Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-04
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10844

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2017 5:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017043103
Тема| Музыка, Опера, Премьера, «Риголетто», Персоналии, Т. Кулябин
Автор| Роман Должанский
Заголовок| "Риголетто" ушел в политику
Тимофей Кулябин актуализировал Джузеппе Верди
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 2017-04-12
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3268983
Аннотация| Премьера

В Вуппертальской опере прошла премьера оперы Джузеппе Верди "Риголетто" в постановке российской творческой команды под руководством режиссера Тимофея Кулябина. Рассказывает Роман Должанский.

У Верди, как все знают, Риголетто — придворный шут и горбун. Когда поднимается занавес Вуппертальской оперы, никакого горбуна на сцене нет, впрочем, народу в первой сцене много — можно и не заметить. Человек в ярких клоунских одеждах, правда, есть. Но, поскольку именно он вступает первым, он не Риголетто, как имел полное право подумать зритель, а герцог Мантуанский. Это первая, но не самая главная и не самая сильная неожиданность, поджидающая публику в новом спектакле Тимофея Кулябина.

К удивительным приключениям сюжета готовят уже титры, возникающие на занавесе. Они сообщают, что действие оперы происходит в наши дни в Мантуе, но только здесь она не затерянная во времени и пространстве итальянская провинция, а вымышленное восточноевропейское государство, в котором правит партия "Единая Мантуя". Здешний Герцог — глава этой партии, а фактически коррумпированной группировки, захватившей власть в стране. С победой на выборах в первой сцене все друг друга как раз и поздравляют. Не последнюю роль в торжестве "демократии" в Мантуе сыграло пропагандистское телевизионное шоу, которое ведет опытный манипулятор общественным мнением и проводник генеральной линии по имени Риголетто. Он не горбун, а слово "шут" по отношению к нему употребляют в кавычках.
Что бы ни ставил в драматическом театре Тимофей Кулябин — Ибсена, Эврипида или Чехова,— он не расцвечивает канонические тексты современными красками, а читает их глазами современного человека. И потом как бы сочиняет заново на сцене, так, что зритель не должен делать никаких скидок на "классичность" материала, но может понять все мотивы героев и сценические обстоятельства, исходя лишь из своего сегодняшнего опыта. В этом смысле приход Кулябина в оперу (это его четвертый оперный спектакль и фактически зарубежный дебют в роли постановщика) — нелегкое испытание для него. Лучшие оперы, как все знают, часто написаны на столь причудливые, а то и полусказочные сюжеты, что остается только развести руками и улыбнуться: условный жанр, но ради великой музыки публике приходится мириться со словами и поступками, которые нельзя ни оправдать, ни принять на веру.

Вердиевский "Риголетто" в этом смысле один из самых сложных примеров. Можно сказать, что борьбу за правду жизни на оперной сцене Тимофей Кулябин выиграл у Франческо Марии Пьяве если и не всухую, то с разгромным счетом. Для этого ему, правда, пришлось не просто придумать новые социальные функции многим героям истории, но кое-где подменить слова и передоверить несколько реплик другим персонажам. Не вдаваясь в подробности музыкального решения, нужно сказать, что режиссеру повезло найти понимающего его замысел союзника в лице дирижера Йоханнеса Пелла. А в трио солистов, впечатливших вокальным уровнем премьеры, двое были приглашены из России: Джильду спела Руслана Коваль из Большого театра, а заглавную партию — Павел Янковский из Новосибирского театра оперы и балета.
На поле противника, то есть в какой-нибудь итальянской оперной академии, режиссеру с такими предложениями, возможно, не удалось бы дожить до премьеры, даже имея союзников. Но на нейтральной территории, в немецкой провинции, свободы намного больше. Оперный театр Вупперталя до сих пор знаменит был в основном тем, что на его сцене долго жил танцевальный театр покойной Пины Бауш. Теперь же новый интендант местной оперы Бертольд Шнайдер пробует принести городу новую, оперную славу. Частью этой стратегии и было приглашение российской постановочной группы (специально для некоторых российских "аналитиков" нелишне напомнить, что предложение было сделано еще до расправы с "Тангейзером").

Спектакль, вышедший в Вуппертальской опере, смотрится как напряженная драма, местами почти как оперный экшен. В нем столько поведенческих поворотов, психологических деталей и сюжетных подробностей, что пересмотреть его хочется сразу после того, как отгремели аплодисменты. И это при том, что художник Олег Головко свел все места действия к двум — отделанному деревянными панелями кабинету властителя с видной зрителю соседней подсобкой-курилкой и холлу элитной психиатрической клиники, в которую наведывается развратный Герцог, любящий ролевые сексуальные игры с переодеваниями. Где развести персонажей по комнатам для фокусировки внимания на важных в этот момент дуэтах, как хлопнуть дверью, где использовать видеоэкран (как в эпизоде с заключением Монтероне) — все продумано до мельчайших деталей, и все работает на замысел.

Тимофей Кулябин поставил "Риголетто" о том, как служба неправедной системе разрушает личность, делает ее уязвимой и несчастной. И все, что человек пытается сохранить в себе и для себя, он рано или поздно приговорен потерять. В вуппертальском спектакле умный, но сознательно вставший на сторону власти Риголетто в конце концов жертвует дочерью, желая спасти ее. Очевидно, что Джильда, которая долго содержится в клинике для душевнобольных,— главное, что есть у героя. И если события, вина за которые лежит пополам на роковой предопределенности и бесстыдстве социума, приводят к ее гибели, то для Риголетто даже трагедия не способна ничего изменить. В финале лишившийся смысла жизни герой, прикрыв тело дочери полиэтиленовыми пакетами с мусором, возвращается в кабинет Герцога на очередное совещание
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10844

СообщениеДобавлено: Вт Май 16, 2017 5:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017043103
Тема| Музыка, Парижская опера, Премьера, Персоналии, Д. Черняков, А. Гарифуллина, Е. Манистина, В. Огновенко
Автор| Роман Должанский
Заголовок| Коллективное бесчувственное
Дмитрий Черняков поставил "Снегурочку" Римского-Корсакова
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 2017-04-18
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3297773?utm_source=kommersant&utm_medium=all_levo&utm_campaign=vybor
Аннотация| Премьера

На сцене Opera Bastille состоялась премьера новой постановки "Снегурочки" Римского-Корсакова. Спектакль сделала российская постановочная группа под руководством режиссера и сценографа Дмитрия Чернякова и дирижера Михаила Татарникова. Из Парижа — Роман Должанский.

Пока зрители рассаживаются, на сцене уже начинается спектакль — к прологу оперы Дмитрий Черняков добавил "предпролог". Лесная поляна окружена деревьями и разноцветными домиками, мы видим что-то вроде летнего лагеря или турбазы, на которую (видимо, это день заезда) собираются современно одетые люди. Они осваиваются, разбирают вещи, знакомятся; а занавес тем временем закрывается, чтобы, открывшись через несколько минут, явить уже пролог оперы, который приносит еще большую неожиданность: ни леса, ни языческой Руси, только строгий павильон — современный балетный класс, высокие кремовые стены, пианино, доска объявлений, двери, зеркала...

Весна-Красна и Дед Мороз у Дмитрия Чернякова — обыкновенные мужчина и женщина, у которых когда-то родилась дочь Снегурочка. Она жила с отцом, потому что мать, судя по всему, хотела посвятить себя высокому искусству, но не вышло, и теперь она преподает в детской танцевальной студии. А отцу, хмурому и тоже не сильно удачливому, нужно уехать в Сибирь. Дочку, девушку слегка не от мира сего, девать некуда. Пока отец и дочь ждут короткого семейного совета, Весна важно наставляет толпу малолетних учеников, готовящихся к костюмированному утреннику (женский хор "птиц" заменен на детский — в пестрых птичьих костюмчиках). Отлично сыгранная Еленой Манистиной и Владимиром Огновенко психологическая сцена завершается решением родителей отправить девушку в летний лагерь — тот самый, что мы видели в начале спектакля.
В том, что это за лагерь, заключена главная идея спектакля Дмитрия Чернякова. Отбросив вроде бы неотрывный от "Снегурочки" сказочный, фольклорный жанр, режиссер вернул его как внутреннее обстоятельство сюжета. Архаика, которая у многих сегодня вызывает патриотическое умиление, в парижском спектакле оказывается страшным и опасным поветрием социума. Летний лагерь оказывается собранием людей, любящих ролевые игры с неоязыческим уклоном — венки, сарафаны, рубахи и прочие "посконно-исконные" детали сначала покрывают, а потом и совсем вытесняют современную одежду. Вот одетая по-городскому Купава только что завивала волосы электроприбором, глядь — а она уже в сарафане готовится к инсценированной свадьбе.
Постепенно специфическая форма проведения досуга у героев спектакля перерастает в манию. "Возвращение к истокам" делает из небольшого сообщества что-то вроде секты — во главе с Берендеем, обрюзгшим типом с собранными в косичку седеющими волосами. Снегурочка, конечно, не просто так оказалась здесь — Берендей рисует портрет Весны-Красны, потому что в прошлом их, видимо, тоже что-то связывало.
Дмитрий Черняков продолжает уникальную антологию русской оперной классики на главных европейских сценах. И в ней шедевр Римского-Корсакова, написанный по мотивам одноименной пьесы Островского, занимает место едва ли не главного раритета. В сущности, происходит новое знакомство публики с музыкой, так что работа Михаила Татарникова, ровная, бесспорная и дружественная режиссуре, такому случаю приличествует гораздо больше, чем какая-то иная, неожиданная и яркая. А чуткий оркестр помог проявиться во всей силе голосам, прежде всего сопрано Аиде Гарифуллиной, очень трепетно, внимательно и хрупко спевшей и сыгравшей заглавную героиню.

В теперешней "Снегурочке" есть, конечно, знакомые мотивы — сами по себе драматические: человек, жаждущий земных чувств, обречен от них же и погибнуть, цена взросления (ну или превращения в обычного человека) известна — смерть. Но в подробно разработанном и насыщенном деталями спектакле Дмитрия Чернякова есть не только природная, бытийная тема; важнее тема социальная — главная героиня становится для лесной секты не чем иным, как ритуальной жертвой. Противостояние уязвимой одиночки и большинства, объединенного коллективным бессознательным,— одна из сквозных тем Чернякова. Он знает, как "уколоть" темой и как ею сжать зрителю сердце: в одной из лучших сцен спектакля Снегурочка теряется среди плавно движущихся деревьев, и явившийся призрак Весны не может спасти дочь.
Чувства Снегурочки здесь никому не нужны — а у других персонажей настоящих чувств нет. Ни у "арийской" красавицы Купавы (австрийское сопрано Мартина Зерафин). Ни у манерного, надменного и в соединении этих качеств гораздо больше зловещего, чем попсово-смешного Леля (контратенор Юрий Миненко). Ни у Мизгиря, смахивающего на мрачного, мучимого проклятиями вагнеровского персонажа (немецкий бас-баритон Томас Йоханнес Майер). В парижской "Снегурочке" рассказывают не про встречу с языческими божествами, а уже про "гибель богов". И когда в финале "берендеи" поджигают и поднимают над телом Снегурки деревянное колесо, символизирующее приход солнца, становится по-настоящему страшно — от этого красиво горящего пламени уже рукой подать и до факельных шествий.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18376
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Май 30, 2017 8:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017043201
Тема| Музыка, Опера, БЗК, Персоналии, Ольга Пудова, Бруно Пратико, Дмитрий Корчак
Автор| Людмила Краснова
Заголовок| Дочь нашего полка
Где опубликовано| Орфей
Дата публикации| 2017-04-23
Ссылка| http://www.muzcentrum.ru/news/22375-doch-nashego-polka
Аннотация|

Как и было запланировано, 12 апреля в БЗК состоялось концертное исполнение оперы «Дочь полка» Гаэтано Доницетти. Представление было организовано и проводилось Фондом Елены Образцовой, руководимого Натальей Игнатенко, в честь великой примадонны. Это был последний спектакль со сценическим выходом певицы, который тогда прошёл в Болонье (Италия) и Японии. Собственно, этот факт творческой биографии Елены Образцовой и определил выбор именно этого произведения для вечера в её честь. Сама опера с её искромётными мелодиями, с её игривостью и изящным юмором в полной мере соответствовали характеру певицы, наиболее сближались с её индивидуальностью. Об этом говорили участники концерта во время мероприятий накануне исполнения постановки.



Различного рода презентаций перед исполнением оперы было достаточно много. Это были и анонсы в СМИ, и интервью на ТВ «Культура», и обширная пресс-конференция в ТАСС по поводу предстоящего события. Примечательно, что, например, в интервью и на пресс-конференции обсуждались вопросы, выходящие за рамки только предстоящего исполнения оперы, как если бы сама Елена Васильевна участвовала во всём происходящем.

Постепенно разматывался клубок памяти, а этот клубок огромный. Невидимые, но очень прочные нити связывают всех участников с событиями жизни великой певицы. Титульную партию в опере исполнила сопрано Ольга Пудова, солистка Мариинского театра, лауреат первого Конкурса вокалистов Елены Образцовой, любимая ученица примадонны. Ольга не только прекрасная певица, с великолепной техникой владения голосом, лёгким, подвижным сопрано очень красивого тембра. Певица одарена редкой музыкальностью, необыкновенным артистизмом, способностью к мгновенной реакции на тончайшие нюансы в характерах и переживаниях героев на сцене, переданных в музыке. Героиня Ольги Пудовой, маркитантка Мари, щедро наделена исполнительницей богатой палитрой тонких нюансов в передаче переживаний молодой девушки. Замечательны моменты, когда певица добавляет искорки юмора и озорства в своё исполнение. Это настолько изящно и достоверно, что не оставило равнодушным никого в огромном зрительном зале БЗК, о чём свидетельствовали овации по поводу исполнения. Это был пример высочайшего артистизма, столь естественного, что не возникало ни малейшего сомнения в его подлинности и принадлежности настоящей жизни.



Удивительно было взаимодействие Ольги Пудовой – Мари с оркестром, а это был Московский академический камерный оркестр «Musica Viva» под управлением маэстро Дениса Власенко. Было впечатление, что певица устремлена и летит к каким-то одной ей известным и ощущаемым ею высотам, увлекая за собой в этот прекрасный полёт всех остальных артистов. Она была лидером в этом фантастическом полёте. Ей был известен этот путь. Обычно строгий и властный, маэстро Власенко явно увлечённо следовал за певицей.

В этот вечер над всем и всеми царил голос Ольги Пудовой, легко, игриво взлетавший от едва слышимого, почти шёпота, до заоблачных высот, наполняя зал мощным, очень красивым звучанием. Понятным становилось, наполнялось реальным содержанием словосочетание «любимая ученица Елены Образцовой». Талант певицы озарял своим сиянием сцену и весь зал в этот вечер.

В первом дуэте с Мари был сержант Сюльпис в исполнении легендарного мастера речитативов, итальянского баса Бруно Пратико. На пресс-конференции певец рассказал о том восторге, с которым он впервые услышал голос великой Елены с пластинки, а потом ему довелось петь с ней. Это было незабываемо, это было счастье, которое живёт в его душе и о котором Бруно помнит. Это та волшебная нить памяти, которая привела его на сцену БЗК в этот вечер. И теперь Бруно пел в прекрасном составе в честь великой Елены с теми, кого она любила.



Настал черёд Тонио, партию которого исполнил в этот вечер тенор Дмитрий Корчак. Ещё одна нить из клубка памяти протянулась в воспоминаниях к великой Елене. Совсем недавно, в 2014 году, когда на сцене МАМТ-а состоялось единственное представление оперы «Вертер» Жюля Массне с Дмитрием Корчаком в титульной партии, примадонна сделала замечательную запись: «Моему любимому мальчику, Димочке – Вертеру! Как жаль, что я уже старая и не могу петь с тобой Шарлотту! Дай Бог тебе счастья в музыке и долгой, долгой жизни в искусстве. Твоя Леночка Образцова». Право, это письмо Шарлотты к своему Вертеру. Какие прекрасные слова! Сколько в них лирики, подлинной теплоты и нежности!

Любимые певцы Елены Образцовой предстали теперь в любовном дуэте Тонио и Мари. Прежде всего, следует отметить необыкновенную сочетаемость голосов Дмитрия Корчака и Ольги Пудовой. Дуэт был исполнен с такими подлинными эмоциями, на таком уровне точности интонаций, с таким артистизмом, что сразу же может быть причислен к значимым событиям в музыкальной жизни. Красота звучания голосов исполнителей, тонкие переходы, очаровательные изобразительные средства артистов – всё это нашло живой отклик у публики, ответившей исполнителям оглушительной овацией.

Наступило время исполнения знаменитой арии Тонио с коварными девятью «ДО». По-русски эту арию называют «Друзья мои, вот это праздник!» Тонио счастлив, мечты его сбываются. Труднейшая ария мирового белькантового репертуара легко покорилась тенору Дмитрию Корчаку. Надо сказать, в оперном мире есть совсем немного певцов, которые могут исполнить эту арию, а уж исполнить с блеском – таковых единицы. Среди избранных – наш тенор Дмитрий Корчак. Часть арии с девятью «ДО» певец повторил на «бисс» в ответ на обвальные овации зала.

Первый акт оперы заканчивается печальным романсом Мари «Пора идти, друзья мои, прощайте», который прозвучал необыкновенно трогательно и изысканно достоверно от Ольги Пудовой.

Во втором действии оперы события развиваются по линии утверждения идеалов истинных чувств, любви, справедливости. Тем не менее, как и в жизни, на их пути возникают препятствия, которые можно преодолеть с помощью смелости, честности, истинного благородства, настоящей дружбы. В конце концов, всё так и происходит.

Олицетворением сил, препятствующим счастью Мари и Тонио, выступила Герцогиня де Кракентори в исполнении Ирины Мирошниченко, блистательной мхатовской примадонны. И опять протянулась волшебная нить памяти, оживив образ Елены Образцовой. Появление в оперном спектакле драматической дивы было очаровательным сюрпризом для всех в этот вечер. В небольшую роль актриса сумела привнести столько очарования, юмора, подлинности эмоций, что, казалось, вместе со зрителями эту мизансцену безоговорочно одобрила бы сама Елена Образцова.

Среди исполнителей сольных партий были певцы, которые не пересекались с Еленой Образцовой ни в жизни, ни на сцене, но, по их признанию, они до сих пор учатся у неё. Об этом рассказала в своём интервью Анна Кикнадзе, меццо-сопрано, солистка Мариинского театра. Именно ей была поручена партия Маркизы де Беркенфильд, которую как раз и исполняла Елена Образцова.

Очень ярко проявил себя в этом спектакле Константин Бржинский, обладатель красивого, объёмного баритона, солист театра «Геликон-Опера», исполнивший партию Капрала. Певец продемонстрировал точность фразировки, чёткость звучания французского языка и драматическое соответствие исполняемым образам.

Особое место в представленной опере принадлежит хору, который звучал во всех положениях действия. Академический Большой хор «Мастера хорового пения» Российского государственного музыкального телерадиоцентра под руководством Льва Конторовича, Народного артиста России, активно участвовал в действии, не скрывая свои эмоции и даже аплодируя солистам, что бывает крайне редко. Это же настроение активного участия в спектакле было и у оркестра «Musica Viva». Музыканты сопереживали по ходу действия, эмоционально поддерживая солистов. Совсем нечасто можно видеть такое единение всех музыкантов!

Всем этим чудом руководил маэстро Денис Власенко, вполне сложившийся оперный дирижёр. Когда-то в приватной беседе было высказано пожелание, чтобы в красивой белькантовой опере выступила молодая, прекрасная солистка, чтобы Денис дирижировал, а Дмитрий Корчак пел. Вот эта мечта, казавшаяся несбыточной, воплотилась на сцене БЗК.

В светлые дни празднования Пасхи хочется сказать: «Слава Богу за всё!»

/фото предоставлено организаторами/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18376
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 01, 2017 3:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017043202
Тема| Музыка, Опера, театр «Новая опера», Персоналии,
Автор| Людмила Краснова
Заголовок| Опера для нас – для всех!
Где опубликовано| Орфей
Дата публикации| 2017-04-05
Ссылка| http://www.muzcentrum.ru/2-uncategorised/22155-opera-dlya-nas-dlya-vsekh
Аннотация|

На дискуссионных полях наших СМИ довольно часто можно услышать вопросы о том, понятна ли опера современному зрителю, для всех ли опера и вообще нужна ли опера в том виде, в каком существует этот вид искусства на данном этапе? Как быть с молодёжью? Как приобщить её к опере? Думая об этом, невольно обращаешься к тому времени, когда, например, открывался наш Большой театр. Совершено было это по Указу императрицы Екатерины II в 1776 году. В Москве тогда было не столько жителей, как сейчас. Какие цели ставили основатели Большого театра тогда?



Во все времена жизнь наших музыкальных театров тесным образом была связана с жизнью страны, с состоянием нашего общества. В бурные годы перестройки и «лихих 90-х» уже прошлого века, как-то разладилась жизнь наших ведущих музыкальных театров, как и вся жизнь вообще. Многие выдающиеся певцы ринулись за границу, торопясь достойно завершить свою карьеру. За ними потянулись и молодые, только начинавшие свой путь талантливые исполнители. Пошёл бурный процесс насыщения мировых оперных сцен русскими голосами. Сейчас, например, и это правда, Венская опера практически говорит по-русски. И не только этот знаменитый оперный дом приобрёл русский в качестве разговорного языка.
Разные пути ведут на мировой оперный олимп. Есть исполнители, которые, пожалуй, не назовут уже ни одной значительной оперной сцены на земном шаре, где бы они не побывали и не оставили бы свой яркий след. Да и Родину при этом не забывают своим присутствием, включая в свой плотный график выступлений, взяв за правило выступать в России не реже одного раза в год. Такой режим работы под силу далеко не каждому артисту. Нужен ещё и характер особого склада для таких режимов. Другой тип артиста предполагает большую оседлость, пребывание в своём театре, который для него дом родной. Выезды за рубеж случаются и довольно часто, но заканчиваются возвращением в родной театр. Разумеется, была тревога, были вопросы о том, а как же мы-то? Что будет с нашей оперой? А тут ещё и затянувшаяся реконструкция Большого театра, «Геликон-опера» тоже переживала невиданное переустройство. Жизнь теплилась, пожалуй, только в «Новой опере».



Закончились реконструкции, театры набирают репертуарную мощь, работают в режиме «сообщающихся сосудов». Стала привычной ситуация видеть солистов одного театра в качестве приглашённых исполнителей на сцене другого театра. Это замечательная практика для певцов в плане совершенствования их мастерства и профессионального роста. Кроме того, артисты имеют возможность беспрепятственно выступать на зарубежных оперных сценах, участвуя в спектаклях. А ведь это опыт, приобщение к другим стилям исполнения. Теоретически тайны этого искусства не постичь. И вот теперь наступил момент осознания того, что искусство оперы в нашей стране достигло уровня, который именуется мировым.
Взять хотя бы оперу «Трубадур» Дж. Верди, идущую на сцене театра «Новая Опера» с момента её премьеры, которая состоялась 16 декабря 2012 года. Опера исполняется на итальянском языке. Постановочный состав: музыкальный руководитель - Ян Латам-Кёниг, режиссёр-постановщик - Марко Гандини, сценография - Итало Грасси, костюмы - Симона Моррези, свет - Вирджинио Леври, хормейстеры - Наталья Попович и Андрей Лазарев. Дирижировал спектаклем маэстро Евгений Самойлов. Такая постановочная команда - серьёзная заявка на высокое качество спектакля, что подтверждается долголетием этой версии спектакля на сцене театра «Новая опера».



Тем не менее, опера живёт голосами. Надо сказать, что певческий состав поразил уровнем исполнения как женских, так и мужских партий. Блистательно была исполнена Ириной Моревой партия Леоноры. Под стать ей была и Инес в исполнении Ирины Ромишевской. Азучена, представленная Анастасией Бибичевой, держала зал в напряжении с момента первого появления героини на сцене и до конца спектакля. Манрико в исполнении Михаила Губского прозвучал легко и свободно. Особое место в составе исполнителей принадлежит знаменитому баритону Василию Ладюку, блистательно исполнившему партию Графа ди Луны. Обладатель объёмного, очень красивого по тембру баритона, артист в совершенстве владеет вокальными техниками, которые позволили ему создать глубокий, драматически насыщенный образ своего героя. Исполнители продемонстрировали в спектакле вокальное мастерство в сочетании с драматическим искусством воплощения характеров персонажей. Редко можно встретить в оперном спектакле состав исполнителей, который бы давал столь высокие образцы гармонии, кои явлены были артистами в различных положениях сценического действия, будь то арии, дуэты или ансамбли.

Знаменитый хор театра «Новая опера» подтвердил свою репутацию одного из лучших хоровых коллективов в музыкальном мире. Удивительно деликатно и абсолютно совершенно прозвучала партия хора в спектакле. В этой же стилистике шло оркестровое сопровождение оперы под чутким и изящным руководством маэстро Евгения Самойлова.
Зрители очень тепло встретили спектакль, который не обманул их ожидания, в который раз подтвердив высокую репутацию театра «Новая опера».

/фото novayaopera.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18376
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 15, 2017 12:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017043203
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Вероника Джиоева
Автор| Надежда Сикорская, Женева
Заголовок| Вероника Джиоева: «Моцарт – это терапия для певца»|Veronika Dzhioeva : «Mozart c’est une thérapie pour un chanteur»
Где опубликовано| © Наша Газета - NashaGazeta.ch (Женева)
Дата публикации| 2017-04-26
Ссылка| http://www.nashagazeta.ch/news/les-gens-de-chez-nous/veronika-dzhioeva-mocart-eto-terapiya-dlya-pevca
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Вероника Джиоева в Женеве (© Nashagazeta.ch)

C 30 апреля по 14 мая на сцене женевской Оперы наций будет идти опера В. А. Моцарта «Così fan tutte» («Так поступают все»). Одну из главных партий – Фьордилиджи – исполнит российская сопрано Вероника Джиоева. Нам удалось встретиться с ней еще в репетиционный период и о многом поговорить.

|
Du 30 avril au 14 mai l’Opéra des Nations de Genève présentera l’opéra de W. A. Mozart «Così fan tutte» avec la soprano russe Veronika Dzhioeva dans le rôle de Fiordiligi. Nous avons pu rencontrer la chanteuse pendant la période des répétitions.

Наша Газета.сh: Вероника, предстоящее выступление в нашем местном Большом театре – Ваш дебют в Женеве. Каковы первые впечатления – от города, от театра, от партнеров по постановке?

Вероника Джиоева:
Я влюбилась в Женеву! И, мне кажется, не влюбиться в нее невозможно. Началось с аэропорта, когда пограничник, спросив, с какой целью я приехала, и узнав, что я – оперная певица, расплылся в улыбке. Я здесь как-то очень хорошо себя чувствую, лучше, чем в Праге, где сейчас «прописана». И с погодой так повезло, и воздух прекрасный. Видимо, здесь какой-то особый микроклимат – просыпаешься с хорошим настроением, все время хочется куда-то выйти.

Жаль, что выступаем мы во временном здании оперного театра, а не в историческом, хотя акустика и там хорошая, да и голос у меня не маленький. Партнеры у меня в этой постановке замечательные: Сашенька Кадурина из Большого театра поет Дорабеллу, Витторио Прато (Гульельмо) - отличный парень, и Стив Давеслим (Феррандо), и Моника Бочелли (Деспина). Со швейцарским постановщиком Дэвидом Бошем мы нашли общий язык, поэтому все протекает очень гармонично. Я люблю спокойных режиссеров, и у Дэвида это – огромный плюс. Он не кричит, дает импровизировать, что немаловажно, очень толково все объясняет. Так что нам повезло.

В советское время певец как поступал в какой-то театр, так, в большинстве случаев, в нем и оставался. Вы же «числитесь» солисткой сразу в трех российских театрах – Новосибирском, Большом и Мариинском, плюс активно участвуете в зарубежных постановках, даете многочисленные концерты. Насколько трудно это совмещать? Какие дополнительные требования к певцу предъявляет такая насыщенная творческая жизнь?

Трудовая книжка у меня лежит в Новосибирске! (Смеется) Что касается загруженности, это меня не смущает: я легко адаптируюсь, не страдаю от перепадов температуры или смены часовых зон. Мне нужно просто хорошо выспаться, причем это удается и без мелатонина. Была на Кубе, вернулась, и через полтора дня – концерт из арий Верди. И ничего, все получилось. А дисциплина у певцов, как и у спортсменов, всегда должна быть железной, надо за собой следить.

Что же касается вообще работы, то я с огорчением замечаю, что театры, постановщики сегодня боятся больших голосов. Нас все время пытаюсь куда-то задвинуть, давая преимущества «легким» голосам. А ведь в свое время Рената Тебальди пела Мими! Сейчас же певцы, которые раньше в «Травиате» пели максимально Аннину, поют Виолетту. Все нивелируется, опера стала поверхностным жанром, никого не заботит индивидуальность певца, все под одну дуду. Нынешние режиссеры не любят личностей. А у певца с хорошим голосом обычно есть и характер. Менее же одаренный певец обычно более покладистый: он все исполнит, все сделает. Результат – участившиеся некачественные постановки, разочаровывающие слушателей. Вообще получается, что певцы в опере – уже не главное, они на каком-то там месте, даже наши имена на афишах пишут более мелкими буквами, чем имена режиссера и дирижера – обратите как-нибудь внимание! Это тяжело, и это меня очень расстраивает, ведь я все же считаю, что спектакль делают певцы, а ходят люди – на голоса!

Я вот сейчас решила попробовать обкатать Принцессу Турандот в Новосибирске. Если получится, приеду с этой партией в сентябре на гастроли в Большой. А не получится – буду петь Лю.

Как Вы относитесь к, скажем так, не всегда очевидным режиссерским трактовкам оперных спектаклей?

Знаете, я думаю, если человек талантлив, ему многое можно простить. Я участвовала уже в трех постановках Дмитрия Чернякова, который вызывает разные реакции. Но он – талантливый человек. Надо отдать ему должное: он всегда знает музыку, помнит детали, знает либретто. Он знает, что хочет. А в остальном … мы ко всему уже привыкли. Меня давно не шокирует необходимость петь лежа или на бегу. Сейчас такое время. Не можешь – сиди дома. Иногда мне удается убедить режиссера. Но мне повезло, в каких-то совсем сумасшедших постановках я не участвовала.

Роль Фьордилиджи, в которой Вы выйдете на сцену Женевской оперы, для Вас, наверное, особенная, ведь именно с ее исполнения в Московском доме музыки в 2006 году (постановкой руководил маэстро Т. Курентзис), к Вам пришло признание столичной публики.

Это правда! Начну с того, что это моя любимая опера Моцарта, хотя я пела и Графиню в «Свадьбе Фигаро», и Эльвиру в «Дон Жуане». Но партия Фьордилиджи подходит мне просто удивительно! Мне легко ее петь, хотя многие удивляются, что я пою и ее, и, например, Тоску. А что такого? Я же сопрано, и пою сопрановые партии, не залезая в чужой репертуар.

Воспоминания о работе с Теодором Курентзисом у меня остались самые прекрасные. Представляете, сколько мы репетировали, если оркестр играл наизусть?! Конечно, у него свой подход к Моцарту, он любит, чтобы пели прямым звуком, non vibrato. Думаю, ему со мной было легко, ведь что мне покажут, то я и спою.

Вообще, Моцарт – терапия для певца, он освежает голос. Я всегда советую молодым певцам петь старинную музыку, Скарлатти, например. Эта музыка продлевает наше творческое долголетие.

Сюжет оперы «Так поступают все» незамысловат: два приятеля решают проверить своих возлюбленных «на прочность», со всеми вытекающими отсюда перипетиями. Сейчас люди легче относятся к отношениям: сходятся, расходятся. А Вы верите в верность?

Верю! И в верность, и в любовь, и в человеческие отношения. А если не верить, то, наверно, надо менять профессию. Но в этой постановке мы будем в другой эпохе: 1950—е – 1960-е годы. Кринолины. Думаю, будет интересно и смешно, мы, по крайней мере, получаем от работы удовольствие.

В 2016 году в Брюссельском оперном театре Вы исполнили партию Тамары в опере «Демон» А. Рубинштейна. Это такая прекрасная опера, в ней такие прекрасные сольные номера, а знают ее крайне мало. Это, по-Вашему, несправедливо? Что вообще Вы думаете об афишах сегодняшних оперных театров с точки зрения репертуара?

К сожалению, в основном ставится одно и то же, и очень много незаслуженно забытой музыки. Мне, например, очень хочется исполнить что-то Танеева – я спела однажды его кантату «По прочтении псалма» для четырех голосов и двух хоров, это было наслаждение! А ведь у него есть и опера – «Орестея». Ранний Верди тоже редко исполняется, а он так полезен для голосов. Но, конечно, театрам легче продать билеты на самые известные произведения, этим и продиктован выбор.

Существует понятие артистического амплуа. Ваш же репертуар очень разнообразен: Вы охотно поете не только «чистую классику», но и произведения современных композиторов. С чем это связано – Вам все интересно?

Именно – мне все интересно! У меня характер такой, я очень быстро меняюсь, даже в одежде. Сегодня одно купила, завтра уже не нравится. Меня привлекают партии, которые могут показать разные возможности моего голоса, ведь век певца недолог.

Есть ли партия, которую еще не довелось спеть, но очень хочется? И дирижер, с которым хотелось бы поработать?

Из партий назову, пожалуй, Адриенну Лекуврёр и Леди Макбет. А из дирижеров – Юрия Хатуевича Темирканова. Это просто моя мечта! Один раз она уже почти сбылась, но … сорвалась постановка «Иоланты» в Париже, о чем я очень сожалею. И очень надеюсь, что представится новая возможность!

Ваша родная Южная Осетия перенесла в последнее десятилетие много потрясений. В Республике Вас ценят – в 2014 году Вам было присвоено звание Народной артистки Осетии и присуждена премия «Человек Года» республики Южная Осетия. Я знаю, что Вы активно участвуете в культурной жизни республики, расскажите, пожалуйста, о главных проектах?

Главным моим проектом был фестиваль «Звезда Алании». Дважды он прошел в Цхинвали, а третий выпуск пройдет в июне этого года на сцене Новосибирского театра оперы и балета.

А почему?

К сожалению, в Осетии пока нет ни оперной традиции, ни достаточной заинтересованности к опере со стороны руководства, ни профессиональной структуры, способной качественно организовать фестиваль, нет менеджеров. Да и зала нет, достойного тех исполнителей, которые выразили готовность – безвозмездно! – меня поддержать. Проводили фестиваль в здании музучилища, жара страшная, кондиционеров нет. Мои коллеги и так едут в далекое незнакомое им место, так надо хотя принять их как следует. Новосибирск все это позволяет. Конечно, мне жаль, ведь очень хочется приобщить моих сограждан к моему любимому виду искусства. И обидно: когда я пою в Мадриде – в зале королева София, в Стокгольме, в Афинах тоже самое. И люди, видя отношение власти, тоже подтягиваются. В Осетии этого нет, при этом люди же у нас очень музыкальные! Может быть, со временем ситуация изменится – я бы мечтала работать в Осетии, устраивать там мастер-классы, привозить настоящих мастеров…

=========================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10844

СообщениеДобавлено: Чт Мар 22, 2018 4:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017043102
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Н. Павлова
Автор| Сергей Бирюков
Заголовок| Оперная дива Надежда Павлова - о страхах и преодолениях
Где опубликовано| Труд
Дата публикации| 2017-04-07
Ссылка| http://www.trud.ru/article/07-04-2017/1348852_opernaja_diva_nadezhda_pavlova--o_straxax_i_preodolenijax.html
Аннотация| Интервью


Для первого сольного выступления в столице Надежда отобрала хиты своего репертуара. Фото предоставлены Пермским академическим театром оперы и балета

апреля в Московском международном доме музыки — первый в столице сольный концерт певицы Надежды Павловой. Это — приз молодой вокалистке от Ассоциации музыкальных критиков, назвавшей спектакль «Травиата» Пермского театра оперы и балета самым ярким музыкальным событием 2016 года. Формулировка такова: «За сотворчество мэтров и артистов молодого поколения: Роберт Уилсон, Теодор Курентзис, Надежда Павлова». Какой ценой достигнут этот успех, что за ним последует, в каких условиях работают артисты региональных театров? Об этом — наш разговор.

— Надежда, что споете москвичам?

— Поскольку это мой первый сольный концерт в Москве, я решила взять хиты своего репертуара — арии Донны Анны («Дон Жуан» Моцарта), Олимпии («Сказки Гофмана» Оффенбаха), Цербинетты («Ариадна на Наксосе» Штрауса), Мюзетты («Богема» Пуччини), Людмилы («Руслан и Людмила» Глинки), конечно же Виолетты («Травиата»). Будут также две новые для меня концертные арии Моцарта и сцена сумасшествия Лючии ди Ламмермур, о роли которой давно мечтаю.

— Судя по программе, вам ближе всего итальянская музыка.

— Это заметил еще мой педагог в Петрозаводской консерватории Валерий Александрович Волчков: твой композитор — Доницетти. И практика подтвердила его правоту. Хотя и в русской музыке есть замечательные партии для лирического сопрано: Людмила у Глинки, Марфа у Римского-Корсакова...

— Расскажите о ваших учителях.

— Я родилась во Владимире, но первые серьезные занятия вокалом были в Москве, папа меня возил каждые выходные к педагогу училища имени Гнесиных Галине Сергеевне Федоровой. Она дала то, что называется вокальной базой. В Ивановском музыкальном училище у меня была тоже очень хороший педагог Ирина Александровна Кодочигова — солнечный человек, прививший позитивное отношение к жизни, профессии, людям. Про Валерия Александровича я вам уже сказала, было очень интересно учиться у певца с совершенно с другим, можно сказать, противоположным моему типом голоса (у него бас). Вообще чем более непохожие люди с тобой занимаются, тем больший опыт ты можешь впитать. Мне еще Галина Сергеевна говорила: вокалу нельзя научить, можно только научиться. Если ты этого хочешь, все получится. А в аспирантуре Петрозаводской консерватории Валерий Иванович Дворников оттачивал со мной стиль, открыл секреты верхнего регистра.

— И в чем они? Что испытывает певица-сопрано, которой предстоит спеть «космическое» ми-бемоль в куплетах Олимпии из «Сказок Гофмана»?

— Она в первую очередь должна иметь мощный, отлаженный дыхательный аппарат. Вторая проблема — психологическая: надо преодолеть внутренний зажим, страх этих крайних верхних нот. И еще: их надо прежде услышать внутри себя. Тогда ты ставишь перед собой ясную цель — и попадаешь в нее.

— Кто ваш идеал певицы?

— Натали Дессей, которую уважаю безмерно не только как вокалистку, но как личность, человека огромной силы воли и мужества: перенесла операцию на связках, восстановилась, а потом, будучи в расцвете сил, заявила о смене формата, уходе в мюзикл, драму, телевидение... Вот непревзойденный образец комплексной актрисы.

— У вас в Пермской опере, где поете с 2012 года, около 10 партий. Какая наиболее сложна?

— Технически — наверное, Цербинетта из «Ариадны на Наксосе». А психологически — ну вот, например, Марта из «Пассажирки». Когда мы с моей партнершей Надеждой Бабинцевой (она исполняла роль немки Лизы) учили свои партии, то кроме интонационных сложностей ни о чем не думали. И только когда эта работа была сделана, тут-то нас накрыло — что это за тема, что за музыка («Пассажирка» — опера советского композитора Мечислава Вайнберга по повести польской писательницы Зофьи Посмыш о концлагере Освенцим. — «Труд»). Но знаете, то же самое могу сказать о любой большой классической оперной партии. Бывает, спрашивают: вы себя с героиней отождествляете? Отвечаю: если б отождествляла, умирала бы после каждого спектакля. Было однажды после «Травиаты» — в старой еще постановке, до спектакля Теодора Курентзиса и Роберта Уилсона. Опера кончилась, иду за кулисы — и вдруг градом покатились слезы, не могу остановить. Подходит партнер, успокаивает: да что ты, это ж кино!..

— Чем вас поразил Теодор в сравнении с другими дирижерами?

— Колоссальной музыкальностью, артистичностью. Может выскочить из-за пульта и на сцене показать, что ты должна делать. Он ведь сам отличный актер. Но главное, наверное — ясное видение целого и дотошность в работе над деталями. Он требователен прежде всего к самому себе. Говорит: Надя, я завтра буду репетировать очень жестко, пожалуйста не принимай все на свой личный счет, это лишь работа... Зато после репетиции бросается к тебе, обнимает: моя любовь, моя умница!.. Чем я могу ответить на такое отношение? Только работой, стопроцентной отдачей. Заметила: какую бы пройденную с ним партию ни открывала потом, помню каждое слово, которое он мне говорил. И по-другому уже исполнить ее кажется совершенно невозможным.

— А в чем особенность работы Уилсона? Тоже, наверное, очень строг?


— Что вы, для меня более легкого режиссера, наверное, не было. Показывает: сделай ручкой вот так и так — и обязательно похвалит: какая ты красивая!.. А когда ему что-то не нравилось, он это говорил ассистентам — они потом подходили к нам с толстым блокнотом замечаний и по-деловому их высказывали. Все понятно, без лишних стрессов, никто ни на кого не срывался.

— Не всех зрителей убедила эта скупая на подробности, «японская» по стилю постановка, с ее «приклеенными» улыбками и условными позами. Все-таки музыка Верди — о другом, о колоссальной любви и о трагическом самопожертвовании женщины.

— По моим наблюдениям, большинству публики нарочитая отстраненность зрелищного ряда в нашем спектакле, наоборот, помогает острее ощутить смысл музыки. Хотя я сама вначале не понимала — как буду перевоплощаться в страдающую, умирающую Виолетту, если не смогу помочь себе ни мимикой, ни жестом. Ведь Боб говорил: все время улыбайся! Только потом до меня дошло: чем больше тебе надо улыбаться, тем больше хочется плакать. Когда сказала это Уилсону, он ответил: молодец, это и есть ключ.

— А как они делили лидерство с Курентзисом?

— Роберт, как до того Питер Селларс (режиссер другого знаменитого спектакля Пермской оперы — «Королевы индейцев». — «Труд»), — непререкаемый авторитет для Теодора. Тут он только выполнял свою дирижерскую роль, не вклиниваясь в происходящее на сцене. В результате, как писали критики, «холодная» картинка Уилсона слилась воедино с огнем музыкальной интерпретации Курентзиса.

— О какой следующей опере мечтаете?

— Скоро у нас концертное исполнение «Руслана и Людмилы». Было бы здорово, если б эту замечательную оперу поставили сценически! А самая заветная мечта — «Лючия ди Ламмермур». Уже не только в виде одной арии, но в виде спектакля. Но ее у нас в Перми пока не ставят.

— Однако поставили в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. В котором вы, кстати, недавно с успехом исполнили роль той самой куклы Олимпии с уникально высокими нотами.

— Давайте пока не будем на эту тему говорить! (улыбается)

— Тогда — о чем по жизни грезится?

— Чтобы всегда была работа, чтобы она приносила радость. Чтобы родители и сын были здоровы.

— Расскажите о них.

— Мои родители с Урала, папа из Свердловской области, мама из Ижевска. Но папе очень нравился Владимир, и после окончания вуза он решил поселиться в этом городе. Я ведь тоже до сих пор живу во Владимире, в Пермь только езжу на спектакли и репетиции. Еще недавно наладился контакт с Большим театром Белоруссии в Минске, я у них приглашенная солистка. Одно время появилась работа в Латвийской опере, но вскоре оттуда ушел режиссер Андрейс Жагарс, с которым я работала... Иногда мои родные выбираются в Пермь посмотреть меня на сцене. Папа был на «Царской невесте». Мама пока не собралась, это ведь она заменяет меня в занятиях со Степой, когда я в отъезде. Вот Степа «Травиату» видел. Правда, прежнюю постановку, не нынешнюю. Однажды на оркестровой репетиции увидел, как партнер швыряет меня на пол. Идем из театра, он спрашивает: почему тебя Артем так сильно толкнул? Я объяснила: это не по-настоящему, так поставлено... А на следующий день всем в театре сказала: поняли — меня обижать нельзя!.. Ему тогда было 5 лет. Сейчас Степа в первом классе, занимается плаванием, ходит в художественную студию. Бабушка, правда, считает, что он рисует странно. А я ему говорю: у тебя свое видение... Он, знаете, такой кубист. Я в нем культивирую веру в себя и свои начинания.

— А отчего он не видел нынешнюю «Травиату»? Она же транслировалась на всю Россию в кино.

— Не на всю: к сожалению, во Владимире пока нет кинотеатра, где такие трансляции можно увидеть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10844

СообщениеДобавлено: Чт Мар 22, 2018 4:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017043103
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Н. Павлова
Автор| Ирина Муравьева
Заголовок| Улыбайся, если больно
Надежда Павлова выступит в Доме музыки
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 2017-04-06
Ссылка| https://rg.ru/2017/04/06/nadezhda-pavlova-ia-tolko-k-33-godam-ia-poniala-kak-nado-pet.html
Аннотация| Интервью

Сопрано из Пермского театра оперы и балета Надежда Павлова - поразительное открытие последних оперных сезонов. Ее богатейший по нюансировке, завораживающий голос, артистическое обаяние и драматический дар оценили и публика, и критика. Уже во второй раз ее работы номинируются на "Золотую маску": в прошлом году была Анна в "Дон Жуане" Моцарта, теперь - Виолетта Валери в вердиевской "Травиате". Спектакль получил приз Ассоциации музыкальных критиков по итогам сезона (2015/2016). Частью приза стал первый сольный концерт Надежды Павловой в Москве - в Камерном зале Доме музыки.

О вас пока известно не много: окончили Ивановское музыкальное училище, Петрозаводскую консерваторию, работали в Музыкальном театре Карелии, приехали четыре года назад в Пермь.

Надежда Павлова: Да, я не могу сказать, что получила престижное образование в Москве или в Петербурге, но это мне дает повод гордиться, что не имея такого образования, я смогла попасть в один из лучших театров страны и к лучшему дирижеру в мире - Теодору Курентзису.

Пермский театр позиционирует себя как театр Европы. Как ощущаете себя здесь?

Надежда Павлова: Родители мои родом с Урала, хотя живем мы сейчас во Владимире. И когда меня пригласили в Пермь работать, они рассмеялись: надо же, родина тянет к себе. Я приехала и подумала - это моя земля, я себя здесь комфортно чувствую. В театре команда нереально сильная. Я имею возможность ездить в другие театры и петь с другими оркестрами и дирижерами и могу сравнивать: наши ребята the best.

Когда вы поняли, что уже находитесь в такой сильной форме, и как вообще появилась на пути Пермь?

Надежда Павлова: Проблема в том, что я довольно долгое время сомневалась в своих возможностях и практически не участвовала в конкурсах. Только к 33 годам я поняла, как надо петь. Но по регламенту почти на всех вокальных конкурсах к участию допускаются женщины в возрасте до 33 лет. И мне было обидно, что я уже не смогу принять в них участие. Но в 2012 году я поехала в Саратов на конкурс Собиновского фестиваля и стала там лауреатом. В жюри был Валерий Платонов, дирижер из Пермского театра - он меня в Пермь и пригласил. А через три года я поехала в Минск, где проходит Международный конкурс вокалистов "Рождественский" и получила Гран-при. В этот момент я в себя и поверила. Ведь там было почти двести человек конкурсантов, три тура. В жюри - агенты и директора фестивалей и театров. Никто там меня не знал, а я получила Гран-при.

Теперь вас номинировали на "Золотую маску" в постановке Роберта Уилсона "Травиата". Это экстраординарная работа для оперы, поскольку певцы в спектакле помещены в жесткую схему неподвижных мизансцен и символических жестов. Насколько адекватны такие формы для оперной партии?

Надежда Павлова: Не могу сказать, что для меня это было так трудно. Я же Павлова (улыбается). В определенных мизансценах мои жесты в спектакле - это зеркало: вот судьба, и Виолетте по судьбе это написано. Конечно, все мы привыкли работать в более классических постановках, когда у тебя есть возможность и руку поднять, и выразить свои эмоции. Здесь же все было необычно: мы учились ходить, держать руки, положение корпуса. В одной из арий я пою стоя на одной ноге. Потом оказалось, что через эту физическую скованность я могу изнутри выразить голосом все мои эмоции, все мои переживания, все, что накоплено.

А в чем состоит рабочий метод Уилсона?

Надежда Павлова: У него грандиозная команда, которая работает на него. Это люди, которые четко знают, что он хочет. Приезжают ассистенты режиссера и все делают: сами ходят по сцене за героев, за статистов. У нас было два ассистента режиссера, и один ходил за Жермона, а другой - за Альфреда. Когда уже сделан весь каркас и вся "черная работа", приезжает Уилсон и что-то корректирует в положении рук, корпуса, головы.

Как художник?

Надежда Павлова: Абсолютно. Но потом я ощутила на себе, что он работал с нами и как психоаналитик. Он знал, на какие психологические точки надо нажать, чтобы добиться той или иной эмоции. Он мог просто беседовать, рассказывать какой-то случай из жизни, а сам наблюдал, что происходит со мной в этот момент. У меня начиналось внутреннее волнение и с этой эмоцией я выходила на сцену. Боб мне все время говорил: улыбайся, улыбайся, даже если тебе больно, просто невыносимо. Это - ключ. Потом только я поняла: чем больше я улыбаюсь, тем больше мне хочется плакать. И еще он повторял: ребята, получайте удовольствие от того, что вы делаете.

Сложнее всего уилсоновская система соединяется с музыкой Верди. Как вы решали эти проблемы с Курентзисом?

Надежда Павлова: Он мне так помогал! Обычно на репетициях он держит певцов жестко, а потом, когда выходишь на сцену, он на сто процентов с тобой. Мне даже иногда кажется, что у него у самого сейчас связки сомкнутся, и он запоет. Он дышит с нами - телом, мыслями. По каждому акту "Травиаты" он говорил разные вещи: в первом акте все должно быть очень изящно, благородно, легко. Дальше роль развивается по сценарию - драматически. А в третьем акте он дал мне возможность полностью вылить свои эмоции, иначе бы с голосом справиться было невозможно. Еще мне очень помогла наш коуч, ассистент Теодора Медея Ясониди: я ей очень благодарна.

"Травиата" получила приз критики, а вы - сольный концерт в Москве. С какой программой будете дебютировать?

Надежда Павлова: Мне хотелось бы показать все, чем я сегодня владею. Поэтому я выбрала арии, виртуозные для голоса, и те, где я могу открыть свои драматические стороны: Лючии, Виолетты, Анны, Марфы, Людмилы. Будут и концертные арии, которые я не делала в театре - ария Кунигунды, например, из мюзикла Леонарда Бернстайна "Кандид". Эта ария очень показательная для певицы: здесь можно открыть свою другую сторону - драматическую. А мне иногда кажется, что драматизма во мне больше.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10844

СообщениеДобавлено: Чт Мар 22, 2018 4:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017043104
Тема| Музыка, Опера, Персоналии, Н. Павлова
Автор| Юлия Бедерова
Заголовок| В ультравиолеттовом диапазоне
Надежда Павлова в Доме музыки
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 2017-04-12
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/3267784
Аннотация| концерт опера

В Доме музыки состоялся сольный московский дебют новой звезды Пермского оперного театра сопрано Надежды Павловой. Цвет лирико-колоратурного репертуара в исполнении перспективной номинантки "Золотой маски" слушала Юлия Бедерова.

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

В свое время роль Донны Анны в "Дон Жуане" Пермской оперы принесла Надежде Павловой первую номинацию на премию "Золотая маска". Но, говоря по совести, открытием певицу сделала другая, более недавняя работа в Перми — партия Виолетты в поставленной Робертом Уилсоном "Травиате", отмеченная редкой рафинированностью и в то же время нетривиальностью стиля.

Именно со своей Виолеттой певица в этом году снова номинирована на "Маску" (сам спектакль Уилсона привезти в Москву не получилось, и жюри посмотрело его в Перми). У Надежды Павловой многочисленные и сильные конкурентки, но ее шансы на победу, как представляется, высоки. И один приз за участие в "Травиате" Павлова уже получила — вместе с Уилсоном и Теодором Курентзисом певица стала лауреатом премии Ассоциации музыкальных критиков, материальным воплощением которого как раз и стал московский концерт.

В этот раз Павлова педалировала (и чуть больше, чем стоило) черты свободного пермского стиля в темпах, дикции и фразировке, замешивала мягкую манерность чуть гуще, чем просилось. И все же в концерте она продемонстрировала то, чего ждали от новой примы: примечательное обаяние силы и слабости, лирики и крепкого трагизма, чуткую фразировку, гибкую кантилену, светлый, сияющий тембр, смелость и яркость на верхних нотах и бисерную виртуозность напевных колоратур.

Тем более что выступление она развернула в безразмерную программу удивительной сложности, вокальной и артистической. Ее основу составили концертные арии Моцарта, требующие равно технической виртуозности и вкуса к утонченному спектру барочных и классицистских красок, арии Донны Анны, Виолетты, Олимпии (в "Сказках Гофмана" Павлова недавно дебютировала в Театре Станиславского и Немировича-Данченко), каватина Людмилы, очень точно и сильно сделанная ария Марфы и сцена сумасшествия Лючии из "Лючии ди Ламмермур" — единственный номер, где слышался намек на усталость. К ним в качестве еще одной хрестоматийной темы хорошо пристроилась колыбельная Клары из "Порги и Бесс".

Но кое-что нехрестоматийное в программе все же прозвучало. Лаконичная и поэтичная вещь Ираиды Юсуповой намекнула на знакомство оперной звезды с московской концептуальной композиторской школой, а Кунигунда из "Кандида" Бернстайна — не только на широкие репертуарные взгляды, но и на неожиданный потенциал артистки: при всем ее привычно нежном очаровании она, кажется, как мало кто чувствительна к иронии, гротеску, трагифарсовой эстетике и стилистическим экспериментам. И ретроспективно даже ее Виолетта показалась без пяти минут воображаемым зонгом Курта Вайля, а не роскошным примадоннским шлягером.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика