Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2015-06
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 01, 2015 12:46 am    Заголовок сообщения: 2015-06 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060101
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьеры
Автор| Майя Крылова, Екатеринбург
Заголовок| Осторожная поступь по новой земле
В Екатеринбурге показали три балетные премьеры

Где опубликовано| © Новые Известия
Дата публикации| 2015-06-01
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2015-06-01/220384-ostorozhnaja-postup-po-novoj-zemle.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Последний месяц весны в екатеринбургском Театре оперы и балета оказался урожайным на балет. Театр представил три премьеры, обратившись и к академическому танцу, и к пластике наших дней.


В Екатеринбурге «Тщетную предосторожность» поставил Сергей Вихарев.


Балет «Тщетная предосторожность» на музыку Гертеля сделан «под аутентизм»: это любимый конек петербуржца Сергея Вихарева. Изучив cохраненную в архивах Гарвардского университета запись постановки в Мариинском театре конца XIX века, Вихарев затеял спектакль-возрождение, главное в котором – даже не «старинные» танцы, а манера их исполнения. Доводить до абсурда невыполнимый замысел – делать, «как было» – автор не стал. Тем более что перед основным действием показывается репертуарный балет театра «Консерватория». Театрализованный сценический урок, перенесенный на Урал хранителем наследия датского классика Бурнонвиля, стал прологом: позанимавшись в классе по старинной методике, артисты играют старинный спектакль. Чтобы сблизить русскую и датскую школы, Вихарев включил в «Тщетную» па-де-де из балета Бурнонвиля «Ярмарка в Брюгге». Хореография Петипа из Гарварда, отголоски некоторых советских версий «Тщетной» и стилизованные вставки самого постановщика (там, где оригинал нельзя восстановить) органично слились в единый поток. В нем вольготно купается труппа екатеринбургского театра, танцовщикам и балеринам которой Вихарев как надо поставил корпус, руки и ноги.

Другая грань спектакля совсем не аутентична. Наоборот, идея взять живопись Ван Гога как основу костюмов и декораций у нас может показаться революционной. Рыжие, выжженные солнцем поля, зеленые посевы, ярко-синее небо, взвихренное лавой мелких мазков – детали и краски знаменитых пейзажей и портретов перекочевали в балетный спектакль. Художник творил на юге Франции, действие «Тщетной», впервые поставленной в 1789 году в Бордо, тоже происходит не на севере. Балетная комедия почти переварила тревожность вангоговской палитры. И как хорошо юным влюбленным дурить голову мамаше-крестьянке, возражающей против их брака, на фоне ярко-лиловых ирисов и пылающих подсолнухов!

Одноактные балеты другой премьеры объединились в вечер с названием Terra Nova. Под «новой землей» подразумевается, видимо, территория современного балета, к которому местная публика – да и труппа – только приучаются. Хотя никакого радикализма на сцене нет ни в «босоногом» балете Step Lightly («Осторожной поступью»), ни тем более в пуантном «Занавесе». Тут скорей проблема настроения: классика, как правило, приучает к идиллии, если не в сюжете, то в настроении и в финале. Екатеринбургские же опусы – о том, что балет может быть искусством не менее сложных эмоций, чем драма или современная живопись.

«Занавес» на музыку Респиги поставлен главой Екатеринбургского балета Вячеславом Самодуровым. Это мастерская рефлексия о превращениях души и тела балерины или танцовщика, когда они погружены в профессию. Будь то репетиция, почти убивающая усталостью и тревогой за результат, или спектакль, в котором исполнитель выворачивает наизнанку внутренние ощущения. Рампа показанного «театра в театре» как бы находится у задника, а мы, зрители, присутствуем при закулисном таинстве. Занятая в главной партии прима Большого театра Мария Александрова мечется в резкой сценической светотени. Нервный стук ее пуантов об пол и смятение рук приводят к парадоксу: как будто ранимый Белый лебедь приобрел решительность Черного. И стал играть то в сомнение балерины в своих силах, то в мучительное стремление к совершенству, которого, как известно, нельзя достичь.

Соавторы «Поступи» Пол Лайтфут и Соль Леон приехали на Урал из Европы, где имеют давнюю высокую репутацию. В Россию они привезли ранний (1991 года) опус, в котором надрывно-заполошные болгарские народные хоры провоцируют ритуальную «хореографию нутра» под лунным светом. Притяжение тел к земле, борьба согбенности с порывом. Традиция современных балетов на архаическую музыку особенно сильна в родной труппе Лайтфута – Нидерландском театре танца, достаточно вспомнить «Свадебку» Иржи Килиана или «Аренал» Начо Дуато, питомца той же компании. Генетическое сходство этих постановок с «Поступью» не мешает последней быть красивой мечтой о древних любовных мистериях. Да и классическим танцовщикам Екатеринбурга (их самоотдача подкупает) учиться – шаг за шагом – современной пластике лучше на проверенных временем образцах. Так что «Осторожная поступь» – для театра слова символические.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Июн 27, 2015 12:13 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 01, 2015 12:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060102
Тема| Балет, Приз Benois de la Dance, Итоги
Автор| Анна Галайда
Заголовок| На фестивале «Бенуа де ла данс» станцевал хореограф
Александр Экман исполнил собственный номер «О чем я думаю в Большом театре»

Где опубликовано| Газета "Ведомости" № 3842
Дата публикации| 2015-06-01
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2015/05/31/594486-geroi-dnya-bez-laureatov
Аннотация|


Александр Экман привез бокал воды из норвежского «Лебединого озера»
М. Логвинов


Уже много лет вручение приза «Бенуа» становится поводом для краткого обозрения того, что происходит в балетном мире. Первый вечер отдан номинантам, претендующим на награду по результатам года. Традиционно не все из них добираются до Москвы: болезни, травмы и загруженность в родных театрах – обыденность существования звезд. Зато во второй вечер обычно танцуют и те, кто не смог в свое время приехать за наградой, и те, кто ее аккуратно получил, – лауреаты прошлых лет, сливки общества. Это позволяет расширить круг событий, попавших в поле зрения ежегодно сменяемых членов жюри (под председательством неизменного Юрия Григоровича), которые и номинируют претендентов, чаще всего представителей своих компаний.

В этом году организаторам приза особенно не повезло – из тех, кого отметили за достижения прошлого года, на сцене Большого театра появились только награжденная за вклад в искусство Брижитт Лефевр, недавно расставшаяся с постом директора балета парижской Оперы, по понятным причинам давно не танцующая, и Светлана Захарова, признанная лучшей балериной за главные роли в спектаклях Большого театра «Легенда о любви» и «Дама с камелиями». Но и она, получив статуэтку работы Игоря Устинова, по необъявленным причинам в концерте не выступила. Практически все остальные награды достались роскошной полнометражной постановке Королевского балета Великобритании «Зимняя сказка», основанной на шекспировском сюжете. Лучшим композитором признан Джоби Телбот, лучшим хореографом – Кристофер Уилдон, лучшим танцовщиком – исполнитель главной партии Эдвард Уотсон. Но всю эту команду показали в Москве лишь в формате рекламного ролика спектакля, а на сцену за статуэтками вышел руководитель Королевского балета Кевин О’Хэйр.

В отсутствие нынешних лауреатов внимание было сосредоточено преимущественно на номинантах. Блеснуть среди них удалось лишь представлявшим «Укрощение строптивой» Большого театра Ольге Смирновой и Семену Чудину, на которых придуманный Жан-Кристофом Майо дуэт Бьянки и Люченцио сидит как сшитое на заказ платье – что и неудивительно: хореограф буквально срастался в репетиционном зале со своими танцовщиками. Большинство остальных ушло проверенным путем: программы обоих вечеров пестрели именами Ролана Пети, Джона Крэнко, Кеннета Макмиллана, слегка разбавленные Петипа и Григоровичем. И в этих классических па-де-де и дуэтах артисты проигрывали предшественникам – и сами себе в другом репертуаре. Фантастические кубинские трюкачи из Норвежского национального балета Йоланда Корреа и Йоэль Карреньо, месяц назад приведшие в трепет Петербург, в Москве показывали сон Татьяны из «Онегина» Крэнко, где блеснуть вращениями, прыжками и балансами негде, и оказались не способны наполнить дуэт хотя бы латинскими страстями, ограничившись ладными поддержками. Мастерица фуэте и заносок Марианела Нуньес из Королевского балета Великобритании методично поднималась и опускалась в руках Тьяго Соареса, что означало дуэт Ирины и Вершинина из «Зимних грез» Макмиллана. Николетта Манни, умная и деликатная в поставленных на сцене «Ла Скала» балетах Ратманского, с Иваном Васильевым в дуэте из «Собора Парижской Богоматери» Ролана Пети оказались скорбно бесчувственными к пластическому красноречию французской хореографии.

В отличие от них швед Александр Экман, в свои 30 лет являющийся одним из самых многообещающих хореографов, предстал перед публикой с номером собственной постановки «О чем я думаю в Большом театре». Он длился всего несколько минут под запись текста с рассказом Экмана о чувствах, которые он испытывал перед объявлением лауреатов, об уже испытанном раньше неприятном проигрыше и о постановке оригинального «Лебединого озера» в Норвегии, которое и было выбрано для участия в «Бенуа», и о решении, несмотря на десятилетнюю паузу в собственных танцах, самому станцевать в Большом. Экман носился по сцене, сжимался от неуверенности и страха, летал от счастья, превращался в лебедя и вылил на сцену стакан воды – вместо шести тонн, которыми залита сцена в его «Лебедином озере». В этом танце не было никаких виртуозностей, но он заставлял зал хохотать и сопереживать. В финале Экман получил овацию, которой удостаивается не каждое фуэте. Но хочется надеяться, что среди большого количества элитарной публики в зале Большого театра были люди, кого этот страстный монолог соблазнит привезти в Россию невероятное для нас «Лебединое озеро».

---------------------------------

В честь династии

Приз «Бенуа де ла данс» назван в честь художников знаменитой русской художественной династии, частью которой является и Игорь Устинов, придумавший статуэтку танцовщиков на зеркале, вручаемую лауреатам.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 02, 2015 6:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 01, 2015 9:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060103
Тема| Балет, фестиваль оперного и балетного искусства «Сыктывкарса Тулыс», Премьера
Автор| Елена Красова
Заголовок| Премьера «Тысячи и одной ночи» в Сыктывкаре: сказочное великолепие Востока
Где опубликовано| КомиОнлайн
Дата публикации| 2015-06-01
Ссылка| http://komionline.ru/news/51194
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В столице Коми 29 мая в рамках юбилейного фестиваля оперного и балетного искусства «Сыктывкарса Тулыс» состоялась премьера балета «Тысяча и одна ночь». Новый спектакль наглядно продемонстрировал небывалую роскошь и красочность восточной культуры и был восторженно принят не только сыктывкарской публикой, но и гостями фестиваля.



Балет был написан в 1979 году азербайджанским композитором Фикретом Амировым. Его основой стал популярный «Рассказ о царе Шахрияре». Также в первоначальный вариант либретто вошли сюжеты сборника арабских сказок «Тысяча и одна ночь»: «Синдбад-мореход», «Волшебная лампа Алладина» и «Али-Баба и сорок разбойников». После первой постановки в Баку балет разошелся по театральным площадкам страны, но впоследствии был незаслуженно забыт. С середины 1990-х годов режиссеры вновь обратились к этому материалу.

В Сыктывкаре «Тысяча и одна ночь» поставлена по обновленному варианту либретто, которое написал московский балетный критик и гость фестиваля Александр Максов. В качестве режиссера-постановщика выступил профессор балетмейстерского факультета ГИТИСа заслуженный артист России Виталий Ахундов. Стоит отметить, что год назад его постановка «Тысячи и одной ночи» появилась в афише музыкального театра Саранска.



В Сыктывкаре постановка балета в сценографии заслуженного работника Коми Юрия Самодурова и костюмах саранского художника Светланы Тундавиной поразила размахом и роскошью. Эта роскошь радует глаз, начиная с увертюры буквально до последних мгновений спектакля. Во время вступления зритель оказывается сражен восточным великолепием суперзанавеса с обыгранным женским портретом. Почти в самом центре полотна из-под кофейного цвета чадры выглядывают красивые изумрудные глаза одалиски. Их блеску вторят нити драгоценных камней белого и зеленого цветов. От переносицы покрывало прозрачно и тонко и также увешано нитями бусин самых радужных цветов, играющих и переливающихся в свете театральных софитов. За прозрачной частью суперзанавеса можно отчетливо разглядеть волшебную лампу Алладина, из носика которой курится дымок. Занавес поднимается и из дыма одна за другой перед зрителем встают картины прекрасного и чарующего Востока.

Первое действие балета – это рассказ о любви и неверности царя Шахрияра (Роман Миронов) и его супруги (народная артистка Коми Наталья Супрун). В отсутствие мужа Шахиня устраивает оргию с рабами и рабынями, во время которой сцена утопает в блеске и ярких красках восточных костюмов. Внезапно вернувшийся с охоты, Шахрияр ударом кинжала наказывает жену за измену, а затем собирается казнить всех женщин гарема. В финале первого действия Шах знакомится с Шехерезадой (Анастасия Маслова), которая, рассказывая свои дивные сказки на протяжении всего второго действия, заставляет его снова поверить в настоящую любовь.

Помимо суперзанавеса и многочисленных ярких и богатых костюмов, для сценического оформления балета было изготовлено десять левых и правых кулис и пять падуг. Также к сценографии подключили новшество нашего театра – видеопроецирующий экран, который быстро и незаметно сменяет фоновые картины спектакля. По словам директора театра Валентины Судаковой, дорогостоящий проект «Тысячи и одной ночи» был заказан самими зрителями: «К этому спектаклю было сделано очень многое: созданы новые декорации, подключена видеопроекция, пошито 140 костюмов и все они индивидуальные, многосложные, богатые. Но этот спектакль и должен быть дорогим, потому что его изюминка – это зрелищность. Иначе за него не стоило бы браться. Сегодня на нашей сцене идут классические спектакли, есть современная хореография, а тема Востока пока не была раскрыта. К слову сказать, раскрыть ее попросили сами зрители. Во время проводимого нами анкетирования поступило много заявок о том, что сыктывкарцы ждут постановки этого балета на нашей сцене».

Одной из особенностей постановки В.Ахундова стала синтетичность спектакля: к участию были также подключены солисты театра и артисты хора. Одну из восточных мелодий балета, исполнив вокализ, украсила своим меццо-сопрано Галина Маликова. А партию Джинна из сказки об Аладдине исполнил Юрий Баянбаев.



Стоит отметить и техническую сторону балета, которая на удивление оказалась классической. Восточный танец в чистом виде в нем появляется лишь однажды: в сказке «Али-Баба и сорок разбойников» красавица Марджана (Екатерина Игнатова), облаченная в небесно-голубой костюм и подпоясанная платком с монистами, танцует танец живота. В остальном все позиции, прыжки и многочисленные высокие поддержки представляют собой классический балет.

По словам режиссера, сыктывкарская труппа полностью справилась с поставленной им задачей: «Я доволен работой с сыктывкарской труппой, — заявил в беседе с «КомиОнлайном» В.Ахундов. – Роман Миронов – это лучший танцор из тех, с кем я работал. Он выполнил замечательно все и в плане актерской работы, и технических моментов. Выполнены все дуэты. Из женского состава я очень доволен работой Натальи Супрун. Многие заметили, как она мастерски сменила актерское амплуа. Я выбрал ее неслучайно на роль именно первой жены Шахрияра, потому что эту партию нужно исполнять с большим акцентом на драматической игре. Анастасия Маслова хорошо справилась с ролью Шехерезады. У нее хорошие природные данные, большой прыжок. Похвалить есть за что каждого солиста, притом что я не снижал уровень для сыктывкарской труппы ни в техническом плане, ни в актерском. Обычно когда я работаю с региональными театрами, мне частенько приходится это делать, но в этот раз все было задумано и выполнено на высоком уровне профессионального мастерства».

Фото предоставили в театре оперы и балета Коми

-----------------------
Другие фотографии - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 02, 2015 9:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060201
Тема| Балет, Танец, "Балет Москва", Премьера
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Без дураков
"Кафе Идиот" в "Балете Москва"

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №95, стр. 11
Дата публикации| 2015-06-02
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2738999
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Руст2D / Коммерсантъ

На сцене Центра имени Мейерхольда "Балет Москва" показал "Кафе Идиот" — премьеру 90-минутного спектакля Александра Пепеляева по мотивам романа Достоевского, лучшего из обширного наследия старейшины современного танцтеатра России, считает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Александр Пепеляев — почти ровесник современного танца России. Выпускник химфака МГУ и режиссерского факультета ГИТИСа, которые он окончил почти одновременно, устраивал перформансы в квартирах и библиотеках еще в начале 1990-х, в 1994-м основал свой "Кинетический театр", десять лет руководил ЦЕХом (Центр танца и перформанса в Москве), пробился на международную арену, стал успешным менеджером, поставил много всякого и разного. Но хореографом так и не стал: кустарность танцевального образования делала его спектакли пластически банальными, чтобы не сказать скудными. Этот недостаток Пепеляев маскировал разными способами — литературой, режиссурой, сценографией, нарочитой телесной вульгарностью, концептуально противопоставляя хореографию театру. "Кафе Идиот" он на всякий случай нарек "визуальным театром" (в сущности, этот ярлык можно приклеить хоть к "Спящей красавице", особенно в старинной вихаревской редакции, там тоже есть на что посмотреть). Однако на этот раз у Пепеляева получился самый настоящий танцевальный спектакль — тот, в котором ситуации, характеры и взаимоотношения персонажей проясняются именно в танце.

Это обстоятельство, впрочем, ничуть не умалило значения режиссерских и сценографических находок, которыми изобилует "Кафе Идиот": плодотворная попытка перевести роман Достоевского в современный контекст. 12 персонажей спектакля одеты художником Сергеем Илларионовым в агрессивно кровавые костюмы-трансформеры. Поначалу копирующие моду XIX века, они со временем утрачивают исторические подробности, так что к моменту финального душевного обнажения герои остаются во вневременном исподнем белье. Здесь все шесть женщин в той или иной мере Настасьи Филипповны, четыре неистовых атлета-Рогожиных и уж точно два князя Мышкина — с тонкими интеллигентными лицами, немного нелепые и беспомощные. Сцена, по-бытовому ограниченная двумя стенами с ядовито-зелеными обоями и красной дверью, на заднике распахнута для медиафантасмагорий — там заплетаются водоросли взаимоотношений, бело-черным вихрем закручиваются мечты, туда, ввысь, к колосникам, отлетает задолго до реальной смерти душа Настасьи Филипповны.

Александр Пепеляев, разумеется, не пересказывает роман: череда ритмически и эмоционально контрастных сцен позволяет лишь угадывать знакомые эпизоды. Цитаты из Достоевского режиссер включает в спектакль трижды: прочитанные наивным детским голоском без тени пафоса и надрыва, они придают танцевальным эпизодам жутковато-беспощадную прозрачность. Как и роман, спектакль балансирует на грани жестокой мелодрамы, психологического триллера, криминальной хроники, карнавального безумия и ярмарочного балагана. Тут и окутанный зеленоватым сиянием нож, медленно проползающий по воздуху, чтобы воткнуться в грудь жертвы; тут и бегающие по стенам — в буквальном смысле — Рогожины; и Мышкины, являющиеся, как привидения, прямо из зеленых обоев; и расслабленно-вымороченный кайф инфернальной дискотеки; и атмосфера недорогого борделя с сатирически заостренным эротизмом дамского дефиле на высоких шпильках.

Но самое сильное в этом гиньоле, конечно, сам танец — эмоционально щедрый, технически довольно сложный, лексически разработанный гораздо подробнее, чем обычно у Пепеляева, благо микс из жесткой музыки Ника Берча и ностальгических западных шлягеров прошлого века позволяет экспериментировать в разных стилях и жанрах. На сей раз хореограф находит необходимые слова-движения для каждого персонажа в каждом конкретном эпизоде, будь то роскошное трио князя, Рогожина и Настасьи Филипповны, в котором танцевальные фразы, повторенные в разных темпах и интонациях, передают всю безысходность переплетения любви-ненависти, или центральный дуэт Мышкина и Рогожина с оригинальными поддержками, зримо обрисовывающий безнадежную нерасторжимость и разительное несходство персонажей.

Артисты современной части труппы "Балета Москва" работают истово и мощно: каждый ведет свою линию в спектакле с полным пониманием смысла целого, каждый в какой-то момент выходит на первый план, и эти сольные фрагменты выдают в них вполне состоявшихся актеров-танцовщиков. Для обновленного состава труппы "Кафе Идиот" стало тем же, чем был исторический "Взлом" Пола Нортона в период расцвета "московского" современного танца. Возможно, "Балет Москва" и Александр Пепеляев, что называется, нашли друг друга. Во всяком случае, труппа выпустила первый полноценный танцспектакль, а режиссер с 25-летним стажем стал наконец-то хореографом.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Июн 27, 2015 12:15 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 02, 2015 9:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060202
Тема| Балет, Якутский хореографический колледж имени Аксении и Натальи Посельских, Международный фестиваль профессиональных балетных школ
Автор| Аита ШАПОШНИКОВА
Заголовок| Viva, молодой балет!
Где опубликовано| газета "Якутия" № 59
Дата публикации| 2015-06-02
Ссылка| http://gazetayakutia.ru/index.php/component/k2/item/16809-viva-molodoj-balet
Аннотация|



Якутский хореографический колледж имени Аксении и Натальи Посельских отмечает свое 20-летие.

К его юбилею приурочили замечательное событие — Международный фестиваль профессиональных балетных школ. Участвовать в нем пожелали прославленные учебные заведения Санкт-Петербурга, Новосибирска, Перми, Краснодара, Казани, Улан-Удэ, Уфы и гости из японского города Тойота.

В первый день, 28 мая, зрители увидели творческий отчет двенадцатого выпуска колледжа. Выпускники, вступая в большую балетную жизнь, показали зрелое мастерство, чарующий артистизм и искрометный темперамент. Особенно хочется отметить Марию Кузьмину и Николая Попова, исполнивших па-де-де из балета «Эсмеральда». Несмотря на юность, эта пара уже удостоена множества дипломов международных и российских конкурсов. Особое пристрастие балетоманы питают к танцу не менее именитых Венеры и Тимофея Федотовых. Их «Grand pas de classique» вызвал в зале овации. Грациозная «Тарантелла», в которой блеснули Альбина Посельская, Афанасий Максимов, «Цыганский танец» со страстным порывом Анны Донской и другие номера никого не оставили равнодушными.

Второе отделение по сути было премьерой. Балетмейстер из Испании Кирилл Радев, специально приглашенный колледжем, поставил ребятам современный балет «Диалоги» на музыку сюиты Эдварда Грига «Из времен Хольберга». Нордическая красота мелодики норвежского композитора, ее исповедальная глубина были прекрасным фоном для погружения молодых артистов в рисунок медитативной авангардной хореографии. Языком танца ребята рассказали, что жизнь человека — это постоянное общение: с собой, богом, окружающим миром, близкими и посторонними людьми. Каждый эпизод сюиты, как грань алмаза, отражает неповторимый образ момента. И сказать здесь: «Остановись, мгновение, ты прекрасно!» — нельзя, так как искусство балета бесконечно в своих ритмах, жестах и образах.

29 мая гости фестиваля и юные хозяева порадовали публику чудесным гала-концертом. Великолепные па из знаменитых балетов, неподражаемые современные танцевальные номера следовали один за другим.

Искушенный зритель воочию убедился, что двадцать лет непрерывного развития и роста поставили Якутский хореографический колледж вровень с легендарными балетными школами, у которых богатая история и большой авторитет в мире классического балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 02, 2015 11:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060203
Тема| Балет, Персоналии, Владимир МАЛАХОВ
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Владимир Малахов: «С принцами я простился»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2015-06-02
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/102097-vladimir-malakhov-s-printsami-ya-prostilsya/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Владимир Малахов приехал в Москву ради участия в жюри «Бенуа де ла данс». Международная звезда, он давно обосновался за границей, но при этом для России остался родным.



В 1986 году русский мальчик из украинской глубинки окончил Московское хореографическое училище. Не попав в Большой театр из-за отсутствия прописки в столице, был принят в «Московский классический балет» Наталии Касаткиной и Владимира Василёва. Тогда же посыпались награды: золотые медали и Гран-при пяти международных конкурсов, плюс Премия Сержа Лифаря Парижской академии танца. В 1991-м танцовщик начал свое личное мировое «турне»: выступал в Штутгартском балете, Американском балетном театре, Венской опере, Канадском национальном балете. В 2002-м обосновался в Берлине. Двумя годами позже возглавил Государственный балет Берлина, образованный в результате объединения трех театров: Deutsche Oper, Komische Oper и Staatsoper. Совсем недавно на посту интенданта Малахова сменил Начо Дуато, покинувший Михайловский театр в Санкт-Петербурге.

Для Берлина Малахов навсегда останется «танцующим директором», немало способствовавшим становлению единой труппы, которая сложилась из коллективов Восточного и Западного города. О том, чем сегодня занят экс-интендант, «Культура» расспросила Малахова сразу после церемонии вручения приза «Бенуа».



культура: На «Бенуа» Вы не новичок: были и лауреатом, и членом жюри, причем единственным, кто вошел в число арбитров второй раз. Что проще — танцевать или выбирать лучших?
Малахов: Конечно, танцевать. В любимых номинациях «Танцовщик» и «Танцовщица» судить мне несложно, могу убедительно отстаивать свою точку зрения. Труднее с музыкой и либреттистами. Как по видео оценить сценарий спектакля? Ведь наверняка автор хотел выразить нечто большее, чем «сказал» хореограф. Гораздо интереснее было бы прочитать текст либретто.

культура: Не кажется ли Вам странным, что в рамках «Бенуа» жюри сравнивает танцовщиков строгой классики и современных направлений? По каким критериям можно их вообще сопоставлять?
Малахов: Потому так долго длятся бурные дискуссии на заседании арбитров. У каждого номинанта — а их много — свои плюсы и минусы. Достоин приза тот, кто убедителен, в чьем танце есть не только мастерство, но и мода, вкус, стиль. Для меня важнее всего индивидуальность. Насколько самобытен и талантлив номинант, видно всегда, в любой пластике.

культура: Ваш выдвиженец хореограф Мартин Штепфер остался без приза. Обидно?
Малахов: Не могут же все стать лауреатами. Быть дипломантом «Бенуа» тоже весьма почетно. В этом состязании участвуют не новички, но известные в своем деле люди, достигшие определенных высот в профессии.

культура: Вы, к радости Ваших поклонников, нынешней весной трижды посетили Россию. Недавно участвовали в вечере Дианы Вишнёвой.
Малахов: Диана для меня — история особая, второй такой балерины нет и не будет. Она — моя партнерша на протяжении всей своей карьеры. То, что она пригласила меня на вечер, посвященный двадцатилетию творческой деятельности, говорит о том, что жизнь не останавливается, мы еще где-нибудь обязательно станцуем и все равно всегда будем вместе.

культура: Диана постепенно сокращает участие в классических балетах. Вы как танцовщик тоже расстались с принцами?
Малахов: В балете нельзя не обращать внимание на возраст. С принцами голубых кровей, а их я перетанцевал множество, простился. Классика тихонько отошла в сторону. Хотя ставлю ее очень высоко. Она, как антиквариат, всегда в цене, и с годами будет только дорожать. Я же стал больше думать о неоклассике и модерне. Это другой мир, который я открываю для себя.

культура: В герое миниатюры «Старик и я», исполненной Вами на вечере Дианы, столько невероятной и, кажется, личной боли, что невольно подумалось о Вашем уходе из Берлинского балета...
Малахов: Конечно, период был тяжелым. Что делать? Жизнь идет вперед, что-то теряешь, что-то находишь. Сначала было ощущение, будто ребенка отобрали...


С Дианой Вишневой в миниатюре «Старик и я»

культура: За годы интендантства Вы получили немало наград, стали известны как балетный директор, заработали признание коллег и публики, а Вам самому что наиболее дорого?
Малахов: Труппа, собранная из танцовщиков самых разных национальностей. Театр работал на трех сценах Берлина, и каждая имела свой репертуар. Я старался думать об артистах и формировать разнообразную афишу, возобновлял любимую классику, приглашал современных хореографов, поддерживал инициативу молодых, желавших попробовать свои силы в сочинительстве.

культура: Рассказывают, что в Берлинском балете настали не лучшие времена…
Малахов: Да, сейчас там все немножко разваливается. Но не будем об этом.

культура: Общаетесь со своими прежними коллегами?
Малахов: Конечно, а скоро и поработаю с ними над «Баядеркой». Очень рад, что решили возобновить этот спектакль. Отношения наверняка будут чисто деловыми: пришел, поработал и...больше ничего.


Диана Вишнева и Владимир Малахов в балете «Жизель», Токио Балет, 2004

культура: Лет десять назад в беседе для нашей газеты Вы признавались в любви к Японии. Теперь, когда работаете в Токио, как себя чувствуете?
Малахов: В Токио у меня все хорошо — провел там полгода. Правда, оказался отрезан от европейской цивилизации и тех процессов, что происходят в балете. Толком не знаю, какие появились хореографы и танцовщики, они же растут сейчас как грибы после дождя. Так что стараюсь наверстать упущенное, оглядеться вокруг. Зато я выучил японский язык. Не только понимаю японскую речь, но уже и заговорил.

культура: В «Токио-балете» Вы советник, консультант или педагог?
Малахов: Я отвечаю за классический репертуар, веду репетиции, формирую составы исполнителей, даю советы — ко мне прислушиваются.

культура: У японских танцовщиков особый менталитет?
Малахов: Они — стабильны и надежны, никогда не подведут. Необыкновенно трудолюбивы — способны одолеть любые технические сложности, но эмоционально закрыты. Им нужно подолгу объяснять психологию роли, подключать их сердца, учить раскрывать душу, провоцировать на проявление эмоций.

Думаю, продолжу работу с «Токио-балет». Хотя сейчас в основном сосредоточен на своем Фонде, готовлю разные проекты.

культура: Какова цель Фонда?
Малахов: Помогать талантливым детям, давать им возможность танцевать. В прошлом году мы уже вручили свой первый приз в Берлине. В 2016-м будет второй — «Гран-при Владимира Малахова» в Латинской Америке. Хочу охватить вниманием многие страны, в первую очередь те, что тянутся к балету, но развитых традиций не имеют: Аргентину, Бразилию, Мексику.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июн 28, 2015 3:40 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 03, 2015 9:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060301
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьеры
Автор| Ирина Клепикова
Заголовок| Прыжок. Полёт. Стоп!
Где опубликовано| © Областная газета (Екатеринбург)
Дата публикации| 2015-06-03
Ссылка| http://www.oblgazeta.ru/culture/23653/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Новелла «Step lightly» («Осторожной поступью») создана в Екатеринбургском оперном на музыку «Мистерий» — фольклорного многоголосья. Фото: Алексей Кунилов

Позабавив в середине мая зрителей классическим комик-балетом «Тщетная предосторожность», Екатеринбургский оперный через две недели выдал новую балетную премьеру, увлекая публику уже современной хореографией в «Terra nova» (название спектакля). Заметьте: не «Terra incognita» – «земля неведомая». И это, думаю, принципиально. Современный танец на академической сцене – уже не сенсация для Урала. Другое дело, что жажда небанальных для хореографического спектакля сюжетов, актуальной пластики и творцов, которых Россия прежде не видела, подвигает театр на новые эксперименты.

«Terra nova» – спектакль из трёх отдельных, самодостаточных историй. Финальная «Step lightly» («Осторожной поступью») – создание англичанина Пола Лайтфута, признанного во всём мире авторитета в области contemporary dance. Для знаменитого NDT, Нидерландского театра танца, он создал более 50 постановок. Одна из них – балет «Step lightly» – придумана им для NDT в 1991 году. Спустя почти четверть века именно ею Лайтфут решил дебютировать в России.

Вот где «terra incognita»! Почти всё, во всяком случае для уральских зрителей, непривычно, неожидаемо. От фольклорных эпических песнопений в исполнении болгарского хора до пластики, лишённой привычных в балете рафинированных па. Сам дух танца – от земли, первозданных страстей, которые человек ещё не научился (либо не хочет!) скрывать. Название «Осторожной поступью» – обманка. Лукавство в квадрате. Ничего «осторожного». И «поступь» – термин явно из другого лексического ряда. На сцене всё – ровно наоборот. Жгуче. Конфликтно. С первобытной откровенностью. Дуэль. Борение. Ристалище женского и мужского начал. Мощное многоголосье хора только усиливает эффект.

Но при этом… как всё изящ­но! Так завораживает обычно не знающая условностей дикая природа. Она сочиняет себя сама, рождая красоту из противоборства, взаимной атаки несовместимостей.

«Step lightly» – из тех балетов, которые нет нужды натужно разгадывать, пытаясь оправдать (хоть как-то – замыслом, сюжетом) нелогичность, какофонию пластики. Увы, в современном танце такое – сплошь и рядом. «Step lightly» в дешифровке не нуждается. Балет ложится на сердце, как безупречная поэзия – на память. Мгновенно. Естественно. Легко.


Новелла «Занавес». Выразительный эпизод, мгновенно запечатлённый и уже растиражированный многими, достоин стать брендом хореографии Вячеслава Самодурова, да и в целом — современного танца. Фото: Алексей Кунилов

------------------------------------------------------------------------------
Прямая речь

Мария АЛЕКСАНДРОВА, народная артистка России, солистка Большого театра:


– Заманить состоявшегося артиста на Урал может только талантливый хореограф, как и произошло в моём случае. Я доверяю Вячеславу и знала, что он сможет придумать нечто особенное.



Вячеслав САМОДУРОВ, художественный руководитель балета Екатеринбургского театра оперы и балета:

– Трудно сказать, каков стиль Лайтфута. Пожалуй, сам Лайтфут – это и есть стиль. Большинство его балетов лишены нарратива, но всегда складывается ощущение, будто читаешь книгу или смотришь фильм. В балетах Пола всегда много содержания – а это именно то, что я особенно ценю в балетах. Настоящие хореографы общаются с публикой совершенно на другом уровне – рассказывая не сюжет, а захватывающую эмоциональную историю. Вот почему им удаётся сказать танцем то, что нельзя передать словами.

-------------------------------------------------------------------------------

Похожее впечатление – от включённой в спектакль истории «Eventual progress» («Необратимый прогресс») – музыка Майкла Наймана, хореография Джонатана Уоткинса. Мысль сформулирована в названии. Система доказательств в словах не нуждается. Пластика столь выразительна, а ритмически танец организован с такой, почти математической, чёткостью, что масштабное, многолюдное действо в какие-то минуты продолжается вовсе без музыки. Под собственный ритм. Завораживающе стройно. Красиво.

А ради третьей части «Terra nova» – новеллы «Занавес» – на Урал приехала, оставив на время планы в родном театре, прима-балерина Большого Мария Александрова. «Занавес» под музыку редко исполняемого в России Отторино Респиги хореограф Вячеслав Самодуров, по его собственному признанию, создавал исключительно в расчёте на феноменальные возможности и харизму М. Александровой. У неё же свой резон прервать столичную жизнь и международный гастрольный график супервостребованной примы ради хореографической новеллы в несколько минут: «Всё, что я танцевала прежде, было о любви мужчины и женщины. То, что мы делаем здесь, – о любви к профессии».

Из разряда экспериментов – финал «Занавеса»: героиня выходит на аплодисменты в глубине сцены, спиной к зрителям. Авансцена и рампа на сей раз – на месте привычного сценического «задника». А дальше, в ещё большей глубине, – воображаемый зал. Всё, что происходит до этого момента, – жизнь балетного закулисья. С его надеждами и грёзами. Изматывающей отработкой деталей (ещё один эксперимент В. Самодурова – движущийся по сцене «живой свет» поочерёдно выхватывает из мрака то руки или стопы балерины, то её напряжённое лицо). Театр с его страхами и физической болью. С амбициями. Как красноречив эпизод двух балерин – аналогия с бьющимися за первенство птицами. И наконец – это театр, где после ошибок и утрат творец возрождается, подобно птице Феникс. Кому, как не Марии Александровой, обожающей свою профессию за «возможность молчания», было рассказать всё это. Не словами. Танцем.

Театр декларирует без каких бы то ни было оговорок: «Terra nova» – заповедные места, куда не долетали лебеди Петипа. Почти вызов эстетике классического танца. Зритель этот вызов принял. Испытание временем, классикой уже пройденное, у contemporary dance ещё впереди.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 03, 2015 9:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060302
Тема| Балет, балетная труппа Государственного театра Тюрингии, Персоналии, Дарья Сузи
Автор| Лариса Борисова
Заголовок| Балерина откровенно о диетах, борьбе с лишним весом, конкуренции и колоссальных нагрузках
Где опубликовано| © газета Губерния Daily (Петрозаводск)
Дата публикации| 2015-06-03
Ссылка| http://gubdaily.ru/blog/sociology/lichnyj-opyt/balerina-otkrovenno-o-dietax-borbe-s-lishnim-vesom-konkurencii-i-kolossalnyx-nagruzkax/
Аннотация|



По Интернету уже давно гуляет картинка, на одной части которой изображена нога балерины в нарядном шелковом пуанте, а на другой — она же, без пуанта, но зато с ссадинами, синяками и кровоподтеками. Балет — лучший пример того, какой колоссальный труд скрывается за красивой и изящной картинкой. Бывшая петрозаводчанка, а ныне артистка немецкой балетной труппы, балерина Дарья Сузи откровенно рассказала нам о русском балете, параметрах балерины и критериях оценки их формы, проблемах с весом, о многочасовых репетициях, тяжелой нагрузке, конкуренции и о том, как с ней случился главный кошмар балерины и она потеряла пуанту на знаменитом Венском балу.

В 2007 году петрозаводчанка Дарья Сузи окончила Академию русского балета им. А.Я. Вагановой в Санкт-Петербурге. Затем три года танцевала в Австрии, и вот уже пять лет она артистка балетной труппы Государственного театра Тюрингии, живет в Германии в городе Гера.

Хорошо помню тот день, когда, поднимаясь по трапу самолета, выполнявшего рейс Санкт-Петербург — Вена, я без конца оглядывалась на здание аэропорта, пытаясь разглядеть своих родителей, которые провожали меня во взрослую самостоятельную жизнь. Мне было 17 лет, в руках — небольшой чемодан с пожитками, а в душе — огромное желание заниматься любимым делом: балетом.

Я танцевала всегда, сколько себя помню, и знакомые посоветовали моей маме отдать меня в детскую балетную студию при Музыкальном театре. Так в семь лет я познала азы балетной науки, впервые почувствовала, каково это — стоять и танцевать на пуантах, и даже поучаствовала в детском балете «Муха-цокотуха», который был в репертуаре театра.

Когда я заканчивала третий класс общеобразовательной школы, в Музыкальный театр приехал представитель Академии русского балета для отбора девочек и мальчиков. Узнав об этом, мы с мамой пошли в театр. Помню длинную очередь из детей и родителей, которая начиналась от служебного входа в театр и тянулась вверх по длинной лестнице вплоть до пятого этажа. Представитель академии отобрал всего двух девочек, одной из которых была я. Он назначил нам с мамой приехать в Санкт-Петербург сразу на 3-й тур.

Тогда я еще не поняла, как крупно мне повезло, что я проскочила первые два тура. На первом проверяют физические данные, необходимые для занятий балетом: гибкость, шаг (растяжка), выворотность суставов, прыжок; смотрят пропорции тела. Второй тур — медицинский. А на третьем необходимо танцевать под разную музыку с меняющимся темпом. Пройдя третий тур, я была зачислена в академию. И уже осенью мне предстояло уехать из родного Петрозаводска, от семьи, от друзей-одноклассников в чужой город и жить в интернате. Я еще не осознавала, что моя жизнь кардинальным образом изменится, но была счастлива, что буду учиться классическому танцу в одной из лучших балетных академий мира. Так, в девять с половиной лет я выбрала себе профессию и теперь, спустя 15 лет, могу сказать, что ни разу не пожалела об этом.

Огромное старинное здание Академии русского балета расположено в центре Петербурга, на знаменитой улице Зодчего Росси. Если не ошибаюсь, академия находится там уже почти два века. Все ее воспитанники помнят так называемую Черную лестницу, о которой ходит много легенд. Некоторые учащиеся вроде бы видели там привидения — нечто белое и длинное или что-то в виде бесформенного облачка, и иногда — даже строгий лик Агриппины Вагановой, а мы с девчонками слышали непонятные шорохи и чьи-то вздохи! Кстати, при академии существует возрожденная домовая церковь, в которой проходят богослужения и куда мы заходили, особенно перед экзаменами. Там бывала и знаменитая балерина Анна Павлова, которая тоже училась в академии.

Учеба в Вагановке отличается от учебы в обычной школе, потому что традиционные предметы чередуются со специальными: классический, историко-бытовой, народный танцы, дуэт, модерн, гимнастика, актерское мастерство, этика, эстетика, история религии, философия и прочее. Плюс сценическая практика и репетиции. Для тех, кто был допоздна занят в репертуарном спектакле Мариинского театра, делали некое исключение: на следующий день можно было явиться на учебу ко второму уроку. Больше никаких послаблений не существовало. Выходной только один — воскресенье.

В процессе учебы в балетной академии неминуем большой отсев. По статистике, данное учебное заведение оканчивает только треть поступивших. Причины отчисления могут быть самыми разными: травмы, плохая физическая форма или если человек просто не выдержал нагрузки, в том числе и психологической. Я очень благодарна своей маме, которая в первый год моей учебы приезжала ко мне каждые выходные. А со второго года обучения она забрала меня из интерната, и мы снимали комнату в коммуналке, в десяти минутах ходьбы от академии. Все годы моей учебы мама жила на два города: ведь в Петрозаводске оставались мой папа и старший брат.

Методы обучения в русском балете намного жестче, чем, скажем, в Европе. Вместе с тем я очень благодарна своим преподавателям! Возможно, именно жесткость заставляет человека преодолевать себя, проявлять упорство в овладении балетной техникой. В конце каждого учебного года предстоял переводной экзамен по самому главному предмету — классическому танцу. Перед экзаменом всегда было контрольное взвешивание в медицинском кабинете. Как мы, девчонки, боялись этого взвешивания! Даже вынимали шпильки из волос, думая, что от этого станем меньше весить!

В академии существовала строгая формула: вес должен соответствовать цифре, получаемой рост минус 122. За потерю формы грозила низкая оценка и отчисление. Балетная система оценок тоже особая: «три минус» (это отчисление), «три условно», «три», «три плюс», «четыре минус», «четыре», «четыре плюс». И только в старших классах выставлялись «пять минус» и «пять».

Уровень российского балета очень высок. Русский балет отличается чистотой линий и приверженностью классическим традициям, благодаря чему его любят и ценят во всем мире. В России в основе репертуара театров — в основном классические балеты, тогда как Европе, и в том театре, где я сейчас работаю, распространен модерн. В театре мы танцуем и на пуантах, и в балетках, и даже босиком. Однажды в спектакле выступали в джинсах и футболках. Хотя всегда приятно выйти на сцену в пачке и диадеме, как, например, в балете «Золушка», и почувствовать себя принцессой! В неоклассике и модерне я ощущаю свободу самовыражения и могу позволить на сцене даже некую импровизацию. А классический танец, по моим ощущениям, связан с бОльшим контролем своего тела, когда ты должен строго следовать хореографии, которая, существует в неизменном виде уже не одно столетие.

В репертуаре нашего театра разные балеты. Директор нашей балетной труппы Сильвана Шрёдер выступает и в качестве хореографа. Многие классические постановки в ее понимании приобретают иной смысл. Так, например, взяв за основу сюжет балета «Лебединое озеро», Сильвана Шрёдер попыталась рассказать эту известную историю, максимально раскрыв внутренний мир, переживания и чувства Черного лебедя. В ее постановке он центральное действующее лицо. В этом балете я исполнила роль Одетты-Белого лебедя. Это моя любимая роль в репертуаре нашего театра. Моя Одетта — воплощение добра и нежности, у нее большое сердце, она готова прощать. Сейчас я работаю над ролью Джульетты, даже правильнее сказать, живу этой ролью и с большим чувством готовлюсь к премьере.

Да, в балете существует реальная конкуренция. Но тут все зависит от человека, как он ведет себя в какой-либо ситуации. Кому-то проще плести интриги и идти, как говорится, по головам, а кому-то важно сохранять личную гармонию, пусть даже и ценой неучастия в каком-либо спектакле. Для меня важно добиваться результата своими трудом и упорством. Мне нравится, что в нашей балетной труппе все очень дружны; часто мы проводим время и вне работы. Мы — это двадцать три человека из одиннадцати стран, без труда находящие общий язык.

Сложно сказать, миф или не миф — мнение о вечно голодных балеринах. У меня были проблемы с весом лет в восемнадцать, а потом все нормализовалось. Тогда я могла и целый день ничего не есть, только утром выпить кофе. А сейчас ни в чем себе не отказываю, даже на ночь могу полакомиться сладким, хотя вообще предпочитаю здоровую и полезную пищу: овощи, белок; обязательно пью воду — до 2 литров в день. Обожаю пасту, готовлю ее очень часто с различными добавками. Думаю, со временем мой организм как-то перестроился и перестал запасать впрок из опасения, что ему больше ничего не дадут! К тому же в балете такие нагрузки, что все калории очень быстро сжигаются. Я вешу 47 кг при росте 169 см.

Мы работаем по семь часов в день. С десяти до четырнадцати и с восемнадцати до двадцати одного-двадцати двух часов. Вот уже на протяжении 15 лет каждый мой день начинается с балетного урока, на котором выполняется комплекс упражнений, необходимый для поддержания физической формы и развития техники. А потом следуют репетиции, дневные или вечерние, а вечером еще, как правило, играем спектакль.

Нагрузки, конечно же, колоссальные; часто на пуантах приходится проводить целый день, но в процессе работы я просто не чувствую боли, наверное, потому что занимаюсь любимым делом. Но когда вечером прихожу домой, понимаю, как натружены стопы, замечаю новые мозоли. Одно из средств реанимации ног — тазик со льдом. Лед занимает почетное место среди прочего в моем холодильнике.

Любимая работа позволяет увидеть мир. Где я только не побывала на гастролях! Практически вся Европа, Канада… и даже карликовое государство Люксембург. Жизнь в Европе, а также знание немецкого языка, который я самостоятельно выучила с нуля, проживая в Австрии и Германии (еще я говорю по-английски), дают мне возможность свободно путешествовать.

Каков танцевальный век артистки балета? Танцуют примерно лет до тридцати пяти, если удается избежать тяжелых травм. Но бывают исключения: может, кто-то слышал об итальянской балерине Алессандре Ферри? Я восхищаюсь этой женщиной! Ей пятьдесят два года, и в настоящее время она возвращается в балет и готовится к премьере на Королевской сцене Лондона.

Мне нравится скандальный фильм «Черный лебедь». Я считаю, что в этой картине есть некая доля правды: случается, люди столь серьезно относятся к роли и так углубляются в нее, что в самом деле отчасти теряют связь с реальностью. Ведь в балете важна не только техника, но актерское мастерство. Готовясь к премьере, к новой роли, я всегда что-то читаю по данной теме, смотрю видео с разными балеринами, мне хочется узнать и понять как можно больше.

Можно ли сказать, что сцена — наркотик для артиста? В каком-то смысле, да. Как любой человек, артист ставит перед собой какую-либо цель и стремится к ней. Он тратит свои душевные и физические силы и, конечно же, хочет, чтобы его работу оценили. Получается, сцена — то место, где артист демонстрирует зрителю то, что он смог сотворить. И как же приятно, выйдя на поклон на авансцену, ощутить добрую теплую энергетику зала, когда она накатывает на тебя ударной волной под аплодисменты! Ты растворяешься в этом, а по спине идут мурашки. Вот это и есть настоящее счастье!

Сцена для любого артиста — священное место, а театр для него — родной дом, в котором он практически живет, особенно перед премьерами. Все артисты, и балетные не исключение, суеверны. Считается, что в театре нельзя свистеть и грызть семечки — иначе зритель не придет, и не будет сборов. Эти профессиональные суеверия я наблюдала и в петрозаводском Музыкальном театре, и в Мариинке, и также на сценических площадках Европы.

Однажды в Австрии нашу балетную компанию пригласили выступать на очень важном общественном мероприятии — знаменитом Венском балу. И случилось то, что видится каждой балерине в кошмарном сне — я потеряла пуант! Порвалась ленточка, и он слетел с моей ноги прямо во время танца. После выступления все девочки надели красивые платья и побежали на бал, где было много известных и знаменитых людей, а я сидела в углу и плакала! Ко мне подошел директор нашей труппы, которого я, получается, подвела, и успокоил со словами: «Не переживай, я уже все забыл и ты забудь. Все это уже в прошлом». Эти слова мне очень помогли, и с тех пор, если в жизни случается что-то плохое, я стараюсь оставить это в прошлом и с надеждой смотрю в будущее.



-------------------------------
Другие фото по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2015 10:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060401
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьеры
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Куда не долетали лебеди Петипа
Мария Александрова в проекте Terra nova

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2015-06-04
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2015-06-04/8_balet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Terra nova не ради красного словца... Сцена из балета. Фото со страницы Екатеринбургского театра оперы и балета в социальной сети Facebook

Не прошло и двух недель после представления неожиданной версии классической «Тщетной предосторожности», как екатеринбургская балетная труппа показала премьеру совсем иного рода. Вечер одноактных балетов получил название Terra nova не ради красного словца.

Один из признанных центров отечественного современного танца на балетной карте России – столица Урала до недавнего времени оставалась периферией и среди ньюсмейкеров не числилась. Основу репертуара, как и повсюду в стране, а особенно в регионах, составляли главным образом клоны балетов наследия в советских редакциях. Долгие годы канонизации классики как единственной и непререкаемой истины не только обеднили афишу, но и сузили интеллектуальный и эмоциональный кругозор людей балета. Раздвинуть границы привычных эстетических представлений решился инициатор нового проекта худрук балетной труппы Екатеринбургского театра оперы и балета Вячеслав Самодуров. Terra nova – «заповедные места, куда не долетали лебеди Петипа».

При этом выпускник Академии им. Вагановой, премьер Мариинского театра, а затем Национального балета Нидерландов и Королевского балета Ковент-Гарден, хорошо знакомый и с классикой, и с современной мировой хореографией, Самодуров не считает одно непременной альтернативой другому. «За пределами» классики не означает «в пренебрежении» к ней. Напротив, дальнейшие пути развития танцевального языка хореограф открывает в соседстве и взаимообогащении техник и стилей. О том, что поиски успешны, говорят знаковые премьеры театра последних лет («En pointe/На пуантах», «XIX-XX-XXI», «Цветоделика»), а также многочисленные номинации и дважды лауреатство Самодурова в «Золотой маске».

Его новый балет «Занавес» на музыку Отторино Респиги – на первый взгляд история балерины, под занавес карьеры теряющей и мучительно ищущей себя. Но в то же время он читается как метафора поиска классикой новой идентичности. В динамичных диагоналях групповых построений (то, что артистки екатеринбургской труппы плохо держат линию, оборачивается не частным, а концептуальным сбоем). В переосмысленном и в конце концов выходящем к новым формам выразительности «лебедином» мотиве. В предельно заостренном, но начисто лишенном патетики и театральщины драматизме. Даже в сочиненных художником Еленой Зайцевой балетных пачках, словно бы смятых в нервическом порыве.

Единственная сольная партия создана хореографом для и вместе с солисткой Большого театра Марией Александровой. Переплетение трагического и ироничного, способность в нестандартном пластическом решении одновременно воплощать конкретный характер и обобщенную идею открыли в московской приме не востребованный пока столицей потенциал.

Вторую премьеру проекта Terra nova можно назвать сенсацией. Первыми среди российских театров екатеринбуржцам удалось пригласить на постановку знаменитый дуэт «Лайтфут–Леон». Выпускник лондонской Королевской школы балета Пол Лайтфут и окончившая Национальную академию балета в Мадриде Соль Леон уже 25 лет работают вместе как постановщики. Танцевали в NDT. Лайтфут с 2011 года возглавляет легендарную голландскую труппу, а Леон с 2012-го является ее художественным консультантом.

Для российской премьеры выбрали двадцатиминутку для четырех солисток и двух солистов Step Lightly на болгарскую фольклорную музыку в исполнении женского хора. Спектакль родился в 1991 году, когда, по словам Лайтфута, он был «молод, наивен и влюблен». Что-то вроде этого можно сказать и о балетной труппе «Уралоперы». Молодые артисты оказались в начале пути, как некогда молодой хореограф. Он не обрел еще тогда того самобытного языка, которым славится сегодня. Они не слишком пока уверенно чувствуют себя в незнакомой хореографии. К тому же Наталье Кузнецовой, Елене Воробьевой, Екатерине Сапоговой, Мики Нисигути, Александру Меркушеву и Никите Москальцу еще предстоит включиться в ритмику и истовость ритуала, предстоит почувствовать, открыть в себе и донести до зрителя эмоциональную мощь и природную энергию потрясающей музыки. «Я очень хочу видеть, – признается Пол Лайтфут, – как танцовщики меняются и растут в этой постановке. Артисты словно добавляют цвета в свою палитру – это и есть искусство. И я хочу быть этим новым цветом для екатеринбургских танцовщиков».

Екатеринбург–Москва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2015 10:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060402
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Александра Иосифиди
Автор| Беседовала Жанна Чуль. Фо­то «Ин­тер­пресс»
Заголовок| «Всегда была палочкой-выручалочкой!»
Где опубликовано| © газета "Невское время"
Дата публикации| 2015-06-04
Ссылка| http://nvspb.ru/stories/vsegda-byla-palochkoy-vyruchalochkoy-57866
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Солистка балета Мариинского театра Александра Иосифиди – о том, как она не стала прыгуньей в высоту и что её поражает в коллегах



Двадцать лет заслуженная артистка России Александра Иосифиди служит искусству в Мариинском театре. Среди её ролей Мирта и Жар-птица, Зарема и Фея Сирени, Избранница в «Весне священной», Мачеха в «Золушке» в постановке Ратманского, сольные партии в балетах Баланчина, Пети, Форсайта, Симонова…

– Александра, что привело вас, дочь профессиональной спортсменки и учёного, в балет?

– Многие дети говорят: увидела «Щелкунчик» – и всё, заболела балетом. Я вообще никаких «Щелкунчиков» не видела и ни одной балерины не знала. Папа – геофизик, изучает магнитное поле Земли, часто ездил в экспедиции – месяцами жил в палатках в Монголии. Он понтийский грек. Его семья была сослана Сталиным в Азию, и греческий язык им запрещали учить. Только моя сестра выучила греческий и стала переводчиком. Моя мама окончила университет, спортсменка. Выступала за сборную Советского Союза по лёгкой атлетике. Однажды, когда мне было пять лет, взяла меня с собой на тренировку.

На стадионе меня оставила на трибуне, а сама тренировалась. Неподалёку стояла женщина, наблюдала за мной, а потом громко спросила: «Чей это ребёнок?» Мама подбежала – она думала, что я что-то натворила. «Вы знаете, что у вашего ребёнка врождённая выворотность? Попробуйте отдать её в балет!» Услышанное заставило маму задуматься. Она-то видела меня в будущем олимпийской чемпионкой по прыжкам в высоту. Сама занималась со мной начальной физической подготовкой: мы жили в Сосновке, вместе с ней я бегала кроссы, делала гимнастику, качала пресс. Мостики меня заставляла делать, и по сей день я ежедневно делаю по десять мостиков – для укрепления спины.

В детстве меня в театр совсем не водили: жили далеко от центра, балет я видела только по телевизору. Поступление в хореографическое училище стало для меня увлекательной эстафетой в соревновании: «Пройду ли я три тура? Это так интересно!» После первого тура мне вручили бумажку – пропуск на следующий. Единственной из десяти, вошедших вместе со мной к приёмной комиссии. А конкурс был 37 человек на место! И я загорелась: что же там такое в этой школе, если туда такой строгий отбор? В училище работала строгий врач, которая всех браковала за сколиоз позвоночника, а он был у каждого. И когда моё поступление стало под вопросом, мамина подруга, трёхкратная чемпионка Олимпийских игр Татьяна Казанкина, позвонила своей подруге, народной артистке РСФСР Татьяне Тереховой, с просьбой посмотреть меня и вынести вердикт, стоит ли поступать. В Мариинском театре мы прошли по бесконечно длинному коридору-тоннелю, потом поднялись на лифте, и я оказалась в грим-уборной. А там – Нинель Кургапкина, Габриэла Комлева… Посадили меня на коврик – и давай вертеть в разные стороны…

– Дух соревнования остался в вас и во время учёбы?

– У меня на протяжении учёбы было всего два педагога: Ирина Баженова и Нина Сахновская. Первая заложила хорошую основу, развила наши с одноклассниками данные, но на этом всё и закончилось. Например, в параллельном классе Диана Вишнёва уже танцевала сложную вариацию из «Коппелии», а я всего-навсего Амурчика из «Дон Кихота»… Сахновская за нас взялась основательно. За четыре года она смогла нас встряхнуть и внушить, что балет – это вообще-то работа. В нашем классе было четыре мальчика, и среди них приезжий из Италии Массимо Бульбарелло. Он работал официантом в баре. Скопил денег и решил заняться балетом. Так оказался в нашей Академии балета на третьем курсе. Накануне своего выпускного этот Массимо умудрился сломать палец на ноге, а мы с ним должны были танцевать номер «Лейли и Меджнун» в постановке Голейзовского.

В срочном порядке ему нашли замену: художественный руководитель академии Игорь Бельский пригласил для меня артиста балета Михайловского (Малого театра оперы и балета имени Мусоргского) театра Игоря Соловьёва. Мне было страшно: я его стеснялась, не знала, как себя вести с уже состоявшимся артистом. У всех моих одноклассниц были партнёры-выпускники. И только у меня одной – профессиональный артист балета. Танцевала в костюме Габриэлы Комлевой из второго акта «Баядерки» – не знаю, каким чудом я в него влезла! Игоря Соловьёва пригласили мне и на выпускной спектакль – я танцевала Мехмене Бану в фрагменте из балета «Легенда о любви».

– Слишком высокий рост не стал помехой при распределении в театр?

– Ректор академии Леонид Надиров вызывал моих родителей и предупреждал: «У нас каждый год отчисления… С таким высоким ростом девочку могут в любой момент отчислить». Говорили, что я высокая, а в Мариинский театр приняли. И сразу началась работа и выходы в спектаклях в сольных партиях: Мирта (которую я станцевала ещё в выпускном классе), Уличная танцовщица… Сначала меня взяла к себе Ольга Моисеева, но у неё было много учениц: Света Захарова, Ирина Желонкина, Алтынай Асылмуратова… Поэтому я перешла к Любови Кунаковой и первые десять лет работала с ней. У меня плохое настроение или стёрт палец – а она влетала в репетиционный зал весёлая, позитивная, и начиналась работа. Всё проходило! А потом Ольга Моисеева пригласила танцевать на концерте, посвящённом её 80-летию, и сама со мной репетировала монолог и адажио из балета «Легенда о любви». И на банкете она сказала, что учениц, кроме Олеси Новиковой, у неё сейчас нет… У меня слёзы на глазах: «Я очень хочу с вами репетировать!..» – за три дня репетиций с ней я поняла: это то, что мне надо!

Кунакова приняла мой переход от неё к другому педагогу без обиды: «Конечно, это человек-эпоха, я очень рада, если ты с ней будешь работать, пока у неё есть силы». Но Ольга Николаевна вскоре оказалась в больнице с переломом… Сейчас я репетирую в театре с Юлией Махалиной. У меня была премьера «Жар-птицы», и я её попросила помочь. Она, конечно, с радостью согласилась.

– Александра, вы мама двух очаровательных дочек, трудно совмещать творчество и материнство?

– Это очень тяжело. Хорошо, что у меня большая семья: мама и мои две сестры всё взяли на себя, лишь бы я вернулась в профессию. Многие нанимают нянь, но мы посчитали, что чужой человек дома – это непривычно. Никак не впустить. С детьми тяжело физически, но, с другой стороны, если на работе какие-то волнения, то переключаешься на ребёнка, он тебя отвлечёт и позабавит. После спектакля домой возвращаюсь: одну надо искупать, у второй – проверить все уроки, поэтому рабочие мысли уходят на второй план. Конечно, дети важнее, чем искусство. После рождения первого ребёнка я вернулась в театр, когда дочке было три месяца. В то время я ещё не была официально в статусе солистки. А со второй дочкой легче – я могу график в театре построить, как мне удобно.

– Восхищал ли вас кто-нибудь из коллег – до мурашек по коже?

– В детстве меня не водили в театр. Я стала ходить на спектакли Мариинского, уже учась в Академии балета. По пропуску на третьем ярусе мы смотрели все спектакли. И вот я помню, что с академией мы пошли на одну из генеральных репетиций: возобновлялась «Раймонда». И танцевала Раймонду Юлия Махалина. Потрясающе! Она меня заворожила своей красотой. Была какой-то необыкновенной – настолько выделялась среди всех. Какие у неё потрясающе красивые пачки, как сделана причёска. Я думала, что она недосягаема. Не представляла, как в театре к ней можно подойти, даже работая в нём. И как с ней общается её партнёр…

А вечером того же дня Махалина танцевала «Баядерку». Я была поражена: как она, пройдя всю эту «Раймонду», всё делая в полную ногу, спустя несколько часов ещё и балет ведёт! И так у неё было каждый день. Какая сила воли и выносливость! Но больше всего потрясала её необыкновенность. Из тех балерин, чьё выступление вызывало мурашки по коже, – это, конечно, Алтынай Асылмуратова. Не забуду её исполнение Заремы и Мехмене Бану (в этом же спектакле я была занята в придворных танцовщицах).

– Видя перед собой таких ярких балерин, вероятно, вы получали стимул так же работать и стремиться к высоким результатам?

– Я всегда была палочкой-выручалочкой! Меня можно было поставить куда угодно, в любой партии, и всегда руководство театра знало: я хорошо станцую и не подведу. Это самый большой мой плюс был, и художественный руководитель Махар Вазиев это очень ценил. Я танцевала испанский танец в «Лебедином озере». Ко мне подходили: «Саша! Некому танцевать мазурку!» И через два танца: неаполитанский, венгерский – меня за кулисами несколько костюмерш переодевают – и снова на сцену. Испанский, мазурка, двойка лебедей – так я танцевала пять спектаклей подряд на гастролях. Или шесть раз подряд выходила Миртой в «Жизели» на гастролях в Генуе. Был случай, когда в «Бахчисарайском фонтане» я танцевала Вторую жену Гирея. А после второго акта мне говорят: «Переодевайся и танцуй Зарему в третьем акте! Не может балерина дальше продолжать». Получилось смешно: как будто вторую жену «повысили»!

Но мне даже нравится такая востребованность и то, что мой труд интересен как мне, так и зрителям.


кстати

• Когда мама 10-летней Саши Иосифиди, воспитанницы ансамбля «Калинка», заявила руководителю Людмиле Меет о решении отдать ребёнка в Вагановское училище, та отговаривала: «Вы не поступите. Спина сутулая». Прошло много лет. На торжественном концерте, посвящённом 30-летию ансамбля, на сцене Большого концертного зала «Октябрьский» Александра, как специальный гость, уже будучи знаменитой балериной и заслуженной артисткой России, зажигательно исполнила Кармен.

• Выпуск Вагановского училища 1995 года, к которому относится Иосифиди, запомнился балетоманам: Диана Вишнёва, Майя Думченко, Софья Гумерова, Илья Кузнецов, Дмитрий Пыхачов, Алиса Соколова – все они были приняты в Мариинский театр, стали лауреатами международных конкурсов и народными и заслуженными артистами.



• Александра Иосифиди самая высокая балерина в Мариинском театре – её рост 182 сантиметра. «Поначалу, когда училась, я стеснялась своего роста, переживала, что я выше своих одноклассниц и что меня не примут в театр, не с кем будет танцевать, – вспоминает она. – Ловила на себе любопытные взгляды на улице. А со временем перестала обращать внимание. И сейчас чувствую себя абсолютно комфортно».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2015 10:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060403
Тема| Балет, Государственный театр оперы и балета Республики Саха (Якутия) им.Д.К.Сивцева-Суоруна Омоллоона, Премьера
Автор| Аита ШАПОШНИКОВА
Заголовок| «Полевой цветок» расцвел снова
Где опубликовано| © газета "Якутия" № 60
Дата публикации| 2015-06-04
Ссылка| http://www.gazetayakutia.ru/index.php/component/k2/item/16858-polevoj-tsvetok-rastsvel-snova
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Танцевальная сказка Суоруна Омоллоона возвращается в театр.

У каждого театра есть реликвии. Для Государственного театра оперы и балета это, несомненно, балет «Полевой цветок», созданный по мотивам сказки «Старушка Бэйбэрикээн».


Какова же предыстория рождения балета? В 1947 году Якутская АССР должна была отметить свое 25‑летие. Чтобы помочь людям забыть тяготы недавней войны, правительство заказало к торжеству балетный спектакль. Музыку написали якутский композитор Марк Жирков и известный советский автор и теоретик Генрих Литинский, а либретто — драматург Дмитрий Сивцев — Суорун Омоллоон, чье имя носит театр. Постановку поручили балетмейстеру и педагогу хореографического отделения театра Сергею Владимирову-Климову, ему активно помогала Мария Жорницкая. Премьера состоялась 29 июня 1947 года.
Роли Сир Симэгэ (Полевого цветка) и Бэргэна тогда станцевали первые якутские артисты балета Аксения Посельская и Иннокентий Христофоров. В других партиях выступили профессиональные балерины Мария Жорницкая, Нинель Сильванович, волей судьбы оказавшиеся в те годы в Якутске, а также драматические артисты театра Константин Борисов, Ирина Максимова и Гаврил Колесов. Кордебалет также был составлен из артистов драмы.

Главный балетмейстер театра Мария Сайдыкулова давно мечтала возобновить этот красивый спектакль. К сожалению, она выяснила, что кроме музыки, либретто и нескольких черно-белых фотографий от той постановки ничего не уцелело. Оставалось только дать жизнь «Полевому цветку» заново. И в этом была своя мистика! Ведь по либретто главная героиня, красавица Сир Симэгэ, погибает, но сила любви и воля к жизни возрождают ее.

Самое главное — нужно было привести музыкальную партитуру в соответствие с новыми требованиями. Ведь сейчас оркестр театра по составу и качеству звучания затмевает послевоенный коллектив во много раз. Поэтому новую оркестровку музыки Марка Жиркова и Генриха Литинского создал современный композитор Кирилл Герасимов. Поскольку идея вернуть балет на сцену не давала покоя Марии Сайдыкуловой несколько лет, она настолько ясно вообразила себе образы и рисунок танца, что хореография постановки далась очень быстро — нужно было лишь записать и показать артистам движения.

Премьера состоится 11 июня под занавес театрального сезона. В главных партиях танцуют: Сир Симэгэ — Юлия Мярина, Бэргэн — Леонид Попов, удаганка Тимир Джигилик — Динара Гасанбалаева, Аан Мичил — Надежда Корякина. Декорации и костюмы создала художник театра Саргылана Иванова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2015 11:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060404
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Марина Алексинская
Заголовок| Светлана Захарова: «Всё зависит от таланта»
беседа с прима-балериной Большого театра

Где опубликовано| © газета "Завтра" Выпуск №22 (1123)
Дата публикации| 2015-06-04
Ссылка| http://zavtra.ru/content/view/zaharova/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В жизни человека есть предел художественным блаженствам. И если одно поколение восхищалось законодательницами грёз Павловой-Спесивцевой, второе — Семеновой-Улановой, третье — Максимовой-Бессмертновой, то для поколения, что делает сегодня лишь первые шаги в головокружительный мир фуэте, отдельное и исключительное место занимает Светлана Захарова. В марте, в Москве, на сцене ГЦКЗ "Россия", под эгидой Светланы Захаровой состоялся Первый детский фестиваль танца, и имя фестиваля — "Светлана". Фестиваль благотворительный. Приглашения были разосланы в детские дома, различные благотворительные фонды. А это значит: в сердце каждого ребенка навсегда осталось ощущение чуда. Чуда встречи со Светланой Захаровой, легендой русского балета.

Светлана Захарова — народная артистка России, прима-балерина Большого театра, приглашенная этуаль Ла Скала, мировая "звезда" балета. Величайшие балетмейстеры ХХ века Олег Виноградов, Пьер Лакотт не скрывают восхищения перед балериной, "идеальным воплощением петербуржского стиля". 26 мая Светлана Захарова признана лучшей танцовщицей года по версии BenoisdelaDanse (председатель жюри Приза — Юрий Григорович) и под нескончаемые овации публики, собравшейся в столь торжественный вечер в Большом театре.

"ЗАВТРА". Светлана, что побуждает Вас при столь плотном графике гастролей и выступлений, что расписан на годы и годы вперед, заниматься еще детьми, устраивать фестивали? Связано ли это с тем обстоятельством, что школу русского балета пытаются размыть в глобальном проекте? И какова задача вашего фестиваля?

Светлана ЗАХАРОВА
. Задача? Фестивалем мы объединяем на одной сцене разные направления танца. Это классический балет, народный, эстрадный и современный танец. Четыреста детей выступили в один вечер! Ансамбли из Москвы, других городов России — и это было грандиозное действие! Помимо обычной сцены концертного зала "Россия", в Лужниках, специально для этого фестиваля, была выстроена большая сцена, а к каждому танцевальному номеру была подготовлена проекция.

Фестиваль — это не конкурс. И с самого начала мы хотели избежать любого конкурсного чувства у детей. В течение года мы сами отбирали коллективы. Отсматривали их номера и приглашали для участия в фестивале. Мне хотелось, чтобы на сцене все танцевали в свое удовольствие. И чтобы не было ни победителей, ни побежденных. Что и получилось! Дети радовались, смеялись, были счастливы! А зрители так были заряжены их веселой энергетикой, что крики "браво!" раздавались после каждого выступления.

"ЗАВТРА". Вы являетесь сегодня олицетворением русского балета. Интересно, насколько тяжела эта шапка Мономаха? Больше приятностей или невидимых миру слёз?

Светлана ЗАХАРОВА
. Не тяжела, потому что я не думаю о том, кем являюсь сегодня и что олицетворяю собой. Я просто работаю, просто делаю своё дело на должном профессиональном уровне.

"ЗАВТРА". Цветы, овации, комплименты, наверное, трудно избежать головокружения от успехов?

Светлана ЗАХАРОВА
. Знаки внимания и аплодисменты после спектакля они, конечно, приятны, мало того, они необходимы. Но в каждодневной работе продолжается обычный тяжёлый трудовой режим. Репетиции, недовольство собой, всё время поиск чего-то нового, всё время желание открыть какие-то новые возможности, новые эмоции, все это не позволяет расслабляться.

"ЗАВТРА". Недовольство собой? Казалось бы, Вы уже достигли уровня, когда можно почивать на лаврах, не так ли?

Светлана ЗАХАРОВА
. Недовольство всегда. У нас такая профессия, что или ты видишь в зеркале свои недочеты, или твой репетитор делает тебе замечания, и всё время идёт работа над ошибками. Ты в зале всё равно как вечный ученик. Даже просто отрепетировать спектакль, который уже танцуешь десятки раз, всегда очень сложно и требует внимания, полной отдачи сил.

"ЗАВТРА". Значит, огонь и воду прошли, а медные трубы — этап преодоления?

Светлана ЗАХАРОВА
. Балет — искусство ежеминутного преодоления. Преодоления себя, преодоления своих слабостей, лени, желания отдохнуть, желания… мало ли, любых человеческих слабостей. Малейшая себе поблажка моментально ощущается не только на сцене, но и в репетиционном зале.

"ЗАВТРА". Балет — это муштра, почти военный порядок. Что для Вас в таком случае свобода?

Светлана ЗАХАРОВА
. Свобода для меня — это моя независимость в моих условиях работы. Свобода даже в том, что если я чувствую необходимость отдохнуть день-два, то могу себе это позволить. Дело в том, что когда твой организм в процессе работы говорит: не могу больше, то надо его слушать. Тогда я говорю себе: стоп! И никто не заставит меня репетировать дальше.

"ЗАВТРА". Быть прима-балериной Большого театра всё равно что "звездой" Голливуда в его "золотую" пору. Как же вам удается справляться с интригами, завистью и коварством?

Светлана ЗАХАРОВА
. Я общаюсь с людьми, кто меня уважает и доброжелательно ко мне относится. А обсуждать, вовлекаться в интриги, на все это у меня не только желания, но и времени совсем не остается.

"ЗАВТРА". Вы интроверт?

Светлана ЗАХАРОВА
. Я не могу сказать, что я живу только своим внутренним миром и только для себя. Я все замечаю и переживаю не меньше других. Но я стараюсь не выносить сор из избы, не обсуждать во всеуслышание проблемы театральной жизни. Если нужно решить какой-то вопрос, его можно решить вне публичных обсуждений.

"ЗАВТРА". Ваши первые шаги в Мариинском, потом в Большом театре пришлись на годы агрессии шоу-бизнеса, американской системы раскрутки "звёзд". Как Вы себя ощущали в этом пространстве?

Светлана ЗАХАРОВА.
В классическом искусстве система шоу-бизнеса не проходит. Все зависит от таланта исполнителя. Если в театр приходит способный, талантливый молодой артист, его не могут не заметить. И обязательно будут давать возможность проявить себя. Что и произошло со мной, когда в 17 лет я пришла в Мариинку, обо мне уже все знали. И я сразу начала репетировать сольные партии. И ни одного дня не танцевала в кордебалете.

"ЗАВТРА". Воспитание в академии Вагановой сказывалось. Светлана, Вагановская академия — всё равно, что древнегреческая мифология. Тени богов по коридорам ходят?

Светлана ЗАХАРОВА
. Думаю, тени там ходят. Эти старые мощные стены помнят самых великих артистов, которые когда то учились там. И запах, и воздух особенный… это какая-то особая атмосфера в помещениях…. А лица учеников уже взрослые, четко понимающие, где они учатся.

"ЗАВТРА". В училище девочка пребывает в мире сказки: принцессы, феи, эльфы… Потом сталкивается с реальной жизнью, жесткой очень. В какой момент происходит конфликт?

Светлана ЗАХАРОВА
. На самом деле все эти розовые очки в нашей профессии быстро снимаются. Уже в школе присутствуют и детские интриги, жестокость детская, зависть и подлость. Мне кажется, что в 10-летнем возрасте дети теряют детство, ты уже практически работаешь… Перелом происходит с поступлением в театр. Выпускник считает себя самым одаренным и талантливым, а когда приходит в театр, его ставят в лучшем случае в третью линию кордебалета. Где царят свои законы и правила. Мне сложно говорить об этом, эта участь меня не коснулась.

"ЗАВТРА". Но будем помнить, что ценность балета в кордебалете.

Светлана ЗАХАРОВА
. Без мощного кордебалета нет спектакля, как и без сильных солистов нет целостности в спектакле. Когда я танцую, то всегда чувствую и ощущаю мощь нашего кордебалета, его особую энергетику — это, во-первых. Во-вторых, ощущаю чувство поддержки, сопереживания и уважения. Это дорогого стоит.

"ЗАВТРА". Балерина в 19 лет танцует Одетту-Одиллию, Жизель, партии, для которых необходим немалый опыт переживаний. Что из девочки, неискушенной танцовщицы, делает вдруг на глазах зрителя великую балерину?

Светлана ЗАХАРОВА
. Из девочки вряд ли можно сделать великую балерину, потому что величие приходит, конечно, с большим опытом. И с большими творческими достижениями. То есть начинающую способную, даже талантливую балерину никто не назовёт великой.

"ЗАВТРА". Я запомнила Вас в "Жизели", юную совсем. Что позволяло вам выражать сложнейшие эмоции?

Светлана ЗАХАРОВА
. Первый раз "Жизель" я танцевала в 17 лет. Я помню репетиции. Я помню, как Ольга Николаевна Моисеева, мой педагог, мне буквально показывала каждый жест, раскладывала партию по частям, говорила, например, здесь ты должна чувствовать ужасную боль, твои руки опускаются, потому что у тебя нет сил и ты не понимаешь, что происходит вокруг… Я имею в виду драматические моменты спектакля, как в сцене сумасшествия. Тогда я многого не знала, не переживала и не осознавала. Сейчас, с опытом, сценическим и жизненным, все происходит иначе. Чтобы сыграть огромное счастье или глубокую боль, включается фантазия, ты начинаешь вспоминать малейшие переживания из своей жизни, за которые можно ухватиться и начинаешь представлять, что в этот момент чувствует героиня которую танцуешь, как и что она ощущает. Как бы реально пребываешь на её месте.

"ЗАВТРА". Сегодня Ваш педагог Людмила Семеняка, блистательная балерина и тоже — петербуржская школа, ученица Улановой. Что значит для Вас петербуржский стиль?

Светлана ЗАХАРОВА
. Раньше петербуржский стиль действительно сильно отличался от московского. Сегодня всё уже переплелось. Иногда трудно определить: представители какой школы в данный момент танцуют. У всех есть возможность видеть записи в Интернете, смотреть, учиться и копировать. Раньше этого не было, и ученики то, что видели на сцене, то и копировали. В Большом театре была такая лёгкая небрежность, сильная техника, бравурность, акцент больше на то, чтобы представить себя, свою царственность и значимость. А в Мариинском театре — это всегда элегантность, чистота линии, это — скрупулёзность позиций. И еще сдержанность, непозволительность лишнего. Никакого выхода за рамки правил и никакой вольности.

"ЗАВТРА". Насколько сложным для вас был переход в Большой?

Светлана ЗАХАРОВА.
Я боялась даже думать о том, что когда-нибудь уйду из Мариинского театра. Я была так воспитана, что лучше театра нет в мире. Мариинский театр был моей мечтой! Но знаете, приходит момент…когда хочется новых чувств, новых ярких эмоций, перемен. И когда меня снова пригласили перейти из Мариинки в Большой, это было уже в четвёртый раз, я почувствовала в тот момент, что мне необходимы перемены жизни. И я уже была к этому готова.

"ЗАВТРА". Сегодня артисты работают в режиме нон-стоп. Мне как зрителю интересно: вот предложи Вам — приме Большого театра — условие: два раза "Лебединое", два раза "Жизель" в месяц и гонорар, как за каждый день выхода на сцену…

Светлана ЗАХАРОВА
. Идеальная жизнь (смеется), я вам скажу.

"ЗАВТРА". Не мешает ли классической балерине занятость в том, что называют современным балетом?

Светлана ЗАХАРОВА
. Я могу с уверенностью сказать, что современный балет намного легче танцевать, чем классику. Поэтому многие балерины, когда теряют возможности на хорошем уровне танцевать классический балет, берутся, чтобы не уходить рано со сцены, за современную хореографию и прекрасно продолжают свою карьеру. Современная хореография — это для нас спасение сегодня. Современная хореография не имеет, как таковых, правил и рамок, которыми полна классика. И честно сказать, это очень здорово, что сегодня я могу много работать не только над классическими спектаклями, но и использовать свои возможности и мысли в новом.

"ЗАВТРА". А современная хореография не ломает тело? Ты ходишь с перевёрнутыми ногами, странными, так скажем, руками…

Светлана ЗАХАРОВА
. Поверьте, это всё равно легче, чем в классике, где тоже все движения противоестественны человеку. Ко всему можно привыкнуть.

"ЗАВТРА". Можно сказать, что современный балет — это бизнес, а классический — искусство?

Светлана ЗАХАРОВА.
Нет, я бы так не сказала. Современный балет — это возможность артистам и хореографам в современном мире выразиться.

"ЗАВТРА". А почему они выражаются так…

Светлана ЗАХАРОВА
. Уродливо, да? (смеется) Всё называем своими именами. Есть хореографы, у которых нутро такое немножко…

"ЗАВТРА". Уродливое?

Светлана ЗАХАРОВА.
Это сейчас мир такой. Людей несёт уже вовсю куда-то. Но, поверьте, есть современные хореографы очень интересные.

"ЗАВТРА". Классика по-прежнему в цене в мире?

Светлана ЗАХАРОВА
. Да. Особенно если ее танцуют русские.

"ЗАВТРА". Великие балерины: Павлова, Спесивцева, Уланова, все они были патриотами своей страны.

Светлана ЗАХАРОВА
. Притом, что Павлова и Спесивцева уехали благополучно.

"ЗАВТРА". Да, но не принимали иного гражданства и манифестировали свою любовь к России.

Светлана ЗАХАРОВА
. И к русскому балету.

"ЗАВТРА". Интересно узнать о вашей гражданской позиции.

Светлана ЗАХАРОВА
. Вы знаете, в России я или за рубежом, где бы ни находилась, я всегда осознаю, что представляю Россию. Страну, с великой культурой, историей и ценностями. Я люблю свою страну, с ее достижениями, достоинствами и недостатками. И очень скучаю, если долго нахожусь вдали.

"ЗАВТРА". Ощущение счастья с чем связано?

Светлана ЗАХАРОВА.
Со многим… Самое-самое яркое — рождение дочери. Когда я её держала на своих руках, то это было счастье вперемежку с чем-то совершенно новым, с чем-то совершенно ещё неизведанным.

"ЗАВТРА". Раньше балерина жертвовала материнством.

Светлана ЗАХАРОВА
. Да, такой стереотип сложился, что балерина не должна рожать. Не знаю почему. Я считаю, наоборот, должна, потому что открываются какие-то новые ощущения, новые эмоции, новые вообще понятия в жизни.

"ЗАВТРА". Светлана, во времена Кшесинской балерину одаривали бриллиантами. В советское время — звания, ордена и, конечно, комфортные условия жизни. Для Вас какой вариант предпочтительнее?

Светлана ЗАХАРОВА.
Балерина — это статус, конечно же. Неважно, в какую эпоху ты живёшь, всегда приятно и важно, что твой труд должным образом оценивается и поощряется. А если говорить об эпохе, то я люблю эпоху царствования Екатерины Великой (улыбается). Период расцвета, перемен, красивых нарядов, балов. Были моменты, когда я просто зачитывалась книгами о Екатерине Второй. О том вкладе, который она внесла в развитие науки и культуры. Я была под таким впечатлением, что думала: Боже мой, ну почему же я не была рождена в то время?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2015 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060405
Тема| Балет, Английский Национальный балет, Персоналии, Екатерина Ханюкова
Автор| Катя Куницкая
Заголовок| Балерина Екатерина Ханюкова: «Мы сейчас формируем имидж новой страны»
Где опубликовано| © LB.ua
Дата публикации| 2015-06-04
Ссылка| http://culture.lb.ua/news/2015/06/04/307065_balerina_ekaterina_hanyukova_mi.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Екатерина Ханюкова - известная украинская балерина, в прошлом - солистка Национальной оперы Украины. Сегодня она – танцует в Английском Национальном балете, куда ее - без прослушиваний и в середине сезона, что является беспрецедентным, - пригласили год назад. Екатерина танцевала на самых известных сценах мира, среди которых - Женевский Большой театр, Римский оперный театр, Кёльнская опера и мадридский Королевский театр. В каждом своем интервью она не перестает заявлять: «В какой бы стране я ни танцевала, я всегда остаюсь украинкой».

5 июня на сцене Национальной оперы Украины она станцует партию в балете «Дон Кихот». Мы говорили с Екатериной об украинском и европейском балете, реформах, в которых нуждаются украинские театры, а также о том, что может сделать артист для своей страны за границей.



Уже год вы - солистка Английского национального балета. Когда поняли, что пришло время двигаться дальше и сменить сцену Национальной оперы?

Я никогда не планировала уезжать, поэтому Лондон никогда не был конкретной целью. С 17 лет я работала в Национальной опере Украины, родилась я тоже в Киеве, семья живет в Киеве и себя я видела только здесь. Но в определенный момент мечты и цели, которые я перед собой ставила, пока училась, сбылись и мне стало немножко тесно.

В Национальной опере Украины потрясающий классический репертуар, которому многие театры мира могут позавидовать. У нас есть полностью вся классика, но при этом напрочь отсутствует модерн. Почему-то у нас модерн считают второстепенным. Но ведь это совершенно другое направление в танце, в искусстве. Модерн ведь бывает разным, посмотрите работы Уэйна МакГрегори или Лиама Скарлетта.

Есть же неоклассика. Сейчас я в Мадриде буду танцевать «No Man’s Land» Скарлетта. Он молодой британский хореограф, выходец из Королевского балета. «No Man’s Land» поставлен на послевоенную тематику. Это спектакль о девочках, которые делали бомбы во время Первой мировой войны. Они засыпали радиоактивные вещества в бомбы, и знали, что могут прожить лишь короткий отрезок времени.

«Спящая красавица» создавалась сотни лет назад, «Лебединое озеро» тоже. Классический балет – это балет-сказка, балет-феерия, а в модерне больше реализма и это дает шанс показать то, что происходит сейчас в мире. Я считаю, это тоже важно.


Фото: teatry.com.ua

Отбор в Национальный английский балет требует, чтобы артист был хорош и в классическом, и в модерном балете. Что вам ближе?

Мне, конечно, ближе классика. Когда я училась в Киевском государственном хореографическом училище, у нас современный танец не преподавался, что, я считаю, – минус. Тем не менее, в Украине есть потрясающие педагоги по классическому танцу. Ни для кого не секрет, что если ты хорош в классике, то тебе значительно проще со всеми остальными видами танца. С педагогами мне безумно повезло.

В Нацоперы я была ведущей солисткой и когда Тамара Рохо, артистический директор Английского национального балета, увидела меня, ей понадобилось ровно 10 минут, чтобы подойти и сказать «я хочу, чтобы ты была с нами».

Сначала я скептически восприняла эту идею, а потом решила – почему нет. Когда я стояла перед выбором: ехать или нет, мой педагог, ментор и сенсей, Алла Вячеславовна Лагода, сказала очень правильную вещь: «Ты сделала здесь все, что хотела. Толкнуть такую махину в одиночку и попробовать что-то сделать достаточно сложно, особенно для девушки. У тебя есть шанс, никто ведь не говорит, что нужно уехать и хлопнуть дверью».

Меня пригласили (в Англию) не потому, что я такая обалденная, а просто потому, что здесь меня хорошо выучили. И я всегда буду за это очень благодарна.

Как вы оцениваете уровень украинского балета? Насколько он близок к европейскому уровню?

У нас очень хорошая школа, замечательные педагоги, которых нужно поддерживать. Они с утра до ночи сидят в ногах у детей и пытаются научить их пятой позиции и многим премудростям. Педагоги в училищах, которые работают за копейки, - люди идейные. Они идут в эту профессию и отлично понимают: все, что будут иметь – это отсутствие праздников, нормальных выходных, распорядка дня, и больные ноги. Но самый большой бонус получаешь, если любишь эту профессию. Ты выходишь на сцену и все сложности уходят на второй план, когда спектакль проходит успешно.


Фото: Предоствлено пресс-службой

Мне очень нравятся детские спектакли. Кстати, в Лондоне гораздо меньше детских спектаклей, чем у нас. Детям все равно: два тура у тебя, или три, их либо цепляет, либо нет. Когда после спектакля дети подходят и говорят «я хочу быть такой, как ты», в такие моменты я понимаю, что правильно выбрала профессию.

Это один из плюсов Национальной оперы - детские спектакли - и их нужно развивать. На нас лежит ответственность за формирование вкуса у общественности. Нельзя ведь давать читателю желтую прессу и ожидать, что он будет восхищаться Достоевским.

В Национальной опере Украины огромное количество классических спектаклей, но его стоит расширять. Мы можем разнообразить наш репертуар и дать зрителю выбор, ведь его мнение основополагающее.

Мне нравятся некоторые моменты в театральной системе Британии, и я считаю, мы можем их очень успешно применить.

Какие, например?

Основной момент, и это ни для кого не секрет, - финансирование. Скажем прямо: у нас культура, к большому сожалению, формировалась по остаточному принципу.

К примеру, с момента избрания новой Рады я не нашла ни одного законопроекта, касающегося финансирования театров и Национальной оперы. В Раде есть неплохие законопроекты, но они касаются кинематографии - я очень рада, что они вспомнили, что у нас есть кино, и стараются его поддержать. Безусловно, это дело не одного дня, в этом вопросе нужен комплексный подход.

В этом году у нас военный бюджет, и я абсолютно это понимаю. Однако в таких случаях всегда вспоминаю Черчилля. Когда ему предложили во время военного времени сократить расходы на культуру, он ответил «А ради чего мы тогда воюем?».

Что же происходит в Британии? Национальный английский балет финансирует Art Council – это что-то наподобие нашего Министерства культуры. Если зайти к ним на сайт, можно с точностью до фунта посмотреть, сколько и на что выделили денег. Я считаю, это стоит взять на вооружение нашему Министерству, ведь это шаг к прозрачности. Я хотела найти информацию, какая сумма выделяется в этом году из бюджета, но это достаточно сложно. Почему? Это то, что должно быть на поверхности. Кроме того, в Британии существует - Private Sources of Funding - частные источники финансирования. Это то, чего в Украине нет, но непременно должно быть, я уверена.

Я читала одно из последних интервью Вячеслава Кириленко, в котором он также говорил о необходимости искать альтернативные источники финансирования. Так вот же они. В идеале, помимо частных источников, если говорить на примере Нацоперы, должен существовать резервный бюджет. В таком случае вы уже не так зависимы от государства и можете в будущем и выделить деньги на какой-то новый проект. Почему бы, например, не дать возможность молодым хореографам показать себя?

Законопроект о меценатстве лежит на полках уже достаточно долго. А первое, что нужно делать – проталкивать его.

Для помощи украинскому балету я стараюсь привлечь людей из обоих стран, ведь живу в Лондоне, но душой все равно в Украине. Карьера балерины достаточно короткая, и я хочу успеть сделать максимально много, чувствовать себя полезной своей стране.


Фото: Предоствлено пресс-службой

Вы как-то сказали, что «В какой бы стране я ни танцевала, я всегда остаюсь украинкой». Как это влияет на восприятие вашего творчества за границей у зрителей и людей искусства?

Я приехала в Лондон в марте прошлого года, сразу после событий на Майдане. Для ребят из английского балета это был нонсенс – впервые в истории компании в середине сезона появляется новый человек в труппе. Они знали, что я из Украины, смотрели BBC, CNN. Сначала ко мне относились несколько настороженно, но прошел месяц, и они начали спрашивать о событиях в Украине. Когда я только приехала, мне предлагали сделать британский паспорт. Но зачем? Я – украинка с головы до пят, и я горда этим.

Я понимаю, что в мире Украину не воспринимают пока как топ-страну, да мы и сами ее так не воспринимаем. Но я родилась в этой стране, и она дала мне все, о чем я могла мечтать. Сейчас очень важный период для Украины. На нашу страну обращено очень большое внимание всего мира. У нас появился шанс по-новому представить Украину в мире. За границей я ощущаю, что я представляю целую страну и на мне большая ответственность. Мы сейчас формируем имидж новой страны.

Россия – последняя страна, в которой я хотела бы быть. Это не относится к сегодняшним событиям, а связано с тем, что происходит там: запреты гей-парадов, свадьба 17-летней девочки – вот и все, что нам нужно знать о состоянии прав человека в России, точнее, об их отсутствии. Все это происходило в России и гораздо раньше.

Я до сих пор не могу поверить, что Крым сейчас не с нами. Я была в Мексике, Колумбии, Индии, 4 раза в Китае, в Японии раз 6, а в Крыму – 1 раз в жизни. Но я не поеду туда до тех пор, пока он российский.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2015 11:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060406
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьеры
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Полеты наяву
Где опубликовано| © газета "Ведомости"
Дата публикации| 2015-06-04
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2015/06/04/595285-poleti-nayavu
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Мария Александрова станцевала в «Занавесе» бенефисную роль
П. Стадник


Даже год назад, когда Екатеринбургский балет внезапно обскакал всех именитых конкурентов и получил четыре «Золотые маски», невозможно было представить, что Пол Лайтфут и Соль Леон стартуют в России работой с этой компанией – знаменитых лидеров Нидерландского театра танца уже несколько лет уламывают на сотрудничество самые респектабельные отечественные театры. Леон-Лайтфут, как они подписывают свои спектакли, олицетворяют сегодняшний день хореографии. С юности работающие в NDT, они унаследовали неистощимость своего мэтра Иржи Килиана: выпускают спектакли с бесперебойностью хорошо налаженного конвейера, но при этом не опускаются до штамповки.

Для знакомства с екатеринбургскими танцовщиками хореографы, редко отрывающиеся от родной труппы, выбрали свой самый первый балет – Step Lightly, созданный еще в 1991 г. Он предназначен всего для шести исполнителей – четырех танцовщиц и двух танцовщиков, которых болгарские фольклорные песнопения кружат в хороводе, делят на женские, мужские, смешанные дуэты, вырывают на крошечные соло. Несмотря на то что Пол Лайтфут получил образование в школе Королевского балета Великобритании в Лондоне, а Соль Леон училась у Виктора Ульяте, педагога всех испанских балетных звезд, оба проделали путь от классики к тому универсальному новоязу, созданием которого и прославлен Нидерландский театр танца. Существование в нем требует не только технических трансформаций – их выпускникам российских балетных школ преодолеть легко, но и ментальных, прийти к которым в наших условиях гораздо сложнее. Но постановщики из Нидерландов именно этим и пытались увлечь своих новых артистов, сначала отказавшись от третьего, а потом даже от второго состава исполнителей и полностью сосредоточившись на работе с одним, который в премьерной серии станцевал три спектакля за два дня.

Рецепт, раскрывшийся в процессе работы Лайтфута и Леон в Екатеринбурге, состоит из одного слова – перфекционизм. С ним оттачивается не только каждое движение в зале, но и сценография, крой костюмов, сценический свет, соединяющиеся в единую партитуру спектакля и обеспечивающие его цельность. И это свойство роднит хореографов из Гааги с худруком Екатеринбургского балета Вячеславом Самодуровым – кстати, в Нидерландах долго работавшим, – премьером Национального балета. Вероятно, схожий подход к делу и позволил ему заманить гостей в свою труппу.

Однако сфера интересов Самодурова остается в пределах классического и постклассического балета, страсть к которому наполняет каждый его спектакль. Обнаружив в прима-балерине Большого театра Марии Александровой такую же безграничную любовь, Самодуров с неправдоподобной скоростью нашел для нее форму: 20-минутный балет на музыку Респиги, внутренний сюжет которого – жизнь балетного артиста. Постановка, несмотря на кордебалетную восьмерку и три пары корифеев, выглядит моноспектаклем, настойчиво соединяет исполнительницу и героиню – приближающуюся к сакральному 20-летию карьеры Александрову и прима-балерину, танцующую прощальный спектакль. Сцена реальная воспроизводит сцену в спектакле, только зритель оказывается внутри волшебной театральной коробки – с противоположной стороны от занавеса. Ему открывается тот свет рампы, что превращает старые лохмотья в роскошь бархата и садистски слепит измученную приму. В этом мире все разделено одним взмахом ресниц – волнующая красота артисток и их соперничество, поддержка партнера и его глухота к партнерше, полет души и свинцовые мышцы. Самодуров при поддержке Елены Зайцевой, автора костюмов ко многим его спектаклям, как и Лайтфут-Леон, сам выстроил весь мир своего спектакля, от идеи до сценического оформления и света. Как и у его уже легендарных коллег, его картина мира – танец. Счастливы те, кто может отправиться в полет с этой командой.
--------------------------------------

Труженики в пути

Нидерландский театр танца свою жизнь проводит преимущественно в гастролях. В ближайшее время его можно будет увидеть в Большом театре в Москве и на сцене Александринского театра в Петербурге.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Июл 02, 2015 6:28 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17340
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2015 11:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2015060407
Тема| Балет, Академия имени А. Вагановой, Персоналии, Анастасия Шевцова
Автор|
Заголовок| Анастасия Шевцова. Академия имени А. Вагановой
Где опубликовано| © Russian Ballet Insider
Дата публикации| 2015-06-01
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/young_talent/1562
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Выпускница Академии имени А. Я. Вагановой Анастасия Шевцова рассказала RBi о творчестве, мечтах и любви к фотографии.


фото Ксения Поггенполь

RBi: Самое яркое воспоминание за годы учебы в Вагановской академии?

На самом деле сложно выделить что-то одно, потому что практически каждый день с нами, учениками, происходит что-то интересное.
Но, пожалуй, самым радостным и светлым воспоминанием для меня останутся ежегодные «Щелкунчики». Это настолько ожидаемое событие, что, честно говоря, даже представить сложно, как жить после выпуска без этих спектаклей… Каждый ученик Академии знает этот балет наизусть: в начальных классах ты куколка или солдатик, в средних – снежинка или мышь, в старших ты занят в дивертисменте, а, если повезет, то, может быть, станцуешь сольную партию Машеньки или Принца. Для нас это своеобразная дорога во взрослую балетную жизнь и, одновременно, волшебная новогодняя сказка.

RBi: Идеальный театр для Вас?

Театр мечты? Лучше не буду называть какое-то конкретное место, а просто скажу, что буду счастлива, если устроюсь туда, где будет разноплановый, интересный репертуар (то есть не только классика, но и модерн); дружный интернациональный коллектив; понимающий руководитель; возможность карьерного роста. И также очень важно, чтобы нравился город, в котором находится театр – ведь нам, артистам, нужен постоянный источник вдохновения.

RBi: Какой должна быть балерина?

Я считаю, что современная танцовщица должна находиться в непрерывном творческом поиске, она ни в коем случае не должна останавливаться на достигнутом. То есть ты не можешь быть довольна собой, потому что тогда пропадет желание совершенствоваться, а это будет означать крах балетной карьеры. Также балерина должна уметь слушать и слышать педагога и партнера.
Естественно, трудолюбие – обязательное качество для артистки. А балерина должна быть очень хорошей актрисой. В последнее время мы все чаще видим на сцене невероятные физические способности, чуть ли не цирковые трюки, но полное равнодушие и отрешенность. Но балет не акробатика, это драматическое искусство, осложненное танцевальными па.
Для меня примером для подражания являются исполнители прошлого поколения –Майя Михайловна Плисецкая, Екатерина Сергеевна Максимова и вся плеяда великих танцоров советской эпохи.

RBi: Танец – это…

…Полет души, фантазии; возвышенный способ выражения своих мыслей; сочетание драматического искусства, музыки и физики; возможность перенестись в какую-то другую эпоху, в несуществующие миры.
Но, в то же время, если ты исполняешь чью-то хореографию – ты отображаешь внутренний мир постановщика, а если ты сымпровизировал, то – твое видение действительности. Мне это очень близко. Поэтому в будущем я бы очень хотела серьезно заняться хореографической деятельностью, чтобы иметь возможность что-то сказать этому миру.


фото Анастасия Ливун

RBi: Способность, которой Вам хотелось бы обладать?

Управлять собой: своим телом и эмоциями – вот, что я хотела бы уметь. Первое, несомненно, очень помогло бы мне в профессии, а второе – в реальной жизни. Потому что мы, люди искусства, довольно экспрессивные существа, и это иногда очень мешает.
А еще я бы очень хотела обладать способностью жить без потребности в сне! Потому что, как только я начинаю думать о том, сколько интересного и полезного можно было бы сделать ночью, становится обидно за такое бессмысленное использование половины драгоценного времени нашей жизни!

RBi: Балет – это любовь или наркотик?

Есть такие люди, для которых это наркотик, но я считаю, что это неправильно. Ведь нужно быть разноплановым человеком, и зацикливаться на чем-то одном глупо. Наркотик – это то, что нас разрушает, то, без чего жизнь теряет яркость красок, в общем, это какая-то нездоровая крайность. Поэтому для меня балет – это любовь, то, что меня вдохновляет, то, благодаря чему я с каждым днем становлюсь лучше.
Если честно, я попала в балет совершенно случайно: пошла на просмотр за компанию с сестрой. Поначалу, признаюсь, не нравилось, но потом я настолько влилась, что уже сложно было представить себя в чем-то другом. Так что спасибо родителям, что помогли мне найти себя.

RBi: О чем Вы мечтаете?

Недавно прочитала в интервью с моей любимой балериной Дианой Вишневой такую фразу: «Я никогда не мечтаю, я ставлю цели и иду к ним». Коротко, ясно и полностью совпадает с моими собственными мыслями.

RBi: Чем бы Вы занимались, если бы не сложилось с балетом?

Это стопроцентно была бы творческая профессия, потому что ни в какой другой сфере я себя не вижу. Поэтому, думаю, что пошла бы в театральное училище. Меня всегда туда тянуло.

RBi: Что для Вас успех?

Это ощущение счасть. Когда получается реализовать задуманное – это успех. Конечно, это и признание твоих трудов другими людьми, их положительные отклики.
А вообще, лучше отвечу любимой цитатой (прим. авторство принадлежит У. Черчиллю): «Успех – это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма».

RBi: Какова Ваша главная цель в жизни?

Во-первых, совершенствоваться. Непрерывно совершенствоваться.
Во-вторых, создать себе такие условия жизни, чтобы заниматься всем, чем захочется: путешествовать, сниматься в кино, заниматься публичной деятельностью, естественно, танцевать. Только танцевать то, что захочется, ни от кого не зависеть и быть свободной.

RBi: Фотосессии?

Полтора года назад мне сделали портретные снимки мои знакомые, замечательные фотографы. С этого все и началось. Меня стали часто звать сниматься. Поначалу в каких-то балетных образах, а потом и в фэшн.
Мне это очень нравится, потому что перед камерой легко раскрыться, ты общаешься со зрителями не напрямую, а через призму фотообъектива. Еще это отличная возможность перевоплотиться, примерить на себя образы, на которые в обычной жизни ты бы никогда не решился. И, наконец, это интересные знакомства с людьми из сферы, которая меня привлекает – модной индустрии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 1 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика