева и Михаил Овчаров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 15, 2017 9:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051503
Тема| Балет, ТГАТ оперы и балета им. Джалиля, Нуриевский фестиваль, Персоналии, Борис Мягков, Владимир Яковлев, Михаил Тимаев, Кристина Андреева
Автор| Татьяна Мамаева, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
Заголовок| «Ромео и Джульетта» на Нуриевском: любовь победить нельзя /
Музыка Сергея Прокофьева захлестнула зал трагической волной

Где опубликовано| © Реальное время
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| https://realnoevremya.ru/articles/65257-romeo-i-dzhuletta-na-nurievskom-lyubov-pobedit-nelzya
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ, ПРЕМЬЕРА


Фото: Максим Платонов

Юбилейный фестиваль классического балета им. Рудольфа Нуриева, который в эти дни проходит на сцене ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля в 30-й раз, открылся премьерой. На этот раз — «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева в постановке Бориса Мягкова и Владимира Яковлева. Музыкальный руководитель постановки — главный дирижер театра Ренат Салаватов.

«Холод и жар»

Первый постановщик балета «Ромео и Джульетта» в Советском Союзе Леонид Лавровский, когда получил предложение создать спектакль на музыку Сергея Прокофьева, процитировал слова Виктора Гюго о Шекспире: «Шекспир — это жизнь, смерть, холод и жар, земля и небо, мелодия и гармония, дух и плоть, великое и малое, но всегда истина». И, как известно из истории первой постановки балета на родине композитора, постановщик руководствовался этой цитатой.

Слова Виктора Гюго, возможно, не пришли на ум постановщикам казанского спектакля, но спектакль они создавали явно в этом ключе. Музыка Прокофьева с ее трагизмом и некой долей обреченности, которая точно ложится на замысел Шекспира, высветила шекспировские характеры во всей их многогранности. В новой работе казанского театра, его балетной труппы, есть «земля и небо».


«Ромео и Джульетта» в Казани — масштабное полотно, выполненное в стиле классической постановки

Музыкальный руководитель постановки Ренат Салаватов прочитывает партитуру Прокофьева именно как трагическую, и этот трагизм едва уловимым образом сквозит даже в редкие светлые минуты сюжета. Оркестр своим могучим исполнением словно расширяет рамки трагедии, придавая ей некое вселенское звучание.

«Ромео и Джульетта» в Казани — масштабное полотно, выполненное в стиле классической постановки, где четкость и логичность хореографических решений органично сосуществует с музыкой. Сценография спектакля (ее автор Андрей Злобин) подробна и живописна: площадь Вероны, дворец Капулетти, часовня монаха Лоренцо — во всем чувствуется «воля к высокому стилю». И на фоне этого великолепия история двух только начинающих жить людей, обреченных на гибель, становится еще более трогательной и нелепой. Потому что одно из самых больших злодеяний — это попытка убить любовь.

«Мухи имеют значенья больше, чем Ромео»

Не так часто приходится видеть в современном театре такой чистый и цельный спектакль о любви. Джульетта (Кристина Андреева) и Ромео (Михаил Тимаев) — два непосредственные существа, их в какую-то минуту судьба, рок, Всевышний сводят среди карнавальной толпы. Любовь возникает в ту же секунду, она неотвратима, она захлестывает так, что мир перестает существовать.

И Андреева, и Тимаев работают удивительно. Она — немного капризная девочка в начале, наивная и ребячливая, еще даже играющая в куклы. Жених Парис — такая же кукла для нее. Он — романтичный, веселый, неслучайно друзья Ромео — это безалаберные Меркуцио и Бенволио. Шекспир вообще любил выводить подобные типы в своих комедиях, но здесь у двоих из них трагические роли. Похоже, что до встречи с Джульеттой Ромео-Тимаев не особо задумывается о жизни.


И Андреева, и Тимаев работают удивительно

Встреча меняет и того, и другого. Знаменитая шекспировская сцена на балконе (в балете, естественно, героиня на балконе только начинает ее) у Андреевой и Тимаева так точна и органична, что сквозь музыку Прокофьева словно слышишь шекспировский текст: «В твоих глазах страшнее мне напастье, чем в двадцати мечах. Взгляни лишь нежно, и перед их враждой я устою! — Она сказала! О, говори, мой златокудрый ангел!». Девочка превращается в женщину, теперь Ромео — центр ее Вселенной и защитник.

Впрочем, их любовь обречена. Сцена карнавала в доме Капулетти с основной музыкальной темой балета, когда музыкальные ходы повторяются и повторяются и, на первый взгляд, ничего не происходит, перед нами всего лишь танцующие на балу пары, но музыка тревожит, будоражит, пугает. Это тот самый рок, та самая тень короля Гамлета, те самые ведьмочки в «Макбете» — Шекспир умел и любил такие мистические и одновременно трагические подсказки. И этот полунамек воплотил в музыке Прокофьев, и его сумели считать и постановщики спектакля, и дирижер.

А потом все покатится камнем под гору. Погибнет Меркуцио (Олег Ивенко) от руки Тибальда (Артем Белов) — нелепая, глупая ссора, почти что провокация. Ивенко-Меркуцио — одна из безусловных удач спектакля. Он изящен, весел, он бретер, балагур, он, даже умирая, смешит публику. Опять-таки такой шекспировский шут с трагической судьбой. Ромео отомстит за друга. И страшная алая дорожка, которую протягивают через сцену — водораздел, жизнь Ромео разделилась на «до и после».

«Тибальд убит, Ромео изгнан», — в трагедии Шекспира эта реплика Кормилицы подводит черту, она лишает Джульетту даже малейшей надежды, на счастье. Дальше действия героини почти механические: Парис как помеха, скорее к Лоренцо, яд выпивается без содрогания.

Финал нам всем хорошо известен. Они навеки вместе. Они не проиграли — выиграли. Прав был поэт: «Только влюбленный имеет право на звание человека». «Ромео и Джульетта» в Казани — это спектакль-предостережение. Хрупкий мир так легко разрушить. Дети поколения гаджетов так же чувствуют, как их далекие ровесники из Вероны.

==========================================================
Все фото и Видео - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 15, 2017 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051504
Тема| Балет, Балет Хорватского национального театра, Гастроли в СПб, Персоналии, Леонард Яковина
Автор| Елена Боброва
Заголовок| Анна Каренина XXI века
Где опубликовано| © "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/anna_karenina_xxi_nbsp_veka/
Аннотация| Гастроли, Интервью



Леонард Яковина: «Для любого хореографа сочинить свою версию гениального романа — это и честь, и вызов». ФОТО предоставлено пресс-службой «Нева-арт»

На майских праздниках в Петербурге выступил балет Хорватского национального театра. Событие знаменательное. Во-первых, в последний раз балет этого загребского театра гастролировал в городе на Неве, еще когда он был Ленинградом, 30 лет назад. Во-вторых, хорваты привезли спектакль по одному из самых знаковых произведений русской литературы на музыку одного из самых знаковых русских композиторов. И петербургские зрители не остались равнодушными к «Анне Карениной», положенной на романтические оркестровые произведения Чайковского и «прочитанной» хореографом Лео Муйичем как исключительно любовный роман об абсолютной и разрушительной страсти. После спектакля журналисту Елене БОБРОВОЙ удалось поговорить с руководителем балетной труппы Хорватского национального театра Леонардом ЯКОВИНОЙ.

- Леонард, естественный вопрос: почему в Петербург вы привезли именно «Анну Каренину»?

- Все очень просто - именно этот спектакль выбрала российская сторона. И я думаю, что это было правильное решение. Приезжать в балетную Мекку с «Лебединым озером» было бы странно, если не самонадеянно. А «Анна Каренина» - это эксклюзивная постановка, одна из лучших в нашем репертуаре. Она признана в мире, и нам хотелось, чтобы и искушенный петербургский зритель оценил балет Лео Муйича, тем более что создан он на музыку Чайковского.

- Как вы думаете, почему этот сложный роман так притягивает хореографов? Ведь воплотить его в балете сложно, перед балетмейстером стоит задача сочетания условности искусства хореографии с реализмом прозы Толстого...

- Для любого хореографа сочинить свою версию гениального романа - это и честь, и вызов. Но это вызов и для артистов балета. Вспоминаю, когда в труппе Хорватского национального театра (ХНТ) стало известно о постановке «Анны Карениной», вся труппа боролась за роли. Каждому хотелось танцевать партии Анны, Каренина, Вронского. Шла самая настоящая борьба.

- «Анна Каренина» популярна в Хорватии?

- Очень. Как рассказала Дубравка Вргоч (директор ХНТ. - Прим. ред.) на пресс-конференции, несколько лет назад, руководя Молодежным театром Загреба, она провела исследование: какую литературу читает молодежь. И выяснилось, что самая популярная книга - «Анна Каренина». После этого она попросила российского режиссера Василия Сенина поставить по этому роману спектакль. Это был один из самых популярных спектаклей Молодежного театра за последнее десятилетие.

- Лео Муйич в своем балете соединил академизм с экспрессией современного танца. Признаюсь, я думала, что балет ХНТ ориентирован на классику.

- Нет, что вы! У нас есть современные постановки. Более того, я считаю, что в репертуаре не только театра, но и каждого танцора должны присутствовать все направления хореографии, от классики до современных форм, в том числе психологический балет. Когда я сам выступал как артист балета, руководитель труппы предоставил мне возможность работать с очень разными хореографами. И благодаря этому через современный балет я понял классику. Мне хотелось бы, чтобы артисты ХНТ имели такую же возможность. Век танцовщика очень короток, и, мне кажется, важно успеть за этот период постичь танец с разных сторон.

Так что современный балет у нас есть. Но при этом я считаю, что 80% репертуара должна составлять классика.

- Почему? Только потому, что у вас классическая школа?

- Потому что хорватский зритель любит классику, как, впрочем, зритель других европейских стран. Когда в репертуаре вновь появляется «Лебединое озеро» - ты знаешь, что это беспроигрышный случай, аншлаги обеспечены. После тяжелого рабочего дня люди хотят выходить из театра с улыбкой.

Но не только с улыбкой. Не знаю, как в Петербурге, а в Загребе зрители тяготеют к психологическому балету. Экстерьерный театр - это отличный релакс, радость для глаз. Но ведь хочется сопереживать героям. Люди, придя в зрительный зал, пытаются отключиться от происходящего вокруг - работы, проблем, всех страхов, которыми переполнен сегодня наш мир, - и погрузиться в мир чистых эмоций. Когда я впервые увидел балет Лео Муйича «Анна Каренина», поверьте, это был первый спектакль за двадцать лет моей балетной карьеры, на котором у меня проступили слезы, настолько он психологичен и драматичен.

- В одной загребской газете было написано: «Забудьте о Грете Гарбо. Настоящая Анна Каренина XXI века - на сцене Хорватского национального театра». Этот отклик о многом говорит.

- Да, этот спектакль очень сильно корреспондируется с нашим временем и с точки зрения психологии персонажей, и с точки зрения хореографии. Артисты балета настолько вжились в своих персонажей, они пропускали все эмоции через себя, подключали в том числе какой-то генетический код. Все это близко к тому, чему учил ваш великий Станиславский. И что еще важно - Лео Муйич сумел удивительным образом сжать этот роман, превратив действие в тугую пружину. Он не выстроил сцены линейно, одна за другой, как в традиционном классическом балете. Нет, на сцене одновременно разыгрываются 3 - 4 сцены. Эмоции зашкаливают. Я помню свои переживания - вначале я на стороне мужчин, Каренина и Вронского, потом стал склоняться на сторону Анны - настолько сильно она погружена в свои эмоции, что оказывается в пограничном состоянии.

- Хореограф вывел Каренина на один уровень с Вронским, высокопоставленный чиновник столь же страстен, как и блестящий офицер. И в итоге мы стали свидетелями борьбы двух мужчин за обладание Анной. И то, как она повисла на их руках - как на кресте, - действительно ошеломляет. По Муйичу, Анна жертва мужчин, которые не поняли ее страданий.

- Да, и ее исход - это искупление вины за то, что она разрушила жизни Вронского и Каренина. Тем балет Лео Муйича и интересен, что зрителю очень тяжело выбрать чью-то сторону. Этот балет нужно не просто смотреть, а проживать...

- Увы, в России Лео Муйич - величина неизвестная.

- Это прекрасный хореограф. Я с ним познакомился, когда еще был солистом Берлинского государственного театра, которым руководит Владимир Малахов, там Муйич поставил один из своих первых балетов. Лео получил классическое образование, потом учился у Мориса Бежара. Так что его диапазон и как танцора и как хореографа достаточно большой. Он сделал прекрасную международную карьеру - ставил в Западной Европе, Токио, Штатах. Он очень тонко чувствует движение, шаг танцора, музыку... И я рад, что он согласился сделать еще одну работу в нашем театре - хореографию к психодраме «Господа Глембаи» Мирослава Крлежа, который для нас значит то же, что для русского Лев Толстой.

- Не могу не спросить о русском балете. Ваша труппа перед спектаклем репетировала в Академии Вагановой.

- Да! Это была потрясающая возможность оказаться в стенах альма-матер классического балета! Как артист я очень связан с русской школой, у меня было немало педагогов из России. Но одно дело перенимать у них мастерство, а другое - попасть в Академию Вагановой, эту удивительную «фабрику талантов». Мне сложно передать те ощущения, которые испытываешь, глядя на совсем еще маленьких детей, которые скоро станут звездами. Я иногда думаю: почему классический балет достиг высочайшего уровня именно в России? Что это? Генетическая предрасположенность народа? Анатомия тела? Или все это в совокупности с потрясающей школой, с дисциплиной и самой жесточайшей системой отбора студентов. Можно себе представить, какая это честь - учиться в Академии им. Вагановой.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Май 15, 2017 12:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 15, 2017 12:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051505
Тема| Балет, Большой театр Варшавы, Персоналии, Чинара Ализаде
Автор| Джани Бабаева
Заголовок| Чинара Ализаде рассказала о жизни в Польше и об отдыхе в Баку (ФОТО)
Где опубликовано| © Trend Life
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| http://www.trend.az/life/interview/2754355.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Балет - это гармония движений, яркое зрелище, духовная красота. На протяжении столетий постановки, воплощенные в музыкально-хореографических образах, завораживают зрителей.

Одной из ярких представительниц балетного мира является заслуженная артистка Азербайджана Чинара Ализаде. В интервью корреспонденту Trend Life известная артистка балета рассказала о своей работе в Польше, где она блистает на сцене Большого театра Варшавы, а также о том, как любит проводить свободное время, и когда ждать ее выступления в Баку.

- 2017 год начался очень плодотворно для вас в творческом плане. Расскажите, где и в каких постановках вы уже выступили?

- На самом деле плодотворное творчество началось для меня гораздо раньше, когда я в 2015 году приехала работать в Варшаву. И с самого начала меня ждала совершенно новая в плане хореографии работа - трудная, так как пластика спектаклей отличалась от того, что я делала раньше, и мне приходилось где-то "переламывать" свое тело, научиться двигаться настолько свободно и легко, чтобы создавалось ощущение беспрерывного движения. Но все это было настолько интересно, что я уходила с головой в это творчество.

В этом театре идет, в основном неоклассическая хореография директора Кристофа Пастора. Я очень люблю танцевать его спектакли, они очень глубокие в эмоциональном плане.

- Если не ошибаюсь, вы второй сезон танцуете в качестве приглашенной солистки Большого театра Варшавы. Как же работа в Большом театре России?

- На самом деле я танцую в Большом театре Варшавы как артистка этой труппы, а не как приглашенная. Так как в Большом театре в Москве я взяла временный отпуск в связи со сложившейся ситуацией. Поехала на просмотр в Варшаву, и, к счастью, получила там ставку примы. И все удачно для меня сложилось.

- Чинара, в каких постановках театра вы заняты?

- В моем репертуаре такие спектакли, как "Казанова в Варшаве", "Буря", "Адажио и скерцо", наша недавняя, ноябрьская, премьера - "Болеро" Жозефа Мориса Равеля, где потрясающая музыка и хореография сливаются воедино, образуя страстный и эмоциональный фейерверк. Наряду с этим, была моя премьера в балете "Шопениана", также мне посчастливилось станцевать партию Никии в балете "Баядерка", о котором долго мечтала. В моем репертуаре - партия Китри в "Дон Кихоте".

Также состоялась моя премьера в невероятном, необычном и инопланетном для меня балете "Chroma" известного хореографа Уэйна МакГрегора.

Сейчас мы готовимся к премьере "Лебединого озера" в хореографии Кристофа Пастора. Уже совсем скоро, 20 мая, все состоится.

- В России очень большой интерес к опере и балету. Говорят, что билеты на постановки в Большой театр очень трудно достать. Польские зрители, так же, как и российские, проявляют интерес к балетному искусству?

- В Польше также очень любят балетное искусство. Просто публика по-другому реагирует на балет – может, где-то менее приучена к каким-либо трюковым хореографическим элементам, что выражается в эмоциональном плане, в реакции, непосредственно в середине происходящего действия, но все же достаточно тепло принимает. Допустим, в Большом театре Варшавы идут больше неоклассические и современные спектакли, и как я поняла, все-таки классика публике ближе, билеты на нашу предстоящую премьеру "Лебединого озера" раскуплены на полгода вперед.

- Вы много гастролируете, скажите, отличается ли публика в разных странах, и где приятнее выступать?

- Конечно, в той или иной стране зритель по-разному воспринимает наше балетное искусство. Я действительно много гастролировала и у меня есть с чем сравнивать.

Например, в странах Латинской Америки очень эмоциональный, горячий зритель, в Европе - более сдержанный, это зависит, скорее, от менталитета и культуры народа. А если говорить честно, мне всегда в удовольствие выступать на разных сценах мира. Естественно, когда публика более горячая, то и ты заряжаешься от них этой энергией, входишь в кураж!

- Знаю, что у вас очень плотный рабочий график, но все же, когда поклонникам ждать вашего выступления в Баку?

-К сожалению, в прошлом году не сложилось в силу большой занятости моего основного репертуара, но я очень надеюсь обрадовать своих азербайджанских поклонников в следующем сезоне!

- А как часто удается приехать в Баку просто в гости? Если ли любимое место в городе?

- Честно, совсем нет времени приехать просто, как турист, навестить родственников и просто насладиться городом. Но когда бываю на гастролях, то стараюсь найти хоть немного времени, и пройтись по моим любимым улочкам Старого города (прим. автора - Ичери Шехер). Мне нравится атмосфера, которая там царит, она очень вдохновляет.

- Вы родились в Москве, Азербайджан - ваша историческая родина. Скажите, в вашей семье соблюдают азербайджанские традиции и обычаи?

- Несмотря на то, что и родители уже давно живут в Москве, где и я родилась, но традиций стараемся придерживаться. Каждый год отмечаем Новруз байрам, очень люблю этот праздник. Много любимых восточных сладостей на столе - моя маленькая слабость (улыбается).

- Профессия артистов балета считается одной из самых травмоопасных. Скажите, часто приходится выходить на сцену, превозмогая боль?

- Естественно, в нашей профессии большие нагрузки, не бывает и дня, когда что-нибудь не болит. Иногда, в силу обстоятельств, приходится танцевать, принимая обезболивающие препараты. Либо, на себе испытала, на балетном конкурсе выступала с тейпированной повязкой. Была так сильно перегружена нога, что без фиксации не могла встать на пуант, пришлось пойти на риск, но все закончилось победой!

- Получается, артисты балета должны обладать очень сильным и волевым характером?

- Абсолютно с этим согласна! Это необходимые качества для достижения каких-то высот и успехов. Или допустим, как говорили ранее, вытерпеть боль, или при получении травмы найти в себе дух, силы на восстановление и обретение трудовой формы. А это удается далеко не каждому.

- Скажите, никогда не думали о том, чтобы в будущем попробовать себя в качестве хореографа-постановщика?

- Знаете, я пока не чувствую в себе каких-то хореографических способностей, но все, конечно, возможно, вдруг они во мне проснутся (улыбается). На данный момент хотела бы в будущем учить, передавать свои знания детям и взрослым, вот это я ощущаю в себе очень хорошо, и имею уже некий опыт.

- У вас был еще опыт работы в качестве модели. Вы ведь несколько лет назад приняли участие в арт-проекте известного итальянского бренда.

- Да, это был первый такой проект итальянского бренда Peuterey в сотрудничестве с артистами балета. Мы показывали в контексте "балетного языка", как комфортна эта одежда и легка в движении. Но для меня это был не первый опыт в качестве модели. Имею уже немалый навык в этой сфере. Мне периодически поступают предложения такого характера.

- Чинара, у вас очень плотный график, остается ли время на музеи, концерты, кино, книги?

- Конечно, трудно найти время для музеев и похода в кино. Может, скорее даже на гастролях, как это ни странно, бывает больше свободного времени, но вот книги всегда со мной, я очень люблю читать!

- И последний вопрос: если не балет, то кем бы была сегодня Чинара Ализаде?

- Сама не раз задавалась этим вопросом, и знаете, я же родилась в творческой семье, мои родители окончили музыкальную школу, все мое родственное окружение – это художники, музыканты, дизайнеры, модельеры, сплошь окружены творчеством. Мне очень нравятся мода, цвета, разные фактуры, играть с композицией, и, скорее всего, если бы не балет, то хотела бы реализоваться в этой профессии.

==================================================
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Май 16, 2017 9:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2017 9:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051601
Тема| Балет, фестиваль Benois de la Dance, Персоналии, Нина Кудрявцева-Лури
Автор| корр.
Заголовок| Балетный «Оскар»: юбилей фестиваля Benois de la Dance
Где опубликовано| © ELLE
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| http://www.elle.ru/stil-zhizni/baletnyiy-oskar-yubiley-festivalya-benois-de-la-dance/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

30 и 31 мая на Исторической сцене Большого Театра пройдет юбилейный 25-й международный балетный фестиваль Benois de la Dance . ELLE рассказывает главное о предстоящем событии вместе с Ниной Кудрявцевой-Лури, одной из основательниц громкого культурного проекта


Александр Рябко, Нина Кудрявцева-Лури, Сильвия Аццони

ELLE Я знаю, что неправильно спрашивать о «любимчиках» на фестивале, но все же – Нина Николаевна, есть ли номера, которые вы особенно выделяете и которые ни в коем случае нельзя пропустить?

Нина Кудрявцева-Лури Любимчиков, конечно, быть не может! Но вот то, что гала 30 мая пропустить нельзя - это совершенно очевидно. В нем как раз видны и тенденции развития искусства танца, и растущая техника в исполнении классических и нео-классических вещей. Оставаясь верными каждый своему стилю, Демис Вольпи, Сиди Ларби Шеркауи, Эдвард Клуг представят свои совсем свежие сочинения – они входят в число тех европейских хореографов XXI века, которые покажут пути развития нашего искусства. А Алексей Ратманский представит Дуэт из «Семи Сонат» Скарлатти –балет, поставленный им для Американского театра балета. Интресно, что все номинированные хореографы, кроме юной кореянки Хьо-Хьюн Кан, принадлежат к поколению сорокалетних.

А вот номинированные танцовщики продемонстрируют технику и в Па де де «Дианы и Актеона» и в Па де де Чайковского в хореографии Джорджа Баланчина, и в вариациях Абдерахмана из «Раймонды» в хореографии Рудольфа Нуриева. Нина Капцова и Денис Родькин, как и полагается русским, будут рассказывать про страсть – Дуэт из «Дамы с камелиями» Джона Ноймайера.

ELLE Если несколькими словами попытаться охарактеризовать особенности различных балетных школ, то в чем главное отличие русского балета от, допустим, английского?

Н. К. Это, наверное, самый неудачный пример для противопоставления школ. Английской школы вообше не существовало до первой половины ХХ века. С моей точки зрения, англичане по стилю исполнения, по пластике, по манере актерской игры в балете, наиболее близки к русскому стилю. Тут, конечно, при отсутствии традиций национальной школы, сказалось влияние и Анны Павловой, и Тамары Карсавиной и других представителей русского балета, которые оказались в Лондоне в тот период.

Я бы скорее сравнивала русскую и французскую школу. Как говорил замечательный французский импрессарио, Альбер Сарфати, русские танцуют верхом – руками и корпусом, а французы – ногами. Такой детальной работы ног, стоп, как у французов, нет, наверное, ни в одной другой школе. При этом руки и корпус часто суховаты. А уж как «поют» телом русские, так, в самом деле, никто не «поет»!

ELLE В чем, на ваш взгляд, причина столь повышенного интереса российской современной публики к балету? Ведь наблюдается настоящий балетный бум.

Н. К.
В том, вероятно, что любители танцевального искусства могут сейчас выбирать себе спектакли на любой вкус. От классики до авангарда – по принципу, который записан в статусе Бенуа де ла Данс. И как мы уже говорили, техника исполнения все время растет, что тоже привлекает любителей спортивности в балете.

ELLE В чем вы видите миссию фестиваля Benois de la Dance ?

Н. К.
У фестиваля всегда было три цели. Во-первых, показывать то лучшее, что было создано за минувший год в хореографии и исполнительстве: поощрять новую музыку, написанную специально для балета, что случается нечасто, награждать талантливых художников, оформляющих балетные спектакли, вручать награду «За Жизнь в искусстве» тем, кто оставил в нашем искусстве свой яркий след.

Во-вторых, Benois de la Dance стремится соединять на одной сцене разные школы, стили и направления, способствовать развитию творческих контактов, инициировать совместные проекты. Так, например, в дуэте «Ожившая скульптура», который увидят зрители 30 мая, соединилось творчество российского композитора Ильяи Демуцкого, хореографа Юрия Посохова, работающего по всему миру и живущего в Сан-Франциско, и танцовщиков из Сан-Франциско и Чикаго.

А третья цель устроителей фестиваля – благотворительная. Средства от продажи билетов частично идут на персональную помощь ветеранам 7 московских театров и ансамблей и Академии хореографии .

ELLE Какой совет вы бы дали начинающим балеринам? Что необходимо, чтобы добиться успеха на балетной сцене?

Н. К.
Benois de la Dance – награда за лучшую роль за прошедший год. Для того, чтобы стать настоящим артистом и завоевать эту высокую награду, надо обладать не только незаурядной техникой, но и культурой и, желательно, духовностью, которую может дать культура.

Поэтому начинающим балеринам я советую с самого начала понимать, что балет это – каждодневный труд, жреческое служение своей профессии, дисциплина и воля. И не забывать, что литература и другие виды искусства, формируют личность, обогащают талант.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 20, 2018 4:09 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18798
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2017 10:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017051602
Тема| Балет, Харьковский национальный академический театр оперы и балета им. Н. В. Лысенко, Премьера, Персоналии, Вадим Писарев
Автор| Александр Анничев
Заголовок| Такого «Пер Гюнта» вы еще не видели!
Где опубликовано| © Медиа-компания “Время”
Дата публикации| 2017-05-15
Ссылка| http://timeua.info/post/kharkov/takogo-per-gyunta-vy-eshe-ne-videli--07625.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В Харьковском национальном академическом театре оперы и балета им. Н. В. Лысенко с небывалым успехом прошла премьера балета «Пер Гюнт» на музыку Эдварда Грига к одноименной драматической поэме Генриха Ибсена в хореографической версии балетмейстера, народного артиста Украины Вадима Писарева.

Существуют пьесы, которые почему-то упорно не принимают сцены драматических театров. К таким относится драма «Борис Годунов» А. С. Пушкина и «Пер Гюнт» Г. Ибсена. Не берусь объяснять, почему это происходит, только первая обрела мировое признание как опера, а вторая как балет. Видимо, для того, чтобы постигнуть глубину философских замыслов этих авторов, необходимо серьезное музыкальное сопровождение на оперной или балетной сцене.

Действие балета «Пер Гюнт» происходит в начале XIX века в Норвегии и Северной Африке. Этот спектакль сугубо национален и в то же время понятен для зрителей любой страны. В основе сюжета Ибсен использует предание о приключениях молодого мечтателя, весельчака и затейника Пера, определившего для себя опасный принцип жизни — при любых обстоятельствах оставаться довольным только собой. Две женщины, любящие Пер Гюнта, — мать Осе и юная Сольвейг — провели время в ожидании, а самовлюбленный эгоист — в странствиях и приключениях. К любимой Сольвейг он возвращается через много лет несчастным и опустошенным изгоем с осознанием напрасно прожитой жизни.

Как мне показалось, в хореографической версии Вадима Писарева сделан сильный акцент на близких людей, любящих и страдающих из-за безответственных по отношению к их чувствам поступков Пера. Это очень выразительно передано в танцах Озе (балерина Алена Шлягина) и Сольвейг (балерина Кристина Кадашевич). Перу (солист Андрей Козарезов) дороги обе женщины, но он приносит эту любовь в жертву из-за стремления к богатству, порождающего в нем бессердечие и алчность. За ряд неблаговидных поступков юношу изгоняют из родных мест. От горя умирает мать Пера, а Сольвейг, чье имя означает солнечный путь, ждала его долгих сорок лет, как некогда Пенелопа ждала Одиссея.
Чтобы не уйти в пересказ сюжета, который все равно в этом балете станет восприниматься неоднозначно, хочу отметить процесс постижения конструктивно выстроенных танцевальных партий, создающих атмосферу часто изменяющегося мира в сознании уже не действующих лиц, а, что важно, самих исполнителей. Как правило, в классическом балете сюжетная линия предопределена традициями прошлых либреттистов, и зрители последовательно воспринимают то, что стало уже популярными хореографическими миниатюрами. В оригинальной версии Вадима Писарева есть ощущение новизны в трактовках ритмических перебивок музыкального сопровождения. Конечно же, в поддержке темпо-ритмических характеристик танцовщиков видна заслуга дирижера, народного артиста Украины Владимира Гаркуши. Если бы дирижер не передал своеобразие исконно норвежского мотива, а балетмейстер-постановщик не увлек им танцовщиков, то результат был бы совсем другим. Тот путь, какой за полтора часа на наших глазах протанцевал герой Андрея Козарезова, вряд ли мог сыграть артист драматического театра. Право же, танец активно концентрирует действие, только для этого нужна сильная энергетика, само собой подразумевается и техническая способность увлекать нас эмоциональными порывами. Восхищаюсь способностью Андрея не выражать эмоции лицом, а делать это только при помощи пластической выразительности, великолепно воспитанного и последовательного музыке тела. Партия Пер Гюнта в творческой карьере Козарезова стала неоспоримым доказательством профессионального роста классического танцовщика.

Кристина Кадашевич в партии Сольвейг — эмоционально сдержанна, что заставляет думать о её скрытом внутреннем конфликте. Пуанты скользят по сцене с осторожностью раненой птицы, которую на каждом шагу подстерегает опасность. Образ погруженной в себя Сольвейг протанцовывается Кристиной жертвенно-красиво. Гордая, она вызывает к себе не участие, а чувство, которое нельзя назвать ни жалостью, ни состраданием, видимо, от того, что нас не оставляет желание любоваться ею. Помимо изящного танца, балерина радует еще и сценическими качествами умной драматической актрисы. Прекрасно станцованная и сыгранная партия Сольвейг — ценное украшение этого спектакля. Эмоционально её поддерживает вокальное исполнение песни Сольвейг заслуженной артисткой Украины Еленой Стариковой.

В классических балетах с ярко выраженной национальной эстетикой должны соблюдаться стилевые особенности, свойственные индивидуальным качествам того или иного этноса. Желателен некий собирательный образ, который можно передать только в характерной манере народного танца. В «Пер Гюнте» такое своеобразие уверенно подается в массовых сценах. Более того, эти качества проявляются и в характерных партиях Озе, Ингрид (балерина Светлана Калашникова), Анитры (балерина Татьяна Семенова) и Маса Мона (солист Владимир Василенко) — самая выразительная танцевальная партия второго плана.
С восторгом встречаются зрителями оригинальные миниатюры в исполнении солиста Алексея Князькова (Король) и балерины Ларисы Грицай (дочь Короля). Их дуэт-метафора окрашивает действие мистическими интонациями, столь необходимыми для полного восприятия тех странных обстоятельств, в которых оказывается Пер Гюнт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 3 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика