Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2017-03
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 01, 2017 9:21 am    Заголовок сообщения: 2017-03 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030101
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Юрий Посохов
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| «Это вспышки жизни Нуреева»
Юрий Посохов рассказал о своем балете

Где опубликовано| © "Коммерсантъ"
Дата публикации| 2017-03-01
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/3229391
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Елена Фетисова / Коммерсантъ

В Большом театре завершился первый период постановочных репетиций балета «Нуреев». Мировую премьеру готовит та же команда, что ставила прогремевшего «Героя нашего времени»: композитор Илья Демуцкий, режиссер Кирилл Серебренников и хореограф Юрий Посохов. ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА расспросила ЮРИЯ ПОСОХОВА о том, каким будет балетный «байопик», посвященный легендарному танцовщику.


— Судя по рассказам Кирилла Серебренникова, ваш «Нуреев» похож на кинофильм в жанре байопика — жизнеописание героя с детства до смерти. Что, начнете прямо с Уфы?

— Уфы не будет, и танцев на составленных вместе грузовиках, когда маленький Нуреев потерял штаны, тоже нет. Эпизодов в балете много, но все-таки это не пересказ биографии. Скорее это вспышки жизни Нуреева, не документальный, а скорее сюрреалистический «фильм». Не попытка показать артиста «как живого», а отображение его гениальности в наших умах, сердцах, душах — моих, Кирилла, Ильи.

— А Вагановское училище у вас будет? Кировский балет? Педагог Пушкин, который воспитал Нуреева?

— Не надо ждать от балета житейских фактов, визуального сходства. Если у нас и появится Пушкин, он будет стоять спиной к залу и не двигаться. Наш спектакль не реалистичный, а театральный: на сцене будут и певцы, и хор, и комсомольцы…

— А кагэбэшники танцевать будут?

— Должны были. Но, возможно, мы откажемся от этой идеи. Концепция Кирилла мне кажется очень правильной именно потому, что там нет конкретности. Все более или менее образно и неуловимо. Конечно, есть фундаментальные вещи, на них я сейчас и сконцентрирован. В первую очередь это Эрик Брун (датский танцовщик.— “Ъ”). Я начал ставить балет с его дуэта с Нуреевым. Впервые Рудольф увидел Бруна еще в Ленинграде, когда сам танцевал в Кировском. И когда они встретились в Дании, Нуреев сказал: «Хочу танцевать как вы». Для него Эрик был эталоном классического танца. Он понимал, что наша школа не такая чистая. Западная эстетика, ее элегантность, ее невозмутимая красота его обворожили. Не говоря уж о спокойной независимости Эрика Бруна, совсем иной, чем независимость Нуреева. Все это и спровоцировало любовный взрыв. Я могу это понять.

— Думаете, это была главная любовь в жизни Нуреева?

— Это была талантливая любовь двух гениев-антагонистов. Эрик — такой красавец викинг, воплощение выдержки. Он был национальным героем Дании. Человек-эмблема. Вечно с сигаретой — на классе, на репетициях, в повседневной жизни — это была его третья рука. Он и умер от рака горла, в Канаде. Нуреев прилетал к нему, умирающему, хотя они давно расстались. Эстетство, которое появилось в танце Нуреева на Западе,— это на 100% Эрик Брун.

— Нуреев ассоциируется прежде всего с классическим репертуаром. У вас в балете будут фрагменты его партий?

— Во втором акте. Но видоизмененные. Элементы «Сильфиды» я даже в дуэте использую. Сам-то Нуреев хотел танцевать современный репертуар, но у него это неважно получалось. А я хореограф ортодоксальный, поэтому убежать от классической техники не смогу. Куда мы денемся без кабриолей и двух туров, когда мои герои исполняли их эталонно?

— Вы сами видели танцующего Нуреева? Живьем?

— Да, и не знаю танцовщика замечательнее, который бы так повлиял на балет сегодняшнего дня.

— Чем же? Я тоже видела Нуреева на сцене в Париже в 1980-х, и хотя я не знала про его болезнь, он мне показался руиной: измочаленным, усталым человеком, которому очень тяжело давались антраша и которого душил его роскошный костюм Короля-Солнца.

— А мне показалось, что это было воплощение нарочитости, помпезной дерзости искусства — когда все сверх положенного, сверх дозволенного. Я увидел парад красоты: Людовик Нуреева обжирался прекрасным, он пресытился им.

— Много ли в Большом Нуреевых и Эриков Брунов?

— Пока по четыре. Но тут я подумал и пятом Нурееве.

— Обычно хореографы выбирают один состав солистов и сочиняют хореографию «на них».

— А тут мы решили, что определимся с составами ближе к премьере. Будем смотреть на возможности артистов, их отклик, на результаты. Естественно, я буду подстраиваться под них, но хореография-то все равно моя. Любой хореограф ставит на свое тело: как оно чувствует, так и ставит. Вы посмотрите: балеты Леши Ратманского — вылитый он сам, балеты Макгрегора тоже. Когда говорят: «Я ставлю на эту балерину», это не совсем так. На самом деле я использую ее тело. А ставлю на себя.

— Справятся ли артисты Большого с эталонной чистотой классики?

— Очень на них рассчитываю. Чтобы я справился с хореографией, мы должны друг другу помочь. Сейчас в Большом замечательная плеяда солистов, я их обожаю, просто преклоняюсь перед их талантом. Но все-таки у них не совсем западное ощущение танца — нет педантичного изящества, любви к отделке движений. Наши замечательные красавцы с большой русской душой будут вместе со мной искать чувство формы. Фиксировать пассе, стараться не косить стопы… На классе я вижу, что моих любимых артистов косые стопы совсем не гнетут. Они над этим не собираются работать. А придется. Но это я так, к смеху.

— Вы сами захотели ставить балет о Нурееве или это заказ театра?

—- Я дал Владимиру Георгиевичу (Урину, гендиректору Большого театра.— “Ъ”) на выбор пять названий, и мы остановились на «Нурееве». В 2018-м будет его юбилей, как-то все это логично.

— Много ли времени отведено на постановку?

— Сейчас я работал всего две недели. Дальше в марте у меня свои планы, а ближе к лету возьмемся за «Нуреева» вплотную.

— Когда к репетициям подключится Серебренников?

— Он у нас очень загруженный, на Западе у него большой успех. Но на этой постановке нам надо как можно чаще встречаться, так что буду сам ему названивать. Мне наверняка придется консультироваться с ним даже в плане хореографическом, не только в режиссерском или актерском.

— А в «Герое нашего времени» было по-другому?

— Там мы сделали сценарий, все обговорили, а потом я почти весь основной хореографический материал поставил до того, как Кирилл пришел в театр.

— Когда вы ставили «Героя», Илья Демуцкий писал музыку по ходу постановки. А как сейчас?

— Музыка готова, я уже получил второй акт. У нас будет довольно большой балет — два акта минут по пятьдесят. Музыка совершенно потрясающая. Илья — наш герой-симфонист, с замечательной консерваторской базой. Очень редкое явление на настоящий момент. В балете особенно — хореографы ставят сплошь композиторов-минималистов. А если выбирают кого-то из прошлых веков, то обязательно композитора XVII века либо Баха, который тоже с четким мерным ритмом.

— Действительно. А почему?

— Потому что легко ставить. Потому что для современных хореографов музыка является фоном. Для них это ритмический рисунок, внутри которого они должны показать свою виртуозность. Можно ставить вдоль, поперек, поверх музыки. Сколько угодно движений или, наоборот, самый минимум — чистая эквилибристика. А музыка капает, капает на мозги, убаюкивает, думаешь: ну когда это закончится? Сейчас у нас в Сан-Франциско (Юрий Посохов — штатный хореограф Балета Сан-Франциско.— “Ъ”) заявили постановочные планы — опять Филип Гласс. А я старомоден: люблю музыку с фразами, эмоциями, непредсказуемую.

— Во время постановки «Героя» вы сетовали как раз на непредсказуемость музыки Демуцкого. Помнится, он вам даже шпаргалки писал — по тактам смену размера отмечал.

— «Герой» был первым балетом Ильи. И он расстарался-раздухарился: мог вдруг вставить ритмический сбой — один такт в одну двадцатую среди музыки на одну восьмую. Теперь у меня нет таких проблем — на «Оптимистической трагедии», которую мы сделали в Сан-Франциско, он учел все мои пожелания.

— «Оптимистическая трагедия» в США? Как Хелги Томассон (худрук Балета Сан-Франциско.— “Ъ”) допустил такой спектакль?

— Доверяет. Но условия были жесткие — всего 15 дней на постановку. А публика? Ну что, хлопала. Хотя не думаю, что поняла, про что это.

— А артисты поняли?

— У меня анархисты — сплошь кубинцы. Капитан тоже был кубинец, но сломался (получил травму.— “Ъ”). Кубинцы-то все про революцию понимают. А какие талантливые! Для балета удивительно одаренная нация. Особенно мужчины — рост, ноги длиннющие, данные, жесты, осанка — красавцы, принцы! Женщины похуже: бывают коренастенькие, корявенькие… Про свой талант кубинцы отлично все понимают, но у них есть слабинка — лень.

— Как вам вообще в голову пришла «Оптимистическая»?

— Года три-четыре назад, когда мы с Сергеем Филиным и Кириллом выбирали, что будем ставить в Большом, Серебренников в числе прочего предложил «Оптимистическую». Это запало мне в память. А в Сан-Франциско я собирался ставить бессюжетный одноактный балет, заказал музыку Демуцкому. Но когда Илья ее прислал, я понял, что с ней просто так не совладать — необходима сюжетная линия. Впервые в жизни я вводил сюжет в готовую музыку. Но за 30 минут что можно показать? В моей «Оптимистической» не были проработаны даже взаимоотношения между анархистами и капитаном, не говоря уже о любовной линии — так, намеки какие-то. Мы начали за здравие — показали конфликт на корабле, а после смерти Комиссара перешли в «образность» — волны, этакий уход в никуда. Музыку пришлось резать, ужасно — по живому. А она там — сплошной апофеоз! Надо бы вернуться к «Оптимистической», сделать полноценные два акта. Но где?

— Да где угодно. Вы же востребованный автор, ставите повсюду, на несколько лет вперед планы расписаны.

— Только на ближайшие три года. Да, ставлю в Америке, в Дании, здесь — в России. Но вообще-то меня мало кто знает.

— То есть как? А глобализм, балет без границ?

— Глобализм был тогда, когда царил классический балет. Сейчас классика вытесняется современным танцем. Я-то вообще не понимаю современную хореографию в академических театрах. Артисты учатся по восемь-десять лет в школе — заноски, пируэты, два тура в воздухе и так далее, потом приходят в театр, забывают все это и начинают крутить плечами-коленями. Раньше в классической труппе никогда не приняли бы того же Макгрегора. А теперь его спектакли идут в Ковент-Гардене, в Парижской опере. В США его не ставят, там свои любимцы. На самом деле балетный мир — это такой междусобойчик, где каждый варится в своем соку.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 09, 2017 2:38 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 02, 2017 12:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030201
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Лоран Илер
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Лоран Илер: «Хочу заговорить по-русски как можно быстрее»
Где опубликовано| © Газета «Культура»
Дата публикации| 2017-03-01
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/person/154353-loran-iler-khochu-zagovorit-po-russki-kak-mozhno-bystree/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Лоран Илер — в недалеком прошлом этуаль Парижской оперы и ее педагог — возглавил балетную труппу Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Приглашение поступило от нового гендиректора Антона Гетьмана. И вот объявлен первый проект — три одноактных балета: «Сюита в белом» Лифаря, «Вторая деталь» Форсайта и «Маленькая смерть» Килиана. Премьера намечена на июль. А уже 10 марта состоится «Точка пересечения» — спектакли покажут молодые хореографы: экс-солист Музтеатра Дмитрий Хамзин, израильтянин Эяль Дадон, Дастин Кляйн, сотрудничающий с Баварским балетом, и албанец Эно Печи, работающий в Вене. «Культура» расспросила Лорана Илера об этих вечерах и о том, каким курсом он поведет труппу.

культура: Первая работа, предложенная Вами для театра, одноактные балеты Сержа Лифаря, Уильяма Форсайта и Иржи Килиана — история красивая. Вы выбрали три конкретных произведения, руководствуясь некой целью или потому, что как образцы они бесспорны и Вы имели возможность договориться о постановках?
Илер: Приятно слышать, что мой выбор кажется привлекательным. Вечер задуман по определенным причинам. Для меня сочинения этих хореографов, особенно Форсайта и Килиана, сегодня просто неизбежны в репертуаре большой труппы. Хочу показать три разных почерка, три разных мира, дополняющих друг друга и переплетающихся между собой. Все балеты без нарративных историй и достаточно символичны. «Сюита в белом» Лифаря — один из немногих спектаклей (если не единственный), предлагающих богатое разнообразие в технике, стиле, настроениях. Килиан — гений, «рассказывающий» музыку, умеющий соединить любовь и трагедию, у него всегда присутствует драматическое измерение. Когда мелодии и хореография настолько взаимосвязаны, тело становится невероятно выразительным, и танцовщики вынуждены провести ювелирную работу, полностью овладеть техникой, чтобы она ожила. «Вторая деталь» экстремала Форсайта раздвигает возможности тела за пределы тех границ, какие только можно вообразить. Эти спектакли представляются мне фундаментом, основой, базой, на чем я и собираюсь строить репертуар. Цели наши серьезны.

Театр Станиславского — большое учреждение, одних танцовщиков — около ста. Я дважды приезжал на встречи с артистами. Когда увидел их энтузиазм и понял, что здесь есть сильные личности, то сразу согласился возглавить труппу. Ведь только если танцовщик прочувствует хореографию, у него появятся подлинные чувства, и произойдет чудо. Задуманный вечер балета способен повести театр по увлекательному пути.

культура: «Маленькую смерть» труппа уже танцевала — с удовольствием и вдохновением. Вообще артисты Музтеатра открыты экспериментам.
Илер: Да, я заметил, что у них есть вкус к неизведанному. Они встретятся с сочинениями Лифаря и Форсайта впервые. Четыре дня проходили мастер-классы, участвовали практически все артисты (я-то предполагал, их окажется гораздо меньше), репетировали с удивительным старанием, желанием и жадностью. Ассистент Форсайта с удовлетворением отметил большой потенциал труппы, которой по силам станцевать «Вторую деталь». «Сюиту в белом» я уже восстанавливал для Парижской оперы и буду репетировать ее сам. Клод Бесси, работавшая с Сержем Лифарем, приедет в Москву, чтобы прикоснуться к спектаклю на финальном этапе.

культура: Премьера состоится в июле, а на днях зрители попадут в «Точку пересечения». Ваше отношение к пробам молодых сочинителей?
Илер: Проект был запущен до моего появления в театре. Но я его приветствую и буду развивать: артисты получают возможность не только поработать с неизвестным стилем, но и поучаствовать в рождении нового произведения, создаваемого сотворчеством хореографа и исполнителя. Танец сочиняется в опоре на музыкальность, движения, темперамент, настроение, личность конкретного артиста, что позволяет тому узнать о себе намного больше. И потом открывать хореографов — значит, готовить будущее нашего искусства. Сочинение спектакля — всегда приключение с неясным финалом. Получится или не получится, никто не знает. Такой эффект казино — если хотите выиграть, то нужно рискнуть.

культура: Итак, за полсезона коллектив представит два балетных вечера. Семь одноактных спектаклей в труппе, славящейся подробными, сюжетными, драматическими полотнами, где актеры переживали все ситуации достоверно, по системе Станиславского. Будете ли сохранять стиль?
Илер: Театр — это его история, и она для любой труппы — очень важный момент. Спектакли Владимира Бурмейстера — «Лебединое озеро», которое я танцевал в Париже, «Снегурочка», «Эсмеральда» — являются не просто традицией, а «удостоверением личности» театра. Мне хочется, чтобы они продолжали жить. Как мы должны смотреть на эти балеты? Не как на музейные экспонаты, а как на живые организмы. Не стоит ограничиваться умением просто «рассказать» сюжет, преподнести историю любви, надо разобраться, каким образом можно раскрыть смысл в контексте современности. Так, чтобы публика могла узнать себя и свои проблемы. Для этого необязательно что-то менять в хореографии, нужна, скорее, актуальная энергия, необходимо вдохнуть жизнь в каждую роль, сделать ее подлинной.

культура: Вы третий иностранец после Мариуса Петипа и Начо Дуато, возглавивший балетную труппу в России. Груз ответственности давит?
Илер: Никогда не мог предположить, что в один прекрасный момент стану руководить русской труппой. Но предложение не было для меня сенсационным. Мне показалось вполне естественным приехать на работу в Россию, как и оставить ради этого Францию. Объясняю такую реакцию тем, что проект, придуманный для театра, понравился своей правильностью, и выглядело логичным, что я тоже приму в нем участие.

культура: Наверное, вопрос о перспективе преждевременен и некорректен, но Вы сами сказали о существовании проекта, имея в виду будущее. Потому не могу не спросить, что Вас в нем так увлекло?
Илер: Нет никакого секрета. Цель заключается в том, что нужно идти вперед, предлагать публике неизвестные формы, совершать какие-то открытия, искать новые возможности. Все это важно не только для зрителей, но и для самих артистов. Встречи с другими хореографами и с иными типами танца укрепляют индивидуальность коллектива. Чем разнообразнее получится предлагаемая нами палитра, тем больше обогатит себя труппа. При желании экспериментировать и осваивать новый опыт должно гордиться своим наследием, своим репертуаром. И тогда у театра появляется возможность жить интересно и полнокровно.

Поверьте, будет много предложений, следующий сезон практически придуман и сверстан. Я уже мог бы назвать имена приглашенных хореографов, чье согласие сотрудничать с нами получено, но не хочу забегать вперед. Понимаете, я здесь лишь два месяца, приходится все делать очень быстро, а хотелось бы двигаться постепенно, поступательно, шаг за шагом.

культура: Вы были любимым танцовщиком Нуреева. Первую встречу помните?
Илер: Столкнулся с ним в период его выступлений в Парижском дворце спорта, где он танцевал в «Ромео и Джульетте». Спектакль шел много раз подряд, Рудольф всегда любил выступать большими блоками. Когда он работал в Париже, то репетировал с педагогом Александром Калюжным, как в тот момент и я. Мы делали урок в репзале, я стоял напротив двери, когда на пороге внезапно появился Нуреев с чаем в руках, в разноцветном пеньюаре, берете и сабо. Этот странный театральный персонаж вошел, осмотрел класс, где все мы замерли у балетного станка, и начал выбирать себе место. Взгляд его медленно скользил по лицам, прошелся по мне и поплыл дальше. Я вздохнул с облегчением: «Слава Богу, не со мной рядом...» Но вдруг Рудольф пересек студию и встал около меня. Как будто отсканировал, а он, конечно, видел людей насквозь. Мне было 18 лет, и я пережил сильное волнение. Мог на следующий день перейти в другой класс, но подумал — нет, останусь, не сдвинусь с места. Он тоже не сдвинулся — так в течение месяца мы занимались плечом к плечу.

культура: Через несколько лет Нуреев возглавил балет Парижской оперы, и Вы вновь оказались рядом. В театре под его руководством приходилось нелегко?
Илер: Нуреев — профессионал, он с необычайным уважением относился к труду артиста, не оставлял без внимания, если видел, что человек работает изо всех сил. Рудольф требовал от молодых коллег фантастической отдачи, но так же строг и придирчив был к себе. Уровень его мастерства оставался чрезвычайно высоким, да и сама его личность — невероятна. Он появился в Парижской опере, где перед ним предстало уже готовое поколение молодых танцовщиков. Никому не давал возможности промежуточных решений: или ты цеплялся и двигался с ним вперед, или оставался на обочине.

Рудольф очень любил всякие уменьшительные имена, меня называл Лорексом и часто говорил: «Понимаешь, Лорекс, в глазах должен пылать огонь, потому что сцена — не общая площадка, где все происходит обыкновенным и привычным образом, а место волшебное, священное, исключительное, не забывай об этом». Он пришел в театр уже на закате артистической карьеры, но тем не менее мы вместе участвовали во многих гала, встречались на сцене в «Лебедином озере» и исполняли «Песни странствующего подмастерья» Бежара. Нуреев думал о танце и его будущем, он привел в Парижскую оперу Форсайта, что оказалось событием потрясающим, но иногда и ошибался, делал не те шаги, не такие, что ли, качественные.

культура: Не вспомните ли тот вечер, когда Нуреев возвел вас в ранг этуалей?
Илер: Как раз после «Лебединого озера» Бурмейстера. Сейчас можно рассмотреть в этом некий провидческий смысл. Заранее мы ничего не знали и даже не догадывались. Нас неожиданно задержали после спектакля на сцене. Сначала назвали Сильви Гиллем, потом произнесли мое имя. Меня охватило невероятное волнение — все аплодируют, радуются, поздравляют. Когда опустился занавес, я сказал: «Рудольф, спасибо». И он, четко выговаривая каждый звук, ответил: «Вуаля, вуаля».

Он, конечно, не в совершенстве владел французским языком, но всегда выбирал такие точные слова, что вы прекрасно понимали, что он хотел выразить. Когда Рудольф был в театре, то большую часть времени проводил за кулисами, следил оттуда за спектаклями. В антракте подошел к одному из танцовщиков: «Если вы будете и дальше «неглиже» (negliger) хореографию, то я буду «неглиже» вашу карьеру». Во французском языке слово negliger очень сильное, даже едкое. (В переводе — пренебрегать, отбрасывать, не учитывать, пропускать мимо ушей. — «Культура».) Когда Нуреев исполнял балеты Пьера Лакотта с обилием мелких па, говорил: «Я вяжу». Получалось забавно, в рифму: «Лакотт — трикот» (tricoter — вязать, на спицах или крючком. — «Культура»).

культура: Вы долгое время работали в тандеме с директором балета Брижит Лефевр, в Вас, своем заместителе, она видела продолжателя, но балет Парижской оперы возглавил Бенжамен Мильпье, и Вы покинули театр. Чем было вызвано такое стремительное решение: Вашей преданностью Брижит, горячим нравом или несогласием с художественной программой нового руководителя, оказавшегося «факиром на час»?
Илер: Сразу стало понятно, что не смогу сработаться с появившимся директором и быстро упрусь в стену непонимания, поскольку не разделяю его ценностей. Знал, что не останусь в театре, и предпочел не ждать, а уйти без промедления. К тому же я был помощником Лефевр в течение десяти лет и считал, что моя карьера должна развиваться, не буду же я заместителем до конца жизни. Так и поменял регистр существования. Но темперамент мой и нрав тоже бывают горячими.

культура: Что в программе Мильпье оказалось несовместимым с Вашими взглядами?
Илер: Мне не хотелось бы отвечать на подобный вопрос подробно. Просто, когда ты приходишь в новый для себя театр, то должен разобраться в его культуре, понять традиции, уметь слушать и слышать. И уже на этой основе выстраивать художественную политику. Вообще-то мне неинтересно говорить о «факире на час» — Вы правильно его назвали. Я не испытываю никаких сожалений, ностальгии, горечи и действительно счастлив тем, что пришел в Театр Станиславского. Жизнь должна быть интенсивной, и я ее проживаю здесь и сейчас. Хочу, чтобы работа оказалась яркой и насыщенной. Я вообще не из тех, кто оглядывается назад, люблю настоящее и будущее.

культура: Умение перелистнуть страницу — черта счастливая.
Илер: Прошлое меня интересует только в преломлении к дню сегодняшнему и завтрашнему. Ностальгия не свойственна. Например, совсем не жалел, что покинул сцену. Мне доставляет большое удовольствие смотреть на других, на тех, кто сейчас танцует, и нравится, когда артисты расцветают.

культура: Вы покинули родную труппу в 2014-м. Чем занимались?
Илер: Немного отдыхал после четырех с лишним десятилетий работы в Парижской опере, куда я фактически пришел в 11 лет. Для меня эти два года стали подведением итогов, временем свободы, когда я больше занимался собой. Наверное, подобное спокойствие — этап необходимый перед важными событиями, что произошли сейчас, промежуток для внутренней подготовки к ответственной должности. Но без дела я не сидел, периодически как педагог сотрудничал с Королевским балетом Швеции, Шанхайским театром, Национальным балетом Канады, в Римской опере поставил «Парк» Прельжокажа.

культура: Как чувствует себя в театре Торонто любимица московской публики Светлана Лунькина?
Илер: Мы не близкие друзья, и о личном Светлана мне не рассказывала. Думаю, она счастлива. Показалось, что ей хорошо в этой труппе. Она прелестное создание, я с ней работал над «Жизелью», но недолго, всего три недели.

культура: Не возникает ли желания сочинять спектакли?
Илер: У меня нет такого таланта.

культура: Какие роли любимые?
Илер: Нельзя сказать, что есть какая-то одна любимая роль, ко всем своим героям я относился страстно. Ромео, Альберт в «Жизели», партии в спектаклях Форсайта и Килиана, Клод Фролло в «Соборе Парижской Богоматери» Ролана Пети, Абдерахман в «Раймонде», Солор в «Баядерке». Дороги мне «Манон», «Песни странствующего подмастерья» и, конечно, «Парк». Ролей и спектаклей было много, и далеко не все я сейчас вспомнил. Вообще я любил танец за то, что он давал возможность трактовать разнообразнейшие характеры. Мне повезло участвовать в очень красивых балетах, где есть великолепные персонажи.

культура: В Музыкальном театре танцевал Сергей Полунин, когда-то шумно покинувший Лондонский Королевский балет, где оказался самым молодым премьером за всю историю труппы. Планируете приглашать Сергея?
Илер: Поймите, я тружусь в Москве неполных два месяца, и мне нужно во всем разобраться, посмотреть спектакли, проанализировать репертуар. Для меня приоритет — существующая труппа и создание художественной программы. Скоро предстоят гастроли театра в Мюнхене с балетом «Майерлинг», танцевать приглашен Полунин. Проект запланирован еще до моего появления в Москве. Там я с ним и встречусь.

культура: Трудно ли существовать в иной языковой среде? Русский будете учить?
Илер: Мне нравится музыка русской речи, ее звучание. Есть твердое намерение заговорить как можно быстрее, конечно, собираюсь брать уроки. Только нужно найти для этого время.

культура: Ваша дочь — артистка Парижской оперы. Не думаете ли взять ее в Москву, под отеческое крыло?
Илер: Нет-нет, у нее своя жизнь. Она счастлива в родном городе. Я не папа-наседка. Наоборот, горжусь тем, что дочь — человек совершенно независимый.

культура: А чем занимается вторая дочь?
Илер: Она тренер-педагог по пилатесу, тоже живет в Париже. Училась в балетной школе Парижской оперы, а потом повернула свою судьбу в иное русло.

культура: Вы неоднократно бывали в Москве. Теперь как минимум на пять лет стали ее жителем. Есть ли любимое место в нашей столице?
Илер: Есть одно — любимое и универсальное, хорошо мне знакомое. Это балетный класс в театре. Я работаю здесь в режиме нон-стоп, с удовольствием, по 10 часов в день. Надеюсь, что узнаю и другие места. Во всяком случае, чувствую желание открыть Москву для себя. Не тот экскурсионный город, который нам показывали, когда мы приезжали на гастроли, а свой, где ты живешь. Теперь мне хочется увидеть менее парадные уголки, скрытые от туристического глаза, какие могут стать очень личными. Надеюсь, что на это появится время.

культура: У Вас были великие партнерши. Танцевали и разбегались или вас связывают какие-то отношения?
Илер: Я продолжаю искренне общаться со многими, часто — с Алессандрой Ферри, с Изабель Герен. Яркая и важная часть моей жизни, очень близкий человек, верный друг — Сильви Гиллем. Мы с ней часто перезваниваемся, она крестная моей дочери.

культура: Орели Дюпон, возглавившая недавно балет Парижской оперы, видимо, не входит в ближний круг, раз после ее назначения Вы не думали вернуться в родные пенаты?
Илер: Для меня Парижская опера уже история, и поскольку все в прошлом, то никакое возвращение невозможно. И Орели здесь ни при чем. Когда я ушел, то знал, что жизнь будет складываться иначе и в другом месте. Оказалось, что в Москве, в Театре Станиславского. Он теперь — самая главная моя забота.
------------------------------------------------------------------
Фото на анонсе: Батыр Аннадурдыев

Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 09, 2017 2:44 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 02, 2017 12:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030202
Тема| Балет, МТ, "Каменный цветок", Персоналии, Юрий Григорович, Виктория Терешкина, Юрий Смекалов
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Девяностолетие Юрия Григоровича Мариинский театр отметил возвращением в репертуар «Каменного цветка»
В свое время этот спектакль изменил пути развития отечественного балета
Где опубликовано| © Газета «Ведомости»
Дата публикации| 2017-03-01
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2017/03/01/679570-devyanostoletie-grigorovicha-mariinskii
Аннотация|


Царство самоцветов снова танцует на Мариинской сцене
Валентин Барановский / Интерпресс / ТАСС


Имя Юрия Григоровича для большинства неразрывно связано с Большим театром, балетом которого он руководил 30 лет. Но в юбилейный год он вернулся в театр, в котором начиналась его карьера – сначала танцовщика, потом хореографа. Причем вернулся со своим дебютным «Каменным цветком», который изменил пути развития отечественного балета. Старая хореодрама, рыхлая и одышливая, пожиравшая танец ради пантомимы и бытовых подробностей, была сметена спектаклем большой формы, где три акта переливались калейдоскопом чисто танцевальных сцен – то классических, то характерных. «Каменный цветок», основанный на сказах Бажова, в первую очередь поражал воображение первоклассной режиссурой – эффектной, как в кино, и емкой. Новым было и сложившееся на этом спектакле единство хореографа с художником Симоном Вирсаладзе. Революционным оказался сам танцевальный язык Григоровича, основанный на классике, но усложненный почти забытым акробатическим опытом 1920-х. Премьера прошла в 1957-м, еще до того, как приоткрылись культурные границы. Но когда вскоре в СССР впервые увидели постановки Баланчина, Роббинса, Лифаря, выяснилось, что Григорович будто и не был отрезан от мира.

У «Каменного цветка» оказалась счастливая сценическая жизнь: вскоре после ленинградской премьеры Григорович перенес его в Большой театр и на обеих главных балетных сценах спектакль дожил до 1990-х. Несколько лет назад, возобновляя его для Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, хореограф решил приблизить балет к современному зрителю. Именно эта версия, а не родившаяся когда-то в Ленинграде и досталась теперь Мариинскому театру. Из трех актов, разворачивавшихся как неторопливый уральский сказ, Григорович оставил полтора часа музыки. Как лишние сучки были срублены второстепенные линии, дивертисментные элементы, отдельные танцевальные номера. Вслед за этим изменились и контуры отдельных сцен. Каменотес Данила, его невеста Катерина, Хозяйка Медной горы, приказчик Северьян по-прежнему остались в центре истории, но безупречная архитектура их отношений покосилась. Хозяйка, открывавшая Даниле тайны искусства, из образного символа «Каменного цветка» стала равноправной участницей квартета, Данила приблизился к безликому мечтательному классическому принцу, а Северьян оказался почти вставным героем в банальном любовном треугольнике, где две женщины оспаривают внимание одного мужчины.

Все это могло бы оказаться мало обременительными подробностями, если бы Мариинский театр станцевал «Каменный цветок» так, как он танцует «Спящую красавицу», – с сознательным и подсознательным пониманием стиля, упоением каждой хореографической завитушкой, самоотверженностью и энергией. Но «Каменному цветку» достались другие особенности петербуржцев – автоматизм и отчужденность. Они вписались в стилистику развернутой картины царства самоцветов, где Хозяйка Медной горы завлекает Данилу совершенной красотой своего каменного мира, но погубили «Ярмарку» с ее удалью, отраженной в русских и цыганских плясках.

Не спасли спектакль и ведущие солисты, которые ограничились воспроизведением текста, действительно изнурительного, но не тем, что стоит за ним. В первом акте над всеми одиноко возвышалась Хозяйка Медной горы – Виктория Терешкина. Но без поддержки партнеров ей не хватило сил на перевоплощения из повелительницы мира малахитов то в ящерку, то в живую женщину-мстительницу, губящую Северьяна (Юрий Смекалов). Аморфная, но совсем не отважная Катерина (Елена Евсеева не ожила даже в сцене с Северьяном, взмахнув серпом, как букетом цветов), безмятежный Данила (Андрей Ермаков) перевели притчу о художнике и его взаимоотношениях с миром в колоритную сказку.


«Спартак» ушел в народ

Юбилей Юрия Григоровича отметили двухмесячным марафоном его балетов в Большом театре. Но чествовали хореографа не только в России. В этом сезоне вместе с ассистентами он поставил своего легендарного «Спартака» в Баварском государственном балете и Королевском балете Фландрии.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Окт 21, 2017 10:44 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 02, 2017 9:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030203
Тема| Балет, Киргизский национальный академический театр оперы и балета имени А. Малдыбаева, Персоналии, Марина Ласточкина
Автор| Любовь Борисенко (Бишкек)
Заголовок| Первая - Ласточкина
Киргизские мастера балета готовятся удивить мир

Где опубликовано| © Российская газета - Неделя - Киргизия №7210 (44)
Дата публикации| 2017-03-02
Ссылка| https://rg.ru/2017/03/02/kirgizskij-balet-sohranil-nasledie-klassicheskogo-iskusstva.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Марина Ласточкина: В Киргизии многое делается для развития классического искусства. Фото: Евгения Евреинова

В Киргизском национальном академическом театра оперы и балета имени А. Малдыбаева приступили к новой постановке оперы "Ай-Чурек". Хореографическую часть постановки готовит народная артистка Киргизии Марина Ласточкина. Отдав 35 лет родной сцене, где балерина в качестве примы исполнила все ведущие партии, сегодня она - главный балетмейстер театра и гость "Российской газеты".

Какую работу вы поставили первой как балетмейстер?

Марина Ласточкина: В 2012 году я отмечала 30-летие моей творческой деятельности и к этой дате поставила балет "Кармен-сюита". Это произведение для нашего театра новое. Я станцевала главную партию, а постановка стала моей дипломной работой как балетмейстера-постановщика.

В июне 2016 года я поставила "Половецкие пляски" для оперы "Князь Игорь", прошедшей, кстати, с большим успехом. Номер вызвал у зрителей восторг.

Сейчас я ставлю балетный акт в опере "Ай-Чурек", совсем скоро зрители увидят совершенно новый спектакль. Подробно рассказывать не буду, но скажу, что театралов ждет большой и приятный сюрприз.

Недавно вас как главного балетмейстера пригласили участвовать в V Cанкт-Петербургском культурном форуме, организованном правительством РФ. Как в России относятся к киргизскому балету?

Марина Ласточкина: Очень теплое отношение к нашему театру у российских мастеров сцены, ведь многие из них у нас частые гости. Что касается форума, это было грандиозное мероприятие. Открывал его президент России Владимир Путин. Затронуты на форуме были очень многие вопросы, в том числе и то, как развивается балетное искусство в странах СНГ после распада СССР. Памятуя о закрытии театра оперы и балета в Туркмении, многие мои коллеги из Белоруссии, Азербайджана, Казахстана, Молдовы, республик Прибалтики интересовались: а как у нас? Честно скажу, я была горда за нашу страну и всем рассказывала, что наш театр жив, и не только. У нас ставятся как известные, так и новые спектакли. Причем не под фонограмму, а в сопровождении живого оркестра. Другое дело - организация гастролей наших танцоров. Это очень сложно, но с той же проблемой сталкиваются и в других странах. Я разговаривала на форуме с моими коллегами-балетмейстерами, у них такая же ситуация.

Председательствовал на балетном форуме народный артист России Борис Эйфман, а почетным гостем был народный артист СССР Владимир Васильев. Он предложил чаще собираться, обмениваться мнениями, чтобы искусство балета развивалось.

В программу форума входило посещение хореографического училища имени А.Вагановой и академии танца Бориса Эйфмана, а в Александрийском театре нам показали его блистательную работу - балет "Чайковский". Также мы посетили киностудию "Ленфильм" где увидели фильм-балет "Братья Карамазовы".

Многие молодые артисты стараются уехать за границу, чтобы попытаться чего-то достичь там. У наших мэтров есть достойная смена?

Марина Ласточкина
: Сейчас наша труппа состоит из молодых, подающих надежды артистов. Мне как балетмейстеру очень приятно работать с ними. В прошлом году моя дочь Диана Ласточкина с отличием закончила хореографическое училище. На выпускном концерте она танцевала адажио Белого Лебедя из балета "Лебединое озеро". Знаете, а ведь 35 лет назад, когда я выпускалась из училища, я тоже танцевала Лебедя, только Черного. Сейчас Диана пришла работать в театр. Так что у меня точно есть достойная смена. Она готовит партию Заремы в балете "Бахчисарайский фонтан. Это будет ее первая главная партия.

Хочу сказать, что в Киргизии очень многое делается для развития классического искусства. Во-первых, молодым артистам выплачивают президентские стипендии, подняли оклады, так что финансовый вопрос решается. Во-вторых, мы стараемся расширить репертуар театра. Например, хотим восстановить такие балеты, как "Шопениана" и "Пахита". Есть в планах и новые балетные постановки. Так что я бы посоветовала молодым артистам хорошенько подумать, прежде чем решиться куда-то уехать. Ведь в странах, куда они собираются, есть свои перспективные танцоры, и приезжим будет непросто пробиться.

Вам самой никогда не хотелось уехать?

Марина Ласточкина:
Было много предложений. Приглашали в Петербург, звали в Австрию, но нет. Не знаю, можно ли считать меня патриоткой, но наш театр считаю лучше других. Он мне родной, горжусь им и нашей труппой. Конечно, без трудностей не обходится, но ведь мы находим выход из положения.

Существует ли разница между советской балетной школой и западной?

Марина Ласточкина:
Раньше во многих западных хореографических училищах предпочитали преподавать по советской методике. Активно используют они тот опыт и сейчас. У нас эта методика тоже сохранилась, но есть другая проблема: родители, которые хотят, чтобы их ребенок занимался хореографией, почему-то считают, что сначала детей надо отдавать на занятия гимнастикой. В дальнейшем это приводит к тому, что у мальчика или девочки остаются в памяти спортивные движения, то есть совсем не те, что требуются в балете. Поэтому лучше проконсультироваться с педагогами нашего хореографического училища. Они сразу скажут, стоит ли сыну или дочери связывать свою судьбу с балетом.

Вас считают строгим педагогом?

Марина Ласточкина: У меня больше, наверное, требовательности, чем строгости. Считаю, что дисциплина в балете должна быть на первом месте. Особенно спрашиваю за не-обоснованный пропуск занятий. Если заболел, принеси больничный. Но если человек не пришел на занятия только потому, что не захотел или поленился, значит, нам не по пути. С другой стороны, стараюсь, чтобы каждая репетиция была эффективной. То есть, приходя в класс, составляю некий план, и у меня все заняты делом.

Очень скрупулезно слежу за нагрузкой. Это особенно важно. Ведь если балерина потянет мышцу или сухожилие, это надолго лишит ее возможности заниматься. У нас в театре говорят: чтобы станцевать Лебедя, им нужно родиться. То есть труд, бесспорно, важен, но он не должен вредить.

Ключевой вопрос

Какие национальные балеты Киргизии вы бы назвали шедеврами отечественного искусства?

Марина Ласточкина:
В первую очередь, конечно же, "Чолпон". Балет впервые был поставлен в 1958 году. Позже фильм-балет "Чолпон", созданный на студии "Ленфильм", был показан более чем в 40 странах, получив мировое признание.

Триумфом отечественного балета я бы назвала постановку "Материнское поле". Конечно, это подлинно национальная эпопея, в которой нашли воплощение не только музыкальные традиции, но и духовное богатство народа, его философия, запечатленная в памятниках устного творчества. Созданный в 1975 году по одноименной повести Чингиза Айтматова, балет-оратория в 1976 году впервые в истории киргизского искусства был удостоен Государственной премии СССР и впоследствии показан во многих театрах союзных республик и за рубежом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 02, 2017 11:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030204
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Махарбек Вазиев
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Глава балета Большого театра: "Вмешательство церкви в искусство очень опасно"
Махарбек Вазиев рассказал о первых итогах работы

Где опубликовано| © "Московский комсомолец" №27336
Дата публикации| 2017-03-03
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/2017/03/02/glava-baleta-bolshogo-teatra-vmeshatelstvo-cerkvi-v-iskusstvo-ochen-opasno.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Махарбек Вазиев на посту руководителя балета Большого театра уже 11 месяцев. Все помнят, какая была сенсация, когда объявили, что бывший директор балета Мариинского театра и театра Ла Скала придет в Большой. Никто не верил, что это может произойти, потому что несколько раз Вазиев такие приглашения отклонял. И вот скоро год, как он у власти и можно подводить первые итоги... У дверей кабинета нового начальника балета Большого толпятся танцовщики. Все с просьбой посмотреть, что они подготовили. Пробиться к Вазиеву в такой обстановке непросто. А в кабинете Махарбек Хасанович то и дело переключает каналы. Трансляции идут то с репетиционной сцены, то из зала.


Новый руководитель балета: суров, но справедлив. Фото: Иван Семиреченский

— Я хотел спросить вас, правдива ли распространяемая в соцсетях информация, что помимо традиционных методов контроля за работой артистов вы используете и другие, например наблюдаете за репетициями по видеокамере из своего кабинета. Но теперь этот вопрос отпадает сам собой, потому что убедился в этом лично.

— Вот до вашего прихода мы общались с Михаилом Леонидовичем Лавровским или сейчас общаемся с вами, и да, одновременно я смотрю на экран. Вот сейчас Миша Крючков репетирует, посмотрите. И если я вижу что-то, что вызывает вопросы, я набираю телефон и говорю: «Будьте добры, повторите еще раз и сделайте то, то и то». Здесь ничего нового нет. Это нормальная форма. Другое дело, что это может вызывать ощущение постоянного контроля. Да, я везде. Все время. И не надо думать, что я авторитарный. Мне кажется, я самый миролюбивый человек. Но если я чем-то занимаюсь, то я стараюсь контролировать все и вся лишь для того, чтобы правильно спланировать и вовремя сделать выводы, чтобы обеспечить рост и развитие компании.

В Большой вернется «Дочь фараона», а классику Григоровича убирать не будут

— Основное ваше достижение за эти 11 месяцев управления балетной труппой Большого — это выдвижение новых молодых исполнителей на главные роли. При предыдущем худруке такого не было. Теперь к вам такая очередь выстраивается.

— Я не хочу отвечать за предыдущее руководство. Сейчас мы имеем большое количество актеров, очень разных, с разными данными. И я убежден, что шанс нужно дать каждому. И когда человек приходит и просит посмотреть какую-то партию, я всегда говорю да. И преследую несколько моментов. Первое: кто его знает, может, удивит. Конечно, можно было бы сказать, что это за руководитель, который не знает потенциал своих актеров? Что вы ерундой занимаетесь! Но я буду заниматься этим — и для меня это не ерунда! Я буду давать шанс. Человек подготовил какую-то партию и хочет показать мне в репетиционном зале, почему я ему должен сказать нет? Мне самому это интересно! Поэтому, когда, например, тот же Миша Крючков мне сказал: «А можно я покажу партию Злого Гения, Щелкунчика?». Конечно, можно! Я пришел, посмотрел, был приятно удивлен. Я подумал, а ведь это очень неплохо! Он способный человек, и такой работяга! Вы понимаете, когда вы видите актеров, которые отдают себя просто на все 100 процентов, живут этим, — внутри возникает желание помочь им. Я же ему еще в Лондоне дал станцевать — и замечательно он там прошел, на ура просто! Я был поражен! В роли Злого Гения он достаточно убедителен. Миша показал мне принца в «Щелкунчике» — и технически опять же я был по-хорошему удивлен. И я буду им заниматься. Так же как и другими.

— Но вас же замучают этими показами.

— Когда я пришел, я каждый день ходил по залам и смотрел. И когда дело дошло до того, что в 7 начало спектакля, а я без пятнадцати еще бежал в репетиционный зал кого-то смотреть, а в антракте прибегал и опять смотрел, потому что меня ждали, — я сказал: хватит! Надо это упорядочить! И я сделал два раза в месяц по воскресеньям такие показы. Это такое наслаждение, когда вдруг актер раскрывается так, что даже никто не подозревал и не ожидал от него!

— Вы выдвинули в текущем сезоне на позицию прима-балерины, минуя сразу несколько ступеней балетной иерархии, Юлию Степанову, даете возможность показаться на публике в сольных партиях Алене Ковалевой, недавней выпускнице Вагановской академии. То есть явно предпочитаете все-таки солисток с питерской подготовкой. Существует ли разница между московской и петербургской школами балета?

— Дело не в том, что они представители петербургской школы. Отличается ли петербургская от московской? Не думаю. Это выдумано. Эти школы и стили отличаются акцентами. Вот возьмите, допустим, руки. Здесь постоянно я с утра до ночи этим занимаюсь. Я спрашиваю: «Как вас учили? А почему же вы не делаете так?» На это не обращают внимания. Мы искусственно создаем проблему. Я вам сейчас расскажу замечательную историю. Мы недавно показали «Раймонду» на Основной сцене, и пришел на оркестровую репетицию Юрий Николаевич Григорович, мы сидели вместе, и, естественно, я задаю ему бесконечные вопросы. И он говорит мне о «Раймонде»: «Вот, смотрите, гран па — это Петербург. Поэтому я пригласил на все те танцы, которые являются хореографией Петипа, людей из Петербурга». И я знаю, что он приглашал в свое время Найму Валеевну Балтачееву и ее брата Тахира Валеевича Балтачеева. У нас в Большом сейчас пять Раймонд. Все по-разному танцуют. Я спрашиваю, почему? Один репетитор говорит: «Мне Уланова показывала». Другая: «Мне Семенова показывала». Я им говорю: «Тогда у меня вопрос. Когда ставил Юрий Николаевич этот балет, имея двух великих балерин, Уланову и Семенову, как педагогов, двух учениц великой Вагановой, почему он их не попросил показать все это? А пригласил Балтачеевых?» Поэтому теперь мы будем делать так, так и так. Когда танцевала великая Майя Михайловна Плисецкая, — давайте честно! — ну кто ей мог сказать: «Майя Михайловна, вы не ту редакцию танцуете»?

— В Москве привыкли и очень любят редакции Григоровича. Вот, например, сейчас ходят слухи о той же «Раймонде», будто бы этот балет вы будете реконструировать по Мариусу Петипа к его 200-летию, которое будет отмечаться на государственном уровне.

— Начнем с того, что мне уже рассказали, что где-то, на каком-то балетном форуме в Интернете, якобы активно распространяют слухи о том, что я в следующем сезоне собираюсь снять пять спектаклей Григоровича. Вы знаете, каждый театр имеет свою историю и имеет свое лицо. Если мы говорим о Петипа, то мы преимущественно говорим о Мариинском театре. Практически все работы Петипа созданы там. У нас в Большом — свой репертуар. И те же классические спектакли у нас идут в редакции Юрия Николаевича. Поэтому я вам могу совершенно ответственно сказать, что у меня нет таких планов. Что за бред!!! И давайте все же расставим все по местам. «Раймонда» Петипа, которую восстановил Сергей Вихарев в Милане, должна идти в Мариинском театре. В Большом «Раймонда» идет в редакции Юрия Николаевича. Петипа величайший из хореографов, и, конечно, мы будем отмечать его 200-летие, обязательно сделаем что-то в его честь. Но повторяю: все же его дом — это Мариинский театр.

— Первая большая самостоятельная работа Петипа в России, «Дочь фараона», воссозданная в Большом театре Пьером Лакоттом, оказалась очень жизнеспособной и любимой зрителями, почти 15 лет продержалась в репертуаре, но с приходом нового начальства выпала из него. Планируется ли возвращение этого балета в репертуар театра к 200-летнему юбилею Петипа?

— Отвечаю. Он вернется. Пьер Лакотт замечательный профессионал. Большой знаток классического танца. Я к нему отношусь с огромным уважением. И в свое время в Мариинке мы с ним сделали «Ундину». Повторяю, у балета Большого театра свое лицо, свой репертуар. И если мы обращаемся к истории, то мы должны понять, для чего мы какой-то конкретный спектакль восстанавливаем. Более того, должны иметь в виду, не будет ли это противоречить тем работам, которые там сегодня идут. Я думаю, что Большой театр может позволить себе и две разные версии. У нас же существуют две версии «Жизели». Юрия Николаевича Григоровича и Владимира Викторовича Васильева. Одна работа идет на Основной, другая на Новой сцене. Это же потрясающе, если есть такая возможность!

«Когда церковь вмешивается в искусство и выносит некий вердикт — ситуация очень опасная, можно заиграться!»

— Были ли у вас какие-то сомнения и опасения при принятии решения стать руководителем балета Большого театра? Ведь уезжали вы из благополучной Италии и сменили на посту руководителя балета Сергея Филина, на которого было совершено «кислотное нападение»?

— Опасений в этом смысле у меня не было. Вы знаете, две недели назад я читал, что как раз вот в этой благополучной Италии один человек тоже облил кислотой девушку. Все что угодно может случиться где угодно, и привязывать это к Большому театру мне кажется неправильно. Потом не забывайте, я все же родился здесь и вся моя основная жизнь прошла в Петербурге. Я закончил Вагановское училище, танцевал в Мариинском театре. И приехал сюда не затем, чтобы в своей творческой биографии поставить еще одну галочку — Мариинский, Ла Скала, а сейчас Большой. Это менее всего меня в жизни интересует. Когда я начал работать в Ла Скала, было очень сложно. Не вдаваясь в нюансы, мне удалось там наладить некую систему, которая, как мне кажется, давала результат. Но все равно я всегда ощущал творческую неудовлетворенность, потому что мне не хватало тех возможностей и ресурсов, которые существуют в Большом или Мариинском театре. Это и стало, собственно, основной причиной, почему я вернулся. А к Италии я отношусь нежно, очень ее люблю. Это страна, которая меня приняла, когда я решил уйти с поста директора балета Мариинского театра, многое мне дала. И я ей благодарен бесконечно. Не скрываю, когда есть возможность, мы с удовольствием с женой (Ольга Ченчикова, в прошлом — прима-балерина Мариинского театра, сейчас педагог-репетитор Большого театра. — П.Я.) туда возвращаемся.

— Как вы относитесь к заявлению митрополита Новосибирского и Бердского Тихона о том, что балет «Щелкунчик» — это «оккультная постановка» с главным героем «принцем-оборотнем»? Ведь если вдуматься, то митрополит прав, и балет — это не только фривольное искусство, в котором танцовщицы выступают в весьма откровенных пачках, из-под которых выглядывают кружевные трусики, а танцовщики в «колготках», но и искусство, в котором почти в каждом спектакле действуют различные сильфиды, ундины, виллисы, дриады, фактически нечисть по христианским понятиям. Ведь та же Одетта в «Лебедином озере» тоже «оборотень». Если дело так и дальше пойдет, то балет как искусство может оказаться под угрозой запрета, как это уже произошло в Туркмении, где балетные труппы были распущены...

— Во-первых, я хотел сказать, что, конечно, это очень опасная ситуация, когда церковь вмешивается в искусство и выносит некий вердикт. Вспомним, что наши императоры, которые поддерживали и культивировали балет, были глубоко верующими людьми. И этот вопрос у них не возникал, поскольку наше искусство — искусство условное. И предъявлять нашему искусству какие-то постулаты, мне кажется, достаточно опасно. Ведь тогда получается, что подтекст здесь такой: искусство балета будто бы разрушает наше общество. Начиная от Петипа? И Анна Павлова, и Нижинский, и Дягилев, и Майя Плисецкая, и Уланова — это все разрушение общества? Тогда извините. Что называется, привет, приехали! Мне это представляется довольно странным, мягко говоря! И можно, простите, так и заиграться!

— Известно, что в Большом театре после освобождения по УДО разрешили репетировать Павлу Дмитриченко. Вы видели его на репетициях и планируется ли вернуть этого танцовщика в состав труппы театра?

— Конечно, видел. Павел обратился ко мне. Мы пообщались. Он был у меня здесь, в кабинете. Чем он был вначале как-то поражен. Он, видимо, полагал, что больше его не пустят в театр. Я не даю никаких оценок тому, что случилось. Это не мое дело. Я в это время работал в другой стране. Человек понес наказание и, отбыв его, возвратился. Я к нему отношусь как к абсолютно нормальному человеку. Он обратился ко мне: есть ли возможность вернуться в театр? Я сказал: «О такой возможности сегодня речь не идет. Если ты хочешь показаться, тогда другое дело». — «Да, мне бы хотелось!» — «Речь идет о том, чтобы обрести форму?» — «Я бы мечтал».

Он здесь проработал много лет, и кто-то полагает, что мы должны были ему сказать: нет, иди в другом театре обретай форму, а потом приходи, мы тебя тут посмотрим? Мне кажется, мы разумно поступили. Я был поражен тем, с каким рвением, с каким желанием он работает, и, учитывая тот большой пропуск, который у него был, просто диву даешься. Он пыхтит, работает как вол. О перспективах возвращения: речь может идти только на общих основаниях. Все. В этом смысле у него должны быть такие же возможности и права, как у всех остальных.

«Я так просил билетеров: «Пожалуйста, пустите меня!»

— В одном из интервью вы обмолвились, что хотите ввести в иерархию Большого театра новую позицию — «этуаль»: высший ранг для балерины и танцовщика, который существует в Парижской опере, театре Ла Скала и некоторых других западных труппах и который несколько отличается, по вашему мнению, от существующей в Большом театре позиции «прим» и «премьеров». Этот проект остается в силе?

— Да, абсолютно. Мне не хочется сейчас говорить о периоде, когда мы это сделаем. Но мне кажется, в этом есть колоссальный стимул.

— В Парижской опере этуалей много. А у вас в Ла Скала было только 3 человека. Как будет в Большом театре?

— Месяца два назад мы спорили со Стефаном Лисснером, который возглавляет Парижскую оперу, и Орели Дюпон. У них, на мой взгляд, очень много этуалей, и ценность этой позиции от этого утрачивается. Орели мне объясняла, что в Париже если вы на главные партии не ставите этуалей, то зритель плохо приходит. Я возражал: «Ну назови тогда всех этуалями — и будут ходить». Для публики, конечно, это что-то определяет. Но мне кажется, что в Парижской опере этуалей все же избыточное количество.

— Какие требования к исполнителям вы выдвигаете? Что для вас важнее: внешние параметры, удлиненные линии, красота и тому подобное, то есть то, как выглядит балерина или танцовщик на сцене, или техническая оснащенность артистов?

— Все вместе. И форма, и содержание. Все эти составляющие, собственно, представляют цельный интерес. Но не всегда это бывает. Существует некие вкусовые качества. Для меня очевидно то, что в чисто классическом танце, особенно в балетах Петипа или Баланчина, огромное значение имеет форма. А это, вот уж извините, основа классического танца: выворотная первая позиция, выворотная стопа, шаг, пропорции. Так сложилось.

— У Нуреева не было этого.

— У Нуреева не было таких длинных ног. Но у него были длинные руки, у него была блестящая стопа — и за счет этого образовывалась форма. Мы должны понять: в классическом танце существуют конечности. Кисти и стопа. И редко кто умеет кистями танцевать. А стопа завершает линию. И она имеет колоссальное значение. Это требования не мои. Это требования классического танца. Или мы их выполняем, или нет. Иначе эти балеты вас просто подведут — вылезут все ваши недостатки. К сожалению, в рамках театральной жизни очень часто зашкаливают амбиции актера. Не надо думать, что до заката сценической карьеры можно продолжать танцевать те спектакли, которые танцевали 15 лет назад. У всех разная физическая подготовка и разные физические данные. Это удел великих людей. Вы знаете, что Барышников последний раз «Дон Кихота» танцевал в 33 года?

— А Нуреев был готов в коляске выезжать на сцену…

— Но на то он был Нуреев! Нуреев тот человек, который был готов в принципе перевернуть весь западный мир. Это же не секрет, что именно по нему начали подстраивать методики во многих западных школах. Но это же исключение. Он великий человек, который жил искусством и сгорел в искусстве. Я его застал, еще когда я работал в Мариинке, а он приехал танцевать «Сильфиду» с Жанной Аюповой. Конечно, он был уже не в зените своей творческой карьеры, но я никогда не забуду, когда занавес открылся, как он сидел в кресле! Я такой красоты не помню просто! Другое дело, что ноги уже изношены у него, приехал он с больной стопой. Но это не важно было. Важно, что на сцене находился человек такого масштаба. Понимаете, чем захватывает талант, величие актера? Когда он появляется на сцене, вы понимаете, что сцена ему мала! Я с большим пиететом отношусь к тем актерам, которые потрясающе владеют сценическим пространством. Я как-то был на антрепризном спектакле, не помню, как он назывался. Там играли покойный Олег Янковский, Збруев, Инна Чурикова. И меня восхитила Чурикова. Вот именно тем, как она владела сценическим пространством. На меня большое впечатление производил в свое время Ираклий Андроников. Я помню, как в школе смотрел все его передачи. Было три канала телевидения и расписание на неделю. И когда я видел, что будет его передача, даже с уроков сматывался. Он однажды выступал в филармонии, а я туда не попал. Так было обидно! Тогда я был студентом вагановской школы и просил билетеров: «Умоляю, пустите меня!» Но пройти мне тогда так и не удалось.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 09, 2017 2:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 12:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030301
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Фестиваль
Автор| Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Заголовок|Второй фестиваль «Воронежские звезды мирового балета» пройдет с 18 по 30 апреля
Где опубликовано| © «Комсомольская правда» - Воронеж»
Дата публикации| 2017-03-03
Ссылка| http://www.vrn.kp.ru/online/news/2672136/
Аннотация|

На форум приедут артисты Большого театра и Мариинки

В столице Черноземья решили повторить успех фестиваля «Воронежские звезды мирового балета», который прошел с ажиотажем в феврале 2016-го. Второй форум ожидается с 18 по 30 апреля. Откроется он балетом «Руслан и Людмила» в постановке худрука «Кремлевского балета Андрея Петрова. На сцену выйдут звезды кремлевской сцены Джой Уомак и Михаил Евгенов.

21 апреля фестиваль покажет балет «Жизель», главные партии в котором исполнят ведущие солисты Воронежского ТОБ.

25 апреля представят «Макбет» Кирилла Молчанова в постановке Владимира Васильева. Главные партии в спектакле исполнят артисты Большого театра Диана Косырева и Иван Алексеев. Земляки запомнили Ивана как одного из первых исполнителей Макбета в Воронеже - во время выхода спектакля в 2010-м он был ведущим солистом труппы. Его партнерша Диана Косырева запомнилась воронежским зрителям прочтением образа Одетты-Одиллии в «Лебедином озере».

27 апреля фестиваль покажет балет «Анюта» на музыку Гаврилина в постановке Владимира Васильева.

Партию Анюты исполнит прима-балерина Большого театра Анастасия Сташкевич, в партии Модеста - ведущий солист Большого Вячеслав Лопатин, выпускник ВХУ. Роль Артынова будет танцевать Иван Алексеев.

28 апреля пройдет вечер одноактных балетов с участием солистов Большого и Мариинского театров. В прошлом учащаяся Воронежского хореографического училища, а ныне успешная солистка Большого театра Юлия Гребенщикова вместе с солистом Большого Егором Хромушиным появятся в «Кармен-сюите». Главные партии в хореографической новелле «Барышня и Хулиган» исполнят солисты Мариинки – Григорий Попов и Светлана Иванова.

Фестиваль завершится 30 апреля балетом «Тысяча и одна ночь», партию Шахрияра в котором исполнит премьер воронежской балетной труппы Александр Литягин, Нуриду станцует юная Елизавета Щедрина, артистка балета Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 12:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030302
Тема| Балет, Театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Ангелина Карпова (БТ)
Автор| Светлана Мазурова (Санкт-Петербург)
Заголовок| Солистка Большого театра дебютирует в знаменитом балете Эйфмана
Где опубликовано| © "Российская газета"
Дата публикации| 2017-03-02
Ссылка| https://rg.ru/2017/03/02/reg-szfo/solistka-bolshogo-teatra-debiutiruet-v-znamenitom-balete-ejfmana.html
Аннотация|

На сцене Александринского театра 6 марта начинается большая серия выступлений Театра балета Бориса Эйфмана, посвященных 40-летию детища выдающегося хореографа.

Петербургские зрители увидят признанных звезд эйфмановского театра - лауреатов международных конкурсов, премий "Золотая Маска" и "Золотой Софит", премий Президента РФ и Правительства РФ Марию Абашову, Любовь Андрееву, Сергея Волобуева, Олега Габышева и других.

6 и 7 марта труппа представит "Красную Жизель" - одну из наиболее успешных и знаковых постановок Бориса Эйфмана. Известный американский критик Октавиа Рока писал: "Красная Жизель" по своему драматизму - один из великих балетов 20-го века".

Балет на музыку Чайковского, Шнитке и Бизе посвящен судьбе Ольги Спесивцевой, великой танцовщице XX века, гениальной Жизели, был выпущен в 1997 году, снискал всемирное признание, но со временем сошел со сцены. В 2015 году Эйфман возродил спектакль и подготовил его новую хореографическую версию. Была обновлена и сценография спектакля. Зрители увидели костюмы и декорации известного театрального художника Вячеслава Окунева, созданные специально к премьере.

Впервые в спектакле "Красная Жизель" главную партию - роль Балерины - исполнит солистка Большого театра Ангелина Карпова. Это ее первый опыт сотрудничества с Борисом Эйфманом. Случится это событие 6 марта. А 7 марта в этой партии состоится еще один дебют - молодой солистки труппы Дарьи Резник, пришедшей в коллектив в прошлом году.


Фото: Евгений Матвеев

Ангелина Карпова начинала свою биографию в Большом с роли одной из двух виллис (призраков невест) в балете "Жизель". Сейчас в этом спектакле исполняет партию Мирты. Актриса рассказала корреспонденту "РГ", что ей очень интересна работа с Эйфманом:

- В 2008 году я окончила Московскую академию хореографии, меня приглашали в коллектив Эйфмана, но я выбрала Большой театр. Сейчас, в преддверии больших зарубежных гастролей труппы Бориса Яковлевича, мне предложили станцевать главную партию "Красной Жизели". Я с радостью согласилась.

Восхищаюсь спектаклями Эйфмана "Роден", "Анна Каренина", "Чайковский. PRO et CONTRA", они безумно интересны, необычны, ярки, эмоциональны, держат в напряжении на протяжении всего действия, не оставляют равнодушными никого. Еще более привлекательна возможность принять в них участие и понять, как в принципе это искусство создается.

Трудно ли мне? Всё очень непросто, непривычно. "Красная Жизель" - история жизни Балерины, и каждый выход - новый этап в судьбе героини.

Хореографический текст по сравнению с классическими постановками абсолютно другой. Помимо того, что его нужно "выучить ногами", я должна освоить не привычные для классики захваты рук, выдать эмоции, и при этом расслабить тело, чтобы не мешать партнеру. Много поддержек, но меня это не пугает - мне это было интересно еще в училище на занятиях по дуэтному танцу. В театре Эйфмана прекрасные артисты и педагоги, которые работают замечательно - в кратчайшие сроки при их поддержке можно выучить все. И когда выучишь, то начинаешь чувствовать спектакль и получаешь от этого колоссальное удовольствие!

22 и 23 марта театр представит спектакль "Чайковский. PRO et CONTRA", премьеру 2016 года. 24 и 25 марта - "Роден", поставленный на музыку Равеля, Сен-Санса, Массне и посвященный судьбе и творчеству великих скульпторов Огюста Родена и его ученицы, возлюбленной и музы Камиллы Клодель.

26 и 27 марта покажут "Анну Каренину", спектакль на музыку Чайковского, отмеченный премиями "Золотая Маска" и "Золотой Софит". "В романе "Анна Каренина" есть не только погружение в психологический мир героини, но и настоящее психоэротическое осмысление ее личности. Для меня Анна была оборотнем, потому что в ней жило два человека: внешне - светская дама, которая была известна Каренину, сыну, окружающим. Другая - женщина, погруженная в мир страстей", - говорит хореограф.


Прямая речь

Борис Эйфман:

- Наш театр всегда живет предельно насыщенной творческой жизнью, и ее ритм не зависит от того, юбилейный сейчас год или нет. Лично я никогда не воспринимал круглые даты как повод для подведения итогов. Наоборот: сегодня, когда я сам отметил 70-летие, а моему театру исполняется 40, я полон новых замыслов и ощущаю, что еще только приближаюсь к какому-то очень важному этапу своего пути в искусстве. Хотя, конечно, в юбилейный для труппы сезон хочется по-особенному порадовать зрителя. Поэтому в марте мы представим на сцене Александринского театра свои лучшие спектакли. Думаю, это будет хороший подарок для ценителей нашего искусства - ведь больших серий выступлений у нас не было в Петербурге уже довольно давно. В апреле мы покажем премьеру новой хореографической версии знаменитого балета "Русский Гамлет", а в мае отправимся в двухмесячный тур по Северной Америке.

Специальная праздничная программа будет представлена осенью. Первое в истории нашего театра официальное выступление состоялось в Ленинграде 29 сентября 1977 года. В день своего 40-летия мы планируем провести большой праздничный спектакль-концерт, в котором постараемся отразить многолетнюю художественную эволюцию труппы. В честь юбилея будет также подготовлен ряд других мероприятий - выставки, открытые лекции, творческие встречи. Хочется вспомнить страницы истории театра и тех людей, наших соратников, которые внесли значительный вклад в его развитие.
--------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Окт 21, 2017 10:45 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 12:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030303
Тема| Балет, Академия им. Вагановой, Персоналии, Николай Цискаридзе
Автор| Иван Акимов
Заголовок| Культурный управленец
«Лица культуры» в «Газете.Ru»: Ректор Академии им. Вагановой Николай Цискаридзе

Где опубликовано| © Газета.Ru
Дата публикации| 2017-03-02
Ссылка| htts://www.gazeta.ru/culture/2017/03/02/a_10553027.shtml
Аннотация|


О том, как премьер Большого театра внезапно стал лучшим вариантом на должность руководителя старейшей балетной школы России: в проекте «Лица культуры» ректор Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой Николай Цискаридзе.

Академия Русского балета имени А.Я. Вагановой — заведение более чем именитое и значимое. Это одна из старейших балетных школ в мире, а ее история началась еще в 1738 году с соответствующего указа императрицы Анны Иоанновны. Имена танцовщиков, учившихся здесь, знакомы даже человеку сильно далекому от балета, более того — само понятие русского балета во многом связано именно с Вагановкой. Местные традиции оттачивались даже не десятилетиями — веками.

С 2004 года академией управляла Вера Дорофеева. В Вагановку она пришла еще в 1987 году заместителем директора по хозяйственной части, потом стала руководить международным отделом, затем стала помощником ректора Надирова и после его перехода на другую работу возглавила академию. Официально никаких нареканий к работе Дорофеевой не было, но в 2013 году в связи с возрастным цензом для ректоров вузов, оговоренным в Трудовом кодексе, пошли кулуарные разговоры о возможной смене руководства в старейшей балетной школе России, а худрук и гендиректор Мариинского театра Валерий Гергиев неоднократно высказывал претензии к качеству подготовки балетных кадров в АРБ.

«Дорофеева действительно многое сделала для развития Вагановки, но в последние годы из-за проблем со здоровьем она все чаще бывала в больницах, говорит «Газете.Ru» источник в Министерстве культуры. В академии копились вопросы бытового порядка. «Там были проблемы с пожарной сигнализацией — а это очень важно, были другие чисто хозяйственные сложности, для решения которых нужен был энергичный ректор, но самое главное — ушел былой престиж академии», — отмечает источник.

В октябре 2013 года в Вагановке появилась представительная делегация во главе с министром культуры Владимиром Мединским, чтобы предложить кандидатуру премьера Большого театра Николая Цискаридзе в качестве и.о. ректора академии. Назначение нового ректора проходило на фоне скандала между дирекцией Большого театра и народным артистом Цискаридзе. Вагановке нужен был управленец, но общественность не хотела видеть Цискаридзе в роли ректора. Большую роль здесь сыграли стереотипы. Цискаридзе, выпускника столичного хореографического училища, премьера и педагога-репетитора Большого театра, принимали в петербургском балетном сообществе с большой настороженностью. В кратчайший срок была организована целая кампания в интернете и СМИ о недопустимости назначения Цискаридзе. В результате несколько десятков человек, якобы представлявших коллективы АРБ и Мариинского театра, выступили против свершившихся кадровых перестановок. Было даже письмо президенту Владимиру Путину, в котором назначение Цискаридзе называлось наносящим «непоправимый урон всему административно-творческому потенциалу заведения». Но в ходе расследования выяснилось, что письмо — подложное; оказалось, что его никто из педагогов и артистов не подписывал. И предложение Мединским поста ректора оказалось верным — спустя год, на официальных выборах, за нового ректора Цискаридзе проголосовали 227 человек, в то время как против — всего 17.

Впоследствии Цискаридзе рассказывал, что переговоры с ним велись с 2011 года. Он долго отказывался, но его уговаривала «небольшая солидная группа людей». Когда он согласился, ему предоставили полный карт-бланш. «И через полгода Владимир Ростиславович (Мединский. — «Газета.Ru») мне так с юмором сказал: «Вы знаете, Коля, мы поражены, потому что все говорили, что будет катастрофа. Но ни одной жалобы — ни от родителей, ни от педагогов, ни от кого-либо — не последовало», — вспоминал Цискаридзе.

«Многие просто не ожидали от нового ректора такой хозяйственной хватки: «Он же в первую очередь артист — как это он будет заниматься бытовыми проблемами?» — вспоминает собеседник «Газеты.Ru» из Минкульта. — Но там, где требовалось чего-то добиться, Цискаридзе проявил себя очень продуктивно — причем многие вопросы он решил, грамотно используя свой авторитет, свое имя. А для учеников много значит даже такой факт, что в их дипломе стоит не просто подпись ректора — а автограф признанной во всем мире звезды. Даже это оказалось неким стимулом для продолжения учебы».

Глава Минкульта тогда, в 2013-м, также подчеркивал, что у нового руководства есть важнейшая задача — повысить профессиональный уровень выпускников Вагановки. В 2014 году, после избрания на пост ректора, Цискаридзе отмечал в интервью, что обнаружил в академии полное отсутствие дисциплины. За три года работа академии была перестроена, что отразилось и на ее результатах. Так, согласно проводимому Минобрнауки России мониторингу эффективности деятельности вузов, Академия имени Вагановой в 2015 году впервые начиная с 2012 года выполнила все семь показателей мониторинга по основным видам деятельности.

«Несомненной заслугой Цискаридзе стало возрождение кафедры балетоведения. Кафедра, в 1990-е годы работавшая под руководством выдающегося ученого В.М. Красовской, была расформирована и десять лет пребывала в забвении, — говорит собеседник «Газеты.Ru» из АРБ. — Одним из первых решений Цискаридзе был приказ о возобновлении работы ключевой для балетной науки кафедры. Сейчас здесь преподают ученики Веры Красовской, создан кабинет ее имени, начата подготовка нового поколения балетоведов. Кафедра проводит масштабные научные конференции».

«Еще одной очевидной заслугой ректора стало возрождение работы академии по выпуску книг. Всего за три года увидели свет 14 масштабных изданий. Многие увидели свет впервые в России. Кладезь живой мысли, воплощенной в слове, — «Вестник Академии Русского балета имени А.Я.Вагановой». Ныне это авторитетнейшее издание, признанное ВАКом, потому публикация тут засчитывается при защите диссертации.

С приходом нового ректора было полностью расселено здание общежития во дворе академии. Благодаря спонсорам квартиры получили проживавшие там бывшие работники Мариинского театра. Так, более 60 мест получила академия для интерната. Сдвинулась с места 20-летняя замороженная стройка общежития на улице Правды, 3, и вскоре здание должно быть введено в эксплуатацию: там будет три балетных класса, проживание на 80 мест (комнаты на два человека со всеми удобствами), класс для самоподготовки, буфеты, постирочные и т.д. Благодаря спонсорам во всех репетиционных залах академии появилось полное техническое оборудование для занятий.

В творческой деятельности академии появились высокопрофессиональные работы: балет «Раймонда» Дж. Баланчина, «Консерватория» Бурнонвиля — один из самых старых балетов, датируемый 1848 годом, «Фея кукол» братьев Легатов, «Лауренсия», «Польский бал», «Волшебные сады Наины» из оперы «Руслан и Людмила», в настоящее время восстанавливается одноактный балет «Классическая симфония» Лавровского на музыку С.С. Прокофьева и заново делается «Пахита».

Академия возобновила гастрольную деятельность на выдающихся площадках мира. В марте 2017 года выступления воспитанников академии пройдут в самом большом театре Лондона — в «Колизее», в апреле — в парижской «Опера Гарнье», в мае — в Италии, в Милане, в «Ла Скала», в июне — в Москве, в Государственном Кремлевском дворце. Кстати, возвращение учеников Вагановки на кремлевскую сцену — важный факт: практика их ежегодных спектаклей здесь временно прекращалась, и в числе причин называли все то же — снижение уровня обучения в АРБ. Очевидно, эта проблема с приходом нового ректора действительно была решена. Налицо взаимное плодотворное сотрудничество академии с Мариинским и Михайловским театрами — подтверждением тому является то, что Валерий Гергиев лично посещает спектакли академии и оказывает помощь в реализации задуманных постановок. В 2014 году, к примеру, был осуществлен специальный проект Гран-при Михайловского театра для академии.

«Николай Цискаридзе — натура ищущая, поразительно работоспособная, неукротимая во всех своих проявлениях. Он обладает какой-то космической энергией, которая наполняет все вокруг, — характеризует его собеседник «Газеты.Ru» из АРБ. — Он готов не только часами, но днями репетировать со своими учениками, передавая им секреты мастерства».

Выросло число иностранных студентов академии и участников программ дополнительного профобразования. Изменился и конкурс в целом — желающих поступить в Вагановку стало больше. 1 сентября 2016 года Академия Русского балета открыла свой филиал во Владивостоке. На церемонии открытия глава Минкульта отмечал, что в России, как и в других странах, всегда процветал культурный эгоцентризм — крупные учреждения так или иначе концентрировались в столицах. Но нужно смотреть шире и дальше, считает Мединский, — культурные центры должны появляться в регионах, поднимать уровень местных жителей, представлять им культурное богатство страны. Впоследствии, по словам министра, в Приморье откроются филиалы Эрмитажа, Русского музея и Третьяковской галереи. И открытие представительства знаменитой балетной школы стало только началом важного процесса.

По инициативе Цискаридзе в октябре случилось еще одно возрождение: прошел Международный балетный конкурс Vaganova-PRIX. Учрежденный академией в 1988 году, он не проводился с 2006 года. Главная задача академии — подготовка воспитанников исполнительского факультета. Три выпуска разных по таланту учеников представлены с блеском. Показ выпускников с выигрышной стороны всегда ставился основной целью. Цискаридзе же эту цель совместил с возрождением, сохранением часто забытых шедевров балетной сцены.

Весь скепсис относительно нового ректора старейшей балетной школы теперь не нужно специально развеивать — достаточно посмотреть на результаты его работы. Отсутствие опыта управления, как выяснилось, не так критично — если при этом есть желание такому навыку научиться. У Цискаридзе такое желание есть. Возможно, на наших глазах из выдающегося артиста балета растет хороший культурный управленец.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Апр 09, 2017 3:19 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 03, 2017 8:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030303
Тема| Балет, , Персоналии, Александр ПОЛУБЕНЦЕВ
Автор| Вячеслав КОЧНОВ
Заголовок| Балет считали низким жанром
Где опубликовано| © «Вечерний Санкт-Петербург»
Дата публикации| 2017-03-03
Ссылка| https://vecherka-spb.ru/2017/03/03/balet-schitali-nizkim-zhanrom/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Ни Шопен, ни Мусоргский даже не помышляли о том, чтобы писать для него музыку

Мало кто сейчас помнит о том, что классический балет, почитающийся нынче как элитарное искусство, в XIX столетии воспринимался как площадной, низкий штиль. Ни Шопен, ни Вагнер, ни Брамс, ни Му­соргский даже и не помышляли о том, чтобы писать музыку для балетов. Исключением был Чайковский. Об этом и о многом другом рассказал известный хореограф заведующий кафедрой режиссуры балета Петербургской консерватории Александр ПОЛУБЕНЦЕВ.

– Как вы пришли в балет? Родители отдали или это был ваш выбор?

– Это был мой осознанный выбор. С детства я танцевал в самодеятельности во Дворце пионеров, в балетном кружке, сам сочинял какие-то танцы, а потом поступил в танцевальный класс Вагановского училища.

– Можно сказать, что в области балета мы по-прежнему впереди планеты всей или есть какие-то проблемы?

– В мое время классический балет отличался очень сильной актерской школой, которая тогда существовала. Все балеты были спектаклями с очень яркими индивидуальностями, которые захватывали не только своей технической стороной, фуэте, высокими прыжками, но и внутренним содержанием, эмоциональностью. Сегодня, на мой взгляд, русская актерская школа утрачивает свои позиции в балете и подчас терпит крах. Нередко бывает так, что приходишь на спектакль, а фактически попадаешь на гала-концерт, где каждый из солистов демонстрирует свое виртуозное мастерство, свой высокий прыжок, зачастую даже не понимая, в каком спектакле он танцует. Это касается, конечно, не всех, но такая тенденция есть.

– В чем секрет популярности классического балета? Ведь в эстетике, скажем, «Лебединого озера» нет ничего, что напоминало бы нам о нашей сегодняшней жизни, о проблемах современного человека…

– Что такое классическое наследие? Это просто музейный экспонат, и мы ходим смотреть, как там сделаны завитушки? Нет, классическое наследие – это такой образный мир, который волнует современного зрителя тогда, когда искусство балета происходит через откровение артиста, а он такой же современный человек, как и все мы. Но если такового откровения нет, а он просто механически исполняет хореографический текст, балетный спектакль нас никак не волнует. Я не так давно был на «Раймонде» и думал, как все это плоско, примитивно, хотя видел, что там замечательная хореография Пе­типа, но внутреннего содержания, образности, атмосферы не получилось. И спектакль оставил меня совершенно равнодушным. И вот еще загадка: с точки зрения здравого смысла сюжеты многих балетов – это какой-то бред. В «Раймон­де» практически вообще нет никакого действия, в «Лебедином» так до конца и непонятно, кого любит принц Зигфрид – лебедя, то есть птицу, или девушку? И никто внятно на этот вопрос ответить не может, но самый любимый в мире балет – «Лебединое озеро».



– Но премьера «Лебедино­го» была неудачной?

– Да, есть мнение, что не­удачная постановка «Лебе­диного» вызвала у Петра Ильича нервный срыв, но я обнаружил недавно письма, которые указывают на то, что Чайковский был готов к тому, что «Лебединое» не станет его удачей. Была слабая балетная труппа Большого театра, оркестр ненадлежащего качества, он очень долго не находил контакт с балетмейстером, который не смог его направить, как потом направлял Петипа. Но Чайковского, в отличие от других композиторов, балет интересовал как самостоятельный вид искусства, имеющий такое же право на жизнь, как и опера. Причем современная ему музыкальная критика очень осуждала Чайковского за то, что он писал балеты, и даже за то, что он вставлял танцевальную музыку в свои симфонии. Его ученик Сергей Танеев писал ему примерно так: музыка у вас хорошая, но, к сожалению, излишне танцевальная. Почему-то тогда считали, что танцевальная музыка – это порок, хотя и у Баха, и у Моцарта, как известно, в
изобилии имеются менуэты, гавоты, жиги. Римский-Кор­саков не одобрял танцевальности в симфонической музыке. Тогда принято было считать, что балет – это низкий жанр, площадной, а вот высокое искусство – это оперы и симфонии. Вагнер ненавидел балет, и балетная сцена – против его собственной воли – есть только в его «Тангейзере», и лишь потому, что ее наличие было обязательным условием премьерной постановки этой оперы в Париже. Раньше балет вообще существовал только внутри оперы в виде балетных сцен – эта традиция шла от Глюка, Мо­царта…

– А есть ли, на ваш взгляд, у классического балета какая-то воспитательная функция или это просто красивое зрелище?

– Есть. Он помогает человеку обрести душевную гармонию, осознать, что жизнь – это великое благо. Классические балеты посещаются огромным количеством зрителей как раз потому, что нам не хватает красоты, чувства устойчивости мироздания, гармонии. Того, о чем говорит нам классический танец.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 05, 2017 10:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030501
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Ольга Смирнова
Автор| Виолетта Майниеце
Заголовок| Мистерия романтической мечтательницы
Дебют Ольги Смирновой в «Жизели»
Где опубликовано| © Портал "Музыкальные сезоны"
Дата публикации| 2017-03-05
Ссылка| http://musicseasons.org/misteriya-romanticheskoj-mechtatelnicy/
Аннотация|


Ольга Смирнова. Фото Елены Фетисовой

Балерина Большого театра Ольга Смирнова давно мечтала о Жизели… И даже несколько раз приступала к репетициям заветной партии. Но так и не станцевала – внезапно появлялась другая интересная работа, новые постановки, на назначенный руководством спектакль претендовали другие балерины. Словом, сама судьба отодвигала на будущее желанный дебют. Ольга расстраивалась, считала, что не везёт. Потом поняла: значит, время Жизели ещё не пришло.

Недавний дебют балерины в этой партии доказал, сколь права была «судьба-злодейка». Теперь у Смирновой накопился нужный для партии профессиональный и человеческий опыт. За последние месяцы произошёл качественный скачок в технике балерины. Теперь Ольгу меньше беспокоят виртуозные па: раньше было не до образа, когда не получался пируэт! В её танце появились уверенность и лёгкость, а главное – выработан приём полётного прыжка, без которого Жизель не станцевать.

За прошедшие годы Ольга по-своему, очень интересно исполнила труднейшие драматические партии – Татьяну в «Онегине» и Маргариту в «Даме с камелиями». Она духовно повзрослела.

Интроверт по натуре, Смирнова бережно охраняет свой внутренний мир. Жизель позволила туда заглянуть, понять, как важны для балерины высокие этические идеалы, любовь и почти христианское всепрощение.

Партию Смирнова готовила со своим педагогом Мариной Кондратьевой, одной из лучших Жизелей московской сцены. Марина Викторовна знает все тайны партии, может подсказать и направить, не подавляя индивидуальности балерины и прорабатывая с ней каждую деталь. Жизель её ученицы Наташи Осиповой совсем не такая, как у Ольги Смирновой. Многое придумала и предложила сама Ольга, балерина ищущая и вдумчивая. Она любит репетировать долго и скрупулёзно, чтобы понять смысл каждого па, каждой мизансцены.

Смирнова словно создана для романтических партий: высокая, с длинными руками и ногами, с «балеринской» головкой на изящной шее… Утончённость и грацию её Жизели подчёркивают тщательно продуманные костюмы. Лёгкий волан рукавчиков, летящий верхний слой белой тюники виллисы придают воздушность и невесомость фигуре, некую импрессионистическую размытость позам и романтическим пор де бра. Невольно вспоминается белое платье Маргариты из «Дамы с камелиями» в сценах любовной идиллии с Арманом. Такой же деликатный, невесомый танец, окутанный миражным светом белых ночей Петербурга, был и во втором акте «Жизели». Благодаря Смирновой в московском спектакле внезапно появился высокий петербургский стиль – сдержанный и благородный. В её Жизели угадываются черты героинь Достоевского, искренних, естественных, понимающих и всё прощающих. Такие ассоциации никогда не вызывал у меня старинный балет. Портрет романтической мечтательницы Жизели балерина рисует акварелью, отказываясь от графики и масляной живописи.

Первое действие в её исполнении – филигранная работа. Героиня Смирновой – крестьянка только по сюжету. В ней невольно угадывается девушка благородных кровей. Быть может, в своё время её мать также полюбила ветреного аристократа, а дочь повторяет её судьбу? Она – прирождённая эстетка. Ожерелье, подаренное Батильдой, поражает её не ценностью, а красотой.

Жизель деликатна в проявлении эмоций. Она живёт в каком-то своём возвышенном мире, где нет места предательству и обману. Ей, как героиням Достоевского, бесполезно объяснять, что мир не таков, каким им кажется. В душе Жизели живёт почти мистическая вера в вечную любовь – на земле и за её пределами. Такие любят раз и навсегда.

В любви Жизели к Альберту (Семён Чудин) больше человеческого тепла и доверия, чем неведомой ей страсти. Девушка ищет взаимопонимания, родства душ. В сценах с Альбертом она светится безмерным счастьем. Вариация первого действия – последний светлый танец Жизели перед катастрофой. Танец, конечно же, посвящённый любимому. Жаль, что в московской редакции его просто нет на сцене…

У Жизели в исполнении Смирновой нет примет натурального безумия в знаменитой сцене. Убраны, умно приглушены все мелодраматические эффекты. Вся сцена – длинный внутренний монолог Жизели. Сильное впечатление производит публичное одиночества этой хрупкой девушки с разбитым сердцем. Она отрешённо, намёком повторяет мизансцены знакомства, гадания, счастья. Ей не до окружающих её людей.

Второе действие логически завершает этот просветлённый рассказ. Стремительно кружась, Жизель превращается в виллису. Виллисы – астральные тела, души умерших невест, привязанные к земле какой-то сильной страстью – местью или любовью, и именно любовь не даёт Жизели покинуть землю. Она давно простила Альберта и готова спасти его от неминуемой смерти. В «белом адажио» Жизели и Альберта появляется та гармония душ, к которой стремилась Жизель в земной жизни. Они нашли друг друга перед лицом вечности. Благодаря Жизели граф заглянул в тайны тонкого мира и познал простую истину: настоящая любовь сильнее смерти. Любовью не шутят!

Подарив жизнь, Жизель возвращается в могилу, хотя могла раствориться в природе. Неизвестно, чем завершится эта мистерия. Останется душа этой Жизели на земле или, выполнив миссию, навсегда покинет её…

Жизель Ольги Смирновой – тонкий образ для ценителей прекрасного. Самой балерине дебют подарил безмерное счастье. «Хотелось улыбаться и не думать о том, какие допустила ошибки, что может быть лучше. Со временем всё исправлю», – говорит балерина.

Повториться ли волшебная атмосфера дебюта – трудно сказать. Даже сам спектакль в тот день был каким-то лёгким, сдержанным и благородным, что не так часто приходится видеть в дежурной «Жизели».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 05, 2017 8:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030502
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Эдвард Клюг
Автор| корр.
Заголовок| Новые измерения пластики Эдварда Клюга
Где опубликовано| © сайт театра
Дата публикации| 2017-03-02
Ссылка| http://novat.nsk.ru/news/events/novye_izmereniya_plastiki_edvarda_klyuga/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балетная труппа НОВАТа готовит принципиально новую премьеру – сценическое воплощение драматической поэмы Генрика Ибсена «Пер Гюнт», созданное на музыку Эдварда Грига руководителем национального балета Марибора Эдвардом Клюгом. Спектакль постановщика из Словении, которого считают одной из самых ярких фигур в современной европейской хореографии, станет первой «большой» сюжетной постановкой балетмейстера, хотя предыдущие его работы носили бессюжетный, абстрактный характер. Воспроизводя сюжетную канву пьесы Ибсена, Эдвард Клюг намерен пойти по пути, близкому к жанру «новая пластическая драма» или популярному сегодня стилю wordless, где язык танца балансирует на грани пантомимы, а получается балет, в котором «почти не танцуют».

О представлениях Эдварда Клюга о современном балете и о своём видении «Пера Гюнта» читайте в интервью, взятом у хореографа на первом этапе работы над постановкой.

— Вас называют современным хореографом, говорят, вы – хореограф-минималист. Вы согласны с этим определением критиков?

— Я, конечно, согласен с мнением профессионалов и критиков. Основываясь на том, что они видели, они могут сказать, что я – хореограф-минималист. Пришло время постановкой «Пера Гюнта» опровергнуть эту славу. Я бы не назвал эту постановку самой сложной, но на сегодняшний день это самое масштабное из того, что я делал. Я был убежден до недавнего времени, что мне нет необходимости вдохновляться литературой или какими-то уже существующими историями. Те постановки, которые я создавал для русской публики (например, «Кватро» для Дениса Матвиенко, Леонида Сарафанова, Олеси Новиковой и Анастасии Матвиенко, которая была номинирована на «Золотую маску»), были очень минималистичные работы.

Но в последнее время меня стали спрашивать: «Когда ты сделаешь свой большой балет?». Этим балетом не обязательно должен был стать «Пер Гюнт». Но так получилось.

— Некоторые говорят, что ваш «Пер Гюнт» скорее всего не балет, а пластический спектакль. Насколько это правда?

— Должен сказать, что многие были удивлены, когда увидели, что спектакль удовлетворяет как любителей балета, так и поклонников драматического театра. Они не могли поверить, что «Пер Гюнт» может быть рассказан так понятно, что можно читать Ибсена без слов.

Я пытался создать новый подход к сюжетному балету, что-то подходящее к XXI веку, хотел отстраниться от того, что я уже знаю, от того, что я уже видел, от сюжетного балета или неоклассического балета. Моей самой важной целью стала попытка создать что-то свежее, с новой формулой балетного повествования. Я создавал историю на языке танца, но с драматическим мышлением.

— Правда, что в вашем балете используется не только музыка Грига к драме Ибсена, но и другие его произведения?

— Как только было принято решение поставить «Пера Гюнта», я знал, что мне придется использовать самую разную музыку Грига, что само по себе хорошо. Тем более, что Григ – гораздо более популярен, чем Ибсен.

— Но вы использовали и другие его произведения?

— Создавая свое либретто, я следовал Ибсену. И мне пришлось добавить некоторые новые музыкальные моменты. Хотя должен признаться, что Григ для меня был самой большой проблемой. Прежде я никак не мог представить, что когда-нибудь буду создавать хореографию на самые популярные его мелодии. Например, «В пещере горного короля». Для меня это была большая проблема. «Утро в горах» – еще одна очень популярная мелодия из «Пера Гюнта», с которой были такие проблемы. Я не хотел отказываться от этого музыкального материала, но я хотел найти правильную дверь, чтобы через атмосферу Грига в какой-то момент возникло ощущение, что вы смотрите фильм, где за рассказываемой историей довольно легко следить.

— Вы довольно оригинально подбираете музыку для своих спектаклей: вы ставили балеты на музыку Шопена, Перголези, на музыку «Radiohead», даже Горана Бреговича.

— Я начинал как хореограф с Гораном Бреговичем в 22 года (постановка авангардного режиссера Томаша Пандура «Вавилон», на музыку Горана Бреговича). Во всех моих постановках – минималистичный спектакль это или «Пер Гюнт» – всегда есть что-то от драматического театра, за пределами просто танца. И самое важное для меня – послание: я хочу, чтобы люди почувствовали что-то и не забыли о представлении после ужина.

— То есть у вашего «Пер Гюнта» есть особый месседж?

— Конечно и очень сильный. Когда я смотрю последнюю сцену, у меня каждый раз комок в горле. И не только у меня. Я верю всем сердцем и душой, что в моем спектакле есть сцены, которые публика поймёт везде. Мне очень будет интересна реакция зрителей в Новосибирске. И не обязательно они должны быть очень образованными в балете, потому что мой спектакль для всех. Даже те из них, кто до этого никогда не ходил в театр, поймут моё послание. Я обещаю.

— Некоторые специалисты считают, что бессюжетные балеты – это высший пилотаж хореографии. Но в последние годы мы видим, как мастера этого жанра делают сюжетные балеты. Это - новая тенденция, новый тренд?

— Я думаю, что это потребность в новой романтике. Людям нужны эмоции, что не означает, что короткие абстрактные балеты без сюжетной линии не могут передать их. Я очень рад, что могу делать и то, и другое. Сейчас, когда здесь я начал работать над «Пером Гюнтом», когда я готовлю следующий большой балет, это не значит, что я перестану ставить короткие абстрактные постановки. Большой балет для меня как новая пища, но когда её будет слишком много, у меня есть возможность вернуться, занявшись экспериментальными проектами. Я не стану утверждать, что теперь буду заниматься только сюжетными балетами. Мне нравится верить, что одно вдохновляет другое. Создание полностью нового балета – вызов для меня.

— Вы познакомились с нашей балетной труппой, каковы ваши первые впечатления?

— Я думаю, что будет много работы, поскольку принципиальное отличие «Пер Гюнта»> от других сюжетных балетов – это то, как танцоры играют, то, как они передают содержание, как ведут себя в определенных ситуациях. Все это довольно специфично, и здесь будет много работы. С танцем, я уверен, у них все будет фантастично. Для балетного танцовщика вся жизнь – тренировка быть кем-то другим в каждой роли. Для многих из них сложно быть самим собой. Для того чтобы выглядеть естественно и спонтанно им требуется больше усилий и много работы. Я счастлив, когда они осознают, что это не так сложно. Когда я смотрю спектакль, я должен поверить артисту не потому, что он играет кого-то. Я должен видеть реального человека, играющего кого-то.

— Вы как-то могли бы определить не социальную, но, может быть, возрастную группу ваших зрителей? Для кого вы делаете этот балет?

— Я был удивлен в Санкт-Петербурге на фестивале «Dance Open» реакцией людей старшего возраста на «Пера Гюнта». Они благодарили меня после спектакля, когда я по традиции подписывал для них программки в холле, и все были под сильным впечатлением. Я могу с уверенность сказать, что молодым зрителям спектакль точно понравился. Так что, по сути, этот спектакль для всех. Мои дети (а им было 3 и 4 года, когда они смотрели «Пера Гюнта») буквально застыли в креслах.

Для меня самое прекрасное в «Пере Гюнте» то, что это универсальная история. Это – путешествие. Всё, чего я хотел – пригласить зрителей в путешествие с этим необычным героем – Пером Гюнтом.

Эдвард Клюг окончил Национальную балетную школу в Клюй-Напока (Румыния) в 1991 году. В том же году был принят в труппу Slovenian National Ballet (SNG) в Мариборе в качестве премьера, где исполнял партии классического и современного репертуара. Параллельно выступал в Zagreb Ballet как приглашенный артист. Первая полноценная постановка («Танго») была показана на сцене SNG в 1998. С 2003 года он возглавляет труппу, в которой начал свою карьеру. С этого момента компания, получившая мировую известность как Maribor Ballet, стала быстро обретать статус одной из наиболее интересных и нестандартных в мировой хореографии. Работы хореографа всегда отличал неожиданный выбор музыкального материала, непривычного для хореографических постановок. В знаменитой постановке «Radio &Juliet» использованы треки группы Radiohead, несколько спектаклей поставлены на оригинальную музыку композитора Милко Лазара, балет «Stabat Mater» – на музыку Перголези.

Премьерные показы спектакля «Пер Гюнт» состоятся 17 и 18 марта в 13.00 и 19.00. Билеты в кассах театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 06, 2017 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030601
Тема| Балет, "Золотая Маска", Екатеринбургский театр оперы и балета, Персоналии, В. Самодуров
Автор| Людмила Гусева
Заголовок| Печальная повесть с Урала
Где опубликовано| © Орфей
Дата публикации| 2017-03-05
Ссылка| http://muzcentrum.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=21743:pechalnaya-povest-s-urala&catid=12&Itemid=103
Аннотация|

Балетная программа московских показов фестиваля «Золотой маски» в этом году невелика. Большой театр представлен тремя новыми спектаклями, но столичная публика их видела в прошлом сезоне, одноактный спектакль из Мариинского театра до фестиваля не доехал, в номинантах нет завсегдатая последних лет - Пермского балета. Зато из Екатеринбурга «Маска» привезла новую версию балета «Ромео и Джульетты» Прокофьева в постановке Вячеслава Самодурова, которая стала чемпионом по количеству номинаций: номинирована постановочная бригада (хореограф, дирижер, художник-постановщик, художник по костюмам), трое исполнителей главных ролей - Ромео, Джульетты и Меркуцио - и сам спектакль.

Вне зависимости от результатов конкурса такое тотальное номинирование спектакля - уже большой успех провинциального театра. Правда, постановщиков никак нельзя назвать провинциалами, а театр уже получал национальную театральную премию "Золотая маска".

«Золотая маска» посчитала екатеринбургских «Ромео и Джульетту» событием, заслуживающим не только показа в столице, но и кинопоказа в 60 городах России, и прямой интернет-трансляции, что подогрело интерес к спектаклю и дало веские основания думать, что это один из фаворитов конкурса.

Это не первое обращение Самодурова к теме веронских любовников, первая редакция его «Ромео и Джульетты» в 2014 г. сделана для Королевского балета Фландрии, а для Екатеринбурга, где он работает худруком балета сейчас, была создана вторая редакция. Из первой постановки на екатеринбургскую сцену полностью перекочевали постановочные решения (сценограф - британец Энтони Макилуэйн, костюмы - Ирэна Белоусова, художник по свету Саймон Беннисон), а вот хореография частично изменена, адаптирована с учетом индивидуальностей уральских артистов.



"Ромео и Джульетта" в творческой биографии Самодурова не случайна: хореограф - в прошлом премьер именитых балетных театров - Мариинского театра и Королевского балета Великобритании, где были рождены самые знаменитые на сегодняшний день балетные версии популярного шекспировского сюжета: Леонида Лавровского (первая постановка) и Кеннета Макмиллана. Классике балетной шекспириады не один десяток лет, балету Лавровского вообще под восемьдесят, но тема веронских любовников в балете так и не закрыта: почти каждый год появляются все новые и новые балеты на этот «вечнозеленый» сюжет, от традиционных - до самых авангардных. И сказать что-то новое в этой натоптанной предшественниками теме всё сложней, особенно оставаясь в рамках традиционной эстетики драмбалета.

Самодуров, начинавший как хореограф бессюжетных одноактовок, в "Ромео и Джульетте" освоил "полный метр", поставив трехактный сюжетный балетный спектакль, сработанный по рецептам старого доброго драмбалета: повествовательно, без принципиальных отклонений от литературного первоисточника, с подробной пантомимой, многофигурными кордебалетными сценами и психологической проработкой характеров героев. Не исключено, что трехактный формат нового спектакля появился из-за суровых требований фонда Прокофьева к полноте использования партитуры.

Но после того как спектакль состоялся, формат большого балета уже не кажется случайным, т.к. вместе со спектаклем родился балетный режиссер, который умеет работать с большим количеством музыкального материала, выстраивать балетную драматургию и работать с актерами, редкий - почти утраченный в сегодняшнем балете, дар.

Именно режиссура, а не хореография Самодурова – главное достоинство нового спектакля, хореографический язык «Ромео и Джульетты» не назовешь уникальным - обычный микс консервативной неоклассики (пуанты у женщин – обязательны!) с более раскрепощенной лексикой контемпорари данс. В «Ундине» Большого театра того же Самодурова (спектакль также номинирован на «Маску» этого года) лексика порадикальней, но там сюжетность условна и хореографическое разнообразие важней.

И хотя сюжетные перипетии трагедии Шекспира о любви двух юных героев соблюдены, не дуэты титульных героев стали опорными точками спектакля Самодурова. Самыми запоминающимися эпизодами спектакля стали яростные сцены поединков Тибальда с Меркуцио и Ромео с Тибальдом, уличные бои «стенка на стенку» с выпадениями на землю мертвых тел из шеренг наступающих бойцов, ерничество Меркуцио на балу у Капулетти, Джульетты «против течения» в том месте, где Уланова бежала к патеру Лоренцо, - метафора одиночества и отчаяния героини, падающая портьера, отрезающая от зрителя кровать с бездыханной Джульеттой, выпившей зелье от падре Лоренцо, нежничание с Ромео очнувшейся в склепе Джульетты, не понимающей, что он уже мертв, и скорбный финал спектакля - проход толпы мимо мертвых любовников без каких-либо попыток братания.

Пусть иногда в этих режиссерских решениях проскакивают цитаты из того или иного знаменитого спектакля, пусть спектакль начинается с набившей оскомину завязки спектакля - «театр в театре» (современная театральная труппа собирается «представлять Шекспира»), но спектакль получился цельным и не похожим на другие балетные версии популярнейшей шекспировской истории.

Важное значение в самоидентификации нового спектакля сыграла сценография. Трёхъярусная, несколько неустойчиво поставленная, деревянная галерея красного цвета – ось сценографического решения, отсылающая, по словам постановщика, к конструкции театра «Глобус», а на деле многоцелевая театральная конструкция - и трибуна, с которой можно смотреть на уличный бой, и место, где можно от него укрыться, и балкон, и карниз для траурной портьеры в склепе.

Минимализм сценографии компенсируют оригинальное решение костюмов - принты с известных итальянских картин времен Ромео и Джульетты на костюмах "отцов"- семьи Капулетти и на футболках "детей"- уличной толпы. Уличная одежда прямо отсылает к нашим временам, крой костюмов аристократии - к временам старины глубокой, а вместе они заставляют зрителя не забывать, что он находится в театре.

История приближена к современности: нет двух кланов, сторонников Гвельфов и Гиббелинов, нет Монтекки, враждующих с Капулетти, но есть уличная вражда, требующая постоянных жертв, пожирающая молодежь на улице, жертвой которой стали и Ромео с Джульеттой.

На улице два лидера - один агрессивный и надутый гордец Тибальд, любитель приключений (здесь режиссер не разошелся с драматургом, Тибальд - вполне шекспировский), второй - Меркуцио, лидер маленькой и веселой компании юношей и девушек. Именно Меркуцио, а не титульные герои - ключевой персонаж этой постановки. Меркуцио у Самодурова далек от традиционного образа безобидного и обаятельного весельчака - солнечного мальчика. Это провокатор и ерник, сознательно задирающий своего антагониста Тибальда. Т.е. именно Меркуцио, возможно и несознательно, играет у Самодурова роль рокового персонажа.

Борьба за лидерство на улице Тибальда и Меркуцио, их личная вражда - источник уличной бойни и смертей, эта борьба накрывает всех главных героев повести, которой нет печальней на свете - самого Меркуцио, его противника Тибальда, его друга Ромео и его возлюбленную Джульетту.

Меркуцио (выдающаяся работа актера Игоря Булыцына и режиссера Вячеслава Самодурова) - самый нескучный персонаж спектакля, заставил вспомнить недооцененного в Москве Дмитрия Загребина и его Меркуцио, это был артист, способный быть на сцене таким же нескучным.

Ромео (Александр Меркушев) и Джульетта (Екатерина Сапогова) более традиционны и приземлены. В титульных героях по подростковым повадкам распознаются наши современники, на руку постановщику простоватая внешность Ромео и Джульетты (в этом спектакле то, что герои происходят из аристократических семей, абсолютно не важно) и такие же простоватые манеры.

Джульетта у Самодурова и Сапоговой на порядок интересней Ромео. У Самодурова вслед за Шекспиром Джульетта в краткий срок проходит интенсивный путь взросления и из девочки-подростка превращается во взрослую женщину, способную на череду сильные поступков: нарушение родительской воли, мнимая смерть (с размышлениями - а не яд ли это?), самоубийство. И, начиная со сцены сопротивления родителям Джульетта - Сапогова становится на опустевшее место лидера спектакля, и эта преемственность не дает ослабевать зрительскому напряжению, хотя зрители знают, чем закончится эта история.

Получит ли заветные Маски "Ромео" из Екатеринбурга? Разве это важно? Спектакль запомнится, хотя и не стал революционным. Консервативная форма не всегда означает законсервированное содержание. Взгляд из Екатеринбурга на знаменитую веронскую историю оказался свежим и самобытным.
---------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 08, 2017 2:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030801
Тема| Балет, Theatre Wiellki (Польша), Персоналии, Чинара Ализаде
Автор| Наталья Саляхова, "Москва-Баку"
Заголовок| Артистка балета, солистка Большого театра Чинара Ализаде: 8 марта женщины в моей семье погружаются в атмосферу волшебства
Где опубликовано| © "Москва-Баку"
Дата публикации| 2017-03-08
Ссылка| http://moscow-baku.ru/news/culture/artistka_baleta_solistka_bolshogo_teatra_chinara_alizade_pozdravila_chitatelnits_moskva_baku_s_8_mar/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Facebook/Chinara Alizade

Накануне 8 марта артистка балета, солистка Большого театра, заслуженная артистка Азербайджана Чинара Ализаде в интервью «Москва-Баку» поздравила женщин с праздником и рассказала, что уже второй сезон танцует в качестве приглашенной солистки Большого театра в Национальном польском театре, освоила абсолютно новый репертуар. Она вспомнила семейную традицию отмечать Международный женский день и поделилась планами провести следующий отпуск в Азербайджане.

- Чинара, вы приняли приглашение Национального польского театра и уже второй сезон танцуете в Варшаве. Обратно в Москву пока не хочется возвращаться?

- Работа в Варшаве мне действительно приносит огромное удовольствие. Нравится и сам город, - очень комфортно себя в нем ощущаю, и мой театральный коллектив. Он такой доброжелательный, интернациональный и веселый... И репертуар для меня интересен, я вся в творческом процессе. Поэтому в будущее пока забегать не хочется, настроена получать удовольствие от сегодняшнего дня (Улыбается.) Сейчас я использую любую возможность для творческого развития.

- Польский зритель отличается чем-то от российского или любители балета во всем мире одинаковы? Кстати, вы уже говорите по-польски?

- В каждой стране по - разному воспринимают балетное искусство и реагируют на спектакли. Я много гастролировала - могу сравнивать. В странах Латинской Америки очень эмоциональный, горячий зритель, а в Европе более сдержанный. Это зависит от менталитета народа и его культуры.

В Польше, если сравнивать с российским зрителем, я заметила, выполнение каких -либо трюков в балете или ярких эмоциональных моментов особо публикой не поощряется, но зрители при этом все равно тепло принимает артистов.

А по - польски к своему уже второму сезону начала говорить, да (Улыбается.)

- В каких спектаклях вы сейчас принимаете участие? Появились ли в репертуаре новые партии?

- С самого начала, как я приехала в Варшаву и стала работать в Theatre Wiellki, весь репертуар для меня оказался новым. Тут идут совершенно другие спектакли. Осваивать новые партии и пластику было настолько интересно, что, проводя почти целый день в репетиционном зале, вечером я чувствовала только приятную усталость. Участвовала в постановках хореографа - Кристофа Пастора, которая мне очень полюбилась. Я говорю о спектаклях: "Казанова"," Буря ", "Адажио и скерцо ", "Болеро". А в балете "Баядерка" состоялась моя долгожданная премьера в роли Никии.

Со мной здесь произошел удивительный случай. В Большом театре был подписан контракт на постановку балета "Хрома" Уейна МакГрегора, меня выбрали в основной состав, но потом что - то не сложилось - станцевать так и не удалось. Представьте мою радость, когда я узнала, что в Варшаве будет эта хореография и ассистенты хореографа, те же самые ребята. Они были рады видеть меня, а я их! Это было удивительное время, и я счастлива, что мне удалось освоить эту необычную хореографию, поработать с самим МакГрегором.

В моем репертуаре балет "Дон Кихот "- роль Китри, "Шелкунчик", и совсем скоро состоится премьера в "Лебедином озере ", сейчас идут постановочные репетиции.

- Какое у вас любимое время года? Я почему-то не сомневаюсь, что вы ответите - весна. Права?

- Вы попали в точку! (Смеется.) Я родилась в мае и очень люблю это время года. Так прекрасно ощущать наступление тепла после продолжительной зимы, чувствовать запах набухающих почек, зеленеющей травы, пение птиц, как все кругом оживает и просто чувствовать запах весны! Я очень люблю природу. У меня сразу улучшается настроение и появляется вдохновение, когда есть возможность выехать куда-нибудь за город.

- Поддерживаете традицию праздновать 8 марта? Что обычно вам дарят на этот праздник?

- В нашей семье была одна такая прекрасная традиция: каждое 8 марта, папа с самого раннего утра погружал женскую половину нашей семьи (маму, сестру и меня) в атмосферу праздника и волшебства. Не успевали открыть с утра глаза, как перед нами уже красовались прекрасные весенние букеты цветов, чаще всего - любимые тюльпаны. Я считаю, что эта прекрасная традиция и она должна существовать в каждой семье. Я очень скучаю по своей семье вдали от дома, а вот такие чудесные воспоминания меня всегда согревают.

- Что бы вы пожелали всем женщинам накануне Международного женского дня?

- От всей души поздравляю прекрасную половину человечества с этим замечательным весенним праздником! Будьте вдохновенными, красивыми и любимыми!

Пусть Вас всегда согревают родные и любимые люди, пусть мужчины одаривают цветами и комплиментами, и не только в этот весенний день. Пусть на душе будет празднично, светло и тепло!

- В отпуск в ближайшее время не собираетесь? Куда бы вам хотелось поехать, если представилась такая возможность? Может быть в Азербайджан, где вас любят и всегда ждут…

- Отпуск у меня запланирован ближе к лету, в июле, и пока я о нем не думаю. Еще много работы впереди. Стараюсь каждый год бывать на море, заряжаться солнечной энергией. Это очень важно для восстановления моих физических ресурсов, там я набираюсь сил и вдохновения.

Буду счастлива провести следующий отпуск в Азербайджане... Буду очень рада, если все сложится именно так, как я хочу. Вообще, бываю в Азербайджане по работе и на очень короткое время.

В последнее время Азербайджан - одно из самых престижных и востребованных направлений для туристов, что дает лишний повод для гордости за свою историческую родину!

- Было бы интересно узнать ваши планы на ближайший год. Что для вас сейчас наиболее приоритетно? Какие мечты еще не удалось реализовать?

- Я очень довольна прошедшим годом... Он выдался таким насыщенным и плодотворным! Мой репертуар пополнился интересными спектаклями, правда некоторые роли так и остались в мечтах и мыслях ... Но я искренне верю, что в этом году все получится - все мои желания реализуются!
------------------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 09, 2017 6:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030901
Тема| Балет, театр "Кремлевский балет", Персоналии, Александра Тимофеева
Автор| Алиса Асланова
Заголовок| Александра Тимофеева
Где опубликовано| © Ballet Insider
Дата публикации| 2017-03-08
Ссылка| http://www.balletinsider.com/archive/solo/6487
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Прима-балерина театра "Кремлевский балет" стала главной героиней весеннего выпуска Ballet Insider. Не пропустите новую съемку на просторах пустыни в романтичных платьях от Yanina Couture.
И с 8 марта, дорогие читательницы!



Bi: Вы пришли в театр в 16 лет и сразу начали танцевать ведущие роли, но все было не так просто, как казалось со стороны.

АТ:
Да, в 17 лет я уже станцевала спектакль «Щелкунчик», готовила его с Екатериной Сергеевной Максимовой, как и все свои последующие роли. На следующий сезон мы приготовили «Золушку», потом было «Лебединое озеро». Не могу назвать работу над этими спектаклями вполне осознанной – первые три года в театре меня полностью вела Екатерина Сергееевна. А вот рождение дочери заставило меня повзрослеть. Захотелось внутренне расти, развиваться, стало понятно, что именно я хочу в жизни и как вижу себя в балете. Я ощутила желание танцевать, стала лучше понимать Екатерину Сергеевну, то, что она от меня хочет, почему акцентирует внимание на тех или иных вещах, которые раньше были недоступны для моего понимания.

В декретном отпуске я была всего сезон, но за это время в театре произошли изменения: прошли премьеры, появились новые балерины. И я стала серьезно работать.

Bi: У Вас был необыкновенный педагог – легендарная балерина Екатерина Максимова. Расскажите о ваших воспоминаниях о ней, как вы работали?

АТ:
В памяти осталась ее культура, манера держать себя: как она вела репетиции, тактично направляла, о чем говорила, – и в жизни, и в профессии. Вспоминаю, как было страшно идти к ней на первую репетицию, и помню, как была удивлена ее человечности и простоте. Именно она привила мне особенное отношение к балету. Несмотря на то, что Екатерина Сергеевна была немногословна и закрыта, я всегда ощущала ее поддержку и тепло. В зале большое внимание уделяла работе над образом, рукам, верху, не разрешала менять хореографию, облегчать движения, добивалась чистоты в исполнении. Тот трепет, с которым я пришла на первую репетицию сохранился у меня по сей день. И несмотря на то, что мы проработали почти десять лет вместе, Екатерина Сергеевна все равно остается для меня легендой.

Bi: Вы работали с ещё одной легендарной личностью – Юрием Григоровичем. Он вас выбрал на главную роль в своём балете «Корсар».

АТ:
Да, это была необыкновенная, плодотворная и интересная работа. Работа с Юрием Николаевичем – яркая вспышка в моем творчестве. Его активность и энергетика поражали. Репетиции, прогоны, замечания – все это проходило на высоком эмоциональном подъеме. Мне было очень комфортно с ним. Все было ясно, оправданно, продумано до мельчайших деталей. Это большой опыт для меня, который придал мне уверенности. Я очень ценю его отношение ко мне, как к балерине, и с теплом вспоминаю время, проведенное в работе с ним.

Bi: Сколько партий вы успели подготовить с Екатериной Сергеевной?

АТ:
Пожалуй, весь классический репертуар. А уже последующие спектакли нашего театра, включая «Русские сезоны», мы готовили с Людмилой Михайловной Чарской.



«Эмоциональное состояние перед спектаклем – это полный уход в себя, но в то же время абсолютный эмоциональный выплеск наружу».


Bi: Я заметила, что вы долго выстраиваете роль во время репетиционного процесса. Сначала создаёте каркас, а потом накладываете образ.

АТ:
Говорят, чем старше становишься, тем сложнее. У меня – наоборот, с возрастом тело стало мягче, податливее, я быстрее вхожу в форму. Сейчас и в спектакль вхожу быстрее, потому что физическая подготовка дает мне больше возможностей для работы над ролью.

Bi: Где вы ищите вдохновение?

АТ:
Собственные ощущения, мой внутренний мир, книги, жизнь…

Bi: При подготовке новых ролей вы читаете источники?

АТ:
Да, конечно. Книги дают массу эмоций. Помню свой первый спектакль –«Ромео и Джульетта»…Роль Джульетты требует филигранной работы, проработки нюансов. Накануне премьеры я перечитывала Шекспира, и так прочувствовала нужное мне эмоциональное состояние, что, дочитывая книгу, думала о том, как бы успеть донести эту эмоцию до сцены и не расплескать. Если попробовать описать это состояние, то это такой полный уход в себя, но в то же время абсолютный эмоциональный выплеск наружу.


«При всех экспериментах и новаторствах балет прежде всего должен оставаться искусством».


Bi: Сегодня в театре «Кремлевский балет» Вы являетесь примой, примером для остальных. Как вы пытаетесь расширить свои рамки и находить мотивацию для себя?

АТ:
К счастью, в силу характера и воспитания, мне не нужно искать дополнительную мотивацию для творчества. Мне интересно мое дело, моя профессия. И я не ограничиваюсь только работой в театре: многочисленные самостоятельные гастроли, встреча с новыми партнерами, новая хореография – все это вносит разнообразие в мою творческую деятельность.

Bi: Постепенно меняется эстетика танца. Вы следуете тенденции?

АТ:
Каждое поколение приносит что-то свое, новое, быть может, непривычное. Красивый большой шаг, пластика тела, техника – это прекрасно. Но хочется, чтобы все это работало на спектакль.

При всех экспериментах и новаторствах балет прежде всего должен оставаться искусством.

Фотограф
Октавия Колт

-----------------------------------------------------------
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17447
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 09, 2017 7:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2017030902
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Светлана Захарова
Автор| Корр. ТАСС Ольга Свистунова
Заголовок| Балерина Светлана Захарова совершит мировой тур с программой "Amore"
Где опубликовано| © ТАСС
Дата публикации| 2017-03-09
Ссылка| http://tass.ru/kultura/4080741
Аннотация| пресс-конференция


Светлана Захарова
© Артем Геодакян/ТАСС


Прима-балерина Государственного академического Большого театра России (ГАБТ), народная артистка РФ Светлана Захарова совершит мировой тур со своей сольной программой "Amore" и подготовит новый проект современной хореографии.

Планам знаменитой танцовщицы посвящена пресс-конференция в ТАСС, в которой вместе с самой балериной участвует ее коллега по Большому театру - солист балетной труппы и одновременно генеральный продюсер компании MuzArts Юрий Баранов.

"Прежде, чем отправиться в мировой тур со своим сольным проектом "Amore", Светлана Захарова покажет эту программу 14 и 15 марта на Исторической сцене Большого театра", - сообщил в интервью ТАСС Баранов. Он напомнил, что программа уже была показана в ГАБТ 24 и 25 мая прошлого года и прошла с аншлагом.

"Многие зрители тогда не смогли попасть на спектакли, поэтому мы решили, спустя почти год, повторить "Amore", выражаясь театральным языком, "на бис". Кстати, и сейчас все билеты полностью раскуплены", - проинформировал продюсер. По его словам, зрительский ажиотаж вполне оправдан. "Такую Захарову, какой она предстала в программе "Amore", публика ранее не видела", - констатировал Баранов.

"Неизвестная Захарова"

Захарова подтвердила, что в программу вошли три одноактных балета, которые она никогда прежде не исполняла. "Я не люблю долго танцевать одно и то же", - сказала балерина. "Но классические спектакли к этому не относятся: их хочется танцевать как можно дольше" - сказал она.

"Современные балеты - совсем другая история, - считает прима. - Рисковать, пробовать себя в совершенно ином стиле - артисту это необходимо. Я не боюсь экспериментировать, люблю быть разной, непредсказуемой". Она призналась, что давно мечтала сделать сольный проект. По словам артистки, хореографов она выбирала сама.

"Мы репетировали целый год, и это было удивительное время, потому что мы работали с большой любовью. Недаром же наш проект так и называется "Amore", что в переводе с итальянского означает "любовь". И все наши три балета рассказывают о любви - счастливой и трагичной, серьезно и с юмором", - заметила балерина.

Программа

Открывается проект балетом "Франческа да Римини" в постановке Юрия Посохова. В прошлом премьер балета Большого театра, он стал успешным хореографом, на счету которого не один десяток балетов, в их числе и "Франческа да Римини". История любви, увековеченная в "Божественной комедии" Данте, оживает в балете на музыку Чайковского, заглавную партию в котором исполняет Захарова. Ее любовником на сцене стал солист Большого театра Денис Родькин, в роли ревнивого мужа - еще один премьер ГАБТ Михаил Лобухин.

Следующий балет в программе называется "Пока не пошел дождь". Его автор - немецко-нигерийский танцовщик и хореограф Патрик де Бана. Премьер трупп Мориса Бежара и Начо Дуато, он также является известным постановщиком. Специально для Захаровой он поставил новеллу про мечту о всепоглощающей любви, где прима предстала в образе героини. В качестве ее партнера выступает сам де Бана, в балете также занят солист ГАБТ Денис Савин.

Завершается проект балетом "Штрихи через хвосты", который на музыку Моцарта сочинила ирландский хореограф Маргерит Донлон. В этом балетном фарсе Захарова предстала в неожиданном для нее комическом амплуа. К настоящему моменту проект "Amore" был показан не только в Москве, но и в других городах мира.

Мировой тур "Amore"

"По сути мировой тур "Amore" начался с премьеры, которая состоялась в мае прошлого года в итальянском городе Модена, - сказал Баранов. - Потом программа была показана в другом итальянском городе - Парма. И уж после этого Светлана решилась представить свой проект в Большом театре".

По словам продюсера, Захарова очень трепетно относится к сцене Большого театра, считая, что на эти подмостки можно выносить только хорошо подготовленную работу. "Так что поначалу мы слегка "обкатали" ее проект в Италии, где Захарову очень любят, а уж потом представили в Большом театре", - сказал Баранов. Он напомнил, что после Москвы "Amore" вновь отправился в Италию и побывал в Равенне и Генуе. Проект также был показан в Монте-Карло, добавил Баранов.

Рассказывая о дальнейших планах, он сообщил, что зарубежные импресарио с интересом относятся к сольному проекту Захаровой. "Проблема заключается в загруженности самой балерины, которой непросто выкроить в своем плотном графике время для гастрольных поездок", - заметил продюсер.

При этом он проинформировал, что уже точно известно, что 4 и 5 августа "Amore" будет показан на Кипре, на 24 и 25 сентября его гастроли запланированы в Токио, а 20 ноября сольный проект Захаровой будет представлен на сцене лондонского "Колизеума". "Также ведутся переговоры о гастролях в Турции, Испании, Греции, Болгарии, Сербии, Венгрии и Финляндии", - перечислил Баранов, подчеркнув, что мировой тур "Amore" продлится до 2018 года.

Впереди новый проект

"Проект Захаровой очень успешен и востребован", - констатировал продюсер, добавив, что на этом балерина вовсе не намерена останавливаться. Напротив, она думает о новой программе. "Мы планируем сделать новую программу, которая полностью будет поставлена для Светы", - заявил Баранов. Он заверил, что уже сейчас по этому поводу ведутся переговоры со знаменитыми хореографами мира.

"Мы не останавливаемся на достигнутом, а идем дальше. Подбираем разных хореографов, не похожих друг на друга, оригинальных по почерку и стилю. Хотим сделать еще более интересный трехактный проект, который никого не оставит равнодушным. Рассчитываем, что мировую премьеру новой программы Светланы Захаровой сможем показать в марте 2019 года", - заключил Баранов.

Благотворительный фестиваль

Захарова сообщила, что в третий раз проведет Благотворительный фестиваль детского танца "Светлана", основателем и художественным руководителем которого она является. Смотр состоится 28 марта в концертном зале "Россия" в Лужниках. "Первый фестиваль прошел в 2015 году", - напомнила Захарова. "Мы тогда очень волновались, как все получится, - сказала артистка. - Но, похоже, наша "Светлана" прижилась, и теперь мы проводим фестиваль уже в третий раз".

По словам Захаровой, "Светлана" проводится в первую очередь для того, чтобы показать, насколько многогранны и талантливы российские дети. При этом артистка отметила, что отбор на фестиваль жесткий. Коллективы, которые в итоге получают право выйти на московскую сцену, являются лауреатами различных конкурсов, в том числе международных. "Во многом строгий процесс отбора юных танцовщиков продиктован тем, что фестиваль благотворительный. Причем, благотворительность заключается абсолютно во всем, начиная от приезда детей, их проживания в Москве и заканчивая распространением билетов", - пояснила балерина.

Она проинформировала, что в этом году в фестивале примут участие около 600 юных танцоров в составе 17 творческих коллективов со всей страны, в том числе из Магнитогорска, Оренбурга, Керчи, Ульяновска, Калуги, Волгограда, Казани, Курска, Ижевска, Пензы и Санкт-Петербурга. Прима отметила, что на данный момент "Светлана" - российский фестиваль, но в ее планах - выход на мировой уровень.

Внимание к юным танцорам у Захаровой в семейных корнях: ее мать Галина Захарова - бывший педагог, хореограф детской студии. Свою дочь, шестилетнюю Анну, Светлана Захарова также хотела бы в будущем видеть танцовщицей. "Я бы очень хотела, чтобы она танцевала", - говорит артистка. "Это прекрасное искусство, и дети, которые занимаются танцем, выгодно отличаются от сверстников", - считает прима Большого театра.

Балерина на все амплуа

Светлана Захарова родилась в Луцке (Украина). В 1989 году поступила в Киевское хореографическое училище, однако выпускной курс закончила в Академии русского балета имени Вагановой в Санкт-Петербурге.

С 1996 по 2003 год была солисткой Мариинского театра. С 2003 года - прима-балерина Большого театра, также является этуалью миланского театра Ла Скала (с 2008 года). Занята в спектаклях классического и современного репертуара. "Светлане Захаровой подвластны все танцевальные стили, от классики до модерна. Она - балерина на все амплуа", - считает руководитель балетной труппы ГАБТ Махар Вазиев.

"Я знаю Свету еще со времени ее учебы в Вагановском училище, - сказал Вазиев. - Потом она пришла в Мариинский театр, и я поручил ей первый спектакль - это была "Жизель". (Вазиев тогда возглавлял балет Мариинки - прим. ТАСС). Потом мы уже встретились в Ла Скала - я там руководил балетом, а Светлана Захарова выступала в статусе этуали".

"Теперь мы вместе работаем в Большом театре. Должен отметить, что на всем своем творческом пути Захарова остается истинной звездой, одной из лучших балерин мира", - подчеркнул он.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 1 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика