Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-04
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 01, 2017 9:44 pm    Заголовок сообщения: 2017-04 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040101
Тема| Балет, IX Международный фестиваль балета «Стерх» (Якутия), Персоналии, Адамжан Бахтияр (Астана Опера), Екатерина Крысанова (БТ), Александр Волчков (БТ)
Автор| Текст: Иван БАРКОВ Фото: автора
Заголовок| Адамжан Бахтияр о Спартаке: пытаюсь понять, что он чувствовал
Где опубликовано| © YAKUTIA.INFO
Дата публикации| 2017-04-02
Ссылка| http://yakutia.info/article/179596
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Еще один великолепный балет "Спартак", поставленный Юрием Григоровичем на сцене Театра Оперы и Балета, показали в рамках проведения фестиваля "Стерх". А блеска и без того блестящей постановке добавили приглашенные звезды балета - ведущий солист Астана Опера Адамжан Бахтияр в роли Спартака, солисты Большого Театра - Екатерина Крысанова в роли Эгины и Александр Волчков, исполнивший партию Красса, а также ведущая солистка ГТОиБ Юлия Мярина в роли Фригии.

Прекрасно подобранный состав, непревзойденная хореография Юрия Григоровича и дирижерское мастерство Алевтины Иоффе сделали этот показ большим событием в театральной жизни Якутска. Спектакль прошел при полном аншлаге - после каждого акта зрители подолгу не отпускали артистов а после финала буквально осыпали солистов цветами.

Исполнитель партии Спартака Адажман Бахтияр, который просто летал по сцене театра, выступил в ГТОиБ впервые, и эта роль, по его словам, является для него особенной. После выступления, уже за кулисами Адажмана еще долго не отпускали поклонники и коллеги, но все же потом он нашел время ответить на несколько вопросов.

Итак, этот спектакль для вас особенный?

"Хореография Юрия Григоровича - это шедевр. Для меня большая честь танцевать эту партию в спектакле, и это уже 14 раз, когда я играю в "Спартаке" (в Астане этот спектакль также идет в постановке Григоровича). К тому же это еще и моя самая любимая постановка и именно с нее началась по-настоящему моя серьезная балетная карьера. Поэтому для меня большое счастье, что я смог станцевать эту хореографию Юрия Григоровича. К тому же и образ моего героя Спартака с каждым разом открывается с новой стороны, я переосмысливаю этот образ. Я всегда задаю себе вопрос - как бы мыслил я, что бы чувствовал, если бы, как и он, был рабом. И я стараюсь выплеснуть эти эмоции, когда танцую".

Как вам "Спартак" ГТОиБ?

"Постановка в ГТОиБ фактически идентична нашей, но есть несколько технических отличий. Во-первых, здесь поменьше зал, поэтому есть некоторые нюансы и приходилось себя немного сдерживать. А еще это, конечно, работа труппы - когда театр и труппа небольшие, а постановка такого масштаба, то артисты становятся просто героями. Но они его "вытаскивают" и успевают делать все! Но всякий "большой" театр может позволить такой спектакль. Поэтому им большой "респект" и руководству нужно ценить их!" (Об этом говорила и Екатерина Крысанова - прим. авт.).

Какие роли исполняете в Астане?

"Если говорить о хореографии Юрия Григоровича, то помимо "Спартака" я танцую еще в "Щелкунчике". Также в моем репертуаре роль Квазимодо в постановке Ролана Пети "Собор Парижской Богоматери", еще "Дон Кихот". Могу сказать, что я принимаю участие в в подавляющем большинстве спектаклей".

Что можете сказать о вашем театре?

"У нас появился просто шикарный театр. В первый год, кажется, люди ходили для того, чтобы "там отметиться". Но потом, придя туда и увидев нашу труппу, они, наверно, удивились и стали ходить с удовольствием. Даже несмотря на то, что в зале более 1200 мест - у нас почти всегда аншлаги. В репертуаре у нас разные спектакли, как сказала наш худрук: "Я вижу этот театр как красивую шкатулку и хочу, чтобы в ней собирались самые драгоценные и прекрасные спектакли". У нас есть и классика, и современная хореография и, конечно, национальные спектакли. Сейчас идет полным ходом работа над балетом "Манон" Макмиллана и именно поэтому не могу задержаться здесь на Гала-концерт. Там я репетирую партию Леско. По приезду предстоит большая работа. А в Якутск еще вернусь, если позовут".



--------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 02, 2017 7:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040201
Тема| Балет, IX Международный фестиваль балета «Стерх» (Якутия), Премьера, Персоналии, Дмитрий Антипов
Автор| Текст: Иван БАРКОВ Фото: автора
Заголовок| Контемпорари дэнс Дмитрия Антипова
Где опубликовано| © YAKUTIA.INFO
Дата публикации| 2017-04-02
Ссылка| http://yakutia.info/article/179602
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



В рамках фестиваля Стерх в Театре Оперы и Балета состоялась премьера проекта московского хореографа Дмитрия Антипова "Вечер Одноактных Балетов". По его словам, в первую очередь он отталкивался от классической школы, а музыка для него стала главным источником вдохновения.

Антипов сделал эту постановку на музыку Рахманинова и Равеля и среди одной из тем знаменитое Болеро, на которое Ролан Пети поставил свой известный балет, где танцевала великая Майя Плисецкая. Эта трактовка молодого современного хореографа не имеет ничего с ней общего. Конечно, после такого безусловного шедевра браться снова за Болеро очень непросто, но Дмитрий Антипов увидел в этой музыке нечто свое. "В своем Болеро он зовет нас в большой город и пытается разглядеть индивидуальности в безликой толпе", - отметил ведущий вечера, заслуженный деятель искусств РФ Сергей Коробков.



Работа получилась у Дмитрия Антипова на стыке классики и модерна, или сочетания неоклассики и контемпорари дэнс, но все же ближе к современной хореографии - особенно это касается Болеро. А классическая школа нашла наибольшее отражение в первом балете Рапсодия на музыку Рахманинова.

Над сценографией работала художник театра Саргылана Иванова, а за дирижерским пультом была Алевтина Иоффе. За роялем, который также играл свою роль в сценографии, был известный пианист Филипп Копачевский. На сцене танцевали все ведущие солисты балетной труппы театра, среди которых Юлия Мярина, Павел Необутов и Тимофей Федотов.

------------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 02, 2017 7:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040202
Тема| Балет, Тула, Концерт, Персоналии, Андрис Лиепа
Автор| Лариса Тимофеева
Заголовок| Легенда балета Андрис Лиепа отпраздновал в Туле 55-летие
Где опубликовано| © "Моя Слобода"
Дата публикации| 2017-04-02
Ссылка| https://myslo.ru/city/people/interview/andris-liepa-otprazdnoval-v-tule-55-letie
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото Дмитрия Дзюбина.

Поздравить народного артиста с юбилеем приехали его ученики - артисты балета. Концерт получился волшебный, вдохновенный и очень чувственный. А после спектакля Андрис Лиепа пригласил журналистов в свою гримерку.

Проект «Русские сезоны» Андриса Лиепы существует уже 25 лет. За это время он восстановил 12 великолепных спектаклей, с которыми гастролирует по всему миру. Отрывки из некоторых артисты Андриса Лиепы привезли в наш город 1 апреля.

Красочные костюмы, безупречная подготовка, грация и пластика, одухотворенные, прекрасные лица… Туляки каждый танец принимали очень тепло и с благодарностью.

Поздравить Андриса Марисовича с юбилеем пришли и тульские звездочки балета — воспитанники хореографического ансамбля «Счастье детям».

После концерта, который длился более двух часов, Андрис Марисович ответил на наши вопросы.

- Андрис, поделитесь своими эмоциями сразу после концерта в Туле.

- Мы очень любим Тулу и с удовольствием сюда приезжаем. Наши российские города настолько не избалованы настоящим классическим искусством… Сюда приезжали танцевать Николай Цискаридзе и моя сестра Илзе Лиепа, но пол в концертном зале тогда был такой плохой, ощущение, что война шла... Мы очень мучились. А сейчас покрытие прекрасное, девочки могли даже фуэте сделать.

Мне кажется, что вот так провести субботний вечер с классическим искусством — это такой заряд! Человек всю неделю будет ходить с хорошим настроением.

Артисты, которых мы привозим, действительно не халтурят, а делают все по-настоящему, по-серьезному. Все они - мои ученики. И нет никакой разницы между тем, как они работают в Метрополитен-опера, Ковент-Гардене или Туле. Это очень важно. В нашей профессии по-другому нельзя. Сегодня ночью мы улетаем в Сочи — там будет такой же концерт.

- Вы отметили юбилей - 55 лет. Как относитесь к цифрам?

- Нормально отношусь. У нас такая семейная история — папа очень рано ушел из жизни. Ему было 52 года, мне сейчас - уже на три года больше. Смерть папы для всех стала огромной потерей. Для нашей семьи в первую очередь и для артистов, ведь он мог еще работать и работать, учить, преподавать. Он был совершенно потрясающий. Мне кое-что от него передалось, но все-такие то поколение, которое еще до войны родилось, самое сильное. Мы послабее. Папа родился в 1936 году, и мы в Большом театре в декабре отметили его юбилей. Сегодня на концерт пришла одна любительница балета, принесла старые программки 70-х годов со «Спартаком», «Жизелью», где танцевал папа, она до сих пор их хранит. Мне это очень приятно.

- Дни рождения любите отмечать?

- Не так, как это принято у других людей. Я родился 6 января. Каждый год обязательно хожу на рождественскую службу в церковь, затем прихожу домой и отмечаю день рождения. Но застолья я не очень люблю.

Люблю юбилей на сцене, чтобы приехали друзья и поздравили тебя вот такими красивыми номерами.

Первый раз в этом году мы отметили юбилей 13 января в Тбилиси. Кстати, свое первое «Лебединое озеро» я станцевал именно в Тбилиси. Так вот, собрались звезды со всего мира и меня поздравили. Такие юбилеи я люблю. А потом, когда отмечал еще раз в Москве, пригласил друзей, нашел грузинский ресторан и посидели там после спектакля.

- Вы сегодня со сцены сказали, что сами закончили танцевать в 32 года, и по залу пронесся ропот — рано…

- Я разорвал крестовидную связку. Наша профессия очень опасная. Никто не знает, в какой момент что может случиться. Я бы с удовольствием танцевал дольше, но в 32 года я упал и получил такую серьезную травму. Мне сделали операцию, но когда связки нет, на сцене чувствуешь себя совершенно по-другому.

Зато я очень много сделал на поприще восстановления «Русских сезонов».

С одной стороны я жалею, что рано оставил сцену, но с другой стороны у меня остался запал, и я начал восстанавливать спектакли. На сегодняшний день восстановлено уже 12 спектаклей, они поставлены по всему миру, в том числе Марселе, Дрездене, Риме, Риге, Москве, Санкт-Петербурге, Софии, Тбилиси.

Я пытаюсь в современных условиях дать ощущение, что это нужно, что это интересно. Ищу единомышленников. После революции эти спектакли остались за границей. Русский танцовщик Михаил Фокин до 1942 года жил в Нью-Йорке, там поставил «Шопениану», «Половецкие пляски», «Петрушку». В Лондоне до сих пор идет «Жар-птица» в редакции русской балерины Тамары Карсавиной. Поэтому эти спектакли считаются западными. А мы после революции все отрезали и считали, что Дягилев остался за границей (Сергей Дягилев — русский театральный и художественный деятель, организатор «Русских сезонов» в Париже и труппы «Русский балет Дягилева», антрепренёр. - Прим. авт.). Идеологически было неправильно их популяризировать. И только в перестроечные годы решили оглянуться назад и посмотреть, что лучшего было сделано в ХХ веке. Эти спектакли я возродил, и они уже считаются классикой.

- Вы работаете со многими артистами из разных театров. Самые сливки снимаете?

- К сожалению, не все любят работать. Есть артисты, которые очень талантливые, но... Я всегда беру тех людей, которые готовы после работы прийти в 10−11 часов вечера и еще порепетировать. Залов-то у нас мало. Спектакль заканчивается в десять, и есть еще два часа на репетиции.

- Тяжело…

- Да, зато есть результат. Это как в цирке. Люди начинают тренироваться и репетировать с пяти утра. Манеж одни, и если ты хочешь стать лучшим и добиться результатов, приди в пять часов утра — у тебя будет время. За границей проще — там за 15−20 долларов в час можно снимать залы.

- А с Михаилом Барышниковым, у которого вы работали, сейчас поддерживаете отношения?

- К сожалению, я из-за своего графика мало куда успеваю доехать. Моя дочь Ксения, ей 19 лет, недавно съездила в Ригу и посмотрела его спектакль, посвященный Иосифу Бродскому. Ей очень понравилось, она сфоткалась с Барышниковым (смеется). Я не успел — у меня были репетиции. Мишу очень уважаю, это профессионал с большой буквы.

- Андрис, как на долгие годы сохранить себя в отличной форме?

- Я, например, каждый день занимаюсь гимнастикой и у станка. Сейчас потеплеет, и я буду кататься на скейте и самокате — очень люблю! Нравится кататься и просто гулять на Ленинских горах (Воробьевы горы, - прим. авт.). Мы туда каждый день выезжали с отцом, вместе бегали. Даже сейчас после репетиций, ночью, часиков в 12, люблю прогуливаться пешком.

- В честь первого апреля вопрос-шутка. Николай Басков пел: «Натуральный блондин, на всю страну такой один!» Вас никогда не задевала такая постановка вопроса?

- Нет (улыбается). Коля создал себе удачный имидж. Меня иногда спрашивают: «Брат Баскова?» Я отшучиваюсь: «Нет, это он мой брат!» Мы с ним в очень хороших отношениях. Никогда вместе ничего не делали, но когда встречаемся, с удовольствием общаемся, он такой смешной и веселый.


Из досье Myslo.ru

Андрис Марисович Лиепа
Родился 6 января 1962 г. в Москве.
Народный артист России.
Окончил Московскую государственную академию хореографии.
Восемь лет был солистом Большого театра.
Был дважды женат. Дочь Ксения (19 лет).
Партии в спектаклях «Щелкунчик», "Спящая красавица», "Жизель», «Иван Грозный», «Золотой век», «Раймонда», «Лебединое озеро», "Ромео и Джульетта».
Основатель Благотворительного фонда Мариса Лиепы.
Член попечительского совета фестиваля «Черешневый лес» и московского благотворительного фонда помощи хосписам «Вера».
---------------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 02, 2017 7:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040203
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов, Юрий Бурлака, Виктория Терешкина, Екатерина Кандаурова, Тимур Аскеров, Андрей Ермаков
Автор| Майя Крылова
Заголовок| В Мариинском театре поставили балет “Пахита”
Премьера балета “Пахита” состоялась в Мариинском театре 30 марта

Где опубликовано| © Ревизор.ру
Дата публикации| 2017-04-02
Ссылка| http://www.rewizor.ru/music/reviews/v-mariinskom-teatre-postavili-balet-pahita/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



На новой постановке лежит длинная тень истории. Спектакль на музыку Дельдевеза впервые был показан в Париже в 1846 году.

“Пахиту” сочинил хореограф Жозеф Мазилье. От литературного источника (“Цыганочка” Сервантеса) в либретто остался только мотив украденной цыганами знатной девицы в бытность ее младенцем. Все остальное, исчезнув из шестнадцатого века, воскресло в девятнадцатом и свелось к любовным приключениям на фоне войны французов с испанцами в наполеоновские времена.

Через год после премьеры балет оказался в России, где его поставил недавно приехавший молодой француз – будущий мэтр императорского балета Мариус Иванович Петипа. Спустя много десятилетий мэтр вернулся к “Пахите”, переставив ее заново, присочинив детскую мазурку и “Гран па” на музыку Минкуса - апофеоз женского танца, блестящий иерархический ансамбль-дивертисмент с участием примы, премьера, первых и вторых солисток. В этом изменчивом параде без труда находили место вставные вариации из других спектаклей: Петипа охотно шел навстречу пожеланиям балерин.

После 1917 года большевики запретили “Пахиту” к показу как пережиток проклятого царизма. Но “Гран па”, как отдельный концертный кунштюк, сохранилось и зажило собственной жизнью, в том числе на сцене петербургских театров. В наши дни возникла идея восстановления “Пахиты” полностью. Однако хореография балета не сохранилась, а существующие записи дореволюционного спектакля грешат неполнотой.

Энтузиасты “Пахиты” работают с наследием по-разному. Алексей Ратманский, например, сосредоточился на следовании архивным документам и стилизации старой петербургской манеры исполнения. Пьер Лакотт искал способы показать, как мог бы выглядеть спектакль Мазилье.

Никто, разумеется, не мог пройти мимо великолепия “Гран па”. Постановщик “Пахиты” в Мариинском театре Юрий Смекалов тоже не смог, хотя и подошел к балету радикально. Смекалов отказался от прежнего либретто. Он сочинил свое, действительно близкое к сервантесовской новелле. Главный герой стал испанским дворянином Андресом, который, из любви к красивой цыганке Пахите, кочует вместе с ее табором. Украденная в детстве цыганка, благодаря сохраненным родовым реликвиям, внезапно становится дворянкой, а ее найденные родители не только спасают Андреса от ложного обвинения в краже, но и благословляют свадьбу молодых. (Собственно говоря, “Гран па” в контексте спектакля есть свадебная церемония).

Действие в новом либретто отчего-то происходит, как и в старой “Пахите”, не во времена Сервантеса, а в начале девятнадцатого века, во времена Гойи (премьера “Пахиты” в Мариинском театре состоялась в день его рождения). Цвета костюмов и детали декораций (художник Андрей Севбо) намекают на картины художника.

Главным критерием постановки – с переформатированной музыкой и вставками нескольких балетных композиторов 19-го века - стала зрелищность. В театре появился новый, большой и красочный, костюмный балет с классическим танцем, это особенно любит публика. На сцене цыгане с серьгами в ушах, цыганки в многослойных цветастых платьях, торговцы фруктами, кордебалет, играющий яркими плащами, офицеры в красных мундирах и в плясках с саблями на боку. Огромные портреты знатных предков на стенах дома, притоптывающие на каблучках девицы с розами в волосах, толстенький прыгающий патер. Прогретые солнцем рыжие стены домов в яркой зелени, “бродячие” деревья, комическая “лошадка”, составленная из двух танцовщиков – в общем, народ доволен. И зрелищность в классическом балете - вполне нормальное желание. В конце концов, пышной картинкой был озабочен и императорский балетный театр времен Петипа. Предлагаемая смычка старого с новым, как принцип, тоже не смущает. Это у соавторов балета называется “взгляд на “Пахиту” из двадцать первого века”. И нам ли, воспитанным на советских редакциях старинных балетов, бояться эклектики? Другое дело, как эта эклектика составлена.

Хореографически спектакль на две трети сочинен с нуля. Хотя соавтор Смекалова, Юрий Бурлака, специалист по балетным реконструкциям, постарался, по возможности, восстановить женский танец в “Гран па” в исконном виде. По сравнению с советской редакцией изменено многое. Но Бурлака, трезво мыслящий и расчетливый историк-практик, не пытался привить современным артисткам все нюансы исполнительской манеры 19 века, хотя в постановке рук у солисток видны такие попытки. Он не протестовал против высоких поддержек в дуэте, не существующих во времена создания “Гран па”. И добавил мужскую вариацию, сочиненную в прошлом веке. Что ж поделать, если без сольного танца теперь немыслим образ главного героя?

Спектаклю Смекалова, вроде бы скроенному по проверенным канонам, все время чего–то не хватает. Режиссуре – последовательности: многие концы сюжета просто оборваны. Хореографии - разнообразия: ее простоватость наглядно отличается от изящных комбинаций Петипа, который на “лейтмотиве” одного па мог построить целый пластический мир. Что цыгане, что дворяне у Смекалова танцуют почти одинаково. Некоторые решения непонятны. Зачем, например, нужно было отдавать солистам-мужчинам описанный в балетной литературе (как исторический факт!) исконно женский танец с плащами, где “кавалеров исполняли танцовщицы-травести”? Уличная толпа слишком вялая, без страстной южной жизненности. Пантомима не очень внятная и вдобавок суетливая. Не считая развернутой сцены обвинения в краже, прочее повествование, даже узнавание родителей и венчание (почему-то не церкви, а в тюрьме) происходит как будто за несколько секунд. Впрочем, соединив танцы на каблуках с танцем на пуантах, а идеи народного испанского пляса - с основными позами и па классики, Смекалов, как мог, передал привет богатой традициями русской балетной Испании, начиная, разумеется, с “Дон Кихота”.

Конечно, труппа Мариинского театра во многом искупает недоделки постановки. Победительная манера Виктории Терешкиной (Пахита), с ее четкой фиксацией поз и “острой” стопой, особенно хорошо смотрелась в финале, при вихревом исполнении фуэте, вперемежку простых и двойных. Пахита Екатерины Кандауровой была нежной, чуть “размытой” в линиях, фуэте крутила похуже, но женственной уютности на сцене создавала больше. Тимур Аскеров (Андреас) ослепительно улыбаясь, эффектно взлетал в прыжках и крутил пируэт, периодически внезапно сникая, наверно, от усталости. Андрей Ермаков во втором составе прыгал еще легче, но сыграть влюбленного испанца был не совсем готов. И чем славен Мариинский театр, так это средним балетным звеном – солистками в вариациях, вполне усердно (хотя не без оговорок у некоторых дам) отработавшими “Гран па”. Шедевр Петипа, замыкающий спектакль, по праву занял место смыслового центра балета. Все остальное, в сущности, просто длинное предисловие.

-------------------------------------------------------------------------

ВСЕ ФОТО - ПО ССЫЛКЕ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Май 05, 2017 5:59 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 03, 2017 9:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040301
Тема| Балет, VII международный фестиваль балета «Мариинский»
Автор| Полина Виноградова
Заголовок| Фестиваль балета «Мариинский» открылся премьерой «Пахиты»
Где опубликовано| © газета "Санкт-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2017-04-03
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/festival_baleta_mariinskiy_otkrylsya_premeroy_pakhity_/
Аннотация| пресс-конференция

Премьерой балета «Пахита» в Мариинском театре открылся VII международный фестиваль балета «Мариинский», который продолжится до 9 апреля. Прежде чем встать за пульт симфонического оркестра, маэстро Валерий Гергиев пригласил журналистов в фойе исторической сцены, где рассказал о грандиозных планах театра и личных мечтах, главная из которых - чтобы не было войны.

Валерий Гергиев начал пресс-конференцию с разговора о I международном дальневосточном фестивале «Мариинский». Приморская сцена Мариинского театра сейчас одна из главных забот и чаяний неутомимого Валерия Абисаловича.

Но здесь, на стороне петербургской, где холод и гранит, важнейшее из искусств по-прежнему балет. Самым громким событием фестиваля стала премьера новой версии балета «Пахита». В следующем году будет отмечаться 200-летие со дня рождения Мариуса Петипа, французского гения с русской душой. Мариинский театр начал готовиться заранее.

«Несколько театров нашей страны уже планируют поставить «Пахиту», и мне хотелось, чтобы Мариинский театр стал первым», - сказал художественный руководитель балетной труппы Юрий Фатеев.

Вторым балетным событием станет V Мастерская молодых хореографов. В рамках мастерской будет представлен проект «Мечтатели» на музыку французской группы Daft Punk. Это совместная постановка трех самых обсуждаемых сегодня молодых хореографов Владимира Варнавы, Ильи Живого и Максима Петрова. Музыку электронного дуэта дополнят перкуссионный ансамбль и Детский хор телевидения и радио Санкт-Петербурга. Всего в спектакле заняты сто человек. Костюмы создал дизайнер Игорь Чапурин. На встрече с журналистами Юрий Фатеев назвал «Мечтателей» молодежным проектом, правда, пока это лишь разовая акция. В следующий раз спектакль покажут в США накануне американских гастролей Мариинского театра. Так что петербургской молодежи посмотреть этот спектакль пока не удастся. Можно только мечтать.

Свои балеты представят наш земляк Максим Петров, победительница фестиваля молодых хореографов «Context. Диана Вишнева»-2016 Ольга Васильева и приглашенные в Петербург после успеха на конкурсе «Молодая Америка» американский хореограф Гаррет Смит и бразильский танцовщик Гильерме Масиел.

Юрий Фатеев подробно рассказывал о том, что работы молодых хореографов в прошлом году показывали во время тура по Америке, на юге Франции, в Баден-Бадене... И вообще это реальный шанс для начинающих хореографов побыстрее завоевать большую сцену. Это получилось у Антона Пимонова. Его балет «Кот на дереве» на музыку Нико Мьюли и Тайтура Лассена откроет завершающий гала-концерт. 9 апреля на петербургскую сцену выйдут звезды Петербурга и Москвы, а также солисты Национального балета Нидерландов, Английского национального балета, балета Дортмунда.

О том, что ждет впереди, сказал во вступительной речи Валерий Гергиев: 16 апреля стартует Международный пасхальный фестиваль: концерты прославленного оркестра прозвучат даже в самых отдаленных регионах нашей страны; до конца года в Мариинском театре будут исполнены практически все сочинения Игоря Стравинского, и прежде здесь не слышанные, и самые хитовые... А летом культурный Петербург задохнется от восторга: юбилейный, XXV, международный фестиваль «Звезды белых ночей» откроется 26 мая и продлится до 23 июля. Главную партию в опере «Адриана Лекуврер» Франческо Чилеа исполнит оперная дива Анна Нетребко.

Теперь дело за малым, но это, наверное, самое трудное: согласовать графики Анны Нетребко и Валерия Гергиева, чтобы назначить дату петербургской премьеры.

Статья опубликована в номере газеты «Санкт-Петербургские ведомости» от 03.04.2017 под заголовком «На пуантах и в мечтах».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 03, 2017 9:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040302
Тема| Балет, проект «Звезды балета Сибири», Персоналии, Иван Кузнецов
Автор| Светлана Албаут
Заголовок| «В Новосибирске существует большой дефицит новых масштабных классических постановок»
Где опубликовано| © Континент Сибирь Online
Дата публикации| 2017-04-03
Ссылка| http://www.ksonline.ru/269890/v-novosibirske-sushhestvuet-bolshoj-defitsit-novyh-masshtabnyh-klassicheskih-postanovok/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

«Звезды балета Сибири» — новый танцевальный проект, родившийся в Новосибирске с целью показать все грани искусства классической хореографии в контексте одного гала-концерта. Подробнее об этом событии для Сибири «КС» рассказал художественный руководитель проекта, солист Новосибирского государственного академического театра оперы и балета ИВАН КУЗНЕЦОВ.



— Иван, в Новосибирске периодически проходят концерты балета вне стен оперного. В чем отличия вашего проекта?

— В первую очередь «Звезды балета Сибири» — это не просто набор известных классических номеров, как это бывает на аналогичных концертах. Мы собрали разноплановую программу из любимой публикой классики, народно-характерных номеров, а также современной хореографии. Наша отличительная особенность — это лучшие артисты, танцовщики, учившиеся или работающие в Сибири — в Красноярске, Новосибирске, Иркутске… Наше стремление заключается в том, чтобы показать тенденцию развития нашего искусства по всему Сибирскому региону — кто-то силен в одном, кто-то в другом направлении хореографии.

— Ваш проект — альтернатива балету НОВАТа?

— Ни в коей мере! Моя идеология изначально другая, наш проект скорее дополнение к тому, что новосибирский зритель может увидеть в нашем оперном. Театр любят, туда ходят на любимые постановки, а мы предлагаем публике кое-что иное, увидеть наших артистов в других амплуа и посмотреть танцовщиков других городов. Даты наших гала-концертов не совпадают со спектаклями НОВАТа, чтобы у балетоманов не возникал вопрос выбора, куда идти.

— Интересно! Но вы же и сами артист в рассвете сил, почему решили заняться такой деятельностью? Как пришла идея?

— Знаете, мне никогда не хватало одного балета, одной только личной карьеры. Я несколько раз пробовал себя в бизнесе, но все время чего-то не хватало для коммерческого успеха, слишком творчески я подходил к вопросу, наверное… Сейчас, изучив менеджмент в одном из московских вузов, я понимаю все допущенные ошибки. А идея концерта витала в голове давно, все же в балетном мире я профессионал, и было логично совместить его с организаторской и постановочной деятельностью. Прошлым летом у меня произошла серьезная травма колена, которая на год выбила меня из строя. Появилось свободное время, и мы сделали свой первый концерт в декабре 2016 года, который был очень тепло принят публикой и получил много положительных рецензий. Я решил продолжить начинание. Этот проект мне помогает вести мой старший брат, он в большей части отвечает за бизнес, я — за творческую составляющую. Но уже сейчас ясно, что формат концертов себя практически изжил в больших городах, зрителю интересны полноценные спектакли.

— Но вы организуете именно концерт…

— Да, это необходимость. В этом проекте мы получаем бесценный опыт и изучаем структуру рынка. Нынешний концерт покажет тенденции развития классической хореографии в Сибири, даст возможность новосибирцам увидеть в одном гала-представлении солистов разных городов.

В дальнейшем я планирую собрать на одной сцене звезд балета, в судьбе которых так или иначе играла роль Сибирь. А сейчас это солисты балета в Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, Амстердаме и во многих других уголках планеты. Сибири действительно есть чем гордиться! На такой проект нужен совсем другой бюджет, сопоставимый с ресурсами для постановки целого балета. Кстати, я уже веду работы в этом направлении.

— Своя оригинальная постановка?

— Да, я начал реализовывать себя как хореограф. Когда-то я об этом мечтал, а сейчас пришло время для собственных постановок. Но тут есть большое количество сложных организационных вопросов. Первый — артисты. Мы не можем «выдергивать» их из репертуара родного театра, поэтому работа возможна только летом, в отпуск. То есть западный принцип работы — собрались, приготовили, дали спектакль и разбежались. В этом формате новые спектакли смогут жить, и сейчас в стадии подготовки две премьеры. На нашем апрельском гала-концерте я покажу отрывки из двух своих одноактных балетов.

— Расскажите поподробнее об этих балетах!

— «Бизе-сюита» на музыку одноименного французского композитора откроет гала-концерт. Бессюжетный, красивый и легкий рисунок танца, который мне удалось поставить довольно быстро. Артистам очень нравится! Во втором акте мы покажем адажио из «Ромео и Джульетты» Чайковского. Петр Ильич написал эту увертюру-фантазию, не привязываясь к сюжету шекспировской трагедии, этого же принципа придерживаюсь и я.

— Это чистая классика или современный танец?

— Это классика, новая классика. Я пытаюсь взглянуть на классическую хореографию свежим взглядом, если так можно сказать. Сейчас ставится очень много современных спектаклей-однодневок, которые быстро забываются, и их нет в афишах театров. Я говорю не про Новосибирск, а в целом про балетный мир. Как мне кажется, существует большой дефицит новых масштабных классических постановок, поэтому я со своей командой иду в направлении абсолютно новых и свежих идей!

— У вас уже есть своя команда?

— Да, сейчас в работе пять либретто новых балетов, совершенно разных по стилям и эпохам. Готовятся эскизы костюмов, идет разработка либретто, ищем новый музыкальный материал, и, конечно, я сочиняю хореографию. Процесс крайне увлекательный и затягивающий.

— И все эти постановки собираетесь реализовать своими усилиями?

— Одноактные балеты мы сделаем сами, а большие… Не хочу загадывать. Мы ведем работу, материал копится, а где этому будет суждено воплотиться — одному богу известно! Есть заинтересованность со стороны нескольких театров, но пока не буду раскрывать детали. Продолжаем работать над проектом «Звезды балета Сибири», это будет красиво, профессионально и эффектно!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 03, 2017 9:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040303
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Ирина Черномурова
Автор| Беседу вела Ирина Ширинян
Заголовок| Ирина Черномурова: «Дай нам бог сохранить классику в том виде, в котором она откристаллизовалась в XX веке»
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-04-03
Ссылка| http://musicseasons.org/irina-chernomurova-soxranit-klassiku/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Наш собеседник:

Ирина Черномурова – музыковед и театровед, заслуженный работник культуры РФ. Работала в Союзе театральных деятелей РФ, Театральном музее имени А. А. Бахрушина, Музыкальном театре имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Занимается педагогической деятельностью. В настоящее время возглавляет отдел перспективного планирования и специальных проектов Большого театра.

МС: У меня вопрос, который мне давно интересен: балет у нас замечательный, школа отличная, а с хореографами беда. Лондон, например, ассоциируется с конкретными именами, и всегда понимаешь, что там увидишь…

ИЧ:
A кого Вы увидите в Лондоне? Уэйн Макгрегор и Кристофер Уилдон, у которых масса проблем. И ничего интересного… Сиди Ларби – его туда приглашают на короткие проекты, на stagione. А так он имеет труппу в Антверпене и мучается с другими проблемами – со школой, с формированием труппы и так далее. Что значит – нет хореографов в России? Появились молодые хореографы, предположим, Владимир Варнава. Но Варнава не ставит в России, он уже со своими балетами-двадцатиминутками спокойно покатился по Европе. Просто сегодня в целом хореография – это большая проблема. Это общий кризис и очень сложный. Никто не может похвастаться большим количеством хореографов. Да, экспериментальных много. У нас тоже, если вглядеться, в отдельных углах молодежь собирается в стаи, экспериментирует, но экспериментов хватает на пятнадцать-двадцать минут. Посмотрите на Опера де Пари – какой кризис! А где у них хореограф?

МС: Во Франции благодаря государственной поддержке фактически каждый хореограф имел возможность создать базу, сформировать свою труппу. Даже американка Каролин Карлсон там задержалась…

ИЧ: Да, но Каролин Карлсон сейчас без базы, хотя создала свою труппу. Если бы базу оставили, она бы никуда не ушла. Ничто не вечно под луной. Нет-нет-нет, Вы тоже не идеализируйте. У французов нет такого количества классических трупп, по большому счёту, только труппа Опера де Пари. А в основном во Франции балет стал развиваться по пути небольших компаний, где модерн и contemporary оказались более успешными.

А у нас – в Перми замечательный балет, в Новосибирске хорошая труппа. Посчитайте, сколько балетных трупп, которые танцуют на пуантах с кордебалетом, существует в Москве! Отсюда, может быть, все эти сложности – невозможно всех обеспечить хореографами… Но мы не страдаем, мы так же, как и Опера де Пари, приглашаем специалистов.

Вот есть сегодня какой-нибудь большой французский хореограф, которого Вы бы безусловно назвали и сказали, что он мог бы долго и успешно ставить в Опера де Пари? Нет такого! Какая большая компания существует постоянно и долго? В своё время все знали Ролана Пети, в Бельгии – Мориса Бежара. В contemporary другие темпы, и там тоже картинка быстро меняется. Безусловно, во Франции могли гордиться тем, что они создали некую инфраструктуру для развития молодых хореографов, именно в силу того, что у них была одна академия, и по-настоящему они вкладывались только в один большой балет – Опера де Пари. И они его держат. Но эта труппа испытывает ровно те же проблемы. Вы же не видите там большого количества молодых французских хореографов?

МС: Нет, не вижу, но во Франции акцент сместился в сторону contemporary dance и сформировалась особая культурная среда…

ИЧ: Они её создали, она у них замечательная, но сегодня хореографическая мысль испытывает напряжение. Contemporary очень активно высказалось за последние сорок лет, и оказалось, что сегодня для contemporary единственный выход — уходить в видео, в театр, в слова, в этакий микст-театр. По большому счёту словарь contemporary не позволяет ему выстоять так долго, как классическому балету. Словарь классического балета куда более богатый, и, как ни странно, даже любая современная идея там приживается и пополняет и расширяет словарь классического балета. У классических компаний в этом смысле всё равно больше возможностей. А хореографов везде мало. Более того, одна из проблем сейчас – это большие высказывания. Но это общая проблема: никто сейчас не пишет писем, сегодня трудно писать большие сочинения, уходит и жанр большого балета, потому что высказаться в большой форме очень тяжело. Более того, многих пугает, как сейчас говорят, storytelling – рассказывание историй. Вроде как это стало немодным.

МС: Мне кажется, в Лондоне хорошо ставят…

ИЧ: Нет, не очень. За всё время по большому счёту они выпустили, на мой взгляд, только «Зимнюю сказку». Она была успешной у Уилдона, а в остальном они бесконечно восстанавливают Кеннета Макмиллана и Фредерика Аштона.

МС: Недавно прошел показ балета «Анастасия»…

ИЧ: Это Макмиллан, сир Кеннет Макмиллан! Это как если бы мы бесконечно восстанавливали балеты Леонида Лавровского, если бы их было больше. Они современники по возрасту. Это не новый балет! Этому балету много лет. Они просто вынимают из его наследия уже другие слои: не «Манон», которую знает весь мир (меньше знают «Майерлинг»), и «Ромео и Джульетту». Просто используют наследие, которое у Макмиллана куда больше, чем у Лавровского.

МС: Здесь нельзя провести параллель с ретроспективой балетов Юрия Григоровича?

ИЧ: Нет, я не вижу тут связи. Просто Юрию Николаевичу девяносто лет. Мы должны, безусловно, относиться с огромным уважением к этой личности, потому что он составил эпоху в балете XX века. И, кстати, его балеты были мощным потрясением. Я помню, как мне Джон Ноймайер рассказывал, чем для него был «Спартак», когда он его увидел. Понятно, что гастроли Большого театра с балетами «Спартак», «Легенда о любви» оказали на самом деле очень большое влияние. Что-то было взято, что-то было подсказано темпераментом Юрий Николаевича Григоровича. И когда обсуждалось, как он хотел бы отпраздновать юбилей, он высказал пожелание, что был бы рад, если бы станцевали все балеты, которые он поставил для Большого театра. И мы это объединили в более плотный показ, потому что большинство его балетов за последние полтора десятилетия были восстановлены, вошли в репертуар. Сейчас состоялось очередное возобновление «Золотого века» – для полноты картины того, что он делал. Мы отдаём дань большому хореографу, создавшему понятие «большой балет». Это нормальная человеческая мотивация: любой театр так делает. И Ковент-Гарден, например, периодически отмечает юбилеи Аштона и Макмиллана – своих классиков, которые создали понятие «английский балет». Показано будет не всё. Никто не восстанавливал «Ангару», нет возможности поставить «Каменный цветок», который идёт в театре Станиславского. Поэтому получилось одиннадцать спектаклей. Причём это не только его авторские работы, но в том числе его редакции классики: «Жизель», «Баядерка», «Спящая красавица». Кстати, «Спящую красавицу» он создал в своё время к открытию театра после реконструкции и представил принципиально новую версию. Поэтому этот фестиваль – дань этому человеку. Ведь большой балет открылся «Ромео и Джульеттой» Лавровского, а дальше был Григорович – и в основном с его именем связан балет Большого театра.

МС: А «Ромео и Джульетта» Лавровского, случайно, не возвращается в репертуар?

ИЧ: Это периодически обсуждается, но есть некоторые проблемы.

МС: Планируются какие-либо реконструкции балетов для репертуара Большого театра? Как принимаются такие решения? Или это происходит спонтанно?

ИЧ: Реконструкция старинных балетов? Дело в том, что в России рухнула и обмельчала система хореографов. Раньше у нас во главе компании обязательно должен был стоять хореограф. И все театры оперы и балета обязательно имели хореографа, хотя бы хорошего ремесленника. Но, конечно, 1990-е годы опустошили всю эту систему: сегодня хореографы не появляются, потому что никто не хочет брать на себя такую большую заботу, как вести театр. Сегодня как-то стало проще: поставил – уехал, поставил – уехал, получил гонорар – тоже уехал. Либо можно иметь свою маленькую уютную компанию, в которой всё понятно. Но даже такие небольшие компании тоже испытывают кризис.

1990-е годы оставили нам очень много проблем, и сейчас большой дефицит кадров. Так вот тогда эту лакуну заполнили реконструкциями. Их стал делать Сергей Вихарев. В Ленинграде ведь действительно большое богатство и наследие – архивы Мариуса Петипа, чего никогда не было у Москвы. Смешно говорить, но в 90-е годы XIX века здесь балет вообще хотели сократить, как известно, и оставить группу танцовщиков только для обслуживания оперных спектаклей. И спасибо Владимиру Аркадьевичу Теляковскому, что он отстоял балет. И мы должны быть благодарны Юрию Николаевичу Григоровичу, потому что это человек, который за четверть века воспитал не одно поколение танцовщиков. Россия лишилась мощностей, и тогда на смену оригинальной хореографии пришла реконструкция.

Я не большая поклонница реконструкций, особенно совсем старинных балетов. Все акценты в XX веке давно переместились, даже если взять тело балерины. Когда-то в балете не нужна была такая растяжка, как сегодня, не нужен был высокий прыжок – всё строилось на полупрыжках. Там было очень много элегантного (наклонные корпуса, порхание ног) и много условного, и, наверно, только отдельные произведения подлежат реконструкции, и этот список будет не так велик. Интересно, что современным танцовщикам на это перестраиваться ещё сложнее, чем на contemporary: темперамент, амплитуда и нюансы – совершенно другие. Для них это какое-то брюссельское кружево, они не могут даже корпуса удержать. Я видела, как Пьер Лакотт работал над «Сильфидой», и знаю, что такое этот наклонный улетающий корпус у Сильфиды. Современный танцовщик совсем избалован. И беда именно в том, что вроде как арабески, вроде как «Жизель» – но оно всё другое. Поэтому реконструкция – это очень ответственно. На самом деле это кропотливая работа не только с точки зрения восстановления рисунка танцев и мизансцен, декораций – это полбеды. Надо же ещё восстановить ощущение тела, ощущение ритмов. Кстати, в старинных балетах очень много мелкой техники в ногах, которая, к сожалению, постепенно уходит. На смену ей приходят какие-то новые замечательные вещи. Я как-то задавала вопрос, почему никто не делает урок Марии Тальони? На что один из педагогов ответил, что у неё должны были быть порхающие стопы, всё остальное неважно. Делать ли сегодня такой урок? Во-первых, репертуару этого не надо, а во-вторых, современный танцовщик просто умрёт на полпути от урока Марии Тальони. Ведь даже сам урок меняется в зависимости от развития языка танца. Вы знаете, какие-то реконструкции очень красивы, но они как еда для гурманов.

МС: На самом деле, необязательно воспроизводить все эти движения, важно восстановить ощущения того оригинального спектакля.

ИЧ: Безусловно. Когда Лакотт восстанавливал «Сильфиду», в то время (сорок лет назад) это было большим событием. Я помню, как мы практически подпольно в Бахрушинском музее смотрели DVD «Сильфиды» с Гилен Тесмар в главной партии. Что это такое для нас было? Казалось, что восстановили эпоху Марии Тальони. Всё равно это иллюзия восстановления, скорее, это блистательное посвящение. Но Лакотт всё-таки очень многое старался внести: то же самое порхание стоп в мужской технике или наклонный корпус, всё время неустойчивый. И на самом деле сохранить даже эти две вещи, необходимые для этих текстов, оказалось очень большой и трудной работой для современных танцовщиков.

Но самое главное, что реконструкции всегда наполнены большими пантомимическими сценами, которые сегодня выглядят как наивный кукольный театр. Это была стилистика… И так во многих балетах, даже тех, которые я видела, – реконструкции Вихарева, реконструкции Ратманского (и «Пахита», и «Лебединое озеро», и «Спящая красавица»). Ведь в XIX веке так много и не танцевали, на самом деле. Кажется, что танцев мало, мало адажио, мало па-де-де, что исполнители велеречивы, всё время ходят, всё время показывают… Что-то ведь ушло невозвратно, как язык Якова Борисовича Княжнина. Представляете, сейчас бы мы ставили пьесу XVIII века, не переведя на современный русский язык, например, «Свирепа ада дщерь!» Господи ты, боже мой, кто же это поймёт?! Да, реконструкции — это интересно, но Мариинский театр уже сделал достаточно.

У меня самое сложное впечатление осталось от реконструкции «Лебединого озера» Алексея Ратманского. От своей первой задачи – нарративной истории, которую рассказывал Петипа, – этот балет (благодаря не только Льву Иванову, но и последующим хореографам) пришёл к тому, что мы обрели фантастический миф XX века. Ведь нынешнее «Лебединое озеро», которое мы все так любим, – это уже шедевр и миф XX века. Это не «Лебединое озеро» Петипа – это, скорее, огромный куст, который расцвёл, как результат неустанной селекции. Во всех тех версиях, где мы рядом с Петипа добавляем другие имена, всё равно видны новые технологии, начиная с костюмов, которые были в том «Лебедином озере». В результате этот балет остаётся очень современным до сих пор. В XX веке он развивался, скорее, в сторону Иванова (отказа от реализма), чем в сторону самого Петипа.

Представляете, если сегодня реконструировать «Лебединое озеро» в Москве? Я занималась этой идеей и даже уговаривала Алексея Ратманского: «Давайте, давайте эту реконструкцию сделаем здесь… Почему вы её отдаёте на сторону?» Ещё когда у него только возникали планы, я ему говорила, что «Лебединое озеро» родилось в Москве (неважно, что с другим либретто и хореографией), и его реконструкция должна состояться в Москве. Но когда я посмотрела уже готовый продукт, я подумала, что публика страшно разочаруется: на их глазах разрушится огромный прекрасный миф. Представляете, лебеди выходят с заплетёнными в косу волосами!

МС: Так было в оригинале?

ИЧ: Да, так у Петипа! Он ведь создавал реальную историю: балет в последней четверти XIX века пытался работать языком реализма. И Август Бурнонвиль, и Петипа шли в этом направлении. И Петипа видел так: приплыли лебеди, но на берег они выходят девушками, а не лебедями, поэтому у них должны быть косы. Представляете: Одетта выходит в лебедином одеянии, а у неё вот так лежит коса! Что будет с публикой в Москве или в Санкт-Петербурге?! Со временем стало понятно, что попытка уйти в чистый реализм – это не совсем дело балета. Поэтому же в последующем пантомимы «обвалились», и балет от этого отказался.

Мне многие задают вопрос, почему не восстанавливают в Большом театре «Эсмеральду», которая здесь была сделана в 30-е годы? Я говорю: «Понимаете, нельзя – соцреализм умер». Этот балет был создан по законам соцреализма: счастливый финал, народные сцены… Та «Эсмеральда» осталась произведением своего времени. Сейчас живёт версия Владимира Бурмейстера. Поэтому реконструкция – это сложная вещь. А вот реконструкция «Пахиты» у Ратманского в Мюнхене в силу того, что она не обрастала другими стилями, выглядит очень хорошо.

На самом деле возникновение реконструкции для меня – это признак большого кризиса. Да-да-да! Абсолютно. Это признак кризиса, потому что первые реконструкции появились у Вихарева тогда, когда у нас просто не стало хореографов, и Мариинский театр метался, не зная, что ему делать. Была редакция «Спящей красавицы» Константина Сергеева. А кто будет делать следующую? Даже нет ассистентов молодых, которые могли бы эту «Спящую» встряхнуть.

Вот пример. Вспомните «Корсара» (кстати, одна из лучших творческих реконструкций) – какое там количество вариаций! Вдвоём, вчетвером, вшестером, ввосьмером… А сегодня что нужно публике? Публике нужно действие, она говорит: «Что они бесконечно танцуют? Ну, прекрасно, конечно, но…» И вкус к порханию ног тоже уходит. Иногда не надо перебарщивать. Ратманский не хотел делать сам «Корсара», но я бы предпочла, чтобы он созрел к постановке своего «Корсара». Это было бы интереснее.

Реконструкции есть, и слава богу. Мы их сохраняем, периодически показываем и гордимся ими, но надо выбирать, что реконструировать, какие старинные балеты воскрешать.

МС: Звучит более оптимистично! Всё же не хочется, чтобы крест поставили на реконструкциях. Хотелось, чтобы и в Большом они были…

ИЧ: Получались!

МС: Хорошо, получались!

ИЧ: Могу честно признаться, что из всех реконструкций балетов именно XIX века, которые я видела, безусловно, самые потрясающие у Лакотта: с попыткой восстановить и полёт, и наклонные корпуса. Сегодня танцовщики даже не знают, почему они так ручку держат, они смысл этих жестов утеряли. Я не считаю, что реконструкция – это главная дорога. Этим надо заниматься аккуратно и тщательно выбирать. И в этом смысле Лакотт был молодец: он создал иллюзию возврата в эпоху Марии Тальони, закрепил этот язык. Но ломаться в эту сторону очень тяжело: «Сильфиду» не так просто танцевать – центры тяжести у танцовщиков уже перемещены, в школе этому не учат.

Как ни странно, но в искусстве балета есть взаимно связанные вещи. Сегодня мы понимаем, что в общеэкономических, политических процессах глобализации нет интереса к национальному. А ведь когда-то, в XIX веке классический балет увлёкся национальным танцем и долго этого придерживался. Я очень рада, что Большой театр гордился школой характерного танца. Например, в театре Станиславского это была отдельная история: там не так хорошо танцевали классику, и Бурмейстер и Чичинадзе добавляли много характерных танцев в известные сюжеты. Представить сегодня, что родится коллектив типа Ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева, совершенно невозможно. Само время это отвергает. Поэтому это ещё один вопрос, вызывающий тревогу… В Европе, например, национальный танец совсем умер. Ратманский признавался, что в Цюрихе для него не было ничего страшней, чем сделать третий акт в «Лебедином озере». Причём там очень много похожего на то, что мы сейчас делаем и знаем. Он говорил, что иностранные танцовщики вообще не знают, что это такое, они не понимают, из чего рождается движение, что это за темперамент, чем отличается мазурка от венгерского танца, – просто не понимают.

Дай нам бог сохранить классику в том виде, в котором она откристаллизовалась в XX веке. Хотя реконструкция – это интересный путь. Поверьте, я, как историк театра, всегда с удовольствием погружалась в XVIII, XIX век, и мне интересны реконструкции. А вот насколько долга их жизнь, каких усилий это стоит для самой труппы? Это, знаете, как заставить сейчас всех ходить в турнюрах или в бальных платьях. Представляете, что будет на улице? Женщины не смогут ходить нормально…

Продолжение следует.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Май 05, 2017 6:50 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 03, 2017 9:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040304
Тема| Балет, IX Международный фестиваль балета «Стерх» (Якутия), Премьера, Персоналии,
Автор| Иван БАРКОВ / Фото: автора
Заголовок| Якутский фестиваль балетного искусства "Стерх" получил статус международного
Где опубликовано| © YAKUTIA.INFO
Дата публикации| 2017-04-03
Ссылка| http://yakutia.info/article/179621
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В Якутске завершился фестиваль классического балета "Стерх", посвященный 90-летию великому хореографу 20 века Юрию Григоровичу. Государственному театру оперы и балета в этом смысле повезло - легенда балетного искусства поставил на сцене театра сразу три своих шедевра, уже вошедших в историю мирового искусства. Это балеты "Лебединое озеро" на музыку Чайковского, балет "Ромео и Джульетта" на музыку Прокофьева и балет "Спартак" на музыку Хачатуряна.



Все эти спектакли показали во время фестивальных дней, причем в них на ведущих партиях приняли участие и звезды русской балетной школы. Среди них прима Большого театра Екатерина Крысанова и прима Кремлевского балета Наталья Балахничева, премьер Большого театра Александр Волчков, премьер Астана Опера Адажман Бахтияр, солист Театра Станиславского и Немировича-Данченко Сарыал Афанасьев и солист Большого Театра России Михаил Лобухин.

Как заметил после одного из спектаклей балетмейстер Олег Рачковский, ассистент Юрия Григоровича, помогавший мэтру с постановкой спектаклей в Якутске: "На мой взгляд, спектакли со временем стали еще лучше. И мастерство артистов балета заметно выросло". Также считает и почетный гость фестиваля Стерх, генеральный директор Международной федерации балетных фестивалей Сергей Усанов: "Для меня знакомство с вашим театром стало большим откровением - я не ожидал увидеть здесь такой уровень. Все спектакли Юрия Григоровича, которые я увидел просто замечательные, а "Спартак" вообще выше всяких похвал. Меня поразила труппа, насколько они все делают профессионально и, что важно, - с колоссальной эмоциональной отдачей, что увидеть сейчас крайне редко. И что также немаловажно, они сохраняются очень хорошо, поскольку Юрий Николаевич их поставил сравнительно давно. Также я здесь увидел и грамотную, подготовленную публику, что тоже не всегда встретишь в других городах".

Также Сергей Усанов привез и хорошую новость для фестиваля - отныне "Стерх" входит в международный реестр фестивалей и уже с этого года по праву может называться международным. По его словам, это достаточно для развития не только географии фестиваля, но может и послужить хорошей визитной карточкой Якутии, прославляющей республику, заметив на этот счет: "Ничто не дает именно такого положительного имиджа, как крупные культурные акции".

На торжественной церемонии закрытия фестиваля постоянный гость ГТОиБ, председатель Госсобрания (Ил Тумэн) Александр Жирков отметил, что фестивалю оказывают свою поддержку ведущие деятели балетного искусства России. Он подчеркнул: "Якутское балетное искусство сравнительно молодое, но уверенно раздвигает горизонты". Жирков вручил от своего имени благодарственные письма Сергею Усанову, а также солистке театра Юлии Мяниной.

А в Гала концерте - закрытии фестиваля, который был назван "Приношение мэтру" - приняли участие приглашенные звезды фестиваля и ведущие солисты театра. Поскольку гала концерт, как и весь фестиваль, посвящен Юрию Григоровичу, то, разумеется, и большинство показанных номеров были поставлены мэтром. Поэтому у публики была прекрасная возможность увидеть всю красоту хореографии мастера.

Среди них это нежное "Адажио" из балета "Спартак", исполненные солистами Башкирского ГТОиБ Софьей Гаврюшиной и Рустамом Исхаковым. Солисты Большого театра Екатерина Крысанова и Александр Волчков исполнили Танго из балета "Золотой век", а также адажио из балета "Легенда о любви". А хореограф Олег Рачковский представил свою работу - миниатюру на арию Данилы из оперы Сен-Санса "Самсон и Данила". Ее исполнила ведущая солистка театра Людмила Кузьмина, а танцевали солисты Краснодарского театра балета Юрия Григоровича - Марина Фадеева и Владимир Морозов.



Современный танец показал молодой балетмейстер Дмитрий Антипов, представивший эффектный номер "Я умру, не умирая". Также на вечере у публики была возможность оценить его одноактные балеты, поставленные им в ГТОиБ и премьера которых состоялась в фестивальные дни. Также в вечере приняли участие и гости из Китая - Су Юлин и Шаовей Вен, постепенно тем самым закладывая международный фундамент фестиваля, показавшие высокий класс хореографии Поднебесной. Помимо этого, зритель увидел номера из балетов "Ромео и Джульетта", "Жизель" и "Лебединое озеро".

Директор ГТОиБ Сергей Сюльский, подводя итоги фестиваля отметил: "Наш фестиваль прошел на высоком уровне - приехало много гостей, как артистов, так и специалистов балетного искусства. И все отмечают, что мы находимся на высоком уровне, что для нас очень важно. Фестиваль ведь проводится не только для публики, но еще и способствует творческому росту нашей труппы - посмотреть, чем дышат другие балетные школы".

Итак, фестиваль "Стерх" получил международный статус, что несомненно будет способствовать уже и без того хорошему качественному росту самого северного балетного фестиваля в мире.

----------------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 03, 2017 10:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040305
Тема| Балет, VII международный фестиваль балета «Мариинский», Премьера
Автор| Лариса Абызова
Заголовок| Испанщина – цыганщина – петербургщина…
Где опубликовано| © портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-04-03
Ссылка| http://musicseasons.org/ispanshhina-cyganshhina-peterburgshhina/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

XVII Международный фестиваль балета «Мариинский» на сцене одноимённого театра по традиции открылся 30 марта премьерой – трехактной «Пахитой» Эдуарда Дельдевеза с примкнувшим к нему Людвигом Минкусом и Риккардо Дриго.


Фото: Дарьян Волкова ©Мариинский театр

Выбор не случаен: «Пахита» – бренд исторически раскрученный. В 1846 году балет с успехом шёл на сцене Парижской оперы в постановке Жозефа Мазилье, а в 1847 году «Пахитой» начался русский период славной биографии Мариуса Петипа. Этот балет стал балетмейстерским дебютом Петипа на петербуржской сцене, он же танцевал главную партию Люсьена. Детективная история о Пахите, потерявшей в младенчестве знатных родителей, воспитанной в цыганском таборе и полюбившей высокородного юношу, сдобрена заговорами, покушениями, чудесным спасением, разоблачением злодеев и союзом любящих сердец. Сюжетная часть канула в Лету, но от спектакля до наших дней дожил шедевр Петипа – гран-па с очаровательной детской мазуркой и блестящими «балеринскими» вариациями, которое давали как одноактный балет. Были постановки «в духе Петипа» Пьера Лакотта и Алексея Ратманского, было предложение знатока классического наследия Юрия Бурлаки воссоздать спектакль Петипа в Мариинском театре.

Но Мариинка пошла своим путём. Создатели новой «Пахиты» подчёркивают, что их балет – «взгляд на XIX век из века XXI» и реконструкцией творения Петипа не является (за честность – особая благодарность). На афише автором нового либретто и хореографии значится Юрий Смекалов, реконструкция гран-па в хореографии Петипа выполнена Юрием Бурлакой.

Действие начинается с пролога. Поднявшийся занавес обнажает зал богатого дома, где на стенах висят портреты испанских дам и грандов, один из которых – Мариус Петипа! Есть там и Дельдевез с Минкусом, но мало кто похвастается, что узнает их с первого взгляда. Петипа же опознаётся сразу, и сей остроумный ход интригует, обещая нечто неординарное. Тут появляется цыганская пара, с риском проникшая во дворец, чтобы похитить из колыбели крошку Пахиту с целью сделать из нее плясунью (рассказано пантомимой и подтверждено программкой). Заодно воры прихватывают ларец, где лежит медальон, изображённый на стоящем рядом с колыбелью портрете девочки. Пока размышляешь, почему младенец, лежащий в пелёнках, изображён на картине в возрасте, когда носят немалые по размеру медальоны, пролог заканчивается.

Каждый из трёх актов может иметь свой девиз. Первый – «Танцуют все!» На фоне реалистично выписанной декорации мадридской площади (художник-постановщик Андрей Севбо) под невыразительную, однообразную музыку Дельдевеза суетятся испанцы (знатные, простые, военные) и цыгане. По костюмам отличить испанцев от цыган сложно, по хореографии невозможно. Когда, влюбившись в Пахиту (Виктория Терёшкина), знатный испанский юноша Андрес (Тимур Аскеров) уходит с табором, то цыгане, вовлекая его в свою жизнь, заставляют повторять их танцевальные движения, и тогда очевидно, что такие же движения он исполнял и будучи «благородным испанцем».

У Петипа изюминкой постановки был характерный танец Pas de manteaux (Танец с плащами) в исполнении кордебалета, мастерски играющего алыми тореадорскими плащами. В новом спектакле танец почему-то отдан цыганам, и событием он не стал. Удачнее показался детский цыганский танец.

За комедийную составляющую зрелища отвечают кипарисы, бегающие по сцене на ножках, и ворвавшаяся в романтику таборной картины пародийная лошадь в исполнении двух артистов, покрытых чехлом из рогожи. Такие клоунские пары из сцепившихся тел (одна голова, четыре ноги) в обычае цирковых представлений. Имена танцовщиков, воплотивших образ лошади в «Пахите», в программке не указаны – и напрасно: они сорвали свою долю аплодисментов, поскольку петербуржская балетная публика любит цирк (возможно, сказывается гений места, ведь здание Мариинки было построено для цирковых представлений).

Второй акт можно назвать «Страсти-мордасти, или Богатые тоже плачут»: богатая девушка Кардуча (Рената Шакирова), несмотря на все усилия соблазнить Андреса, отвергнута и мстит ему, подкидывая в кибитку столовое серебро. Несчастного юношу вместе с Пахитой и Старой цыганкой (Елена Баженова) бросают в тюрьму. Застенок выглядит устрашающе натурально, а хореографически мизансцена решена символическим приёмом: огромная камера делится на мужскую и женскую части невидимой стеной. Тоскующие Пахита и Андрес, разобщённые этой условной преградой, в унисон исполняют свои партии, что свидетельствует об их взаимной любви. Наконец, власть имущие находят украденную в прологе шкатулку с медальоном, и героиня обретает свободу, знатных родителей и мужа.

Третий акт идёт под знаменитым призывом «Сделайте нам красиво». Свадьба проходит в двухъярусной постройке, видом и размером напоминающей римский Колизей, только с крышей Пантеона и украшенный вазами с цветами. В проёмы арок между многочисленными колоннами видны поля, цветущие сады и огороды, горы, сельские домики, небо, облака. Виды природы оттеняют кроваво-красные ткани кулис с торчащими из них портретами, знакомыми по прологу. На этом фоне идёт гран-па. Костюмы танцовщиц выполнены так, что их цвета соотносятся с точно такими же красками на декорации задника: сиреневые пачки – с цветущими деревьями, зеленоватые – с травой, терракотовые – с почвой и т. д. (художник Елена Зайцева). В результате танцовщицы то сливаются с фоном, то пестрят на контрастном. Костюм Пахиты неотличим от кордебалетного окружения. У Петипа же главенство балерины всегда подчёркивалось не только особенной хореографической партией, но и внешним обликом.

Гран-па, исполнявшееся в разных театрах (и в Мариинском тоже) как одноактный балет, слыло эталоном петербуржского стиля, требовало особого шика в исполнении. Его сравнивали с россыпью бриллиантов, а они, как известно, требуют соответствующей оправы, их не носят с пёстреньким ситцевым халатиком. В новой «Пахите» на фоне сельских видов пропало всё: детская мазурка, вдохновенно исполненная младшими воспитанниками Академии русского балета имени А. Я. Вагановой, вариации главных героев и солисток (Анастасия Лукина, Надежда Гончар, Екатерина Иванникова, Злата Ялинич). Впрочем, причина не только в оформлении – исполнение тоже эталоном назвать сложно.

Финальную точку под занавес поставили упавшие с колосников гирлянды бумажных цветочков. Красота? Нет, красивость. А красивость, китч никогда не были петербуржским стилем.
--------------------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Май 05, 2017 6:53 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 04, 2017 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040401
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов, Юрий Бурлака, Виктория Терешкин, Тимур Аскеров
Автор| Ольга Федорченко
Заголовок| Цыганочка с подходом
Фестиваль "Мариинский" открылся премьерой "Пахиты"

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №57, стр. 14
Дата публикации| 2017-04-04
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3260788
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Дарьян Волкова / Мариинский театр

На открытии XVII Международного фестиваля балета "Мариинский" показали премьеру трехактной "Пахиты", поставленной Юрием Смекаловым при содействии Юрия Бурлаки, реконструировавшего легендарный опус Мариуса Петипа — Grand pas III акта. Рассказывает Ольга Федорченко.

Юрий Смекалов — хороший темпераментный танцовщик, солист Мариинского театра. Он сочиняет милые комбинации для танцевальных флешмобов в инстаграме, концертные номера для друзей и никогда не отказывается от предложений ставить балеты. Тем более когда они поступают от Мариинского театра. Делает он это быстро, с искренним увлечением, редким хореографическим энтузиазмом — и феерически банально.

В 1846 году парижский балетмейстер Жозеф Мазилье сварил в котле "Пахиты", типичного детища романтической эпохи (нашумевшей литературной новинкой ровно в тот момент была "Кармен" Проспера Мериме), тогдашние ходовые штампы — цыганская тема, страстные испанские пляски, мелодраматические повороты сюжета, коварство и любовь, бандиты, убийцы, потайные ходы, потерянные и обретенные дети. Все это зелье прослаивали танцы не бог весть какой гениальности, зато пикантной по меркам театра 1840-х годов откровенности: к примеру, часть женского кордебалета изображала тореадоров — в обтягивающих выпуклые формы колетах и облегающих брючках до колен.

Уже на следующий год, в 1847-м, Мариус Петипа перенес парижский балет в Петербург — на императорскую сцену Большого Каменного театра. А в 1881-м, возобновляя "Пахиту" уже в кавосовском Мариинском театре, дополнил первоначальную партитуру Эдуарда Мари Дельдевеза музыкой Минкуса и Дриго, а хореографию украсил дополнительными вставками. В частности, Большим классическим па (в балетном обиходе Grand pas), поставив его к бенефису своей любимой балерины Вазем.

После изъятия "Пахиты" из репертуара в 1920-е годы вместе с рядом других "идеологически отсталых" балетов хореографическая цензура дозволяла к исполнению лишь Grand pas. Надежда увидеть "Пахиту" целиком затеплилась в 1990-е, когда балетная реконструкция стала полноценным участником театрального процесса. Но Мариинский театр предложил странный компромисс: Юрий Бурлака гарантировал восстановить сохранившиеся фрагменты Петипа. А Юрию Смекалову поручили к сохранившимся примерно 45 минутам исторического текста (Grand pas и Pas de trois) присочинить еще часа полтора.

Смекалов отказался от либретто Поля Фуше, который щедро нагромождал одно событие на другое, и декларировал возвращение к литературному первоисточнику — новелле Сервантеса "Цыганочка", но доступнее для понимания новый сценарий от этого не стал. Что касается постановки танцев, то балетмейстер Смекалов, владеющий техникой сочинения "номенклатурной хореографии" — когда смысл гладко скроенного танца улетучивается сразу же по его окончании, как в каком-нибудь отчетном докладе партийного функционера, именно в таком духе и решил эту задачу. Сочиненные им многочисленные танцы красивы, как картинка в модном глянцевом журнале, и стерильны, как физраствор.

В этом контексте работа Юрия Бурлаки над восстановлением Grand pas воспринимается вставкой лионского бархата посреди китайского люрекса. Уточнены и откорректированы многие детали, тактично понижена высота поднятых ног, танцовщицы заигрывают с публикой в деликатнейших баллоне. Господин Бурлака радикально сменил традиционный набор вариаций, представив публике нерастиражированные "персонализированные" соло петербургских балерин последней четверти XIX века. Лучшей на этом параде вариаций была, пожалуй, Елена Евсеева в очень нелегком (и нудноватом) соло, известном среди знатоков хореографической практики под кодовым названием "За милых женщин",— балерина самоотверженно вынесла на своих плечах все пластическое кокетство, расточенное Петипа, щедро удобренное entrechats six и вращениями.

Предсказуемо хороша была Виктория Терешкина в роли Пахиты, для которой танцевальные условности возведены в ранг безусловного искусства и любая танцевально-пантомимная нелепица будет ею интерпретирована в идеально-поэтическом ключе. Истертость хореографических комбинаций компенсировал Тимур Аскеров, который блестяще доложил танцевальный конспект, нигде не запнувшись.

Яркие декорации Андрея Севбо с колористическими вариациями бордово-красного, нежно-розового и ярко-зеленого предлагают условно-театральный взгляд на балетную Испанию. Как и костюмы Елены Зайцевой, один другого краше воспроизводящие большой стиль императорского балета а-ля Петипа. Зрелищности в спектакле хоть отбавляй, нет спору — вопрос только в том, стоило ли ради этих наивных развлечений с иберийско-цыганским колоритом тревожить музейно-архивный сон старинного балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 04, 2017 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040402
Тема| Современный танец, "Золотая Маска", Персоналии,
Автор| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Плясы и минусы
На "Золотой маске" показали современный танец

Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ" №57, стр. 14
Дата публикации| 2017-04-04
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3260541
Аннотация|


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Фотогалерея

На разных, преимущественно камерных, площадках Москвы выступили претенденты на национальную театральную премию в разделе "Современный танец", которые в этом году отличаются редким разнообразием. Рассказывает Татьяна Кузнецова.


Номинантов восемь, и для российского современного танца, влачащего — без сколь-нибудь заметной поддержки со стороны государственных институций — подзаборное существование, это много. Пять конкурсантов уже выступили, большинство из них — впервые на "Маске". Казалось бы, это должно засвидетельствовать, что дела не так уж плохи, однако в реальности говорит лишь о благодушии экспертов, обрадованных пробуждением широких — в географическом смысле — масс.

Претенденты-новички вообще-то вызывают скорее сочувствие, чем энтузиазм. Вологодский дуэт Ильи Оши и Елизаветы Андреевой, представляющий компанию O'She The ARTe, показал получасовой спектакль "На кончиках пальцев" на музыку Иоганна Баха, Анатолия Рипа и, как сказано в программке, Федора Шаляпина — "про состояние высокой эмоции" и оказался совершенно девственным в пластическом и эстетическом плане. Две девушки из Петербурга — Тая Савина и Таисия Забелина — эстетически более подкованы. Их спектакль "3Т" проходил по разряду "русского буто", а поскольку уроки Мина Танаки (настоящего японского гуру, работавшего с российскими танцовщиками на рубеже 2000-х) остались незакрепленными, то неофиткам доверились. Их "танец мертвых" свелся к живописи: пока Таисия Забелина выписывала ладонями черное солнце и черное дерево, вставшая на ноги Тая Савина сомнамбулически бродила по бумаге, пачкая ее вымазанными краской пятками.

"ПО.В.С.Танцам" — одной из старейших московских групп — хватает и знаний, и техники. Просто для Александры Конниковой и Альберта Альберта современный танец скорее способ жизни, чем сценический продукт. Выгодно подать себя — это не для них. В масочном проекте "Кровь" они вместе с Алиной Михайловой работают с генетической памятью тела и обычной, человеческой. Исследуя корни своего происхождения (корейские, еврейские, русские, польские, белорусские), вспоминают о предках, дополняя рассказ пластическими отголосками. Однако режиссерски этот мемуар не выстроен: он грешит длиннотами, провисает завязка с привлечением к действию зрителей, не придумана точка финала — в результате проект выглядит разросшимся до 70 минут этюдом, слишком интимным для общенационального конкурса.

Образцовый пример широты понятия "современный танец" показала костромская компания "Диалог Данс". Жанр, в котором средний руки артист рассказывает о своем житье-бытье, иллюстрируя рассказ танцфрагментами из своего небогатого творческого опыта, изобрел француз Жером Бель. Теоретики придумали ему название — "нетанец". Костромичи пошли еще дальше: моноспектакль "the_Marusya" играет PR-менеджер компании Маруся Сокольникова — корпулентная женщина с суровой внешностью советской инструкторши райкома, напрочь лишенная пластичности и координации.

В сущности, спектакль и представляет собой правдивый рассказ (прикидывающийся отважной самоиронией) о том, как мусор становится художественным продуктом — и как заставить потребителей поверить в его ценность

И тем не менее неповоротливая менеджер Маруся, одетая в розовые треники и потасканную толстовку, 70 минут держит внимание зала мертвой хваткой, добиваясь самой живой реакции (за исключением нескольких проваливающихся эпизодов, в одном из которых режиссер спектакля Александр Андрияшкин пытается разнообразия ради разбить стебную интонацию драматической, заведя с героиней диалог о смерти ее отца). Хохот начинается уже после начальной реплики героини: "Я не умею танцевать, но умею продавать современный танец". В сущности, спектакль и представляет собой правдивый рассказ (прикидывающийся отважной самоиронией) о том, как мусор становится художественным продуктом и как заставить потребителей поверить в его ценность. "Танцевальным" лейтмотивом спектакля становится короткая комбинация, по словам Маруси, "придуманная после обеда, за одну минуту". Ей веришь безоговорочно, такое и придумывать не надо: Маруся выносит стул, садится на него, перегибается через спинку, поднимает ногу, встает, обходит стул, ложится на пол. Потом на эти манипуляции накладывается музыка, добавляется еще один стул, чучелко овечки из папье-маше, меняется ракурс исполнения, сочиняется многозначительный, но "искренний" пресс-релиз (точь-в-точь такой, какими заполнен буклет "Маски" в разделе "Современный танец") — и можно выходить в номинанты, а то и в лауреаты национальной премии.

В сущности, Маруся Сокольникова, номинированная вместе с примами Большого и Мариинки как "лучшая танцовщица" (а как иначе, если она единственная исполнительница "лучшего спектакля"?), не только суперпиарщица (по обнародованным в спектакле рецептам построили свою карьеру основатели "Диалог Данс" Евгений Кулагин и Иван Евстегнеев, которых нельзя заподозрить в особом танцевальном даре, зато им не откажешь в умении привлечь внимание критиков, фестивалей и иностранных хореографов). Она — новое и очень успешное явление. Ведь жанр "нетанец" (предельным выражением которого является "the_Marusya") всего-навсего следует за изобразительным искусством. Это танцаналог писсуара Марселя Дюшана: названный "Фонтаном" и помещенный в музей, он уже 100 лет приводит публику в восторженное удивление.
------------------------------------------------------------

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Май 05, 2017 6:57 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 04, 2017 11:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040403
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов, Юрий Бурлака, Виктория Терешкин, Тимур Аскеров
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Гений Петипа спасает коллег
Премьера балета "Пахита" в Мариинском театре

Где опубликовано| © Независимая газета
Дата публикации| 2017-04-03
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2017-04-03/10_6964_petipa.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Виктория Терешкина и Тимур Аскеров в главных партиях «Пахиты». Фото Дарьян Волковой/Мариинский театр

«Пахиту» в Мариинском театре поставили два хореографа-постановщика. За оригинальную хореографию отвечает Юрий Смекалов, за историческую реконструкцию – Юрий Бурлака. Заглавную партию в премьерных составах исполнили Виктория Терешкина и Екатерина Кондаурова.

«Пахита» – одна из «священных коров» классического балета. Конечно, не двухактная парижская «Пахита» 1846 года в постановке Жозефа Мазилье и не ее трехактный вариант в петербургской версии Мариуса Петипа (недавно приглашенный в российскую столицу французский танцовщик в сентябре 1847-го дебютировал этим переносом как постановщик), а знаменитое Grand pas, которым в 1881 году свою возобновленную на петербургской сцене «Пахиту» увенчал уже маститый балетмейстер. Приняв родовое имя канувшей в небытие пантомимной мелодрамы, более века известный в мире одноактный шедевр прочно ассоциируется с торжеством академизма. Правда, о сакральной неприкосновенности речи быть не могло, поскольку, строго говоря, изначально не существовало канонического варианта. Петипа создал жесткую конструкцию с заменяемыми элементами. В Grand pas выработаны критерии и структура академического ансамбля с цементирующими его лейттемами, рождающим ощущение гармоничной целостности взаимодействием примы и кордебалета (сохранившаяся черновая хореографическая нотация по системе Владимира Степанова позволяет исследователям судить о подробностях). Антре, адажио, сольные вариации, кода. Восемь вторых танцовщиц, шесть солисток, премьер – пирамида-иерархия, подводящая к возвышению и торжеству царицы бала, не данного свадебного бала конкретной Пахиты, но царицы всего творчества Петипа и воплощенного в нем стиля – Балерины. За долгую и бурную жизнь при всевозможных возобновлениях изменения в детали Grand pas вносили причуды памяти некогда в нем танцевавших, развитие исполнительской техники, перемены эстетических или даже идеологических воззрений. В конце концов и сам Петипа, вводя в «свиту» героини (Grand pas он сочинил для бенефиса виртуозки Екатерины Вазем) лучших из лучших мастериц петербургской труппы, сочинял для каждой свою вариацию либо переносил в новый балет выигрышные фрагменты старых. Так появлялись в Grand pas вариации из «Царя Кандавла» (для Анны Павловой или Марии Горшенковой), «Корсара» (для Евгении Соколовой) и других балетов мастера. Сам автор не включил в «Пахиту» силовых фишек вроде пресловутых 32 фуэте, но время органично вплело в ткань хореографического повествования этот доныне остающийся хитовым трюк. Как и позднее сочиненные Владимиром Пономаревым или Леонидом Лавровским мужские вариации (первую Юрий Бурлака использовал в нынешней питерской версии, вторую – в Большом театре в 2008 году).

Все включения и изменения, однако, не разрушили совершенства кристаллической решетки, заданной Петипа, учитывавшим семантику пространственных ориентиров, экспрессию диагонали, гармонию равновесия и множество иных сценических премудростей, которые, возможно, и не осознаются зрителем, но интуитивно им воспринимаются. Воспринимаются с наслаждением, даже если линии кордебалета не слишком стройны, а изначально задуманные как упоение инструментальным совершенством вариации, хоть исполнены чисто, но пока только со школьным тщанием.

И нужно быть очень отважным человеком, чтобы решиться предварить испытанный историей неувядающий шедевр Петипа собственными двухактными хореографическими штудиями.

Построенный на конфронтации испанцев и французов сюжет «Пахиты» полуторавековой давности изобиловал несуразностями, давшими критикам и мемуаристам богатую пищу для издевок. Юрий Смекалов обновил либретто, ссылаясь на новеллу Сервантеса «Цыганочка». История украденной в младенчестве цыганами дочери благородных родителей и обретения ею в финале семьи и столь же благородного мужа, возможно, уступает первоначальному варианту в количестве несуразностей, но не в их качестве. Но что проку выискивать совпадающие аллели, устанавливая сценарное отцовство? Как известно, и на основе довольно нелепых сюжетов подчас создавались выдающиеся балеты. Если постановщик (как Перро, Сен-Леон или Петипа) обладал художественным вкусом, пониманием законов сценической композиции (а то еще и талантом устанавливать новые) и как минимум владел искусством сочинять танцы.

Почтительно «признаваясь в любви к золотому веку классического балета», Смекалов «использовал некоторые позы, положения Grand pas, чтобы стилистически связать новую хореографию с существующей». В этом кроется одна из основополагающих ошибок: чисто внешний, начетнический подход, без понимания того, что такое стиль, каковы природа и истоки зарождения и оформления всякого большого стиля (к ним относится и русский балетный академизм). Он не в отдельных выхваченных из историко-художественного контекста «позах и положениях». То же и с «принципом работы Петипа с народным танцем», от которого, по собственному признанию, Смекалов «отталкивается». Видимо, отталкивается с большой силой, если судить по дальности отлета. Если у Петипа «фольклорные элементы, пройдя обработку классикой», действительно становятся изысканным характерным танцем, то в новой версии «Пахиты» пара-тройка народно-характерных клише, механически пристроенных к классическим па, оставляют ощущение не художественной слиянности, а лишь хаотичной суетливости. Зажигательная испанщина всегда была любима даровитыми хореографами и услаждала взор зрителя. У Смекалова, слишком навязчиво, с пережимом, с наигрышем злоупотребляющего испанскими позировками и характерным положением рук, их чередование с классическими пассажами искусственно и нелогично.

Хотя зрителю все равно нравится. Подогретый ритмами истинных профи прикладной балетной музыки Дельдевеза, Минкуса и Дриго, зал с восторгом приветствует Викторию Терешкину и Екатерину Кондаурову, таких разных Пахит – кто покрепче, кто помузыкальнее. На ура идут хохмы вроде бродящих по сцене на человеческих ножках можжевеловых кустов или лихо отплясывающей и составленной из двух танцовщиков кобылки. С пониманием проблем и пожеланием будущих успехов воспринимаются старательно исполненные молодыми солистками и корифейками вариации. Тем более что в финале все огрехи покроет гений Петипа.

Санкт-Петербург – Москва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 05, 2017 12:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040501
Тема| Балет, XVI сезон Международного фестиваля балета Dance Open, Персоналии, Екатерина Галанова
Автор| Марина Иванова
Заголовок| Екатерина Галанова: «Балет — самый понятный вид искусства»
Где опубликовано| © "Известия"
Дата публикации| 2017-04-04
Ссылка| http://izvestia.ru/news/676070
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Художественный руководитель Dance Open — о программе фестиваля, возрастных ограничениях, мудрости тела и пяти фурах декораций


Фото: пресс-служба фестиваля Dance Open

Объявлена программа XVI сезона Международного фестиваля балета Dance Open. Об основных событиях стартующего 13 апреля форума обозревателю «Известий» рассказала его основатель и художественный руководитель Екатерина Галанова.

— У Dance Open всегда широкая жанровая палитра, но впервые вы включили в программу детский спектакль, более того, открываетесь им. Решили радикально омолодить аудиторию?

— Мы действительно никогда раньше не включали в программу спектакли для детей, и, мне кажется, пришло время это исправить. Балетов для детей остро не хватает. А ведь балет, не устану повторять, — самый понятный, близкий и демократичный вид искусства. Как только маленький человек начинает задумываться о жизни, задавать вопросы о любви, дружбе, верности, отношениях между людьми, а это происходит где-то в 5–6 лет, балет становится ему и близок, и интересен.

«Снежная королева» Вячеслава Самодурова в исполнении Екатеринбургского балета — тот самый остродефицитный продукт высокого класса. С одной стороны, это серьезный спектакль с глубоким философским подтекстом, с другой, он рассказывает о вещах простых, важных и актуальных в любом возрасте. Кроме того, спектакль интересно решен с точки зрения оформления и режиссуры — это красочная сказка-квест с огромным количеством фантастических персонажей. Музыку сочинил композитор Артем Васильев по заказу балетмейстера и специально для этого балета. Такой творческий альянс, редкий в наши дни, всегда любопытен, и этот эксперимент, я полагаю, удался.

— Поняла, что дети этот балет с удовольствием посмотрят. А родителям-балетоманам он будет интересен?

— Думаю, да. Здесь надо сказать отдельно о хореографии. Слава Самодуров — один из самых талантливых современных балетмейстеров. Все, что он делает, — тонко, изящно, свежо, с юмором, безумным количеством цитат и аллюзий на самые разные танцевальные стили. Если хотите, это «дайджест мирового балета», но в оригинальной интерпретации.

— Большой театр строго придерживается ограничений по возрасту, и это, я считаю, правильно. Возрастная рекомендация у «Снежной королевы» — «6+». Тех, кто меньше, пускать не будете?

— Родители знают своих детей лучше, и мы им доверяем. Просто надо помнить, что всем зрителям в зале должно быть комфортно и никто никого не должен отвлекать. Конечно, «Снежная королева», да и вообще подобный ей балет, могла бы понравиться и маленькому ребенку: спектакль — яркий, множество сказочных существ. Но я бы рекомендовала просмотр с того возраста, который указан на афише, — только потому, что это не совсем развлекательная постановка. И требует не только образного восприятия, но и интеллектуального участия.

Маленький человек, который уже дозрел до первых философских размышлений о мире и о том, как в нем всё устроено, обязательно должен попасть на этот спектакль. У нас в планах — продолжать детскую линию, и я была бы рада, если со временем ее удастся превратить в еще одну фирменную примету фестиваля.

— Вы пригласили в Петербург культовую израильскую труппу «Батшева». Отношение к ней в балетном мире неоднозначное. Некоторые мои коллеги уверены, что их спектакли — вообще не балет.

— Судя по темпам, с которыми уходят билеты, у «Батшева» и ее худрука, ученика Марты Грэм, эзотерика танца Охада Наарина в Петербурге есть собственный фан-клуб (смеется). Израильтяне привезут «Вирус Наарина». Это премьера в России, хотя спектаклю, как и нашему фестивалю, 16 лет.

Танец ли это? Про балет ли это? Точно не про балет. Это скорее драматический пластический спектакль. Некая философская метка, символ, идея, психоделический эксперимент… Работа в технике контактной импровизации gaga, которую развивают Наарин и «Батшева», — это полное раскрепощение, слияние материи и мысли. В результате тело обретает мудрость, а разум — животную интуицию на уровне сверхчувств. Словами не объяснить — надо видеть.

— Увидят петербуржцы. А для тех, кто далеко, но хотел бы взять этот спектакль на заметку, как бы вы его представили?

— Это спектакль для людей, погруженных в драматическое искусство. Это манифест неоавангардизма — отсюда адаптация текста пьесы Петера Хандке «Оскорбление публики». И это личный манифест Наарина и его блистательной труппы.

— Моя личная радость в программе вашего фестиваля — выступление Нидерландского театра танца (NDT 1). Вам за нее — особое спасибо. К тому же то, что они покажут, в России еще не видели.

— Ох, мы гонялись за этой труппой четыре года, чтобы подписать контракт: ее гастрольные графики расписаны на много лет вперед. 21 и 22 апреля, два вечера подряд, будет программа из трех одноактных спектаклей. «Дотянуться до звезд» (Shoot The Moon) и «Немое пространство» (Silent Screen) — абсолютные шедевры Пола Лайтфута и Соль Леон. Это мэтры и гуру современной хореографии, и всё, что они делают, — абсолютный топ, самое свежее и острое, что есть на сегодня. Магнетическое зрелище на магнетическую музыку Филипа Гласса.

«Тонкая кожа» (Thin Skin) поставлена дерзким Марко Гёке на музыку Патти Смит и Кейт Джарретт. И то и другое совершенно точно нужно увидеть, чтобы понимать вершину хореографической мысли. И философской, выраженной в танце, тоже.

— NDT 1 — удовольствие для гурманов. А Пермский балет с «Золушкой», я так понимаю, удовлетворит чаяния широкой публики?

— Спектакль, и правда, — огромный, полновесный, красочный, с невозможным количеством костюмов, декораций и задействованных артистов. Декорации едут в Петербург пятью фурами. Хореограф-постановщик Алексей Мирошниченко сам написал либретто. Сюжет перенесен в 1957 год, в Москву. В главном театре страны ставят «Золушку», и действие разворачивается в двух планах одновременно.

С одной стороны, это сцены из сказки, с другой — перед нами история молодой исполнительницы, которая танцует ведущую партию. Ее судьба в чем-то пересекается с судьбой Золушки, а в чем-то нет. Вокруг плетут интриги стареющие примы; разворачиваются страсти с заграничными гастролями _ кто-то едет, кто-то нет; на роль принца приглашается иностранный солист…

— Лихо закручено…

— Не то слово. Плюс оригинальная режиссура, богатство картин и эпизодов, роскошный Прокофьев, много советской эстетики, много света и воздуха, искрящийся юмор и богатый аллюзиями хореографический язык... Лично мне этот балет очень напоминает старые советские фильмы — чистые, светлые, очень позитивные и бойкие. Как «Веселые ребята» и «Весна» Григория Александрова, как «Карнавальная ночь» Эльдара Рязанова.

Когда я его смотрела, то ощутила, что очень тоскую по этим фильмам, по их атмосфере. И мне показалось, что Алексей Мирошниченко тоже тоскует. А с нами — еще очень много людей. Будто это настроение — щемящей, но светлой ностальгии висит в воздухе.

— Последний вопрос о финальном гала-концерте. Что нового готовите на этот раз?

— Гала звезд Dance Open пройдет 24 апреля и, надеюсь, удивит: будет много новых имен. Произошла ротация — пару лет она длилась, и в результате у нас появилось множество танцовщиков, которые никогда не приезжали в Санкт-Петербург и не участвовали в фестивале. Конечно, будут звезды мирового уровня и с классическими, и с современными номерами, и с тем, что поставлено за последние полтора года в разных точках земного шара, и уже признано лучшим. Как всегда, совершим прогулку вне времени и пространства по настоящему, прошлому и будущему мирового балета.

Поделюсь самым долгожданным. Мы привезем в Петербург два номера моего любимого хореографа Юры Посохова: невероятно изящный дуэт из балета «Лолита», который исполнят Маша Кочеткова и Себастиан Клобборг, и потрясающие «Перезвоны» с Юань Юань Тань и Давитом Карапетяном. Этот дуэт выйдет и в хореографии Эдварда Льянга.

Будет также новый номер премьера Dutch National Ballet Реми Вортмейера с участием Анны Оль и Даниэля Камарго. Фанаты стэпа порадуются приезду легенды — Севиона Гловера, заполучить которого стоит немалых усилий. Но всех секретов программы раскрывать не стану: всегда очень завидую зрителям, потому что я все это уже видела, а они — еще нет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 05, 2017 1:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040502
Тема| Балет, Краснодарский театр балета Юрия Григоровича, Персоналии, Роман Тарасов
Автор| Александр Геннадьев
Заголовок| Артист на роль принцев
Где опубликовано| © ЮГ Times (Краснодар)
Дата публикации| 2017-04-04
Ссылка| http://yugtimes.com/culture/23768/
Аннотация|

Молодой танцовщик, один из самых интересных артистов труппы, готов стать новым Ромео.

Краснодарский театр балета Юрия Григоровича в прошлом году отметил свой 20-летний юбилей. К сожалению, сегодня он находится не в самой лучшей форме, помнится, были времена и поярче, когда балетоманы ходили на конкретных исполнителей. «Премьеры» и «примы» блистали настоящие, а не «назначенные», что сегодня, увы, в отдельных случаях присутствует. Но не будем о грустном, так как мне хочется сказать о солисте театра, который привлекает внимание не только публики, но и специалистов. В этом плане Роман Тарасов не самозванец.


Источник фото: Татьяна Зубкова

Несмотря на то, что Роману уже 30 лет, выглядит он на сцене поразительно молодо, даже юно. Казалось бы, годы (для балетного артиста лета самая больная тема), но возрастная проблема пока обходит его стороной. Возможно, это генетика, возможно, состояние души. Какая-то незамутненная свежесть и даже сценическое целомудрие поражают в нем.

Наш премьер - совсем не баловень судьбы, всяческих протекций и толкачей у него нет, более того, парень умудряется совмещать балетную сферу с работой монтировщика. Понятно, что это вынужденная мера, и в рабочие сцены идут не от хорошей жизни. Кстати, на театре эта категория личностей очень интересная, нередко с хорошим образованием, иногда даже философским.

Сам Роман не тяготится подработкой, напротив, ему здесь чисто по-человечески бывает комфортно, так как нет закулисных интриг, и все вопросы решаются без изощренных комбинаций, в отличие от балетной жизни.

Дорога в Краснодар

Родившись на Орловщине, в маленьком старинном городке Ливны, мальчик свои первые балетные шаги делал в другом старинном русском городе - Ельце, посещая хореографический кружок, благо вела его выпускница Вагановского училища. Параллельно Роман ходил и в секцию карате, которое любил не меньше, чем танцы.

Но потом пришлось определяться, и в 11 лет мальчик был зачислен в Саратовское хореографическое училище. Проучившись там 4 года, он уехал в Воронеж и поступил на первый курс, в класс к супругам Людмиле и Владимиру Сычевым.

Завершив в 2005 году учебу в Воронежском хореографическом училище, юноша случайно оказался в Краснодаре, где и решил испытать судьбу, показавшись в Театре балета Григоровича. Его приняли сразу, однако карьера складывалась постепенно. В те годы мужской состав труппы был довольно силен, и Роман это четко осознавал, понимая, что необходимо расти и работать.

«Мелкий» шик

Сегодня в репертуаре солиста, кроме корифейских небольших партий (не стесняется Тарасов и кордебалета), есть и премьерские: Принцы из «Лебединого озера», «Щелкунчика», «Спящей красавицы» Петра Чайковского, Юноша из «Шопенианы» Фредерика Шопена, Колен из «Тщетной предосторожности» Петера Гертеля, Франц из «Коппелии» Лео Делиба…

В «Спящей красавице» им исполнена еще и партия Голубой птицы, подвластная не всем, так как кроме свободного прыжка необходимо обладать и так называемой «мелкой» техникой. Заноски по косой – бризе – на самом деле у него хороши. Шик датской школы по душе артисту. Кстати, Роман как танцовщик ближе именно к этой манере. Но балеты Григоровича с их монументальным хореографическим дроблением исключают бурнонвильское щегольство.

У артиста есть одно замечательное качество: он не теряется на сцене и из любой неудобной, казалось бы, завальной ситуации умеет достойно выйти. Очень подвижный, с внутренней культурой, музыкальный – и именно эта дансантность и сглаживает определенные огрехи, включая арабеск, над которым надо серьезно еще трудиться, добиваясь также аккуратности стоп, чистоты туров.

Партия для молодых

Наделенный от природы баллоном (способностью висеть, задерживаться в воздухе), танцовщик интересно смотрится в «Щелкунчике», где его принц красив и мечтателен. Эта партия исключительно для молодых, так как даже гениальный Владимир Васильев в свои почти 40 лет смотрится уже с натяжкой (я говорю о популярной записи спектакля Большого театра 1978 года в постановке Юрия Григоровича), хотя Екатерина Максимова там невероятно хороша и изысканна. Но в этом «Щелкунчике» балеринская партия более выигрышна, чем мужская.

Максимова – любимая балерина Романа, что объяснимо, так как артист невольно даже в «кумирном» выборе отталкивается от своей психофизики – как партнер наш премьер обладает именно качествами «кавалера-партнера». Он старается «угодить» своей балерине, по возможности сделать все, чтобы ей было удобно. Об одной гениальной танцовщице Роман сказал любопытную, без всякого сарказма фразу: «Видно, что она дорого стоит, но этого не показывает». Замечательное высказывание, ведь частенько именно «ширпотреб» старается набить себе цену – драгоценностям подобный торг не нужно.

Кумиры и поклонники

Танцовщик на роль принцев, Роман Тарасов, с одной стороны, имеет возможность исполнять ведущие партии и часто выходить на сцену, с другой – им чаще закрывают образовавшиеся бреши, на другом языке это звучит как производственная необходимость. Отчего-то и афиш с его изображением, если говорить о мужском населении театра балета, практически не видно – на них с поразительным постоянством сияют всего лишь два-три человека. +

Пока Роман Тарасов еще в том возрасте и форме, когда можно осваивать репертуар и наращивать мастерство. Главное, чтобы было желание и оказались рядом заинтересованные люди.

У артиста в Краснодаре есть свои поклонники, которые ходят именно на него, узнавая о выступлениях премьера в его «стихийном» расписании. Он танцовщик романтического амплуа, и хочется, чтобы в его репертуаре появился и Ромео, тем более один из лучших наших Ромео – Инь Даюн покинул краснодарскую сцену, уехав на свою родину, в Китай.

Понятно, что многие ролей ждут годами, но время Романа Тарасова как раз позволяет освоить и Шекспира, тем более с премьерами сейчас в театре балета скудновато. А артистов на роль романтиков – с правильными пропорциями, с лирическим нутром, с соответствующей культурой – вообще катастрофически мало. Так что, кажется, именно в интересах Театра балета Григоровича – взращивать новых звезд, давать развиваться уже заявившим о себе и доставлять радость своей публике.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16946
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 05, 2017 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017040503
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов, Юрий Бурлака, Виктория Терешкин, Тимур Аскеров, Рената Шакирова
Автор| Игорь Ступников
Заголовок| «Пахита» из золотого века
Где опубликовано| © газета "Санкт-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2017-04-05
Ссылка| http://spbvedomosti.ru/news/culture/pakhita_iz_nbsp_zolotogo_veka/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


ФОТО предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Международный фестиваль балета «Мариинский» театр открыл поистине императорским по размаху трехактным балетом на музыку Эдуарда Дельдевеза «Пахита».

История этого балета уходит к середине ХIХ века, когда в апреле 1846 года французский хореограф Жозеф Мазилье представил публике на сцене театра «Гранд-опера» свой новый двухактный опус, назвав его именем главной героини - «Пахита». На премьере в главной мужской партии выступил Люсьен Петипа, брат прославленного «русского француза» Мариуса Петипа.

Уже через полтора года, в сентябре 1847-го, балет появился в Петербурге на сцене Большого Каменного театра (некоторые источники ошибочно указывают Мариинский театр) в постановке Мариуса Петипа, который выступил в партии главного героя, а роль главной героини исполнила замечательная русская балерина Елена Андреянова. Это была первая постановка Мариуса Петипа в России.

Он расширил хореографию балета, сделав его трехактным, а в последующих редакциях дополнительно сочинил па-де-труа, детскую мазурку и гран-па. Новые версии потребовали новую музыку: так, партитура Дельдевеза пополнилась фрагментами из произведений Минкуса и Дриго. «Пахита» с успехом шла на сцене Мариинского театра до 1926 года, а затем исчезла из репертуара. К счастью, сохранился ее последний акт - свадьба Пахиты, великолепное гран-па, поставленное Петипа на музыку Минкуса, - блистательный парад классического танца, демонстрирующий как виртуозность солистов, так и мастерство кордебалета. Гран-па стало жить независимой жизнью, его возобновляли неоднократно, среди авторов возобновлений были Анна Павлова, Рудольф Нуреев, Наталья Макарова, Константин Боярский, Никита Долгушин, Олег Виноградов.

К созданию новой версии балета «Пахита» Мариинский театр отнесся со всей серьезностью. Хореографию двух актов сочинил солист балета Юрий Смекалов, на счету которого немало полнометражных работ, одноактных миниатюр и концертных номеров. А третий акт, знаменитое гран-па, воссоздал на основе сохранившихся записей спектакля московский хореограф-исследователь Юрий Бурлака.

Юрий Смекалов выступил и в роли либреттиста, так как либретто ХIХ века, изобилующее длиннотами и запутанными сюжетными линиями, явно не годилось для современного театра. За основу своего либретто Юрий Смекалов взял новеллу Сервантеса «Цыганочка», выстроив ясные и логичные линии в отношениях персонажей.

Незатейливая история юной красавицы, во младенческом возрасте украденной цыганкой из дома знатного коррехидора, обрела драматургическую стройность и четкость характеров. В партии Пахиты выступила Виктория Терешкина, танцовщица-виртуоз, тонко передавшая многогранность характера героини - ее непокорный нрав, порывистый темперамент молодости, силу любви и преданность избраннику. Образ женственности, исполненный неги и лукавства, возникал в ее танце. «Испанистый» мотив музыки Терешкина метила звонкими, воздушными прыжками, словно взмывала на гребне музыкальной волны. Ее туры поражали законченностью формы, жесты - широтой и эмоциональной взволнованностью. Партнером Терешкиной стал красавец Тимур Аскеров, исполняющий роль Андреса, юного офицера, сменившего военную амуницию на потрепанный наряд цыгана ради того, чтобы следовать за Пахитой, в которую он страстно влюбился.

Дуэты Терешкиной - Пахиты и Аскерова - Андреса пленили музыкально-инструментальной ясностью, открытостью чувств, в них звучало кипение жизни и счастливый, вольный порыв. В роли злодейки-разлучницы Кардучи выступила юная Рената Шакирова. Танцовщица увлекала драматической стихией игры, ее вариации полны соблазнительных поз, лукавых улыбок, обещания неземного счастья.

Юрий Смекалов тонко уловил стиль Мариуса Петипа: спектакль сохранил стилистическую окраску ушедшего века, одновременно наполнив балет энергией века нынешнего.

В старину заключительный акт «Пахиты» - классические гран-па - называли «фабрикой драгоценностей»: перед зрителями проходят семь вариаций из разных балетов, сочиненных Петипа, различных по технике, настроению, виртуозности - россыпь жемчужин, таинственно мерцающих в бесконечно меняющемся рисунке танца.

«Пахита», созданная нашими современниками, прозвучала как дань уважения золотому веку русского балета, эстетике непревзойденного мастера классического танца - Мариуса Петипа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 1 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика