Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 29, 2017 7:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017032901
Тема| Балет, IX Международный фестиваль балета «Стерх» (Якутия), Персоналии, Екатерина Крысанова, Александр Волчков (БТ)
Автор| Пресс-служба Театра оперы и балета Якутии
Заголовок| Международный фестиваль балета «Стерх» в 2017 году посвятили 90-летию Юрия Григоровича
Где опубликовано| © ЯСИА
Дата публикации| 2017-03-29
Ссылка| http://ysia.ru/kultura/mezhdunarodnyj-festival-baleta-sterh-v-2017-godu-posvyatili-90-letiyu-yuriya-grigorovicha/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Балетом «Лебединое озеро», в котором главные партии исполнили звезды Большого театра Екатерина Крысанова и Александр Волчков, 28 марта открылся IX Международный фестиваль классического балета «Стерх», посвященный 90-летию великого хореографа Юрия Григоровича.

Первый заместитель министр культуры и духовного развития Якутии Владислав Левочкин высоко оценил значимость международного фестиваля классического балета «Стерх», пожелал организаторам дальнейшего успеха, а зрителям новых впечатлений.

Директор Государственного театра оперы и балета Сергей Сюльский в своем выступлении отметил, что «Стерх» проходит под эгидой Международной федерации балетных конкурсов, президентом которой является Юрий Григорович. Бессменный ведущий фестиваля Сергей Коробков передал якутским зрителям большой привет от хореографа и отметил, что на успешное развитие балетной труппы театра большое влияние оказал мэтр и поставленные им спектакли.

Международный фестиваль открыл балет «Лебединое озеро», главные партии в котором исполнили прима-балерина Большого театра Екатерина Крысанова и премьер балета Большого театра Александр Волчков. За дирижерским пультом стоял лауреат международных конкурсов Николай Пикутский.

«Сегодня я получил редкий подарок, потому что Екатерина Крысанова — одна из уникальных исполнительниц партии Одетты-Одилии. Она уже была на фестивале «Стерх» и принимала участие в гала-концерте, но очень хотелось увидеть ее в «Лебедином озере». Сейчас она уже не восходящая звезда, а настоящая звезда Большого театра и европейского балета. Хочу отметить высокий уровень фестиваля. Хороши не только гости, но и все исполнители», — отметил почетный гость фестиваля, заслуженный деятель искусств РФ, лауреат премии правительства РФ, лауреат премии им. С.П. Дягилева, кандидат искусствоведения Сергей Коробков.

«Я восхищаюсь якутским балетом, который активно развивается. На открытии якутские артисты выступили на очень высоком уровне, они не отстают по мастерству и таланту от европейских и азиатских артистов балета. Я очень рад и горжусь тем, что «Стерх» приобрел статус международного фестиваля. В последние годы якутский балет узнали во всем мире. Благодаря руководству республики развивается чистое и высокопрофессиональное искусство», — выразил свое мнение заслуженный артист РФ и Якутии, хореограф Афанасий Афанасьев.
-----------------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Мар 30, 2017 11:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033001
Тема| Балет, гала-концерт “Танцы о любви”, Персоналии,
Автор| Алла МИХАЛЕВА
Заголовок| Явление призрака
Где опубликовано| © «Экран и сцена» № 5
Дата публикации| 2017-03-17
Ссылка| http://screenstage.ru/?p=6358
Аннотация|

Нынешний балетный сезон, добравшийся до середины, не богат яркими событиями. Только в феврале стало наблюдаться некое танцевальное оживление. Вероятно, поэтому такой интерес вызвал проходивший уже во второй раз в Москве гала-концерт “Танцы о любви”, приуроченный ко дню Святого Валентина. К счастью, продюсеры концерта Екатерина Барер и Александр Сергеев нашли для него новую площадку – “натанцованную” сцену РАМТА (вместо Театра Эстрады, мало приспособленного для подобных мероприятий).


Сцена из балета “Видение розы”. Фото предоставлено пресс-службой проекта

Несколько изменилась и концепция самого вечера. Дебютный проект предлагал зрителю своеобразный экскурс по истории любовных дуэтов двадцатого века. Начинали тогда с якобсоновского “Спартака” и “Ромео и Джульетты” Леонида Лавровского, а завершали эту антологию совсем недавними хореографическими сочинениями. В феврале 2017 года за любовь в танце отвечали исключительно наши современники, среди которых – хореографы-участники прошлогоднего гала Раду Поклитару и Владимир Варнава. Премьера одноактного балета последнего и составила основную интригу вечера.

Несмотря на свою молодость, Владимир Варнава – человек в мире балета известный. Ставил номера для премьеров, прима-балерин и солистов Большого и Мариинского театров. Обласкан “Золотой Маской” (правда, как исполнитель), а в нынешнем году и сам судит коллег, войдя в состав жюри музыкального театра.

На этот раз Варнава смело взялся за хорошо известный любому мало-мальски знакомому с историей хореографии материал. Источником вдохновения для постмодернистского поиска послужил десятиминутный балет Михаила Фокина на музыку Карла Марии фон Вебера “Видение розы”, некогда постав-ленный для Вацлава Нижинского и Тамары Карсавиной. Один из самых поэтичных и чувственных балетов плывшего против течения балетмейстера – завидный объект для всякого рода деконструкций. Если Михаила Фокина на постановку вдохновили строки стихотворения Теофиля Готье “Я – дух розы, которую ты вчера носила на балу”, то, по словам Владимира Варнавы, сюжет о призраке цветка стал для него только импульсом к постановке. Впрочем, в основе и первоисточника, и его симулякра – чувственное переживание. В первом случае – дурманяще-поэтичное, во втором – прозаически-жесткое. Le Spectre de la rose переводится и как “видение”, и как “призрак” розы. У Фокина – впорхнувшее в девичью спальню мимолетное видение (костюм Нижинского напоминал бутон) “окутывает и обволакивает” героиню как душистый аромат. У Варнавы же это – призрак, способный явиться в пугающем сне. Оголенный по пояс, с обритой головой, одетый в юбку, он напоминает самурая и вышагивает как воин – ритмично и наступательно. Да и девушка здесь депоэтизирована и лишена какой-либо мечтательной привлекательности. Она деловито гадает на цветке, безжалостно общипывая бутон, а затем залепляет парой оборванных лепестков глаза. Ее движения резки и конвульсивны. Она – словно жертва кафкианского превращения. Руки закручиваются вокруг ног, тело завязывается в узлы. Пожалуй, вступительный монолог героини несколько затянут. Варнава и его постоянный соавтор – питерский композитор Александр Карпов превратили миниатюру в полноценный по продолжительности одноактный балет, где на место фокинской импрессионистской легкости заступил брутальный экспрессионизм с его ломаными линями и угловатыми движениями. Ни изящества, ни нюансов, ни тонкости настроений, ни дыхания ускользающей красоты здесь нет. Вместо них – умышленное торжество эстетики некрасивого. Дуэт в привычном понимании отсутствует. Партнеры – сильные, опытные и чуткие танцовщики Полина Митряшина и Александр Челидзе (с ним Варнава делал свои “Записки сумасшедшего”) существуют как бы в параллельных мирах. Когда они, наконец-то, соединяются в красивом адажио, возникает даже своего рода гармония – гармония слияния двух кошмаров. Девушка пытается укротить пришельца, а он – ее уничтожить. Нарочитая резкость и рваность движений исполнителей периодически сменяется плавностью, особенно в танце Александра Челидзе. Один из наиболее выразительных моментов – его акробатическое соло с широкими текучими движениями, которые, кажется, рождаются в невыносимой муке, будто каждый взмах руки, каждое плие подобны пытке. Испытанием выглядит и пробуждение девушки, ей уже наяву, а не во сне, является тот самый самурай, теперь – в партикулярном пиджаке, но все с теми же агрессией, энергией и напором.

Считывать все смыслы, заложенные Варнавой и его артистами (несомненно, соавторами) в спектакль – дело сложное, но увлекательное. Например, что означают расставленные по сцене розовые фламинго? Покопавшись в интернете, можно без труда узнать, что эта птица – “символ исполнения ваших желаний”. (Как тут не вспомнить изречение “Бойтесь ваших желаний, они могут исполниться”!)

Существует легенда, что в период голода фламинго кормили людей выклеванными из своей плоти кусочками мяса, и вытекающие из раны капли крови окрасили птичье оперение в розовый цвет. Оба варианта вполне подходят к поведанной со сцены истории. А может быть, эти птицы – отсылка к первоначальному замыслу Льва Бакста (художник фокинского “Видения розы”), первоначально украсившего комнату героини Тамары Карсавиной клеткой с канарейкой. Но одна прямая цитата здесь все-таки существует. Это – финальный прыжок призрака. У Фокина – полет в окно (в вечность), у Варнавы – через распластавшуюся на полу героиню за кулисы.

Свою постмодернистскую версию фокинского шедевра в свое время предложил и Анжелен Прельжокаж – один из апостолов современной хореографии. Отрывок из его балета “Парк”, получивший название “Поцелуй”, завершал, как и год назад, “любовную” программу. И снова прима-балерина Мариин-ского театра Виктория Терешкина и солист того же театра Александр Сергеев (один из устроителей вечера) продемонстрировали чудо сдержанной чувственности и любовной выразительности.

Между “Видением розы” ищущего своих путей Варнавы и “Парком” уже ставшего классиком Прельжокажа расположилась многоликая программа, украшенная премьерным для России показом “Лебедя” аргентинца Даниэля Пройетто – танцовщика и одного из самых обсуждаемых сегодня хореографов; в исполнении звезды Большого театра Гаваны (Куба) Даниэлы Гомес Перес. Номер посвящен любви к классическому балету, которую Пройетто недавно демонстрировал на сцене Венской оперы, где по приглашению директора Wiener Staatsballett Мануэля Легри выпустил премьеру “Blanc”. (Этот “Белый балет” вкупе с “Симфонией C” Джорджа Баланчина и “Полетом стаи” Эдварда Льянга составил своеобразный танцевальный триптих.)

“Лебедь” отсылает опять же к Фокину, автору еще одной гениальной миниатюры “Умирающий лебедь”, вот уже без малого сто десять лет не сходящей с балетных подмостков. В номере Пройетто на экран проецируются лица, руки и стопы исполнительниц разных времен в лебедином обличье, им – взмахами удивительно гибких рук – оппонирует великолепная Даниэла Гомес Перес, балансирующая на грани пародии и серьезного танца. На сцене появляется мальчик с высоким чистым голосом, его глазами, очевидно, увиден этот вечный образ гибнущей красоты.

Остальную часть программы составляли уже виденные, но от того не менее привлекательные номера. Прима и премьер Большого театра Ольга Смирнова и Артем Овчаренко выдохнули нежно-чувственное па де де из балета Жана-Кристофа Майо “Щелкунчик-компания” на музыку Чайковского. Раду Поклитару, кстати, тоже в свое время постмодернистски препарировавший “Видение розы”, здесь был представлен шутливым дуэтом на мотив народной молдавской песни из балета “Дождь” в отличном исполнении артистов Мариинки – Алисы Петренко и блистательного премьера Игоря Колба. Солисты из Перми Ксения Барбашева и Александр Таранов с перфекционистским шиком исполнили свой, теперь уже коронный, номер “Ноктюрн” на музыку Леонида Десятникова, поставленный для них в рамках телепроекта “Большой балет” Алексеем Мирошниченко.

Очевидно, данью признательности спонсорам вечера – компании “Nespresso”, угощавшим зрителей в фойе кофе, стал еще один номер Варнавы – вполне хулиганское соло “Ты – сливки в моем кофе”, в финале которого исполнительница Диана Муха-медшина (Московский театр “Новый Балет”) облила себя упомянутым напитком. В общем, любовь – бывает разной, и устроители вечера постарались представить все оттенки и проявления этого чувства, даже самые небанальные.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25098
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 11:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033002
Тема| Фестиваль, Алма-Ата, Казахстан, Персоналии, Нина Капцова
Автор| б/а
Заголовок| Нина Капцова о своей любви к балету
Где опубликовано| ELLE Kazakhstan
Дата публикации| 2017-03-28
Ссылка| https://ellekazakhstan.com/nina-kaptsova-o-svoej-lyubvi-k-baletu/#respond
Аннотация| Нина Капцова стала гостем фестиваля Ballet Globe, организованного в рамках Культурной универсиады компанией АrtClassic. Прима-балерина Большого театра России рассказала ELLE Kazakhstan о своей безграничной любви к балету.


Фото: Анвар Ракишев


Насколько осознанным был ваш выбор профессии?

Именно в детстве и именно осознанным. Я – единственный человек в семье, который занимается балетом. Время было сложное, ни у кого из моих близких не получилось реализовать себя в искусстве, хотя бабушка писала замечательные картины, дедушка обладал таким тенором, что его прозвали «вторым Козловским». Мама была очень одаренной драматически, читала стихи, в самодеятельности участвовала, но тоже не смогла по семейным обстоятельствам посвятить себя театру. И когда мама увидела во мне большое желание танцевать, решилась на очень серьезный шаг – отправить меня в Москву. И это сопровождалось большими трудностями для всей семьи. Я была очень домашним ребенком, привязанным к семье, а меня пришлось отправить в чужой город, где я жила в интернате вдали от мамы и папы. И семье пришлось жить на два города: мама часто приезжала на курсы повышения квалификации. А мой выбор был действительно сознательным. В пять лет я увидела «Лебединое озеро», и была в таком восторге, что влюбилась в балет. Я спросила маму: «Где так красиво танцуют?» Почувствовала, что балет – это мое, то, к чему лежит душа. Мама ответила: «В Большом театре», тогда я на полном серьезе, твердо и решительно произнесла: «Тогда я и буду балериной, и буду танцевать в Большом театре!» На тот момент это казалось родителям неразрешимой задачей, но я росла, и мама видела, что я одержима балетом…

Значит, самое главное в этой профессии – одержимость?

Скорее, любовь к своей профессии. Должно быть обязательно большое желание, а оно у меня никогда не пропадало. Когда я простужалась, в школу не ходила, а на балет мама меня водила. Я выздоравливала и говорила маме: «Меня балет лечит». В восемь лет мне подарили на день рождения книгу о Московском хореографическом училище, и вот таким образом я узнала о том, что есть школа, в которой можно профессионально обучаться балету. И, конечно же, загорелась желанием. Родители дали мне два года на размышление, рассказывали, что я буду жить одна, это огромный труд и нельзя будет свернуть с пути. Но я не передумала.

Помните свое первое выступление?

Нам с мальчиком-партнером поставили номер «Эвенский танец», я тогда училась в первом классе. И на концерте производственной практики мы показали этот номер. Он имел большой успех. И Софья Николаевна Головкина захотела показать его в Большом театре. А такое раньше не практиковалось. Но педагог, увы, не разрешила, но в памяти осталось яркое впечатление. От первого выступления в театре просто захватывало дух. Невероятный эмоциональный подъем, радость, счастье, вдохновение. Легкость изнутри.

Как выдерживает организм такие не только физические, но и эмоциональные перегрузки и стрессы?

Конечно, сложно. Поэтому нужно уметь отдыхать, расслабляться, находить свободное время для себя, а я этого делать не умею. Мне бы хотелось уметь свободное время распределять так, чтоб отдыхать душой. Это или не получается, или нет возможности. Стрессы, усталость, накопленные после всех спектаклей, месяц-два танцуешь без остановки, разные партнеры – это все в итоге большой стресс. Потом нужен хотя бы небольшой перерыв, чтобы отдохнуть, снять с себя все накопившееся. Нужно время для восстановления. Тем более что я танцую душой. Что касается автоматизма исполнения, то это немного другое. Для каждого спектакля ты доводишь технику до автоматизма, и уже на это, как на каркас, нанизываешь образ. Это все очень взаимосвязано.

Есть образы, к которым вы относитесь особенно трепетно?

Я вообще люблю танцевать. Для меня любой выход на сцену – и счастье, и радость, и огромное желание танцевать. Я чувствую себя на сцене на своем месте. Там моя жизнь! Есть, конечно, особенно любимые. Большие драматические спектакли с глубоким интересным сюжетом. Это обязательно должна быть какая-то интересная роль, разносторонняя, разноплановая. Это меня гораздо больше привлекает, чем какая-то абстракция. Хотя тоже иногда интересно попробовать. Мне ближе образы, в которых я могу проявить свое актерское мастерство, не просто станцевать, но и сыграть. У нас гораздо более сложная задача – сочетание и драматического, и технического, и показать это легко. Чтобы было впечатление, что ничего не стоит это сделать. В этом высочайший профессионализм. О чем многие сейчас забывают, что легкость должна присутствовать. Легко танцевать – это очень сложно. И не каждому дано. Но нужно к этому стремиться.

Каков он, современный зритель балета?

Зритель всегда разный. Но преданные поклонники балета остаются такими же, как раньше. Могут меняться времена, спектакли, но отношение между артистами и зрителями не меняется, потому что духовность одна. И если человек любит возвышенное, стремится к своим мечтам, и если он может прийти в театр и благодаря артистам и спектаклю, который он видит, забыть про все свои беды и проблемы, почувствовать себя лучше и счастливее и выйти просветленным из театра, то это уже большая заслуга артистов театра и всех тех, кто с этим связан. Все-таки мы делаем мир чуточку лучше. Сердца людей раскрываются и оттаивают. Мы делаем большое доброе дело. Так было раньше, так есть сейчас.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 11:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033002
Тема| Балет, Гамбургский балет, Персоналии, Джон Ноймайер
Автор| Корр. ТАСС Дмитрий Кирсанов
Заголовок| Хореограф Ноймайер работает над балетом "Анна Каренина" и собирается на гастроли в Москву
В Россию Гамбургский балет приедет с гастролями осенью

Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2017-03-30
Ссылка| http://tass.ru/kultura/4137952
Аннотация|

ВАШИНГТОН, 30 марта. /Корр. ТАСС Дмитрий Кирсанов/. Бессменный художественный руководитель Гамбургского балета Джон Ноймайер собирается со своим коллективом осенью на гастроли в Москву и считает самым важным делом на текущем этапе своей творческой деятельности работу над балетом "Анна Каренина". Об этом знаменитый хореограф рассказал корреспонденту ТАСС в рамках нового гастрольного тура Гамбургского балета в США.

Любовь к российской культуре

Во вторник эта труппа начала недельное выступление на сцене главного театрально-концертного комплекса столицы Вашингтона - Центра исполнительских искусств имени Джона Кеннеди. На этот раз интернациональный коллектив Гамбургского балета, вернувшийся в Вашингтон после 13-летнего перерыва, привез балет "Русалочка", который был создан Ноймайером по мотивам сказки Ганса Христиана Андерсена на музыку широко известного на Западе композитора Леры Ауэрбах (Валерии Авербах), родившейся в 1973 году в Челябинске.

"Я чувствую себя очень сильно привязанным к российской культуре", - признал Ноймайер, который появился на свет в штате Висконсин, а теперь имеет, по его собственным словам, как американское, так и немецкое гражданство. При этом мастер напомнил, что Гамбургский балет "регулярно совершает гастрольные турне" в России. "Мы поедем в Москву будущей осенью для показа моего (созданного в 1980 году) балета "Страсти по Матфею", - сообщил Ноймайер, который руководит Гамбургским балетом уже 44 года.

"Однако, - подчеркнул хореограф, являющийся кавалером российского ордена Дружбы, - что для меня является самым важным в настоящий момент, так это создание моего нового балета "Анна Каренина". "Его мировая премьера состоится в Гамбурге 2 июля, но речь идет о совместной постановке с балетом Большого театра и Национальным балетом Канады", - уточнил Ноймайер. "Анна Каренина" ставится на музыку Петра Чайковского и Альфреда Шнитке, причем Ноймайер выступает не только как хореограф, но и как создатель костюмов и декораций, а также художник по свету. Кстати, такие же совершенно недюжинные таланты Ноймайер продемонстрировал при создании "Русалочки" в 2005 году и ряда других своих балетов.

Вне политики

Ноймайер, который, по выражению легендарного бывшего главного балетмейстера Большого театра Юрия Григоровича, является, "видимо, самым русским из иностранных хореографов", деликатно отказался давать развернутые комментарии по поводу резкого обострения напряженности между Вашингтоном и Москвой в последние годы, а также нынешнего тона американской политической жизни, касающейся России. "Для меня является честью, что вас интересует мое мнение по этим вопросам. Но я не политик. Я попросту не обладаю достаточной информацией по поводу конкретных аспектов отношений между США и Россией", - заявил руководитель Гамбургского балета.

По слова Ноймайера, на вопросы такого рода он берется отвечать лишь "с позиции артиста". "Базируясь в Германии, я привожу свои балеты как в США, так и в Россию и не отдаю приоритет ни той, ни другой стране. Основа моего искусства - это общение между людьми, и я чувствую, что публика в обеих странах открыта для получения опыта, концентрирующегося на общечеловеческих эмоциях. В этом смысле за счет своей работы хореографа и постановщика я надеюсь навести мост культуры, способствующий взаимопониманию", - отметил балетмейстер, удостоенный в свое время во Франции ордена Почетного легиона.

Туры на родине

Отвечая на вопрос о том, почему он так долго не приезжал в Вашингтон, Ноймайер пояснил, что "по финансовым причинам становится все сложнее организовывать гастрольные туры по Соединенным Штатам". "Но мы даже активизировали свои усилия в последние несколько лет, направленные на приезды сюда", - заверил хореограф. Согласно изложенным им сведениям, Гамбургский балет под его руководством побывал на гастролях в США, если считать и текущую поездку, в общей сложности одиннадцать раз. "Кеннеди-центр в Вашингтоне - это очень привлекательная площадка, и я счастлив вернуться в этот театр со своей труппой после нашего дебюта, состоявшегося в 2004 году", - добавил Ноймайер.

По его свидетельству, "Русалочку" попросило привезти руководство Кеннеди-центра, которое и направило по собственной инициативе Гамбургскому балету новое приглашение. "Международный успех этой постановки, видимо, способствовал возникновению данной просьбы", - предположил артист. Действительно, зрительный зал, потрясенный пронзительной трагической историей, переданной через танец и музыку Ноймайером и Ауэрбах, вознаградил во вторник вечером мастеров Гамбурского балета продолжительной овацией.

На просьбу раскрыть секрет и поведать, есть ли у него страна или город, где больше всего нравится выступать на гастролях, Ноймайер ответил, что Гамбургский балет сейчас получает "намного больше приглашений, чем в состоянии принять". "Было бы нечестно сказать, что у нас есть нечто вроде самого любимого города. Это всегда смесь повторных приглашений и исследование чего-то нового", - сказал хореограф.

Планы на будущее

Контракт с ним у Гамбургского балета истекает в 2019 году. Ноймайер не отрицал, что идут "переговоры о будущем Гамбургского балета", в которых он принимает активное участие. "Тем не менее (возможный) уход с моего нынешнего поста совершенно не означал бы, что я прекращу творческую работу", - указал всемирно известный деятель культуры.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 1:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033003
Тема| Балет, фестиваль Ballet Globe, Персоналии, Артем Овчаренко (БТ)
Автор| Фото: Анвар Ракишев
Заголовок| Артем Овчаренко о своей одержимости искусством балета
Где опубликовано| © журнал «ELLE Kazakhstan» №22
Дата публикации| 2017 март
Ссылка| https://ellekazakhstan.com/artem-ovcharenko-o-svoej-oderzhimosti-iskusstvom-baleta/
Аннотация|

Артем Овчаренко, премьер Большого театра России, стал гостем фестиваля Ballet Globe, организованного в рамках Культурной универсиады компанией АrtClassic. ELLE Kazakhstan он поведал о своей одержимости искусством балета.



Как случилось, что из всех сфер деятельности вы выбрали балет?
Во мне с детства было много энергии, я не сидел на месте, направляя энергию на спорт и различные виды единоборств. Но довольно быстро терял к ним интерес, потому что меня всегда тянуло к чему-то новому, и это стремление привело меня в балет. Когда я увидел оркестровую яму, услышал музыку, увидел красоту, технику, зал, зрителей – все настолько впечатлило меня, что я пришел в балетный класс. Давалось все не сразу, но проходил какой-то промежуток времени, и я понимал, что сделал технический элемент, и это дарило мне радость. Этот бесконечный процесс меня увлек.

Вы согласны с тем, что главное в балете – дисциплина?
Для многих дисциплина – это ограничение. Когда с этой мыслью приходишь в балет, понимаешь, что ограничен. А если понимать дисциплину как устранение всего лишнего, она делает тебя свободным.

Что было самым сложным на пути к мастерству?
Если для тебя это слишком сложно, нужно заниматься чем-нибудь другим. Когда ты наслаждаешься тем, что делаешь, ты забываешь о сложностях. Да, балет – искусство сложное психологически и физически, если ты не по лучаешь от этого удовольствия.

Что вам ближе – классический или современный балет?
В моей жизни много интересной работы и в классическом балете с Юрием Григоровичем, Пьером Лакоттом, Джоном Ноймайером, и в современной хореографии с Уэйном МакГрегором, Дэвидом Доусоном, Жаном Кристофом.

А можно сказать, что балет – это особый стиль жизни?
У каждого человека свой особый стиль жизни, вне зависимости от профессии. Мой стиль жизни заключается в том, что я нахожусь в бесконечном процессе. Для меня жизнь – это не пункт назначения, а бесконечное путешествие. Так же я отношусь и к профессии. Не живу иллюзией, что достигну какой-то цели и моя жизнь сложится. Условно, если бы моей целью было стать премьером, сегодня я мог бы расслабиться, получать большие гонорары и забыть обо всем. Но это не так.

Что же вас все-таки мотивирует?
То, что я в постоянном процессе. Задавая мне вопросы, вы подводите меня к какой-то ограниченности. Что для тебя важнее – любовь или здоровье? Работа или отдых? Не надо ни от чего отказываться, не надо ни на чем зацикливаться. В этом наша жизнь. Для того чтобы я рассказал о себе, нам нужно потратить очень много времени. Надо понять, как я мыслю, воспринимаю этот мир. Я часто даю интервью и спустя какое-то время понимаю, что оно для меня неактуально. Не потому, что мне не нравится: в этом была правда для тех ситуаций, которые я прошел.

А можно узнать, чем вы сейчас живете?
Всем! Сегодня я танцую в спектакле «Ромео и Джульетта», потом у меня будет спектакль в Большом театре, потом – князь Курбский, позже современный балет о Рудольфе Нуриеве. Вот сейчас мы с вами поговорим, и я пойду очень вкусно поужинаю, попробую вашу кухню, потом встречусь и пообщаюсь с друзьями, потом могу почитать, посмотреть фильм, позвонить близкому человеку.

Не устаете, не нуждаетесь в перезагрузке?
Конечно, устаю, как и любой человек. К примеру, сегодня был очень трудный день: мы вылетели в 11 вечера, прилетели в 5 утра, в 10 у нас уже был прогон в театре, то есть мы не спали. После прогона мы выспались, сейчас поужинаем, правда, не знаю, что мы будем делать ночью (улыбается). График и режим немного сдвинулись.

Что бы вы хотели сказать нашим читателям?
Мир большой, и никто не может вас ограничить, только вы сами. Нужно жить, наслаждаться, быть в постоянном процессе познания и развития самого себя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 2:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033004
Тема| Балет, фестиваль Ballet Globe, Персоналии, Михаил Лобухин (БТ)
Автор| Фото: Анвар Ракишев
Заголовок| Михаил Лобухин о своей работе и семье
Где опубликовано| © журнал «ELLE Kazakhstan» №22
Дата публикации| 2017 март
Ссылка| https://ellekazakhstan.com/mihail-lobuhin-o-svoej-rabote-i-seme/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Михаил Лобухин, премьер Большого театра России, стал гостем фестиваля Ballet Globe, организованного в рамках Культурной универсиады компанией АrtClassic. Он поведал ELLE Kazakhstan о своей работе и семье.



Существует определенный стереотип восприятия артистов балета, что они живут в эмпиреях, чистым искусством и мало соприкасаются с действительностью…

Это, конечно, стереотип, что все волшебно и красиво. На самом деле – это довольно тяжелый труд. У артистов есть еще и личная жизнь, личное пространство и свои бытовые проблемы, как и у всех обычных людей. Мне недавно задали вопрос: «О чем вы думаете во время танца?» Так вот, иногда во время спектакля я ловлю себя на мыслях о том, что нужно купить в магазине по дороге домой, заправить машину, поставить стирку и приготовить какие-то дела на завтра. И это совсем не мешает танцу, потому что все отработано до автоматизма на репетициях, пройдено, уложено в тело и в голову, и на сцену выходит «голая машина».

А как же вдохновение?

Это, наверное, и есть мастерство, когда ты выходишь на сцену и почти не задумываешься о том, что тебе нужно сделать. Все происходит автоматически, и зрители видят только эту волшебную картинку. Конечно, есть в нашей профессии настолько творческие личности… Я стараюсь держаться от них подальше (улыбается). Это единицы, они одержимы профессией, круглые сутки в каком-то своем пространстве, постоянно думают об искусстве. Но в основном, поверьте мне, в 99,9% случаев это не так.

В таком случае, что для вас балет?

Я скажу неожиданную фразу и, может быть, кого-то расстрою, но для меня это просто профессия. Я знаю, что хорошо делаю свое дело и для меня нет в этом ничего волшебного.

И еще один стереотип, что жизнь артиста балета – это вечный подвиг, страшный аскетизм и самосожжение…

Нет, это не аскетизм, но действительно очень трудно. Мне не с чем сравнивать, потому что я больше ничем в жизни не занимался. Все непросто, когда ты делаешь это с полной отдачей, вкладывая все свое желание и силы.

Сколько времени вам потребовалось, чтобы достичь мастерства и ощутить полную уверенность в своем профессионализме?

Я успокоился, когда понял для себя, что реализовал свой потенциал. И сегодня трезво оцениваю свои возможности и понимаю, что выше своей головы не прыгну. Полной свободы действий на сцене можно добиться, когда ты в хорошей форме и настроении, а это состояние нужно ежедневно поддерживать репетициями, занятиями, работой над собой. Труднее становится, когда эта форма и настроение уходят. Когда они с тобой, все дается легко.

А что вас мотивирует работать и творить на сцене?

Моя семья и понимание того, что им нужно кушать и что-то одевать. Вот и все! К славе и признанию я отношусь совершенно спокойно. Бывает, я танцую с удовольствием, бывает, что без него, но в любом случае для меня самый главный мотиватор – это моя семья.

Вы публичный человек?

Нет, причем не потому, что не люблю этого, просто мне некогда. Сейчас ситуация складывается таким образом, что я работаю в Москве, а моя семья живет в Петербурге, поэтому в свободное время я езжу в Петербург и решаю семейные вопросы. У меня есть фейсбук, это удобно, так как позволяет быть в курсе всех нужных событий. Но я не стремлюсь к какой-то известности, большему общению со СМИ, может быть, в силу своего характера. И еще потому, что считаю, артисты балета – не поп-звезды, а балет – это более закрытое искусство. И потом, мне очень не нравится последняя тенденция копания в грязном белье СМИ. Я не люблю выдавать это на публику, мои проблемы останутся в моем окружении.

А вы можете представить свою жизнь без балета?

Сейчас нет, балет настолько рано, еще в детстве, вошел в мою жизнь. Выбора у ребенка в 8-10 лет быть не может. И я полностью отдаю себе отчет, что это был не мой, а выбор родителей, которые хотели спасти нас с братом от армии. Я пошел по стопам брата, который тоже занимался балетом, окончил академию Ваганова в Петербурге. В какой-то момент меня затянуло, и я приложил максимум усилий, чтобы добиться успеха. Не исключаю, что моя судьба сложилась бы иначе. И в силу характера я бы и в другой области добился бы чего-то.

В вашем репертуаре больше классических или современных образов? И что вам самому ближе?

Я не целиком и полностью классический танцовщик, у меня больше характерных персонажей. Все мои персонажи любимы мной, потому что невозможно не любить партии, которые исполняешь.

Какими проектами живете сегодня?

В настоящее время в Москве в Большом театре проходит фестиваль, посвященный юбилею Ю. Н. Григоровича, в программу входят все спектакли, которые он сделал за свою жизнь, кроме «Каменного цветка», потому что он не идет в Большом театре. Для нас это очень большое событие. Я занят во многих спектаклях Юрия Николаевича. И ради участия в них перешел из Мариинского театра в Большой, переехал из Петербурга в Москву. Это было мое осознанное желание. На сцене Большого театра я танцевал свои лучшие партии – Спартака, Ивана Грозного, Абдрахмана в «Раймонде», Тибальда в «Ромео и Джульетте» и Яшку в «Золотом веке».

А каким вы видите свое будущее?

Я вижу себя пенсионером (улыбается). В 38 лет я, надеюсь, получу достойную пенсию от государства и буду наслаждаться жизнью и воспитанием детей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 2:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033005
Тема| Балет, фестиваль Ballet Globe, Персоналии,Нина Капцова (БТ)
Автор| Фото: Анвар Ракишев
Заголовок| Нина Капцова о своей любви к балету
Где опубликовано| © журнал «ELLE Kazakhstan» №22
Дата публикации| 2017 март
Ссылка| https://ellekazakhstan.com/nina-kaptsova-o-svoej-lyubvi-k-baletu/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Нина Капцова стала гостем фестиваля Ballet Globe, организованного в рамках Культурной универсиады компанией АrtClassic. Прима-балерина Большого театра России рассказала ELLE Kazakhstan о своей безграничной любви к балету.



Насколько осознанным был ваш выбор профессии?

Именно в детстве и именно осознанным. Я – единственный человек в семье, который занимается балетом. Время было сложное, ни у кого из моих близких не получилось реализовать себя в искусстве, хотя бабушка писала замечательные картины, дедушка обладал таким тенором, что его прозвали «вторым Козловским». Мама была очень одаренной драматически, читала стихи, в самодеятельности участвовала, но тоже не смогла по семейным обстоятельствам посвятить себя театру. И когда мама увидела во мне большое желание танцевать, решилась на очень серьезный шаг – отправить меня в Москву. И это сопровождалось большими трудностями для всей семьи. Я была очень домашним ребенком, привязанным к семье, а меня пришлось отправить в чужой город, где я жила в интернате вдали от мамы и папы. И семье пришлось жить на два города: мама часто приезжала на курсы повышения квалификации. А мой выбор был действительно сознательным. В пять лет я увидела «Лебединое озеро», и была в таком восторге, что влюбилась в балет. Я спросила маму: «Где так красиво танцуют?» Почувствовала, что балет – это мое, то, к чему лежит душа. Мама ответила: «В Большом театре», тогда я на полном серьезе, твердо и решительно произнесла: «Тогда я и буду балериной, и буду танцевать в Большом театре!» На тот момент это казалось родителям неразрешимой задачей, но я росла, и мама видела, что я одержима балетом…

Значит, самое главное в этой профессии – одержимость?

Скорее, любовь к своей профессии. Должно быть обязательно большое желание, а оно у меня никогда не пропадало. Когда я простужалась, в школу не ходила, а на балет мама меня водила. Я выздоравливала и говорила маме: «Меня балет лечит». В восемь лет мне подарили на день рождения книгу о Московском хореографическом училище, и вот таким образом я узнала о том, что есть школа, в которой можно профессионально обучаться балету. И, конечно же, загорелась желанием. Родители дали мне два года на размышление, рассказывали, что я буду жить одна, это огромный труд и нельзя будет свернуть с пути. Но я не передумала.

Помните свое первое выступление?

Нам с мальчиком-партнером поставили номер «Венский танец», я тогда училась в первом классе. И на концерте производственной практики мы показали этот номер. Он имел большой успех. И Софья Николаевна Головкина захотела показать его в Большом театре. А такое раньше не практиковалось. Но педагог, увы, не разрешила, но в памяти осталось яркое впечатление. От первого выступления в театре просто захватывало дух. Невероятный эмоциональный подъем, радость, счастье, вдохновение. Легкость изнутри.

Как выдерживает организм такие не только физические, но и эмоциональные перегрузки и стрессы?

Конечно, сложно. Поэтому нужно уметь отдыхать, расслабляться, находить свободное время для себя, а я этого делать не умею. Мне бы хотелось уметь свободное время распределять так, чтоб отдыхать душой. Это или не получается, или нет возможности. Стрессы, усталость, накопленные после всех спектаклей, месяц-два танцуешь без остановки, разные партнеры – это все в итоге большой стресс. Потом нужен хотя бы небольшой перерыв, чтобы отдохнуть, снять с себя все накопившееся. Нужно время для восстановления. Тем более что я танцую душой. Что касается автоматизма исполнения, то это немного другое. Для каждого спектакля ты доводишь технику до автоматизма, и уже на это, как на каркас, нанизываешь образ. Это все очень взаимосвязано.

Есть образы, к которым вы относитесь особенно трепетно?

Я вообще люблю танцевать. Для меня любой выход на сцену – и счастье, и радость, и огромное желание танцевать. Я чувствую себя на сцене на своем месте. Там моя жизнь! Есть, конечно, особенно любимые. Большие драматические спектакли с глубоким интересным сюжетом. Это обязательно должна быть какая-то интересная роль, разносторонняя, разноплановая. Это меня гораздо больше привлекает, чем какая-то абстракция. Хотя тоже иногда интересно попробовать. Мне ближе образы, в которых я могу проявить свое актерское мастерство, не просто станцевать, но и сыграть. У нас гораздо более сложная задача – сочетание и драматического, и технического, и показать это легко. Чтобы было впечатление, что ничего не стоит это сделать. В этом высочайший профессионализм. О чем многие сейчас забывают, что легкость должна присутствовать. Легко танцевать – это очень сложно. И не каждому дано. Но нужно к этому стремиться.

Каков он, современный зритель балета?

Зритель всегда разный. Но преданные поклонники балета остаются такими же, как раньше. Могут меняться времена, спектакли, но отношение между артистами и зрителями не меняется, потому что духовность одна. И если человек любит возвышенное, стремится к своим мечтам, и если он может прийти в театр и благодаря артистам и спектаклю, который он видит, забыть про все свои беды и проблемы, почувствовать себя лучше и счастливее и выйти просветленным из театра, то это уже большая заслуга артистов театра и всех тех, кто с этим связан. Все-таки мы делаем мир чуточку лучше. Сердца людей раскрываются и оттаивают. Мы делаем большое доброе дело. Так было раньше, так есть сейчас.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 2:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033006
Тема| Балет, фестиваль Ballet Globe, Персоналии, Кори Стернз (АБТ)
Автор| Фото: Анвар Ракишев
Заголовок| Кори Стернз о могучей силе искусства
Где опубликовано| © журнал «ELLE Kazakhstan» №22
Дата публикации| 2017 март
Ссылка| https://ellekazakhstan.com/kori-sternz-o-moguchej-sile-iskusstva/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Кори Стернз стал гостем фестиваля Ballet Globe, организованного в рамках Культурной универсиады компанией АrtClassic. Премьер Американского театра балета поведал ELLE Kazakhstan о могучей силе искусства.



Что повлияло на ваш выбор профессии?

Я не выбирал профессию, этот выбор сделала за меня моя мама. Она привела меня в балет, потому что очень хотела, чтобы я стал артистом балета.

Сколько времени вам потребовалось, чтобы сделать творческую карьеру в балете?

В 11 лет изменилось мое восприятие балета, и я понял, что этим нужно заниматься усиленно. В 15 лет я стал заниматься семь раз в неделю, в соответствии со всеми требованиями, и вскоре поступил в Королевскую школу в Лондоне. С этого момента я все время шел к мастерству, стараясь добиться высот в карьере.

В чем залог успеха? Все ли решает талант? Или это вопрос работоспособности?

Думаю, залогом успеха являются страсть и любовь к балету, стремление достичь высот в искусстве. Затем помогает умение не сдаваться, добиваться своего, невзирая на трудности. Несомненно, талант, но в первую очередь – упорство. Конечно, нужен интеллект. Но в первую очередь – страсть.

Случались ли моменты, когда хотелось все бросить?

Мне кажется, такое может случиться только в детстве. Танцовщик – прежде всего артист, и он может влиять на людей, вдохновлять их. Но этой могучей силы искусства ребенок не знает, поэтому может отказаться от этого в детстве. Но по мере взросления он понимает всю мощь и силу балета и появляется мотивация и осознание могущества профессии.

Когда вы ощутили, что состоялись как артист балета? Помните момент своего триумфа и победы над собой и материалом?

Это случилось не так давно, два года назад. ABT проводил свой весенний сезон в Метрополитен-опера, и в определенный момент я почувствовал, что достиг определенного уровня баланса на сцене, комфорта, интерпретации музыки, роли. Все это соединилось воедино, и я почувствовал себя спокойно и уверенно. С того времени я по другому ощущаю себя на сцене.

Какое место балет «Лебединое озеро» и образ Зигфрида занимают в вашей карьере?

В 13 лет я посмотрел этот спектакль на видео. И в тот момент он вдохновил меня на более серьезные шаги. Случился толчок в сознании, и с этого момента я стал ассоциировать себя с этой ролью и стремиться к ней. Более того, этот балет является одним из самых знаменитых в мировом классическом балете. Эта роль одна из важнейших как в мировом репертуаре, так и лично для меня.

Насколько востребован балет в Америке? У нас это далеко не массовый вид искусства, который находит отклик у избранной публики. Как обстоят дела у вас в стране?

На этот вопрос ответить непросто. Искусство классического балета всегда высоко оценивалось в нашей стране, и в каждом городе есть свои собственные балетные труппы, компании. Эта профессия всегда была почетна. Но я хочу отметить, что наивысшую популярность балет обрел в 70-е годы, когда большой резонанс в обществе вызвал побег М. Барышникова в США. Тогда многие открыли для себя балет, осознали его значение. Балет приобрел политический окрас, привлек внимание большинства. Сейчас популярность балета сохранилась, но интерес уже не столько политический, сколько технический. Люди приходят на балет, чтобы посмотреть какие-то трюки: прыжки, фуэте. Сейчас в моде еще один феномен – артистка афроамериканского происхождения Мисти Копленд. Она появилась недавно, вызвав новую волну интереса к балету, потому что привнесла что-то новое. Получается, что периодически в Америке балет поднимается на вершину популярности.

Можете представить свою жизнь без балета?

На самом деле это сложный для меня вопрос, потому что я с детства был воспитан на балете. Я всегда находился в этом мире и чувствовал себя в нем очень комфортно. Даже в ситуациях, когда случаются какие-то травмы, и я выпадаю из этого мира недели на две, мне плохо, я нахожусь в депрессии, потому что мне этого очень не хватает. Сейчас я являюсь премьером ABT, чувствую себя защищенно и комфортно и максимально погружен в балет, не думая ни о чем другом. Поэтому мне трудно представить себе что-то иное в моей жизни. Но если что-то пошло бы не так, я бы стал пилотом, потому что люблю летать. Либо дизайнером площадок для гольфа.

Ваши ближайшие творческие планы?

Я много танцевал и многих ролей мечты уже достиг. Не это главное. А что-то более персональное. Ощущение абсолютной свободы выражения на сцене, мастерства, когда ты чувствуешь себя богом на сцене.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 2:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033007
Тема| Балет, фестиваль Ballet Globe, Персоналии, Девон Туше (АБТ)
Автор| Фото: Анвар Ракишев
Заголовок| Девон Туше о своей профессии, любимых образах и увлечениях
Где опубликовано| © журнал «ELLE Kazakhstan» №22
Дата публикации| 2017 март
Ссылка| https://ellekazakhstan.com/devon-tushe-o-svoej-professii-lyubimyh-obrazah-i-uvlecheniyah/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Девон Туше стала гостем фестиваля Ballet Globe, организованного в рамках Культурной универсиады компанией АrtClassic. Солистка Американского театра балета поведала ELLE Kazakhstan о профессии, любимых образах и увлечениях.



Что повлияло на ваше решение принять участие в этом фестивале?
Изначально планировалось, что в фестивале примет участие Джиллиан Мерфи, но в связи с травмой колена она попросила меня поехать на фестиваль.

Насколько сложно было изменить планы, подготовиться к фестивалю?
Нет, это было совсем несложно, потому что я очень хотела принять участие, воодушевившись этим событием. Кстати, в ABT на прошлой неделе была премьера спектакля «Лебединое озеро» с моим участием.

Как случилось, что вы выбрали именно эту профессию?
В восемь лет я начала ходить на балетные классы, мне очень нравился балет и искусство танца. В 15 лет поступила в школу при ABT. И никогда не думала ни о какой другой карьере, потому что это был не просто вопрос выбора, а моего существования. Я должна это делать, и без этого не могу существовать.

Что было самым сложным на пути к мастерству и сколько сил и времени нужно отдавать профессии, чтобы достичь мастерства?
Когда вы занимаетесь балетом, желая достичь мастерства, то обязаны жертвовать собой. Масса времени, тяжелые тренировки, усталость – это реальность. Приходится ограничивать себя даже в общении с друзьями. Это и есть сложности, но я воспринимала их как данность и часть своей жизни. Без этого я не представляю своей жизни.

Во имя чего все эти жертвы?
Во имя любви к балету и тех чувств, которые мы пробуждаем в зрителях. Это стоит всех жертв.

Чего больше в искусстве балета – ремесла, отточенных навыков или все-таки вдохновения и творчества?
На самом деле эти вещи взаимосвязаны. Сначала вы стремитесь достичь физического мастерства и работаете над этим. На следующем этапе приходит артистическое духовное богатство. С детства занимаясь балетом, нужно накопить технический багаж навыков, умений и способностей, чтобы к моменту, когда приходит понимание сути балетного искусства, быть готовым физически.

Вы помните свои ощущения во время первого выхода на сцену? Как они изменились с тех пор?
Первый раз я исполняла что-то джазовое, сейчас плохо помню свои ощущения. Но зато прекрасно запомнила чувства во время первого выхода на сцену в качестве артистки балета. Это было очень страшно. Я вся тряслась от волнения. Сейчас некоторый мандраж тоже присутствует, но мне помогает, что я нахожусь в образе, мой технический уровень, бэкграунд. Я просто не успеваю испугаться и уже не думаю о своем волнении. А далее я уже нахожусь в процессе…

Ваши любимые образы в мировом балете? Какие из них вы пока только мечтаете воплотить на сцене?
У меня были два образа-мечты, к которым я стремилась, – Джульетта в «Ромео и Джульетте» и Одетта в «Лебедином озере». Одетту я танцую на фестивале, и, думаю, однажды исполню партию Джульетты.

Остается ли у вас время для других увлечений?
У меня есть маленькая собака. Я с ней гуляю, ухаживаю за ней. И это делает меня очень счастливой. А еще я очень люблю посещать музеи, особенно в Нью-Йорке. Я стараюсь посещать их в каждом городе, где бываю. Особенно меня вдохновляют современное искусство и инсталляции.

Каким вы видите свое будущее вне балета? Что будет после того, как вы уйдете со сцены?
Я уже несколько лет преподаю. И помимо этого я стремлюсь в ближайшем будущем стать мамой, создать крепкую семью и вкладывать в нее все свои внутренние ресурсы.

В вашем мире есть место для таких понятий, как мода, красота, beauty-индустрия? Сколько времени вы тратите на все это, насколько это для вас важно?

На самом деле артистам балета приходится носить грим, тяжелый, травматический. И мы, конечно, устаем от него. Поэтому в своей обычной жизни я стараюсь оставаться максимально «натуральной». Очень редко использую косметику. Образ, который я выбираю, – естественность.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 3:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033008
Тема| Балет, IX Международный фестиваль балета «Стерх» (Якутия), Персоналии, Екатерина Крысанова, Александр Волчков (БТ), Сырыал Афанасьев (МАМТ)
Автор| Текст: Иван БАРКОВ Фото: автора
Заголовок| Фестиваль "Стерх" представил вершины классического балета в Якутске
Где опубликовано| © YAKUTIA.INFO
Дата публикации| 2017-03-30
Ссылка| http://yakutia.info/article/179553
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В Государственном театре оперы и балета состоялось открытие 9-го Фестиваля классического балета "Стерх". В этом году смотр посвящен 90-летию выдающегося хореографа Юрия Григоровича. Мэтр поставил в ГТОиБ сразу три спектакля - "Лебединое озеро", "Ромео и Джульетта" и "Спартак" - их показывают в фестивальные дни.

Еще стоит отметить, что с этого года фестиваль имеет статус международного - совсем недавно "Стерх" вошел в Международную федерацию балетных фестивалей, президентом которой как раз является Юрий Григорович. В фестивале сейчас принимают участие гости из Китая и Казахстана, а также солисты лучших театров России, среди которых примы и премьеры Большого театра. А вообще, как говорит директор ГТОиБ Сергей Сюльский: "Наш фестиваль всегда ждут как любители балета, так и профессионалы. У нас у всех есть возможность увидеть, что нового происходит в классическом балете".



В первый фестивальный вечер в теате показывали легендарное "Лебединое озеро" на музыку Чайковского, с приглашенными солистами Большого театра - Екатерины Крысановой и Александра Волчкова, а также солистом музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Сырыалом Афанасьевым и ведущим артистом балетной труппы ГТОиБ Тимофеем Федотовым.

По словам Екатерины Крысановой, этот балет является вершиной хореографического искусства: "На мой взгляд, без роли Одетты-Одиллии балерина как бы неполноценна, поскольку чтобы ни ставили, чтобы ни придумывали нового - эта роль принцессы-лебедя самая сложная. Это та роль, на которой можно расти всю жизнь".

Также она отдает должное труппе театра: "Конечно, когда выезжаешь из Москвы, то не ждешь чего то выдащегося-феерического, поскольку так или иначе все лучшие уезжают в столицу. Но могу сказать, что труппа ГТОиБ потрясающая и очень трудолюбивая. К тому же, поскольку труппа небольшая, даже солисткам приходится танцевать по несколько партий в кордебалете. И это большой и тяжелый труд. Приеду в Москву, расскажу, как тут выкладываются артисты".
-----------------------------------------------------------

Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 4:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033009
Тема| Балет, Международный фестиваль балета (Чебоксары), Персоналии,
Автор| корр. Фролова Марина Юрьевна
Заголовок| От Жизели до Золушки
Где опубликовано| © газета "Чебоксарские новости"
Дата публикации| 2017-03-30
Ссылка| http://chebnovosti.ru/news.aspx?id=74324910-2b8d-4144-90a3-8c469a55dd3f
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

XXI Международный балетный фестиваль пройдет с 4 по 9 апреля.

Каждый год Международный балетный фестиваль не похож на предыдущий — это подтвердит вам любой театрал. На этот раз, кроме всего прочего, он юбилейный и посвящен 50-летию чувашской балетной труппы. На недавней пресс-конференции журналистам напомнили историю полувековой давности.

19 мая 1967 года в свет вышла постановка «Жизель», которая и стала отправной точкой развития чувашского балетного искусства. Спектакль поставили мастера Ленин­градского хореографического училища им. А.Я. Вагановой, откуда в 1966 году и выпустились воспитанники первой чувашской студии. Поэтому и символично, что в год 50-летия балетной труппы Международный фестиваль откроется именно возобновленной версией «Жизели».

Чтобы вернуть хореографическому тексту спектакля атмосферу и эстетику «первоисточника», в Чебоксары пригласили педагога-балетмейстера из Мариинского театра Елену Фирсову (Васюкович). По словам гостьи, перед ней стоит задача не только показать нюансы каких-то утерянных в спектакле движений, а скорее, объяснять артистам, почему они выполняются именно так. Например, в каком положении должны быть руки или с каким выражением лица во втором акте выходят на сцену виллисы... Это важно для того, чтобы спектакль смотрелся цельно, не терялась связь между первым и вторым актом, несмотря на всю их контрастность. «Мне всегда нравилось исполнять «Жизель». В свое время станцевала в этой постановке все — от кордебалета до солистки, — говорит петербургский балетмейстер. — Сейчас, когда вникаю в произведение с позиции хореографа, это доставляет мне еще большее удовольствие. К тому же с вашими артистами сложились прекрасные отношения. Они увлечены происходящим процессом, задают много вопросов. Так что работа у нас кипит почти круглосуточно».

Зрители увидят также обновленные декорации и костюмы, над которыми потрудился заслуженный художник Чувашии Валентин Федоров. «Жизель» — очень тонкий, прозрачный и пронзительный спектакль, который требует сдержанных красок, соблюдения стилистики. В своей работе я, в первую очередь, опирался на колорит французских художников XVII—XVIII века, — рассказал журналистам мастер. — На нашей сцене «Жизель» ставили еще полвека назад, поэтому у чебоксарцев появится возможность проследить продолжение традиций, развитие их в этом же классическом русле».

Для исполнения главных партий пригласили настоящих звезд столичных сцен. В Жизель перевоплотится Сабина Яппарова из Михайловского театра, в роли Альберта выступит Андрей Мер­курьев. «Если Яппарову в Чебок­сарах мы увидим впервые, то Меркурьев уже хорошо знаком нашим зрителям. Он приезжал на фестиваль в качестве танцовщика, проводил мастер-классы для чувашских артистов. Вообще, этот исполнитель заключает в себе интересное сочетание эстетики Санкт-Петербурга и Москвы, поскольку начинал карьеру в Михайловском театре, продолжил в Мариинском, теперь работает в Большом театре», — прокомментировал художественный руководитель нашей балетной труппы Данил Салимбаев.

Организаторы подготовили приятный сюрприз для театралов. На открытие фестиваля приглашены ветераны чувашского балета, среди которых и участники первой «Жизели» — Галина Васильева, Александр Федоров, Нина Дульская… Как отметили на пресс-конференции, в Чебоксары приедут порядка двадцати человек, в прошлом ярко блиставших на чувашской сцене, а ныне проживающих в разных уголках страны и зарубежья — Санкт-Петербург, Москва, Израиль и так далее.

В фестивальные дни можно будет увидеть не только самую первую постановку театра, но и на данный момент самую последнюю — «Золушку», которая появилась в репертуаре только в конце 2016-го. Спектакль, ставший главным козырем труппы на прошедших европейских гастролях, пройдет для наших зрителей только в третий раз. Здесь выступят чувашские артисты — Анна Серегина, Анастасия Абра­мова, Алексей Рюмин. Кроме того, в программе нынешнего фестиваля — крупные и масштабные постановки, которые могут себе позволить далеко не все театры страны — «Баядерка» (лауреат Госу­дарст­вен­ной премии Чувашии) и «Спящая красавица» («Лучший спектакль 2016 года» республиканского конкурса «Чĕнтĕрлĕ чаршав»). В первом главные партии исполнят звезды Мариинского театра — Оксана Бондарева (Никия) и Евгений Иванченко (Солор), во втором — артисты первой величины Большого театра — Евгения Об­раз­цова (Аврора) и Денис Родь­кин (Дезире). На гала-концерте к знакомым артистам присоединятся Коике Саори (Япония), Дарья Хохлова, Диана Косырева и Арте­мий Беляков (Большой театр), Олеся Гапиенко (театр Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова) и многие другие.

Помимо настоящей россыпи профессиональных исполнителей, на фестиваль приедут известные критики, тесно связанные с театральной жизнью страны: Александр Максов (Москва), главный редактор «PRO танец» Веро­ника Кулагина из Санкт-Петер­бурга, профессор Академии русского балета имени А.Я. Вага­нов­ой Наталия Зозулина, а также Ольга Кораблина (заведующая кабинетом музыкальных театров СТД России).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 11:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033010
Тема| Балет, Гамбургский балет, Гастроли в США, Персоналии, Джон Ноймайер
Автор| Майя Прицкер
Заголовок| Гамбургский балет Ноймайера в Америке
«Старые друзья»

Где опубликовано| © газета "В Новом Свете" - МК в США
Дата публикации| 2017-03-30
Ссылка| http://www.vnovomsvete.com/articles/2017/03/30/gamburgskiy-balet-noymayera-v-amerike.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ в США

Руководить 45 лет одной танцевальной компанией, создавать ее репертуар (не только либретто и хореографию, но часто и костюмы, и освещение) и при этом постоянно производить нечто новое, неожиданное, памятное, - непосильная задача.


Сильвия Аццони и Александр Рябко в спектакле "Старые друзья"

И бросать камень в главу Гамбургского балета, 78-летнего Джона Ноймайера, так много сделавшего для обогащения классического балета - от «Пер Гюнта» с музыкой Шнитке и симфоний Малера до «Дамы с камелиями», что сейчас входит в репертуар АБТ, не хочется. Но как уйти от того факта, что недавние выступления Гамбургского балета на сцене Нью-Йоркского театра «Джойс» так разочаровали?

Ноймайер, знаменитый своими полнометражными балетами - сюжетными и бессюжетными, - на сей раз собрал спектакль из фрагментов прежних опусов, назвав его «Старые друзья». Название намекает на то, что предстоит встреча с чем-то знакомым и одновременно отсылает к песням Саймона и Гарфанкела, которые звучат в спектакле «Старые друзья», где молодые люди смотрят на двух стариков на осенней скамейке и думают о своей еще такой далекой старости, «Dangling Conversations» («Повисшие разговоры») - о людях, которые все еще вместе, но по сути разошлись: «Рифма пропала, Как в плохой поэме...». Песни прекрасные, слова - настоящая поэзия, и старая запись авторского исполнения стала одной из немногих радостей вечера. А тексты, как ни странно, воплотили происшедшее с хореографией Ноймайера.

Некогда свежий, оригинальный, чарующий своей певучей пластикой и эмоциональной многозначностью стиль теперь казался устаревшим, комбинации повторялись до уныния, эпизоды были немыслимо затянуты, символика - слишком очевидна, и по-настоящему интересного в спектакле оказалось до обидного мало: в открывшей вечер бессюжетной, энергичной, в духе Баланчина «Увертюре» на музыку Оркестровой сюиты Баха №3, поразила продуманной, сдержанной красотой и благородством медленная «Ария» (Су Линь и замечательный Александр Труш); в финальном дуэте «Посвящение Морису» (в свое время созданном на музыку песни «Bridge Over Troubled Water» как подарок к юбилею Мориса Бежара) блеснули Александр Рябко и Иван Урбан. А в довольно длинной композиции на музыку нескольких ноктюрнов Шопена (что-то вроде «Месяца в деревне» или «Чайки» - с несколькими персонажами в сложных взаимоотношениях друг с другом) выделялась - глаз не отвести - своей редкой интенсивностью и при это небалетной естественностью хрупкая светлоглазая итальянка Сильвия Аццони.

Надеюсь, что тем, кто пришел на этой неделе в Кеннеди-центр, чтобы посмотреть «Русалочку» Ноймайера (по сказке Андерсена) на музыку Леры Ауэрбах, повезет больше. Сильвия Аццони исполняет роль Русалочки, и по ее словам, ни один балет Ноймайера (она в труппе много лет) не требовал от нее такой физической и, главное, эмоциональной отдачи.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 11:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033011
Тема| Балет, Персоналии, Сергей Данилян
Автор| Виталий Котов
Заголовок| Дягилев 2.0: как Сергей Данилян стал балетным продюсером №1 в России
Где опубликовано| © журнал Собака.ru
Дата публикации| 2017- март
Ссылка| http://www.sobaka.ru/city/theatre/56313
Аннотация|

Продюсер номер один в мире балета, импресарио Дианы Вишневой и Ивана Васильева, глава агентства Ardani artists Сергей Данилян, 25 лет базирующийся в Нью-Йорке, с недавних пор живет на два города — в апреле в Петербурге на фестивале балета «Мариинский» будет показан срежиссированный им проект «Мечтатели» на музыку Daft Punk.



Приглашенный профессор Академии русского балета имени Вагановой и член жюри национальной театральной премии «Золотая маска» 2017 года — официальный статус Даниляна на сегодняшний день в России. И то и другое, безусловно, почетно, но не отражает истинного положения в балетной иерархии человека, с которым мечтают поработать премьеры и прима-балерины лучших мировых трупп. Мечтают, но далеко не все получают от него приглашение сотрудничать. Российские и американские СМИ буквально в каждой посвященной продюсеру публикации упорно называют Сергея «новым Дягилевым», и Данилян не отрицает, что в самом начале своей продюсерской карьеры был заворожен историей «Русских сезонов» и феноменальной личностью их создателя. Даже история переезда с семьей в США выпускника кафедры экономики ГИТИСа выглядит по-дягилевски авантюрно: «В 1991 году появилась новая страна Россия и экономическая ситуация была совершенно жуткой: двух моих маленьких мальчиков иногда просто нечем было кормить. К этому времени мы с женой уже создали агентство Ardani Artists, привозили на гастроли к нам современные американские балетные труппы, имели контакты в посольстве США, в которое я и обратился с просьбой дать разрешение на переезд в Нью-Йорк вместе с детьми. Мы не эмигрировали, просто я получил статус резидента США как человек с экстраординарными способностями. Мы никогда не сидели на шее у американских налогоплательщиков, всегда всего добивались сами. В 1994 году я открыл офис нашей компании в Нью-Йорке, спустя четыре года решил полностью сосредоточиться на работе в Америке и закрыл офис в Москве как раз накануне августовского кризиса — интуиция. Двадцать семь лет работы, из которых двадцать три года в США, где я поначалу никого не знал, все делал на ощупь, — и сегодня мы там, где мы есть».


Король Испании Альфонсо ХIII как-то пригласил к себе во дворец Дягилева и его артистов и спросил антрепренера: «Вы не танцуете, не играете в оркестре, что же вы делаете?» Сергей Павлович ответил виртуозно: «Я, как и вы, ваше величество, ничего не делаю, но без меня не обойтись». Вот и без Даниляна не могут обойтись очень многие. Уже два десятка лет агентство Ardani Artists проводит гастроли в США Мариинского и Большого театров и Балета Бориса Эйфмана. И если бренды двух главных российских балетных компаний известны в Америке с советских времен, то создание своеобразной «моды на Эйфмана» среди жителей Среднего Запада — дело рук продюсера, который благородно перекладывает ответственность на хореографа: «Балет Эйфмана пользуется огромным успехом в Америке, билеты раскупаются практически за год до начала гастролей, и это заслуга Бориса Яковлевича как театрального мастера, который умеет правильно упаковать идею, подобрать идеальных исполнителей. Он делает это зрелищно, а люди хотят шоу, они устали смотреть бессюжетную современную хореографию».

Три года назад Михайловский театр впервые в своей 180-летней истории пересек Атлантический океан, собрав в итоге и полные залы, и отличную прессу, — и это тоже блестящий результат кропотливой работы Сергея Даниляна. Ведь он стоял и за наделавшим в свое время много шума трансфером Натальи Осиповой и Ивана Васильева из Большого театра на площадь Искусств — а именно эта пара стала хедлайнерами американских гастролей Михайловского, и за сенсационным появлением в здании на площади Искусств Начо Дуато, первого иностранного худрука российской балетной труппы со времен Мариуса Петипа. Импресарио участвовал и в переходах из Мариинки в Михайловский премьера Леонида Сарафанова и дирижера Михаила Татарникова.

Без Даниляна совершенно точно совсем иначе сложилась бы карьера суперзвезды мирового балета Дианы Вишневой. В 1995 году он летел из Нью-Йорка в Москву, в самолете прочитал книгу «Божественная Айседора» — манифест модернистского танца Айседоры Дункан. Самолет только приземлился в Шереметьево, а Сергей уже принял решение уч­редить в России премию «Божественная» с одной-единственной номинацией «Балерина года». Были опрошены сорок пять балетных критиков, и результат был неожиданным для самого Сергея: специалисты назвали только что принятую в труппу Мариинского театра восемнадцатилетнюю Диану Вишневу, запавшую им в душу после гастролей в Москве. Продюсер объявил имя победительницы, о которой до этого даже не слышал, и поехал с ней знакомиться. Диана встретила Даниляна вся в слезах: «Что вы со мной сделали, я теперь в театре по стеночке хожу. Как я могу быть „божественной“ с одним „Дон Кихотом“ в репертуаре?» Данилян вспоминает: «Для нее это был полный шок, и название премии, наверное, было вызывающим. Но тогда наступил переломный момент для балетного мира, и нужно было ему показать, что времена изменились. Надо понимать, что в 1995 году произошла отставка Юрия Григоровича, и фактически была перечеркнута эпоха его правления в Большом театре, которая задушила всех молодых хореографов в стране и препятствовала проникновению в Советский Союз западной хореографии. Рушились и стереотипы о возрасте, в котором балерине „дозволено“ танцевать ведущие партии: если раньше в сорок можно было наконец дождаться своей очереди на „Ромео и Джульетту“ и статуса прима-балерины, то теперь совсем юные Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина, Светлана Захарова стремительно получали одну роль за другой».


И Диана Вишнева стала символом перемен в балете: танцевала в Берлине и Париже, не оставляя родную сцену, работала со всеми выдающимися хореографами современности от Джона Ноймайера до Каролин Карлсон, собрав уникальное портфолио из их сочинений, сломила такое типично советское понятие, как амплуа, — в конце концов исполнила считавшееся неподходящим для нее «Лебединое озеро» в Мариинском театре с его устоявшимися традициями, согласно которым Одетта-Одиллия должна быть отнюдь не миниатюрной: «Зато о ее трактовке партии говорили очень много, она запомнилась. Диана смогла в эту академическую роль внести свежие краски — ведь она одна из немногих, кто вообще это делает». С помощью Даниляна в 2004 году Вишнева подписала контракт с Американским балетным театром, став его прима-балериной. Вместе они подготовили три программы-блокбастера современной хореографии: «Красота в движении», «Диалоги» и «Грани». О Диане ее импресарио отзывается в восторженных выражениях: «Она уникальный человек и артист, у которого не было границ, она не боялась, пробовала все новое. Захотела станцевать хореографию Эдварда Лока и Марты Грэм — и сделала это. Причем первой в России. Когда я смотрю на пройденный путь, то понимаю, что шли мы по нему, возможно, неосознанно, но он оказался чрезвычайно ценным — в том числе для меня как продюсера».

Ardani Artists защищало интересы бокс-офис-мейкеров, как их называет сам Сергей, нескольких трупп: Полины Семионовой (ABT), Натальи Осиповой (Ковент-Гарден), Ивана Васильева (Михайловский театр). Иной раз эта работа приобретала драматический накал: «Бывший директор Большого театра Анатолий Иксанов открыто обвинял меня в том, что я продаю артистов и живу на эти деньги, забыв о том, как все происходило на самом деле. А ведь как только я узнал, что Иван Васильев и Наталья Осипова хотят уйти из Большого, я поставил в известность руководство театра. Мне в ответ было сказано: „Мы об этом знаем, постарайтесь в этом не участвовать“. А каким образом я мог не участвовать в их судьбе, если у меня были подписанные обязательства перед этими артистами? Моя задача была в том, чтобы сделать их переход максимально выгодным для них. Я получал угрозы, что мне закроют въезд в страну, переломают ноги. Какое-то время я не мог появляться в Большом театре. Но в результате Наташа и Иван приобрели финансовую и творческую независимость — они могут танцевать там, где хотят, и то, что хотят, в удобное для них время».


Сегодня Сергей Данилян сотрудничает со звездами балета, продюсируя их специальные программы, такие как «Соло для двоих» Осиповой и Васильева или гала-концерт «Полина Семионова и друзья». Однако уже не является их агентом, как прежде. У него есть на это объяснение: обязанности импресарио отнимали очень много времени, и не секрет, что некоторые артисты позволяли себе недисциплинированность, которая вызывала вопросы со стороны руководства театров. Вопросы эти были обращены именно к Даниляну, как к человеку, добившемуся выгодных контрактов для своих подопеч­ных. Но он по-прежнему на их стороне. Иван Васильев не прилетал на свои спектакли в Нью-Йорк, ссылаясь на травму? У него есть ответ: «В Американском балетном театре оплата труда еженедельная, не по количеству спектаклей. Ты должен находиться там как минимум двенадцать недель в году, и не факт, что каждую неделю у тебя будет спектакль, но факт, что ты будешь получать свою зарплату. Тебя могут вызвать на получасовую репетицию раз в день, а могут и не вызвать. И российские артисты считают, что они в Нью-Йорке больше тратят, чем зарабатывают. Ведь они в это время могли бы танцевать где-то еще». Наталья Осипова сидела в кафе напротив Ла Скала, когда должна была танцевать на его сцене? Импресарио, телефон которого тогда разрывался от звонков, и в этом случае находит оправдание: «Артистка такого уровня, как Наташа, имеет право требовать себе того партнера, которого хочет. А театр, зная что не сможет его предоставить, тем не менее идет на хитрость и пишет ее имя на афише, чтобы привлечь зрителя». Но в какой-то момент и сверхдипломатичному Даниляну, видимо, наскучило улаживать подобного рода эксцессы.



Крайне редко встречаются профессионалы, сочетающие функции импресарио и продюсеров масштабных постановок, но, возможно, именно понимание психологии артистов помогло главе Ardani Artists в подготовке проекта, ставшего визитной карточкой агентства. «Короли танца» — бренд, объединяющий балетных премьеров с внешностью топ-моделей. Идея собрать вместе четырех лучших на данный конкретный момент танцовщиков планеты, снабдить их выигрышной хореографией и отправить в мировой тур сегодня кажется гениально простой формулой, но ее придумал именно Сергей Данилян в 2006 году. И не побоялся сотрудничать с теми, кто известен своим непростым характером: «Я люблю разговаривать с людьми открытыми, даже если они говорят малоприятные вещи, как Коля Цискаридзе. Он мог сказать в лицо вообще все, что думает. Мне это могло быть неприятно, но не вызывало раздражения». И Данилян пригласил премьера Большого театра в самый первый состав «Королей», понимая, что без этого яркого представителя от России проект будет беднее. В итоге Цискардизе, американец Итан Стифел, испанец Анхель Корейя и датчанин Йохан Кобборг создали комбинацию характеров, темпераментов, школ — то есть искомый баланс. Данилян подготовил уже пять программ «Королей танца», умудрившись сохранить прекрасные отношения с теми участниками этой мужской балетной сборной мира, которые выбыли из нее в силу неизбежного взросления: «Мы ни с кем не расстаемся насовсем, ведь все работающие с нашим агентством артисты — одна большая семья. Сейчас наступил логический момент, когда еще продолжающие танцевать Марсело Гомес, Гийом Коте, Иван Васильев активно пробуют себя в качестве хореографов. И мы думаем показать их как постановщиков, красиво упаковав и подав этот переходный период, — это может быть куда перспективнее, чем носиться по миру в поисках новых королей. Ведь основная проблема сегодня в том, что нет тех, кого можно было бы назвать хотя бы принцами. Ко мне обращаются многие молодые артисты с просьбой создать что-то вместе, помочь сделать шаг, который позволил бы им переосмыслить достигнутое и пойти вперед. А я не могу им ничего предложить, потому что они меня не цеп­ляют: специально хожу в театры на репетиции, но никто и ничто не трогает. Сейчас хватает артистов хорошего среднего уровня, которые пытаются позиционировать себя как звезд на медийных платформах, считают „лайки“ в „Инстаграме“ и делают выводы о том, как много людей их знают. Но жизнь показывает, что все же главное в карьере не это и даже не выученность. Проблема в том, что нет новых ярких личностей. Никогда не забуду фразу из рецензии в „Нью-Йорк Таймс“: „Когда Иван Васильев выходит на сцену, из него прет тестостерон“. И это действительно так: ты видишь Ваню и веришь, что он тигра забил до смерти своими руками. Да, рядом с ним танцует высокий, красивый, длинноногий артист, но ты понимаешь, что в нем жизни нет. Я как-то взял своего четырехлетнего внука на „Лебединое озеро“ в Aмериканский театр балета, где Васильев танцевал Ротбарта, и, когда закончилась его вариация, мой внук предложил идти домой: на каком-то интуитивном уровне ребенок понял, что если Иван уже станцевал, то здесь больше делать нечего, спектакль закончился. А как сделать так, чтобы появились те, кто вывернут твою душу наизнанку? Я не знаю. Рецепта не существует. Мы можем создать артисту условия для его международной карьеры, но индивидуальностью он должен обладать от природы».


Сегодня в силу личных причин Данилян постоянно прилетает в Петербург, а после того как Николай Цискаридзе пригласил его читать в Академии имени Вагановой специальный курс «Инновационные программы в танцевальном искусстве», будет приезжать еще чаще. Оставаясь, разумеется, полным хозяином своего расписания: «Я человек не ленивый, встаю рано, но мое время предпочитаю использовать так, как я хочу. Именно поэтому у меня никогда не было желания стать директором театра — да, и в 1990-е и в нулевые можно было вернуться в Россию и променять свободу на должность, но я ловил себя на мысли, что мне неинтересно проводить бесконечные совещания и жить в режиме: с одними поругаться, с другими повидаться, с третьими выпить».


А что же ему тогда интересно? В первую очередь — растить новых балетных авторов. Он готов взахлеб рассказывать об артисте кордебалета Мариинки Максиме Петрове, чей «Дивертисмент короля» показал в прошлом году на двух гала-концертах в честь юбилея Ardani Artists — в Нью-Йорке и Монте-Карло: «Это было рискованно, да. Но суть нашей профессии — открыть дорогу таланту. И я рад, что европейская премьера для двадцатичетырехлетнего Максима с его „Дивертисментом“ случилась в Монако, что именно Диана Вишнева танцевала в этом спектакле роль Людовика XIV — это знаковый момент в его карьере. Так же как его американский дебют как хореографа. У человека, у которого в таком возрасте происходит столько всего, распускаются крылья, ему хочется творить. Петров прекрасно образован — класс Геннадия Селюцкого в Академии имени Вагановой многого стоит. И он феноменально чувствителен к музыке, будь то джаз в его „Балете № 2“ или кино­музыка в одноактовке „Синема“. В его хореографии есть стильность, узнаваемость, чувство формы». В программу тех же юбилейных гала с участием балетных мегазвезд был включен и одноактный балет «Глина» другого молодого петербуржца, дважды лауреата «Золотой маски» Владимира Варнавы: «У Вовы нет классического балетного образования, и его пластика совершенно нетрадиционна. Но худрук Балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо видит Варнаву как одного из самых перспективных европейских хореографов и поэтому минувшим летом предложил ему поставить в своем театре спектакль, дал полную свободу выбора музыки, концепции, кастинга, постановочной группы и просто смотрел за этим со стороны. Так появился его балет „Поцелуй феи“. И я знаю, что можно предложить Максиму и Володе дальше, понимаю, какой получится результат, где на Западе показать их работы, как сделать этих ребят узнаваемыми».


Петров и Варнава, так же как и Илья Живой, стали заметны благодаря Творческой мастерской молодых хореографов, которая ежегодно проводится в рамках фестиваля балета «Мариинский». Теперь все трое — участники инициированного Сергеем Даниляном проекта «Мечтатели», в котором глава Ardani Artists впервые выступает в качестве не только продюсера, но и режиссера программы: три ее части хореографы ставят независимо друг от друга, не зная, что именно делают их коллеги, а четвертую, заключительную, они сочиняют вместе. Данилян выбрал для спектакля музыку французской электронной группы Daft Punk, привлек к созданию костюмов дизайнера Игоря Чапурина, пригласил к участию в финале постановки Детский хор радио и телевидения. Премьера «Мечтателей» заявлена 4 апреля в Мариинском театре на очередном балетном фестивале, в мае они будут показаны в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, а в октябре — в калифорнийском Сегерстром-центре. Сергей Дягилев не боялся рисковать — и его экспериментальные постановки теперь весь мир знает как «Русские сезоны». С «Мечтателями» Сергей Данилян, кажется, тоже идет на риск — и мы уже припасли на 4 апреля пару бутылок шампанского.




Сегодня Сергей Данилян сотрудничает со звездами балета, продюсируя их специальные программы, такие как «Соло для двоих» Осиповой и Васильева или гала-концерт «Полина Семионова и друзья». Однако уже не является их агентом, как прежде. У него есть на это объяснение: обязанности импресарио отнимали очень много времени, и не секрет, что некоторые артисты позволяли себе недисциплинированность, которая вызывала вопросы со стороны руководства театров. Вопросы эти были обращены именно к Даниляну, как к человеку, добившемуся выгодных контрактов для своих подопеч­ных. Но он по-прежнему на их стороне. Иван Васильев не прилетал на свои спектакли в Нью-Йорк, ссылаясь на травму? У него есть ответ: «В Американском балетном театре оплата труда еженедельная, не по количеству спектаклей. Ты должен находиться там как минимум двенадцать недель в году, и не факт, что каждую неделю у тебя будет спектакль, но факт, что ты будешь получать свою зарплату. Тебя могут вызвать на получасовую репетицию раз в день, а могут и не вызвать. И российские артисты считают, что они в Нью-Йорке больше тратят, чем зарабатывают. Ведь они в это время могли бы танцевать где-то еще». Наталья Осипова сидела в кафе напротив Ла Скала, когда должна была танцевать на его сцене? Импресарио, телефон которого тогда разрывался от звонков, и в этом случае находит оправдание: «Артистка такого уровня, как Наташа, имеет право требовать себе того партнера, которого хочет. А театр, зная что не сможет его предоставить, тем не менее идет на хитрость и пишет ее имя на афише, чтобы привлечь зрителя». Но в какой-то момент и сверхдипломатичному Даниляну, видимо, наскучило улаживать подобного рода эксцессы.




Крайне редко встречаются профессионалы, сочетающие функции импресарио и продюсеров масштабных постановок, но, возможно, именно понимание психологии артистов помогло главе Ardani Artists в подготовке проекта, ставшего визитной карточкой агентства. «Короли танца» — бренд, объединяющий балетных премьеров с внешностью топ-моделей. Идея собрать вместе четырех лучших на данный конкретный момент танцовщиков планеты, снабдить их выигрышной хореографией и отправить в мировой тур сегодня кажется гениально простой формулой, но ее придумал именно Сергей Данилян в 2006 году. И не побоялся сотрудничать с теми, кто известен своим непростым характером: «Я люблю разговаривать с людьми открытыми, даже если они говорят малоприятные вещи, как Коля Цискаридзе. Он мог сказать в лицо вообще все, что думает. Мне это могло быть неприятно, но не вызывало раздражения». И Данилян пригласил премьера Большого театра в самый первый состав «Королей», понимая, что без этого яркого представителя от России проект будет беднее. В итоге Цискардизе, американец Итан Стифел, испанец Анхель Корейя и датчанин Йохан Кобборг создали комбинацию характеров, темпераментов, школ — то есть искомый баланс. Данилян подготовил уже пять программ «Королей танца», умудрившись сохранить прекрасные отношения с теми участниками этой мужской балетной сборной мира, которые выбыли из нее в силу неизбежного взросления: «Мы ни с кем не расстаемся насовсем, ведь все работающие с нашим агентством артисты — одна большая семья. Сейчас наступил логический момент, когда еще продолжающие танцевать Марсело Гомес, Гийом Коте, Иван Васильев активно пробуют себя в качестве хореографов. И мы думаем показать их как постановщиков, красиво упаковав и подав этот переходный период, — это может быть куда перспективнее, чем носиться по миру в поисках новых королей. Ведь основная проблема сегодня в том, что нет тех, кого можно было бы назвать хотя бы принцами. Ко мне обращаются многие молодые артисты с просьбой создать что-то вместе, помочь сделать шаг, который позволил бы им переосмыслить достигнутое и пойти вперед. А я не могу им ничего предложить, потому что они меня не цеп­ляют: специально хожу в театры на репетиции, но никто и ничто не трогает. Сейчас хватает артистов хорошего среднего уровня, которые пытаются позиционировать себя как звезд на медийных платформах, считают „лайки“ в „Инстаграме“ и делают выводы о том, как много людей их знают. Но жизнь показывает, что все же главное в карьере не это и даже не выученность. Проблема в том, что нет новых ярких личностей. Никогда не забуду фразу из рецензии в „Нью-Йорк Таймс“: „Когда Иван Васильев выходит на сцену, из него прет тестостерон“. И это действительно так: ты видишь Ваню и веришь, что он тигра забил до смерти своими руками. Да, рядом с ним танцует высокий, красивый, длинноногий артист, но ты понимаешь, что в нем жизни нет. Я как-то взял своего четырехлетнего внука на „Лебединое озеро“ в Aмериканский театр балета, где Васильев танцевал Ротбарта, и, когда закончилась его вариация, мой внук предложил идти домой: на каком-то интуитивном уровне ребенок понял, что если Иван уже станцевал, то здесь больше делать нечего, спектакль закончился. А как сделать так, чтобы появились те, кто вывернут твою душу наизнанку? Я не знаю. Рецепта не существует. Мы можем создать артисту условия для его международной карьеры, но индивидуальностью он должен обладать от природы».


Сегодня в силу личных причин Данилян постоянно прилетает в Петербург, а после того как Николай Цискаридзе пригласил его читать в Академии имени Вагановой специальный курс «Инновационные программы в танцевальном искусстве», будет приезжать еще чаще. Оставаясь, разумеется, полным хозяином своего расписания: «Я человек не ленивый, встаю рано, но мое время предпочитаю использовать так, как я хочу. Именно поэтому у меня никогда не было желания стать директором театра — да, и в 1990-е и в нулевые можно было вернуться в Россию и променять свободу на должность, но я ловил себя на мысли, что мне неинтересно проводить бесконечные совещания и жить в режиме: с одними поругаться, с другими повидаться, с третьими выпить».

А что же ему тогда интересно? В первую очередь — растить новых балетных авторов. Он готов взахлеб рассказывать об артисте кордебалета Мариинки Максиме Петрове, чей «Дивертисмент короля» показал в прошлом году на двух гала-концертах в честь юбилея Ardani Artists — в Нью-Йорке и Монте-Карло: «Это было рискованно, да. Но суть нашей профессии — открыть дорогу таланту. И я рад, что европейская премьера для двадцатичетырехлетнего Максима с его „Дивертисментом“ случилась в Монако, что именно Диана Вишнева танцевала в этом спектакле роль Людовика XIV — это знаковый момент в его карьере. Так же как его американский дебют как хореографа. У человека, у которого в таком возрасте происходит столько всего, распускаются крылья, ему хочется творить. Петров прекрасно образован — класс Геннадия Селюцкого в Академии имени Вагановой многого стоит. И он феноменально чувствителен к музыке, будь то джаз в его „Балете № 2“ или кино­музыка в одноактовке „Синема“. В его хореографии есть стильность, узнаваемость, чувство формы». В программу тех же юбилейных гала с участием балетных мегазвезд был включен и одноактный балет «Глина» другого молодого петербуржца, дважды лауреата «Золотой маски» Владимира Варнавы: «У Вовы нет классического балетного образования, и его пластика совершенно нетрадиционна. Но худрук Балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо видит Варнаву как одного из самых перспективных европейских хореографов и поэтому минувшим летом предложил ему поставить в своем театре спектакль, дал полную свободу выбора музыки, концепции, кастинга, постановочной группы и просто смотрел за этим со стороны. Так появился его балет „Поцелуй феи“. И я знаю, что можно предложить Максиму и Володе дальше, понимаю, какой получится результат, где на Западе показать их работы, как сделать этих ребят узнаваемыми».


Петров и Варнава, так же как и Илья Живой, стали заметны благодаря Творческой мастерской молодых хореографов, которая ежегодно проводится в рамках фестиваля балета «Мариинский». Теперь все трое — участники инициированного Сергеем Даниляном проекта «Мечтатели», в котором глава Ardani Artists впервые выступает в качестве не только продюсера, но и режиссера программы: три ее части хореографы ставят независимо друг от друга, не зная, что именно делают их коллеги, а четвертую, заключительную, они сочиняют вместе. Данилян выбрал для спектакля музыку французской электронной группы Daft Punk, привлек к созданию костюмов дизайнера Игоря Чапурина, пригласил к участию в финале постановки Детский хор радио и телевидения. Премьера «Мечтателей» заявлена 4 апреля в Мариинском театре на очередном балетном фестивале, в мае они будут показаны в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, а в октябре — в калифорнийском Сегерстром-центре. Сергей Дягилев не боялся рисковать — и его экспериментальные постановки теперь весь мир знает как «Русские сезоны». С «Мечтателями» Сергей Данилян, кажется, тоже идет на риск — и мы уже припасли на 4 апреля пару бутылок шампанского.

Текст: Виталий Котов

Фото: Сергей Мисенко, архивы пресс-служб

Благодарим отель "Астория" и лично Веронику Смирнову за помощь в организации съемки


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 09, 2017 5:52 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 31, 2017 8:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033101
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Людмила Семеняка
Автор| Марина Алексинская
Заголовок| «Жертвенность, святость, дар…»
в гостях у «Завтра» великая русская балерина, народная артистка СССР Людмила Семеняка
Где опубликовано| © «Завтра»
Дата публикации| 2017-03-30
Ссылка| http://zavtra.ru/blogs/zhertvennost_svyatost_dar
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



"В искусстве не достичь заветной цели"… и список эпитетов: "фантастическая, неподражаемая, необыкновенная… да просто — великая…" в адрес Людмилы Семеняки — всего лишь попытка выразить нечто неуловимо тревожное, что вынуждало публику изливать восторг переживаний в громоподобных рукоплесканиях, цветочных дождях, летящих на сцену венках из лавра. Само воплощение Русского балета, Людмила Семеняка олицетворяет его главные ценности: изысканность, гармонию, аристократизм. Будучи ученицей Галины Улановой, она продолжила родословную величайших див Северной Пальмиры, кудесниц романтических грёз и, волею судьбы, оказалась звёздным завершением "золотого века" Большого театра. В "родословной" Людмилы Ивановны: Наталья Макарова и Алла Осипенко, Наталья Бессмертнова и Екатерина Максимова, Майя Плисецкая и Нина Тимофеева, Марина Семенова и… Правда то или вымысел, но так рассказывают. Гастроли Большого театра в Лондоне, артисты гуляют в парке Айви-Хауса, священного для Русского балета дома Анны Павловой. Набегают порывы ветра, они срывают с деревьев багряно-охристые листья, и в этом потоке обдающего брызгами Ла-Манша воздуха, взлетающей и парящей листвы, словно подхватываемая таинственными звуками она кружилась… и кто-то, еще помнящий "Сильфиды" "Русских сезонов", прошептал в изумлении: "смотрите, смотрите, Анна Павлова вернулась!"… она — Людмила Семеняка. В семнадцать лет вышла на сцену Большого театра, в рамках I Международного конкурса балета, и уже тогда, быть может, сама того не осознавая, заявила граду и миру: "искусство — удел восторженной души".

Специально для газеты "Завтра" Людмила Семеняка — прима-балерина Большого театра, Народная артистка СССР, балетмейстер-репетитор Большого театра (ученицы: Светлана Захарова, Юлия Степанова, Анастасия Меськова, Дарья Хохлова, Елена Андриенко) любезно согласилась дать интервью. Мы встретились в фойе театра под занавес "Фестиваля балетов Юрия Григоровича", и снова, и снова — жест, взгляд, манера держать себя подкупали тайной элегантности и артистизма школы Императорского Русского балета.


"ЗАВТРА". Людмила Ивановна, ваша ученица, Светлана Захарова, впервые выступила в партии Анастасии в балете "Иван Грозный". Известна запись, где эту партию репетирует с вами Уланова. Что значат для вас этот балет и работа над ним уже в качестве репетитора?

Людмила СЕМЕНЯКА. Да, я готовила партию Анастасии с Галиной Сергеевной Улановой. Вместе с Владимиром Васильевым, он готовил партию Ивана, мы вводились тогда в этот спектакль. Балет "Иван Грозный" сложен. Он стоит на особом месте, и равных ему нет, хотя бы потому уже, что его либретто — факт из истории Руси, а главный герой — не вымышленный, сказочный персонаж, а Иван Грозный. Царь, который собирал и объединял Русь, в чём его большая заслуга, который был страшно предан людьми из самого ближайшего своего окружения; можно сказать, что всю жизнь он находился в драматическом состоянии духа. Балет "Иван Грозный" — это огромное хореографическое и декорационное полотно, собрать такое возможно лишь силами всей труппы, а от солистов необходимо воплощение тонких по нюансам психологических образов. Надо сказать, что я танцевала во втором составе после Натальи Бессмертновой, для неё роль Анастасии была Григоровичем создана, прописана, что называется, до иконописи. Спектакль с первым составом был подан с такой художественной силой, был поднят на такую художественную высоту, что я, конечно, испытывала большую ответственность.

И вот сейчас, когда я готовила партию Анастасии со Светланой Захаровой, то испытывала непростые чувства. И радость, что могу передать такой талантливейшей балерине, как Светлана Захарова свои знания. И опять же — большую ответственность.

"ЗАВТРА". Мир балета отметил в январе ваш и Юрия Николаевича Григоровича юбилеи. Невозможно не спросить: для вас кто есть Григорович?

Людмила СЕМЕНЯКА. Для меня?.. В искусстве — мой крёстный отец. Он дал мне судьбу, дал мне театр, дал мне настоящую творческую свободу. Я, например, уверена, что он великий шахматист, он великий режиссёр, он великий… нельзя перечислить все секреты и тайны, которые мне чудятся в нём. Но то, что Григорович человек величайшего обаяния, что он абсолютно — Артист, Балетмейстер — очевидно всем. Всякий раз, когда нужно, он меня поощрял, чем окрылял необыкновенно. Григорович… он очень много даров принёс, а это могут делать люди только щедрой творческой души. Эти дары, они, знаете, такие вот светильники… Балеты Григоровича давали мне художественные переживания, впечатления. Они мне собственный человеческий образ помогали корректировать, даже отношения в жизни… И чем больше мы танцуем балеты Григоровича, тем большую художественную ценность они приобретают. Просто он сделал нечто, он нечто с чем-то соединил и знает таинства таких соединений.


"ЗАВТРА". Собственно говоря, неизъяснимое "нечто" и создает легенды. Кого вы можете назвать легендой Русского балета?

Людмила СЕМЕНЯКА. Как о легенде, я могу говорить о Галине Сергеевне Улановой. Безусловно, великой женщине своего времени во всех смыслах, она и общалась с людьми великими. Совсем молодой балериной, она была уже замечена многими выдающимися мастерами сцены, композиторами, художниками, писателями, поэтами. И ещё она прожила в такое исторически важное время, которое не каждому выпадает. Люди этого времени служили Родине, воевали за Родину, они понимали, в какое время живут, и понимали, что надо делать. Их так воспитывали: с самой высочайшей точки зрения относиться к делу, которому ты служишь, к стране, к людям. Это были какие-то величайшие личности, от которых зависел ход истории, наше сегодняшнее существование. И при этом Уланова — тайна, о ней практически никто ничего не знает.

"ЗАВТРА". Уланова была вашим педагогом, и трудно согласиться с тем, что вы о ней ничего не знаете.

Людмила СЕМЕНЯКА. Да, мне выпало такое, что называется, звёздное счастье — быть рядом с этим человеком. Не час, не день, даже не год, это была целая жизнь. Поначалу я робела. То, что Уланова легендарна, я знала еще в детстве — тогда она для всех была легендой, в том числе и для меня. И когда я узнавала всё больше и больше Уланову как человека, то, конечно, она не переставала быть для меня легендой. Хотя тон нашего общения был тоном сердечного внимания, понимания друг друга, я всё равно пребывала рядом с ней как на цыпочках, приподнято. Знаете, душа приподнималась. Даже по телефону с Галиной Сергеевной просто так было не поговорить. Я переполнена величайшим уважением к моему учителю.

"ЗАВТРА". Полностью отдавшей себя сцене...


Людмила СЕМЕНЯКА. Уланова отдала себя не просто сцене, она отдала себя своей стране. Это правда, которую я чувствовала каждый день. Да, получаются высокие слова, в чём меня обвиняют часто: "Семеняка, о чем её не спроси, будет говорить в возвышенном стиле". Что ж, спасибо, оказывается, у меня есть стиль и возвышенность. Стиль — это хорошо. Но добиваться надо простоты, которая была свойственна Улановой. С годами я поняла, что такая простота — не только дар. Дар дают родители, Господь Бог, земля твоя… Но это и — огромная душевная работа. И вот быть, посметь быть… не посметь, а попробовать, хотя бы попытаться быть простой… Но не простой и — простой, вот этого и следует добиваться.

"ЗАВТРА". Задача не из простых… Людмила Ивановна, когда вы заговорили о стиле, невольно вспомнила Анну Павлову, её манера носить расшитые шали с кистями заставила мир моды заговорить о стиле a la Pavlova. Вы ведь были в её доме, когда тот еще имел статус музея? Интересны ваши воспоминания.

Людмила СЕМЕНЯКА. Хотела бы заметить, что в эмиграции именно русские женщины, русские балерины, в частности, для того, чтобы заработать на кусок хлеба, весь мир учили как надо жить, как носить платья, как надо ходить, как надо мыслить… А в доме Анны Павловой я была во время гастролей Большого театра в Лондоне, тогда тот был уже не музеем, а колледжем. Но еще оставались люди, которые бережно хранили её личные вещи. И, когда приезжали интересующиеся, особенно русские артисты — для нас дом Павловой был не просто мемориалом, а потребностью почтительно поклониться, — то на втором этаже в одной из комнат они бережно выкладывали её вещи, приобретенные в свое время на аукционах Антоном Долиным, Марго Фонтейн и многими другими артистами. Мы могли прикоснуться к ним. Потом гуляли по этой лужайке знаменитой, где Анна Павлова танцевала для своих гостей, и где еще сохранился такой затихший фонтан. Дом Анны Павловой не был русским домом, это был английский дом. Чисто английский. Говорят, по-русски была устроена кухня и столовая, что в доме сосредоточились изящество, культура, и та не напоказ духовность, та внутренняя жизнь, что была свойственна Императорской школе Русского балета. Недалеко от дома находилось кладбище, мы посетили его, положили цветы к урнам Анны Павловой и её мужа Виктора Дандре.

"ЗАВТРА". Любопытно, что "Советские сезоны", в отличие от "Русских сезонов", — почти закрытая книга. Тогда как они являли собой акт не только художественный, но и политический. Был ли для вас известный пафос в том, что вы представляли нашу страну?

Людмила СЕМЕНЯКА. Безусловно. Пафос, ответственность — всё, что хотите под этим подразумевайте. Я из этого состояла. Гордилась тем, что работаю в Большом театре, представляю наш балет, и свой долг выполняла так, что была одобрена критиками, педагогами, своей страной.

"ЗАВТРА". Вокруг прим и премьеров Большого и Кировского театров кружили западные спецслужбы, делали "предложения, от которых трудно отказаться". Не было ли у вас желания остаться на Западе?

Людмила СЕМЕНЯКА. Нет, никогда. Даже в мыслях. Конечно, я слышала разговоры, читала статьи о наших артистах, которые остались, которых я очень любила в искусстве, восхищалась ими, но тогда я старалась не думать об их поступке. С возрастом начинаешь понимать: на то у них были какие-то творческие причины. У меня таких причин не было. Я всё получила в Большом театре, всё получила в России. И признание, и — самое главное — балет за балетом... Такого ни одна балерина не имела за границей, что я имела в Большом театре. Потом, я очень привязанный к земле человек. Когда уезжала на гастроли, а продолжались они по три месяца, то через две недели начинала страдать. И так всю жизнь. Спасал только огромный, созданный Григоровичем творческий, сильно объединённый коллектив. Было много спектаклей, репертуар был разнообразный — в общем, мы были в постоянном напряжении. Но, знаете, всё-таки успевали и музеи осмотреть, и на выставках побывать, и природой полюбоваться, — всё волновало.

"ЗАВТРА". У вас был успех, слава, сонмы поклонников, вы были открыты для общения с окружающими?

Людмила СЕМЕНЯКА. Людей я сторонилась. У меня была возможность общаться со многими интересными людьми, которые писали мне письма, желали со мной побеседовать, но я не смела. Я побаивалась.

"ЗАВТРА". Неосторожного шага?

Людмила СЕМЕНЯКА. Нас оберегали, я почти никогда не знала, кто. Меня как-то не очень это интересовало. Если я шла куда-то, то шла свободно, и шла куда хотела. И одна, и с подругами. Но был случай… как раз в год, когда мы привезли в Париж премьеру "Золотого века", а также классику, и был сенсационный успех. Как-то мы сидели в артистической, и Элизабет Платель, солистка Гранд-Опера, вдруг достала роскошную мантию и пригласила меня на бал Золушки. В Гранд-Опера балетом руководил тогда Рудольф Нуреев, он и поставил балет "Золушка", а в фойе театра должен был состояться бал. Я спросила разрешение в посольстве, но мне не позволили. Не знаю, почему. За меня никто никогда не боялся, никто за меня не волновался, поэтому было ужасно обидно.

"ЗАВТРА". На самом спектакле удалось побывать?

Людмила СЕМЕНЯКА. Я не могла пойти на бал, но сам спектакль посмотрела из ложи Элизабет. Я была, знаете, как Золушка, которая наблюдает из окошка за праздником.

"ЗАВТРА". Предположу, на том сказка не закончилась?

Людмила СЕМЕНЯКА. Позвонила секретарь Нуреева, сказала: всё-таки Рудик вас ждет. И мы: я и Андрис Лиепа, — приехали в его дом на набережной Вольтера. Нуреев великолепно нас принял, мы провели весь вечер и получили огромное удовольствие от общения. Он весьма скромно говорил о себе — например, он говорил, что никогда не считал себя балетмейстером, а ставил балеты просто как профессионал; он играл на органе, он был человеком очень высокой культуры. На следующий день прислал нам цветы.

"ЗАВТРА". Где был Русский балет, там была Россия.

Людмила СЕМЕНЯКА. Вы знаете, где бы мы ни находились, русская эмиграция встречала нас со слезами счастья на глазах, а в далёкой Аргентине люди тянулись дотронуться, поцеловать руку только потому, что мы были из России. Русский балет в Буэнос-Айресе был окружен необыкновенным ореолом, здесь бережно хранили каждый раритет из истории "Сезонов", в том числе мне показывали копию документа из церкви святого Михаила, где венчались Вацлав Нижинский с Ромолой Пульски.

"ЗАВТРА". Тогда как звездой "Советских сезонов" в Буэнос-Айресе были именно вы. Пресса и публика ликовали: "впервые видим молодую русскую балерину в полном расцвете сил".

Людмила СЕМЕНЯКА. Мне повезло бывать в Буэнос-Айресе и танцевать на сцене театра "Колон"… по-моему, семь гастролей я дала там. Приехать в Буэнос-Айрес с труппой Большого театра и выступать в таких спектаклях, как "Раймонда", "Спартак" было великим счастьем. Там — особенный зритель, особенные аплодисменты. Конечно, ничто и никогда не сравнится с Большим с театром, но и в Буэнос-Айресе балет — настоящий культ. Нам на сцену бросали лавровые венки… и я не забуду, как в первые гастроли импресарио надел мне такой венок на голову. Потом эти венки долго еще висели у меня дома на краях зеркала, уже такие все высушенные, с ленточками этими изумительными.

"ЗАВТРА". Ваш сверкающий карьерный взлет пришелся на 80-е годы. Тогда же начался развал СССР, любое достижение советской цивилизации подвергалось сарказму и уничижению.

Людмила СЕМЕНЯКА. Тогда самое главное было самой не развалиться.

"ЗАВТРА". Что помогало держать марку?

Людмила СЕМЕНЯКА. Хорошие люди, хорошие книги, искусство.

"ЗАВТРА". Искусство спасет мир?

Людмила СЕМЕНЯКА. Знаю одно: искусство делает человека красивым. Даже внешне. Он начинает по-другому смотреть, общаться, думать. Красивые люди в искусстве — для меня это очень важно.

"ЗАВТРА". Вы можете назвать балерину, с которой для вас связано олицетворение красоты?

Людмила СЕМЕНЯКА. Бессмертнова. Я могу перечислять имена Плисецкой, Стручковой, Кати Максимовой, но вы попросили назвать одно имя. Наталья Бессмертнова, она была ни на кого не похожа. Она была другая. Какая-то совершенно отдельная. Все были прекрасны, а Наташа была загадкой. В ней была такая интонация, которую сразу и не уловить, она очень красивый человек.

"ЗАВТРА". Мне очень дороги ваши слова… Людмила Ивановна, хотела бы спросить: молодые артисты Большого театра — они какие? сохраняется ли преемственность?

Людмила СЕМЕНЯКА. Я вижу много молодёжи с очень серьёзным отношением к жизни, к профессии, к педагогам. Артистическая жизнь балерины, она такая короткая, и надо всё-всё-всё успеть сделать. Да и сама жизнь сейчас настолько разнообразная и разбросанная, может отвлекать на многое. Мы всё-таки жили строже. Во всех отношениях строже.

"ЗАВТРА". В аскезе?

Людмила СЕМЕНЯКА. Может быть, в аскезе… но я не могу так сказать, потому что радовалась жизни каждый день. У меня могла кружиться голова от усталости, а я этого не замечала. Я ловила ощущения, ими жила и для меня они таким счастьем были!

"ЗАВТРА". Можно понять, почему рядом с вами говорят о партии Авроры.

Людмила СЕМЕНЯКА. Это стало уже традицией… И я могу этим гордиться, конечно, но есть исполнительницы, которые танцуют Аврору лучше меня. Просто со мной публику задело что-то — возможно, то, что она ждала увидеть в этой сказочной героине.

"ЗАВТРА". Не только публику, но и самых взыскательных и влиятельных критиков, впервые увидевших вас в "Спящей красавице".

Людмила СЕМЕНЯКА. Так случилось, что гастроли Большого театра в Вене, как раз перед лондонскими гастролями, приобрели известность. Я танцевала тогда "Спящую красавицу" и "Умирающего лебедя". И в Вене оказался знаменитый критик Клемент Крисп, он написал первую статью обо мне. Тогда я еще не знала, что попала в круг его внимания буквально с первых выступлений в Европе. А со временем, многим позднее, он стал моим большим другом, человеком, который мне очень помог в искусстве своей любовью к Русскому балету, своими интереснейшими воспоминаниями, своими впечатлениями о Русском балете.

"ЗАВТРА". Если взглянуть на Русский балет со стороны, о чём вы задумываетесь сегодня?

Людмила СЕМЕНЯКА. О жертвенности. Это то удивительное искусство, где жертвенное служение превращается в свет и счастье. Можно сказать, что Русский балет — это жертвенность, святость, дар…

Материал подготовила Марина АЛЕКСИНСКАЯ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 09, 2017 5:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 31, 2017 10:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017033102
Тема| Балет, Государственный театр оперы и балета Удмуртии им. П.И. Чайковского, Премьера
Автор| Нина ПУЗАНОВА
Заголовок| Это просто…сумасшедшая красота
Так восстанавливают старинные балеты
Где опубликовано| © газета «Удмуртская правда»
Дата публикации| 2017-03-31
Ссылка| http://udmpravda.ru/articles/eto-prosto-sumasshedshaya-krasota
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Это просто…сумасшедшая красота

Театр уж полон, ложи блещут… А в центральной ложе Мариинского театра, представим себе, сидят император Николай Второй с императрицей Марией Федоровной и великие князья. Зазвучала увертюра, и на сцену выпорхнула прелестная жизнерадостная Матильда Кшесинская в партии баядерки Никии.

Она добилась, чтобы строгий и придирчивый балетмейстер Мариус Петипа сделал вторую редакцию своего балета «Баядерка» специально под нее. Спорить с ней – себе дороже. Через год был снят с должности директора императорских театров князь Сергей Волконский, игнорирующий капризы фаворитки царской фамилии. Но при наличии высшей протекции она была и потрясающе артистичной, и техничной танцовщицей: первая среди русских балерин исполнила тридцать два фуэте. С появления «Баядерки» на императорской сцене титульная партия отдавалась исключительно примам – Екатерине Вазем, Анне Павловой, а балет приводил в восторг пышностью, красочностью, экзотической красотой.

Ижевску повезло. Сегодня балет «Баядерка» ожил на сцене Государственного театра оперы и балета Удмуртии им. П.И. Чайковского. Его поставил к 200-летию гениального балетмейстера Мариуса Петипа главный балетмейстер театра заслуженный деятель искусств Удмуртии Николай Маркелов.

Реконструкция в пользу современника

И хотя на программках обозначено имя хореографа XIX века, не надо думать, что этот балет выглядел и прежде так же, как в наши дни (а идет он в полном виде, кроме Ижевска, в обеих столицах, в Казани, Челябинске и Екатеринбурге). За полтора века со дня появления на свет в 1877 году он существенно изменился. Во времена Петипа в балетах, и в «Баядерке» в том числе, преобладала пантомима, а танцевальных номеров практически не было. Но какого отточенного жеста требует пантомима от танцовщиков!

Первая картина ижевского спектакля почти полностью основана на этом приеме. И как мастерски филигранно поставлена и сыграна пантомима исполнителями! Жестами, понятными всем народам и языкам, они передают завязку сюжета, отношения героев друг к другу и их реакцию на происходящее. Теперь понятно, откуда корни немого кино, старинный балет – его основа. Но мы бы с вами вряд ли выдержали пантомиму на три часа. Сам Петипа ввел в балет несколько танцевальных эпизодов – «Индийский танец», «Тени» и «Танец со змеей». Остальные появляются позднее, так как со временем изменяется эстетика балета. При Петипа мужской сольный танец не был развит, мужчины только ходили по сцене. Балеты ориентировались на женщин. Новое время все изменило. Вахтанг Чабукиани вместе c Владимиром Пономаревым в своей редакции добавили дансантности в партию главного героя Солора. Николай Зубковский предложил «Танец Золотого божка». Появился любовный дуэт Солора и Никии в первой картине. Стали танцевально насыщенней партии баядерки Никии и ее соперницы, дочери раджи Гамзатти.

Если в позапрошлом столетии танцовщицы поднимали ногу только на 45 градусов, то постепенно техника женского танца усложнялась, и Петипа, наверное, был бы потрясен, увидев почти акробатический трюк, когда Солор поднимает Никию с поддержки на вытянутые руки в арабеск.

И, конечно, изменились костюмы. Во времена Петипа балерины танцевали в юбках ниже колен. Кшесинская начала бороться с этим неудобством и потихоньку по одному сантиметру в год обрезала свои балетные пачки. Ее штрафовали, обвиняли в бесстыдстве, но она не отступила.

Европейский ориентализм

Современный зритель удивится, не увидев в балете, действие которого происходит в Индии, настоящих индийских танцев. Это сегодня мы знаем, как они выглядят, можем открыть Интернет, посмотреть видео, индийские фильмы, наконец. А в XIX веке в европейском искусстве восточную культуру, в том числе и индийскую, передавали условно, называя это ориентализмом. В балете – за счет нескольких позиций рук, поворотов головы, корпуса – не важно, египетский это или индийский танец. В музыке Людвига Минкуса, а он сочинял ее под руководством Петипа, исключительно синхронной с происходящим на сцене, также не слышны индийские интонации. В ее основе европейский, очень красивый легкий мелос, в духе штраусовской Вены – родины композитора Минкуса, нашедшего свою вторую отчизну, как и француз Петипа, в благословенной России. Мы слышим в оркестре и видим на сцене вальсы, польки, марши и даже галоп, слегка приправленные условно восточными специями – костюмами, руками в позе «моления». А в основе – классический танец, который позволяет выразить общечеловеческий взгляд на эту драматичную историю любви и предательства. Зато в финальной картине, музыка и хореографический рисунок которой в свое время были утрачены, индийской аутентичности при- бывает.

Как построить утерянную картину? Здесь происходит свадьба Солора и Гамзатти и наказание богов за клятвопреступление Солора. Николай Маркелов опирался на воспоминания ветеранов балета, а они утверждали, что у Петипа в этой сцене шел священный танец с лотосами. Значит, надо его поставить и придумать другие номера, что и было сделано. А откуда взять музыку, чтоб не выпадала из стиля Минкуса и была приближена к индийской?

– Я так долго думал об этом, что у меня в ушах вдруг зазвучал хор, – рассказывает Николай Игоревич.

– Я понял, что эта картина должна идти в сопровождении хора. Начал вспоминать, что может сюда подойти, и наткнулся на название оперы Лео Делиба «Лакме» – тоже на индийский сюжет.

Вместе с Маркеловым работал над этой сценой ижевский музыкант Лев Накаряков, который и создал аранжировку на основе музыки Делиба и английского композитора Джона Ланчбери. В результате получилась мощно звучащая драматическая развязка сюжета и музыкальной партитуры.

Белый акт

Так называют на балетном жаргоне фантастические сцены, где балерины выходят в белых пачках – в образе лебедей в «Лебедином озере», виллис в «Жизели», сильфид в «Сильфиде», а также бесплотных душ в «Баядерке». Такое клише было принято в императорских балетах на уровне идеологии – хороший балет по принятой в те времена схеме должен был показывать любовь, измену, смерть и блаженство в загробном мире. Трагические финалы не принимались, и Петр Чайковский вынужден был переделать грустную развязку первого варианта балета «Лебединое озеро» в хэппи энд. А его «Щелкунчик», который разбивал все стереотипы, вначале был принят очень холодно.

Центром «Баядерки» – и смысловым, и хореографическим, и эмоциональным – является картина из третьего действия, называемая «Тени», дошедшая от Петипа практически без изменений. Она производит колоссальное завораживающее впечатление. Тридцать минут, которые идет, воспринимаются на одном дыхании. Льется умиротворяющая божественная музыка – ведь действие происходит в неземном запредельном райском пространстве, где обитают блаженные тени умерших. Оркестр театра под управлением заслуженного деятеля искусств УР Николая Роготнева вдохновенно и поэтично проводит и эту сцену, и весь спектакль, выявляя умопомрачительную по красоте партитуру. Становится не понятно, почему Минкуса называют композитором второстепенным, разве австрийцы назвали бы так своего Иоганна Штрауса?

Картина «Тени» не просто дань вкусу того времени, она оказалась хореографическим шедевром и осталась таковой по сей день. Одна за другой появляются в арабеске балерины в белых пачках и змейкой спускаются на сцену. Кордебалет выстраивается в несколько линий и переходит к плавному вальсу, а потом и к более подвижному танцу. Появившийся Солор находит тень погибшей Никии, и они танцуют пронзительный дуэт согласия и любви, где каждый повторяет движение другого. Танцу вторит солирующая скрипка. Кордебалет театра и ансамбли корифеек выдержали этот сложный экзамен.

Пришла и отмолила

Этими двумя словами можно кратко передать содержание многих балетов. «Баядерки» в версии театра оперы и балета Удмуртии – в том числе. Этот балет не мог бы состояться без крепких солистов, а уж если есть хоть одна звезда, тогда совсем прекрасно. В ижевской «Баядерке» такая звезда-этуаль вышла на сцену. Это Эйми О’Донохью. У нее были удачные сольные партии и в прежних балетах нашего театра. Но в Никии сошлось многое, все легло на ее индивидуальность – восточная красота, замечательная пластичность, кантиленность, техничность и легкость. Она просто зависает в воздухе на прыжках, на поддержках партнера. Летит, как пух, от уст Эола. Можно смело сказать, что в этой партии балерина превзошла себя, заставляя зрителей волноваться за ее героиню, восхищаться и радоваться ее танцам. Эйми отсутствовала целый год, приходила в форму после травмы. И вот – такое яркое танцевальное высказывание. Браво, Эйми!

С такой партнершей легко работается и партнерам – на премьере Солора танцевал солист Татарского театра оперы и балета им. Мусы Джалиля Михаил Тимаев, а в остальное время – также достойно – земляк Эйми – японец Шота Онодэра. Впервые большая партия досталась молодой солистке Аои Танака (Гамзатти), которая показала блеск и апломб настоящей примы. Правда, пока не хватает кантиленности, но ведь это только начало карьеры недавней выпускницы балетного училища. Впечатлил Роман Петров в партии Брамина. У него нет танцевального номера, он работает на пантомиме и замечательно держится в образе своего героя – статуарно, подобно божеству. Снискала аплодисменты Ирина Попова в «Индуистском танце».

Особая роль в спектакле у художника по костюмам Анны Якущенко (Санкт-Петербург). Она предлагает нам разгадывать драматургию костюмов и цветов – красного и белого. В красном Никия танцует последний танец со змеей и падает замертво. Но в финале Гамзатти также появляется в красном – потому что ее тоже ждет смерть. Особая роль у белого покрывала Никии. Она выходит с ним в первой картине, потом танцует с Солором, и этот шарф связывает их, как слово клятвы в верности Солора, произнесенное перед священным костром. Затем с этим покрывалом Никия является Солору в видении. Сценография Сергея Новикова (Санкт-Петербург) участвует в реконструкции «Баядерки», затеянной Николаем Маркеловым, и потому художник оформляет сцены в стиле первых постановок этого балета в императорских театрах.

СПРАВКА «УП»

«Баядерка» в Ижевске – роскошное зрелище, прекрасный отдых для зрителей. Но попасть на этот балет не так-то просто: все билеты до конца сезона распроданы. Это один из самых дорогих балетных спектаклей последних лет. Его постановка стала возможной благодаря, в том числе, гранту Правительства Удмуртии.

Этот грант выделяется по очереди государственным театрам несколько лет подряд. Говорят, что больше его не будет. Значит, не будет и таких потрясающих спектаклей на радость зрителям? Давайте оставим грант, ведь он приносит замечательные художественные результаты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 6 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика